Содержание

Посттравматические стрессовые расстройства — Therapynemo.com

Посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР) — это устойчивые нарушения психоэмоциональной сферы, возникшие в результате единичных или длительных негативных событий, оказавших сильное воздействие на психику. К таким событиям относят:

  • Стихийные бедствия;
  • Участие в боевых действиях;
  • Психологическое, физическое или сексуальное насилие;
  • Длительное нервное перенапряжение;
  • Теракты и пр.

Болезнь может развиваться как достаточно быстро, в течение первых недель после трагических событий, так и возникнуть через достаточно длительное время, при условии попадания индивидуума в похожую с пережитой ситуацию (отложенная реакция).

Синонимами диагноза «посттравматическое стрессовое расстройство» служат такие определения, как «афганский (вьетнамский) синдром», «синдром выживших», «военный синдром».

Причины и признаки посттравматического стрессового расстройства

Клинические исследования показали, что признаки посттравматического стрессового расстройства личности

определяются примерно у 8% населения планеты, переживших какое-либо трагическое событие или ряд событий. На риск возникновения ПТСР оказывают влияние пол и возраст — дети, пожилые люди и женщины страдают от посттравматического синдрома значительно чаще, чем мужчины. Так же, на развитии расстройства сказываются и социальные условия, в каких находится человек после перенесенного стресса.

Индивидуальные особенности психики могут служить дополнительным фактором, который влияет на возникновение ПТСР при определенных жизненных ситуациях. К ним относятся:

  • Перенесенные в детстве психологические травмы;
  • Генетические заболевания психики, алкоголизм и наркотическая зависимость, склонность к суициду у ближайших родственников;
  • Психические отклонения, заболевания нервной и эндокринной системы;
  • Тревожные и депрессивные состояния, возникавшие до момента переживания сильного стресса;
  • Отсутствие семьи и близких родственников, друзей;
  • Неспособность самостоятельно преодолевать сложные житейские ситуации и справляться со стрессом.

Кроме этого причинами посттравматического стрессового расстройства могут быть:

  • Психотропные препараты, алкоголь, наркотики, принимаемые пациентом;
  • Систематическая подверженность стрессу;
  • Отсутствие поддержки окружающих;
  • Сложная жизненная и финансовая ситуация.

Признаки посттравматического синдрома:

  • Навязчивые воспоминания о пережитом стрессе, постоянное чувство вины;
  • Отстранение от всего, что может ассоциироваться с трагическими событиями;
  • Нарушения сна, кошмары, бессонница;
  • Повышенная возбудимость, агрессия;
  • Эмоциональное «оцепенение», боязнь близких отношений, нежелание брать ответственность за свои действия;
  • Устойчивое перенапряжение нервной системы, вплоть до ее истощения;
  • Психопатоподобные состояния.

Диагностика и лечение ПТСР у взрослых и детей

Посттравматические стрессовые расстройства могут возникать как у взрослых, так и у детей. При подозрении на ПТСР необходимо пройти обследование у психолога или психотерапевта (психиатра). Диагностика проводится на основании жалоб пациентов и выявленных признаках посттравматического расстройства. По результатам назначается комплексное лечение ПСТР, направленное на устранение выявленных симптомов и помощь в преодолении последствий пережитой психологической травмы.

Терапия посттравматических стрессовых расстройств проводится с применением лекарственных препаратов — антидепрессантов и антипсихотиков, снотворного, а также физиотерапевтических процедур (массаж, ЛФК и пр.). Очень важно, чтобы в процессе лечения пациент был окружен спокойной, дружелюбной атмосферой и испытывал положительные эмоции. Для этого в большинстве случаев рекомендуется коррекция состояния пациента с помощью вспомогательных методов:

  • Арттерапии, музыкальной терапии;
  • Иглоукалывание, рефлексотерапия;
  • Анималтерапия — иппо- и дельфинотерапия;

Дельфинотерапия как метод коррекции ПТСР

В современной медицинской практике все чаще применяется дельфинотерапия как эффективный метод коррекции посттравматического стрессового расстройства

у детей и взрослых. В основу метода положено взаимодействие человека и дельфина в непринужденной, игровой атмосфере, в которой происходят занятия.

Дельфины — умные, высокоорганизованные млекопитающие, известные своим дружелюбным отношением к людям. Их веселый и любознательный характер вызывает положительные эмоции и у детей, и у взрослых и помогает максимально расслабиться в процессе занятий. Дельфины по своей природе не терпят насилия и абсолютно не агрессивны по отношению к человеку, поэтому в процессе занятий строится своеобразная «дружба» человека с животным. Этот момент очень важен для пациентов, перенесших психологические травмы — добрые и внимательные к человеку дельфины помогают преодолеть психологические барьеры при общении, замкнутости, снять чувство одиночества.

Кроме эмоциональной составляющей, в общении человека с дельфином существует и физиотерапевтическая:

  • Ультразвук, используемый дельфинами в процессе общения, является мощным стимулятором обменных процессов в организме. Он усиливает активность коры головного мозга, что в свою очередь активизирует восстановительные процессы нервной системы. Кроме этого, при помощи ультразвуковых колебаний происходит микромассаж внутренних органов, что, естественно положительно сказывается на обменных и регенеративных процессах.
  • Плавание, в процессе которого активно участвуют практически все группы мышц. Это положительно сказывается на общем состоянии организма.
  • Гидромассаж кожи и внутренних органов помогает снятию напряжения нервной системы и, как следствие, преодолению последствий стресса.

В сети дельфинариев «Немо» проводится коррекционные занятия для пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством. В разработке программы занятий принимают участие квалифицированные специалисты по дельфинотерапии, психологи и дефектологи, тренеры по плаванию и, естественно, дельфины, прошедшие специальную подготовку.

Что такое посттравматическое стрессовое расстройство?

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – это реакция организма на стрессовые ситуации, угрожающие жизни или здоровью человека. Обычно данное расстройство сопровождается бессонницей, нарушением социального функционирования, а также регулярными флэшбеками, возвращающими человека в состояние стресса. Современные методики лечения ПТСР являются крайне эффективными и позволяют справиться с расстройством за 3 месяца.


Причины возникновения посттравматического стрессового расстройства

Посттравматическое стрессовое расстройство может развиться у человека, который пережил физическое насилие, ДТП, теракт, военные действия, а также по ряду других причин, объективно связанных с угрозой жизни. Согласно статистике, только у 5% людей, переживших подобные обстоятельства, развивается ПТСР. На данный момент не существует исследований, четко объясняющих, почему у одних людей после стрессовых ситуаций появляется ПТСР, а у других – нет. Есть версия, что дело в физиологических особенностях работы мозга, и в частности, в функционировании амигдалы – участка, отвечающего за обработку негативных эмоций и формирование страха.

Если после пережитого стресса человек продолжает вести себя, как обычно, и ни на что не жалуется, есть вероятность, что он справился со своим состоянием самостоятельно.

Другое предположение связано с тем, что развитию ПТСР в подростковом или взрослом возрасте способствуют нестабильные отношения в семье в детстве. Есть мнение, что люди, чьи родители в детстве ссорились, в большей степени склонны к проявлению симптомов посттравматического стрессового расстройства. Однако научными методами это предположение не было подтверждено. Также не выявлена взаимосвязь между склонностью к ПТСР и нестабильностью психики человека.


Стадии развития посттравматического стрессового расстройства

Развитие посттравматического стрессового расстройства включает три стадии. Первая – острая стрессовая реакция или стадия ASR (Acute stress reaction). Это здоровая реакция организма на стрессовую ситуацию, которая чаще всего сопровождается страхом или резким испугом.

Данная стадия длится до 48 часов. За это время есть возможность принять эффективные меры и предотвратить дальнейшее развитие ПТСР.

Зачастую в первые 48 часов стрессовая реакция у человека очень сильная, а симптомы особенно интенсивны. Сразу после стрессовой ситуации люди могут вести себя по-разному. Кто-то уходит в себя и не реагирует на окружающую действительность. Кто-то начинает себя вести очень нервно, постоянно мечется и не знает, куда себя деть. А кто-то испытывает потребность побороть свое состояние и снова поместить себя в стрессовую ситуацию, например, вновь сесть за руль после ДТП или вернуться на поле боя, побывав на войне. Такая реакция считается правильной, однако прежде чем снова поместить себя в стрессовую ситуацию, очень важно поработать с психотерапевтом. В противном случае у человека может развиться сильная тревожность, начаться депрессия или панические атаки. Если после пережитого стресса человек продолжает вести себя, как обычно, и ни на что не жалуется, есть вероятность, что он справился со своим состоянием самостоятельно. Однако бывает и так, что человек просто не осознает, что с ним что-то происходит, или игнорирует этот факт.

В состоянии ПТСР человек может находиться в течение всей жизни, пока не воспользуется квалифицированной помощью специалистов.

После стадии острой стрессовой реакции начинается острое стрессовое расстройство или ASD (Acute stress disorder). Данная стадия может продолжаться около месяца. За это время также есть возможность помочь человеку предотвратить развитие ПТСР. Симптомы ASR и ASD очень похожи, однако на данном этапе они менее интенсивны, чем на предыдущем. Последняя стадия развития заболевания – это само посттравматическое стрессовое расстройство. В состоянии ПТСР человек может находиться в течение всей жизни, пока не воспользуется квалифицированной помощью специалистов.


Симптомы посттравматического стрессового расстройства

При посттравматическом стрессовом расстройстве симптомы, проявившиеся на первых двух этапах развития заболевания, становятся хроническими. Их интенсивность снижается, появляются раздражительность, нетерпимость к другим людям и невозможность сосредоточиться на рабочих и ежедневных задачах. Многие путают это состояние с синдромом дефицита внимания. Из-за симптомов ПТСР нарушаются социальные связи, так как с человеком, страдающим этим расстройством, становится сложно общаться. Больные посттравматическим стрессовым расстройством могут часто менять работу и партнеров.

Читайте также


Болезненные эмоции  

Один из самых распространенных симптомов ПТСР – это флэшбеки – возвращающиеся воспоминания, которые погружают человека в первичную ситуацию, вызывают множество негативных эмоций и заставляют заново испытывать стресс. Такое психотическое состояние может быть хроническим, и пациенты с постоянными флэшбеками могут проводить в больнице годы.

У детей посттравматическое стрессовое расстройство часто проявляется в виде депрессии, так как у них недостаточно эмоциональных и интеллектуальных инструментов, чтобы правильно справляться с ситуацией. Дети не обращаются за помощью и не сообщают о симптомах взрослым, так как считают свое состояние нормальным. Они выстраивают свою жизнь в соответствии с этой реальностью. Именно поэтому очень часто дети, пережившие военные действия, попадая в мирные места, продолжают жить по правилам войны – воровать, убегать и укрываться. Они считают, что все хотят им навредить.


Диагностика и лечение посттравматического стрессового расстройства

Чтобы в случае непредвиденной ситуации, опасной для жизни, человек смог правильно отреагировать на свои эмоции и предпринять нужные меры, ему необходимо знать о том, что такое ПТСР и при каких обстоятельствах оно развивается. После попадания в подобную ситуацию важно не избегать своих эмоций и не бояться рассказать о своих симптомах. Нужно понимать, что это нормальная реакция организма на ненормальные условия. Справиться с такими переживаниями и реакцией организма сложно, и очень важно, чтобы рядом оказался человек, готовый выслушать. В случае, если симптомы становятся интенсивными и мешают человеку нормально функционировать, необходимо обратиться к специалисту.

Очень часто пациентов сопровождают навязчивые мысли о собственном неправильном поведении в момент травмирующего события или непосредственно после него.

Диагностика посттравматического стрессового расстройства происходит в процессе клинического интервью с психиатром и психотерапевтом. Лекарства, которое лечило бы ПТСР и избавляло пациента от флэшбеков, на данный момент не существует. Однако препараты могут снизить интенсивность некоторых симптомов, например, тревожности. Основное лечение ПТСР проводит психотерапевт. Для этого существуют несколько эффективных современных методик:

  • Методика пролонгированной экспозиции. Из-за флэшбеков человек развивает в себе избегание воспоминаний о событиях, которые привели к ПТСР. При помощи специальных инструментов психотерапевт погружает пациента в воспоминания о травмирующих событиях и производит экспозицию на воспоминания, сопровождая эти процессы техниками релаксации.

  • Методика EMDR. Это лечение при помощи движений глаз. При посттравматическом стрессовом расстройстве нарушается работа мозолистого тела в мозге, которое соединяет два полушария. Из-за этого передача информации между полушариями происходит неполноценно. При лечении методикой EMDR пациента просят двигать глазами из стороны в сторону, чтобы усилить работу обоих полушарий. В результате этой терапии объем мозолистого тела и его функционирование восстанавливаются, а симптомы ПТСР снижаются.

  • Когнитивно-поведенческая психотерапия, во время которой пациент отмечает негативные эмоции и мысли, связанные с травмой, а психотерапевт помогает ему заменить их на более позитивные и конструктивные. Очень часто пациентов сопровождают навязчивые мысли о собственном неправильном поведении в момент травмирующего события или непосредственно после него. еп в работе «Железнодорожная и другие травмы нервной системы» к симптомам психических нарушений у лиц, пострадавших в результате железнодорожных катастроф, относит длительные ощущения «душевного дискомфорта», сны с тягостными переживаниями трагедии, расстройства памяти и внимания.

    В 1889 г. Н. ОррепЬет вводит понятие «травматический невроз», в котором особое внимание уделяется эмоциональному и психологическому компоненту боевой психической травмы [1].

    Е. КгаереПп рассматривает травматический невроз в качестве отдельной нозологической единицы в общей систематике психопатологии, причём существенную роль в течении нозологии уделяет истерическому реагированию и рентным установкам обследуемых. Относя травматический невроз к группе психогенных нарушений, исследователь включил в неё и невроз испуга как проявление выраженных патологических реакций на переживание тяжёлых катастроф с признаками нарушения сознания, спутанностью мыслей, возбуждением или заторможенностью [2].

    Более подробное изучение последствий военной травматизации начинается в период Второй мировой войны. В 1941 г. А. Кардинер в одном из первых систематизированных исследований данной проблемы назвал изменения, вызванные военным стрессом, хроническим военным неврозом, который включает в себя как вегетативные, так и психологические симптомы. Автором было предложено первое комплексное описание всей симптоматики этого нарушения:

    1) возбудимость и раздражительность;

    2) безудержный тип реагирования на внезапные раздражители;

    3) фиксация на обстоятельствах травмировавшего события;

    4) уход от реальности;

    5) предрасположенность к агрессивным реакциям и неспособность управлять ими [3].

    В общих чертах симптомы, выделенные А. Кардинером, отмечались в исследованиях других авторов, хотя границы представлений о характере и механизмах воздействия факторов боевых действий на их участников существенно расширились.

    В конце 40-х гг. В. Гиляровский сформулировал понятие о тимоге-ниях, в основе которых лежит патогенное начало, воздействующее на чувства человека в глобальном понимании, т. е. приводящее к различным клиническим состояниям, которые объединены общим аффективным гене-зом [4]. При этом автор отличал предлагаемое им понятие от широко распространённого понятия психогенеза, для возникновения которого он считал необходимым не наличие аффекта вообще как чего-то беспредметного, а аффективного переживания с определённым интеллектуальным содержанием. Ценные теоретические положения В. Гиляровского опирались на огромный и уникальный материал, который был накоплен специалистами во время Великой Отечественной войны в работе с эксквизитными, сверх-сильными психическими травматизациями самого различного плана.

    Таким образом, термин «травматический невроз» использовался военными психиатрами до конца Второй мировой войны [5-8], но в итоге, как «не вполне адекватный в этиологическом отношении», был исключён из официальных классификаций. В последующие десятилетия наметилась тенденция к выделению специфических синдромов, характерных для пострадавших в различных катастрофах. Так, R. Leopold и Н. Dillon описывают посттравматический невроз выживших при кораблекрушениях в виде навязчивых и угнетающих воспоминаний, эмоционального снижения и приступов тревоги [9]. Этими же авторами предложен термин «пост-травматическая стрессовая болезнь» с психическими расстройствами острого периода (short term effects) и в течение длительного периода (long term effects). W. Niederland [10] и R. Lifton [11] выделяют «синдром выживших» (survivor syndrome) у жертв Хиросимы, причиной которого является ассимиляция травматического опыта. Проявления этого синдрома варьируют в широком диапазоне от зомбиподобной психической заторможенности (с выраженными личностными нарушениями) до здоровой психической адаптации с достаточно сохранной социальной активностью.

    Изучая синдром выживших, В. Goderes [12] сравнивает его с синдромом множественных личностных нарушений с характерными дисфориями, внезапной агрессией, алкоголизацией и привычкой оценивать окружающее с точки зрения потенциальной опасности. A. Burgess, L. Hojrnstrorn вводят понятие «синдром изнасилованных» (rape-trauma syndrome), определяя его как специфический психосоматический синдром с острой фазой дезорганизации (с характерными импульсивными, эмоциональными и соматическими реакциями) и последующим долговременным процессом реорганизации с утратой обычной эмоциональности, травмато-фобией, повышенной раздражительностью, ночными кошмарами и сексу-

    альными нарушениями [13]. В это же время появились исследования, посвящённые проблемам психической заболеваемости бывших военнопленных [14, 15] и психологическим последствиям пребывания в концентрационных лагерях [16]. Изменения, произошедшие с бывшими узниками в связи с пережитыми ими испытаниями, были названы синдромом концентрационного лагеря (синдром Траутмана, синдром лагерей уничтожения), основными проявлениями которого являлись инсомнии, хроническая усталость, раздражительность, беспокойство, тревога и депрессия.

    Важную роль в формировании концепции посттравматических стрессовых расстройств (ПТСР) сыграло изучение личностных изменений у участников локальных войн. На основе наблюдений, сделанных в период боевых действий американской армии в Корее, была выделена группа психических расстройств, которая получила название «большая стрессовая реакция» (gross stress reactions). Эти нарушения определялись как состояния, возникающие в ситуациях, когда индивид подвергается воздействию значительной физической нагрузки или выраженного эмоционального стресса.

    Важность исследований в этой области стала очевидной к середине 70-х гг. XX в., когда американское общество впервые вплотную столкнулось с проблемами, вызванными дезадаптивными формами поведения ветеранов Вьетнама. Выявленные в процессе исследований рост числа актов насилия, совершаемых этими лицами, количества суицидов, неблагополучие в сфере семейных и производственных отношений заставили общество принять необходимые меры по их реабилитации. В рамках государственной программы была создана специальная система исследовательских центров и центров социальной помощи ветеранам Вьетнама. В последующие десятилетия изучение этой темы было продолжено, а результаты изложены в ряде монографий, где были проанализированы теоретические и прикладные аспекты развития у комбатантов комплекса неблагоприятных состояний, имеющих стрессогенную природу.

    Первое обобщающее исследование проблемы психологической адаптации вьетнамских ветеранов принадлежит P. Bourne [17]. К наиболее частым расстройствам отдалённого периода у комбатантов автор относит «повторяющиеся навязчивые воспоминания», которые часто приобретают форму ярких чувственно-образных представлений (так называемых «flashbacks»), сопровождающихся страхом, угнетением и сомато-вегетативными расстройствами, а также нарастающими состояниями отчуждения и безразличия с утратой ранее свойственных им интересов, чувством вины, устрашающими сновидениями боевого содержания и характерологическими изменениями.

    В 1978 г. C. Figley вводит понятие «поствьетнамский синдром» (post-Vietnam syndrome) [18], в котором обращает внимание на выраженную специфику психических нарушений у комбатантов, а также на динамику развёртывания картины посттравматических нарушений. Во многих случаях болезненные переживания не исчезают со временем и, будучи всё более отчётливыми, проявляются внезапно на фоне внешнего благополучия.

    Новые данные, полученные в результате исследований, позволили внести в 3-е издание официального американского диагностического стандарта Б8М-3 (1980 г.) раздел, где содержится описание диагностических критериев для определения нарушений, вызванных травмирующим воздействием на психику различных стрессогенных факторов, выходящих за рамки обычного человеческого опыта. Данный комплекс симптомов получил название синдрома посттравматических стрессовых расстройств (ПТСР).

    С этого момента ПТСР рассматривается в качестве самостоятельной нозологической единицы, хотя дальнейшие исследования и обнаруживают целый ряд противоречивых и дискуссионных моментов в этом вопросе.

    В отечественной психологии после Второй мировой войны проблема воздействия экстремальных факторов на личность практически не обсуждалась. Лишь в конце 80-х — начале 90-х гг. проблема пограничных нарушений, протекающих по типу ПТСР, стала привлекать пристальное внимание отечественных психологов. Принципиально иной уровень информированности и изменившаяся социально-психологическая ситуация в стране позволили профессионально обсуждать и изучать поставленные самим обществом проблемы.

    Интерес отечественной психологии к зарубежным исследованиям в рамках изучаемой нами проблемы в значительной мере был обусловлен схожестью комплекса проблем ветеранов вьетнамской и афганской войн. Печальные события в Северо-Кавказском регионе актуализировали значимость этой темы и необходимость её изучения. В связи с этим отечественными психологами в последние несколько лет были опубликованы результаты ряда теоретических и прикладных исследований, посвящённых данному вопросу. Однако до настоящего времени нет общепринятой концепции, позволяющей объяснить причины, вызывающие стойкие нарушения психического и соматического здоровья большинства лиц, испытавших на себе воздействие факторов экстремальных ситуаций.

    Важно подчеркнуть, что за прошедший век характер войн изменился, и теперь их жертвами становятся не только военные. Боевые действия все больше затрагивают жизнь гражданских людей, в том числе и детей. К сожалению, это стало тенденцией, и крайне важно, чтобы врачи научились выявлять и лечить посттравматические стрессовые расстройства.

    В современной психологической науке существуют два основных направления, объясняющие внутреннюю структуру возникающих нарушений. В западной психологии любые травматические расстройства чаще всего трактуются как нормальная реакция человека на сверхинтенсивные (ненормальные) внешние воздействия. В отечественной психологии сложилась противоположная концепция, согласно которой нарушения, имеющие в своей основе травматическую природу, рассматриваются либо как болезнь, которую нужно лечить, либо как глубинные аномальные изменения в психике, нуждающиеся в соответствующей коррекции.

    М. Магомед-Эминов выделил несколько основных моделей, объясняющих происхождение посттравматического нарушения [19]. Мы считаем, что в основе каждой из них лежит определённая психологическая кон-

    цепция, которая внесла свой вклад в формирование общих представлений о природе постстрессовых состояний. В качестве основы для систематизации ведущих групп психологических концепций нами использован этиологический принцип, т. е. степень значимости психологических, биологических, когнитивных, эмотивных, поведенческих или социальных механизмов в процессе формирования и развития постстрессовых состояний в той или иной теории или модели.

    Первая модель классификации М. Магомед-Эминова получила название реактивной. Главным её элементом является линейная зависимость между силой стрессора и интенсивностью возникающего нарушения. В качестве теоретического обоснования этой модели можно использовать бихевиоральную концепцию, в рамках которой и действует большинство западных специалистов. Примером такого подхода является теория Б. Ко-лодзина [20]. Автор рассматривает симптомы ПТСР как «боевые рефлексы», которые помогали человеку выживать в условиях экстремальной ситуации, но в мирной жизни стали существенно мешать процессу реадаптации. Согласно этой теории, степень и сила изучаемого нарушения интерпретируется с помощью поведенческой модели типа «стимул — реакция», что указывает лишь на наличие определённой корреляции между рядами некоторых переменных и является недостаточным для обоснования этиологии и генезиса ПТСР. Второй недостаток данной концепции, на наш взгляд, состоит в том, что в ней не учитывается неоднородность и «многоканальность» проявлений посттравматических расстройств. В отечественных и зарубежных исследованиях доказано, что сила возникающего стресса далеко не полностью зависит от степени интенсивности базовой психогении, в противном случае у людей, побывавших в одной и той же экстремальной ситуации, возникали бы аналогичные по силе и качеству посттравматические нарушения, что, как известно, не получило экспериментального подтверждения [21, 22].

    Авторы другой биологической модели патогенеза ПТСР в большей степени обращают внимание на нарушение функций эндокринной системы, вызванное запредельным стрессовым воздействием [23]. Исследования нейроэндокринных изменений у лиц с ПТСР обнаружили выраженные нарушения обмена эндогенных опиоидов (в частности, низкий уровень эндорфина в плазме крови), что позволило рассматривать хроническое истощение эндогенной опиоидной системы в качестве одного из биохимических факторов развития ПТСР. Психологическая травма способствует высвобождению эндогенных опиатов, что вызывает облегчение внутреннего состояния человека. ПТСР, возможно, является результатом эндогенного синдрома опиоидной абстиненции. Имеются данные о повышении уровня дофамина и катехеламинов в плазме лиц, страдающих ПТСР. В частности, нейропсихологическая гипотеза Л. Колба [24], работавшего с ветеранами Вьетнама, обобщает психофизиологические и биохимические исследования в этой области. По мнению автора, любые раздражители, каким-либо образом связанные с экстремальной ситуацией, вызывают в мозге чрезмерную концентрацию гормона норэпинетрина, что ведёт к нарушению сбалансированности реакций возбуждения и торможения.

    В этих случаях у лиц, страдающих посттравматическими нарушениями, наблюдается лихорадочный пульс и резкий скачок кровяного давления, которые по своей интенсивности неадекватны сложившейся ситуации. В основе подобных сбоев в работе эндокринных механизмов лежит факт длительного пребывания в зоне боевых действий, где комбатант долгое время испытывал страх, чувство тревоги и злости. Это оказывается непосильной нагрузкой для стрессового аппарата мозга и в конце концов выводит из строя тончайший механизм гормональной регуляции. В результате мозг может утратить способность регуляции уровня гормонов.

    Вышеуказанные теории в той или иной степени отражают психофизиологический и психобиологический аспекты возникновения ПТСР. Значение социальных условий, в частности фактора социальной поддержки окружающих в преодолении ПТСР-синдрома, рассматривается в концепциях, получивших название психосоциальных. В них выделены основные факторы, имеющие социальную направленность и существенно влияющие на успешность адаптации человека после разрушительного воздействия психогении: отсутствие физических последствий травмы, прочное финансовое положение, наличие поддержки со стороны общества и группы значимых людей. При этом последнее условие влияет на успешность преодоления последствий травмы в наибольшей степени.

    Таким образом, основной вклад исследований, проведённых в рамках реактивной модели, состоит в выявлении и анализе объективных причин и нейробиологических детерминант, вызывающих постстрессовые нарушения, а также в разработке методов, направленных на коррекцию поведения ветеранов и их социализацию.

    Следующая модель, представленная в классификации М. Магомед-Эминова, обозначена как диспозиционная. Основная идея заключается в том, что стрессор, взятый сам по себе, безотносительно к индивидууму, не может вызвать никаких психологических последствий, поэтому детерминантой является сама личность. Одной из теорий, которую можно представить в качестве концептуального обоснования данной модели, является теория переживания Ф. Васшижа, разработанная в рамках личностнодеятельностного подхода [19]. Автор рассматривает феномен переживания как особую внутреннюю деятельность, позволяющую выдержать те или иные тяжёлые жизненные события и установить утраченное жизненное равновесие. Результат этого процесса — появление внутренних новообразований: осмысленности, умиротворённости, новых ценностных ориентации. Таким образом, переживание интерпретируется как активный результативный внутренний процесс, преобразующий именно внутреннюю ситуацию. В зависимости от того, какую позицию выбирает личность — защиты или совладения — результатом переработки экстремального опыта будет либо гармонизация внутренних и внешних личностных отношений, либо дальнейшее развитие постстрессовых нарушений.

    На основе результатов теоретико-прикладных исследований в рамках диспозиционного направления разработаны модели психосоциального, когнитивного и психодинамического подхода в изучении ПТСР. Эти тео-

    рии получили своё обоснование в ходе анализа основных закономерностей адаптации жертв травматических событий к условиям нормальной жизни. В рамках данных моделей особое внимание уделяется проблеме выхода человека из посттравматического стресса. Установлено, что в этом процессе наиболее эффективными являются две стратегии [25]:

    1) целенаправленное возвращение к воспоминаниям о травматическом инциденте в целях его анализа и полного осознания всех обстоятельств травмы;

    2) переосмысление носителем болезненного опыта истинных причин и значения травматического события с точки зрения обычной жизни.

    На основании вышеизложенного мы делаем вывод о том, что основной вклад диспозиционной модели в развитие теорий посттравматических нарушений заключается в признании того факта, что реадаптация личности к мирной жизни идёт не пассивным, а активным путём. Человек, переживший воздействие экстремальных факторов не просто привычным образом реагирует на внешние стимулы. Эти реакции обусловлены глубинной работой многих личностных структур.

    Недостаток диспозиционной модели заключается в том, что исследователи, работающие в рамках этого направления, не ставят перед собой задачу анализа и оценки объективных факторов, влияющих на возникновение ПТСР. Внутренняя личностная ситуация рассматривается в контексте «здесь и сейчас» — как некоторая данность, всё внимание направлено на изучение психических процессов, происходящих в структуре личности пострадавшего. На наш взгляд, создание развёрнутой картины возникновения и протекания постстрессовых состояний требует анализа как объективных, так и субъективных причин аномального развития личности (в терминах диспозиционной модели) после перенесённых психических нагрузок.

    В третьей базовой модели — интеракционной — учитываются как личностные, так и ситуационные переменные, включая переменные взаимодействия и экстраординарные признаки окружения. В числе подобного рода интеграционных концепций мы рассматриваем нейропсихологиче-скую теорию эриксонианского гипноза, где развитие ПТСР объясняется с точки зрения взаимодействия психологических и нейробиологических процессов [26]. Ситуация психической травмы характеризуется возникновением мощного транса, который необходим для максимальной гибкости функционирования головного мозга, что обеспечивает быстрое обнаружение информации, необходимой для биологического выживания организма. Поступающий в этот момент поток информации формирует широкую и глубокую зону в системе головного мозга, прочно ассоциированную с негативным состоянием и легко активизирующуюся в различных жизненных обстоятельствах. Подобный транс, по мнению С. Гиллегена, является жёстким, бурным и аритмичным по своей природе [27]. Особенность психотравмы заключается в том, что любой естественный транс, предполагающий психическое и физическое расслабление, «оживляет» стрессовое событие. Такой взгляд на ПТСР объясняет большинство проявлений этого нарушения: навязчивые воспоминания, нарушения сна, повторяющиеся кошмары, затруднения засыпания, проблемы с концентрацией вни-

    мания. При этом негативный транс не обеспечивает интеграции болезненных переживаний в общую структуру прошлого опыта человека, что лежит в основе формирования постстрессовой симптоматики со всем комплексом эмоциональных и вегетативных проявлений.

    В процессе психокоррекции постстрессовых нарушений наряду с техниками эриксонианского гипноза часто используются различные методы нейролингвистического программирования (НЛП). Нейролингвистическое программирование представляет собой психологическую концепцию, согласно которой за счёт изменения представленного в сознании психического образа жизненной ситуации изменяется психическое состояние человека для обеспечения эффективной самореализации и удовлетворения актуальных потребностей. Одним из базовых положений НЛП является утверждение, что каждый человек несёт в себе скрытые, неиспользованные психические ресурсы. Основной задачей психокоррекции является обеспечение доступа комбатанта к внутренним ресурсам, извлечение из подсознания и доведение их до уровня сознания, а затем обучение эффективному использованию этих состояний.

    Следующая модель, разработанная на стыке нескольких концепций, в современной литературе обозначена как личностно-средовой подход. Создатели этой теории — американский учёный J. Wilson с соавторами обращают особое внимание на то, что субъективные переживания одного и того же события индивидуальны в каждом конкретном случае [28]. Таким образом, форма реагирования на травмирующее событие и последующая адаптация зависят не только от параметров психогении, но и от психологической характеристики личности пострадавшего. Такой подход к проблеме авторы назвали теорией взаимодействия (Interactive theory).

    Краткий обзор основных направлений, посвящённых изучению проблем, связанных с пребыванием человека в условиях экстремальной ситуации и его последующей реадаптацией к мирной жизни, позволяет нам сделать следующие выводы:

    1. За несколько последних десятилетий отечественными и зарубежными учёными проведено большое количество исследований, касающихся различных аспектов постстрессовых состояний, что позволило сформулировать несколько концепций, лежащих в основе дальнейшего изучения данной проблемы.

    2. Современный этап в исследовании постстрессовых состояний характеризуется необходимостью использования новых знаний, накопленных последователями различных психологических концепций и направлений, что обеспечит более полное понимание внутренних механизмов формирования и течения посттравматических стрессовых состояний и позволит изучить психологический контекст проблем, связанных с этим нарушением.

    3. В целях создания эффективной психокоррекционной программы, позволяющей корригировать все уровни функционирования травмированной личности, необходимо использовать целостный интегративный подход, опирающийся на единство психологических, психофизиологических и социальных процессов, влияющих на формирование посттравматиче-ских стрессовых состояний личности.

    СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

    1. Oppenheim H. Die traumatischen Neurosen. — Berlin, 1889. — 176 p.

    2. Kraepelin E. Введение в психиатрическую клинику: Пер с нем. — М., 1923. — 458 с.

    3. KardinerA. The Traumatic Neuroses of WAIL. — N. Y., 1941.

    4. Гиляровский В. А. Динамика невротических состояний в военное время и проблема их лечения // Травматические поражения центральной и периферической нервной системы. — Киев; Харьков: Гос. мед. изд-во УССР, 1946. — С. 285-288.

    5. Аствацатуров М. И. Душевные болезни в связи с условиями военной службы. Статистические данные о душевных заболеваниях в различных армиях // Военномедицинский журнал. — 1912. — Т. CCXXXV. — C. 68-88.

    6. Рончевский С. П. Вопросы психопатологии военного времени (по материалам войны 1914-1918 гг.) // Психозы и психоневрозы войны / Под ред. В. П. Осипова. — М.; Л.: ОГИЗ, 1934. — С. 14-66.

    7. Гольман С. В. Неврозы военного времени (по материалам империалистической войны 1914-1918 гг.) // Психозы и психоневрозы войны / Под ред. В. П. Осипова. — Л.: Гос. изд-во мед. лит., 1941. — С. 91-126.

    8. Сухарева Г. Е. Психогенные типы реакций военного времени // Невропатология и психиатрия. — 1943. — Т. 12, № 4. — С. 3-10.

    9. Leopold R., Dilon H. Psycho-anatomy of a disaster: longterm study of posttraumatic neuroses in survivors of a marine explosion // Amer. J. Psychia. L. — 1963. — Vol. 119. -P. 913-921.

    10. Niederland W. Psychiatric disorders among persecution victims — A contribution to the understanding of concentration camp pathology and its after affects // J. Nerv. Ment. Dis. — 1964. — Vol. 139. — P. 458-583.

    11. Lifton R. J. The struggle for cultural rebirth. — Harpers, 1973. — P. 84-90.

    12. Goderez B. I. The Survivor Syndrom. Massive psychic trauma and PTSD / Bull. Menninger Clin., 1987. — N 1. — P. 96-113.

    13. Burgess A. W., Holmstrom L. L. Rape trauma syndrome // Amer. J. Psychiatry. -1974. — Vol. 131, N 9. — P. 981-986.

    14. Daniels A. K. Normal mental ilness and understandable excuses // American Behavioral scientist. — 1970. — 14. — P. 167-184.

    15. De Fasio V. J. Dinamic perspectives of the nature and effects of combat stress. In: Figley Ch. R. (Ed.) Stress disorders among Vietnam Veterans. — N. Y.: Brunner / Masel, 1978.

    16. Russel A. Prisoner rage and the problem of combat aggression // Arch. Gen. Pcy-chiat. — 1974. — Vol. 31. — P. 807-811.

    17. Bourne R. G. Men, stress and Vietnam. — Boston: Little, Brown, 1970.

    18. Figley Ch. R. (Ed.) Stress disorders among Vietnam veterans. — N. Y.: Brunner / Mosel, 1978.

    19.Магомед-Эминов М. Ш. Личность и экстремальная жизненная ситуация // Вестн. Москов. ун-та. — 1996. — № 4. — С. 47-61.

    20. Колодзин Б. Как жить после психической травмы. — М.: Мысль, 1992. — 94 с.

    21.Маклаков А. Г., Чермянин С. В., Шустов Е. Б. Проблема прогнозирования психологических последствий локальных военных конфликтов // Психологический журнал. — 1998. — № 2. — С. 15-27.

    22.Динамика социально-психологического и психофизиологического состояния моряков экипажа АЛЛ «Комсомолец» в постстрессовый период / А. А. Бочен-ков, А. Г. Маклаков, С. В. Чермянин, А. П. Мухин // Психологический журнал. -1995. — № 1. — С. 52-63.

    23. Symptom and comorbidity patterns in World War II and Vietnam veterans with post-traumatic stress disorder / J. R. Davidson, H. S. Kudler, W. B. Saunders, R. D. Smith // Compr. Psychiatry. — 1990. — Vol. 31, N 2. — P. 162-170.

    24. Kolb L. C. A neuropsychological hypothesis explaining posttraumatic stress disorders // Amer. J. Psychiatry. — 1987. — Vol. 144, N 8. — P. 989-995.

    25. Тарабрина Н. В., Лазебная Е. О. Синдром посттравматических стрессовых нарушений: современное состояние и проблемы // Психологический журнал. -1992. — № 2. — С. 14-29.

    26. Эриксон М., Росси Э. Человек из февраля: гипнотерапия и развитие самосознания личности. — М.: Класс. — 1995. — 256 с.

    27. Гиллеген С. Терапевтические трансы. — М.: Класс, 1997. — 407 с.

    28. Wilson J. P., Zigelbaum D. PTSD and disposition to criminal behavior // Trauma and it’s wake. — 1986. — Vol. 2. — P. 81-87.

    Получено 05.07.2006

    MAIN PSYCHOLOGICAL DIRECTIONS IN STUDYING PERSONAL POSTTRAUMATIC STRESSFUL STATES

    Yu. P. Timopheev, M. H. Egyeva

    The life of a modem society in XXI century is rich in stressful situations that cause different mental traumas. The person who has survived these traumas, has to collect his strength to readapt to life in a society. That is why the problem of person readaptation becomes more and more actual and requires studying of etiology of personal posttraumatic stressful states in basic psychological schools. As a result of the brief review of basic schools devoted to studying the problems, connected with the stay of a person in extreme conditions, his further readaptation by a peaceful life, the authors of the article came to the conclusion that it is necessary to use a complete integrative approach based on the unity of psychological, psychophysiological and social processes that may cause posttraumatic stressful states of a person. This approach is used in order to create an effective psychocorrection program that allows correcting all levels of functioning of an injured person.

    Посттравматические стрессовые расстройства у военнослужащих (клиника, коморбидные состояния, факторы риска, терапия)

    1. Азарян А., Скрипченко В. Психологические и культурные проблемы русскоязычных пациентов в США //Актуальные вопросы клинической и социальной психиатрии. СПб., 1999. — С. 175- 178.

    2. Александров Е.О., Красильников Г.Т. Этапы клинической динамики посттравматического стрессового расстройства у участников боевых действий //Сибирский вестник психиатрии и наркологии. -2000.-№2.-С. 29-31.

    3. Александровский Ю.А. Динамика психогенных расстройств во время и после завершения чрезвычайной ситуации //Психиатрия и психофармакотерапия. 2001. — № 1. — С. 34.

    4. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства (Руководство для врачей). М.: Ростов-на-Дону: «Зевс» -«Феникс», 1997. — 576 с.

    5. Александровский Ю.А. Примечание редактора Составители: Т.Дж. МакГлинн, Г.Л. Меткалф //Диагностика и лечение тревожных расстройств (Руководство для врачей). 1989. — С.79.

    6. Александровский Ю.А. Психические расстройства после чрезвычайных ситуаций //Матер. Междунар. конф. психиатров, 16-18 февраля 1998 г. Москва. -М., 1998. С. 67.

    7. Александровский Ю.А. Социально-стрессовые расстройства особая группа невротических и соматоформных нарушений // XII съезд психиатров России, 1-4 ноября 1995г. (материалы съезда). -М., 1995.-С. 142-144.

    8. Александровский Ю.А., Румянцева Г.М., Щукин Б.П. Медико-психологическая помощь во время и после стихийных бедствий и катастроф //Военно-медицинский журнал. 1990.- № 8. — С. 73-76.

    9. Александровский Ю.А., Щукин Б.П. Психические расстройства во время и после стихийных бедствий и катастроф //Журнал невропатологии и психиатрии. 1991.- № 5. — С. 39-43.

    10. Алтухов Н.И. Возможность дифференциальной диагностики аггравации и метосимуляции от диссимуляции при ПТСР //Материалы 3-ей международной научной конференции, 18-21 сентября 2001г. Ростов на дону: изд-во «Феникс». — 2001. — С. 17-18.

    11. Алтухов Н.И. Опыт групповой психокоррекции комбатан-тов-лиц с посттравматическим стрессовым расстройством //Материалы 3-ей международной научной конференции, 18-21 сентября 2001г. -Ростов на Дону: изд-во «Феникс». 2001. — С. 18-21.

    12. Андрющенко А.В. К построению модели ПТСР при ситуациях утраты объекта экстраординарной значимости //XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000 г. (материалы съезда). М., 2000. — С. 100(6).

    13. Андрющенко А.В. Посттравматическое стрессовое расстройство при ситуациях утраты объекта экстраординарной значимости //Психиатрия и психофармакотерапия. 2000г. — Т.2, № 4. — С. 104-109 (а).

    14. Ахмедова Х.Б. Клинические особенности у детей-беженцев //Журнал Соц. и клин, психиатр. 2002.- №2. — С. 92-94.

    15. Бакунец А.Г. Психические расстройства у армянских добровольцев, сражавшихся в Карабахе //Обозрение психиатрии и мед. психол. им. В.М. Бехтерева. 1994.- № 2.- С. 77-79.

    16. Бекер Д.Л. Клинико-социальная характеристика, терапия и профилактика психических расстройств, связанных со стрессом: Авто-реф. дис. канд. мед. наук. М., 2001. — 24 с.

    17. Бобров А.С., Михалевич И.М. Два принципа группировки депрессивных расстройств. Коморбидные расстройства Сообщение 2. //Соц. и клин, психиатр. 2002.- №4. — С. 14-18.

    18. Брязгунов И. Посттравматическое стрессовое расстройство //Журн. ЦЭМП информ. 1999.- № 4. — С. 19-22.

    19. Бурмашова Л.И. Психофизиологические основы поведенческих факторов риска ишемической болезни сердца: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Курск. — 1999. — 20 с.

    20. Бухановский А.О., Галкин К.Ю. Модель «единого психогенного посттравматического расстройства» //Материалы 3-ей международной научной конференции, 18-21 сентября 2001г. Ростов на Дону: изд-во «Феникс». — 2001. — С. 97-100.

    21. Вахов В.П. Психические расстройства у освобожденных заложников //XII съезд психиатров России, 1-4 ноября 1995 г. (материалы съезда).-М., 1995.-С. 146-147.

    22. Вертоградова О.П. Тревожно-фобические расстройства и депрессия //Тревога и обсессии. М., 1998. — С. 113-131.

    23. Волошин В.М. Клиническая типология посттравматических стрессовых расстройств и вопросы дифференцированной психофармакотерапии //Психиатрия и психофармакотерапия. 2001.- № 4. — С. 125 -129.

    24. Волошин В.М. Посттравматическое стрессовое расстройство и клинически идентичные расстройства адаптации (вопросы феноменологии и дифференциации) //XIII съезд психиатров России. 10-13 октября 2000 г. (материалы съезда). М., 2000. — С. 100.

    25. Волошин В.М. Сертралин в терапии коморбидных депрессивных расстройств при лечении хронического посттравматического стрессового расстройства в поликлинической практике //Социальная и клиническая психиатрия. 2001.-№4. — С. 80-84.

    26. Волошин В.М. Сертралин (золофт) в терапии различных типов хронического посттравматического стрессового расстройства/Асоциальная и клиническая психиатрия. 2002.-№2. — С. 74-80.

    27. Воробьёв А.И. Синдром посттравматического стресса у ветеранов войны, перенесших боевую психическую травму //Военно-медицинский журнал. 1991.- № 8. — С. 71-74.

    28. Воробьёв А.И., Цветкова М.Р. Последствия психических травм и стрессов как результат действия чрезвычайных ситуаций (обзор) //Журн. Гражданская оборона за рубежом. 1991.- № 5-6. — С. 7883.

    29. Галкин К.Ю. Острые стрессовые расстройства и посттравматические стрессовые расстройства у жертв теракта //Материалы 3-ей международной научной конференции, 18-21 сентября 2001г. Ростов на Дону: изд-во «Феникс». — 2001. — С. 97-100.

    30. Гарнов В.М. Критические замечания по поводу посттравматического стрессового расстройства //XII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000 г. (материалы съезда). М., 2000. — С. 102(a).

    31. Гарнов В.М. Формирование психопатологической симптоматики в рамках посттравматического стрессового расстройства //XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000г. (материалы съезда). -М., 2000.-С. 101-102(6).

    32. Гаспарян Х.В. Посттравматические реакции, связанные с землетрясением в Армении //Журнал практического психолога. 1998.-№4.-С. 47-51.

    33. Гельдер М., Гет Д., Мейо Р. Оксфордський пос1бник з псюиатрй: Пер. з англ.: У 2 т. К.: «Сфера», 1999. — Т. 1. — 300 с. — Рос. мовою.

    34. Горман Д. Тревожные состояния улучшение результатов терапии //Мировая психиатрия сегодня. — 1997. — Т.7, № 3. — С. 11-17.

    35. Гофман А.Г., Ойфе И.А. Алкоголизм и эндогенные депрессии /Под ред. А.Б. Смулевича. М., 1974. — С. 124-136.

    36. Григорьев М.Э., Петухов О.И. Использование этаперазина в лечении подострых бредовых нарушений в структуре посттравматических стрессовых расстройств // IV Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство», Москва, 8-12 апреля, 1997. С. 35-36.

    37. Гурин И.В. Предикторы развития посттравматических стрессовых расстройств у пострадавших с ожогами //XII съезд психиатров России, 1-4 ноября 1995 г. (материалы съезда). М., 1995. — С. 147-148.

    38. Джишкариани М.А., Кенчадзе В.Г., Берия Э.В. Клинические особенности посттравматических стрессовых расстройств детского возраста /Медицина катастроф. 1997.- №1. — С. 62-67 (а).

    39. Джишкариани М.А., Кенчадзе В.Т., Берия Э.В. Клинические особенности посттравматического стрессового расстройства в детском возрасте //Социальная и клиническая психиатрия. 1997.- № 4. -С. 23-24 (б).

    40. Динамика психической дезадаптации в условиях хронического стресса у жителей районов, пострадавших после аварии на Чернобыльской АЭС /Александровский Ю. А., Румянцева Г.М., Юров В.В. и др. //Журнал невропатологии и психиатрии. 1991.-№ 12. — С. 3-6.

    41. Динамика социально-психологического и психофизиологического состояния моряков экипажа АПЛ «Комсомолец» в постстрессовый период /Боченков А.А., Маклаков А.Т., Мухин А.П. и др. // Психологический журнал. 1995.- № 1. — С. 52-63.

    42. Доровских И.В. Посттравматические стрессовые расстройства у военнослужащих, получивших тяжёлые ранения в военном конфликте //Мед. катастроф. 1997.- № 1. — С. 48-52.

    43. Дроздов Э.С. О роли эфедроновой интоксикации в клинической картине шизофрении //Вопросы наркологии. 2001.- № 6. — С. 26-29.

    44. Ениколопов С.Н. Психотерапия при посттравматических стрессовых расстройствах //Российский психиатр, журн. 1998.- № 3. -С. 50-56.

    45. Епанчинцева Е.М. Посттравматическая адаптация участников боевых действий //XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000г. (материалы съезда). М., 2000. — С. 102-103.

    46. Епанчинцева Е.М. Посттравматические стрессовые расстройства у комбатантов (клинико-динамический и реабилитационный аспекты): Автореф. дис. . канд. мед. наук. Томск, 2001. — 24 с.

    47. Епанчинцева Е.М., Семке В.Я. Типология и систематика посттравматических стрессовых расстройств //Современные технологии психиатрического и наркологического сервиса /Под ред. академика РАМН, проф. В.Я. Семке. Томск: МГП «РАСКО», 2001. — Т.2. — С. 36-38.

    48. Епанчинцова Е.М., Семке В.Я., Гарганеева Н.П. К оценке психогенных факторов в генезе посттравматических стрессовых расстройств //Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2000. — № 1 -С. 14-16.

    49. Зависимость от психоактивных веществ /Дмитриева Т.Б., Игонин А.Л., Клименко Т.В. и др. //Наркология. 2002.- № 9. — С. 2-9.

    50. Зилов В.Г., Миненко И.А. Методы традиционной медицины в коррекции стрессовых расстройств //Психосоматические расстройства: системный подход (материалы Всероссийского симпозиума, 10-12 мая 2001 г. Курск). Курск, 2001. — С. 95-96.

    51. Знаков В. В. Письмо в редакцию (сравнительный анализ психологических последствий участия в войне для ветеранов Вьетнама и Афганистана) //Психологический журн. 1990.- № 5. — С. 164.

    52. Идрисов К.А. Динамика посттравматического стрессового расстройства у гражданских лиц, переживших угрозу жизни в зоне локального военного конфликта // Соц. и клин, психиатр. 2002.- №3. -С. 34-37.

    53. Каган В.Е., Креславский Е.С. Медико-психологическая оценка посттравматических стрессовых расстройств у участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС //Обозрение психиатрии и мед. психол. им. В.М.Бехтерева 1993.- № 4. — С. 132-134.

    54. Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж. Клиническая психиатрия. В 2 т. Т.1. Пер. с англ. М.: Медицина, 1994. — 672 с.

    55. Кекелидзе З.И. Концепция оказания психолого-психиатрической помощи при чрезвычайных ситуациях //XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000г. (материалы съезда). М., 2000.-С. 103.

    56. Кекелидзе З.И. Система оказания медико-психологической помощи при чрезвычайных ситуациях //Психиатрия и психофармакотерапия. 2001. — № 1.-С. 34.

    57. Кекелидзе З.И., Портнова А.А. Посттравматическое стрессовое расстройство у детей и подростков // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2002.- №12. — С. 56-61.

    58. Кербиков О.В. Избранные труды. М.: Медицина, 1971.312 с.

    59. Киндрас Г.П., Миронова О.А. Вопросы адаптации при посттравматических расстройствах (ПТСР) //XII съезд психиатров России, 1-4 ноября 1995г. (материалы съезда). -М., 1995. С. 149-151.

    60. Киндрас Г.П., Туроходжаев A.M. Влияние постгравматиче-ских стрессовых расстройств на адаптацию воинов-ветеранов войны в Авганистане //Соц. и клин, психиатр. 1992.- №1. — С. 33-36.

    61. Клиническая психиатрия: Пер. с англ., перераб. и доп. /Гл. ред. Т.Б.Дмитриева. М: ГЭОТАР Медицина, 1999. — 602 с.

    62. Клиническое руководство: Модели диагностики и лечения психических и поведенческих и поведенческих расстройств /Под ред. В.Н. Краснова, И.Я. Гуровича. М. , 2000. — 223 с.

    63. Копчёнова О.В. Посттравматическое стрессовое расстройство у детей жертв теракта в Волгодонске //Материалы 3-ей международной научной конференции, 18-21 сентября 2001г. — Ростов на Дону: изд-во «Феникс». — 2001. — С.272-275.

    64. Короленко Ц.П., Загоруйко Е.Н. Посттравматическое стрессовое расстройство у лиц с психической травмой в детстве //XIIIсъезд психиатров России, 10-13 октября 2000г. (материалы съезда). -М, 2000. С. 103-104.

    65. Короленко Ц.П., Загоруйко Е.Н. Психическое здоровье в современной России //Наркология. 2002 .- № 9. — С. 10-15.

    66. Краснянский А.Н. Посттравматическое стрессовое расстройство у участников военных конфликтов //Синапс, 1993. №3. -С. 14-34.

    67. Краснянский А.Н., Морозов П.В. Посттравматическое стрессовое расстройство у ветеранов Афганской войны //XII съезд психиатров России, 1-4 ноября 1995г. (материалы съезда). М., 1995. — С. 161-162.

    68. Кредитор Д. Паническое расстройство и коморбидные состояния //Депрессии и коморбидные расстройства /Под ред. А.Б. Сму-левича. М., 1998. — С. 66-75.

    69. Куприянова И.Е. Качество жизни как отражение социальных проблем общества //Современные технологии психиатрического и наркологического сервиса /Под ред. академика РАМН, проф. В.Я. Семке. Томск: МГП «РАСКО», 2001. — Т.2. — С. 60-61.

    70. Лазеротерапия в профилактике посттравматических стрессовых расстройств у пострадавших с ожогами /Турин И.В., Вернекина Н.С., Алексеев А.А. и др. //Матер. Междунар. конф. психиатров, 16-18 февраля 1998 г. Москва. М., 1998. — С. 77-78.

    71. Ларикова Т. И., Черевикова Г.М., Сальников А.Г. Церебро-лизин как корректор адаптации при посттравматических стрессовых расстройствах // Психиатрия и психофармакотерапия. 2002 , № 2. — С. 59-61.

    72. Мак Глинн Т.Д., Меткалф Г.Л. Диагностика и лечение тревожных расстройств (Руководство для врачей). «Американ Психиатрик Пресс»-1989 г.-119 с.

    73. Маклаков А.Г., Мухин А.П., Чермянин С.В. Медико-психологические и социальные последствия воздействия на человека экстремальных факторов стихийных бедствий и катастроф /Проблемы безопасности при ЧС. 1996. — Вып. 7. — С. 46-55.

    74. Марголина И.А., Козловская Г.В., Проселкова М.Е. Психические нарушения у детей раннего возраста подвергшихся жестокому обращению //Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. -2002. Т. 102, №5. — С. 54-56.

    75. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств (клинические описания и указания по диагностике). ВОЗ, Россия, СПб.: Овер-лайд, 1994.-304 с.

    76. Мосолов С.Н., Калинин В.В. Некоторые закономерности формирования, коморбидность и фармакотерапия тревожно-фобических расстройств //Депрессии и коморбидные расстройства /Под ред. А.Б. Смулевича. М., 1974. — С. 217-227.

    77. Набиркин Г.А. О некоторых особенностях адаптации участников антитеррористической операции в Чеченской республике //XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000г. (материалы съезда). -М, 2000.-С. 105.

    78. Напреенко А.К., Марчук Т.Е. Клиническая характеристика вариантов течения посттравматического стрессового расстройства//ApxiB ncixiaTpii (науково-практический журнал). 2002.-№1(28).-С. 117-119.

    79. Напреенко А.К., Марчук Т.Е. Посттравматическое стрессовое расстройство (обзор литературы) //ApxiB ncixiaTpii (науково-практический журнал). -2001.- № 3 (26).- С. 33-42.

    80. Нарушения когнитивных функций у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС /Литвинцев С.В., Нечипоренко

    81. B.В., Резник A.M. и др.//Военно-медицинский журнал. 1998.- № 4.1. C. 57-63.

    82. Насруллаев Ф.С., Пушкин И.Б. Динамика психических расстройств у заложников и лечебно-реабилитационная тактика //Психиатрия и психофармакотерапия. 2001. — № 1. — С. 34.

    83. Незнанов Н.Г., Телия К.К. Вынужденная миграция, как один из вариантов социально-стрессовых расстройств //XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000г. (материалы съезда). М., 2000. -С. 106.

    84. Нечипоренко В.В., Курпатов В.И. Профилактика пограничных нервно-психических расстройств у военнослужащих. 1995. -№ 12.-С. 21-24.

    85. Нечипоренко В.В., Литвинцев С.В., Снедков Е.В. Современный взгляд на проблему боевой психической травмы //Военно-медицинский журнал. 1997.- № 4. — С. 22-26.

    86. Нечипоренко В.В., Шамрей В.К. Особенности психологических стрессовых реакций у пострадавших при катастрофах //XII съезд психиатров России, 1-4 ноября 1995г. (материалы съезда). М., 1995.-С. 167-169.

    87. Никитюк Б.А., Корнетов Н.А. Интегративная биомедицинская антропология. Томск: Изд-во Том. Ун-та, 1998. 182 с.

    88. Никишова М.Б. К характеристике отдалённых этапов хронических реакций тяжёлой утраты //XIII съезд психиатров России, 1013 октября 2000 г. (материалы съезда). М., 2000. — С. 106-107.

    89. Нуллер Ю.Л. Депрессия и деперсонализация: проблема коморбидности //Депрессия и коморбидные расстройства /Под ред. А.Б. Смулевича. М., 1974.-С. 103-112.

    90. Омельянович В.Ю. Проблема посттравматического стрессового расстройства в современной психиатрии. Сообщение 1 //Журн. психиатрии и медицинской психологии. 1999. — № 2 (6). — С. 131-136.

    91. Особенности злоупотребления психоактивными веществами пациентами, страдающими тревожными расстройствами /Goldenberg I.M., Mueller Т., Fierman E.J. et. al. //Ежегодник. Избранные статьи по психиатрии и психическому здоровью. 1997. — Т. I. — С. 1920.

    92. Панченко О.А., Табачников С.И., Кутько И.И. Психические расстройства у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АС //Журнал неврологии и психиатрии. 1996.- № 5 — С. 3437.

    93. Плотников Д.В., Бурмашова Л.И. Специфические нормы по опроснику Леонгарда-Шмишека для студентов медицинского университета //Актуальные проблемы медицины и фармации. Сб. 63-й итог. науч. конфер. КГМУ. Курск, 1998. — С. 133-134.

    94. Погосов А.В., Умрихин А.В. Особенности клиники и течения посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) //Депрессии и коморбидные расстройства /Под ред. А.Б. Смулевича. -М., 1997.-С. 294-295.

    95. Погосов А.В., Умрихин А.В. Особенности клиники посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) в зависимости отхарактера психотравмы //Проблемы психиатрии, психосоматики и наркологии. Курск, 1998. — С. 93-95.

    96. Положий Б.С. Основные задачи социальной психиатрии в современной России //Матер. Междунар. конф. психиатров 16-18 февраля 1998 г. Москва. М, 1998. — С. 95-96.

    97. Положий B.C., Гурин И.В. Клиническая динамика и терапия посттравматических стрессовых расстройств у пострадавших с ожогами //Рос. психиатр, журн. 1997.-№ 1. — С. 21-24.

    98. Попов Ю.В., Вид В.Д. Реакции на стресс: практический комментарий к 5-ой главе Международной классификации болезней 10 пересмотра (МКБ 10) //Современная психиатрия. — 1998. — № 1. — С. 10-13.

    99. Посттравматические стрессовые расстройства у населения, вовлеченного в аварию на Чернобыльской АЭС /Лебедева М.О., Мар-голина В.Я., Мельничук Т.Н. и др. //Тревога и обсессии. Под ред. А.Б. Смулевича. -М., 1998. С. 341-342.

    100. Посттравматические стрессовые расстройства у населения, вовлечённого в аварию на Чернобыльской АЭС /Лебедева М.О., Mapголина В.Я., Мельничук Т.Н. и др. //Депрессии и коморбидные расстройства. Под ред. А.Б. Смулевича. М., 1997. — С. 341-342.

    101. Посттравматический стресс у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС / Тарабрина Н.В., Лизебная Е.О., Зеленова М.В. и др. //Тр. Ин-та психол. РАН. 1995.-№ 1. с. 66-90.

    102. Практическая психодиагностика. Методики, тесты. Учебное пособие. Самара: Издательский дом «БАХРАХ», 1998. — 672с.

    103. Проблема нозологической самостоятельности посттравматического стрессового расстройства /Литвинцев О.В., Снедков Е.В., Белинский А.В. и др. //Медицина катастроф. 1997. — № 1. — С. 102108.

    104. Прогностические факторы послеожоговых стрессовых расстройств /Bryant R.A. (Burns) //Ежегодник. Избранные статьи по психиатрии и проблемам психического здоровья. 1997. — Т. IV. — С.20.

    105. Психические расстройства, связанные с дорожно-транспортными происшествиями /Blancharo Е.В., Hickling E.G., Taylor A.E. et al. (J. Nerv. Ment. Dis.) //Ежегод.-, Избранные статьи по психиатрии и проблемам психического здоровья. 1997. — Т. IV. — С.22-23.

    106. Психосоциальная помощь жертвам войны: беженцам и членам их семей /Под ред. Мебби Тата Арсел, Вера Фолнегович-Шмальц, Драгица Козарич-Ковавич, Анна Марушич. Киев, изд.: «Сфера», 1998. — 163 с.

    107. Психофизиологические аспекты изучения посттравматического стрессового расстройства у ликвидаторов аварии на ЧАЭС /Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О., Зеленова М.Е. и др. //Психология травматического стресса сегодня. М., 1994 (б).

    108. Реабилитация военнослужащих с посттравматическими психическими расстройствами в госпитальных условиях /Белинский А.В., Иванов В.Н., Голов Ю.С. и др. //Критерии оценки эффективности медицинской реабилитации военнослужащих. М., 1990 (в).

    109. Розова Т.Н. Посттравматический стресс: клинический и психологический подходы // Психология травматического стресса сегодня. М., 1994. — С. 26-28.

    110. Румянцева Г.М. Медико-психологическая помощь пострадавшим от экологических катастроф //Психиатрия и психофармакотерапия. 2001. — № 1.-С. 34.

    111. Семке В.Я Здоровье человека в кризисных ситуациях //Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2001. — №4. — С. 4-8.

    112. Семке В.Я. Превентивная психиатрия. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1999.-403 с.

    113. Семке В.Я. Улучшение качества жизни как слагаемое общественного здоровья //Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2000. — №1. — С. 4-8.

    114. Семке В.Я., Погосова И.А. О коморбидности панических и шизотипических расстройств //Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2000. — №3. — С. 116-118.

    115. Сидоров 11.И. Концепция психосоциальной реабилитации ветеранов локальных войн //XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000 г. (материалы съезда). М., 2000 г. — С. 108.

    116. Симптомы психотравмы у участников операции «Буря в пустыне»/ Southwick S.M., Margan С. A., Darnell A. et al. (Am. J. Psychiatry) //Ежегодник. Избранные статьи по психиатрии и проблемам психического здоровья. 1997. — Т. IV. — С.21-22.

    117. Смирнов А.В. Отдалённые последствия воздействия экстраординарных стрессовых событий у ветеранов войны в Афганистане и членов семей погибших: Автореф. дис. . канд. мед. наук. СПб., 1997.-19 с.

    118. Смирнов А.В. Последствия тревожного стресса у лиц, потерявших близких //Актуальные вопросы клинической и социальной психиатрии. СПб., 1999.-С. 161-169.

    119. Снедков Е.В. Боевая психическая травма (клинико-патологическая динамика, диагностика, лечебно-реабилитационные принципы): Автореф. дис. канд. мед. наук. СПб., 1997. — 48 с.

    120. Собенников B.C. Коморбидность соматоформных и аффективных расстройств с тревожно-фобическими раптусами //Депрессии и коморбидные расстройства /Под ред. А.Б. Смулевича. М., 1997. — С. 355.

    121. Собенников B.C. Соматоформные депрессивные и тревожные расстройства: Автореф. дис . докт. мед. наук.- Томск, 2001. 24 с.

    122. Собчик JI.H. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМИЛ. СПб.: «Речь», 2000. — 219с.

    123. Соловьёва А.Д., Данилов А.Б., Хаспекова Н.Б. Методика исследования вегетативной нервной системы /Под ред. Вейна A.M. -М.: Медицинское информационное агентство, 1998. С. 44-102.

    124. Сыропятов О.Г., Козачок Н.Н. О психосоматических последствиях боевой психической травмы //Матер. Междунар. конф. психиатров 16-18 февраля 1998 г. Москва. -М., 1998. С. 102.

    125. Тарабрина Н.В. Посттравматическое стрессовое расстройство у ветеранов- инвалидов (участников боевых действий) //Вопросы медицинской, профессиональной, социальной реабилитации инвалидов военной службы. М.: ЦИЭТИН, 1999. — С. 149-167.

    126. Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О. Синдром посттравматических стрессовых нарушений: современное состояние проблемы //Психологический журн. 1992.- № 2. — С. 14-29.

    127. Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О., Земнова М.В. Психологические особенности посттравматических стрессовых состояний у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС //Психологический журн. 1994. — № 5. — С. 67-77.

    128. Тарабрина Н.В., Петрухин Е.В. Психологические особенности восприятия и оценки радиационной опасности ликвидаторами ЧАЭС //Психология травматического стресса сегодня. М. 1994.

    129. Телия К.К. Некоторые особенности психического реагирования в условиях вынужденной миграции //Актуальные вопросы клинической и социальной психиатрии. СПб., 1999. — С. 170-175.

    130. Транквилизаторы производные бензодиазепияа в психиатрии и общей медицине /А.Б. Смулевич, М.Ю. Дробижев, С.В. Иванов. — М.: Изд-во «Медиа Сфера». — 1999. — 63 с.

    131. Тукаев Р.Д. Психотерапия реакция психического стресса // Здравоохр. Башкортостана. 1992, № 1. — С. 6-10.

    132. Цыганков Б.Д., Балим А.И. Психические нарушения у беженцев и их медико-психологическая коррекция (руководство для врачей). Кисловодск, 1998. — 138 с.

    133. Черкасов В.Г. Посттравматические стрессовые расстройства и принципы их восстановительной терапии //ApxiB ncixiaTpii (нау-ково-практичний журнал). 2001. — №4(27). — С. 245.

    134. Черкасов В.Г. сочетанная фармако- и психотерапия посттравматических стрессовых расстройств //ApxiB ncixiaTpii (науково-практичний журнал). 2002.- № 3(30). — С. 213.

    135. Чирко В.В. Алкогольная и наркотическая зависимость у больных эндогенными психозами. М.: Медпрактика, 2002. — 168 с.

    136. Шавердян Г.И. Смысловая сфера и посттравматические стрессовые расстройства //Обозрение психиатрии и мед. психологии. -1994. -№3. С. 131-132.

    137. Шестопалова А.Ф. Реабилитация больных посттравматическими стрессовыми расстройствами: принципы и подходы к психокор-рекционной работе //ApxiB ncixiaTpii (науково-практический журнал). -№4(27), 2001.-С. 33-42.

    138. Щедренко В.В. Характер изменений типа отношения к болезни у больных с ПТСР //XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000г. (материалы съезда). М., 2000 г. — С. 110-111.

    139. A cluster analysis of symptom patterns and adjustment in Vietnam combat veterans with chronic posttraumatic stress disorder /Mazzeo S.E., Beckham J.C., Witvliet Cv C, et al. //J. Clin. Psychol. 2002, 58(12).-P. 1555-1571.

    140. A comparison of combat’s effects on ptsd scores in veterans with high and low moral development / Berg G. E., Watson C.G., Nugent B. et al. //J. Clin. Psychol. 1994. — 50, №5. — P. 669-676.

    141. A self-rating scale fore the assessment of posttraumatic stress disorder in dutch resistence veterants of Word War 2/ Hovens J. E. Falgel P. R. J., De Velde W. Op. et al. //J. Clin. Psychol. 1993. — 49, №2. — P. 196203.

    142. Acute and Chronic Posttraumatic Stress Disoder in Motor Vehicle Accident Victims /Ursano R. J., Fullerton C.S., Epstein R.S. et al. //Am. J. Psychiatry. 1999. — P. 589-595.

    143. Albucher R.C, Liberzon I. Psychopharmacological treatment in PTSD: a critical review. J Psychiatr Res. 2002, 36(6). — P.355.

    144. American Psychiatric Association: Diagnostic and Statistical manual of mental disorders (4th ed.) Washington, DC. 1994.

    145. Armfield F. Preventing post-traumatic stress disorder resulting from militari operations //Mil. Med. 1994. — № 12. — P. 739-746.

    146. Baker M.S., Armfield F. Preventing post-traumatic stress disorder in militari medical personnel //Mil. Med. 1996. — № 5. — P. 262-264.

    147. Bar -Yoseph T.L., Witztum E. Using strategic psychotherapy: a case stuady of chronic PTSD after a terrorist attack //J. Contemp. Psychotherapy. 1992, 22, №4. — P.263-276.

    148. Bell Meisenhelder Terrorism J. Posttraumatic stress, and religious coping.Issues //Ment Health Nurs. 2002, 23(8) — P.771-782.

    149. Berigan T. Treatment of posttraumatic stress disorder with tiagabine //Can J. Psychiatry. 2002, 47(8). — P. 788.

    150. Blake D. D., Cook J.D., Kean T.M. Post-traumatic stress disorder and coping in veterans who are seeking medical treatment // J Clin. Psychol. 1992, 48, №. 6. — P. — 695-704.

    151. Bloom S.L. The national Dilemma: Can we heal ourselves?// J. Psychohist. 1992, №3. — P. 281-305.

    152. Boehnlein J.K., Sparr L.F. Group terapy With WWII ExPOWs: Long-term posttraumatic adjustment in a geriatric population // Am. J. Psy-chother. 1993. 47, №2. — P. 273-282.

    153. Brain structures in pediatric maltreatment-related posttraumatic stress disorder: a sociodemographically matched study //De Bellis M. D., Ke-shavan M.S., Shifflett H, et al. //Biol. Psychiatry. 2002, 52(11). — P. 106610078.

    154. Brom D., Rleber R., Hofman M.C. Victims of traffic accidents: Incidence and prevention of posttraumatic stress disorder // J. Clin. Psychol. 1993.-49, №2.-P. 131-140.

    155. Bryant Richard A., Harvey Allison G. Appl. /Traumatic memories and pseudomemories in posttraumatic stress disorder //Cogn. Psychol. -1998,12, №1.-P. 81-88.

    156. Chronic PTSD in Vietnam combat veterans: Courscof illness and substance abuse /Bremner Douglas J., Southwick Steven M., Darnell Adam et al. //Amer. J. Psychiat. 1996. — 153, №3. — P. 369-375.

    157. Consensuns criteria for traumatic grief /Prigerson H.G., Shear M.K., Jacobs S.C. et al. //British Journal of Psychiatry. 1999. — P. 67-73.

    158. Current status of pharmacotherapy for PTSD: An effect size analysis of controlled studies /Penava Susan J., Otto Michael W., Pollak Mark H. et al. //Anxity. 1996. 4, № S. P. 240-242.

    159. Daily charting of posttraumatic stress symptoms: a pilot study /Johnson D.R, Westermeyer J., Kattar K, et al. //J. Nerv. Ment. Dis. 2002, 190(10).-P. 683-692.

    160. De Vries J., Guus V.L. Quality of life and refugees //Int. J. Ment. Health. 1994. — 23, №3. — P. 57-75.

    161. Depression comorbid with anxiety: preliminary results from the WHO study on Psychological Disorders in preliminary Health Care /Sarto-rius N., Ustun T.B., Lecrubier Y. et al. //British J. of Psychiatry. 1996. -Vol.168 -Suppl.30.

    162. Ehlers A, Mayou RA, Bryant B. Cognitive predictors of posttraumatic stress disorder in children: results of aprospective longitudinal study //Behav Res Ther. 2003, 41(1) — P. 1-10.

    163. Elevated Serum Lipids in Veterans with Combat-related Chronic Posttraumatic Stress Disorder Solter V., Thaller V., Karlovic D, et al. // Croat Med. J. 2002, 43(6). — P. 685-689.

    164. Feinstein A.R. The pre-thsrapeutic classification of comorbidity in chronic disease //J. Chronic disease. 1970. — Vol. 23.

    165. Fluoxetine in posttraumatic stress disorder /Van der Kolk B.A., Breyfuss D., Mishael M., et al. //J.Clin. Psychiatry. 1994. — № 55 (12). -P.517-522.

    166. Fontana Alan, Rosenheck Robert. /Effectiveness and cost of inpatient treatment of post-traumatic stress disorder: Comparison of three models of treatment //Amer. J. Psychiat. 1997. 154, № 6. P. — 758-765.

    167. Frances A., Manning D., Marin D. et al. Psychopharmacology. -1992 (106).-P. 82-86.

    168. Franklin C.L., Sheeran Т., Zimmerman M. Screening for trauma histories, posttraumatic stress disorder (PTSD), andsubthreshold PTSD in psychiatric outpatients //Psychol Assess. 2002, 14(4). — P. 467-71.

    169. Halligan S.L, Clark D.M, Ehlers A. Cognitive processing, memory, and the development of PTSD symptoms: two experimental analogue studies //J. Behav. Ther. Exp. Psychiatry. 2002 33(2). — P.73-89.

    170. Herlofsen P.H. Group treatment for post-traumatic stress disorder after armend robbery // Traumatic. Stress. Psychology and psychopa-thology. 1992. Suppl. — 71-79.

    171. Harmed J., Ashlock L.E., Miller T.W. Treating post-traumatic stress disorder among Vietnam combat veterans: an existential perspective // J. Contemp. Psychother. 1993. — 23, №4. — 281-291.

    172. Hermann N., Eryaves G. Отставленное начало посттравматического стрессового расстройства у ветеранов Второй Мировой войны (Can. J. Psychiatry) //Ежегодник. Избранные статьи по психиатрии и психическому здоровью. 1996. — Т. IV. — С. 23.

    173. Holocaust survivors in a primary care setting: fifty years later / Trappier В., Braunstein J.W, Moskowitz G, et al. // Psychol Rep. 2002, 91(2).-P. 545-52.

    174. Kinzie J.D. Boehnlein J.K. Psyhoterapy of the victims of mes-sive violens: Coutertranseference and ethical issues // Am. J. Psychother. -1993. 47, №1.-P. 92-102.

    175. Koren D., Arnon I., Klein E. Acute Stress Response and Posttraumatic Stress Disorder in Traffic Accident Victims: A One-Year Prospective, Follow Up Study //Am. J. Psychiatry. — 1999. — P. 367-373.

    176. Kuhne A., Orr Scott, Barada E. Psychometric evaluation of posttraumatic stress disorder: The multidimensional personality questionnaire traumatic stress disorder //J Clin. Psychol. 1993, 49, №. 2. — P. — 925.

    177. Kuterovac-Jagodic G. Posttraumatic stress symptoms in Croatian children exposed to war: A prospective study. //J. Clin. Psychol. 2003, 59(1). P.-9-25.

    178. Learning and memory in combat veterans with posttraumatic stress disorder /Yehuda R., Keefe R.S.F., Harney P.D. et al. //Amer. J. Psy-chiat. 1995. — 152, №1. — P. 137-139.

    179. Marcum J.M., Cline D.W. Combat stress reactions in Iraqi enemy prisoners of war //Bull. Menninger. Clin. 1993. — 57, №4. — P. 479491.

    180. Marmar C.R, Neylan T.C, Schoenfeld F.B. New directions in the pharmacotherapy of posttraumatic stress disorder //J. Psychiatr. 2002, 73(4).-P. 259-270.

    181. Meiser-Stedman R. Towards a cognitive-behavioral model of PTSD in children and adolescents (Review) //Clin. Child Fam. Psychol. Rev. -2002, 5(4)-P. 217-232.

    182. Mental health status of human rights workers, Kosovo 2000. Holtz Т.Н., Salama P., Lopes Cardozo В., //J. Trauma Stress. 2002, 15(5). -P. 389-395.

    183. Mertin P., Mohr P.B. Incidence and correlates of posttrauma symptoms in children from backgrounds of domestic violence.Violence Vict. 2002, 17(5). — P. 555-567.

    184. Murphy J.M. Diagnostic comorbidity and symptom cooccurrence: The Stirling County study. In: Masser D., Cloninger R. (Eds.) Comorbidity of Mood and anxiety disorders. Washington, D.C: American Psychiatric Press. -1990.

    185. Murray J.B. Posttraumatic stress disorder: A review // Genet. Soc. and Gen. Psychol. Monogr. 1992., № 3. — P. 313-338.

    186. Nader Kathleen J., Pynos R. S. A preliminary study of PTSD and grief fmong the children of Kuwait following the Gulf crisis // Brit. J. Clin. Psychol. 1993. — 32, №4. — P. 407-416.

    187. Orner R.J., Lynch Т., Seed P. Long-term traumatic stress reactions in British Falklands War veterans //Brit. J. Clin. Psychol. 1993. — 32, №4.-P. 457-459.

    188. Perren-Kliger G. Erste Hilfe fur dies Seeie /Schweiz. Feuer-wehr-Ztg. 1998. 124, № 1. — P. 12-14.

    189. Posttraumatic Stress Disorder and Identification in Disaster Workers /Ursano R.J., Fullerton C.S., Vance K. et al. //American Journal of Psychiatry 1999. P. 353-359.

    190. Post-traumatic stress disorder and major depression among Italian Nazi concentration camp survivors: a controlled study 50 years later / Favaro A., Rodella F.C., Colombo G. et al. //Psychological Medicine. -1999.-P. 87-95.

    191. Post-traumatic stress disorder in children and adolescents following road traffic accidens /Mirza K.A.H., Bhadrinath B.R., Goodyer I.M. et al. //British Journal of Psychiatry. -1998. P. 443-447.

    192. Posttraumatic stress disorder in elderly and younger after the 1988 earthquake in Armenia /Goenjian Armen K., Najarin Louis M., Pynoos Robert S. et al. //Amer. J. Psychiat. 1994.151, № 6. -P. 895-901.

    193. Posttraumatic stress disorder in the families of cadaveric and living donor population: A comparison of Japanese and American outcomes.

    194. Transplant Proc. //Fukunishi I., Paris W., Mitchell S, et al., 2002, 34(7). P. 2627.

    195. Posttraumatic, dissociative and grief symptoms in Turkish children exposed to the 1999 earthquakes /Laor N., Wolmer L., Kora M, et al. //J. Nerv. Ment. Dis. 2002, 190 (12). — P. 824-832.

    196. Potts M.K. Long-term effects of trauma: Post-traumatic stress amond civilian interness of the Japanese during World War II //J. Clin. Psychol. 1994.-№5 — P.681-698.

    197. Powel N. Stress disorder //Fire. 1995. 88, № 1084. — P. 2930.

    198. Predictors of posttraumatic stress symptoms among survivors of the Okland /Koopman C. Classen C.s Spiegl D. at all. //Amer. J. Psychiat. -1994.154,№6.-P. 888-894.

    199. PTSD amond Israeli former prisoners of war and soldiers with combat stress reaction: A longitudinal study /Solomon Z., Neria Y., Ohry A. et al. //Amer. J. Psychiat. 1994. — 151, №4. — P.554-559.

    200. Qualiti of laif and dissociation in anxiety disorder patients with histories of trauma or PTSD / Warshaw M.G., Fierman E., Prant L. et al. // Amer. J. Psychiat. 1993. — 150, № Ю. — P. 1512-1516.

    201. Racial differences in psychotic symptoms among combat veterans with PTSD /Frueh B.C., Hamner M.B., Bernat J.A, et al.//Depress Anxiety.-2002, 16(4).-P. 157-61.

    202. Relationship of NEO-PI to personality styles and severity of trauma in chronic PTSD victims /Hyer L., Lorraine В., Bill A. et al. //J. Clin. Psychol. 1994. — 50, №5. — P. 699-707.

    203. Retraumatization of Holocaust survivors during the Guff War and SCUD missile attacks of Israel /Robinson S., Hemmendinger J., Netanel R. et al. //Brit. J. Med. Psychol. 1994. — 67, №4. — P. 353-362.

    204. Richardson J.D., Davidson D., Miller F.B. After the shooting stores: follow-up on victims of an assault rifle attack: Abstr. 88 th Annu. Sci.

    205. Assem. South. Med. Assoc., Orlando, Fla, Nov. 2-6, 1999 //South. Med. J. -1994.-87, №9.-P. 71-72.

    206. Rosenheck R., Fontana A. A model of homelessness a mond male veterans of the Vietnam War generation //Amer. J. Psychiat. 1994. -151, №3.-P. 421-427.

    207. Rosner R., Powell S., Butollo W. Posttraumatic Stress Disorder three years after the siege of Sarajevo //J Clin Psychol. 2003, 59(1). -P.41-55.

    208. Schwarz E. D., Kowalski J.M. Posttraumatic stress disorder after a school shooting: Effects of symptom threshold selection and diagnosis by DSM-III, DSM-III-R, or proposed DSM-IV // Amer. J. Psychiat. 1991. -148,№5.-P. 592-597.

    209. Sex and depression in the national /Kessler R.S., MeGonaghe K.A., Swartz M. et al. comorbidity survey I: lifetime prevalence, chronicity and recurrence //J. Affect. Dis. 1993. — №29. — P.85-96.

    210. Silver M, Gound M. Posttraumatic stress disorder. Recognition and recovery (Review) //Adv Nurse Pract. 2002, 10(11). — P. 65-68.

    211. Somasundaram D. Treatment of massive trauma due to war // Advances in Psychiatric Treatment. 1997. — Vol.3 — P. 321-330.

    212. Sort and long term psychological and psychiatric consequences of disasters /De Clerco M. Jadoulle V., Gariani A. et al. // J. eur. Urgencies. -1992,№2.-P. 33-36.

    213. Southwick S.M., Yehuda R. The interaction between pharmacotherapy in the treatment of posttraumatic stress disorder // Amer. J. Psycho-ther. 1993. — 47, №3. — P. 404-410.

    214. The assessment of posttraumatic stress disorder with the clinician administered PTSD scale: Dutch results /Hovens J.E., Ploeg H.M., Klaarenbeek M.T.A. et al. //J. Clin. Psychol. 1994. — 50, №3. — P. 325340.

    215. The Herald of Free Enterprise disaster: Meassuring posttraumatic symptoms 30 months on /Joseph S., Yule W., Williams R. et al. //Brit. J. Clin. Psychol. 1993.-32, №3. — P. 327-331.

    216. The influence of social characteristics of seven-year-old children Abstr. 1st Meet Eur. Paediatr. Neurol. Soc., 19 th 23 rd March, 1995 / Mitrovic D., Ivanovic S., Vlajkovic K. et al //Dev. Med. And Child Neurol. — 1995, 37. №3.-P. 87.

    217. The relationship between somatic and PTSD symptoms among Bhutanese refugee torture survivors: examination of comorbidity with anxiety and depression /Van Ommeren M., Sharma В., Sharma G.K, et al. //J. Trauma Stress. 2002,15(5). -P.415-421.

    218. Transtorno de post-traumatico nao relacionado a Guerra. Seria psicofarmacol. 53. /Maurat A.M., Coscarelli P., Nardi A. E. et al. //J. bras. Psiquiat. 1996. 45, №9. — P. 551-556.

    219. Treatment of post-traumatic stress disorders: an applied rear-echelon approach // Margalit C., Rabinowits S., Ezlon T. et al. //Mil. Med. -1994. -№ 5.-P. 415-418.

    220. Untangling the psychiatric comorbidity of posttraumatic stress disorder in a sample of flood survivors /yMcMillen C., North C., Mosley M, et al. /Compr. Psychiatry. 2002,43(6). — P. 478-85.

    221. Van Praag H.M. Comorbidity (psycho) analised //British J. of Psychiatry. 1996. — Vol.168 — Suppl.30.

    222. Wagner D., Heinrichs M., Ehlert U. Prevalence of Symptoms of Posttraumatic Stress Disorder in German Professional Firefighters //American Jornal of Psychiatry 1998. P. 1727-1732.

    223. Watson G.G. Appendix: PTSD interview (PTSD-I) DSM-III version. // J. Clin. Psychol. 1991, № 47. -P.186-188.

    224. Wittchen H.U. What is comorbidity fact or artifact? //British J. of Psychiatry. — 1996. — Vol.168 — Suppl.30. — P.9-16.

    225. Young E.A., Haskett R.F., Murphy-Weinberg V. et al. //Arch Gen Psychiatry. 1991- Vol.48. — P. 693-699.

    226. Zaslav M.R. Psychology of comorbid posttraumatic stress disorder and substance abuse: Lessons from combat veterans //J. Psychoactive. Drugs.-1994.-26, №4.-P. 393-400.

    227. Zlotnick C., Franklin C.L., Zimmerman M. Is comorbidity of posttraumatic stress disorder and borderline personality disorder related to greater pathology and impairment? //Am. J. Psychiatry. 2002, 159(11). -P. 1940-1943.

    Посттравматическое стрессовое расстройство у лиц пожилого возраста

     

     

    Наиболее известная форма посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) встречается у ветеранов, участвовавших в боевых действиях. В пожилом возрасте состояние может рецидивировать или ухудшаться в условиях возникновения других стрессовых ситуаций, в том числе при соматических заболеваниях и медикаментозных вмешательствах. В статье J. Moye и S.J. Rouse « Posttraumatic stress in older adults: when medical diagnoses or treatments cause traumatic stress», опубликованной в журнале Psychiatric Clinics of North America (2015; 38 (1): 45-57), внимание сосредоточено на различных проблемах, связанных с симптомами ПТСР, которые возникают при серьезной соматической патологии у лиц пожилого возраста.

    В последней редакции DSM критерии ПТСР включают шесть компонентов (табл. 1) (APA, 2013). Кроме того, отмечено, что с риском развития ПТСР и симптомами этого расстройства ассоциируются многие состояния.

     

    Медицинские вмешательства как фактор риска

    Согласно данным различных исследований, риск развития ПТСР, ассоциированного с медицинскими интервенциями, с возрастом повышается (Boer et al., 2008; Man Cheung et al., 2009; Whitehead et al., 2006; Wilder Schaaf et al., 2013; French-Rosas et al., 2011).

    Масштаб проблемы

    ПТСР, вызванное медицинскими вмешательствами, отрицательно влияет на пациента, его семью и накладывает бремя на систему здравоохранения. Лица с ПТСР и сопутствующей депрессией тяжелее переносят расстройство, в частности, имеющиеся у них симптомы повышают уровень смертности (Chan et al., 2011; Edmondson et al., 2011). Члены семьи и медицинский персонал могут испытывать эмоциональную холодность, раздражительность, агрессию со стороны пациентов с ПТСР, а также психологический дистресс (So, La Guardia, 2011; Bunzel et al., 2008). Следует отметить, что больные пожилого возраста с ПТСР чаще обращаются в учреждения первичной помощи, но не всегда получают показанное им психиатрическое лечение (Van Zelst et al., 2006).

    Состояния, связанные с ПТСР вследствие медицинских вмешательств, и распространенность ПТСР
    Заболевания, угрожающие жизни

    Рак, 0-35% (Kangas et al., 2002)
    Рассеянный склероз, 16-75% (Chalfant et al., 2004)

    Медицинские состояния

    Инфаркт миокарда, 5-42% (O’Reilly et al., 2004; Wilder Schaaf, 2013; Chung et al., 2008)
    Инсульт, 8-9% (Sembi et al., 1998)
    Делирий, 19-22% (Dimartini et al., 2007)
    Падения, 17-35% (Man Cheung et al., 2009)

    Хирургические вмешательства

    Сердечно-сосудистые, 17-20% (Parmigiani et al., 2013; Rothenhаusler, Stepan, 2010)
    Интраоперационные пробуждения, 2-71% (Bruchas et al., 2011; Mashour et al., 2009)

    Медицинские условия

    Отделения интенсивной помощи, 10-28% (Davydow et al., 2008)
    Отделения длительного ухода, 9-22% (Carlson et al., 2008)

    Факторы риска ПТСР, связанного с медицинскими вмешательствами

    Травмы или негативные стрессоры в анамнезе
    Ранее существовавшее психическое расстройство
    Высокая подверженность травмам (например, долгое пребывание в условиях отделения интенсивной помощи, длительное лечение рака)
    Утрата нормального физического функционирования в результате соматического заболевания
    Боль

    Диагностические стандарты и трудности

    Проблемы при исключении альтернативных диагнозов

    Несмотря на то что тревога и депрессия могут часто сопутствовать серьезным соматическим заболеваниям, ПТСР можно с ними дифференцировать, особенно если пациент описывает пережитую травму (критерий А), навязчивые мысли, воспоминания и сновидения о случившемся (критерий Б). Избегание является основным компонентом ПТСР, особенно если пациент часто сталкивается с тем, что напоминает о травме (например, приходится продолжать возвращаться в медицинское учреждение, где был установлен диагноз или проводились медицинские процедуры), или если даже его внешний вид ежедневно напоминает об этом (например, отсутствие груди). Кроме того, клиницисты должны быть крайне бдительны в связи с тем, что иногда присутствуют симптомы ПТСР, которые не удовлетворяют критериям этого расстройства, но все-таки вызывают клинически значимый дистресс или ухудшение функционирования.

    Сопутствующие состояния

    Достаточно часто депрессия, биполярное расстройство и деменция могут сопутствовать ПТСР (Ginzburg, 2006; Sajatovic et al., 2006). Помимо этого, есть данные, что ПТСР повышает риск развития деменции (Qureshi et al., 2010; Kristine Yaffe et al., 2010). Хотя сложные медицинские вмешательства также иногда могут приводить к развитию ПТСР, пациенты пожилого возраста с данным расстройством часто имеют такие проблемы со здоровьем, как гастрит, стенокардия и артрит (Pietrzak et al., 2012). В дополнение, такие социальные перемены, как выход на пенсию и утрата близких могут ассоциироваться с усилением мыслей о ранее пережитых военных действиях (Davison et al., 2006).

    Клинические данные

    Источники

    Беседа с пациентом и сведения, полученные от родственников и медицинского персонала, представляют собой ключевые источники данных о ПТСР. Пациенты в основном осознают наличие проблемы и часто не говорят другим о своих симптомах. Персонал зачастую распознает внешние проявления, которые проявляются в виде гнева и ажитации.

    Осмотр

    Клиническое интервью, сосредоточенное на симптомах ПТСР, является основой осмотра таких пациентов. Большинство вопросов должны касаться произошедшего и влияния соматического заболевания, поскольку часто симптомы ПТСР остаются не выявленными. Следует начать с простого расспроса о недавно перенесенных болезнях. Например: «Были ли вы недавно госпитализированы для проведения хирургического вмешательства на сердце? Как вы это переживали? Некоторым людям доставляют беспокойство плохие воспоминания или сновидения, связанные с операцией на сердце и выздоровлением после нее. Что вас беспокоило? Произошло ли что-то такое, о чем бы вы хотели поговорить? Есть ли у вас вопросы, касающиеся вашей операции и пребывания в больнице?».

    Рекомендуемые оценочные шкалы

    Для диагностики ПТСР могут использоваться многочисленные анкеты и методики. Приведенные в таблице 2 инструменты валидизированы для использования у пожилых и могут быть избраны индивидуально для конкретного пациента. Для шкалы «Перечень симптомов посттравматического стрессового расстройства» у лиц пожилого возраста рекомендуется снизить порог отсечения до 42 баллов (а не 50 баллов) (Thorp et al., 2011; Cook et al., 2003).

     

    Терапевтические вмешательства

    Лечение ПТСР у пожилых пациентов, в частности вызванного медицинскими вмешательствами, к сожалению, имеет недостаточную доказательную базу. Несмотря на достигнутые результаты в разработке протоколов диагностики и терапии, подобный прогресс не касается пациентов пожилого возраста (Cook et al., 2005). Поэтому принятие клинических решений должно основываться на данных литературы у взрослых более молодого возраста, поддерживаемых клиническим опытом.

    Многие ветераны пожилого возраста знакомы с практикой лечения боевого ПТСР в условиях лечебных учреждений. Во многих доступных исследованиях фармакотерапии изучали ПТСР, связанное с боевой или сексуальной травмой. Однако приобретенный опыт показал, что у пациентов пожилого возраста на фоне тяжелых соматических заболеваний могут вновь возникать симптомы ПТСР или рецидивировать симптомы ранее имевшегося расстройства, и применение одинаковых подходов к лечению может оказаться эффективным.

    Психофармакологическое лечение

    Целями фармакологического лечения должны быть отдельные основные симптомы ПТСР. Кроме того, следует учитывать сопутствующие заболевания, пользу и риск применения медикаментов. Поскольку пациент ощущает угрозу, сильный страх является триггером обычной реакции «борьба или бегство» наряду с симптомами ночных кошмаров, бессонницей, подавленного и тревожного настроения и повышенной возбудимостью, которые, как предполагается, возникают в миндалине головного мозга. Психофармакотерапия при ПТСР сосредоточена на восстановлении баланса до естественного торможения реакций мозга. К настоящему времени FDA одобрила только два медикамента для лечения ПТСР – селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) пароксетин и сертралин. На сегодняшний день продолжаются исследования с целью определить, являются ли эти медикаменты лучшим доступным выбором для терапии симптомов ПТСР. Однако прежде всего следует обсудить применение препаратов группы бензодиазепинов, которые широко назначаются при ПТСР в условиях медицинских учреждений.

    Бензодиазепины

    Гамма-аминомасляная кислота (ГАМК) является тормозным нейротрансмиттером, и, активируемая бензодиазепинами, уменьшает возбуждение нейронов и ослабляет тревогу. Многие клиницисты незамедлительно прописывают эти препараты, не опасаясь за их побочные действия. Следует отметить, что бензодиазепины могут быть эффективными при лечении симптомов тревожных расстройств, включая ПТСР, и обычно они безопасно используются. Однако в группе геронтологических пациентов существует множество причин, почему их применение строго регулируется. Даже бензодиазепины с коротким периодом полувыведения (например, алпразолам и лоразепам) должны осторожно применяться у пожилых по причине увеличения периода полувыведения, обусловленного замедлением печеночного метаболизма и уменьшением почечного клиренса (Salzman, 2005).

    Помимо этого, такие сопутствующие соматические заболевания, как рак, болезни печени, почек, деменция и сердечно-сосудистые патологии повышают риск побочных эффектов, среди которых нарушения походки, падения, спутанность сознания, психомоторная заторможенность и намеренное или неосознанное чрезмерное употребление препаратов. Кроме того, может возрастать вероятность возникновения автомобильных аварий и других несчастных случаев. Риски зависимости, толерантности, делирия и симптомов отмены также должны быть учтены. Таким образом, учитывая вышесказанное, бензодиазепины не следует рассматривать как препараты первого выбора для лечения ПТСР, а применять в качестве средств резерва.

    Фармакологическая коррекция симптомов ПТСР

    Сон

    Пациенты часто сообщают, что бессонница является наиболее болезненным симптомом ПТСР. Более того, недостаточный сон может обострять другие симптомы расстройства. По этой причине лечение бессонницы считается одной из первоочередных задач клинициста (Bajor et al., 2011). Нарушения сна при ПТСР предположительно связаны с повышенной возбудимостью и усилением адренергической активности, которая ведет к развитию таких симптомов, как ночные кошмары, трудности с засыпанием и частые пробуждения. Уменьшить ночные кошмары и улучшить качество сна можно попробовать с помощью двух медикаментов – празозина и тразодона (Stahl, 2009).

    В популяции пациентов пожилого возраста празозин (антагонист α1-адренергических рецепторов, проникающий через гематоэнцефалический барьер) является достаточно эффективным, но может вызывать ортостатическую гипотензию, головокружение и приапизм. Именно поэтому важен тщательный мониторинг больных. Риски могут быть минимизированы путем назначения препарата в начальных низких дозах и медленной титрации. Тразодон в минимальных дозах (воздействует на 5HT2A-, α1- и h2-рецепторы) является альтернативой празозину и может сокращать период наступление сна. Однако по причине влияния на α1-рецепторы прием препарата может ассоциироваться с ортостатической гипотензией и приапизмом, особенно в комбинации с празозином, поэтому пациенты должны находиться под пристальным контролем врача. Другие медикаменты, используемые при нарушениях сна, включают трициклические антидепрессанты или атипичные антипсихотики с седативным действием (кветиапин). Однако необходимо индивидуально рассматривать риски и пользу при назначении этих лекарственных средств пациентам пожилого возраста.

    Симптомы повышенной возбудимости, избегания и повторные переживания

    Если празозин и/или тразодон неэффективны для лечения всех симптомов ПТСР, необходимо рассмотреть возможность использования СИОЗС. Целесообразно отметить, что выбор антидепрессанта является критически важным. Пациенты пожилого возраста часто не придерживаются приема медикаментов по ряду причин, включая побочные действия, стоимость, страх зависимости и недостаточное понимание важности приема (Vik et al., 2004). Клинический ответ улучшает прием, поэтому с пациентами необходимо обсуждать пользу и риски при применении препаратов, учитывая противоречивые убеждения и предубеждения больных. Благодаря открытой коммуникации о нежелательных эффектах антидепрессантов, можно улучшить знания пациента о медикаменте в целом, ожидания от терапии и соблюдение приема.

    Психотические симптомы

    Некоторые гериатрические пациенты испытывают психотические симптомы, связанные с ПТСР. Согласно имеющимся данным, такое, вероятно, встречается в случаях, когда ПТСР сопутствует деменция, которая может выявить скрытое на протяжении предыдущих десятилетий ПТСР. Кветиапин, рисперидон и арипипразол в низких дозах могут быть эффективными для ослабления проявившихся психотических симптомов. Польза этих медикаментов должна быть взвешена с рисками таких побочных эффектов, как увеличение массы тела, метаболический синдром и сердечно-сосудистые осложнения.

    Следует отметить, что лечение важно начинать с малых доз препаратов, медленно продолжая титрацию до достижения терапевтической дозы, что обычно способствует лучшей переносимости. Однако важно то, что чрезмерная осторожность иногда приводит к невозможности достичь терапевтической дозы медикамента и ограничивает пользу лечения. Также пациент нередко теряет уверенность в успешности терапии, что в конечном итоге подталкивает его к несоблюдению приема. Так, информированность больного о том, что симптомы могут рецидивировать на протяжении шести недель, последовательность в приеме и контакт с клиницистом важны для достижения лучших результатов. Если первый медикамент обеспечил лишь частичный ответ, рекомендуется рассмотреть увеличение дозы, добавление второго или переход к другому препарату (табл. 3).

     

    Нефармакологическое лечение

    Жизненный контекст

    Работа с пожилыми ветеранами, страдающими ПТСР, показывает, что в этом возрасте симптомы часто рецидивируют. Кроме того, принятие решения пациентом рассказать о военной травме ограничивается тем, что она произошла 40-60 лет назад и сопутствовала человеку всю последующую жизнь. Поэтому в настоящее время он уязвим для множества факторов, таких как хронические заболевания и снижение когнитивных функций. В исследовании J. Moye и S.J. Rouse пожилых ветеранов, перенесших рак, наблюдались различия в подходах к лечению симптомов ПТСР, возникающих после катастрофических медицинских событий и военной или сексуальной травмы. Было выявлено, что ветераны в возрасте 55-65 лет, вероятно, чаще испытывают ПТСР, связанный с постановкой диагноза и лечением рака, чем таковые более пожилого возраста. Помимо этого, наличие симптомов боевого ПТСР повышает риск расстройства, ассоциированного с раком (Moye et al., 2011). В дополнение, у ветеранов в возрасте 75-85 лет реже развивается ПТСР в связи с медицинскими вмешательствами, что может быть обусловлено приобретенной устойчивостью перед другими проблемами, относящимися к здоровью в пожилом возрасте. Такие контекстуальные факторы влияют на выбор подхода к лечению симптомов ПТСР, возникающих вследствие серьезных соматических заболеваний, в данной группе пациентов.

    Роль рассказа о травме

    Психофармакологическое лечение и психотерапия могут быть использованы для определенных целевых групп симптомов ПТСР, в частности повторяющихся переживаний, отсутствия эмоций и повышенной возбудимости. Часто отправной точкой для таких психотерапевтических подходов, как экспозиционная терапия и когнитивная терапия, является рассказ пациента о травме, что позволяет ему «прийти в себя». Так, повествование о травме может повлиять на следующие моменты. Во-первых, поскольку процессы памяти во время травмирующего события нарушены, рассказ позволяет больному реконструировать набор фрагментарных воспоминаний в последовательную историю, имеющую смысл. Во-вторых, это десенсибилизирует психологические и физиологические реакции на воспоминания, поскольку проясняется реакция страха на условные стимулы, и пациент тратит меньше энергии на уклонение от трудностей, сопровождающие процесс избегания. Кроме того, процесс рассказа больного позволяет другому человеку преодолеть тяжелую изоляцию, которая часто сопутствует травмирующим переживаниям. В отличие от рассказа о боевой травме, при травме, которая является медицинской по своей природе, фрагментация обычно меньшая, чем при боевой или сексуальной, а трудности и изоляция – большие.

    Уменьшение изоляции

    Терапевтический процесс прояснения и рассказа о стрессовом и травмирующем медицинском опыте представляется полезным для смягчения пронизывающих воспоминаний и сновидений, а также симптомов бесчувственности при ПТСР, в частности отстраненности от других. Необходимо отметить, что медперсонал может привыкать, а иногда быть нечувствительным к реакциям пациентов на повторное выполнение процедур, которые из-за признательности за лечение неохотно высказывают жалобы. По этой причине больные могут ощущать себя одинокими. Например, некоторые ветераны сообщали о своих впечатлениях по поводу лечения урологического рака такими процедурами, как облучение простаты и контрольная цистоскопия. Переживания были сопряжены с моментами глубокого замешательства, страха или боли. При этом они были более тяжелыми у переживших боевую или сексуальную травму (Hilgeman et al., 2012). Очень важно стимулировать ветеранов к способности поделиться своим опытом лечения расстройства. В данном случае групповые встречи значительно уменьшают изоляцию и позволяют наладить отношения с другими ветеранами помимо группы.

    Ведение симптомов повышенной возбудимости

    Купировать симптомы повышенной возбудимости при ПТСР можно с помощью индивидуальной или групповой психотерапии. Например, многие пациенты, перенесшие лечение по поводу рака, проявляют тревогу и возбуждение перед прохождением контрольных обследований. Как отмечалось ранее, такие переживания более тяжелые у тех, кто перенес боевую травму. Следовательно, как индивидуальная, так и групповая психотерапия полезны при обсуждении с больным предстоящих медицинских назначений и процедур, чтобы убедить его не избегать их, а развить стратегии нормализации и управления возникающим чувством тревоги.

    Ведение пациентов с беспокойством

    Существует ряд различий в психотерапевтическом лечении симптомов ПТСР, возникших в условиях боевых действий и при угрожающих медицинских состояниях. Терапия симптомов боевого ПТСР сосредоточена на пережитой боевой травме и том, как она повлияла на жизнь пациента. Необходимо подчеркнуть, что лечение симптомов медицинского ПТСР может быть в меньшей степени ретроспективным, включающим менее реконструктивный рассказ, но проспективным, рассматривающим ведение заболевания в будущем. Например, во многих случаях основным психологическим компонентом является страх рецидива (Moye et al., 2014). В исследовании J. Moye и S.J. Rouse было выявлено, что пациенты, перенесшие рак, переживают значимо большее беспокойство и тревогу за бремя заболевания для семьи (например: «Кто позаботится о моей семье, если я умру?»), а также о продолжительных побочных последствиях лечения (например: «Когда я стану чувствовать себя лучше?») и задают экзистенциальные вопросы (например: «Правильно ли, что я потратил столько времени?»). Поэтому психотерапевтическое лечение ПТСР, связанного с онкологическими заболеваниями, включает стратегии ведения пациентов с беспокойством, например с помощью техник осознания или принятия.

    Важным компонентом лечения ПТСР у пожилых ветеранов является работа с сильными сторонами личности, например устойчивостью, развившейся после травм в прошлом. Так, согласно данным Bluvstein et al. (2013), восприятие пациентом позитивных убеждений может опосредовать взаимосвязь между симптомами ПТСР и положительными результатами для психического здоровья операции на сердце.

    Роль ранних интервенций

    ПТСР, развившееся в результате медицинской травмы, случается в условиях системы здравоохранения, что обеспечивает возможность проведения медицинскими работниками ранних интервенций. Несмотря на то что ранний психотерапевтический анализ травмы не рекомендуется, подходы, используемые в настоящее время, подразумевают комбинирование ранних вмешательств в условиях стационара, поддерживаемых фармакотерапией и психотерапией через несколько недель после выписки (Rose et al., 2002). Это так называемое совместное поэтапное оказание помощи, ограничивающееся симптомами ПТСР (Zatzick et al., 2004). Хотя эффективность данного подхода у взрослых пожилого возраста еще не изучалась, подобные стратегии с применением ранних интервенций, включающих медикаменты или психотерапию в острой стадии травмы, считаются многообещающими (Schelling et al., 2006; Rothbaum et al., 2008; Kearns et al., 2011). Также одной из частых проблем для лиц пожилого возраста являются падения. С ними может быть связано развитие в последующем симптомов ПТСР и страха падений (Man Cheung et al., 2009). Поэтому скрининг и ранние вмешательства в условиях отделений неотложной помощи или больницы потенциально могут сократить чрезмерную болезненность, обусловленную ограничением активности, хотя эти результаты нуждаются в изучении.

    Изучение потребностей с целью улучшения системы здравоохранения

    Несмотря на то что в литературе очень много сообщений о ПТСР, связанном с серьезными медицинскими диагнозами и терапией, а заслуживающие внимания данные касаются лечения ПТСР вследствие боевой или сексуальной травмы, теоретических исследований было проведено недостаточно. Кроме того, мало изучены результаты лечения ПТСР в целом и ПТСР, ассоциированного с медицинскими вмешательствами у пациентов пожилого возраста. Следовательно, необходимо провести рандомизированные испытания, посвященные как фармакологическим, так и психотерапевтическим подходам для редукции симптомов ПТСР. Это должны быть квалитативные исследования, систематически описывающие развитие симптомов ПТСР после несчастных случаев, аварий и медицинских вмешательств в пожилом возрасте. Более того, важно изучить роль команды медицинских работников в распознавании, ранних интервенциях и ситуациях, когда медицинские вмешательства и оказание помощи могут травмировать пациентов, а также превентивных мероприятий.

    Выводы

    Большинство пациентов пожилого возраста адаптируются вскоре после постановки катастрофического диагноза или лечения, но у многих могут развиться симптомы ПТСР. Однако ПТСР, связанное с медицинскими интервенциями, часто не выявляется, а специалисты могут не осознавать, что серьезные проблемы со здоровьем могут привести к возникновению симптомов ПТСР. К сожалению, эта проблема на сегодняшний день изучена недостаточно, но существующие медикаментозные и немедикаментозные подходы к лечению ПТСР могут быть экстраполированы из литературы, касающейся терапии взрослых более молодого возраста. Таким образом, необходимо проведение дальнейших исследований, посвященных ПТСР в пожилом возрасте.

    Подготовил Станислав Костюченко

    Посттравматическое стрессовое расстройство у детей младшего возраста

    Март 2013 (Английский язык). Перевод: Июнь 2015

    Введение

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – одно из самых серьезных и ослабляющих здоровье расстройств, сопровождающих пережитую травму. Согласно исследованиям, у детей младшего возраста, как и у детей постарше и подростков, обычно проявляются три традиционных симптома ПТСР: повторное переживание события (через ночные кошмары или посредством отыгрывания травматических событий), стремление избежать напоминаний о пережитом событии, а также психологическое перевозбуждение (например, раздражительность, расстройство сна, немотивированное вздрагивание).1 Однако результаты исследований говорят о том, что признаки ПТСР, указанные в The Diagnostic and statistical Manual of mental Disorders (Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств, 4-ое издание, переработанное),2 неадекватно отражают специфику появления симптомов у младенцев и детей дошкольного возраста. В Руководстве также дана заниженная статистика относительно количества детей, переживающих посттравматический стресс и последующее ухудшение состояния здоровья.3 Соответственно, проведение новых исследований стимулирует включение подтипа ПТСР, встречающегося у детей дошкольного возраста, в Руководство по диагностике и статистике в 5-ом издании.4,5 

    Частота, течение и последствия реакций на травму 

    Результаты исследований маленьких детей, авторы которых приняли адекватные возрасту критерии ПТСР, показали, что в 6.5–29% случаев дети испытывают острую реакцию на стресс в течение первого месяца после дорожно-транспортного происшествия (ДТП)6 или случаев получения ожоговых травм7; в 14.3–25% случаев – в течение двух месяцев после получения различных видов травм (например, ожоги, пулевые ранения, ДТП, травмы во время занятий спортом или во время игры),8,9 в 10 % случаев – в течение шести месяцев после ДТП или получения ожоговых травм6,8 и в 13.2% случаев – в среднем в течение 15 месяцев после получения ожоговых травм.10 Признаки возрастно-специфического ПТСР проявляются в 26-60%1,3,11 случаев как следствие физического или сексуального насилия. Наше исследование показало, что у детей младшего возраста развивается депрессия, тревожное расстройство, связанное с разлукой, оппозиционно-вызывающее расстройство (ОВР) и специфические фобии вследствие получения ожоговых травм,8 и что данные расстройства в высокой степени являются сопутствующими симптомами ПТСР.  

    Исследования, проведенные с участием детей всех возрастных категорий, показали, что в отсутствии лечения ПТСР может развиться в хроническую форму, подрывающую здоровье.8,12,13  Результаты данного исследования вызывают опасения, принимая во внимание тот факт, что нейрофизиологические системы у детей младшего возраста, включая системы модуляции стресса и регуляции эмоций, все еще находятся в процессе стремительного развития.14 Кроме того, травмы, полученные в детстве, ассоциируются с перманентным структурным15 и функциональным16 повреждением мозга, так же, как и с появлением психиатрических расстройств,17 поведением, связанным с риском для здоровья, и соответствующим состоянием физического здоровья у взрослых.18 Таким образом, травма, полученная в раннем детстве, может иметь гораздо более серьезные последствия в отношении траектории развития, чем травмы, полученные на более поздних этапах развития.     

    Роль родителей

    Во время работы с детьми очень важно осознавать, что сама травма и реакция ребенка на нее – серьезное испытание для родителей, которое может также стать источником хронического стресса. Результаты исследований показали, что примерно 25% родителей переживают клинически повышенный уровень острого стресса, ПТСР, тревожность, депрессию и стресс в течение первых шести месяцев после случая травмы у ребенка.19-21 Хотя большинство родителей остаются относительно устойчивыми, и уровень их стресса со временем приходит в клиническую норму, страдания родителей в течение стадии острого стресса способствуют развитию и сохранению травматической симптоматики у пострадавших детей.19,20,22    

    Общепризнано, что качество привязанности детей и родителей друг к другу, душевное здоровье родителей и их действия по воспитанию являются ключевыми факторами, влияющими на восстановление ребенка после пережитой травмы.14,23,24 Для детей младшего возраста отношения с родителями особенно важны, поскольку дети не обладают достаточными приспособительными возможностями, чтобы регулировать сильные эмоции самостоятельно. Таким образом, они зависят от чувствительного и эмоционально открытого воспитателя, который мог бы помочь им регулировать эмоциональную реакцию в минуты душевного страдания.14,23 Кроме того, дети младшего возраста особенно полагаются на эмоции родителей с целью понять, как интерпретировать то или иное событие или реагировать на него. В дальнейшем дети могут имитировать реакцию своих родителей на страх и их неадекватные приспособительные реакции.25 Родители также могут напрямую влиять на контакт ребенка с напоминаниями о пережитой травме (например, позволять избегать обсуждения произошедшего) и таким образом препятствовать адаптации ребенка к восприятию события.25   

    Влияние неблагоприятных психологических реакций на отношения между детьми и родителями, развитие травматических симптомов у ребенка в сочетании с душевными страданиями родителей – важные аргументы, побуждающие уделять больше внимания потребностям родителей с целью снизить уровень их переживаний и стимулировать у них способность поддержать детей в трудную минуту. Адекватные меры, нацеленные на облегчение душевного недомогания ребенка и родителей, а также на улучшение отношений между ними, благотворно скажутся на процессе торможения развития посттравматических реакций у родителей и детей. Однако имеются лишь предварительные данные в поддержку данных видов вмешательства в период обострения, требуется проведение дополнительных исследований по этому вопросу. 

    Меры профилактики и коррекции на раннем этапе

    К сожалению, у большинства детей и их родителей, переживающих психологические трудности после травмы, не диагностируют характерных симптомов, вследствие чего и дети, и родители не получают адекватной поддержки. Принимая во внимание распространенность случаев получения травм, а также учитывая тот факт, что период раннего детства является сензитивным периодом развития мозга, необходимо ввести эффективные меры, способные снизить риск развития хронических посттравматических стрессовых реакций у детей и родителей. Целесообразно принимать подобные меры в обстановке с повышенным риском возникновения стрессовых реакций, например, в лечебном учреждении. Данное решение позволило бы снизить риск возникновения травматических стрессовых реакций или вовсе предотвратить их с помощью проведения обследования и внедрения программы профилактических мер.26 Ранняя диагностика выраженных симптомов и принятие соответствующих мер в семьях, находящихся в группе риска, поможет предотвратить возникновение проблем и их укоренения или, по меньшей мере, свести к минимуму влияние этих проблем на ребенка, семью и общество. Однако первостепенная задача состоит в том, чтобы научиться различать категории пациентов, переживающих кратковременное душевное расстройство и тех, кто находится в зоне риска развития хронического ПТСР,13 не создавая при этом дополнительных перегрузок для заполненных лечебных учреждений. Психометрически выверенных методик обследования для очень маленьких детей не существует, что является существенным недочетом в данной области.  

    До настоящего времени большинство исследований проводилось скорее на предмет лечения хронического ПТСР, чем на предмет ранней профилактики его симптомов. Как в детской, так и во взрослой литературе нет данных о том, какие категории пациентов нуждаются в проведении мероприятий профилактики на раннем этапе, какую продолжительность и содержание должны иметь данные мероприятия.27 На сегодняшний момент систематические обзоры свидетельствуют о наибольшей эффективности продолжительной когнитивно-бихевиоральной терапии травмы (КБТ), которая проводится в течение первых трех  месяцев после пережитых событий.27 

    Результаты исследований с участием детей говорят о том, что предупредительные меры на основе информации об инциденте в течение двух недель после случаев получения травмы способны снизить симптомы тревожности у детей в 1-ый 28 и 6-ой месяцы после пережитого события.29 Кроме того, Landolt и соавторы получили положительный отклик на проведение разового сеанса предупредительной терапии, направленной на нейтрализацию симптомов депрессии и поведенческих проблем у группы детей предподросткового возраста (7-11 лет), затронутых дорожно-транспортными происшествиями.30 Berkowitz с коллегами31 создали единственную индивидуально-ориентированную программу профилактики (4 сеанса для ребенка с родителем/опекуном, включающие диагностику, обучение психологической самопомощи и  адаптационным навыкам) для детей 7-17 лет. Программа показала свою эффективность при снижении проявлений ПТСР и различных посттравматических симптомов.

    Тем не менее, не существует обнародованных исследований эффективности превентивных посттравматических психологических мероприятий для детей младшего возраста (до шести лет). Однако исследования Scheeringа показали, что 12 сеансов когнитивно-бихевиоральной терапии, построенные в соответствии со специальным планом для ПТСР, проведенные с детьми 3-6 лет, переживших разнообразные травмирующие события, показали свою целесообразность и эффективность при снижении существующих посттравматических симптомов стресса.32   

    Немногие исследования рассматривают компонент предупредительной терапии для взрослых с целью профилактики расстройств после получения ребенком травмы. Kenardy и соавторы обнаружили, что обучение психологической самопомощи, предоставленное родителям в течение 72 часов после несчастного случая, показало свою эффективность при снижении посттравматических симптомов у родителей в период 6 месяцев после случившегося.28 Melnyk и соавторы33 рассматривали эффективность программы профилактики у родителей детей 2-7 лет, находящихся под пристальным наблюдением педиатров. Исследователи обнаружили, что у родителей в группе профилактики заметно снизился уровень стресса, депрессии и симптомов ПТСР, а их дети после выписки испытывали меньше поведенческих проблем интернализующего и экстернализующего типа.   

    Перед тем, как давать научно обоснованные рекомендации по проведению профилактических мероприятий ПТСР у детей младшего возраста, требуется проведение соответствующих исследований. Однако Landolt и соавторы, основываясь на результатах недавно проведенного мета-анализа, утверждают, что ранние профилактические меры помогают выявить детей, находящихся в зоне риска. Данные мероприятия включают несколько сеансов обучения психологической самопомощи, индивидуальным адаптационным навыкам, вовлечение в процесс родителей и ознакомление с различными формами травматических явлений.34 

    Рекомендации для родителей, служб и административной политики

    На данный момент явлению посттравматического стресса у детей младшего возраста уделяется недостаточно внимания. Сотрудникам лечебных учреждений следует более пристально наблюдать за детьми с целью выявления признаков посттравматического стресса. Возможно, для этого потребуется проведение подготовки и переподготовки персонала. Массовое стандартизованное обследование является идеальным вариантом, однако проведение диагностики групп детей, находящихся в зоне риска, может оказаться более экономичным. Помимо того, любая программа обследования должна быть интегрирована с клинической структурой, предоставляющей возможности для получения соответствующей помощи. Дистресс у родителей – это значительный фактор влияния на посттравматические реакции у детей. Однако в лечебных учреждениях данному критерию уделяется недостаточно внимания. Причиной тому может быть тот факт, что дистресс родителей на фоне получения травмы ребенком может не достигать уровня клинического диагноза, или же то, что больше внимания принято уделять потребностям ребенка, нежели семье в целом.22 Сотрудникам служб следует уделять больше внимания тому, что последствия травмы могут оказать более серьезное влияние на семейную систему в целом.

    Литература

    1. Scheeringa, M., et al., New findings on alternative criteria for PTSD in preschool children. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry, 2003. 42(5): p. 561-570.
    2. American Psychiatric Association, Diagnostic and statistical manual of mental disorders, (4th edition, Text Revision). 2000, Washington, DC: Author.
    3. Scheeringa, M.S., et al., Two approaches to the diagnosis of posttraumatic stress disorder in infancy and early childhood. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry, 1995. 34(2): p. 191-200.
    4. Scheeringa, M.S., C.H. Zeanah, and J.A. Cohen, PTSD in Children and Adolescents: Toward an Empirically Based Algorithm. Depression and Anxiety, 2011. 28(9): p. 770-782.
    5. De Young, A.C., J.A. Kenardy, and V.E. Cobham, Diagnosis of Posttraumatic Stress Disorder in Preschool Children. Journal of Clinical Child and Adolescent Psychology, 2011. 40(3): p. 375-384.
    6. Meiser-Stedman, R., et al., The posttraumatic stress disorder diagnosis in preschool- and elementary school-age children exposed to motor vehicle accidents. American Journal of Psychiatry, 2008. 165(10): p. 1326-1337.
    7. Stoddard, F.J., et al., Acute stress symptoms in young children with burns. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry, 2006. 45(1): p. 87-93.
    8. De Young, A.C., et al., Prevalence, comorbidity and course of trauma reactions in young burn-injured children. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 2012. 53(1): p. 56-63.
    9. Scheeringa, M.S., et al., Factors affecting the diagnosis and prediction of PTSD symptomatology in children and adolescents. American Journal of Psychiatry, 2006. 163(4): p. 644-651.
    10. Graf, A., C. Schiestl, and M.A. Landolt, Posttraumatic Stress and Behavior Problems in Infants and Toddlers With Burns. Journal of Pediatric Psychology, 2011. 36(8): p. 923-931.
    11. Levendosky, A.A., et al., Trauma symptoms in preschool-age children exposed to domestic violence. Journal of Interpersonal Violence, 2002. 17(2): p. 150-164.
    12. Scheeringa, M.S., et al., Predictive validity in a prospective follow-up of PTSD in preschool children. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry, 2005. 44(9): p. 899-906.
    13. Le Brocque, R.M., J. Hendrikz, and J.A. Kenardy, The Course of Posttraumatic Stress in Children: Examination of Recovery Trajectories Following Traumatic Injury. Journal of Pediatric Psychology, 2010. 35(6): p. 637-645.
    14. Carpenter, G.L. and A.M. Stacks, Developmental effects of exposure to Intimate Partner Violence in early childhood: A review of the literature. Children and Youth Services Review, 2009. 31(8): p. 831-839.
    15. Carrion, V.G., C.F. Weems, and A.L. Reiss, Stress predicts brain changes in children: A pilot longitudinal study on youth stress, posttraumatic stress disorder, and the hippocampus. Pediatrics, 2007. 119(3): p. 509-516.
    16. Perry, B.D., et al., Childhood trauma, the neurobiology of adaptation, and »use-dependent» development of the brain: How »states» become »traits». Infant Mental Health Journal, 1995. 16(4): p. 271-291.
    17. Green, J.G., et al., Childhood Adversities and Adult Psychiatric Disorders in the National Comorbidity Survey Replication I Associations With First Onset of DSM-IV Disorders. Archives of General Psychiatry, 2010. 67(2): p. 113-123.
    18. Felitti, V.J., et al., Relationship of childhood abuse and household dysfunction to many of the leading causes of death in adults — The adverse childhood experiences (ACE) study. American Journal of Preventive Medicine, 1998. 14(4): p. 245-258.
    19. De Young, A.C., Psychological impact of burn injury on young children and their parents: Implications for diagnosis, assessment and treatment (Unpublished Doctoral dissertation), 2011, School of Psychology, University of Queensland: Brisbane.
    20. Landolt, M.A., et al., The mutual prospective influence of child and parental post-traumatic stress symptoms in pediatric patients. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 2012. 53(7): p. 767-774.
    21. Hall, E., et al., Posttraumatic stress symptoms in parents of children with acute burns. Journal of Pediatric Psychology, 2006. 31(4): p. 403-412.
    22. Le Brocque, R.M., J. Hendrikz, and J.A. Kenardy, Parental response to child injury: Examination of parental posttraumatic stress symptom trajectories following child accidental injury. Journal of Pediatric Psychology, 2010. 35(6): p. 646-655.
    23. Lieberman, A.F., Traumatic stress and quality of attachment: Reality and internalization in disorders of infant mental health. Infant Mental Health Journal, 2004. 25(4): p. 336-351.
    24. Scheeringa, M.S. and C.H. Zeanah, A relational perspective on PTSD in early childhood. Journal of Traumatic Stress, 2001. 14(4): p. 799-815.
    25. Nugent, N.R., et al., Parental posttraumatic stress symptoms as a moderator of child’s acute biological response and subsequent posttraumatic stress symptoms in pediatric injury patients. Journal of Pediatric Psychology, 2007. 32(3): p. 309-318.
    26. Kazak, A.E., et al., An integrative model of pediatric medical traumatic stress. Journal of Pediatric Psychology, 2006. 31(4): p. 343-355.
    27. Roberts, N.P., et al., Systematic Review and Meta-Analysis of Multiple-Session Early Interventions Following Traumatic Events. American Journal of Psychiatry, 2009. 166(3): p. 293-301.
    28. Kenardy, J., et al., Information-provision intervention for children and their parents following pediatric accidental injury. European Child & Adolescent Psychiatry, 2008. 17(5): p. 316-325.
    29. Cox, C.M., J.A. Kenardy, and J.K. Hendrikz, A Randomized Controlled Trial of a Web-Based Early Intervention for Children and their Parents Following Unintentional Injury. Journal of Pediatric Psychology, 2010. 35(6): p. 581-592.
    30. Zehnder, D., M. Meuli, and M.A. Landolt, Effectiveness of a single-session early psychological intervention for children after road traffic accidents: a randomised controlled trial. Child and adolescent psychiatry and mental health, 2010. 4: p. 7.
    31. Berkowitz, S.J., C.S. Stover, and S.R. Marans, The Child and Family Traumatic Stress Intervention: Secondary prevention for youth at risk of developing PTSD. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 2011. 52(6): p. 676-685.
    32. Scheeringa, M.S., et al., Trauma-focused cognitive-behavioral therapy for posttraumatic stress disorder in three-through six year-old children: a randomized clinical trial. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 2011. 52(8): p. 853-860.
    33. Melnyk, B.M., et al., Creating opportunities for parent empowerment: Program effects on the mental health/coping outcomes of critically ill young children and their mothers. Pediatrics, 2004. 113(6): p. E597-E607.
    34. Kramer, D.N. and M.A. Landolt, Characteristics and efficacy of early psychological interventions in children and adolescents after single trauma: a meta-analysis. European journal of psychotraumatology, 2011. 2.

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — симптомы и лечение

    Дата публикации 14 марта 2018Обновлено 15 марта 2021

    Определение болезни. Причины заболевания

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — психическое расстройство, которое может развиваться после того, как человек подвергается травматическому опыту (например, сексуальное насилие, война, автокатастрофы или другие угрозы в жизни человека).[1] 

    Причины ПТСР

    Большинство людей, которые пережили травматическое событие, не страдают ПТСР.[2] У людей, которые получили личностную травму (например, изнасилование или жестокое обращение с детьми), чаще развивается ПТСР по сравнению с людьми, которые испытывают травмы, не связанные с нападением, такие как несчастные случаи и стихийные бедствия.[7] Около половины людей сталкиваются с ПТСР после изнасилования.[2] Дети имеют меньше шансов, чем взрослые, для развития ПТСР после травматического события, особенно если их возраст меньше десяти лет.[8] 

    ПТСР ассоциируется с широким спектром травматических событий. Риск развития ПТСР после травматического события варьирует в зависимости от типа травмы и является самым высоким после контакта с сексуальным насилием (11,4%), особенно изнасилованием (19,0%).[3] Лицо, подвергшееся насилию в семье, предрасположено к развитию ПТСР. Существует сильная связь между развитием ПТСР у матерей, которые испытали бытовое насилие во время беременности.[4]

    Военная служба является фактором риска развития ПТСР.[8] У 78% людей, участвовавших в боевых действиях, ПТСР не развивается; примерно у 25% военнослужащих, у которых развивается ПТСР, его появление имеет отложенный характер.[4] Кроме того, одно исследование показало, что солдаты, лейкоциты которых имели большее количество глюкокортикоидных рецепторов, были более склонны к развитию ПТСР после травмы. Беженцы также подвергаются повышенному риску ПТСР из-за травматических событий, перенесенных в период военных действий.

    Внезапная, неожиданная смерть близкого человека является наиболее распространенным видом травматического события, о котором сообщается в зарубежных исследованиях.[3] 

    Соматические заболевания, связанные с повышенным риском ПТСР, включают рак, сердечный приступ[5] и инсульт.[6] Интенсивная терапия (ОИТ) также является фактором риска для ПТСР.[7] Некоторые женщины испытывают ПТСР в результате обнаружения рака молочной железы и проведения мастэктомии.

    Женщины после выкидыша также подвергаются риску ПТСР. У тех, кто имеет неоднократные выкидыши, повышенный риск возникновения ПТСР по сравнению с теми, кто имел только один.[6] ПТСР может также возникать после родов, и риск возрастает, если женщина испытала травму до беременности.[3][4] 

    Имеются данные о том, что восприимчивость к ПТСР является наследственной. Примерно 30% дисперсии ПТСР вызвано только генетикой.[3] Имеются данные о том, что у лиц с гиппокампом меньшего размера чаще развивается ПТСР после травматического события.[7]

    При обнаружении схожих симптомов проконсультируйтесь у врача. Не занимайтесь самолечением — это опасно для вашего здоровья!

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства

    Симптомы ПТСР обычно начинаются в течение первых 3-х месяцев после наступления травматического события, но не позже года.[1][3] В типичном случае индивидуум с ПТСР настойчиво избегает связанных с травмой мыслей и эмоций, а также обсуждает травматическое событие и может даже проявлять признаки амнезии относительно этого события. Тем не менее, событие обычно оживляется через навязчивые, повторяющиеся воспоминания и кошмары.[17] 

    Симптомы психических расстройств, связанных с травмой, были задокументированы по крайней мере во времена древних греков.[13] Во время изучения мировых войн проявления заболевания увеличились, и оно было известно под различными терминами, включая «травматический невроз», «боевой невроз», «снарядный шок», «афганский синдром», «боевая психическая травма».[14] Термин «посттравматическое стрессовое расстройство» вошел в употребление в 1970-х годах в значительной степени из-за диагнозов военных ветеранов во Вьетнамской войне — «вьетнамский синдром».[15] Он был официально признан Американской психиатрической ассоциацией в 1980 году в третьем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам.[16]

    Патогенез посттравматического стрессового расстройства

    Симптомы ПТСР возникают в результате чрезмерно реактивного адреналинового отклика на травматическое событие, когда остается глубокий неврологический след в головном мозге. Эти паттерны могут сохраняться долго после события, вызвавшего стрессовую реакцию, что делает человека более чувствительным к будущим подобным ситуациям.[3][18] Во время травматических опытов высокие уровни гормонов стресса подавляют гипоталамическую активность, что может быть основным фактором развития ПТСР.[7]

    ПТСР вызывает биохимические изменения в мозге и теле, которые отличаются от других психических расстройств, таких как депрессия. Лица с диагнозом ПТСР более активно реагируют на тест подавления дексаметазона, чем люди с диагнозом клинической депрессии. Большинство людей с ПТСР проявляют низкую секрецию кортизола и высокую секрецию катехоламинов в моче[7] Высокий уровень катехоламина в мозге[8] и концентрации кортикотропин-высвобождающего фактора (CRF) являются высокими.[1][2] Эти данные свидетельствуют об аномалии в оси гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (HPA).

    Было показано, что поддержание страха включает ось HPA и связи между лимбической системой и лобной корой. Ось HPA, которая координирует гормональный ответ на стресс,[3] который активирует LC-норадренергическую систему, связана с чрезмерной консолидацией воспоминаний, которые возникают после травмы.[4] Эта чрезмерная консолидация повышает вероятность развития ПТСР. Амигдала отвечает за обнаружение угроз и обусловленные и безусловные реакции страха, которые возникают как ответ на угрозу.[7]

    Исследования показывают, что люди, страдающие ПТСР, имеют хронически низкие уровни серотонина, что способствует обычно ассоциированным поведенческим симптомам, таким как беспокойство, раздражительность, агрессия, суицидальность и импульсивность. Серотонин также способствует стабилизации продуцирования глюкокортикоидов.

    Уровни допамина у человека с ПТСР могут способствовать развитию симптомов. Низкий уровень допамина может способствовать ангедонии, апатии, ухудшению внимания и моторному дефициту. Повышенные уровни допамина могут вызывать психоз, ажитацию и беспокойство.[9]

    В нескольких исследованиях были описаны повышенные концентрации трийодтиронина тиреоидного гормона в ПТСР.[9] Это может способствовать повышению чувствительности к катехоламинам и другим медиаторам стресса.

    В медицинском сообществе существуют значительные разногласия относительно нейробиологии ПТСР. В обзоре 2012 года не было четкой связи между уровнями кортизола и ПТСР. Большинство сообщений показывают, что люди с ПТСР имеют повышенный уровень содержания кортикотропин-рилизинг-гормона, более низкие уровни базального кортизола и усиление отрицательной обратной связи с осью HPA посредством дексаметазона.[7][9]

    Области головного мозга, связанные со стрессом и посттравматическим стрессовым расстройством — префронтальная кора, амигдала и гиппокамп. У пациентов с ПТСР снижается активность головного мозга в дорcальной и ростральной передних конусах коры и вентромедиальной префронтальной коре — областях, связанных с опытом и регуляцией эмоций.[5]

    Амигдала активно участвует в формировании эмоциональных воспоминаний, особенно воспоминаний, связанных со страхом. Во время сильного стресса активность гиппокампа, который связан с размещением воспоминаний в правильном контексте пространства и времени, подавляется. Согласно одной теории, это подавление может быть причиной воспоминаний, которые могут повлиять на людей с ПТСР. Когда кто-то с ПТСР подвергается стимулам, подобным травматическому событию, организм воспринимает событие как происходящее снова, потому что память никогда не записывалась должным образом.[6][7]

    Классификация и стадии развития посттравматического стрессового расстройства

    Посттравматическое стрессовое расстройство классифицируется как тревожное расстройство, характеризующееся аверсивными переживаниями тревоги, поведением и физиологическими реакциями, которые возникают после контакта с психологически травматическим событием (иногда через несколько месяцев после). Его функции сохраняются более 30 дней, что отличает его от более короткого острого стрессового расстройства и разрушает все аспекты жизни.

    Оно имеет три подформы:

    1. острая;
    2. хроническая;
    3. отсроченная.

    Диагностические критерии для ПТСР в соответствии с Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам можно обобщить как:

    A. Воздействие травматического события;

    B. Постоянное переосмысление;

    C. Постоянное избегание стимулов, связанных с травмой;

    D. Стойкие симптомы повышенного возбуждения;

    E. Продолжительность симптомов более 1 месяца;

    F. Значительное ухудшение в социальных, профессиональных или других важных областях функционирования.

    Примечательно, что критерий A («стресс») состоит из двух частей, оба из которых должны применяться для диагностики ПТСР. Первый (A1) требует, чтобы «лицо испытало, засвидетельствовало или столкнулось с событием или событиями, которые связаны с фактической или угрозой смерти или серьезной травмы, или угрозой физической неприкосновенности себя или других». Второй (A2) требует, чтобы «ответ человека сопровождался сильным страхом, беспомощностью или ужасом».

    Осложнения посттравматического стрессового расстройства

    Наличие ПТСР может увеличить риск других проблем психического здоровья, таких как:

    • депрессия и тревога;
    • употребление наркотиков или алкоголя;
    • расстройства пищевого поведения;
    • суицидальные мысли и действия.

    Диагностика посттравматического стрессового расстройства

    Когда следует обратиться к врачу

    К психотерапевту нужно обратиться после пережитого травматического опыта и стрессовых ситуаций, таких как насилие, катастрофы и другие угрозы жизни.

    Для скрининга взрослых используется ряд скрининговых инструментов, таких как шкала PTSD, установленная клиницистами.[12] Существует также несколько инструментов скрининга и оценки для использования с детьми и подростками. К ним относятся шкала симптомов детской ПТСР (CPSS).[17][18] 

    Международная классификация болезней и связанных с этим проблем здравоохранения 10 (МКБ-10) классифицирует ПТСР в разделе «Реакция на тяжелые стрессы и расстройства адаптации».[14] Критерии МКБ-10 для ПТСР включают повторное переживание, избегание и либо повышенную реактивность или неспособность вспомнить некоторые детали, связанные с событием.[14]

    Диагноз ПТСР требует, чтобы человек подвергался воздействию чрезмерного стресса, например, угрожающего жизни. Любой стресс-фактор может привести к диагнозу расстройства адаптации, и он является подходящим диагнозом для стресса и симптома, который не соответствует критериям для ПТСР. Дифференциальными диагнозами являются шизофрения или другие расстройства с психотическими особенностями, такими как психотические расстройства из-за общего состояния здоровья. Наркотические психотические расстройства можно рассматривать, если речь идет о злоупотреблении психоактивными веществами.[17]

    Лечение посттравматического стрессового расстройства

    Когнитивно-поведенческая терапия

    Этот вид терапии направлен на изменение моделей мышления и поведения, ответственных за негативные эмоции. Было доказано, что КПТ является эффективным средством лечения ПТСР.[15] С помощью этого вида терапии люди учатся идентифицировать мысли, которые вызывают у них страх или расстройство, и заменять их менее тревожными мыслями. Цель состоит в том, чтобы понять, как определенные мысли о событиях вызывают стресс, связанный с ПТСР.[13][16]

    Медикаментозное лечение

    Хотя многие лекарства не имеют достаточных доказательств в поддержку их использования, было показано, что три (флуоксетин, пароксетин и венлафаксин) имеют небольшое преимущество перед плацебо.[12] Со многими лекарствами остаточные симптомы ПТСР после лечения являются правилом, а не исключением.[16]

    • Антидепрессанты

    Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) и ингибиторы обратного захвата серотонина-норэпинефрина (SNRI) могут иметь некоторую пользу при симптомах ПТСР.[12][16] Трициклические антидепрессанты одинаково эффективны. Данные свидетельствуют о небольшом или умеренном улучшении с помощью сертралина, флуоксетина, пароксетина и венлафаксина.[12] Таким образом, эти четыре препарата считаются препаратами первой линии для ПТСР.

    • Бензодиазепины

    Бензодиазепины не рекомендуются для лечения ПТСР из-за отсутствия доказательств пользы и риска ухудшения симптомов ПТСР. Некоторые авторы считают, что использование бензодиазепинов противопоказано для острого стресса, так как эта группа препаратов способствует диссоциации. Тем не менее, некоторые используют бензодиазепины с осторожностью при краткосрочном беспокойстве и бессоннице. Хотя бензодиазепины могут облегчить острое беспокойство, нет убедительных доказательств того, что они могут остановить развитие ПТСР и могут фактически увеличить риск развития ПТСР в 2-5 раз.[11] Недостатки включают риск развития зависимости от бензодиазепинов и синдром отмены. Кроме того, люди с ПТСР (даже те, у кого нет в анамнезе злоупотребления алкоголем или наркотиками) подвергаются повышенному риску злоупотребления бензодиазепинами. Бензодиазепины следует считать относительно противопоказанными до тех пор, пока не будут исчерпаны все другие варианты лечения.[9] 

    • Глюкокортикоиды

    Глюкокортикоиды могут быть полезны в краткосрочной терапии для защиты от нейродегенерации, вызванной расширенной стресс-реакцией, которая характеризует ПТСР, но долгосрочное использование может усугубить нейродегенерацию.

    Физическая активность

    Физическая активность может влиять на психологическое состояние и физическое здоровье. Многие исследователи рекомендует умеренные упражнения как способ отвлечься от тревожных эмоций, повысить самооценку и обрести чувство контроля над собой.

    Игровая терапия для детей

    Считается, что игра помогает детям связывать свои внутренние мысли с внешним миром, связывая реальные переживания с абстрактным мышлением. Повторяющаяся игра также может быть одним из способов, когда ребенок переживает травматические события, и это может быть симптомом травмы у ребенка или молодого человека.[8] 

    Прогноз. Профилактика

    Профилактика особенно эффективна при ранних симптомах. Получение своевременной помощи и поддержки может помешать нормальным стрессовым реакциям ухудшаться и развиваться в ПТСР. В качестве мер профилактики можно назвать поддержку близких и обращение к квалифицированным специалистам для краткого курса психотерапии. Некоторым людям также может быть полезно обратиться к их религиозному сообществу.

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — симптомы и причины

    Обзор

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — это состояние психического здоровья, которое вызвано ужасным событием — будь то переживание или наблюдение за ним. Симптомы могут включать воспоминания, кошмары и сильную тревогу, а также неконтролируемые мысли о событии.

    Большинство людей, которые переживают травмирующие события, могут иметь временные трудности с приспособлением и совладанием, но со временем и хорошим самообслуживанием они обычно поправляются.Если симптомы ухудшаются, продолжаются месяцами или даже годами и мешают вашей повседневной деятельности, у вас может быть посттравматическое стрессовое расстройство.

    Эффективное лечение после развития симптомов посттравматического стрессового расстройства может иметь решающее значение для уменьшения симптомов и улучшения функций.

    Продукты и услуги

    Показать больше продуктов от Mayo Clinic

    Симптомы

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства могут проявиться в течение одного месяца после травматического события, но иногда симптомы могут проявляться только через несколько лет после события.Эти симптомы вызывают серьезные проблемы в социальных или рабочих ситуациях, а также в отношениях. Они также могут помешать вашей способности выполнять обычные повседневные задачи.

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства обычно делятся на четыре типа: навязчивые воспоминания, избегание, негативные изменения в мышлении и настроении, а также изменения в физических и эмоциональных реакциях. Симптомы могут меняться со временем или варьироваться от человека к человеку.

    Навязчивые воспоминания

    Симптомы навязчивых воспоминаний могут включать:

    • Повторяющиеся нежелательные тревожные воспоминания о травмирующем событии
    • Оживление травмирующего события, как если бы оно происходило снова (воспоминания)
    • Расстраивающие сны или кошмары о травмирующем событии
    • Сильный эмоциональный стресс или физическая реакция на что-то, что напоминает вам о травмирующем событии

    Избегание

    Симптомы избегания могут включать:

    • Попытка не думать или говорить о травмирующем событии
    • Избегать мест, занятий или людей, которые напоминают вам о травмирующем событии

    Негативные изменения мышления и настроения

    Симптомы негативных изменений мышления и настроения могут включать:

    • Негативные мысли о себе, других людях или мире
    • Безнадежность относительно будущего
    • Проблемы с памятью, в том числе невнимание важных аспектов травмирующего события
    • Затруднения в поддержании близких отношений
    • Чувство оторванности от семьи и друзей
    • Отсутствие интереса к занятиям, которые вам когда-то нравились
    • Сложность переживания положительных эмоций
    • Чувство эмоционального оцепенения

    Изменения физических и эмоциональных реакций

    Симптомы изменения физических и эмоциональных реакций (также называемые симптомами возбуждения) могут включать:

    • Быть легко напуганным или напуганным
    • Всегда быть начеку
    • Саморазрушительное поведение, такое как чрезмерное употребление алкоголя или слишком быстрое вождение
    • Проблемы со сном
    • Проблемы с концентрацией
    • Раздражительность, вспышки гнева или агрессивное поведение
    • Непреодолимая вина или стыд

    Для детей в возрасте 6 лет и младше признаки и симптомы могут также включать:

    • Воспроизведение травмирующего события или его аспектов посредством игры
    • Пугающие сны, которые могут включать или не включать аспекты травмирующего события

    Выраженность симптомов

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства могут со временем меняться по интенсивности.У вас может быть больше симптомов посттравматического стресса, когда вы в целом находитесь в состоянии стресса или когда сталкиваетесь с напоминаниями о том, через что вы прошли. Например, вы можете услышать встречный огонь машины и пережить боевой опыт. Или вы можете посмотреть репортаж о сексуальном насилии и почувствовать себя подавленным воспоминаниями о собственном насилии.

    Когда обращаться к врачу

    Если у вас есть тревожные мысли и чувства по поводу травмирующего события в течение более месяца, если они серьезны или если вы чувствуете, что у вас проблемы с восстановлением контроля над своей жизнью, поговорите со своим врачом или специалистом в области психического здоровья.Получение лечения как можно скорее может помочь предотвратить ухудшение симптомов посттравматического стрессового расстройства.

    Если у вас есть суицидальные мысли

    Если у вас или вашего знакомого есть суицидальные мысли, немедленно обратитесь за помощью через один или несколько из следующих ресурсов:

    • Обратитесь к близкому другу или любимому человеку.
    • Свяжитесь со служителем, духовным лидером или кем-нибудь из вашей религиозной общины.
    • Позвоните по номеру горячей линии для самоубийств — в США позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255), чтобы связаться с квалифицированным консультантом.Используйте тот же номер и нажмите 1, чтобы добраться до Линии кризиса для ветеранов.
    • Запишитесь на прием к врачу или психиатру.

    Когда обращаться за неотложной помощью

    Если вы думаете, что можете пораниться или совершить самоубийство, немедленно позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи.

    Если вы знаете кого-то, кто находится в опасности попытки самоубийства или предпринимал попытку самоубийства, убедитесь, что кто-то остается с этим человеком, чтобы уберечь его или ее.Немедленно позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи. Или, если вы можете сделать это безопасно, доставьте человека в ближайшее отделение неотложной помощи.

    Причины

    Посттравматическое стрессовое расстройство может развиться, если вы переживаете, видите или узнаете о событии, связанном с фактической смертью или угрозой смерти, серьезной травмой или сексуальным насилием.

    Врачи не знают, почему некоторые люди заболевают посттравматическим стрессовым расстройством. Как и большинство проблем с психическим здоровьем, посттравматическое стрессовое расстройство, вероятно, вызвано сложной комбинацией:

    • Стрессовые переживания, включая количество и серьезность травм, которые вы пережили в своей жизни
    • Унаследованные риски для психического здоровья, например тревога и депрессия в семейном анамнезе
    • Унаследованные черты вашей личности — часто называемые вашим темпераментом
    • Способ, которым ваш мозг регулирует химические вещества и гормоны, выделяемые вашим организмом в ответ на стресс

    Факторы риска

    Посттравматическое стрессовое расстройство может быть у людей любого возраста.Однако некоторые факторы могут повысить вероятность развития посттравматического стрессового расстройства после травмирующего события, например:

    • Переживает сильную или длительную травму
    • Перенесшие другие травмы в более раннем возрасте, например жестокое обращение в детстве
    • Наличие работы, которая увеличивает риск травмирующих событий, например, военнослужащие и службы экстренного реагирования
    • Наличие других проблем с психическим здоровьем, таких как тревога или депрессия
    • Имеют проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, например чрезмерное употребление алкоголя или наркотиков
    • Отсутствие хорошей системы поддержки семьи и друзей
    • Наличие кровных родственников с проблемами психического здоровья, включая тревогу или депрессию

    Виды травматических событий

    Наиболее частые события, приводящие к развитию посттравматического стрессового расстройства, включают:

    • Боевое воздействие
    • Физическое насилие в детстве
    • Сексуальное насилие
    • Физическое нападение
    • Угроза оружием
    • Несчастный случай

    Многие другие травмирующие события также могут привести к посттравматическому стрессу, например пожар, стихийное бедствие, ограбление, грабеж, авиакатастрофа, пытки, похищение, опасный для жизни медицинский диагноз, террористическая атака и другие экстремальные или опасные для жизни события.

    Осложнения

    Посттравматическое стрессовое расстройство может нарушить всю вашу жизнь — вашу работу, отношения, здоровье и удовольствие от повседневных дел.

    Посттравматическое стрессовое расстройство может также увеличить риск других проблем психического здоровья, например:

    • Депрессия и тревога
    • Проблемы, связанные с употреблением наркотиков или алкоголя
    • Расстройства пищевого поведения
    • Суицидальные мысли и действия

    Профилактика

    Пережив травматическое событие, у многих людей сначала появляются симптомы посттравматического стресса, например, они не могут перестать думать о том, что произошло.Страх, тревога, гнев, депрессия, чувство вины — все это обычные реакции на травму. Однако у большинства людей, подвергшихся травме, не развивается длительное посттравматическое стрессовое расстройство.

    Своевременное получение помощи и поддержки может предотвратить ухудшение обычных стрессовых реакций и их развитие в посттравматическое стрессовое расстройство. Это может означать обращение к семье и друзьям, которые выслушают и утешат вас. Это может означать поиск специалиста по психическому здоровью для краткого курса терапии. Некоторым людям также может быть полезно обратиться к своей религиозной общине.

    Поддержка со стороны других также может помочь предотвратить обращение к нездоровым методам выживания, таким как злоупотребление алкоголем или наркотиками.

    Посттравматический стресс: как помочь любимому человеку?

    Как помочь близкому человеку при посттравматическом стрессе?

    Ответ от Крейга Н. Савчука, доктора философии, LP

    Вы можете принять меры, чтобы помочь близкому человеку справиться со стрессом, вызванным травмирующим событием, будь то в результате несчастного случая или насилия любого рода — например, нападения; словесное, физическое, домашнее или сексуальное насилие; или военный бой — или другой вид травмы.

    Человек с острым стрессовым расстройством (РАС) имеет симптомы тяжелого стресса в течение первого месяца после травматического события. Часто это связано с чувством страха или нервозности, воспоминаниями или кошмарами, проблемами со сном или другими симптомами. Если у вашего близкого человека есть симптомы, которые длятся дольше месяца и мешают выполнять повседневные дела, ходить на работу или учебу или выполнять важные задачи, у него или нее может быть посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

    Независимо от того, страдает ли ваш близкий РАС или посттравматическое стрессовое расстройство, оценка и консультирование (психотерапия) со стороны профессионала могут иметь решающее значение для выздоровления.Поощряйте его или ее поговорить с врачом или квалифицированным психиатром.

    Вы также можете помочь, будучи внимательным слушателем, не пытаясь «исправить» ситуацию. Вот несколько предложений:

    • Будьте готовы слушать, но не давите. Убедитесь, что ваш любимый человек знает, что вы хотите услышать о его или ее чувствах. Но если человек не готов или не хочет говорить об этом, не давите. Просто заверьте любимого человека, что вы будете рядом, если и когда он будет готов.
    • Выберите время для разговора. Когда вы оба будете готовы к разговору, выберите время и место, где вы не будете отвлекаться и отвлекаться. Тогда внимательно слушай. Задавайте вопросы, если что-то не понимаете. Но избегайте любых побуждений сомневаться, делать предположения, давать советы или говорить: «Я знаю, что вы чувствуете».
    • Определите, когда сделать перерыв. Если вы чувствуете, что разговор становится слишком интенсивным для вашего любимого человека, дайте ему или ей возможность остановиться на данный момент и возобновить разговор в другой день.Тогда продолжайте.
    • Обратитесь за помощью, если речь идет о самоубийстве. Если ваш любимый человек говорит или ведет себя так, что вы думаете, что он или она может попытаться совершить самоубийство, ответьте спокойно, но действуйте немедленно. Убедитесь, что человек не остался один. Если это безопасно, вы можете незаметно удалить таблетки, огнестрельное оружие или любые другие предметы, которые могут быть использованы для членовредительства, и как можно скорее обратиться за помощью к квалифицированному специалисту.

    Если вы считаете, что ваш близкий может совершить самоубийство, обратитесь за помощью:

    • Немедленно позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи.
    • Позвоните на горячую линию для самоубийц. В США звоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255) в любое время дня, чтобы поговорить с квалифицированным консультантом. Используйте тот же номер и нажмите «1», чтобы добраться до Линии кризиса для ветеранов.

    Преодоление травматического стресса — это непрерывный процесс, и для восстановления не существует конкретных сроков. Вы можете много разговаривать с любимым человеком в течение недель или месяцев, пока он или она переживает травматический опыт во время или после периода профессиональной помощи.

    Вы сможете больше помочь своему близкому, если узнаете о РАС и посттравматическом стрессовом расстройстве из надежных медицинских источников и побудите своего любимого следовать рекомендациям по лечению. Возможно, вам понадобится помочь любимому человеку оставаться на связи с помощью здоровой социальной поддержки.

    И не забывайте заботиться о себе. Справиться с травмой, случившейся с любимым человеком, может быть сложно, и вам может стать труднее помочь любимому человеку, если вы не позаботитесь о себе. Найдите время для того, что вам нравится, примите помощь других, когда это необходимо, и запишитесь на прием к специалисту по психическому здоровью, если вы изо всех сил пытаетесь справиться с этим.

    с

    Крейг Н. Савчук, доктор философии, LP

    • Как травма может повлиять на память
    7 июня 2018 г. Показать ссылки
    1. Посттравматическое стрессовое расстройство. В кн .: Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств DSM-5. 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация; 2013. http://dsm.psychiatryonline.org. По состоянию на 18 апреля 2018 г.
    2. Острое стрессовое расстройство. В кн .: Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств DSM-5.5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация; 2013. http://dsm.psychiatryonline.org. По состоянию на 18 апреля 2018 г.
    3. Помощь члену семьи, страдающему посттравматическим стрессовым расстройством. ПТСР: Национальный центр посттравматических стрессов. https://www.ptsd.va.gov/PTSD/public/family/helping-family-member.asp. По состоянию на 18 апреля 2018 г.
    4. Посттравматическое стрессовое расстройство. Национальный институт психического здоровья. https://www.nimh.nih.gov/health/topics/post-traumatic-stress-disorder-ptsd/index.shtml. По состоянию на 18 апреля 2018 г.
    5. Эмоциональное восстановление после катастрофы.Американская психологическая ассоциация. http://www.apa.org/helpcenter/recovering-disasters.aspx. По состоянию на 18 апреля 2018 г.
    6. Как справиться с реакциями на травматический стресс. ПТСР: Национальный центр посттравматических стрессов. https://www.ptsd.va.gov/public/treatment/cope/coping-traumatic-stress.asp. По состоянию на 18 апреля 2018 г.
    7. Ветераны. Мост жизни по предотвращению самоубийств. https://suicidepreventionlifeline.org/help-yourself/veterans/. По состоянию на 18 апреля 2018 г.
    8. Савчук С.Н. (заключение эксперта). Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота.21 мая 2018 года.
    Посмотреть больше ответов экспертов

    Продукция и услуги

    1. Информационный бюллетень: Письмо о здоровье клиники Мэйо — цифровое издание
    2. Книга: Книга здоровья семьи клиники Мэйо, 5-е издание

    .

    NIMH »Посттравматическое стрессовое расстройство

    Основное лечение людей с посттравматическим стрессовым расстройством — это медикаменты, психотерапия («разговорная» терапия) или и то, и другое.Все люди разные, и посттравматическое стрессовое расстройство влияет на людей по-разному, поэтому лечение, которое работает для одного человека, может не сработать для другого. Для любого, кто страдает посттравматическим стрессовым расстройством, важно, чтобы его лечил психиатр, имеющий опыт посттравматического стрессового расстройства. Некоторым людям с посттравматическим стрессовым расстройством может потребоваться попробовать разные методы лечения, чтобы найти то, что работает с их симптомами.

    Если кто-то с посттравматическим стрессовым расстройством переживает постоянную травму, например, находится в отношениях с оскорблениями, необходимо решить обе проблемы.Другие текущие проблемы могут включать паническое расстройство, депрессию, злоупотребление психоактивными веществами и суицидальные настроения.

    Лекарства

    Наиболее изученным типом лекарств для лечения посттравматического стрессового расстройства являются антидепрессанты, которые могут помочь контролировать такие симптомы посттравматического стрессового расстройства, как печаль, беспокойство, гнев и внутреннее онемение. Другие лекарства могут быть полезны для лечения определенных симптомов посттравматического стрессового расстройства, таких как проблемы со сном и кошмары.

    Врачи и пациенты могут работать вместе, чтобы найти лучшее лекарство или комбинацию медикаментов, а также правильную дозу.Посетите веб-сайт Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, чтобы получить последнюю информацию о руководствах по лекарствам для пациентов, предупреждениях или недавно одобренных лекарствах.

    Психотерапия

    Психотерапия (иногда называемая «разговорной терапией») включает беседу со специалистом в области психического здоровья для лечения психического заболевания. Психотерапия может проходить индивидуально или в группе. Лечение посттравматического стресса обычно длится от 6 до 12 недель, но может длиться и дольше. Исследования показывают, что поддержка семьи и друзей может быть важной частью выздоровления.

    Многие виды психотерапии могут помочь людям с посттравматическим стрессовым расстройством. Некоторые типы напрямую нацелены на симптомы посттравматического стрессового расстройства. Другие методы лечения направлены на решение социальных, семейных или профессиональных проблем. Врач или терапевт могут комбинировать разные методы лечения в зависимости от потребностей каждого человека.

    Эффективная психотерапия, как правило, подчеркивает несколько ключевых компонентов, включая обучение симптомам, обучение навыкам, помогающим определять триггеры симптомов, и навыки управления симптомами.Одна из полезных форм терапии называется когнитивно-поведенческой терапией или КПТ. CBT может включать:

    • Экспозиционная терапия. Это помогает людям смотреть в лицо своему страху и контролировать его. Это постепенно подвергает их безопасной травме. Он использует воображение, письмо или посещение места, где произошло событие. Психотерапевт использует эти инструменты, чтобы помочь людям с посттравматическим стрессовым расстройством справиться со своими чувствами.
    • Когнитивная реструктуризация. Это помогает людям осмыслить плохие воспоминания.Иногда люди вспоминают событие иначе, чем то, как оно произошло. Они могут чувствовать вину или стыд из-за чего-то, в чем они не виноваты. Психотерапевт помогает людям с посттравматическим стрессовым расстройством реалистично взглянуть на происходящее.

    Есть и другие виды лечения, которые также могут помочь. Людям с посттравматическим стрессовым расстройством следует обсудить все варианты лечения с терапевтом. Лечение должно вооружить людей навыками управления своими симптомами и помочь им участвовать в занятиях, которые им нравились до развития посттравматического стрессового расстройства.

    Как разговорная терапия помогает людям преодолеть посттравматическое стрессовое расстройство
    Разговорная терапия учит людей полезным способам реагирования на пугающие события, которые вызывают у них симптомы посттравматического стрессового расстройства. Исходя из этой общей цели, различные виды терапии могут:

    • Расскажите о травмах и их последствиях
    • Используйте навыки расслабления и контроля гнева
    • Дайте советы по улучшению сна, диете и физическим упражнениям
    • Помогите людям распознать и справиться с чувством вины, стыда и другими чувствами, связанными с событием
    • Сосредоточьтесь на изменении того, как люди реагируют на симптомы посттравматического стресса.Например, терапия помогает людям столкнуться с напоминаниями о травме.

    Без лечения: как я могу помочь себе?

    Может быть очень трудно сделать первый шаг, чтобы помочь себе. Важно понимать, что, хотя это может занять некоторое время, лечение поможет вам поправиться. Если вы не знаете, куда обратиться за помощью, спросите своего семейного врача. Вы также можете посетить страницу «Помощь при психических заболеваниях» NIMH или выполнить поиск в Интернете по запросу «поставщики психиатрических услуг», «социальные службы», «горячие линии» или «врачи» по телефонным номерам и адресам.Врач отделения неотложной помощи также может предоставить временную помощь и подскажет, где и как получить дополнительную помощь.

    В помощь себе во время лечения:

    • Поговорите со своим врачом о вариантах лечения
    • Занимайтесь легкой физической активностью или упражнениями, чтобы уменьшить стресс
    • Ставьте перед собой реалистичные цели
    • Разбивайте большие задачи на мелкие, расставляйте приоритеты и делайте все, что в ваших силах, как вы можете
    • Постарайтесь проводить время с другими людьми и довериться другу или родственнику, которому вы доверяете.Расскажите другим о вещах, которые могут вызвать симптомы.
    • Ожидайте, что ваши симптомы улучшатся постепенно, а не сразу
    • Выявлять и искать утешительные ситуации, места и людей

    Забота о себе и других особенно важна, когда большое количество людей подвергается травмирующим событиям (например, стихийным бедствиям, несчастным случаям и насильственным действиям).

    Следующие шаги для исследования посттравматического стрессового расстройства

    За последнее десятилетие прогресс в исследованиях психических и биологических основ посттравматического стрессового расстройства побудил ученых сосредоточить внимание на более глубоком понимании основных причин того, почему люди испытывают различные реакции на травмы.

    • Исследователи, финансируемые NIMH, изучают пациентов с травмами в отделениях неотложной помощи, чтобы лучше понять изменения, которые происходят у людей, симптомы которых улучшаются естественным путем.
    • Другое исследование посвящено изучению того, как на воспоминания о страхе влияет обучение, изменения в теле или даже сон.
    • Также ведутся исследования по предотвращению развития посттравматического стрессового расстройства вскоре после травмы.
    • Другое исследование пытается определить, какие факторы определяют, будет ли человек с посттравматическим стрессовым расстройством хорошо реагировать на тот или иной тип вмешательства, с целью разработки более индивидуализированных, эффективных и действенных методов лечения.
    • По мере того, как технологии исследования генов и визуализации мозга продолжают совершенствоваться, ученые с большей вероятностью смогут точно определить, когда и где в мозге начинается посттравматическое стрессовое расстройство. Это понимание может затем привести к более целенаправленному лечению, которое будет соответствовать потребностям каждого человека или даже предотвратить расстройство до того, как оно нанесет вред.

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР): симптомы, диагностика, лечение

    Что такое посттравматическое стрессовое расстройство?

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), когда-то называемое контузным шоком или синдромом боевой усталости, представляет собой серьезное заболевание, которое может развиться после того, как человек испытал или стал свидетелем травмирующего или ужасающего события, при котором имел место серьезный физический вред или угроза.Посттравматическое стрессовое расстройство является длительным следствием травмирующих испытаний, вызывающих сильный страх, беспомощность или ужас. Примеры того, что может вызвать посттравматическое стрессовое расстройство, включают сексуальное или физическое насилие, неожиданную смерть любимого человека, несчастный случай, войну или стихийное бедствие. Посттравматическое стрессовое расстройство может развиться в семьях пострадавших, а также у сотрудников службы экстренной помощи и спасателей.

    Большинство людей, переживших травмирующее событие, будут иметь реакции, которые могут включать шок, гнев, нервозность, страх и даже чувство вины. Эти реакции обычны и для большинства людей проходят со временем.Однако у человека с посттравматическим стрессовым расстройством эти чувства продолжаются и даже усиливаются, становясь настолько сильными, что они не позволяют человеку вести свою жизнь так, как ожидалось. У людей с посттравматическим стрессовым расстройством симптомы проявляются дольше одного месяца, и они не могут функционировать так же хорошо, как до события, вызвавшего его.

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства чаще всего начинаются в течение 3 месяцев после события. Однако в некоторых случаях они начинаются лишь спустя годы. Степень тяжести и продолжительность болезни могут быть разными.Некоторые люди выздоравливают в течение 6 месяцев, у других — гораздо дольше.

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства часто делятся на четыре основные категории, в том числе:

    • Оживление: Люди с посттравматическим стрессовым расстройством неоднократно переживают испытание через мысли и воспоминания о травме. Это могут быть воспоминания, галлюцинации и кошмары. Они также могут испытывать сильное беспокойство, когда некоторые вещи напоминают им о травме, например годовщину события.
    • Избегать: Человек может избегать людей, мест, мыслей или ситуаций, которые могут напоминать ему о травме.Это может привести к чувству отстраненности и изоляции от семьи и друзей, а также к потере интереса к занятиям, которые когда-то нравились этому человеку.
    • Повышенное возбуждение: Сюда входят чрезмерные эмоции; проблемы, связанные с другими, включая чувство или проявление привязанности; трудности с засыпанием или сном; раздражительность; вспышки гнева; трудности с концентрацией внимания; и быть «нервным» или легко напуганным. Человек также может страдать от физических симптомов, таких как повышение артериального давления и частоты сердечных сокращений, учащенное дыхание, мышечное напряжение, тошнота и диарея.
    • Негативное мышление и настроение: Это относится к мыслям и чувствам, связанным с обвинением, отчуждением и воспоминаниями о травмирующем событии.
    Продолжение

    Маленькие дети с посттравматическим стрессовым расстройством могли отставать в развитии в таких областях, как приучение к туалету, моторика и язык.

    Выраженность симптомов посттравматического стрессового расстройства может различаться. У вас может быть больше симптомов, когда вы чувствуете стресс в целом или когда вы сталкиваетесь с конкретным напоминанием о том, что произошло.

    Причины посттравматического стрессового расстройства и факторы риска

    Все по-разному реагируют на травматические события.Каждый человек уникален в своей способности справляться со страхом, стрессом и угрозой, исходящей от травмирующего события или ситуации. По этой причине не у всех, кто получил травму, разовьется посттравматическое стрессовое расстройство. Кроме того, тип помощи и поддержки, которые человек получает от друзей, членов семьи и специалистов после травмы, может повлиять на развитие посттравматического стрессового расстройства или тяжесть симптомов.

    Посттравматическое стрессовое расстройство впервые привлекли внимание медицинского сообщества ветераны войны; отсюда и названия «контузный шок» и «синдром боевой усталости».Однако у любого, кто пережил травмирующее событие, может развиться посттравматический стресс. Люди, которые подвергались жестокому обращению в детстве или неоднократно подвергались опасности для жизни, подвержены риску развития посттравматического стрессового расстройства. Жертвы травм, связанных с физическим или сексуальным насилием, подвергаются наибольшему риску посттравматического стрессового расстройства.

    Продолжение

    Вероятность развития посттравматического стрессового расстройства после травмирующего события выше, если у вас в анамнезе были другие проблемы с психическим здоровьем, у вас есть кровные родственники с проблемами психического здоровья или если вы злоупотребляли алкоголем или наркотиками.

    Насколько распространено посттравматическое стрессовое расстройство?

    Около 3,6% взрослых американцев — около 5,2 миллиона человек — страдают посттравматическим стрессовым расстройством в течение года, и примерно у 7,8 миллиона американцев посттравматическое стрессовое расстройство разовьется в какой-то момент своей жизни. Посттравматическое стрессовое расстройство может развиться в любом возрасте, в том числе в детстве. Женщины более склонны к развитию посттравматического стрессового расстройства, чем мужчины. Это может быть связано с тем, что женщины чаще становятся жертвами домашнего насилия, жестокого обращения и изнасилования.

    Диагноз посттравматического стрессового расстройства

    Посттравматическое стрессовое расстройство не диагностируется, пока не пройдет не менее 1 месяца с момента травматического события.Если присутствуют симптомы посттравматического стрессового расстройства, врач начнет обследование с составления полной истории болезни и физического осмотра. Хотя лабораторных тестов для диагностики посттравматического стресса не существует, врач может использовать различные тесты, чтобы исключить физическое заболевание как причину симптомов.

    Если физическое заболевание не обнаружено, вас могут направить к психиатру, психологу или другому специалисту в области психического здоровья, который специально обучен диагностике и лечению психических заболеваний. Психиатры и психологи используют специально разработанные инструменты интервью и оценки, чтобы оценить человека на наличие посттравматического стрессового расстройства или других психических состояний.Врач ставит диагноз посттравматического стрессового расстройства на основании зарегистрированных симптомов, включая любые проблемы с функционированием, вызванные этими симптомами. Затем врач определяет, указывают ли симптомы и степень дисфункции на посттравматическое стрессовое расстройство. Посттравматическое стрессовое расстройство диагностируется, если у человека симптомы посттравматического стрессового расстройства длятся более одного месяца.

    Лечение посттравматического стрессового расстройства

    Цель лечения посттравматического стрессового расстройства — уменьшить эмоциональные и физические симптомы, улучшить повседневное функционирование и помочь человеку лучше справиться с событием, вызвавшим расстройство.Лечение посттравматического стрессового расстройства может включать психотерапию (вид консультирования), прием лекарств или и то, и другое.

    Лекарства

    Врачи используют определенные антидепрессанты для лечения посттравматического стрессового расстройства и для контроля чувства тревоги и связанных с ним симптомов, в том числе:

    Некоторые лекарства от кровяного давления также иногда используются для контроля определенных симптомов:

    Эксперты не поощряйте использование транквилизаторов, таких как лоразепам (ативан) или клоназепам (клонопин) при посттравматическом стрессовом расстройстве, потому что исследования не показали их полезности, а также несут риск физической зависимости или привыкания.

    Продолжение

    Психотерапия

    Психотерапия посттравматического стрессового расстройства включает в себя помощь человеку в приобретении навыков управления симптомами и разработке способов совладания с ними. Терапия также направлена ​​на то, чтобы рассказать человеку и его семье о расстройстве и помочь человеку справиться со страхами, связанными с травмирующим событием. Для лечения людей с посттравматическим стрессовым расстройством используются различные психотерапевтические подходы, в том числе:

    • Когнитивно-поведенческая терапия, , которая включает обучение распознаванию и изменению стереотипов мышления, которые приводят к неприятным эмоциям, чувствам и поведению.
    • Терапия с длительным воздействием, тип поведенческой терапии, которая включает в себя повторное переживание травмирующего события или воздействие на него предметов или ситуаций, вызывающих тревогу. Это делается в хорошо контролируемой и безопасной среде. Терапия с длительным воздействием помогает человеку противостоять страху и постепенно становится более комфортно справляться с пугающими и вызывающими беспокойство ситуациями. Это было очень успешным при лечении посттравматического стрессового расстройства.
    • Психодинамическая терапия направлена ​​на то, чтобы помочь человеку изучить личные ценности и эмоциональные конфликты, вызванные травмирующим событием.
    • Семейная терапия может быть полезной, потому что поведение человека с посттравматическим стрессом может повлиять на других членов семьи.
    • Групповая терапия может быть полезной, поскольку позволяет человеку делиться мыслями, страхами и чувствами с другими людьми, пережившими травмирующие события.
    • Глаз Десенсибилизация и переработка (EMDR) — это сложная форма психотерапии, которая изначально была разработана для облегчения стресса, связанного с травматическими воспоминаниями, а теперь также используется для лечения фобий.

    Осложнения посттравматического стрессового расстройства

    Посттравматическое стрессовое расстройство может вызывать проблемы во всех сферах вашей жизни, включая работу, отношения, здоровье и повседневную деятельность. Это может также повысить вероятность развития других проблем психического здоровья, таких как:

    • Депрессия и тревога
    • Злоупотребление наркотиками или алкоголем
    • Расстройства пищевого поведения
    • Суицидальные мысли и действия

    Перспективы посттравматического стрессового расстройства

    Выздоровление от посттравматического стрессового расстройства — это постепенный и непрерывный процесс.Симптомы посттравматического стрессового расстройства редко исчезают полностью, но лечение может помочь людям научиться справляться с ним более эффективно. Лечение может привести к меньшему количеству и менее выраженным симптомам, а также к большей способности управлять чувствами, связанными с травмой.

    Продолжаются исследования факторов, приводящих к посттравматическому стрессу, и поиск новых методов лечения.

    Профилактика посттравматического стрессового расстройства

    Некоторые исследования показывают, что раннее вмешательство в людей, переживших травму, может уменьшить некоторые симптомы посттравматического стрессового расстройства или предотвратить его все вместе.

    Каковы признаки и симптомы посттравматического стрессового расстройства

    Причины, симптомы и риски

    Что вызывает посттравматическое стрессовое расстройство?

    ПТСР вызвано переживанием или наблюдением за единичными, повторяющимися или множественными событиями. Например:

    • тяжелые аварии
    • физическое и сексуальное насилие. Это может включать в себя детство или домашнее насилие
    • травм, связанных с работой. Такие как в армии
    • Травма, связанная с серьезными проблемами со здоровьем или родами
    • пытки во время войны и конфликта

    Не у всех, кто переживает травму, разовьется посттравматическое стрессовое расстройство.

    Риск получения посттравматического стрессового расстройства зависит от того, как этот опыт влияет на вас. Посттравматическое стрессовое расстройство с большей вероятностью разовьется, если травматическое событие:

    • неожиданно,
    • идет долго,
    • предполагает попадание в ловушку,
    • вызвано людьми,
    • вызывает много смертей,
    • вызывает увечье, или
    • привлекает детей.

    Если на момент травмы у вас уже была депрессия, у вас повышенный риск развития посттравматического стрессового расстройства.

    Вы можете найти дополнительную информацию о «депрессия» , нажав здесь.

    Как мне получить помощь, если у меня симптомы посттравматического стрессового расстройства?

    Вы можете получить помощь по телефону:

    • Национальная служба здравоохранения
    • Социальные услуги для взрослых
    • Благотворительность
    • Самопомощь
    Чем мне может помочь NHS?

    Вы можете поговорить со своим терапевтом о своих проблемах. Они смогут поговорить с вами о вариантах лечения и стратегиях выживания. Вам не нужно делать то, что, по мнению терапевта, вы должны делать.Но вы должны их послушать.

    Убедитесь, что вы понимаете плюсы и минусы ваших вариантов лечения, прежде чем принимать решение.

    Ваше лечение будет проходить под руководством вашего терапевта или бригады психического здоровья по месту жительства (CMHT). В некоторых случаях ваше лечение может быть совместным как между первичной, так и вторичной медико-санитарной помощью. Медицинские работники согласятся, кто будет за вами следить.

    Некоторые люди будут получать лечение в соответствии с подходом программы медицинского обслуживания (CPA). Это означает, что у вас будет план медицинского обслуживания и координатор по уходу, которые обеспечат вам необходимую поддержку.

    Дополнительную информацию о лечении в системе NHS см. В следующем разделе.

    Социальные услуги для взрослых

    Если вам нужна помощь и поддержка, чтобы позаботиться о себе, вы можете пройти обследование в социальных службах. Например, вам может потребоваться поддержка, чтобы вы могли:

    • выйти из дома,
    • поддерживать связь с друзьями и семьей,
    • устроиться на работу или принять участие в учебе,
    • убери свой дом,
    • готовить еду или ходить по магазинам,
    • хранить в безопасности,
    • управляй своими деньгами,
    • принять участие в развлекательных мероприятиях, или
    • внести свой вклад в общество (e.грамм. волонтерство, пребывание в клубе или группе).
    Какая еще помощь доступна?

    Благотворительные организации
    В некоторых регионах благотворительные организации поддерживают людей, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством. Это может быть через группы поддержки, где вы можете поговорить с другими людьми, страдающими посттравматическим стрессовым расстройством или другими психическими расстройствами. Групповая поддержка может помочь вам найти способы справиться с симптомами и понять свое состояние.

    Могут быть доступны другие услуги, например помощь при трудоустройстве или изоляции.

    Вы можете посмотреть наш веб-сайт, щелкнув «Помощь в вашем регионе» вверху веб-страницы.

    Некоторые из других основных национальных благотворительных организаций в области психического здоровья:

    • Ассистент
    • Боевой стресс
    • Кризис изнасилования
    • NAPAC
    • Разум,
    • Ричмондская стипендия,
    • вместе и
    • Поворотный момент.

    Вы можете посмотреть на их веб-сайтах, какую поддержку они предлагают в вашем регионе.

    Контактная информация некоторых из этих благотворительных организаций находится в разделе «Полезные контакты» на этой странице.

    Если вы хотите, чтобы мы вас нашли, свяжитесь с нами по телефону 0300 5000 927 и сообщите нам, какого рода поддержку вы ищете.

    Самопомощь
    Есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы улучшить свое психическое здоровье. Это называется «самопомощь». Вы можете узнать больше о самопомощи в следующем разделе на этой странице.

    Дополнительную информацию можно найти по адресу:

    • Общинная группа по охране психического здоровья, нажав здесь.
    • Подход программы ухода
    • , нажав здесь.
    • Оценка социального обеспечения — в соответствии с Законом об уходе 2014 г., нажав здесь.

    Какие риски связаны с посттравматическим стрессовым расстройством?

    Употребление алкоголя и наркотиков

    Вы можете употреблять наркотики или алкоголь, чтобы помочь вам справиться с симптомами.

    Наркотики или алкоголь могут ухудшить ваше самочувствие и с большей вероятностью попытаться причинить себе вред или покончить с собой.

    Психические расстройства

    Симптомы посттравматического стресса могут усугубляться другими расстройствами, такими как:

    • впадина
    • злоупотребление психоактивными веществами и
    • проблемы с памятью

    Большинство людей с посттравматическим стрессовым расстройством имеют как минимум 1 другое психическое заболевание.Наиболее частые расстройства:

    • депрессивные расстройства,
    • расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, и
    • тревожных расстройств.

    Другие психические расстройства имеют те же симптомы, что и посттравматическое стрессовое расстройство. Возможно, поэтому посттравматическое стрессовое расстройство трудно диагностировать.

    Суицидальные мысли и поведение

    В тяжелых случаях ПТСР может длиться достаточно долго и иметь большое влияние на повседневную жизнь. Это может вызвать суицидальные мысли и поведение.

    Проблемы с физическим здоровьем

    ПТСР связывают с такими физическими симптомами, как головокружение, шум в ушах и нечеткое зрение.

    Он также был связан с физическими заболеваниями, такими как болезни сердца, высокое кровяное давление и ожирение.

    Дополнительную информацию можно найти по адресу:

    Наркотики, алкоголь и психическое здоровье, нажав здесь.
    Депрессия, нажав здесь.
    Беспокойство, нажав здесь.
    Суицидальные чувства — Как справиться, нажав здесь.

    Посттравматическое стрессовое расстройство | НАМИ: Национальный альянс по психическим заболеваниям

    Травматические события — например, несчастный случай, нападение, военное сражение или стихийное бедствие — могут иметь длительные последствия для психического здоровья человека.Хотя у многих людей будет краткосрочная реакция на опасные для жизни события, у некоторых разовьются долгосрочные симптомы, которые могут привести к диагнозу посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Симптомы ПТСР часто сосуществуют с другими состояниями, такими как расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, депрессия и тревожность. Оптимальным является комплексное медицинское обследование, приводящее к составлению индивидуального плана лечения.

    ПТСР поражает 3,6% взрослого населения США — около 9 миллионов человек. Около 37% людей с диагнозом ПТСР классифицируются как имеющие тяжелые симптомы.Женщины значительно чаще страдают посттравматическим стрессовым расстройством, чем мужчины.

    Симптомы

    Диагноз посттравматического стрессового расстройства требует обсуждения с квалифицированным специалистом. Симптомы посттравматического стрессового расстройства обычно делятся на следующие широкие категории:

    • Типовые симптомы повторного переживания , , такие как повторяющиеся, непроизвольные и навязчивые тревожные воспоминания, которые могут включать воспоминания о травме, дурные сны и навязчивые мысли.
    • Избегание , которое может включать избегание определенных мест или предметов, которые напоминают о травмирующем событии.Человек может активно избегать места или человека, который может вызвать подавляющие симптомы.
    • Когнитивные симптомы и симптомы настроения , которые могут включать проблемы с вспоминанием события, негативные мысли о себе. Человек также может чувствовать онемение, чувство вины, беспокойство или депрессию и испытывать трудности с запоминанием травмирующего события. Когнитивные симптомы могут в некоторых случаях включать внетелесные переживания или ощущение того, что мир «нереален» (дереализация).
    • Симптомы возбуждения , , такие как повышенная бдительность.Примеры могут включать сильное потрясение от раздражителей, напоминающих травму, проблемы со сном или вспышки гнева.

    У маленьких детей также может развиться посттравматическое стрессовое расстройство, и симптомы этого заболевания отличаются от симптомов у взрослых. (Это недавнее признание в этой области — важный шаг вперед, и исследования продолжаются.) Маленьким детям не хватает способности передать некоторые аспекты своего опыта. Поведение (например, привязанность к родителям) часто является лучшим ключом к разгадке, чем слова, и успехи в развитии у пострадавшего ребенка могут снизиться (например,грамм. отказ от приучения к туалету у 4-летнего ребенка).

    Очень важно, чтобы оценка ребенка проводилась профессионалом, имеющим навыки реакции развития на стрессовые события. Педиатр или детский психиатр могут стать хорошим началом.

    Причины

    ПТСР может возникнуть в любом возрасте и напрямую связано с травмой. Взрослые и дети, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством, составляют относительно небольшую часть тех, кто пережил травму. Это различие еще недостаточно изучено, но мы знаем, что существуют факторы риска, которые могут увеличить вероятность развития посттравматического стрессового расстройства.Факторы риска могут включать предыдущий опыт травм и факторы, которые могут способствовать устойчивости, например социальная поддержка. Это также постоянная область исследований.

    Мы действительно знаем, что у некоторых наши биологические инстинкты «бей или беги», которые могут спасти жизнь во время кризиса, могут оставить нас с постоянными симптомами. Поскольку тело занято увеличением частоты сердечных сокращений, перекачкой крови в мышцы, подготовкой тела к борьбе или бегству, все наши физические ресурсы и энергия сосредоточены на том, чтобы избежать вреда.Поэтому было обсуждение того, что посттравматический стрессовый ответ может не быть расстройством как таковым, а скорее вариантом реакции человека на травму.

    Считаете ли вы эти симптомы вариантом реакции на стресс или посттравматическим стрессовым расстройством, считайте их следствием неспособности нашего организма эффективно вернуться к «нормальному состоянию» в течение нескольких месяцев после его необычной реакции на травмирующее событие.

    Диагностика

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства обычно начинаются в течение трех месяцев после травматического события или воздействия на него.Иногда симптомы могут появиться спустя годы. Для постановки диагноза посттравматическое стрессовое расстройство симптомы должны длиться более одного месяца. Посттравматическое стрессовое расстройство часто сопровождается симптомами депрессии, беспокойства или употребления психоактивных веществ.

    Лечение

    Хотя посттравматическое стрессовое расстройство нельзя вылечить, его можно лечить и управлять несколькими способами.

    • Психотерапия, такая как терапия когнитивной обработки или групповая терапия
    • Лекарства
    • Стратегии самоуправления, такие как самоуспокоение и внимательность, помогают заземлить человека и вернуть его к реальности после воспоминаний
    • Животные-поводыри, особенно собаки, могут помочь облегчить некоторые симптомы посттравматического стресса.

    Связанные условия

    У кого-то с посттравматическим стрессовым расстройством могут быть дополнительные расстройства, а также мысли или попытки самоубийства:

    Эти другие заболевания могут затруднить лечение посттравматического стрессового расстройства.Например, лекарства, используемые для лечения ОКР или депрессии, могут усугубить симптомы посттравматического стрессового расстройства. Успешное лечение ПТСР почти всегда улучшает эти связанные заболевания, а успешное лечение депрессии, тревоги или употребления психоактивных веществ обычно улучшает симптомы ПТСР.

    Отзыв написан в декабре 2017 г.

    Посттравматическое стрессовое расстройство: MedlinePlus

    Что такое посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)?

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — это психическое расстройство, которое развивается у некоторых людей после того, как они пережили или увидели травмирующее событие.Травмирующее событие может быть опасным для жизни, например, драка, стихийное бедствие, автомобильная авария или сексуальное насилие. Но иногда событие не обязательно опасное. Например, внезапная неожиданная смерть любимого человека также может стать причиной посттравматического стрессового расстройства.

    Боязнь во время и после травматической ситуации — это нормально. Страх вызывает реакцию «бей или беги». Это способ вашего тела защитить себя от возможного вреда. Это вызывает изменения в вашем теле, такие как высвобождение определенных гормонов и повышение бдительности, артериального давления, частоты сердечных сокращений и дыхания.

    Со временем большинство людей выздоравливают естественным путем. Но люди с посттравматическим стрессовым расстройством не чувствуют себя лучше. Они испытывают стресс и страх еще долго после того, как травма прошла. В некоторых случаях симптомы посттравматического стрессового расстройства могут проявиться позже. Они также могут приходить и уходить со временем.

    Что вызывает посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)?

    Исследователи не знают, почему одни люди страдают посттравматическим стрессовым расстройством, а другие — нет. Генетика, нейробиология, факторы риска и личные факторы могут повлиять на то, заболеете ли вы посттравматическим стрессовым расстройством после травматического события.

    Кто подвержен риску посттравматического стрессового расстройства (ПТСР)?

    Посттравматическое стрессовое расстройство может развиться в любом возрасте. Многие факторы риска влияют на то, разовьется ли у вас посттравматическое стрессовое расстройство. В их числе

    • Ваш пол; женщины более склонны к развитию посттравматического стрессового расстройства
    • Получил травму в детстве
    • Чувство ужаса, беспомощности или крайнего страха
    • Пережить длительное травматическое событие
    • Отсутствие или отсутствие социальной поддержки после события
    • Работа с дополнительным стрессом после события, например потеря близкого человека, боль и травма, потеря работы или дома
    • Наличие в анамнезе психических заболеваний или употребления психоактивных веществ

    Каковы симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР)?

    Существует четыре типа симптомов посттравматического стрессового расстройства, но они не могут быть одинаковыми для всех.Каждый человек испытывает симптомы по-своему. Типы

    • Повторное переживание симптомов , когда что-то напоминает вам о травме, и вы снова чувствуете этот страх. Примеры включают
      • Воспоминания, которые заставляют вас чувствовать, что вы снова переживаете событие
      • Кошмары
      • Страшные мысли
    • Симптомы избегания , где вы пытаетесь избегать ситуаций или людей, которые вызывают воспоминания о травмирующем событии.Это может заставить вас
      • Держитесь подальше от мест, событий или предметов, которые напоминают о травмирующем опыте. Например, если вы попали в автомобильную аварию, вы можете перестать водить машину.
      • Избегать мыслей или чувств, связанных с травмирующим событием. Например, вы можете оставаться очень занятыми, чтобы не думать о том, что произошло.
    • Симптомы возбуждения и реактивности , которые могут вызывать у вас нервозность или настороженность.Они включают
      • Легко напугать
      • Чувство напряжения или «на грани»
      • Трудно заснуть
      • Вспышки гнева
    • Симптомы познания и настроения , которые представляют собой негативные изменения убеждений и чувств. Они включают
      • Проблемы с запоминанием важных вещей о травмирующем событии
      • Отрицательные мысли о себе или мире
      • Чувство вины и вины
      • Больше не интересуетесь вещами, которые вам нравились
      • Проблемы с концентрацией

    Симптомы обычно появляются вскоре после травматического события.Но иногда они могут появиться спустя месяцы или годы. Они также могут приходить и уходить в течение многих лет.

    Если ваши симптомы длятся дольше четырех недель, вызывают у вас сильные страдания или мешают вашей работе или семейной жизни, у вас может быть посттравматический стресс.

    Как диагностируется посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)?

    Поставщик медицинских услуг, имеющий опыт оказания помощи людям с психическими заболеваниями, может диагностировать посттравматическое стрессовое расстройство. Врач проведет обследование психического здоровья, а также может провести медицинский осмотр.Чтобы поставить диагноз посттравматического стрессового расстройства, вы должны иметь все эти симптомы в течение как минимум одного месяца:

    • Как минимум один повторный симптом
    • По крайней мере, один симптом избегания
    • Как минимум два симптома возбуждения и реактивности
    • Как минимум два когнитивных и эмоциональных симптома

    Какие методы лечения посттравматического стрессового расстройства (ПТСР)?

    Основные методы лечения посттравматического стрессового расстройства — это разговорная терапия, лекарства или и то, и другое. Посттравматическое стрессовое расстройство по-разному влияет на людей, поэтому лечение, которое работает для одного человека, может не сработать для другого.Если у вас посттравматическое стрессовое расстройство, вам необходимо обратиться к специалисту по психическому здоровью, чтобы найти лучшее лечение ваших симптомов.

    • Разговорная терапия или психотерапия, которая расскажет вам о ваших симптомах. Вы узнаете, как определить, что их запускает, и как с ними справиться. Существуют разные типы разговорной терапии посттравматического стрессового расстройства.
    • Лекарства могут помочь с симптомами посттравматического стресса. Антидепрессанты могут помочь контролировать такие симптомы, как печаль, беспокойство, гнев и чувство онемения внутри.Другие лекарства могут помочь при проблемах со сном и кошмарах.

    Можно ли предотвратить посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)?

    Есть определенные факторы, которые могут помочь снизить риск развития посттравматического стрессового расстройства. Они известны как факторы устойчивости и включают

    • Обращение за поддержкой к другим людям, например к друзьям, семье или группе поддержки
    • Научиться хорошо относиться к своим действиям перед лицом опасности
    • Наличие стратегии выживания или способ пережить плохое событие и извлечь из него урок
    • Способность действовать и эффективно реагировать, несмотря на чувство страха

    Исследователи изучают важность устойчивости и факторов риска посттравматического стрессового расстройства.Они также изучают, как генетика и нейробиология могут повлиять на риск посттравматического стресса. Благодаря дополнительным исследованиям, когда-нибудь можно будет предсказать, у кого может развиться посттравматическое стрессовое расстройство. Это также может помочь найти способы предотвратить это.

    NIH: Национальный институт психического здоровья

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *