Содержание

что это такое в психологии? Паттерны поведения :: BusinessMan.ru

Вы когда-нибудь задумывались, почему люди одинаково реагируют на новости и события, определенным образом выполняют какие-то бытовые операции? Либо устанавливают четкие, повторяющиеся ассоциации с определенными явлениями, праздниками. В этот список можно внести стереотипы и привычки, с которыми люди живут, не придавая им какого-либо значения. В науке всему этому давно уже дано название – паттерн. Что это такое?

Знакомимся с понятием

Понятие «паттерн» встречается в физике, информатике, дизайне, музыке и психологии. В переводе с английского оно означает «шаблон, «модель». Применительно к психологии паттерн можно кратко обозначить как парадигму поведения, свойственную человеку в определенных обстоятельствах. Эта модель работает автоматически, непроизвольно, в процессе взаимодействия человека с окружающим миром. Паттерны можно встретить повсюду: умывание с утра, рукопожатие при встрече, способ есть яблоко, отвечать на телефонные звонки и т.

п.

Даже любимый питомец, который видит, как хозяин надевает куртку и ботинки, уже внутренне настраивается на прогулку. Вы скажете, это условный рефлекс? И ошибетесь. Паттерн в психологии – это глубже, чем инстинкт или рефлекс. Это определенная программа, заложенная в мозг человека, по которой он живет и контактирует с окружающими.

Свойства паттернов

  • Паттерн – категория устойчивая. Его легко распознать, так как он часто повторяется. Как правило, бессознательно созданный алгоритм поведения редко и сложно поддается коррекции.
  • Паттерн может проявиться целиком и частично. В последнем случае специалисты называют это кодом. Например, когда человек слышит имя знакомого человека или название места отдыха, где он был, его охватывают воспоминания и эмоции, связанные с ними. Так, при произнесении кода происходит запуск всего паттерна.
  • Психологические паттерны не существуют в отдельности друг от друга. Есть врожденный паттерн – отправная точка. На него наслаиваются другие. Они объединяются со стереотипами, привычками, формируя характер и образ жизни человека.
  • Человек постоянно находится в развитии, накапливает опыт, самосовершенствуется. Соответственно трансформируется и паттерн. Что это такое? Например, человек привык с детства к замкнутости, но социализация неизбежна. Он понимает, что для гармоничной жизни в обществе нужно заводить знакомства, уметь вести диалог с людьми, быть взаимным. По мере освоения новых «навыков» и происходит сдвиг в паттерне поведения. При этом некоторые привычки «старой модели» могут быть еще активными.

Виды поведенческих паттернов

Поведенческие паттерны имеют довольно широкую классификацию. Основными можно назвать врожденные (наследственные) и приобретенные (творческие), позитивные (комфортные) и негативные (ошибочные), социальные и индивидуальные, коммуникативные. Все они делятся по месту и качеству проявления. Рассмотрим их на общих примерах.

Социальные и индивидуальные паттерны

Социальные паттерны – это шаблоны поведения людей в обществе. Иными словами, это определенные действия, повторяющиеся при определенных обстоятельствах. К ним относятся рукопожатие при встрече или кивок головы, взмах рукой при расставании и т. п. Данные примеры, с одной стороны, демонстрируют типичные паттерны поведения любого человека в обществе, с другой – говорят о культурном опыте. Так, например, в Японии распространенным социальным паттерном является поклон при встрече со знакомым или уважаемым человеком.

К индивидуальным паттернам, как правило, относят личные привычки, пристрастия человека. Примерами могут служить предпочтение начинать завтрак с глотка чая либо надкусывания хлеба, надевание сначала носков, затем брюк или блузы, затем юбки.

Врожденные и приобретенные паттерны

Наследственные паттерны – это те особенности поведения, которые человек получает в первые минуты своей жизни. Это генетическая программа, работающая на уровне инстинктов и рефлексов. Врожденный паттерн дается человеку природой. Эта модель имеет множество форм. Например, пищевая форма проявляется в процессе сосания у младенца. Приобретенные паттерны поведения – это уже последующее развитие человека, его обучение, формирование мировосприятия, привычек, образа мыслей и т. п.

Иногда происходит путаница между врожденными и приобретенными паттернами. Так, когда ребенок так же, как один из родителей, проделывает какую-нибудь операцию определенным образом, говорят о генетической схожести. На самом деле это лишь результат подражания.

Позитивные и негативные паттерны

Когда у человека возникают трудности взаимодействия с окружающим миром, он обращается за помощью к психологу. Излив душу и пройдя ряд тестов, нередко пациент слышит от специалиста: «это ваш негативный паттерн». Что это такое? Дело в том, что не все наши привычки и способы движения в обществе могут быть комфортными. Некоторые поведенческие паттерны открыто мешают человеку в жизни. Есть люди, которые панически боятся трудностей и потому всячески избегают их. Другие, наоборот, до фанатизма охвачены поисками сложностей, в итоге сталкиваются с неприятными последствиями. Все это негативные паттерны, которые мешают жить и накапливают отрицательный опыт. Бороться с такими шаблонами можно и необходимо, но иногда сделать это бывает сложно. Гораздо легче что-то менять, когда четко видна и понятна причина всех проблем и адекватно оценен внутренний потенциал.

Комфортные паттерны – это те модели поведения, которые помогают человеку гармонично развиваться и преодолевать препятствия. Диапазон их простирается от элементарного умывания и встряхивания рук до умения идти на компромиссы, дружелюбия.

Коммуникативные паттерны

Так как человек – создание социальное, то наиболее развиты у него коммуникативные паттерны. Определение их возможно в реакции мимики, системе жестов, элементах вокализации. Вполне очевидно, что при озвучивании новости хорошей человек улыбается, новости плохой – хмурится. Когда человек злится, то топает ногами. Когда просит у другого человека передать какой-то предмет, использует указательный жест. Даже слепые и глухонемые дети реализуют подобные коммуникативные паттерны без возможности подражания образцу.

Можно ли изменить паттерн?

Шаблоны поведения – это основа человека. Они очень устойчивы, поэтому весьма сложно их менять или тем более избавиться вовсе. Однако можно контролировать паттерн. Что это такое? Например, у человека обнаруживается какая-то фобия. Он обращается за помощью к специалисту. Тот, в свою очередь, предлагает ему определенный алгоритм действий, выполняя которые пациент учится контролировать свои страхи. Он не в силах избавиться от них навсегда, но может поменять «позиции власти».

Наибольший интерес вызывают эксперименты подмены паттернов на противоположные. Известен случай, когда к известному психотерапевту Милтону Эриксону пришла женщина-интроверт с просьбой помочь ей стать более открытым и дружелюбным человеком. Исходя из увлечений пациентки – разведения цветов, – Эриксон посоветовал ей приобрести 200 горшочков с фиалками и ухаживать за ними. По мере того, так ростки начнут приживаться, женщина должна была отправлять по горшочку знакомым и незнакомым людям в день их рождения, помолвки, свадьбы или тому, кто болен. Уход за двумя сотнями фиалок отвлек женщину от депрессивных мыслей, и вскоре она стала «королевой фиалок» в своем штате. Из замкнутого, склонного к тяжелым депрессиям человека эта женщина превратилась в желаемого, открытого и дружелюбного.

📖 Паттерны поведения, Поведенческие формы вмешательства, Глава 5. Снежный ком. Феникс. Терапевтические паттерны Милтона Эриксона. Гордон Д. Страница 22. Читать онлайн

Поведенческие формы вмешательства

Паттерны поведения

В форте Беннинг, штат Джорджия, я тренировал команду снайперов для международных командных соревнований по стрельбе. Однажды я обедал в зале войсковой столовой с двумя лейтенантами, и тут вошли несколько человек, и я заметил, как одна девушка взяла поднос и стала оглядывать столовую в поисках подходящего столика. Она прошла мимо нескольких столиков, где были свободные места… и села туда, где она могла сидеть с западной стороны столика. Я сказал лейтенантам: «Эта девушка — единственный ребенок в семье». Они спросили: «Откуда вы знаете?» — «Я вам скажу, только сначала проверьте, так ли это». Они пошли и спросили ее, правда ли, что она единственный ребенок в семье… и она ответила: «Да». Она поинтересовалась, почему они ее об этом спрашивают. И они сказали: «Вон тот доктор сказал, что вы единственный ребенок». — «А кто это?» Они назвали ей мое имя. «Я никогда о нем не слышала». Они вернулись… как же я узнал, что она единственный ребенок? Она оглядывала столовую в поисках столика, где она могла сесть, и в результате нашла столик, где свободной была западная сторона. Потому что дома папа сидел вот здесь, мама сидела здесь, а ей оставалось сесть здесь. В поведении людей множество. паттернов, и не пытайтесь все их сформулировать. Просто ждите, и вы увидите, как они будут проявлять себя.

Когда вы видите человека, протягивающего вам правую руку, ладонь которой ребром обращена к поверхности земли, этот жест вызывает у вас симметричную последовательность, или «паттерн», форм поведения, в соответствии с которым вы протягиваете свою правую руку, сжимаете руку другого человека и начинаете трясти ее вверх-вниз. Рукопожатие определенно не является примером особенно глубокомысленного или сложного поведения, однако оно ЯВЛЯЕТСЯ примером поведения, структурированного в виде паттерна. Под поведением, структурированным в виде паттерна, мы понимаем тот факт, что рукопожатие обладает некоторым качеством, позволяющим систематически вызывать определенный результат (в частности, устанавливать определенного рода раппорт). Протягивание руки описанным выше способом любому представителю нашей культуры практически неизменно вызовет определенную совокупность симметричных реакций со стороны этого человека, а именно — пожатие вашей руки. Таким образом, мы можем сказать, что это пример (культурного) поведенческого паттерна в том смысле, что он предсказуемым образом описывает результат некоторой последовательности форм поведения.

Диапазон форм опыта, на который распространяется структурированное подобным образом поведение, в действительности значительно шире и тоньше, чем такие с очевидностью запрограммированные формы поведения, как рукопожатие, раскуривание сигареты, нажатие на тормоз при виде красного света и т. д. Формы поведения, включающие развернутые когнитивные процессы и осознание, а также более сложные формы внешнего поведения (такие, как наступление и развитие депрессии) или же тонкие, неосознанные формы поведения (скажем, моргание при произнесении некоторых слов), столь же жестко структурированы, как и простые «привычки». На самом деле основная часть нашего поведения в высшей степени структурирована. Если вы на минуту задумаетесь о поведении членов вашей семьи или друзей в аналогичных контекстах, этот факт станет для вас очевидным. Возьмем, к примеру, еду. Некоторые люди практически всегда разрезают всю поданную им пищу на кусочки, а уже потом едят, а другие практически всегда отрезают и едят по кусочку. Одни едят быстро, другие — медленно. Одни смотрят в меню и выбирают первое блюдо, которое кажется им привлекательным, а другие не могут принять решение до тех пор, пока официант не спросит их, что им принести. Очевидно, что подобных вариаций существует бесчисленное множество. Суть же в том, что разные люди в одинаковых контекстах демонстрируют различные формы поведения и что большая часть их форм поведения в рамках определенного контексты будет повторяйся раз, когда они в очередной раз окажутся в рамках этого контекста. Иными словами, их поведение структурировано в виде паттернов. Распространите ваши размышления на любой контекст, и вы обнаружите неизменные закономерности в вашем собственном поведении и в поведении других людей.

В большинстве случаев эти поведенческие паттерны обеспечивают нам значительное преимущество, заключающееся в том, что нам не приходится сознательно отслеживать и направлять шаги, из которых состоят практически все наши действия — открывание двери, завязывание шнурков или заказ еды в ресторане. Если бы вы каждый раз задумывались о том, как вам открыть дверь, завязать шнурки или быстро выбрать блюдо, решение этих задач было бы бесконечно обременительным и крайне неэффективным (более того, если бы вы могли генерировать поведенческие альтернативы при выполнении подобного рода задач чересчур обильно, вам грозила бы опасность навеки застрять перед закрытой дверью и умереть от голода, так и не завязав шнурки). Выстраивание большинства форм нашего поведения в жестко структурированные последовательности освобождает сознательную часть нашей психики, позволяя использовать ее для других, более интересных размышлений (так, завязывая шнурки, вы можете думать о предстоящем свидании, а не о том, какой узел вам завязать). Некоторые из наших поведенческих паттернов представляют собой общепринятый культурный опыт — к их числу относится рукопожатие, тогда как многие другие паттерны являются в высшей степени индивидуальными — к ним можно отнести пристрастие начинать бритье с верхней губы, надевание сначала брюк, а потом рубашки, ожидание того, что вас пригласят на свидание, и отказ проявить инициативу, предоставление супругу права выбора фильма для просмотра и многое другое.

Как часто семейные проблемы представляют собой сущие пустяки. Супружеские пары обращаются ко мне и говорят… мы любим друг друга и наслаждаемся сексом, но когда мы пытаемся заснуть… каждая ночь заканчивается жутким скандалом. Каждую ночь, когда мы пытаемся уснуть, мы начинаем ссориться. А ведь мы любим друг друга, наша сексуальная жизнь в полном порядке, но когда мы ложимся спать, мы начинаем ссориться. И какая мысль первой приходит вам в голову? Как вы думаете, из-за чего они ссорятся? Я говорю им: «Вы оба выросли с привычкой спать на правой стороне постели или на левой стороне — поэтому вы и ссоритесь, когда ложитесь спать, что либо ВЫ оказываетесь на неудобной для вас стороне постели, либо ОН». В моей собственной семье тоже был случай, когда Майк и Арчи спали однажды ночью в одной постели, а оба они привыкли спать на правой стороне. О, какой скандал закатили Арчи и Майк, пытаясь устроиться поудобнее! То Арчи спал на правой стороне, и тогда Майк оказывался не с той стороны, то наоборот, и они никак не могли успокоиться.

Одним из способов размышления о ситуации клиента является рассмотрение возможности того, что он использует паттерн поведения, неэффективный или неадекватный в контексте, в котором используется этот паттерн. К примеру, если человек все время «предоставляет супруге право решать, какой фильм смотреть, то в контексте супружеских отношений этот паттерн вполне уместен; но если этот человек будет использовать тот же паттерн в обществе своих коллег на заседаниях правления компании, его репутация окажется под угрозой. Если он желает оказывать какое-либо влияние на будущее своей компании, то должен уметь открыто выражать свое мнение о том, в каком направлении ей следует развиваться. Аналогичным образом пианист, которого охватывает при выходе на сцену такой страх, что он не может играть, использует паттерн поведения, который, возможно, являлся бы полезным, если бы его попросили выполнить некую физически опасную задачу (к примеру, полететь на дельтаплане без предварительной подготовки), однако в контексте фортепианного концерта он неуместен. Таким образом, наша задача — не избавиться от некоторых форм поведения, а контекстуализировать их уместным образом, ограничивая эти формы поведения теми сферами, где их использование уместно, а также формируя или вызывая паттерны поведения, уместные в других контекстах. С точки зрения поведенческих изменений член правления компании добивается от вас как от своего психотерапевта изменения паттерна его поведения таким образом, чтобы в контексте заседаний правления он мог заявить о своих предпочтениях, а пианист хочет обрести способность без страха выходить на сцену и исполнять свою программу.

Чем же в таком случае определяется то, когда человек демонстрирует тот или иной КОНКРЕТНЫЙ паттерн поведения? Существует несколько способов ответить на этот вопрос. Одним из них является указание на то, что индивиды демонстрируют те паттерны поведения, которые они сами обучились использовать в данном контексте или которым их научили другие люди. К примеру, вас в раннем возрасте могли научить уступать желаниям других, когда возможен выбор вариантов. Другой способ объяснить систематическое проявление поведенческих паттернов — указать на то, что они являются логическим следствием совокупности обобщений, которыми руководствуется человек в рамках конкретного контекста. К примеру, убеждение в том, что другие люди будут любить вас, если вы будете уступать их желаниям, может найти внешнее выражение в передаче выбора другим. В первом случае реакции человека в рамках определенного контекста являются функцией форм поведения, которые были им сформированы или усвоены, тогда как во втором его реакции являются функцией совокупности убеждений или обобщений, приобретенных тем или иным способом. Разумеется, ни одно ни другое описание не является однозначно верным, — это две стороны одной медали. Когда опыт (либо в форме прямых указаний, либо в форме благоприятного стечения обстоятельств) моделирует ваше поведение в рамках определенного контекста, наряду с новыми поведенческими привычками формируются обобщения и критерии, конгруэнтные данным формам поведения. И напротив, изменение ваших обобщений или критериев в отношении определенного контекста приведет к поведенческим изменениям, конгруэнтным этим изменениям в вашей модели мира. Иными словами, то, каким образом вы будете реагировать (вести себя) в данном контексте, будут определять ваши убеждения относительного того, что хорошо, а что плохо, что полезно, а что вредно, что интересно или важно, а что опасно в конкретном контексте.

Таким образом, тот референтный опыт (критерии/убеждения/ обобщения), в пользу которого вы будете производить сортировку, в значительной степени определит характер уместного поведения в рамках соответствующего контекста, однако верно также и то, что поведенческий опыт модифицирует существующие обобщения или формирует новые (посредством пересортировки критериев). Предметом рассмотрения предыдущей главы являлось то, как Эриксон использовал точки зрения своего клиента (то есть его референтный опыт) в качестве средства для изменения его привычного поведения и достижения за счет этого более глубоких изменений. В этой главе мы рассмотрим то, как Эриксон использует паттерны поведения клиента с целью полезного изменения его точки зрения и за счет этого добивается более глубоких изменений.

Развитие способности производить вмешательство, идущее на благо вашего клиента, либо благодаря задействованию его модели мира, либо благодаря использованию его паттернов поведения, придаст вашей работе гибкость и глубину, что является очевидным преимуществом. Как же нам в таком случае выделить нужный паттерн поведения среди огромного количества поведенческой и вербальной информации, предоставляемой вашим клиентом? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала провести различение между содержанием проблемы и организацией этого содержания в форме паттернов.

Содержание и паттерны поведения

Содержание проблемы вашего клиента включает конкретных людей и места, которые вовлечены в ситуацию клиента, перечисление нежелательных форм поведения и чувств клиента, а также перечисление конкретных результатов, которых клиент хочет достичь. Возьмем, к примеру, высказывание: «Это одиночество… я не знаю, в чем дело, но я просто не могу представить себе, что у меня наладились удовлетворительные отношения с женщиной». Выраженное и предполагаемое содержание в высказывании этого человека включает следующее: его проблема состоит в отношениях с «женщинами», в настоящее время он «одинок», и он хочет иметь «удовлетворительные отношения». Иными словами, содержание проблемы определяется смысловым значением отдельных слов, используемых в описании этой проблемы. В отличие от содержания паттерны поведения представляют собой то, что клиент систематически или характерным образом демонстрирует в своем поведении в связи с этими содержательными различениями. Поскольку в приведенном выше примере отсутствуют описания поведения или последовательности событий (а лишь цепочка абстрактных существительных и выражений — «одиночество», «удовлетворительные отношения» и «женщина»), выделить из его фразы какие-либо поведенческие паттерны мы не можем. В этом примере отсутствует описание того, как именно этот человек формирует свои обобщения, касающиеся «отношений» с женщинами. Допустим, мы выяснили следующее: «Ну, я встретил одну женщину вчера вечером, и она показалась мне привлекательной, но когда я подошел, чтобы заговорить с ней, я был в состоянии думать лишь о том, правильно ли я себя веду… я так волновался по этому поводу, что не смог придумать, что сказать». Это повествование обеспечивает нас определенной информацией, касающейся последовательности демонстрируемых клиентом форм поведения. Иными словами, он подходит к женщине, которая кажется ему привлекательной, «волнуется» по поводу своего поведения и не может ничего сказать. (Очевидно, что многие обстоятельства остаются неуточненными, но теперь мы, по крайней мере, располагаем некоторой информацией, касающейся последовательности форм поведения в контексте знакомства с женщинами.) В нашем примере речь идет о последовательности, но вовсе не обязательно о паттерне. Если же мы выясним, что эта последовательность повторяется всякий раз, когда клиент пытается познакомиться с женщиной, которая кажется ему привлекательной, то мы можем идентифицировать паттерн — последовательность форм поведения, характерную для некоторого конкретного контекста.

Как уже говорилось ранее, любые формы поведения могут быть полезными в рамках ТОГО ИЛИ ИНОГО контекста, поэтому важно понять, в каких контекстах клиент демонстрирует те формы поведения, которые он хочет изменить. Если вы обнаружите, что эти формы поведения неадекватно используются во многих контекстах, вы, вероятно, захотите расширить сферу применения своего терапевтического вмешательства. В то же время вы предпочтете оставить без изменений те контексты, в которых поведение вашего клиента является эффективным. Каким же ЯВЛЯЕТСЯ контекст в вышеприведенном примере? «Знакомство с привлекательными женщинами»? В ходе дальнейших расспросов мы можем выяснить, что клиент демонстрирует ту же последовательность форм поведения при знакомстве с ЛЮБОЙ женщиной или при встрече с любым НОВЫМ человеком. Если мы также обнаружим, что этот человек оказывается несостоятельным, когда пытается подать своему начальнику предложение, касающееся изменений и возможностей развития бизнеса, можно не сомневаться, что контекстом данного паттерна поведения является не «знакомство с женщинами» и не «встреча с новыми людьми», а более широкий контекст, возможно, состоящий в «попытке произвести на кого-то впечатление». Таким образом, контекст описывает то, когда паттерн поведения имеет место, и может быть связан с тем, «кто» принимает участие в ситуации (Эдит, секретарши, привлекательные женщины, все женщины, все люди и т. д.), «где» все происходит (дома, в автобусе, на работе и т. д.), «когда» (утром, в три часа ночи и т. д.), какой «вид деятельности» налицо (знакомство, попытки произвести впечатление, приготовление обеда и т. д.).

Хотя различие между содержанием поведения и его паттернами на первый взгляд кажется тривиальным, именно оно оказывается решающим для понимания природы форм терапевтического вмешательства, типичных для работы Эриксона. Ниже мы приводим пример, иллюстрирующий разницу между этими двумя понятиями и ярко демонстрирующий способность Эриксона быстро выделять и использовать лежащие в основе проблемы клиента паттерны поведения с целью изменения.

Однажды ко мне пришел человек, имеющий около 35 килограммов избыточного веса, и сказал: «Я отставной полицейский, уволен по состоянию здоровья. Я слишком много пью, слишком много курю, слишком много ем… у меня эмфизема и повышенное артериальное давление. Я хотел бы заняться оздоровительным бегом, но не могу… я могу только ходить. Можете ли вы помочь мне?» Я ответил: «Хорошо. А где вы покупаете сигареты?» Он сказал: «Рядом с моим домом есть маленький уютный магазинчик». Тогда я спросил: «А кто готовит вам обед?» Он ответил: «Я не женат… я обычно готовлю сам». — «А где вы покупаете продукты?» — «В том же уютном магазинчике за углом». «Сколько сигарет вы покупаете за раз?» —«Обычно я беру по три блока сразу». — «И вы обычно сами готовите… а где вы обедаете вне дома?» Он ответил: «В очень милом ресторанчике рядом с домом». Я спросил: «Так, а спиртное?» — «Рядом с моим домом есть очень уютная винная лавочка». Тогда я сказал: «Итак, вы отставной полицейский, и вы хотите привести в норму давление и избавиться от тучности и эмфиземы, и вы покупаете сигареты по три блока за раз. Я думаю, терапия не потребует очень много времени. Можете курить сколько хотите… только теперь покупайте по одной пачке за раз на другом конце города и ходите туда пешком. Что касается самостоятельного приготовления обеда — свободного времени у вас достаточно, поэтому ходите за продуктами по три раза в день. Покупайте продуктов на один прием пищи, про запас ничего не берите. Что касается обедов вне дома, есть масса хороших ресторанов километрах в двух-трех от вашего дома… это даст вам возможность прогуляться. Что касается выпивки… нет никаких возражений против выпивки. В паре километров отсюда есть несколько превосходных баров. Первую рюмку выпивайте в одном баре, а вторую — в другом, в полутора километрах от первого. И скоро вы будете в отличной физической форме». Он вышел из кабинета, ругая меня весьма затейливо. А теперь о том, почему мне пришлось обращаться с ним таким образом. Он был отставной полицейский… он знал, что такое дисциплина, а вся его проблема была исключительно вопросом дисциплины. И он никак не мог ослушаться моих предписаний. Он вышел, цветисто ругаясь… он был очень красноречив. Примерно через месяц ко мне пришел другой пациент и сказал: «Мой друг порекомендовал мне обратиться к вам. Он отставной полицейский. Он сказал, что вы единственный психиатр, который знает, что говорит».

В приведенном примере жалобы отставного полицейского включали несколько содержательных сфер: курение, выпивка, тучность, эмфизема и кровяное давление. Однако в этом примере для нас важно осознать, что паттерн поведения, подкрепляющий все эти столь различные содержательные сферы, был одним и тем же: каждый раз, когда этот отставной полицейский хотел купить что-либо, он приобретал это способом, требующим минимальных затрат энергии. Выяснение того, «почему» он курил, «почему» пил и «почему» переедал, почти наверняка вызвало бы с его стороны оправдания, включающие три новые содержательные сферы (вероятно: «Я курю, чтобы РАССЛАБИТЬСЯ, выпивка помогает мне забыть о моей бывшей ЖЕНЕ, а еда отвлекает меня от СКУКИ»). Эриксон понимает, что различные проблемы отставного полицейского — на уровне паттерна — это одна и та же проблема. Поэтому вместо того чтобы разбираться с содержанием жалоб клиента, Эриксон изменяет паттерн поведения, из-за которого все эти проблемы вообще возникают. Иными словами, Эриксон предписывает этому человеку удовлетворять свои потребности в пище, алкоголе и сигаретах максимально энергоемким способом, приобретая их в минимальных количествах. Тем самым Эриксон гарантирует, что потребление бывшим полицейским продуктов, которыми он склонен злоупотреблять, автоматически будет снижено и что одновременно он будет давать своему организму нагрузку, необходимую для возвращения физической формы. (Заметьте, что, по словам самого Эриксона, именно использование того факта, что бывший полицейский был приучен к дисциплине, — его субкультуры, — позволило Эриксону установить раппорт, в котором он нуждался для осуществления своего вмешательства. Именно благодаря тому, что в прошлом клиент подчинялся строгой дисциплине, Эриксон был убежден, что отставной полицейский будет следовать его жестким инструкциям. См. главу 3, раздел «Культурный раппорт»).

Вместо того чтобы работать с содержанием поведения, Эриксон изменяет подкрепляющие его паттерны поведения, и это в конечном итоге приводит к тому, что человек в той или иной степени и в том или ином отношении пересортирует свой опыт и критерии, касающиеся специфического контекста (иными словами, выработает новую точку зрения). Так, в случае с бывшим полицейским мы можем обоснованно предположить, что в результате следования новому режиму его способы приобретения продуктов питания, алкоголя и сигарет станут для него средством поддержания физической формы, поводом для встреч с новыми людьми и т. д. Инициирование нового паттерна поведения практически неизбежно приведет к тому, что клиент начнет сталкиваться с новыми людьми, событиями и формами опыта и получит возможность сформировать новые обобщения о себе самом и окружающем мире.

Идентификация паттернов поведения

Поведение людей о многом вам расскажет, если вы будете обращать внимание на их привычки. Один практикант в больнице округа Уэйн как-то попросил меня: «Доктор Эриксон, к нам только что прибыл новый пациент, и мне бы хотелось, чтобы вы прошли в блок Д, спустились на лифте и прошли прямо по коридору в комнату медсестер… там буду сидеть я спиной к вам, и я хочу, чтобы вы поглядели направо и налево и опознали пациента, которого привезли сегодня. А затем вы пройдете в комнату медсестер и укажете на него мне». И вот я прошел по коридору, глядя влево и вправо, зашел в комнату медсестер и говорю: «Луи, это вы — дурак, а не я. Этот человек стоит вон там, рядом, в боковом коридоре». Он спросил меня: «Как вы узнали?» И я сказал: «Он стоит руки по швам, смотрит прямо перед собой, а его пятки на IS сантиметров оторваны от пола. Этот человек десять лет провел в тюрьме». На что Луи ответил: «Вы ошиблись, он провел в тюрьме двенадцать лет». Люди с легкостью показывают все что угодно. А большинство психотерапевтов даже не пытаются понять, что клиенты им демонстрируют своим поведением. Однако мы всегда что-то сообщаем людям, и надо это осознавать.

Теперь, после того как мы ввели необходимые различения между содержанием и паттернами поведения, можно заняться идентификацией этих паттернов. Поведенческий паттерн — это последовательность форм поведения, систематически характеризующая действия или реакции человека в рамках специфического контекста.

Как следует из самого определения «паттерн поведения», он представляет собой многократное воспроизведение конкретной последовательности внутренних и внешних форм поведения в качестве реакции на определенный контекст, и мы идентифицируем его как «паттерн», обладающий значимостью для конкретного человека (он является паттерном в том смысле, что повторяется предсказуемым образом, и обладает значимостью, поскольку изменение этого паттерна обязательно окажет определенное воздействие на характер последующих реакций и интеракций человека). Таким образом, нам предстоит идентифицировать нечто в поведении этого человека, повторяющееся каждый раз, когда он оказывается в соответствующем контексте. Иными словами, что предсказуемо в поведении этого индивида? Вычленение паттернов поведения из беспрерывного потока информации, которую предоставляет вам клиент. — способность, которая оттачивается в результате постоянной практики. Далее в этом разделе мы опишем алгоритм, который вы можете использовать при идентификации паттернов, тем самым постоянно пополняя ваш «интуитивный» арсенал паттернов, характерных для повседневных человеческих взаимодействий.

На что следует обращать внимание при вычленении паттернов? Существует множество полезных различений, относящихся к теме идентификации паттернов, но пока для нас важнее всего сортировка в поисках повторяемости, а также использование противопоставлений как средства осуществления такой сортировки. Даже описание лишь одного примера проблемной ситуации клиента несомненно предоставит вам информацию, которую вы сможете описать в виде последовательности реакций и форм поведения, однако нельзя быть уверенным в том, что описанное вами поведение представляет собой паттерн, пока вы не противопоставите ему как минимум один другой пример проблемной ситуации, чтобы выяснить, характеризуется ли этот пример той же последовательностью, которую вы идентифицировали. Давайте используем в качестве иллюстрации пример с тучным полицейским и представим, что задаем ему вопросы. В ответ на его жалобу по поводу переедания мы спросим его, что он ел вчера на обед. Он ответит, что ел пельмени «в очень милом ресторанчике рядом с домом». Итак, что в его ответе, с точки зрения поведения, является релевантной (то есть характеризующей паттерн) информацией? Неизвестно. Возможно, тот факт, что он выбрал пельмени, а возможно, и то, что ресторан находился рядом с домом (а может быть, даже то, что ресторан был «милым»). Нуждаясь в другом примере для сравнения, мы спросим его, что он ел вчера на завтрак, на что он ответит: «Я ел салат в ближайшем ресторане». Эта информация уже дает нам основание для выделения паттерна. По крайней мере мы можем сказать, что в обоих описанных до сих пор случаях заказ крахмалистой пищи НЕ являлся характерным для его поведения, а выбор ресторана, находящего неподалеку, являлся. Таким образом, можно предположить, что в контексте приема пищи посещение ближайших мест представляет собой паттерн поведения этого полицейского. Несколько дополнительных примеров, касающихся питания этого полицейского, послужат либо укреплению нашей уверенности в правильности предсказания паттерна его поведения, либо, напротив, разуверят нас в этом. Несомненно, в случае с полицейским информация, касающаяся его поведения в других контекстах (курения и выпивки), свидетельствует о том, что данный паттерн его поведения является кросс-контекстным. И снова оказывается, что при вычленении паттернов поведения из описаний, предоставляемых вашими клиентами, вы должны производить сортировку в поисках повторений последовательности форм поведения, демонстрируемых в аналогичных контекстах. Далее следуют два прекрасных примера того, как Эриксон обращает внимание на повторение последовательностей форм поведения (паттернов) и тестирует свои предположения.

Люди постоянно выдают себя. Ко мне за терапией обратилась женщина… когда моя жена вызвала меня осмотреть эту пациентку, она сидела в моем кабинете вот так… [Эриксон скрещивает руки на груди, затем переплетает одну руку вокруг другой и жестом показывает, что так были скрещены ноги пациентки]. Я занял свое место, спросил, как ее зовут и в чем ее проблема, и она сказала: «У меня фобия на самолеты. Я смертельно боюсь самолетов, а мой муж собирается взять меня за границу в сентябре. Я ужасно боюсь». Я сказал ей: «Мадам, я не видел, как вы вошли и сели. Будьте добры выйти в другую комнату, а затем снова войти и сесть». Она удивилась моей просьбе, но прошла в другую комнату, вернулась и села. Тогда я сказал: «Мадам, вы обращаетесь к психиатру со своими проблемами, потому что не понимаете, в чем они состоят, а потому вы не можете по-настоящему описать их. Итак… вы должны рассказать своему психиатру все, что возможно, если хотите, чтобы он помог вам. Я хочу задать вам вопрос… это неприятный вопрос… это невежливый вопрос, но он имеет прямое отношение к делу, и вы должны ответить на него. Вы готовы?» Она ответила: «Да». И я спросил: «Мадам, ваш муж знает о вашей любовной связи?» Она ответила: «Нет, но откуда ВЫ знаете?» Откуда я узнал? Она вышла из комнаты, снова вошла и села. Она уселась в характерной защитной позе. Ее ноги были переплетены… очень хорошее прикрытие. И я слышал, как она сказала: «Мой муж собирается ВЗЯТЬ МЕНЯ за границу, и я боюсь».

Я расскажу вам еще одну историю. Ко мне в Мичиган приехала женщина и сказала: «Я боюсь, что подцепила гонорею или сифилис. У меня были случайные половые связи; мой муж об этом не знает. Я прошла медицинское обследование у двадцати шести докторов, и все они объявили меня совершенно здоровой. Некоторые даже держали меня в больнице по две недели, делали всякие анализы. Но Я УВЕРЕНА, что со мной что-то не так». И я сказал: «С вами действительно что-то не так… большинство людей убеждают результаты ОДНОГО обследования, проведенного ОДНИМ врачом. Вы прошли двадцать шесть обследований, несколько госпитализаций, и все сказали вам, что с вами все в порядке, а теперь вы обращаетесь к психиатру. Разумеется, я могу лишь предполагать, что именно с вами не так, и я собираюсь задать вам очень специфический вопрос и хочу получить до конца честный ответ, даже если мой вопрос покажется вам странным. Когда вас обследовали, вам прощупывали грудь?» — «Да». — «Не доводилось ли вам во время обследований делать нечто неожиданное или странное?» «Я всегда чихала, когда дотрагивались до моей правой груди». Тогда я сказал: «Вы чихали каждый раз, когда двадцать шесть докторов дотрагивались до вашей правой груди. И все они, разумеется, вежливо отводили руку и прекращали обследование вашей правой груди». Она ответила: «Да». Я сказал: «Вот что. Сейчас я позвоню местному хирургу, которого я очень хорошо знаю, я назову ему ваше имя и попрошу его немедленно вас принять. Вы поедете к нему, и вы услышите наш разговор по телефону». Я сказал: «Доктор Хендерсон, в моем кабинете находится пациентка, правую грудь которой нужно очень тщательно обследовать …я не специалист в этом вопросе. Она приедет к вам на прием, но Я ДУМАЮ, что больше она к вам не придет. Поэтому как только вы обследуете ее правую грудь, если вам что-то покажется подозрительным, не отпускайте ее домой, а забирайте ее прямо в больницу». Хендерсон позвонил мне после того, как направил ее в больницу: «У нее карцинома… рак груди».

Когда женщина выписалась из больницы, она сказала: «Как мне теперь появляться на людях, когда я такая кособокая?». Я ответил: «Если ХОТИТЕ — будьте кособокой. Никакие законы не запрещают вам купить протез такого же размера, как ваша вторая грудь, купить специальный бюстгальтер, вложить в него этот протез и научиться держать левое плечо чуть выше, чтобы вес вашей левой груди не тянул вас на сторону». Я встретил ее пять лет спустя… и она спросила: «Какую грудь мне удалили?» Я ответил: «Ваши плечи на одном уровне. Я не знаю». Скольким женщинам удаляют грудь, а затем они испытывают всевозможного рода психологические неудобства, потому что стали плоскими с одной стороны?… А ведь протезы можно купить где угодно — так Я ДУМАЮ!»

В первом из приведенных выше примеров Эриксон замечает, что женщина сидит в позе, которая кажется ему проявлением защитной реакции, а также обращает внимание на характерное ударение на словах «ВЗЯТЬ МЕНЯ». С целью выяснить, являлась ли такая поза характерной для поведения этой женщины, когда она произнесла «ВЗЯТЬ МЕНЯ», или это было чистой случайностью, Эриксон просит ее войти и сесть еще раз. Ее поведение подтверждает паттерновый характер выделенных им различений, на основании чего он и выстраивает предположение о ее вероятной внебрачной связи. Аналогичным образом, во втором примере у Эриксона есть определенные представления о том, что «не так» с его клиенткой, но именно идентификация ее паттерна поведения во время обследований становится объяснением ее ситуации.

Мы хотим привлечь ваше внимание к тому факту, что случай с женщиной, которую Эриксон попросил повторно сесть, указывает на крайне важный источник поведенческой информации, состоящий в том, что, описывая свою проблемную ситуацию, ваш клиент будет демонстрировать при этом важные аспекты своего поведения, характерного для проблемного контекста. Если вы соотнесете слова клиента с его выражениями лица, телодвижениями, интонацией и т. д., то вскоре обнаружите, что ваш клиент ДЕЛАЕТ то, о чем он рассказывает. Кроме того, то, как ваш клиент входит в комнату, выбирает стул, передает вам гонорар и т. д., — все это представляет собой поведенческие проявления его модели мира. Эти формы поведения предоставляют информацию, которую вам следует использовать или игнорировать в зависимости от того, какие корреляционные паттерны (повторения) вы наблюдаете.

Когда ваш клиент описывает конкретный пример своей проблемной ситуации, определите для себя, что он делал (и делает в настоящий момент) с точки зрения своего поведения, — иными словами, на что или на кого он реагирует, когда, где, каким образом и в какой последовательности? Затем попросите его дать описание другого примера проблемной ситуации. Имея эти две репрезентации аналогичных проблемных контекстов для противопоставления, вы получаете возможность произвести сортировку описанных (и продемонстрированных в вашем кабинете) поведенческих последовательностей в поисках общих элементов. Если имеют место расхождения, которые вы считаете нужным конкретизировать, или недостаток информации, необходимой вам для сравнения, или если вы нуждаетесь в дальнейшем подтверждении того, что идентифицированное вами характерное поведение клиента имеет статус ПАТТЕРНА, вы можете попросить его дать описание третьего примера для проведения дополнительной сортировки в поисках сходства. Вам проще будет выяснить эту информацию, если вы сначала идентифицируете для себя начало и конец последовательности форм поведения клиента (иными словами, какие события во внешнем мире запускают паттерн и как он заканчивается). Затем вы можете распутывать клубок с начала или с конца, заполняя недостающие детали последовательности. Задав себе точки привязки начала и конца паттерна, вы уменьшаете вероятность того, что запутаетесь в хитросплетениях опыта вашего клиента или потеряете нить из-за недостатка или избытка сообщаемой информации. Затем помогите клиенту восстановить «упу-щенные детали, сопоставляя их с описаниями других примеров проблемной ситуации клиента, и найдите точки синхронизации. Когда вы определите для себя паттерн, производящий впечатление релевантного, точного и последовательного, можно перейти к самому важному шагу — проверке. Мы настоятельно рекомендуем, чтобы вы проверяли выделенные вами паттерны, и делаем это по двум причинам. Первая состоит в том, что подобная демонстрация послужит вам прекрасным опытом изучения паттернового поведения людей в целом. Вторая — в том, что проверка предоставит вам возможность подтвердить и, если нужно, уточнить свою оценку.

Для проверки точности и сферы распространения идентифицированного вами поведенческого паттерна можно попросить клиента привести дополнительные примеры, которые вы затем проанализируете с точки зрения соответствия этому паттерну. Однако лучше всего проверить точность ваших предположений, проведя поведенческую демонстрацию в вашем кабинете. Поскольку проблемный контекст вам ИЗВЕСТЕН, вы можете использовать собственное’ (или чье-то еще) поведение, чтобы организовать ситуацию, ВОССОЗДАЮЩУЮ этот контекст «здесь и сейчас», и таким образом получить возможность не только выяснить, будет ли ваш клиент реагировать в соответствии с идентифицированным вами паттерном, но и непосредственно пронаблюдать за ПОВЕДЕНЧЕСКОЙ демонстрацией реакций вашего клиента в рамках проблемного контекста и за самим этим контекстом.

Допустим, к примеру, что ваш клиент жалуется на то, что качество его работы, по его мнению, не удовлетворяет его начальника. На основании приведенных им примеров этой проблемы вы обнаружите, что все контексты, которые он описывает, связаны с «ожиданиями выполнения определенных задач» и что паттерн его поведения в данном контексте включает согласие на выполнение этих задач, беспокойство о качестве конечного продукта, а затем работу над задачей мелкими порциями и таким образом растягивание ее выполнения во времени (и в конечном итоге срыв сроков). Чтобы проверить правильность своей идентификации контекста и паттерна поведения, скажите своему клиенту, что хотите, чтобы он вошел в транс на пятнадцать минут или в течение двух минут рассказывал вам то, что вы должны знать о его семейной истории и т. п. В этом случае вы создаете для клиента контекст (временные ограничения), сходный с тем, в котором проявляются его проблемы. Если клиент отреагирует на ваши просьбы (возможным) согласием, но затем будет входить в транс медленно или не войдет в него вовсе либо если во втором случае его рассказ займет значительно больше двух минут и будет включать многочисленные «лишние» детали, касающиеся истории его семьи, значит, установленный вами паттерн подтверждается и, что еще более важно, вы получаете возможность наблюдать и слушать, как реагирует ваш клиент в рамках данного контекста. Если же клиент НЕ реагирует образом, соответствующим ранее идентифицированному вами паттерну, мы получаем возможность произвести сортировку в поисках различий между ситуацией, которую он описал, и ситуацией, которую мы создали (на основании чего можно произвести корректировку значимого контекста, корректировку самого паттерна или расхождений между восприятием клиента и его реальным поведением в рамках проблемного контекста).

Такие поведенческие тесты являются не только способом проверки правильности ваших предположений, касающихся паттернов поведения вашего клиента, но, вероятно, и наилучшим источником получения информации об этих паттернах. Мы рекомендуем при проведении поведенческого теста следить за тем, чтобы ВАШЕ поведение было конгруэнтным с тестовым контекстом, который вы создаете для вашего клиента, поскольку реакции и формы поведения, вызываемые вами у клиента, должны быть связаны с данным контекстом, а не являться результатом понимания или ощущения клиентом того, что его «разыгрывают», «разоблачают» или «раскалывают». Если ПОСЛЕ того, как вы побудили клиента к демонстрации своего поведения, вы нуждаетесь в дополнительной информации, касающейся внутреннего опыта вашего клиента, можете сообщить ему, что это было проверкой паттерна, а затем попросить клиента использовать эту демонстрацию в качестве недавнего и свежего примера с целью идентификации его внутренних переживаний.

Описанные выше рекомендации, касающиеся идентификации паттернов и их проверки, носят генеративный характер в том смысле, что, добросовестно следуя этим рекомендациям, вы будете постоянно совершенствовать свои способности к быстрой и точной идентификации поведенческих паттернов, служащих подкреплением проблем человека, а также будете пополнять свой запас знаний («интуитивных») о поведенческих паттернах, распространенных среди всех людей. Поначалу процесс обучения может показаться тяжелым, но небольшие и регулярные усилия позволят вам со временем продвинуться далеко вперед.

Я покинул ферму много лет назад, как и моя младшая сестра. На ферме у нас было принято ужинать (В Великобритании и США второй прием пищи, по времени соответствующий нашему обеду, называется ланчем, а прием пищи после окончания рабочего дня, нередко последний прием пищи в сутки, у горожан называется обедом. Слово «supper» — ужин — кажется современным горожанам устаревшим и непривычным. — Прим. перев.): обедали мы в полдень, а вечером ужинали. И вот мы покинули ферму и с тех пор живем в городе. Моя сестра совершила пару кругосветных путешествий и заехала навестить меня. Я не видел ее уже несколько лет. Мы говорили о разных достопримечательностях, которые она посетила во время своих поездок, и вдруг моя жена услышала, как мы произнесли слово «ужин». Моя жена родилась и выросла в Детройте, а мы с сестрой называли «ужином» вечерний прием пищи. Моя жизнь на ферме оставила свой след, а встреча с сестрой пробудила во мне этот паттерн. И когда я наблюдаю за людьми, я пытаюсь определить, кем были их родители… но стараюсь не исходить из заранее сформированных представлений. Ищите сначала одно свидетельство, затем другое, и очень скоро вы накопите достаточное количество информации. Вы устанавливаете паттерны путем соединения мельчайших элементов информации и всех своих наблюдений. И если выискивать паттерн поведения мальчика с фермы, придется ограничивать себя. И если выискивать паттерн поведения городского мальчика, тоже придется себя ограничивать.

Какие изменения следует внести?

Эриксон не пытается вносить в поведение своих клиентов широкомасштабные или радикальные изменения, а, напротив, как правило, предпочитает инициировать незначительные поведенческие изменения — изменения, которые очень просто (но достаточно эффективно) корректировали бы паттерны поведения клиента, позволяя достичь долгосрочных и более желательных результатов. Такой подход является как более оправданным, так и более целесообразным. Он- оправдан, поскольку опыт показывает, что даже незначительные изменения паттернов поведения влияют на характер петель прямой и обратной связи между внутренними переживаниями человека, его внешним поведением и внешним миром. Подобно двигателю, поведенческий паттерн представляет собой хорошо отлаженную гомеостатическую систему, и подобно двигателю, если одну ее часть удалить или даже слегка изменить, весь двигатель должен быть перенастроен в соответствии с этим изменением.

Одна из причин, по которой целесообразны небольшие изменения, состоит в том, что клиенты почти во всех случаях легче соглашаются на небольшие изменения, чем на крупные. Будь то осознанно или неосознанно, но клиенты часто стремятся помешать собственному выздоровлению, не следуя или противодействуя рекомендациям психотерапевта, направленным на изменение «картины в целом». Предлагая формы вмешательства, на первый взгляд касающиеся сфер, никак не связанных с проблемой или второстепенных, и совершенно безобидные по характеру, Эриксон избегает непродуктивного и бессмысленного волевого противостояния с эго своего клиента. Кроме того, как уже говорилось в главе 2, акцент Эриксона на небольших изменениях согласуется с его акцентом на помощь в обретении самодостаточности. Сводя свою терапевтическую роль к очевидному минимуму, Эриксон взращивает в своих клиентах опыт личной ответственности за произведенные изменения (иными словами, он создает для них референтный опыт собственной компетентности в сфере самоизменения).

Как и во многих других случаях выбора в терапии, выбор адекватной и эффективной формы поведенческого вмешательства является функцией собственной интуиции. Используя термин «интуиция», мы имеем в виду процесс подсознательного использования собственных знаний, касающихся общераспространенных паттернов человеческих реакций и форм поведения, релевантных «проблемному» контексту. Интуиция не является результатом ни счастливого стечения обстоятельств, ни генетической предрасположенности, а представляет собой непосредственную функцию способности делать обобщения, проводить различения, а также хранить и извлекать, когда это уместно, информацию, касающуюся полезных паттернов человеческого поведения и опыта. Когда вы идете на рыбалку, наличие лицензии рыболова отнюдь не гарантирует того, что вы что-нибудь поймаете, однако опытный рыбак усвоил с годами, где он должен забрасывать спиннинг и как подматывать блесну, а потому шансов вернуться домой с уловом у него намного больше, чем у прекрасно снаряженного дилетанта. Аналогичным образом, отличительной чертой хорошего психотерапевта является постоянно демонстрируемая им способность распознавать, хранить и адекватно использовать паттерны в соответствии со структурой человеческого опыта. В случае подсознательного функционирования (то есть если психотерапевт не осознает, что экстраполирует на клиента свой запас знаний) эту черту принято называть «интуицией».

На пути собственного развития как психотерапевтов мы обнаружили, что важно экспериментировать с различными формами вмешательства, чтобы выработать эффективную интуицию, касающуюся того, какие методы работают, а какие — нет, с кем они работают и в каком контексте. Интуитивные способности — это навык, и, следовательно, они поддаются тренировке и оттачиванию. Идентичный паттерн поведения, который вы хотите изменить, и основываясь на собственной интуиции, определите, какое МИНИМАЛЬНОЕ вмешательство, которое вы можете осуществить, вызовет МАКСИМАЛЬНЫЕ изменения в желательном направлении. Затем испытайте эту форму на практике. Если она приведет к успеху, попробуйте применить ту же форму вмешательства с другим человеком, имеющим сходную проблему. Если вмешательство не окажется успешным, попробуйте внести в паттерн поведения клиента другое изменение. ЛЮБОЕ изменение, внесенное вами в паттерн поведения, будет оказывать определенный эффект на уровне внешних проявлений. Этот эффект может не оказаться достаточно мощным для того, чтобы вызвать глубокие и долгосрочные изменения, но независимо от формы вмешательства ваш клиент тем или иным способом отреагирует на нее, и эта реакция даст вам новое знание, касающееся взаимосвязи между формой вмешательства и системой, с которой вы работаете (даже «отсутствие изменений» является реакцией, а потому — информацией). Вы можете даже использовать некую форму вмешательства с клиентом, чей проблемный контекст не имеет ничего общего с тем, для которого эта форма была первоначально разработана. Таким образом, вы сможете оттачивать свою интуицию, касающуюся того, какие формы вмешательства адекватны для данного паттерна поведения, когда и по отношению к каким людям, а кроме того, обеспечите себе неиссякаемый источник поведенческого материала, на основе которого вы будете выводить обобщенные паттерны человеческого поведения.

Итак, пациенты, которые к вам пришли, пришли к вам потому, что они не знают, ПОЧЕМУ именно они пришли. У них есть проблемы, и если бы они знали, в чем СОСТОЯТ эти проблемы, они бы не пришли. А поскольку они не знают, в чем НА САМОМ ДЕЛЕ состоят их проблемы, они и вам не могут о них рассказать. Они в состоянии лишь достаточно путано сообщить о том, что они думают. А вы слушаете их сквозь призму СОБСТВЕННОГО жизненного опыта и не знаете, о чем они говорят, однако вам следует знать о том, что вы этого не знаете. А затем вам нужно попытаться сделать НЕЧТО, что вызовет в пациенте изменение… любое маломальское изменение, поскольку пациент хочет изменений, сколь бы малы они ни были, и он примет это В КАЧЕСТВЕ изменения. Он не будет останавливаться, чтобы измерить СТЕПЕНЬ этого изменения. Он примет его в качестве изменения. И изменение будет развиваться в соответствии с его собственными нуждами… Будто вы лепите снежный ком, катя его по горному склону. Сначала снежок у вас совсем маленький, но вот он скатывается вниз и становится все больше и больше… и превращается в лавину размером с 2oov!

Вовлечение клиента в поведение

Эриксон использует поведенческие формы вмешательства, базируясь на нескольких предпосылках. В их число входят: 1) наблюдение, согласно которому любое изменение этих паттернов повлечет за собой новые формы взаимодействия и опыта, поскольку формы человеческого поведения носят ПАТТЕРНОВЫЙ характер; 2) наблюдение, согласно которому паттерны поведения быстро закрепляются благодаря соответствующим цепям средовой обратной связи, порождаемой этими новыми формами поведения; 3) представление о том, что для того чтобы достичь глубоких и долгосрочных изменений, не обязательно копаться в онтогенезе проблемы; 4) наличие соответствия между моделью мира и поведением конкретного человека, так что изменение индивидуального поведения оказывает непосредственное влияние на его опыт и обобщения. Таким образом, если вы измените поведенческие паттерны человека, его опыт также станет более позитивным, чем раньше, и тогда, вероятно, он будет использовать данную форму поведения достаточно долго для того, чтобы сформировались комплементарные совокупности внешних (чужих) и внутренних реакций, необходимых для постоянного закрепления новой формы поведения. Стержнем, на котором зиждется успех такого рода вмешательства, становится вовлечение клиента в те формы поведения, которые ОКАЗЫВАЮТСЯ более эффективными и приносящими большее удовлетворение. Если вы попросите клиента, не удовлетворенного своими отношениями с коллегами по работе, во время разговоров с ними стоять на голове, это, безусловно, внесет изменения в его опыт (как и в опыт его коллег), но если эти изменения примут направление, не совпадающее с его собственными интересами (или даже поставят их под угрозу), клиент, несомненно, перестанет стоять на голове и поступит при этом вполне адекватно. Способность Эриксона отбирать адекватные формы поведения в значительной степени порождена его собственным опытом экспериментирования с различными формами поведенческого вмешательства, и поэтому, как уже отмечалось в предыдущем разделе, является навыком, который может приобрести каждый, кто готов к экспериментированию. Итак, что же позволяет нам реализовать на практике все вышеописанные предпосылки, касающиеся поведенческого вмешательства?

Однажды, когда я читал лекции в штате Милуоки, Уильям спросил меня: «Сестра моей матери живет в Милуоки. Она материально независима, очень религиозна, и она не любит мою мать, и мать тоже не любит ее. Эта женщина наняла приходящую домработницу, ежедневно занимающуюся домашним хозяйством и приготовлением пищи, а остальное время проводит одна в большом доме, ходит в церковь и ни с кем не дружит. Она приходит в церковь и тихо засыпает. В течение последних девяти месяцев у нее началась ужасная депрессия. Я беспокоюсь за нее и хотел бы заехать к ней и чем-нибудь ей помочь. Из всей родни она сколько-нибудь ладит только со мной, но моей помощи она не примет. Вы не могли бы позвонить ей и узнать, чем вы можете ей помочь?». И вот я позвонил этой страдающей депрессией женщине… представился и подробно рассказал о себе… и попросил, чтобы она показала мне свой дом. Осматривая дом, я заметил, что она — женщина очень состоятельная и ведет одинокую праздную жизнь, и хотя она ходит в церковь, но держится особняком; и вот, проходя по дому комната за комнатой… я заметил три африканские фиалки и горшочек для саженцев с пересаженным туда ростком. Теперь я знал, какой вид терапии я могу ей предложить. Я сказал ей: «Я хочу, чтобы вы покупали себе все африканские фиалки, которые вы увидите… они ваши. Я хочу, чтобы вы купили себе пару сотен горшков для саженцев, и вырастили новые фиалки, а также приобрели пару сотен горшков в качестве подарков. Как только ростки приживутся, вы будете посылать их в подарок на каждый день рождения, на каждые именины, на каждую помолвку, на каждую свадьбу; всем, кто болен, на каждые поминки, на каждый церковный благотворительный базар». И она купила двести африканских фиалок, а когда приходится ухаживать за двумя сотнями фиалок, есть чем занять день. Эта женщина стала «королевой африканских фиалок» штата Милуоки, и теперь у нее бесчисленное количество друзей. Всего лишь одна недолгая встреча. Я просто развернул ее в нужном направлении и сказал: «Встряхнись». А она проделала всю остальную часть терапии. Именно это самое важное в терапии… надо выявить потенциал, доступный вашим пациентам, и побудить пациентов им воспользоваться, и тогда рано или поздно они с головой уйдут в работу.

В связи с рассмотренными выше положениями наше внимание сразу привлекают две особенности этого случая. Первая состоит в том, что Эриксон не утруждает себя тем, чтобы копаться в личной или психологической истории этой женщины в поисках обоснований ее депрессии и затворничества, и даже тем, чтобы ясно описывать ей те изменения, которые он собирается внести в ее жизнь. Для Эриксона в данном случае достаточно понять паттерн поведения клиентки, благодаря которому она может продолжать вести затворнический образ жизни (избегание взаимодействий с другими людьми практически исключает возможность проявления ими отзывчивости), для того чтобы представить себе, какое воздействие окажут на ее «депрессию» активность, целенаправленная деятельность и общение с окружающими (человек, активно вовлеченный в целенаправленную деятельность, приносящую личное и социальное удовлетворение, вряд ли будет испытывать депрессию). Кроме того, Эриксон понимает, что предлагаемые им паттерны поведения скорее всего повлекут за собой соответствующие формы активности и взаимодействий (в данном случае дарение растений, которые нужно выращивать и за которыми нужно ухаживать, становится целенаправленной деятельностью, а она, несомненно, вызовет ответное поведение со стороны окружающих). Второй характерной особенностью этого случая является тот факт, что колоссальный эффект, который вмешательство Эриксона оказало на жизнь Леди Фиалки, был достигнут путем внесения относительно незначительных коррективов в ту сферу ее поведения, в которую она уже была вовлечена, — в разведение фиалок.

Когда Эриксон говорит, что «знает, что делать», этот комментарий указывает на то, что он смотрит в будущее — на те изменения в поведении, которые он заготовил для Леди Фиалки, так что он может предсказать, какой эффект окажут на окружающих подаренные ею цветы и в конечном итоге — какой эффект ответный интерес окружающих к ней окажет на ЕЕ собственный опыт. При генерировании данного случая вмешательства Эриксон производил те же расчеты, которые были описаны в предыдущем разделе, где мы говорили о том, как самостоятельно научиться генерировать адекватные и эффективные поведенческие формы вмешательства. В сущности, это вопрос приложения знаний о паттернах личных и социальных взаимодействий, которыми вы уже обладаете, к естественной эволюции вашего клиента, ведущей от его существующей ситуации к более удовлетворительной. (ВНИМАНИЕ: способность к успешному вычислению предсказанного результата НЕ ЯВЛЯЕТСЯ свидетельством валидности этого предсказания; «успешные» предсказания являются функцией собственного опыта распознавания паттернов в рамках релевантного контекста.) Мы подчеркиваем слово «естественной», поскольку во всех без исключения случаях, когда Эриксон выбирает, в какого рода поведение следует вовлечь клиента, в своем выборе он полагается не на хитрость, принуждение или молитвы об эффективности своих действий; его выбор всегда задействует уже существующие паттерны индивидуального и межличностного поведения и опыта, и, таким образом, вовлечение любого человека в эти формы поведения с большой вероятностью приведет к одним и тем же результатам. Уникальным и характерным исключительно для Эриксона вкладом в этот процесс является использование в качестве основания, на котором он строит свое терапевтическое вмешательство, уже существующих склонностей, талантов и предрасположенностей своих клиентов. Именно благодаря этой особенности работа Эриксона систематически оказывается столь эффективной и на первый взгляд практически не требует усилий. Соответственно вопрос, который вы должны задать себе и на который вы должны ответить, выбирая форму поведенческого вмешательства для своего клиента, звучит следующим образом: каким должно быть содержание и качество опыта и поведения моего клиента (разумеется, по отношению к тому, о чем он вас просит) и какие формы поведения и опыта ЕСТЕСТВЕННЫМ образом приведут ЛЮБОГО человека к этому опыту или взаимодействиям?

Очевидно, что ответ на этот вопрос в процессе генерирования форм поведенческого вмешательства для конкретного клиента не гарантирует того, что это вмешательство окажется эффективным. Цель этого вопроса в том, чтобы ваше собственное мышление было направлено на идентификацию конкретных результатов и на задействование естественным образом демонстрируемых паттернов поведения. (Мы снова хотим подчеркнуть, что независимо от того, какую именно форму вмешательства вы изберете и насколько она будет эффективна, она все равно окажет то или иное воздействие на опыт и поведение вашего клиента, а потому ее следует рассматривать как возможность расширить ваше понимание поведенческих паттернов.) Приводимый ниже случай является ярчайшим примером подобного рода расчетов:

На этот раз я провел терапию по почте. Мать писала: «У моего восемнадцатилетнего сына, который учится в Гарварде, ужасные прыщи. Я сама доктор медицины, но ине знаю, как от них избавиться, а мой сын продолжает ковырять лицо». Я ответил: «Может быть, вам удастся взять его на Рождество на какой-нибудь лыжный курорт подальше от Массачусетса». Она взяла его в Аспен, штат Колорадо. Следуя моим инструкциям, она сняла маленький домик и убрала все зеркала. И за две недели прыщи исчезли. Большую часть времени у юноши занимало катание на лыжах. У него не было возможности смотреть на себя в зеркало и ковырять лицо. Потребовалось всего две недели, чтобы избавиться от прыщей. Все время приходилось находиться на холоде и кататься на лыжах. Его мать обожала лыжи; это был их семейный вид спорта. А зеркала очень мешают избавиться от прыщей. Вы понимаете, я не мог бы рекомендовать такой способ мальчику, который не умел бы кататься на лыжах… но, возможно, ему нравилось бы плавание. Тогда я мог бы порекомендовать им поехать на Карибские острова, снять маленький домик и заниматься плаванием и нырянием с аквалангом, плавать с трубкой под водой каждый день, и сказал бы матери, чтобы она убрала все зеркала.

Эриксон не вступает в непосредственное взаимодействие с мальчиком. Успех его терапевтического вмешательства базируется исключительно на использовании естественным образом реализующихся поведенческих паттернов. В целом то, как Эриксон использует поведенческое вмешательство, описывается вопросом «В какое естественное поведение можно вовлечь этого клиента, чтобы сформировать наиболее адекватный паттерн?» Для всех форм поведенческого вмешательства, используемых в терапевтической работе Эриксона, было характерно использование естественным образом демонстрируемых паттернов поведения. Рассмотрим описанный в главе 3 случай с человеком, который был уверен, что ему суждено улететь на орбиту. Эриксон знал и использовал тот факт, что любой человек, который целыми днями ходит по горам, будет хорошо спать ночью, а также использовал свое наблюдение (предположительно, сделанное за более долгий период времени), что практически любой человек будет склонен изменить свое отношение к предсказанию, если оно упорно не исполняется, несмотря на многочисленные подталкивающие к его исполнению действия и обстоятельства. Таким образом, базовая схема поведенческого вмешательства принимает следующий вид.

1. Конкретно идентифицировать для себя результат, которого должен достичь ваш клиент, с точки зрения того, какие формы поведения или взаимодействий ему необходимо реализовать в проблемном контексте.

2. Идентифицировать для себя ситуацию, к которой ЕСТЕСТВЕННЫМ образом (как правило) приходит любой человек, вовлеченный в данное поведение или взаимодействия.

Психология bookap

3. Использовать раппорт и при необходимости изменение своей референции, чтобы поставить клиента в данную ситуацию.

Надо побуждать пациентов предпринимать некие действия. Однажды ко мне обратился мужчина, приехавший из Юмы. Его терзали всевозможные боли, и единственным занятием, которое он нашел для своя, была постройка им тела… и вот наконец дело дошло до подвешивания полок. Но когда он узнал, во что обошлось строительство, он впал в депрессию. Он решил не покупать материал для полок, а начал ездить по округе в поисках старых досок и завалил ими задний двор. Большую часть свободного от сна времени он стонал и охал в любимом кресле-качалке. Ко мне его направил доктор Роджерс из Юмы. Я сказал этому мужчине: «Вы, несомненно, тратите много сил на борьбу с болями и недугами, но лучше бы вложить эту энергию в какое-нибудь позитивное начинание. Я знаю одну пару, у которой есть хороший огород. Они хотят развести там красивый цветник, но у них нет времени на то, чтобы заниматься клумбами, так что вы можете поработать на этом участке, пока все не будет готово к высадке цветов. Спросите эту пару, что они хотели бы посадить, и посадите эти растения. И позаботьтесь о том, чтобы дело шло как надо, и отчитывайтесь перед ними о проделанной работе так, как вы бы отчитывались передо мной. И я хочу, чтобы вы каждый день заходили ко мне и рассказывали, как у вас идут дела». Он разбил в Фениксе несколько цветников. А когда вернулся домой, он разобрал кучу старых досок и аккуратно их сложил. Он повесил полки везде, где хотела его жена, и еще в гараже. Он совершал ежедневные прогулки и возвращался к своей работе, избегая своего излюбленного кресла-качалки, которое, как он сказал, он собирается отдать на благотворительность. Так вот, побудить пациента делать что-то — это очень важно.

Паттерны (шаблоны) поведения. Виды паттернов поведения


Знакомимся с понятием

Понятие «паттерн» встречается в физике, информатике, дизайне, музыке и психологии. В переводе с английского оно означает «шаблон, «модель». Применительно к психологии паттерн можно кратко обозначить как парадигму поведения, свойственную человеку в определенных обстоятельствах. Эта модель работает автоматически, непроизвольно, в процессе взаимодействия человека с окружающим миром. Паттерны можно встретить повсюду: умывание с утра, рукопожатие при встрече, способ есть яблоко, отвечать на телефонные звонки и т. п.

Даже любимый питомец, который видит, как хозяин надевает куртку и ботинки, уже внутренне настраивается на прогулку. Вы скажете, это условный рефлекс? И ошибетесь. Паттерн в психологии – это глубже, чем инстинкт или рефлекс. Это определенная программа, заложенная в мозг человека, по которой он живет и контактирует с окружающими.

Ключевые слова

Ещё один ключ к пониманию людей – внимательно слушать ключевые слова, которые человек произносит в речи. Подсознание быстрее сознания в тысячи раз, поэтому каждый человек непроизвольно говорит ключевые слова, отражающие его модель поведения. Простой пример: если человек часто говорит слова «попробую», «наверное», «может быть» в различных контекстах — есть вероятность что он не хочет брать на себя ответственность.

Хочется больше полезной информации по продажам и переговорам? Потратив на заполнение формы ниже по странице менее 10секунд, вы получите письмо со множеством полезных советов уже через минуту!

Свойства паттернов

  • Паттерн – категория устойчивая. Его легко распознать, так как он часто повторяется. Как правило, бессознательно созданный алгоритм поведения редко и сложно поддается коррекции.
  • Паттерн может проявиться целиком и частично. В последнем случае специалисты называют это кодом. Например, когда человек слышит имя знакомого человека или название места отдыха, где он был, его охватывают воспоминания и эмоции, связанные с ними. Так, при произнесении кода происходит запуск всего паттерна.
  • Психологические паттерны не существуют в отдельности друг от друга. Есть врожденный паттерн – отправная точка. На него наслаиваются другие. Они объединяются со стереотипами, привычками, формируя характер и образ жизни человека.
  • Человек постоянно находится в развитии, накапливает опыт, самосовершенствуется. Соответственно трансформируется и паттерн. Что это такое? Например, человек привык с детства к замкнутости, но социализация неизбежна. Он понимает, что для гармоничной жизни в обществе нужно заводить знакомства, уметь вести диалог с людьми, быть взаимным. По мере освоения новых «навыков» и происходит сдвиг в паттерне поведения. При этом некоторые привычки «старой модели» могут быть еще активными.

Зачем корректировать детские паттерны?

При рождении младенец получает базовые модели поведения. По мере взросления на врожденные шаблоны наслаиваются привычки, стереотипы, воспитание. Все вместе они формируют характер человека. Детская психика очень гибкая. Если родители внимательно следят за поведением ребенка, они смогут уловить и убрать потенциально вредные психологические модели. Для начала с ребенком можно провести «зефирный тест».

Пройти тест на характер человека

Впервые «зефирный эксперимент» или маршмеллоу-тест провел профессор социальной психологии Уолтер Мишел. Детей 4-6 лет ставили перед столом, на котором стояла тарелка с одной зефиркой. Ведущий объяснял малышу: если он просидит наедине с лакомством 15 минут и не съест, то потом получит две зефирки. Дети оставались в комнате. Кто-то дожидался до конца эксперимента, но большинство сдавались на первой минуте. Ученые проследили судьбу детей в дальнейшем. Оказалось, что терпеливые дети в дальнейшем достигали в жизни больше остальных.

Если родители захотят воспитать ребенка так, чтобы он выбирал «лакомство потом», начинать стоит с первых лет жизни: с обычной чистки зубов, уборки игрушек, подарков или других поощрений. Настойчивость и терпение родителей помогут создать ребенку паттерн самоконтроля и не соблазняться сегодняшним зефиром. Правда, совсем недавно, чистоту этого эксперимента поставили под сомнение, так как оказалось, что есть большая зависимость между тем, в насколько богатой семье рос ребенок и его способностью противостоять соблазнам. И неудивительно, что дети из богатых семей в дальнейшем имели больше шансов добиться успеха, так как могли получить лучшее образование и иметь более влиятельные связи.

Хотите принимать лучшие решения, найти идеальную карьеру, реализовать потенциал по максимуму и получить инструкцию индивидуального развития

? Узнайте, каким человеком вам суждено было стать при рождении с помощью системы
Дизайн Человека
. Только 2 дня для читателей wikigrowth.ru участие бесплатно.Получить сейчас

Социальные и индивидуальные паттерны

Социальные паттерны – это шаблоны поведения людей в обществе. Иными словами, это определенные действия, повторяющиеся при определенных обстоятельствах. К ним относятся рукопожатие при встрече или кивок головы, взмах рукой при расставании и т. п. Данные примеры, с одной стороны, демонстрируют типичные паттерны поведения любого человека в обществе, с другой – говорят о культурном опыте. Так, например, в Японии распространенным социальным паттерном является поклон при встрече со знакомым или уважаемым человеком.

К индивидуальным паттернам, как правило, относят личные привычки, пристрастия человека. Примерами могут служить предпочтение начинать завтрак с глотка чая либо надкусывания хлеба, надевание сначала носков, затем брюк или блузы, затем юбки.

Врожденные и приобретенные паттерны

Наследственные паттерны – это те особенности поведения, которые человек получает в первые минуты своей жизни. Это генетическая программа, работающая на уровне инстинктов и рефлексов. Врожденный паттерн дается человеку природой. Эта модель имеет множество форм. Например, пищевая форма проявляется в процессе сосания у младенца. Приобретенные паттерны поведения – это уже последующее развитие человека, его обучение, формирование мировосприятия, привычек, образа мыслей и т. п.

Иногда происходит путаница между врожденными и приобретенными паттернами. Так, когда ребенок так же, как один из родителей, проделывает какую-нибудь операцию определенным образом, говорят о генетической схожести. На самом деле это лишь результат подражания.

Множество свежих и бесплатных паттернов для Ваших новых сайтов

Приветствую Вас, дорогие читатели блога. В это уже зимний день я спешу представить Вам замечательную подборку множества различных паттернов для Ваших новых сайтов.

Друзья, хочется сразу Вам сказать, что ссылки на паттерны по возможности прямые. Как обычно здесь всё бесплатно. А так же все исходники максимально качественные. Другими словами проблем возникнуть не должно, а если возникнут скорее пишите в комментариях и я всё исправлю

Паттерны поведения. Феникс. Терапевтические паттерны Милтона Эриксона

Паттерны поведения

В форте Беннинг, штат Джорджия, я тренировал команду снайперов для международных командных соревнований по стрельбе. Однажды я обедал в зале войсковой столовой с двумя лейтенантами, и тут вошли несколько человек, и я заметил, как одна девушка взяла поднос и стала оглядывать столовую в поисках подходящего столика. Она прошла мимо нескольких столиков, где были свободные места… и села туда, где она могла сидеть с западной стороны столика. Я сказал лейтенантам: «Эта девушка — единственный ребенок в семье». Они спросили: «Откуда вы знаете?» — «Я вам скажу, только сначала проверьте, так ли это». Они пошли и спросили ее, правда ли, что она единственный ребенок в семье… и она ответила: «Да». Она поинтересовалась, почему они ее об этом спрашивают. И они сказали: «Вон тот доктор сказал, что вы единственный ребенок». — «А кто это?» Они назвали ей мое имя. «Я никогда о нем не слышала». Они вернулись… как же я узнал, что она единственный ребенок? Она оглядывала столовую в поисках столика, где она могла сесть, и в результате нашла столик, где свободной была западная сторона. Потому что дома папа сидел вот здесь, мама сидела здесь, а ей оставалось сесть здесь. В поведении людей множество. паттернов, и не пытайтесь все их сформулировать. Просто ждите, и вы увидите, как они будут проявлять себя.

Когда вы видите человека, протягивающего вам правую руку, ладонь которой ребром обращена к поверхности земли, этот жест вызывает у вас симметричную последовательность, или «паттерн», форм поведения, в соответствии с которым вы протягиваете свою правую руку, сжимаете руку другого человека и начинаете трясти ее вверх-вниз. Рукопожатие определенно не является примером особенно глубокомысленного или сложного поведения, однако оно ЯВЛЯЕТСЯ примером поведения, структурированного в виде паттерна. Под поведением, структурированным в виде паттерна, мы понимаем тот факт, что рукопожатие обладает некоторым качеством, позволяющим систематически вызывать определенный результат (в частности, устанавливать определенного рода раппорт). Протягивание руки описанным выше способом любому представителю нашей культуры практически неизменно вызовет определенную совокупность симметричных реакций со стороны этого человека, а именно — пожатие вашей руки. Таким образом, мы можем сказать, что это пример (культурного) поведенческого паттерна в том смысле, что он предсказуемым образом описывает результат некоторой последовательности форм поведения.

Диапазон форм опыта, на который распространяется структурированное подобным образом поведение, в действительности значительно шире и тоньше, чем такие с очевидностью запрограммированные формы поведения, как рукопожатие, раскуривание сигареты, нажатие на тормоз при виде красного света и т. д. Формы поведения, включающие развернутые когнитивные процессы и осознание, а также более сложные формы внешнего поведения (такие, как наступление и развитие депрессии) или же тонкие, неосознанные формы поведения (скажем, моргание при произнесении некоторых слов), столь же жестко структурированы, как и простые «привычки». На самом деле основная часть нашего поведения в высшей степени структурирована. Если вы на минуту задумаетесь о поведении членов вашей семьи или друзей в аналогичных контекстах, этот факт станет для вас очевидным. Возьмем, к примеру, еду. Некоторые люди практически всегда разрезают всю поданную им пищу на кусочки, а уже потом едят, а другие практически всегда отрезают и едят по кусочку. Одни едят быстро, другие — медленно. Одни смотрят в меню и выбирают первое блюдо, которое кажется им привлекательным, а другие не могут принять решение до тех пор, пока официант не спросит их, что им принести. Очевидно, что подобных вариаций существует бесчисленное множество. Суть же в том, что разные люди в одинаковых контекстах демонстрируют различные формы поведения и что большая часть их форм поведения в рамках определенного контексты будет повторяйся раз, когда они в очередной раз окажутся в рамках этого контекста. Иными словами, их поведение структурировано в виде паттернов. Распространите ваши размышления на любой контекст, и вы обнаружите неизменные закономерности в вашем собственном поведении и в поведении других людей.

В большинстве случаев эти поведенческие паттерны обеспечивают нам значительное преимущество, заключающееся в том, что нам не приходится сознательно отслеживать и направлять шаги, из которых состоят практически все наши действия — открывание двери, завязывание шнурков или заказ еды в ресторане. Если бы вы каждый раз задумывались о том, как вам открыть дверь, завязать шнурки или быстро выбрать блюдо, решение этих задач было бы бесконечно обременительным и крайне неэффективным (более того, если бы вы могли генерировать поведенческие альтернативы при выполнении подобного рода задач чересчур обильно, вам грозила бы опасность навеки застрять перед закрытой дверью и умереть от голода, так и не завязав шнурки). Выстраивание большинства форм нашего поведения в жестко структурированные последовательности освобождает сознательную часть нашей психики, позволяя использовать ее для других, более интересных размышлений (так, завязывая шнурки, вы можете думать о предстоящем свидании, а не о том, какой узел вам завязать). Некоторые из наших поведенческих паттернов представляют собой общепринятый культурный опыт — к их числу относится рукопожатие, тогда как многие другие паттерны являются в высшей степени индивидуальными — к ним можно отнести пристрастие начинать бритье с верхней губы, надевание сначала брюк, а потом рубашки, ожидание того, что вас пригласят на свидание, и отказ проявить инициативу, предоставление супругу права выбора фильма для просмотра и многое другое.

Как часто семейные проблемы представляют собой сущие пустяки. Супружеские пары обращаются ко мне и говорят… мы любим друг друга и наслаждаемся сексом, но когда мы пытаемся заснуть… каждая ночь заканчивается жутким скандалом. Каждую ночь, когда мы пытаемся уснуть, мы начинаем ссориться. А ведь мы любим друг друга, наша сексуальная жизнь в полном порядке, но когда мы ложимся спать, мы начинаем ссориться. И какая мысль первой приходит вам в голову? Как вы думаете, из-за чего они ссорятся? Я говорю им: «Вы оба выросли с привычкой спать на правой стороне постели или на левой стороне — поэтому вы и ссоритесь, когда ложитесь спать, что либо ВЫ оказываетесь на неудобной для вас стороне постели, либо ОН». В моей собственной семье тоже был случай, когда Майк и Арчи спали однажды ночью в одной постели, а оба они привыкли спать на правой стороне. О, какой скандал закатили Арчи и Майк, пытаясь устроиться поудобнее! То Арчи спал на правой стороне, и тогда Майк оказывался не с той стороны, то наоборот, и они никак не могли успокоиться.

Одним из способов размышления о ситуации клиента является рассмотрение возможности того, что он использует паттерн поведения, неэффективный или неадекватный в контексте, в котором используется этот паттерн. К примеру, если человек все время «предоставляет супруге право решать, какой фильм смотреть, то в контексте супружеских отношений этот паттерн вполне уместен; но если этот человек будет использовать тот же паттерн в обществе своих коллег на заседаниях правления компании, его репутация окажется под угрозой. Если он желает оказывать какое-либо влияние на будущее своей компании, то должен уметь открыто выражать свое мнение о том, в каком направлении ей следует развиваться. Аналогичным образом пианист, которого охватывает при выходе на сцену такой страх, что он не может играть, использует паттерн поведения, который, возможно, являлся бы полезным, если бы его попросили выполнить некую физически опасную задачу (к примеру, полететь на дельтаплане без предварительной подготовки), однако в контексте фортепианного концерта он неуместен. Таким образом, наша задача — не избавиться от некоторых форм поведения, а контекстуализировать их уместным образом, ограничивая эти формы поведения теми сферами, где их использование уместно, а также формируя или вызывая паттерны поведения, уместные в других контекстах. С точки зрения поведенческих изменений член правления компании добивается от вас как от своего психотерапевта изменения паттерна его поведения таким образом, чтобы в контексте заседаний правления он мог заявить о своих предпочтениях, а пианист хочет обрести способность без страха выходить на сцену и исполнять свою программу.

Чем же в таком случае определяется то, когда человек демонстрирует тот или иной КОНКРЕТНЫЙ паттерн поведения? Существует несколько способов ответить на этот вопрос. Одним из них является указание на то, что индивиды демонстрируют те паттерны поведения, которые они сами обучились использовать в данном контексте или которым их научили другие люди. К примеру, вас в раннем возрасте могли научить уступать желаниям других, когда возможен выбор вариантов. Другой способ объяснить систематическое проявление поведенческих паттернов — указать на то, что они являются логическим следствием совокупности обобщений, которыми руководствуется человек в рамках конкретного контекста. К примеру, убеждение в том, что другие люди будут любить вас, если вы будете уступать их желаниям, может найти внешнее выражение в передаче выбора другим. В первом случае реакции человека в рамках определенного контекста являются функцией форм поведения, которые были им сформированы или усвоены, тогда как во втором его реакции являются функцией совокупности убеждений или обобщений, приобретенных тем или иным способом. Разумеется, ни одно ни другое описание не является однозначно верным, — это две стороны одной медали. Когда опыт (либо в форме прямых указаний, либо в форме благоприятного стечения обстоятельств) моделирует ваше поведение в рамках определенного контекста, наряду с новыми поведенческими привычками формируются обобщения и критерии, конгруэнтные данным формам поведения. И напротив, изменение ваших обобщений или критериев в отношении определенного контекста приведет к поведенческим изменениям, конгруэнтным этим изменениям в вашей модели мира. Иными словами, то, каким образом вы будете реагировать (вести себя) в данном контексте, будут определять ваши убеждения относительного того, что хорошо, а что плохо, что полезно, а что вредно, что интересно или важно, а что опасно в конкретном контексте.

Таким образом, тот референтный опыт (критерии/убеждения/ обобщения), в пользу которого вы будете производить сортировку, в значительной степени определит характер уместного поведения в рамках соответствующего контекста, однако верно также и то, что поведенческий опыт модифицирует существующие обобщения или формирует новые (посредством пересортировки критериев). Предметом рассмотрения предыдущей главы являлось то, как Эриксон использовал точки зрения своего клиента (то есть его референтный опыт) в качестве средства для изменения его привычного поведения и достижения за счет этого более глубоких изменений. В этой главе мы рассмотрим то, как Эриксон использует паттерны поведения клиента с целью полезного изменения его точки зрения и за счет этого добивается более глубоких изменений.

Развитие способности производить вмешательство, идущее на благо вашего клиента, либо благодаря задействованию его модели мира, либо благодаря использованию его паттернов поведения, придаст вашей работе гибкость и глубину, что является очевидным преимуществом. Как же нам в таком случае выделить нужный паттерн поведения среди огромного количества поведенческой и вербальной информации, предоставляемой вашим клиентом? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала провести различение между содержанием проблемы и организацией этого содержания в форме паттернов.

Паттерны (шаблоны) поведения. Виды паттернов поведения

Паттерны » Паттерны поведения

Паттерны поведения рассматривают вопросы о связях между объектами и распределением обязанностей между ними. Для этого могут использоваться механизмы, основанные как на наследовании, так и на композиции.

Кратко рассмотрим особенности паттернов (шаблонов) поведения.

Паттерн Chain of Responsibility позволяет обработать запрос нескольким объектам-получателям. Получатели связываются в цепочку, и запрос передается по цепочке, пока не будет обработан каким-то объектом. Паттерн Chain of Responsibility позволяет также избежать жесткой зависимости между отправителем запроса и его получателями.

Паттерн Command преобразовывает запрос на выполнение действия в отдельный объект-команду. Это придает системе гибкость: позволяет осуществлять динамическую замену команд, использовать сложные составные команды, осуществлять отмену операций.

Паттерн Iterator предоставляет механизм обхода элементов составных объектов (коллекций) не раскрывая их внутреннего представления.

Паттерн Interpreter предназначен для решения повторяющихся задач, которые можно описать некоторым  языком. Для этого паттерн Interpreter описывает решаемую задачу в виде предложений этого языка, а затем интерпретирует их.

Паттерн Mediator инкапсулирует взаимодействие совокупности объектов в отдельный объект-посредник. Уменьшает степень связанности взаимодействующих объектов — им не нужно хранить ссылки друг на друга.

Паттерн Memento получает и сохраняет за пределами объекта его внутреннее состояние так, чтобы позже можно было восстановить объект в таком же состоянии.

Паттерн Observer определяет зависимость «один-ко-многим» между объектами так, что при изменении состояния одного объекта все зависящие от него объекты уведомляются и обновляются автоматически.

Паттерн State позволяет объекту изменять свое поведение в зависимости от внутреннего состояния. Создается впечатление, что объект изменил свой класс. Паттерн State является объектно-ориентированной реализацией конечного автомата.

Если поведение системы настраивается согласно одному из некоторого множества алгоритму, то применение паттерна Strategy переносит семейство алгоритмов в отдельную иерархию классов, что позволяет заменять один алгоритм другим в ходе выполнения программы. Кроме того, такую систему проще расширять и поддерживать.

Паттерн Template Method определяет основу алгоритма и позволяет подклассам изменить некоторые шаги этого алгоритма без изменения его общей структуры.

Паттерн Visitor определяет операцию, выполняемую на каждом элементе из некоторой структуры без изменения классов этих объектов.

Как видеть людей насквозь. Паттерны поведения

Кинул партнёр? Сотрудники воруют и обманывают? Трудности с атмосферой в коллективе? Этих и многих других проблем можно избежать, если верно подбирать людей в свое окружение.

Эта статья будет полезна всем, кто хочет окружить себя честными, позитивными людьми как в бизнесе, так и в жизни.


Паттерны (шаблоны) поведения

 

В психологии паттерн поведения — это набор поведенческих реакций на окружающий мир. Как человек проявляет себя в мелочах, так он ведёт себя и в более серьезных делах.

Например, если человек не делится мелочами, например, конфетами, сигаретами и так далее, — в более крупном деле тем более не ждите щедрости. Если человек жесток по отношению к животным, от него не дождешься милосердия к людям.


Как распознавать людей. Верные способы

Командный спорт


Позовите своих деловых партнёров или сотрудников поиграть, например, в футбол.
Наблюдайте за человеком, взаимодействие с которым вы хотите наладить.

  • Проявляет человек инициативу или “отсиживается” в углу?
  • Старается забить гол единолично или отдаёт передачу партнёру.(важен ли ему личный успех или победа всей команды)?
  • Склонен ли человек к “Fair play” (в этом случае и в делах можно рассчитывать на честность)?
  • Спорит ли человек с судьей или спокойно приводит аргументы в защиту своей позиции?

 

Спроецируйте все свои наблюдения на дело, и вы поймёте, стоит ли взаимодействовать с человеком.

Бизнес-игра

Чуть менее действенный, но работающий  метод – наблюдение во время бизнес-игры. Лучше подойдут те игры, где нужно взаимодействовать и договариваться с реальными людьми за одним игровым столом.

 

Аналогично примеру с футболом, наблюдайте, какую стратегию игры выбрал партнёр:

честный ли он игрок, командный или одиночка, проявляет ли он инициативу и так далее.

 

4 стратегии поведения человека

 

Для более глубокого понимания других людей полезно знать о 4 основных стратегиях поведения современного человека:

1) Лидерская — стратегия при которой человек готов идти на риск ради получения бОльших дивидендов. Лидер готов брать на себя ответственность, инициативу.

Такие люди  подойдут для руководящих должностей или могут быть хорошими партнёрами в бизнесе.

2) Аутсайдерская (большинство людей на планете придерживаются этой стратегии) — стратегия при которой человек редуцирует свои потребности, идёт по пути наименьших рисков. Такому человеку важна стабильность, отсутствие неопределённости. Такие люди хорошо подойдут на должности исполнителей, где лучше всего действовать по опр. инструкциям.

 

3) Геройство. Стратегия при которой человек идёт на риски, но не претендует на ресурсы. Как правило, это не постоянная стратегия. Пример «Героя» — это предприниматель в кризис.

 

4) Паразитирование. Стратегия при которой человек старается получить максимум ресурсов, без существенных рисков. Такие люди претендуют на прибыль, но их вклад в работу минимален. Пример «паразита» — недобросовестный гос. служащий.


Понимание этих стратегий дополнит Вашу картину мира относительно выбора окружения. Более подробно узнать о данных стратегиях можно в видео Радислава Гандапаса

 

Ключевые слова


Ещё один ключ к пониманию людей – внимательно слушать ключевые слова, которые человек произносит в речи. Подсознание быстрее сознания в тысячи раз, поэтому каждый человек непроизвольно говорит ключевые слова, отражающие его модель поведения.

Простой пример: если человек часто говорит слова «попробую», «наверное», «может быть» в различных контекстах — есть вероятность что он не хочет брать на себя ответственность.

 

 

 

Хочется больше полезной информации по продажам и переговорам? Потратив на заполнение формы ниже по странице менее 10секунд, вы получите письмо со множеством полезных советов уже через минуту!

Коррекционная работа с поведенческими паттернами Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 159.9.019.43 Е. А. Малько

E. A. Malko

Научный руководитель: д-р филос. наук Г. В. Горнова Research supervisor: Doctor of Philosophical Science G. V. Gornova

КОРРЕКЦИОННАЯ РАБОТА CORRECTIONAL WORK

С ПОВЕДЕНЧЕСКИМИ ПАТТЕРНАМИ WITH BEHAVIORAL PATTERNS

В статье рассматривается феномен «поведенческий паттерн», определяется его структура, выявляются его основные компоненты и возможности коррекционной работы. Основная цель — изучить природу паттернов и определить их взаимосвязь с поведением индивида.

Ключевые слова: паттерн, поведение, коррекция паттернов.

This article is devoted to the phenomenon of behavioral pattern. Its structure and main components are considered. Some options of working with patterns are given. The main purpose is to explore the origin of patterns and to establish the link between them and the person’s behavior.

Keywords: pattern, behavior, correction of the patterns.

При работе с людьми, участвовавшими в военных действиях, ключевым моментом выступает работа с поведенческими паттернами. Термин «паттерн» (от английского pattern — «шаблон», «модель», «система», «структура» [1, с. 120]) применяется в различных научных дисциплинах и сферах деятельности. Бихевиоральные теории и теории научения утверждают, что страхи и тревоги приобретаются путем формирования условных рефлексов, т. е. паттернов. Согласно учению Скиннера, опыт складывается в процессе научения, результатом которого является приобретение специфического для каждого человека набора поведенческих реакций. Поведенческие и эмоциональные проблемы понимаются как закрепленные в результате поощрения и подкрепления дезадап-тивных реакций на средовые раздражители.

Рассмотрим структуру поведенческого паттерна:

1. Восприятие реальности, которая не устраивает.

2. Формирование программы поведения (на основе врожденных инстинктов, приобретенного опыта и случайных догадок).

3. Реализация программы поведения — собственно действие.

4. Сопоставление полученного результата с результатом желаемым.

5. В случае, если результат желаемый с полученным совпал — прекращение действия.

6. В случае, если результат желаемый с полученным не совпал — формирование новой или повторение сформированной до этого программы поведения [1, с. 122].

Традиционно в структуре поведенческого паттерна выделяют следующие основные компоненты:

1) когнитивный — осознание страха;

2) физиологический — учащенное сердцебиение, головокружение, паническое состояние и т. д.;

3) поведенческий — побуждения убежать или напасть [1, с. 125].

При рассмотрении любой области человеческого поведения, где применяются шаблоны, можно говорить о паттернах. Например, гипнотический паттерн — это

текст, который использует гипнолог, чтобы ввести человека в транс. Словесные паттерны — это речевые приемы, которые мы сознательно или бессознательно применяем в речи. Паттерны мышления — мыслительные шаблоны, в частности обобщения.

Индивидам свойственна стереотипизация поведения, выработка определенных способов взаимодействия с окружающим миром. Это объясняется принципом рациональности: вместо того чтобы каждый раз изобретать новые способы реагирования на различные явления, человек воспроизводит готовую модель. Поведенческие паттерны формируются в процессе обучения, воспитания, а также наблюдения за окружающими.

Зная о том, как индивид вел себя в определенных ситуациях, какие у него имеются паттерны поведения, можно спрогнозировать его действия и поступки в схожих ситуациях. Для этого необходимо изучить личность комплексно, учитывая весь жизненный опыт.

Паттерны характеризуются устойчивостью и поэтому трудно поддаются изменению. Для корректировки поведения Э. Эриксон использует особые формы вмешательства, базируясь на нескольких предпосылках. В их число входят: 1) наблюдение, согласно которому любое изменение повлечет за собой новые формы взаимодействия и опыта, поскольку формы человеческого поведения носят паттерновый характер; 2) наблюдение, согласно которому паттерны поведения быстро закрепляются благодаря соответствующим цепям средовой обратной связи, порождаемой этими новыми формами поведения; 3) представление о том, что, для того чтобы достичь глубоких и долгосрочных изменений, не обязательно изучать онтогенез проблемы; 4) наличие соответствия между моделью мира и поведением конкретного человека, так что изменение индивидуального поведения оказывает непосредственное влияние на его опыт и обобщения [2, с. 22].

Таким образом, если изменить поведенческие паттерны человека, его опыт также станет более позитивным, и тогда он будет использовать данную форму поведения достаточно долго для того, чтобы сформировались вне-

122

Гуманитарные исследования • 2015 • № 1 (5)

шние и внутренние реакции, необходимые для постоянного закрепления новой формы поведения.

В общем виде базовая схема поведенческого вмешательства имеет следующий вид:

1. Идентифицировать для себя результат, которого должен достичь индивид с точки зрения того, какие формы поведения или взаимодействий ему необходимо реализовать в проблемном контексте.

2. Идентифицировать для себя ситуацию, к которой естественным образом приходит любой человек, вовлеченный в данное поведение или взаимодействие.

3. Установить специфический контакт, включающий определенную меру доверия и взаимопонимания с человеком или группой людей [2, с. 23].

Таким образом, паттерн имеет сложную структуру и тяжело поддается видоизменению, что особенно важно учитывать при необходимости коррекции негативных состояний. При работе со страхами и тревогами надо учитывать весь жизненный опыт человека, его физическое состояние.

Первым шагом в разработке методов коррекции поведенческих паттернов послужило экспериментальные исследования Д. Вальпо [3, с. 233]. Он проводил опыты над лабораторными животными и изучал возникновение и развитие невротической тревожности. Результаты работы позволили Д. Вальпо сделать вывод о том, что необходимо воздействовать на условные реакции, т. е. обеспечить угасание, основанное на механизме контробусловливания. Этот метод получил название систематическая десенсибилизация.

Д. Вальпо выдвинул гипотезу о том, что невротическое поведение человека определяется тревогой. Действия, которые происходят в воображении, равны действиям, совершаемым человеком в реальной жизни. Воображение в состоянии релаксации не является исключением из этого положения. Страх, тревога поддаются подавлению, при объединении во времени стимулов, вызывающих страх, и стимулов, противоположных ему. Произойдет контробусловливание: не вызывающий страх стимул подавит прежний рефлекс. У животных таким контробусловливанием выступает процесс кормления. У человека — релаксация. Поэтому, если обучить индивида глубокой релаксации и в этом состоянии спроектировать в воображении стимулы, вызывающие приступы тревоги, начнет действовать процесс десенсибилизации пациента к реальным стимулам или ситуациям, вызывающим страх. Процедура работы с тревогой выглядит таким образом: у человека, находящегося в состоянии глубо-

кой релаксации, вызываются стрессовые воспоминания, включающие страх, далее путем глубокого погружения в состояние релаксации индивид снимает тревожные приступы. Воображение проигрывает ситуации от самых легких до трудных, вызывающих наибольший страх. Процедура заканчивается, когда самый сильный стимул перестает вызывать страх.

Одним из вариантов работы с паттернами выступает проговаривание проблемы вслух, диалог между консультантом и индивидом, нуждающимся в помощи. В беседе основными средствами коррекции выступают вопросы по существу задачи и ответы на них, выполняющие функцию планирования способа ее решения; самоинструктирование с целью управления исполнением; реплики, ободряющие самого себя и направленные на преодоление фрустрации, неопределенности и тревожности; оценочные высказывания, выполняющие функцию самоподкрепления [3, с. 195]. Таким образом, человек корректирует свое поведение, учится формулировать проблему, анализировать ее, делать выводы, планировать и прогнозировать дальнейшие действия и давать оценку собственным мыслям, чувствам и поступкам.

Знание специфики поведенческих паттернов и способов коррекционной работы с ними может быть полезно при оказании консультативной помощи участникам вооруженных конфликтов. При работе с людьми, участвовавшими в боевых действиях, следует основной акцент сделать на анализ паттернов, которые были приобретены во время боевых действий. Это поможет выбрать необходимый метод коррекции и снизить уровень тревожности человека в реальной жизни. Главной задачей в данном случае является увеличение общей способности к разрешению проблемных ситуаций за счет развития умений специфицировать задачу, выдвигать и анализировать альтернативные варианты ее решения.

1. Жмуров В. А. Большая энциклопедия по психиатрии. 2-е изд. М.: Джан-гар, 2012. 169 с.

2. Гордон Д., Майерс-Андерсон М. Феникс. Терапевтические паттерны Милтона Эриксона. М.: Прайм-Еврознак, 2004. 187 с.

3. Паттерсон С., Уоткинс Э. Теории психотерапии. СПб.: Питер, 2003. 544 с.

© Малько Е. А., 2015

Гуманитарные исследования • 2015 • № 1 (5)

123

Поведенческий паттерн типа А (TABP).

Фон: Исходы после острого инфаркта миокарда (ОИМ) могут привести к смерти, увеличению заболеваемости и изменению качества жизни (КЖ). В этом исследовании изучается качество жизни, связанное со здоровьем, у пациентов, впервые перенесших ОИМ. Методы: В этом поперечном исследовании использовалась выборка пациентов с впервые развившимся ОИМ в период с апреля 2011 г. по март 2015 г. в третичном медицинском учреждении. Набранные пациенты относились к разным периодам после ОИМ: от 2 до 10 недель, от 5 до 22 месяцев и от > 22 месяцев до 4 лет после ОИМ.Критерии включения не путались и общались свободно. Критериями исключения были отсутствие контакта, отказ от участия и смерть. Индивидуальные интервью проводились с использованием утвержденного и предварительно протестированного опросника качества жизни после инфаркта миокарда (QLMI). КЖ больных после ОИМ оценивали в каждый период. Описательный анализ, анализ Манна-Уитни U, Краскела-Уоллиса и регрессионный анализ проводились с использованием SPSS версии 24. Результаты: Всего было опрошено 534 участника (общая доля ответивших 65.4%). Опрошенные были преимущественно мужчинами (67%), в возрасте 51–65 лет (45%), индо-тринидадцами (81,2%), ИМ без подъема сегмента ST (64,4%) и гипертонической болезнью (72,4%). Общее качество жизни улучшилось с течением времени и во всех сферах: эмоциональной, физической и социальной. Более низкое качество жизни было обнаружено среди женщин, пациентов с NSTEMI и диабетиков во всех доменах; у пациентов с гипертонией и почечной недостаточностью только в физическом и социальном аспектах; а у больных ишемической болезнью сердца (ИБС) только в физическом домене. Самооценка стресса и отсутствие физических упражнений были связаны с более низким качеством жизни, в то время как употребление алкоголя и питание вне дома были связаны с лучшим качеством жизни.Гиперхолестеринемия, курение и этническая принадлежность не показали связи с КЖ. Также было обнаружено снижение качества жизни в физическом домене с возрастом. Ведущими компонентами КЖ были уверенность в себе и социальная изоляция (ранний ОИМ), неуверенность в себе (средний ОИМ) и плаксивость (поздний ОИМ). Выводы: Качество жизни у перенесших ОИМ со временем улучшается. Женский пол, ИМбпST, диабет, гипертония, почечная недостаточность, стресс и малоподвижный образ жизни были связаны с более низким КЖ, в то время как гиперхолестеринемия, курение и этническая принадлежность не ассоциировались с КЖ.Кардиологическая реабилитация и психологическая поддержка могут улучшить ранее повышенное качество жизни среди выживших, особенно среди уязвимых групп.

Модель поведения типа А | СпрингерЛинк

Часть Научная серия НАТО D: (закрыта) серия книг (ASID, том 19)

Abstract

Поведенческий паттерн типа А — это открытый стиль реакций, характеризующийся некоторыми из следующих признаков: интенсивное стремление к достижениям, конкуренция, легко провоцируемое нетерпение, неотложность времени, резкость жестов и речи ( взрывной голос), сверхнастороженная поза, чрезмерная приверженность призванию или профессии, излишняя пассионарность и враждебность.Эта модель поведения была впервые описана Фридманом и Розенманом (11) в конце 1950-х годов в Соединенных Штатах. Фридман описывает паттерн типа А как «комплекс действия-эмоции», который проявляется у тех людей, которые вовлечены в хроническую непрекращающуюся борьбу за достижение все большего и большего за все меньшее и меньшее время, таким образом порождая чувство времени. безотлагательность, и которые обычно, но не всегда, демонстрируют свободную, но хорошо рационализированную враждебность. В течение длительного времени эта модель поведения широко изучалась в Соединенных Штатах (7), тогда как в последнее время методы измерения поведения типа А были одобрены в Европе, и были опубликованы данные о распространенности в европейском населении (1, 16, 19, 30). ).Поскольку нас интересовало поведение типа А, а также другие переменные в их связи с ишемической болезнью сердца, мы вводили их в большинство наших основных эпидемиологических проспективных исследований (20, 27). Некоторые из представленных здесь результатов были опубликованы или находятся в печати и отражают совместную работу с коллегами Г. Де Бакером, Ф. Киттелем и М. Драме.

Ключевые слова

Образец поведения Мягкое мероприятие Жесткое мероприятие Исследование активности Дженкинса Западное совместное групповое исследование

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами.Этот процесс является экспериментальным, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки.

Войдите в систему

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Ссылки

  1. 1.

    Appels, A., W. de Haas, and J. Schuurman. Een Test Ter Meting van het «Coronary-Prone Behavior Pattern» Type A. Ned. Т. Психол. 34 (1979) 181.

    Google Scholar
  2. 2.

    Blumenthal, J.A., et al. Модель поведения типа А и коронарный атеросклероз. Circulation 58 (1978) 439.

    Google Scholar
  3. 3.

    Бортнер, Р. В. Краткая рейтинговая шкала как потенциальная мера модели поведения. Journal of Chronic Disease 22 (1969) 87.

    CrossRefGoogle Scholar
  4. 4.

    Brand, R.J. и другие. Многомерное прогнозирование ишемической болезни сердца в западном совместном групповом исследовании. Тираж 53 (1976) 348.

    PubMedGoogle Scholar
  5. 5.

    Butensky, A. et al. Элементы коронарно-предрасположенного паттерна поведения у детей и подростков. Journal of Psychosomatic Research 20 (1976) 439.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  6. 6.

    De Backer, G. et al. Взаимосвязь между склонностью к коронарным заболеваниям, экскрецией катехоламинов с мочой, частотой сердечных сокращений и сердечным ритмом. Preventive Medicine 8 (1979) 14.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  7. 7.

    Демброски Т.М. и другие. Поведение, предрасположенное к коронарным заболеваниям (Нью-Йорк, Springer-Verlag, 1978).

    Google Scholar
  8. 8.

    Демброски Т.М. и другие. Влияние уровня нагрузки на прессорную реакцию и частоту сердечных сокращений у субъектов типа A и B. Journal of Applied Social Psychology 9 (1979) 209.

    CrossRefGoogle Scholar
  9. 9.

    Eysenck, HJ Manual for the Eysenck Personality Inventory (San Diego, Education and Industrial Testing Service, 1968).

    Google Scholar
  10. 10.

    Франк К.А., С.С. Хеллер и Д.С. Корнфельд. Модель поведения типа А и результаты коронарной ангиографии. Журнал Американской медицинской ассоциации 240 (1978) 761.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  11. 11.

    Фридман М. и Р. Х. Розенман. Ассоциация специфического паттерна явного поведения с результатами анализа крови и сердечно-сосудистой системы. Журнал Американской медицинской ассоциации 169 (1959) 1286.

    PubMedGoogle Scholar
  12. 12.

    Фридман, М. и др. Экскреция катехоламинов 17-кетостероидов, 17-гидроксикортикоидов и 5-гидроксииндола у мужчин, проявляющих особую модель поведения (A), связанную с высокой частотой клинической заболеваемости коронарной артерией. Journal of Clinical Investigation 39 (1960) 758.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  13. Gastorf, J.W. Физиологическая реакция людей типа А на объективный и субъективный вызов. Журнал человеческого стресса (1981) 16.

    Google Scholar
  14. 14.

    Гласс, округ Колумбия. Модели поведения, стресс и ишемическая болезнь сердца (Хиллсдейл, Нью-Джерси, Эрлбаум, 1977 г.).

    Google Scholar
  15. 15.

    Haynes, S.G. et al. Связь психосоциальных факторов с ишемической болезнью сердца во Фрамингемском исследовании. II. Распространенность ишемической болезни сердца. American Journal of Epidemiology 107 (1978) 384.

    Google Scholar
  16. 16.

    Heller, R.F. Поведение типа А и ишемическая болезнь сердца. Британский медицинский журнал 2 (1979) 368.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  17. 17.

    Дженкинс, К.Д., Р.Х. Розенман и М. Фридман. Разработка объективного психологического теста для определения склонности к коронарным заболеваниям у работающих мужчин. Journal of Chronic Disease 20 (1967) 371.

    CrossRefGoogle Scholar
  18. 18.

    Jenkins, C.D., R.H. Rosenman and S.J. Зизанский. Прогнозирование клинической ишемической болезни сердца с помощью теста на склонность к коронарному заболеванию. Медицинский журнал Новой Англии 290 (1974) 1271.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  19. 19.

    Kittel, F. et al. Два метода оценки поведенческого паттерна склонности к коронарным заболеваниям типа А в Бельгии. Journal of Chronic Disease 31 (1978) 147.

    CrossRefGoogle Scholar
  20. 20.

    Kornitzer, M. et al. Региональные различия в распределении факторов риска, пищевых привычках, смертности и заболеваемости от ишемической болезни сердца в Бельгии. Международный журнал эпидемиологии 8 (1979) 23.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  21. 21.

    Kornitzer, M. et al. Бельгийский проект по профилактике сердечно-сосудистых заболеваний: модель поведения типа А и распространенность ишемической болезни сердца. Psychosomatic Medicine 43 (1981) 133.

    PubMedGoogle Scholar
  22. 21.

    Kornitzer, M. et al. Бельгийский проект по профилактике сердечно-сосудистых заболеваний: модель поведения типа А и распространенность ишемической болезни сердца. Psychosomatic Medicine 43 (1981) 133.

    PubMedGoogle Scholar
  23. 23.

    Matthews, K.А. и Дж. Ангуло. Измерение модели поведения типа А у детей: оценка детской конкурентоспособности, нетерпения-гнева и агрессии. Child Development 51 (1980) 466.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  24. 24.

    Rustin, R.M. и другие. Валидация методов оценки Prof il Comportemental «A» Utilisees dans le Projet Belge de Prevention det Affections Cardiovasculaires. Преподобный Эпидем. Санте Паб л. 24 (1976) 497.

    Google Scholar
  25. 25.

    Сэндлер, Дж. и Хазари, А. Навязчивые состояния в психологической классификации черт характера и симптомов навязчивых состояний. Журнал. Medical Psychology 33 (1960) 113.

    CrossRefGoogle Scholar
  26. 26.

    Shekelle, R.B., J.A. Шенбергер и Дж. Стамлер. Корреляты оценки шаблона поведения JAS типа A. Journal of Chronic Disease 29 (1976) 381.

    CrossRefGoogle Scholar
  27. 27.

    Sobolski, J. et al. Физическая активность, физическая подготовка и сердечно-сосудистые заболевания: план проспективного эпидемиологического исследования.Cardiology 67 (1981) 38.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  28. 28.

    Обзорная группа по поведению, предрасположенному к коронарным заболеваниям, и ишемической болезни сердца: критический обзор. Circulation 63 (1981) 1199.

    Google Scholar
  29. 29.

    Zyzanski, S.J. и другие. Психологические корреляты результатов коронарной ангиографии. Archives of Internal Medicine 136 (1976) 1234.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  30. 30.

    Zyzanski, SJ, K. Wrzesniewski and C.Д. Дженкинс. Межкультурная проверка модели поведения, предрасположенной к коронарным заболеваниям. Общественные науки и медицины 13a (1979) 405.

    Google Scholar
  31. ИНФОРМАЦИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

© Martinus Nijhoff Издательство Dordrecht 1985

Авторы и принадлежности

  1. 1. Лабораторные эпидемиологии и социальной медицинской медицинской помощи Университет БруссельСельгиум

Понимание нежелательного поведения Выкройки – доктор Элис Бойс

«Психологические выгоды» загоняют людей в модели поведения, которые обеспечивают некоторые психологические преимущества, но также имеют важные недостатки.Общие примеры этих типов моделей нежелательного поведения включают: переедание, прокрастинацию, проблемные способы взаимодействия с другими людьми, чрезмерные траты и чрезмерное использование телевизора или Интернета.

Этот пост о том, как остановить нежелательные модели поведения, поняв скрытые (и не очень скрытые) «психологические выгоды», связанные с поведением. Обычно люди не повторяют модели поведения, если на каком-то уровне они не получают от этого поведения чего-то хорошего.Как только вы поймете, какие психологические потребности связаны с нежелательным поведением, вы сможете более эффективно изменить его и найти более достойную альтернативу.

Давайте рассмотрим различные виды вознаграждений, которые обычно завлекают людей в нежелательные модели поведения.

Подумайте о поведении, от которого вы хотели бы отказаться. Вы получите больше пользы от чтения этого поста, если найдете один конкретный пример из своей жизни и будете думать об этом примере во время чтения.

Говоря языком докторов психологических наук, «выплаты» бывают двух видов:

1.Получать больше того, чего вы хотите
2. Меньше испытывать то, чего вы не хотите (избегание трудных мыслей, подавление сложных эмоций или бегство от трудных ситуаций или задач)

И в разных областях: отдача от эмоций, отдача от мысли, отдача от физической и отдача от ситуации.

Любое нежелательное поведение будет иметь НЕСКОЛЬКО различных видов выплат.

Выплата эмоций

Важно признать, что нежелательное поведение часто связано со смесью желаемых и нежелательных последствий.

Например, когда вы нарушаете диету и переедаете, вы можете чувствовать вину или стыд, но вы также можете ощущать элементы возбуждения, вызванные тем, что вы восстаете против установленных вами правил.

Здесь мы пытаемся создать полную картину всех различных типов последствий нежелательного поведения, чтобы вы могли понять его психологически.

Вызывает ли поведение, которое вы хотите делать меньше, какие-либо положительные эмоции? Какие?
напр. спокойствие/умиротворение/расслабление, радость, волнение, интерес.

Уменьшает ли это поведение ваши негативные эмоции? Какие? например тревога/страх/напряжение, стыд, гнев, одиночество, печаль, вина?

Иногда отдача от эмоций будет очень умеренной (например, вызвать легкое чувство интереса или волнения или немного уменьшить гнев), но включите эти умеренные отдачи в свой анализ, потому что они являются частью психологической картины.

Одним из наиболее важных преимуществ, часто связанных с нежелательным поведением, является уменьшение беспокойства или напряжения.Множество различных типов нежелательного поведения помогают людям временно уменьшить чувство тревоги.

Отдача от мысли

Вознаграждения за мысли бывают самых разных типов. Здесь я приведу лишь несколько примеров некоторых важных типов.

1. Вознаграждение за мысли может включать отвлечение себя от размышлений о чем-то, о чем трудно думать. Например, ошеломление себя средствами массовой информации может быть эффективным способом отвлечься от размышлений о аспектах вашей жизни и отношений.

2. Другим важным типом вознаграждения за мысли является утверждение того, что вы являетесь хозяином своей судьбы, т.е. «Я взрослый и могу делать, что хочу». Это часто относится к нежелательному поведению, связанному с нарушением ваших правил или правил других людей (например, трата денег, не предусмотренная вашим бюджетом, или нарушение диеты). Нет ничего плохого в глубокой психологической потребности хотеть делать то, что вы хотите, но если эта потребность возникает в вашей жизни нежелательным образом, она может не удовлетворяться более здоровым образом в других сферах вашей жизни.

3. Другой важный тип отдачи от мысли связан с тем, как вы видите себя как личность и как вас видят другие. Допустим, для вас действительно важно, чтобы другие люди знали, что вы хороший, справедливый, щедрый или веселый человек. Если это важно для вас, это будет мощным мотиватором вашего поведения. Например, если вы считаете, что свободно тратите деньги как часть своей веселой/беззаботной личности, это может привести к тому, что вы потратите больше денег, чем можете себе позволить. Или желание показаться хорошим может привести к тому, что вы будете слишком щедры, помогая другим.Если нежелательное поведение подтверждает ваше ощущение того, что вы хороший, справедливый, щедрый, веселый (или что-то еще, что важно для вас), добавьте это в свой анализ. Это важная психологическая отдача.

Это может работать и по-другому, т.е. если вы хотите, чтобы другие люди считали вас очень контролирующим/очень независимым, это может помешать сближению с людьми (например, если нежелательное поведение, которое вы хотите преодолеть, связано с трудностями близости в отношениях).

4. Еще один распространенный тип вознаграждения за мысли относится к мыслям о «заслуженности».Это когда нежелательное поведение подтверждает, что вы «заслуживаете» хороших результатов, которые приходят с нежелательным поведением, например. Вы заслуживаете острых ощущений от покупки хороших вещей, вы заслуживаете того, чтобы побаловать себя, вы заслуживаете отдыха. Вознаграждение за заслуги часто является особенно сильным мотиватором поведения, если в глубине души вы двойственно относитесь к своим достоинствам или считаете себя малоценным (низкая самооценка). Одно из решений этой проблемы — чувствовать себя более комфортно, потому что вы заслуживаете удовлетворения своих глубоких психологических потребностей, таких как удовольствие и спокойствие, и вы также заслуживаете того, чтобы делать это так, чтобы это не мешало вашим другим глубоким психологическим потребностям. как чувство контроля над своим поведением.

5. Вы можете узнать больше о понимании своих глубоких психологических потребностей здесь – Поверхностные и глубинные цели. Спросите себя, не связаны ли какие-либо из этих глубинных потребностей с вашим нежелательным поведением.

Физические выплаты

Некоторые типы нежелательного поведения имеют физические последствия. Например, в течение короткого периода времени после того, как вы съели закуску с высоким содержанием сахара, это может дать большую отдачу в виде увеличения энергии и снижения усталости.

Эта интенсивная краткосрочная физическая отдача, вероятно, будет очень мощной, заставляя вас совершать нежелательные действия, когда вы устали.

Выплаты по ситуации

Что происходит после нежелательного поведения?

Например, крик на вашего ребенка или партнера может быть эффективным способом заставить их делать то, что вам нужно в краткосрочной перспективе (даже это не поможет этим отношениям в долгосрочной перспективе).

Если вы накричите на своего партнера, он/она перестанет придираться к вам?

Если вы шлепаете своих детей, они перестают соперничать за ваше внимание и дают вам передышку? В этих случаях эти результаты являются частью того, что удерживает вас от нежелательного поведения.

Избавляет ли вас нежелательное поведение (по крайней мере, временно) от того, что вы не хотите делать, или от того, что было бы трудно сделать?

Означает ли саботаж ваших отношений, что вы избегаете вопросов близости и обязательств, которые были бы для вас трудными?

Означает ли, что прокрастинация на работе снижает вероятность повышения по службе? Чувствуете ли вы двойственное отношение к аспектам того, что будет означать повышение по службе (например, вы не хотите выступать перед публикой или путешествовать, вам нравится быть одним из парней, а не начальником)?

Что дальше?

Как только вы узнаете, какие психологические потребности связаны с вашим нежелательным поведением, подумайте об альтернативных стратегиях выживания.Это могут быть альтернативные стратегии преодоления трудностей, когда в противном случае вы могли бы совершить нежелательное поведение. Или, в зависимости от того, на каком поведении вы фокусируетесь, это могут быть альтернативные идеи решения проблем (например, как вы могли бы чувствовать себя более комфортно в близких/доверительных отношениях) или более широкие идеи о том, как удовлетворить определенные психологические потребности в вашей жизни в целом ( например, как вы могли бы расширить свои возможности, чтобы заявить о себе, повеселиться, попробовать что-то новое или добиться уважения со стороны других).

Еще один полезный пост, который поможет остановить нежелательные модели поведения, — «Понимание ваших триггеров». Чтение этого поста поможет вам определить ситуации с высоким риском попадания в ловушку нежелательного поведения и больше расскажет о том, как выбрать альтернативные стратегии выживания.

Спасибо за внимание

Если вам понравился этот пост, пожалуйста, напишите об этом в Twitter или Stumble it.

Модели повседневной деятельности в различных социальных контекстах

Значение

Повседневная жизнь в современном обществе часто кажется непредсказуемой и неорганизованной.Тем не менее, многие исследования продемонстрировали структурированную природу времени, документируя тенденции в использовании или распределении времени людьми. Мы расширяем это, используя методы анализа последовательности, чтобы выявить и описать общие закономерности в отношении того, как люди упорядочивают свои повседневные действия, такие как работа, еда и путешествия, в течение дня. Используя большую коллекцию дневников времени из разных контекстов, мы определили восемь общих паттернов поведенческой последовательности. Распределение этих закономерностей сохраняется в разных странах и во времени.Это исследование предоставляет дополнительные доказательства строго структурированного характера повседневного поведения и предлагает будущие направления исследований использования времени.

Abstract

Социально-научная теория и исследования порождают противоречивые ожидания относительно того, в какой степени повседневная жизнь людей в современном обществе следует предсказуемым моделям поведения. Многие предыдущие исследования коснулись этой проблемы неявным образом, документируя широко распространенные тенденции в моделях «использования времени» или «распределения времени», включая тенденции времени, посвященного оплачиваемой работе, неоплачиваемой работе и досугу.Это исследование расширяет это исследование, исследуя общие закономерности в отношении не того, сколько времени люди тратят на определенные повседневные действия (например, досуг), а скорее того, как эти действия распределяются в течение дня. Используя методы последовательности и кластерный анализ, мы анализируем большую коллекцию унифицированных дневников времени из Многонационального исследования использования времени (MTUS), включая дневники из 23 стран, начиная с 1961 года. Наш анализ этих дневников выявил восемь общих моделей повседневной последовательности, в том числе различная оплачиваемая работа, неоплачиваемая работа и досуговые кластеры.Тот же самый набор паттернов снова появляется в общем аналогичном распределении по разным странам и периодам времени, которые включены в данные последовательности MTUS. Это исследование влияет на то, как аналитики изучают данные дневника времени, и поднимает важные вопросы о причинах и последствиях опыта людей с определенными поведенческими последовательностями.

Повседневная жизнь может быть непредсказуемой и неорганизованной. Трудность координации кажущегося хаотичным потока повседневных обязанностей была задокументирована, например, в обширном массиве исследований проблем, связанных с поддержанием разделения труда в семье и управлением конфликтом ролей между работой и семьей (1⇓⇓⇓⇓–6). ).Некоторые ученые даже отметили, что темп повседневной жизни «ускоряется», усиливая ощущение суеты повседневной жизни (7). Этому есть несколько разумных объяснений. Возможно, например, что распространение нестандартных форм работы, включая посменную и временную работу, усложнило усилия людей по координации их повседневной деятельности и обязанностей (8⇓–10).

В то же время некоторые ученые утверждают, что это ощущение непредсказуемости и неорганизованности противоречит высокоструктурированной организации времени в современном обществе.Ученые отметили, что существует несколько общих, нормализованных паттернов или рутин поведения, которые характеризуют повседневную жизнь, делая ее гораздо более предсказуемой и, следовательно, управляемой для людей (11⇓⇓⇓⇓–16). Действительно, одновременное действие нескольких различных предсказуемых взаимосвязанных моделей деятельности является отличительной чертой разделения труда во всех обществах, на уровне домохозяйств, на рынках и в других местах.

Однако остается открытым вопрос, в какой степени повседневная жизнь людей в современном обществе характеризуется предсказуемыми моделями поведения.Многие социологи задокументировали некоторые свидетельства временных паттернов в повседневном поведении людей. Тот факт, что разные люди, как правило, тратят одинаковое количество времени на определенные вещи (например, на оплачиваемую работу), является доминирующим выводом в большом количестве исследований использования или распределения времени (17⇓⇓⇓–21). Научный интерес к общим моделям поведения также находит отражение в недавней работе, в которой используются новые технологии, такие как смартфоны, для выявления схожих устойчивых моделей активности (22⇓–24). Подобный анализ данных о ежедневной активности с временными отметками, по-видимому, свидетельствует о том, что повседневное поведение является более структурированным, чем это иногда кажется.

Мы утверждаем, что данные о распространенности общих моделей повседневного поведения неполны. Во многих исследованиях изучалось «распределение» или «использование времени» времени, но лишь немногие изучали, как и когда поведение людей проявляется в течение дня. Регуляция поведения в общие предсказуемые паттерны деятельности должна проявляться не только с точки зрения повсеместной нормализации количества времени, которое люди тратят на определенные виды деятельности, но и с точки зрения последовательного формирования паттернов этих действий в течение 24-часового дня. .Анализ совокупной статистики использования времени не может решить эту проблему. Недавние исследования показывают, что существуют значительные различия в скорости, с которой люди переключаются между видами деятельности в течение дня, даже после контроля того, сколько времени они тратят на определенные задачи (25, 26). Связанная работа документирует различия в степени, в которой люди участвуют в определенных видах деятельности (например, в досуге) «фрагментарно», а не в виде объединенных отрезков времени (27, 28).

Вместе этот растущий объем работ подчеркивает необходимость прямого изучения закономерностей в последовательности повседневного поведения в качестве дополнения к существующим исследованиям того, сколько времени люди тратят на такое поведение. Поэтому в этой статье мы представляем исследовательский анализ, целью которого является пролить свет на ( i ) степень, в которой повседневное поведение проявляется в общих паттернах, которые вновь проявляются в разных социальных контекстах, и, что более важно, ( ii ) на то, что эти паттерны являются.

Временные модели повседневной жизни

Наша цель — проанализировать данные из различных социальных контекстов, чтобы оценить степень, в которой повседневная деятельность человека, такая как работа, прием пищи и отдых, структурирована в некотором наборе типичных, предсказуемых временных последовательностей. Остается выяснить, сколько общих поведенческих паттернов существует или насколько они распространены как внутри, так и вне социальных контекстов.

Многие ученые утверждают, что существуют определенные широко распространенные, архетипические модели поведения, которые характеризуют повседневную жизнь в очень разных обществах (12, 13, 15, 16, 29).Действительно, есть основания ожидать, что будет несколько моделей поведения, которые являются общими как внутри обществ, так и между ними. Во-первых, большая часть повседневной социальной жизни организована вокруг институтов, таких как семьи и домашние хозяйства, которые, как правило, порождают общее разделение труда (30, 31). Это разделение труда основано на том, что разные люди упорядочивают свою деятельность таким образом, чтобы их деятельность согласовывалась друг с другом. Часто для разных членов группы выгодно заниматься разными, но взаимодополняющими или взаимосвязанными видами деятельности (32).Например, в домохозяйствах, где работают два родителя, часто легче обеспечить присутствие кого-либо с детьми, когда эти родители работают в разные смены (9, 33). Подразумевается, что некоторые группы людей, вероятно, будут демонстрировать разные последовательности повседневного поведения: одни люди будут заниматься одним образцом деятельности, а другие — другим. На то, что существуют общие модели, также указывают общие исследования использования времени. Эта работа показала, что различные виды потребления (например,, прием пищи, просмотр телевизора), как правило, происходят в определенное время дня у большинства людей. Однако эта работа также показала, что для разных групп людей характерны разные временные модели потребления (34).

Могут быть как индивидуальные, так и системные причины того, что общие временные паттерны проявляются в разных социальных контекстах. На индивидуальном уровне циркадные ритмы играют важную роль в создании предсказуемых моделей поведения, поскольку они обеспечивают основу для ежедневного циклического характера сна и бодрствования.Другие биологические потребности (особенно пищевые) также фигурируют в упорядоченном времени других форм деятельности в часы бодрствования. Помимо этого, некоторые ученые утверждают, что люди получают выгоду от участия в предсказуемых поведенческих последовательностях не только потому, что это подключает их к более крупным социальным системам, обсуждавшимся выше, но и потому, что большая предсказуемость в повседневной жизни, которая приходит с этим, более утешительна психологически и менее когнитивна. утомительнее, чем каждый день выполнять совершенно разные поведенческие последовательности (4, 11).Помимо этих эндогенных сил индивидуального уровня наличие общих поведенческих последовательностей приносит пользу более крупным социальным единицам, включая рыночные системы, как обсуждалось выше. По этим причинам в обществах могут возникать регулярные модели поведения как преднамеренное или непреднамеренное следствие того факта, что люди организуют свои действия между двойными ограничениями неизбежных биологических потребностей и широко распространенными социально-институциональными практиками.

С другой стороны, некоторые относительно недавние социальные тенденции могут создавать проблемы для поддержания нормализованных моделей поведения.Во-первых, растущее использование новых информационных и коммуникационных технологий облегчает людям планирование и координацию в последнюю минуту, что может снизить предсказуемость их последовательности действий (35). Во-вторых, мультикультурализм и глобализация увеличивают разнообразие рынков, культурных практик и ритуалов, тем самым потенциально увеличивая различия в распространенности определенных последовательностей как внутри обществ, так и между ними (36, 37). Наконец, развитие гибкого производства, круглосуточных рынков и другие макроэкономические изменения привели к появлению более гибких, нестандартных механизмов работы, которые снижают распространенность некогда общепринятых или канонических графиков работы/семейных графиков (8⇓–10). ).Остается открытым вопрос, препятствовали ли эти события или какие-либо другие индивидуальные или социальные факторы развитию регулярных моделей повседневной человеческой деятельности.

Насколько нам известно, было предпринято мало попыток, если они вообще были предприняты, для изучения степени регулярности человеческого поведения в отношении его последовательности в различных геополитических и временных контекстах.

Материалы и методы

Чтобы ответить на этот вопрос, мы изучим самую большую коллекцию данных дневника времени, собранную на сегодняшний день: Многонациональное исследование использования времени (MTUS).Эти данные являются кульминацией усилий Центра исследований использования времени (CTUR) Оксфордского университета, направленных на согласование подробных данных дневников учета рабочего времени самых разных групп населения (38). В этих дневниках люди указывали по телефону или в бумажных дневниках, какими конкретными видами деятельности они занимались в определенное время в течение заданного 24-часового периода. Этот набор данных включает дневники времени, предоставленные людьми в 23 разных странах с 1965 по 2015 год, в общей сложности 48 опросов. (Полное перечисление стран и лет, в которых были собраны эти дневники, приведено в SI, Приложение , Таблица S14).

Наша первая цель — использовать информацию о поведении людей в течение дня из этих дневников, чтобы определить, в какой степени существуют общие модели поведения в отношении нескольких ключевых видов человеческой деятельности. Для этого мы рассматриваем сообщения отдельных лиц о поведении как случаи последовательного поведения. Каждый дневник времени раскрывает поведенческую последовательность, содержащую некоторую комбинацию гармонизированного класса семи основных типов поведения, включая неоплачиваемую работу, уход за собой, прием пищи, телевидение, оплачиваемую работу, отдых, путешествия и категорию недостающих ценностей.CTUR согласовал данные дневника таким образом, чтобы были эквивалентные отчеты о том, что делал каждый человек в каждом из 288 5-минутных эпизодов активности в рассматриваемый день. Для согласованности с предыдущими исследованиями использования времени мы сосредоточились на дневниках, которые собирались в будние дни для населения трудоспособного возраста (18–65 лет), что сужает выборку до 225 551 дневника человека. Дневники в одних условиях велись с полуночи одного дня до полуночи следующего дня, в то время как другие охватывали период с 6 до 6 утра.Для максимальной сопоставимости мы сравниваем записи дневника, которые охватывают период с 6 утра до 10 вечера. Для каждого дневника это включает 960 минут (16 часов) наблюдений с 5-минутными интервалами или 192 эпизода активности в день.

Выявление общих моделей деятельности.

Чтобы определить общие закономерности в отношении того, как люди определяют последовательность своего поведения, мы используем методы анализа социальной последовательности (39), чтобы классифицировать время и порядок различных действий, о которых люди сообщали в своих дневниках.Это включает в себя использование метода выравнивания последовательностей для количественной оценки степени несходства или расстояния между каждой парой последовательностей действий в наборе данных, а затем использование всей этой попарной информации (хранящейся в «матрице несходства») для определения «кластеров» лица, сообщившие об аналогичных последовательностях. Мы представляем результаты, основанные на расстоянии Хэмминга, которое подсчитывает количество замен, необходимых для преобразования одной последовательности в другую последовательность (40). Поскольку он не использует вставки/удаления, расстояние Хэмминга в первую очередь измеряет различия между последовательностями с точки зрения того, когда происходят их действия (т.д., время активности). Выводы, основанные на этом показателе, в целом соответствовали выводам, полученным в результате анализа, в котором использовались другие показатели расстояния ( Приложение SI ). Как только расстояния между последовательностями были рассчитаны, мы использовали иерархический алгоритм Уорда для идентификации однородных кластеров последовательностей (41). Это метод агломеративной иерархической кластеризации, который пытается минимизировать дисперсию внутри кластера (42), который часто используется в анализе социальной последовательности и имеет тенденцию идентифицировать кластеры общего размера, поэтому избегая малонаселенных кластеров (39).

MTUS состоит из несбалансированной панели дневников, поскольку в некоторых странах было больше респондентов, и они также предоставили дневники за большее количество лет. Таким образом, чтобы придать равный вес странам и периодам времени, мы отобрали 1000 человек в каждой стране и за два общих периода времени (1969–1994, 1995–2009). Окончательная случайная подвыборка, использованная в основном анализе, состоит из 31 089 человек. (Это число не круглое, потому что несколько обследований охватывают только один период времени, а два обследования охватывают менее 1000 человек; Приложение SI , таблица S13.)

Оценка распределения паттернов активности в разных контекстах.

После использования случаев из аналитической подвыборки для определения набора поведенческих последовательностей, обладающих схожими временными характеристиками, наша конечная цель — определить степень повторного появления этого набора кластеров в различных социальных контекстах, составляющих набор данных MTUS. Во-первых, мы оцениваем двумерную связь между кластером, к которому относится последовательность, и страной происхождения/периодом времени, в котором эта последовательность наблюдалась.Мы используем простой тест χ 2 , чтобы оценить значимость ассоциации, и V Крамера, чтобы измерить величину ассоциации. Последняя мера находится в диапазоне от 0 до 1, где 0 указывает на отсутствие связи, а 1 указывает на полную связь.

Во-вторых, мы провели анализ расхождений на основе различий. Метод был разработан Studer et al. (43) в качестве альтернативы кластерному анализу. Цель состоит в том, чтобы измерить силу и статистическую значимость связи между последовательностями и набором ковариат.Это обобщение анализа ANOVA. Эквивалент общей суммы квадратов разлагается на компонент несоответствия между последовательностями и компонент несоответствия внутри последовательности. Псевдо-R 2 измеряет долю несоответствия, объясняемого ковариатами. Этот подход позволяет нам напрямую количественно определить долю несоответствия последовательностей, которая объясняется страной происхождения и периодом времени. Целью обоих этих анализов является оценка степени, в которой распределение общих паттернов последовательностей, которые мы идентифицируем с помощью описанного выше кластерного анализа, варьируется в зависимости от геополитического и/или периодического контекста.Чем больше ассоциация, тем менее универсален этот набор общих паттернов последовательности.

Результаты

Общие уровни активности.

Прежде чем обсуждать последовательность повседневных действий, мы начнем с краткого обзора распределения времени, затрачиваемого на конкретные действия ( SI Приложение , Таблица S11). В среднем индивидуумы в общей выборке ( n = 225 551) проводят большую часть времени бодрствования либо за оплачиваемую, либо за неоплачиваемую работу (домашние дела, уход за детьми).Точнее, люди тратят около 4 часов 24 минут на оплачиваемую работу (27,5% дня) и 3 часа 29 минут на неоплачиваемую работу (21,8% дня). Далее в порядке распространенности следуют досуг (14,4% времени) и просмотр телевизора (8,3%). Люди тратят в среднем 2 часа 18 минут на отдых и 1 час 20 минут на просмотр телевизора. В среднем на еду уходит 1 час 21 минута. Остальное время тратится на путешествия или сон. Мы не очень хорошо фиксируем характер сна в нашем анализе, потому что ночное время исключено из соображений сопоставимости данных.

Типичные шаблоны последовательности операций.

Мы выходим за рамки вопроса о том, сколько времени люди обычно тратят на определенные действия, чтобы исследовать потенциальное наличие общих моделей в последовательности этих действий. Это включает в себя анализ для оценки наличия кластеров в матрице несходства последовательностей действий на основе Хэмминга.

Наше исследование показателей качества кластеризации в сочетании с нашей оценкой графических изображений моделей активности внутри кластеров ( Приложение SI ) показывает, что решение с восемью кластерами обеспечивает работающий баланс между внутренним качеством кластера и интерпретируемостью кластеров. .Дендрограмма иерархической кластеризации из расстояний последовательности активности на основе Хэмминга представлена ​​в SI Приложение , рис. S7. SI Приложение , рис. S7, слева показывает дендрограмму в целом, а SI Приложение , рис. S7, справа показывает масштабированную версию SI Приложение , рис. S7, слева до сделать более ясным, как кластеры иерархически расположены по отношению друг к другу. Приложение SI , рис. S7, Право показывает, какие из основных кластеров, представленных здесь, могут быть объединены в более крупные родительские кластеры, а также показывает, как они могут быть разделены на более мелкие подкластеры.Восемь выявленных нами кластеров обведены красными линиями.

Нашей основной целью в этом разделе является описание общих паттернов последовательностей, выявленных в ходе приведенного выше кластерного анализа. Есть несколько способов сделать это. Во-первых, мы исследуем графы распределения состояний для каждого из восьми кластеров (A–H), которые были обнаружены с помощью решения кластеризации на основе Хэмминга (рис. 1). Это дает представление о совокупном распределении видов деятельности, которыми люди в каждом кластере занимаются в каждый момент времени в течение дня.Затем мы исследуем графики индекса последовательности, которые показывают, как эти действия были упорядочены конкретными людьми (рис. 2). График индекса последовательности показывает полную последовательность с 6:00 до 22:00 для определенных людей. Мы выбрали наиболее репрезентативные, а также наиболее нерепрезентативные последовательности для каждого кластера. Наиболее репрезентативные последовательности [относительно «медоида» (41) кластера] отображаются внизу каждого графика на рис. 2, а самые нерепрезентативные — вверху каждого графика на рис.2 ( Приложение SI ).

Рис. 1.

( A–H ) Графики распределения состояний, показывающие долю членов в каждом кластере на основе расстояния Хэмминга, занимающихся определенной деятельностью в каждый момент времени в течение дня (с 6:00 до 22:00). n = 31 089.

Рис. 2.

( A–H ) Графики индекса последовательности, показывающие характерные для времени последовательности активности медоидов в каждом кластере на основе расстояния Хэмминга. n = 178 репрезентативных особей на кластер.

Регулярная оплачиваемая работа.

Кластеры A («оплачиваемый I стандартный»), B («оплачиваемый II продолжительный») и C («оплачиваемый III утренний») объединяют лиц, занятых оплачиваемой работой большую часть дня. Кластеры A, B и C различаются по общему объему оплачиваемой работы, которую они выполняют ( Приложение SI , таблица S4), а также по срокам оплачиваемой работы. Люди из группы А работают в среднем 8 часов 37 минут в будние дни, люди из группы В работают 9 часов 21 минуту, а люди из группы С работают в среднем 7 часов 50 минут.Люди в кластере А в среднем начинают работать в 7:50 утра; в то время как те, кто находится в кластере B, начинают позже, в 8:25; а те, что в кластере C, начинаются намного раньше, примерно в 6:44 ( SI, Приложение , Таблица S6). Доля лиц, занятых оплачиваемой работой в разное время суток, также различается по кластерам ( SI Приложение , Таблица S7). Например, в 8 часов утра около 65% людей в кластере А заняты оплачиваемой работой по сравнению с 43% в кластере В и 95% в кластере С.Конец рабочего дня также отличается в разных кластерах. Среднее время окончания оплачиваемой работы — 17:29 для группы A, 20:14 для группы B и 15:07 для группы C ( SI, Приложение , Таблица S6). Таким образом, метки кластеров отражают три типа полного оплачиваемого рабочего дня. Платный I стандарт отражает «стандартный» график работы с 8:00 до 17:00. Платный II long отражает более продолжительный рабочий день (в среднем около 9 часов 21 мин). А оплачиваемое III утро отражает раннее утреннее начало и раннее дневное окончание рабочего дня.

Прежде чем перейти к общему описанию пяти оставшихся кластеров, мы также выделяем различия между кластерами в отношении их последовательности работы и других видов деятельности в целом. На рис. 2 представлены графики индекса последовательности, каждый из которых включает около 100 определенных последовательностей индивидуального уровня, наложенных друг на друга. Эти графики предоставляют более точную неагрегированную информацию о том, как репрезентативные люди в каждом кластере упорядочивали свою деятельность в течение дня.Мы выбираем репрезентативные случаи следующим образом. Сначала мы вычислили кластерный медоид (41), который является наиболее репрезентативной последовательностью кластера. Затем мы выбрали 50 человек, ближайших к медоиду. Наконец, мы выбрали несколько наборов последовательностей каждый раз более удаленных от медоида. Таким образом, на каждом графике рис. 2 ближайшие к низу особи — это наиболее близкие к медоиду последовательности, а на каждом графике рис. 2 особи вверху — наиболее удаленные от него.

Здесь (2) мы видим различное начало оплачиваемого рабочего времени для лиц в кластерах A, B и C.Большинство людей начинали свой день либо с еды (выделено темно-синим цветом), либо с выполнения какой-либо неоплачиваемой работы (выделено желтым цветом), что часто означает приготовление чужого завтрака, кормление ребенка или выполнение работы по дому. Затем большинство людей ездят на работу (выделены темно-красным цветом). В кластере A мы можем видеть у некоторых людей четкий обеденный перерыв (темно-синий) около 12 часов дня и четкий обеденный перерыв (темно-синий цвет) около 19 часов, за которым следует просмотр телевизора (фиолетовый цвет). Время приема пищи более разбросано в кластере B. Хотя мы видим, что для большинства людей в этом кластере обед происходит около 12 часов дня, это не относится ко всем, возможно, отражая тот факт, что некоторые люди в этом кластере могут есть в свое время. стол или во время работы.Эта закономерность еще более поразительна в кластере C, где очень мало людей берут настоящий обеденный перерыв. Очень рано утром некоторые из этих лиц выполняли неоплачиваемую работу, а затем ехали на работу. Около 15:30 большинство людей в кластере C перестали работать, а затем занялись неоплачиваемой работой примерно до 18:30, когда большинство из них ели и смотрели телевизор.

График сменной работы.

Следующие два кластера группируют людей, выполняющих так называемую «сменную работу». Они работают в среднем меньше времени, чем люди в кластерах A–C.Кроме того, эти люди, как правило, занимаются оплачиваемой работой в нестандартные часы, например, по вечерам. Люди в кластере D («смена I утром») начинают работу в среднем в 8:04 и заканчивают работу в 14:23 ( SI, Приложение , Таблица S6). Люди в кластере E («Вечерняя смена II») начинают работу в 11:47 и заканчивают ее около 19:11. В 19:00 около 42% людей в кластере E все еще на работе ( SI, Приложение , Таблица S7). Графики индекса последовательности, которые отображают последовательности репрезентативных особей для этих групп (рис.2) показывают, что люди в кластере E, как правило, просыпаются около 7 часов утра, а затем либо занимаются неоплачиваемой работой, либо завтракают. Их обеденное время хорошо видно между 11:45 и 13:30. После обеда практически все эти лица занимаются оплачиваемой работой. Около 18:30 некоторые люди делают перерыв, чтобы поесть. После работы люди из группы D обычно занимаются неоплачиваемой работой до 19:30. Отсюда и далее в этом кластере наблюдается большая неоднородность в последовательности действий. Кто-то потом смотрит телевизор, кто-то наслаждается досугом, а кто-то все равно продолжает заниматься неоплачиваемой работой.

Узоры для отдыха.

Один кластер, обозначенный как Кластер F («досуг»), объединяет лиц, занимающихся либо досугом, либо уходом за собой в течение большей части дня. Лица из этого кластера занимаются досугом в среднем 4 часа 43 минуты и уходом за собой в среднем 3 часа 46 минут ( SI Приложение , Таблица S4). Они также больше всего смотрят телевизор по сравнению с другими кластерами (в среднем около 2 часов 8 минут). График индекса последовательности ясно показывает преобладание свободного времени в этом кластере, а также больший период сна (уход за собой) утром.Они также просыпаются в среднем намного позже по сравнению с другими скоплениями.

Неоплачиваемая работа.

Два последних кластера объединяют лиц, выполняющих значительный объем неоплачиваемой работы в течение дня. Кластер G («неоплачиваемая работа I») и кластер H («неоплачиваемая работа II») различаются главным образом общим объемом неоплачиваемого рабочего времени. Люди в группе G выполняют около 6 часов 16 минут неоплачиваемой работы по сравнению с 8 часами 42 минутами для людей в группе H. График распределения последовательностей (рис. 2) показывает, что люди в группе G занимаются неоплачиваемой работой утром и вечером. после обеда, а затем, как правило, занимаются каким-либо досугом.График индекса индивидуальной последовательности показывает, что некоторые люди в этом кластере занимаются тем или иным видом досуга около 16:00. Напротив, люди в кластере H большую часть дня занимаются неоплачиваемой работой (рис. 2). Они раньше просыпаются и раньше приступают к неоплачиваемой работе по сравнению с людьми из группы G. Например, в 6 часов утра около 16% людей из группы H заняты неоплачиваемой работой по сравнению с 4% для людей из группы G (приложение SI). , таблица S9). Они также продолжают заниматься неоплачиваемой работой в течение дня.В 17:00 60% людей в кластере H все еще выполняют неоплачиваемую работу по сравнению с 37% в кластере G.

Последовательные сходства между кластерами.

Несмотря на то, что восемь кластеров сильно различаются по срокам, а также количеству времени, затрачиваемого на определенные виды деятельности, мы отмечаем некоторые сходные черты в отношении последовательности действий по кластерам. Утро обычно в основном посвящено работе (оплачиваемой или неоплачиваемой). Немногие люди смотрят телевизор или занимаются другими видами досуга в утренние часы, и большинство людей смотрят телевизор вечером.В то время как телевидение — это в основном вечернее занятие, другие формы досуга — это скорее дневная деятельность. За исключением группы E (вечерняя смена II), большинство людей просыпаются к 10 часам утра. На самом деле, среднее время «пробуждения» для населения в целом составляет 7:14 ( SI, Приложение , Таблица S10). Несмотря на то, что время приема пищи сильно различается между кластерами, среднее время приема пищи во всех кластерах одинаково.

В более общем плане разные кластеры демонстрируют схожие закономерности в отношении темпов перехода между конкретными видами деятельности.Матрицы переходов первого порядка для каждого из восьми кластеров доступны на GitHub (https://github.com/giacomovagni/patterns-of-everyday-activities-across-social-contexts). Например, во всех кластерах периоды приема пищи с большей вероятностью будут сопровождаться какой-либо формой работы (оплачиваемой или неоплачиваемой), чем чем-либо еще (даже в кластере досуга).

Последовательные сходства в зависимости от страны и периода.

Ключевой вопрос, побудивший нас провести этот анализ, заключается в следующем: если мы идентифицируем некоторые типичные поведенческие последовательности, насколько сходным будет распределение этих моделей в различных социальных контекстах? Мы исследуем два измерения социального контекста: геополитическое и временное.Перекрестная таблица показывает, что, хотя существует значительная связь между кластерами и страной (χ2 = 6288,6, df = 154, P <0,001), эта связь очень слабая (крамеровский V = 0,17). Дополнительные тесты, в том числе анализ последовательности несоответствия, показали, что страны не объясняют большую часть несоответствия последовательности (менее 3% несоответствия последовательности объясняется странами, как показано в SI Приложение , таблица S12). Это говорит о том, что в целом аналогичное распределение восьми описанных выше кластеров проявляется в разных странах.То же самое верно и для связи между кластером и периодом, где мы видим Крамеровскую V, равную 0,12, и где анализ последовательностей несоответствий показывает, что период объясняет менее 1% несоответствия последовательностей ( SI, Приложение , Таблица S12).

Тем не менее, следует отметить некоторые важные различия в паттернах последовательностей в этих социальных контекстах ( Приложение SI , Таблица S2). Кластер А (платный I стандарт) широко распространен в большинстве стран. Доля лиц, входящих в этот кластер, составляет 25–35 %, за исключением Австрии, Индии, Италии, Перу, Польши, Словении и Испании.Кластер B (долго оплачиваемый II) немного более распространен в Индии, Италии, Перу и Испании, чем в других странах. В большинстве других стран около 10% людей демонстрируют этот образец. Кластер C (оплачиваемое утро III), по-видимому, более распространен в бывших социалистических странах Восточной Европы, таких как Чехия, Восточная Германия, Словения и Польша. Кластеры «смены» (D и E) более равномерно распределены между странами, поскольку 5–10% людей заняты в этих типах графиков по всем направлениям.Кластер F (досуг) также встречается в аналогичных пропорциях по странам, за исключением бывших социалистических стран и Германии. Кластер G (неоплачиваемая работа I) колеблется от 15% до 20% в большинстве стран, с немного большей долей (23%) в Испании и Нидерландах (19%). Наконец, кластер H (неоплачиваемая работа II) колеблется от 10% до 20% в большинстве стран, за исключением Индии и Перу (34% и 27%).

Относительно периода отметим, что распределение кластеров существенно не меняется по периодам (до 1995 г. и после 1995 г.).Наиболее заметным исключением является более низкая распространенность кластера C (утренняя оплата III) с 14% до 1995 г. до 8% после 1995 г. и увеличение распространенности кластера H (досуг) с 10% до 17% в эти периоды. Приложение SI , таблица S3).

Заключение

В какой степени сложные последовательности действий, из которых состоит повседневная жизнь людей, следуют регулярному и предсказуемому образцу? Предыдущие исследования показывают, что в разных обществах существует большое сходство в отношении того, сколько времени люди в среднем тратят на определенные виды деятельности, такие как оплачиваемая работа, неоплачиваемая работа и отдых (17⇓⇓⇓–21).Настоящее исследование расширяет это, выявляя общие модели поведения в отношении не только того, что люди делают в течение дня, но и последовательного характера этого поведения. В совершенно разных контекстах снова появляется общий набор последовательных паттернов деятельности. Эти закономерности связаны с важными различиями во времени нескольких видов деятельности, относящимися не только к оплачиваемой работе (например, посменной работе), но и к нюансам во времени неоплачиваемой работы и отдыха. Этот набор результатов согласуется с теориями социальных наук, которые утверждали — но до сих пор не продемонстрировали эмпирически, — что одновременное присутствие нескольких общих рутин индивидуального повседневного поведения является отличительной чертой современного общества (11, 13, 15, 16, 29). ).

Это исследование предоставляет доказательства в поддержку идеи о том, что разные общества демонстрируют сходные суточные поведенческие модели среди составляющих их членов. Но наше исследование оставляет без ответа некоторые важные вопросы. Во-первых, что порождает эти конкретные модели поведения? В то время как некоторые распространенные модели включают в себя долгие часы оплачиваемой или неоплачиваемой работы, другие характеризуются короткими рабочими сменами и значительной продолжительностью досуга. Возможно, что эти паттерны повторяются из-за некоторых общих макросоциально-структурных сил, в том числе потребности во множественных взаимосвязанных паттернах деятельности (11, 13, 15, 16), которые делают возможным разделение труда на уровне домохозяйств в сочетании с распространением нестандартных механизмов работы ( 3⇓–5).

В то же время этот набор паттернов может частично возникать как побочный продукт процессов на индивидуальном уровне, таких как рациональное принятие решений, рутинное поведение и физиологические процессы, такие как циркадные ритмы. Происхождение этого повторяющегося набора паттернов является важным вопросом для рассмотрения в будущей работе. И, возможно, еще более важный вопрос заключается в том, в какой степени тот или иной паттерн или группа индивидуумов имеет последствия для них лично, например, в отношении социальных связей, социальной мобильности, здоровья и благополучия.В существующей работе изучались последствия организации работы для отдельных лиц и их семей (1, 44⇓⇓–47), но, насколько нам известно, последствия других моделей не изучались.

Независимо от происхождения этих общих моделей, будущая работа должна изучить, как они распределяются среди социальных групп. Исследования использования времени и разделения труда показывают, что индивидуальные факторы, такие как пол, раса/этническая принадлежность, социальный класс, богатство и жизненный опыт, формируют подверженность людей этим паттернам.Мы знаем, например, что существуют существенные различия между людьми в отношении их воздействия факторов, которые формируют их контроль над тем, когда они участвуют в определенном поведении, включая ограничения в графике работы и доступ к гибкому транспорту (24, 48, 49). Перспективным направлением будущей работы является изучение того, в какой степени распределение паттернов последовательности, которые мы здесь определили, служит механизмом, с помощью которого отдельные атрибуты влияют на долгосрочные индивидуальные результаты, такие как здоровье и мобильность.

Это исследование имеет ограничения. Во-первых, MTUS представляет собой растущий набор данных, но на данный момент он не позволяет исследователям изучить несколько потенциальных источников вариаций. В настоящее время MTUS не включает согласованные данные о последовательностях по странам Азии, Африки или Латинской Америки. Сравнение с этими странами может выявить важные различия в моделях повседневной активности. Во-вторых, поскольку мы в первую очередь сообщаем о закономерностях на уровне популяции, в задачу данной статьи не входит оценка источников изменчивости этих закономерностей на индивидуальном уровне.Как обсуждалось ранее, последовательность действий людей, вероятно, формируется под воздействием самых разных факторов на протяжении всей жизни, таких как пол, возраст, занятость и семейное положение, аспекты социального и материального неблагополучия и культура (18, 20, 21, 50, 51). . Наконец, обширность набора данных MTUS делает невозможным сравнение последовательностей полной выборки. Поэтому наш анализ основан на меньших случайных подмножествах из более крупного пула данных. Средства оценки чувствительности кластерных решений к случайной подвыборке не разработаны.Пока это не так, ученые должны проявлять осторожность при обобщении результатов. Это проблема анализа данных, с которой другие ученые, работающие с крупномасштабными данными, вероятно, столкнутся в ближайшие годы. Все эти вопросы необходимо изучить в будущей работе, которая попытается понять истоки обширной регулярности и шаблонности повседневной деятельности, которые характеризуют гетерогенные группы населения.

Благодарности

Мы благодарим Jonathan Gershuny, Oriel Sullivan, Erin York Cornwell, Margarita Vega, Ewa Jarosz, Satu Helske, редактора PNAS Laurent Lesnard и рецензентов PNAS за полезные предложения и технические рекомендации, позволившие улучшить этот документ.Авторы признают, что при выполнении этой работы использовалось средство Advanced Research Computing (ARC) Оксфордского университета. Написание этой статьи финансировалось Советом по экономическим и социальным исследованиям (Collecting New Time Use Resources, ES/L011662/1) и Европейским исследовательским советом (Social Change and Everyday Life, 339703).

4 Модели поведения высоко вовлеченных сотрудников

На трассе занятости сотрудников дорога не очень многолюдная. Только 34% рабочей силы в США и 15% во всем мире .Это значит, что занимающиеся выделяются. По своей сути «люди хотят, чтобы их ценили за то, что они ценны» , как утверждает Морин Монте в своей книге о динамите, Пункт назначения, который невозможно остановить . Эта вовлеченная группа достигла такого уровня, потому что они работают с лучшими начальниками. У них также есть 4 модели поведения, так что же это такое?

Согласно статье Гэллапа «Что вовлеченные сотрудники делают по-другому», существует 4 модели поведения высоко вовлеченных сотрудников:

  1. Устойчивость: Несмотря на проблемы и препятствия, заинтересованные лица не часто позволяют проблемам становиться оправданием для бездействия или разрушают их способность работать.
  2. Преднамеренно: Они преднамеренно относятся к своей помолвке. У них есть план, и они независимо, активно пытаются улучшить свою вовлеченность, а не ожидают, что кто-то другой вовлечет их.
  3. Ответственность: Они берут на себя ответственность за свою работу вместо того, чтобы обвинять других, когда что-то идет не так, как им хочется.
  4. Сосредоточенность на сильных сторонах: Они ищут способы действовать наилучшим образом, что означает, что они сосредотачиваются на своих сильных сторонах и не тратят слишком много времени на то, чтобы делать то, что для них неестественно.

Почему такое поведение проявляется?

Несмотря на то, что каждый сотрудник несет ответственность за свою собственную деятельность, Gallup на самом деле обнаружил, что по крайней мере 70% вовлеченности каждого сотрудника напрямую связаны с его руководителем.   Таким образом, сотрудники хотели бы демонстрировать такое поведение. Это играет на руку нашему внутреннему стремлению: желание быть оцененным за то, что мы ценим . Даже у многих незаинтересованных сотрудников это желание на самом деле все еще существует.Именно поэтому многие отстранились… потому что они не видят пути к тому, чтобы их когда-либо ценили… как таковые, они отстраняются.

У невовлеченных сотрудников такое поведение не проявляется, потому что окружающая среда не подходит, даже если есть семена. Если вы посадите самые крепкие саженцы прибрежных секвой посреди залитой солнцем пустыни Сахара… семена не прорастут. У сеянцев есть потенциал для роста, но среда должна быть правильной, чтобы это произошло.

Как менеджеры могут создать правильную среду?

К счастью, благодаря вовлеченности сотрудников мы действительно можем изменить окружающую среду. Это изменение направлено на то, чтобы научить менеджеров видеть сотрудников сквозь призму талантов и понимать их ключевую роль в создании и поддержании вовлеченности.  Менеджеры должны быть обучены быть менеджерами. Они должны понимать различия в том, как индивидуализировать свой подход к обучению, развитию и вовлечению членов команды.Это особенно важно, учитывая, что 75% добровольных увольнений напрямую связаны с менеджером,

Необходим фундаментальный сдвиг в оснащении менеджеров одной из их ключевых ролей, которой они часто не обучались: вовлечению членов своей команды. Высшее руководство должно обеспечить обучение и развитие менеджеров в соответствии с одной из их основных обязанностей, а именно: вовлечение членов своей команды!

Итак… какие вопросы задают ваши менеджеры? Создают ли они вовлеченность или разобщенность в своих командах? Помогают ли тренинги, которые вы проводите менеджерам, создавать и поддерживать вовлеченность сотрудников? Может ли ваша организация позволить себе расходы на то, чтобы не обучать своих менеджеров этому, зная, насколько дорого могут обойтись потеря производительности, текучесть кадров и снижение вовлеченности клиентов?


Если вы готовы воспитать лучших менеджеров в своей организации и снабдить их именно тем, что необходимо, чтобы сосредоточиться на сильных сторонах, развивать и поддерживать вовлеченность сотрудников, запишите своих менеджеров в Академию лучших менеджеров.Реальный вопрос: как вы можете позволить себе не инвестировать в культуру лучших менеджеров?

Даррен Вирассамми  соучредитель и главный операционный директор/финансовый директор 34 Strong Inc. Пять основных сильных сторон Даррена: Достигающий, Аранжировщик, Связной, Ученик и Ответственность.

Образец определения поведения | Law Insider

Относится к

Образец поведения

Сексуальное насилие означает фактическое или угрожающее физическое вторжение сексуального характера, будь то с применением силы или в неравных или принудительных условиях.

Откровенно сексуальное поведение означает фактическое или смоделированное:

Словесное оскорбление означает угрозу значительного физического или эмоционального вреда пожилому человеку или лицу с ограниченными возможностями посредством использования:

Сексуальная ориентация означает фактическую или предполагаемой гетеросексуальности, гомосексуальности или бисексуальности.

Сексуальное домогательство означает поведение на сексуальной почве, которое удовлетворяет одному или нескольким из следующих критериев:

Хроническое истощение или «CWD» означает трансмиссивную губчатую энцефалопатию оленьих.

Безрассудное поведение означает поведение, при котором поставщик развлекательных услуг осознает или должен был разумно осознавать значительный риск того, что такое поведение может привести к причинению вреда другому лицу, и совершает такое поведение, несмотря на риск и без адекватное обоснование;

Радиографическая рентгеновская система общего назначения означает любую рентгенографическую рентгеновскую систему, которая по своей конструкции не ограничивается рентгенографическим исследованием конкретных анатомических областей.

Правонарушение сексуального характера означает любое из следующих правонарушений, совершенных лицом в возрасте 17 лет и старше:

Эмоциональное насилие означает поведение, которое может нанести вред эмоциональному развитию ребенка, такое как угрозы, запугивание, унижение, унижение, критика, неприятие, использование ненормативной лексики или применение неуместных физических ограничений.

Запугивание, угрозы, оскорбительное поведение или причинение вреда означает, но не ограничивается этим, поведение, которое приводит к следующему: для возрастной и культурной группы.Другие термины, используемые для описания адаптивного поведения, включают, помимо прочего, адаптивное нарушение, способность функционировать, повседневные жизненные навыки и адаптивное функционирование. Адаптивное поведение — это повседневные жизненные навыки, включая, помимо прочего, ходьбу (подвижность), разговор (общение), одевание или пользование туалетом (забота о себе), посещение школы или работы (общественное использование) и принятие решений (самоуправление). ).

Сексуальная эксплуатация означает любое фактическое злоупотребление или попытку злоупотребления положением уязвимости, дифференциальной властью или доверием в сексуальных целях.Это включает получение денежной, социальной или политической выгоды от сексуальной эксплуатации другого лица.

Сексуальное насилие означает любой сексуальный акт или акт, направленный против сексуальности, гендерной идентичности или гендерного самовыражения человека, независимо от того, носит ли он физический или психологический характер, который совершается, подвергается угрозам или покушению на человека без его согласия. Сюда входят сексуальное насилие, сексуальные домогательства, преследование, непристойное разоблачение, вуайеризм и сексуальная эксплуатация. Для большей ясности, сексуальное насилие включает изнасилование.

Домогательство означает участие в раздражающих комментариях или поведении, которое известно или должно быть разумно известно как нежелательное». ссылка: Кодекс прав человека Онтарио, раздел 10 (1)

Лекарственная ошибка означает ошибка при введении лекарства человеку и включает в себя любое из следующих событий: (i) человеку дается неправильное лекарство, (ii) лекарство дается не тому человеку, (iii) неправильная доза дается человеку индивидууму, (iv) лекарство дается индивидууму в неподходящее время или вообще не дается, или (v) для введения лекарств индивидууму используется неправильный метод.

Сексуальные побои означает оральное, анальное или вагинальное проникновение или союз с половым органом другого лица или анальное или вагинальное проникновение другого любым другим объектом; однако к сексуальным побоям не относятся действия, совершенные в добросовестных медицинских целях.

Центр сексуальных контактов означает деловое или коммерческое предприятие, которое в качестве одной из своих основных деловых целей предлагает за любую форму вознаграждения: система отчетности о преступлениях Федерального бюро расследований.

Сексуальное проникновение означает половое сношение, куннилингус, фелляцию, анальное сношение или любое другое вторжение, даже самое незначительное, любой части тела человека или любого предмета в половые или анальные отверстия тела другого лица, кроме испускания сперма не требуется.

Насилие в семье означает инцидент, приведший к физическому ущербу, телесным повреждениям или нападению, или акт угрозы насилия, представляющий собой страх неминуемой физической травмы, телесных повреждений или нападения, включая, но не ограничиваясь, преследование или модель угроза, между членами семьи или домочадцами.Словесные оскорбления или споры не являются насилием в семье, за исключением случаев, когда существует опасность и вероятность физического насилия.

Хищник, совершающий насильственные действия сексуального характера означает любое лицо, которое было осуждено или обвинено в совершении преступления сексуального насилия и страдает психическим отклонением или расстройством личности, которое делает это лицо склонным к хищническим актам сексуального насилия, если оно не заключено в тюрьму. безопасный объект.

Насилие на свидании означает насилие, совершенное лицом, которое состоит или состояло в социальных отношениях романтического или интимного характера с жертвой.Наличие романтических или интимных отношений будет определяться исходя из продолжительности отношений, типа отношений и частоты взаимодействия между лицами, вовлеченными в отношения.

Компьютерный вирус означает набор разрушающих, вредоносных или иным образом несанкционированных инструкций или кода, включая набор преднамеренно введенных несанкционированных инструкций или кода, программных или иных, которые распространяются через компьютерную систему или сеть любого характера.КОМПЬЮТЕРНЫЙ ВИРУС включает, помимо прочего, «троянских коней», «червей» и «часовые или логические бомбы».

Домогательство на рабочем месте означает оскорбительные комментарии или поведение в отношении работника на рабочем месте, которое известно или должно быть известно как нежелательное». Ссылка: Закон об охране труда и технике безопасности, гл. 1 (1). Изложенные выше права работников должны толковаться в контексте Кодекса прав человека Онтарио. Сотрудница, которая считает, что она подверглась домогательствам, вопреки этому положению, должна поощряться обеими сторонами к соблюдению политики работодателя в отношении домогательств и процесса.В случае неудачи работник может следовать процессу, изложенному в процедуре рассмотрения жалоб, жалоб и арбитража в статье 8 Коллективного договора. Обе стороны должны поощрять сотрудника исчерпать эти процедуры до подачи жалобы в Комиссию по правам человека Онтарио.

Рабочее место без наркотиков означает место для выполнения работы, выполняемой в связи с конкретным контрактом, на котором работникам Подрядчика запрещается заниматься незаконным производством, распространением, отпуском, владением или использованием контролируемых вещество.

Модели поведения | Penn-Harris-Madison School Corporation

Обучение вашего ребенка хорошим коммуникативным и социальным навыкам дома будет иметь большое значение для его/ее успехов в школе.

Шаблоны поведения начинаются дома

Модели поведения начинаются дома. Обучение вашего ребенка хорошим коммуникативным и социальным навыкам дома будет иметь большое значение для его / ее успеха в школе. Поговорите со своим ребенком. С того момента, как дети учатся говорить, родители могут вести с ними непрерывную беседу о том, как прошел их день.Это делает естественным продолжение обычая после того, как ребенок пойдет в школу. Задавайте вопросы об их днях. Спросите об их друзьях. Познакомьтесь с их одноклассниками и друзьями. Предлагайте свои услуги в классе, когда это возможно.

Родители должны наблюдать за поведением, внешним видом и настроением своих детей, как на предмет признаков того, что над ребенком издеваются, так и на наличие признаков травли. Порванная одежда, синяки, потеря аппетита, перемены настроения, нежелание идти в школу — все это признаки того, что что-то не так.Все это признаки того, что ребенок, вероятно, подвергается издевательствам. Многие дети впадают все глубже и глубже в депрессию в результате длительных издевательств. Признаками того, что ребенок занимается травлей, могут быть импульсивность, отсутствие сочувствия к другим или желание контролировать ситуацию. Дети, которые запугивают, часто бывают высокомерными и хвастливыми победителями и неудачниками, когда участвуют в соревновательных играх.

Ребенок, который хорошо привязался к своим родителям и чувствует их теплоту и заботу, гораздо реже прибегает к агрессии со сверстниками в школе и других местах.Родители также должны были установить адекватные ограничения поведения ребенка дома и не допускать агрессии по отношению к братьям и сестрам, другим членам семьи и сверстникам.

Дисциплина дома устанавливает модель взаимодействия с другими

То, как ребенка дисциплинируют дома, формирует модель его/ее взаимодействия с другими детьми в школе. Родитель, который наказывает ребенка криком или ударами, учит ребенка реагировать таким же образом с другими людьми. Часто ребенок, проявляющий агрессивное поведение в школе, становится объектом такого же поведения дома.Мальчики, которые наблюдают, как их отцы разрешают споры физической реакцией, или девочки, которые наблюдают, как их матери практикуют изоляцию или манипулирование друзьями или членами семьи, скорее всего, будут демонстрировать такое же поведение в школе. Хотя данные показывают, что оба пола могут участвовать во всех этих формах поведения, они также показывают, что мальчики более склонны к физическому издевательству над другими мальчиками, в то время как девочки больше склонны к издевательствам с помощью манипуляций и исключения или распространения слухов.

Обзывание — излюбленная форма травли среди некоторых детей.Родители должны быть особенно осведомлены о языке, который дети слышат дома. Одна мать, обсуждая множество обидных слов, которые дети используют для унижения других, сказала: «О, педик — любимое слово моего сына. Он постоянно называет так своих друзей». Очевидно, ей никогда не приходило в голову сказать сыну, что это может обидеть его друзей.

Расовые и этнические оскорбления и обзывания — еще одна излюбленная форма издевательств. Жертв таких обзываний следует научить смотреть преступнику прямо в глаза и говорить: «Мне не нравится, когда вы меня обзываете», но не заходить дальше.Их следует научить не вступать в спор или пытаться изменить мнение преступника. Это пустая трата времени, и затягивание ситуации может привести к физическому издевательству.

Родители тоже должны следить за своим поведением

Одной из проблем, с которой рано или поздно приходится сталкиваться почти всем школам, является травля со стороны родителей. Родители, которые хотят решить проблему или любую другую проблему со школьным персоналом, должны научиться обращаться к администратору, классному руководителю или другому школьному персоналу.Родитель, который злится и угрожает школьному персоналу, ничего не решает и усложняет жизнь своему ребенку. Кроме того, родители, которые наказывают своих детей за то, что они не сопротивляются физически, усугубляют проблемы их детей. К сожалению, родитель, проявляющий агрессивное поведение, часто проявляет такое поведение как по отношению к школьному персоналу, так и по отношению к собственному ребенку.

Самостоятельный осмотр был бы мудрым курсом для родителя, чей ребенок был обвинен в агрессивном поведении. Первый вопрос родителя, прежде чем предпринимать какие-либо действия, вполне может быть: «Что я сделал, чтобы способствовать этой ситуации?»

Перепечатано с веб-сайта Национальной ассоциации образования (NEA)  http://www.nea.org/home/37004.htm?q=запугивание

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *