Содержание

Постфинастеридный синдром: наши представления сегодня | Галушкин

1. Gray SL, Semla TP. Post-finasteride syndrome. BMJ. 2019;366:l5047. https://doi.org/10.1136/bmj.l5047

2. Trüeb RM, Régnier A, Dutra Rezende H, Gavazzoni Dias MFR. Post-Finasteride Syndrome: An Induced Delusional Disorder with the Potential of a Mass Psychogenic Illness? Skin Appendage Disord. 2019;5(5):320‒326. https://doi.org/10.1159/000497362

3. Melcangi RC, Santi D, Spezzano R, Grimoldi M, Tabacchi T, Fusco ML, Diviccaro S, Giatti S, Carrà G, Caruso D, Simoni M, Cavaletti G. Neuroactive steroid levels and psychiatric and andrological features in post-finasteride patients. J Steroid Biochem Mol Biol. 2017;171:229‒235. https://doi. org/10.1016/j.jsbmb.2017.04.003

4. Melcangi RC, Caruso D, Abbiati F, Giatti S, Calabrese D, Piazza F, Cavaletti G. Neuroactive steroid levels are modified in cerebrospinal fluid and plasma of postfinasteride patients showing persistent sexual side effects and anxious/depressive symptomatology. J Sex Med. 2013;10(10):2598‒2603. https://doi.org/10.1111/jsm.12269

5. Caruso D, Abbiati F, Giatti S, Romano S, Fusco L, Cavaletti G, Melcangi RC. Patients treated for male pattern hair with finasteride show, after discontinuation of the drug, altered levels of neuroactive steroids in cerebrospinal fluid and plasma. J Steroid Biochem Mol Biol. 2015;146:74‒79. https://doi.org/10.1016/j.jsbmb.2014.03.012

6. Giatti S, Diviccaro S, Panzica G, Melcangi RC. Post-finasteride syndrome and post-SSRI sexual dysfunction: two sides of the same coin? Endocrine. 2018;61(2):180‒193. https://doi.org/10.1007/s12020-018-1593-5

7. Soggiu A, Piras C, Greco V, Devoto P, Urbani A, Calzetta L, Bortolato M, Roncada P. Exploring the neural mechanisms of finasteride: a proteomic analysis in the nucleus accumbens. Psychoneuroendocrinology. 2016;74:387‒396. https://doi.org/10.1016/j.psyneuen.2016.10.001

8. Welk B, McArthur E, Ordon M, Anderson KK, Hayward J, Dixon S. Association of Suicidality and Depression With 5α-Reductase Inhibitors. JAMA Intern Med. 2017;177(5):683‒691. https://doi.org/10.1001/jamainternmed.2017.0089

9. Wei L, Lai EC, Kao-Yang YH, Walker BR, MacDonald TM, Andrew R. Incidence of type 2 diabetes mellitus in men receiving steroid 5α-reductase inhibitors: a populationbased cohort study. BMJ. 2019;365:l1204. https://doi.org/10.1136/bmj.l1204

10. Hagberg KW, Divan HA, Persson R, Nickel JC, Jick SS. Risk of erectile dysfunction associated with the use of 5-α reductase inhibitors for benign prostatic hyperplasia or alopecia: population-based studies using the Clinical Practice Research Datalink. BMJ. 2016;354:i4823. https://doi.org/10.1136/bmj.i4823

11. Roehrborn CG, Manyak MJ, Palacios-Moreno JM, Wilson TH, Roos EPM, Santos JC, Karanastasis D, Plastino J, Giuliano F, Rosen RC. A prospective randomised placebocontrolled study of the impact of dutasteride/tamsulosin combination therapy on sexual function domains in sexually active men with lower urinary tract symptoms (LUTS) secondary to benign prostatic hyperplasia (BPH).

BJU Int. 2018;121(4):647‒658. https://doi.org/10.1111/bju.14057

12. Thompson IM, Goodman PJ, Tangen CM, Lucia MS, Miller GJ, Ford LG, Lieber MM, Cespedes RD, Atkins JN, Lippman SM, Carlin SM, Ryan A, Szczepanek CM, Crowley JJ, Coltman CA Jr. The influence of finasteride on the development of prostate cancer. N Engl J Med. 2003;349(3):215‒224. https://doi.org/10.1056/NEJMoa030660

13. Moinpour CM, Darke AK, Donaldson GW, Cespedes D, Johnson CR, Ganz PA, Patrick DL, Ware JE Jr, Shumaker SA, Meyskens FL, Thompson IM Jr. Health-related qualityof-life findings for the prostate cancer prevention trial. J Natl Cancer Inst. 2012;104(18):1373‒1385. https://doi.org/10.1093/jnci/djs359

14. Unger JM, Till C, Thompson IM Jr, Tangen CM, Goodman PJ, Wright JD, Barlow WE, Ramsey SD, Minasian LM, Hershman DL. Long-term Consequences of Finasteride vs Placebo in the Prostate Cancer Prevention Trial. J Natl Cancer Inst. 2016;108(12):djw168. https://doi.org/10.1093/jnci/djw168

15. Pietrzyk B, Olszanecka-Glinianowicz M, Owczarek A, Gabryelewicz T, Almgren-Rachtan A, Prajsner A, Chudek J. Depressive symptoms in patients diagnosed with benign prostatic hyperplasia. Int Urol Nephrol. 2015;47(3):431‒440. https://doi.org/10.1007/s11255-015-0920-5

16. Altomare G, Capella GL. Depression circumstantially related to the administration of finasteride for androgenetic alopecia. J Dermatol. 2002;29(10):665‒669. https://doi.org/10.1111/j.1346-8138.2002.tb00200.x

17. Irwig MS. Depressive symptoms and suicidal thoughts among former users of finasteride with persistent sexual side effects. J Clin Psychiatry. 2012;73(9):1220‒1223. https://doi.org/10.4088/JCP.12m07887

18. Traish A, Haider KS, Doros G, Haider A. Long-term dutasteride therapy in men with benign prostatic hyperplasia alter glucose and lipid profiles and increases the severity of erectile dysfunction. Horm Mol Biol Clin Investig. 2017;30(3):/j/ hmbci.2017.30.issue-3/hmbci-2017-0015/hmbci-2017-0015. xml. https://doi.org/10.1515/hmbci-2017-0015

19. Livingstone DE, Barat P, Di Rollo EM, Rees GA, Weldin BA, Rog-Zielinska EA, MacFarlane DP, Walker BR, Andrew R. 5α-Reductase type 1 deficiency or inhibition predisposes to insulin resistance, hepatic steatosis, and liver fibrosis in rodents. Diabetes. 2015;64(2):447‒458. https://doi.org/10.2337/db14-0249

20. Roehrborn CG, Siami P, Barkin J, Damião R, Major-Walker K, Nandy I, Morrill BB, Gagnier RP, Montorsi F; CombAT Study Group. The effects of combination therapy with dutasteride and tamsulosin on clinical outcomes in men with symptomatic benign prostatic hyperplasia: 4-year results from the CombAT study. Eur Urol. 2010;57(1):123‒131. https://doi.org/10.1016/j.eururo.2009.09.035

21. Ganzer CA, Jacobs AR. Emotional Consequences of Finasteride: Fool’s Gold. Am J Men’s Health. 2018;12(1):90‒95. https://doi.org/10.1177/1557988316631624

«Постковидный синдром ‒ это очень опасно». С какими проблемами столкнулись перенесшие коронавирус

Кроме того, есть и те, у кого нарушился кровоток, так как во время лечения COVID-19 они бесконтрольно принимали антикоагулянты (разжижающие кровь препараты).

Специалисты отмечают, что коронавирус не только вызывает обострение хронических болезней, но и сам надолго остается в организме человека, что замедляет процесс выздоровления, поэтому кроме лечения болезни таким пациентам требуется и психологическая реабилитация.

В Кыргызстане вспышка COVID-19 началась в марте. Отечественные медики на тот момент не имели полных сведений о том, как болезнь отражается на здоровье людей и каким должен быть процесс их реабилитации. После массовых случаев заражения в июне и июле Министерство здравоохранения КР решило внести в IV протокол лечения коронавируса инструкции по восстановлению здоровья людей после перенесенного заболевания.

«Одна болезнь сменяет другую»

Динара Чокоева заразилась коронавирусом в начале июля. Несмотря на то, что она выздоровела, по сей день ей приходится лечиться уже от других недугов:

‒ Когда заразилась коронавирусом, то сразу дала знать о себе старая травма головы, которую я получила в младенчестве, в момент появления на свет. У меня и раньше болела голова, но в этот раз было очень плохо. Лечение заняло около 14 дней, первую неделю получала капельницы, потом ‒ таблетки. После этого я просидела дома еще 15 дней. Врачи сказали, что «теперь вирус не страшен», и я поехала в село. Но там я опять то ли простыла, то ли что-то другое, но снова начали болеть руки и ноги, и снова три дня пришлось лежать под капельницами. После этого по всему телу у меня пошла мелкая сыпь. В общем, одна болезнь сменяет другую. Все равно вирус, оказывается, ослабляет человека – потеешь, нет сил, как раньше. И когда я уже думала, что выздоровела, у меня началась моя традиционная аллергия. Только удалось победить ее, принимая лекарства, как через два дня напомнила о себе рука, которую я сломала 2-3 года назад. В общем, специалисты, видимо, были правы, когда говорили, что последствия вируса ощущаются еще на протяжении 2-3 месяцев после выздоровления. У меня снизилась работоспособность, ничего не хочется делать.

Я и раньше слабо видела, а сейчас зрение ухудшилось еще больше.

«У многих проблемы со свертываемостью крови»

Пожелавший остаться неизвестным сотрудник Службы скорой помощи города Бишкека рассказал, что в последнее время увеличилось число обращений от граждан, у которых из-за бесконтрольного приема разжижающих кровь препаратов (антикоагулянтов) появились проблемы с сосудами:

‒ Во-первых, после перенесенной коронавирусной инфекции любое ухудшение здоровья схоже с симптомами при вирусе. Во-вторых, многие граждане на волне паники в июне и июле стали самостоятельно колоть себе антикоагулянты, такие как гепарин, клексан, что повлекло разжижение крови. Стоит теперь сделать им самый простой укол — кровь на месте этой небольшой ранки не останавливается, не свертывается. Постковидный синдром ‒ это очень опасная штука, а мы, оказывается, даже не знаем, как его предотвращать.

В IV протоколе предусмотрены вопросы реабилитации

На сегодня в КР лечение от коронавируса в стационарах получают 1 тысяча 21 пациент, еще 4 тысячи 563 человека лечатся амбулаторно.

Главный инфекционист КР Айнура Кутманова говорит, что сильное ухудшение здоровья пациентов после перенесенного коронавируса стало заметно во время большой волны заражений, что прошла в июле. В связи с этим сейчас в IV протокол Минздрава по лечению коронавируса вносятся инструкции по восстановлению после COVID-19:

‒ В основном после этой болезни у многих на протяжении длительного времени сохраняется повышенная температура 37‒37,2, болит голова, наблюдаются проблемы со сном и нарушение аппетита. Кроме того, было выявлено подавленное настроение, нарушения гемодинамики. Из-за плохого снабжения крови кислородом начинают ухудшаться функции мозга, что влечет головные боли. Поэтому все, кто переболел этим вирусом, сразу после улучшения самочувствия должны начинать реабилитацию. Еще находясь в больнице можно начать делать дыхательную гимнастику.

И еще один немаловажный фактор лечения этой болезни – психологическая поддержка.

Кроме того, мы заметили, что заболев, многие люди начинают испытывать страх, впадают в депрессию, а это только усиливает вирус в организме человека, и он пасует перед недугом. Поэтому надо следить за эмоциональным состоянием заболевшего, он должен быть в хорошем настроении. Также правильно питаться малыми порциями, но часто. Обычно мы ведь едим 3-4 раза в день? А после перенесенной болезни правильнее питаться 5-6 раз в день, то есть почти каждые два часа. Имеющие хронические заболевания и проблемы с сердцем, сосудами не должны прекращать прием лекарств, которые пили постоянно. Мы сейчас готовимся внести в IV протокол этот большой раздел по вопросам реабилитации после COVID-19. Потому что раньше этих сведений у нас не было.

Влияет и на нервную систему

По состоянию на 26 августа, в Кыргызстане число подтвержденных случаев COVID-19 достигло 43 тысяч 358. За последние сутки от этой инфекции излечились 292 человека. А всего за период эпидемии – 37 тысяч 217 пациентов. За минувшие сутки была зарегистрирована одна смерть от коронавируса ‒ в Бишкеке. Общее число жертв COVID-19 в КР с начала эпидемии составило 1 тысяча 58. Напомним, 18 августа Минздрав Кыргызстана пересмотрел статистику по COVID-19, после чего показатель смертности сократился почти на треть.

Медсестра из Кыргызстана, Сайрагуль Жолборсова, которая проживает в Москве, отметила последствия COVID-19 на организм человека:

‒ Самое главное ‒ нарушается работа мозга. Особенно опасен этот вирус для тех, кто имеет заболевания почек, легких, сердечно-сосудистой системы, а также хронические болезни. COVID-19 провоцирует образование тромбов, что иногда приводит к кровоизлиянию в мозге. А так как иммунная система ослаблена, то начинают появляться такие неврологические заболевания как энцефалит, инсульт, а также инфаркт и перепады кровяного давления. Все это приводит к тому, что начинают болеть мышцы, у человека нет ни на что сил, снижается его работоспособность. Поэтому имеющим хронические заболевания надо быть особенно осторожными.

Необходимо соблюдать общепринятые правила гигиены

Коронавирус практически протекает так, как острые респираторные заболевания, но отличается тем, что болезнь быстро уходит вниз, в легкие, что вызывает пневмонию. Несмотря на то, что волна заражений пошла на спад, все равно имеющим хронические болезни необходимо беречь себя, чтобы защититься от повторного заражения и вызванных этим вирусом осложнений.

Врач Уланбек Усубалиев говорит, что не надо пренебрегать элементарными нормами гигиены, считая, что вирус сошел на нет и что человек уже выздоровел:

‒ Во время компьютерной томографии ясно видно, что у переболевших коронавирусом в течение 2-3 месяцев после выздоровления сохраняются изменения в легких. Другими словами, у заразившегося COVID-19 легкие восстанавливаются на протяжении длительного времени. Это говорит о том, что нарушен кровоток, в нем мало кислорода. И самостоятельный прием различных лекарств тоже влечет негативные последствия. Поэтому после выздоровления необходимо постоянно быть на связи с врачом, не снимать маску, соблюдать социальную дистанцию и гигиену.

В Кыргызстане на сегодня в государственных больницах не предоставляют услуг по реабилитации после коронавируса, возможно, они имеются в частных клиниках. По словам медиков, из-за приема сильных антибиотиков у некоторых пациентов наблюдается стойкость к антибиотикам вообще, а также появляются проблемы с желудком и пищеварительной системой.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Посттравматический болевой синдром, обусловленный повреждением периферических нервов: особенности патогенеза, клиники и лечения | Бородулина

1. Каменев Ю.Ф. Природа хронической боли: критерии разграничения, классификация, механизмы возникновения, диагностика. М.: Триада-Х, 2003. 96 с.

2. Решетняк В.К., Кукушкин М.Л. Механизмы патологической боли. Медицина неотложных состояний, 2009, 2: 34-39.

3. Melzac R, Wall RD. Pain mechanisms: a new theory. Science, 1965, 150: 971-977.

4. Крыжановский Г.Н. К патогенезу центральных синдромов боли и зуда. Ж. невропат. психиатр., 1976, 67: 1090-1100.

5. Willis WD, CoggeshaLL RE. Sensor mechanisms of the spinal cord. New York — London. Plenum Press. 1978.

6. Weisenberg M. Pain and pain control. Psychological Bull, 1977, 84: 1008-1044.

7. Terenius L. Biochemical mediatorsion pain. Trange, 1981, 20: 156-163.

8. Кукушкин М.Л., Хитров Н.К. Общая патология боли. М.: Медицина, 2004. 144 с.

9. Тулупов А.Н., Бесаев Г.М., Синенченко Г.И., Озеров В.Ф. с со-авт. Посттравматический болевой синдром (синдром Зуде-ка): учебно-методическое пособие. СПбНИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе, СПб.: Фирма «Стикс», 2015. 33 с.

10. Вейн А.М. (ред.) Болевые синдромы в неврологической практике. М.: МЕДпресс-информ, 2001. 72 с.

11. Аверченкова А.А., Рачин А.П. Хроническая боль — механизмы формирования болевой памяти: материалы к дискуссии. Материалы Российской научно-практической конференции «Головная боль — актуальная междисциплинарная проблема» / под ред. Г.Р. Табеевой, Л.Л. Корсунской, М.Ю. Герасименко. Крым, Евпатория, 2015. С. 9-17.

12. Шостак Н.А., Правдюк Н.Г. Боль как междисциплинарная проблема. Клиницист, 2012, 2: 5-9.

13. Аванесова О.В., Катунина Е.А., Казаков А.Ю., Лазарева В.В. с соавт. Клинико-нейрофизиологическая оценка комплексной терапии у больных с посттравматическими невропатиями. Вестник Российского государственного медицинского университета, 2011, 1: 31-35.

14. Азимова Ю.Э., Нувахова М.Б., Рачин А.П. Боль в спине при фасеточном синдроме: контроверсии или консенсус? РМЖ, 2015, 24: 1446-1448.

15. Чеботарева Л.Л., Сапон Н.А., Нелепин С.Н., Третьякова А.И. Клинико-нейрофизиологический анализ хронического невропатического болевого синдрома при травматическом повреждении нервов конечностей. Укра!нський ней-рох!’рург!’чний журнал, 2011, 2: 60-64.

16. Яхно Н.Н., Кукушкин М.Л., Данилов А.Б. с соавт. Результаты Российского эпидемиологического исследования распространенности невропатической боли, ее причин и характеристик в популяции амбулаторных больных, обратившихся к врачу-неврологу. Боль, 2008, 3: 24-32.

17. Данилов А.Б. Ноцицептивная и нейропатическая боль. Болевые синдромы в неврологической практике / под ред. Го-лубева В.Л. М.: МЕДпресс-информ, 2010. С. 33-43.

18. Новиков А.В., Яхно Н.Н., Алексеев В.В. Комплексный регионарный болевой синдром при поражении периферических нервов. Клинические,патогенетические и терапевтические аспекты. Неврологический журнал, 1999, 4(5): 7-11.

19. Рачин А.П., Азимова Ю.Э., Нувахова М.Б., Выговская М.Б., Воропаев А.А. Боль в спине: алгоритм диагностики и тактика в терапии. РМЖ, 2015, 26: 1532-1533.

20. Yamamoto T. Mechanisms of the development of neuropatic pain and it’s treatment. Nihon Hansenbyo GakkaiZasshi, 2008, 77: 215-218.

21. Шабалов В.А. Что делать с «трудной» болью? Электростимуляция спинного и головного мозга в лечении хронической неонкологической боли. М.: Изд-во ХХ, 2008. 96 с.

22. Древаль О.Н., Рябыкин М.А. Патогенетическое обоснование нейропротективной профилактики нейрогенного болевого синдрома. Боль, 2005, 1: 54-57.

23. Бородулина И.В., Супонева Н.А., Бадалов Н.Г. Неспецифическая боль в спине: клинико-патогенетические особенности и возможности терапии. РМЖ, 2016, 25: 1699-1704.

24. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs: add an anti-ulcer drug for patients at high risk only. Always limit the dose and duration of treatment with NSAIDs. Prescrire Int, 2011, 20(119): 216-219.

25. Рябоконь И.В., Акарачкова Е.С., Вершинина С.В., Котова О.В. Кеторол® в лечении болевых синдромов (обзор). РМЖ, 2013, 30: 1600.

26. Rooks WH, Maloney PJ, Shott LD et al. The analgesic and antiinflammatory profile of ketorolac and its tromethamine salt. Drugs Exp. Clin. Res., 1985, 11: 479-492.

27. Rooks WH, Tomolonis AJ, Maloney PJ et al. The analgesic and anti-inflammatory profile of RS-37619. Agents Actions, 1982, 12: 684-690.

28. Brown CR et al. Comparison of intravenous ketorolac tromethamine and morphine sulfate in the treatment of postoperative pain. Pharmacother., 1990, 10: 116S-21SC

29. Torabinejad M, Cymerman JJ, Frankson M et al. Effectiveness of various medications on postoperative pain following complete instrumentation. J. Endod., 1994, 20(7): 345-354.

30. Тамкаева М.А., Коцелапова Э.Ю., Сугаипов А.А., Шамуилова М.М. Эффективность кеторолака для купирования острых болевых синдромов. Неотложная помощь. М.: МГМСУ.

31. Верткин А.Л., Тополянский А.В., Вовк Е.И. и др. Место кеторолака в терапии острых болевых синдромов на догоспитальном этапе. Врач скорой помощи, 2006, 6: 1-6.

32. Кеторол: инструкция по применению; http://www.ketorol.ru.

Как пережить посткоронавирусный синдром — Российская газета

Размытая передовая

Мозаика окончания самоизоляции — то снижение числа зараженных COVID-19 и открытие «островков жизни» — офисов, парков, пляжей, то откат к повторным карантинам, тоже начинает нервировать. Так, по данным ВОЗ, между самоизоляцией, выходом из нее и угрозой заражения COVID-19 застряли около 3,6 из 7,5 миллиарда землян. Это состояние по прогнозам вирусологов растянется до конца 2021 года, а выход из него — еще на два-три года. Ученые Института психологии РАН неопределенность сравнивают с линией фронта, у которой везде — невидимая передовая.

— Такова природа последствий пандемии — ткань нашего поведения создает риски новых заражений, — считает ведущий научный сотрудник Института психологии РАН Тимофей Нестик. — Поведением управляют накопленные в самоизоляции страх и тревога, снижение доверия к людям и миру, обдуманное ослабление ближних и дальних связей, ставшее жестом постковидной культуры, и рост страха социальных потрясений, который рождает желание опереться на твердую руку. Все эти факторы рисков могут перерастать в стресс. Его естественное врачевание дает усиление контактов с близкими и восстановление «слабых связей» — корпоративных, соседских, досуговых. Однако «слабые связи» слабеют за счет сжатия реальной сети отношений в пользу виртуальных сетей и «цифры». Как итог, затруднен не только выход из самоизоляции — тормозятся социальные и технологические инновации, сковываются неординарность мышления и попытки прорывных решений.

Судя по опросам, проведенным ИП РАН и Центром социального проектирования «Платформа», главными посткоронавирусными страхами люди называют разобщенность (45%), запертость (41%) и одиночество (14%).

— Уныние и депрессия прессуют человека потому, что состояние тревоги, вызванное самоизоляцией, истощает запас психологических ресурсов, но обостряет до болезненности желание понять «а что это было», — говорит старший научный сотрудник ИП РАН Юлия Быховец. — Отсюда сравнение вируса с радиационным заражением личности «как в Чернобыле» или со слепотой терроризма. Даже вездесущие конспирологические объяснения — тоже своего рода «слепая мишень» из-за чувства беспомощности. Опыт переживания посткоронавирусного стресса показывает, что ориентация на разобщение людей ради противостояния вирусу — дело нужное, но у нее есть и издержки. Прежде всего — психологические.

Ученые пришли к заключению о том, что у современного человека нет иммунитета к разобщенности, как и к вирусу. Похоже, как и болезнь, психологические последствия идут волнами. К нормальной жизни общество вернется тогда, когда наладит не только системы тестирования и вакцинирования, но и выработает психологический иммунитет к заразе.

Второй фронт COVID-19

Пока посттравматические виды стресса люди часто лечат народными средствами — вышибая клин клином. Разобщенность и страх снимаются за счет полулегального заполнения спортивных, часто футбольных трибун или пляжей Крыма задолго до их открытия. Или «в люди» — в парикмахерские, музеи, рестораны и метро — народ выбирается, не всегда соблюдая социальную дистанцию и прибегая ко всем мерам защиты. Или часто опровергает то, чего сам хотел. Так, в Сочи активисты вышли на улицы с протестом, требуя открыть городские туалеты. Хотя три месяца назад они добивались их частичного закрытия из-за угрозы вируса. Мэрия, наоборот, уверяла, что туалеты безопасны, но люди воспринимали это как ковид-диссидентство. Теперь объяснение городских управленцев, что стационарных кабин и переносных биотуалетов хватает, вызвало шквал критики: «Это мракобесие самоизоляции».

Социальные сети за день могут сделать человечество одним коллективным мозгом и заразить его заразной эмоцией или идеей

Настроения людей шатаются еще и потому, что с ростом заражения COVID-19 в мире, по данным ВОЗ, начался глобальный кризис психического здоровья. И первыми уязвимыми для расстройств психики стали… врачи. Потом дети, за ними — пожилые люди. Из опросов ИП РАН следует, что депрессию, несмотря на аплодисменты врачам, спетые в их честь песни, поставленные памятники, переживают 50,4% медработников, тревогу — 44,6%, нарушения сна — 34%, дистресс — 71,5%.

— По исследованиям израильских ученых, — рассказывает старший научный сотрудник ИП РАН Мария Падун, — идентификация себя перед военной операцией с героем резко провоцирует стресс. Сквозь него давит моральный груз — врачу важно не потерять самоуважения и выполнить клятву Гиппократа. Но они живые: боятся заразить родных и близких, помогают людям часто в условиях перегрузки, поэтому для них предательством звучат беспечные слова — «вирус — это фейк». Или отказ людей от социальной дистанции, масок и перчаток. Поэтому врачи не только герои, а еще «пилотный» проект COVID-19 по психическому испытанию личности и общества на прочность их здоровья. И, вместо того чтобы врачей считать обязанными быть героями, надо за ними оставить право выбора на героизм.

Ученые предупреждают о необходимости внимания к психологическому состоянию врачей. Если их оставлять один на один с тяжелой работой, к концу 2020 года их ждет выгорание — профессиональное и моральное. А оно может спровоцировать выгорание той части общества, которая без врачей один на один останется с вирусом.

Партизаны Победы

Между тем смертность от пневмонии и коронавируса, по данным Роспотребнадзора, эпидемиологические пороги не превысила. То есть эпидемии нет, есть ее угроза и страх.

— Причина вспышки страха из-за инфекции в том, что социальные сети за день могут сделать человечество одним коллективным мозгом и заразить его заразной эмоцией или идеей, — считает старший научный сотрудник Института психологии РАН Ольга Маховская. — Надо сказать COVID спасибо за то, что он указал, насколько социум незащищен от вспышек страха. Но страх купируем и победим людьми, в том числе индивидуально, и это еще один хороший урок самоизоляции. СМИ, сделавшие ставку не на тревожность, а на снятие страха, нашли для себя новую роль. В этой роли они вместе со зрителем и читателем ищут смыслы, а не просто быстро меняют «картинки».

В исследованиях ИП РАН ученые исходили из мировой практики: «фабрикой тревоги» СМИ становятся тогда, когда пугающие и фейковые новости пересылаются, идет их перепост, часто быстрее, чем достоверная информация. Ученые предложили ТВ и сетям ход: фейковые посты не блокировать, а снабжать тегом «может содержать ложные сведения». Одновременно давать слово экспертам и очевидцам — тем, кто переболел, борется или победил «корону». Итог: число перепостов упало до половины. На фоне привлечения экспертов-вирусологов первого ряда и спокойной интонации в подаче информации наметилось складывание двух уровней солидарности общества — «манифестация чувств» (сплочение вокруг испытания) и волонтерство.

Как считает Ольга Маховская, уловленная прямая связь между пандемией страха и ориентиром социума на солидарность снизила градус всеобщего недоверия, но не сняла его. Сегодня основные уязвимые точки, по которым стресс может бить, — страх вакцинации, низкий уровень доверия к институтам и людям, страх перед «цифрой», недоступной бедным, и неясность будущего. При этом психологи убеждены: чтобы дать прогноз, как победить посткоронавирусный стресс, надо учитывать разное отношение людей к глобальным угрозам. Ученые выделяют три группы убеждений, которые, как партизаны Победы, по-разному противостоят стрессу. Первая — отличается недоверием к социальным институтам и катастрофичностью сознания. Эти люди не дают пропустить беду. Вторая группа — стабилизаторы. Их консерватизм помогает мобилизации общества. Третья группа — «мобилы» или мобильная группа адаптации к угрозам будущего через рост терпимости и доверия. Все вместе они держат баланс психологического здоровья, но оно, когда переживает стресс, ищет простых решений. А они стресс «замораживают» — дают асимметрию (растерянность) вместо баланса. И лишь учет баланса сил, например, вначале самоизоляции, привел к тому, что верх взяла вера в обуздание вируса через сплочение и сотрудничество, что удерживает общество от соблазна крайностей и упрощений.

«Таблетка» от синдрома пяти COVIDов, как считают ученые, та же, что сняла самоизоляцию, — социальное доверие, ценность заботы о людях и вера.

Жизнь после Covid-19: как диагностировать психический постковидный синдром и можно ли справиться с ним самостоятельно — Общество — Новости Санкт-Петербурга

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архивПоделиться

«Фонтанка» собрала рекомендации ведущих экспертов по психологии и психиатрии, которые лицом к лицу столкнулись с девиациями у своих пациентов, перенесших коронавирус. На самые банальные вопросы отвечают Александр Софронов, главный врач психиатрической больницы № 3 имени И.И. Скворцова-Степанова, Алексей Демьяненко, заведующий городским психотерапевтическим центром, Мария Мальцева, доцент кафедры психологии и педагогики Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. Павлова и Юлия Мохова, клинический психолог Госпиталя для ветеранов войн.

Что такое постковидный синдром и почему он возникает

Практически у каждого первого, кто переболел Covid-19 средней тяжести, обнаруживается постковидный синдром. Пока это весьма расплывчатый диагноз. Постковидный синдром описывается не только и не столько психическими расстройствами, сколько многочисленными соматическими осложнениями.

Встречаются аутоиммунные реакции с поражением печени, надпочечников, головного мозга. Есть данные и о том, что Covid-19 обладает тропностью (родством с тканями, клетками) к центральной нервной системе. У некоторых пациентов, переживших Covid-19, наблюдается вся палитра психических расстройств, где наименее тяжёлые — это тревожные расстройства, а наиболее — психозы. Осевым же расстройством становится органическая астения, которая сопровождается когнитивными нарушениями: ухудшением памяти, внимания, мышления. При астении человек истощается, а истощение, в свою очередь, становится почвой, на которой и расцветают вышеперечисленные расстройства.

Для специалистов люди с постковидным синдромом — контингент серьёзный. Таким пациентам требуется комплексное лечение с прицелом на коррекцию соматических расстройств и, возможно, длительная реабилитация.

Как отличить постковидный синдром от лени или усталости

Первое, что должен сделать человек, переболевший Covid-19, — провести ревизию проблем, накопившихся за время болезни, выделить главное и подумать, как всё это решать. Можно обратиться в кризисные службы или воспользоваться телефонами доверия, но сперва рекомендуется всё же чётко обозначить проблему.

Также нужно обязательно предупредить своих домашних о том, что после больницы с вами творится что-то не то: вы в плохом настроении, раздражительны и т.д. Если ситуация патовая, и вы не видите выхода из неё, попробуйте оценить свою реакцию на проблему: вы опускаете руки или всё-таки пытаетесь работать?

Среди наиболее значимых реакций и симптомов — бессонница и ваши мысли во время бессонницы. Как вы оцениваете сами себя? Если вы считаете себя жертвой обстоятельств — это нормально, потому что отчасти это действительно так. Если же вы вдруг стали считать себя никчёмным неудачником, начали переоценивать свою жизнь и пришли к выводу, что она представляет собой цепочку негативных событий, — это серьёзно.

Обращайте внимание и на пробуждение. Каким человеком вы просыпаетесь? Если, несмотря на бессонницу, вы всё-таки в тонусе — это более или менее нормально. Если вы просыпаетесь разбитым или же боитесь пробуждения — это опять-таки симптомы.

Понаблюдайте за настроением в течение дня: можно ли вас как-то обрадовать, развеселить? Также обратите внимание, мотивирована ли ваша тревога, если она есть. Немотивированное беспокойство порой свидетельствует о постковидном синдроме.

Проанализируйте отношения с людьми. Если вы чувствуете, что в вашей жизни вдруг что-то пошло не так, например вы стали чаще ссориться с другими, обижаться на них, то это повод задуматься.

Обратите внимание на себя. Лучший способ сделать это — выключить телевизор, мобильный, Интернет и минут 40 посидеть в тишине. Вероятно, тогда вам придут в голову мысли, которые будут тревожить или настораживать. Проанализируйте их и попробуйте принять какое-то решение. Например, взять отгул на неделю или просто выспаться. Если ни к чему не придёте, кроме того, что вам просто плохо, — расценивайте это как вескую причину обратиться к психологу или психотерапевту.

Можно ли лечить постковидный синдром самостоятельно

Самолечение нежелательно, поскольку перед началом терапии специалисты проводят диагностику, которую обычный человек провести не в состоянии. Однако есть техники, которые могут помочь справиться с ситуацией, если она относительно лёгкая.

Во-первых, рекомендуется двигаться до утомляемости, но не через неё. Есть такая вещь, как психомоторный контроль. Когда человек утомляется, он начинает ронять предметы, может порезаться, облиться кипятком и т.д. Именно поэтому нужно рассчитывать силы и в идеале отмечать, как долго длятся периоды активности. При этом при появлении чувства усталости рекомендуется посидеть, а ещё лучше — полежать, и только после отдыха продолжить свою деятельность.

Во-вторых, нужно стараться выходить на улицу сразу после выписки, если позволяют силы. То есть в рамках своих возможностей нужно осуществлять деятельность по дому и вне дома, восстанавливать самообслуживание.

В-третьих, можно начать делать что-то по работе. Активизировать какое-то хобби: читать, писать, рисовать. Главное, не ждать, когда все симптомы уйдут сами, ведь это, к сожалению, часто заканчивается депрессивным расстройством.

В-четвёртых, нужно задуматься о своей жизни и попробовать признать, что люди смертны и что страх умереть — это нормально. Это может помочь минимизировать стрессы и переживания, связанные со сложившейся в мире ситуацией.

Влияет ли постковидный синдром на социальный статус и почему не стоит бояться идти к специалистам

Уровень обращения к психологам, психиатрам и психотерапевтам в России достаточно низкий. Если страшно, начать можно с телефона доверия. Но даже если сотрудники пригласят на приём — не стоит отказываться. Часто диагностика и лечение происходят на уровне консультаций, соответственно реабилитационный процесс вряд ли отразится на социальной жизни. Если же проблема серьёзная, нужно будет оценить здраво потери, которые вы можете понести по жизни, например увольнение, и результат, который вы получите от терапии, например сохранение психологического здоровья.

Обращаясь к специалисту, не стесняйтесь спрашивать о его образовании. Не стоит работать со «специалистами», которые ограничились курсами. Например, психолог — это всегда специалист с оконченным высшим образованием. Клинический психолог — специалист, который на базе высшего образования прошёл переподготовку (1118 часов по медицинской психологии).

Не бойтесь попасть не к тому специалисту: если это произойдёт, вас перенаправят туда, куда вам нужнее. Среди профессиональных психологов вряд ли найдётся тот, кто станет разбираться с психиатрией и наоборот. Психологов, психотерапевтов и психиатров учат разному.

Постковидный синдром — это навсегда?

Проблема возникновения постковидного синдрома ещё не изучена до конца, однако, скорее всего, последствия Covid-19 всё же не остаются с человеком на всю жизнь. Вследствие терапии значимые улучшения начинаются через две-три недели, но полностью симптоматика уходит очень и очень медленно.

Где в Петербурге можно получить бесплатную психологическую помощь?

В Санкт-Петербурге действуют 18 специализированных учреждений, оказывающих помощь людям, болеющим или переболевшим Covid-19. Также есть 4 стационара и государственная Клиника неврозов, которая специализируется на пограничных расстройствах психики (когда речь идёт о достаточно тяжёлых, но не таких серьезных заболеваниях, как например шизофрения). Есть районные диспансеры, где работают как психиатры, так и психотерапевты. И наконец, есть телефоны доверия и психотерапевтические центры, которые можно найти в Интернете.

Маргарита Алеева, специально для «Фонтанки.ру»

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив

часть пациентов с COVID-19 полностью не выздоравливают

Business FM поговорила с переболевшими о симптомах, которые их преследуют: от слабости и бессонницы до замещения запахов и нарушений сердечного ритма

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Для многих из тех, кто успешно перенес COVID-19, отрицательный ПЦР после болезни — это только начало непростого пути. Некоторые описывают спонтанные сдвиги обоняния и вкуса: любимые духи начинают пахнуть химией, а любимое блюдо теперь невозможно есть. О других, еще более неприятных симптомах нам рассказали сами недопереболевшие.

Дарья Кузнецова журналистка, автор Instagram-блога «Даша pro экологию»

Рассказывает жительница Москвы Екатерина:

Комментирует москвичка Алиса.

Речь идет не о единичных случаях. По данным британского Национального института исследований здоровья, у значительной части переболевших симптомы сохраняются несколько недель после выздоровления, а 10-20% людей продолжают чувствовать последствия болезни на третий месяц после диагноза. У каждого пятого из выздоровевших в США впоследствии появилось психическое расстройство — исследование опубликовано в журнале The Lancet. Что говорят об этом российские врачи?

Алиса: «Врач рекомендовал пить мелатонин и рассказал, что на самом деле первым в Америке сразу пропивают мелатонин те, кто болел ковидом. Даже половина пачки мелатонина в целом не давала возможности заснуть в принципе».

Дарья Кузнецова: «Сначала врачи в обычной поликлинике говорили: а что вы хотели, это коронавирус. Потом говорили: а что вы хотели, вы просто очень худенькая. Потом, когда уже начала по частным врачам ходить, сначала некоторые удивлялись, а когда приходила в июле-августе, все говорили: у нас таких очень много, у нас толпы таких, как вы, после ковида. Ну, как бы ничего страшного, скорее всего, все пройдет».

Екатерина: «Я обращалась в городские поликлиники и общалась с четырьмя специалистами, которые занимаются коронавирусом. И все они мне говорили одну и ту же фразу, что на данный момент это не изучено, да, действительно есть такие варианты, все пройдет в течение трех месяцев».

Разнообразие симптомов, которые могут приходить и ослабевать без видимой причины, серьезно усложняет изучение того, что можно условно назвать «постковидным синдромом». По предварительным оценкам Минздрава Великобритании, последствия можно условно разделить на четыре группы: долгосрочное поражение сердца и легких, постреанимационный синдром, синдром вирусной усталости и сохранение симптомов COVID-19. Как чувствуют себя наши собеседницы сегодня?

Дарья Кузнецова: «До сих пор у меня остались некоторые проблемы: я быстрее устаю, есть иногда какие-то проблемы с сердцебиением. Я всегда была здоровым человеком, и ничего такого в жизни не было. В целом, уже хорошо, начала заниматься спортом, работаю полный рабочий день. Какие-то дополнительные штуки, как вести свой блог, мне пока что сложно».

Екатерина: «Я выписалась в конце октября, и до сих пор есть такие симптомы. Иногда иду в метро по переходу и понимаю, что просто начинаю задыхаться, что мне надо остановиться, снять маску, немножко продышаться и тогда я только могу идти дальше».

Алиса: «Мой муж, который переболел вместе со мной, страдал тем же самым совершенно. Так что мы оба провели бессонный месяц, что, конечно, очень плохо сказалось на работе, на уходе за ребенком. Вот только сейчас, через месяц, постепенно мы стали с какими-то средствами засыпать, постепенно появилась снова возможность каким-то естественным образом просыпаться и не страдать».

Как бы там ни было, большинство заболевших COVID-19 переносят инфекцию с минимальными последствиями. Рассказывает кинокритик Максим Семенов:

Максим Семенов кинокритик

Наконец, пожалуй, самый иллюстративный нюанс этой истории: всем нашим собеседницам менее 40 лет. И нашел я их не в группах людей с постковидным синдромом, а просто среди знакомых и их знакомых.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Атипичный постфинастеридный синдром: фармакологическая загадка – Medincon

Ссыл­ка на PubMed | Ссылка на DOI

Ав­то­ры с долж­но­стя­ми и зва­ни­я­ми:
Anita K. Gupta, Neetu Sharma, and Prashant Shukla

Вы­ход­ные дан­ные:
Indian journal of pharmacology
Year : 2016 | Volume: 48 | Issue: 3


Фина­сте­рид и дуасте­рид — наи­бо­лее ча­сто при­ме­ня­е­мые ин­ги­би­то­ры 5-аль­фа-ре­дук­та­зы. То­гда как фина­сте­рид яв­ля­ет­ся се­лек­тив­ным ин­ги­би­то­ром 5-аль­фа-ре­дук­та­зы толь­ко II ти­па, дуасте­рид ин­ги­би­ру­ет 5-аль­фа-ре­дук­та­зу I и II ти­па.

Управ­ле­ни­ем по кон­тро­лю за про­дук­та­ми и ле­кар­ства­ми США (FDA) одоб­ре­но при­ме­не­ние фина­сте­ри­да при доб­ро­ка­че­ствен­ной ги­пер­пла­зии пред­ста­тель­ной же­ле­зы (ДГПЖ) и при ан­дро­ге­не­ти­че­ской ало­пе­ции (АГА), то­гда как дуасте­рид по­лу­чил одоб­ре­ние толь­ко для ле­че­ния ДГПЖ. Тем не ме­нее фак­ти­че­ское при­ме­не­ние дуасте­ри­да «не по по­ка­за­ни­ям» при АГА не яв­ля­ет­ся ред­ко­стью. Хо­тя кли­ни­че­ская кар­ти­на пост­фи­на­сте­рид­но­го син­дро­ма (ПФС) хо­ро­шо из­вест­на, этот симп­то­мо­ком­плекс до­ста­точ­но раз­но­об­ра­зен. Здесь мы опи­сы­ва­ем слу­чай ати­пич­но­го ПФС у па­ци­ен­та, при­ни­мав­ше­го дуасте­рид и фина­сте­рид по по­во­ду АГА.

По­ли­си­стем­ность кли­ни­че­ских про­яв­ле­ний и необ­ра­ти­мый ха­рак­тер по­слу­жи­ли ос­но­ва­ни­ем для пуб­ли­ка­ции это­го слу­чая.
Пост­фи­на­сте­рид­ный син­дром (ПФС) —симп­то­мо­ком­плекс, ко­то­рый мо­жет раз­вить­ся у па­ци­ен­тов, при­ни­ма­ю­щих фина­сте­рид. Симп­то­мы мо­гут быть как физи­че­ско­го, сек­су­аль­но­го, а так­же нев­ро­ло­ги­че­ско­го ха­рак­те­ра. Точ­ная рас­про­стра­нен­ность ПФС по­ка неиз­вест­на. Дан­ный слу­чай — ил­лю­стра­ция нети­пич­но­го, необ­ра­ти­мо­го (на мо­мент пуб­ли­ка­ции) ПФС у па­ци­ен­та, так­же под­ни­ма­ю­щая во­прос труд­но­сти те­ра­пии это­го со­сто­я­ния.
33 лет­ний муж­чи­на по­сту­пил с жа­ло­ба­ми на вы­па­де­ние во­лос в ян­ва­ре 2013. Был по­став­лен ди­а­гноз АГА и вы­пи­сан дуасте­рид в до­зе 0,5 мг один раз в день в те­че­ние ме­ся­ца. Во вре­мя кур­са ле­че­ния па­ци­ент жа­ло­вал­ся на рас­про­стра­нен­ный зуд, жже­ние при мо­че­ис­пус­ка­нии, дис­ком­форт в жи­во­те и се­бо­рею. Уро­вень те­сто­стре­ро­на со­став­лял око­ло 600 нг/дл. Ле­че­ние бы­ло пре­кра­ще­но, но симп­то­мы со­хра­ня­лись. Эти симп­то­мы про­хо­ди­ли по­сле ре­гу­ляр­ных физи­че­ских упраж­не­ний. В сен­тяб­ре 2012 го­да об­щий те­сто­сте­рон в сы­во­рот­ке был на уровне 495,14 нг/дл. В ок­тяб­ре 2014 па­ци­ент сно­ва на­чал те­ра­пию от вы­па­де­ния во­лос. Он при­ни­мал 1 мг фина­сте­ри­да (вме­сто 0,5 мг дуосте­ри­да) один раз в день.

Сно­ва по­яви­лись ана­ло­гич­ные неже­ла­тель­ные яв­ле­ния та­кие как зуд, жже­ние при мо­че­ис­пус­ка­нии, дис­ком­форт в жи­во­те, кож­ная сыпь и се­бо­рея. Толь­ко на этот раз все симп­то­мы со­хра­ня­лись и не ис­че­за­ли по­сле физи­че­ских упраж­не­ний. Симп­то­мы со­хра­ня­ют­ся до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни. Од­на­ко уро­вень об­ще­го те­сто­сте­ро­на в сы­во­рот­ке сни­зил­ся до 227,06 нг/дл в фев­ра­ле 2016. Кро­ме то­го, в ана­ли­зе спер­мы бы­ли най­де­ны лей­ко­ци­ты, в по­се­ве спер­мы вы­яв­лен уме­рен­ный рост Enterococcus faecalis.

Па­ци­ент ле­чил­ся в 3-х раз­ных цен­трах. В пер­вом цен­тре был вы­пи­сан дезло­ра­та­дин 5 мг два­жды в день, ком­би­на­ция 1% клин­да­ми­ци­на и 5% бен­зо­и­ла пе­рок­си­да и шам­пунь с по­ви­дон-йо­дом (от пер­хо­ти), огра­ни­че­ние ис­поль­зо­ва­ния мас­ла для во­лос. Во вто­ром цен­тре бы­ли на­зна­че­ны шам­пунь ке­то­ко­на­зол и гель ада­па­лен. В тре­тьем цен­тре бы­ли на­зна­че­ны крем ок­си­ко­на­зол, ло­ра­та­дин, ком­би­на­ция 2,5% бен­зо­и­ла пе­рок­си­да и 1% клин­да­ми­ци­на, ал­пра­зо­лам в до­зе 0,5 мг и декс­хлор­фе­ни­ра­мин на­ря­ду с про­ти­во­се­бо­рей­ным мы­лом.

Од­на­ко симп­то­мы со­хра­ня­лись да­же по за­вер­ше­нию кур­са ле­че­ния.

Кли­ни­че­ские неже­ла­тель­ные яв­ле­ния, опи­сан­ные как воз­мож­но, ве­ро­ят­но или опре­де­лен­но свя­зан­ные с при­е­мом пре­па­ра­та у ≥1% па­ци­ен­тов, по­лу­чав­ших фина­сте­рид — это сни­же­ние ли­би­до, эрек­тиль­ная дис­функ­ция, на­ру­ше­ние эяку­ля­ции (умень­ше­ние объ­е­ма эяку­ля­та) и т. д. В по­ст­ре­ги­стра­ци­он­ных на­блю­де­ни­ях со­об­ща­ет­ся, что с при­е­мом фина­сте­ри­да мо­гут быть свя­за­ны бо­лез­нен­ность и уве­ли­че­ние мо­лоч­ных же­лез, и да­же рак гру­ди у муж­чин; де­прес­сия; ре­ак­ции ги­пер­чув­стви­тель­но­сти, вклю­чая сыпь, зуд, кра­пив­ни­цу и отек губ; и боль в яич­ках. Со­во­куп­ность этих симп­то­мов со­став­ля­ет ПФС. В дан­ном слу­чае су­ще­ству­ют неко­то­рые симп­то­мы, ко­то­рые не впи­сы­ва­ют­ся в ука­зан­ный пе­ре­чень. Эти симп­то­мы вклю­ча­ют жже­ние при мо­че­ис­пус­ка­нии, се­бо­рею, а так­же дис­ком­форт в жи­во­те. Бо­лее то­го, эти симп­то­мы оста­лись до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни необ­ра­ти­мы­ми, что за­ста­ви­ло нас клас­си­фи­ци­ро­вать слу­чай это­го па­ци­ен­та как «ати­пич­ный ПФС».

Figure 1
Keratotic follicular papules on shoulders and back along with few pustules

Об­зор на­уч­ных пуб­ли­каций 02’2017

Finasteride and dutasteride are commonly used 5-alpha reductase inhibitors. While finasteride is a selective inhibitor of 5-alpha reductase Type II, dutasteride inhibits 5- alpha reductase Type I and II. The United States Food and Drug Administration approved the use of finasteride for benign prostatic hypertrophy (BPH) as well as androgenic alopecia (AGA) while dutasteride is approved only for BPH. Off-label use of dutasteride is not uncommon in AGA as well. Although the postfinasteride syndrome (PFS) is a well-established entity, its symptomatology is quite variable. Here, we describe a case of an atypical PFS in a patient treated with dutasteride and finasteride for AGA. The multisystem involvement and irreversible nature of this case warrant its reporting. Postfinasteride syndrome (PFS) is a symptom complex which occurs in patients taking finasteride. This symptom complex can be physical, sexual, as well as neurological. The exact prevalence of PFS is not documented so far. The present case illustrates the atypical as well as so far irreversible nature of PFS in the patient as well as challenges in its management. In January 2010, a 33-year-old adult male presented with a history of hair loss. He was diagnosed to be a case of AGA and was prescribed dutasteride 0.5 mg once a day for a month. During the course of treatment, he complained of generalized itching, burning micturition, abdominal discomfort, and seborrhea. The total serum testosterone level was around 600 ng/dL. He stopped the treatment but the symptoms persisted. These symptoms subsided after the patient resorted to regular exercise. The total serum testosterone level was 495.14 ng/dL in September 2012. In October 2014, the patient returned for the treatment of hair loss. He was prescribed finasteride 1 mg (instead of dutasteride 0.5 mg) once a day. Similar adverse effects such as itching, burning micturition, abdominal discomfort, skin rash, and seborrhea were observed again. Only this time, the symptoms persisted and did not subside even with exercise. The symptoms are so far irreversible in nature. However, the total serum testosterone level had dropped down to 227.06 ng/dL in February 2016. Moreover, semen analysis was found to have pus cells while semen culture showed the moderate growth of Enterococcus faecalis. The patient was managed at three different centers. The first center prescribed desloratadine 5 mg twice a day, combination of clindamycin 1% and benzoyl peroxide 5%, and povidone iodine (antidandruff) shampoo with restricted use of hair oil. The second center prescribed ketoconazole shampoo and adapalene gel. The third center prescribed oxiconazole cream, loratadine, combination of benzoyl peroxide 2.5% and clindamycin 1%, alprazolam 0.5 mg, and dexchlorpheniramine along with antiseborrheic soap. However, the symptoms persisted even after a complete course of the treatment. Clinical adverse experiences that are reported as possibly, probably, or definitely drug-related in ≥1% of patients treated with finasteride are decreased libido, erectile dysfunction, ejaculation disorder (decreased volume of ejaculate), etc. Postmarketing surveillance has reported finasteride to be associated with breast tenderness and enlargement and even male breast cancer; depression; hypersensitivity reactions including rash, pruritus, urticaria, and swelling of the lips; and testicular pain. This symptom-complex together constitute PFS. Here, in the present case, there were some symptoms that did not fit into the aforementioned list. These symptoms include burning micturition, seborrhea, as well as abdominal discomfort. Moreover, these symptoms were so far irreversible. It prompted us to label this patient as a case of «Atypical PFS».

Об­зор на­уч­ных пуб­ли­каций 02’2017

пост-COVID-синдром: что делать, если у вас сохраняются симптомы COVID-19?

Даже легкий случай COVID-19 может сопровождаться довольно неприятными симптомами, включая изнуряющие головные боли, сильную усталость и боли в теле, из-за которых невозможно чувствовать себя комфортно.

Что еще хуже, становится все более очевидным, что подгруппа людей, которые «вылечились» от COVID-19, продолжат испытывать симптомы, которые сохраняются далеко за пределами отрицательного результата теста на вирус.Этих людей иногда называют «дальнобойщики COVID», и эксперты ищут ответы об этом заболевании, которое теперь называется пост-COVID-синдромом.

«Мы постоянно наблюдаем доказательства того, что значительное количество людей, переболевших COVID-19, продолжают ощущать последствия этого заболевания в течение недель или месяцев после выздоровления от наихудших симптомов или осложнений», — говорит д-р Сандип Лахоти. гастроэнтеролог из Houston Methodist, возглавляющий клинику восстановления COVID-19.«Мы до сих пор не понимаем, как долго эти симптомы могут действительно сохраняться, но мы знаем, что многим из этих людей будет полезна специализированная помощь, а в некоторых случаях — регулярное наблюдение».

Каковы симптомы пост-COVID-синдрома?

Как COVID-19 сам по себе может сопровождаться рядом симптомов, так и пост-COVID синдром.

Наиболее частые симптомы, которые могут сохраняться, включают:

  • Усталость
  • Затрудненное дыхание
  • Боль в суставах
  • Боль в груди
  • Туман мозга, включая неспособность сосредоточиться и нарушение памяти
  • Потеря вкуса и / или запаха
  • Проблемы со сном

«Мы не знаем точно, как долго эти симптомы могут сохраняться, но мы знаем, что у некоторых людей они могут длиться не менее шести месяцев или дольше», — говорит Лахоти. «Проявления этих симптомов интересны и в некоторой степени уникальны. Например, МРТ показывает миокардит у некоторых из этих людей, что указывает на то, что сердечная мышца может оставаться воспаленной несколько месяцев, даже если сердечные симптомы не были распространены во время их болезни. . »

Что касается причин и долгосрочных последствий этих давних симптомов? Это тоже пока неясно.

«Мы еще не знаем, почему возникает пост-COVID-синдром, но гипотезы варьируются от скрытых областей инфекции до длительной воспалительной реакции», — объясняет д-р.Лахоти. «Мы также не уверены, каковы могут быть долгосрочные последствия этих давних симптомов, если таковые имеются. Мы знаем, что этот синдром, безусловно, может повлиять на качество жизни, но сейчас мы не ожидаем каких-либо серьезных последствий, таких как постоянный орган повреждать.»

Может ли кто-нибудь испытывать затяжные симптомы COVID-19?

Когда дело доходит до опасных для жизни случаев COVID-19, врачи ожидают, что людям, госпитализированным с тяжелой пневмонией или инсультом, потребуется специализированная помощь и частое наблюдение после выписки.

Но, хотя он еще не полностью определен, пост-COVID-синдром не ограничивается только людьми, которые испытали повреждение органов во время болезни. Это также не только для людей, симптомы которых требуют обращения в отделение неотложной помощи.

«Пост-COVID-синдром можно увидеть у людей, которые обратились в отделение неотложной помощи с подозрительными симптомами или у которых были выраженные симптомы, требующие кратковременного пребывания в больнице, но он также может возникать у людей, у которых были легкие симптомы и которые лечились дома», предупреждает д-р.Лахоти. «Важно отметить, что это люди, которым, возможно, не требовалась помощь специалиста во время их фактического заболевания, но теперь им может потребоваться специализированная помощь, поскольку эти давние симптомы продолжают влиять на их повседневную жизнь».

Фактическая частота пост-COVID-синдрома все еще в значительной степени обсуждается, и различные исследования показывают, что это состояние более или менее часто встречается у разных групп людей.

«Некоторые исследования показывают, что только у 10% людей с COVID будет развиваться пост-COVID-синдром, в то время как другие исследования показывают гораздо более высокий процент — некоторые даже предполагают, что до 70% людей испытывают стойкие симптомы», — говорит д-р.Лахоти.

По словам доктора Лахоти, есть подсказки и предположения относительно того, у кого с наибольшей вероятностью разовьются затяжные симптомы.

Наиболее подвержены риску развития пост-COVID-синдрома:

  • Взрослые старше 50 лет
  • Люди, перенесшие более тяжелый случай
  • Лица с сопутствующими заболеваниями, особенно с сердечно-легочными проблемами, гипертонией, диабетом или ожирением

Что делать тем, у кого синдром пост-COVID?

Для тех, кто пережил легкое заболевание и лечился дома, но теперь имеет симптомы пост-COVID-синдрома.Лахоти рекомендует записаться на прием к лечащему врачу.

«Ваш врач может диагностировать тяжесть ваших давних симптомов, помогая лечить легкие и направляя вас к специалисту для более сложных», — поясняет д-р Лахоти.

Если вы были госпитализированы из-за более серьезных симптомов во время болезни, возможно, у вас уже есть кардиолог, к которому вы можете обратиться по поводу любых проблем с сердцем, таких как боль в груди, или пульмонолога, к которому вы можете обратиться, чтобы решить любые проблемы с легкими, например затрудненное дыхание.

«Поскольку симптомы пост-COVID-синдрома разнообразны, а это состояние является новым и уникальным, мы создали целую клинику, посвященную помощи людям в управлении пост-COVID-синдромом», — добавляет доктор Лахоти. «Цель этой клиники — собрать вместе ряд специалистов, которые были на передовой во время этой пандемии».

На данный момент клиника восстановления COVID-19 Houston Methodist ориентирована на пациентов, выписанных из наших больниц, но цель состоит в том, чтобы расширить эту область в будущем.

В клинике будет работать команда врачей:

  • Кардиология
  • Пульмонология
  • Гастроэнтерология
  • Гематология
  • Нефрология
  • Неврология
  • Эндокринология
  • Психиатрия
  • Физическая медицина и реабилитация
  • Первичная помощь

«Пост-COVID-синдром — новое, уникальное явление, и мы все еще изучаем его.Но мы знаем, что его симптомы, в частности крайняя усталость, могут иметь огромное последующее влияние на качество жизни человека, влияя на семейную жизнь и производительность труда, — объясняет доктор Лахоти. — Работая в команде, наша цель — помочь этим людям справиться с трудностями. их затяжные симптомы как можно эффективнее ».

Клиника также сосредоточится на проведении эффективных исследований, а также на предоставлении врачам доступа к инструментам, которые могут помочь адаптировать лечение к конкретному лечению, которое кто-то ранее получил, или конкретному штамму вируса, которым он или она был инфицирован.

«Наконец, учитывая то, что мы наблюдаем с долгосрочным воздействием COVID-19 на некоторых людей, даже на тех, у кого были только легкие симптомы, это еще одна причина продолжать принимать меры по снижению риска заболевания. «, — добавляет доктор Лахоти.

Помните, что профилактические меры, которые могут помочь снизить распространение COVID-19, включают:

  • Социальное дистанцирование
  • Ношение маски
  • Избегать скопления людей и скоплений людей
  • Соблюдайте правила гигиены рук и избегайте прикосновений к лицу

Синдром после интенсивной терапии (PICS) | SCCM

Миллионы пациентов ежегодно попадают в отделения интенсивной терапии (ОИТ), треть из которых нуждаются в аппарате, который помогает им дышать (вентилятор).У этих тяжелобольных пациентов могут развиться проблемы со здоровьем, связанные с их болезнью, травмой, применением аппарата искусственной вентиляции легких или другими видами лечения. Такие проблемы нельзя полностью предотвратить, и они могут продолжаться после выписки пациента из больницы. Делирий, острый респираторный дистресс-синдром и сепсис увеличивают вероятность возникновения этих проблем. Их тоже не всегда можно предотвратить.

Если вы пациент или член семьи в отделении интенсивной терапии, это руководство поможет вам разобраться в проблемах со здоровьем, известных как синдром после интенсивной терапии , или PICS, чтобы вы знали, на что обращать внимание, когда вернетесь домой.Он также включает советы о том, как минимизировать PICS. Многие люди разрабатывают PICS, и помощь доступна. У вас будет больше шансов на выздоровление, если вы объясните свои проблемы со здоровьем своему лечащему врачу, который направит вас к нужным вам специалистам.

Что такое PICS?

Синдром после интенсивной терапии , или PICS, состоит из проблем со здоровьем, которые остаются после тяжелой болезни. Они присутствуют, когда пациент находится в отделении интенсивной терапии, и могут сохраняться после возвращения пациента домой.Эти проблемы могут затрагивать тело, мысли, чувства или разум пациента и могут повлиять на семью. PICS может проявляться как легко заметная протяженная мышечная слабость, известная как слабость, приобретенная в отделении интенсивной терапии ; как проблемы с мышлением и суждением, называемые когнитивной (мозговой) дисфункцией ; а также другие проблемы с психическим здоровьем.

Слабость, приобретенная в отделении интенсивной терапии

Слабость, приобретенная в отделении интенсивной терапии (ICUAW) — мышечная слабость, которая развивается во время пребывания в отделении интенсивной терапии. Это обычная проблема для тяжелобольных людей, которая возникает в:

.
  • 33% всех пациентов на ИВЛ
  • 50% всех пациентов поступили с тяжелой инфекцией, известной как сепсис
  • До 50% пациентов, которые остаются в отделении интенсивной терапии не менее одной недели

Пациентам, у которых развивается ICUAW, может потребоваться более года для полного выздоровления.ICUAW затрудняет повседневную деятельность, включая уход за внешностью, одевание, кормление, купание и прогулки. ICUAW может сильно задержать выполнение пациентом действий, которые он делал раньше.

Когнитивная или мозговая дисфункция

Это относится к проблемам, связанным с запоминанием, вниманием, решением проблем, а также организацией и работой над сложными задачами. После выхода из отделения интенсивной терапии у 30–80% пациентов могут быть проблемы такого рода. Некоторым людям становится лучше в течение первого года после выписки из больницы; другие люди могут никогда полностью не выздороветь.

Когнитивная дисфункция может повлиять на то, сможет ли пациент вернуться к работе, уравновесить чековую книжку или выполнить другие задачи, требующие организованности и концентрации.

Другие проблемы с психическим здоровьем

У тяжелобольных пациентов могут развиться проблемы с засыпанием или засыпанием. У них могут быть кошмары и нежелательные воспоминания. Напоминания об их болезни могут вызывать сильные чувства или сильные, ясные образы в их сознании. Их реакция на эти чувства может быть физической или эмоциональной.

Пациенты также могут испытывать депрессию и тревогу, а также могут иметь симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). К ним относятся кошмары и нежелательные воспоминания, чувство «возбужденности» и нежелание думать или говорить о своем пребывании в отделении интенсивной терапии.

Как PICS влияет на восстановление?

До 50% пациентов могут вернуться к работе в течение первого года, но некоторые могут не иметь возможности вернуться на работу, которую они имели до болезни. Пациентам может потребоваться помощь с занятиями после выписки из больницы.

Что может сделать семья, чтобы свести к минимуму использование PICS?

Если вы член семьи, вы можете свести к минимуму PICS, помогая своему тяжелобольному члену семьи оставаться «ориентированным»:

  • Говорите о знакомых вещах, людях и событиях.
  • Поговорим о дне, дате и времени.
  • Принесите любимые картинки и предметы из дома.
  • Читайте вслух у постели больного.

Вы также можете вести дневник или дневник, а затем просматривать его вместе с командой по уходу и членом вашей семьи.Это может помочь члену вашей семьи понять, что произошло, очистить некоторые воспоминания и уменьшить стресс.

Наконец, вы можете попросить группу по уходу научить вас, как выполнять упражнения у постели члена вашей семьи. Упражнения предотвращают слабость, сохраняя активность суставов и мышц. Пациенты должны двигать своим телом как можно быстрее и работать с физиотерапевтами, даже при использовании аппарата ИВЛ. Движение также полезно для мозга.

Как PICS влияет на семью?

Критическое заболевание — это семейный кризис.Чувство беспокойства и замешательства может заставить членов семьи перестать заботиться о собственном здоровье. Команда по уходу может попросить семью принять решение по важным, а иногда и непосильным вопросам. Из-за этого 30% членов семьи могут испытывать собственные проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, тревога и посттравматическое стрессовое расстройство.

Как семья может снизить свои шансы на развитие PICS?

Прежде всего, если вы член семьи, позаботьтесь о себе. Это невозможно переоценить.Удовлетворение потребностей вашего тяжелобольного члена семьи — важная часть ухода, но ваши потребности не менее важны. Если вы здоровы, у вас есть физические и эмоциональные силы, чтобы поддержать члена семьи и чувствовать себя хорошо по этому поводу. Хорошо питайтесь, как можно больше отдыхайте, занимайтесь спортом и ищите поддержки. В больнице есть социальные работники, кураторы и опекуны, которые могут помочь.

Найдите время, чтобы понять болезнь члена вашей семьи и варианты лечения. Эта информация поможет вам принимать решения, быть уверенным в принимаемых решениях и снизить уровень стресса.Задавайте вопросы, просите о встрече с бригадой по уходу и ведите дневник. Просмотрите журнал с членом группы по уходу, которому вы доверяете, чтобы разобраться в том, что произошло, и как вы на это реагируете. Эти действия могут помочь вам и медицинскому персоналу распознать и максимально уважать желания, ценности и предпочтения члена вашей семьи.

Участие в уходе за пациентом — еще один способ поддержать члена вашей семьи и уменьшить стресс. Прикроватный персонал может посоветовать занятия для тех, кто хочет принять участие.

После выхода из отделения интенсивной терапии

Если вы являетесь пациентом отделения интенсивной терапии, медицинская бригада может поставить вам диагноз PICS или определить, что вы подвержены риску его развития. Они могут направить вас к другим лицам, осуществляющим уход, за услугами поддержки после того, как вы покинете отделение интенсивной терапии. Если нет, то это возможные предупреждающие знаки:

  • Слабость мышц или проблемы с равновесием
  • Проблемы с мышлением и памятью
  • Сильное беспокойство
  • Депрессия
  • Кошмары

Если вы заметили какую-либо из этих проблем, попросите своего лечащего врача или опекуна направить вас к одному из следующих специалистов:

Эрготерапевт: Опекун, который помогает пациенту заново осваивать жизненные навыки, такие как повседневная деятельность и использование памяти (например, уход, кормление, одевание, балансирование чековой книжки).

Физиатр: Врач, специально обученный диагностике и лечению травм мышц, костей, тканей и нервной системы. Физиатр может назначить лекарство. Он или она обучает пациентов упражнениям, чтобы улучшить то, что они могут делать, и дает пациентам устройства, которые помогают им адаптироваться к тому, что они не могут делать.

Физиотерапевт: Опекун, который помогает восстановить способность пациента функционировать и быть независимым после травм мышц, костей, тканей и нервной системы.

Психиатр: Врач, специально обученный диагностике и лечению психических заболеваний. Психиатр может назначить лекарство.

Психолог: Специалист с высшей степенью, который может диагностировать и лечить проблемы, связанные с мыслями, эмоциями и навыками преодоления трудностей. Психолог проверяет и оценивает поведение и психическое здоровье.

Логопед: Лицо, ухаживающее за пациентом, которое помогает пациенту с проблемами, связанными с памятью, вниманием и глотанием.При необходимости логопед помогает пациенту снова научиться говорить.

Полезные сайты

ОИТ

На этих веб-сайтах есть всевозможная информация об учреждении интенсивной терапии, задействованных лицах, обеспечивающих уход, и доступных вам вариантах:

Делириум

Веб-сайт ICU Delirium: Этот веб-сайт, созданный Медицинским центром Университета Вандербильта, помогает вам понять делирий, состояние замешательства, которое возникает очень быстро и может быть вызвано тяжелым заболеванием или условиями интенсивной терапии.

Острый респираторный дистресс-синдром

Веб-сайт сети ARDS: Этот веб-сайт, созданный Национальным институтом сердца, легких и крови, помогает вам понять синдром острого респираторного дистресс-синдрома, проблему с легкими, которая приводит к низкому уровню кислорода в крови. Синдром острого респираторного дистресс-синдрома — частая причина, по которой пациенты попадают в отделение интенсивной терапии.

Сепсис

  • Веб-сайт Sepsis Alliance: Этот веб-сайт, созданный благотворительной организацией, помогает вам понять сепсис, токсическую реакцию организма на инфекцию.Сепсис — частая причина, по которой пациенты попадают в отделение интенсивной терапии.
  • Веб-сайт кампании по выживанию при сепсисе: Этот веб-сайт, созданный Обществом реаниматологии, предназначен для врачей интенсивной терапии, медсестер и других членов многопрофильных медицинских бригад. Он рекомендует, как лучше всего диагностировать и лечить сепсис.

Полезные ссылки на видео

Общество реаниматологии разработало несколько видеороликов, в которых представлены интервью с лицами, осуществляющими уход, и выжившими в отделении интенсивной терапии.Эти видео также доступны по адресу www.youtube.com/SCCM500:

.
  • Взгляд пациента на синдром пост-интенсивной терапии Видео. Это видео на YouTube, созданное Университетом Джона Хопкинса, поможет вам понять, как пациенты восстанавливают здоровье после пребывания в отделении интенсивной терапии. Пациент на видео — мужчина 39 лет. Он вспоминает свой первый год после интенсивной терапии, включая отложенное возвращение к работе. Он также описывает проблемы со здоровьем, с которыми некоторые пациенты сталкиваются своим телом, мыслями, чувствами или разумом во время выздоровления после пребывания в отделении интенсивной терапии.Эти проблемы со здоровьем, известные как синдром после интенсивной терапии, или PICS, возникают во время пребывания пациентов в отделении интенсивной терапии. Более подробная информация о проблемах со здоровьем после отделения интенсивной терапии может помочь вам поговорить о них со своим врачом и медсестрой.
  • Delirium in the ICU Video: это видео на YouTube, созданное Университетом Джона Хопкинса, помогает вам понять путаницу в мышлении или бред, от которого страдают многие пациенты во время их пребывания в отделении интенсивной терапии. Пациентка на видео — 60-летняя женщина, поступившая в больницу с проблемами почек.После госпитализации у нее развилась тяжелая инфекция и проблемы с дыханием. Эти проблемы потребовали, чтобы она была в отделении интенсивной терапии в течение 11 дней на аппарате, который помогал ей дышать (механический вентилятор). Через месяц в больнице она вернулась домой. Пациентка вспоминает свой делирий в отделении интенсивной терапии и его влияние на нее. Она описывает часто возникающие сбивающие с толку, иногда пугающие заблуждения и галлюцинации. Она также подчеркивает необходимость признать эти переживания, даже если они не были событиями реальной жизни.Наконец, она предлагает способы, которыми семья может помочь пациенту во время и после делирия.

После просмотра этих видео у вас могут возникнуть вопросы или опасения по поводу PICS и бреда. Если да, поговорите со своим врачом, медсестрой или медицинским персоналом. Они знают вас лучше всех и могут помочь вам в этих условиях.

Дата публикации: 2013
Страница Создана: Джуди Э. Дэвидсон, RN, CNS, DNP, FCCM; Рамона О. Хопкинс, доктор философии; Дебора Луис, RN, MSN; Теодор Дж.Ивашина, д.м.н.

Постполиомиелитный синдром | Michigan Medicine

Обзор темы

Что такое постполиомиелитный синдром?

Постполиомиелитный синдром — это заболевание нервной системы, которое может появиться через 15–50 лет после перенесенного полиомиелита. Он влияет на ваши мышцы и нервы, вызывая слабость, усталость, боли в мышцах или суставах.

Хотя постполиомиелитный синдром может затруднить выполнение некоторых повседневных дел, лечение может помочь контролировать симптомы и помочь вам оставаться активным.Ваши симптомы могут не ухудшаться в течение многих лет. Постполиомиелитный синдром обычно прогрессирует очень медленно.

Только люди, перенесшие полиомиелит, могут получить постполиомиелитный синдром. Но наличие постполиомиелитного синдрома не означает, что вы снова заболели полиомиелитом. В отличие от полиомиелита, постполиомиелитный синдром не передается от человека к человеку.

Что вызывает постполиомиелитный синдром?

Постполиомиелитный синдром, скорее всего, возникает в результате повреждений, оставшихся после перенесенного полиомиелита.

Вирус полиомиелита поражает нервы, контролирующие мышцы, и ослабляет их.Если вы заболели полиомиелитом, возможно, ваши мускулы восстановились. Но нервы, которые соединяются с мышцами, могут быть повреждены без вашего ведома. Со временем нервы могут сломаться, и у вас снова станут слабые мышцы.

Исследователи изучают другие возможные причины постполиомиелитного синдрома. Одна из теорий заключается в том, что иммунная система играет определенную роль.

Каковы симптомы?

Симптомы постполиомиелитного синдрома проявляются очень медленно. Основные симптомы:

  • Новая мышечная слабость .Это наиболее часто встречается в мышцах, нервные окончания которых были повреждены полиомиелитом. У вас также может быть мышечная слабость, о которой вы даже не подозревали, что пострадали от полиомиелита. Чрезмерное или недостаточное использование мышц может привести к слабости. Вы также можете заметить, что слабая мышца меньше (атрофия мышц). Это может привести к тому, что рука или нога будет отличаться от другой руки или ноги.
  • Усталость . Вы можете обнаружить, что занятия, которыми вы раньше занимались, не уставая, теперь вызывают утомление.Вы часто можете чувствовать усталость, тяжесть в мышцах или сонливость. Иногда у вас могут возникнуть проблемы с ясным мышлением.
  • Боль в мышцах или суставах . Мышцы, пораженные полиомиелитом, обычно слабее, чем обычно. Чтобы восполнить эту слабость, другие мышцы должны работать усерднее. Это вызывает дополнительный износ мышц, суставов и сухожилий, что иногда приводит к болям, спазмам и болям.

В зависимости от того, какие мышцы поражены, это трио мышечной слабости, усталости и боли может затруднить повседневную деятельность.Например, людям со слабостью плеч или рук может быть трудно одеться. Людям, у которых слабость в ногах, могут быть проблемы при ходьбе или подъеме по лестнице.

Некоторые люди с постполиомиелитным синдромом также имеют проблемы с глотанием, сном и переносят низкие температуры. Или им может потребоваться помощь, чтобы улучшить их дыхание.

Как диагностируется постполиомиелитный синдром?

Врачи диагностируют постполиомиелитный синдром на основании ваших симптомов, истории болезни и лабораторных анализов.Ваш врач посмотрит, как вы пострадали от полиомиелита и насколько хорошо вы излечились от него. Лабораторные тесты будут проведены для проверки других причин ваших симптомов. Если ваши симптомы и история болезни указывают на постполиомиелитный синдром, и если тесты не могут найти другую причину, ваш врач может диагностировать постполиомиелитный синдром.

Возможно, вам придется сдать дополнительные анализы или обследования, если ваши симптомы изменятся.

Как лечится?

Постполиомиелитный синдром — это заболевание, которое может быть у вас всю оставшуюся жизнь.Цель лечения — помочь вам контролировать симптомы и научиться оставаться активным, несмотря на мышечную слабость. Вот несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы оставаться активным и чувствовать себя лучше:

  • Делайте достаточно упражнений и достаточно отдыхайте . Поиск этого баланса — самая важная часть вашего лечения. Поработайте со своим врачом или физиотерапевтом, чтобы спланировать программу упражнений, которая поможет укрепить ваши мышцы, не усугубляя боль и усталость. Постарайтесь скорректировать свой распорядок дня, чтобы он не утомлял вас, и выделяйте время для отдыха или сна.Просите других о помощи.
  • Используйте лед, тепло и физиотерапию , например массаж. Это может помочь облегчить боль.
  • Попробуйте лекарства от боли, усталости и проблем со сном . Поговорите со своим врачом о том, какие лекарства могут помочь.
  • Постарайтесь поддерживать нормальный вес . Это поможет снизить нагрузку на суставы. Ешьте здоровую пищу и оставайтесь максимально активными.
  • Используйте вспомогательные устройства , чтобы упростить занятия.Эрготерапевт может помочь вам найти, какие устройства могут быть наиболее полезными, например трость, различные типы скоб или шин или кресло с электроприводом.

Если ваше состояние ухудшится, ваши потребности в лечении могут увеличиться. Обязательно обращайтесь к врачу при появлении новых или обострении симптомов.

Депрессия часто встречается у людей с постполиомиелитным синдромом, как и при многих длительных заболеваниях. Но это может быть трудно распознать, потому что при обоих состояниях могут возникать симптомы усталости, низкой энергии и проблем со сном.Если вы думаете, что у вас депрессия, поговорите со своим врачом. Лечение часто может значительно улучшить симптомы депрессии.

Кто подвержен риску постполиомиелитного синдрома?

Не у всех, кто болел полиомиелитом, развивается постполиомиелитный синдром. Трудно предсказать, у кого появятся симптомы, когда они начнутся и насколько серьезными они будут. Точное время, необходимое для появления симптомов, у каждого человека разное. Симптомы могут проявиться уже через 15 лет после перенесенного полиомиелита.

У вас больше шансов получить постполиомиелитный синдром, если вы:

  • Болели полиомиелитом в подростковом или взрослом возрасте, а не в детстве.
  • При полиомиелите у вас была серьезная мышечная слабость или проблемы с дыханием.
  • Вылечился от полиомиелита. Чем полнее человек выздоровел от полиомиелита, тем больше вероятность того, что он или она заболеет постполиомиелитным синдромом.

Трудно сказать, сколько взрослых, переболевших полиомиелитом, заболеют постполиомиелитным синдромом. Симптомы (такие как усталость и слабость) иногда игнорируются или считаются частью «нормального старения». От 2 до 4 из 10 взрослых, переболевших полиомиелитом, могут получить постполиомиелитный синдром. сноска 1

Что уже известно экспертам

12 февраля 2021 г.

Читать 4 мин.

Источник / Раскрытие информации

Раскрытий: Healio Primary Care не смогла подтвердить раскрытие соответствующей финансовой информации на момент публикации.

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей. Подписаться Нам не удалось обработать ваш запрос.Пожалуйста, повторите попытку позже. Если у вас по-прежнему возникает эта проблема, обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

Становится ясно, что помимо непосредственных клинических эффектов SARS-CoV-2, новый коронавирус может иметь долгосрочные проявления, считают эксперты.

Эти симптомы, согласно Эллисон Навис, доктору медицины, доценту отделения нейроинфекционных заболеваний и директору неврологической клиники Медицинской школы Икана на горе Синай, известны как синдром пост-COVID-19, долгое время COVID-19 или COVID-19 на дальние расстояния.

По словам экспертов, становится ясно, что помимо непосредственных клинических эффектов SARS-CoV-2, новый коронавирус может иметь долгосрочные проявления. Источник: Adobe Stock.

«В целом мы используем это для описания стойкости симптомов у пациентов, перенесших инфекцию COVID-19», — сказал Навис во время пресс-конференции, проведенной Американским обществом инфекционных болезней.

Она сказала, что эти симптомы сохраняются, «обычно, по крайней мере, через 4 недели после того, как инфекция COVID-19 исчезла, но для многих людей эти симптомы длятся намного дольше — по крайней мере, от 2 до 6 месяцев.”

«Мы видели много людей, у которых были симптомы в течение почти года», — добавила она.

Navis и Kathleen Bell, MD, Kimberly Clark, заслуженный председатель в области исследований мобильности, а также профессор и заведующий кафедрой физической медицины и реабилитации в Юго-Западном медицинском центре UT, рассказали во время брифинга о своем опыте лечения стойких симптомов COVID-19.

«Дальний рейс» COVID-19

Navis сказал, что для многих пациентов долгосрочные симптомы COVID-19 аналогичны тем, которые они испытывали во время заражения, но у некоторых пациентов могут появиться новые симптомы.

Она добавила, что синдром пост-COVID-19 имеет «большое количество симптомов» и что, хотя есть ограниченные исследования точной распространенности каждого симптома, усталость, по-видимому, является наиболее распространенным явлением. У некоторых пациентов это может быть вызвано сердечными или легочными проблемами; однако у других причина неясна.

По словам Нависа, после усталости чаще всего встречаются одышка и другие легочные симптомы. Она добавила, что сердечные проблемы также распространены среди пациентов с синдромом пост-COVID-19.

Кроме того, по словам Нависа, имеются сообщения о неврологических симптомах, таких как когнитивные изменения или «мозговой туман», парестезии головных болей и дизавтономия.

Другие долгосрочные симптомы COVID-19, о которых сообщают пациенты, по ее словам, включают головокружение, учащенное сердцебиение, желудочно-кишечные расстройства, боль в суставах, сыпь, стойкую аносмию и множество других симптомов.

Navis отметил, что причина многих из этих симптомов неизвестна, но это основное внимание в текущих исследованиях.

«Возникает вопрос, является ли это чем-то уникальным для самого вируса и что вирус вызывает эти симптомы, или это может быть частью общего поствирусного синдрома», — сказала она.

Navis добавил, что эти типы симптомов наблюдались после других вирусов, и что другие поствирусные синдромы, по-видимому, длятся год или дольше, но затем «проходят сами по себе».

«Я думаю, что возникает вопрос, является ли это общим поствирусным синдромом, и у нас просто не было глобальной пандемии такого масштаба от одного вируса раньше», — сказала она.«Количество пациентов, поступающих с синдромом пост-COVID-19, может быть связано с огромным количеством людей, инфицированных вирусом COVID-19».

Сравнение долговременного COVID-19 и других проблем

Белл отметил, что при оценке пациентов с синдромом пост-COVID-19, как и с любым пациентом, который пережил серьезное медицинское событие или травму, необходимо учитывать три аспекта: пациент в целом до события; само мероприятие; и впечатления после мероприятия.

Она сказала, что многие пациенты с COVID-19 также страдают гипертонией, диабетом, ожирением и другими инфекциями, которые могут предрасполагать их к тяжелой инфекции и проблемам в дальнейшей жизни. Например, по словам Белла, пациенты с длительной гипертонией могут иметь хронические микрососудистые заболевания мозга, которые могут привести к проблемам с мозгом в более позднем возрасте.

«Люди могут обнаружить, что они, возможно, очень хорошо компенсировали проблемы, которые у них были до этого — возможно, некоторые незначительные когнитивные нарушения, которые у них были из-за гипертонии или микрососудистого заболевания», — сказал Белл.«Итак, когда вы помещаете такую ​​травму и стресс в организм, это может перерасти в симптоматику для них».

Сама болезнь, по ее словам, «может вызывать всевозможные проблемы с воспалительными реакциями в головном мозге и вокруг сердца, вокруг нервов, вокруг мышц и так далее».

Кроме того, лечение во время болезни может повлиять на долгосрочные результаты для здоровья. Например, Белл сказал, что пациенты, проходящие лечение в отделении интенсивной терапии, могли быть переведены в положение лежа, что оказывает давление на нервы, которые обычно не находятся под давлением.Это может вызвать у некоторых пациентов, особенно с диабетом, развитие периферической невропатии.

Затем, пережив болезнь или травму, она сказала, что пациенты испытывают собственные реакции психического здоровья и реакцию своей семьи.

Например, она сказала, что пациенты, которые находились в больнице на длительный период времени, демонстрировали признаки посттравматического стрессового расстройства, тревоги и депрессии как реакцию на свой опыт. Кроме того, этим проблемам может способствовать то, что семья или друзья нервничают или боятся пациентов после того, как они выздоравливают от инфекции COVID-19.

Она добавила, что все эти факторы в совокупности «только усугубляют картину самой болезни».

Какие пациенты страдают синдромом пост-COVID-19?

Белл сказал, что у пациентов с «полностью» бессимптомным заболеванием редко развивается пост-COVID-19 синдром.

«Мы, безусловно, видим людей, которые никогда не были госпитализированы, однако приходили с сохраняющимися симптомами», — сказала она.

Навис добавила, что она видела «может быть, одного или двух» пациентов, у которых был бессимптомный COVID-19, а затем появились легкие симптомы пост-COVID-19, но у большинства пациентов с долгосрочными симптомами ранее было симптоматическое заболевание.

«У большинства моих пациентов было то, что мы назвали бы легкой формой COVID-19, то есть их не госпитализировали, но они могли болеть дома в течение нескольких недель и чувствовать себя довольно плохо», — сказала она. «Кажется, это действительно касается большинства пациентов, которых я наблюдаю».

На вопрос, имеют ли пациенты с COVID-19, у которых также есть ранее существовавшие заболевания, больше шансов столкнуться с синдромом пост-COVID-19, Белл и Навис ответили, что необходимы дополнительные исследования.

В то время как такие состояния, как диабет, гипертония, заболевания легких и ожирение, все указывают на более серьезную инфекцию COVID-19, Белл сказал: «Все мы знаем, что видели молодых людей, совершенно здоровых молодых людей, которые прошли очень тяжелые курсы с этим заболеванием. .”

Она добавила, что необходимы большие многоцентровые проспективные исследования, чтобы понять влияние уже существующих состояний на риск пост-COVID-19 синдрома.

Навис согласился, добавив, что есть несколько перекрестных исследований, в которых обсуждается синдром после COVID-19, но необходимы более масштабные исследования.

«Говоря анекдотично, для меня, опять же, многие мои пациенты были довольно здоровыми», — сказала она. «У меня действительно много пациентов, у которых ранее не было проблем со здоровьем или, может быть, с легкими проблемами, но мы действительно не знаем.”

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей. Подписаться Нам не удалось обработать ваш запрос. Пожалуйста, повторите попытку позже.Если у вас по-прежнему возникает эта проблема, обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

Ресурсный центр COVID-19

постсепсисный синдром | Сепсис Альянс

Что такое постсепсисный синдром?

Постсепсисный синдром (ПСС) — это заболевание, которым страдают до 50% выживших после сепсиса. Он включает в себя физические и / или психологические долгосрочные эффекты, такие как:

Физический —

  • Проблемы со сном, трудности с засыпанием или сном
  • Утомляемость, вялость
  • Одышка, затрудненное дыхание
  • Отключение боли в мышцах или суставах
  • Отек конечностей
  • Повторные инфекции, особенно в первые несколько недель и месяцев после первого приступа сепсиса
  • Плохой аппетит
  • Снижение функции органов, например, почек, печени, сердца
  • Выпадение волос
  • Сыпь на коже

Психологический или эмоциональный —

  • Галлюцинации
  • Панические атаки
  • Воспоминания
  • Кошмары
  • Снижение когнитивного (умственного) функционирования
  • Потеря самооценки
  • Депрессия
  • Перепады настроения
  • Сложность концентрации
  • Потеря памяти
  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

Риск развития ПСС выше у людей, поступивших в отделение интенсивной терапии (ОИТ), и у тех, кто находился в больнице в течение продолжительных периодов времени.PSS может поражать людей любого возраста, но исследование системы здравоохранения Мичиганского университета, опубликованное в 2010 году в медицинском журнале JAMA , показало, что пожилые люди, пережившие тяжелый сепсис, подвержены более высокому риску долгосрочных когнитивных нарушений и физических проблем, чем другие. своего возраста, которые лечились от других болезней. Их проблемы варьировались от того, что они больше не могли ходить, до невозможности участвовать в повседневных делах, таких как купание, пользование туалетом или приготовление пищи. Изменения психического статуса могут варьироваться от потери способности выполнять сложные задачи до неспособности вспоминать повседневные вещи.

Авторы писали: «… 60 процентов госпитализаций по поводу тяжелого сепсиса были связаны с ухудшением когнитивных и физических функций у выживших пожилых людей. Шансы на умеренное или тяжелое когнитивное нарушение были в 3,3 раза выше после эпизода сепсиса, чем для других госпитализаций ».

Кроме того, каждый шестой выживший обнаруживает, что у него проблемы с запоминанием, концентрацией и принятием решений.

Дети также могут жить с хроническими заболеваниями, связанными с сепсисом.Около 34% детей, переживших сепсис, не возвращаются к предсептическому функционированию в течение как минимум 28 дней после госпитализации. Цифры на самом деле могли быть выше, если бы в другом исследовании участвовали учителя, которые оценивали студентов, перенесших сепсис. Исследователи обнаружили, что 44% детей, переживших септический шок, имели когнитивные проблемы по сравнению со здоровыми детьми. У них также больше шансов заболеть посттравматическим стрессовым расстройством, если они лечились в педиатрическом отделении интенсивной терапии.

Что вызывает постсепсисный синдром?

Для некоторых пациентов причина PSS очевидна.Сгустки крови и плохое кровообращение во время болезни могли вызвать гангрену, приводящую к ампутации пальцев рук, ног или конечностей. Повреждение легких может повлиять на дыхание. В другом исследовании, опубликованном в 2012 году в журнале Shock , исследователи обнаружили, что выжившие после сепсиса могут быть более уязвимы к развитию вирусных респираторных (легких) инфекций.

Могут быть повреждены и другие органы, например, почки или печень.

Эти стойкие физические проблемы можно объяснить, но есть еще кое-что, что еще не может быть объяснено, например, инвалидизирующая усталость и хроническая боль, которые испытывают многие выжившие.Другие жалуются на, казалось бы, не связанные между собой проблемы, такие как выпадение волос, которое может произойти через несколько недель после выписки из больницы.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Многие пережившие сепсис также сообщают о симптомах посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Исследователи уже признали, что пребывание в отделении интенсивной терапии может вызвать посттравматическое стрессовое расстройство, которое может длиться годами.

Согласно исследованию Джона Хопкинса 2013 года, в котором изучалось посттравматическое стрессовое расстройство после пребывания в отделении интенсивной терапии, у людей с депрессией в анамнезе вероятность развития посттравматического стрессового расстройства после пребывания в отделении интенсивной терапии в два раза выше.Исследователи также обнаружили, что у пациентов с сепсисом чаще развивается посттравматическое стрессовое расстройство.

Важно отметить, что PSS не бывает только у пожилых пациентов или у тех, кто уже был болен. Передовая статья, опубликованная в журнале JAMA в октябре 2010 года, адресована PSS. В «Затяжных последствиях сепсиса» автор писал: « Новый дефицит был относительно более серьезным среди пациентов, у которых заранее было более хорошее здоровье, возможно, потому, что было меньше возможностей для дальнейшего ухудшения среди пациентов, которые уже имели плохие физические или когнитивные функции. до эпизода сепсиса .”

Другими словами, можно ожидать, что здоровые люди быстро оправятся от такого серьезного заболевания, но на самом деле у них может быть противоположный опыт.

Что можно сделать с постсепсисным синдромом?

Врачи и другие медицинские работники должны распознавать постсепсисный синдром у переживших сепсис. Таким образом, пациенты могут быть направлены к нужным ресурсам. Ресурсы могут включать рефералов для:

  • Эмоциональная и психологическая поддержка (консультирование, когнитивно-поведенческая терапия или нейропсихиатрическая оценка)
  • Физическая поддержка, например физиотерапия или нейрореабилитация.

Независимо от того, насколько человек заболел после сепсиса, выжившая Джули Осентон описывает, что чувствует большинство выживших: « Вы никогда не чувствуете себя в безопасности. Каждый раз, когда случается какая-то мелочь, ты думаешь: «Мне нужно в больницу или это ничего?

Что такое синдром после отделения интенсивной терапии и это то же самое, что и ПСС?

Синдром после интенсивной терапии (PICS) — это признанная проблема, которая может поражать пациентов, которые провели время в отделении интенсивной терапии. Это более вероятно среди пациентов, которым вводили седативные препараты или помещали на искусственную вентиляцию легких.Для кого-то в отделении интенсивной терапии нет ничего необычного в бреде, который иногда называют делирием в отделении интенсивной терапии. Чем дольше пациент находится в таком отделении, тем выше риск развития делирия или ПИКС. Исследование, опубликованное в журнале New England Journal of Medicine , показало, что у некоторых из этих пациентов сохранялись когнитивные (умственные) проблемы через год после выписки.

Разница между PICS и PSS может показаться незначительной. PICS связан с отделением интенсивной терапии. Пациенты, поступающие в отделение интенсивной терапии, подвержены риску PICS.С другой стороны, ПСС может возникнуть у пациентов с сепсисом, которые не лечились в отделении интенсивной терапии, но длительное время находились в больнице. Риск увеличивается в зависимости от тяжести заболевания и продолжительности госпитализации. Пациенты с PSS также могут иметь физические проблемы, которые обычно не связаны с PICS, например ампутации.

Пост-COVID-синдром и ПСС — это одно и то же?

В прессе и в Интернете было много статей о дальнобойщиках с COVID-19, названных так потому, что они испытывают стойкие симптомы спустя долгое время после того, как вылечились от коронавирусной инфекции.

Люди с тяжелой формой COVID-19 болеют вирусным сепсисом. COVID-19, инфекция, вызванная вирусом SARS-CoV-2, вызывает сепсис и приводит к тяжелому заболеванию. Следовательно, симптомы, связанные с пост-COVID-синдромом, идентичны PSS, за исключением потери вкуса и запаха. Однако, поскольку сепсис редко упоминается в связи с COVID-19, люди начали называть длительные проблемы пост-COVID синдромом вместо PSS.

PSS-письмо для медицинских работников и других лиц.

Некоторым людям, которые считают, что у них есть признаки PSS, может быть трудно поговорить со специалистами в области здравоохранения о своих проблемах. Это письмо, адресованное людям, работающим в сфере здравоохранения, помогает объяснить некоторые проблемы, связанные с PSS. Если вы считаете, что это письмо будет полезно, распечатайте его и принесите на прием к врачу.

Чтобы помочь другим объяснить проблемы, связанные с постсепсисом, Sepsis Alliance отправляет письма с объяснением сепсиса и PSS по адресу:

Обновлено 21 января 2021 г.

Комментарий

: что мы знаем о пост-COVID-синдроме

COVID-19 распространился по всему миру за последние 10 месяцев с момента его первого обнаружения в Ухане, городе с населением более 11 миллионов человек в центральном Китае, в декабре 2019 года. В течение месяца китайские исследователи выявили новый коронавирус под названием SARS-CoV-2. , как его причина. Этот вирус был генетически наиболее близок к коронавирусу, выделенному от подковоносов в Юньнани, Китай.Как вирус попал из пещер летучих мышей в Юньнани в Ухань, что на расстоянии более 1000 км (621 миля), остается неизвестным.

Несмотря на то, что число случаев COVID-19 во всем мире сейчас приближается к 30 миллионам и почти 1 миллион погибших (1), мы все еще поражаемся, насколько мало мы знаем об этом очень сложном заболевании. Клинический спектр широко варьируется. До 40% людей, инфицированных SARS-CoV-2, никогда не проявляют никаких симптомов. Около 80% тех, у кого симптомы действительно проявляются, имеют легкое заболевание, не требующее госпитализации; около 15% достаточно больны, чтобы требовать госпитализации; но только 5% нуждаются в уходе в отделении интенсивной терапии, обычно при ИВЛ для лечения дыхательной недостаточности.

В начале пандемии многие люди считали, что COVID-19 — краткосрочное заболевание. В феврале 2020 года Всемирная организация здравоохранения, используя предварительные данные, доступные на тот момент, сообщила, что время от начала до клинического выздоровления для легких случаев составляет примерно 2 недели, а для пациентов с тяжелым или критическим заболеванием выздоровление занимает от 3 до 6 недель (2). . Однако совсем недавно стало ясно, что у некоторых пациентов ослабляющие симптомы сохраняются в течение недель или даже месяцев. У некоторых из этих пациентов симптомы никогда не исчезали.

Многие исследования документально подтвердили длительное повреждение многих органов или систем, включая легкие, сердце, мозг, почки и сосудистую систему, у пациентов, инфицированных SARS-CoV-2. Повреждение, по-видимому, вызвано тяжелыми воспалительными реакциями, тромботической микроангиопатией, венозной тромбоэмболией и кислородной недостаточностью. Низкое насыщение крови кислородом было обнаружено даже у бессимптомных и бессимптомных пациентов с пневмонией COVID-19, где это было названо «тихой гипоксией». Было документально подтверждено, что повреждение органов сохраняется в легких, сердце, головном мозге и почках даже у некоторых людей, у которых были только легкие симптомы.Медленный темп выздоровления легко объясняет продолжительность так называемого «пост-COVID-синдрома». Некоторые люди также могут страдать от синдрома после интенсивной терапии, группы симптомов, которые иногда возникают у людей, которые были пациентами в отделении интенсивной терапии и включают мышечную слабость, проблемы с балансом, снижение когнитивных функций и нарушения психического здоровья, наблюдаемые после выписки из больницы. интенсивная терапия, обычно включающая длительный период искусственной вентиляции легких (3).

Сохранение симптомов также наблюдалось после заражения другим коронавирусом, SARS-CoV-1, вирусом, который вызвал эпидемию тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) в 2002–2003 годах.Сохраняющиеся симптомы напоминают синдром хронической усталости / миалгический энцефаломиелит (CFS / ME). Постоянная усталость, мышечные боли, депрессия и нарушение сна не позволяли пациентам с атипичной пневмонией в Торонто, большинство из которых были работниками здравоохранения, вернуться на работу в течение 20 месяцев после заражения (4). Сорок процентов из 233 переживших атипичную пневмонию в Гонконге, как сообщалось, имели хроническую усталость примерно через 3-4 года, а 27% соответствовали критериям, установленным Центрами по контролю и профилактике заболеваний (CDC) для CFS / ME (5).Многие остались безработными и испытали социальную стигматизацию (5).

Заболевание, подобное CFS / ME, при котором некоторые люди быстро поправляются, а другие остаются больными в течение длительных периодов времени, последовало за многими другими инфекционными заболеваниями. Примеры включают грипп, вирусную инфекцию Эпштейна-Барра (инфекционный мононуклеоз — 6), бруцеллез, лихорадку Ку ( инфекция Coxiella burnetii, — 7), инфекция вирусом Эбола (8) и инфекция, вызванная вирусом Росс-Ривер (9).

Устойчивое заболевание, возникшее после COVID-19, также напоминает CFS / ME (10), а люди с синдромом после COVID-19 называют себя «дальнобойщиками».Однако нет четкого представления о том, что представляет собой синдром пост-COVID-19. Без официально принятого определения синдрома после COVID-19 трудно оценить, насколько он распространен, как долго длится, кто подвержен этому риску, что его вызывает, какова его патофизиология, а также как лечить и предотвращать. Но сейчас начинается несколько исследований для определения этой группы пациентов.

CDC провел в апреле и июне 2020 года телефонный опрос в нескольких штатах среди взрослых, не госпитализированных, у которых был положительный тест на обратную транскрипцию-полимеразную цепь (ОТ-ПЦР) на инфекцию SARS-CoV-2 (11).Респондентов спрашивали о демографических характеристиках, исходных хронических заболеваниях, симптомах, присутствующих во время тестирования, исчезли ли эти симптомы к дате интервью и вернулись ли они к своему обычному состоянию здоровья на момент интервью. Из 274 респондентов, у которых были симптомы на момент проведения ПЦР, около одной трети сообщили, что не вернулись к своему обычному состоянию здоровья при опросе через 2–3 недели после тестирования. Из более молодых людей в возрасте от 18 до 34 лет, не страдающих хроническими заболеваниями, 20% не вернулись к своему обычному состоянию здоровья.Однако пожилой возраст и наличие множественных хронических заболеваний чаще были связаны с длительным заболеванием, которое присутствовало у 26% лиц в возрасте от 18 до 34 лет, 32% лиц в возрасте от 35 до 49 лет и 47% лиц в возрасте 50 лет. или старше. Наиболее частыми симптомами были утомляемость (71%), кашель (61%) и головная боль (61%). Эти результаты показывают, что COVID-19 может привести к длительному заболеванию даже среди людей с более легкими амбулаторными заболеваниями, включая молодых людей. Это открытие вызывает особую озабоченность, поскольку в кампусах колледжей возникают вспышки.

В другом исследовании, проведенном в Риме, Италия, с участием 143 пациентов (средний возраст 57 лет) после примерно двухнедельной госпитализации по поводу COVID-19, многие пациенты все еще боролись с симптомами в среднем через 60 дней после начала болезни; 87% по-прежнему имели хотя бы один симптом, а 55% имели 3 или более симптома (12). Качество жизни ухудшилось на 44%, при этом у многих сохранялась усталость (53,1%), затрудненное дыхание (43%), боли в суставах (27%) и боли в груди (22%). Ни у кого не было ни лихорадки, ни каких-либо признаков или симптомов острого заболевания.

Однако большая часть информации, которая характеризует демографию, временные рамки и симптоматику синдрома после COVID-19, была собрана и проанализирована самими перевозчиками, которые входят в онлайн-группу поддержки Body Politic COVID-19 и имеют опыт в исследования, дизайн опроса и анализ данных. Онлайн-опрос, который они разработали и нацелен на тех, у кого симптомы сохраняются более 2 недель, получил 640 ответов с 21 апреля по 2 мая 2020 г. (13).

Респонденты были преимущественно молодыми (63% в возрасте от 30 до 49 лет), белыми (77%) и женщинами (77%), проживающими в США (72%) или США.К. (13%). Большинство из них никогда не были госпитализированы или, в случае госпитализации, никогда не помещались в отделение интенсивной терапии и не помещались на искусственную вентиляцию легких, поэтому их случаи технически считались «легкими». Многие были доставлены в отделение неотложной помощи / неотложной помощи, но не были госпитализированы. Были включены все респонденты, независимо от статуса тестирования ОТ-ПЦР на SARS-CoV-2. Примерно у 25% ОТ-ПЦР была положительной; но почти 50% участников никогда не проходили тестирование, потому что тестирование в те месяцы (март и апрель 2020 г.) часто ограничивалось пациентами, госпитализированными с тяжелыми респираторными проблемами, их симптомы назывались «классическими», что делало тестирование ненужным в то время, когда тестирование с помощью ПЦР наборы были в дефиците, или в тестировании было отказано, потому что их симптомы не соответствовали заранее установленным критериям.

Еще 25% респондентов дали отрицательный результат, но отрицательный результат не означает, что у этих людей не было COVID-19. Некоторые отрицательные тесты, вероятно, были ложноотрицательными, что случается до 30 процентов времени (14). Другие были протестированы относительно поздно в ходе болезни, в то время, когда вирус уже не может быть обнаружен (15). В ходе опроса респонденты с отрицательными результатами теста ОТ-ПЦР фактически проходили тестирование на неделю позже, чем респонденты с положительными результатами.

Симптомы, о которых сообщалось, были разнообразными и охватывали дыхательные пути, неврологическую, сердечно-сосудистую, желудочно-кишечную и различные другие системы.10 основных симптомов, о которых сообщили 70% или более респондентов, включали одышку, стеснение в груди, усталость, озноб или пот, боли в теле, сухой кашель, «повышенную температуру» (от 98,8 до 100 ° F), головную боль и мозговой туман / трудности с концентрацией внимания. От 40 до 50% респондентов сообщили о сильной усталости, не позволяющей встать с постели, сильной головной боли, лихорадке (выше 100,1 ° F) и потере вкуса или запаха. Семьдесят процентов (70%) испытали колебания в типе и 89% в интенсивности симптомов в течение того времени, когда они были симптоматическими.Некоторые пациенты отметили, что симптомы вернулись или усилились при физической нагрузке или были наиболее сильными к вечеру. Около 70% были в хорошей физической форме до появления симптомов, но 70% сообщили, что вели малоподвижный образ жизни после появления симптомов.

Около 10% респондентов выздоравливали в среднем за 4 недели. У 90% не выздоровевших симптомы наблюдались в среднем в течение 40 дней. У значительной части респондентов симптомы наблюдались в течение 5-7 недель. Вероятность полного выздоровления к 50-му дню оценивалась ниже 20%.

Однако результаты подобных опросов могут быть необъективными. Респонденты опросов могут отличаться от не респондентов; например, могла быть гендерная предвзятость в том, что женщины с большей вероятностью могли присоединиться к группам поддержки и пройти онлайн-опросы; пациенты с более тяжелым заболеванием могут быть неспособны реагировать или не могут точно вспомнить события. Онлайн-опросы также могут быть смещены в сторону более обеспеченных, молодых и более разбирающихся в компьютерах респондентов и не включать экономически обездоленные меньшинства, бездомных, тех, у кого нет широкополосной связи и компьютеров, а также тех, кто боится отвечать, например, мигрантов без документов.

С момента выпуска своего отчета группа поддержки Body Politic COVID-19 встретилась с сотрудниками Центров по контролю и профилактике заболеваний и Всемирной организации здравоохранения (16) и выпустила второй опрос, чтобы заполнить пробелы в их первом отчете; изучить результаты тестирования на антитела, неврологические симптомы и роль психического здоровья; и увеличить географическое и демографическое разнообразие (17).

Многие дальнобойщики сообщают, что их постоянные симптомы преуменьшаются. Им говорят, что они, возможно, преувеличивают, воображают или даже изобретают свою болезнь, изменяющую их жизнь.Простые физические нагрузки, такие как вставание с постели, уход за телом, приготовление простых блюд и принятие душа, могут утомлять некоторых. Неспособность заботиться о себе и своих семьях, неспособность работать, потеря дохода и, возможно, страхование здоровья на основе работодателя ложатся дополнительным бременем. Специалисты по планированию здравоохранения и политики должны подготовиться к удовлетворению потребностей многих людей, пострадавших от этого заболевания, и их семей, в то время как текущие исследования исследуют причины и способы смягчения пост-COVID-синдрома.

Список литературы

1. Worldometer 2020, по состоянию на 21 сентября 2020 г. https://www.worldometer.info/coronavirus/

2. Всемирная организация здравоохранения: Отчет Совместной миссии ВОЗ и Китая по коронавирусной болезни 2019 (COVID-19). Женева, ВОЗ. 16-24 февраля 2020 г. По состоянию на 21 сентября 2020 г. https://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/who-china-joint-mission-on-covid-19-final-report.pdf

3. Джаффри А., Джаффри UA: Синдром пост-интенсивной терапии после COVID-19: кризис после кризиса? Heart Lung 18 июня 2020 г.https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC7301100/

4. Молдофски Х. Патчай Дж .: Хроническая широко распространенная скелетно-мышечная боль, усталость, депрессия и нарушение сна при хроническом пост-атипичном синдроме; случай-контролируемое исследование. BMC Neurol 11: 1–7, 2011. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3071317/

5. Lam MHB, Wing YK, Yu MWM и др.: Психические заболевания и хроническая усталость у выживших после тяжелого острого респираторного синдрома: долгосрочное наблюдение. Arch Intern Med 169: 2142-2147, 2009.https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/20008700/

6. Кац Б.З., Сираиси Ю., Мирс К.Дж. и др.: Синдром хронической усталости после инфекционного мононуклеоза у подростков: проспективное когортное исследование. Педиатрия 124: 189-193, 2009. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2756827/

7. Моррой Г., Кеймель С.П., Делсинг С.Е. и др.: Усталость после острой Ку-лихорадки: систематический обзор литературы. PloS One 11 (5): e0155884, 2016. doi: 10.1371 / journal.pone.0155884 https: // www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4880326/

8. Исследовательская группа PREVAIL III, Sneller MC, Reilly C и др.: Продольное исследование последствий лихорадки Эбола в Либерии. N Engl J Med 380 (10): 924-934, 2019. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/30855742/

9. Центры по контролю и профилактике заболеваний: миалгический энцефаломиелит / синдром хронической усталости: возможные причины. Обновлено 12 июля 2018 г. По состоянию на 22 сентября 2020 г. https://www.cdc.gov/me-cfs/about/possible-causes.html

10.Перрин Р., Ристе Л., Ханн М.: В зеркало: поствирусный синдром после COVID-19. [опубликовано в Интернете перед печатью, 27 июня 2020 г.]. Med Hypotheses 144: 110055, 2020. doi: 10.1016 / j.mehy.2020.110055 https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC7320866/

11. Tenforde MW, Kim SS, Lindsell CJ, et al: Продолжительность симптомов и факторы риска отсроченного возвращения к обычному состоянию здоровья среди амбулаторных пациентов с COVID-19 в сети систем здравоохранения с участием нескольких штатов США, март-июнь 2020 г. MMWR 69: 993-998, 31 июля 2020 г. https://www.cdc.gov/mmwr/volumes/69/wr/mm6930e1.htm?s_cid=mm6930e1_e&deliveryName=USCDC_921-DM33740

12. Карфи А., Бернабеи Р., Ланди Ф. и др.: Постоянные симптомы у пациентов после острого COVID-19. JAMA 324: 603-605, 2020. https://jamanetwork.com/journals/jama/fullarticle/2768351 https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/32644129/

13. Исследование COVID-19 под руководством пациентов: отчет: как на самом деле выглядит выздоровление от Covid-19? 11 мая 2020.По состоянию на 22 сентября 2020 г. https://patientresearchcovid19.com/research/report-1/

14.Krumholz HM: Если у вас есть симптомы коронавируса, предположите, что у вас есть болезнь, даже если ваш тест отрицательный. New York Times 1 апреля 2020 г. По состоянию на 22 сентября 2020 г. https://www.nytimes.com/2020/04/01/well/live/coronavirus-symptoms-tests-false-negative.html

15. Kucirka LM, Lauer SA, Laeyendecker O, et al: Изменение количества ложноотрицательных результатов тестов SARS-CoV-2 на основе полимеразной цепной реакции с обратной транскриптазой в зависимости от времени с момента воздействия. Ann Intern Med 173: 262-267, 2020. https://www.acpjournals.org/doi/10.7326/M20-1495

16. Коллинз Ф .: Группа поддержки Body Politic COVID-19: Гражданские ученые берутся за решение проблемы распространения COVID-19 на большие расстояния. Блог директора NIH 3 сентября 2020 г. По состоянию на 22 сентября 2020 г. https://directorsblog.nih.gov/tag/body-politic-covid-19-support-group/

17. Акрами А. и др.: Онлайн-опрос по выздоровлению от COVID-19 (опрос 2). Исследование Covid-19 под руководством пациентов.По состоянию на 22 сентября 2020 г. https://patientresearchcovid19.com/survey2/

Постполиомиелитный синдром — NHS

Постполиомиелитный синдром — это плохо изученное заболевание, которое может поражать людей, перенесших полиомиелит в прошлом.

Полиомиелит — это вирусная инфекция, которая раньше была распространена в Великобритании, но сейчас встречается редко.

Большинство людей, заболевших полиомиелитом, боролись бы с инфекцией, даже не подозревая, что они инфицированы.

У некоторых людей, больных полиомиелитом, был бы паралич, мышечная слабость и сокращение мышц. Но обычно эти проблемы либо исчезали в течение следующих недель или месяцев, либо оставались неизменными в течение последующих лет.

Постполиомиелитный синдром — это когда некоторые из этих симптомов возвращаются или ухудшаются через много лет или десятилетий после первоначальной полиомиелитной инфекции.

Симптомы постполиомиелитного синдрома

Постполиомиелитный синдром может включать широкий спектр симптомов, которые постепенно развиваются с течением времени, в том числе:

  • стойкая утомляемость (сильная усталость)
  • мышечная слабость
  • сокращение мышц
  • Боль в мышцах и суставах
  • апноэ сна

Состояние может существенно повлиять на повседневную жизнь, затрудняя передвижение и выполнение определенных задач и действий.

Симптомы имеют тенденцию к постепенному ухудшению в течение многих лет, но это происходит очень медленно, и лечение может помочь замедлить их дальнейшее замедление.

Постполиомиелитный синдром редко опасен для жизни, хотя у некоторых людей возникают затруднения с дыханием и глотанием, которые могут привести к серьезным проблемам, например, к инфекциям грудной клетки.

Подробнее о симптомах постполиомиелитного синдрома и диагностике постполиомиелитного синдрома.

Кто пострадал

Постполиомиелитный синдром поражает только людей, переболевших полиомиелитом.Обычно он развивается через 15-40 лет после заражения.

Заболевание стало более распространенным в Великобритании в последние годы из-за большого числа случаев полиомиелита, имевших место в 1940-х и 1950-х годах, до того, как была введена плановая вакцинация.

По оценкам, около 120 000 человек, живущих в Великобритании, пережили полиомиелит, когда были моложе. У некоторых из них есть или разовьется постполиомиелитный синдром.

Точно неизвестно, сколько людей, переживших полиомиелит, страдают или будут затронуты постполиомиелитным синдромом.Оценки варьируются от 15% до 80%.

Что вызывает постполиомиелитный синдром?

Точная причина постполиомиелитного синдрома неясна. Неизвестно, можно ли что-нибудь сделать, чтобы это предотвратить.

Ведущая теория гласит, что это результат постепенного разрушения нервных клеток спинного мозга (двигательных нейронов), которые были повреждены вирусом полиомиелита. Это могло бы объяснить, почему для появления этого состояния могут потребоваться годы.

Постполиомиелитный синдром не заразен. Теория о том, что вирус полиомиелита может бездействовать в вашем теле, вызывая постполиомиелитный синдром, когда он снова активируется на более поздней стадии, была опровергнута.

Непонятно, почему только у некоторых людей, перенесших полиомиелит, развивается постполиомиелитный синдром. У тех, кто в молодости болел полиомиелитом в тяжелой форме, вероятность развития этого заболевания выше.

Как лечить постполиомиелитный синдром

В настоящее время нет лекарства от постполиомиелитного синдрома, но доступна поддержка и ряд методов лечения, которые помогут справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Некоторые из способов лечения симптомов постполиомиелитного синдрома включают:

  • отдых и упражнения — например, обучение прекращению деятельности до истощения
  • приспособления для передвижения — например, трости или скутеры
  • Контроль веса и здоровое питание — чтобы избежать ненужной нагрузки на мышцы и суставы
  • обезболивающее — для облегчения боли в мышцах или суставах
  • психологическая поддержка — например, обсуждения с терапевтом, на онлайн-форуме или в местной группе поддержки

Подробнее о лечении постполиомиелитного синдрома.

Справка и поддержка

British Polio Fellowship — ведущая благотворительная организация для людей, страдающих полиомиелитом и постполиомиелитным синдромом. Он предоставляет ряд полезных ресурсов, информации и услуг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *