Содержание

Сочинение на тему «Что такое малодушие»: значение, примеры из жизни

Малодушие определяется словарём как неспособность придерживаться нравственных принципов из-за слабостей характера, личных интересов и боязни трудностей. Великодушный человек умеет жертвовать выгодой для себя, чтобы помочь кому-то ещё или не совершить плохой поступок, даже если вред для окружающих от него неочевиден. Существуют разные формулировки этих понятий, но в сочинении на тему «Что такое малодушие» будут использоваться только эти.

Откуда оно берётся

Люди не рождаются малодушными или великодушными, часто это явление воспитания. Но даже те, кто избежал такого сомнительного подарка от родителей, тоже могут со временем загрубеть и забыть о своём нравственном кодексе, с которым они начинали самостоятельную жизнь. Происходит подобное нередко, ведь большинство живёт в условиях социального неравенства, бесправности и наказуемости инициативы.

Примеры малодушного общества и социальных групп:

  • детские коллективы, где часть боится, а другая переняла малодушие от родителей,
  • рабочие коллективы, загнанные во множество корпоративных правил и штрафов,
  • исторические случаи прихода тиранов к власти, где народ вынужденно становился малодушным.

Примеры из литературы

Классическая литература всегда содержит массу примеров положительных и негативных образов. Малодушие хорошо показано в произведении Грибоедова «Горе от ума». В нём есть персонаж Алексей Молчалин, которому внушили, что кроме указаний отца, для него лучшей мудрости нет. Сам же он якобы слишком молодой, чтобы руководствоваться собственными идеями и мотивами.

Каждый раз просьбы своего начальника Алексей выполняет с точностью, но очень часто они вызывают у него внутреннее сопротивление, которое он пытается погасить. Из-за этого происходят неприятные ситуации, да и сам персонаж всё больше погружается в уныние и подавленность, и у него нет другого выбора, кроме как перенять нравственный кодекс своего работодателя.

В этом случае проблема была заложена ещё в детстве, когда мальчику очень твёрдо вбили в голову жизненные правила его отца. В результате не только теряется способность к самостоятельному принятию решений, но и постоянно возникают внутренние конфликты, когда идеи родителей идут вразрез с актуальной ситуацией в мире и жизни, даже если прошло совсем немного лет.

Можно написать и о произведении Достоевского «Преступление и наказание», где есть герой с абсолютно другим характером, но не менее малодушным. Старуха-процентщица живёт на выдаче креди́тов другим людям, оказавшимся в беде. Она беззастенчиво задирает процент от занятой суммы, манипулирует должниками, вынужденными с ней считаться. Из-за этого у них не получается вылезти из долговой ямы, их жизнь не становится лучше, и они лишь беднеют ещё больше.

Жестокость старухи распространяется не только на должников, но даже на собственного родственника, младшую сестру Лизу.

Оно есть у всех

Важно понимать, что малодушие — это черта характера, которая присутствует у каждого человека, но развита в разной степени. Это не что-то особенное, что имеет значение только у неприятных персонажей из литературы или кино.

Разница в том, что волевые люди постоянно борются со своими негативными мыслями и мотивами, не давая им поднимать голову. Учитывая, что в реальной жизни деление на слова «плохой» и «хороший» очень условное, а то и вовсе никак не проводится, поэтому людям приходится поступать, ориентируясь на свой личный набор идей и желаний, а не пользоваться чужим или подсмотренным.

Некоторые становятся малодушными, сами того не замечая. Им необходимо сначала осознать свои проблемы, и часто речь идёт о следующих вещах:

  • дети без воспитания родителей берут идеалы из поп-культуры и окружения, и это осознаётся лишь во взрослом возрасте,
  • принципы, навязанные плохим окружением, имеют мало общего с нравственными кодексами,
  • обязанности руководителя сильно противоречат морали во многих рабочих ситуациях.

Случаев, когда можно незаметно скатиться к малодушию, очень много. Поэтому удерживать себя становится всё сложнее. Это тяжёлая работа над собой, потому что размышления не прекращаются никогда. Жизненные ситуации часто оказываются спорными, и в них приходится пересматривать ранее принятые решения, чтобы поступить как можно правильней на этот раз.

Для того чтобы не превратиться в послушного раба чужой воли или бессердечного тирана, лучше всего не совершать с другими ничего, что не хотелось бы получить от них по отношению к себе.

Что такое малодушие? 📕 | Сочинения по литературе

В сочинении имеются отсылки к рассказу Е. Габовой “Не пускайте Рыжую на озеро”.

Вариант 1

Малодушие – это слабоволие, которое проявляется в подверженности чужому, чаще плохому, влиянию и боязни поступать так, как велит совесть.

В тексте Е. Габовой малодушно повел себя рассказчик по отношению к Светке Сергеевой, талантливой девочке, впоследствии ставшей оперной звездой. Он ни разу не сделал замечания одноклассникам, называвшим пение Светы “воем”, хотя чувствовал, что поет она хорошо.

Кроме того, рассказчик понимал,

что все они не правы, презирая Светку, демонстрируя свою жестокость, однако предпочел лишь молча осуждать действия одноклассников.

Почему он повел себя так? Да просто из-за страха оказаться белой вороной, изгоем.

В самом деле, у таких, как он, людей “малая душа”, а потому и совести там нет места…

Вариант 2

В моем понимании малодушие – это недоразвитость души, отсутствие в характере человека таких качеств, как уважение к ближнему и забота о нем, умение отстоять свое мнение.

Из текста мы узнаем, что рассказчик знает, почему так бедно была одета Светка, однако ни разу не остановил бездушных соклассниц, осуждавших девочку, не защитил ее.

Не проявил он характер и тогда, когда Женька подлым образом заставил ее сойти на берег и не поехать в поход.

Поэтому-то снова смалодушничал рассказчик, когда ему представилась возможность встретиться со Светкой и, возможно, извиниться перед ней за поведение всего класса. Он просто не захотел встречи, струсил.

Как многолико и неприятно может быть малодушие! Нам всем нужно работать над собой, чтобы потом не мучила совесть за когда-то проявленное слабоволие.

Вариант 3

Малодушие – это синоним слабохарактерности, такое качество, которое говорит об отсутствии в человеке воли. Кроме того, малодушный человек лишен собственного мнения, а потому в сложных конфликтных ситуациях предпочитает отмалчиваться или принимает сторону большинства, невольно становясь соучастником очень неприятных событий.

Например, рассказчик в тексте Е. Габовой, когда сообщает подруге о том, что учился в одном классе с восходящей оперной звездой Светланой Сергеевой, малодушно умалчивает, как они, одноклассники, не видели в ней таланта, не желали терпеть ее репетиций, презирали за бедность.

Ему стыдно за свое прошлое, но он снова не нашел в себе мужества и воли, чтобы попросить у Светы прощения за нанесенные ей обиды.

А ведь отсутствие воли приводит к тому, что, не желая потерять расположение окружающих или боясь показаться слабым, малодушный человек становится наркоманом или соучастником преступления. Таких примеров немало в нашей жизни.

Поэтому, чтобы не зависеть от мнений и действий других людей, нужно подавлять в себе малодушные мысли и желания.

Малодушие – понятие, как с ним бороться, особенности


Многие писатели пытались разобраться в том, что такое малодушие и какое влияние оно оказывает на жизнь человека, поэтому при подготовке к ОГЭ по русскому языку необходимы аргументы из художественной литературы и жизни для сочинения 15.3, в котором поднимаются наиболее актуальные темы нравственного направления. При написании сочинения-рассуждения ученику нужно подкреплять свои размышления фактами, а их поиск занимает слишком много времени. Наша команда решила оказать помощь выпускникам в подготовке к экзамену, собрав все необходимые аргументы в одну работу.

Аргументы

  1. Малодушие сложно распознать с первого взгляда.
  2. Малодушие определяется по поступкам человека.
  3. Малодушие – это отсутствие мужественности, решительности и силы духа у человека.
  4. Малодушие делает человека чёрствым и замкнутым.
  5. Трусость – один из самых страшных человеческих пороков.
  6. Малодушие – это неспособность отстаивать свою точку зрения.
  7. Малодушный человек легко подвергается дурному влиянию, потому что у него нет сил отказать в чём-либо другим.
  8. У малодушного человека нет внутреннего стержня.
  9. Для того чтобы побороть малодушие, необходимо воспитывать в себе характер.
  10. Чтобы не зависеть от других людей нужно подавлять в себе малодушные мысли и желания.

Нужно ли бороться с малодушием?

Малодушие – это, прежде всего грех, поэтому бороться с ним нужно обязательно. Оно может привести к очень страшным последствиям, которые люди даже не в силах себе представить. Если малодушный человек занимает высокую должность и от него зависит судьба других людей, последствия принятого им не по совести решения могут привести к трагедии.

Примером проявления малодушия является осознанно неправильный приговор судьи, в результате которого невинный человек будет осужден на долгие годы заключения. Такое может произойти, если человек, выносящий вердикт, получил взятку, либо ощутил угрозу потерять свою должность со стороны вышестоящих людей. К сожалению, в современном мире это нередкая ситуация.

Малодушие мешает и в повседневной жизни даже самого обычного человека. Из-за нерешительности такие люди с трудом создают семьи, терпят неудачи на работе, имеют проблемы в общении с окружающими.

Примеры из художественной литературы

  1. А.С. Пушкин «Капитанская дочка».

Малодушие – это не что иное, как человеческая слабость, которая проявляется в неспособности преодолеть собственный страх перед лицом опасности. У такого человека просто отсутствует мужество и решимость, необходимые для принятия решения в трудной ситуации. Ярким примером малодушия в русской художественной литературе является второстепенный персонаж исторического романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка» Швабрин. Он поступил очень низко, оклеветав любимую девушку ради того, чтобы она не досталась другому. Швабрин был трусом, неспособным честно бороться за своё счастье, поэтому проявляет неимоверную подлость, ранив противника на дуэли исподтишка, в тот момент, когда он отвернулся. Страх за свою жизнь заставил его ударить в спину, когда Гринёв этого совсем не ожидал. Но ещё больший ужас его охватил, когда Пугачёв захватил крепость. В этой ситуации малодушие Швабрина проявилось в полной степени, он без раздумий перешёл на сторону врага, думая только о сохранности собственной жизни. Трусость и слабохарактерность подтолкнули его на такой бесчестный поступок как предательство. Дальнейшее проявление малодушие последовало в удержании Маши Мироновой в плену на хлебе и воде, только таким способом Швабрин надеялся заполучить ответные чувства. Ему были неведомы человеческие достоинства, подчиняющиеся законам морали.

А.С. Пушкин показал все человеческие пороки при помощи контраста, образованного противопоставлением Швабрина и Петра Гринёва. Главный герой был воплощением благородства, чести и мужества. Во всех своих поступках он проявлял бесстрашие и силу воли, оказывающих сильное впечатление на окружающих. Пугачёв, поражённый храбростью Гринёва, даровал ему жизнь и отпустил из крепости вместе с возлюбленной. Только смелость способна освободить человека от гнетущего чувства страха, придавая силы для героических поступков.

  1. А.П. Чехов «Смерть чиновника».

Всем людям свойственно бояться, это абсолютно нормальное чувство, но иногда оно перерастает в трусость, слабоволие или малодушие. Главный герой рассказа А.П. Чехова нечаянно чихнул, обрызгав лысину сидящего впереди генерала. Он считает свой поступок ужасным и непозволительным, боится, что рассердил своей неосторожностью генерала. Червяков расшаркивается перед вышестоящим должностным лицом и, получив извинение, продолжает заискивать. Попытка загладить свою вину превратилась в настоящее преследование. Его навязчивость вывела из себя генерала, который в сердцах крикнул на надоедливого чиновника, а тот испугался до такой степени, что пришёл домой и сразу умер. Он, находясь в унизительном положении, не пытался найти из него выход, а закапывал себя всё глубже и глубже. Именно это высмеивает автор, который превыше всего ставил нравственные идеалы человека. В самой фамилии главного героя подразумевается его пресмыкание и унижение перед окружающими. Образ Червякова – это слабая, мнительная, не имеющая собственного мнения и достоинства личность.

На примере своего персонажа Антон Павлович хотел показать, что такие пороки как малодушие способны привести человека не только к нравственной смерти, но и к физической. Неправильная реакция на пустяковое событие способна послужить причиной трагического финала.

  1. А.С. Грибоедов «Горе от ума».

Яркий пример малодушия изобразил в своей комедии «Горе от ума» А.С. Грибоедов в образе Алексея Степановича Молчалина. Это собирательный образ всех мелких российских чиновников 19 века. Даже его фамилия очень символична, в её основе лежит глагол «молчать», который точно отображает всю сущность этого человека. Он тихий, робкий слуга Фамусова, старающийся быть как можно незаметнее. Происходил Молчалин из низких слоёв общества, не имеющих ничего общего с аристократией. Он сумел попасть в светское общество только благодаря своей услужливости и лести. На момент происходящих событий Алексей Степанович занимает должность секретаря Фамусова, но надеется на скорое продвижение по карьерной лестнице.

В начале комедии Молчалин предстаёт как очень скромный и робкий человек, способный всегда прийти на помощь. Со временем маска притворства упала, и перед читателем предстал совершенно другой человек, корыстный и самовлюблённый. Он идёт к своей цели по головам, ради исполнения своих желаний готов исполнять любую, даже унизительную роль. Другие люди не имели для Алексея Степановича никакого значения, он играл чувствами Софьи ради собственной выгоды, она была нужна ему только как средство сближения с Фамусовым. Молчалин – двуличный человек, который с одной стороны представляет собой воплощение малодушия и спокойствия, а с другой стороны – подлый лицемер. Общество не замечает истинной натуры секретаря Фамусова, наоборот, они принимают его за самоотверженного человека, который заботится о благе окружающих больше, чем о своём собственном.

А.С. Грибоедов показал в своей комедии, что нельзя недооценивать таких людей как Молчалин, они не осознают своих ошибок и готовы ломать чужие судьбы. К сожалению, наш мир полон подобных приспособленцев.

Примеры из жизни

  1. Всероссийский император Пётр III – яркий пример малодушия в истории нашей родины. Из-за своей слабохарактерности и отсутствия воли он был свергнут через полгода правления в результате государственного переворота, возведшего на престол его жену Екатерину II. Пётр III был внуком великого императора Петра I только по происхождению, на деле его родители подписали отказ от прав на трон ещё при рождении мальчика. Детство будущего государя было трудным и безрадостным: мать рано скончалась, а отец был поглощён армейской жизнью. Когда Петру исполнилось 10 лет, умер и его отец, мальчик остался круглым сиротой. Он попал в дом к двоюродному дяде епископу Адольфу Эйтинскому на воспитание. Там мальчику жилось не сладко, воспитание в этой семье основывалось на порках и унижениях. Образованию Петра уделялось очень мало внимания, к тринадцати годам он с трудом мог читать. Кроме всего прочего мальчик был очень болезненным, слабым и неконфликтным. С детства будущий император привык покорно сносить все обиды и подчиняться окружающим. Он очень любил музыку и живопись, а военное дело вызывало в нём природный ужас. Говорят, Пётр III панически боялся пушечных залпов и оружейных выстрелов до самой смерти. Наверное, это влияние увлечений его родного отца, бравшего сына с раннего детства с собой на поле боя. Одиночество в сердце мальчик пытался заполнить собственными выдумками и фантазиями, в последствие перераставшими в откровенную ложь. Жизнь наследника престола кардинально изменилась, когда его тётушка Елизавета Петровна взяла правление государством в свои руки. Она приняла решение передать престол прямым потомкам своего отца и вызвала четырнадцатилетнего Петра в Санкт-Петербург, так как он был единственным прямым наследником. Императрица Всея Руси занялась образованием юноши, но о его невежественности ходит много легенд по сей день. Есть свидетельства, что он переболел тяжёлой формой оспы, именно это могло стать причиной отклонений в развитии. После смерти тётушки Пётр III даже не успел быть коронован. Коронация планировалась после похода на Данию, а на престоле он провёл меньше 200 дней. У него было много планов насчёт России, которым не удалось воплотиться в жизнь из-за его малодушия и слабохарактерности. Только из-за этих качеств своего супруга, Екатерина II решилась на государственный переворот. Она знала, что он не сможет дать достойный отпор и, по её мнению, такому человеку не позволительно было находиться во главе великой империи.
  2. Несколько лет назад в нашем классе произошла неприятная история. Находясь на перемене в кабинете, мои одноклассники, как всегда, шумно проводили свободное время, а некоторые даже играли в мяч, несмотря на школьный запрет подобных игр в помещении. Спустя недолгое время футбольный мяч попал в окно, чего и следовало ожидать. Звук разбитого стекла привлёк внимание многих учителей, в том числе и директора школы. Она поручила нашему классному руководителю разобраться в сложившейся ситуации и привести виновных для дальнейших разбирательств. Прозвенел звонок, а урок так и не начался, все продолжали молча сидеть, потупив взор перед стоявшим у доски учителем. Мы молчали, потому что не хотели предавать своих одноклассников, а они молчали, потому что боялись признаться. Долго стояла в классе напряжённая тишина, её прервал строгий голос нашего классного руководителя, которая сказала, раз виновные не сознаются, за новое окно будет платить весь класс. После этого приговора раздались многочисленные возмущения и спустя несколько минут все причастные к «преступлению» были выданы. Наша учительница грустно посмотрела на весь класс и повела провинившихся к директору, сказав напоследок, что мы ничем не лучше, потому что они разбили стекло, а мы разбили свои нравственные принципы. Только спустя долгое время я поняла смысл её слов, мои одноклассники, выдавшие имена мальчишек, играющих в мяч, проявили такое же малодушие, как и они. Только разбившие стекло испугались наказания, поэтому готовы были подставить других, а остальные оказались способными на предательство, что также является признаком слабости.

Малодушие Малодушный

Малодушие как качество личности – склонность проявлять немощь души и, как следствие, отсутствие твердости, силы воли, решительности, уверенности и последовательности в поведении, вплоть до трусости и предательства.

В битве при реке Треббии, что в Италии, нашими войсками командовал Александр Васильевич Суворов. Врага было вчетверо больше. Один из полков дрогнул, смалодушничал и в панике побежал. Суворов как раз был рядом. Что может сделать полководец, видя в глазах своих солдат ужас и безумие? Расстреливать? Кричать: «Остановитесь?». Суворов поступил иначе: «Молодцы! Заманивай!», — прокричал он. Поравнявшись с бегущими в панике солдатами, он поскакал впереди, как бы ведя за собой солдат, крича «Не отставай! Хорошо, что догадались! Заманивай, шибче, шибче, заманивай!» Поддавшись малодушию, бойцы сначала не обращали внимания на поведение командира, сзади французы, пули свистят, мало ли что кричит Ляксандра Василич, но Суворов уже командовал все настойчивее «Ровнее шаг, пускай не отстают, заманивай. Заманивай!» Они уже не бежали, а организованно отступали. Паническое бегство и постыдное малодушие превратились в хитрый маневр. Внезапно Суворов скомандовал «Стой!». Солдаты остановились. «Вперед, чудо–богатыри, бей штыком, колоти прикладом!» Настроение солдат переменилось, от малодушия не осталось и следа. Рядом был их кумир — любимый Суворов. Французы слишком далеко отошли от основных войск и сейчас были не в самом лучшем положении. И они совершенно не ожидали, что перепуганные русские способны на кинжальную контратаку. Три дня шло сражение. Победила русская армия. Наши потери — тысяча убитых. Французов — шесть тысяч убитых и двенадцать тысяч пленных.

«Малодушие всегда найдет себе философское оправдание», – писал А. Камю. Кому ж хочется признаваться в слабоволии, трусости, неуверенности в себе, боязни навлечь на себя неблагоприятные последствия? Куда проще оправдать немощь души непреодолимостью препятствий, злым роком судьбы, кознями окружающих, переменчивостью фортуны. У малодушного мощный оправдательный механизм безработным не бывает. Мелочные расчеты превращаются в безвыходную ситуацию, при которой малодушие не могло поступить как-то иначе. Пагубное стороннее влияние становится принципиальностью и обязательностью. Потеря твердой уверенности в достижении цели объясняется благоразумием, маневренностью и новой целенаправленностью. Малодушие, как правило, приводит к конформизму, заискиванию, лицемерию, угодничеству, боязни открытого конфликта и действиям исподтишка.

Зачастую люди малодушничают, но, занимаясь самообманом, думают, что они проявляют смиренность. Уступать в результате давления – это не смиренность. Например, преподаватель не может справиться с аудиторией, малодушничает и говорит студентам: «Делайте что хотите, только посещайте лекции». Смиренный человек будет выполнять свои обязанности, но при этом не позволит студентам «ходить по головам». Он скажет им: «Отсутствие дисциплины и смиренности не позволит Вам усвоить материал. Я вас уважаю, понимаю, как Вы устали, поэтому я готов читать лекции в предельно простом изложении. Готов отвечать на Ваши вопросы. Словом, по Вашему желанию мы можем изменить форму подачи лекций, но с дисциплиной я шутить никому не позволю». Такого человека, в отличие от малодушного, будут по-настоящему уважать.

В книге Г. Белых и А. Пантелеева «Республика ШКИД» как раз описан такой эпизод. В школу приходит преподаватель литературы. Понимая, насколько перед ним опасный контингент учащихся, он смалодушничал, не решился достучаться до разума бывших беспризорников и сразу стал с ними заискивать. Придя в класс, он сказал: «- Не правятся мне ваши педагоги. Больно уж они строги к воспитанникам. Нет товарищеского подхода. Класс удивленно безмолвствовал, только один Горбушка процедил что-то вроде «угу». Разговор не клеился. Все молчали. Вдруг воспитатель, походив по комнате, неожиданно сказал: — А ведь я хороший певец. — Ну? — удивился Громоносцев. — Да. Неплохо пою арии. Я даже в любительских концертах выступал. — Ишь ты! — восхищенно воскликнул Янкель. — А вы нам спойте что-нибудь, — предложил Японец. — Верно, спойте, — поддержали и остальные. Пал Ваныч усмехнулся. — Говорите, спеть? Гм… А урок?.. — Ладно, урок потом. Успеется, — успокоил Мамочка, не отличавшийся большой любовью к урокам. — Ну ладно, будь по-вашему, — сдался воспитатель… — Что уж с вами делать, мерзавцы этакие! Так и быть, спою вам сейчас студенческие куплеты. Когда, бывало, я учился, мы всегда их певали. Он опять откашлялся и вдруг, отбивая ногой такт, рассыпался в задорном мотиве: Не женитесь на курсистках, Они толсты, как сосиски, Коль жениться вы хотите, Раньше женку подыщите, Эх-эх труля-ля… Раньше женку подыщите… Класс гоготал и взвизгивал. Мамочка, тихо всхлипывая короткими смешками, твердил, восхищаясь: — Вот это здорово! Сосиски. Бурный такт песни закружил питомцев. Горбушка, сорвавшись с парты, вдруг засеменил посреди класса, отбивая русского. А Пал Ваныч все пел: Поищи жену в медичках, Они тоненьки, как спички, Но зато резвы, как птички. Все женитесь на медичках. Ребята развеселились и припев пели уже хором, прихлопывая в ладоши, гремя партами и подсвистывая. По классу металось безудержное: Эх-эх, труля-ля… Все женитесь на медичках…»

Иоанн Златоуст говорил: «Малодушен не переносящий обид, малодушен не переносящий искушений». В малодушии отсутствует вера. Вера – это связь с кем-то. Малодушный человек не находит в себе опоры и потому постоянно зависим от поддержки других. Его спасет общество смелых и решительных людей. Здесь он может затеряться и не обнаружить свое порочное качество личности. Но когда он лишен связи с сильными людьми, когда он остается наедине с собой и с трудными ситуациями жизни, страх становится его господином. Малодушие – следствие страха, за которым отсутствует вера.

В начале правления династии Восточная Хань (25 — 220) вражеские войска совершили ночной набег в расположение У Ханя, начальника войскового приказа. Все вокруг пришли в замешательство, лишь один У Хань невозмутимо продолжал лежать на своём ложе. Когда солдаты увидели, что их военачальник сохраняет присутствие духа, их растерянность улеглась, и они вскоре пришли в себя. Теперь У Ханю нельзя было терять ни минуты. Он приказал своим отборным частям предпринять в ту же ночь ответную вылазку. Вскоре противник был обращён в бегство. У Хань воздействовал на своих подчинённых не напрямую, например, угрожая сурово наказать растерявшихся воинов, а потушил пламя охватившего их страха. Малодушие было задавлено на корню.

Петр Ковалев Другие статьи автора: https://www.podskazki.info/karta-statej/

Народная мудрость

  1. «Волков бояться – в лес не ходить». В данной пословице говорится о том, что если сомневаешься в собственных силах, даже не стоит начинать трудное дело. Оно заведомо обречено на провал.
  2. «Страхов много, а жизнь одна». Наши мудрые предки говорили о том, что бессмысленно всего бояться, так как жизнь у нас одна. Все наши страхи всё равно не смогу сбыться.
  3. «Кто назад бежит, тот честью не дорожит». В этой пословице идёт речь о том, что у трусов нет чести. Поэтому человек, который убегает от трудностей, способен с лёгкостью поступить бесчестно, благородные понятия для него теряют всяческую ценность.
  4. «Пуганая ворона и куста боится». Так наши предки говорили о человеке, у которого уже были большие неприятности, а теперь он боится даже малейшего риска.
  5. «Душа в пятки ушла». Эта поговорка обозначает большой страх. Человек настолько сильно испугался, что его душа спряталась в самом низу, в пятках.
  6. «Грозит мышь кошке, но издалека». В данной пословице проводится аналогия между мышами и малодушными людьми. Трусы способны грозить только издалека, когда уверенны в том, что находятся в безопасности.
  7. «Трус умирает сотню раз, а герой – один». Смысл этой пословицы заключается в том, что трусливый человек постоянно боится смерти и много раз её представляет, а мужественный не переживает по пустякам, а умирает тогда, когда пришло время.
  8. «Кричит смело, пока не пришло к нему дело». Наши предки неуважительно относились к хвастунам. Они только казались смелыми на своих словах, а когда приходило время проявить хвалёную храбрость – прятались, где могли.
  9. «Смелость города берёт». Смелый человек способен на всё, даже добиться таких небывалых высот, которыми были неприступные города для атакующих солдат.
  10. «Лук туг, копьё коротко, а сабля не вынимается». В данной пословице говорится об отговорках нерешительных людей. Они всегда готовы оправдать свою трусость любыми обстоятельствами. Например, идти в бой трусу может помешать короткое копьё или тугой луг, всё что угодно, только не его малодушие.

Афоризмы

  1. «Расценивать себя ниже того, что ты стоишь, есть проявление малодушия и трусости». Древнегреческий философ Аристотель говорил о том, что нельзя себя недооценивать. Считать себя хуже, чем ты есть на самом деле, по его мнению, признак малодушия.
  2. «Самый презренный вид малодушия – это жалость к самому себе». Марк Аврелий считал, что малодушие бывает нескольких видов, самый ужасный из них – это привычка человека жалеть самого себя. Такие люди вызывали презрение у римского императора.
  3. «Малодушие всегда найдёт себе философское оправдание». Французский философ Альбер Камю считал, что малодушные люди всегда пытаются оправдать свою трусость. Они придумывают множество отговорок, лишь бы не признавать себя слабыми.
  4. «Боязливая и мечтательная нерешительность ползёт за ленью и влечёт за собой бессилие и нищету». Уильям Шекспир говорил о человеческой нерешительности, которая образуется в результате лени. Человек просто не хочет что-либо делать для преодоления своего страха, поэтому оставляет всё как есть.
  5. «Слово «завтра» придумано для людей нерешительных и для детей». И.С. Тургенев не любил людей, которые всё откладывают «на завтра», поэтому высказал своё мнение по этому поводу. Такое поведение простительно только для детей, по его мнению.
  6. «Вся политика заключается в трёх словах: обстоятельства, предположение, случайность… Нужно быть очень твёрдой в своих решениях, ибо лишь слабоумные нерешительны!» Екатерина Великая считала такое качество как малодушие результатом слабого ума. Истинный правитель государства должен быть мужественным, решительным и твёрдым в принятии решений, поэтому она свергла с престола своего малодушного мужа, не достойного управлять великой державой.
  7. «В минуту нерешительности действуй быстро и старайся сделать первый шаг, хотя бы и неправильный». Л.Н. Толстой поделился своим способом борьбы с нерешительностью: необходимо быстро начать действовать, пусть даже и неправильно. Любой поступок побеждает задатки трусости в человеке.
  8. «Трусость отнимает разум». Немецкий философ и известный политический деятель Фридрих Энгельс был уверен в том, что трусливые люди не способны здраво смотреть на вещи и реально оценивать ситуации. Страх, по его мнению, лишает человека разума, заставляет его думать только о своём благополучии.
  9. «Кто боится других, тот раб, хоть сам этого и не замечает». Аристотель уже несколько тысяч лет назад говорил о том, что трусливые люди всегда зависят от мнения окружающих и часто этого не замечают. Им кажется, что они сами распоряжаются своей судьбой, а на самом деле другие всегда пользуются их малодушием.
  10. «Трус посылает угрозы только тогда, когда он уверен в своей безопасности». Немецкий писатель, мыслитель и философ Иоганн Гёте говорил, что трусливые люди способны угрожать кому-либо только в том случае, когда они уверены, что в ответ им ничего не грозит. Они слишком боятся за свою безопасность, поэтому никогда не решаться на прямой конфликт.

Что такое малодушие?

Перейдем от обидных словечек к понятию. Что такое малодушие? Это характеристика человека, который не склонен выражать свое мнение, достигать собственных целей, сохранять устремленность к чему-либо. Нередко малодушие проявляется в:

  1. Агрессивности – когда человек внезапно вспыхивает, показывает свое недовольство, а затем быстро стихает, начинает зажиматься, извиняться и бояться.
  2. Трусости – когда человек ничего не делает, поскольку боится. Порой страхи являются мнимыми.
  3. Зависти – когда человек завидует чужим достижениям, поскольку сам не достигает своих желаний. Зависть его становится черной, мелочной, подлой.

Причиной малодушия может быть:

  • Страхи, особенно неприятие семьей, обществом.
  • Неуверенность в себе.
  • Неспособность противостоять чужой позиции, которая может отличаться.
  • Слабость воли.

Малодушие является постоянным качеством характера. Обычно проявляется у людей неуверенных и слабых волей. Малодушие может проявиться и у сильного человека. Если не работать с собой, тогда за малодушием проявится депрессия или эмоциональный срыв.

Малодушие считается негативным качеством характера, поскольку оно причиняет вред в первую очередь самому человеку. Малодушный индивид всегда отказывается от своего мнения, желаний, не достигает целей, соответственно, он просто не способен жить в удовольствие, становиться счастливым. Если человек сам недоволен, то и его окружение становится недовольным. Ведь малодушный человек нередко становится предателем, завистником, саботажником и т. д. Если малодушный человек понимает, что за ним никто не наблюдает и он может совершить негодный его окружению поступок, не понеся за это наказания, тогда он сделает желаемое.

Малодушие может проявиться у любого человека. Если брать эпизодические случаи, то нередко взрослые, уверенные и сильные личности проявляют малодушие. Например, малодушием может стать смирение с нелюбимой работой ради высокой заработной платы; нежелание конфликтовать с другим человеком, который может помочь вашему другу. Обычно здоровые и сильные личности малодушничают, когда внутренне понимают, что лучше отступить, смолчать, смириться ради большей выгоды. Но здесь возникает вопрос: это малодушие или расчет (смирение ради большей выгоды)?

По-настоящему малодушному человеку живется очень тяжело. Представьте себе, как бы вы себя чувствовали, если бы постоянно отказывались от собственного мнения, не достигали своих целей, отрекались от личных желаний, чтобы только кому-то угодить, улыбались и хвалили людей, которые вам неприятны. Малодушный человек всегда именно так и поступает. Ему важно, что подумают о нем другие люди, причем неважно, насколько хорошо знакомыми они являются. Даже незнакомые люди должны думать хорошо о малодушном человеке. Как этого можно достичь? Всегда казаться таким, каким окружающие желают видеть человека. Если всегда прогинаться под мир и подстраиваться под желания и ожидания окружающих, то просто не останется времени на то, чтобы побыть собой и заняться своими желаниями.

Окружению малодушного человека тоже может грозить опасность. Дело в том, что малодушный человек всегда скрывает свои истинные мотивы, желания и эмоции. Он готов быть таким и делать то, что от него ожидается. Что он на самом деле хочет, неизвестно. Это может показаться приятным моментом, раз вам хотят во всем угодить. Но если малодушный человек почувствует, что он может уйти в более лучшие для себя условия, может наконец-то раскрыться и получит больше, чем потеряет, тогда он предаст того, перед кем раньше «стелился». Малодушный человек всегда готов предать, обмануть, раскрыть тайны своего «хозяина» другим людям, если при этом он понимает, что ему ничто не угрожает, получит больше выгоды, нежели в противном случае.

Малодушие – это черта, которая воспитывается в человеке. Как уже говорилось выше, сильный человек тоже может проявить слабость. Однако он непременно вернет свою уверенность в себе и силу, в противном случае уйдет в депрессивное состояние. Если же говорить о малодушии как о постоянной черте человека, то она является следствием неправильного воспитания родителями.

Обычно малодушие воспитывается в таких семьях:

  1. Где присутствовал авторитарный режим. Родители говорят, а ребенок исполняет. Его мнение неважно, желания не учитываются. Он должен полностью подчиняться родительской воле. В такой семье ребенок привыкает отказываться от собственных мыслей и чувств, примыкая к людям, которые сильнее его.
  2. Где была безнаказанность, насилие, противоправные действия. Ребенок может наблюдать преступные деяния или сам их совершать. Однако он может понимать, что окружающий мир не потерпит такого поведения. Это натолкнет его на мысль о том, что нужно притворяться, скрывать свои истинные намерения, чтобы не быть наказанным. Вместе с тем он будет продолжать совершать преступные или аморальные поступки где-то в отдельном кругу людей.
  3. Где родители были настолько сильными, что ребенку оставалось быть только слабым. Если ребенку ничего не разрешается, все и всегда ограничивается, за него все делают родители, тогда он приучается жить по чужим правилам. Взрослея, он понимает, что не сможет выжить без других людей, поэтому обучается соответствовать их ожиданиям, чтобы получать нужное расположение.

Другими словами, малодушие – это такой способ адаптации к окружающему миру, когда человек не способен отстаивать свое мнение и открыто конфликтовать, бороться и выигрывать, поэтому выбирает скрытую тактику войны. Он готов казаться, приспосабливаться, льстить и «подлизываться», лишь бы получать то отношение, которое им желаемо.

Малодушие не является дезадаптацией человека. Наоборот, это такой способ адаптации, который, к сожалению, все-таки несет вред самому человеку. В зависимости от того, как именно индивид адаптируется, последствиями могут быть:

  • Зависть, которая направлена на причинение вреда тем, к кому она испытывается.
  • Разрушение личности малодушного человека.
  • Преступные действия, поскольку малодушный человек с детства обучается избегать наказания за свои действия.
  • Зажатость, озлобленность, вечное недовольство.
  • Одиночество, когда окружающие люди понимают, с кем имеют дело.

Погружение в исходный текст — PDF Free Download

1 Погружение в исходный текст Суязова И.А., учитель ВКК МКОУ «Каменская СОШ 1сУИОП» Каменского района Воронежской области Пишем сочинение 9.3. по варианту 1 (ОГЭ, И.П.Цыбулько): фрагмент повести А.И.Куприна «На переломе. (Кадеты)» (практикум) Ход урока I. Работа над критерием 1: толкование слова 1. Приём «На подступах к сочинению» Давайте прочитаем первую часть задания Как Вы понимаете значение выражения НРАВСТВЕННЫЙ ВЫБОР? Сформулируйте и прокомментируйте данное Вами определение. Напишите сочинение-рассуждение на тему «Чем опасно малодушие?», взяв в качестве тезиса данное Вами определение. Аргументируя свой тезис, приведите 2 (два) примера-аргумента, подтверждающих Ваши рассуждения: один пример-аргумент приведите из прочитанного текста, а второй из Вашего жизненного опыта. Объём сочинения должен составлять не менее 70 слов. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов. Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком. Что такое нравственный выбор? (это выбор в ситуации, когда человеку приходится принимать трудные для себя решения во благо другой личности в соответствии со своими взглядами и убеждениями) Запишите это утверждение в свои блокноты. Можно ли использовать для обозначения нравственного выбора математические знаки? Какие? Скажите, а если человек не умеет или не может принять правильное решение, сделать правильный выбор в той или иной ситуации, то какие качества характера проявляются в тот момент. Заполните таблицу, условно названную «Плюс-минус»: какие качества человека проявляются при правильном выборе? При неправильном? Проявление качеств характера при нравственном выборе Плюс: Минус: правильное решение гуманность (человеколюбие), совесть, честь, товарищество, сильный волей смелость, забота неправильное решение эгоизм, высокомерие, бесчестие, замкнутость, безволие (малодушие), трусость, равнодушие Прочитайте вторую часть задания. От какого словосочетания образовано слово «малодушие»? Выделите в данном слове корни. Что они означают? Расшифруйте значение словосочетание «малая душа». Чем же опасно малодушие? 1

2 Связано ли оно с теми словами, которые мы записали во втором столбике, обозначив минусом? Какой вред малодушие несёт человеку и людям, его окружающим? ВРЕД при малодушии СЕБЕ ЛЮДЯМ человек теряет своё лицо: окружающие страдают: проявляет эгоизм, трусость, испытывают разочарование, теряет честь, испытывают душевную боль от предательства, мучает совесть Составьте «Облако мыслей», записав синонимы к слову «малодушие». Добавьте примеры из литературы, высказывания выдающихся людей, чтобы этот материал можно было использовать при написании сочинения. «Облако мыслей» Грушницкий, герой романа М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени» (трусость, мелкая зависть и непроизвольная агрессия) Малодушие нехватка духа в душе. (Александр Круглов) Швабрин, герой романа А.С.Пушкина «Капитанская дочка» (предал Родину, боясь за свою жизнь) слабость характера безволие трусость Берегись малодушия это ржавчина духа. (Вильгельм Фишер) слабоволие Азамат (брат Бэлы), герой романа М.Ю.Лермонтова (имел слабость — хотел владеть прекрасной лошадью. И не устоял продал сестру) МАЛОДУШИЕ недостаток мужества, твёрдости духа, веры и решительности Дима Сомов, герой повести В.Железникова «Чучело» Трусость отнимает разум (Ф. Энгельс) подверженность чужому влиянию, страх перед общественным мнением Евгений Онегин, герой романа А.С.Пушкина (побоялся общественного мнения) 2. Работа в тетрадях Запишите ответ на вопрос: влияет ли малодушие на нравственный выбор? Вывод (записывается в тетради): Малодушие это «малая душа», «душа зайца», слабоволие, неспособность человека бороться с мнимыми страхами, подверженность чужому, чаще плохому мнению. Малодушный человек в трудных ситуациях и конфликтах принимает сторону большинства и не способен поступать по совести. Если

3 человек малодушен, то он легко может предать, опасаясь за свою жизнь, совершить подлый поступок. В этом и кроется опасность малодушия. II. «Дорожка к пониманию фрагмента текста «На переломе. (Кадеты)» Внимательно прочитайте текст А.И.Куприна (1) Эй, как тебя!.. (2)Новичок как твоя фамилия? (3) Буланин вздрогнул и поднял глаза. (4) Перед ним, заложив руки в карманы панталон, стоял рослый воспитанник и рассматривал его сонным, скучающим взглядом. (5)Внимание его привлекли большие металлические пуговицы, пришитые в два ряда на курточке Буланина. (6) Ишь ты, какие пуговицы у тебя ловкие, сказал он, трогая одну из них пальцем. (7) О, это такие пуговицы суетливо обрадовался Буланин. (8)Их ни за что оторвать нельзя. (9)Вот попробуй-ка! (10)Старичок захватил между своими двумя грязными пальцами пуговицу и начал вертеть ее. (11)Но пуговица не поддавалась. (12)Воспитанник оставил пуговицу, поглядел на свои пальцы, где от нажима острых краев остались синие рубцы. (13)Скоро вокруг Буланина, в углу между печкой и дверью, образовалась довольно густая толпа. (14)Тотчас же установилась очередь. (15)«Чур, я за Базуткой!» крикнул чей-то голос, и тотчас же остальные загалдели: «А я за Миллером! (16)А я за Утконосом! (17)А я за тобой!» и покамест один вертел пуговицу, другие уже протягивали руки и даже пощелкивали от нетерпения пальцами. (18)Но пуговица держалась по-прежнему крепко. (19) Позовите Грузова! сказал кто-то из толпы. (20) Тотчас же другие закричали: «Грузов! (21)Грузов!» (22)Пришел Грузов, малый лет пятнадцати, с желтым, испитым, арестантским лицом, сидевший в первых двух классах уже четыре года, один из первых силачей возраста. (23)Ему объяснили, зачем его звали. (24)Он самоуверенно взялся за пуговицу и стал ее с ожесточением крутить. (25)Однако, несмотря на то, что он прилагал все большие и большие усилия, пуговица продолжала упорно держаться на своем месте. (26)Тогда, из боязни уронить свой авторитет перед «малышами», весь красный от натуги, он уперся одной рукой в грудь Буланина, а другой изо всех сил рванул пуговицу к себе. (27)Пуговица отлетела с мясом, но толчок был так быстр и внезапен, что Буланин сразу сел на пол. (28)На этот раз никто не рассмеялся. (29)Может быть, у каждого мелькнула в это мгновение мысль, что и он когда-то был новичком, в такой же курточке, сшитой дома любимыми руками. (30)Буланин поднялся на ноги. (31)Как он ни старался удержаться, слезы все-таки же покатились из его глаз, и он, закрыв лицо руками, прижался к печке. (32) Эх ты, рева-корова! произнес Грузов презрительно, стукнул новичка ладонью по затылку, бросил ему пуговицу в лицо и ушел своей разгильдяйской походкой. (33)Ночью, когда шум совершенно прекратился, когда отовсюду послышалось глубокое дыхание спящих, прерываемое изредка сонным бредом, Буланину сделалось невыразимо тяжело. (34)Тонкая, глубокая нежность и какая-то болезненная жалость к матери переполнила сердце Буланина. (35)Он вспомнил также сегодняшнюю историю с пуговицей и покраснел, несмотря на темноту. (36)«Бедная мама! (37) Как старательно пришивала она эти пуговицы, откусывая концы нитки зубами. (38)С какою гордостью во время примерки любовалась она этой курточкой, обдергивая ее со всех сторон» (39)Буланин почувствовал, что он совершил сегодня утром против нее нехороший, низкий и трусливый поступок, когда предлагал старичкам оторвать пуговицу. (40)Он плакал до тех пор, пока сон не охватил его своими широкими объятиями (41)Но и во сне Буланин долго еще вздыхал прерывисто и глубоко, как вздыхают после слез очень 3

4 маленькие дети. (По А.И.Куприну*) * Куприн Александр Иванович ( ) известный русский писатель, переводчик Погружаемся в текст: Как этот фрагмент связан со словом «малодушие»? Попробуйте дать название этому фрагменту повести, чтобы в нём отразилась тема и идея текста ТЕМА ОСНОВНАЯ МЫСЛЬ «Новичок» «Первый день в гимназии» «Раскаяние» «Последствия первой встречи» «Трусливый поступок» «Малодушие» Зависит ли нравственный выбор от малодушия? Найдите в тексте описание противоположных групп. Зачитайте (приём «Отвечает текст!»). Нарисуйте в центре тетрадного листа прямоугольник, поместите внутри него героев. Буланин старичок довольно густая толпа Грузов Почему вы героев разместили в разных углах прямоугольника? Как называется приём, который лежит в основе вашего распределения? (противопоставление, контраст) С какими персонажами эпизода связано слово «малодушие»? Аргументируйте свою точку зрения. ПРОЯВЛЕНИЕ МАЛОДУШИЯ БАЛАНИН предаёт маму, её любовь, заботу (предложение 39) ГРУЗОВ боится «уронить свой авторитет перед малышами» (предложение 26) Давайте обобщим сказанное: чем же опасно малодушие и как оно связано с нравственным выбором? (Проявление малодушия напрямую связано с нравственным выбором. В основе любого нравственного выбора (между добром и злом, совестью и бесчестием, трусостью и мужеством) всегда лежит малодушие. Этим оно и опасно: все плохие поступки совершаются изза малодушия) 3. «Резюмируем сделанное» Напишите сочинение, используя в качестве второго аргумента материал из «Облака мыслей». III. Домашнее задание. Составьте «Облако мыслей» к словосочетанию «Драгоценные книги», ответьте на вопрос «Как книги влияют на человека?» Прочитайте рассказ Майка Гелприна «Свеча горела».

5 В «Облако мыслей» впишите несколько высказываний писателей об отношении к книге. ПРИЛОЖЕНИЕ Алгоритм работы над сочинением 9.3. Шаг 1: работа над вопросом темой сочинения (критерий 1 2 балла) 1. Ответьте на вопрос Прочитайте вопрос 2 и найди точки соприкосновения между первым и вторым вопросами. При необходимости составьте «облако мыслей» 3. Сформулируйте ответ (тезис) на комбинированный вопрос и запишите его в тетрадь (абзац 1). Шаг 2: работа над аргументацией (критерий 2 3 балла) 1. Внимательно перечитайте текст. 2. Найдите предложения (фрагменты текста), подтверждающие тезис. 3. Работая на черновике, прокомментируйте их, используя частичное цитирование или указывая номера предложений (номер предложения). 4. Оформите свою работу в тетради (абзац 2) 5. Вспомните жизненный опыт, связанный с темой сочинения, или обратитесь к литературным примерам (абзац 3) Шаг 3: работа над заключением 1. Перечитайте сочинение, проверьте, логично ли вы выстроили своё сочинение. 2. Напишите вывод, который должен обобщить все мысли, высказанные выше.. Сочинения учеников. 1 Малодушие напрямую зависит от нравственного выбора. Малодушный человек способен на подлость, предательство, бесчестные поступки. Этим и опасно малодушие. Чтобы доказать данную мысль, приведу два аргумента. Во-первых, в тексте А.И.Куприна малодушие проявляют сразу два героя Грузов и Буланин. Малодушие Грузова проявляется в том, что он «боялся уронить свой авторитет перед «малышами». (26). А Буланин предает маму, её любовь, труд, ласку и заботу, позволив оторвать пуговицу (39). В малодушии и кроется опасность для окружающих и самого человека Во-вторых, вспомним роман в стихах А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Герой не отказывается от дуэли с Ленским, потому что боится общественного мнения. Так, малодушие повлекло смерть друга. Таким образом, я доказала, что малодушие неспособность человека бороться с мнимыми страхами, его подверженность чужому мнению. Оно опасно, так как порождает страх, подлость, чёрствость. (Лабинская Ирина, 9 «Б» класс) 2 Нравственный выбор это решение, которое человек принимает в какой-либо ситуации в соответствии со своими взглядами и принципами. В основе одного из этих решений может лежать малодушие. Если человек малодушен, то это может стать проблемой как для него, так и для других. Чтобы подтвердить данную мысль, обратимся к предложенному тексту и жизненному опыту. 5

6 Во-первых, в своём тексте А.И.Куприн проиллюстрировал сразу несколько примеров малодушия. Для начала самым очевидным малодушным поступком можно считать обрывание Грузовым пуговицы от курточки Буланина. Это было сделано далеко не из добрых побуждений, а лишь для того, чтобы не потерять свой авторитет. И в предложении 26 это наглядно показано. Следующий пример малодушия демонстрирует уже Буланин. Он был новеньким, и ему нужно было как-то попытаться влиться в компанию, вот только выбран для этого далеко не лучший способ. В конечном счёте получилось так, что предал свою маму, проявил к ней неуважение, но понял он это слишком поздно. Об этом автор рассказывает в предложении 39. Малодушие, проявленное Буланиным, заставило его страдать. Во-вторых, примеры малодушия можно найти и в реальной жизни, а не только на страницах книг. Сильно выраженным примером малодушия можно считать переход некоторых бойцов во время Великой Отечественной войны на сторону захватчиков. Вспомним армию Власова. Одни переходили на вражескую сторону, считая, что оказались на стороне победителей, другие из-за страха смерти. И это малодушие умертвляло их души, калечило судьбы. Таким образом, мы доказали, что малодушие является крайне опасной чертой характера, ведь никогда не знаешь, на что способен малодушный человек и стоит ли ему доверять. Этим оно и страшно! (Краснобородько Оксана, 9 «А» класс) 3 Нравственный выбор это личный выбор человека в ситуации, когда ему приходится принимать важное для него решение. Малодушие опасно тем, что человек, совершающий трусливые поступки, при нравственном выборе проявляет эгоизм, лишаясь чести и совести. Чтобы доказать данную мысль, обращусь к тексту А.И.Куприна и жизненному опыту. Во-первых, в своём произведении автор рассказывает о мальчике Буланине, попавшем в ситуацию, где от него требовался нравственный выбор: когда «старичок» увидел у него на курточке «ловкие» пуговицы, Буланин сам предложил попробовать оторвать одну из них, тем самым он совершил «нехороший, низкий и трусливый поступок», предав свою маму. Вот к чему может привести малодушие. Во-вторых, я хочу обратиться к роману в стихах А.С.Пушкина «Евгений Онегин». На примере дуэли Ленского и Онегина автор показывает, что такое малодушие и чем оно страшно. Евгений, боясь общественных сплетен и пересудов, не едет с объяснением к Ленскому, ведь общественная мораль говорит, что отказываться от дуэли позорно. Так, Онегин проявляет малодушие, нежелание противостоять общественному мнению. А из-за его слабости гибнет на дуэли Ленский, и мы лишний раз убеждаемся, насколько опасно малодушие. Подводя итог вышесказанному, мне хочется сказать, что малодушный человек, когда перед ним встаёт нравственный выбор, не способен поступить по совести и чести, принимая сторону большинства. Если человек малодушен, то он может легко предать, опасаясь за свою жизнь, совершить подлый поступок. В этом и кроется опасность малодушия. (Свистунов Никита, 9 «А» класс) 4 Нравственный выбор — это выбор в ситуации, когда человек принимает трудные для себя решения, основываясь на своих внутренних ощущениях. Если при нравственном выборе человек проявляет малодушие, то он рискует потерять свою честь, потерять способность

7 бороться с личными страхами и быть подвергнутым чужому мнению. В этом и заключается опасность малодушия. Чтобы доказать данный тезис, обратимся к тексту А.И.Куприна и к жизненному опыту. Во-первых, в тексте автор рассказывает о проявлении малодушия Буланина, одного из героев произведения. Малодушие проявилось в предательстве мамы, которая старательно пришивала злосчастные пуговицы, откусывая концы нитки зубами (37). Мальчик был в классе новичком, ему хотелось подружиться с ребятами, поэтому он устроил так называемое состязание по отрыванию пуговицы. В данной ситуации он поступил неосознанно, таким способом он нашёл выход из сложившегося неловкого положения. Герой проявил малодушие, которое заставило его страдать (39). Во-вторых, обратимся к читательским наблюдениям. В романе в стихах А.С.Пушкина «Капитанская дочка» малодушие проявляет Швабрин. Он предаёт Родину, боясь за свою жизнь, переходит на сторону врага в то время, когда его соотечественники погибают от рук врага. Этим и опасно малодушие: оно позволяет совершить подлый поступок. Таким образом, мы доказали, что малодушие опасно тем, что слабохарактерный и трусливый человек способен на предательство. (Ищенко Софья, 9 А класс) 5 Нравственный выбор это выбор в трудной ситуации, основанный на взглядах, устоях и принципах человека. Безнравственный выбор подразумевает под собой проявление такого человеческого качества, как малодушие. Если человек малодушен, то он при нравственном выборе может потерять честь и достоинство, предать свою родину, товарищей, близких. В качестве первого аргумента правильности высказанного тезиса о том, что нравственный выбор это выбор в трудной ситуации, основанный на взглядах и устоях человека, проанализируем предложенный текст А.И Куприна. Возьмём предложение 26, в котором говорится о том, как Грузов, не желая уронить свой авторитет перед одноклассниками, совершил безнравственный поступок. Он поступил так, не имея своих принципов, считаясь только с общественным мнением. В качестве второго аргумента, доказывающего моё мнение о том, что проявление малодушия грозит потерей чести и достоинства, мне хотелось бы привести пример из романа «Капитанская дочка». Швабрин, герой произведения, поступил малодушно, предав свою Родину. Этот поступок характеризует его как человека бесчестного, недостойного уважения в обществе. Думаю, мы убедились, что нравственный выбор напрямую связан с проявлением малодушия. Бесчестный, малодушный человек не может совершить правильный нравственный выбор. (Власова Алёна, 9 «А» класс) 7

Моя судьба — в моих руках 10 класс Сочинения на свободную тему :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Сочинения на свободную тему / 10 класс / Моя судьба — в моих руках

    Per aspera ad Astra
    («Через тернии – к звездам»)
    Латинское выражение.

    Не раз в своей жизни я слышал выражение «Судьба человека – в его руках». Это значит, что человек может добиться всего, чего он хочет, сам – благодаря силе своего желания, благодаря своему упорству, терпению, трудолюбию, вере.
    Знаю, что не все придерживаются такой точки зрения. Многие – особенно пожилые люди – считают, что от человека, в глобальном смысле, мало что зависит. Все определяют обстоятельства, окружающие люди, Господь Бог, наконец. «Что человеку на роду написано, так тому и быть», — рассуждают фаталисты. И ничего невозможно изменить, нужно терпеливо нести свой крест и надеяться. А там – как Бог даст…
    Конечно, каждый человек имеет право на свою точку зрения. Но, скажу честно, такое смирение и трусость мне не близки. Ведь человек, верящий, что от него ничего не зависит, снимает с себя всякую ответственность за свою жизнь. Он может ничего не делать, ни к чему не стремиться, ничего не добиваться – все равно от него ничего не зависит!
    Я не могу понять такого малодушия и пассивности. Я верю, что моя судьба – в моих руках. И примеров того, что от человека в этой жизни зависит почти все – сотни и сотни тысяч. Вчера вечером по телевизору показывали американский фильм «Эрин Брокович». Он повествует о том, как простая женщина спасла жизни тысячам людей – тем, на чьем здоровье наживалась огромная корпорация.
    Казалось бы, у этой женщины не было никаких шансов. Но она верила, что делает правое дело, и продолжала бороться, несмотря ни на что. И в итоге – победила.
    И таких примеров, заставляющих восхищаться людьми, в корне изменившими свою судьбу, очень много. Сколько существует тех, кто победил неизлечимые болезни, тех, кто добился большого успеха, несмотря на то, что никто в них не верил.
    Все это заставляет меня верить в то, что моя судьба – в моих руках. А если у меня есть такие большие возможности, я должен направлять их на благое дело, делая счастливым не только себя, но и мир вокруг.
    Уже давно я решил, что в будущем стану экономистом. И тогда у меня появится реальная возможность изменить жизнь своей страны в лучшую сторону – а значит, сделать более благополучными и счастливыми миллионы (!) людей.
    Скажу честно, перед моими глазами есть положительный пример – мой старший брат. Он молодой талантливый экономист, работающий сейчас в другой стране. На его примере я вижу, что возможно добиться всего, чего хочешь. Главное – мечтать и не отступать от своей мечты, планомерно идти к цели. А как это здорово – заниматься тем, что ты любишь, и еще помогать при этом людям!
    Не желая хвастаться, хочу поделиться и своим опытом, который можно охарактеризовать выражением «Моя судьба – в моих руках». Я очень люблю науку математику, у меня вызывает большой интерес то, что мы изучаем по этому предмету в школе, я стараюсь более глубоко постичь ее самостоятельно. Именно поэтому я стремлюсь участвовать в престижных олимпиадах по математике – на соревнованиях проверяется мой уровень владения этой наукой, здесь я многому учусь и многое приобретаю.
    Но по началу, когда я только начал принимать участие в олимпиадах, мне было сложно. Оказавшись в окружении одаренных детей, попав в мир «настоящих» математических задач, я растерялся. Скажу честно, я чувствовал себя даже немного беспомощным.
    Это, конечно же, сказалось на результате – свои первые олимпиады я проиграл. Но с гордостью могу сказать, что это не привело меня в отчаянье. Наоборот – я решил, что добьюсь своего, буду одним из лучших.
    Да, мне пришлось непросто. Я занимался с репетиторами, один сидел с задачником в руках и решал задачи «на опережение». У меня была цель – стать одним из лучших. И – я достиг ее! Уже на следующий год я стал победителем олимпиады. Я буду очень стараться, чтобы так было всегда.
    Потому что ощущение победы – преодоление трудностей, своих внутренних слабостей – несравнимо ни с чем. Оно наполняет человека силой, ощущением всемогущества и удовлетворения. После этой своей победы я определил, что моим жизненным девизом всегда будет «Моя судьба – в моих руках».


0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Сочинения на свободную тему / 10 класс / Моя судьба — в моих руках


И. П. Цыбулько Вариант №8 Проблема малодушия и страха, проблема оправдания невнимательного отношения к людям по тексту Гранина Из всей нашей компании после войны остались только мы с Веней ❤️

Мы часто бываем равнодушными к окружающим нас людям и к их проблемам. Задумывались ли вы когда-нибудь о проблеме малодушия? Допустимо ли оправдывать свое невнимательное отношение?

Так и писатель Даниил Александрович Гранин задумывается над этой проблемой.

В произведении автор раскрывает проблему на примере повествования случая из собственной жизни, который произошел через несколько лет после окончания войны. Рассказчик перестал заходить к матери своего без вести пропавшего друга Вадима. По его мнению, подобные визиты могли принести

женщине тяжелые душевные травмы.

Герой проявил малодушие и страх, не навещая мать друга, боясь испытать чувство вины и некое неудобство за то, что жив и здоров, в отличие от сына той самой несчастной женщины. Писатель погружает читателя в переживания, обращая внимание на тяжелое эмоциональное состояние героя-рассказчика. Тем не менее, автор

Отдает себе отчет в том, что его малодушное отношение к матери товарища нельзя оправдать никакими обстоятельствами. Лишь через тринадцать лет у него хватило сил набраться смелости и навестить женщину, однако, как оказывается, она умерла через несколько лет после прекращение посещений ее героем. Гранин приходит к выводу, что когда-нибудь все же ему предстояло прийти.

Авторская позиция очевидна. Трудные обстоятельства — не оправдание для малодушия и невнимательного отношения.

Нельзя не согласиться с мнением автора. Данная мысль близка и понятна мне. Совершать поступки исходя из подчинения недоразвитости души-недопустимо.

Но если вы когда-то проявили подобное отношение к окружающим вас людям, еще не поздно исправить ошибку.

Справедливость вышеуказанного тезиса подтверждает русская классическая литература. Вспомним, к примеру, роман-эпопею Л. Н. Толстого»Война и мир».

В нем образ Наташи Ростовой — яркий пример неравнодушия к окружающим. Обратимся к сцене отъезда Ростовых из Москвы. Во время надвигающегося захвата города Наполеоном, семья Наташи готовилась к покиданию «осажденного сердца» России, перебирая свое имущество в подводы. Героиня же, в свою очередь, отдала подводы раненым, тем самым спасши жизнь совершенно посторонним людям.

Данный случай раскрывает в характере Наташи такое высоконравственное качество, как небезразличие к чужой проблеме.

Мое согласие с авторской позицией можно обосновать, также обратившись к произведению Юрия Казакова «Запах хлеба».В нем главная героиня Дуся после отъезда в Москву не навещала свою мать около пятнадцати лет. Узнав о ее кончине через присланную ей телеграмму, женщина, как ни в чем не бывало, даже не съездила на похороны родного человека. В таком безразличном состоянии она пребывала довольно таки продолжительное время. Однако, приехав продать родительский дом, чувство горя все же проснулось в героине.

Сердце Дуси содрогнулось, она в полной мере ощутила значимость потери. В данном случае запоздалое неравнодушие смогло побороть прежнюю недоразвитость души героини.

Таким образом, малодушие-это аморальное качество, которое нельзя оправдать никакими обстоятельствами. Тем не менее, преступив черту этой злобы, никогда не поздно исправиться.

Смелость и трусость в повседневной жизни | Сочинение по литературе

Итоговое сочинение по литературе

Смелость. Что это такое? Я думаю, что смелость – это решительность в мыслях и поступках, умение постоять за себя и за других людей, которым нужна твоя помощь, преодоление всяческих страхов: например, страха перед темнотой, перед чужой грубой силой, перед жизненными преградами и трудностями. Легко ли быть смелым? Нелегко. Наверное, это качество надо воспитывать с детства. Преодолевать свои страхи, идти вперёд несмотря на трудности, развивать в себе силу воли, не бояться отстаивать своё мнение – всё это поможет воспитать в себе такое качество, как смелость. Синонимы к слову «смелость» — «отвага», «решительность», «храбрость». Антоним – «трусость». Трусость – это один из человеческих пороков. Многого мы боимся в жизни, но страх и трусость не одно и то же. Я думаю, что из трусости вырастает подлость. Трусливый всегда спрячется в тень, останется в стороне, боясь за свою собственную жизнь, предаст, чтобы спасти себя.

Люди бывают смелыми и трусливыми и на войне, и в повседневной жизни. Обратимся к примерам из художественной литературы.

«Один из самых главных человеческих пороков – это трусость», — это слова одного из героев произведения М. Булгакова «Мастер и Маргарита». В библейских главах романа рассказывается о пятом прокураторе Иудеи Понтии Пилате, который «умыл руки», не взял на себя смелость вынести оправдательный приговор бродячему философу Иешуа. Пилат боялся погубить карьеру, поэтому пошёл против совести. Нет морального оправдания его трусости, за которую он жестоко наказан: две тысячи лет муки совести терзают прокуратора.

Библейские главы перекликаются с остальными главами романа, в которых рассказывается о Москве 30-х годов. Сталинское время, политические репрессии – всё это скрыто в подтексте произведения. В основе приспособленчества, малодушия, подлости многих героев романа лежит трусость. Автор хочет сказать, что именно она привела к тому, что в сталинских лагерях и застенках погибли миллионы людей. «Трусость – главная причина подлостей на земле» — с этими словами писателя нельзя не согласиться.

Воспитывать в себе смелость и изживать трусость человек должен учиться с детства. Об этом говорит и писатель Владимир Железников в своей повести «Чучело». Героиня этого произведения Ленка Бессольцева взяла на себя чужую вину. Наверное, в её возрасте это тоже смелый поступок. Ведь она ещё подросток, и это первое серьёзное испытание в её жизни. За свою смелость Ленка переносит многое: бойкот одноклассников, преследование – её «гоняют» по городу – и даже казнь: чучело в её платье сжигают на костре. А тот, чью вину она взяла на себя, — трус. Ленкин одноклассник Сомов, красивый и успешный мальчик, боится выбиться из «стаи» себе подобных, спасти Ленку, признаться в не такой уж большой своей вине. Трусость приводит к первой подлости в жизни. Но ведь первая подлость самая трудная. Переступи эту черту – и дальше с каждым разом переступать её будет легче. Повесть Железникова учит и детей, и взрослых задуматься о себе, о своих человеческих качествах, о смелости и трусости.

У Эдуарда Асадова есть стихотворение «Трусиха». Прост его сюжет. Два героя, «парень со спортивною фигурой и девчонка – хрупкий стебелёк», сталкиваются вечером с двумя «плечистыми тёмными силуэтами». Автор рассказывает, как парень, только что говоривший о своих подвигах, о том, как он в бурю переплывал морской залив, «стал, спеша, отстёгивать часы». А девчонка, «воробьиная душа», как огнём, обожгла своими словами грабителей, назвала их фашистами, подонками, показала своим поведением, что нисколько их не боится. Смелая девушка сумела защитить и себя, и своего парня. «Воробьиная душа» оказалась храброй, а её спутник – трусом. Стихотворение Асадова рассказывает об обычных молодых людях и заставляет задуматься о том, как бы поступил в такой ситуации каждый из нас.

В заключение хотелось бы сказать, что данная тема сочинения заинтересовала меня, ведь смелость и трусость играют большую роль в нашей жизни, поэтому так важно воспитывать в себе лучшие человеческие качества, стать смелым и сильным, не быть трусом.

Итоговое сочинение по литературе

Почему это храбро и благоразумно думать как трус

«Один трус может проиграть битву, одна битва может проиграть войну, а одна война может проиграть страну» Это был контр-адмирал и член парламента от консерваторов Тафтон Бимиш, обращаясь к Палата общин в 1930 году озвучила идею, которая, должно быть, стара, как сама война. Заботясь только о собственной безопасности, срывая укрытия, привлекая огонь, трус может быть опаснее для своей стороны, чем храбрый враг. Даже когда он не бежит, трус может сеять панику одним только своим видом — изменением цвета, как заметил Гомер в «Илиаде» , не в силах усидеть на месте, стуча зубами.Трусы также известны тем, что пачкают себя.

Неудивительно, что солдаты в полевых условиях беспокоятся о том, чтобы быть трусливыми, гораздо больше, чем они мечтают о том, чтобы быть героическими; или почему трусость часто считается самым презренным из пороков (не только солдатами): в то время как герои добиваются славы, трусы часто обречены на нечто худшее, чем позор, — забвение. Как говорит проводник Данте Вергилий о трусливых нейтралах, обитающих в преддверии ада: «Мир не оставит о них никаких известий». Сам Вергилий не хочет о них говорить.Тем не менее разговоры о трусости и трусости могут помочь нам судить и направлять поведение людей перед лицом страха.

— Страх, — продолжал Бимиш, — совершенно естественен. Это приходит ко всем людям. Человек, который побеждает страх, — герой, а человек, которого страх побеждает, — трус, и он заслуживает всего, что получает». Но все не так просто: некоторые страхи непобедимы. Аристотель говорил, что только кельты не боятся ни землетрясения, ни наводнения, и мы вправе считать их сумасшедшими. Трус, по его словам, — это «человек, который переполняется страхом: он боится неправильных вещей, неправильным образом и так далее, вплоть до конца списка».

Мы обычно считаем кого-то трусливым, когда его страх не соответствует опасности, с которой он сталкивается, когда он терпит поражение от такого страха и, как следствие, не выполняет то, что должен: свой долг. Мы также обычно оставляем за мужчинами ярлык трусливости, как предполагает сексистский язык Аристотеля и Бимиша. Даже сегодня этот термин звучит странно, когда применяется к женщинам, и, кажется, нуждается в некотором объяснении.

Если, как говорит нам Бимиш, трус заслуживает всего, что он получает, что именно он получает? Бимиш выступал против предложения отменить смертную казнь за трусость и дезертирство.Его логика была ясна. Если трус может стоить стране существования, страна должна быть готова лишить труса его жизни.

Практика убийства трусов имеет долгую и разнообразную историю. Римляне иногда казнили трусов с помощью фустуариума , драматического ритуала, который начинался, когда трибун касался осужденного своей дубиной, по сигналу которого все солдаты в лагере забивали человека дубинкой до смерти. Предпочтительным современным способом является расстрел. Британцы и французы расстреляли сотни солдат за трусость и дезертирство в Первую мировую войну; немцы и русские, десятки тысяч во Второй мировой войне.

Унижение — гораздо более обычное наказание за трусость, как отмечал Монтень в «О наказании за трусость» (1580). Цитируя замечание Тертуллиана о том, что лучше заставить кровь прилить к лицу человека, чем течь из его тела, Монтень объяснил мысль: трус, которому позволено жить, может быть пристыжен, чтобы мужественно сражаться. Способы унижения еще более разнообразны, чем способы убийства – от переодевания труса в женщину, клеймения или татуировки, до бритья головы и принуждения носить табличку с надписью «трус», до присвоения ему имени и перечисления его позорные дела в газете своего родного города.

Независимо от того, умрет трус или выживет, его наказание должно быть публичным, если оно соответствует его преступлению. Пытаясь убежать и спрятаться, трус угрожает группе, подавая наихудший пример и распространяя страх, как заразу; на одного труса приходится 10, как гласит немецкая пословица. Зрелище пойманного и разоблаченного труса служит своего рода прививкой для тех, кто его видит, вкупе с язвительным напоминанием о цене, если они сами поддадутся трусости.

Эволюционные психологи почти ничего не говорят о трусости, возможно, потому, что она кажется столь очевидным примером следования эволюционному императиву сохранения себя.Но широко распространено мнение, что естественный отбор может благоприятствовать нетрусливому, кооперативному и даже альтруистическому поведению. Многие животные «приносят в жертву приспособленность» — повышают шансы других на жизнь (и размножение), рискуя собственной жизнью. Увидев крадущуюся лису, кролик топает ногой и поднимает заднюю часть, чтобы послать своим собратьям мохнатую белую тревогу, даже если это привлекает к себе опасное внимание. Кролики, которые стучат, увеличивают выживаемость своих родственников, что дает генам стуканья больше шансов быть переданным — хотя бы через сестру, брата или двоюродного брата — тем самым создавая больше кроликов, которые стучат.

Но кролики не нападают на тех, кто не может ударить, и, хотя агрессия внутри вида очень распространена, известно, что никакие другие животные, кроме людей, не наказывают сородичей за невыполнение ожидаемых действий, жертвующих приспособленностью. Недавнее исследование Кита Дженсена и его коллег из Института эволюционной антропологии Макса Планка в Германии, опубликованное в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences ( PNAS ) в 2012 году, предполагает, что даже один из наших ближайших родственников, шимпанзе , не занимается таким «третьим» наказанием; это может быть уникальной человеческой практикой.

Когда дело доходит до войны, эффективность наказания (и предотвращения) трусости повышает шансы на победу

Наказание за трусость третьей стороной может иметь место даже без помощи организованной военной или централизованной политической системы, как показали Сара Мэтью и Роберт Бойд в PNAS в 2011 году. туркана, «догосударственный» восточноафриканский народ — эгалитарные скотоводы, которые иногда совершают набеги на другие группы, чтобы украсть их скот.Если мужчина туркана отказывается идти в набег без уважительной причины или сбегает при появлении опасности, он может быть подвергнут наказанию, начиная от «неформальных словесных санкций» и заканчивая суровыми телесными наказаниями, в том числе привязыванием к дереву и поркой. Участие в процессе наказания третьих лиц (а не только родственников, соседей или лиц, подвергающихся опасности из-за действий труса) позволяет применять практику в широких масштабах, а когда дело доходит до войны, при прочих равных условиях, эффективность наказания ( и предотвращение) трусость повышает шансы на победу.

Турканы восхищаются и вознаграждают храбрость в бою, но Мэтью и Бойд отмечают, что если бы позитивных стимулов было достаточно, чтобы побуждать людей всегда поступать правильно во время рейдов, «не было бы необходимости в прямом наказании». Они приходят к выводу, что такое наказание не только способствует широкомасштабному сотрудничеству. Это необходимо для него. Говоря словами Бимиша, если один трус может потерять страну, а страна не желает осудить труса, то и сама страна может быть осуждена.

Любопытно, однако, что с годами мы стали менее склонны осуждать или наказывать трусость. Бимиш проиграл дебаты. Парламент отменил смертную казнь за трусость и дезертирство в апреле 1930 года. Другие страны действовали аналогичным образом, некоторые по букве закона и многие другие на практике. По военному кодексу США дезертирство по-прежнему наказывается смертной казнью в военное время, но с 1865 года за него был казнен только один солдат, рядовой Эдди Словик (или любое другое военное преступление — изнасилование и убийство — отдельная история), и это было в 1945 году. .Военно-полевые суды за трусость становятся все более редкими, и многие европейские солдаты, казненные за трусость или дезертирство в ходе мировых войн, были посмертно помилованы. В некоторых странах есть памятники в их честь.

Есть много причин для этого сдвига. В первую очередь это то, что Эрнест Тертл, член парламента от лейбористской партии, который долгое время выступал за отмену смертной казни за военные преступления, назвал в дебатах с Бимишем «почти неописуемое напряжение современной войны». Конечно, на войне всегда было большое напряжение, и военный историк Мартин ван Кревельд, например, сомневается, что напряжение усугубилось в наше время или что страдания от артиллерийского обстрела могут быть более травмирующими, чем наблюдение за тем, как заживо снимают скальпы со своих родственников.Но вполне разумно думать, что масштабы современной войны — ее способность наносить больший урон на большем расстоянии в течение продолжительных периодов времени — привели к большему напряжению, чем раньше. Если бы кельты не боялись землетрясения, бомбардировки Токио, Дрездена или Лондона могли бы заставить их задуматься.

Когда дело доходит до трусости, менее важно, является ли напряжение современной войны беспрецедентным, чем ощущение того, что это так. Когда этот диагноз был впервые поставлен в 1915 году, считалось, что контузия вызвана взрывчаткой, более мощной, чем когда-либо видел мир.Новое оружие должно вызывать новые болезни. Требовались новые термины для объяснения странных симптомов — тремора, головокружения, дезориентации, паралича, — которые у женщин можно было бы приписать истерии. Как указывала Элейн Шоуолтер в книге «: Женская болезнь » (1985), «контузия» звучала гораздо более по-мужски.

Кажущееся «трусливым» поведением дело не в характере или мужественности, а в генах, среде, травме

Даже когда врачи пришли к выводу, что контузия является чисто психологическим расстройством, этот термин прижился и стал первым из ряда терминов («военный невроз», «боевая усталость», «посттравматическое стрессовое расстройство»), которые давали официальные, альтернативные способы, как выразился Тертл, «судить людей, которые потерпели неудачу, с гораздо более глубоким сочувствием и пониманием».Дело не в том, что солдаты с таким диагнозом на самом деле были трусами, а в том, что проступки, которые раньше считались отражением дефекта характера или искажения гендерной идентичности, теперь с большей вероятностью рассматривались как признак болезни. Таким образом, монолитные представления о мужественности были сложными и брошенными. Моральное суждение уступило место медицинскому лечению.

Этот сдвиг развивался вместе с развитием медицины. Благодаря новым неврологическим тестам, которые могут обнаружить следы взрывных повреждений головного мозга, которые остались бы незамеченными даже десять лет и уж тем более столетие назад, исследователи возродили первоначальную гипотезу о контузии — о том, что она имеет физическую причину.Мы также больше знаем о том, как физиологические факторы, такие как образование миндалевидного тела и уровень кортизола, делают разных людей конституционально более или менее способными справляться со страхом. Кажущееся «трусливым» поведением (внезапно стали необходимы кавычки) это не вопрос характера или мужественности — это вопрос генов, окружения, травмы. Учитывая этот сдвиг, неудивительно, что, согласно корпусу Google Ngram, использование слов «трус» и «трусость» сократилось наполовину по сравнению со всеми английскими словами, опубликованными в течение 20-го века.

Несмотря на то, что трусость утратила языковую ценность, презрение к ней не исчезло. Столетие терапии не отменило тысячелетий ругани. Он затмевает даже те термины, которые дают нам альтернативный способ понимания невыполнения служебных обязанностей солдатами, связанными с травмами; Солдаты стыдятся обращаться за психиатрической помощью, потому что это может показаться трусостью. И до сих пор можно услышать, как слово «трус» используется в уничижительном смысле, как ярлык для террористов, педофилов и других хищных преступников. Это нерефлексивное и грубое неправильное применение термина, но оно показывает, что оскорбление сохраняется, даже когда идея, стоящая за ним, становится все более туманной.

Педофилы могут быть трусливы, не признавая своих пристрастий (и их ужасных последствий), а террористы действительно могут быть виновны в том, что можно назвать трусостью своих убеждений — чрезмерный страх показаться трусливыми в глазах своего бога, или в свете их причины. Но когда мы бросаем слово «трус» таким злодеям, это обычно просто способ выразить презрение к тем, кто использует в своих интересах уязвимых или беспомощных. Это может быть приятно, но также может отвлечь нас от размышлений о собственной трусости и лишить нас этического инструмента, который может быть полезен не только солдатам или солдатам.

— Мы все страдаем от страха, — сказал Бимиш, стоя перед Палатой общин. «Я страдаю от этого в настоящий момент, но я был бы трусом, если бы сел и не сказал, что я чувствую».

То, что он чувствовал, было, я думаю, неправильным. Казнить кого-то за трусость игнорирует, среди прочего, то, что мы узнали о человеческих возможностях перед лицом ужасов современной войны. Тем не менее, я уважаю Бимиша за то, что он не сел, и я ценю то, как он воспользовался позором трусости, чтобы подготовиться к сложной политической битве.Хотя он считал, что человек, побеждающий страх, — герой, я уважаю Бимиша еще и за то, что он не хвалит себя за героизм. Он подает пример, которому стоит следовать в следующий раз, когда вы захотите высказаться, потому что считаете, что это правильно, даже если перспектива вас пугает. Принуждение себя к герою может помочь вам не больше, чем солдату. Это слишком грандиозное понятие, и слово было опустошено чрезмерным употреблением. (То же самое можно сказать и о «смелости».) Но говорить себе, что было бы трусостью не встать и не заговорить, может на самом деле выбить вас из колеи.

‘возможно, нам нужен трус в комнате, когда мы говорим о ядерной войне’

Клеймо, связанное с трусостью, нанесло ужасный вред, особенно тем, кого заставили заплатить за предполагаемое «преступление». Менее очевиден, но более распространен ущерб, наносимый людьми, которые, опасаясь позора своей трусости, действовали безрассудно, часто насильственно. Память об этом должна сделать нас менее готовыми использовать ярлык «трус», особенно в случае, если кто-то отказывается применить насилие.

Слишком часто, оглядываясь назад, мы понимаем, что отказ от борьбы был не бесхарактерным и малодушным, а благоразумным, даже смелым. Посоветовав президенту Кеннеди пойти на компромисс с Советами во время кубинского ракетного кризиса в 1962 году, посол США в Организации Объединенных Наций Эдлай Стивенсон заметил, что «большинство людей, вероятно, сочтут меня трусом… но, возможно, нам нужен трус в комнате, когда мы говорим о ядерной войне». Сэмюэл Джонсон заметил, что «взаимная трусость» держит нас в покое.

Тем не менее, клеймо трусости может сделать его мощным руководством и стимулом для нашего поведения, и не только в бою или политической борьбе, где спорил Бимиш, но и везде, где страх и долг противоречат друг другу.

Мы все сталкиваемся с одинаковыми моральными расплатами — случаями, когда бодрящий стыд трусости может быть полезнее, чем возвышенная мечта о героизме — во всевозможных других контекстах, включая самые личные. И, увы, иногда кажется, что все мы постоянно позволяем долгу уступить место страху.Марк Твен писал о «самой распространенной слабости человека, его отвращении к тому, чтобы быть неприятно заметным, на кого указывают, которого избегают, как на непопулярной стороне». Другое ее название — моральная трусость, и она является высшей чертой характера 9 999 человек из 10 000 человек. Это настолько распространено, настолько нормальное , что совсем не чувствуется трусости.

Это может быть потому, что первое, что делает трусость, как утверждал датский философ Сёрен Кьеркегор, состоит в том, чтобы удерживать человека от познания того, что есть добро, истинно великое и благородное, что должно быть целью его стремления и его трудиться рано и поздно».Но размышления о трусости, размышления о вековом презрении, которое, к лучшему или к худшему, все еще цепляется за эту идею, могут сконцентрировать наши умы, когда мы точно определяем, что мы должны делать, и помочь нам противостоять страхам, которые мешают нам делать что-либо. Это.

Некоторыми любопытными и, возможно, противоречивыми способами я пытаюсь защитить трусость, во-первых, от грубого и необдуманного применения этого термина. Это нанесло ужасный ущерб, особенно тем, кто был унижен или даже убит за предполагаемую трусость.Даже когда в чьем-то поведении может быть элемент трусости, нам следует развивать «более глубокое сочувствие и понимание», используя выражение Тертла, в нашем суждении о них.

Луи-Фердинанд Селин идет дальше в своем романе Путешествие на край ночи (1932) о Первой мировой войне и ее последствиях. Опасаясь, что он «наедине с двумя миллионами вооруженных под завязку героических безумцев», рассказчик поздравляет себя с тем, что у него «достаточно ума, чтобы раз и навсегда выбрать трусость».Селин представляет храбрость как проблему, а трусость как решение. Стивенсон видел то же самое. Есть веские причины принять такую ​​позицию, даже если мы не говорим о ядерной войне; Джонсон ведь заметил, что «взаимная трусость» держит нас в покое.

Но я не хочу полностью принимать трусость, и поэтому второй способ, которым я хочу защитить трусость, противоположен первому. Презрение, которое мы все еще обычно испытываем к трусости, может концентрировать наши мысли, когда мы думаем о том, что именно мы должны делать, и о страхах, которые удерживают нас от этого.Идея трусости может влиять на наше мышление не только в бою или в очевидной политической битве, где Бимиш ее использует. Как мы любим, кто и где мы, что мы делаем, что мы думаем, даже то, что мы знаем и позволяем себе знать — иногда кажется, что все это было сформировано раздутыми страхами и уклонением от долга, удерживаемыми так долго. что они чувствуют себя нормально. Размышление о трусости может помочь нам преодолеть их.

Трусость: краткая история (2014) Автор: Крис Уолш, опубликовано издательством Princeton University Press.

Подкаст #763: Опасности и сила трусости

О мужестве написано много книг. Насчет трусости, однако, было только одно. Автор этой единственной книги о трусости присоединяется ко мне сегодня, чтобы поговорить о том, почему трусость, хотя ее часто игнорируют, по крайней мере так же важно понимать как мужество, и как страх перед первой может на самом деле служить более сильным мотивом для совершения смелых поступков.

Его зовут Крис Уолш, и его книга называется Трусость: краткая история .Сегодня в сериале Крис объясняет, как труса можно определить как «человека, который из-за чрезмерного страха не может сделать то, что он должен делать», и тем не менее, как трудно определить предположения, лежащие в основе этого определения. Мы обсуждаем, почему трусость была так осуждена во времени, настолько, что в армии она долгое время считалась преступлением, достойным казни. Мы также обсудим, почему страх быть трусом так тесно связан с мужественностью, и почему этот ярлык представляет собой худшее оскорбление, которое вы можете нанести мужчине.Крис вникает в то, как внешние проверки трусости, обезличивание и механизация войны, а также рост терапевтической линзы на жизни уменьшили моральный вес трусости. Затем он утверждает, что, несмотря на этот факт и то, как культурное презрение к трусости и личный страх перед ней могут привести к негативным последствиям, это остается важным побуждением к выполнению своего долга и основой морального суждения. Мы заканчиваем нашу беседу тем, как мы можем использовать страх перед трусостью в качестве положительного мотиватора в нашей жизни.

Ресурсы, связанные с подкастом

Свяжитесь с Крисом Уолшем

Слушайте подкаст! (И не забудьте оставить нам отзыв!)

Слушайте выпуск на отдельной странице.

Скачать этот выпуск.

Подпишитесь на подкаст в выбранном вами медиаплеере.

Слушайте без рекламы в Stitcher Premium; получите месяц бесплатного пользования при использовании кода «мужественность» при оформлении заказа.

Спонсоры подкастов

Щелкните здесь, чтобы просмотреть полный список спонсоров наших подкастов.

Прочтите стенограмму!

Если вам понравился полный текст стенограммы, рассмотрите возможность сделать пожертвование в пользу AoM. Это поможет покрыть расходы на транскрипцию и позволит другим наслаждаться ею. Благодарю вас!

Бретт Маккей: Бретт Маккей, и добро пожаловать в выпуск подкаста «Искусство мужественности». Сейчас написано много книг о храбрости, о трусости, однако была только одна.Автор этой единственной книги о трусости присоединяется ко мне сегодня, чтобы поговорить о том, почему трусость, хотя ее часто игнорируют, по крайней мере, так же важно понимать, как и мужество. Теперь страх перед первым на самом деле может служить более сильным мотиватором к совершению смелых поступков. Его зовут Крис Уолш, и его книга «Трусость: краткая история». Сегодня в сериале Крис объясняет, как трусом можно назвать человека, который из-за чрезмерного страха не может сделать то, что он должен делать, и как трудно определить предположения, лежащие в основе этого определения.Мы обсуждаем, почему трусость так осуждалась во все времена, что в армии она долгое время считалась преступлением, достойным казни. Мы также обсудим, почему страх быть трусом так тесно связан с мужественностью и почему этот ярлык представляет собой худшее оскорбление, которое вы можете нанести мужчине. Крис углубляется в то, как внешние проверки трусости, обезличивание и механизация войны, а также появление терапевтической линзы на жизни уменьшили моральный вес трусости.

Затем он утверждает, что, несмотря на этот факт и то, как культурное презрение к трусости и личный страх перед ней могут привести к негативным последствиям, это остается важным побуждением к выполнению своего долга и основой морального суждения.Мы начинаем разговор с того, как мы можем использовать страх перед трусостью в качестве положительного мотиватора в нашей жизни. После окончания шоу ознакомьтесь с нашими заметками о шоу на aom.is/cowardice.

Хорошо, Крис Уолш, добро пожаловать на шоу.

Крис Уолш: Спасибо, что пригласили меня.

Бретт Маккей: Итак, у вас вышла книга под названием «Трусость: краткая история», и вы отмечаете в начале книги, что о трусости не написано ни одной книги. Это почему? И почему вы почувствовали, что вам нужно глубоко погрузиться в историю трусости?

Крис Уолш: Да, удивительно, это, я думаю, чрезвычайно важная идея, вещь, явление, и в последний раз, когда я смотрел, моя книга была единственным текстом на эту тему в каталоге Библиотеки Конгресса.И существует долгая история высказываний «Давайте не будем говорить о трусости», восходящая к Сократу. Данте, я знаю, человек, который каталогизировал человеческие грехи и низость, уделяет очень мало внимания трусам. На самом деле, он не совсем отправляет их в ад. Когда Данте и Вергилий попадают в вестибюль ада, Данте замечает этот звук и видит просто толпы и толпы призраков, сущностей, людей, мчащихся вперед, преследующих знамя, и говорит: «Кто эти люди?» Вергилию, и Вергилий говорит: «Ну, это трусы, это нейтралы, люди, которые никогда не участвовали по-настоящему в жизни», а затем он говорит: «Давайте не будем говорить о них.И Кьеркегор, который, может быть, больше всех говорил о трусости, любой современный философ, тоже как-то расправляется с этим и говорит, что сам термин, он какой-то уклончивый и такой ужасный, что мы пытаемся говорить об этом, но не можем». т.

А потом, когда я фактически писал диссертацию, которая стала книгой, я пронюхал о человеке по имени Уильям Ян Миллер, который написал книгу об отвращении, и он написал несколько действительно интересных книг, и я написал рецензию на его книгу «Анатомия отвращения», а потом написал и спросил его, над чем он сейчас работает, и он сказал: «Трусость», и мое сердце упало, потому что там я был аспирантом, а там был этот выдающийся писатель, которого я очень понравилось работать над моей темой.Но потом он выпустил книгу под названием «Тайна мужества», и в ней он сказал, что пытался написать книгу о трусости, но трусость уступила, так всегда бывает. Так что в каком-то смысле я отступил от темы, я начал писать о мужестве, а потом обнаружил, что заинтригован идеей трусости. Закончил диссертацию, забросил ее, сбежал от нее на пять лет и потом, наконец, вернулся к ней.

Бретт Маккей: Но да, я думаю, это интересно, например, философы, они говорили о трусости, и мы поговорим о том, как они ее определили, они не хотят об этом говорить, но как вы Дело в книге, трусость часто вырисовывается в нашей психике больше, чем мужество.

Крис Уолш: И исследования показали, например, среди солдат, что типичным местом и местом, где я провожу больше всего времени, исследуя феномен трусости, является военный контекст, и часто сообщалось, что солдаты гораздо больше беспокоятся о трусости и о том, что их сочтут трусливыми, чем они стремятся быть смелыми или прославиться как герои, и что в конечном итоге мотивирует солдат, так это страх такого рода, страх оказаться трусливым и связанный с этим стыд.

Бретт Маккей: Хорошо, я хочу углубиться в это, прежде чем мы это сделаем, давайте будем Сократами и давайте сделаем несколько определений. Как философы определяли трусость на протяжении веков?

Крис Уолш: Нечетким образом я пробегаюсь по нескольким пунктам в книге, которые относятся к… Так, например, Аристотель говорит о некоем спектре между чрезмерным страхом, который характеризует труса, и чрезмерная уверенность, которая характеризует безрассудного человека.А между ними, в этой цели, средний — это тот, кто идет смело. И он говорит, хотя и не прямо, в Никомаховой этике, насколько я помню, что трус не делает то, что должен делать. И это элемент определения, который на самом деле является своего рода стандартным военным определением, которое действительно делает кристально ясным, то есть то, что трус — это тот, кто не делает то, что должен делать, не выполняет свой долг из-за чрезмерного страха. .

Бретт Маккей: И должен ли страх присутствовать, чтобы быть трусостью или мужеством, согласно философам и согласно вашему определению?

Крис Уолш: Да, согласно моему определению, определенно.И в большинстве философов, на которых я смотрел, да, есть элемент страха. Вплоть до того, что иногда они задают вопросы бесстрашному человеку. Если кто-то не чувствует страха и совершает какой-то дерзкий подвиг, справедливо задаться вопросом: «Смелые ли они?» Есть примеры солдат, которые просто делали удивительные вещи и делали это со страхом. И если у них нет страха, я думаю, справедливо задаться вопросом, нужна ли им смелость, чтобы делать то, что они делают. И именно здесь я думаю, что на самом деле мужество может быть более скользким понятием, а трусость — нет, отчасти потому, что трусость ясно дает понять, что вопрос долга и вопрос страха всегда фигурируют в расчетах и ​​в нашей оценке поведения и характера.

Бретт Маккей: Делая трусов еще более скользкими, еще Аристотель заметил, что безрассудные люди обычно трусливы. Так что это немного странно, потому что вы думаете: «Эй, если ты безрассуден, значит, ты не трус». Но Аристотель: «Да, может быть, в некоторых случаях безрассудный человек может быть и трусом, потому что он, возможно, прячется…»

Крис Уолш: Да.

Бретт Маккей: «Он показывает свое бахвальство, чтобы скрыть свой страх».

Крис Уолш: Да, это любопытная петля, которую можно разместить на странице в континууме, безрассудство слева и трусость справа, но они как бы встречаются позади явления, когда у нас есть кто-то безрассудный.Может быть, я думаю, есть некоторые, кто мог бы сказать, потому что они на самом деле боятся бояться или казаться испуганными, и поэтому действуют безрассудно, иногда причиняя столько вреда, сколько мог бы сделать трус. Хотя, как отмечает Сэмюэл Джонсон, хотя эти две вещи кажутся в некотором роде равными, если иметь в виду противоположные вещи, безрассудство и трусость, в безрассудстве есть что-то самоконтролирующее, что, если кто-то ведет себя безрассудно, реальность получит их. Кто-то атакует или что-то в этом роде, когда не положено, его пристрелят, а трус может продолжать бежать и сеять страх на ходу.Так что в попытках проанализировать философские основы этого материала есть любопытные недостатки.

Бретт Маккей: И это часто очень ситуативно, что усложняет задачу. Потому что для Аристотелевского определения трусости это во многих случаях зависит от обстоятельств. Например, каков психологический статус человека, которого мы называем трусливым или смелым?

Крис Уолш: Правильно.

Бретт Маккей: И в какой они ситуации? Поэтому я думаю, что, вероятно, поэтому так трудно определить, даже я думаю, что Ян Миллер сказал, что единая концепция трусости никогда не может быть достаточно утонченной, чтобы правильно понять моральный призыв.Так что это скользкая вещь.

Крис Уолш: Да.

Бретт Маккей: Но у вас есть рабочее определение, которое вы использовали на протяжении всей книги: трус — это тот, кто из-за чрезмерного страха не может сделать то, что должен. И это «должно быть» является своего рода долгом, и мы немного поговорим об этом здесь. Но давайте поговорим об этом, как о состоянии слова трусость сегодня, в нашем современном мире. Итак, люди говорили об этом на протяжении всей истории, но у вас есть отличный график того, как часто трусость используется в книгах.Вы можете сделать это в Google. И он снижается примерно с 1800 года, и это просто падает. Как вы думаете, что там происходит? Почему в нашем моральном словаре стало меньше упоминаний о трусости?

Крис Уолш: Я думаю, что отчасти это своего рода произведение с большими тенденциями в нашем языке и мышлении, где мы стали менее моралистическими в том, как мы судим о вещах, более склонными понимать неудачи в поведении или характере как результат психологических недугов, медицинских проблем, а не греховности или недостатков характера.И это, я думаю, общая тенденция. В частности, трусость, я думаю, была подавлена ​​или вытеснена ужасами современной войны, индустриализацией войны и тем, что война является ее квинтэссенцией дома, как я уже говорил, одно дело говорить о трусости, когда люди встречаются в бою. индивидуально или в небольших группах или как-то еще, но когда у вас есть гигантские армии, сражающиеся друг с другом за много миль, или ядерное оружие в игре, трусость кажется менее уместной. И поэтому, в сочетании с ростом своего рода психологического мышления, которое вытесняет или задерживает моральное суждение, это частично объясняет это.Но это также тот случай, когда график с использованием этого инструмента Google Ngram довольно стабильно снижается с 1800 по 2001 год, а затем идет вверх. И я думаю, что это было, в основном или полностью, из-за риторики после 11 сентября, когда террористов считали трусами, и идея трусости появилась, когда мы обсуждали, что было бы лучшей реакцией на теракт.

И это то, что я, на самом деле, готовясь к этому обсуждению, я погуглил, потому что я не гуглил какое-то время, и это продолжало расти.И я думаю, что на самом деле во времена администрации Трампа это было своего рода ключевое слово, которое часто использовалось, и не только в связи с войной.

Бретт Маккей: Да, я подумал, что это было интересно, как это начало расти где-то в 2001 году, и вы подчеркнули, я помню, когда это произошло, разногласия, мы начали называть террористов трусами.

Крис Уолш: Правильно.

Бретт Маккей: А потом были дебаты, как известно, это то, что заставило Билла Махера выступить, его шоу «Политически некорректно», на самом деле.Он привел аргумент: «Нет, террористы, они не были трусами, они сели в самолет и полетели в него. Это не трусость. И опять же, это скользкое слово. Это тяжело… Мол, знаете, это имеет моральный вес. Мы хотели бросить это на людей, которые нам не нравятся. Но тут же типа: «Ну, трусливо они поступили или нет?» И это вызывает много споров даже сегодня.

Крис Уолш: Да, да, и я думаю, что слово трус в противовес слову трусость было, особенно если вы посмотрите на графики, использование слова трус значительно возросло за последние 20 лет, а слово трусость не очень, и я думаю, что это потому, что слово трусость большое оскорбление.Городской словарь определяет это как худшее оскорбление, известное человеку. Но трусость, это абстрактное понятие, не так-то просто разбрасывать и требует некоторого размышления, которое я, очевидно, считаю стоящим.

Бретт Маккей: Итак, как вы сказали в книге, вы используете военную историю для изучения культурной истории Трусости, потому что именно там она наиболее заметна и наиболее интуитивна, и, как вы заметили ранее, вы отмечаете, что если посмотреть письма солдат или выступления военачальников, там больше заботы было о трусости, чем о мужестве, так что солдаты писали домой, особенно в Гражданскую войну, писали домой семье и сказать.«Я хочу убедиться, что я не трус». Они не говорили о том, что я буду храбрым, чтобы принести славу. Я не хочу позорить свою семью, будучи трусом, так что же там происходит? Почему это негативное качество больше мотивирует делать то, что вы считаете нужным, чем это более позитивное мужество? Что там происходит?

Крис Уолш: Да, и я думаю, что отчасти мы можем взглянуть на эволюционную историю. Джордж Вашингтон на самом деле добился своего, одно из его первых действий, когда он принял командование Континентальной армией, и он пришел, и я использовал это как эпиграф к книге, но он приходит, чтобы собрать войска, и столкнулся с парой случаи трусости и он называет это худшим, что может постичь армию, потому что трусость одного офицера может оказаться гибелью всей армии, так что тут как раз и есть опасность труса и сколько вреда они могут причинить своей собственная сторона.Это помогает объяснить, почему это так осуждается, но доказательства просто повсюду, как вы сказали во время Гражданской войны, это было особенно заметно, может быть, отчасти потому, что солдаты служили с мужчинами из их родных городов, истории их поведения будут опубликованы. в местных газетах, так что Джеймс Макферсон говорит о том, как часто боязнь трусости выражалась в письмах, он также говорит, что именно этот страх придал им мужества, и поэтому есть смысл, в котором беспокойство по поводу трусости, это что-то вроде темной стороны долга того, что произойдет с вами, если вы не будете выполнять свой долг, а именно, вас будут считать трусом, а людей, о которых вы больше всего заботитесь на войне, то есть людей, которые являются вашими ближайшими товарищи по оружию, будут думать о вас плохо и не доверять вам.И это то, чего мы просто не хотим, и человеческая природа не хотела, чтобы самые близкие нас презирали.

Бретт Маккей: Да, и если вы посмотрите еще одну вещь, отмеченную военными историями, это то, что когда вы смотрите на дневники, письма или интервью, и на то, что заставляло людей сражаться, они не говорили таких воодушевляющих вещей. для, ну для страны или какого-то идеала. Обычно все сводилось к тому, чтобы понравиться. «Я не хотел подводить парня рядом со мной. Я не хотел, чтобы они думали обо мне хуже.Вот что это было.

Крис Уолш: Да.

Бретт Маккей: И снова, так что да, трусость, и с военной точки зрения, этого опасались, потому что если лидер проявляет трусость или солдат начинает убегать от битвы, которая может распространиться, мы бы назвали это социальной заразой сегодня с нашим идея, но они понимали, что если люди начнут бегать, то это вызовет у всех остальных такой же страх, и это будет иметь катастрофические последствия. И поэтому они действительно жестоко наказывали, а начиная с ранней истории человечества и вооруженных сил наказание за трусость было суровым, можете ли вы провести нас по истории воинского наказания за трусость?

Крис Уолш: Конечно, да, это действительно могло быть сурово в древние времена, греки, римляне, вы, наверное, знаете термин «децимация», первоначально он означал казнь одной десятой группы солдат, когда эта группа солдат повела себя трусливо, что часто обозначалось термином «фустуариум», очень драматичным, когда начальник подразделения осторожно касался обвиняемого дубиной, а затем другие солдаты подходили к нему. его и убить.И поэтому эти солдаты, которые наказывали, также получали яркий опыт близкого знакомства с тем, что с ними могло случиться, также восходя к древним временам, трусливые солдаты были одеты как женщины, клеймение солдат имеет долгую историю, которая исчезла. out, по крайней мере, в американском контексте Гражданской войны, а также других видов унижения — это один из случаев Гражданской войны, когда группу солдат, бежавших с боя, посадили в бочки, а одну бочку сказали. «Я драпнул», другой сказал «трус», другой сказал «дезертир» или что-то в этом роде.А от них требовалось только стоять и вращаться перед своими товарищами по оружию, чтобы их пристыдили.

Бретт Маккей: Итак, во время Гражданской войны вам было очень стыдно, если вы были осуждены за трусость, часто в вашей местной газете публиковались отчеты о том, что вы сделали. Это большое унижение, но высшим наказанием была смерть. Это было исполняемое преступление, так что вы могли умереть еще во время Второй мировой войны в Соединенных Штатах. Я думаю, вы говорили только об одном человеке.

Крис Уолш: Да.

Бретт Маккей: Вас могут казнить за проявление трусости.

Крис Уолш: Да, да, и уж точно в других странах, таких было гораздо больше в Первую мировую войну, Великобритания казнила 306 солдат за трусость или связанные с ней проступки, немцы и русские казнили гораздо больше в Мировой войне II, и да, это высшая мера наказания. Оно по большей части вышло из употребления, и мы можем говорить о том, почему немцы, русские и англичане, возможно, медлили с смягчением наказаний, но да, это худшее, что может сделать солдат, и так оно и было. соответственно наказан.

Бретт Маккей: Ну да, давай поговорим об этом, потому что США использовали угрозу казни как сдерживающий фактор трусости. Потому что они взяли это из старых военных вооруженных сил, как Джордж Вашингтон прошел обучение в британской армии, и он привнес это, когда возглавил Континентальную армию. Но, как известно, во время Войны за независимость в США действительно было не так много казней за трусость. В Гражданскую войну в Америке были расстрелы за трусость, но зачастую их смягчали, просто отсиживали на каторге.А потом Первую мировую и Вторую мировые войны США не так казнили за трусость, как европейские страны. Что там произошло? Почему США не применили казнь за трусость? Почему они использовали его меньше по сравнению с европейскими странами?

Крис Уолш: Да. В каком-то смысле, я думаю, потому что им это не нужно. Ну, я думаю… На самом деле, моим научным руководителем был Сол Беллоу, писатель, и у него есть строчка о том, что он что-то говорит: «Когда я говорю «американский», я имею в виду неисправленный основной историей человеческих страданий», и европейские державы не только вели войну, но их страны были полями сражений, и они не могли позволить себе роскошь быть мягкими с теми, кого они считали трусливыми.И в Штатах, я думаю, мы могли бы быть такими, и там также из-за того, что американцы учитывают индивидуальные различия, может быть, в чем-то больше, чем в тех других местах, также еще одна причина, по которой трусость так наказывалась, заключалась в том, что есть социальная зараза страха. Там также может вызвать агрессию, люди должны быть обучены стрелять в кого-то, но им гораздо легче стрелять в кого-то, чьих глаз они не видят, и поэтому тот, кто убегает, на самом деле более привлекательная цель, чем тот, кто не видит.Кроме того, репутация трусости с одной стороны может придать уверенность и импульс тем, кто с другой стороны, и поэтому, очевидно, это соображения для американских солдат и американских военных властей, но я думаю, что они были даже более важными и давили на другую сторону. сторону Атлантики. Не говоря уже о Японии и других местах.

Бретт Маккей: А последний человек, казненный за трусость в Америке, был ли это во время Второй мировой войны, рядовой Словик?

Крис Уолш: Правильно, правильно.

Бретт Маккей: Что такого в его деле, когда они такие: «Да, мы сделаем его единственным, кого мы собираемся казнить за трусость».

Крис Уолш: Да, технически, он был казнен за дезертирство. И ему не повезло во всех смыслах. И он также был не лучшим свидетелем самого себя. Он написал вызывающую записку о том, почему он уехал, и сказал, что если ему придется снова пойти туда, он снова сбежит. И я думаю, что есть пара других подобных случаев, когда давали отсрочки, и он был именно таким случаем.На самом деле о нем и его деле есть довольно трогательный фильм «Казнь рядового Словика» с Мартином Шином в главной роли. Изнурительный фильм, который был показан по телевидению и имел большой успех и был очень широко показан в начале 70-х, когда Америка пыталась понять, как ей выбраться из Вьетнама, не чувствуя при этом трусости.

Бретт Маккей: Мы сделаем небольшую паузу для слов наших спонсоров. А теперь вернемся к шоу. Давайте поговорим об этом: Идея трусости и мужества в военном контексте.Самая известная книга, которая исследует сложность мужества и трусости на поле боя, это книга, если вы выросли в Соединенных Штатах, вы, вероятно, читали, я думаю, что я был в 10-м классе, когда я читал это, Красный знак мужества автора Стивен Крейн. Какие выводы о трусости Крейн извлекает из этой книги?

Крис Уолш: Да, это удивительная книга, и это книга, о которой мне все говорили, когда я пишу о мужестве. «О, вы говорите о Красном Знаке Мужества.Да, я. Хотя в книге на самом деле это слово ни разу не упоминается, но из него совершенно ясно видно, что существует то, что Крейн называет вечным спором, происходящим в юношеском сознании Генри Флеминга. Ему было 17 лет или около того, когда он присоединяется, о том, будет ли он бежать или проявит себя как человек традиционной храбрости. А затем он получает свой Красный Знак Мужества, как вы, возможно, помните, не в какой-то героической атаке, а в ходе своего рода хаотического отступления, где он пытается поговорить с ним, товарищем-солдатом Союза, который волнуется вместе с ним и шлепает прикладом по голове, но потом у него такое ранение, которое во Второй Мировой Войне назвали бы раной на миллион долларов.И затем, когда он атакует врага позже в книге, описание его нападения почти идентично изображению, когда он убегает от врага.

Итак, Крейн, когда писал книгу, назвал ее психологическим портретом страха, и я думаю, что именно это и делает книга. Он настаивает на том, чтобы держаться подальше от традиционных способов оценки и изображения поведения на поле боя, которые прославляли его, оценивали его в моралистических терминах, а Крейн этого не приемлет.В книге он держит все это на некотором расстоянии, и мы просто переживаем то, что испытывает и на что надеется этот юноша.

Бретт Маккей: Ну да, что тоже интересно, когда пацан делает первое отступление, он понимает, что его никто не видел.

Крис Уолш: Да.

Бретт Маккей: И вот он начинает это делать и говорит: «Ну, это не было трусостью», и я думаю, что Крейн пытался донести эту трусость и смелость, это очень социальная добродетель.Ему нужна аудитория, чтобы действительно иметь моральный вес.

Крис Уолш: Да, он делал свои ошибки в темноте, я думаю, как он выразился, и поэтому он все еще был человеком, вот что он думает об этом. Да, и если что-то зависит от социального восприятия, то насколько это реально. Я думаю, что Крейн хочет, чтобы мы задумались, и я не думаю, что он отмахивается, он не говорит, что трусости не существует, мужества не существует. Но традиционные способы, которыми мы думаем об этом, и, конечно же, наивные способы, которыми размышляет об этом Генри Флеминг, в книге очень сильно ставятся под сомнение.А потом он написал рассказ под названием «Ветеран», перенесённый через 30 лет, и мы видим Генри Флеминга в образе дедушки, который оглядывается назад и как бы шутит о побеге. А затем, если я правильно помню, героически зайти в сарай, чтобы спасти некоторых животных, и умереть в процессе, и Крейн, безусловно, праздновал этот поступок, даже несмотря на то, что его внук был шокирован дедом, тем, что Генри пренебрежительно относился к традиционной понятие трусости.

Бретт Маккей: Это своего рода прото-Эрнест Хемингуэй.Какой-то Эрнест Хемингуэй цинично относился к трусости. Так что да, может быть, это не совсем так, это просто слова.

Крис Уолш: Да, да, одно из тех абстрактных слов, которые ничего не значат. Я уверен, вы говорили об этом, когда говорили о чести.

Бретт Маккей: Правильно. Да, Шекспир даже говорил об этом.

Крис Уолш: Конечно.

Бретт Маккей: Что такое честь? Слово. Итак, вы упомянули персонажа из «Красного знака мужества», когда он обнаружил, что никто не видел, как он убегает.Он такой: «Я все еще мужчина». Это поднимает мой следующий вопрос. Мужество и трусость неотъемлемо связаны с мужественностью и немужественностью. Это почему? Что там происходит?

Крис Уолш: Да, это отличный вопрос. И я должен начать это исследование, просто снова подумав об эволюционной картине и о том, почему мы можем быть естественным образом склонны осуждать боязливость и неудачи, знаете ли, порожденные боязливостью у мужчин больше, чем у женщин. И во-первых, мужчины крупнее женщин, и они провели исследования 10-месячных детей, которые могут заметить эту разницу и по-разному реагировать на физические способности более крупного человека или фигуры, чем у более маленького человека, так что без сортировки детерминистского взгляда на это, с точки зрения эволюции, есть смысл, в котором, поскольку мужчины в среднем значительно крупнее женщин, мы с большей вероятностью будем осуждать их негативно, если они проявляют страх.А также жизнь мужчин дешевле, учитывая, что яйцеклетки гораздо реже, чем сперматозоиды, и есть исследования приматов, нечеловеческих приматов, где самцы являются часовыми в стае и им грозит больший риск, а если они умрут, то это очень плохо , но лучше пусть они умрут, чем драгоценная самка. Так что я думаю, что это своего рода основа того, почему это больше связано с мужской структурой. А затем опираться на эту, знаете ли, тысячелетнюю культуру, со своими морщинами в штатах.

Бретт Маккей: И что я думаю такого захватывающего в этой связи трусости и мужества с мужественностью и в том, насколько это гендерно, я чувствую себя как мы в современную эпоху, мы думаем, что мы выше этого, как будто мы выше это, но все равно интересно.Всякий раз, когда мы хотим, чтобы чувак что-то сделал, что ты делаешь? Ты называешь его цыпленком.

Крис Уолш: Правильно.

Бретт Маккей: И если вы называете женщину трусихой, у которой нет такого же жала.

Крис Уолш: Ага.

Бретт Маккей: Но мы знаем, что если назовешь парня цыпленком, это его ужалит.

Крис Уолш: Ага. Да, это глубоко.

Бретт Маккей: Забавно, мы думаем, что мы выше этого, но в нашем маленьком первобытном мозгу все еще есть некоторые остатки этого, где мы знаем, что может раздражать людей.

Крис Уолш: Да, и опять же, на это влияет культура. Есть интересное исследование, сравнивающее южных и северных студентов колледжей и их реакции на оскорбления, и южные студенты более склонны резко реагировать на оскорбления их чести, но даже на севере вы называете чувака цыпленком, и это может быть мотиватором.

Бретт Маккей: Это может быть мотиватором, верно. Это как в «Назад в будущее» с Марти Макфлаем.

Крис Уолш: Правильно, правильно.

Бретт Маккей: Ты назвал его цыпленком, и это его задело. Вот что заставило его сделать то, что он не должен был делать.

Крис Уолш: Да, да.

Бретт Маккей: Хорошо, давайте поговорим о пересечении трусости и долга, потому что ваше определение трусости таково: вы не делаете что-то из чрезмерного страха, а это то, что вы должны делать. Военные наказывают за невыполнение служебных обязанностей смертью, но это довольно странно, потому что вы принуждаете кого-то не быть трусливым.Итак, избавляетесь ли вы от морального груза трусости, говоря кому-то, что вы должны сделать это?

Крис Уолш: Да. Да, я имею в виду, я говорю о парадоксе долга, что это нечто обязательное, что мы чувствуем, но это также и то, что выполняется добровольно. Связанные долгом, мы обязаны выполнять этот долг, и если мы связаны им, то это звучит так, как будто нас вынуждают. И да, это оказывает некоторое давление, в «Красном значке мужества» Стивен Крейн говорит о Генри Флеминге, который чувствует, что он находится в движущейся коробке, и эта коробка ограничивает его.Его толкает туда-сюда, да? Это толкает его вперед к битве. И если он находится в движущейся коробке, он не отвечает за то, что он делает, и эта тема уходит далеко в прошлое, идея греческих или этих древних фаланг заключала бы солдат в группы из чего угодно, я даже не знаю, что точное число, как правило, было бы примерно 64 солдата в коробке восемь на восемь, и каждый из этих солдат, возможно, теоретически свободен делать то, что он хочет, но они в этой фаланге, сила которой больше, чем у любого из них. , и заставляет их идти в определенных местах.

Бретт Маккей: Ну, вы также говорите о древних генералах, которых мы взяли, типа, мы должны поместить действительно напуганных людей посередине, чтобы у них не было выбора. Так вот, они на самом деле храбрые или трусливые? Они ничего не делают. Агентство не участвует.

Крис Уолш: Да, да, да. И да, этот вопрос, отнимает ли это часть морального веса, да, я думаю, да. И я думаю, что одним из серьезных критических замечаний по поводу трусости, особенно в последние полтора века или около того, является то, что силы, сдерживающие людей, и особенно солдат, особенно солдат на войне, настолько велики, что такие идеи, как мужество и трусость, действительно не действуют. Это ничего не значит, мы подвержены этим большим силам, модернизированному вооружению и тактике, промышленной войне, а также более глубокому пониманию человеческой психологии, когда мы знаем, что некоторые люди устроены по-другому, верно? Просто мы естественным образом будем бояться больше или меньше.И это заставляет нас задуматься. «Неужели трусость действительно актуальна?»

Бретт Маккей: Нет, да, это то, что Хемингуэй видел в Первой мировой войне. И многие из того потерянного поколения, это то, что заставило их усомниться в самой идее мужества и трусости, они видели, что это не так. Неважно, что ты сделал, ты просто умрешь, и у тебя не было выбора, в этом нет ничего запутанного, в этом нет ничего славного. Ты просто сидишь в окопе, а тут в тебя с двух миль попал снаряд.

Крис Уолш: Правильно, правильно. Да, Джеймс Джонс тоже хорош в этом, в «Тонкой красной линии».

Бретт Маккей: Да, это то, что он тоже исследует. Итак, этот парадокс долга еще больше усугубляет трусость, особенно в современных войнах, где часто не задействовано какое-либо агентство. Я имею в виду, что даже вы говорите об угрозе ядерного уничтожения, вы как будто находитесь в ящике, вы не можете выбраться из ящика, и как быть в такой ситуации смелым или трусливым?

Крис Уолш: Правильно.

Бретт Маккей: Это делает его еще более нечетким. Итак, еще один аргумент, который вы приводите, своего рода упадок в… Наш разговор о трусости, так что изменившиеся способы ведения войны сделали трусость немного нечеткой для разговора, вроде как сложнее осудить кого-то за трусость, когда у них, возможно, не было выбора, не было никаких моральных действий или действия воли. Но вы также говорите о прошлом, я бы сказал, 50, 60 лет, было то, что написал Филип Рифф, он сказал: «Мы живем в эпоху, когда терапевтическое торжествует». морального веса из трусости и мужества?

Крис Уолш: Да, да.Книга Риффа представляет собой действительно убедительную критику феномена терапевтического, особенно в современную эпоху, хотя, когда дело доходит до трусости, это не значит, что было какое-то время в первобытной эпохе, когда люди думали об этих терминах совершенно в черном свете. и белые пути. «Илиада», Ветхий Завет, Аристотель — все они признавали, что разные люди различны, особенно люди устроены по-разному. А Второзаконие советует держать малодушных дома, а не посылать их на войну и таким образом загрязнять войска.Но это были наблюдения, в которых не было того, что есть у нас сейчас, что является своего рода официально санкционированным институциональным медицинским словарем для понимания того, что иначе можно было бы понять как трусость, и поэтому я прослеживаю его до того, что называлось ностальгией по гражданской войне и затем во время Первой мировой войны контузия, усталость от боевых действий и посттравматическое стрессовое расстройство. И все это способы понять это трансгрессивное поведение из-за страха, не осуждая его и не думая о таком поведении как о причине для терапии, а не наказания.

И я думаю, что это, безусловно, уменьшило количество презрения, которое мы испытываем к трусости в некоторых случаях, а также уменьшило сферу применения этого термина, мы просто не применяем его или рассматриваем возможность его применения. Несмотря на то, что в то же время мы уже говорили об этом, это все еще термин, который имеет большую силу, и никто, особенно ни один мужчина не любит, когда его называют трусом, и на психологические термины, такие как посттравматический, до сих пор наложено большое клеймо. стресс, особенно у военнослужащих.И солдаты, как правило, не хотели прослыть жертвой контузии или боевой усталости из-за неумирающего клейма, связанного с такой манерой речи. Так что это сложно. Я не думаю, что терапия полностью восторжествовала. Сын Риффа, Дэвид Рифф, пишет книгу, я думаю, она называется «Триумф травматического», и я думаю, что она будет написана в том же духе. В книге я действительно говорю об излишествах терапевтической культуры, о том факте, что после войны во Вьетнаме больше солдат обращалось за своего рода диагнозом посттравматического стресса и сопутствующими льготами, чем действительно участвовало в боевых действиях.

А теперь определение травмы в основе посттравматического стресса стало настолько широким, что человек может не испытать травму на собственном опыте, а просто услышать о ней, чтобы иметь возможность претендовать на травму, и вы заходите так далеко достаточно, и трусость может быть вытеснена полностью. Мы не можем ожидать, что кто-либо будет выполнять свой долг, независимо от страха или крошечной причины для страха, потому что они были травмированы или предрасположены к чрезмерному страху.

Бретт Маккей: Да, это похоже на то, что происходит со словом «травма» или «посттравматическое стрессовое расстройство».И это тоже интересно, вы видите в некоторых случаях, когда кого-то, кто признается: «У меня это… я был травмирован», их на самом деле хвалят, например: «Ты такой смелый, что признал, что у тебя есть эта проблема». Так что это что-то вроде ницшеанской инверсии ценностей. Типа: «Ну, это то, на что 100 лет назад мы смотрели с презрением». Это как: «Ну, это на самом деле хорошая вещь». И это еще больше портит представление о трусости и мужестве.

Крис Уолш: Да, да, да.И вместо того, чтобы скрывать свою слабость, 100 лет назад думали о слабости, мы ее даже гордо демонстрируем. И я вижу преимущества более широкой тенденции, конечно, я думаю, что мы стали более гуманными во многих вещах и в отношении человеческих различий, но трусость все еще имеет силу, я думаю, мотивировать нас в хорошем смысле. Когда войны велись из-за оскорблений чести, из-за боязни показаться трусливыми, наносится неисчислимый ущерб в глобальном масштабе. Мы обострились во Вьетнаме отчасти потому, что LBJ беспокоился об этом.

Бретт Маккей: Да, ему снились сны, где его называли трусом.

Крис Уолш: Да, да.

Бретт Маккей: И это потрясло его. Он такой: «Я должен спасти Вьетнам, поэтому я не могу быть трусом».

Крис Уолш: Да, верно. И затем, в меньшем масштабе, люди, какие бы насильственные действия на углу улицы ни совершались, или просто глубокий стыд, который некоторые люди испытывают из-за своих убеждений в том, что они трусливы, может привести к насилию над собой, над другими.Так что определенно есть причины критически и скептически относиться к применению трусости, но я не совсем хочу полностью выбрасывать этот термин, потому что я думаю, что если мы не должны выполнять долг из-за страха, то я не знаю, что такая мораль, которую мы действительно можем иметь. Кажется, что это основа для морального суждения, когда мы действительно можем судить о каком-либо поступке, основываясь на вопросах, которые идея трусости, правильно понятая, заставляет нас задать, а именно: «Каков наш долг? Что нам не следует делать? А почему не делаем? А если из-за страха, оправдан ли этот страх или он чрезмерн?» И я думаю, что это хорошие моральные вопросы, которые поддерживает идея трусости.

Бретт Маккей: Да, и я думаю, что в конце книги вы пытаетесь исследовать роль трусости в нашей повседневной жизни или моральной жизни вне армии, и я думаю, что вопрос, который вы боретесь с тем, о чем вы только что говорили, как вы получаете выгоду от страха перед трусостью? Это, как вы сказали, может заставить нас делать ужасные вещи, идти на войну, ввязываться в драки, совершать безнравственные поступки. Это часто похоже на то, что если вы посмотрите, когда люди делают что-то глупое, это похоже на: «Я не хотел, чтобы они думали, что я цыпленок.”

Крис Уолш: Верно.

Бретт Маккей: Но, как вы сказали, вы не хотите полностью от него избавляться, потому что его можно правильно понять, его можно использовать как мотивацию к добру. Итак, вы придумали, как получить пользу от боязни трусости без недостатков?

Крис Уолш: Я думаю, что отчасти это просто из-за того, что термин «трус» не используется по отношению к другим людям или к себе, отчасти потому, что он проливает гораздо больше тепла, чем света.Это великое оскорбление, но оскорбление действительно не приносит большой пользы, я не думаю, что в мире. Но если мы рассмотрим концепцию трусости и подумаем о тех вопросах, о которых мы только что говорили, то концепция трусости побуждает нас задавать вопросы, учитывая, что она сосредоточена на долге и страхе. — Хорошо, в чем наша обязанность? Google Ngram for duty восходит к 1800 году и по сей день, как и трусость, и поэтому я думаю, что это то, о чем мы можем с пользой подумать больше, чем мы, а затем критически подумать о наших страхах, и есть много литературы. о том, как типично… А еще Аристотель говорит, что мы боимся не того, не того в неподходящее время.И я думаю, что смотреть на страхи американцев 2021 года как на то, чего мы боимся, и чего нам следует бояться, — это две разные вещи. Банальный пример — боязнь летать против боязни сесть в машину. Все знают, или большинство людей знают, что у вас гораздо больше шансов погибнуть в автокатастрофе, чем в авиакатастрофе, но я думаю, что большинство людей немного больше боятся садиться в самолет.

Бретт Маккей: Нет, я думаю, вы делаете это хорошее, отличное дело, мне нравится, что я считаю полезным, когда вы исследуете, почему вы что-то не сделали, не бросили ли вы свою работу и не занялись другой работу, которую вы считали лучше, или делаете что-то морально серое и сомнительное.Часто мы придумываем такие причины, как: «Ну, это было бы слишком сложно, или вызвало бы проблемы, или нанесло бы финансовый ущерб моей семье». Вы предполагаете, что, возможно, вы ведете себя трусливо, и используете это как опору, своего рода проверку для себя. Вместо того, чтобы полагаться на эти самооправдания, скажите: «Ну, может быть, я был труслив, и что я могу сделать, чтобы это изменить?»

Крис Уолш: Да, да, и отчасти, учитывая то, о чем мы говорили, социальную природу этого явления трусости и, если уж на то пошло, мужества, следующим шагом часто было бы поставить себя в своего рода фалангу, где Вы можете использовать силу своих товарищей, чтобы помочь вам добраться туда, куда вы хотите.Если ваши страхи не исчезнут, но солдаты, объединившись вместе, смогут делать то, чего они в противном случае не сделали бы, быть более смелыми или менее трусливыми благодаря бодрящей компании других. И да, это мой способ самопомощи, чтобы использовать трусость, чтобы помочь вам добраться туда, куда, по вашему мнению, вы должны идти.

Бретт Маккей: Даже у Данте, у Данте был Вергилий все время, пока он был в чистилище. И Вирджил почти всегда говорил ему: «Не бойся, не будь трусом». Он говорит, что.Мне нравится, как ты закончил это в книге, рассказывая о том, как Данте увидел надпись над вратами ада: «Оставь всякую надежду, сюда попавший», и он колеблется. А потом он говорит Вирджилу: «Это просто очень сложно. Я не понимаю. Это страшно.» Но Вергилий говорит: «Тебе нужно пройти через это», и Вергилий говорит ему: «Здесь ты должен убить всю трусость». И это подбодрило Данте за то, что он сделал, и он смог попасть в рай, потому что умертвил трусость.

Крис Уолш: Да, да, и это его духовное путешествие, и я думаю, что это применимо и к другим сферам жизни, к любви и дружбе, задавая эти вопросы и себе: «Что мне делать? Почему я боюсь это делать?» может быть полезной вещью.

Бретт Маккей: Что ж, Крис, это был отличный разговор. Куда люди могут пойти, чтобы узнать больше о книге и вашей работе?

Крис Уолш: Одна из вещей, в отношении которых я особенно труслив, — это социальные сети.

Бретт Маккей: Думаю, это смело.

Крис Уолш: Так что у меня не так много присутствия в Интернете, но я рад ответить на электронные письма. Я в Бостонском университете по адресу [email protected], C-W-A-L-S-H в B-U точка E-D-U.И я писал о трусости и международных делах для журнала Foreign Affairs, о трусости в академических кругах для The Times Higher Education и о нескольких других вещах, на которые людям может быть интересно посмотреть, и я был бы рад услышать от кого-нибудь. .

Бретт Маккей: Фантастика. Хорошо, Крис Уолш, спасибо за ваше время, это было приятно.

Крис Уолш: Спасибо, Бретт. Действительно ценю это.

Бретт Маккей: Сегодня у меня в гостях был Крис Уолш, автор книги «Трусость: краткая история».Она доступна на Amazon.com и в книжных магазинах повсюду. Обязательно ознакомьтесь с нашими заметками о шоу на странице aom.is/cowardice, где вы можете найти ссылки на ресурсы, где можно глубже изучить эту тему.

Вот и подошёл к концу ещё один выпуск подкаста The AOM. Не забудьте посетить наш веб-сайт artofmanliness.com, где вы можете найти наши архивы подкастов, а также тысячи статей, написанных за эти годы практически обо всем, что вы можете придумать. И если вы хотите наслаждаться эпизодами подкаста AOM без рекламы, вы можете сделать это на Stitcher Premium.Перейдите на сайт StitcherPremium.com, зарегистрируйтесь, используйте код MANLINES при оформлении заказа, чтобы получить бесплатную месячную пробную версию. После регистрации загрузите приложение Stitcher на Android или iOS, и вы сможете наслаждаться эпизодами подкаста AOM без рекламы. И если вы еще этого не сделали, я был бы признателен, если бы вы потратили одну минуту, чтобы оставить нам отзыв об Apple Podcast или Stitcher, это очень помогает, и если вы уже сделали это, спасибо. Пожалуйста, рассмотрите возможность поделиться этим шоу с другом или членом семьи, который, по вашему мнению, получит от этого что-то полезное.Как всегда, спасибо за постоянную поддержку, пока в следующий раз Бретт Маккей не напомнит вам не только слушать подкаст AOM, но и применять то, что вы услышали, на практике.

Шелл в шоке

К зиме 1914–1915 годов «контузия» превратилась в насущную медицинскую и военную проблему. Мало того, что это затронуло растущее число солдат на передовой, участвовавших в Первой мировой войне, врачи британской армии изо всех сил пытались понять и лечить это расстройство.

Термин «контузия» придумали сами солдаты.Симптомы включали усталость, тремор, спутанность сознания, ночные кошмары и нарушение зрения и слуха. Его часто диагностировали, когда солдат не мог функционировать, и очевидная причина не могла быть установлена. Поскольку многие из симптомов были физическими, это мало походило на современный диагноз посттравматического стрессового расстройства.

Shell Shock застал британскую армию врасплох. Стремясь лучше понять и лечить это состояние, армия назначила Чарльза С. Майерса, психолога с медицинским образованием, в качестве психолога-консультанта Британского экспедиционного корпуса, чтобы высказать свое мнение о случаях контузии и собрать данные для политики, направленной на решение растущей проблемы. вопрос о потерях в психиатрических боях.

Майерс получил образование в Кэйус-колледже Кембриджа, а также изучал медицину в больнице Святого Варфоломея в Лондоне. Вскоре после получения квалификации врача он занял академическую должность в Кембридже, руководя лабораторией экспериментальной психологии. Однако с началом войны Майерс почувствовал себя обязанным вернуться к клинической практике, чтобы помочь военным. Военное министерство отказало ему в заграничной службе из-за его возраста (ему было 42 года), но, не испугавшись, он по собственной инициативе перебрался во Францию ​​и получил место в госпитале, открытом герцогиней Вестминстерской в ​​казино в Ле-Туке. .Когда Майерс оказался там, его исследовательские полномочия сделали его естественным выбором для изучения тайн контузии во Франции.

Первые случаи, описанные Майерсом, демонстрировали ряд аномалий восприятия, таких как потеря или нарушение слуха, зрения и чувствительности, наряду с другими обычными физическими симптомами, такими как тремор, потеря равновесия, головная боль и утомляемость. Он пришел к выводу, что это были психологические, а не физические потери, и полагал, что симптомы были явными проявлениями подавленной травмы.

Вместе с Уильямом Макдугаллом, еще одним психологом с медицинским образованием, Майерс утверждал, что контузию можно вылечить с помощью когнитивной и аффективной реинтеграции. Они думали, что контуженный солдат пытался справиться с травмирующим опытом, подавляя или отщепляя любые воспоминания о травмирующем событии. Такие симптомы, как тремор или контрактура, были результатом бессознательного процесса, направленного на поддержание диссоциации. Майерс и Макдугалл считали, что пациента можно вылечить только в том случае, если его память будет возрождена и интегрирована в его сознание, а для этого может потребоваться несколько сеансов.

Хотя Майерс считал, что может лечить отдельных пациентов, более серьезной проблемой было то, как справляться с массовыми потерями в психиатрии, последовавшими за крупными наступлениями. Опираясь на идеи, разработанные французскими военными нейропсихиатрами, Майерс определил три основных принципа лечения контузии: «незамедлительность действий, подходящая среда и психотерапевтические меры», хотя эти меры часто ограничивались поощрением и утешением. Майерс утверждал, что военные должны создавать специальные подразделения «настолько удаленные от звуков войны, насколько это совместимо с сохранением «атмосферы» фронта.Армия последовала его совету и позволила ему в декабре 1916 г. создать четыре специализированных подразделения. Они были предназначены для лечения острых или легких случаев, в то время как хронические и тяжелые случаи направлялись в базовые госпитали для более интенсивной терапии. В 1917 г. Аррас, Мессин и Пасшендале произвели поток контузии, переполнив четыре отряда.

Неизбежно, Майерс подвергся критике со стороны тех, кто считал контузию просто трусостью или симуляцией. Некоторые считали, что с этим состоянием лучше справиться с помощью военной дисциплины.Майерс становился все более деморализованным и запросил отправку обратно в Соединенное Королевство. В октябре 1917 года военное министерство в Лондоне провело экстренную конференцию, чтобы обсудить способы улучшения лечения контузии, поскольку большое количество пациентов выписывалось из больниц общего профиля как инвалиды, неспособные к постоянной работе, потому что врачам не хватало опыта и понимания. Майерс предложил систему, с помощью которой врачи направляли бы пациентов с тяжелой формой контузии непосредственно из базовых больниц во Франции в специализированные лечебные центры в Соединенном Королевстве.Он утверждал, что эффективное лечение требует индивидуального подхода, что, в свою очередь, требует увеличения численности персонала — в идеале один врач на 50 пациентов. Чтобы удовлетворить это требование, он убедил военное министерство организовать учебные курсы по принципам и практике военной психиатрии и, в частности, по лечению контузии.

После войны Майерс оставил свой пост в Кембридже, чтобы основать Национальный институт промышленной психологии для облегчения применения психологических исследований на рабочем месте.В 1922 году военное министерство назначило комитет по расследованию контузии, но Майерс был настолько разочарован некоторыми из своих военных событий, что отказался давать показания.

Только в 1940 году, когда Великобритания снова находилась в состоянии войны, он написал свои мемуары, в которых подробно изложил свои теории о контузии и ее лечении. Его отчет не был хорошо воспринят военным обозревателем в журнале Королевского армейского медицинского корпуса , который утверждал, что книга выявила «отсутствие понимания и убежденности.Написанная в то время, когда Великобритания столкнулась с угрозой вторжения, автор, возможно, чувствовал, что критика Майерсом медицинских служб армии была непатриотичной и пораженческой. По правде говоря, они выявили неспособность массовой иерархической организации приспособиться к тонкой политике. рекомендации врача-новатора

Тем не менее, принципы передовой психиатрии, которые определил Майерс, — быстрое лечение, максимально приближенное к боевым действиям, с ожиданием выздоровления и возвращения в часть — были широко приняты во время Второй мировой войны как в США, так и в США.США и Великобритании, и сегодня они продолжают практиковаться западными вооруженными силами в Афганистане и Ираке.

Эдгар Джонс, доктор философии, профессор истории медицины и психиатрии Института психиатрии Королевского колледжа Лондона. Кэтрин С. Милар, доктор философии из Earlham College, исторический редактор Time Capsule.

Моральная трусость этого момента в американской истории | umair haque

Что происходит, когда общество забывает о своих обязанностях?

Я собираюсь сделать одно замечание, которое покажется вам недобрым, немилосердным и неумолимым.И все же, возможно, в эти неспокойные и странные времена правда — это первое и последнее, чем мы можем поделиться, как однажды сказал Оруэлл, так что, возможно, это мой долг, а, может быть, забывание выполнять свой долг — это своего рода коррозия, которую мы имеем. еще предстоит увидеть. Но я доберусь до этого. Во-первых, вот мое наблюдение.

Этот момент американской истории отмечен своего рода систематической моральной трусостью.

Трусость — странное, смешное и довольно глупое слово, которое приходится использовать. Но у меня нет другого. Поэтому я хочу, чтобы вы знали, что я не имею в виду своего рода гневное трампистское осуждение.Что хорошего в этом? Я имею в виду это точно, спокойно и вдумчиво, чтобы мы могли тщательно обдумать это, и вы будете судить, приведет ли это нас к чему-либо.

Что такое трусость? Я собираюсь дать ему очень простое определение в терминах Канта. Это неспособность жить в соответствии со своим долгом — тем, что человек должен относиться к другим так, как хотел бы, чтобы обращались с ним, если бы они поменялись ролями. Солдат обязан не покидать свой пост, и когда он это делает, мы справедливо говорим, что он трус. Но и у каждого в обществе есть обязанности.Врач обязан не причинять вреда больному, а если он этого не делает, то это тоже своего рода моральная трусость. К этому моменту я вернусь после того, как объясню три конкретных вида моральной трусости, с которыми я сталкиваюсь теперь ежедневно.

Мой первый вид моральной трусости — бездействие. Представьте себе на мгновение, что потребуется всего три сенатора Республиканской партии, чтобы остановить авторитаризм на своем пути. Все, что им нужно будет сделать, это провести собрание с демократами на короткое время. Теперь учтите тот факт, что многие, многие сенаторы Республиканской партии в этот момент бесконечно сердито твитят о том, как они обеспокоены разложением демократии, размыванием институтов, президентством, жалуются на печальное положение вещей.Но они и пальцем не пошевельнут, чтобы что-то изменить (даже чтобы прекратить отбирать здравоохранение у маленьких детей).

Что такое долг политика? Конечно, представлять народ — но прежде всего защищать демократию. Иначе все рухнет само собой. Американцы всегда ищут нюансы, но в этом нет ничего сложного. Таким образом, американские политические лидеры каждый день совершают акты великой моральной трусости. Они могут сказать, что обеспокоены тем, как умирает демократия, но они не выполняют свой долг перед демократией, собравшись вместе, чтобы защитить ее основные принципы, механизмы, ценности и институты.

Второй вид моей моральной трусости — это неспособность говорить. Не только по поручению, но, что еще пагубнее, по упущению. Позвольте мне привести вам пример — тот, который должен войти в историю как позорный момент, но, вероятно, не войдет. После того, как администрация Трампа объявила, что построит охраняемые тюрьмы для детей, разлученных с родителями, ведущие MSNBC начали массово называть их «лагерями». Конечно, это лагеря. Дух. Но это летние лагеря? Спортивные лагеря? Лагеря отдыха? Это концлагеря.Вы спросите: ну какая разница, одно это словечко? Давай, взрослей! Но это меняет все в мире. Лагерь — это многое. Но «концлагерь» — это только один из них. Это не просто фраза — это конкретное историческое явление, термин, заключающий в себе десятилетия человеческой глупости и трагедии. Когда мы используем правильные термины для вещей, мы подразумеваем и предполагаем — потому что знаем, — что совершаем те же самые ужасные ошибки, которые когда-то совершала и история.

Что входит в обязанности журналиста? Это сказать правду.Все это, с такой точностью и аккуратностью, на которую они способны. Но журналисты, интеллектуалы и ученые мужи в Америке используют совершенно другой язык для описания вещей: не фашизм и авторитаризм, а «нативизм» и «этнонационализм», не «концлагеря», а «палаточные городки», не «неонационализм». нацисты» и «диктатор», но странные внутри кодовые слова, такие как «белые националисты» и «культурная тревога». Является ли это правдой в том виде, в каком мы ее знаем, или это просто какое-то приукрашенное, вежливое, сфабрикованное приближение к тому, что приемлемо? Когда нам не удается сказать правду — историческую правду, как можно точнее и точнее, — опуская конкретные слова, идеи, фразы, чтобы смягчить удар, подкрепить собственные дурацкие мифы о грандиозности и исключительности, а мы это знаем, тогда мы совершаем акт моральной трусости.Мы не выполняем свой долг.

Мой третий вид моральной трусости — неспособность мыслить. Почему именно американские интеллектуалы используют этот странный, внеисторический, деконтекстуализированный, оголенный словарь для описания того, что на данный момент очевидно является фашизмом и авторитаризмом — «нативизм», «этнонационализм», «культурная тревога» и так далее? Они не думают, что это может произойти здесь. Но это теперь очень ясно начинает происходить здесь — в учебнике фашизм, ревущий демагог, кричащая масса, строящиеся лагеря, дети, разлученные с родителями.И, возможно, если бы интеллектуалы думали, что это может произойти здесь, что ж, может быть, мы смогли бы рассмотреть, так ли это на самом деле. Может быть, у нас не было бы этой странной и фатальной гордыни и высокомерия, которые есть у нас — мы выше, история, мы Америка, мы не делаем таких вещей. Мои друзья: мы делаем.

Что такое долг интеллектуала? Это изучение причин и следствий и, таким образом, обретение мудрости. Так почему же у американских интеллектуалов нет работающей теории американского краха? Почему дети стреляют друг в друга в школах, а люди умирают от недостатка инсулина? Почему ни один политолог или экономист не может объяснить трампизм? Почему никто этого не предсказал? Почему никто не говорит: «Гитлер, Сталин и Мао тоже…» А как насчет теории, которая предупреждает людей о том, что происходит после того, как общество начинает отправлять людей в лагеря? Теория «этнонативизма» и «культурной тревожности» об этом ничего не говорит.Но теория фашизма, безусловно, такова. Вы видите, что я имею в виду? В грандиозной неспособности мыслить, на самом деле, вообще, американские интеллектуалы совершили акт моральной трусости — даже сейчас отказываясь смотреть на свою нацию беспристрастно, беспристрастно, бесстрастно. Этого не может быть здесь! И вот они здесь, не в силах связать причину со следствием и научить людей, что то, что происходит сегодня в Америке, смертельно реально. Они не справились со своей основной обязанностью — обретать и давать мудрость — и именно поэтому этот момент отмечен вместо этого глупостью.

Так. Обязанности — и они велики, если вы спросите меня, без которых общество не может действительно функционировать — истины, мудрости и демократии — не выполнены. И все же они не единственные. Вопрос в следующем, если вы следите за мной до сих пор.

Как эта великая и благородная идея долга исчезла из американской жизни? Как был подорван сам долг? Потому что, если внимательно посмотреть на американскую жизнь, то видно, что никто не выполняет свой долг. Не очень, не часто и недостаточно сильно, на самом деле.«Организации управления здравоохранением» больше озабочены выставлением счетов, чем здравоохранением. Технические магнаты не заинтересованы в том, чтобы связывать людей — они просто продают рекламу. Банки взрывают экономику. Хедж-фонды не хеджируют риски — они перекладывают ответственность на общество. Вот гротескно извращенный пример, чтобы было понятно — некоторые хотят продавать учителям оружие, чтобы те могли стрелять… в школьных стрелков. Но обязанность учителя — учить, а не стрелять. Вы понимаете, что я имею в виду под эрозией долга?

Как рухнул сам долг? Думаю, это произошло по очень простой причине.Хищнический капитализм стал единственной организующей силой, оставшейся в обществе. Долг — это кантианское понятие — то, что мы должны делать всегда, а не только тогда, когда это удобно, легко или корыстно. Но хищнический капитализм не дает нам ни времени, ни места, ни энергии, ни какой-либо свободы, на самом деле, для выполнения нашего долга друг перед другом — он делает единственный конец жизни прибылью. Если наша жизнь — это гигантская игра, в которой мы наживаемся друг на друге, если все, что мы должны делать, — это подчиняться, приспосабливаться, производить и потреблять, то кто же мы будем выполнять обязанности истины, справедливости, демократии, свободы, честности, человечности? Тогда мы можем делать их только тогда, когда они не требуют финансовых затрат.

Но долг никогда не бывает бесплатным. Нам всегда чего-то стоит выполнение нашего долга — долг — это то, что мы делаем именно потому, что это дорого обходится. Вот как это расширяет наше представление об интересе за пределы инфантильного, нарциссического «я», и именно так мы вместе зарабатываем вещи больше, чем прибыль — доверие, уважение, ценность, смысл, цель, принадлежность, благодать, неповиновение, сочувствие. Без долга не остается ничего, что можно было бы назвать финансовой прибылью, экономической ценностью — общество становится богатым, но также и пустым, опустошенным, выветриваемым изнутри и разрушающимся день ото дня.

Похоже ли это на сегодняшнюю Америку, может быть, немного? Вы правы, что люди стараются, не все еще потеряно, и хорошие люди есть повсюду. Тем не менее, в эти дни я останавливаюсь и задаюсь вопросом, достаточно ли хорошо наше определение добра. Потому что, самоочевидно, мы проваливаем этот поворотный пункт в истории. Моральная трусость отмечает момент со всех сторон, каждый день, в большом и малом. И это не только потому, что мы не исполняем своих обязанностей перед демократией, справедливостью, свободой, правдой, достоинством, служением, историей, человечеством, — но потому, что, может быть, мы забываем, что они у нас вообще когда-либо были.

Umair
Июнь 2018

Мы попали сюда из-за трусости. Мы выбираемся смело

Многие люди хотят убедить вас, что вам нужна докторская степень. или юридическое образование, или десятки часов свободного времени для чтения плотных текстов о критической теории, чтобы понять движение проснувшихся и его мировоззрение. Вы не. Вам просто нужно поверить своим глазам и ушам.

Позвольте мне предложить краткий обзор основных убеждений Революции Пробуждения, которые совершенно ясны любому, кто хочет смотреть сквозь хэштеги и жаргон.

Он начинается с утверждения, что силы справедливости и прогресса ведут войну против отсталости и тирании. А на войне нормальные правила игры должны приостанавливаться. Действительно, эта идеология утверждала бы, что эти правила являются не просто препятствием для справедливости, но и инструментом угнетения. Они инструменты мастера. И инструменты хозяина не могут разобрать дом хозяина.

Таким образом, сами инструменты не просто заменяются, а отвергаются. И при этом убеждение — цель спора — заменяется публичным порицанием.Моральная сложность заменяется моральной определенностью. Факты заменяются чувствами.

Идеи заменяются идентичностью. Прощение сменяется наказанием. Дебаты заменяются деплатформингом. Разнообразие заменяется однородностью мышления. Включение с исключением.

В этой идеологии речь есть насилие. Но насилие, совершаемое правильными людьми во имя правого дела, вовсе не является насилием. В этой идеологии запугивание — это неправильно, если только вы не запугиваете нужных людей, и в этом случае это очень и очень хорошо.В этой идеологии образование заключается не в том, чтобы научить людей думать, а в том, чтобы переучить их тому, что думать. В этой идеологии потребность чувствовать себя в безопасности важнее необходимости говорить правду.

В этой идеологии, если вы не напишете правильный твит или не поделитесь правильным лозунгом, вся ваша жизнь может быть разрушена. Просто спросите Тиффани Райли, директора школы в Вермонте, которую уволили — уволили — за то, что она сказала, что поддерживает жизнь чернокожих, а не организацию Black Lives Matter.

В этой идеологии прошлое не может быть понято само по себе, а должно оцениваться через мораль и нравы настоящего.Вот почему сносят статуи Гранта и Вашингтона. И именно поэтому Уильям Перис, лектор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и ветеран ВВС, подвергся расследованию за чтение вслух в классе «Письма из Бирмингемской тюрьмы» Мартина Лютера Кинга.

В этой идеологии намерения не имеют значения. Вот почему Эммануэль Кафферти, латиноамериканский работник коммунальных служб в San Diego Gas and Electric, был уволен за то, что кто-то назвал жестом руки сторонников превосходства белой расы, хотя на самом деле он хрустел костяшками пальцев из окна своей машины.

В этой идеологии равенство возможностей заменено равенством результатов как меры справедливости. Если все не заканчивают гонку одновременно, значит, трасса была дефектной. Таким образом, аргумент, чтобы избавиться от SAT. Или вступительные экзамены в государственные школы, такие как Стайвесант в Нью-Йорке или Лоуэлл в Сан-Франциско.

В этой идеологии вы виноваты в грехах своих отцов. Другими словами: вы — это не вы. Вы всего лишь воплощение своей расы, религии или класса.Вот почему третьеклассников в Купертино, штат Калифорния, попросили оценить себя с точки зрения их власти и привилегий. В третьем классе.

В этой системе мы все четко распределены по шкале от «привилегированных» до «угнетенных». Мы находимся где-то в этом спектре по разным категориям: раса, пол, сексуальная ориентация и класс. Затем нам дается общий балл, основанный на сумме этих рейтингов. Наличие привилегий означает, что ваш характер и ваши идеи испорчены. Вот почему, как сказал мне один старшеклассник из Нью-Йорка, ученикам в его школе говорят: «Если вы белый мужчина, вы второй в очереди, чтобы говорить.Это считается нормальным и необходимым перераспределением власти.

Расизм получил новое определение. Это уже не дискриминация по цвету кожи. Расизм — это любая система, которая допускает несопоставимые результаты между расовыми группами. Если присутствует неравенство, как объяснил верховный жрец этой идеологии Ибрам X. Кенди, присутствует расизм. Согласно этому всеобъемлющему новому взгляду, все мы либо расисты, либо антирасисты. Чтобы быть Хорошим, а не Плохим Человеком, вы должны быть «антирасистом».Нейтралитета нет. Нет такого понятия, как «не расист».

Самое важное: в этой революции скептики любой части этой радикальной идеологии превращаются в еретиков. Те, кто не соблюдает каждый отдельный аспект его кредо, запятнаны как фанатики, подвергаются бойкотам, а их работа — политическим лакмусовым бумажкам. Просвещение, по выражению критика Эдварда Ротштейна, сменилось экзорцизмом.

То, что мы называем «культурой отмены», на самом деле является системой правосудия этой революции.И цель отмен — не просто наказать человека, которого отменили. Цель состоит в том, чтобы послать сообщение всем остальным: выйдите из очереди, и вы следующий.

Сработало. Недавнее исследование CATO показало, что 62 процента американцев боятся озвучивать свои истинные взгляды. Почти четверть американских ученых выступают за увольнение коллеги за неправильное мнение по таким острым вопросам, как иммиграция или гендерные различия. Согласно опросу, проведенному Институтом глобальных инноваций Чалли, почти 70% студентов предпочитают, чтобы профессора сообщали о своих докладах, если профессор говорит что-то, что студенты считают оскорбительным.

Почему так много людей, особенно молодежи, тянутся к этой идеологии? Это не потому, что они тупые. Или потому, что они снежинки, или что бы там ни говорил Фокс, чтобы вы поверили. Все это происходило на фоне крупных перемен в американской жизни — разрыва нашей социальной ткани; утрата религии и упадок гражданских организаций; опиоидный кризис; крах американской промышленности; рост больших технологий; последовательные финансовые кризисы; токсичный публичный дискурс; погасить студенческий долг.Эпидемия одиночества. Кризис смысла. Пандемия недоверия. Это произошло на фоне упадка американской мечты, похожего на изюминку, неравенство нашей якобы справедливой, либеральной меритократии явно сфальсифицировано в пользу одних людей и против других. И так далее.

«Я обратился, потому что созрел для этого и жил в разлагающемся обществе, жаждущем веры». Это Артур Кестлер писал в 1949 году о своей любви к коммунизму.То же самое можно сказать и об этой новой революционной вере. И, как и другие религии в момент своего зарождения, эта зажгла в огне души истинно верующих, стремящихся сжечь все и всех, кто стоит на ее пути.

Если вы когда-нибудь пытались что-то построить, пусть даже маленькое, то знаете, как это сложно. Это займет время. Это требует огромных усилий. Но сносить вещи? Это быстрая работа.

Революция Пробуждения оказалась исключительно эффективной. Он успешно захватил самые важные смыслообразующие институты американской жизни: наши газеты.Наши журналы. Наши голливудские студии. Наши издательства. Многие из наших технологических компаний. И, всё чаще, корпоративная Америка.

Так же, как и в Китае при председателе Мао, семена нашей собственной культурной революции можно проследить в академии, первой из наших организаций, которую она опередила. И наши школы — государственные, частные, приходские — становятся все более вербовочной площадкой для этой идеологической армии.

Стоит рассказать несколько историй:

Дэвид Петерсон — профессор искусства в колледже Скидмор в северной части штата Нью-Йорк.Лихорадочным летом 2020 года его обвинили в «гнусном поведении, которое угрожает ученикам Блэк Скидмор».

Что это за отвратительное поведение? Дэвид и его жена Андреа пошли смотреть митинг полицейских. «Учитывая болезненные события, которые продолжают разворачиваться в этой стране, я думаю, мы просто почувствовали необходимость воочию увидеть, как все это происходит в нашем собственном сообществе», — сказал он студенческой газете Skidmore. Дэвид и его жена остались на 20 минут в гуще событий.Они не держали плакатов, не участвовали в песнопениях. Они просто смотрели. Потом они ушли ужинать.

За преступление прослушивания класс Дэвида Петерсона был бойкотирован. На двери его класса появилась табличка: «СТОП. Поступая на этот курс, вы пересекаете линию пикетов по всему университетскому городку и нарушаете бойкот против профессора Дэвида Петерсона. Это небезопасная среда для маргинализированных учащихся». Затем университет начал расследование обвинений в предвзятости в классе.

На другом конце страны, в Скидморе, в Университете Южной Калифорнии, человек по имени Грег Паттон является профессором делового общения. В 2020 году Паттон вел курс по «словам-паразитам», таким как «гм», «нравится» и т. д., для своего магистерского курса по коммуникации для менеджмента. Оказывается, китайское слово «нравится» звучит как n-слово. Студенты писали сотрудникам и администрации школы, обвиняя своего преподавателя в «халатности и пренебрежении». Они добавили: «Мы обременены борьбой с нашим существованием в обществе, на рабочем месте и в Америке.Нас не должны заставлять бороться за наше чувство мира и психического благополучия» в школе.

В нормальном, основанном на реальности мире есть только один ответ на такое заявление: Вы ослышались. Но это был не ответ. Это было: «Для преподавателей просто неприемлемо использовать в классе слова, которые могут изолировать, ранить и нанести ущерб психологической безопасности наших студентов», — написал декан Джеффри Гарретт. «Понятно, что это вызвало сильную боль и огорчение среди студентов, и я глубоко сожалею об этом.” 

Эта гниль не коснулась высшего образования. На обязательном тренинге в начале этого года в Объединенном школьном округе Сан-Диего Беттина Лав, профессор образования, которая считает, что дети лучше учатся у учителей той же расы, обвинила белых учителей в том, что они «дух убивает черных и коричневых детей», и призвала их пройти «антирасистскую терапию для белых педагогов».

Государственным школам Сан-Франциско не удалось открыть свои школы во время пандемии, но правление решило переименовать 44 школы, в том числе названные в честь Джорджа Вашингтона и Джона Мьюира, прежде чем приостановить действие плана.Тем временем один из членов правления объявил заслуги «расистским» и «трамповским».

Недавняя образовательная программа для учителей шестого-восьмого классов под названием «Путь к справедливому преподаванию математики», финансируемая Фондом Билла и Мелинды Гейтс, была недавно разослана учителям штата Орегон Департаментом образования штата. Литература программы информирует учителей о том, что превосходство белых проявляется в обучении математике, когда «строгость выражается только в сложности» и «надуманные словесные задачи ценятся выше математики в жизненном опыте учащихся».” 

Серьезное образование является противоядием от такого невежества. Фредерик Дуглас сказал: «Образование означает эмансипацию. Это означает свет и свободу. Это означает вознесение души человека к славному свету истины, свету, только благодаря которому люди могут быть свободны». Парящие слова, которые кажутся репортажами из далекой галактики. В образовании все чаще умирают дебаты, инакомыслие и открытия.

Это также очень вредно для детей. Для тех, кого считают «привилегированным», это создает враждебную среду, в которой дети слишком запуганы, чтобы участвовать.Тем, кого считают «угнетенными», он прививает необычайно пессимистический взгляд на мир, где студентов учат видеть злобу и нетерпимость во всем, что они видят. Им отказывают в достоинстве равных стандартов и ожиданий. Им отказывают в вере в собственную свободу действий и способность добиться успеха. Как сказал Зайд Джилани: «У вас не может быть власти без ответственности. Отрицание меньшинствами ответственности за их собственные действия, как хорошие, так и плохие, только лишит нас власти, которую мы по праву заслуживаем.

Как мы сюда попали? Есть много факторов, которые имеют отношение к ответу: институциональный упадок; техническая революция и созданные ею монополии; высокомерие наших элит; бедность; смерть доверия. И все это необходимо изучить, потому что без них у нас не было бы ни ультраправых, ни культурных революционеров, шумящих сейчас у ворот Америки.

Но на одном слове стоит остановиться, потому что от него зависело каждое мгновение радикальной победы. Слово трусость .

Революция почти не встретила сопротивления со стороны тех, у кого перед именами стоят титулы CEO или лидер или президент или директор . Отказ взрослых в зале говорить правду, их отказ сказать «нет» усилиям по подрыву миссии их институтов, их страх перед дурной репутацией и этот страх перевесить свою ответственность — , — вот как мы получили здесь.

Аллан Блум имел в виду радикалов 1960-х годов, когда писал, что «несколько студентов обнаружили, что напыщенных учителей, рассказывающих им об академической свободе, можно небольшим толчком превратить в танцующих медведей.Теперь, полвека спустя, эти танцующие медведи занимают именные стулья в каждом важном элитном, имеющем смысл учреждении страны.

Как выразился Дуглас Мюррей: «Проблема не в том, что жертва выбрана. Проблема в том, что людям, которые разрушают его репутацию, позволяют делать это за счет соучастия, молчания и ускользания от всех остальных».

Каждый наверняка подумал: У этих протестующих есть заслуга! Этот институт, этот университет, эта школа не во все времена соответствовали всем своим принципам! Мы были расистами! Мы были сексистами! Мы не всегда были просветленными! Я дам немного, и мы найдем способ прийти к компромиссу. Это оказалось так же наивно, как Робеспьер думал, что сможет избежать гильотины.

Подумайте о каждом из анекдотов, которыми я здесь поделился, и обо всем остальном, что вы уже знаете. Все, что должно было измениться, чтобы вся история повернулась по-другому, это то, что ответственное лицо, человек, которому поручено быть распорядителем газеты, журнала, колледжа, школьного округа, частной средней школы или детского сада, скажем: Нет.

Если трусость является причиной всего этого, то силу, остановившую эту культурную революцию, также можно охарактеризовать одним словом: мужество .И мужество часто исходит от людей, которых вы не ожидаете.

Обратите внимание на Мод Марон. Марон всю жизнь был либералом, который всегда ходил пешком. Она была сопровождающей организацией Planned Parenthood; научный сотрудник юридической школы Кэтлин Кливер, бывшей Черной Пантеры; и наблюдатель за опросом Джона Керри в Пенсильвании во время президентских выборов 2004 года. В 2016 году она регулярно участвовала в кампании Берни Сандерса.

Марон посвятила свою карьеру юридической помощи: «Для меня быть государственным защитником — это больше, чем просто работа», — сказала она мне.«Это я».

Но все изменилось, когда в прошлом году Марон страстно и публично заявила о нелиберализме, охватившем государственные школы Нью-Йорка, в которых учатся четверо ее детей.

«Я очень открыто говорю о том, за что выступаю», — сказала она мне. «Я за интеграцию. Я за разнообразие. А также я отвергаю версию о том, что белые родители виноваты в неудачах нашей школьной системы. Я возражаю против предложения мэра избавиться от специализированных вступительных испытаний в такие школы, как Стайвесант.И я считаю, что расовый эссенциализм — это расизм, и его не следует преподавать в школе».

За этим очевидным мысленным преступлением последовала охота на ведьм в 21 веке. Коллеги публично оклеветали Марон. Они назвали ее «расисткой, причем откровенно». Они сказали: «Нам стыдно, что она работает в Обществе юридической помощи».

Большинство людей ушли бы и спокойно нашли новую работу. Не Мод Марон. Этим летом она подала иск против организации, утверждая, что ее вынудили отказаться от юридической помощи из-за ее политических взглядов и расы, что является нарушением Раздела VII Закона о гражданских правах.

«Причина, по которой они преследовали меня, в том, что у меня другая точка зрения», — сказала она. «Эти идеологи пытались разрушить мое имя и мою карьеру, и они преследуют других хороших людей. Немногие встают и говорят: совершенно неправильно так поступать с человеком. И это не остановится, если люди не выступят против этого».

Это мужество.

Храбрость также похожа на Пола Росси, учителя математики в средней школе Грейс Черч в Нью-Йорке, который поднял вопросы об этой идеологии на обязательном собрании Zoom для студентов и преподавателей только для белых.Через несколько дней все советники школы были обязаны зачитать вслух публичный выговор за его поведение каждому ученику школы. Не желая отрекаться от своих убеждений, Росси дал свисток: «Я знаю, что, добавляя к этому свое имя, я рискую не только своей нынешней работой, но и своей карьерой педагога, поскольку большинство школ, как государственных, так и частных, сейчас находятся в плену у эта отсталая идеология. Но видя, какое пагубное влияние это оказывает на детей, я не могу молчать». Это мужество.

Мужество — Си Ван Флит, мама из Вирджинии, которая в детстве пережила культурную революцию Мао и выступила перед школьным советом округа Лаудоун на публичном собрании в июне.«Вы учите наших детей ненавидеть нашу страну и нашу историю», — сказала она перед школьной доской. «Я вырос в Китае времен Мао и все это кажется очень знакомым… Единственная разница в том, что они использовали класс вместо расы».

Гордон Кляйн, профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, недавно подал иск против своего собственного университета. Почему? Студент попросил его оценивать чернокожих студентов с «большей снисходительностью». Он отказался, учитывая, что такое расовое предпочтение нарушит антидискриминационную политику Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (и, возможно, даже закон).Но люди, отвечающие за школу Андерсона Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, подали на него жалобу на расовую дискриминацию . Они осудили его, запретили ему посещать кампус, назначили наблюдателя для проверки его электронной почты и отстранили от занятий. В конце концов его восстановили на работе — потому что он не сделал абсолютно ничего плохого, — но не раньше, чем его репутация и карьера были серьезно подорваны. «Я не хочу, чтобы чья-то жизнь была разрушена, как они пытались сделать со мной», — сказал мне Кляйн. «Немногие обладают внутренней стойкостью, чтобы бороться с культурой отмены.Я делаю. Речь идет о том, чтобы отправить сообщение каждому мелкому тирану».

Мужество — Питер Богосян. Недавно он оставил свой пост в Портлендском государственном университете, написав в письме своему ректору: «Университет превратил бастион свободного исследования в фабрику социальной справедливости, единственными входами которой были раса, пол и жертвенность, а единственным результатом были недовольство и разногласия… . Я чувствую себя морально обязанным сделать этот выбор. В течение десяти лет я учил своих учеников тому, как важно жить по вашим принципам.Одна из моих — защищать нашу систему гуманитарного образования от тех, кто стремится ее разрушить. Кем бы я был, если бы не был?»

Кем бы я был, если бы не знал?

Джордж Оруэлл сказал, что «чем дальше общество отдаляется от истины, тем больше оно будет ненавидеть тех, кто ее говорит». В век лжи говорить правду — большой риск. Это имеет свою цену. Но это наш моральный долг.

Наш долг — противостоять толпе в наш век толпы. Наш долг — мыслить свободно в эпоху конформизма.Наш долг говорить правду в век лжи.

Эта храбрость — не последний и не единственный шаг в противостоянии этой революции — это только первый. После этого должны последовать честные оценки того, почему Америка изначально была уязвима, и агрессивная приверженность восстановлению экономики и общества таким образом, чтобы снова предложить жизнь, свободу и стремление к счастью наибольшему числу американцев.

Но давайте начнем с небольшого мужества.

Мужество означает, прежде всего, безоговорочное неприятие лжи.Не говорите неправды ни о себе, ни о ком-либо другом, какие бы утешения ни предлагала толпа. И не принимайте снисходительно сказанную вам ложь. Если возможно, открыто отвергайте утверждения, которые, как вы знаете, являются ложными. Мужество может быть заразительным, и ваш пример может послужить средством передачи.

Когда вам говорят, что такие качества, как трудолюбие и пунктуальность, являются наследием превосходства белых, не стесняйтесь отвергать это. Когда вам говорят, что статуи таких фигур, как Авраам Линкольн и Фредерик Дуглас, оскорбительны, объясните, что они национальные герои.Когда вам говорят, что в этой стране для меньшинств «ничего не изменилось», не позорьте память пионеров гражданских прав, соглашаясь. И когда вам говорят, что Америка была создана для того, чтобы увековечить рабство, не участвуйте в переписывании истории страны.

Америка несовершенна. Я всегда знал это, как и все мы, и последние несколько лет потрясли мою веру, как никакие другие в моей жизни. Но Америка и мы, американцы, далеко не безнадежны.

Девиз антирабовладельческой газеты Фредерика Дугласа, North Star — «Право не имеет пола — Истина бесцветна — Бог — Отец всех нас, и все мы — братья» — должен оставаться всем нашего.

Мы до сих пор чувствуем натяжение того электрического шнура, о котором Линкольн говорил 163 года назад — того самого, «в той Декларации, которая связывает воедино сердца патриотичных и свободолюбивых людей, которая будет связывать эти патриотические сердца до тех пор, пока любовь свобода существует в умах людей во всем мире».

Каждый день я слышу от людей, которые живут в страхе в самом свободном обществе, которое когда-либо знало человечество. Диссиденты в демократии, практикующие двусмысленность. Это то, что происходит прямо сейчас.Что произойдет через пять, 10, 20 лет, если мы не заявим об этом и не защитим идеи, которые сделали возможной всю нашу жизнь?

Свобода. Равенство. Свобода. Достоинство. Это идеи, за которые стоит бороться.

Мы хотим услышать ваше мнение об этой статье. Нажмите здесь, чтобы отправить письмо в редакцию.

Трусость и христианство — Red River Counseling

Трусость можно определить как «черту, при которой страх и чрезмерная забота о себе превалируют над тем, чтобы делать или говорить то, что правильно, хорошо и помогает другим или самому себе в трудную минуту — это противоположность смелости.

В течение многих лет я считал трусость одной из самых несовместимых черт для тех, кто следует за Христом.

Писание полно трусости: от Авраама, предлагающего свою жену Сарру Авимелеху как его сестре, чтобы избежать беды (Бытие 2:20), Давида, убивающего Урию, чтобы избежать последствий взятия жены Урии (2 Царств 11) или Пилат отдал Иисуса на пытки и убил, потому что боялся расстроить толпу (Иоанна 19). Это всего лишь несколько примеров из многих.

Наши сердца естественны, испорчены грехом и склонны к трусости. Смелая жизнь необычайно трудна, мучительна и рискованна, но все же жить трусливо — значит предпочесть себя другим, утешение христоподобию, легкость жертве.

Жить трусливо — значит не идти по пути Креста. Назвать Иисуса Господом — значит смело следовать пути любви, всегда ценой себя.

Посмотрите на эти несколько примеров учеников, когда они были упреканы Иисусом или друг другом.

Галатам 2:11-21 – Павел противостоит Петру, когда обнаруживает, что Петр принуждает верующих к культурным нормам из-за своего страха перед популярными и влиятельными в культурном отношении (иудаистами). Трусость выбора в пользу культурного признания, а не евангельского пути.

Марка 4:35-41 – Иисус взывает к ученикам за то, что они сомневались в Его силе и жили в эгоцентричном страхе, когда на их лодку обрушился шторм, когда они были в море. Трусость попытки контролировать жизнь вместо того, чтобы доверять Аббе.

Луки 9:54-55 – Иисус упрекает Иакова и Иоанна, когда они хотели предложить смерть и войну (огонь с неба) культуре, которая не приветствовала его. Он отвечает, что пришел спасти жизнь, а не разрушить ее. Трусость ведения войны вместо предложения шалома/мира.

Иоанна 12:1-7. Перед своим предательством Иисус говорит Иуде оставить Марию в покое, когда он придирается к ней из-за траты денег. Иисус постоянно призывает любить богатство и материальный комфорт, когда они мешают любить его или других.(см. Ин. 2, Мф. 21, Мф. 19:16-30). Трусость выбора заботы о себе, а не благополучия других.

Марка 16:14 – После своего воскресения Иисус довольно строго упрекает своих учеников-мужчин за то, что они в страхе прятались и не слушали свидетельства женщин, видевших его живым. Трусость верить собственному мышлению, основанному на страхе, а не опыту других.

Марка 10:13-16 — Ученики упрекают родителей за то, что они привели своих детей к Иисусу, на что Иисус быстро упрекает учеников.В культурном отношении дети были «наименее» среди взрослых, не более чем неприятностью. Иисус упрекает трусливую любовь только к важному или культурно высокому статусу за счет наименее культурного и низшего. Трусость принятия легкого пути культурной справедливости вместо трудного пути любви к «наименьшему из этих».

Иисус постоянно порицает путь трусости, путь выбора себя вместо любви к непривлекательному, стремление к легкости за счет неудачников или помощь своему делу, когда оно угнетает или причиняет боль бедным и нуждающимся.На самом деле Иисус так смотрит на трусость, что в Откровении 21:8, провозглашая новые небеса и новую землю, он осуждает трусливых вместе с неверными и отвратительными.

Я ободряю вас так: будьте смелыми, когда противостоите греху, и любите непривлекательное. Когда я был лидером YoungLife, я понял, что правильно служу, когда услышал, что родители не разрешают своим детям приходить на наши собрания, потому что они не хотят, чтобы они были рядом с «такими» детьми. Иисус всегда рисковал своей репутацией среди людей, чтобы смело любить и противостоять, потому что он был уверен в своей репутации у Отца.Если и когда вы обнаружите, что ведете себя трусливо, будь то в том, как вы любите других и заботитесь о них, или в том, как вы противостоите греху, проверьте, где вы находите идентичность и признание.

Любите смело, смело противостоите и твердо стойте в вере.

Выбор мужества во времена трусости, оппортунизма и невзгод

В своей статье, открывающей эту серию, я утверждал, что мы в Америке приняли свободу как должное и теперь должны защищать ее, начиная со свободы слова.В настоящее время существует стереотипное мнение, что те, кто поднимает этот вопрос, должны быть консервативными в идеологии и республиканцами в политике, и их законные интересы часто отвергаются как таковые. Я утверждал, что укрепление каждого из трех столпов свободы, справедливости и мира, лежащих в основе хорошего общества, следует рассматривать как неидеологическое, беспристрастное усилие и что все обязаны поддерживать самый слабый столп — в данном случае свободу. Мы можем спорить о значении и применении этой триады идеалов, но не об их необходимой функции в поддержании хорошего общества.

В свете вышеизложенного стоит отметить недавнюю публикацию статьи редакции New York Times под метким названием «У Америки проблемы со свободой слова». Он начинается с серьезного утверждения: «При всей терпимости и просвещенности, на которые претендует современное общество, американцы теряют фундаментальное право граждан свободной страны: право высказывать свое мнение и выражать свое мнение публично, не опасаясь быть стыдится или избегает». Неудивительно, что статья вызвала разную реакцию публики.Для нас важно то, что влиятельная американская газета указала на то, что можно рассматривать как одну из самых серьезных проблем страны.

Учитывая сегодняшнюю тему выбора мужества, мы должны особенно отметить одно слово, содержащееся в процитированном предложении: страх. Новый общенациональный опрос The New York Times и Сиенского колледжа показал, что 84 процента респондентов считают серьезной проблемой нежелание американцев пользоваться свободой слова из-за угрозы возмездия или резкой критики.Это не должно быть неожиданностью для тех, кто движется в мире и наблюдает за ним. Роберт П. Джордж, профессор юриспруденции Маккормика и директор программы Джеймса Мэдисона по американским идеалам и институтам в Принстонском университете, давно обеспокоен эрозией свободы в Америке и в прошлом году помог создать Альянс академической свободы (AFA), который «посвящен отстаиванию принципа свободы слова в академических кругах».

Я вспомнил о реальности движения проснувшихся (которое некоторые считают нетерпимой «религией») после публикации моей последней статьи «Жить в правде среди идеологической лжи и политического лицемерия.Статья, посвященная Вацлаву Гавелу и затрагивающая проблему вейкизма в целом и критической расовой теории в частности, была в основном положительно воспринята читателями в Соединенных Штатах и ​​за границей, некоторые из которых были высказаны в частном порядке. До моего сведения было доведено, что моей статьей поделился Фонд библиотеки имени Вацлава Гавела в Твиттере, что меня приятно удивило.

Но были и негативные реакции. Политолог Киран Уильямс, профессор Университета Дрейка, написавший книгу о Гавеле, поделился моей статьей в Твиттере с комментарием: «Эта статья является частью растущей тенденции в отношении права США предъявлять претензии Гавелу против «пробудившейся» критической расовой теории и всего остального. остальное, что делает белых людей неудобными.Сама суть представления Гавела об истине — как это показано в его пьесах — заключается в том, что она должна вызывать у вас дискомфорт». Его ретвитнули несколько знакомых Уильямса, в том числе исполнительный представитель CNN, профессор Университетского колледжа Лондона и ирландский журналист. Твит Уильямса набрал 33 лайка, в основном от ученых, журналистов и других специалистов.

Несколько человек прокомментировали твит, в том числе Тимоти Гартон Эш, чью книгу « Волшебный фонарь: Революция 89 года, засвидетельствованная в Варшаве, Будапеште, Берлине и Праге » мне нравилось читать много лет назад.В 2019 году я написал статью на словацком языке о том, как маловероятная дружба между профессорами Робертом П. Джорджем и Корнелом Уэстом была возможна, несмотря на их идеологические и политические разногласия. В статье я цитировал книгу Эша «Свобода слова: десять принципов объединенного мира », где он защищает «либеральную добродетель терпимости», которая «выдвигает замечательное требование, чтобы мы принимали других, продолжающих придерживаться и (в пределах пределы принципа вреда) действуют на основании убеждений, которые мы считаем как интеллектуально ошибочными, так и морально неправильными.«[i] Я хотел бы — и осмелюсь предположить, что Гавел тоже хотел бы — чтобы все приняли этот принцип и последовательно применяли его в своих повседневных взаимодействиях, в том числе в социальных сетях.

Но давайте вернемся к тому, что я считаю поспешным отказом Кирана Уильямса от моей прошлогодней статьи. В недалеком прошлом такую ​​общественную реакцию академика (особенно получившего образование в Оксфорде) было трудно представить или понять. Одной из первых вещей, которые я усвоил, будучи новым иммигрантом в этой стране, получая богословское образование, было то, что критика должна соответствовать определенным стандартам.Никто лучше меня не объяснил, что Гордон Фи в своей книге New Testament Exegesis :

Прежде чем вы сможете сказать «Я не согласен», вы должны быть в состоянии сказать: «Я понимаю». Аксиоматично, что перед тем, как выступить с критикой, вы должны быть в состоянии изложить позицию автора в терминах, которые он или она сочтет приемлемыми. После этого вы можете действовать в любом из шести направлений: Показать, где автор дезинформирован ; показать, где находится автор неосведомленный ; показать где автор непоследовательный ; показать, где обработка автора неполная ; показать, где автор неправильно истолковывает из-за ошибочных предположений или процедур; показать, где автор вносит ценный вклад в обсуждение.[ii] [Выделение в оригинале.]

Я не знаю доктора Уильямса как учителя, но пока не доказано обратное, я буду считать, что он хороший. Что я знаю наверняка, так это то, что есть профессора, которые не поощряют своих студентов критически мыслить и изящно критиковать, а используют аудиторию как платформу для продвижения своей радикально левой идеологии. Учитывая острую нехватку интеллектуального и политического разнообразия в кампусах наших колледжей, особенно в области гуманитарных и социальных наук, студенты лишены подлинного образовательного опыта, в котором их идеи оспариваются и оттачиваются посредством жестких дебатов и гражданских дискуссий.Эта проблема не ограничивается университетской средой, но также существует в устаревших СМИ, корпорациях, Голливуде и других крупных центрах политической, экономической и культурной власти в Соединенных Штатах.

Осуждение кажущихся (или реально) еретических взглядов вместо того, чтобы критически и доброжелательно относиться к ним, теперь является общепринятой практикой в ​​Соединенных Штатах, чего не было, когда я впервые приехал сюда в середине 1990-х годов. Твиты редко используются для приглашения людей к диалогу о важных проблемах нашего времени и часто просто служат средством выражения неодобрения или возмущения по отношению к людям, которые рассматриваются как помехи на пути к прогрессу.Естественно, многие, работающие в этих областях, оказываются в трясине, поскольку они опасаются, что «жить правдой» может поставить под угрозу их карьерный рост, разрушить их отношения или вызвать неприятные чувства.

Основным решением проблемы страха является мужество — в нашем контексте моральное мужество. Предпосылкой для того, чтобы говорить и действовать смело, является этический стержень, который включает в себя готовность платить необходимую цену за высказанные мнения, особенно если эти мнения совпадают с мнениями тех, кто находится у власти.Вацлав Гавел является не только примером человека, способного лучше других приблизиться к «жизни в правде», но и человека, который, несмотря на свою природную робость, умел действовать смело в важные моменты и таким образом способствовал падению тоталитарного режима и помог построить свободное и демократическое общество в своей стране.

Гавел не боялся говорить правду власти, о чем символично свидетельствует его письмо (на самом деле длинное эссе), адресованное Густаву Гусаку, генеральному секретарю Коммунистической партии Чехословакии, в 1975 году.В начале эссе Гавел обсуждает страх как «кирпичик современной социальной структуры» и нечто, что пронизывает всю культуру. «Из-за страха потерять работу, — пишет Гавел, — школьный учитель учит вещам, в которые не верит… из страха за свои средства к существованию, положение или перспективы они [люди] ходят на собрания, голосуют за каждую резолюцию, которая у них есть. или, по крайней мере, промолчать… Страх перед тем, что им помешают продолжать свою работу, заставляет многих ученых и художников придавать верности идеям, которые они на самом деле не принимают, писать то, с чем они не согласны или заведомо ложны.”[iii]  

Есть два основных способа, которыми можно ответить на «экзистенциальное давление», вызванное правящей идеологией и партией, или столкнуться со своим страхом в этическом смысле этого слова. Во-первых, поддаться ей, в результате чего жить во лжи и получать выгоду от маски, которую носит человек. Гавел, имея в виду период, эвфемистически называемый «нормализация», который последовал за вторжением Советского Союза в Чехословакию в 1968 году, пишет:

Редко в последнее время, кажется, социальная система предлагала свободу так открыто и так нагло людям, готовым поддерживать что угодно, пока это приносит им некоторую выгоду; людям беспринципным и бесхребетным, готовым на все ради власти и личной выгоды; прирожденным лакеям, готовым на любое унижение и готовым во всякое время пожертвовать ближним и собственной честью ради возможности заискивать перед власть имущими.[iv]

Но и на страх можно ответить, предпочитая мужество трусости и приспособленчеству. Мужество Гавела было основано на чувстве ответственности за продвижение идеалов и ценностей, которые превосходят материальные блага, противостоят человеческому упадку и сохраняются за пределами нашего земного существования. Он понимал, что будущее многих часто зависит от мужества немногих, которые пожертвуют меньшим ради большего. Несмотря на то, что Гавел отличался необычным мужеством, часто сомневался в себе на публике и не зазнавался, он был отважным человеком, о чем свидетельствует его готовность поступиться своими интересами ради общего блага.Это даже включало время в тюрьме — самый длинный приговор длился почти четыре года (1979–83), в течение которых он написал письма Ольге .

В своем эссе 1994 года Foreign Affairs «Призыв к жертвам: совместная ответственность Запада» президент Гавел утверждает, что «Запад утратил способность к жертвам», и пытается объяснить, почему это может быть так.[v] Если это было проблемой тогда, то сейчас это большая проблема. Это также частично объясняет, почему так много американцев боятся высказывать непопулярные в настоящее время идеи.Успешное противостояние страху, о котором мы говорим, требует мужества, но мужество возможно только в том случае, если мы готовы и способны пожертвовать легким путем. Гавел, следуя по стопам своего учителя Яна Паточки, был убежден, что «жизнь, не желающая жертвовать собой ради того, что делает ее значимой, не стоит того, чтобы ее прожить». всем, кто стремится жить хорошо.

Соединенные Штаты Америки смогут оставаться «землей свободных» только до тех пор, пока они будут «домом храбрых».Не только президент-республиканец Рональд Рейган, которого я цитировал в конце своей предыдущей статьи, но и президент-демократ Джон Ф. Кеннеди понимали, что свобода должна быть защищена дорогой ценой как теми, кто находится в политическом руководстве, так и самими гражданами. Поэтому в своей инаугурационной речи Кеннеди умолял своих сограждан «не спрашивать, что ваша страна может сделать для вас — спросите, что вы можете сделать для своей страны». Только те, кто любит свою страну, несмотря на ее многочисленные несовершенства, смогут задать этот вопрос и найти способы сделать ее более совершенным союзом.


[i] Тимоти Гартон Эш, Свобода слова: десять принципов объединенного мира (Нью-Хейвен, Коннектикут: Yale University Press, 2016), 282.

[ii] Гордон Д. Фи, Экзегетика Нового Завета Справочник для студентов и пасторов , третье издание (Луисвилл, Кентукки: Westminster John Knox Press, 2002), 33.

[iii] Вацлав Гавел, Open Letters: Selected Writings 1965–1990 , выбрано и отредактировано Полом Уилсоном (Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1991), 52–53.

[iv] Там же, 55.

[v] Вацлав Гавел, «Призыв к жертвам: совместная ответственность Запада», Foreign Affairs 73:2 (март/апрель 1994 г.): 2–7.

[vi] Гавел, Открытые письма , 265.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.