Содержание

Брезгливость — это: психологические причины

В детстве меня называли привередой, потому что я не могла есть пищу, приготовленную не дома. Мою однокурсницу считали избалованной только из-за того, что она не выносила вида чужих волос в раковине. А приятеля, который отказывается делиться своим яблоком, называют жадиной. Брезгливость частенько ставит в неловкие ситуации.

Еда и все, что с ней связано, – западня для брезгливых людей. Например, один молодой человек искренне веселится, когда его девушка пытается отстоять статус-кво личных столовых приборов. А Свете просто трудно представить, как можно есть вилкой, которой до нее пользовались другие. Она пробовала избавиться от этого пунктика, но как только переходила на общие столовые приборы, зарабатывала то стоматит, то раздражение на губах. «Уверенность, что только личная вилка и ложка отражают атаки микробов, сродни вере в обереги. Окружая себя своими предметами, девушка создает свои границы, мир, в котором она чувствует себя комфортно», — говорит врач-психотерапевт Института психотерапии и клинической психологии Оксана Дерен. А еще возможно, что подсознание Светы осведомлено о ее слабом иммунитете и с помощью повышенной брезгливости защищает ее от чужих бактерий.

Многие не переносят совместного поедания пищи. «Ненавижу, когда кто-то пытается продегустировать заказанное мною блюдо. Я понимаю, что у соседа всегда вкуснее, но, как только чужая вилка нарушает границы моей тарелки, аппетит пропадает. Мне легче съесть жареную саранчу, чем бутерброд, надкушенный другим человеком», — сокрушается 27-летний менеджер Андрей. Нежелание делиться своей едой – это не столько физиологическое отвращение к факту совместной трапезы, сколько потребность оградить свою жизнь и личное пространство от вторжения других людей. Ведь еда – один из источников жизни, и совместное застолье всегда носило сакральный характер, обозначающий духовное единение. Поэтому нежелание есть с другими людьми из одной тарелки – это подсознательная попытка дистанцироваться от окружающих и сохранить неприкосновенным личное пространство.

что это такое, причины, как избавиться

Брезгливость – это механизм бессознательного определения объектов неприязни или отвращения. Чувство брезгливости может быть направленно на любые объекты (как живые, так и неживые), а также процессы. Формируется оно как естественный механизм, без задействования механизмов сознания, обеспечивающий изначально выживание человека.

Брезгливость формируется на основании чувства страха и является формой защитного поведения. Природные механизмы брезгливости вызывают это чувство по отношению к мертвым телам, продуктам жизнедеятельности, выделениям, т.е. к тому, что опасно для употребления в пищу и нахождения в непосредственной близости. Опасность от данных явлений не прямая, т.е. на человека не нападает разлагающаяся туша, но трупный яд, смертельные бактерии, токсические вещества могут привести к летальному исходу, без механизма отвращения. На биологическом уровне брезгливость регулируется обонятельным анализатором, и человек может абсолютно не подключать логику к выяснению, есть ли патогенные микроорганизмы, например в жидкости, просто сработает рвотный рефлекс, в большинстве случаев еще до употребления.

Подобное ощущение может возникать не только из-за биологических моментов, тогда это определяется как нравственная брезгливость. Механизм тот же самый, только направлен на избегание некоторых мест или людей, т.е. социальных проявлений. В большинстве своем подобную брезгливость принято подавлять, в угоду сохранения имиджа, признания, корректных отношений. Но не всегда это уместно, поскольку не только пища является токсической, также и взаимодействие с людьми может разрушать человека.

Что такое брезгливость

Обычным людям чувство брезгливости свойственно своим проявлением в пределах нормы и служит сигнальной системой о неподходящих условиях, вещах или людях. Считывание сигналов происходит зрительной и обонятельной системой автоматически.

Механизм возникновения брезгливости заархивирован в подсознании, которое распознает неблагоприятные компоненты и выдает реакцию, т.к. так же как и при любых других рефлексах выживания, промедление может быть смертельно. Данные или список негативных объектов формируются на основании жизненного опыта, также часть из них заложена эволюционно.

К эволюционно заложенным объектам брезгливости относятся трупы, испражнения, зловонные жидкости, химические вещества (кислоты), яды. Это накопленный опыт поколений, сформировавший успешную стратегию выживания. Кроме заложенного, формируется собственный список брезгливости, в зависимости от особенностей биографии каждого человека. Сюда могут входить продукты, вызвавшие однажды серьезное отравление, места, где произошло заражение какой-либо болезнью. Человеческий мозг может сам формировать брезгливость с целью предупреждения негативных последствий, так может возникнуть отвращение к молоку после посещения коровника и улавливания запаха навоза.

Нравственная брезгливость возникает в ситуациях столкновения с неприемлемыми для человека формами поведения. Ложь, предательство, напыщенное поведение, унижение и ещё множество человеческих проявлений могут вызывать в других брезгливость. Частично этот список формируется обществом, которое закладывает механизмы совместного существования, и соответственно поведение нарушающее этот список, расценивается как угрожающее, а человек, как неприятный. Часть же отвращения и брезгливости формируется постепенно в токсических отношениях или при травматизации, когда психика человека получила слишком много чего-то. Это могут оскорбления, унижения, постоянные придирки, но с таким же успехом может возникнуть отвращение к похвале, сюсюканью, инфантильному поведению.

Как избавиться от брезгливости

Данное чувство часто может мешать жизни и провоцировать неудобные ситуации. Человек с сильной брезгливостью вызывает насмешки, упреки в дотошности и множество других мелких замечаний. Поэтому возникает потребность избавления от брезгливости, но прежде стоит остановиться и задуматься.

Если вы предпочитаете пить из своей чашки, не пользоваться общественным туалетом, носите в сумочке антисептик для рук, то это про соблюдение правил гигиены. Естественно найдутся те, кто не следовал им никогда, но если начать вести себя также, то риск подхватить инфекцию увеличивается.

Брезгливость не появляется без объективных причин, имеющих жизненно-значимую важность или является отражением патологических процессов психики. Соответственно, если какой-то запах вызывает у вас рвотные позывы, то необходимо удалиться от его источника. Даже если это ваш начальник, требующий остаться в кабинете, возможно, ваше обоняние подсознательно уловило повышение уровня адреналина в его крови, что является для вас небезопасной ситуацией. Также не стоит поглощать через силу еду, не вызывающую аппетита, чтобы не обидеть хозяйку дома, ведь возможно там содержатся продукты, на которые у вас аллергия или они немного просрочены. Для большинства организмов это останется незамеченным, а для вашего чувствительного будет катастрофой. Брезгливость может проявляться при слабой иммунной системе и, выключив эти ощущения, вы просто подвергаете себя риску.

Когда брезгливость не является отражением физического состояния человек, то она может быть спровоцирована психологическими причинами. Повышенные меры очищения, наличие индивидуальных гигиенических предметов и ритуалов, свидетельствуют о потребности контроля над собственной жизнью, т.е. это то, что вызывает эффект плацебо, но работает. В данном случае можно работать над устойчивостью личности, ее самооценкой, рычагами влияния на собственную жизнь. Объяснение степени опасности поручней в общественном транспорте и прочих моментов не искоренит проблему, она лишь сместится в другую сторону.

Брезгливость – это система установленных порядков и привычек, она формируется примерно к трем годам и помогает устанавливать рамки взаимодействия и контакта с окружающим миром. Именно из-за столь давнего и прочного формирования изменение уровня брезгливости является сложной, а очень часто бесполезной задачей. Проще искать компромиссы взаимодействия, прислушиваться к собственным ощущениям. Если вас в буквальном смысле тошнит от человека, то вместо напряжения силы воли постарайтесь ситуацию разложить на кирпичики, и возможно вы поймете, что этот человек негативно влияет на вашу жизнь или своими поступками и суждениями вызывает неосознанное до этого чувство страха.

Это то, что касается состояния нормы, когда нет необходимости в избавлении, а есть смысл научиться использовать свою чувствительность. Но существуют и патологические состояния брезгливости, которые являются симптоматикой нарушений психиатрического спектра, а иногда представляют собой отдельное заболевание.

Мизофобия – чрезмерная брезгливость, связана с обсессивно-компульсивными расстройствами, нарушениями шизоидного и аутичного характера. Проявляется в повышенной боязни грязи и инфекций, когда человек моет руки с периодичностью в пятнадцать-тридцать минут, постоянно пользуется антисептиком, моется очень жесткой мочалкой и протирает все поверхности вокруг себя. Общественные места вызывают панику возможностью соприкоснуться с другим человеком, прием пищи и поход в туалет возможны только дома. Такое состояние нарушает социальную жизнь и адаптацию человека, начинает страдать не только он сам, но окружающие его люди, разрушаются профессиональные достижения.

Существует и патологическое состояние противоположное мизофобии, когда брезгливость отсутствует полностью. Человек может есть любую пищу (вынутую из мусорного бака или доедать за больным родственником), не носить защитную повязку в тубдиспансере и не мыть руки после контакта с лишайным котенком. Данное отклонение является более опасным для жизни, чем мизофобия, поскольку риск заражения или отравления намного выше, а механизмы рефлекторной защиты организма отключены.

В обоих случаях человек может не осознавать своих поведенческих нарушений, тогда ответственность близких состоит в организации консультации у специалиста. Обычно над решением проблемы работает команда из психиатра и психотерапевта. Первый подбирает медикаментозное лечение (противотревожные и антиобсессивные препараты), а психотерапевт помогает разобраться с причинами, вызывающими такое поведение и найти иные способы регуляции.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Страсть к чистоте: излишняя брезгливость может довести до психического истощения | Психология жизни | Здоровье

Если вы дома отовсюду сдуваете пылинки и приходите в ужас и ярость, заметив плохо вытертый кухонный стол или следы зубной пасты на раковине, это может быть симптомом серьезной проблемы.

Сами по себе страсть к чистоте и стремление к порядку – качества идеальной хозяйки и просто ответственного человека. Однако, выбившись из разумных рамок, пунктик чистюли становится пагубным и может приобретать форму мании, вызвать депрессию, довести человека до психического истощения.

Ситуация 1. Дезинфицируем все живое!

Наша начальница постоянно моет руки, протирает бактерицидными салфетками дверные ручки и вообще все, чего касается. И нас всех терроризирует разговорами о борьбе с грязью и микробами. Сил больше нет! Как с этим справиться?

Марина Б., Тула

Опасность: Психологи утверждают, что далеко не всегда такие явления, как страх перед грязью (рипофобия) и боязнь микробов и заражения от других людей (гермофобия), возникают в результате полученного негативного опыта: скажем, человек уже заражался из-за недостаточной гигиены.

Маниакальная борьба с грязью у многих из нас заложена в генах. Чаще всего она имеет глубокие корни, уходящие в древность. Возможно, когда-то наши далекие предки сильно пострадали во время эпидемий, передав через поколения бессознательный глубоко укорененный страх заразиться, иногда побуждающий людей на не вполне логичные действия. Страх становится навязчивым, возникает постоянная тревога – так зарождается фобия. Но человеку можно помочь.

Выход: Станьте немного психологом: общаясь с таким человеком, почаще «отзеркаливайте» его действия. Протрите лишний раз руки (но простой бумажной салфеткой) и не забудьте подчеркнуть, что первое, что вы делаете, приходя на работу, – это все начисто протираете!

Почаще напоминайте чистюле, что у него самого и у всех, кто его окружает, может возникнуть аллергия на дезинфицирующие средства. Иногда, показав такому человеку прыщик и сообщив, что это – возможная аллергия на постоянную уборку, можно перенаправить вектор его страхов с микробов на аллергические реакции и хотя бы на время снять напряжение.

Ну а если страсть к чистоте развилась уже в полноценную фобию, лучше всего любыми методами уговорить человека побеседовать с психологом.

Ситуация 2. Ужасно боюсь заразиться!

Даже не предполагала, что с моей брезгливостью будет так трудно работать! По долгу службы я все время связана с людьми, но боюсь случайно прикоснуться к клиентам, которые заходят к нам в офис, не дышу, когда кто-то начинает чихать или кашлять. Порой едва взгляну на человека – и меня передергивает от брезгливости!..

Виктория М., Орел

Опасность: Проще всего, конечно, в таком случае посоветовать человеку сменить специальность, но вот проблема: на любой работе приходится общаться с людьми, браться за те предметы, которых касалась их рука.

Выход: Заведите друзей из среды врачей и, когда ваши отношения станут достаточно доверительными, поделитесь своей проблемой.

Постарайтесь сократить ваш контакт с гигиеническими средствами. Начните пользоваться ими по строгой схеме. Например: 4 раза в день протираете руки дезинфицирующим средством, во второй половине рабочего дня моете руки с мылом и т. д. Действуя по этой схеме, вы сможете и нервы успокоить, и постепенно перевести свою брезгливость просто в разряд полезных гигиенических привычек.

Почаще вспоминайте знаменитое изречение Гиппократа: «Не боль убивает, но наш страх перед ней!». Действительно, как глупо заболеть просто из страха заразиться! Кстати, врачи в поликлиниках отмечают, что во время эпидемии гриппа лишь 1 из 20 заражается от своих пациентов, а для других заразных заболеваний этот показатель еще ниже!

 

Смотрите также:

что это? Отвечаем на вопрос.

Брезгливость – это состояние, которое порою ставит человека в щекотливое положение. Вас могут считать привередой за то, что вы не можете себя заставить есть где-то, кроме дома, или избалованной, потому что вид волос в раковине умывальника вызывает у вас жесткое отвращение. А друзья могут даже серьезно обижаться на то, что вы не даете откусить от своего яблока или мороженого. Но вы-то понимаете, что на самом деле стоит за такими привычками. О том, что кроется за понятием брезгливости, мы и поговорим далее в статье.

Откуда берется брезгливость

Брезгливость – это чувство, которым, кстати, обладает только человек. Отсюда можно сделать вывод, что она возникла лишь в силу развития нашего интеллекта.

Вы не раз наверняка наблюдали, как крошечный малыш, ползая по квартире, пытается попробовать на зубок абсолютно все, что попадает в поле его зрения. Кроху не смущают ни папины домашние шлепанцы, ни мячик, которым играла комнатная собачка. Лишь повзрослев и преодолев 5-летний возраст, он вдруг начинает проявлять то самое чувство, категорически отказываясь пить молоко с пенкой или бледнея и морщась при виде, пардон, кошачьих экскрементов в пластмассовом лотке.

Что произошло? Психологи считают, что в подрастающем и, значит, в какой-то мере уже вынужденном самостоятельно «выживать» организме просыпается «память», а вернее, защитный рефлекс, пришедший к нам от далеких предков (хотя, конечно же, неприятию определенных вещей помогают и объяснения старших).

Все мы из каменного века

Брезгливость и отвращение к фекалиям и всем отходам жизнедеятельности обусловлены угрозой здоровью, таящейся в них. Мы на подсознательном уровне ощущаем, что они опасны – и это правда, так как именно в них развиваются клостридии, которые способны вызвать газовую гангрену, холеру, дизентерию, гепатит. Между прочим, повышенная брезгливость присуща именно тем людям, чей иммунитет ослаблен.

Помимо того, многовековой опыт предлагает нам быть осторожными и по отношению ко всему, что говорит о смерти. Это он заставляет нас морщиться при виде волос в раковине или срезанных ногтей. Они ведь тоже ассоциируются с чем-то омертвевшим, отторгнутым. Трупный яд для человека смертельно опасен, вот и живет в нас программа, не дающая столкнуться с ним вплотную.

Брезгливость помогает защищать пространство

Негативная эмоция – брезгливость – это еще и способ защитить личное пространство. Оказывается, возможность общего поедания пищи приемлема далеко не для всех.

Многие с трудом переносят привычку приятелей или близких людей дегустировать блюдо из их тарелки. И чаще всего за этим стоит не столько осторожность перед попавшими таким образом на еду бактериями, сколько желание очертить границу, иметь личное пространство, закрытое от вторжения кого бы то ни было.

Во все времена пища считалась источником жизни, а совместные трапезы имели сакральный характер, обозначавший духовное единство. И нежелание есть с кем-то из одной посуды – это подсознательная попытка сохранить личное пространство, выдержать дистанцию.

Почему неловко быть брезгливым сейчас

В Средневековье проблема брезгливости не стояла, так как проявлять ее было даже модно. Представители знати то и дело демонстрировали тонкость своего восприятия, морща носы или поднося к ним благоухающие платочки. Чтобы сверхчувствительная дама могла поставить ножку на дорогу, кавалер бросал ей под ноги свой плащ. Вот это жеманство! Но, оказывается, нет – просто понятие о гигиене в те времена было столь примитивным, а представления об опасности здоровью, таившейся в предметах или продуктах, так низки, что люди таким вот образом попросту старались сохранить себе жизнь.

А в наше время осторожность и брезгливость – синонимы недоверия к чистоплотности вашего партнера, что, согласитесь, может задевать и даже серьезно обижать. Мы не станем во всеуслышание сообщать кому-то, что от него дурно пахнет, или демонстративно отказываться есть за чужим столом. Скорее всего, мы попробуем как-то обойти эту деликатную тему. Почему? Наверное, потому, что современный человек способен понять истинную опасность каких-то явлений, а значит, и проявление брезгливости уже не является жизненной необходимостью.

Как выглядит брезгливость, если она чрезмерна

Полное отсутствие брезгливости, равно как и ее чрезмерное проявление – это крайности, приближающиеся к патологии и сильно затрудняющие человеку жизнь.

В психиатрии есть понятие мизофобии – состояния чрезмерной брезгливости, вернее, даже страха перед грязью. Человек, страдающий этой патологией, постоянно моет руки, превращает свой дом в стерильную барокамеру и с трудом переносит пребывание на улице или в общественных местах, брезгуя прикасаться к чему-либо. Любая грязь способна вызвать у такого больного панику.

Однако не менее, а то и более опасно и полное отсутствие брезгливости – ведь получить инфекционное заболевание или отравление при этом можно сплошь и рядом.

Как видите, брезгливость – это прежде всего проявление инстинкта самосохранения, а любые крайности в ее проявлении – это уже патология.

Что такое социальная брезгливость

Брезгливость имеет и социальное измерение. К нему можно отнести разборчивость и привередливость в контактах с окружающими. Внешне это проявляется, как правило, в виде нежелания общаться с кем-то, кто воспринимается как недостойный.

Проблема брезгливости перед реальной грязью и опасностью, исходящей от нее, в этом случае заменяется идеей моральной нечистоты, а реакция та же – отторжение. Мы ведь не зря говорим: «Руки ему на подам», отрицая таким образом телесный контакт с тем, кто вызывает нравственное отвращение.

Издавна существовали группы людей, недостойные находится рядом с «нормальным» человеком: прокаженные, отлученные от церкви, неприкасаемые. К таким же отверженным причислялись и представители некоторых профессий – палачи, проститутки, мусорщики. Контакты с ними казались опасными, невозможными, но на этот раз уже не от страха подцепить заразу, а от боязни «заразиться» неуспехом и бедностью. То есть социальная брезгливость – это защита от возможности стать таким же, как и тот, кто не достоин нашего общества.

Брезгливость неоднозначна и порою сложно объяснима.

Брезгливость – понятие, причины, как избавиться

Человеческий мозг может испытывать самый разный спектр эмоций и чувств. Злость, радость, печаль, брезгливость ― всё это является его реакцией на те или иные факторы или события. Как ни странно, но именно последнее чувство вызывает наибольшее количество вопросов среди людей. Чтобы как следует разобраться в этом понятии, изучить его природу и истинное значение, и была написана эта статья.

Брезгливость. Этимология и смысл слова

Брезгливость ― это термин, в основе которого находится слово «брезгать». Многие специалисты в области филологии не могут точно сказать, что именно оно значит на самом деле. Одни учёные утверждают, что данное выражение как-то связано с прокисшим или забродившим молоком, другие же считают его описанием пренебрежительного вида и чванливого задирания носа. Многие не замечают, что у этих гипотез, несмотря на их фундаментальные различия, есть одна общая черта. И в случае с первым вариантом, и в случае со вторым человек, судя по его жестикуляции и мимике, испытывает одно и то же чувство ― отвращение. Он отворачивает голову, пытается закрыть нос, дабы не слышать неприятный запах, сжимает губы и другими способами проявляет свои негативные эмоции. Если говорить кратко, то брезгливость ― это ощущение гадливости и отвращения ко всему нечистоплотному.

Брезгливость в еде

Многие не переносят совместного поедания пищи. «Ненавижу, когда кто-то пытается продегустировать заказанное мною блюдо. Я понимаю, что у соседа всегда вкуснее, но, как только чужая вилка нарушает границы моей тарелки, аппетит пропадает. Мне легче съесть жареную саранчу, чем бутерброд, надкушенный другим человеком», — сокрушается 27-летний менеджер Андрей. Нежелание делиться своей едой — это не столько физиологическое отвращение к факту совместной трапезы, сколько потребность оградить свою жизнь и личное пространство от вторжения других людей. Ведь еда — один из источников жизни, и совместное застолье всегда носило сакральный характер, обозначающий духовное единение. Поэтому нежелание есть с другими людьми из одной тарелки — это подсознательная попытка дистанцироваться от окружающих и сохранить неприкосновенным личное пространство.

Брезгливость. Хорошо это или плохо?

Некоторые люди интересуются тем, как избавиться от брезгливости, поскольку считают, что это чувство является патологией и отклонением. На деле же всё далеко не так. Брезгливость является защитной реакцией нашего организма на то, что вызывает у него отвращение. Это могут быть объекты жизнедеятельности человека (слюни, пот, фекалии и т. д.), мусор, трупы живых существ и многое другое. В какой-то степени страх и брезгливость являются словами-синонимами, поскольку, испытывая отвращение ко всему вышеперечисленному, человек на подсознательном уровне боится нанести вред своему здоровью.

Что такое брезгливость?

Брезгливость относится психологами к естественным защитным механизмам психики. Что такое брезгливость? Это бессознательная реакция человека на живой или неживой предмет внешней среды, к которому он не желает приближаться, прикасаться, принимать и любыми другими способами взаимодействовать. Это похоже на чувство страха, когда человек желает отгородиться или убежать от того, к чему он испытывает неприязнь или отвращение.

Брезгливым человек может быть к чему угодно:

  1. К людям определенного класса.
  2. К внешности других людей.
  3. К еде.
  4. К предметам, которые не мылись и не проходили тепловую обработку.
  5. К определенным предметам.
  6. К вещам бывшего употребления и т. д.

Чтобы понять, как формируется механизм брезгливости, следует разложить его на этапы. Брезгливость – это быстрая бессознательная реакция, которая возникает мгновенно в голове человека, который быстро анализирует ситуацию, не используя сознательный подход. Брезгливость – это внутренняя убежденность человека в том, что некий предмет или человек грозит ему опасностью или смертью.

  1. Сначала человек видит предмет.
  2. В подсознании всплывают ассоциации, образы, выводы, прошлый опыт при контакте с данным предметом, которые говорят человеку, насколько безопасен данный предмет.
  3. Возникает быстрая реакция на то, как близко можно приближаться к данному предмету.

Во время брезгливости у человека есть убежденность того, что некий человек или предмет грозит ему опасностью. Чем это отличается от страха? Во время страха человек пугается, убегает, не анализирует ситуацию. Во время брезгливости человек испытывает просто отвращение. Он не боится другого индивида или предмета, а просто испытывает внутреннее отвращение при соприкосновении с ним.

Все это продиктовано внутренними подсознательными установками, убеждениями или знаниями, которые говорят о том, что некие внешний фактор может причинить человеку вред (физический, психологический или моральный).

  • Например, человек не прикасается к ядовитым грибам не потому, что он их боится, а потому что знает о том, что их употребление приведет к отравлению или гибели.
  • Человек не контактирует с людьми, у которых нет жилья, потому что подсознательно ощущает, что они могут привести его к такому же нищенскому положению.
  • Человек не прикасается к мертвому телу, потому что считает, что механизмы, которые в нем происходят, могут повлиять на его состояние здоровья.

Брезгливость может проявляться не только к предметам или неживым существам, но и к людям. Однако принято не показывать своей брезгливости во имя сохранения своего имиджа, толерантности и прочих качеств, которые поощряются в обществе на сегодняшний день. Человек должен быть терпим ко всему, что его окружает, особенно к другим людям. Вот почему многие люди из высшего общества порой должны сквозь зубы улыбаться тем, кто им завидует, подражает, делает кумирами и во всех планах не дотягивает до них. Открытая брезгливость между людьми порицается.

Брезгливость – это реакция подсознания на то, что некий внешний элемент окружающей среды является неподходящим, неблагоприятным лично для индивида. Психологи относят брезгливость к естественным реакциям человека, который просто ограждает себя от окружающего мира, который может не пугать, однако быть опасным для его здоровья и даже жизни, или хотя бы социального положения.

Брезгливость формируется на основе жизненного опыта, который имеется у человека. Поначалу человек может нормально относиться к определенным вещам. Однако по мере образования и столкновения с реалиями жизни у него формируются определенные убеждения. Также человек становится брезгливым на уровне своего социального положения и тех взглядов, которые бытуют в его кругу знакомых. Так, к примеру, если в окружении человека все люди брезгуют общаться с бедными представителями, то человек автоматически может перенять данную модель поведения.

Брезгливость возникает молниеносно, что запрограммировано самой психикой, поскольку любое промедление может грозить опасностью. На уровне восприятия анализаторами (зрением или обонянием, осязанием) окружающей обстановки человек определяет для себя, что для него плохо и хорошо.

Брезгливость может формироваться различными путями:

  1. Эволюционно – на опыте предков, которые в основном ограждали себя от испражнений, ядов, трупов и прочих токсичных явлений.
  2. Биографически — на основе опыта самого человека, который мог отравиться какой-то пищей или оказаться в месте, где ему грозила опасность.
  3. Социально – когда человек вбирает в себя определенные взгляды окружающих людей и сам начинает вести себя соответствующим образом. Здесь следует рассмотреть брезгливость к определенной манере поведения, которая причиняет моральный или психологический вред. Так, человек может быть брезглив ко лжи, предательству, хвастовству и прочим негативным моделям поведения.

Брезгливость может быть разной, что зависит от того, к чему именно человек брезгует. Самыми распространенными формами брезгливости являются:

  • Брезгливость к чужому запаху. Это может быть брезгливость духами, которыми пользуются другие люди, или запахом тела, поэтому человек предпочитает общаться только с людьми на расстоянии.
  • Брезгливость к чужой одежде – когда человек предпочитает носить только ту одежду, которую он купил, новую и еще никем не ношеную. При этом он брезгует брать одежду у своих знакомых, друзей, даже у родителей, которые ее носили в свою молодость. Сюда относится одежда, которая продается в секонд-хендах.
  • Брезгливость к сексу. Здесь качество может проявляться в различных формах: брезгливость к определенным позам в сексе, к запаху тела, к отдельным частям тела, к телу другого человека в принципе. У некоторых людей наблюдается брезгливость к жидкостям, которые выделяются из половых органов, или слюням.
  • Брезгливость к остаткам человеческого тела. К примеру, у человека может быть брезгливость к чужой зубной щетке, которой пользовался другой индивид, или к волосам, оставленным в раковине. У мужчин может возникать брезгливость к тампонам или прокладкам, которые уже использованы женщинами. Иногда отмечается брезгливость к детским фекалиям (грудничков и новорожденных).

перейти наверх

Почему всё мерзкое неосознанно вызывает у нас страх?

После прочтения данного подзаголовка кто-то наверняка задался вопросом: «А что такого страшного может быть в том, что вызывает у нас чувство брезгливости? Как кого-то можно напугать, к примеру, потной футболкой или собачьими фекалиями?» Ответ на данный вопрос прост как дважды два. Как уже упоминалось ранее, брезгливость ― это механизм, который включается без участия нашего сознания. Мусор, пот, слюна, мёртвые тела животных ― всё это является рассадником опасных микроорганизмов. Человек может даже не задумываться о микробах или вирусах, находящихся во всех перечисленных объектах, но его подсознание, учуяв потенциальную опасность, всё равно будет давать ему сигнал, что с ними лучше не контактировать. Такая реакция очень многогранна, поэтому более подробно о её видах написано чуть ниже.

Брезгливость к запахам

По мнению специалистов, наши инстинкты могут по запаху определить, насколько нам приятен тот или иной человек. К примеру, если девушке или парню не понравился запах человека противоположного пола, то можно смело ставить крест на их потенциальных любовных отношениях. Некоторые люди после длительного общения с неприятно пахнущим человеком так и вовсе спешат домой, чтобы буквально смыть с себя это зловоние. Подобное поведение учёные связывают с инстинктом самосохранения.

«Ну и что, что футболка грязная, мы же не в гостях»

Повседневная неряшливость со временем начинает отталкивать. В начале отношений многим парням даже нравится этакая домашняя небрежность: она носит его футболку, не вылезает из постели и так мила с сонным личиком и растрепанными волосами.
Когда отношения вступают в более серьезную фазу и начинается совместный быт, на смену умилению приходит раздражение. Мужчина начинает акцентировать внимание на грязных спутанных волосах и жирных пятнах на одежде. Конечно, девушка не обязана выглядеть идеально 24 часа в сутки и ходить дома при полном параде. Но и полностью игнорировать внешний вид тоже не стоит – иногда парню хочется вспомнить, насколько привлекательной может быть его девушка.


Со временем перманентная неряшливость начинает раздражать

Боязнь чем-нибудь заразиться

Когда речь заходит про брезгливость, нельзя не упомянуть про страх подцепить какую-нибудь болячку. Как и в прошлом случае, такое поведение продиктовано нашим инстинктом самосохранения. К сожалению, в некоторых случаях обычное отвращение к вирусам и микробам начинает переростать в настоящую одержимость: кто-то по 10 раз без надобности моет руки, кто-то тщательно протирает дверные ручки спиртом и т. д. Такое явление получило название «патофобия», и, как вы уже поняли, хорошего в ней не так уж и много.

Брезгливость к животным

Речь сейчас идёт не о мёртвых животных, а о живых домашних питомцах. Некоторым будет сложно в это поверить, но существуют люди, у которых домашние зверушки не вызывают радости. Брезгливость к животным такие люди испытывают не только из-за шерсти или необходимости за ними ухаживать, а из-за банального нежелания убирать за питомцем туалет. Опять-таки, в этом нет ничего зазорного, поскольку в биологических отходах котиков, собачек и прочих представителей домашнего зоопарка часто можно найти бактерии, провоцирующие появление гепатита, холеры, дизентерии и даже газовой гангрены. Именно поэтому многие люди со слабой иммунной системой испытывают отвращение к фекалиям животных больше других.

Социальная брезгливость

Социальная брезгливость ― это разборчивость и привиредливость в общении с другими людьми. Зачастую это проявляется в банальном нежелании контактировать с теми, кто по рангу находится ниже тебя.

В случае с социальной брезгливостью настощая грязь и мерзость заменяются идеями духовной грязи и моральной мерзости. Этот механизм существует не одну тысячу лет: испокон веков в обществе существовали группы граждан, с которыми приличные люди не хотели общаться. Например, во времена античности это были рабы, а во времена Средневековья ― прокажённые. Досталось также тем, кто занимался «грязной» работой: куртизанткам, мусорщикам, палачам и многим другим.

Данный механизм получил название социальной стигматизации. Он работает по такой системе: представитель высшей касты ни в коем случае не должен общаться с представителями низов, поскольку они могут заразить неудачей и проблемами в жизни. Более того, член высшего общества просто обязан указать простолюдину его место и самоутвердиться за его счёт.

Социальная стигматизация неоднократно являлась причиной шовинизма, ксенофобии и прочих форм неприятия чужого. К сожалению, подобное деление на плохих и хороших существует и по сей день.

Виды брезгливости

Отвращение – чувство разноплановое и нельзя заранее спрогнозировать, что именно может его вызвать. Продукты, предметы быта, средства гигиены, транспорт, люди – брезгливость можно испытывать относительно любого предмета или объекта. Но если постараться классифицировать самые распространенные проявления брезгливости, то можно сказать, что брезгливость делится на два типа: физическая и нравственная.

Особенности физической брезгливости

Физическую брезгливость могут вызывать, например:

  • Продукты питания. Отвращение всегда имеет в своей основе страх. Причем страх не всегда может иметь под собой основания. Порой некоторым людям достаточно услышать новость о том, что в очередном кафе города N посетители отравились, например, пельменями, чтобы начать испытывать к этому блюду брезгливость. Нет, конечно же, самолепные пельмени, сделанные из свежих продуктов, будут съедены с удовольствием, но полуфабрикаты могут вгонять в настоящий ужас. Или, например, человек помнит, как в школьной столовой давали теплое какао с отвратительной молочной пенкой. Одного неприятного воспоминания из прошлого может хватить, чтобы вообще перестать употреблять как какао, так и молоко.
  • Страх болезни. Брезгливые люди чаще всего сами загоняют себя в жесткие рамки, мешающие им жить полноценной жизнью. Порой брезгливость способна принимать поистине ужасающие формы. Начиная испытывать легкую неприязнь, человек может накрутить себя до панического ужаса заразиться какой-либо болезнью. Нередко брезгливые люди начинают страдать от мизофобии – страха перед грязью и микробами. Страдая от мизофобии, человек будет избегать лечебных учреждений и физических контактов с окружающими.

Особенности нравственной брезгливости

Если говорить о нравственной брезгливости, то стоит уделить особое внимание воспитанию и понятию морали. Отвращение могут вызывать не только люди, от которых плохо пахнет или продукты, которые кажутся омерзительными, но и бескультурное поведение. В данном случае брезгливость может значительно помочь человеку в его саморазвитии и улучшении качества жизни.

Многие говорят о том, что любыми знакомствами нужно дорожить, что любой человек достоин уважения. Но как можно заставить себя уважать человека, из которого практически «прет» всякая пошлость и скудоумие?

К сожалению, все больше людей забывают о том, что стоит развивать в себе нравственность и мораль. Они с радостью погружаются в бессодержательную псевдокультуру, объясняя это острой потребностью в отдыхе от повседневных проблем и забот, тем самым не только не помогая себе совершенствоваться как личности, но и поощряя развитие самых низменных качеств.


Некоторые считают, что брезгливость – прекрасный защитный механизм и бороться с ней ни в коем случае не нужно. Бытует мнение, что брезгливые люди по натуре своей весьма чистоплотны и порядочны, им присуща повышенная мнительность и их практически невозможно обмануть. Но на самом деле брезгливость доказывает, что внутри человека творится хаос и сумятица, он испытывает проблемы с контролем, что в итоге и выливается в чувство ограниченности.

Справиться с отвращением можно, но путь этот будет долгим и весьма трудным. Психологи настоятельно рекомендуют не заниматься самолечением, а воспользоваться услугами квалифицированных специалистов. Для начала следует понять, в чем именно кроется страх человека, а сделать это самостоятельно не всегда получается. Психолог же сможет помочь докопаться до истины и наметить план дальнейших действий.

Если у вас нет возможности обратиться за помощью к профессионалам, то вы можете воспользоваться следующими приемами:

  • Изменение отношения к раздражителю. Если у вас вызывает явное отвращение какой-либо человек, а вернее особенности его поведения или физиологии, то постарайтесь уделить большее внимание его положительным качествам.
  • Контакт с предметом, вызывающим отвращение. Принято считать, что симпатии и антипатии формируются у человека в возрасте до трех лет, а в дальнейшем он просто следует этим установкам. Для того, чтобы справиться с брезгливостью, специалисты рекомендуют еще раз попробовать, прикоснуться, рассмотреть предмет раздражения. Возможно, брезгливости как таковой и нет, а чувство неприятия просто надумано.
  • Устранение мизофобии. Если брезгливость принимает запредельную форму, выражающуюся в неконтролируемом отвращении ко всему окружающему, то тут уже нет других вариантов, кроме как обратиться за помощью к психотерапевту. Мизофобия – это психическое отклонение, сопровождающееся обсессивно-компульсивным расстройством и справиться с ним своими силами не получится.

Помните, что брезгливость в той или иной степени присуща каждому человеку. Главное в этом случае – понимать, когда она является именно защитным механизмом психики, а когда – отрицательным качеством. Если вы стали замечать, что чувство неприятия и отвращения стало заметно осложнять ваш быт, то будьте готовы приложить все силы и вернуть себе контроль над своей жизнью.

Нравственная брезгливость

Как и в предыдущем случае, за нравственную брезгливость отвечает наше сознание и наша совесть. Если говорить более понятно, то это голос нашей совести, который предупреждает нас о том, что нечто аморальное пытается вторгнуться в твоё личное пространство. Например, если человеку предлагают сделать что-то такое, что идёт вразрез с его моральными убеждениями и он при этом отказывается, то это можно назвать нравственой брезгливостью. Даже личное морально неприемлимое решение может вызвать у человека отвращение к самому себе.

Как выглядит брезгливость, если она чрезмерна

Полное отсутствие брезгливости, равно как и ее чрезмерное проявление – это крайности, приближающиеся к патологии и сильно затрудняющие человеку жизнь.

В психиатрии есть понятие мизофобии – состояния чрезмерной брезгливости, вернее, даже страха перед грязью. Человек, страдающий этой патологией, постоянно моет руки, превращает свой дом в стерильную барокамеру и с трудом переносит пребывание на улице или в общественных местах, брезгуя прикасаться к чему-либо. Любая грязь способна вызвать у такого больного панику.

Однако не менее, а то и более опасно и полное отсутствие брезгливости – ведь получить инфекционное заболевание или отравление при этом можно сплошь и рядом.

Как видите, брезгливость – это прежде всего проявление инстинкта самосохранения, а любые крайности в ее проявлении – это уже патология.

Истоки брезгливости

Брезгливость формируется у людей ещё в раннем детстве под влиянием взрослых и его личного опыта. Например, если малыш впервые попробует лимон или слишком перчённое блюдо, то по его реакции можно будет понять, что он не испытывает удовольствия от их употребления. На долгие годы у ребёнка может сформироваться чувство брезгливости по отношению к этим продуктам, которое может не пройти даже во взрослом или сознательном возрасте.

Ещё в качестве примера можно рассмотреть детскую игру в песочнице. Маленькие дети, которые только начинают изучать окружающий мир, из интереса начинают кушать песок или землю. Почувствовав отвратительный вкус, боль в животе и послушав замечания своих родителей, они на всю жизнь понимают, что это употреблять нельзя.

Как бороться?

Избыточная брезгливость воспринимается многими, как показать физической и моральной чистоплотности. Они считают, что данное чувство является показателем порядочности, ограждает от неприятностей. Специалисты в области здравоохранения с ними не согласны. С научной точки зрения это не стремление к чистоте и безопасности, а почва для развития иррациональных страхов.

Любая чрезмерная разборчивость может породить фобию. Диагностировать ее зарождение сложно, так как паническую неприязнь к загрязнениям можно перепутать с любовью к уборке или чистоте. В какой-то момент отклонение доходит до такой стадии, когда индивид уже не способен помочь себе сам, он не может справляться с собственными эмоциями и продолжает новые и новые ограничения на подсознательном уровне.

Первый шаг к избавлению – это осознание наличия проблемы и проявление желания потрудиться для ее разрешения. Профильным специалистом будет психолог или психотерапевт, он оценит степень подверженности своего пациента и поможет ему определить причину. На сеансах психотерапии пациент узнает о факторах, которые заставляют его чувствовать чрезмерное отвращение и щепетильность. После выявления триггеров специалист учит рациональному способу удовлетворения своих потребностей, помогает расширить границы, чтобы начать беспрепятственно контактировать с окружающим миром.

Важно понимать, что рациональная брезгливость свойственна для каждого здорового человека. Но если она мешает осуществлять свои потребности: питаться, ухаживать за собой, строить отношения, это признаки имеющейся проблемы. Для ее разрешения может использоваться гипноз или самогипноз, к ним прибегают, если до пациента невозможно достучаться на сознательном уровне.

Цель любой терапии – изменение отношения к объекту неприязни. Для этого психотерапевт может инициировать контакт. Зачастую установки формируются в раннем возрасте, еще до трех лет, после чего сохраняется на всю жизнь.

Получается, что взрослый человек руководствуется полученными в детстве принципами, даже не зная, какой на самом деле объект, вызывающий брезгливость.

Самые тяжелые случаи связаны с обсессивно-компульсивным расстройством. Здоровая неприязнь перерастает в мизофобию, подверженный ей становится брезгливым до абсурда и тошноты. После каждого прикосновения к кому-то или чему-то он использует антисептики, все люди и предметы вокруг воспринимаются им, как источники опасности. Непросто приходится и в тех случаях, когда пациент полностью небрезглив: может есть еду, упавшую на пол или даже побывавшую в мусорке, пить воду из бутылки, найденной на улице. В любой из ситуаций задача специалиста – привести пациента к компромиссу.

Важно быть внимательным к своему психологическому здоровью. Если брезгливость защищает от негативных факторов окружающей среды, то это здоровое чувство, от него не стоит избавляться. Если же отвращение к кому-то или чему-то сказывается на психическом состоянии, то необходимо обратиться за помощью.

Что такое брезгливость как чувство, как избавиться: психология

Грязные перила в подъезде, стены в лифте, сидения в общественном транспорте – существуют различные предметы, места и люди, которые могут вызывать в вас отвращение. Некоторые люди пытаются бороться с брезгливостью, а другие просто плывут по течению и не считают, что отвращение к чему-либо не нужно подавлять. Так что же такое брезгливость, способна ли она осложнить жизнь и стоит ли от нее избавляться?

Что такое брезгливость

Брезгливость – это ощущение неприязни, выражающееся в крайней степени отвращения и нежелания контактировать с объектом, вызывающим это чувство. Если говорить простыми словами, то человек старается избегать неких предметов или людей, нахождение или взаимодействие с которыми вызывает в нем явное отторжение.

Брезгливый человек никогда не наденет чужую одежду, не станет пить с вами из одной кружки или есть одной вилкой. Ему сложно удерживать под контролем свои эмоции, если рядом находится человек, который ему неприятен, поэтому многие часто принимают проявление брезгливости за высокомерие. Испытывая отвращение, человеку проще избегать объекта раздражения, нежели пытаться побороть в себе это неприятное чувство гадливости.

Обратите внимание

Одними из самых явных проявлений брезгливости можно отметить стремление часто мыть руки с мылом, носить с собой дезинфицирующие лосьоны и скованность позы.

Почему люди сдерживают отвращение

Не все люди готовы побороть в себе брезгливость, но и показывать свое отношение к неприятным вещам они опасаются, поэтому стараются держать себя в руках и сдерживаться в случае контакта с раздражителем. Брезгливый человек стремится не показывать свое отвращение, переживая, что окружающие начнут к нему хуже относиться. Если неприятие вызывают окружающие люди, то брезгливый человек зачастую будет испытывать стыд. Он с большим вниманием смотрит на объект отвращения, пытается понять, почему ощущает именно эти эмоции. Конечно, он будет пытаться не показывать своего интереса, но меньше от этого наблюдать не станет.

Отвращение помогает также понять, что именно вам нравится, а что нет. И дело не всегда касается продуктов питания или нахождения в общественных местах. Например, острое неприятие могут вызывать традиции или нормы поведения, принятые в обществе. Но, несмотря на свое негативное отношение к неприятным вещам, человек все равно старается держать себя в руках.

Иногда отвращение можно перепутать со злостью и раздражительностью, однако, это совсем другое чувство. Отвращение всегда зависит от дистанции с предметом неприятия. Чем дальше вы будете находиться от того, что вызывает в вас брезгливость, тем быстрее это чувство уйдет. Злость и раздражение наоборот будут подбивать вас сократить дистанцию и попытаться разобраться в своих ощущениях.

Виды брезгливости

Отвращение – чувство разноплановое и нельзя заранее спрогнозировать, что именно может его вызвать. Продукты, предметы быта, средства гигиены, транспорт, люди – брезгливость можно испытывать относительно любого предмета или объекта. Но если постараться классифицировать самые распространенные проявления брезгливости, то можно сказать, что брезгливость делится на два типа: физическая и нравственная.

Особенности физической брезгливости

Физическую брезгливость могут вызывать, например:

  • Продукты питания. Отвращение всегда имеет в своей основе страх. Причем страх не всегда может иметь под собой основания. Порой некоторым людям достаточно услышать новость о том, что в очередном кафе города N посетители отравились, например, пельменями, чтобы начать испытывать к этому блюду брезгливость. Нет, конечно же, самолепные пельмени, сделанные из свежих продуктов, будут съедены с удовольствием, но полуфабрикаты могут вгонять в настоящий ужас. Или, например, человек помнит, как в школьной столовой давали теплое какао с отвратительной молочной пенкой. Одного неприятного воспоминания из прошлого может хватить, чтобы вообще перестать употреблять как какао, так и молоко.
  • Страх болезни. Брезгливые люди чаще всего сами загоняют себя в жесткие рамки, мешающие им жить полноценной жизнью. Порой брезгливость способна принимать поистине ужасающие формы. Начиная испытывать легкую неприязнь, человек может накрутить себя до панического ужаса заразиться какой-либо болезнью. Нередко брезгливые люди начинают страдать от мизофобии – страха перед грязью и микробами. Страдая от мизофобии, человек будет избегать лечебных учреждений и физических контактов с окружающими.

Особенности нравственной брезгливости

Если говорить о нравственной брезгливости, то стоит уделить особое внимание воспитанию и понятию морали. Отвращение могут вызывать не только люди, от которых плохо пахнет или продукты, которые кажутся омерзительными, но и бескультурное поведение. В данном случае брезгливость может значительно помочь человеку в его саморазвитии и улучшении качества жизни.

Многие говорят о том, что любыми знакомствами нужно дорожить, что любой человек достоин уважения. Но как можно заставить себя уважать человека, из которого практически «прет» всякая пошлость и скудоумие?

К сожалению, все больше людей забывают о том, что стоит развивать в себе нравственность и мораль. Они с радостью погружаются в бессодержательную псевдокультуру, объясняя это острой потребностью в отдыхе от повседневных проблем и забот, тем самым не только не помогая себе совершенствоваться как личности, но и поощряя развитие самых низменных качеств.

Как избавиться от брезгливости?

Некоторые считают, что брезгливость – прекрасный защитный механизм и бороться с ней ни в коем случае не нужно. Бытует мнение, что брезгливые люди по натуре своей весьма чистоплотны и порядочны, им присуща повышенная мнительность и их практически невозможно обмануть. Но на самом деле брезгливость доказывает, что внутри человека творится хаос и сумятица, он испытывает проблемы с контролем, что в итоге и выливается в чувство ограниченности.

Справиться с отвращением можно, но путь этот будет долгим и весьма трудным. Психологи настоятельно рекомендуют не заниматься самолечением, а воспользоваться услугами квалифицированных специалистов. Для начала следует понять, в чем именно кроется страх человека, а сделать это самостоятельно не всегда получается. Психолог же сможет помочь докопаться до истины и наметить план дальнейших действий.

Если у вас нет возможности обратиться за помощью к профессионалам, то вы можете воспользоваться следующими приемами:

  • Изменение отношения к раздражителю. Если у вас вызывает явное отвращение какой-либо человек, а вернее особенности его поведения или физиологии, то постарайтесь уделить большее внимание его положительным качествам.
  • Контакт с предметом, вызывающим отвращение. Принято считать, что симпатии и антипатии формируются у человека в возрасте до трех лет, а в дальнейшем он просто следует этим установкам. Для того, чтобы справиться с брезгливостью, специалисты рекомендуют еще раз попробовать, прикоснуться, рассмотреть предмет раздражения. Возможно, брезгливости как таковой и нет, а чувство неприятия просто надумано.
  • Устранение мизофобии. Если брезгливость принимает запредельную форму, выражающуюся в неконтролируемом отвращении ко всему окружающему, то тут уже нет других вариантов, кроме как обратиться за помощью к психотерапевту. Мизофобия – это психическое отклонение, сопровождающееся обсессивно-компульсивным расстройством и справиться с ним своими силами не получится.

Помните, что брезгливость в той или иной степени присуща каждому человеку. Главное в этом случае – понимать, когда она является именно защитным механизмом психики, а когда – отрицательным качеством. Если вы стали замечать, что чувство неприятия и отвращения стало заметно осложнять ваш быт, то будьте готовы приложить все силы и вернуть себе контроль над своей жизнью.

В.Т.Кудрявцев. Чрезмерная брезгливость у детей » Сайт Владимира Кудрявцева

Фото с сайта swww.stihi.ru.

Опубликовано в: Журнал практического психолога. 2011. № 1. Специальный выпуск: К Юбилею В.Т.Кудрявцева.

У моего сына чрезмерная брезгливость, с чем это может быть связано и как с этим бороться?  

Из Гостевой книги сайта

Владимир Кудрявцев

 

Чрезмерная брезгливость может являться симптомом невроза навязчивых состояний. В этой ситуации необходимо обратиться к специалисту (невропатологу, психотерапевту; не помешают и систематические консультации с психологом), чтобы избавиться от самого этого невроза. Впрочем, любой невроз и даже психоз (как считают современные психиатры) является гипертрофией нормальных человеческих качеств, необходимых в повседневной жизни. Так и брезгливость, которая, кстати, наряду со многим, отличает человека от животного, — основа нашего выживания в мире. Средний возраст неандертальцев составлял 19-21 год, не найдено ни одно из них, кто бы прожил до 40 лет. Установлено, что основной причиной их смерти являлся голод и эпидемии. Такие  явления, как некрофилия и людоедство, едва ли были бы возможны, если бы человек не утрачивал брезгливости. Немецкий психиатр Г. Брах отмечает, что во время Первой мировой войны в деревнях наблюдалась вспышка каннибализма – из-за голода и общего снижения ценности человеческой жизни. В результате у крестьян пропала брезгливость перед поеданием человеческой плоти. То же происходило и в 30-е гг., когда страшный голод охватил ряд территорий советской страны.  

Но источники брезгливости, даже гипертрофированной, было бы неверно усматривать только в сфере патологии. Источник брезгливости – детский страх, страх перед необычным и потому несущем возможную угрозу. А для того, чтобы отделить обычное от необычного нужен опыт, прежде всего – эмоциональный. Полутро-двухгодовалый малыш очень часто хватает руками, а то и тащит в рот, который для него – особый «орган познания»,  все, что под ними находится. Оно еще не способен понять смысла оценок и призывов взрослых: «Фу! Бяка! Брось эту гадость!», хотя и следует им. Именно отношение   близких взрослых к вещам влияет у ребенка на возникновение чувства брезгливости. Оно формируется позже, ближе к 4-5 годам, когда малыш уже более или менее осмысленно ориентируется на это отношение. Ребенка пугают не сами по себе пауки, жуки или мыши, а именно тревожные предупреждения и запреты мамы или бабушки. Представим себе, что и сама мама панически боится мышей, и получим завершенную картину возникновения страха и порожденного им чувства брезгливости.

Вместе с тем, преодоление излишней брезгливости означает победу над собственными страхами. Это необходимо для того, чтобы ребенок развивался нормально и чувствовал себя гармонично в этом мире. Сказанное не значит, что он не должен брезговать «куском с пола». Но он не должен бояться взять в руки лягушку или червяка, тем более, вынести мусорное ведро. Правда, не забыв после этого помыть руки.

Как Вы думаете, представители какой профессии наименее брезгливы? Вовсе не мусорщики, а микробиологи и медики, и среди последних – инфекционисты и патологоанатомы. Почему? Да потому, что они хорошо представляют себе границу опасности, которую несут в себе ее источники. По статистике, именно врачи-инфекционисты в наименьшей степени подвержены инфекциям, хотя имеют с ними дело ежедневно. У меня была знакомая – старейшая, опытнейшая врач-инфекционист, которая участвовала в борьбе со многими эпидемиями 20-30-х гг. (чума, холера, тиф и др.). Она заразилась всего один (!) раз дифтерией, вытягивая через трубочку пленки из горла заболевшего, и то – по молодости и неопытности.

Отсюда – вывод: ребенок должен быть адекватно информирован об объекте, который вызывает у него брезгливость. Призыва: «Не бойся, это не страшно!» здесь недостаточно. В доступной форме нужно рассказать малышу, кто такие микробы, и где они живут, откуда берется слизь у жабы, что делает в земле червяк (не забыв упомянуть о той пользе, которую он приносит), зачем паук плетет свою паутину (по возможности, обратив внимание на то, как красиво выглядят паутинки, летящие по воздуху в солнечный сентябрьский день) и т.д. Кроме того, это ведь еще и интересно! Однако все эти рассказы обязательно должны дополняться тем, что раньше называли «санитарно-гигиеническим просвещением» — информацией о реальных источниках угроз для жизни, здоровья и самочувствия. Но при этом ни в коем случае нельзя вселять в ребенка панику. Когда мне было около 3 лет, мы с товарищем притащили из подвала мертвую крысу. Моя мама спокойно попросила оставить находку и объяснила, почему подобные опыты повторять не стоит. Разумеется, этот эпизод я помню только в общих чертах (о нем мне рассказывали родители), но с детства не имею проблем ни с брезгливостью, ни с гигиеной.

Хороший способ побороть чрезмерную брезгливость – завести домашнее животное и передать ребенку часть функций по уходу за ним.  Привязанность и любовь к своему питомцу – чувства намного более сильные, чем брезгливость.

И, наконец, — хорошо известное: труд по дому. Если уж приучать ребенка не брезговать «грязной работой», — а ее рано или поздно ему придется выполнять в жизни, — лучше начинать это делать в родных домашних стенах. Не говоря о том, что это возымеет еще и воспитательный эффект. Неплохо привлечь внимание ребенка к некоторым «несоответствиям». Например, Вы говорите ему: «Ты брезгуешь лягушками, но почему у тебя не вызывают брезгливости разбросанные в комнате вещи или грязные ботинки?». Таким образом Вы даете ему возможность самому подумать над тем, что должно вызывать брезгливость, где она уместна, а где – нет.

Попробуйте для начала следовать этим простым рекомендациям, и тогда, вполне возможно, Вам не придется обращаться за дополнительной помощью к специалистам.



эмоция избегания болезни и ее дисфункции

Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2011 12 декабря; 366 (1583): 3453–3465.

Школа психологии Университета Сассекса, Брайтон BN1 9QH, Великобритания

Авторские права Этот журнал © 2011 The Royal SocietyЭта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

В этом обзоре анализируются накапливающиеся данные психологических, психофизиологических, нейробиологических и когнитивных исследований, свидетельствующие о том, что эмоция отвращения, направленная на избегание болезни, является преобладающей эмоцией, испытываемой при ряде психопатологий.Текущие данные свидетельствуют о том, что отвращение в значительной степени связано с фобиями мелких животных (особенно фобией пауков), фобией инъекций крови и травм и боязнью заражения обсессивно-компульсивным расстройством, и все эти расстройства имеют первичные элиситоры отвращения как важный компонент их психопатология. Склонность к отвращению и чувствительность также в значительной степени связаны с показателями ряда других психопатологий, включая расстройства пищевого поведения, сексуальные дисфункции, ипохондрию, фобию высоты, клаустрофобию, тревогу разлуки, агорафобию и симптомы шизофрении, хотя многие из этих психопатологий не разделяют функция избегания болезней, характеризующая отвращение.Накапливаются данные о том, что отвращение представляет собой важный фактор уязвимости для многих из этих психопатологий, но когда связанные с отвращением психопатологии действительно соответствуют критериям, необходимым для клинического диагноза, они характеризуются значительным уровнем как отвращения, так и страха/тревоги. Наконец, утверждалось, что отвращение может также способствовать беспокойству и дистрессу при широком спектре психопатологий из-за его участия в более сложных человеческих эмоциях, таких как стыд и вина, а также из-за его негативного аффекта, вызывающего предубеждения в интерпретации угрозы.

Ключевые слова: отвращение, психопатология, избегание болезней, тревога

1. Введение

отвращение к психопатологии. Этот обзор дошел до такой степени, что (i) теперь мы можем точно идентифицировать те психопатологии, которые имеют реакции отвращения как существенную черту симптомов (например, многие фобии животных, боязнь заражения при обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) и кровообращение). фобия инъекций–травм (БII)) [1,2]; (ii) мы можем приступить к определению того, как функциональное значение реакции отвращения способствует возникновению ряда психопатологий как фактора уязвимости [3,4]; и (iii) исследования начали описывать различные механизмы, с помощью которых эмоция отвращения может оказывать прямое или косвенное влияние на симптомы психопатологии [2,5,6].Хотя этот обзор был сосредоточен в первую очередь на роли отвращения в тревожной психопатологии, есть также данные о том, что отвращение тесно связано со многими формами психопатологии, включая расстройства пищевого поведения [7,8], симптомы шизофрении [9], ипохондрию [10]. , фобия высоты и клаустрофобия [10], сексуальная дисфункция у женщин [11]; таким образом, отношения между отвращением и психопатологией неизбежно кажутся сложными, с возможностью задействования более чем одного механизма и сложных моделей взаимодействия между различными эмоциями и их последствиями.

Эти результаты неизбежно вызывают вопрос, почему эмоция отвращения так заметна при этих различных психопатологиях. Например, традиционно считалось, что тревожные расстройства отражают смесь страха и тревоги [1,12,13], и это не так уж удивительно, учитывая, что тревога — это эмоция, связанная с ожиданием потенциальной угрозы, тогда как страх — это эмоция. это прямой ответ на угрозу [12,14]; поэтому тревожные расстройства рассматриваются как возникающие из-за естественных защитных систем организма перед угрозой.Эмоция отвращения представляется более специфической адаптацией. Хотя до сих пор ведутся споры о точной адаптивной функции реакции отвращения, ее также описывают как естественную защитную эмоцию, которая развилась для защиты от вреда [15,16]. Предлагаемая первичная биологическая функция отвращения состоит в защите организма от болезни, болезни и загрязнения [16–18]. Основные черты реакции эмоции отвращения согласуются с этим в том, что (i) отвращение связано с характерным универсальным выражением лица, включающим сморщивание носа и опускание уголков рта [16,19], ( ii) чувство отвращения и тошноты [15], (iii) страх заражения [15], (iv) избегание «отвратительных» объектов [20] и (v) замедление сердечного ритма [19,21].Все эти реакции потенциально могут служить для предотвращения контакта с источниками заболеваний, заболеваний и заражения и, в более конкретных случаях, для предотвращения попадания в рот предметов, которые потенциально могут быть причинами болезней и заболеваний. Тем не менее, некоторые теоретики расширили этот базовый взгляд на реакцию отвращения с точки зрения «избегания болезни», предполагая, что эмоция отвращения развила более сложные адаптивные функции, которые защищают не только физическое тело от загрязнения и вреда, но также защищают «психологическое» тело. от вреда, напоминая о нашей собственной смертности и врожденной животной природе [22].Сторонники этой последней точки зрения поддерживают эту точку зрения, утверждая, что большинство «первичных» объектов отвращения можно охарактеризовать по их животному происхождению и их способности вызывать страх при оральном введении (например, мокрота/слизь, диарея, слизни и личинки) [18]. В результате отвращение является постоянным напоминанием о нашем животном происхождении, и — поскольку отвратительные объекты обычно вызывают отвращение повсеместно — отвращение стало эмоцией, часто используемой для наполнения негативным аффектом социально и культурно неприемлемых действий и отношений.С этой более широкой, психологической точки зрения, отвращение — это не просто реакция отказа от еды, служащая для предотвращения болезни; он также стал регулировать поведение в социальных и межличностных контекстах и ​​будет влиять на наши социальные установки, выражая культурно и морально неприемлемые взгляды.

Целью данного обзора является доказательство того, что эмоция отвращения, направленная на избегание болезни, возникает при ряде распространенных психопатологий и что можно определить ряд психологических механизмов, опосредующих роль отвращения в психопатологии.В следующих разделах будет (i) описано, почему отвращение может быть связано с психопатологией, (ii) описано, как мы можем измерить отвращение, чтобы можно было однозначно изучить его роль в психопатологиях, (iii) очерчено, какие психопатологии наиболее тесно связаны с эмоцией отвращения. , (iv) обсудить теоретические факторы, которые связывают эмоцию отвращения с этими психопатологиями, (v) описать, как отвращение может быть вовлечено в возникновение клинически значимых симптомов, (vi) обсудить новые доказательства влияния отвращения на ряд других психопатологий, включая те, которые не имеют prima facie «релевантности отвращения», и (vii) описывают некоторые потенциальные механизмы, посредством которых отвращение может оказывать косвенное воздействие на психопатологию.

2. Что связывает избегание болезней с психопатологией?

Один из первых вопросов, который нужно задать: почему исследователи эмоций так заинтересовались потенциальной ролью, которую отвращение и избегание болезней могут играть в возникновении психопатологических симптомов? Первая причина заключается в том, что между эмоциями отвращения и тревоги или страха существует значительное совпадение; так вполне возможно, что переживание одного может способствовать другому, и — в самом деле — индивидуум может смешивать одно с другим.И отвращение, и страх/тревога имеют доминирующую поведенческую тенденцию к избеганию [23], хотя избегание, мотивированное страхом, в целом защищает человека от воспринимаемой опасности [20], а избегание, мотивированное отвращением, по-видимому, имеет более конкретную функцию избегания загрязнений [2]. ,15]. Тем не менее, как и Олатунджи и др. . [2], это, вероятно, сделало бы как отвращение, так и избегание страха неразличимыми в исследованиях задач поведенческого подхода (BAT).

В более общем смысле и отвращение, и страх/тревога классифицируются как негативные эмоции [24], и, как мы увидим позже, оба они оказывают такое же влияние, как и негативные эмоции, на обработку информации, усиливая мысли и чувства, связанные с психопатологиями, основанными на тревоге [24]. 1,6,25].Наконец, тот факт, что адаптивное значение отвращения может заключаться в защите тела от загрязнения и вреда от болезней и недомоганий, перекликается с определяющими характеристиками ряда расстройств, основанных на тревоге, включая страх заражения при ОКР, ипохондрию или тревогу по поводу здоровья, соматические расстройства. включая боязнь заражения, BII и многие фобии мелких животных, где основными характеристиками являются загрязнение и боязнь контакта. В этих случаях функциональное сходство между эмоцией отвращения и страхом и тревогой при этих психопатологиях логически ведет к исследованию возможной роли отвращения в этих расстройствах.

3. Измерение отвращения

Прежде чем обсуждать потенциальную взаимосвязь между отвращением и психопатологией, важно понять, как измеряется эмоция отвращения и как эти измерения могут быть использованы для понимания взаимосвязи между отвращением и психопатологией. Был разработан ряд опросников отвращения (DQ) и инвентаризаций для измерения частоты и интенсивности, с которой люди испытывают отвращение. Поскольку отвращение — это, прежде всего, эмоция, испытываемая по отношению к конкретным вызывающим отвращение (например,грамм. фекалии, рвота), ранние инвентаризации представляли собой самоотчетные измерения интенсивности реакций на ряд отвратительных раздражителей. Эти опросники включают DQ [26], шкалу отвращения [22] и шкалу эмоций отвращения [27], и эти инструменты измеряют отвращение в относительно постоянном диапазоне доменов отвращения, таких как продукты питания, мелкие животные (например, беспозвоночные, грызуны), телесные нарушения и смерть, а также продукты тела (например, фекалии, запахи животных/тела) и т. д. Было показано, что эти типы доменных показателей отвращения тесно коррелируют с показателями тревоги [10,28] и с показателями специфические проблемы, основанные на тревоге, такие как боязнь мелких животных [17,28,29], фобия пауков [30,31], BII [32–34], боязнь заражения при ОКР [35–38] и расстройства пищевого поведения [8].Тем не менее, все эти доменные опросники измеряют отвращение к определенным элиситорам, и поэтому между склонностью к отвращению и психопатологией могут возникать завышенные корреляции из-за вопросов, которые запрашивают об аналогичных объектах в обоих опросниках [20,31]. Например, показатели отвращения содержат вопросы о реакциях на мелких животных, продукты питания и продукты жизнедеятельности, пункты, которые также включены в показатели страха перед мелкими животными и страха заражения. Во-вторых, инструменты на основе предметной области измеряют склонность к отвращению, но не чувствительность к отвращению.Тем не менее, для развития психопатологии менее вероятно то, насколько легко люди вызывают отвращение (склонность), но также и то, насколько неприятным для человека является переживание эмоции (чувствительность; ср. [39, 40]). В ответ на эти вопросы van Overveld et al. [41] разработал шкалу склонности к отвращению и чувствительности-R, инструмент измерения отвращения, который не зависит от домена и измеряет степень, в которой как склонность к отвращению, так и чувствительность к отвращению могут независимо способствовать развитию психопатологии.Эта мера не только уменьшает путаницу между пунктами в опросниках отвращения и психопатологии, но также, по-видимому, имеет некоторую дискриминационную ценность, поскольку различные симптомы тревожного расстройства по-разному предсказываются с помощью оценок склонности к отвращению и чувствительности к отвращению [41–43]. Например, склонность к отвращению (насколько легко люди испытывают отвращение и как часто они испытывают отвращение) тесно связана со страхом перед пауками, тогда как чувствительность к отвращению (насколько неприятно переживание отвращения для человека) является лучшим предиктором обморока в BII. 41].Что еще более важно, как чувствительность к отвращению, так и склонность к отвращению обнаруживают значительные связи с рядом показателей психопатологии, даже когда уровни личностной тревожности контролируются, что позволяет предположить, что эти отношения между отвращением и психопатологиями не просто опосредованы уровнями других соответствующих эмоций, таких как тревога. 10,44].

В то время как большинство исследований связи между отвращением и психопатологией проводилось с использованием инструментов самоотчета, другие измерения отвращения также позволили глубже понять, как могут быть связаны отвращение и симптомы психопатологии.К ним относятся показатели избегания поведения, физиологические показатели (например, вариабельность сердечного ритма), нейронные корреляты отвращения, показатели выражения лица и когнитивные экспериментальные задачи.

Поскольку одной из важных поведенческих характеристик эмоции отвращения является избегание, отвращение можно также измерить степенью, в которой человек будет приближаться к потенциально вызывающему отвращение объекту или избегать его. Было показано, что показатели теста поведенческого избегания (BAT) в отношении отвратительных объектов в значительной степени коррелируют с показателями страха заражения [45], частотой связанных с загрязнением когниций [46] и показателями BII [47].

Воздействие отвратительных стимулов специфически связано с замедлением сердечного ритма [19, 21, 48], и утверждалось, что когда психопатологии связаны с замедлением сердечного ритма, а не с ускорением, это согласуется с вовлечением отвращения, а не чем эмоция страха при этой психопатологии [1]. Относительно небольшое количество исследований изучало полезность этой меры, но исследования с использованием измерения частоты сердечных сокращений показали двухфазную реакцию сердечного ритма (первоначальное ускорение, за которым следует значительное замедление) на изображения, связанные с пауками, у людей, боящихся пауков [49]. к стимулам, связанным с фобией, у страдающих фобией BII [49,50].

Появляются данные о том, что переживание отвращения связано с активацией в определенных областях мозга, и хотя этот обзор все еще находится в зачаточном состоянии, его также можно использовать в качестве средства измерения испытываемого отвращения и его связи с психопатологией [1]. Нейровизуализационные исследования выявили вовлечение передней островковой доли во время переживаний отвращения [51–53], хотя эти исследования были ограничены восприятием и распознаванием выражений отвращения на лице. Однако Райт и др. .[54] сообщают об обнаружении большей активации передней доли для стимулов загрязнения и увечья, чем для конкретных стимулов, связанных со страхом, в неклинической популяции, предполагая, что стимулы, связанные с отвращением, могут быть более важными для активации передней доли, чем стимулы, связанные со страхом per se . При более прямом сравнении отвращения и психопатологии Straube et al. [55] обнаружили активацию как островковой доли, так и миндалевидного тела к изображениям пауков при фобии пауков, предполагая, что фобия пауков может характеризоваться как страхом, так и отвращением.Точно так же исследования показывают, что и страх, и отвращение могут лежать в основе страхов заражения при ОКР, и Schienle et al . [56] и Breiter и др. . [57] оба обнаружили активацию как островковой доли, так и миндалевидного тела у людей, сообщающих о страхе заражения. Тем не менее, хотя эти опубликованные исследования могут согласовываться с ролью отвращения в некоторых психопатологиях, литература по-прежнему противоречива, и потребуются дальнейшие исследования [1].

Поскольку отвращение имеет очень характерное выражение лица с характерными визуальными и мышечными компонентами, его также можно использовать в качестве показателя текущего переживания отвращения индивидом.Активация большой мышцы, поднимающей губу, и мышцы, сморщивающей губы, типична для выражения лица с отвращением [58], и большая активация мышцы, поднимающей губу, была обнаружена у лиц, боящихся пауков, чем у людей, не испытывающих страха, при просмотре изображений пауков или приближении к пауку в процедуре BAT. [59,60], а также у лиц с BII, просматривающих видеозаписи операций [61].

Наконец, переживание отвращения также может быть выявлено косвенно с использованием экспериментальных задач, которые измеряют факторы внимания или обработки, связанные со стимулами отвращения.Чараш и Маккей [62] использовали задачу Струпа по названию цветов для измерения предвзятости внимания к словам, вызывающим отвращение, и словам, не вызывающим отвращения. Они обнаружили, что самоотчетные показатели чувствительности к отвращению были напрямую связаны с задержкой реакции на слова отвращения в задаче Струпа, предполагая, что тест Струпа может представлять собой основанную на внимании меру чувствительности к отвращению. Последующие исследования продемонстрировали взаимосвязь между показателями психопатологии и искажениями внимания, связанными с отвращением. Армстронг и др. [63] использовали отслеживание взгляда для измерения отвращения и контрольных лиц и обнаружили, что люди с высоким уровнем страха контаминации сохраняли внимание на отвратительных лицах по сравнению с контрольными лицами, причем одним из следствий этого вывода является то, что отвращение является очень релевантной эмоцией, связанной с в опасениях заражения.

Хотя все эти различные меры отвращения обеспечивают полезные способы оценки индивидуального переживания этой эмоции с точки зрения ее частоты и интенсивности, по отдельности они далеко не являются исключительными мерами переживания отвращения.Например, как поведенческое избегание, так и искажения внимания сами по себе могут быть показателями страха в той же мере, что и отвращения, а тот факт, что активация передней доли также участвует в интероцептивных процессах в целом [64], предполагает, что это не может быть исключительным показателем. отвращения. Даже специально разработанные инвентаризации имеют свои ограничения, основанные на том факте, что многие элементы, которые они содержат, часто можно спутать с элементами измерения психопатологий, с которыми связано отвращение.Тем не менее, ряд мер, обсуждаемых в этом разделе, дает непротиворечивую картину отвращения как регулярно переживаемой эмоции, которая может быть измерена в когнитивных, поведенческих, психологических и физиологических терминах и постоянно связана с различными психопатологическими показателями.

4. Какие психопатологии связаны с отвращением?

Оба Cisler и др. . [1] и Олатунджи и др. . [2] написали научные и своевременные обзоры данных, связывающих отвращение с психопатологией, и пришли к выводу, что существуют убедительные сходящиеся доказательства того, что отвращение тесно связано с тремя конкретными тревожными расстройствами: фобиями мелких животных (в частности, фобией пауков), BII и контаминацией. родственное ОКР.С клинической точки зрения все эти расстройства характеризуются степенью беспокойства, которое они вызывают у больного, и разрушительным эффектом, который симптомы оказывают на нормальное повседневное функционирование. Фобии мелких животных клинически определены в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам , 4-е изд., текст rev. (DSM-IV-TR) [65], выраженным и стойким страхом, который является чрезмерным и необоснованным и вызывается животным или сигналами, связанными с животным, что приводит к избеганию, тревожному предвкушению или панической атаке ([65] , п.449). BII представляет собой стойкий и чрезмерный страх, вызванный видом крови или травмы, инъекцией или другой инвазивной медицинской процедурой, и связан с сильной вазовагальной реакцией ([65], стр. 445). Контаминация определяется как интенсивное и стойкое ощущение того, что человек был загрязнен или инфицирован [66], а опасения по поводу контаминации являются наиболее распространенными проявлениями обсессивно-компульсивных симптомов [67]. Это расстройство связано с навязчивыми мыслями о заражении, которые обычно приводят к чрезмерной дезинфекции себя и окружающей среды.Страхи заражения на основе ОКР регулярно связаны с ритуальным поведением при мытье и избеганием любых ситуаций, которые могут быть потенциальным источником предполагаемого заражения, вызывая значительное нарушение нормального повседневного функционирования [68].

Свидетельства, связывающие эмоцию отвращения с этими тремя конкретными психопатологиями, значительны и получены в исследованиях, изучающих эту связь на психологическом, психофизиологическом, нейробиологическом и когнитивном уровнях [1,2].

В случае фобии мелких животных исследования анкет показали, что высокий уровень чувствительности к отвращению связан с фобиями мелких животных в целом [28,29] и фобией пауков в частности [30]. Эти исследования показывают, что существует значительное количество животных с высоким статусом страха, которые не представляют серьезной физически агрессивной угрозы для людей, и исследование Арринделла и др. . [69] обнаружили, что чувствительность к отвращению была в значительной степени связана со страхом перед маленькими животными, имеющими отношение к страху, неслизистыми беспозвоночными и слизистыми беспозвоночными.Исследования с помощью факторного анализа относительно последовательно идентифицировали этих связанных со страхом животных как мелких грызунов (например, мышей, крыс), рептилий и амфибий (змей, ящериц, лягушек и т. д.), насекомых (например, пауков, тараканов) и беспозвоночных (например, слизняков). , улитка, пиявка), и эти связанные с отвращением категории страхов мелких животных почти повсеместно встречаются в разных культурах по всему миру [70]. Исследования с участием людей с клиническим диагнозом фобии пауков показали, что женщины с фобией пауков значительно реже съедали печенье после того, как по нему прошел паук, чем люди без фобии пауков, предполагая, что страх заражения пауками при фобии пауков является значительно повышен [30,71,72].Точно так же люди с фобией пауков проявляют большую активность лицевых мышц, характерных для отвращения (мышца, поднимающая губу), во время воздействия пауков, чем люди без фобии [59]. Неврологические исследования также выявили активацию коры островка во время контакта с пауками при фобии пауков, предполагая участие в этой реакции отвращения, хотя следует отметить, что эти исследования также выявили активацию миндалевидного тела (см. далее) [55,73] . Наконец, используя парадигму предвзятости ожидания, исследования показали, что люди, страдающие фобией пауков, ожидали, что после изображений пауков последуют результаты, относящиеся к загрязнению (например,грамм. пить неприятную жидкость) значительно больше, чем нефобики, которые ожидали, что после пауков последуют опасные последствия [74,75].

Хотя есть некоторые свидетельства того, что чувствительность к отвращению взаимодействует с чертой тревожности, вызывая чувство слабости, типичное для BII [76], доказательства связи BII с отвращением были получены в основном из исследований выражения лица и из психофизиологических данных. Например, в исследованиях, изучающих отличительные выражения лица от фобогенных стимулов, Ламли и Меламед [61] обнаружили, что люди с фобией BII демонстрируют значительно больше выражений отвращения на лице, чем люди без фобии.Дополнительные данные получены из психофизиологических исследований. Например, фобии BII демонстрируют уникальную вазовагальную реакцию, которая очень похожа на двухфазную реакцию, обнаруживаемую на отвратительные стимулы [50], и последняя часть этой двухфазной реакции играет значительную роль в реакции обморока, которая часто сопровождает BII. Исследования как Ost , так и al . [77] и Сарло и др. . [49] продемонстрировали двухфазную реакцию частоты сердечных сокращений у лиц с фобией BII на соответствующие фобогенные стимулы.Наконец, исследования с самоотчетами показали, что люди с фобией BII сообщают о более высоком уровне отвращения к фобогенным стимулам, чем люди без фобии [78,79], что предполагает повышенный уровень отвращения при просмотре таких стимулов.

Имеются убедительные доказательства из исследований анкеты самоотчетов о том, что переживание отвращения и чувствительность к отвращению в значительной степени коррелируют с показателями страха заражения [5,35–38,80], а в исследованиях поведенческого избегания показатели отвращения в значительной степени связаны с избеганием стимулов, связанных с загрязнением [45,46].Во-вторых, по крайней мере некоторые неврологические исследования показали, что преобладающей реакцией на страх заражения может быть отвращение. Оба Cisler и др. . [80] и Шапира и др. . [81] обнаружили повышенную активацию островковой доли в ответ на контаминационные стимулы в образце страха контаминации, что указывает на возможную причастность переживаемого отвращения. Дополнительные доказательства того, что отвращение является преобладающей эмоцией страха, связанного с обсессивно-компульсивным расстройством, получены из исследований, показывающих, что (i) отвращение является лучшим предиктором умывания при обсессивно-компульсивном расстройстве, чем страх, тревога или депрессия [36,37,82] и (ii) только отвращение- специфические гигиенические проблемы сохраняли значительную связь с мытьем ОКР, когда депрессия, тревога и другие симптомы ОКР, не связанные с загрязнением, контролировались [83].

5. Почему существует связь между боязнью мелких животных, фобией инъекций крови и травм, обсессивно-компульсивным расстройством, страхами заражения и эмоциями отвращения?

Почему сейчас накопилось столько свидетельств, связывающих отвращение с тремя психопатологиями, описанными в предыдущем разделе? Один общий фактор заключается в том, что все три расстройства имеют вызывающие отвращение как важный компонент их психопатологий. Как при факторном анализе, так и при кластерном анализе отвратительных объектов появляются общие кластеры элиситоров, которые включают мелких животных (включая беспозвоночных, насекомых и мелких млекопитающих), кровь и увечья (например,грамм. рыболовные крючки в глазах, ампутированные руки) и загрязняющие агенты (например, диарея, рвота и мокрота) [18,22,33]. Таким образом, все три расстройства, идентифицированные как тесно связанные с отвращением, имеют заметные факторы, вызывающие отвращение, в качестве триггеров окружающей среды для их различных симптомов, и, таким образом, симптомы этих расстройств могут иметь общую с отвращением функциональность защиты человека от контакта с зараженными и инфицирования ими. раздражители [20].

Хотя интуитивно очевидно, что кровь, травмы, увечья и загрязняющие агенты могут быть связаны с предотвращением болезней, не столь очевидно, почему это может иметь место в случае с теми мелкими животными, которые становятся фокусом страхов и фобий, и особенно так и с фобией пауков, которая, возможно, является самой распространенной фобией животных в западных культурах.Во-первых, мы знаем, что отвратительные объекты почти всегда ассоциируются с животными, продуктами животного происхождения, частями животных, продуктами тела животных и т. д.; поэтому, возможно, неудивительно, что сами животные также будут вызывать отвращение [15,84]. Однако не все животные имеют тесную связь с отвращением. Страх перед хищными животными и многими сельскохозяйственными животными, например, не связан с уровнем чувствительности к отвращению, чего можно было бы ожидать, если бы такие животные были первичными объектами отвращения [17, 69]. Следовательно, есть нечто более существенное, чем просто быть животным, которое связывает маленьких животных, связанных со страхом, с отвращением.

Davey [85] обрисовал ряд возможных причин, по которым маленькие животные, связанные со страхом, тесно связаны с эмоцией отвращения. Во-первых, основные черты эмоции отвращения включают физиологическое проявление (тошнота), дистанцирование себя от отвратительного объекта (избегание) и чувствительность к заражению или оральному включению оскорбительного объекта [15]. Таким образом, как указывалось ранее, адаптивное преимущество эмоции отвращения, по-видимому, заключается в предотвращении орального включения отвратительных объектов и, как следствие, в предотвращении передачи болезни [16].Эта связь между отвращением и предотвращением распространения болезни, инфекции и болезни может быть важным фактором в определении того, почему маленькие животные, связанные со страхом, имеют такую ​​сильную связь с отвращением, а не со страхом как таковым . Davey [85] выделил три возможных пути, которыми животные, связанные со страхом, могли приобрести свою релевантность отвращения: (i) исторически они были напрямую связаны с распространением болезней (например, крысы, тараканы) или загрязнением пищи (например, личинками, мышами). ), (ii) обладая физическими характеристиками, которые напоминают первичные стимулы, вызывающие отвращение, такие как слизь и фекалии (e.грамм. животные, которые воспринимаются как слизистые, такие как змеи, ящерицы, слизни, черви, лягушки и т. д.), и (iii) которые оппортунистически или суеверно связаны с болезнью или действуют как сигналы для инфекции. В то время как обоснование первых двух групп достаточно очевидно, последняя включена, потому что исторически многие животные стали ассоциироваться с болезнями и распространением болезней, но на самом деле совершенно невиновны в какой-либо причастности. Одним из таких примеров является паук. Например, на большей части Европы в средние века пауки считались источником заражения, поглощающими яды из окружающей их среды, и любая пища, соприкасавшаяся с пауком, считалась зараженной [86].Укус паука был также одним из способов объяснения причин многих ужасных эпидемий чумы и болезней, прокатившихся по Европе начиная со Средневековья [87]. Хотя многие европейские пауки не являются смертельно ядовитыми, укусы многих европейских пауков вызывают болезненные системные реакции, и эти укусы стали оппортунистически ассоциироваться с причинно не связанными заболеваниями и болезнями [86–88]. В Средние века пауки также считались предвестниками Великой чумы, охватившей Европу, начиная с десятого века [89], и интересно, что межкультурные исследования страхов животных показывают, что страх пауков более заметен в списки страхов животных из культур, состоящих в основном из европейцев и их потомков [70].Таким образом, хотя явное знание связи паука с болезнями и недугами могло быть со временем утрачено, сегодня оно все еще может проявляться в его способности вызывать отвращение.

6. Участвует ли отвращение в возникновении клинически значимых симптомов?

Хотя отвращение и боязнь мелких животных, BII и боязнь заражения могут иметь общую функциональность, это не объясняет, почему реакции и симптомы в случае этих психопатологий становятся настолько чрезмерными и дисфункциональными у некоторых людей и достигают уровней, соответствующих критериям клинического диагноз.Тот факт, что отвращение и эти специфические психопатологии имеют схожие средовые триггеры, никоим образом не означает, что первое является причиной второго или что первое является фактором уязвимости для второго — эти два явления могут просто сосуществовать параллельно из-за их общего окружения. элиситоры.

Тем не менее тот факт, что психопатологии, связанные с отвращением и отвращением, имеют схожие функциональные цели, т.е. избегание болезней и заражения — подразумевает, что вызывание отвращения должно также способствовать дистрессу и избеганию связанных с ним психопатологий.Для этого есть некоторые доказательства. Например, Уэбб и Дейви [90] попросили неклиническую популяцию оценить страх перед четырьмя категориями животных (хищные, связанные с страхом мелкие млекопитающие и рептилии, связанные с страхом беспозвоночные и животные, не относящиеся к страху) до и после просмотра фильма. жестокое, отвратительное или нейтральное видео. Они обнаружили, что участники, которые смотрели жестокое видео, демонстрировали повышенный страх перед более крупными хищными животными, в то время как участники, которые смотрели отвратительное видео, демонстрировали повышенный страх перед относящимися к страху мелкими млекопитающими и беспозвоночными.Влияние индукции отвращения на симптомы страха заражения также предполагает причинную роль отвращения. В исследовании Olatunji & Armstrong [91] индукция отвращения вызывала значительно большее усиление дистресса к стимулам с низким уровнем заражения у людей с высоким страхом загрязнения, чем у людей с низким уровнем страха заражения. Интересно, что уровни дистресса, вызванные отвращением, к потенциально заразным стимулам у участников с низким уровнем страха заражения, которые аналогичны уровням, обнаруженным у участников с высоким уровнем страха загрязнения, позволяют предположить, что высокий уровень отвращения может быть связан с развитием клинических уровней страха заражения.

Проспективные исследования также предоставят некоторую информацию о том, как чувствительность и склонность к отвращению взаимодействуют с симптомами психопатологии, хотя на сегодняшний день таких исследований очень мало. В одном исследовании Olatunji [92] показал, что за 12-недельный период изменения уровня отвращения в неклинической популяции предсказывали изменения симптомов обсессивно-компульсивного расстройства, вызванного загрязнением, и что эта взаимосвязь по-прежнему была значимой, даже когда уровни негативного настроения и депрессия контролировалась.

Однако существуют трудности интерпретации даже для проспективных и экспериментальных исследований. Поскольку факторы, вызывающие симптомы фобии мелких животных, BII и боязни загрязнения, также являются факторами, вызывающими отвращение, возможно, неудивительно, что изменения в отвращении будут напрямую связаны с изменениями психопатологических симптомов, особенно если эти симптомы измеряются в терминах, которые также имеют большое значение. к отвращению (например, избегание и дистресс). Один из возможных многообещающих подходов, который мог бы помочь избежать этой путаницы, заключается в изучении влияния отвращения и его индукции на биологические корреляты психопатологии.Fruitman и др. [93] сравнили эффект манипуляции с провокацией отвращения у пациентов с диагнозом ОКР страх заражения и контрольной группы здоровых участников. Индукция отвращения привела к снижению уровня фактора некроза опухоли-α и интерлейкина-6 в плазме у пациентов с ОКР, но не у здоровых людей, что позволяет предположить, что переживание отвращения действительно оказывает причинное влияние на факторы, известные как иммунологические аномалии, коррелирующие со страхом заражения ОКР. [94,95].

Альтернативная точка зрения, которая связывает отвращение с клинически диагностируемыми уровнями фобии мелких животных, страха контаминации BII и ОКР, заключается в том, что, хотя чувствительность к отвращению может представлять собой фактор уязвимости для этих расстройств, именно развитие страха и тревоги вокруг каждого соответствующего вызывающего отвращение фактора проецирует то, что начинается как нормальная реакция отвращения, в клинически диагностируемое расстройство. Об этом свидетельствует тот факт, что для всех трех психопатологий характерно не только отвращение, но и высокий уровень страха.Савчук и др. . [78] обнаружили, что люди, страдающие BII, сообщали о значительно большей реакции отвращения и страха на изображения, связанные с операцией, чем здоровые контроли. Точно так же и Schienle , и др. . [56] и Mataix-Cols и др. . [96] сообщают о неврологических исследованиях, показывающих, что у людей с ОКР и ОКР со страхом загрязнения наблюдалась более высокая активация как островковой доли, так и миндалевидного тела в отношении изображений, связанных с расстройством, чем у здоровых людей, что предполагает более высокий уровень как отвращения, так и страха к этим стимулам.Подобные неврологические исследования показали, что как отвращение, так и страх могут характеризовать фобию пауков по сравнению с непугающими контрольными группами [55,73]. Одна из интерпретаций этих фактов заключается в том, что переживание отвращения к определенному вызывающему фактору (например, агентам загрязнения) активирует цели избегания болезни и усиливает дистресс, настраивая цели избегания, которые способствуют чувству страха и беспокойства [91,97]. Чем больше укрепляются эти взаимные отношения между целями отвращения и избегания, тем сильнее становятся чувства дистресса и беспокойства при столкновении с вызывающим отвращение.Интересно, что многочисленные экспериментальные исследования в настоящее время показали, что переживание отвращения само по себе не способствует переживанию тревоги, когда отсутствует специфический вызывающий отвращение [98]. Однако, когда отвращение испытывается в присутствии потенциальных вызывающих отвращение факторов, тревога и страх по отношению к этим вызывающим факторам усиливаются [90, 91, 99]. Это говорит о том, что индуцированное отвращение не просто ошибочно принимается человеком за тревогу, и что индуцированное отвращение не может вызвать более высокий уровень тревоги без присутствия подходящего объекта, которому можно приписать отвращение.Такие результаты согласуются с мнением о том, что отвращение способствует тревоге и страху только за счет установки целей избегания на определенные стимулы, и что в результате этого процесса могут возникнуть клинически значимые симптомы тревоги. Это подход, который согласуется с большей частью существующих данных и заслуживает дальнейшего изучения.

7. Причастность отвращения к другим психопатологиям

В то время как накапливается значительное количество доказательств тесной связи между отвращением и фобиями мелких животных, BII и боязнью контаминации ОКР, существуют также доказательства связи между отвращением и некоторыми другими психопатологиями — многие из которые имеют менее очевидную связь с эмоцией отвращения.

Большая часть этих дополнительных данных носит корреляционный характер и связывает показатели отвращения с показателями тревоги разлуки [100], агорафобии [35], расстройств пищевого поведения [7,8], симптомов шизофрении [9], ипохондрии и беспокойства о здоровье [ 10,82], фобия высоты и клаустрофобия [10] и сексуальная дисфункция у женщин [11,101]. Стоит обсудить некоторые из этих психопатологий по отдельности, чтобы понять, насколько последовательными и убедительными на самом деле являются исследования их связи с отвращением.

Во-первых, на первый взгляд кажется, что отвращение может быть важным фактором, лежащим в основе расстройств пищевого поведения вообще и патологий пищевого поведения в частности. Одним из факторов, который был четко идентифицирован во многих отчетах о расстройствах пищевого поведения, является чувство отвращения, которое люди с расстройствами пищевого поведения проявляют к еде, приему пищи и восприятию собственного тела. Например, придание пище отвратительных свойств позволяет больному анорексией или булимией превращать пищу в запрещенное вещество, которое не следует вводить в организм [102].Точно так же люди, которые демонстрируют поведение переедания и очищения, регулярно сообщают об усилении стыда, вины и отвращения при воспоминании об эпизодах переедания, а развитие чувства отвращения к форме тела и функциям тела широко задокументировано при расстройствах пищевого поведения [103-105]. Интуитивно кажется, что эмоция отвращения и ее функция избегания болезней являются идеальным средством для развития физического избегания еды и пищевых продуктов, а также для придания форме тела отрицательной аффективности.В случае патологических моделей пищевого поведения чувство отвращения может быть связано с пищевыми продуктами в целом (например, при нервной анорексии) или с конкретным пищевым поведением (например, перееданием) и может опосредовать патологические реакции, типичные для расстройств пищевого поведения (такие как голодание или очищение организма от пищи). ).

Несмотря на наличие интуитивной связи между отвращением и расстройствами пищевого поведения, исследования по этой теме до сих пор дали довольно неоднозначные результаты. В двух ранних исследованиях Дэйви и др. . [8] обнаружили (i) значительную корреляцию между показателями расстройства пищевого поведения и показателями чувствительности к отвращению в неклинической студенческой популяции, но только у участников женского пола, и (ii) у участников второго исследования, у которых были клинически диагностированы расстройства пищевого поведения, значительно проявлялись более высокий уровень отвращения, чем у соответствующих участников неклинического контроля.Однако оба исследования показали, что повышенное отвращение в связи с расстройствами пищевого поведения, по-видимому, ограничивается прежде всего отвращением к еде, телу и продуктам тела и не распространяется на отвратительные стимулы, не связанные с едой или телом (т. по симптоматологии расстройства пищевого поведения в целом не отличались более высокой чувствительностью к отвращению). Отряд и др. . [106] и Харви и др. . [7] сообщили относительно аналогичные результаты. Пациенты с диагностированным по DSM-IV расстройством пищевого поведения испытывали большее отвращение к продуктам тела, еде и смерти, чем в неклиническом контроле [106], к высококалорийной пище и формам тела с избыточным весом [7], а также к еде, продуктам тела и сексуальным практикам [107]. ].Кроме того, Харви и др. . [7] также обнаружили более высокие показатели общей чувствительности к отвращению у пациентов с диагнозом расстройства пищевого поведения, чем в контрольной группе. Напротив, некоторые другие исследования не смогли найти никакой связи между отвращением и расстройством пищевого поведения ни в исследованиях, основанных на анкетировании [35], ни в исследованиях, изучающих активацию областей мозга, связанных с отвращением, с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии [108]. Другие исследования поставили под сомнение критическую важность отвращения при расстройствах пищевого поведения, показав, что взаимосвязь между показателями отвращения и показателями расстройств пищевого поведения полностью опосредована уровнями личностной тревожности и тревожной чувствительности [44].В заключение, данные, по-видимому, свидетельствуют о том, что любое участие эмоции отвращения в расстройствах пищевого поведения является умеренным и может быть косвенно опосредовано другими факторами, такими как тревога и чувствительность к тревоге.

Лишь недавно было исследовано отвращение при женских сексуальных дисфункциях вагинизм и диспареуния . Вагинизм — это стойкое и непроизвольное сокращение мышц влагалища при вагинальном проникновении, а диспареуния — боль в женских половых органах, возникающая во время или после полового акта.Исследования де Йонга и др. . [11] обнаружили, что женщины, страдающие вагинизмом, демонстрировали общую повышенную предрасположенность к диспозиционному отвращению, а женщины с диагнозом как вагинизм, так и диспареуния демонстрировали усиление автоматических ассоциаций отвращения к полу в задаче на неявные ассоциации [101]. На основе этого растущего объема исследований de Jong et al . [109] утверждали, что повышенная чувствительность к отвращению по отношению к сексуальной активности может быть важной частью механизма нарушения сексуального возбуждения, и этот вывод интуитивно понятен, учитывая, что сексуальная активность выступает в качестве основного фактора, вызывающего отвращение, в факторном анализе и кластерном анализе. исследования отвращения [18,110].Таким образом, если сексуальная активность является естественным источником отвращения для многих людей, то повышенная склонность к отвращению и повышенная чувствительность будут усиливать тревогу, настраивая цели избегания на стимулы и действия, связанные с сексом.

Ипохондрия или беспокойство по поводу здоровья — еще одна область психопатологии, которая, по-видимому, имеет естественную связь с отвращением и его функцией избегания болезней. Ипохондрия определяется в DSM-IV-TR [65] как «одержимость страхом иметь или мыслью о наличии серьезного заболевания, основанная на неправильной интерпретации человеком телесных симптомов».Озабоченность здоровьем при ипохондрии может быть связана с телесными функциями (например, с сердцебиением или потоотделением), с незначительными физическими отклонениями (например, с кашлем) или с нечетко определенными и неоднозначными физическими ощущениями (например, «боль в венах»). Ипохондрия также связана с усилением беспокойства по поводу болезни вместе со страхами перед конкретными заболеваниями, неспособностью отвлечься от ощущения соматических симптомов и повышенным вниманием к соматическим симптомам после получения информации, относящейся к заболеванию [111]. некоторые довольно очевидные prima facie теоретические основания для предположения, что эмоция отвращения может быть связана с ипохондрией и беспокойством о здоровье.Например, завышенные уровни чувствительности к отвращению, вероятно, предупреждают человека о возможных источниках загрязнения, болезни и инфекции и облегчают обработку информации о заражении, болезни и болезни. Корреляционные исследования ясно показали сильную связь между показателями склонности к отвращению и чувствительности и показателями беспокойства о здоровье и ипохондрии [10, 82, 112], а регрессионный анализ показывает, что связь между отвращением и ипохондрией все еще очень значима, даже когда показатели отрицательного аффекта, тревожность и боязнь заражения контролируются.Кроме того, при сравнении клинических пациентов с диагнозом ипохондрия и неклинического контроля Ille et al . [113] обнаружили, что чувствительность к отвращению и специфические домены склонности к отвращению (например, отвращение к плохой гигиене) значительно различались между двумя группами. Опять же, принимая во внимание, что кровь, увечья, носители болезней и болезней (слизь, фекалии и т. д.) и гигиена (запахи тела, неприятный запах изо рта) регулярно выступают в качестве категорий первичных вызывающих отвращение, мы ожидаем, что повышенная чувствительность к отвращению и склонность к первичным проявлениям отвращения цели избегания стимулов, связанных со здоровьем, и, как следствие, формирование тревожности по отношению к этим стимулам.

Многие из оставшихся психопатологий, демонстрирующих связь с отвращением, вызывают большее недоумение, потому что они не имеют prima facie связи с функциональным значением эмоции отвращения. То есть эти психопатологии сами по себе явно не возникли из-за потребности или желания избежать болезней, заболеваний или вызывающих отвращение стимулов, присущих возникающим симптомам психопатологии (например, фобия высоты, клаустрофобия, тревога разлуки и агорафобия, а также симптомы шизофрении нельзя легко рассматривать как психопатологию избегания болезни).Что еще более озадачивает, так это то, что некоторые из этих значимых взаимосвязей не могут быть просто объяснены в терминах отношения отвращения к психопатологии, опосредованного более очевидными эмоциями, такими как тревога, потому что значимая взаимосвязь сохраняется даже тогда, когда показатели тревожности частично исключены (например, рост). фобия, клаустрофобия [10]). Таким образом, если отвращение представляет собой подлинный фактор уязвимости для этих психопатологий, то нам необходимо идентифицировать другой механизм, опосредующий связь между отвращением и психопатологией, и это должен быть тот, который не намекает на усиление порождающего тревогу избегания отвращения. соответствующие стимулы.

8. Механизмы, опосредующие непрямое влияние отвращения на психопатологию

Исследования боязни высоты, клаустрофобии, страха разлуки, агорафобии и симптомов шизофрении предполагают, что эмоция отвращения в значительной степени связана с показателями этих психопатологий, и эта связь не просто опосредовано другими релевантными эмоциями (например, тревогой). Если отвращение порождает реальную уязвимость к этим расстройствам, то мы должны быть в состоянии определить механизмы, с помощью которых отвращение может иметь эти эффекты.Два возможных варианта: (i) роль отвращения в более сложных человеческих эмоциях, таких как стыд и вина, и (ii) влияние отвращения как отрицательной эмоции на обработку информации и формирование предубеждений при обработке информации.

(a) Отвращение и сложные человеческие эмоции

Отвращение представлено не только страхом перед загрязнением и оральным введением телесных продуктов и стимулов животного происхождения: также утверждалось, что это эмоция, связанная с более абстрактными триггерами такие как неполноценность и унижение [84], физическое или психологическое ухудшение [24], оскорбительность [114] и негативные восприятия социально-морального характера, которые могут быть проецированы на внешние стимулы или события [18,114] или могут быть обращены внутрь как форма «отвращения к себе» [115,116].В частности, эмоция стыда часто связана с отвращением к себе, особенно когда человек считает себя обладающим негативными характеристиками или ответственным за негативные события [116,117]. Этот последний фактор может быть важным, поскольку эмпирические исследования часто обнаруживают, что стыд и отвращение, особенно отвращение к себе, тесно связаны между собой [118], особенно в контексте тревожных психопатологий, таких как расстройства пищевого поведения [106] и катастрофизация боли [118]. 119]. Таким образом, наличие многих форм тревожной психопатологии может быть достаточным условием для переживания повышенного отвращения в форме отвращения к себе или стыда, и это переживаемое последствие психопатологии может быть тем, что отслеживает мера отвращения при теоретически неожиданных связях между отвращением и психопатологией. меры найдены.Это, несомненно, сложный и малоизученный подход к рассмотрению того, как эмоция отвращения может быть связана с психопатологией, но, тем не менее, он заслуживает дальнейшего изучения, учитывая то, что мы уже знаем о том, как отвращение превратилось из базовой эмоции избегания болезни в одну из них. это стало регулировать поведение в социальных и межличностных контекстах и ​​будет влиять на наши социальные установки, передавая культурно и морально неприемлемые взгляды [22]. Тем не менее, хотя этот подход может оказаться полезным для объяснения взаимосвязи между отвращением и некоторыми явно не относящимися к отвращению психопатологиями (например,грамм. тревога разлуки, агорафобия), в других случаях она менее очевидна (например, фобия высоты и клаустрофобия).

(b) Отвращение и обработка информации

Вторым и, возможно, более многообещающим направлением исследований является влияние эмоции отвращения на обработку информации и, в частности, на предубеждения при обработке информации. Дэйви и др. . [6] использовали задание на омонимное правописание [120] для исследования влияния индуцированного отвращения на интерпретацию неоднозначных слов.Перед выполнением задания на правописание участники испытывали тревогу, отвращение, счастливое или нейтральное настроение. В задании на правописание омофонов участники записывают каждое слово по мере того, как оно читается им с кассеты. Участники, испытавшие индукции тревоги или отвращения, интерпретировали значительно больше нейтральных/угрожающих омофонов (например, взрослый/стонать) как угрожающие, чем те, кто испытал радостные или нейтральные индукции, даже несмотря на то, что интерпретация угроз угроза/нейтральные омофоны была оценена как значительно более тревожная. вызывающий, чем вызывающий отвращение.Кроме того, участники, которые испытали наведение отвращения, интерпретировали значительно меньше нейтральных/позитивных омофонов (например, one/won) как положительные, чем те, кто испытал наведение счастья. Это вызванное отвращением искажение интерпретации угроз, по-видимому, является прямым следствием пережитого отвращения и не смягчается мерами личностной тревожности или тревожной чувствительности [121]. Это привело Дэйви и др. . [6], чтобы предположить, что пережитое отвращение порождает предвзятость интерпретации угрозы, в результате чего двусмысленный материал интерпретируется в угрожающей манере, и следствием этого является то, что предвзятость интерпретации угрозы будет поддерживать тревожные и тревожные мысли и даже вызывать тревогу через индукцию негативные искажения интерпретации.Тот факт, что экспериментально вызываемые искажения интерпретации у отдельных лиц приводят к конгруэнтному влиянию на состояние тревоги [122, 123], предполагает, что влияние отвращения на искажения интерпретации будет иметь прямое причинно-следственное влияние на переживаемую тревогу посредством этих искажений интерпретации, и это, вероятно, будет иметь серьезные последствия. влияние на любую психопатологию, связанную с тревогой, независимо от того, разделяет ли она функцию избегания болезни с эмоцией отвращения или нет. Тот факт, что отвращение порождает предвзятость интерпретации угрозы, также согласуется с растущим объемом данных, демонстрирующих, что отвращение вызывает предвзятость внимания к стимулам угрозы, и это было обнаружено как в эмоциональных задачах Струпа, так и в задачах слежения за взглядом [62, 63, 124].

Хотя это многообещающий подход к пониманию того, как отвращение может влиять на «не относящиеся к отвращению» психопатологии, необходимо провести значительно больше исследований, связывающих отвращение и его склонность к интерпретации угрозы более непосредственно с повышенным уровнем тревожности, обнаруживаемым при индивидуальном отвращении. -неуместные психопатологии (например, боязнь высоты, клаустрофобия). Имеющиеся в настоящее время данные свидетельствуют о том, что отвращение не является особым фактором, вызывающим предубеждения при интерпретации угроз, но может делать это просто потому, что оно является одной из ряда негативных эмоций.Например, предвзятость интерпретации угроз была продемонстрирована для ряда других специфических негативных эмоций, таких как тревога [125,126] и гнев [127], что позволяет предположить, что важной переменной может быть аффективная валентность переживаемой эмоции, а не ее конкретная функциональность.

9. Выводы

В этом обзоре предпринята попытка раскрыть довольно сложную исследовательскую литературу, посвященную взаимосвязи между эмоцией отвращения, направленной на избегание болезни, и психопатологией.В настоящее время накапливаются данные психологических, психофизиологических, нейробиологических и когнитивных исследований, свидетельствующие о том, что отвращение является преобладающей эмоцией, испытываемой при фобиях мелких животных (особенно фобии пауков), боязни заражения BII и ОКР [1,2]. Эти расстройства имеют первичные элиситоры отвращения как важный компонент их психопатологии, и поэтому их симптомы имеют общую с отвращением функциональность защиты человека от контакта с потенциально загрязняющими раздражителями и заражения ими.Склонность к отвращению и чувствительность также в значительной степени связаны с показателями ряда других психопатологий, включая расстройства пищевого поведения, сексуальные дисфункции, ипохондрию, фобию высоты, клаустрофобию, тревогу разлуки, агорафобию и симптомы шизофрении, хотя многие из этих психопатологий не разделяют функция избегания болезней, характеризующая отвращение.

До сих пор относительно неясно, играет ли отвращение непосредственную роль в возникновении клинически значимых симптомов при этих психопатологиях, хотя накапливаются данные о том, что оно действительно представляет собой важный фактор уязвимости благодаря функции избегания болезни, которую эмоция отвращения разделяет со многими из этих психопатологий. психопатологии.Ясно то, что когда связанные с отвращением психопатологии действительно соответствуют критериям, необходимым для клинического диагноза, они характеризуются значительными уровнями как отвращения, так и страха/тревоги, и отвращение может быть связано с этим возвышением до клинического статуса путем активации целей избегания болезни. которые усиливают дистресс, устанавливая цели избегания и облегчая чувство страха и беспокойства [91,97]. Наконец, утверждалось, что отвращение может также усиливать тревогу и дистресс при широком спектре психопатологий, поскольку оно связано с более сложными человеческими эмоциями, такими как стыд и вина, а также как одна из ряда негативных эмоций, вовлеченных в генерацию угроз. искажения интерпретации.

Благодарности

Некоторые собственные исследования автора по этой теме были профинансированы грантом ESRC RES-000-23-0839. Я также благодарен следующим лицам за значительный вклад в мою опубликованную работу по этой теме: Карен Баркер, Саре Бикерстафф, Кейт Кавана, Бени Макдональд, Саре Марсилье и Джорджу Матчетту. Спасибо также Петеру де Йонгу, Харальду Меркельбаху, Питеру Мурису, Бунми Олатунджи, Сью Торп и Марселю ван ден Хауту за многочисленные полезные обсуждения отвращения, которые я провел с ними на протяжении многих лет.

Ссылки

4. Олатунжи Б.О., Унока З.С., Беран Э., Дэвид Б., Армстронг Т. 2009. Чувствительность к отвращению и психопатологические симптомы: отличия от избегания вреда. Дж. Психопат. Поведение Оценивать. 31, 137–14210.1007/s10862-008-9096-y (doi:10.1007/s10862-008-9096-y) [CrossRef] [Google Scholar]5. Цислер Дж. М., Рирдон Дж. М., Уильямс Н. Л., Лор Дж. М. 2007. Чувствительность к тревоге и чувствительность к отвращению взаимодействуют, чтобы предсказать страх заражения. Перс. Индив. Отличаться. 42, 935–94610.1016/j.paid.2006.09.004 (doi:10.1016/j.paid.2006.09.004) [CrossRef] [Google Scholar]6. Davey GCL, Bickerstaffe S., MacDonald B.A. 2006. Испытываемое отвращение вызывает предвзятость негативной интерпретации: причинная роль отвращения в тревожной психопатологии. Поведение Рез. тер. 44, 1375–138410.1016/j.brat.2005.10.006 (doi:10.1016/j.brat.2005.10.006) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]10. Davey GCL, Bond N. 2006. Использование контролируемых сравнений в исследовании психопатологии отвращения: случай отвращения, ипохондрии и беспокойства о здоровье.Дж. Бехав. тер. Эксп. Psychiatry 37, 4–1510.1016/j.jbtep.2005.09.001 (doi:10.1016/j.jbtep.2005.09.001) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]12. Барлоу Д. Х. 2002. Тревога и ее расстройства: природа и лечение тревоги и паники. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press [Google Scholar] 16. Davey GCL 1994. Отвращение. В Энциклопедии человеческого поведения (под ред. Рамачандрана В.С.). Сан-Диего, Калифорния: San Diego Press [Google Scholar] 22. Хайдт Дж., Макколи К., Розин П. 1994. Индивидуальные различия в чувствительности к отвращению: шкала выборки семи доменов вызывающих отвращение.Перс. Индив. Отличаться. 16, 701–71310.1016/0191-8869(94)

-7 (doi:10.1016/0191-8869(94)

-7) [CrossRef] [Google Scholar]24. Изард К.Э. 1977. Человеческие эмоции. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press [Google Scholar] 27. Стены М.М., Кляйнкнехт Р.А. 1996. Факторы отвращения как предикторы страха кровопотери и обморока. Плакат представлен на ежегодном собрании Западной психологической ассоциации в Сан-Хосе, Калифорния [Google Scholar]32. де Йонг П. Дж., Меркельбах Х. 1998. Боязнь инъекций крови и травм и боязнь пауков.Индивидуальные различия в чувствительности к отвращению, специфичные для домена. Перс. Индив. Отличаться. 24, 153–15810.1016/S0191-8869(97)00178-5 (doi:10.1016/S0191-8869(97)00 178-5) [CrossRef] [Google Scholar]33. Олатунджи Б. О., Савчук С. Н., де Йонг П. Дж., Лор Дж. М. 2006. Структурная связь между чувствительностью к отвращению и страхами перед инъекцией крови и травмами: кросс-культурное сравнение данных США и Нидерландов. Дж. Бехав. тер. Эксп. Psychiatry 37, 16–2910.1016/j.jbtep.2005.09.002 (doi:10.1016/j.jbtep.2005.09.002) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]34.Олатунджи Б. О., Смитс Дж. А. Дж., Коннолли К., Виллемс Дж., Лор Дж. М. 2007. Изучение снижения страха и отвращения во время воздействия связанных с угрозой раздражителей при фобии крови, инъекций и травм. J. Тревожное расстройство. 21, 445–45510.1016/j.janxdis.2006.05.001 (doi:10.1016/j.janxdis.2006.05.001) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]35. Мурис П., Меркельбах Х., Недеркоорн С., Рассин Э., Кандел И., Хорсленберг Р. 2000. Отвращение и психопатологические симптомы в доклиническом образце. Перс. Индив. Отличаться.29, 1163–116710.1016/S0191-8869(99)00263-9 (doi:10.1016/S0191-8869(99)00263-9) [CrossRef] [Google Scholar]37. Олатунджи Б.О., Уильямс Н.Л., Лор Дж.М., Савчук С.Н. 2005. Структура отвращения: доменная специфичность в отношении идей загрязнения и чрезмерного мытья. Поведение Рез. тер. 43, 1069–108610.1016/j.brat.2004.08.002 (doi:10.1016/j.brat.2004.08.002) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]41. ван Овервельд М., де Йонг П.Дж., Питерс М.Л., Кавана К., Дэйви Г.К.Л. 2006. Склонность к отвращению и чувствительность к отвращению: отдельные конструкции, которые по-разному связаны с конкретными страхами.Перс. Индив. Отличаться. 41, 1241–125210.1016/j.paid.2006.04.021 (doi:10.1016/j.paid.2006.04.021) [CrossRef] [Google Scholar]42. Олатунджи Б.О., Уильямс Н., Лор Дж.М., Коннолли К., Цислер Дж., Менье С. 2007. Структурная дифференциация отвращения от личностной тревожности в прогнозировании конкретных симптомов тревожного расстройства. Поведение Рез. тер. 45, 3002–301710.1016/j.brat.2007.08.011 (doi:10.1016/j.brat.2007.08.011) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]44. Davey GCL, Chapman L. 2009. Симптоматика отвращения и расстройства пищевого поведения: роль личностной тревожности и чувствительности.клин. Психол. Психотер. 16, 268–27510.1002/cpp.623 (doi:10.1002/cpp.623) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]47. Олатунджи Б. О., Коннолли К. М., Дэвид Б. 2008. Поведенческое избегание и симптомы обморока, о которых сообщают сами люди, боящиеся крови / травм: экспериментальный тест специфичности домена отвращения. J. Тревожное расстройство. 22, 837–84810.1016/j.janxdis.2007.08.010 (doi:10.1016/j.janxdis.2007.08.010) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]48. Олатунджи Б.О., Хайдт Дж., Маккей Д., Дэвид Б. 2008. Ядро, напоминание о животных и отвращение к загрязнению: три вида отвращения с отчетливыми личностными, поведенческими, физиологическими и клиническими коррелятами.Дж. Рез. Перс. 42, 1243–125910.1016/j.jrp.2008.03.009 (doi:10.1016/j.jrp.2008.03.009) [CrossRef] [Google Scholar]56. Шиенле А., Шафер А., Старк Р., Уолтер Б., Вайтл Д. 2005. Нервные реакции пациентов с ОКР на связанные с расстройством, обычно вызывающие отвращение и страх изображения. Междунар. Дж. Психофизиол. 57, 69–7710.1016/j.ijpsycho.2004.12.013 (doi:10.1016/j.ijpsycho.2004.12.013) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]57. Breiter H.C., et al. 1996. Функциональная магнитно-резонансная томография провокационных симптомов при обсессивно-компульсивном расстройстве.Арка Gen. Psychiatry 53, 595–606 [PubMed] [Google Scholar]

65. Американская психиатрическая ассоциация 2000 Руководство по диагностике и статистике психических расстройств , 4-е изд., текст rev. ( DSM-IV-TR ). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.

67. Расмуссен С.А., Цуанг М.Т. 1986. Клинические характеристики и семейный анамнез обсессивно-компульсивного расстройства DSM-III. Являюсь. J. Psychiatry 143, 317–322 [PubMed] [Google Scholar]69. Арринделл В. А., Пикерсгилл М. Дж., Меркельбах Х., Ардон А. М., Корнет Ф. С. 1991. Фобические измерения. 3. Факторно-аналитические подходы к изучению распространенных фобических страхов: обновленный обзор результатов, полученных на взрослых субъектах. Доп. Поведение Рез. тер. 13, 73–13010.1016/0146-6402(91)

-2 (doi:10.1016/0146-6402(91)

-2) [CrossRef] [Google Scholar]74. ван Овервельд М., де Йонг П.Дж., Петерс М.Л. 2006. Дифференциальное смещение ожидания UCS у людей, боящихся пауков: доказательства связи между пауками и результатами, связанными с отвращением.Дж. Бехав. тер. Эксп. Psychiatry 37, 60–7210.1016/j.jbtep.2005.09.007 (doi:10.1016/j.jbtep.2005.09.007) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]76. Эксетер-Кент Х.А., Пейдж А.С. 2006. Роль познания, личностной тревожности и чувствительности к отвращению в возникновении обморока вокруг стимулов фобии крови и травм. Дж. Бехав. тер. Эксп. Psychiatry 37, 41–5210.1016/j.jbtep.2005.09.004 (doi:10.1016/j.jbtep.2005.09.004) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]81. Шапира Н., Лю Ю., Хе А. Г., Брэдли М. М., Лессиг М., Джеймс Г.А., Штейн Д.Дж., Ланг П.Дж., Гудман В.К. 2003. Активация мозга вызывающими отвращение картинками при обсессивно-компульсивном расстройстве. биол. Psychiatry 54, 751–75610.1016/S0006-3223(03)00003-9 (doi:10.1016/S0006-3223 (03)00003-9) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]86. Реннер Ф. 1990. Spinnen: ungeheuer—sympathisch. Кайзерслаутерн, Германия: Rainar Nitzche Verlag [Google Scholar]87. Gloyne HF 1950. Тарантизм: массовая истерическая реакция на укус паука в средние века. Являюсь. Изображение 7, 29–42 [PubMed] [Google Scholar]88.Hecker JFC 1846. Эпидемии Средневековья. Лондон, Великобритания: Джордж Вудфолл и сын; Перевод Б. Г. Бабингтон [Google Scholar]94. Брамбилла Ф., Перна Г., Беллоди Л., Арансио С., Бертани А., Перини Г., Карраро С., Гава Ф. 1997. Плазменный интерлейкин-1 бета и концентрация фактора некроза опухоли при обсессивно-компульсивных расстройствах. биол. Psychiatry 42, 976–98110.1016/S0006-3223(96)00495-7 (doi:10.1016/S0006-3223(96) 00495-7) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]96. Матэ-Колс Д., Вудерсон С., Лоуренс Н., Браммер М.Дж., Спекенс А., Филлипс М.Л. 2004. Отличительные нейронные корреляты размеров симптомов стирки, проверки и накопления при обсессивно-компульсивном расстройстве. Арка General Psychiatry 61, 564–57610.1001/archpsyc.61.6.564 (doi:10.1001/archpsyc.61.6.564) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]101. Борг К., де Йонг П.Дж., Шульц В.В. 2010. Вагинизм и диспареуния: автоматическая и преднамеренная реакция на отвращение. Дж. Секс. Мед. 7, 2149–2157 [PubMed] [Google Scholar]102. Орбахс С.1986. Голодовка. Лондон, Великобритания: Faber & Faber [Google Scholar] 103. Schottke H., Eversmann J., Wiedl K.H. 2006. Аффективно-регулирующая функция эпизодов переедания при нервной булимии и компульсивном переедании. З Клин. Психол. Психотер. 35, 196–20310.1026/1616-3443.35.3.196 (doi:10.1026/1616-3443.35.3.196) [CrossRef] [Google Scholar] 104. Szmukler G., Dare C., Treasure J. 1995. Справочник по расстройствам пищевого поведения: теория, лечение и исследования. Чичестер, Великобритания: Wiley [Google Scholar] 105. Вулстон Дж. Л.1991. Нарушения питания и роста у младенцев и детей. Лондон, Великобритания: Sage Publications [Google Scholar] 107. Troop NA, Treasure JL, Serpell L. 2002. Дальнейшее исследование отвращения при расстройствах пищевого поведения. Евро. Есть. Беспорядок. Rev. 10, 218–22610.1002/erv.444 (doi:10.1002/erv.444) [CrossRef] [Google Scholar]108. Шиенле А., Старк Р., Шафер А., Уолтер Б., Кирш П., Вайтл Д. 2004. Отвращение и чувствительность к отвращению при нервной булимии: исследование фМРТ. Евро. Есть. Беспорядок. 12, 42–5010.1002/erv.562 (doi: 10.1002/erv.562) [CrossRef] [Google Scholar] 109. де Йонг П.Дж., ван Ланквельд Дж., Элгерсма Х.Дж., Борг К. 2010. Отвращение и сексуальные проблемы: теоретическая концептуализация и примеры из практики. Междунар. Дж. Когн. тер. 3, 23–3910.1521/ijct.2010.3.1.23 (doi:10.1521/ijct.2010.3.1.23) [CrossRef] [Google Scholar] 110. Баркер К., Дэйви Г.К.Л. 1998. Категории отвращения: исследование факторного анализа. Университет Сассекса, Великобритания; Познан. науч. Рез. Пап. 471 [Google Scholar]113. Иль Р., Дитмайер Г., Muller S., Schienle A. 2010. Роль чувствительности к отвращению и тревоге у лиц с подозрением на ипохондрию. З. Психиатр. Психол. Психотер. 58, 219–22610.1024/1661-4747.a000030 (doi:10.1024/1661-4747.a000030) [CrossRef] [Google Scholar] 114. Розин П., Хайдт Дж., Макколи К.Р. 2000. Отвращение. В Справочнике эмоций (под редакцией Льюиса М., Хэвиленда Дж. М.), стр. 637–653, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press [Google Scholar] 116. Пауэр М., Далглиш Т. 1997. Познание и эмоции: от порядка к беспорядку.Хоув, Восточный Суссекс, Великобритания: Psychology Press [Google Scholar] 117. Миллер В. И. 1997. Анатомия отвращения. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета [Google Scholar] 121. Leathers-Smith E., Davey GCL 2010. Предвзятость интерпретации угрозы отвращения не зависит от тревоги и чувствительности к отвращению. Дж. Эксп. Психопат. 2, 63–7610.5127/jep.007410 (doi:10.5127/jep.007410). [CrossRef] [Google Scholar]

эмоция избегания болезней и ее дисфункции

Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci.2011 12 декабря; 366 (1583): 3453–3465.

Школа психологии Университета Сассекса, Брайтон BN1 9QH, Великобритания

Авторские права Этот журнал © 2011 The Royal SocietyЭта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

В этом обзоре анализируются накапливающиеся данные психологических, психофизиологических, нейробиологических и когнитивных исследований, свидетельствующие о том, что эмоция отвращения, направленная на избегание болезни, является преобладающей эмоцией, испытываемой при ряде психопатологий.Текущие данные свидетельствуют о том, что отвращение в значительной степени связано с фобиями мелких животных (особенно фобией пауков), фобией инъекций крови и травм и боязнью заражения обсессивно-компульсивным расстройством, и все эти расстройства имеют первичные элиситоры отвращения как важный компонент их психопатология. Склонность к отвращению и чувствительность также в значительной степени связаны с показателями ряда других психопатологий, включая расстройства пищевого поведения, сексуальные дисфункции, ипохондрию, фобию высоты, клаустрофобию, тревогу разлуки, агорафобию и симптомы шизофрении, хотя многие из этих психопатологий не разделяют функция избегания болезней, характеризующая отвращение.Накапливаются данные о том, что отвращение представляет собой важный фактор уязвимости для многих из этих психопатологий, но когда связанные с отвращением психопатологии действительно соответствуют критериям, необходимым для клинического диагноза, они характеризуются значительным уровнем как отвращения, так и страха/тревоги. Наконец, утверждалось, что отвращение может также способствовать беспокойству и дистрессу при широком спектре психопатологий из-за его участия в более сложных человеческих эмоциях, таких как стыд и вина, а также из-за его негативного аффекта, вызывающего предубеждения в интерпретации угрозы.

Ключевые слова: отвращение, психопатология, избегание болезней, тревога

1. Введение

отвращение к психопатологии. Этот обзор дошел до такой степени, что (i) теперь мы можем точно идентифицировать те психопатологии, которые имеют реакции отвращения как существенную черту симптомов (например, многие фобии животных, боязнь заражения при обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) и кровообращение). фобия инъекций–травм (БII)) [1,2]; (ii) мы можем приступить к определению того, как функциональное значение реакции отвращения способствует возникновению ряда психопатологий как фактора уязвимости [3,4]; и (iii) исследования начали описывать различные механизмы, с помощью которых эмоция отвращения может оказывать прямое или косвенное влияние на симптомы психопатологии [2,5,6].Хотя этот обзор был сосредоточен в первую очередь на роли отвращения в тревожной психопатологии, есть также данные о том, что отвращение тесно связано со многими формами психопатологии, включая расстройства пищевого поведения [7,8], симптомы шизофрении [9], ипохондрию [10]. , фобия высоты и клаустрофобия [10], сексуальная дисфункция у женщин [11]; таким образом, отношения между отвращением и психопатологией неизбежно кажутся сложными, с возможностью задействования более чем одного механизма и сложных моделей взаимодействия между различными эмоциями и их последствиями.

Эти результаты неизбежно вызывают вопрос, почему эмоция отвращения так заметна при этих различных психопатологиях. Например, традиционно считалось, что тревожные расстройства отражают смесь страха и тревоги [1,12,13], и это не так уж удивительно, учитывая, что тревога — это эмоция, связанная с ожиданием потенциальной угрозы, тогда как страх — это эмоция. это прямой ответ на угрозу [12,14]; поэтому тревожные расстройства рассматриваются как возникающие из-за естественных защитных систем организма перед угрозой.Эмоция отвращения представляется более специфической адаптацией. Хотя до сих пор ведутся споры о точной адаптивной функции реакции отвращения, ее также описывают как естественную защитную эмоцию, которая развилась для защиты от вреда [15,16]. Предлагаемая первичная биологическая функция отвращения состоит в защите организма от болезни, болезни и загрязнения [16–18]. Основные черты реакции эмоции отвращения согласуются с этим в том, что (i) отвращение связано с характерным универсальным выражением лица, включающим сморщивание носа и опускание уголков рта [16,19], ( ii) чувство отвращения и тошноты [15], (iii) страх заражения [15], (iv) избегание «отвратительных» объектов [20] и (v) замедление сердечного ритма [19,21].Все эти реакции потенциально могут служить для предотвращения контакта с источниками заболеваний, заболеваний и заражения и, в более конкретных случаях, для предотвращения попадания в рот предметов, которые потенциально могут быть причинами болезней и заболеваний. Тем не менее, некоторые теоретики расширили этот базовый взгляд на реакцию отвращения с точки зрения «избегания болезни», предполагая, что эмоция отвращения развила более сложные адаптивные функции, которые защищают не только физическое тело от загрязнения и вреда, но также защищают «психологическое» тело. от вреда, напоминая о нашей собственной смертности и врожденной животной природе [22].Сторонники этой последней точки зрения поддерживают эту точку зрения, утверждая, что большинство «первичных» объектов отвращения можно охарактеризовать по их животному происхождению и их способности вызывать страх при оральном введении (например, мокрота/слизь, диарея, слизни и личинки) [18]. В результате отвращение является постоянным напоминанием о нашем животном происхождении, и — поскольку отвратительные объекты обычно вызывают отвращение повсеместно — отвращение стало эмоцией, часто используемой для наполнения негативным аффектом социально и культурно неприемлемых действий и отношений.С этой более широкой, психологической точки зрения, отвращение — это не просто реакция отказа от еды, служащая для предотвращения болезни; он также стал регулировать поведение в социальных и межличностных контекстах и ​​будет влиять на наши социальные установки, выражая культурно и морально неприемлемые взгляды.

Целью данного обзора является доказательство того, что эмоция отвращения, направленная на избегание болезни, возникает при ряде распространенных психопатологий и что можно определить ряд психологических механизмов, опосредующих роль отвращения в психопатологии.В следующих разделах будет (i) описано, почему отвращение может быть связано с психопатологией, (ii) описано, как мы можем измерить отвращение, чтобы можно было однозначно изучить его роль в психопатологиях, (iii) очерчено, какие психопатологии наиболее тесно связаны с эмоцией отвращения. , (iv) обсудить теоретические факторы, которые связывают эмоцию отвращения с этими психопатологиями, (v) описать, как отвращение может быть вовлечено в возникновение клинически значимых симптомов, (vi) обсудить новые доказательства влияния отвращения на ряд других психопатологий, включая те, которые не имеют prima facie «релевантности отвращения», и (vii) описывают некоторые потенциальные механизмы, посредством которых отвращение может оказывать косвенное воздействие на психопатологию.

2. Что связывает избегание болезней с психопатологией?

Один из первых вопросов, который нужно задать: почему исследователи эмоций так заинтересовались потенциальной ролью, которую отвращение и избегание болезней могут играть в возникновении психопатологических симптомов? Первая причина заключается в том, что между эмоциями отвращения и тревоги или страха существует значительное совпадение; так вполне возможно, что переживание одного может способствовать другому, и — в самом деле — индивидуум может смешивать одно с другим.И отвращение, и страх/тревога имеют доминирующую поведенческую тенденцию к избеганию [23], хотя избегание, мотивированное страхом, в целом защищает человека от воспринимаемой опасности [20], а избегание, мотивированное отвращением, по-видимому, имеет более конкретную функцию избегания загрязнений [2]. ,15]. Тем не менее, как и Олатунджи и др. . [2], это, вероятно, сделало бы как отвращение, так и избегание страха неразличимыми в исследованиях задач поведенческого подхода (BAT).

В более общем смысле и отвращение, и страх/тревога классифицируются как негативные эмоции [24], и, как мы увидим позже, оба они оказывают такое же влияние, как и негативные эмоции, на обработку информации, усиливая мысли и чувства, связанные с психопатологиями, основанными на тревоге [24]. 1,6,25].Наконец, тот факт, что адаптивное значение отвращения может заключаться в защите тела от загрязнения и вреда от болезней и недомоганий, перекликается с определяющими характеристиками ряда расстройств, основанных на тревоге, включая страх заражения при ОКР, ипохондрию или тревогу по поводу здоровья, соматические расстройства. включая боязнь заражения, BII и многие фобии мелких животных, где основными характеристиками являются загрязнение и боязнь контакта. В этих случаях функциональное сходство между эмоцией отвращения и страхом и тревогой при этих психопатологиях логически ведет к исследованию возможной роли отвращения в этих расстройствах.

3. Измерение отвращения

Прежде чем обсуждать потенциальную взаимосвязь между отвращением и психопатологией, важно понять, как измеряется эмоция отвращения и как эти измерения могут быть использованы для понимания взаимосвязи между отвращением и психопатологией. Был разработан ряд опросников отвращения (DQ) и инвентаризаций для измерения частоты и интенсивности, с которой люди испытывают отвращение. Поскольку отвращение — это, прежде всего, эмоция, испытываемая по отношению к конкретным вызывающим отвращение (например,грамм. фекалии, рвота), ранние инвентаризации представляли собой самоотчетные измерения интенсивности реакций на ряд отвратительных раздражителей. Эти опросники включают DQ [26], шкалу отвращения [22] и шкалу эмоций отвращения [27], и эти инструменты измеряют отвращение в относительно постоянном диапазоне доменов отвращения, таких как продукты питания, мелкие животные (например, беспозвоночные, грызуны), телесные нарушения и смерть, а также продукты тела (например, фекалии, запахи животных/тела) и т. д. Было показано, что эти типы доменных показателей отвращения тесно коррелируют с показателями тревоги [10,28] и с показателями специфические проблемы, основанные на тревоге, такие как боязнь мелких животных [17,28,29], фобия пауков [30,31], BII [32–34], боязнь заражения при ОКР [35–38] и расстройства пищевого поведения [8].Тем не менее, все эти доменные опросники измеряют отвращение к определенным элиситорам, и поэтому между склонностью к отвращению и психопатологией могут возникать завышенные корреляции из-за вопросов, которые запрашивают об аналогичных объектах в обоих опросниках [20,31]. Например, показатели отвращения содержат вопросы о реакциях на мелких животных, продукты питания и продукты жизнедеятельности, пункты, которые также включены в показатели страха перед мелкими животными и страха заражения. Во-вторых, инструменты на основе предметной области измеряют склонность к отвращению, но не чувствительность к отвращению.Тем не менее, для развития психопатологии менее вероятно то, насколько легко люди вызывают отвращение (склонность), но также и то, насколько неприятным для человека является переживание эмоции (чувствительность; ср. [39, 40]). В ответ на эти вопросы van Overveld et al. [41] разработал шкалу склонности к отвращению и чувствительности-R, инструмент измерения отвращения, который не зависит от домена и измеряет степень, в которой как склонность к отвращению, так и чувствительность к отвращению могут независимо способствовать развитию психопатологии.Эта мера не только уменьшает путаницу между пунктами в опросниках отвращения и психопатологии, но также, по-видимому, имеет некоторую дискриминационную ценность, поскольку различные симптомы тревожного расстройства по-разному предсказываются с помощью оценок склонности к отвращению и чувствительности к отвращению [41–43]. Например, склонность к отвращению (насколько легко люди испытывают отвращение и как часто они испытывают отвращение) тесно связана со страхом перед пауками, тогда как чувствительность к отвращению (насколько неприятно переживание отвращения для человека) является лучшим предиктором обморока в BII. 41].Что еще более важно, как чувствительность к отвращению, так и склонность к отвращению обнаруживают значительные связи с рядом показателей психопатологии, даже когда уровни личностной тревожности контролируются, что позволяет предположить, что эти отношения между отвращением и психопатологиями не просто опосредованы уровнями других соответствующих эмоций, таких как тревога. 10,44].

В то время как большинство исследований связи между отвращением и психопатологией проводилось с использованием инструментов самоотчета, другие измерения отвращения также позволили глубже понять, как могут быть связаны отвращение и симптомы психопатологии.К ним относятся показатели избегания поведения, физиологические показатели (например, вариабельность сердечного ритма), нейронные корреляты отвращения, показатели выражения лица и когнитивные экспериментальные задачи.

Поскольку одной из важных поведенческих характеристик эмоции отвращения является избегание, отвращение можно также измерить степенью, в которой человек будет приближаться к потенциально вызывающему отвращение объекту или избегать его. Было показано, что показатели теста поведенческого избегания (BAT) в отношении отвратительных объектов в значительной степени коррелируют с показателями страха заражения [45], частотой связанных с загрязнением когниций [46] и показателями BII [47].

Воздействие отвратительных стимулов специфически связано с замедлением сердечного ритма [19, 21, 48], и утверждалось, что когда психопатологии связаны с замедлением сердечного ритма, а не с ускорением, это согласуется с вовлечением отвращения, а не чем эмоция страха при этой психопатологии [1]. Относительно небольшое количество исследований изучало полезность этой меры, но исследования с использованием измерения частоты сердечных сокращений показали двухфазную реакцию сердечного ритма (первоначальное ускорение, за которым следует значительное замедление) на изображения, связанные с пауками, у людей, боящихся пауков [49]. к стимулам, связанным с фобией, у страдающих фобией BII [49,50].

Появляются данные о том, что переживание отвращения связано с активацией в определенных областях мозга, и хотя этот обзор все еще находится в зачаточном состоянии, его также можно использовать в качестве средства измерения испытываемого отвращения и его связи с психопатологией [1]. Нейровизуализационные исследования выявили вовлечение передней островковой доли во время переживаний отвращения [51–53], хотя эти исследования были ограничены восприятием и распознаванием выражений отвращения на лице. Однако Райт и др. .[54] сообщают об обнаружении большей активации передней доли для стимулов загрязнения и увечья, чем для конкретных стимулов, связанных со страхом, в неклинической популяции, предполагая, что стимулы, связанные с отвращением, могут быть более важными для активации передней доли, чем стимулы, связанные со страхом per se . При более прямом сравнении отвращения и психопатологии Straube et al. [55] обнаружили активацию как островковой доли, так и миндалевидного тела к изображениям пауков при фобии пауков, предполагая, что фобия пауков может характеризоваться как страхом, так и отвращением.Точно так же исследования показывают, что и страх, и отвращение могут лежать в основе страхов заражения при ОКР, и Schienle et al . [56] и Breiter и др. . [57] оба обнаружили активацию как островковой доли, так и миндалевидного тела у людей, сообщающих о страхе заражения. Тем не менее, хотя эти опубликованные исследования могут согласовываться с ролью отвращения в некоторых психопатологиях, литература по-прежнему противоречива, и потребуются дальнейшие исследования [1].

Поскольку отвращение имеет очень характерное выражение лица с характерными визуальными и мышечными компонентами, его также можно использовать в качестве показателя текущего переживания отвращения индивидом.Активация большой мышцы, поднимающей губу, и мышцы, сморщивающей губы, типична для выражения лица с отвращением [58], и большая активация мышцы, поднимающей губу, была обнаружена у лиц, боящихся пауков, чем у людей, не испытывающих страха, при просмотре изображений пауков или приближении к пауку в процедуре BAT. [59,60], а также у лиц с BII, просматривающих видеозаписи операций [61].

Наконец, переживание отвращения также может быть выявлено косвенно с использованием экспериментальных задач, которые измеряют факторы внимания или обработки, связанные со стимулами отвращения.Чараш и Маккей [62] использовали задачу Струпа по названию цветов для измерения предвзятости внимания к словам, вызывающим отвращение, и словам, не вызывающим отвращения. Они обнаружили, что самоотчетные показатели чувствительности к отвращению были напрямую связаны с задержкой реакции на слова отвращения в задаче Струпа, предполагая, что тест Струпа может представлять собой основанную на внимании меру чувствительности к отвращению. Последующие исследования продемонстрировали взаимосвязь между показателями психопатологии и искажениями внимания, связанными с отвращением. Армстронг и др. [63] использовали отслеживание взгляда для измерения отвращения и контрольных лиц и обнаружили, что люди с высоким уровнем страха контаминации сохраняли внимание на отвратительных лицах по сравнению с контрольными лицами, причем одним из следствий этого вывода является то, что отвращение является очень релевантной эмоцией, связанной с в опасениях заражения.

Хотя все эти различные меры отвращения обеспечивают полезные способы оценки индивидуального переживания этой эмоции с точки зрения ее частоты и интенсивности, по отдельности они далеко не являются исключительными мерами переживания отвращения.Например, как поведенческое избегание, так и искажения внимания сами по себе могут быть показателями страха в той же мере, что и отвращения, а тот факт, что активация передней доли также участвует в интероцептивных процессах в целом [64], предполагает, что это не может быть исключительным показателем. отвращения. Даже специально разработанные инвентаризации имеют свои ограничения, основанные на том факте, что многие элементы, которые они содержат, часто можно спутать с элементами измерения психопатологий, с которыми связано отвращение.Тем не менее, ряд мер, обсуждаемых в этом разделе, дает непротиворечивую картину отвращения как регулярно переживаемой эмоции, которая может быть измерена в когнитивных, поведенческих, психологических и физиологических терминах и постоянно связана с различными психопатологическими показателями.

4. Какие психопатологии связаны с отвращением?

Оба Cisler и др. . [1] и Олатунджи и др. . [2] написали научные и своевременные обзоры данных, связывающих отвращение с психопатологией, и пришли к выводу, что существуют убедительные сходящиеся доказательства того, что отвращение тесно связано с тремя конкретными тревожными расстройствами: фобиями мелких животных (в частности, фобией пауков), BII и контаминацией. родственное ОКР.С клинической точки зрения все эти расстройства характеризуются степенью беспокойства, которое они вызывают у больного, и разрушительным эффектом, который симптомы оказывают на нормальное повседневное функционирование. Фобии мелких животных клинически определены в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам , 4-е изд., текст rev. (DSM-IV-TR) [65], выраженным и стойким страхом, который является чрезмерным и необоснованным и вызывается животным или сигналами, связанными с животным, что приводит к избеганию, тревожному предвкушению или панической атаке ([65] , п.449). BII представляет собой стойкий и чрезмерный страх, вызванный видом крови или травмы, инъекцией или другой инвазивной медицинской процедурой, и связан с сильной вазовагальной реакцией ([65], стр. 445). Контаминация определяется как интенсивное и стойкое ощущение того, что человек был загрязнен или инфицирован [66], а опасения по поводу контаминации являются наиболее распространенными проявлениями обсессивно-компульсивных симптомов [67]. Это расстройство связано с навязчивыми мыслями о заражении, которые обычно приводят к чрезмерной дезинфекции себя и окружающей среды.Страхи заражения на основе ОКР регулярно связаны с ритуальным поведением при мытье и избеганием любых ситуаций, которые могут быть потенциальным источником предполагаемого заражения, вызывая значительное нарушение нормального повседневного функционирования [68].

Свидетельства, связывающие эмоцию отвращения с этими тремя конкретными психопатологиями, значительны и получены в исследованиях, изучающих эту связь на психологическом, психофизиологическом, нейробиологическом и когнитивном уровнях [1,2].

В случае фобии мелких животных исследования анкет показали, что высокий уровень чувствительности к отвращению связан с фобиями мелких животных в целом [28,29] и фобией пауков в частности [30]. Эти исследования показывают, что существует значительное количество животных с высоким статусом страха, которые не представляют серьезной физически агрессивной угрозы для людей, и исследование Арринделла и др. . [69] обнаружили, что чувствительность к отвращению была в значительной степени связана со страхом перед маленькими животными, имеющими отношение к страху, неслизистыми беспозвоночными и слизистыми беспозвоночными.Исследования с помощью факторного анализа относительно последовательно идентифицировали этих связанных со страхом животных как мелких грызунов (например, мышей, крыс), рептилий и амфибий (змей, ящериц, лягушек и т. д.), насекомых (например, пауков, тараканов) и беспозвоночных (например, слизняков). , улитка, пиявка), и эти связанные с отвращением категории страхов мелких животных почти повсеместно встречаются в разных культурах по всему миру [70]. Исследования с участием людей с клиническим диагнозом фобии пауков показали, что женщины с фобией пауков значительно реже съедали печенье после того, как по нему прошел паук, чем люди без фобии пауков, предполагая, что страх заражения пауками при фобии пауков является значительно повышен [30,71,72].Точно так же люди с фобией пауков проявляют большую активность лицевых мышц, характерных для отвращения (мышца, поднимающая губу), во время воздействия пауков, чем люди без фобии [59]. Неврологические исследования также выявили активацию коры островка во время контакта с пауками при фобии пауков, предполагая участие в этой реакции отвращения, хотя следует отметить, что эти исследования также выявили активацию миндалевидного тела (см. далее) [55,73] . Наконец, используя парадигму предвзятости ожидания, исследования показали, что люди, страдающие фобией пауков, ожидали, что после изображений пауков последуют результаты, относящиеся к загрязнению (например,грамм. пить неприятную жидкость) значительно больше, чем нефобики, которые ожидали, что после пауков последуют опасные последствия [74,75].

Хотя есть некоторые свидетельства того, что чувствительность к отвращению взаимодействует с чертой тревожности, вызывая чувство слабости, типичное для BII [76], доказательства связи BII с отвращением были получены в основном из исследований выражения лица и из психофизиологических данных. Например, в исследованиях, изучающих отличительные выражения лица от фобогенных стимулов, Ламли и Меламед [61] обнаружили, что люди с фобией BII демонстрируют значительно больше выражений отвращения на лице, чем люди без фобии.Дополнительные данные получены из психофизиологических исследований. Например, фобии BII демонстрируют уникальную вазовагальную реакцию, которая очень похожа на двухфазную реакцию, обнаруживаемую на отвратительные стимулы [50], и последняя часть этой двухфазной реакции играет значительную роль в реакции обморока, которая часто сопровождает BII. Исследования как Ost , так и al . [77] и Сарло и др. . [49] продемонстрировали двухфазную реакцию частоты сердечных сокращений у лиц с фобией BII на соответствующие фобогенные стимулы.Наконец, исследования с самоотчетами показали, что люди с фобией BII сообщают о более высоком уровне отвращения к фобогенным стимулам, чем люди без фобии [78,79], что предполагает повышенный уровень отвращения при просмотре таких стимулов.

Имеются убедительные доказательства из исследований анкеты самоотчетов о том, что переживание отвращения и чувствительность к отвращению в значительной степени коррелируют с показателями страха заражения [5,35–38,80], а в исследованиях поведенческого избегания показатели отвращения в значительной степени связаны с избеганием стимулов, связанных с загрязнением [45,46].Во-вторых, по крайней мере некоторые неврологические исследования показали, что преобладающей реакцией на страх заражения может быть отвращение. Оба Cisler и др. . [80] и Шапира и др. . [81] обнаружили повышенную активацию островковой доли в ответ на контаминационные стимулы в образце страха контаминации, что указывает на возможную причастность переживаемого отвращения. Дополнительные доказательства того, что отвращение является преобладающей эмоцией страха, связанного с обсессивно-компульсивным расстройством, получены из исследований, показывающих, что (i) отвращение является лучшим предиктором умывания при обсессивно-компульсивном расстройстве, чем страх, тревога или депрессия [36,37,82] и (ii) только отвращение- специфические гигиенические проблемы сохраняли значительную связь с мытьем ОКР, когда депрессия, тревога и другие симптомы ОКР, не связанные с загрязнением, контролировались [83].

5. Почему существует связь между боязнью мелких животных, фобией инъекций крови и травм, обсессивно-компульсивным расстройством, страхами заражения и эмоциями отвращения?

Почему сейчас накопилось столько свидетельств, связывающих отвращение с тремя психопатологиями, описанными в предыдущем разделе? Один общий фактор заключается в том, что все три расстройства имеют вызывающие отвращение как важный компонент их психопатологий. Как при факторном анализе, так и при кластерном анализе отвратительных объектов появляются общие кластеры элиситоров, которые включают мелких животных (включая беспозвоночных, насекомых и мелких млекопитающих), кровь и увечья (например,грамм. рыболовные крючки в глазах, ампутированные руки) и загрязняющие агенты (например, диарея, рвота и мокрота) [18,22,33]. Таким образом, все три расстройства, идентифицированные как тесно связанные с отвращением, имеют заметные факторы, вызывающие отвращение, в качестве триггеров окружающей среды для их различных симптомов, и, таким образом, симптомы этих расстройств могут иметь общую с отвращением функциональность защиты человека от контакта с зараженными и инфицирования ими. раздражители [20].

Хотя интуитивно очевидно, что кровь, травмы, увечья и загрязняющие агенты могут быть связаны с предотвращением болезней, не столь очевидно, почему это может иметь место в случае с теми мелкими животными, которые становятся фокусом страхов и фобий, и особенно так и с фобией пауков, которая, возможно, является самой распространенной фобией животных в западных культурах.Во-первых, мы знаем, что отвратительные объекты почти всегда ассоциируются с животными, продуктами животного происхождения, частями животных, продуктами тела животных и т. д.; поэтому, возможно, неудивительно, что сами животные также будут вызывать отвращение [15,84]. Однако не все животные имеют тесную связь с отвращением. Страх перед хищными животными и многими сельскохозяйственными животными, например, не связан с уровнем чувствительности к отвращению, чего можно было бы ожидать, если бы такие животные были первичными объектами отвращения [17, 69]. Следовательно, есть нечто более существенное, чем просто быть животным, которое связывает маленьких животных, связанных со страхом, с отвращением.

Davey [85] обрисовал ряд возможных причин, по которым маленькие животные, связанные со страхом, тесно связаны с эмоцией отвращения. Во-первых, основные черты эмоции отвращения включают физиологическое проявление (тошнота), дистанцирование себя от отвратительного объекта (избегание) и чувствительность к заражению или оральному включению оскорбительного объекта [15]. Таким образом, как указывалось ранее, адаптивное преимущество эмоции отвращения, по-видимому, заключается в предотвращении орального включения отвратительных объектов и, как следствие, в предотвращении передачи болезни [16].Эта связь между отвращением и предотвращением распространения болезни, инфекции и болезни может быть важным фактором в определении того, почему маленькие животные, связанные со страхом, имеют такую ​​сильную связь с отвращением, а не со страхом как таковым . Davey [85] выделил три возможных пути, которыми животные, связанные со страхом, могли приобрести свою релевантность отвращения: (i) исторически они были напрямую связаны с распространением болезней (например, крысы, тараканы) или загрязнением пищи (например, личинками, мышами). ), (ii) обладая физическими характеристиками, которые напоминают первичные стимулы, вызывающие отвращение, такие как слизь и фекалии (e.грамм. животные, которые воспринимаются как слизистые, такие как змеи, ящерицы, слизни, черви, лягушки и т. д.), и (iii) которые оппортунистически или суеверно связаны с болезнью или действуют как сигналы для инфекции. В то время как обоснование первых двух групп достаточно очевидно, последняя включена, потому что исторически многие животные стали ассоциироваться с болезнями и распространением болезней, но на самом деле совершенно невиновны в какой-либо причастности. Одним из таких примеров является паук. Например, на большей части Европы в средние века пауки считались источником заражения, поглощающими яды из окружающей их среды, и любая пища, соприкасавшаяся с пауком, считалась зараженной [86].Укус паука был также одним из способов объяснения причин многих ужасных эпидемий чумы и болезней, прокатившихся по Европе начиная со Средневековья [87]. Хотя многие европейские пауки не являются смертельно ядовитыми, укусы многих европейских пауков вызывают болезненные системные реакции, и эти укусы стали оппортунистически ассоциироваться с причинно не связанными заболеваниями и болезнями [86–88]. В Средние века пауки также считались предвестниками Великой чумы, охватившей Европу, начиная с десятого века [89], и интересно, что межкультурные исследования страхов животных показывают, что страх пауков более заметен в списки страхов животных из культур, состоящих в основном из европейцев и их потомков [70].Таким образом, хотя явное знание связи паука с болезнями и недугами могло быть со временем утрачено, сегодня оно все еще может проявляться в его способности вызывать отвращение.

6. Участвует ли отвращение в возникновении клинически значимых симптомов?

Хотя отвращение и боязнь мелких животных, BII и боязнь заражения могут иметь общую функциональность, это не объясняет, почему реакции и симптомы в случае этих психопатологий становятся настолько чрезмерными и дисфункциональными у некоторых людей и достигают уровней, соответствующих критериям клинического диагноз.Тот факт, что отвращение и эти специфические психопатологии имеют схожие средовые триггеры, никоим образом не означает, что первое является причиной второго или что первое является фактором уязвимости для второго — эти два явления могут просто сосуществовать параллельно из-за их общего окружения. элиситоры.

Тем не менее тот факт, что психопатологии, связанные с отвращением и отвращением, имеют схожие функциональные цели, т.е. избегание болезней и заражения — подразумевает, что вызывание отвращения должно также способствовать дистрессу и избеганию связанных с ним психопатологий.Для этого есть некоторые доказательства. Например, Уэбб и Дейви [90] попросили неклиническую популяцию оценить страх перед четырьмя категориями животных (хищные, связанные с страхом мелкие млекопитающие и рептилии, связанные с страхом беспозвоночные и животные, не относящиеся к страху) до и после просмотра фильма. жестокое, отвратительное или нейтральное видео. Они обнаружили, что участники, которые смотрели жестокое видео, демонстрировали повышенный страх перед более крупными хищными животными, в то время как участники, которые смотрели отвратительное видео, демонстрировали повышенный страх перед относящимися к страху мелкими млекопитающими и беспозвоночными.Влияние индукции отвращения на симптомы страха заражения также предполагает причинную роль отвращения. В исследовании Olatunji & Armstrong [91] индукция отвращения вызывала значительно большее усиление дистресса к стимулам с низким уровнем заражения у людей с высоким страхом загрязнения, чем у людей с низким уровнем страха заражения. Интересно, что уровни дистресса, вызванные отвращением, к потенциально заразным стимулам у участников с низким уровнем страха заражения, которые аналогичны уровням, обнаруженным у участников с высоким уровнем страха загрязнения, позволяют предположить, что высокий уровень отвращения может быть связан с развитием клинических уровней страха заражения.

Проспективные исследования также предоставят некоторую информацию о том, как чувствительность и склонность к отвращению взаимодействуют с симптомами психопатологии, хотя на сегодняшний день таких исследований очень мало. В одном исследовании Olatunji [92] показал, что за 12-недельный период изменения уровня отвращения в неклинической популяции предсказывали изменения симптомов обсессивно-компульсивного расстройства, вызванного загрязнением, и что эта взаимосвязь по-прежнему была значимой, даже когда уровни негативного настроения и депрессия контролировалась.

Однако существуют трудности интерпретации даже для проспективных и экспериментальных исследований. Поскольку факторы, вызывающие симптомы фобии мелких животных, BII и боязни загрязнения, также являются факторами, вызывающими отвращение, возможно, неудивительно, что изменения в отвращении будут напрямую связаны с изменениями психопатологических симптомов, особенно если эти симптомы измеряются в терминах, которые также имеют большое значение. к отвращению (например, избегание и дистресс). Один из возможных многообещающих подходов, который мог бы помочь избежать этой путаницы, заключается в изучении влияния отвращения и его индукции на биологические корреляты психопатологии.Fruitman и др. [93] сравнили эффект манипуляции с провокацией отвращения у пациентов с диагнозом ОКР страх заражения и контрольной группы здоровых участников. Индукция отвращения привела к снижению уровня фактора некроза опухоли-α и интерлейкина-6 в плазме у пациентов с ОКР, но не у здоровых людей, что позволяет предположить, что переживание отвращения действительно оказывает причинное влияние на факторы, известные как иммунологические аномалии, коррелирующие со страхом заражения ОКР. [94,95].

Альтернативная точка зрения, которая связывает отвращение с клинически диагностируемыми уровнями фобии мелких животных, страха контаминации BII и ОКР, заключается в том, что, хотя чувствительность к отвращению может представлять собой фактор уязвимости для этих расстройств, именно развитие страха и тревоги вокруг каждого соответствующего вызывающего отвращение фактора проецирует то, что начинается как нормальная реакция отвращения, в клинически диагностируемое расстройство. Об этом свидетельствует тот факт, что для всех трех психопатологий характерно не только отвращение, но и высокий уровень страха.Савчук и др. . [78] обнаружили, что люди, страдающие BII, сообщали о значительно большей реакции отвращения и страха на изображения, связанные с операцией, чем здоровые контроли. Точно так же и Schienle , и др. . [56] и Mataix-Cols и др. . [96] сообщают о неврологических исследованиях, показывающих, что у людей с ОКР и ОКР со страхом загрязнения наблюдалась более высокая активация как островковой доли, так и миндалевидного тела в отношении изображений, связанных с расстройством, чем у здоровых людей, что предполагает более высокий уровень как отвращения, так и страха к этим стимулам.Подобные неврологические исследования показали, что как отвращение, так и страх могут характеризовать фобию пауков по сравнению с непугающими контрольными группами [55,73]. Одна из интерпретаций этих фактов заключается в том, что переживание отвращения к определенному вызывающему фактору (например, агентам загрязнения) активирует цели избегания болезни и усиливает дистресс, настраивая цели избегания, которые способствуют чувству страха и беспокойства [91,97]. Чем больше укрепляются эти взаимные отношения между целями отвращения и избегания, тем сильнее становятся чувства дистресса и беспокойства при столкновении с вызывающим отвращение.Интересно, что многочисленные экспериментальные исследования в настоящее время показали, что переживание отвращения само по себе не способствует переживанию тревоги, когда отсутствует специфический вызывающий отвращение [98]. Однако, когда отвращение испытывается в присутствии потенциальных вызывающих отвращение факторов, тревога и страх по отношению к этим вызывающим факторам усиливаются [90, 91, 99]. Это говорит о том, что индуцированное отвращение не просто ошибочно принимается человеком за тревогу, и что индуцированное отвращение не может вызвать более высокий уровень тревоги без присутствия подходящего объекта, которому можно приписать отвращение.Такие результаты согласуются с мнением о том, что отвращение способствует тревоге и страху только за счет установки целей избегания на определенные стимулы, и что в результате этого процесса могут возникнуть клинически значимые симптомы тревоги. Это подход, который согласуется с большей частью существующих данных и заслуживает дальнейшего изучения.

7. Причастность отвращения к другим психопатологиям

В то время как накапливается значительное количество доказательств тесной связи между отвращением и фобиями мелких животных, BII и боязнью контаминации ОКР, существуют также доказательства связи между отвращением и некоторыми другими психопатологиями — многие из которые имеют менее очевидную связь с эмоцией отвращения.

Большая часть этих дополнительных данных носит корреляционный характер и связывает показатели отвращения с показателями тревоги разлуки [100], агорафобии [35], расстройств пищевого поведения [7,8], симптомов шизофрении [9], ипохондрии и беспокойства о здоровье [ 10,82], фобия высоты и клаустрофобия [10] и сексуальная дисфункция у женщин [11,101]. Стоит обсудить некоторые из этих психопатологий по отдельности, чтобы понять, насколько последовательными и убедительными на самом деле являются исследования их связи с отвращением.

Во-первых, на первый взгляд кажется, что отвращение может быть важным фактором, лежащим в основе расстройств пищевого поведения вообще и патологий пищевого поведения в частности. Одним из факторов, который был четко идентифицирован во многих отчетах о расстройствах пищевого поведения, является чувство отвращения, которое люди с расстройствами пищевого поведения проявляют к еде, приему пищи и восприятию собственного тела. Например, придание пище отвратительных свойств позволяет больному анорексией или булимией превращать пищу в запрещенное вещество, которое не следует вводить в организм [102].Точно так же люди, которые демонстрируют поведение переедания и очищения, регулярно сообщают об усилении стыда, вины и отвращения при воспоминании об эпизодах переедания, а развитие чувства отвращения к форме тела и функциям тела широко задокументировано при расстройствах пищевого поведения [103-105]. Интуитивно кажется, что эмоция отвращения и ее функция избегания болезней являются идеальным средством для развития физического избегания еды и пищевых продуктов, а также для придания форме тела отрицательной аффективности.В случае патологических моделей пищевого поведения чувство отвращения может быть связано с пищевыми продуктами в целом (например, при нервной анорексии) или с конкретным пищевым поведением (например, перееданием) и может опосредовать патологические реакции, типичные для расстройств пищевого поведения (такие как голодание или очищение организма от пищи). ).

Несмотря на наличие интуитивной связи между отвращением и расстройствами пищевого поведения, исследования по этой теме до сих пор дали довольно неоднозначные результаты. В двух ранних исследованиях Дэйви и др. . [8] обнаружили (i) значительную корреляцию между показателями расстройства пищевого поведения и показателями чувствительности к отвращению в неклинической студенческой популяции, но только у участников женского пола, и (ii) у участников второго исследования, у которых были клинически диагностированы расстройства пищевого поведения, значительно проявлялись более высокий уровень отвращения, чем у соответствующих участников неклинического контроля.Однако оба исследования показали, что повышенное отвращение в связи с расстройствами пищевого поведения, по-видимому, ограничивается прежде всего отвращением к еде, телу и продуктам тела и не распространяется на отвратительные стимулы, не связанные с едой или телом (т. по симптоматологии расстройства пищевого поведения в целом не отличались более высокой чувствительностью к отвращению). Отряд и др. . [106] и Харви и др. . [7] сообщили относительно аналогичные результаты. Пациенты с диагностированным по DSM-IV расстройством пищевого поведения испытывали большее отвращение к продуктам тела, еде и смерти, чем в неклиническом контроле [106], к высококалорийной пище и формам тела с избыточным весом [7], а также к еде, продуктам тела и сексуальным практикам [107]. ].Кроме того, Харви и др. . [7] также обнаружили более высокие показатели общей чувствительности к отвращению у пациентов с диагнозом расстройства пищевого поведения, чем в контрольной группе. Напротив, некоторые другие исследования не смогли найти никакой связи между отвращением и расстройством пищевого поведения ни в исследованиях, основанных на анкетировании [35], ни в исследованиях, изучающих активацию областей мозга, связанных с отвращением, с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии [108]. Другие исследования поставили под сомнение критическую важность отвращения при расстройствах пищевого поведения, показав, что взаимосвязь между показателями отвращения и показателями расстройств пищевого поведения полностью опосредована уровнями личностной тревожности и тревожной чувствительности [44].В заключение, данные, по-видимому, свидетельствуют о том, что любое участие эмоции отвращения в расстройствах пищевого поведения является умеренным и может быть косвенно опосредовано другими факторами, такими как тревога и чувствительность к тревоге.

Лишь недавно было исследовано отвращение при женских сексуальных дисфункциях вагинизм и диспареуния . Вагинизм — это стойкое и непроизвольное сокращение мышц влагалища при вагинальном проникновении, а диспареуния — боль в женских половых органах, возникающая во время или после полового акта.Исследования де Йонга и др. . [11] обнаружили, что женщины, страдающие вагинизмом, демонстрировали общую повышенную предрасположенность к диспозиционному отвращению, а женщины с диагнозом как вагинизм, так и диспареуния демонстрировали усиление автоматических ассоциаций отвращения к полу в задаче на неявные ассоциации [101]. На основе этого растущего объема исследований de Jong et al . [109] утверждали, что повышенная чувствительность к отвращению по отношению к сексуальной активности может быть важной частью механизма нарушения сексуального возбуждения, и этот вывод интуитивно понятен, учитывая, что сексуальная активность выступает в качестве основного фактора, вызывающего отвращение, в факторном анализе и кластерном анализе. исследования отвращения [18,110].Таким образом, если сексуальная активность является естественным источником отвращения для многих людей, то повышенная склонность к отвращению и повышенная чувствительность будут усиливать тревогу, настраивая цели избегания на стимулы и действия, связанные с сексом.

Ипохондрия или беспокойство по поводу здоровья — еще одна область психопатологии, которая, по-видимому, имеет естественную связь с отвращением и его функцией избегания болезней. Ипохондрия определяется в DSM-IV-TR [65] как «одержимость страхом иметь или мыслью о наличии серьезного заболевания, основанная на неправильной интерпретации человеком телесных симптомов».Озабоченность здоровьем при ипохондрии может быть связана с телесными функциями (например, с сердцебиением или потоотделением), с незначительными физическими отклонениями (например, с кашлем) или с нечетко определенными и неоднозначными физическими ощущениями (например, «боль в венах»). Ипохондрия также связана с усилением беспокойства по поводу болезни вместе со страхами перед конкретными заболеваниями, неспособностью отвлечься от ощущения соматических симптомов и повышенным вниманием к соматическим симптомам после получения информации, относящейся к заболеванию [111]. некоторые довольно очевидные prima facie теоретические основания для предположения, что эмоция отвращения может быть связана с ипохондрией и беспокойством о здоровье.Например, завышенные уровни чувствительности к отвращению, вероятно, предупреждают человека о возможных источниках загрязнения, болезни и инфекции и облегчают обработку информации о заражении, болезни и болезни. Корреляционные исследования ясно показали сильную связь между показателями склонности к отвращению и чувствительности и показателями беспокойства о здоровье и ипохондрии [10, 82, 112], а регрессионный анализ показывает, что связь между отвращением и ипохондрией все еще очень значима, даже когда показатели отрицательного аффекта, тревожность и боязнь заражения контролируются.Кроме того, при сравнении клинических пациентов с диагнозом ипохондрия и неклинического контроля Ille et al . [113] обнаружили, что чувствительность к отвращению и специфические домены склонности к отвращению (например, отвращение к плохой гигиене) значительно различались между двумя группами. Опять же, принимая во внимание, что кровь, увечья, носители болезней и болезней (слизь, фекалии и т. д.) и гигиена (запахи тела, неприятный запах изо рта) регулярно выступают в качестве категорий первичных вызывающих отвращение, мы ожидаем, что повышенная чувствительность к отвращению и склонность к первичным проявлениям отвращения цели избегания стимулов, связанных со здоровьем, и, как следствие, формирование тревожности по отношению к этим стимулам.

Многие из оставшихся психопатологий, демонстрирующих связь с отвращением, вызывают большее недоумение, потому что они не имеют prima facie связи с функциональным значением эмоции отвращения. То есть эти психопатологии сами по себе явно не возникли из-за потребности или желания избежать болезней, заболеваний или вызывающих отвращение стимулов, присущих возникающим симптомам психопатологии (например, фобия высоты, клаустрофобия, тревога разлуки и агорафобия, а также симптомы шизофрении нельзя легко рассматривать как психопатологию избегания болезни).Что еще более озадачивает, так это то, что некоторые из этих значимых взаимосвязей не могут быть просто объяснены в терминах отношения отвращения к психопатологии, опосредованного более очевидными эмоциями, такими как тревога, потому что значимая взаимосвязь сохраняется даже тогда, когда показатели тревожности частично исключены (например, рост). фобия, клаустрофобия [10]). Таким образом, если отвращение представляет собой подлинный фактор уязвимости для этих психопатологий, то нам необходимо идентифицировать другой механизм, опосредующий связь между отвращением и психопатологией, и это должен быть тот, который не намекает на усиление порождающего тревогу избегания отвращения. соответствующие стимулы.

8. Механизмы, опосредующие непрямое влияние отвращения на психопатологию

Исследования боязни высоты, клаустрофобии, страха разлуки, агорафобии и симптомов шизофрении предполагают, что эмоция отвращения в значительной степени связана с показателями этих психопатологий, и эта связь не просто опосредовано другими релевантными эмоциями (например, тревогой). Если отвращение порождает реальную уязвимость к этим расстройствам, то мы должны быть в состоянии определить механизмы, с помощью которых отвращение может иметь эти эффекты.Два возможных варианта: (i) роль отвращения в более сложных человеческих эмоциях, таких как стыд и вина, и (ii) влияние отвращения как отрицательной эмоции на обработку информации и формирование предубеждений при обработке информации.

(a) Отвращение и сложные человеческие эмоции

Отвращение представлено не только страхом перед загрязнением и оральным введением телесных продуктов и стимулов животного происхождения: также утверждалось, что это эмоция, связанная с более абстрактными триггерами такие как неполноценность и унижение [84], физическое или психологическое ухудшение [24], оскорбительность [114] и негативные восприятия социально-морального характера, которые могут быть проецированы на внешние стимулы или события [18,114] или могут быть обращены внутрь как форма «отвращения к себе» [115,116].В частности, эмоция стыда часто связана с отвращением к себе, особенно когда человек считает себя обладающим негативными характеристиками или ответственным за негативные события [116,117]. Этот последний фактор может быть важным, поскольку эмпирические исследования часто обнаруживают, что стыд и отвращение, особенно отвращение к себе, тесно связаны между собой [118], особенно в контексте тревожных психопатологий, таких как расстройства пищевого поведения [106] и катастрофизация боли [118]. 119]. Таким образом, наличие многих форм тревожной психопатологии может быть достаточным условием для переживания повышенного отвращения в форме отвращения к себе или стыда, и это переживаемое последствие психопатологии может быть тем, что отслеживает мера отвращения при теоретически неожиданных связях между отвращением и психопатологией. меры найдены.Это, несомненно, сложный и малоизученный подход к рассмотрению того, как эмоция отвращения может быть связана с психопатологией, но, тем не менее, он заслуживает дальнейшего изучения, учитывая то, что мы уже знаем о том, как отвращение превратилось из базовой эмоции избегания болезни в одну из них. это стало регулировать поведение в социальных и межличностных контекстах и ​​будет влиять на наши социальные установки, передавая культурно и морально неприемлемые взгляды [22]. Тем не менее, хотя этот подход может оказаться полезным для объяснения взаимосвязи между отвращением и некоторыми явно не относящимися к отвращению психопатологиями (например,грамм. тревога разлуки, агорафобия), в других случаях она менее очевидна (например, фобия высоты и клаустрофобия).

(b) Отвращение и обработка информации

Вторым и, возможно, более многообещающим направлением исследований является влияние эмоции отвращения на обработку информации и, в частности, на предубеждения при обработке информации. Дэйви и др. . [6] использовали задание на омонимное правописание [120] для исследования влияния индуцированного отвращения на интерпретацию неоднозначных слов.Перед выполнением задания на правописание участники испытывали тревогу, отвращение, счастливое или нейтральное настроение. В задании на правописание омофонов участники записывают каждое слово по мере того, как оно читается им с кассеты. Участники, испытавшие индукции тревоги или отвращения, интерпретировали значительно больше нейтральных/угрожающих омофонов (например, взрослый/стонать) как угрожающие, чем те, кто испытал радостные или нейтральные индукции, даже несмотря на то, что интерпретация угроз угроза/нейтральные омофоны была оценена как значительно более тревожная. вызывающий, чем вызывающий отвращение.Кроме того, участники, которые испытали наведение отвращения, интерпретировали значительно меньше нейтральных/позитивных омофонов (например, one/won) как положительные, чем те, кто испытал наведение счастья. Это вызванное отвращением искажение интерпретации угроз, по-видимому, является прямым следствием пережитого отвращения и не смягчается мерами личностной тревожности или тревожной чувствительности [121]. Это привело Дэйви и др. . [6], чтобы предположить, что пережитое отвращение порождает предвзятость интерпретации угрозы, в результате чего двусмысленный материал интерпретируется в угрожающей манере, и следствием этого является то, что предвзятость интерпретации угрозы будет поддерживать тревожные и тревожные мысли и даже вызывать тревогу через индукцию негативные искажения интерпретации.Тот факт, что экспериментально вызываемые искажения интерпретации у отдельных лиц приводят к конгруэнтному влиянию на состояние тревоги [122, 123], предполагает, что влияние отвращения на искажения интерпретации будет иметь прямое причинно-следственное влияние на переживаемую тревогу посредством этих искажений интерпретации, и это, вероятно, будет иметь серьезные последствия. влияние на любую психопатологию, связанную с тревогой, независимо от того, разделяет ли она функцию избегания болезни с эмоцией отвращения или нет. Тот факт, что отвращение порождает предвзятость интерпретации угрозы, также согласуется с растущим объемом данных, демонстрирующих, что отвращение вызывает предвзятость внимания к стимулам угрозы, и это было обнаружено как в эмоциональных задачах Струпа, так и в задачах слежения за взглядом [62, 63, 124].

Хотя это многообещающий подход к пониманию того, как отвращение может влиять на «не относящиеся к отвращению» психопатологии, необходимо провести значительно больше исследований, связывающих отвращение и его склонность к интерпретации угрозы более непосредственно с повышенным уровнем тревожности, обнаруживаемым при индивидуальном отвращении. -неуместные психопатологии (например, боязнь высоты, клаустрофобия). Имеющиеся в настоящее время данные свидетельствуют о том, что отвращение не является особым фактором, вызывающим предубеждения при интерпретации угроз, но может делать это просто потому, что оно является одной из ряда негативных эмоций.Например, предвзятость интерпретации угроз была продемонстрирована для ряда других специфических негативных эмоций, таких как тревога [125,126] и гнев [127], что позволяет предположить, что важной переменной может быть аффективная валентность переживаемой эмоции, а не ее конкретная функциональность.

9. Выводы

В этом обзоре предпринята попытка раскрыть довольно сложную исследовательскую литературу, посвященную взаимосвязи между эмоцией отвращения, направленной на избегание болезни, и психопатологией.В настоящее время накапливаются данные психологических, психофизиологических, нейробиологических и когнитивных исследований, свидетельствующие о том, что отвращение является преобладающей эмоцией, испытываемой при фобиях мелких животных (особенно фобии пауков), боязни заражения BII и ОКР [1,2]. Эти расстройства имеют первичные элиситоры отвращения как важный компонент их психопатологии, и поэтому их симптомы имеют общую с отвращением функциональность защиты человека от контакта с потенциально загрязняющими раздражителями и заражения ими.Склонность к отвращению и чувствительность также в значительной степени связаны с показателями ряда других психопатологий, включая расстройства пищевого поведения, сексуальные дисфункции, ипохондрию, фобию высоты, клаустрофобию, тревогу разлуки, агорафобию и симптомы шизофрении, хотя многие из этих психопатологий не разделяют функция избегания болезней, характеризующая отвращение.

До сих пор относительно неясно, играет ли отвращение непосредственную роль в возникновении клинически значимых симптомов при этих психопатологиях, хотя накапливаются данные о том, что оно действительно представляет собой важный фактор уязвимости благодаря функции избегания болезни, которую эмоция отвращения разделяет со многими из этих психопатологий. психопатологии.Ясно то, что когда связанные с отвращением психопатологии действительно соответствуют критериям, необходимым для клинического диагноза, они характеризуются значительными уровнями как отвращения, так и страха/тревоги, и отвращение может быть связано с этим возвышением до клинического статуса путем активации целей избегания болезни. которые усиливают дистресс, устанавливая цели избегания и облегчая чувство страха и беспокойства [91,97]. Наконец, утверждалось, что отвращение может также усиливать тревогу и дистресс при широком спектре психопатологий, поскольку оно связано с более сложными человеческими эмоциями, такими как стыд и вина, а также как одна из ряда негативных эмоций, вовлеченных в генерацию угроз. искажения интерпретации.

Благодарности

Некоторые собственные исследования автора по этой теме были профинансированы грантом ESRC RES-000-23-0839. Я также благодарен следующим лицам за значительный вклад в мою опубликованную работу по этой теме: Карен Баркер, Саре Бикерстафф, Кейт Кавана, Бени Макдональд, Саре Марсилье и Джорджу Матчетту. Спасибо также Петеру де Йонгу, Харальду Меркельбаху, Питеру Мурису, Бунми Олатунджи, Сью Торп и Марселю ван ден Хауту за многочисленные полезные обсуждения отвращения, которые я провел с ними на протяжении многих лет.

Ссылки

4. Олатунжи Б.О., Унока З.С., Беран Э., Дэвид Б., Армстронг Т. 2009. Чувствительность к отвращению и психопатологические симптомы: отличия от избегания вреда. Дж. Психопат. Поведение Оценивать. 31, 137–14210.1007/s10862-008-9096-y (doi:10.1007/s10862-008-9096-y) [CrossRef] [Google Scholar]5. Цислер Дж. М., Рирдон Дж. М., Уильямс Н. Л., Лор Дж. М. 2007. Чувствительность к тревоге и чувствительность к отвращению взаимодействуют, чтобы предсказать страх заражения. Перс. Индив. Отличаться. 42, 935–94610.1016/j.paid.2006.09.004 (doi:10.1016/j.paid.2006.09.004) [CrossRef] [Google Scholar]6. Davey GCL, Bickerstaffe S., MacDonald B.A. 2006. Испытываемое отвращение вызывает предвзятость негативной интерпретации: причинная роль отвращения в тревожной психопатологии. Поведение Рез. тер. 44, 1375–138410.1016/j.brat.2005.10.006 (doi:10.1016/j.brat.2005.10.006) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]10. Davey GCL, Bond N. 2006. Использование контролируемых сравнений в исследовании психопатологии отвращения: случай отвращения, ипохондрии и беспокойства о здоровье.Дж. Бехав. тер. Эксп. Psychiatry 37, 4–1510.1016/j.jbtep.2005.09.001 (doi:10.1016/j.jbtep.2005.09.001) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]12. Барлоу Д. Х. 2002. Тревога и ее расстройства: природа и лечение тревоги и паники. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press [Google Scholar] 16. Davey GCL 1994. Отвращение. В Энциклопедии человеческого поведения (под ред. Рамачандрана В.С.). Сан-Диего, Калифорния: San Diego Press [Google Scholar] 22. Хайдт Дж., Макколи К., Розин П. 1994. Индивидуальные различия в чувствительности к отвращению: шкала выборки семи доменов вызывающих отвращение.Перс. Индив. Отличаться. 16, 701–71310.1016/0191-8869(94)

-7 (doi:10.1016/0191-8869(94)

-7) [CrossRef] [Google Scholar]24. Изард К.Э. 1977. Человеческие эмоции. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press [Google Scholar] 27. Стены М.М., Кляйнкнехт Р.А. 1996. Факторы отвращения как предикторы страха кровопотери и обморока. Плакат представлен на ежегодном собрании Западной психологической ассоциации в Сан-Хосе, Калифорния [Google Scholar]32. де Йонг П. Дж., Меркельбах Х. 1998. Боязнь инъекций крови и травм и боязнь пауков.Индивидуальные различия в чувствительности к отвращению, специфичные для домена. Перс. Индив. Отличаться. 24, 153–15810.1016/S0191-8869(97)00178-5 (doi:10.1016/S0191-8869(97)00 178-5) [CrossRef] [Google Scholar]33. Олатунджи Б. О., Савчук С. Н., де Йонг П. Дж., Лор Дж. М. 2006. Структурная связь между чувствительностью к отвращению и страхами перед инъекцией крови и травмами: кросс-культурное сравнение данных США и Нидерландов. Дж. Бехав. тер. Эксп. Psychiatry 37, 16–2910.1016/j.jbtep.2005.09.002 (doi:10.1016/j.jbtep.2005.09.002) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]34.Олатунджи Б. О., Смитс Дж. А. Дж., Коннолли К., Виллемс Дж., Лор Дж. М. 2007. Изучение снижения страха и отвращения во время воздействия связанных с угрозой раздражителей при фобии крови, инъекций и травм. J. Тревожное расстройство. 21, 445–45510.1016/j.janxdis.2006.05.001 (doi:10.1016/j.janxdis.2006.05.001) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]35. Мурис П., Меркельбах Х., Недеркоорн С., Рассин Э., Кандел И., Хорсленберг Р. 2000. Отвращение и психопатологические симптомы в доклиническом образце. Перс. Индив. Отличаться.29, 1163–116710.1016/S0191-8869(99)00263-9 (doi:10.1016/S0191-8869(99)00263-9) [CrossRef] [Google Scholar]37. Олатунджи Б.О., Уильямс Н.Л., Лор Дж.М., Савчук С.Н. 2005. Структура отвращения: доменная специфичность в отношении идей загрязнения и чрезмерного мытья. Поведение Рез. тер. 43, 1069–108610.1016/j.brat.2004.08.002 (doi:10.1016/j.brat.2004.08.002) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]41. ван Овервельд М., де Йонг П.Дж., Питерс М.Л., Кавана К., Дэйви Г.К.Л. 2006. Склонность к отвращению и чувствительность к отвращению: отдельные конструкции, которые по-разному связаны с конкретными страхами.Перс. Индив. Отличаться. 41, 1241–125210.1016/j.paid.2006.04.021 (doi:10.1016/j.paid.2006.04.021) [CrossRef] [Google Scholar]42. Олатунджи Б.О., Уильямс Н., Лор Дж.М., Коннолли К., Цислер Дж., Менье С. 2007. Структурная дифференциация отвращения от личностной тревожности в прогнозировании конкретных симптомов тревожного расстройства. Поведение Рез. тер. 45, 3002–301710.1016/j.brat.2007.08.011 (doi:10.1016/j.brat.2007.08.011) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]44. Davey GCL, Chapman L. 2009. Симптоматика отвращения и расстройства пищевого поведения: роль личностной тревожности и чувствительности.клин. Психол. Психотер. 16, 268–27510.1002/cpp.623 (doi:10.1002/cpp.623) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]47. Олатунджи Б. О., Коннолли К. М., Дэвид Б. 2008. Поведенческое избегание и симптомы обморока, о которых сообщают сами люди, боящиеся крови / травм: экспериментальный тест специфичности домена отвращения. J. Тревожное расстройство. 22, 837–84810.1016/j.janxdis.2007.08.010 (doi:10.1016/j.janxdis.2007.08.010) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]48. Олатунджи Б.О., Хайдт Дж., Маккей Д., Дэвид Б. 2008. Ядро, напоминание о животных и отвращение к загрязнению: три вида отвращения с отчетливыми личностными, поведенческими, физиологическими и клиническими коррелятами.Дж. Рез. Перс. 42, 1243–125910.1016/j.jrp.2008.03.009 (doi:10.1016/j.jrp.2008.03.009) [CrossRef] [Google Scholar]56. Шиенле А., Шафер А., Старк Р., Уолтер Б., Вайтл Д. 2005. Нервные реакции пациентов с ОКР на связанные с расстройством, обычно вызывающие отвращение и страх изображения. Междунар. Дж. Психофизиол. 57, 69–7710.1016/j.ijpsycho.2004.12.013 (doi:10.1016/j.ijpsycho.2004.12.013) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]57. Breiter H.C., et al. 1996. Функциональная магнитно-резонансная томография провокационных симптомов при обсессивно-компульсивном расстройстве.Арка Gen. Psychiatry 53, 595–606 [PubMed] [Google Scholar]

65. Американская психиатрическая ассоциация 2000 Руководство по диагностике и статистике психических расстройств , 4-е изд., текст rev. ( DSM-IV-TR ). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.

67. Расмуссен С.А., Цуанг М.Т. 1986. Клинические характеристики и семейный анамнез обсессивно-компульсивного расстройства DSM-III. Являюсь. J. Psychiatry 143, 317–322 [PubMed] [Google Scholar]69. Арринделл В. А., Пикерсгилл М. Дж., Меркельбах Х., Ардон А. М., Корнет Ф. С. 1991. Фобические измерения. 3. Факторно-аналитические подходы к изучению распространенных фобических страхов: обновленный обзор результатов, полученных на взрослых субъектах. Доп. Поведение Рез. тер. 13, 73–13010.1016/0146-6402(91)

-2 (doi:10.1016/0146-6402(91)

-2) [CrossRef] [Google Scholar]74. ван Овервельд М., де Йонг П.Дж., Петерс М.Л. 2006. Дифференциальное смещение ожидания UCS у людей, боящихся пауков: доказательства связи между пауками и результатами, связанными с отвращением.Дж. Бехав. тер. Эксп. Psychiatry 37, 60–7210.1016/j.jbtep.2005.09.007 (doi:10.1016/j.jbtep.2005.09.007) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]76. Эксетер-Кент Х.А., Пейдж А.С. 2006. Роль познания, личностной тревожности и чувствительности к отвращению в возникновении обморока вокруг стимулов фобии крови и травм. Дж. Бехав. тер. Эксп. Psychiatry 37, 41–5210.1016/j.jbtep.2005.09.004 (doi:10.1016/j.jbtep.2005.09.004) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]81. Шапира Н., Лю Ю., Хе А. Г., Брэдли М. М., Лессиг М., Джеймс Г.А., Штейн Д.Дж., Ланг П.Дж., Гудман В.К. 2003. Активация мозга вызывающими отвращение картинками при обсессивно-компульсивном расстройстве. биол. Psychiatry 54, 751–75610.1016/S0006-3223(03)00003-9 (doi:10.1016/S0006-3223 (03)00003-9) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]86. Реннер Ф. 1990. Spinnen: ungeheuer—sympathisch. Кайзерслаутерн, Германия: Rainar Nitzche Verlag [Google Scholar]87. Gloyne HF 1950. Тарантизм: массовая истерическая реакция на укус паука в средние века. Являюсь. Изображение 7, 29–42 [PubMed] [Google Scholar]88.Hecker JFC 1846. Эпидемии Средневековья. Лондон, Великобритания: Джордж Вудфолл и сын; Перевод Б. Г. Бабингтон [Google Scholar]94. Брамбилла Ф., Перна Г., Беллоди Л., Арансио С., Бертани А., Перини Г., Карраро С., Гава Ф. 1997. Плазменный интерлейкин-1 бета и концентрация фактора некроза опухоли при обсессивно-компульсивных расстройствах. биол. Psychiatry 42, 976–98110.1016/S0006-3223(96)00495-7 (doi:10.1016/S0006-3223(96) 00495-7) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]96. Матэ-Колс Д., Вудерсон С., Лоуренс Н., Браммер М.Дж., Спекенс А., Филлипс М.Л. 2004. Отличительные нейронные корреляты размеров симптомов стирки, проверки и накопления при обсессивно-компульсивном расстройстве. Арка General Psychiatry 61, 564–57610.1001/archpsyc.61.6.564 (doi:10.1001/archpsyc.61.6.564) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]101. Борг К., де Йонг П.Дж., Шульц В.В. 2010. Вагинизм и диспареуния: автоматическая и преднамеренная реакция на отвращение. Дж. Секс. Мед. 7, 2149–2157 [PubMed] [Google Scholar]102. Орбахс С.1986. Голодовка. Лондон, Великобритания: Faber & Faber [Google Scholar] 103. Schottke H., Eversmann J., Wiedl K.H. 2006. Аффективно-регулирующая функция эпизодов переедания при нервной булимии и компульсивном переедании. З Клин. Психол. Психотер. 35, 196–20310.1026/1616-3443.35.3.196 (doi:10.1026/1616-3443.35.3.196) [CrossRef] [Google Scholar] 104. Szmukler G., Dare C., Treasure J. 1995. Справочник по расстройствам пищевого поведения: теория, лечение и исследования. Чичестер, Великобритания: Wiley [Google Scholar] 105. Вулстон Дж. Л.1991. Нарушения питания и роста у младенцев и детей. Лондон, Великобритания: Sage Publications [Google Scholar] 107. Troop NA, Treasure JL, Serpell L. 2002. Дальнейшее исследование отвращения при расстройствах пищевого поведения. Евро. Есть. Беспорядок. Rev. 10, 218–22610.1002/erv.444 (doi:10.1002/erv.444) [CrossRef] [Google Scholar]108. Шиенле А., Старк Р., Шафер А., Уолтер Б., Кирш П., Вайтл Д. 2004. Отвращение и чувствительность к отвращению при нервной булимии: исследование фМРТ. Евро. Есть. Беспорядок. 12, 42–5010.1002/erv.562 (doi: 10.1002/erv.562) [CrossRef] [Google Scholar] 109. де Йонг П.Дж., ван Ланквельд Дж., Элгерсма Х.Дж., Борг К. 2010. Отвращение и сексуальные проблемы: теоретическая концептуализация и примеры из практики. Междунар. Дж. Когн. тер. 3, 23–3910.1521/ijct.2010.3.1.23 (doi:10.1521/ijct.2010.3.1.23) [CrossRef] [Google Scholar] 110. Баркер К., Дэйви Г.К.Л. 1998. Категории отвращения: исследование факторного анализа. Университет Сассекса, Великобритания; Познан. науч. Рез. Пап. 471 [Google Scholar]113. Иль Р., Дитмайер Г., Muller S., Schienle A. 2010. Роль чувствительности к отвращению и тревоге у лиц с подозрением на ипохондрию. З. Психиатр. Психол. Психотер. 58, 219–22610.1024/1661-4747.a000030 (doi:10.1024/1661-4747.a000030) [CrossRef] [Google Scholar] 114. Розин П., Хайдт Дж., Макколи К.Р. 2000. Отвращение. В Справочнике эмоций (под редакцией Льюиса М., Хэвиленда Дж. М.), стр. 637–653, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press [Google Scholar] 116. Пауэр М., Далглиш Т. 1997. Познание и эмоции: от порядка к беспорядку.Хоув, Восточный Суссекс, Великобритания: Psychology Press [Google Scholar] 117. Миллер В. И. 1997. Анатомия отвращения. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета [Google Scholar] 121. Leathers-Smith E., Davey GCL 2010. Предвзятость интерпретации угрозы отвращения не зависит от тревоги и чувствительности к отвращению. Дж. Эксп. Психопат. 2, 63–7610.5127/jep.007410 (doi:10.5127/jep.007410). [CrossRef] [Google Scholar]

обсессивно-компульсивных… отвращение? Роль отвращения в обсессивно-компульсивном расстройстве

Abstract

Недавние исследования выявили важную роль отвращения в симптоматике обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР).Преувеличенные и неадекватные реакции отвращения могут вызывать некоторые симптомы ОКР, а в некоторых случаях даже затмевать чувство тревоги. В этой статье рассматриваются исследования поведения и нейровизуализации, которые признают заметную роль отвращения в развитии симптомов ОКР, особенно симптомов, связанных с заражением. Мы обсуждаем, как повышенные поведенческие и биологические маркеры отвращения, зарегистрированные в популяциях ОКР, подтверждают необходимость альтернативных стратегий клинического лечения и теоретических моделей ОКР.

Введение

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) представляет собой хроническое изнурительное расстройство, характеризующееся наличием навязчивых идей и компульсий, которые вызывают значительный дистресс и функциональные нарушения или отнимают много времени. Традиционно ОКР считалось тревожным расстройством, но недавние исследования показали, что тревога может не быть основным эмоциональным процессом, который вызывает симптомы ОКР, поскольку существуют значительные феноменологические различия между ОКР и другими расстройствами тревоги/страха (см. Барц и Холландер 1 ).Действительно, в самом последнем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам ОКР было удалено из раздела тревожных расстройств и выделено в отдельный раздел. 2 Кроме того, миндалевидное тело, важная область схемы страха и тревоги, обычно не участвует в патофизиологии ОКР. 3 Однако существует несколько линий доказательств, как поведенческих, так и нейрофункциональных, которые указывают на значительную роль отвращения в симптоматике ОКР, поскольку многие пациенты сообщают, что они испытывают сильное чувство отвращения во время провокации симптомами и часто описывают симптом — релевантные стимулы как «отвратительные», а не «пугающие». 4

Отвращение — универсальная эмоция, характеризующаяся чувством отвращения или глубокого неодобрения чего-либо неприятного или оскорбительного. 5 Первоначально предполагалось, что отвращение имеет эволюционную функцию предотвращения загрязнения и болезней, связанную с отказом от дурных вкусов для предотвращения попадания в организм токсинов и патогенных микробов, 6 , 7 , более общая защитная функция. 8 , 9 Отвращение характеризуется отчетливым выражением лица (поднятие верхней губы и сморщивание носа и бровей), которое может служить для защиты глаз и носа от загрязнений. Стимулы, вызывающие отвращение, пожалуй, самые разнообразные из всех человеческих эмоций: 7 варьируются от грязных туалетов до неаппетитной еды и гораздо более широких представлений, включая реакцию на плохую гигиену, нарушение нормальной оболочки тела и моральные проступки.Отвращение также характеризуется поведением отвращения и тенденцией дистанцироваться от оскорбительного стимула. Он также может включать активацию парасимпатической нервной системы, приводящую к физиологическим проявлениям (например, тошноте). 7

Пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством часто демонстрируют преувеличенные суждения относительно уязвимости к инфекции и контаминации, что вызывает навязчивые мысли о мытье и уборке. Беспокойство о загрязнении является одной из наиболее распространенных тем, связанных с обсессивно-компульсивным расстройством, на которую приходится примерно 55–65% беспокойств, о которых сообщают пациенты. 10 Поскольку отвращение связано с оценкой объектов на предмет их потенциальной опасности, ОКР, основанное на контаминации, может представлять дисфункцию в этом процессе оценки, что приводит к ложной тревоге контаминации и переоценке последствий контакта с загрязняющими веществами. Эти дисфункциональные когнитивные оценки могут затем мотивировать людей с ОКР к компульсивному избеганию и/или нейтрализующему поведению (например, чрезмерное мытье), что временно облегчает дистресс, связанный с навязчивыми идеями, вызывая отрицательное подкрепление компульсий. 11 В качестве альтернативы было предложено, чтобы некоторые пациенты с ОКР, которые беспокоятся о загрязнении, не боялись того, что загрязнение причинит вред, а вместо этого занимались избегающим и нейтрализующим поведением, чтобы устранить чувство отвращения, 12 , тем самым подчеркивая разницу между избегание вреда и избегание отвращения. В следующих разделах будут освещены исследования поведения и нейровизуализации, демонстрирующие роль отвращения у пациентов с ОКР. Отвращение может также играть важную роль в других аспектах симптомов ОКР, но в этой статье основное внимание будет уделено ОКР, основанному на загрязнении, из-за множества исследований отвращения по этому аспекту симптомов.

Поведенческие исследования

Люди различаются по степени, в которой они могут испытывать отвращение в ответ на отвратительные стимулы, называемое склонностью к отвращению (DP; т. е. частота и/или интенсивность, при которой человек обычно реагирует отвращением). Люди с повышенной склонностью к отвращению с большей вероятностью легко вызывают отвращение к целому ряду объектов и ситуаций. 13 Чувствительность к отвращению (DS) относится к степени негативности, связанной с выявлением и переживанием отвращения.Повышенная чувствительность к отвращению приведет к увеличению выраженности реакции отвращения и, следовательно, усилит мотивацию избегать ситуаций, в которых возможно отвращение. 14 Вместе DP и DS представляют собой два различных типа уязвимости, основанной на отвращении, которые, как предполагается, способствуют развитию и поддержанию навязчивых идей и компульсий, основанных на загрязнении. 15

Исследования показали, что как DS, так и DP значительно выше в группах OCD 16 , 17 , чем в тревожном и нетревожном контроле, 18 , тогда как другие исследования сообщили, что либо DS , либо , 15 или DP 19 21 выше у пациентов с ОКР.Сообщалось об ассоциации средней силы между показателями DS, DP и тяжести ОКР, даже при контроле тревоги. 22 В целях дальнейшего определения степени, в которой уязвимость к отвращению лежит в основе ОКР, Олатунджи и его коллеги 19 сравнили показатели отвращения у пациентов с ОКР, пациентов с генерализованным тревожным расстройством (ГТР) и контрольной группы здоровых людей. Хотя у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством и ГТР не было существенных различий по СД, они оба имели значительно более высокий СД, чем здоровые контроли.С другой стороны, склонность к отвращению была значительно выше в группе ОКР, чем в группе ГТР и в контрольной группе. Это различие может свидетельствовать о том, что повышенный уровень DS связан с тревогой в целом, но что DP более специфичен для ОКР и, следовательно, может служить лучшим диагностическим индикатором ОКР. Кроме того, было обнаружено, что DP снижается после успешного поведенческого лечения, при этом снижение тяжести обсессивно-компульсивного расстройства коррелирует со снижением показателей DP. 19 Коррелированное снижение DP и симптомов, связанных с загрязнением, было воспроизведено в других исследованиях. 21 , 23

Несмотря на то, что многие исследования изучали чувствительность к отвращению у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством на основе контаминации, остается неясным, как DS и DP связаны с другими размерами симптомов. Исследования показали, что показатели отвращения значительно коррелируют с симптомами ОКР проверки и симметрии / порядка, но неизвестно, почему это так. 20 , 24 26 Возможно, у пациентов с симптомами симметрии/порядка чувство отвращения может быть связано с ощущением беспорядка или неорганизованности.Кроме того, люди с сексуальными/религиозными навязчивыми идеями могут испытывать направленное на себя моральное отвращение в ответ на нежелательные ментальные вторжения, вызывая выполнение принуждений и контрпродуктивных попыток подавления мыслей. Действительно, СД, по-видимому, является предиктором религиозных навязчивых идей, 27 , а баллы по доменам отвращения, основанным на морали, тесно связаны с аспектом религиозных/сексуальных симптомов. 28 В исследовании по оценке моральной ригидности у пациентов с ОКР повышенные баллы DS и DP были связаны с повышенной вероятностью выбора утилитарных решений личных дилемм, демонстрируя роль отвращения к себе в формировании поведения и решений в этой клинической популяции. 29 В совокупности эта информация предполагает, что значимость DS и DP не ограничивается обсессивно-компульсивным расстройством, вызванным загрязнением; скорее, DS и DP могут действовать как факторы уязвимости для развития и поддержания всех подтипов симптомов, хотя необходимы дополнительные исследования в этой области.

При попытке понять роль отвращения при ОКР очень полезны законы симпатической магии. Симпатическая магия определяется как неправдоподобные убеждения о том, как передаются загрязняющие вещества, и включает в себя 2 закона: закон заражения и закон подобия. 4 Закон заражения относится к вере в то, что краткий контакт с объектом вызывает необратимую передачу свойств (например, отказ от еды из тарелки, на которой когда-то был червяк, даже если она с тех пор была вымыта). Закон подобия предполагает, что простое сходство с отвратительным объектом может привести к тому, что нейтральный объект будет представлять угрозу заражения (например, отказ есть шоколад из-за того, что он по форме напоминает фекалии). Было обнаружено, что симпатические магические убеждения значительно повышены у пациентов с ОКР.В одном исследовании исследователи коснулись чистым карандашом предмета, который пациенты с ОКР определили как загрязненный. 4 Второй карандаш коснулся первого карандаша, третий карандаш коснулся второго карандаша, и так продолжалось до 12 карандашей. Пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством воспринимали цепочку заражения, в которой последовательные степени удаления от исходного объекта не уменьшали и не разбавляли заражение. С другой стороны, контрольная группа и люди с паническим расстройством продемонстрировали почти 100% снижение убеждений о загрязнении карандашей.Этот эксперимент был повторен с испытанием на неопасное загрязнение, в котором карандаши соприкасались с чистым кусочком леденца, а не с зараженным предметом. Все участники сообщили, что конфеты не передавались через карандаши, что указывает на то, что цепочка заражения у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством уникальна для стимулов, связанных с загрязнением. 4 Это говорит о том, что люди с ОКР имеют гораздо более высокий порог принятия решения о достаточном разбавлении вещества, так что цепочка предполагаемого заражения может продолжаться бесконечно.Тем не менее, даже несмотря на то, что у пациентов с ОКР могут быть преувеличенные поведенческие реакции на отвратительные стимулы, у них могут быть не более сильные физиологические реакции отвращения, чем у здоровых людей из контрольной группы. Это было продемонстрировано в исследовании, в котором пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством, получавшие лекарства, не проявляли большей активности мышц, сморщивающих бровь и поднимающих верхнюю губу (мышцы, ответственные за нахмуривание бровей и поднятие верхней губы соответственно), чем у здоровых людей в ответ на стимулы, вызывающие отвращение. 30 Однако это исследование следует воспроизвести на более крупной нелекарственной выборке, прежде чем будут получены окончательные результаты.

Обсессивно-компульсивное расстройство, вызванное загрязнением, обычно характеризуется поведением избегания и побега, что продемонстрировано в литературе с использованием поведенческих задач избегания (BATs). В исследовании BAT, проведенном Олатунджи и его коллегами, 31 коэффициенты привыкания к страху и отвращению сравнивались у выборки участников с высокими показателями симптомов заражения. BAT состоял из 10 заданий с возрастающей сложностью, кульминацией которых было вымыть подкладное судно, которое, по их мнению, было заполнено мочой.В начале эксперимента существенных различий между оценками страха и отвращения не было. Однако по мере выполнения заданий страх значительно уменьшался, но, что интересно, уровень отвращения существенно не менялся. 31 Эти результаты подтверждают исследования, показывающие, что существуют важные различия в протекании страха и отвращения у пациентов с ОКР, при этом переживание отвращения более устойчиво к угасанию, чем страх. 32 Это имеет прямое отношение к терапии воздействия и предотвращения реакции (ERP), которая работает по принципу привыкания посредством постепенного воздействия раздражителей, вызывающих страх, и угасания соответствующих компульсий посредством предотвращения реакции.Подсчитано, что 50% пациентов не реагируют, прекращают или отказываются от вмешательства ERP, 33 и 75% пациентов, прошедших полное лечение, проявляют остаточные симптомы. Для тех, кто находит ERP эффективным в снижении реакции отвращения, успехи обычно медленны и часто не долгосрочны. 34 Эти результаты подчеркивают важность включения различных аспектов отвращения в методы лечения, основанные на воздействии, поскольку клинически значимое уменьшение симптомов может зависеть от адекватного подавления чувства отвращения.В нескольких исследованиях сообщалось о значительной связи между снижением показателей DP и улучшением симптомов у взрослых 21 , 35 и у детей 23 после лечения. Таким образом, определение стратегий, эффективно направленных на борьбу с отвращением, может не только уменьшить симптомы, но также снизить затраты, процент отсева и продолжительность лечения. Одна из таких предложенных стратегий включает дифференцированное использование поведенческих и когнитивных стратегий для пациентов с высокими показателями DP и DS соответственно, чтобы уменьшить повышенные реакции отвращения и негативные эмоции, связанные с отвращением. 36 Кроме того, Людвик и его коллеги 37 предложили использовать методы контробусловливания и переоценки, посредством которых условный и безусловный стимулы, соответственно, сочетаются с безусловными стимулами противоположной валентности. Однако эффективность этих стратегий не оценивалась в популяциях с ОКР. 37

Обсессивно-компульсивное расстройство, основанное на загрязнении, также характеризуется относительно новой конструкцией — психическим загрязнением. Психическое загрязнение относится к ощущениям внутренней нечистоты и позывов к мытью, которые возникают без контакта с физическим загрязнением. 38 Согласно данным различных исследований, распространенность ментального загрязнения у пациентов с ОКР составляет 46,3% 39 и 61,9%, 40 , при этом некоторые пациенты сообщают только о ментальном загрязнении, только о контактном заражении или о том и другом, что иллюстрирует перекрытие но различные конструкции загрязнения. Также было обнаружено, что ментальное загрязнение в значительной степени коррелирует с показателями ДП у пациентов с ОКР, предполагая, что ментальное загрязнение играет важную опосредующую роль в симптомах ОКР, связанных с загрязнением 40 , 41 , и поэтому должно быть специально направлено при разработке стратегии лечения.

Задания на распознавание эмоций по лицу являются распространенным методом изучения эмоционального дефицита в клинических группах, включая ОКР. В нескольких исследованиях сообщалось, что по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы и пациентами с паническим расстройством и ГТР, у пациентов с ОКР наблюдается нарушение распознавания отвращения, но нормальное распознавание других выражений лица, включая страх, , 42, , , , , 43, . подтверждено в недавнем метаанализе. 44 Эти результаты противоречат интуиции, так как можно было бы ожидать, что люди с ОКР будут очень хорошо распознавать выражение отвращения на лице, тем более что они, кажется, испытывают отвращение с большей готовностью, чем люди без расстройства.Одно из возможных объяснений заключается в том, что пациенты с ОКР учатся ассоциировать чувство отвращения с более широким диапазоном выражений лица, поскольку они с большей вероятностью воспринимают стимулы как отвратительные, чем люди без ОКР, что может снизить их способность точно оценивать выражение отвращения. В другом исследовании баллы распознавания отвращения для пролеченной выборки пациентов с ОКР были не только значительно лучше, чем у нелеченой выборки ОКР, но также были эквивалентны баллам из стандартизированной неклинической выборки. 45 Это означает, что дефицит распознавания отвращения может быть улучшен после лечения.

В большинстве исследований по распознаванию лиц используются недвусмысленные выражения лица; однако неоднозначные выражения лица полезны, поскольку они могут показать, есть ли у людей предвзятое восприятие определенной эмоции. Интересное исследование, проведенное Jhung и его коллегами 46 , показало, что по сравнению с контрольной группой пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством значительно чаще ощущали отвращение и реже воспринимали гнев в двусмысленных выражениях лица, даже несмотря на то, что между двумя группами не было существенных различий при идентификации. ненавязчивая мимика.Кроме того, более высокая тяжесть ОКР и баллы DS предсказывали, воспринимали ли лица пациентов как вызывающие отвращение. 46 Неоднозначные выражения более характерны для повседневных событий, и если пациенты с ОКР воспринимают их как вызывающие отвращение, это может способствовать когнитивным и поведенческим реакциям, включая одержимость и ритуализацию.

Нейровизуализационные исследования

Отвращение

Функциональные нейровизуализационные исследования внесли существенный вклад в литературу по эмоциям, позволив нам лучше оценить нейронные основы дисфункциональных эмоциональных процессов.Первоначальные исследования отвращения предоставили доказательства того, что просмотр канонического выражения отвращения активировал переднюю островковую долю по сравнению с просмотром нейтрального выражения лица (см. Этот вывод очень надежен: метаанализ 105 фМРТ-исследований подтвердил связь между восприятием лица с отвращением и активацией передней островковой доли. 49 Важность островковой доли в обработке отвращения дополнительно подтверждается исследованиями, в которых сообщается, что аналогичные области передней островковой доли активируются, когда участники просматривают отвратительные фотографии, 50 чувствуют неприятные запахи 51 , 52 и пробуют на вкус неприятные жидкости. 50 Например, исследователи обнаружили, что вдыхание неприятных запахов активирует те же самые участки в передней части островка и передней поясной коре (ACC), что и просмотр видеоклипов с выражением отвращения на лице, предполагая, что существует общий путь для переживания отвращения и наблюдения за тем, что испытывают другие. Это. 51 Исследование с использованием неприятных вкусов дало аналогичные результаты. 50 Эти совпадающие паттерны активации в островке через зеркальные нейроны указывают на то, что мы понимаем эмоции других, активируя аналогичные эмоции внутри себя.Кроме того, разные категории отвращения (например, внутреннее отвращение, отвращение к кровопотери, отвращение к животным), по-видимому, приводят к частично перекрывающимся активациям островка, что может отражать общее переживание отвращения. 47 Островковая доля участвует в эмоциональных реакциях на потенциально неприятные когнитивные стимулы, телесные ощущения и интероцептивные сенсорные стимулы, что может объяснить, почему островковая доля активируется в ответ на широкий спектр раздражителей отвращения. Он является частью вкусовой коры и содержит нейроны, которые реагируют на приятные и неприятные вкусы, 48 , тем самым играя роль в избегании гнилой пищи и горьких токсинов.Поскольку островок реагирует на различные сенсорные модальности, он может функционировать как универсальный «центр тревоги отвращения». Кроме того, островок взаимосвязан с многочисленными областями коры 53 , которые позволяют ему интегрировать информацию об окружающей среде и внутренних состояниях организма.

В то время как активация островка является одним из наиболее последовательных результатов нейровизуализации в литературе по отвращению, базальные ганглии, особенно полосатое тело, также были вовлечены.Функциональные МРТ-исследования восприятия лица с отвращением часто сообщали об активации хвостатого ядра и скорлупы в дополнение к островковой доле. 50 , , , 51 51 Увеличение активности базальной ганглии были зарегистрированы в исследованиях FMRI с использованием undguct-индуцирования фотографий, 51 , 54 Выражения лицевых выражений отвращения 55 , 56 56 ФМРТ-исследования, которые побуждали участников вспоминать события, которые вызывали чувство отвращения. 57 Важность базальных ганглиев в распознавании отвращения была также продемонстрирована в исследовании, в котором носители и пациенты с болезнью Хантингтона, расстройством, затрагивающим полосатое тело, демонстрировали нарушения в распознавании лица отвращения, но не других эмоций. 58 Нарушение распознавания отвращения также наблюдается при других состояниях, связанных с дисфункцией или повреждением полосатого тела, таких как болезнь Вильсона 59 и нелекарственная болезнь Паркинсона. 60 Другие исследования также показали, что некоторые области орбитофронтальной коры (ОФК) повышают активность в ответ на отвратительные изображения и что, независимо от интенсивности, ОФК преимущественно реагирует на неприятные стимулы. 61 В совокупности существующая литература подчеркивает роль островковой доли и кортико-стриарно-таламо-кортикальных цепей (CSTC) в опосредовании обработки отвращения, а также в интероцептивном переживании отвращения.

ОКР

Наиболее распространенные результаты нейровизуализации у пациентов с ОКР включают гиперактивацию OFC, ACC и базальных ганглиев (в частности, хвостатого ядра), которые, как предполагается, являются ключевыми областями в патофизиологии расстройства. 62 , 63 Результаты метаанализа подтверждают вывод о том, что ОКР в первую очередь характеризуется дисфункцией CSTC. 64 Исследования с использованием фМРТ и позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) выявили гиперактивацию OFC, хвостатого ядра и ACC во время симптоматической провокации, 65 67 с нормализацией активности, соответствующей таковой у здоровых людей после успешного лечения. 68 70 Повышенная активация островков во время симптоматической провокации также является обычным явлением у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством, 71 , особенно среди пациентов с навязчивыми идеями, вызванными контаминацией. 68 , 72 Например, в провокационном исследовании пациенты подвергались воздействию безвредных раздражителей (например, ткань, смоченная в чистой воде) и раздражителей, связанных с расстройством (например, ткань, предположительно смоченная туалетной водой). 67 Во время воздействия раздражителей, связанных с расстройством, пациенты с ОКР сообщали об усилении симптомов и повышении оксигенации крови в островковой доле, ОФК, ППК и хвостатом ядре. Schienle и коллеги 72 сообщили об аналогичных результатах: по сравнению с контрольной группой у пациентов с ОКР наблюдалась более высокая островковая активность в ответ на изображения, связанные с загрязнением, и изображения, связанные с общим отвращением.Кроме того, было обнаружено, что субъективные оценки отвращения, но не страха, коррелируют с активацией передней доли, как и индивидуальные различия в чувствительности к отвращению 53 и тяжести симптомов ОКР. 73 Кроме того, в исследовании диффузионно-тензорной визуализации у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством была обнаружена более высокая фракционная анизотропия в островковых областях, чем у здоровых людей из контрольной группы. Авторы предполагают, что это может отражать повышенную связанность нейросхем, участвующих в обработке отвращения, что играет роль в выражении симптомов. 74 Кроме того, новое экспериментальное исследование продемонстрировало, что пациенты с ОКР могут научиться сознательному подавлению передней доли островка в присутствии стимулов, вызывающих отвращение, с помощью нейробиоуправления с помощью фМРТ в реальном времени. Положительные поведенческие изменения в реакциях отвращения также наблюдались вне сканера, после обучения, с использованием BAT и заданий на оценку изображений. 75 Однако размер выборки этого пилотного исследования был очень мал ( n = 3), и эффекты не оценивались в долгосрочной перспективе.Выводы повышенной островковой активности также распространяются на другие параметры симптомов ОКР. Харрисон и его коллеги 76 сообщили о большей связи между вентральным хвостатым и передней островковой долей у пациентов с более тяжелыми сексуальными/религиозными навязчивыми идеями, что, возможно, отражает высокий уровень направленного на себя отвращения, которое испытывает эта группа.

Эти результаты интересны тем, что области, участвующие в патофизиологии ОКР (например, ОФК, базальные ганглии, островок), также считаются важными для обработки отвращения.Было высказано предположение, что лимбические цепи, соединяющие OFC с вентральным полосатым телом и таламусом, связаны с повышенной эмоциональной обработкой висцеральных, оскорбительных стимулов (т. 53 , 73 Примечательно, что миндалевидное тело, которое тесно связано с реакцией страха и тревоги, обычно не активируется во время провокационных парадигм ОКР, что еще раз демонстрирует, что тревога может не быть основной эмоцией у людей с ОКР. 3 , 62 Кроме того, полученные на сегодняшний день данные свидетельствуют о том, что пациенты с ОКР не проявляют аномальной нейронной активации в ответ на угрожающие или пугающие стимулы, а вместо этого имеют такие же паттерны активации, как и здоровая контрольная группа. Например, в исследовании, сравнивающем нейронные субстраты отвращения и страха, пациентам с обсессивно-компульсивным расстройством и здоровым людям показывали отвратительные и угрожающие стимулы. В ответ на отвратительные стимулы у пациентов с ОКР наблюдалась более высокая активация островка и лобных нижних отделов, чем в контрольной группе, тогда как паттерны активации в ответ на угрожающие стимулы были сходными для участников ОКР и контрольной группы. 54

Модель обсессивно-компульсивного расстройства и отвращения

Нейробиологическая модель цепей CSTC включает прямые и непрямые пути, которые активируют и тормозят таламическую систему соответственно, выступая в качестве положительной и отрицательной обратной связи. Таким образом, эти пути имеют конкурирующие эффекты и существуют в равновесии; однако предполагается, что у людей с ОКР происходит смещение в пользу прямого пути, что приводит к гиперактивации ОФК, вентромедиального хвостатого и медиального дорсального таламуса, что приводит к навязчивым идеям и компульсиям, характерным для ОКР. 70 Как дисфункциональные оценки отвращения вписываются в эту модель, если отвращение действительно является важной чертой ОКР? Возможно, что при восприятии потенциально контаминированного раздражителя активируется островок, что инициирует реакцию отвращения. Сенсорная информация из островка затем может быть проецирована в OFC, чтобы стимул мог быть проанализирован на предмет его угрозы. ОФК играет важную роль в обработке информации об аверсивных ожиданиях, 61 , и у пациентов с ОКР его гиперактивность может привести к чрезмерным представлениям аверсивных стимулов, так что стимулы рассматриваются как чрезвычайно загрязненные.Это, в свою очередь, может привести к автономному и чрезмерному срабатыванию ложной тревоги о заражении, которая проявляется в виде навязчивых и повторяющихся мыслей (т. е. навязчивых идей). OFC также играет важную роль в интеграции информации о наградах и наказаниях при планировании будущего поведения, включая изучение соответствующих ответов на стимулы и переключение ответов, когда это адаптивно. 61 Характерная чрезмерная стимуляция ОФК у людей с ОКР может нарушать его способность выполнять гибкие модели реагирования, что приводит к ригидному и стереотипному поведению, включая чрезмерное мытье рук, уборку, проверку и другие навязчивые действия.Хвостатое тело также может играть важную роль в реализации явных навязчивых действий, связанных с «ложной тревогой заражения», тем самым способствуя сильному желанию завершить ритуалы мытья и уборки. Действительно, во время симптоматической провокации сообщалось об усилении функциональной связи между полосатым телом и островковой долей. 73

Заключение

Распознавание эмоциональных влияний помимо тревоги при ОКР следует за повышенным акцентом на многомерном подходе к психопатологии.Накопленные данные свидетельствуют о том, что включение отвращения в теоретические модели ОКР, особенно ОКР, основанного на загрязнении, может улучшить наше понимание и лечение расстройства. Игнорирование отвращения может стать препятствием для успеха лечения, ограничивая клинический эффект, если лечение направлено исключительно на уменьшение тревоги. Адамс предполагает, что оценку отвращения и страха следует проводить во время сеансов лечения и между ними, чтобы лучше нацеливаться на любые затяжные чувства отвращения и беспокойства, которые мешают процессу лечения. 77 ERP, ориентированный на отвращение, является многообещающим, поскольку было показано, что он приводит к уменьшению субъективных реакций отвращения. 34 Однако степень, в которой аномальная активность в схеме отвращения, а также дисфункциональные когнитивные оценки могут быть нормализованы с помощью лечения, потребует дальнейших исследований.

В литературе по-прежнему много пробелов в отношении роли отвращения при ОКР, что неудивительно, учитывая трудности изучения сложной эмоции, особенно в клинической популяции.Было бы полезно дополнительно изучить, как отвращение может быть связано с некоторыми другими параметрами симптомов ОКР, чтобы потенциально улучшить наше понимание различий между параметрами симптомов и того, почему они имеют разные факторы риска и прогнозы. Большая часть нейровизуализационных исследований отвращения была основана на контаминации; Было бы информативно определить паттерны нейронной активации у пациентов с ОКР, которые сообщают о чувстве отвращения к себе из-за своих религиозных/сексуальных навязчивых идей, используя стимулы, изображающие моральное отвращение.Это помогло бы нам определить, связана ли аберрантная островковая активность у пациентов с ОКР в первую очередь с физическим отвращением, связанным с контаминацией, или же она также включает обработку более сложного отвращения, такого как моральное отвращение, как предполагалось в предыдущих исследованиях. Точно так же необходимы дальнейшие исследования, чтобы объяснить повышенную уязвимость к отвращению, о которой сообщают в измерениях симптомов проверки и симметрии / упорядочения; исследования также необходимы, чтобы определить, имеют ли накопители нормальное восприятие отвращения.

Хотя необходимы дополнительные исследования для дальнейшего выяснения роли отвращения при ОКР, по-видимому, имеется достаточно доказательств в поддержку реструктуризации теоретических моделей ОКР с целью включения отвращения. В свете существующих исследований и очевидной значимости отвращения при ОКР, вызванном контаминацией, можно с полным правом сказать, что отвращение играет важную роль в возникновении и поддержании симптомов, характерных для ОКР.

обсессивно-компульсивное… отвращение? Роль отвращения в обсессивно-компульсивном расстройстве

Abstract

Недавние исследования выявили важную роль отвращения в симптоматике обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР).Преувеличенные и неадекватные реакции отвращения могут вызывать некоторые симптомы ОКР, а в некоторых случаях даже затмевать чувство тревоги. В этой статье рассматриваются исследования поведения и нейровизуализации, которые признают заметную роль отвращения в развитии симптомов ОКР, особенно симптомов, связанных с заражением. Мы обсуждаем, как повышенные поведенческие и биологические маркеры отвращения, зарегистрированные в популяциях ОКР, подтверждают необходимость альтернативных стратегий клинического лечения и теоретических моделей ОКР.

Введение

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) представляет собой хроническое изнурительное расстройство, характеризующееся наличием навязчивых идей и компульсий, которые вызывают значительный дистресс и функциональные нарушения или отнимают много времени. Традиционно ОКР считалось тревожным расстройством, но недавние исследования показали, что тревога может не быть основным эмоциональным процессом, который вызывает симптомы ОКР, поскольку существуют значительные феноменологические различия между ОКР и другими расстройствами тревоги/страха (см. Барц и Холландер 1 ).Действительно, в самом последнем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам ОКР было удалено из раздела тревожных расстройств и выделено в отдельный раздел. 2 Кроме того, миндалевидное тело, важная область схемы страха и тревоги, обычно не участвует в патофизиологии ОКР. 3 Однако существует несколько линий доказательств, как поведенческих, так и нейрофункциональных, которые указывают на значительную роль отвращения в симптоматике ОКР, поскольку многие пациенты сообщают, что они испытывают сильное чувство отвращения во время провокации симптомами и часто описывают симптом — релевантные стимулы как «отвратительные», а не «пугающие». 4

Отвращение — универсальная эмоция, характеризующаяся чувством отвращения или глубокого неодобрения чего-либо неприятного или оскорбительного. 5 Первоначально предполагалось, что отвращение имеет эволюционную функцию предотвращения загрязнения и болезней, связанную с отказом от дурных вкусов для предотвращения попадания в организм токсинов и патогенных микробов, 6 , 7 , более общая защитная функция. 8 , 9 Отвращение характеризуется отчетливым выражением лица (поднятие верхней губы и сморщивание носа и бровей), которое может служить для защиты глаз и носа от загрязнений. Стимулы, вызывающие отвращение, пожалуй, самые разнообразные из всех человеческих эмоций: 7 варьируются от грязных туалетов до неаппетитной еды и гораздо более широких представлений, включая реакцию на плохую гигиену, нарушение нормальной оболочки тела и моральные проступки.Отвращение также характеризуется поведением отвращения и тенденцией дистанцироваться от оскорбительного стимула. Он также может включать активацию парасимпатической нервной системы, приводящую к физиологическим проявлениям (например, тошноте). 7

Пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством часто демонстрируют преувеличенные суждения относительно уязвимости к инфекции и контаминации, что вызывает навязчивые мысли о мытье и уборке. Беспокойство о загрязнении является одной из наиболее распространенных тем, связанных с обсессивно-компульсивным расстройством, на которую приходится примерно 55–65% беспокойств, о которых сообщают пациенты. 10 Поскольку отвращение связано с оценкой объектов на предмет их потенциальной опасности, ОКР, основанное на контаминации, может представлять дисфункцию в этом процессе оценки, что приводит к ложной тревоге контаминации и переоценке последствий контакта с загрязняющими веществами. Эти дисфункциональные когнитивные оценки могут затем мотивировать людей с ОКР к компульсивному избеганию и/или нейтрализующему поведению (например, чрезмерное мытье), что временно облегчает дистресс, связанный с навязчивыми идеями, вызывая отрицательное подкрепление компульсий. 11 В качестве альтернативы было предложено, чтобы некоторые пациенты с ОКР, которые беспокоятся о загрязнении, не боялись того, что загрязнение причинит вред, а вместо этого занимались избегающим и нейтрализующим поведением, чтобы устранить чувство отвращения, 12 , тем самым подчеркивая разницу между избегание вреда и избегание отвращения. В следующих разделах будут освещены исследования поведения и нейровизуализации, демонстрирующие роль отвращения у пациентов с ОКР. Отвращение может также играть важную роль в других аспектах симптомов ОКР, но в этой статье основное внимание будет уделено ОКР, основанному на загрязнении, из-за множества исследований отвращения по этому аспекту симптомов.

Поведенческие исследования

Люди различаются по степени, в которой они могут испытывать отвращение в ответ на отвратительные стимулы, называемое склонностью к отвращению (DP; т. е. частота и/или интенсивность, при которой человек обычно реагирует отвращением). Люди с повышенной склонностью к отвращению с большей вероятностью легко вызывают отвращение к целому ряду объектов и ситуаций. 13 Чувствительность к отвращению (DS) относится к степени негативности, связанной с выявлением и переживанием отвращения.Повышенная чувствительность к отвращению приведет к увеличению выраженности реакции отвращения и, следовательно, усилит мотивацию избегать ситуаций, в которых возможно отвращение. 14 Вместе DP и DS представляют собой два различных типа уязвимости, основанной на отвращении, которые, как предполагается, способствуют развитию и поддержанию навязчивых идей и компульсий, основанных на загрязнении. 15

Исследования показали, что как DS, так и DP значительно выше в группах OCD 16 , 17 , чем в тревожном и нетревожном контроле, 18 , тогда как другие исследования сообщили, что либо DS , либо , 15 или DP 19 21 выше у пациентов с ОКР.Сообщалось об ассоциации средней силы между показателями DS, DP и тяжести ОКР, даже при контроле тревоги. 22 В целях дальнейшего определения степени, в которой уязвимость к отвращению лежит в основе ОКР, Олатунджи и его коллеги 19 сравнили показатели отвращения у пациентов с ОКР, пациентов с генерализованным тревожным расстройством (ГТР) и контрольной группы здоровых людей. Хотя у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством и ГТР не было существенных различий по СД, они оба имели значительно более высокий СД, чем здоровые контроли.С другой стороны, склонность к отвращению была значительно выше в группе ОКР, чем в группе ГТР и в контрольной группе. Это различие может свидетельствовать о том, что повышенный уровень DS связан с тревогой в целом, но что DP более специфичен для ОКР и, следовательно, может служить лучшим диагностическим индикатором ОКР. Кроме того, было обнаружено, что DP снижается после успешного поведенческого лечения, при этом снижение тяжести обсессивно-компульсивного расстройства коррелирует со снижением показателей DP. 19 Коррелированное снижение DP и симптомов, связанных с загрязнением, было воспроизведено в других исследованиях. 21 , 23

Несмотря на то, что многие исследования изучали чувствительность к отвращению у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством на основе контаминации, остается неясным, как DS и DP связаны с другими размерами симптомов. Исследования показали, что показатели отвращения значительно коррелируют с симптомами ОКР проверки и симметрии / порядка, но неизвестно, почему это так. 20 , 24 26 Возможно, у пациентов с симптомами симметрии/порядка чувство отвращения может быть связано с ощущением беспорядка или неорганизованности.Кроме того, люди с сексуальными/религиозными навязчивыми идеями могут испытывать направленное на себя моральное отвращение в ответ на нежелательные ментальные вторжения, вызывая выполнение принуждений и контрпродуктивных попыток подавления мыслей. Действительно, СД, по-видимому, является предиктором религиозных навязчивых идей, 27 , а баллы по доменам отвращения, основанным на морали, тесно связаны с аспектом религиозных/сексуальных симптомов. 28 В исследовании по оценке моральной ригидности у пациентов с ОКР повышенные баллы DS и DP были связаны с повышенной вероятностью выбора утилитарных решений личных дилемм, демонстрируя роль отвращения к себе в формировании поведения и решений в этой клинической популяции. 29 В совокупности эта информация предполагает, что значимость DS и DP не ограничивается обсессивно-компульсивным расстройством, вызванным загрязнением; скорее, DS и DP могут действовать как факторы уязвимости для развития и поддержания всех подтипов симптомов, хотя необходимы дополнительные исследования в этой области.

При попытке понять роль отвращения при ОКР очень полезны законы симпатической магии. Симпатическая магия определяется как неправдоподобные убеждения о том, как передаются загрязняющие вещества, и включает в себя 2 закона: закон заражения и закон подобия. 4 Закон заражения относится к вере в то, что краткий контакт с объектом вызывает необратимую передачу свойств (например, отказ от еды из тарелки, на которой когда-то был червяк, даже если она с тех пор была вымыта). Закон подобия предполагает, что простое сходство с отвратительным объектом может привести к тому, что нейтральный объект будет представлять угрозу заражения (например, отказ есть шоколад из-за того, что он по форме напоминает фекалии). Было обнаружено, что симпатические магические убеждения значительно повышены у пациентов с ОКР.В одном исследовании исследователи коснулись чистым карандашом предмета, который пациенты с ОКР определили как загрязненный. 4 Второй карандаш коснулся первого карандаша, третий карандаш коснулся второго карандаша, и так продолжалось до 12 карандашей. Пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством воспринимали цепочку заражения, в которой последовательные степени удаления от исходного объекта не уменьшали и не разбавляли заражение. С другой стороны, контрольная группа и люди с паническим расстройством продемонстрировали почти 100% снижение убеждений о загрязнении карандашей.Этот эксперимент был повторен с испытанием на неопасное загрязнение, в котором карандаши соприкасались с чистым кусочком леденца, а не с зараженным предметом. Все участники сообщили, что конфеты не передавались через карандаши, что указывает на то, что цепочка заражения у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством уникальна для стимулов, связанных с загрязнением. 4 Это говорит о том, что люди с ОКР имеют гораздо более высокий порог принятия решения о достаточном разбавлении вещества, так что цепочка предполагаемого заражения может продолжаться бесконечно.Тем не менее, даже несмотря на то, что у пациентов с ОКР могут быть преувеличенные поведенческие реакции на отвратительные стимулы, у них могут быть не более сильные физиологические реакции отвращения, чем у здоровых людей из контрольной группы. Это было продемонстрировано в исследовании, в котором пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством, получавшие лекарства, не проявляли большей активности мышц, сморщивающих бровь и поднимающих верхнюю губу (мышцы, ответственные за нахмуривание бровей и поднятие верхней губы соответственно), чем у здоровых людей в ответ на стимулы, вызывающие отвращение. 30 Однако это исследование следует воспроизвести на более крупной нелекарственной выборке, прежде чем будут получены окончательные результаты.

Обсессивно-компульсивное расстройство, вызванное загрязнением, обычно характеризуется поведением избегания и побега, что продемонстрировано в литературе с использованием поведенческих задач избегания (BATs). В исследовании BAT, проведенном Олатунджи и его коллегами, 31 коэффициенты привыкания к страху и отвращению сравнивались у выборки участников с высокими показателями симптомов заражения. BAT состоял из 10 заданий с возрастающей сложностью, кульминацией которых было вымыть подкладное судно, которое, по их мнению, было заполнено мочой.В начале эксперимента существенных различий между оценками страха и отвращения не было. Однако по мере выполнения заданий страх значительно уменьшался, но, что интересно, уровень отвращения существенно не менялся. 31 Эти результаты подтверждают исследования, показывающие, что существуют важные различия в протекании страха и отвращения у пациентов с ОКР, при этом переживание отвращения более устойчиво к угасанию, чем страх. 32 Это имеет прямое отношение к терапии воздействия и предотвращения реакции (ERP), которая работает по принципу привыкания посредством постепенного воздействия раздражителей, вызывающих страх, и угасания соответствующих компульсий посредством предотвращения реакции.Подсчитано, что 50% пациентов не реагируют, прекращают или отказываются от вмешательства ERP, 33 и 75% пациентов, прошедших полное лечение, проявляют остаточные симптомы. Для тех, кто находит ERP эффективным в снижении реакции отвращения, успехи обычно медленны и часто не долгосрочны. 34 Эти результаты подчеркивают важность включения различных аспектов отвращения в методы лечения, основанные на воздействии, поскольку клинически значимое уменьшение симптомов может зависеть от адекватного подавления чувства отвращения.В нескольких исследованиях сообщалось о значительной связи между снижением показателей DP и улучшением симптомов у взрослых 21 , 35 и у детей 23 после лечения. Таким образом, определение стратегий, эффективно направленных на борьбу с отвращением, может не только уменьшить симптомы, но также снизить затраты, процент отсева и продолжительность лечения. Одна из таких предложенных стратегий включает дифференцированное использование поведенческих и когнитивных стратегий для пациентов с высокими показателями DP и DS соответственно, чтобы уменьшить повышенные реакции отвращения и негативные эмоции, связанные с отвращением. 36 Кроме того, Людвик и его коллеги 37 предложили использовать методы контробусловливания и переоценки, посредством которых условный и безусловный стимулы, соответственно, сочетаются с безусловными стимулами противоположной валентности. Однако эффективность этих стратегий не оценивалась в популяциях с ОКР. 37

Обсессивно-компульсивное расстройство, основанное на загрязнении, также характеризуется относительно новой конструкцией — психическим загрязнением. Психическое загрязнение относится к ощущениям внутренней нечистоты и позывов к мытью, которые возникают без контакта с физическим загрязнением. 38 Согласно данным различных исследований, распространенность ментального загрязнения у пациентов с ОКР составляет 46,3% 39 и 61,9%, 40 , при этом некоторые пациенты сообщают только о ментальном загрязнении, только о контактном заражении или о том и другом, что иллюстрирует перекрытие но различные конструкции загрязнения. Также было обнаружено, что ментальное загрязнение в значительной степени коррелирует с показателями ДП у пациентов с ОКР, предполагая, что ментальное загрязнение играет важную опосредующую роль в симптомах ОКР, связанных с загрязнением 40 , 41 , и поэтому должно быть специально направлено при разработке стратегии лечения.

Задания на распознавание эмоций по лицу являются распространенным методом изучения эмоционального дефицита в клинических группах, включая ОКР. В нескольких исследованиях сообщалось, что по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы и пациентами с паническим расстройством и ГТР, у пациентов с ОКР наблюдается нарушение распознавания отвращения, но нормальное распознавание других выражений лица, включая страх, , 42, , , , , 43, . подтверждено в недавнем метаанализе. 44 Эти результаты противоречат интуиции, так как можно было бы ожидать, что люди с ОКР будут очень хорошо распознавать выражение отвращения на лице, тем более что они, кажется, испытывают отвращение с большей готовностью, чем люди без расстройства.Одно из возможных объяснений заключается в том, что пациенты с ОКР учатся ассоциировать чувство отвращения с более широким диапазоном выражений лица, поскольку они с большей вероятностью воспринимают стимулы как отвратительные, чем люди без ОКР, что может снизить их способность точно оценивать выражение отвращения. В другом исследовании баллы распознавания отвращения для пролеченной выборки пациентов с ОКР были не только значительно лучше, чем у нелеченой выборки ОКР, но также были эквивалентны баллам из стандартизированной неклинической выборки. 45 Это означает, что дефицит распознавания отвращения может быть улучшен после лечения.

В большинстве исследований по распознаванию лиц используются недвусмысленные выражения лица; однако неоднозначные выражения лица полезны, поскольку они могут показать, есть ли у людей предвзятое восприятие определенной эмоции. Интересное исследование, проведенное Jhung и его коллегами 46 , показало, что по сравнению с контрольной группой пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством значительно чаще ощущали отвращение и реже воспринимали гнев в двусмысленных выражениях лица, даже несмотря на то, что между двумя группами не было существенных различий при идентификации. ненавязчивая мимика.Кроме того, более высокая тяжесть ОКР и баллы DS предсказывали, воспринимали ли лица пациентов как вызывающие отвращение. 46 Неоднозначные выражения более характерны для повседневных событий, и если пациенты с ОКР воспринимают их как вызывающие отвращение, это может способствовать когнитивным и поведенческим реакциям, включая одержимость и ритуализацию.

Нейровизуализационные исследования

Отвращение

Функциональные нейровизуализационные исследования внесли существенный вклад в литературу по эмоциям, позволив нам лучше оценить нейронные основы дисфункциональных эмоциональных процессов.Первоначальные исследования отвращения предоставили доказательства того, что просмотр канонического выражения отвращения активировал переднюю островковую долю по сравнению с просмотром нейтрального выражения лица (см. Этот вывод очень надежен: метаанализ 105 фМРТ-исследований подтвердил связь между восприятием лица с отвращением и активацией передней островковой доли. 49 Важность островковой доли в обработке отвращения дополнительно подтверждается исследованиями, в которых сообщается, что аналогичные области передней островковой доли активируются, когда участники просматривают отвратительные фотографии, 50 чувствуют неприятные запахи 51 , 52 и пробуют на вкус неприятные жидкости. 50 Например, исследователи обнаружили, что вдыхание неприятных запахов активирует те же самые участки в передней части островка и передней поясной коре (ACC), что и просмотр видеоклипов с выражением отвращения на лице, предполагая, что существует общий путь для переживания отвращения и наблюдения за тем, что испытывают другие. Это. 51 Исследование с использованием неприятных вкусов дало аналогичные результаты. 50 Эти совпадающие паттерны активации в островке через зеркальные нейроны указывают на то, что мы понимаем эмоции других, активируя аналогичные эмоции внутри себя.Кроме того, разные категории отвращения (например, внутреннее отвращение, отвращение к кровопотери, отвращение к животным), по-видимому, приводят к частично перекрывающимся активациям островка, что может отражать общее переживание отвращения. 47 Островковая доля участвует в эмоциональных реакциях на потенциально неприятные когнитивные стимулы, телесные ощущения и интероцептивные сенсорные стимулы, что может объяснить, почему островковая доля активируется в ответ на широкий спектр раздражителей отвращения. Он является частью вкусовой коры и содержит нейроны, которые реагируют на приятные и неприятные вкусы, 48 , тем самым играя роль в избегании гнилой пищи и горьких токсинов.Поскольку островок реагирует на различные сенсорные модальности, он может функционировать как универсальный «центр тревоги отвращения». Кроме того, островок взаимосвязан с многочисленными областями коры 53 , которые позволяют ему интегрировать информацию об окружающей среде и внутренних состояниях организма.

В то время как активация островка является одним из наиболее последовательных результатов нейровизуализации в литературе по отвращению, базальные ганглии, особенно полосатое тело, также были вовлечены.Функциональные МРТ-исследования восприятия лица с отвращением часто сообщали об активации хвостатого ядра и скорлупы в дополнение к островковой доле. 50 , , , 51 51 Увеличение активности базальной ганглии были зарегистрированы в исследованиях FMRI с использованием undguct-индуцирования фотографий, 51 , 54 Выражения лицевых выражений отвращения 55 , 56 56 ФМРТ-исследования, которые побуждали участников вспоминать события, которые вызывали чувство отвращения. 57 Важность базальных ганглиев в распознавании отвращения была также продемонстрирована в исследовании, в котором носители и пациенты с болезнью Хантингтона, расстройством, затрагивающим полосатое тело, демонстрировали нарушения в распознавании лица отвращения, но не других эмоций. 58 Нарушение распознавания отвращения также наблюдается при других состояниях, связанных с дисфункцией или повреждением полосатого тела, таких как болезнь Вильсона 59 и нелекарственная болезнь Паркинсона. 60 Другие исследования также показали, что некоторые области орбитофронтальной коры (ОФК) повышают активность в ответ на отвратительные изображения и что, независимо от интенсивности, ОФК преимущественно реагирует на неприятные стимулы. 61 В совокупности существующая литература подчеркивает роль островковой доли и кортико-стриарно-таламо-кортикальных цепей (CSTC) в опосредовании обработки отвращения, а также в интероцептивном переживании отвращения.

ОКР

Наиболее распространенные результаты нейровизуализации у пациентов с ОКР включают гиперактивацию OFC, ACC и базальных ганглиев (в частности, хвостатого ядра), которые, как предполагается, являются ключевыми областями в патофизиологии расстройства. 62 , 63 Результаты метаанализа подтверждают вывод о том, что ОКР в первую очередь характеризуется дисфункцией CSTC. 64 Исследования с использованием фМРТ и позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) выявили гиперактивацию OFC, хвостатого ядра и ACC во время симптоматической провокации, 65 67 с нормализацией активности, соответствующей таковой у здоровых людей после успешного лечения. 68 70 Повышенная активация островков во время симптоматической провокации также является обычным явлением у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством, 71 , особенно среди пациентов с навязчивыми идеями, вызванными контаминацией. 68 , 72 Например, в провокационном исследовании пациенты подвергались воздействию безвредных раздражителей (например, ткань, смоченная в чистой воде) и раздражителей, связанных с расстройством (например, ткань, предположительно смоченная туалетной водой). 67 Во время воздействия раздражителей, связанных с расстройством, пациенты с ОКР сообщали об усилении симптомов и повышении оксигенации крови в островковой доле, ОФК, ППК и хвостатом ядре. Schienle и коллеги 72 сообщили об аналогичных результатах: по сравнению с контрольной группой у пациентов с ОКР наблюдалась более высокая островковая активность в ответ на изображения, связанные с загрязнением, и изображения, связанные с общим отвращением.Кроме того, было обнаружено, что субъективные оценки отвращения, но не страха, коррелируют с активацией передней доли, как и индивидуальные различия в чувствительности к отвращению 53 и тяжести симптомов ОКР. 73 Кроме того, в исследовании диффузионно-тензорной визуализации у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством была обнаружена более высокая фракционная анизотропия в островковых областях, чем у здоровых людей из контрольной группы. Авторы предполагают, что это может отражать повышенную связанность нейросхем, участвующих в обработке отвращения, что играет роль в выражении симптомов. 74 Кроме того, новое экспериментальное исследование продемонстрировало, что пациенты с ОКР могут научиться сознательному подавлению передней доли островка в присутствии стимулов, вызывающих отвращение, с помощью нейробиоуправления с помощью фМРТ в реальном времени. Положительные поведенческие изменения в реакциях отвращения также наблюдались вне сканера, после обучения, с использованием BAT и заданий на оценку изображений. 75 Однако размер выборки этого пилотного исследования был очень мал ( n = 3), и эффекты не оценивались в долгосрочной перспективе.Выводы повышенной островковой активности также распространяются на другие параметры симптомов ОКР. Харрисон и его коллеги 76 сообщили о большей связи между вентральным хвостатым и передней островковой долей у пациентов с более тяжелыми сексуальными/религиозными навязчивыми идеями, что, возможно, отражает высокий уровень направленного на себя отвращения, которое испытывает эта группа.

Эти результаты интересны тем, что области, участвующие в патофизиологии ОКР (например, ОФК, базальные ганглии, островок), также считаются важными для обработки отвращения.Было высказано предположение, что лимбические цепи, соединяющие OFC с вентральным полосатым телом и таламусом, связаны с повышенной эмоциональной обработкой висцеральных, оскорбительных стимулов (т. 53 , 73 Примечательно, что миндалевидное тело, которое тесно связано с реакцией страха и тревоги, обычно не активируется во время провокационных парадигм ОКР, что еще раз демонстрирует, что тревога может не быть основной эмоцией у людей с ОКР. 3 , 62 Кроме того, полученные на сегодняшний день данные свидетельствуют о том, что пациенты с ОКР не проявляют аномальной нейронной активации в ответ на угрожающие или пугающие стимулы, а вместо этого имеют такие же паттерны активации, как и здоровая контрольная группа. Например, в исследовании, сравнивающем нейронные субстраты отвращения и страха, пациентам с обсессивно-компульсивным расстройством и здоровым людям показывали отвратительные и угрожающие стимулы. В ответ на отвратительные стимулы у пациентов с ОКР наблюдалась более высокая активация островка и лобных нижних отделов, чем в контрольной группе, тогда как паттерны активации в ответ на угрожающие стимулы были сходными для участников ОКР и контрольной группы. 54

Модель обсессивно-компульсивного расстройства и отвращения

Нейробиологическая модель цепей CSTC включает прямые и непрямые пути, которые активируют и тормозят таламическую систему соответственно, выступая в качестве положительной и отрицательной обратной связи. Таким образом, эти пути имеют конкурирующие эффекты и существуют в равновесии; однако предполагается, что у людей с ОКР происходит смещение в пользу прямого пути, что приводит к гиперактивации ОФК, вентромедиального хвостатого и медиального дорсального таламуса, что приводит к навязчивым идеям и компульсиям, характерным для ОКР. 70 Как дисфункциональные оценки отвращения вписываются в эту модель, если отвращение действительно является важной чертой ОКР? Возможно, что при восприятии потенциально контаминированного раздражителя активируется островок, что инициирует реакцию отвращения. Сенсорная информация из островка затем может быть проецирована в OFC, чтобы стимул мог быть проанализирован на предмет его угрозы. ОФК играет важную роль в обработке информации об аверсивных ожиданиях, 61 , и у пациентов с ОКР его гиперактивность может привести к чрезмерным представлениям аверсивных стимулов, так что стимулы рассматриваются как чрезвычайно загрязненные.Это, в свою очередь, может привести к автономному и чрезмерному срабатыванию ложной тревоги о заражении, которая проявляется в виде навязчивых и повторяющихся мыслей (т. е. навязчивых идей). OFC также играет важную роль в интеграции информации о наградах и наказаниях при планировании будущего поведения, включая изучение соответствующих ответов на стимулы и переключение ответов, когда это адаптивно. 61 Характерная чрезмерная стимуляция ОФК у людей с ОКР может нарушать его способность выполнять гибкие модели реагирования, что приводит к ригидному и стереотипному поведению, включая чрезмерное мытье рук, уборку, проверку и другие навязчивые действия.Хвостатое тело также может играть важную роль в реализации явных навязчивых действий, связанных с «ложной тревогой заражения», тем самым способствуя сильному желанию завершить ритуалы мытья и уборки. Действительно, во время симптоматической провокации сообщалось об усилении функциональной связи между полосатым телом и островковой долей. 73

Заключение

Распознавание эмоциональных влияний помимо тревоги при ОКР следует за повышенным акцентом на многомерном подходе к психопатологии.Накопленные данные свидетельствуют о том, что включение отвращения в теоретические модели ОКР, особенно ОКР, основанного на загрязнении, может улучшить наше понимание и лечение расстройства. Игнорирование отвращения может стать препятствием для успеха лечения, ограничивая клинический эффект, если лечение направлено исключительно на уменьшение тревоги. Адамс предполагает, что оценку отвращения и страха следует проводить во время сеансов лечения и между ними, чтобы лучше нацеливаться на любые затяжные чувства отвращения и беспокойства, которые мешают процессу лечения. 77 ERP, ориентированный на отвращение, является многообещающим, поскольку было показано, что он приводит к уменьшению субъективных реакций отвращения. 34 Однако степень, в которой аномальная активность в схеме отвращения, а также дисфункциональные когнитивные оценки могут быть нормализованы с помощью лечения, потребует дальнейших исследований.

В литературе по-прежнему много пробелов в отношении роли отвращения при ОКР, что неудивительно, учитывая трудности изучения сложной эмоции, особенно в клинической популяции.Было бы полезно дополнительно изучить, как отвращение может быть связано с некоторыми другими параметрами симптомов ОКР, чтобы потенциально улучшить наше понимание различий между параметрами симптомов и того, почему они имеют разные факторы риска и прогнозы. Большая часть нейровизуализационных исследований отвращения была основана на контаминации; Было бы информативно определить паттерны нейронной активации у пациентов с ОКР, которые сообщают о чувстве отвращения к себе из-за своих религиозных/сексуальных навязчивых идей, используя стимулы, изображающие моральное отвращение.Это помогло бы нам определить, связана ли аберрантная островковая активность у пациентов с ОКР в первую очередь с физическим отвращением, связанным с контаминацией, или же она также включает обработку более сложного отвращения, такого как моральное отвращение, как предполагалось в предыдущих исследованиях. Точно так же необходимы дальнейшие исследования, чтобы объяснить повышенную уязвимость к отвращению, о которой сообщают в измерениях симптомов проверки и симметрии / упорядочения; исследования также необходимы, чтобы определить, имеют ли накопители нормальное восприятие отвращения.

Хотя необходимы дополнительные исследования для дальнейшего выяснения роли отвращения при ОКР, по-видимому, имеется достаточно доказательств в поддержку реструктуризации теоретических моделей ОКР с целью включения отвращения. В свете существующих исследований и очевидной значимости отвращения при ОКР, вызванном контаминацией, можно с полным правом сказать, что отвращение играет важную роль в возникновении и поддержании симптомов, характерных для ОКР.

обсессивно-компульсивное… отвращение? Роль отвращения в обсессивно-компульсивном расстройстве

Abstract

Недавние исследования выявили важную роль отвращения в симптоматике обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР).Преувеличенные и неадекватные реакции отвращения могут вызывать некоторые симптомы ОКР, а в некоторых случаях даже затмевать чувство тревоги. В этой статье рассматриваются исследования поведения и нейровизуализации, которые признают заметную роль отвращения в развитии симптомов ОКР, особенно симптомов, связанных с заражением. Мы обсуждаем, как повышенные поведенческие и биологические маркеры отвращения, зарегистрированные в популяциях ОКР, подтверждают необходимость альтернативных стратегий клинического лечения и теоретических моделей ОКР.

Введение

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) представляет собой хроническое изнурительное расстройство, характеризующееся наличием навязчивых идей и компульсий, которые вызывают значительный дистресс и функциональные нарушения или отнимают много времени. Традиционно ОКР считалось тревожным расстройством, но недавние исследования показали, что тревога может не быть основным эмоциональным процессом, который вызывает симптомы ОКР, поскольку существуют значительные феноменологические различия между ОКР и другими расстройствами тревоги/страха (см. Барц и Холландер 1 ).Действительно, в самом последнем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам ОКР было удалено из раздела тревожных расстройств и выделено в отдельный раздел. 2 Кроме того, миндалевидное тело, важная область схемы страха и тревоги, обычно не участвует в патофизиологии ОКР. 3 Однако существует несколько линий доказательств, как поведенческих, так и нейрофункциональных, которые указывают на значительную роль отвращения в симптоматике ОКР, поскольку многие пациенты сообщают, что они испытывают сильное чувство отвращения во время провокации симптомами и часто описывают симптом — релевантные стимулы как «отвратительные», а не «пугающие». 4

Отвращение — универсальная эмоция, характеризующаяся чувством отвращения или глубокого неодобрения чего-либо неприятного или оскорбительного. 5 Первоначально предполагалось, что отвращение имеет эволюционную функцию предотвращения загрязнения и болезней, связанную с отказом от дурных вкусов для предотвращения попадания в организм токсинов и патогенных микробов, 6 , 7 , более общая защитная функция. 8 , 9 Отвращение характеризуется отчетливым выражением лица (поднятие верхней губы и сморщивание носа и бровей), которое может служить для защиты глаз и носа от загрязнений. Стимулы, вызывающие отвращение, пожалуй, самые разнообразные из всех человеческих эмоций: 7 варьируются от грязных туалетов до неаппетитной еды и гораздо более широких представлений, включая реакцию на плохую гигиену, нарушение нормальной оболочки тела и моральные проступки.Отвращение также характеризуется поведением отвращения и тенденцией дистанцироваться от оскорбительного стимула. Он также может включать активацию парасимпатической нервной системы, приводящую к физиологическим проявлениям (например, тошноте). 7

Пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством часто демонстрируют преувеличенные суждения относительно уязвимости к инфекции и контаминации, что вызывает навязчивые мысли о мытье и уборке. Беспокойство о загрязнении является одной из наиболее распространенных тем, связанных с обсессивно-компульсивным расстройством, на которую приходится примерно 55–65% беспокойств, о которых сообщают пациенты. 10 Поскольку отвращение связано с оценкой объектов на предмет их потенциальной опасности, ОКР, основанное на контаминации, может представлять дисфункцию в этом процессе оценки, что приводит к ложной тревоге контаминации и переоценке последствий контакта с загрязняющими веществами. Эти дисфункциональные когнитивные оценки могут затем мотивировать людей с ОКР к компульсивному избеганию и/или нейтрализующему поведению (например, чрезмерное мытье), что временно облегчает дистресс, связанный с навязчивыми идеями, вызывая отрицательное подкрепление компульсий. 11 В качестве альтернативы было предложено, чтобы некоторые пациенты с ОКР, которые беспокоятся о загрязнении, не боялись того, что загрязнение причинит вред, а вместо этого занимались избегающим и нейтрализующим поведением, чтобы устранить чувство отвращения, 12 , тем самым подчеркивая разницу между избегание вреда и избегание отвращения. В следующих разделах будут освещены исследования поведения и нейровизуализации, демонстрирующие роль отвращения у пациентов с ОКР. Отвращение может также играть важную роль в других аспектах симптомов ОКР, но в этой статье основное внимание будет уделено ОКР, основанному на загрязнении, из-за множества исследований отвращения по этому аспекту симптомов.

Поведенческие исследования

Люди различаются по степени, в которой они могут испытывать отвращение в ответ на отвратительные стимулы, называемое склонностью к отвращению (DP; т. е. частота и/или интенсивность, при которой человек обычно реагирует отвращением). Люди с повышенной склонностью к отвращению с большей вероятностью легко вызывают отвращение к целому ряду объектов и ситуаций. 13 Чувствительность к отвращению (DS) относится к степени негативности, связанной с выявлением и переживанием отвращения.Повышенная чувствительность к отвращению приведет к увеличению выраженности реакции отвращения и, следовательно, усилит мотивацию избегать ситуаций, в которых возможно отвращение. 14 Вместе DP и DS представляют собой два различных типа уязвимости, основанной на отвращении, которые, как предполагается, способствуют развитию и поддержанию навязчивых идей и компульсий, основанных на загрязнении. 15

Исследования показали, что как DS, так и DP значительно выше в группах OCD 16 , 17 , чем в тревожном и нетревожном контроле, 18 , тогда как другие исследования сообщили, что либо DS , либо , 15 или DP 19 21 выше у пациентов с ОКР.Сообщалось об ассоциации средней силы между показателями DS, DP и тяжести ОКР, даже при контроле тревоги. 22 В целях дальнейшего определения степени, в которой уязвимость к отвращению лежит в основе ОКР, Олатунджи и его коллеги 19 сравнили показатели отвращения у пациентов с ОКР, пациентов с генерализованным тревожным расстройством (ГТР) и контрольной группы здоровых людей. Хотя у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством и ГТР не было существенных различий по СД, они оба имели значительно более высокий СД, чем здоровые контроли.С другой стороны, склонность к отвращению была значительно выше в группе ОКР, чем в группе ГТР и в контрольной группе. Это различие может свидетельствовать о том, что повышенный уровень DS связан с тревогой в целом, но что DP более специфичен для ОКР и, следовательно, может служить лучшим диагностическим индикатором ОКР. Кроме того, было обнаружено, что DP снижается после успешного поведенческого лечения, при этом снижение тяжести обсессивно-компульсивного расстройства коррелирует со снижением показателей DP. 19 Коррелированное снижение DP и симптомов, связанных с загрязнением, было воспроизведено в других исследованиях. 21 , 23

Несмотря на то, что многие исследования изучали чувствительность к отвращению у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством на основе контаминации, остается неясным, как DS и DP связаны с другими размерами симптомов. Исследования показали, что показатели отвращения значительно коррелируют с симптомами ОКР проверки и симметрии / порядка, но неизвестно, почему это так. 20 , 24 26 Возможно, у пациентов с симптомами симметрии/порядка чувство отвращения может быть связано с ощущением беспорядка или неорганизованности.Кроме того, люди с сексуальными/религиозными навязчивыми идеями могут испытывать направленное на себя моральное отвращение в ответ на нежелательные ментальные вторжения, вызывая выполнение принуждений и контрпродуктивных попыток подавления мыслей. Действительно, СД, по-видимому, является предиктором религиозных навязчивых идей, 27 , а баллы по доменам отвращения, основанным на морали, тесно связаны с аспектом религиозных/сексуальных симптомов. 28 В исследовании по оценке моральной ригидности у пациентов с ОКР повышенные баллы DS и DP были связаны с повышенной вероятностью выбора утилитарных решений личных дилемм, демонстрируя роль отвращения к себе в формировании поведения и решений в этой клинической популяции. 29 В совокупности эта информация предполагает, что значимость DS и DP не ограничивается обсессивно-компульсивным расстройством, вызванным загрязнением; скорее, DS и DP могут действовать как факторы уязвимости для развития и поддержания всех подтипов симптомов, хотя необходимы дополнительные исследования в этой области.

При попытке понять роль отвращения при ОКР очень полезны законы симпатической магии. Симпатическая магия определяется как неправдоподобные убеждения о том, как передаются загрязняющие вещества, и включает в себя 2 закона: закон заражения и закон подобия. 4 Закон заражения относится к вере в то, что краткий контакт с объектом вызывает необратимую передачу свойств (например, отказ от еды из тарелки, на которой когда-то был червяк, даже если она с тех пор была вымыта). Закон подобия предполагает, что простое сходство с отвратительным объектом может привести к тому, что нейтральный объект будет представлять угрозу заражения (например, отказ есть шоколад из-за того, что он по форме напоминает фекалии). Было обнаружено, что симпатические магические убеждения значительно повышены у пациентов с ОКР.В одном исследовании исследователи коснулись чистым карандашом предмета, который пациенты с ОКР определили как загрязненный. 4 Второй карандаш коснулся первого карандаша, третий карандаш коснулся второго карандаша, и так продолжалось до 12 карандашей. Пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством воспринимали цепочку заражения, в которой последовательные степени удаления от исходного объекта не уменьшали и не разбавляли заражение. С другой стороны, контрольная группа и люди с паническим расстройством продемонстрировали почти 100% снижение убеждений о загрязнении карандашей.Этот эксперимент был повторен с испытанием на неопасное загрязнение, в котором карандаши соприкасались с чистым кусочком леденца, а не с зараженным предметом. Все участники сообщили, что конфеты не передавались через карандаши, что указывает на то, что цепочка заражения у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством уникальна для стимулов, связанных с загрязнением. 4 Это говорит о том, что люди с ОКР имеют гораздо более высокий порог принятия решения о достаточном разбавлении вещества, так что цепочка предполагаемого заражения может продолжаться бесконечно.Тем не менее, даже несмотря на то, что у пациентов с ОКР могут быть преувеличенные поведенческие реакции на отвратительные стимулы, у них могут быть не более сильные физиологические реакции отвращения, чем у здоровых людей из контрольной группы. Это было продемонстрировано в исследовании, в котором пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством, получавшие лекарства, не проявляли большей активности мышц, сморщивающих бровь и поднимающих верхнюю губу (мышцы, ответственные за нахмуривание бровей и поднятие верхней губы соответственно), чем у здоровых людей в ответ на стимулы, вызывающие отвращение. 30 Однако это исследование следует воспроизвести на более крупной нелекарственной выборке, прежде чем будут получены окончательные результаты.

Обсессивно-компульсивное расстройство, вызванное загрязнением, обычно характеризуется поведением избегания и побега, что продемонстрировано в литературе с использованием поведенческих задач избегания (BATs). В исследовании BAT, проведенном Олатунджи и его коллегами, 31 коэффициенты привыкания к страху и отвращению сравнивались у выборки участников с высокими показателями симптомов заражения. BAT состоял из 10 заданий с возрастающей сложностью, кульминацией которых было вымыть подкладное судно, которое, по их мнению, было заполнено мочой.В начале эксперимента существенных различий между оценками страха и отвращения не было. Однако по мере выполнения заданий страх значительно уменьшался, но, что интересно, уровень отвращения существенно не менялся. 31 Эти результаты подтверждают исследования, показывающие, что существуют важные различия в протекании страха и отвращения у пациентов с ОКР, при этом переживание отвращения более устойчиво к угасанию, чем страх. 32 Это имеет прямое отношение к терапии воздействия и предотвращения реакции (ERP), которая работает по принципу привыкания посредством постепенного воздействия раздражителей, вызывающих страх, и угасания соответствующих компульсий посредством предотвращения реакции.Подсчитано, что 50% пациентов не реагируют, прекращают или отказываются от вмешательства ERP, 33 и 75% пациентов, прошедших полное лечение, проявляют остаточные симптомы. Для тех, кто находит ERP эффективным в снижении реакции отвращения, успехи обычно медленны и часто не долгосрочны. 34 Эти результаты подчеркивают важность включения различных аспектов отвращения в методы лечения, основанные на воздействии, поскольку клинически значимое уменьшение симптомов может зависеть от адекватного подавления чувства отвращения.В нескольких исследованиях сообщалось о значительной связи между снижением показателей DP и улучшением симптомов у взрослых 21 , 35 и у детей 23 после лечения. Таким образом, определение стратегий, эффективно направленных на борьбу с отвращением, может не только уменьшить симптомы, но также снизить затраты, процент отсева и продолжительность лечения. Одна из таких предложенных стратегий включает дифференцированное использование поведенческих и когнитивных стратегий для пациентов с высокими показателями DP и DS соответственно, чтобы уменьшить повышенные реакции отвращения и негативные эмоции, связанные с отвращением. 36 Кроме того, Людвик и его коллеги 37 предложили использовать методы контробусловливания и переоценки, посредством которых условный и безусловный стимулы, соответственно, сочетаются с безусловными стимулами противоположной валентности. Однако эффективность этих стратегий не оценивалась в популяциях с ОКР. 37

Обсессивно-компульсивное расстройство, основанное на загрязнении, также характеризуется относительно новой конструкцией — психическим загрязнением. Психическое загрязнение относится к ощущениям внутренней нечистоты и позывов к мытью, которые возникают без контакта с физическим загрязнением. 38 Согласно данным различных исследований, распространенность ментального загрязнения у пациентов с ОКР составляет 46,3% 39 и 61,9%, 40 , при этом некоторые пациенты сообщают только о ментальном загрязнении, только о контактном заражении или о том и другом, что иллюстрирует перекрытие но различные конструкции загрязнения. Также было обнаружено, что ментальное загрязнение в значительной степени коррелирует с показателями ДП у пациентов с ОКР, предполагая, что ментальное загрязнение играет важную опосредующую роль в симптомах ОКР, связанных с загрязнением 40 , 41 , и поэтому должно быть специально направлено при разработке стратегии лечения.

Задания на распознавание эмоций по лицу являются распространенным методом изучения эмоционального дефицита в клинических группах, включая ОКР. В нескольких исследованиях сообщалось, что по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы и пациентами с паническим расстройством и ГТР, у пациентов с ОКР наблюдается нарушение распознавания отвращения, но нормальное распознавание других выражений лица, включая страх, , 42, , , , , 43, . подтверждено в недавнем метаанализе. 44 Эти результаты противоречат интуиции, так как можно было бы ожидать, что люди с ОКР будут очень хорошо распознавать выражение отвращения на лице, тем более что они, кажется, испытывают отвращение с большей готовностью, чем люди без расстройства.Одно из возможных объяснений заключается в том, что пациенты с ОКР учатся ассоциировать чувство отвращения с более широким диапазоном выражений лица, поскольку они с большей вероятностью воспринимают стимулы как отвратительные, чем люди без ОКР, что может снизить их способность точно оценивать выражение отвращения. В другом исследовании баллы распознавания отвращения для пролеченной выборки пациентов с ОКР были не только значительно лучше, чем у нелеченой выборки ОКР, но также были эквивалентны баллам из стандартизированной неклинической выборки. 45 Это означает, что дефицит распознавания отвращения может быть улучшен после лечения.

В большинстве исследований по распознаванию лиц используются недвусмысленные выражения лица; однако неоднозначные выражения лица полезны, поскольку они могут показать, есть ли у людей предвзятое восприятие определенной эмоции. Интересное исследование, проведенное Jhung и его коллегами 46 , показало, что по сравнению с контрольной группой пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством значительно чаще ощущали отвращение и реже воспринимали гнев в двусмысленных выражениях лица, даже несмотря на то, что между двумя группами не было существенных различий при идентификации. ненавязчивая мимика.Кроме того, более высокая тяжесть ОКР и баллы DS предсказывали, воспринимали ли лица пациентов как вызывающие отвращение. 46 Неоднозначные выражения более характерны для повседневных событий, и если пациенты с ОКР воспринимают их как вызывающие отвращение, это может способствовать когнитивным и поведенческим реакциям, включая одержимость и ритуализацию.

Нейровизуализационные исследования

Отвращение

Функциональные нейровизуализационные исследования внесли существенный вклад в литературу по эмоциям, позволив нам лучше оценить нейронные основы дисфункциональных эмоциональных процессов.Первоначальные исследования отвращения предоставили доказательства того, что просмотр канонического выражения отвращения активировал переднюю островковую долю по сравнению с просмотром нейтрального выражения лица (см. Этот вывод очень надежен: метаанализ 105 фМРТ-исследований подтвердил связь между восприятием лица с отвращением и активацией передней островковой доли. 49 Важность островковой доли в обработке отвращения дополнительно подтверждается исследованиями, в которых сообщается, что аналогичные области передней островковой доли активируются, когда участники просматривают отвратительные фотографии, 50 чувствуют неприятные запахи 51 , 52 и пробуют на вкус неприятные жидкости. 50 Например, исследователи обнаружили, что вдыхание неприятных запахов активирует те же самые участки в передней части островка и передней поясной коре (ACC), что и просмотр видеоклипов с выражением отвращения на лице, предполагая, что существует общий путь для переживания отвращения и наблюдения за тем, что испытывают другие. Это. 51 Исследование с использованием неприятных вкусов дало аналогичные результаты. 50 Эти совпадающие паттерны активации в островке через зеркальные нейроны указывают на то, что мы понимаем эмоции других, активируя аналогичные эмоции внутри себя.Кроме того, разные категории отвращения (например, внутреннее отвращение, отвращение к кровопотери, отвращение к животным), по-видимому, приводят к частично перекрывающимся активациям островка, что может отражать общее переживание отвращения. 47 Островковая доля участвует в эмоциональных реакциях на потенциально неприятные когнитивные стимулы, телесные ощущения и интероцептивные сенсорные стимулы, что может объяснить, почему островковая доля активируется в ответ на широкий спектр раздражителей отвращения. Он является частью вкусовой коры и содержит нейроны, которые реагируют на приятные и неприятные вкусы, 48 , тем самым играя роль в избегании гнилой пищи и горьких токсинов.Поскольку островок реагирует на различные сенсорные модальности, он может функционировать как универсальный «центр тревоги отвращения». Кроме того, островок взаимосвязан с многочисленными областями коры 53 , которые позволяют ему интегрировать информацию об окружающей среде и внутренних состояниях организма.

В то время как активация островка является одним из наиболее последовательных результатов нейровизуализации в литературе по отвращению, базальные ганглии, особенно полосатое тело, также были вовлечены.Функциональные МРТ-исследования восприятия лица с отвращением часто сообщали об активации хвостатого ядра и скорлупы в дополнение к островковой доле. 50 , , , 51 51 Увеличение активности базальной ганглии были зарегистрированы в исследованиях FMRI с использованием undguct-индуцирования фотографий, 51 , 54 Выражения лицевых выражений отвращения 55 , 56 56 ФМРТ-исследования, которые побуждали участников вспоминать события, которые вызывали чувство отвращения. 57 Важность базальных ганглиев в распознавании отвращения была также продемонстрирована в исследовании, в котором носители и пациенты с болезнью Хантингтона, расстройством, затрагивающим полосатое тело, демонстрировали нарушения в распознавании лица отвращения, но не других эмоций. 58 Нарушение распознавания отвращения также наблюдается при других состояниях, связанных с дисфункцией или повреждением полосатого тела, таких как болезнь Вильсона 59 и нелекарственная болезнь Паркинсона. 60 Другие исследования также показали, что некоторые области орбитофронтальной коры (ОФК) повышают активность в ответ на отвратительные изображения и что, независимо от интенсивности, ОФК преимущественно реагирует на неприятные стимулы. 61 В совокупности существующая литература подчеркивает роль островковой доли и кортико-стриарно-таламо-кортикальных цепей (CSTC) в опосредовании обработки отвращения, а также в интероцептивном переживании отвращения.

ОКР

Наиболее распространенные результаты нейровизуализации у пациентов с ОКР включают гиперактивацию OFC, ACC и базальных ганглиев (в частности, хвостатого ядра), которые, как предполагается, являются ключевыми областями в патофизиологии расстройства. 62 , 63 Результаты метаанализа подтверждают вывод о том, что ОКР в первую очередь характеризуется дисфункцией CSTC. 64 Исследования с использованием фМРТ и позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) выявили гиперактивацию OFC, хвостатого ядра и ACC во время симптоматической провокации, 65 67 с нормализацией активности, соответствующей таковой у здоровых людей после успешного лечения. 68 70 Повышенная активация островков во время симптоматической провокации также является обычным явлением у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством, 71 , особенно среди пациентов с навязчивыми идеями, вызванными контаминацией. 68 , 72 Например, в провокационном исследовании пациенты подвергались воздействию безвредных раздражителей (например, ткань, смоченная в чистой воде) и раздражителей, связанных с расстройством (например, ткань, предположительно смоченная туалетной водой). 67 Во время воздействия раздражителей, связанных с расстройством, пациенты с ОКР сообщали об усилении симптомов и повышении оксигенации крови в островковой доле, ОФК, ППК и хвостатом ядре. Schienle и коллеги 72 сообщили об аналогичных результатах: по сравнению с контрольной группой у пациентов с ОКР наблюдалась более высокая островковая активность в ответ на изображения, связанные с загрязнением, и изображения, связанные с общим отвращением.Кроме того, было обнаружено, что субъективные оценки отвращения, но не страха, коррелируют с активацией передней доли, как и индивидуальные различия в чувствительности к отвращению 53 и тяжести симптомов ОКР. 73 Кроме того, в исследовании диффузионно-тензорной визуализации у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством была обнаружена более высокая фракционная анизотропия в островковых областях, чем у здоровых людей из контрольной группы. Авторы предполагают, что это может отражать повышенную связанность нейросхем, участвующих в обработке отвращения, что играет роль в выражении симптомов. 74 Кроме того, новое экспериментальное исследование продемонстрировало, что пациенты с ОКР могут научиться сознательному подавлению передней доли островка в присутствии стимулов, вызывающих отвращение, с помощью нейробиоуправления с помощью фМРТ в реальном времени. Положительные поведенческие изменения в реакциях отвращения также наблюдались вне сканера, после обучения, с использованием BAT и заданий на оценку изображений. 75 Однако размер выборки этого пилотного исследования был очень мал ( n = 3), и эффекты не оценивались в долгосрочной перспективе.Выводы повышенной островковой активности также распространяются на другие параметры симптомов ОКР. Харрисон и его коллеги 76 сообщили о большей связи между вентральным хвостатым и передней островковой долей у пациентов с более тяжелыми сексуальными/религиозными навязчивыми идеями, что, возможно, отражает высокий уровень направленного на себя отвращения, которое испытывает эта группа.

Эти результаты интересны тем, что области, участвующие в патофизиологии ОКР (например, ОФК, базальные ганглии, островок), также считаются важными для обработки отвращения.Было высказано предположение, что лимбические цепи, соединяющие OFC с вентральным полосатым телом и таламусом, связаны с повышенной эмоциональной обработкой висцеральных, оскорбительных стимулов (т. 53 , 73 Примечательно, что миндалевидное тело, которое тесно связано с реакцией страха и тревоги, обычно не активируется во время провокационных парадигм ОКР, что еще раз демонстрирует, что тревога может не быть основной эмоцией у людей с ОКР. 3 , 62 Кроме того, полученные на сегодняшний день данные свидетельствуют о том, что пациенты с ОКР не проявляют аномальной нейронной активации в ответ на угрожающие или пугающие стимулы, а вместо этого имеют такие же паттерны активации, как и здоровая контрольная группа. Например, в исследовании, сравнивающем нейронные субстраты отвращения и страха, пациентам с обсессивно-компульсивным расстройством и здоровым людям показывали отвратительные и угрожающие стимулы. В ответ на отвратительные стимулы у пациентов с ОКР наблюдалась более высокая активация островка и лобных нижних отделов, чем в контрольной группе, тогда как паттерны активации в ответ на угрожающие стимулы были сходными для участников ОКР и контрольной группы. 54

Модель обсессивно-компульсивного расстройства и отвращения

Нейробиологическая модель цепей CSTC включает прямые и непрямые пути, которые активируют и тормозят таламическую систему соответственно, выступая в качестве положительной и отрицательной обратной связи. Таким образом, эти пути имеют конкурирующие эффекты и существуют в равновесии; однако предполагается, что у людей с ОКР происходит смещение в пользу прямого пути, что приводит к гиперактивации ОФК, вентромедиального хвостатого и медиального дорсального таламуса, что приводит к навязчивым идеям и компульсиям, характерным для ОКР. 70 Как дисфункциональные оценки отвращения вписываются в эту модель, если отвращение действительно является важной чертой ОКР? Возможно, что при восприятии потенциально контаминированного раздражителя активируется островок, что инициирует реакцию отвращения. Сенсорная информация из островка затем может быть проецирована в OFC, чтобы стимул мог быть проанализирован на предмет его угрозы. ОФК играет важную роль в обработке информации об аверсивных ожиданиях, 61 , и у пациентов с ОКР его гиперактивность может привести к чрезмерным представлениям аверсивных стимулов, так что стимулы рассматриваются как чрезвычайно загрязненные.Это, в свою очередь, может привести к автономному и чрезмерному срабатыванию ложной тревоги о заражении, которая проявляется в виде навязчивых и повторяющихся мыслей (т. е. навязчивых идей). OFC также играет важную роль в интеграции информации о наградах и наказаниях при планировании будущего поведения, включая изучение соответствующих ответов на стимулы и переключение ответов, когда это адаптивно. 61 Характерная чрезмерная стимуляция ОФК у людей с ОКР может нарушать его способность выполнять гибкие модели реагирования, что приводит к ригидному и стереотипному поведению, включая чрезмерное мытье рук, уборку, проверку и другие навязчивые действия.Хвостатое тело также может играть важную роль в реализации явных навязчивых действий, связанных с «ложной тревогой заражения», тем самым способствуя сильному желанию завершить ритуалы мытья и уборки. Действительно, во время симптоматической провокации сообщалось об усилении функциональной связи между полосатым телом и островковой долей. 73

Заключение

Распознавание эмоциональных влияний помимо тревоги при ОКР следует за повышенным акцентом на многомерном подходе к психопатологии.Накопленные данные свидетельствуют о том, что включение отвращения в теоретические модели ОКР, особенно ОКР, основанного на загрязнении, может улучшить наше понимание и лечение расстройства. Игнорирование отвращения может стать препятствием для успеха лечения, ограничивая клинический эффект, если лечение направлено исключительно на уменьшение тревоги. Адамс предполагает, что оценку отвращения и страха следует проводить во время сеансов лечения и между ними, чтобы лучше нацеливаться на любые затяжные чувства отвращения и беспокойства, которые мешают процессу лечения. 77 ERP, ориентированный на отвращение, является многообещающим, поскольку было показано, что он приводит к уменьшению субъективных реакций отвращения. 34 Однако степень, в которой аномальная активность в схеме отвращения, а также дисфункциональные когнитивные оценки могут быть нормализованы с помощью лечения, потребует дальнейших исследований.

В литературе по-прежнему много пробелов в отношении роли отвращения при ОКР, что неудивительно, учитывая трудности изучения сложной эмоции, особенно в клинической популяции.Было бы полезно дополнительно изучить, как отвращение может быть связано с некоторыми другими параметрами симптомов ОКР, чтобы потенциально улучшить наше понимание различий между параметрами симптомов и того, почему они имеют разные факторы риска и прогнозы. Большая часть нейровизуализационных исследований отвращения была основана на контаминации; Было бы информативно определить паттерны нейронной активации у пациентов с ОКР, которые сообщают о чувстве отвращения к себе из-за своих религиозных/сексуальных навязчивых идей, используя стимулы, изображающие моральное отвращение.Это помогло бы нам определить, связана ли аберрантная островковая активность у пациентов с ОКР в первую очередь с физическим отвращением, связанным с контаминацией, или же она также включает обработку более сложного отвращения, такого как моральное отвращение, как предполагалось в предыдущих исследованиях. Точно так же необходимы дальнейшие исследования, чтобы объяснить повышенную уязвимость к отвращению, о которой сообщают в измерениях симптомов проверки и симметрии / упорядочения; исследования также необходимы, чтобы определить, имеют ли накопители нормальное восприятие отвращения.

Хотя необходимы дополнительные исследования для дальнейшего выяснения роли отвращения при ОКР, по-видимому, имеется достаточно доказательств в поддержку реструктуризации теоретических моделей ОКР с целью включения отвращения. В свете существующих исследований и очевидной значимости отвращения при ОКР, вызванном контаминацией, можно с полным правом сказать, что отвращение играет важную роль в возникновении и поддержании симптомов, характерных для ОКР.

обсессивно-компульсивное… отвращение? Роль отвращения в обсессивно-компульсивном расстройстве

Abstract

Недавние исследования выявили важную роль отвращения в симптоматике обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР).Преувеличенные и неадекватные реакции отвращения могут вызывать некоторые симптомы ОКР, а в некоторых случаях даже затмевать чувство тревоги. В этой статье рассматриваются исследования поведения и нейровизуализации, которые признают заметную роль отвращения в развитии симптомов ОКР, особенно симптомов, связанных с заражением. Мы обсуждаем, как повышенные поведенческие и биологические маркеры отвращения, зарегистрированные в популяциях ОКР, подтверждают необходимость альтернативных стратегий клинического лечения и теоретических моделей ОКР.

Введение

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) представляет собой хроническое изнурительное расстройство, характеризующееся наличием навязчивых идей и компульсий, которые вызывают значительный дистресс и функциональные нарушения или отнимают много времени. Традиционно ОКР считалось тревожным расстройством, но недавние исследования показали, что тревога может не быть основным эмоциональным процессом, который вызывает симптомы ОКР, поскольку существуют значительные феноменологические различия между ОКР и другими расстройствами тревоги/страха (см. Барц и Холландер 1 ).Действительно, в самом последнем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам ОКР было удалено из раздела тревожных расстройств и выделено в отдельный раздел. 2 Кроме того, миндалевидное тело, важная область схемы страха и тревоги, обычно не участвует в патофизиологии ОКР. 3 Однако существует несколько линий доказательств, как поведенческих, так и нейрофункциональных, которые указывают на значительную роль отвращения в симптоматике ОКР, поскольку многие пациенты сообщают, что они испытывают сильное чувство отвращения во время провокации симптомами и часто описывают симптом — релевантные стимулы как «отвратительные», а не «пугающие». 4

Отвращение — универсальная эмоция, характеризующаяся чувством отвращения или глубокого неодобрения чего-либо неприятного или оскорбительного. 5 Первоначально предполагалось, что отвращение имеет эволюционную функцию предотвращения загрязнения и болезней, связанную с отказом от дурных вкусов для предотвращения попадания в организм токсинов и патогенных микробов, 6 , 7 , более общая защитная функция. 8 , 9 Отвращение характеризуется отчетливым выражением лица (поднятие верхней губы и сморщивание носа и бровей), которое может служить для защиты глаз и носа от загрязнений. Стимулы, вызывающие отвращение, пожалуй, самые разнообразные из всех человеческих эмоций: 7 варьируются от грязных туалетов до неаппетитной еды и гораздо более широких представлений, включая реакцию на плохую гигиену, нарушение нормальной оболочки тела и моральные проступки.Отвращение также характеризуется поведением отвращения и тенденцией дистанцироваться от оскорбительного стимула. Он также может включать активацию парасимпатической нервной системы, приводящую к физиологическим проявлениям (например, тошноте). 7

Пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством часто демонстрируют преувеличенные суждения относительно уязвимости к инфекции и контаминации, что вызывает навязчивые мысли о мытье и уборке. Беспокойство о загрязнении является одной из наиболее распространенных тем, связанных с обсессивно-компульсивным расстройством, на которую приходится примерно 55–65% беспокойств, о которых сообщают пациенты. 10 Поскольку отвращение связано с оценкой объектов на предмет их потенциальной опасности, ОКР, основанное на контаминации, может представлять дисфункцию в этом процессе оценки, что приводит к ложной тревоге контаминации и переоценке последствий контакта с загрязняющими веществами. Эти дисфункциональные когнитивные оценки могут затем мотивировать людей с ОКР к компульсивному избеганию и/или нейтрализующему поведению (например, чрезмерное мытье), что временно облегчает дистресс, связанный с навязчивыми идеями, вызывая отрицательное подкрепление компульсий. 11 В качестве альтернативы было предложено, чтобы некоторые пациенты с ОКР, которые беспокоятся о загрязнении, не боялись того, что загрязнение причинит вред, а вместо этого занимались избегающим и нейтрализующим поведением, чтобы устранить чувство отвращения, 12 , тем самым подчеркивая разницу между избегание вреда и избегание отвращения. В следующих разделах будут освещены исследования поведения и нейровизуализации, демонстрирующие роль отвращения у пациентов с ОКР. Отвращение может также играть важную роль в других аспектах симптомов ОКР, но в этой статье основное внимание будет уделено ОКР, основанному на загрязнении, из-за множества исследований отвращения по этому аспекту симптомов.

Поведенческие исследования

Люди различаются по степени, в которой они могут испытывать отвращение в ответ на отвратительные стимулы, называемое склонностью к отвращению (DP; т. е. частота и/или интенсивность, при которой человек обычно реагирует отвращением). Люди с повышенной склонностью к отвращению с большей вероятностью легко вызывают отвращение к целому ряду объектов и ситуаций. 13 Чувствительность к отвращению (DS) относится к степени негативности, связанной с выявлением и переживанием отвращения.Повышенная чувствительность к отвращению приведет к увеличению выраженности реакции отвращения и, следовательно, усилит мотивацию избегать ситуаций, в которых возможно отвращение. 14 Вместе DP и DS представляют собой два различных типа уязвимости, основанной на отвращении, которые, как предполагается, способствуют развитию и поддержанию навязчивых идей и компульсий, основанных на загрязнении. 15

Исследования показали, что как DS, так и DP значительно выше в группах OCD 16 , 17 , чем в тревожном и нетревожном контроле, 18 , тогда как другие исследования сообщили, что либо DS , либо , 15 или DP 19 21 выше у пациентов с ОКР.Сообщалось об ассоциации средней силы между показателями DS, DP и тяжести ОКР, даже при контроле тревоги. 22 В целях дальнейшего определения степени, в которой уязвимость к отвращению лежит в основе ОКР, Олатунджи и его коллеги 19 сравнили показатели отвращения у пациентов с ОКР, пациентов с генерализованным тревожным расстройством (ГТР) и контрольной группы здоровых людей. Хотя у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством и ГТР не было существенных различий по СД, они оба имели значительно более высокий СД, чем здоровые контроли.С другой стороны, склонность к отвращению была значительно выше в группе ОКР, чем в группе ГТР и в контрольной группе. Это различие может свидетельствовать о том, что повышенный уровень DS связан с тревогой в целом, но что DP более специфичен для ОКР и, следовательно, может служить лучшим диагностическим индикатором ОКР. Кроме того, было обнаружено, что DP снижается после успешного поведенческого лечения, при этом снижение тяжести обсессивно-компульсивного расстройства коррелирует со снижением показателей DP. 19 Коррелированное снижение DP и симптомов, связанных с загрязнением, было воспроизведено в других исследованиях. 21 , 23

Несмотря на то, что многие исследования изучали чувствительность к отвращению у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством на основе контаминации, остается неясным, как DS и DP связаны с другими размерами симптомов. Исследования показали, что показатели отвращения значительно коррелируют с симптомами ОКР проверки и симметрии / порядка, но неизвестно, почему это так. 20 , 24 26 Возможно, у пациентов с симптомами симметрии/порядка чувство отвращения может быть связано с ощущением беспорядка или неорганизованности.Кроме того, люди с сексуальными/религиозными навязчивыми идеями могут испытывать направленное на себя моральное отвращение в ответ на нежелательные ментальные вторжения, вызывая выполнение принуждений и контрпродуктивных попыток подавления мыслей. Действительно, СД, по-видимому, является предиктором религиозных навязчивых идей, 27 , а баллы по доменам отвращения, основанным на морали, тесно связаны с аспектом религиозных/сексуальных симптомов. 28 В исследовании по оценке моральной ригидности у пациентов с ОКР повышенные баллы DS и DP были связаны с повышенной вероятностью выбора утилитарных решений личных дилемм, демонстрируя роль отвращения к себе в формировании поведения и решений в этой клинической популяции. 29 В совокупности эта информация предполагает, что значимость DS и DP не ограничивается обсессивно-компульсивным расстройством, вызванным загрязнением; скорее, DS и DP могут действовать как факторы уязвимости для развития и поддержания всех подтипов симптомов, хотя необходимы дополнительные исследования в этой области.

При попытке понять роль отвращения при ОКР очень полезны законы симпатической магии. Симпатическая магия определяется как неправдоподобные убеждения о том, как передаются загрязняющие вещества, и включает в себя 2 закона: закон заражения и закон подобия. 4 Закон заражения относится к вере в то, что краткий контакт с объектом вызывает необратимую передачу свойств (например, отказ от еды из тарелки, на которой когда-то был червяк, даже если она с тех пор была вымыта). Закон подобия предполагает, что простое сходство с отвратительным объектом может привести к тому, что нейтральный объект будет представлять угрозу заражения (например, отказ есть шоколад из-за того, что он по форме напоминает фекалии). Было обнаружено, что симпатические магические убеждения значительно повышены у пациентов с ОКР.В одном исследовании исследователи коснулись чистым карандашом предмета, который пациенты с ОКР определили как загрязненный. 4 Второй карандаш коснулся первого карандаша, третий карандаш коснулся второго карандаша, и так продолжалось до 12 карандашей. Пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством воспринимали цепочку заражения, в которой последовательные степени удаления от исходного объекта не уменьшали и не разбавляли заражение. С другой стороны, контрольная группа и люди с паническим расстройством продемонстрировали почти 100% снижение убеждений о загрязнении карандашей.Этот эксперимент был повторен с испытанием на неопасное загрязнение, в котором карандаши соприкасались с чистым кусочком леденца, а не с зараженным предметом. Все участники сообщили, что конфеты не передавались через карандаши, что указывает на то, что цепочка заражения у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством уникальна для стимулов, связанных с загрязнением. 4 Это говорит о том, что люди с ОКР имеют гораздо более высокий порог принятия решения о достаточном разбавлении вещества, так что цепочка предполагаемого заражения может продолжаться бесконечно.Тем не менее, даже несмотря на то, что у пациентов с ОКР могут быть преувеличенные поведенческие реакции на отвратительные стимулы, у них могут быть не более сильные физиологические реакции отвращения, чем у здоровых людей из контрольной группы. Это было продемонстрировано в исследовании, в котором пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством, получавшие лекарства, не проявляли большей активности мышц, сморщивающих бровь и поднимающих верхнюю губу (мышцы, ответственные за нахмуривание бровей и поднятие верхней губы соответственно), чем у здоровых людей в ответ на стимулы, вызывающие отвращение. 30 Однако это исследование следует воспроизвести на более крупной нелекарственной выборке, прежде чем будут получены окончательные результаты.

Обсессивно-компульсивное расстройство, вызванное загрязнением, обычно характеризуется поведением избегания и побега, что продемонстрировано в литературе с использованием поведенческих задач избегания (BATs). В исследовании BAT, проведенном Олатунджи и его коллегами, 31 коэффициенты привыкания к страху и отвращению сравнивались у выборки участников с высокими показателями симптомов заражения. BAT состоял из 10 заданий с возрастающей сложностью, кульминацией которых было вымыть подкладное судно, которое, по их мнению, было заполнено мочой.В начале эксперимента существенных различий между оценками страха и отвращения не было. Однако по мере выполнения заданий страх значительно уменьшался, но, что интересно, уровень отвращения существенно не менялся. 31 Эти результаты подтверждают исследования, показывающие, что существуют важные различия в протекании страха и отвращения у пациентов с ОКР, при этом переживание отвращения более устойчиво к угасанию, чем страх. 32 Это имеет прямое отношение к терапии воздействия и предотвращения реакции (ERP), которая работает по принципу привыкания посредством постепенного воздействия раздражителей, вызывающих страх, и угасания соответствующих компульсий посредством предотвращения реакции.Подсчитано, что 50% пациентов не реагируют, прекращают или отказываются от вмешательства ERP, 33 и 75% пациентов, прошедших полное лечение, проявляют остаточные симптомы. Для тех, кто находит ERP эффективным в снижении реакции отвращения, успехи обычно медленны и часто не долгосрочны. 34 Эти результаты подчеркивают важность включения различных аспектов отвращения в методы лечения, основанные на воздействии, поскольку клинически значимое уменьшение симптомов может зависеть от адекватного подавления чувства отвращения.В нескольких исследованиях сообщалось о значительной связи между снижением показателей DP и улучшением симптомов у взрослых 21 , 35 и у детей 23 после лечения. Таким образом, определение стратегий, эффективно направленных на борьбу с отвращением, может не только уменьшить симптомы, но также снизить затраты, процент отсева и продолжительность лечения. Одна из таких предложенных стратегий включает дифференцированное использование поведенческих и когнитивных стратегий для пациентов с высокими показателями DP и DS соответственно, чтобы уменьшить повышенные реакции отвращения и негативные эмоции, связанные с отвращением. 36 Кроме того, Людвик и его коллеги 37 предложили использовать методы контробусловливания и переоценки, посредством которых условный и безусловный стимулы, соответственно, сочетаются с безусловными стимулами противоположной валентности. Однако эффективность этих стратегий не оценивалась в популяциях с ОКР. 37

Обсессивно-компульсивное расстройство, основанное на загрязнении, также характеризуется относительно новой конструкцией — психическим загрязнением. Психическое загрязнение относится к ощущениям внутренней нечистоты и позывов к мытью, которые возникают без контакта с физическим загрязнением. 38 Согласно данным различных исследований, распространенность ментального загрязнения у пациентов с ОКР составляет 46,3% 39 и 61,9%, 40 , при этом некоторые пациенты сообщают только о ментальном загрязнении, только о контактном заражении или о том и другом, что иллюстрирует перекрытие но различные конструкции загрязнения. Также было обнаружено, что ментальное загрязнение в значительной степени коррелирует с показателями ДП у пациентов с ОКР, предполагая, что ментальное загрязнение играет важную опосредующую роль в симптомах ОКР, связанных с загрязнением 40 , 41 , и поэтому должно быть специально направлено при разработке стратегии лечения.

Задания на распознавание эмоций по лицу являются распространенным методом изучения эмоционального дефицита в клинических группах, включая ОКР. В нескольких исследованиях сообщалось, что по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы и пациентами с паническим расстройством и ГТР, у пациентов с ОКР наблюдается нарушение распознавания отвращения, но нормальное распознавание других выражений лица, включая страх, , 42, , , , , 43, . подтверждено в недавнем метаанализе. 44 Эти результаты противоречат интуиции, так как можно было бы ожидать, что люди с ОКР будут очень хорошо распознавать выражение отвращения на лице, тем более что они, кажется, испытывают отвращение с большей готовностью, чем люди без расстройства.Одно из возможных объяснений заключается в том, что пациенты с ОКР учатся ассоциировать чувство отвращения с более широким диапазоном выражений лица, поскольку они с большей вероятностью воспринимают стимулы как отвратительные, чем люди без ОКР, что может снизить их способность точно оценивать выражение отвращения. В другом исследовании баллы распознавания отвращения для пролеченной выборки пациентов с ОКР были не только значительно лучше, чем у нелеченой выборки ОКР, но также были эквивалентны баллам из стандартизированной неклинической выборки. 45 Это означает, что дефицит распознавания отвращения может быть улучшен после лечения.

В большинстве исследований по распознаванию лиц используются недвусмысленные выражения лица; однако неоднозначные выражения лица полезны, поскольку они могут показать, есть ли у людей предвзятое восприятие определенной эмоции. Интересное исследование, проведенное Jhung и его коллегами 46 , показало, что по сравнению с контрольной группой пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством значительно чаще ощущали отвращение и реже воспринимали гнев в двусмысленных выражениях лица, даже несмотря на то, что между двумя группами не было существенных различий при идентификации. ненавязчивая мимика.Кроме того, более высокая тяжесть ОКР и баллы DS предсказывали, воспринимали ли лица пациентов как вызывающие отвращение. 46 Неоднозначные выражения более характерны для повседневных событий, и если пациенты с ОКР воспринимают их как вызывающие отвращение, это может способствовать когнитивным и поведенческим реакциям, включая одержимость и ритуализацию.

Нейровизуализационные исследования

Отвращение

Функциональные нейровизуализационные исследования внесли существенный вклад в литературу по эмоциям, позволив нам лучше оценить нейронные основы дисфункциональных эмоциональных процессов.Первоначальные исследования отвращения предоставили доказательства того, что просмотр канонического выражения отвращения активировал переднюю островковую долю по сравнению с просмотром нейтрального выражения лица (см. Этот вывод очень надежен: метаанализ 105 фМРТ-исследований подтвердил связь между восприятием лица с отвращением и активацией передней островковой доли. 49 Важность островковой доли в обработке отвращения дополнительно подтверждается исследованиями, в которых сообщается, что аналогичные области передней островковой доли активируются, когда участники просматривают отвратительные фотографии, 50 чувствуют неприятные запахи 51 , 52 и пробуют на вкус неприятные жидкости. 50 Например, исследователи обнаружили, что вдыхание неприятных запахов активирует те же самые участки в передней части островка и передней поясной коре (ACC), что и просмотр видеоклипов с выражением отвращения на лице, предполагая, что существует общий путь для переживания отвращения и наблюдения за тем, что испытывают другие. Это. 51 Исследование с использованием неприятных вкусов дало аналогичные результаты. 50 Эти совпадающие паттерны активации в островке через зеркальные нейроны указывают на то, что мы понимаем эмоции других, активируя аналогичные эмоции внутри себя.Кроме того, разные категории отвращения (например, внутреннее отвращение, отвращение к кровопотери, отвращение к животным), по-видимому, приводят к частично перекрывающимся активациям островка, что может отражать общее переживание отвращения. 47 Островковая доля участвует в эмоциональных реакциях на потенциально неприятные когнитивные стимулы, телесные ощущения и интероцептивные сенсорные стимулы, что может объяснить, почему островковая доля активируется в ответ на широкий спектр раздражителей отвращения. Он является частью вкусовой коры и содержит нейроны, которые реагируют на приятные и неприятные вкусы, 48 , тем самым играя роль в избегании гнилой пищи и горьких токсинов.Поскольку островок реагирует на различные сенсорные модальности, он может функционировать как универсальный «центр тревоги отвращения». Кроме того, островок взаимосвязан с многочисленными областями коры 53 , которые позволяют ему интегрировать информацию об окружающей среде и внутренних состояниях организма.

В то время как активация островка является одним из наиболее последовательных результатов нейровизуализации в литературе по отвращению, базальные ганглии, особенно полосатое тело, также были вовлечены.Функциональные МРТ-исследования восприятия лица с отвращением часто сообщали об активации хвостатого ядра и скорлупы в дополнение к островковой доле. 50 , , , 51 51 Увеличение активности базальной ганглии были зарегистрированы в исследованиях FMRI с использованием undguct-индуцирования фотографий, 51 , 54 Выражения лицевых выражений отвращения 55 , 56 56 ФМРТ-исследования, которые побуждали участников вспоминать события, которые вызывали чувство отвращения. 57 Важность базальных ганглиев в распознавании отвращения была также продемонстрирована в исследовании, в котором носители и пациенты с болезнью Хантингтона, расстройством, затрагивающим полосатое тело, демонстрировали нарушения в распознавании лица отвращения, но не других эмоций. 58 Нарушение распознавания отвращения также наблюдается при других состояниях, связанных с дисфункцией или повреждением полосатого тела, таких как болезнь Вильсона 59 и нелекарственная болезнь Паркинсона. 60 Другие исследования также показали, что некоторые области орбитофронтальной коры (ОФК) повышают активность в ответ на отвратительные изображения и что, независимо от интенсивности, ОФК преимущественно реагирует на неприятные стимулы. 61 В совокупности существующая литература подчеркивает роль островковой доли и кортико-стриарно-таламо-кортикальных цепей (CSTC) в опосредовании обработки отвращения, а также в интероцептивном переживании отвращения.

ОКР

Наиболее распространенные результаты нейровизуализации у пациентов с ОКР включают гиперактивацию OFC, ACC и базальных ганглиев (в частности, хвостатого ядра), которые, как предполагается, являются ключевыми областями в патофизиологии расстройства. 62 , 63 Результаты метаанализа подтверждают вывод о том, что ОКР в первую очередь характеризуется дисфункцией CSTC. 64 Исследования с использованием фМРТ и позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) выявили гиперактивацию OFC, хвостатого ядра и ACC во время симптоматической провокации, 65 67 с нормализацией активности, соответствующей таковой у здоровых людей после успешного лечения. 68 70 Повышенная активация островков во время симптоматической провокации также является обычным явлением у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством, 71 , особенно среди пациентов с навязчивыми идеями, вызванными контаминацией. 68 , 72 Например, в провокационном исследовании пациенты подвергались воздействию безвредных раздражителей (например, ткань, смоченная в чистой воде) и раздражителей, связанных с расстройством (например, ткань, предположительно смоченная туалетной водой). 67 Во время воздействия раздражителей, связанных с расстройством, пациенты с ОКР сообщали об усилении симптомов и повышении оксигенации крови в островковой доле, ОФК, ППК и хвостатом ядре. Schienle и коллеги 72 сообщили об аналогичных результатах: по сравнению с контрольной группой у пациентов с ОКР наблюдалась более высокая островковая активность в ответ на изображения, связанные с загрязнением, и изображения, связанные с общим отвращением.Кроме того, было обнаружено, что субъективные оценки отвращения, но не страха, коррелируют с активацией передней доли, как и индивидуальные различия в чувствительности к отвращению 53 и тяжести симптомов ОКР. 73 Кроме того, в исследовании диффузионно-тензорной визуализации у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством была обнаружена более высокая фракционная анизотропия в островковых областях, чем у здоровых людей из контрольной группы. Авторы предполагают, что это может отражать повышенную связанность нейросхем, участвующих в обработке отвращения, что играет роль в выражении симптомов. 74 Кроме того, новое экспериментальное исследование продемонстрировало, что пациенты с ОКР могут научиться сознательному подавлению передней доли островка в присутствии стимулов, вызывающих отвращение, с помощью нейробиоуправления с помощью фМРТ в реальном времени. Положительные поведенческие изменения в реакциях отвращения также наблюдались вне сканера, после обучения, с использованием BAT и заданий на оценку изображений. 75 Однако размер выборки этого пилотного исследования был очень мал ( n = 3), и эффекты не оценивались в долгосрочной перспективе.Выводы повышенной островковой активности также распространяются на другие параметры симптомов ОКР. Харрисон и его коллеги 76 сообщили о большей связи между вентральным хвостатым и передней островковой долей у пациентов с более тяжелыми сексуальными/религиозными навязчивыми идеями, что, возможно, отражает высокий уровень направленного на себя отвращения, которое испытывает эта группа.

Эти результаты интересны тем, что области, участвующие в патофизиологии ОКР (например, ОФК, базальные ганглии, островок), также считаются важными для обработки отвращения.Было высказано предположение, что лимбические цепи, соединяющие OFC с вентральным полосатым телом и таламусом, связаны с повышенной эмоциональной обработкой висцеральных, оскорбительных стимулов (т. 53 , 73 Примечательно, что миндалевидное тело, которое тесно связано с реакцией страха и тревоги, обычно не активируется во время провокационных парадигм ОКР, что еще раз демонстрирует, что тревога может не быть основной эмоцией у людей с ОКР. 3 , 62 Кроме того, полученные на сегодняшний день данные свидетельствуют о том, что пациенты с ОКР не проявляют аномальной нейронной активации в ответ на угрожающие или пугающие стимулы, а вместо этого имеют такие же паттерны активации, как и здоровая контрольная группа. Например, в исследовании, сравнивающем нейронные субстраты отвращения и страха, пациентам с обсессивно-компульсивным расстройством и здоровым людям показывали отвратительные и угрожающие стимулы. В ответ на отвратительные стимулы у пациентов с ОКР наблюдалась более высокая активация островка и лобных нижних отделов, чем в контрольной группе, тогда как паттерны активации в ответ на угрожающие стимулы были сходными для участников ОКР и контрольной группы. 54

Модель обсессивно-компульсивного расстройства и отвращения

Нейробиологическая модель цепей CSTC включает прямые и непрямые пути, которые активируют и тормозят таламическую систему соответственно, выступая в качестве положительной и отрицательной обратной связи. Таким образом, эти пути имеют конкурирующие эффекты и существуют в равновесии; однако предполагается, что у людей с ОКР происходит смещение в пользу прямого пути, что приводит к гиперактивации ОФК, вентромедиального хвостатого и медиального дорсального таламуса, что приводит к навязчивым идеям и компульсиям, характерным для ОКР. 70 Как дисфункциональные оценки отвращения вписываются в эту модель, если отвращение действительно является важной чертой ОКР? Возможно, что при восприятии потенциально контаминированного раздражителя активируется островок, что инициирует реакцию отвращения. Сенсорная информация из островка затем может быть проецирована в OFC, чтобы стимул мог быть проанализирован на предмет его угрозы. ОФК играет важную роль в обработке информации об аверсивных ожиданиях, 61 , и у пациентов с ОКР его гиперактивность может привести к чрезмерным представлениям аверсивных стимулов, так что стимулы рассматриваются как чрезвычайно загрязненные.Это, в свою очередь, может привести к автономному и чрезмерному срабатыванию ложной тревоги о заражении, которая проявляется в виде навязчивых и повторяющихся мыслей (т. е. навязчивых идей). OFC также играет важную роль в интеграции информации о наградах и наказаниях при планировании будущего поведения, включая изучение соответствующих ответов на стимулы и переключение ответов, когда это адаптивно. 61 Характерная чрезмерная стимуляция ОФК у людей с ОКР может нарушать его способность выполнять гибкие модели реагирования, что приводит к ригидному и стереотипному поведению, включая чрезмерное мытье рук, уборку, проверку и другие навязчивые действия.Хвостатое тело также может играть важную роль в реализации явных навязчивых действий, связанных с «ложной тревогой заражения», тем самым способствуя сильному желанию завершить ритуалы мытья и уборки. Действительно, во время симптоматической провокации сообщалось об усилении функциональной связи между полосатым телом и островковой долей. 73

Заключение

Распознавание эмоциональных влияний помимо тревоги при ОКР следует за повышенным акцентом на многомерном подходе к психопатологии.Накопленные данные свидетельствуют о том, что включение отвращения в теоретические модели ОКР, особенно ОКР, основанного на загрязнении, может улучшить наше понимание и лечение расстройства. Игнорирование отвращения может стать препятствием для успеха лечения, ограничивая клинический эффект, если лечение направлено исключительно на уменьшение тревоги. Адамс предполагает, что оценку отвращения и страха следует проводить во время сеансов лечения и между ними, чтобы лучше нацеливаться на любые затяжные чувства отвращения и беспокойства, которые мешают процессу лечения. 77 ERP, ориентированный на отвращение, является многообещающим, поскольку было показано, что он приводит к уменьшению субъективных реакций отвращения. 34 Однако степень, в которой аномальная активность в схеме отвращения, а также дисфункциональные когнитивные оценки могут быть нормализованы с помощью лечения, потребует дальнейших исследований.

В литературе по-прежнему много пробелов в отношении роли отвращения при ОКР, что неудивительно, учитывая трудности изучения сложной эмоции, особенно в клинической популяции.Было бы полезно дополнительно изучить, как отвращение может быть связано с некоторыми другими параметрами симптомов ОКР, чтобы потенциально улучшить наше понимание различий между параметрами симптомов и того, почему они имеют разные факторы риска и прогнозы. Большая часть нейровизуализационных исследований отвращения была основана на контаминации; Было бы информативно определить паттерны нейронной активации у пациентов с ОКР, которые сообщают о чувстве отвращения к себе из-за своих религиозных/сексуальных навязчивых идей, используя стимулы, изображающие моральное отвращение.Это помогло бы нам определить, связана ли аберрантная островковая активность у пациентов с ОКР в первую очередь с физическим отвращением, связанным с контаминацией, или же она также включает обработку более сложного отвращения, такого как моральное отвращение, как предполагалось в предыдущих исследованиях. Точно так же необходимы дальнейшие исследования, чтобы объяснить повышенную уязвимость к отвращению, о которой сообщают в измерениях симптомов проверки и симметрии / упорядочения; исследования также необходимы, чтобы определить, имеют ли накопители нормальное восприятие отвращения.

Хотя необходимы дополнительные исследования для дальнейшего выяснения роли отвращения при ОКР, по-видимому, имеется достаточно доказательств в поддержку реструктуризации теоретических моделей ОКР с целью включения отвращения. В свете существующих исследований и очевидной значимости отвращения при ОКР, вызванном контаминацией, можно с полным правом сказать, что отвращение играет важную роль в возникновении и поддержании симптомов, характерных для ОКР.

Отвращение: естественная эмоциональная реакция на жестокое обращение

Отвращение — это эмоция, о которой я никогда не задумывался.Это было просто то, что происходило со мной, если я подхватывал желудочный вирус или ел что-то неприятное. Но после нескольких лет психотерапии отвращение стало важной эмоцией в лечении травм.

Например, Кайл, сорокалетний мужчина, нуждался в помощи в связи с депрессивным настроением и хронической тревожностью. Он сказал мне, что его мать была холодной, безразличной женщиной, которая постоянно лгала, манипулировала и пугала его.

Его понимание того, как поведение его матери повлияло на него, было впечатляющим, и это один из положительных результатов, вытекающих из многих лет психоанализа.Однако он никогда не считал себя пережившим травму привязанности.

Несмотря на то, что другие думали, что он из «прекрасной семьи», я думал о Кайле как о жертве эмоционально оскорбительных отношений и эмоционального пренебрежения в детстве.

Отвращение — основная эмоция

Во время нашего первого сеанса я рассказал Кайлу о взаимосвязи между основными эмоциями и симптомами травмы, такими как тревога и депрессия. Глубинные эмоции говорят нам нечто важное о том, как наше окружение влияет на нас.Мы получаем большую пользу, когда учимся прислушиваться к глубинным эмоциям.

Не по своей вине, он как мог справился со своими детскими эмоциями, похоронив их, что происходит бессознательно. Я показал ему, как контакт с ранее скрытыми эмоциями, возникшими в результате жестокого обращения в прошлом, может облегчить хроническую тревогу и депрессию.

В преддверии нашей работы я научил его заземляться и дышать. Заземление и дыхание снижают тревогу в данный момент, позволяя более глубоким эмоциям безопасно выйти на поверхность и пройти через тело к своей естественной конечной точке.

Отвращение часто возникает, когда предают глубокое доверие и любовь

Во время одного памятного сеанса Кайл поделился тем, как его мать унизила бы его, если бы он не получил пятерку в школе. — Ты большой болван? — говорила она, насмехаясь над ним, пока он не плакал. Я спросил его: «Кайл, когда ты сидишь здесь со мной и делишься этим воспоминанием, какие эмоции ты замечаешь?»

«Она была такой злой», — сказал он. «Больной! Я бы никогда даже не подумал так разговаривать со своим сыном, — сказал он с явным выражением отвращения на лице.

Подтверждение отвращения может уменьшить тревогу и стыд от травмы

Терапевты ускоренной экспериментальной динамической психотерапии (AEDP)

хорошо обучены распознавать невербальные коммуникации, такие как выражение лица и поза тела. Телу очень трудно скрыть то, что он действительно чувствует.

Увидев выражение отвращения на его лице, я спросил, какие эмоции он испытывает. Эмоциональное здоровье означает способность замечать и называть эмоции, которые мы испытываем в данный момент.

— Я думаю, это отвращение, — сказал он. — Она мне противна, — сказал он с презрением на лице.

«Как здорово это заметить», — подтвердил я. «Какие ощущения в вашем теле говорят вам, что вы испытываете отвращение?» Глубинные эмоции — это физические ощущения, которые подготавливают наше тело к действиям по выживанию, которые мы ощущаем как импульсы, например бегство. Эмоциональное здоровье также подразумевает способность переносить физические ощущения, которые естественным образом вызывают наши эмоции.

«Как будто меня стошнит.Мы можем ощущать отвращение физически как: отвращение, тошноту, импульс получить что-то от вас, как обидчик, которого человек усвоил.

«Оставайся с этим. О чем говорит вам чувство отвращения, что оно хочет вырваться и выйти из вас?»

«Похоже на густую черную слизь. И я вижу ее. Моя мама!» он сказал. «Отойди от меня!» — закричал он, погрузившись в прошлое.

Когда человек переживает отвращение, он может достичь более спокойного состояния

Отвращение — это основная эмоция выживания, которая заставляет нас хотеть избавиться от чего-то ядовитого для нас.Мозг Кайла справедливо считал его мать ядовитой и связывал это как с изображением черной слизи, так и с отвращением.

«Останьтесь с чувством отвращения. Не отдаляйтесь от него и не бойтесь его. Это просто давнее чувство, с которым теперь можно справиться. Освободим для него место».

Кайл сосредоточился на глубоком внутреннем дыхании, как мы вместе практиковались. Его дыхание было слышно, а его внутреннее сосредоточение было интенсивным. Примерно через пять вдохов его лицо смягчилось, а это означало, что волна отвращения подходит к концу.

«Что ты сейчас переживаешь?» Я попросил.

«Так лучше. Я чувствую себя спокойнее. Думаю, мне нужно было это выпустить».

«Вау! Ты все сделал отлично.»

«Но теперь мне как-то грустно».

«Можете ли вы остаться с печалью, чтобы узнать, что она вам говорит?»

По щеке Кайла скатилась слеза. «Очень грустно, что я родился у такой ущербной матери».

После этого сеанса мы обработали другие эмоции, связанные с его детством, включая гнев, страх и печаль.Депрессия Кайла продолжала проходить, и его тревога сменилась большей уверенностью и состраданием к себе, своей жене и детям. Преодоление отвращения сыграло ключевую роль в том, чтобы помочь ему более четко определить себя как хорошего человека и понять, что то, как его мать относилась к нему, и возникающие в результате тревога и депрессия не были его ошибкой.

Насилие со стороны того, кто должен любить нас и заботиться о нас, естественным образом вызывает отвращение в нашем эмоциональном мозгу. Отвращение можно рассматривать как сообщение, которое говорит нам, что кто-то является или был ядовитым для нашего благополучия.Выявление и обработка отвращения, независимо от того, как давно произошло насилие, может стать поворотным моментом в нашем выздоровлении и дверью к нашему самому подлинному «я».

Хилари является автором отмеченной наградами книги , Это не всегда депрессия : Работа в треугольнике перемен, чтобы слушать свое тело, открывать глубинные эмоции и соединяться со своим истинным Я (Random House & Penguin Великобритания, 2018). Она получила степень бакалавра биохимии в Уэслианском университете и степень магистра наук в Фордемском университете.Она сертифицированный психоаналитик, психотерапевт и супервизор AEDP. Она публиковала статьи в The New York Times, Time, Oprah, а ее блог читают во всем мире.

Для получения дополнительной информации и бесплатных ресурсов по эмоциональному здоровью посетите: https://www.hilaryjacobshendel.com/
Facebook.com/AuthorHilaryJacobsHendel | Твиттер: @HilaryJHendel | Instagram: Хилари Джейкобшендел | YouTube: треугольник перемен

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.