Содержание

Патологический нарциссизм в современном психоанализе

В современном психоанализе нарциссизм рассматривается в двух основных видах: нормальный и патологический. Под последним понимаются нарциссический характер и нарциссическое расстройство личности.

При оптимальных условиях развития инфантильный (грандиозный) нарциссизм ребенка постепенно смягчается и интегрируется во взрослую личность со стабильной и гибкой самооценкой. Существенным психологическим условием развития нормального нарциссизма является способность родителей понимать и отражать нарциссические потребности ребенка. Родители могут и должны смягчать естественные для детского и подросткового возраста переживания неудач, стыда за свои поступки и нарциссического поражения. Они могут помочь маленькому ребенку находить удовольствие в осознании своей индивидуальности, поддерживая процессы отрицания своей слабости и формирования адекватного Я-идеала. Наиболее тяжелой и патогенной нарциссической травмой является отвержение или обесценивание со стороны родителей. Такой вариант детско-родительских отношений создает мощные препятствия для развития объектной любви и может приводить к фиксации на нарциссической стадии развития. В этом случае личность приобретает качество «нарциссической» с комплексом специфических свойств, в частности — «величия малоценности» (неоцененного другими величия), сопровождающегося неадекватными реакциями на малейшую обиду, отсутствием способности адекватно оценить себя и собственные ошибки и формировать устойчивые отношения с окружающими. Нарциссическая личность способна поддерживать отношения лишь до тех пор, пока объект продолжает выполнять функцию поддержания иллюзии ее грандиозного Я. Человек с нарциссическим нарушениями патологически зависим от своих партнеров, поскольку они выполняют функцию регуляции его нарциссического баланса. Его партнеры должны быть идеальными и всегда находиться рядом, откликаясь на нарциссические потребности подпитки его Эго. Когда объект такого нарциссического отношения начинает противиться выполнению своей функции, к нему формируется раздражение и агрессия. В результате повышения напряжения в отношениях нарциссическая личность разрывает отношения и ищет другие контакты, позволяющие отыгрывать фантазии о собственной грандиозности.

Поскольку нарциссические отношения постоянно сопровождаются разочарованием, с течением времени число близких людей сокращается. Нарциссическая личность испытывает затруднения в том, чтобы общаться с бывшими друзьями, супругами, детьми. Остаются только формальные контакты. Глубокие личные отношения прекращаются или становятся весьма проблематичными. Но в отличие от лиц, страдающих психотическими расстройствами, нарциссические пациенты не порывают связи с реальностью и им не угрожает возможность дезинтеграции. Основными

признаками нарциссических нарушений являются:

  • неспособность индивида регулировать самооценку и поддерживать ее на адекватном уровне;
  • специфические нарциссические переживания личности в диапазоне от тревожной грандиозности и возбуждения до легкого смущения и застенчивости;
  • чрезмерная склонность испытывать стыд и обиду;
  • неспособность получать удовольствие от деятельности.

Дополнительными диагностическими критериями являются:

  • извращенные сексуальные фантазии или отсутствие интереса к сексу;
  • невозможность устанавливать и поддерживать серьезные отношения;
  • склонность к правонарушениям и неконтролируемым приступам гнева;
  • отсутствие чувства юмора и эмпатии к нуждам и чувствам других людей;
  • патологическая лживость;
  • ипохондрическая озабоченность своим физическим и психическим здоровьем.

Все эти качества особенно ярко проявляются в терапии, в том числе в отношениях с терапевтом.

Нарциссических пациентов отличает необычайно «раздутое» представление о себе и ненасыщаемая потребность в восхищении и одобрении. При прекращении внешнего нарциссического обеспечения («подпитки самоуважения восхищением») они впадают в беспокойство или скуку. Такие пациенты идеализируют фигуры, от которых ожидают и получают нарциссическое удовлетворение; обесценивают и презирают остальных; завидуют окружающим; их отношения с людьми носят эксплуататорски-паразити-ческий характер с уверенностью в своих «особых правах»; их эмоциональность поверхностна, они холодны и безжалостны. Глубинный образ нарциссических пациентов можно было бы определить как голодное и пустое Я, полное гнева из-за фрустраций и обнаруживающее себя в мире, полном ненависти и мести. В зависимости от выраженности нарциссических проявлений в настоящее время различают нормальный инфантильный, нормальный взрослый и патологический (злокачественный) нарциссизм, при котором триумф над нарциссическим страхом и болью достигается путем поведения и действий, направленных на формирование страха у окружающих и причинение боли другому.

По мнению специалистов, современная культура может быть квалифицирована как нарциссическая в связи с резким повышением значимости удовлетворения индивидуальных потребностей в ущерб коллективным, а также существенным ростом частоты и степени выраженности нарциссических расстройств.

Что такое патологический нарциссизм?

Патологический нарциссизм — это такой тип нарциссизма, который настолько серьезен, что вызывает ухудшение жизни больного. Определенное количество любви к себе считается нормальным, здоровым и даже желательным. Однако истинно патологический нарцисс обычно имеет чрезмерно завышенное чувство собственного достоинства и в целом считает, что он лучше, чем кто-либо другой. Это обычно приводит к тому, что нарциссист ужасно обращается с другими, и он часто груб, невероятно требователен, эгоистичен и не способен сопереживать другим людям. Патологический нарциссизм, как правило, стоит на пути межличностных отношений, так что люди, страдающие от этого расстройства личности, часто имеют немного, если вообще имеют, отношения, и те отношения, которые они имеют, часто вступают в отношения и осуществляются исключительно для пользы нарцисса, даже если другие участвующие стороны получают тяжелые ранения.

Психиатры выявили ряд личностных качеств, которые могут указывать на патологический нарциссизм, включая чрезмерную значимость для себя и полное игнорирование потребностей и чувств других людей. Многие люди могут иметь некоторые черты нарциссизма, но это не обязательно означает, что они страдают от патологического нарциссизма. Это расстройство личности обычно диагностируется, когда нарциссические черты делают нормальный образ жизни невозможным.

Истинные нарциссы часто находят практически невозможным поддерживать здоровые романтические отношения, у них, как правило, мало друзей, и они обычно не близки со своими семьями. Они также могут страдать от плохой успеваемости на работе или в школе, хотя многие люди с нарциссизмом очень успешны, поскольку их преувеличенное чувство гордости за себя может побудить их стремиться к профессиональному и академическому стремлению. В худшем случае люди с нарциссизмом могут оказаться совершенно без друзей, любовников или близких родственников. Они могут часто бороться с депрессией, беспокойством и проблемами токсикомании.

Психологи не совсем уверены, что вызывает патологический нарциссизм. Они считают, что расстройство личности формируется, когда младенцы и маленькие дети не могут нормально общаться с опекунами. Однако изучать это расстройство личности довольно сложно, потому что люди, которые часто его испытывают, не знают о своем состоянии.

Природа патологического нарциссизма такова, что страдалец никогда не может заставить себя признать свое собственное дисфункциональное поведение или признать, что у него могут быть проблемы. Нарциссы, как правило, очень оскорбительны по отношению к другим, поэтому им не удается развить отношения с людьми, которые могут указать на их неупорядоченное поведение. Большинство психологов признают, что даже когда нарциссисты формируют отношения, другие стороны, как правило, слишком напуганы негативной реакцией, чтобы указать на недостатки нарцисса.

ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

Отто Кернберг о нарциссизме

Метапсихология нарциссизма

З. Фрейд описывал нарциссизм как либидинальное инвестирование в Я. И так считалось долгое время. Но вот известный французский психоаналитик Андрэ Грин предположил, что нарциссизм поддерживается также за счет агрессивного инвестирования в Я. Суть состоит в интеграции идеализированного и преследующего опыта, негативного и позитивного инвестирования, что расходится с Фрейдовским пониманием нарциссизма как производной исключительно либидинальной инвестиции. В условиях нормального развития ребёнка преобладает позитивный опыт. При наличии патологий в развитии начинает доминировать негативный агрессивный опыт и преследующие агрессивные системы раннего опыта. Интеграция Я ребёнка, формирование его психического аппарата происходит в таких условиях. При самых неблагоприятных обстоятельствах ведущей динамикой такой личности может стать разрушение любых объектных отношений.

Андрэ Грин называл это негативным нарциссизмом, нарциссизмом смерти, ведущим к разрушению связей и даже самоуничтожению. Безусловно, это перекликается с фрейдовским влечением к смерти, можно даже сказать, они идентичны. А. Грин подчеркивал, что в конце жизни Фрейд перестал говорить о нарциссизме и стал писать о влечении к смерти, но не связал эти два концепта.

А. Грин предположил, что в норме у всех нас присутствуют элементы аутоагрессии, которые затмеваются либидинальным нарциссизмом. В неблагоприятных обстоятельствах эти элементы начинают преобладать, что является основой патологического нарциссизма. Что же такое патологический нарциссизм? Фрейд называл нарциссизмом широкий круг понятий, когда говорил о тяжелых психозах, подчеркивая значение ухода от реальности.

Сейчас мы пониманием, что в основе проблемы нарциссизма лежит снижение систем поддержки нормального самоуважения.

Специфическое нарциссическое личностное расстройство, которое сейчас чрезвычайно распространено и протекает довольно тяжело, очень трудно лечится. В 1950-1970 годах возникли дискуссии о природе подобного расстройства, которые обозначили направления терапии. Сейчас мы понимаем его более ясно.

Нарциссическое расстройство проявляется в различных степенях тяжести клинических синдромах. Но есть и общие черты. Они включают:

— грандиозное Я;

— конфликты, связанные с завистью;

— недостаток морально-этической регуляции;

— базовое чувство скуки и пустоты;

— чувство, что внутри всё поломано а в душе огромная дыра.

Грандиозное Я проявляется в ощущении зацикленности на себе, впечатлении, производимом на других, зависимости от восхищения, преувеличенных амбициях и нежелании встречаться с аспектами реальности, не совпадающими с фантазиями о грандиозности. При этом нарциссы периодически страдают чувством неуверенности в себе в сочетании с состояниями полной униженности и ничтожности, и последующим возвратом к грандиозному Я.

В отношении с другими людьми у нарциссов доминирует зависть и обесценивание. Зависть бывает сознательной и бессознательной, она является базовым аффектом при нарциссизме. Зависть, в свою очередь, — производное примитивного аффекта ярости, проявляющегося также в гневе и раздражении. Зависть — это острая неприязнь к другому, у которого есть что-то, что сам человек никак не может получить.

Ярость является реакцией на ощущение того, что на тебя нападают, она является усилием по уничтожению того, что тебе угрожает. Завидуют же чему-то хорошему, и направление зависти состоит в уничтожении чего-то хорошего, что есть у другого, чтобы устранить чувство неприязни. Это также реакция на то, когда тебя дразнят, обещая что-либо, и не давая этого. Следствием зависти являются усилия по тому, чтобы обесценить то, чему завидуют, потому что если этого нет, то и хотеть, и нуждаться больше не в чем. Поэтому зависть разрушительнее чем ярость воздействует на личность. Так как лишает чего-то ценного, хорошего и самой возможности этого желать.

У нарциссов зависть является хроническим чувством и на сознательном и на бессознательном уровне. Суть состоит в том, чтобы обесценить то, в чем человек нуждается. Классическим клиническим примером является сексуальный промискуитет, когда быстро влюбляются, испытывают интенсивное желание, а затем начинают бессознательно обесценивать, что проявляется в разочаровании. Такие люди завидуют тому, чего желают, но получив, сразу обесценивают. Поэтому они ненасыщаемые, жадные и склонные к поведению, эксплуатирующему других. Обесценивание происходит в отношении того, что вызвало бы зависть. Если нарциссическим студентам не удается быть лучшими, они полностью обесценивают тот предмет, в котором это не удается. Или пациент, который так и не научился кататься на лыжах только потому, что у его братьев это хорошо получалось.

Такие пациенты не способны зависеть от других, так как зависимость означает признание ценности другого. Похожим образом они сохраняют дистанцию с терапевтом. Они также проявляют неспособность испытывать эмпатию в отношении других, их эмоциональные реакции довольно пусты и бесцветны. В терапии пациентов с нарциссическим расстройством личности часто возникает негативная терапевтическая реакция, им становится хуже, так как они завидуют способности терапевта помогать и переживают зависимость как унижение, поэтому им также часто становится хуже. Важной чертой становится хрупкость идеализации, как только они получают то, чему хотят подражать, то они сразу стремятся это обесценить. Таким образом, терапевтические отношения и влюбленность у них развиваются похожим образом.

Третья черта — это дефицит системы ценностей, слабость Суперэго, проявляющаяся, допустим, в слабой способности к оплакиванию умерших, в поведении траура и горевания. Нарциссы неспособны оплакивать близких и даже не способны испытывать реакции грусти, у них чередуются вспышки приподнятости, сменяющиеся периодом раздражения, скуки, падением самооценки. И мы имеем дело с культурой стыда вместо культуры вины. Люди, страдающие патологическим нарциссизмом6 бояться совершать противозаконные действия только из опасения, что их поймают и будут судить, а не из-за глубинного чувства вины.

Возможно, их чувство собственного достоинства начинает зависеть от внешних материальных свидетельств, что нормально для детей, но не для взрослых. Роскошные автомобили, модные наряды, дорогие игрушки, статусные вещи предпочитаются ими в гораздо большей степени, чем человеческие качества. Это указывает на отсутствие зрелого Суперэго, а в случае тяжелых расстройств это проявляется в пассивно-паразитических видах общения со склонностью к эксплуатации других, ненадежностью в обязательствах и деньгах, невыполнении договоренностей, либо в асоциальном поведении, причинении вреда имуществу других, садизме сексуальном и отношенческом. К этому добавляется еще и проецирование агрессии вовне, проявляющееся в параноидных тенденциях.

В совокупности сочетание антисоциального поведения, агрессии и параноидных регрессий характеризует синдром ЗЛОКАЧЕСТВЕННОГО НАРЦИССИЗМА. Этот синдром обозначает границу того, что излечимо психоанализом, потому что следующая степень тяжести уже говорит об АНТИСОЦИАЛЬНОМ РАССТРОЙСТВЕ (ПСИХОПАТИИ), которое плохо поддается психоаналитической терапии. Пациенты со злокачественным нарциссизмом часто социально дезадаптированны, поэтому их часто путают с пограничными личностями. Очень многие такие личности с высоким уровнем интеллекта реализуют свое чувство превосходства, выражая антисоциальное и агрессивное поведение, прикрываясь идеологией, базирующейся на превосходстве, агрессии и страхе внешнего нападения, становясь политиками. Так организованы очень многие диктаторы и лидеры экстремистских организаций. В обычных общественных ситуациях такие люди не вписываются в социальный контекст, а эпоха нестабильности — их «звёздный час», и они получают опасную власть.

Четвертой характеристикой является внутреннее ощущение скуки и пустоты, им нужно чтобы их постоянно что-то занимало. Такие люди ищут опасные ситуации и склонны к внешней стимуляции, допустим в форме экстремальных развлечений, многие принимают наркотики, злоупотребляют алкоголем, ведут беспорядочную половую жизнь.

Патологический нарциссизм — Восхождение. Страх и тревога

Если развитие самости застывает на одной из описанных выше ранних фаз, развивается патология нарциссизма.

Здоровая САМОСТЬ включает в себя либидинозные и агрессивные составляющие (то есть позитивно и негативно заряженные отношения ребенка к объектам). При этом здоровая самость может интегрировать эти составляющие, что выражается в том, что ребенок способен принимать свои собственные чувства в отношение этих объектов. В противоположность этому, патологическая «грандиозная» самость не способна к такой интеграции, что выливается, в частности, в приписывание собственных негативных переживаний внешним источникам.

Нормальный нарциссизм, таким образом, – это либидинозный компонент нормальной интегрированной самости. Патологический нарциссизм представляет собой состояние, когда грандиозная самость вырастает из конфликта либидинозных и агрессивных компонентов – то есть (говоря обыденным языком) из конфликта любви и ненависти.

Патологический нарциссизм во взрослом состоянии с его потребностью величия и всемогущества характерен проявлениями нарциссической ярости, агрессивности, конфликтности и защитных реакций в тех случаях, когда нарциссические потребности не удовлетворяются (фрустрируются).

Людей с патологическим нарциссизмом отличает ощущение всемогущества и грандиозности (омнипотенция), с одной стороны, и чувство неполноценности и стыда, с другой. Так проявляет себя ПАТОЛОГИЧЕСКИ ГРАНДИОЗНАЯ САМОСТЬ, которая, в силу своей расщепленности, не может обеспечивать цельность личности человека.

ПАТОЛОГИЧЕСКИ ГРАНДИОЗНАЯ САМОСТЬ ПРОЯВЛЯЕТСЯ У ЛЮДЕЙ С ПАТОЛОГИЧЕСКИМ НАРЦИССИЗМОМ В СЛЕДУЮЩЕМ:

  • Недостаточная эмпатия не дает нарциссисту возможности вчувствоваться в ощущения других людей, оценивать их эмоциональное состояние. Другие остаются поэтому для нарциссиста как бы „нелюдьми“, поскольку он „отказывает“ им в наличии чувств. Такое отношение позволяет делать с другими, что угодно („нелюдям, бесчувственным не может быть больно“).
  • Претенциозное мышление лишает человека критического взгляда как на реальность, так и на собственные реальные возможности. Ему кажется: „все по плечу, все подчинится моей воле, я все смогу и всего достигну“. Это мышление можно назвать также ЖЕЛАЮЩИМ МЫШЛЕНИЕМ.
  • Псевдология – человек старается «пере-представить» себе отдельные ситуации с точки зрения своей грандиозности. Он фактически подтасовывает свои воспоминания о произошедшем и свое видение настоящего. В диалогах с другими людьми это может принимать форму бессовестной ЛЖИ (при этом сам человек часто верит в свою версию, тем самым демонстрируя полное игнорирование реальности).
    Функционализирование отношений — эксплуататорское и безрассудное качество межчеловеческих отношений: другие люди, попадающие в орбиту такого человека, будут оцениваться с точки зрения их полезности или опасности.
  • Сильные манипулятивные тенденции выражаются в стремлении сломить ВОЛЮ другого человека и подчинить его собственной воле. Так, патологический нарциссист склоняет другого участвовать (как бы добровольно) в реализации тех или иных своих планов или в удовлетворении своих болезненных (дефицитарных) ПОТРЕБНОСТЕЙ.
  • Предложения помощи извне будут обесцениваться и отвергаться в ранящей и обидной форме. Сам человек будет жутко обижен фактом предложения помощи, поскольку это означает, что другой не видит его всесилия и всемогущества.
  • Заносчивость в отношениях с другими людьми отражает переживаемое человеком своей грандиозности и всемогущества, по сути — своего превосходства над другими. Даже если и найдется кто-то, кого человек сочтет выше себя, все же этот кто-то будет служить ему в значительной степени лишь инструментом для укрепления его превосходства.
  • Основой ощущения вседозволенности является во многом именно ощущение собственного превосходства. Но для того, чтобы человек мог спокойно поступать несправедливо и творить зло, необходимым условием является отсутствие зрелой СОВЕСТИ, наделяющей человека качествами МОРАЛЬНОЙ ЛИЧНОСТИ. Поэтому бессовестность является непременным спутником таких людей.

***

При патологическом нарциссизме самость начинает наполняться объектами, которые „мешают“ человеку чувствовать свою всесильность. Так, например, предшественники супер-эго могут отвергаться наряду с отвержением самих образов строгих родителей (отвергнутый объект). Свойства ПОДЛИННОГО Я, не соответствующие требованиям патологической грандиозной самости, также будут отвергаться и отторгаться подальше от требовательного и амбициозного ИДЕАЛЬНОГО Я.

Наглядно этот процесс можно увидеть в презентации РАЗВИТИЕ ПАТОЛОГИЧЕСКОГО НАРЦИССИЗМА.

Смотрите для большего понимания также презентацию ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЗДОРОВОЙ САМОСТИ.

  • Назад
  • Вперёд

Тихая эпидемия нарциссизма. Как определить норму? – Артём Бычков

Для многих не станет новостью или большим открытием, что сегодняшнее общество и культура, в которых мы живем – в большой степени нарциссичны и всячески приветствуют такие проявления. Способствуют этому особенности и условия современной жизни:

  • быстрый темп жизни и скорость изменений в мире
  • частые переезды и смена окружения (рабочего и делового, в частности)
  • информационный фон в СМИ поддерживает чувство незащищённости, суеты и жадности
  • внутренние нормы и традиции становятся все более размытыми под влиянием светской жизни

В крупных сообществах и коллективах во времена быстрых перемен главным становится первое впечатление о новом человеке. Оно часто вызывает восхищенную реакцию. Целостность и искренность отходят на второй план и больше ценятся в малых, более закрытых и стабильных командах и группах.

Нарциссические способы взаимодействия и предъявления в обществе стали настолько распространёнными, что часто не замечаются и воспринимаются как новая норма. Это делает нас несвободными и зависимыми от внешней оценки и мнения.

В этой статье я постараюсь лаконично изложить основные маркеры и отличия между здоровыми нарциссическими проявлениями и патологическими отклонениями, которые могут свидетельствовать о таких состояниях, как Нарциссическое Расстройство Личности.

Нарциссизм – это не плохо?

Так сложилось, что в современном обиходе термин «нарциссизм» используется для обозначения двух понятий:

  • формального диагноза для короткого обозначения Нарциссического Расстройства Личности
  • синоним для выражения здоровой самооценки

Далее хочу подробнее прояснить разницу между этими двумя определениями.

Нормальный или здоровый нарциссизм

Характеризуется чувством позитивной внутренней самооценки, которое базируется на реальных достижениях. Оно переживается как относительно стабильное, т.к. человек ассимилировал в свой внутренний образ тот успех и достижения, которые были получены в результате тяжелой работы по преодолению жизненных препятствий. Нормальный или здоровый нарциссизм мало подвержен влиянию возможных временных неудач или трудностей, потому как он основан на реальных достижениях. Он побуждает человека заботиться о себе, следовать своим реальным интересам, связан с подлинным самоуважением. Это качество или свойство воспринимается как нечто внутри человека, как часть его сущности или характера.

Оборонительный или патологический нарциссизм

Это психологическая защита от чувства неполноценности. Человек примеряет маску высокомерного превосходства в своей попытке убедить окружающий мир в том, что он или она особенный(ая). Внутри же такой человек чувствует себя очень небезопасно по отношению к своей фактической самооценке. Этот внешний фасад превосходства настолько тонкий, что его можно сравнить с воздушным шариком – одно маленькое препятствие или колкость в его адрес и он тут же лопается. Это делает человека сверхчувствительным даже к незначительным внешним трудностям или критике, на которые индивидуум со здоровым нарциссизмом даже не обратил бы внимания. Патологический нарциссизм можно рассматривать как защитную броню, которая воспринимается, как нечто вне самого человека.

Человек с патологическим нарциссизмом напоминает автомобиль с пробитым бензобаком. Ехать он может, но очень недолго. И постоянно нуждается в гораздо большем количестве топлива, чем необходимо в норме. Топливом для него выступает постоянное внешнее признание и подтверждение его статуса, превосходства, величия и т.д.

Его очень легко поранить, он воспринимает любое разногласие как серьезную критику и склонен к нападкам на тех, кто с ним не согласен. Такие люди находятся в постоянном напряжении в попытках защитить свой статус.

Формирование патологических свойств нарциссической личности обычно начинается в детстве и связано с освоением таких базовых навыков:

  • Целостные отношения с объектом — обеспечивают способность воспринимать себя и других стабильным и интегрированным способом, признавая как хорошие, так и плохие качества человека.
  • Постоянство объекта — это способность поддерживать положительную эмоциональную связь с кем-то, кто вам нравится, когда вы сердитесь, обижены или разочарованы его или её поведением.

При условно нормальном развитии, ребенок учится замечать хорошие и плохие черты других людей, а затем интегрирует их в одного человека. Учится замечать и принимать эти черты в себе.

Признаки Нарциссического Расстройства

Людям, которым свойственны черты оборонительного нарциссизма, очень тяжело формировать и поддерживать близкие и длительные отношения. Специалисты выделяют для этого такие основные причины и критерии расстройства:

  • ощущение собственного превосходства
  • ожидание человека, что окружающие будут воспринимать его таковым не зависимо от фактических его достижений
  • потребность в постоянном восхищении, требование особого отношения к себе
  • уверенность, что другие ему завидуют
  • невозможность замечать потребности и чувства других

На эти же маркеры поведения стоит обратить особое внимание, если Вы рассматриваете возможность новых отношений с человеком, который кажется Вам излишне нарциссичным.

Люди с нарциссическим расстройством с трудом замечают в других одновременно позитивные и негативные стороны. Для них другой человек либо идеален, либо ничтожество, для них не существует средних или промежуточных состояний.

Эффективная помощь. Что можно сделать?

Широко признано, что одним из самых эффективных способов поддержки и улучшения адаптации людей с нарциссическими паттернами взаимодействия является психотерапия.

В процессе терапии такие клиенты обучаются:

  • одновременно замечать разные стороны себя и затем других – позитивные и негативные
  • принимать себя и других людей, не осуждая и не используя
  • любить не идеализируя
  • выражать подлинные чувства без стыда

В работе с такими клиентами основной упор делается на улучшения их понимания себя, развитие более эффективных способов обращения со своими потребностями. Клиенты обучаются новым способам взаимодействий. И необходимые им признание и поддержку получают за достижения и поступки в режиме реального времени в работе с психотерапевтом.

Нарциссическое расстройство личности или нарциссизм

Сегодня мир, кажется, переполнен нарциссами. Но в чем разница между «нормальной» любовью к себе и ее патологической формой, нарциссическим расстройством личности? Что такое женский нарциссизм и как он влияет на партнерство?

«Мы живем в нарциссическом мире», – пишет психолог Бербель Вардецки в своей книге «Женский нарциссизм». Другие эксперты также считают эгоистичное себялюбие признаком нашего времени.

Следует отличать здоровый нарциссизм от его патологической формы, нарциссического расстройства личности. Нарциссические черты нормальны и развиваются в детстве и юности. Они не означают, что у таких детей разовьется патология. Даже взрослые нарциссы в большинстве случаев не страдают психическими заболеваниями. Потому что нарциссическое расстройство личности встречается редко.

Конкретных цифр нет, но оценки, которые сильно различаются в зависимости от причины, затрагивают 0,3–2,5 процента населения, большинство из которых составляют мужчины.

Патологический нарциссизм часто начинается в раннем взрослом возрасте и обычно связан со следующими проблемами:

Что такое «нормальный» нарциссизм?

Нарциссизм не следует приравнивать к его патологическому выражению – нарциссическому расстройству личности.

К нарциссам привычно относят:

  • высокомерие
  • эгоизм
  • чрезмерные требования
  • некритическая самооценка
  • чувство величия
  • зависть
  • отсутствие сочувствия
  • ненормальное чувство конкуренции и угрозы
  • плохое здоровье

В то же время субклинический (а не патологический) нарциссизм также документально подтвержден положительными характеристиками, такими как креативность, амбиции, чувство особенности и высокая самооценка. Нарциссы, как говорят, чтобы быть счастливым, менее тревожны и менее склонны к депрессии.

Однако немецкий психиатр Фолькер Фауст скорее удостоверяет у нарциссов повышенную чувствительность к отрицательным эмоциям, депрессии и страху.

Это основано на сильной неуверенности в себе, которая идет рука об руку с повышенной уязвимостью, но с ней борются чрезмерно компенсирующие силы у тех, кто страдает от чрезмерного преувеличения и самооценки.

Если затем люди испытывают слишком слабое принятие, может возникнуть порочный круг: еще одна сверхкомпенсация должна стабилизировать хрупкую уверенность в себе.

Это уже может соответствовать патологическому нарциссизму, нарциссическому расстройству личности.

Конечно, люди без этой патологии также уязвимы, а затем реагируют гневом или грустью, – объясняет психотерапевт Бербель Вардецки. Однако человек с нарциссическим расстройством личности сразу же проецирует себялюбие и право на существование через оскорбления других.

Тест который разоблачает нарциссов

В нашем обществе нередки такие качества, как высокомерие, зависть и соперничество. Кажется, что есть много «нарциссов» (которых не следует приравнивать к нарциссически нарушенным людям).

Существует множество тестов для самопроверки нарциссизма. Психологи также разработали различные анкеты, которые можно использовать для выявления таких личностей.

Одним из самых известных тестов является NPI-40 (NPI расшифровывается как «Опросник нарциссической личности») с 40 вопросами. Он не был разработан для определения патологической формы нарциссизма, но служит вспомогательным средством для психологических исследований с целью измерения субклинического, то есть «нормального», нарциссизма. Таким образом, высокий результат теста не означает, что у вас нарциссическое расстройство личности.

Термин нарциссизм: немного истории?

За понятием нарциссизм скрывается легенда о молодом человеке, который влюбился в свое собственное отражение – несчастный!

Термин нарциссизм происходит от мифа о юноше по имени Нарцисс, о котором Овидий рассказывает в своих «Метаморфозах».

За красивым Нарциссом ухаживают как мужчины, так и женщины. Однако он настолько уверен в себе и своей внешности, что не думает, что кто-то другой достаточно хорош для него. Нимфа Эхо – также одна из тех, кого он ненавидит. Эхо настолько оскорблена сформулированным отказом Нарцисса, что с этого момента она прячется в лесу и живет в отдаленных пещерах.

Другой герой иначе относится к оскорблению Нарцисса. Он просит богов проклясть Нарцисса: «Он может любить так, но никогда не обладать тем, что является любимым!» Божество выполняет просьбу. Когда Нарцисс пытается напиться из источника, его очаровывает собственное отражение в зеркале. Измученный желанием, он пытается прикоснуться к своему лицу, поцеловать – что, конечно, никогда не удается. Нарцисс умирает от горя от недостижимой любви к собственному отражению.

Нарциссизм как расстройство личности

Не все люди с нарциссическими чертами психически больны. Психоаналитики различают здоровый и патологический нарциссизм.

По словам Вернера Кеппа, специалиста по психосоматической медицине и психотерапии, внешняя уверенность в себе проявляется только в патологическом нарциссизме. «Вместо этого люди, страдающие от этого, колеблются между преувеличенным собственным размером и крайними чувствами или страхами оказаться маленькими и незначительными».

Окружающая среда часто не замечает опасений пострадавших, потому что они приукрашиваются грандиозной самопрезентацией.

Люди с нарциссическим расстройством личности придают огромное значение восхищению окружающих. Но если нет восхищения, они могут попасть в серьезный кризис: результатом могут быть депрессивные состояния вплоть до суицидальности. Такие кризисы обычно являются поводом для обращения за профессиональной помощью.

Причины нарциссизма и нарциссического расстройства личности

Точные причины нарциссизма, а также нарциссического расстройства личности неизвестны, но подозревается, что большинство из них закладываются в детстве.

Что касается появления «нормального» нарциссизма, исследования предоставили важную информацию. Детей, которым на момент начала было от семи до одиннадцати лет, каждые шесть месяцев опрашивали своих родителей с помощью анкеты. Ученые Эдди Браммельманн и его коллеги в течение двух лет наблюдали, что отношение родителей имеет большое влияние на развитие нарциссического характера. Нарциссизм у детей поощряется, когда родители переоценивают свое потомство и считают, что их дети более выдающиеся, чем другие. Родители убеждены, что их дети имеют больше прав на отстаивание своих прав, чем другие.

Развиваемый таким образом нарциссизм не имеет ничего общего с уверенностью в себе. Скорее, это передается через родительскую теплоту: дети, которым их родители выражают свою привязанность и признательность, более уверены в себе, но менее нарциссичны.

По мнению ученых, это указывает на то, что нарциссизм берет свое начало в раннем опыте социализации и, следовательно, может быть предотвращен соответствующим образом.

По данным американской клиники Майо, следующие факторы могут играть роль в развитии патологической формы нарциссизма, нарциссического расстройства личности:

  • Дисбаланс в отношениях между родителями и детьми из-за чрезмерной няньки или чрезмерной критики.
  • Генетика или психобиология, то есть связь между мозгом, поведением и мышлением.

Симптомы нарциссического расстройства личности

Отсутствие сочувствия, фантазии о безграничной власти, но также и большая неуверенность в себе – нарциссическое расстройство личности проявляется по разным признакам.

По данным Американской психиатрической ассоциации (АПА), следующие симптомы указывают на такое расстройство личности (должны присутствовать как минимум пять критериев).

Пациент:

  • имеет преувеличеннное представление о своей значимости.
  • фантазирует о великом своем успехе, силе, блеске, красоте и др.
  • утверждает, что он или она «особенный» и должен быть понят или связан только с другими особыми или высокопоставленными людьми (учреждениями).
  • вызывает чрезмерное восхищение.
  • эксплуатирует других людей.
  • не имеет сочувствия: не желает распознавать или идентифицировать чувства и потребности других.
  • часто ревнует к другим или считает, что они завидуют.
  • демонстрирует пренебрежительное отношение или поведение.

Эти довольно удобные критерии, которые изложены в так называемой DSM 4 («Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам», каталог критериев, опубликованный АПА), теперь заменены менее четкими в новой версии (DSM 5).

Их можно резюмировать примерно так:

  • Существует значительное нарушение функциональных возможностей, связанное с собственной личностью (например, чрезмерное упоминание других для регулирования уверенности в себе), но также связанное с межличностным уровнем (поверхностные отношения или отсутствие сочувствия).
  • Есть патологические черты, например чувство величия, потребность в признании или потребность во внимании.
  • Вышеуказанные нарушения относительно стабильны во времени и в различных ситуациях.
  • Нарушения не являются нормативными для развития человека или его социокультурной среды.
  • Нарушения не связаны с физиологическими эффектами, например, из-за злоупотребления наркотиками, лекарствами или по медицинским причинам (например, тяжелая травма головы).

Терапия: как лечится нарциссическое расстройство личности

Если было диагностировано нарциссическое расстройство, что бывает относительно редко, психотерапия является одним из ведущих методов лечения.

Как правило, такие пациенты вряд ли обратятся к врачу, пока у них не разовьются симптомы депрессии (часто из-за кризиса отторжения или критики).

Лучшее лечение расстройства – это разговорная терапия. Специальных препаратов от нарциссического расстройства личности не существует.

В случае выявленных депрессии или беспокойства применяются антидепрессанты или успокаивающие препараты (анксиолитики).

Женский нарциссизм и партнерство

По крайней мере, мужчины чаще страдают нарциссическим расстройством личности, чем женщины. Но он также встречается у женщин, и принимает особую форму и по-разному влияет на партнерство.

По словам психолога и психотерапевта Бербель Вардецки, многие женщины страдают типичными нарциссическими чертами. Они пытаются компенсировать более слабую самооценку со стройностью, привлекательностью, производительностью и перфекционизмом.

Внешне они позиционируют себя уверенно. В партнерстве или других близких отношениях комплексы неполноценности все больше выходят на первый план: «Женщины с женственно-нарциссической личностью (…) боятся не быть любимыми и цепляться за своего партнера, но в то же время боятся сторонится этой близости», – пишет Вардецки в своей книге «Женский нарциссизм». В таком партнерстве ваши собственные потребности обесцениваются.

По словам Вардецки, эти характеристики не следует отбрасывать как женскую природу, а, скорее, возвращаться к социальному импринтингу (фиксации).

«Нарциссические расстройства не только проявляются как отдельные явления, но и отражаются в нашем обществе. Мы живем в мире, который характеризуется нарциссизмом», – пишет Вардецки.

Источники:

  • Клиника Майо: нарцисcическое расстройство личности
  • Исследование: «Разработка и проверка единой шкалы нарциссизма (БИНС)». В: PLOS ONE, август 2014 г.
  • Исследование: «Истоки нарциссизма у детей». В: PNAS, март 2015 г., стр. 112
  • Бербель Вардецки: Женский нарциссизм: жажда признания. 2015 г.
  • Фолькер Фауст: «Среди нас душевнобольные»

Деструктивный нарциссизм и инстинкт смерти

Комментарий: Rosenfeld, H. Destructive narcissism and the death instinct. From: Rosenfeld, H. (1987) Impasse and Interpretation. Therapeutic and Anti-Therapeutic Factors in the Treatment of Psychotic, Borderline and Neurotic Patients. London, Tavistock Publications Ltd.

Опыт анализирования отношений переноса пациентов, в психопатологии которых преобладают нарциссические всемогущественные объектные отношения, и возникающих вследствие этого негативных терапевтических реакций (как у пациентов, которые обсуждаются в двух предыдущих главах) привлек мое внимание к важной роли признания и анализирования агрессии и деструктивности, а также того, каким особым образом они включены в жизнь нарциссического индивидуума. В ходе достаточно подробного изучения нарциссизма мне показалось существенным различать его либидинозный и деструктивный аспекты.

Рассматривая либидинозный аспект нарциссизма, мы можем видеть, что центральную роль играет переоценка самости, основанная главным образом на идеализации самости. Идеализация самости поддерживается всемогущественными интроективными и проективными идентификациями с идеальными объектами и их качествами. Таким образом нарцисс ощущает, что все ценное, относящееся к внешним объектам и миру снаружи, есть его часть или всемогущественно им контролируется. Негативные последствия подобных процессов очевидны, и Фрейд (Freud, 1914) в общем и целом обсуждал нарциссизм в связи с распределением либидо в Эго и его патологическими последствиями. По мнению Фрейда, в условиях нарциссизма происходит утрата всякого объектного катексиса и отсутствует перенос (вследствие безразличия к объектам). Но Фрейд описывал нарциссизм также в связи с любовью нарцисса к своей самости и в связи с самоуважением (self-regard). Он подчеркивал, например, что «все, чем владеешь и что достигнуто, всякий подтвержденный опытом остаток примитивного чувства всемогущества содействует поднятию самоуважения» (1914: SE 14: 98). На мой взгляд, нарциссизм такого типа часто действует как существенное ограждение самости, и некоторые пациенты становятся чрезвычайно уязвимыми, когда фрустрации и унижения проламывают нарциссическую оборону, и в ней возникают дыры. Именно поэтому столь важно отличать позитивную сторону идеализации самости от ее негативной стороны. Поэтому я хотел бы подчеркнуть, что, несмотря на мое внимание к негативным последствиям нарциссических процессов, я также тщательно изучаю и позитивные [их] результаты. Анализ всех нарциссических феноменов в одном и том же ключе может сказаться на терапии катастрофически.

Когда мы рассматриваем нарциссизм, отталкиваясь от его деструктивного аспекта, то обнаруживаем, что идеализация самости снова-таки играет центральную роль, но теперь идеализируются всемогущественные деструктивные части самости. Они направлены как против всякого позитивного либидинозного объектного отношения, так и против всякой либидинозной части самости, ощущающей нужду в объекте и желающей от него зависеть.2) Деструктивные всемогущественные части самости зачастую остаются замаскированными, или же могут быть немыми и отщепленными, что скрывает их существование и оставляет впечатление, что они не имеют отношения к внешнему миру. По сути же они чрезвычайно сильно способствуют предупреждению объектных отношений зависимости и сохранению постоянной обесцененности внешних объектов, что служит причиной кажущегося безразличия нарциссического индивидуума к внешним объектам и миру.

Опыт показывает, что в тех нарциссических состояниях, где преобладают либидинозные аспекты, открытая деструктивность становится очевидной в аналитических отношениях, как только всемогущественной идеализации самости пациента начинает угрожать контакт с объектом, который воспринимается отдельным от самости (как в случае Адама, обсуждаемом в главе четвертой). Подобные пациенты чувствуют себя униженными и уничтоженными раскрытием того, что на самом деле те ценные качества, которые они приписывали своей созидательной мощи, содержит в себе внешний объект. Первичная функция нарциссического состояния заключается в том, чтобы скрывать всякое ощущение зависти и деструктивности и уберегать пациента от этих чувств. Однако как только анализ демонстрирует пациенту существование этих желаний, его чувства обиды и мести за украденный всемогущественный нарциссизм ослабляются. Тогда зависть может переживаться осознанно, и аналитик может постепенно признаваться в качестве ценной внешней персоны, способной помочь.

И наоборот, когда преобладают деструктивные аспекты нарциссизма, затруднение состоит в том, что эту деструктивность гораздо тяжелее раскрыть. Зависть [в таких случаях] более насильственна, и [пациенту] тяжелее ее выдержать. Его переполняет желание разрушить аналитика, который посредством переноса оказывается единственным объектом и единственным источником жизни и блага. Пациента чрезвычайно пугает деструктивность, раскрываемая перед ним аналитической работой. Поэтому подобный ход анализа часто сопровождается возникновением насильственных самодеструктивных импульсов. Если сформулировать это в терминах инфантильной ситуации, подобные нарциссические пациенты упорно верят, что они сами себе дали жизнь и способны питать себя и заботиться о себе без всякой помощи. Поэтому, когда они сталкиваются с реальностью своей зависимости от аналитика (символизирующего родителей, в частности мать), то как будто предпочитают умереть, стать несуществующими, отрицать факт своего рождения, а также разрушить всякий аналитический и личностный прогресс и всякое постижение (что репрезентирует в них ребенка, которого, по их ощущениям, создал аналитик, репрезентирующий родителей). В этот момент у таких пациентов часто возникает желание бросить анализ, но еще чаще они отыгрывают иным самодеструктивным образом, стремясь испортить свой профессиональный успех и личные отношения. Некоторые из них начинают испытывать сильную депрессию и суицидальные настроения, и открыто выражают желание умереть, исчезнуть в забвении. Смерть идеализируется в качестве решения всех проблем. Наша главная цель в данной главе — лучше понять, как функционирует подобный деструктивный нарциссизм и как предупреждать негативные терапевтические реакции, возникающие вследствие попыток его лечить, а также как с этими реакциями справляться.

Инстинкт смерти

За последние десять лет я предпринял ряд обстоятельных наблюдений и изменил свои взгляды. Теперь я убежден, что некая смертоносная сила внутри пациента, напоминающая то, что Фрейд называл инстинктом смерти, существует и может быть клинически наблюдаемой. У некоторых пациентов эта деструктивная сила проявляет себя как хроническое парализующее сопротивление, способное много лет задерживать анализ. У других она принимает форму смертоносной, но скрытой силы, удерживающей пациента в стороне от жизни и иногда вызывающей тяжелые тревоги перегрузки и насильственной смерти. Именно эта смертоносная сила более всего напоминает описанный Фрейдом инстинкт смерти, остающийся безмолвным и скрытым, но противостоящий желанию пациента жить и поправляться. Сам Фрейд не думал, что возможно активизировать деструктивные импульсы, скрытые в безмолвных влечениях смерти. Но наши современные техники анализа часто способны помочь пациенту лучше осознать нечто смертоносное внутри него. Его сны и [бессознательные] фантазии могут раскрыть существование убийственной силы внутри него. Эта сила стремится представить собой бoльшую угрозу, когда пациент пытается больше обратиться к жизни и больше полагаться на помощь анализа. Иногда смертоносная сила изнутри угрожает как пациенту, так и его внешним объектам убийством, особенно когда пациент чувствует, что его охватывает смертоносный деструктивный «взрыв».

Предложив свою дуалистическую теорию инстинктов жизни и смерти, Фрейд (Freud, 1920) открыл новую эру в психоаналитическом понимании деструктивных феноменов психической жизни. Он подчеркивал, что инстинкт смерти безмолвно влечет человека к смерти, и только благодаря действию инстинкта жизни эта подобная смерти сила проецируется вовне в форме деструктивных импульсов, направленных против объектов во внешнем мире. В 1920-м году Фрейд (SE 18: 258) написал: «обычно эротический инстинкт (жизни) и инстинкт смерти представлены в живых существах в виде смеси или слияния (fusion), но вполне могут встречаться и в разделенном виде»1).

В 1933-м году Фрейд (SE 22: 105) возвращается к обсуждению слияния (fusion) эротического инстинкта и инстинкта смерти. Он прибавляет, что «[эти] слияния (fusions) могут тоже распадаться, и такой распад может иметь самые тяжелые последствия для функции. Но эти взгляды еще слишком новы, никто до сих пор не пытался использовать их в работе». Он доказывает, что обычно инстинкты жизни и смерти смешаны или слиты в той или иной степени, и вряд ли какой-либо из них может наблюдаться в «чистом виде». Многие аналитики возражали против теории инстинкта смерти и поддавались соблазну игнорировать ее как совершенно спекулятивную и абстрактную. Однако и сам Фрейд, и другие аналитики, в том числе и Мелани Кляйн,3) вскоре продемонстрировали грандиозную клиническую значимость этой теории — привлекая ее для понимания мазохизма, бессознательного чувства вины, негативных терапевтических реакций и сопротивления лечению.4)

Обсуждая такой психоаналитический подход к нарциссическому неврозу, Фрейд (Freud, 1916) подчеркивал, что наткнулся на непреодолимую стену. Однако когда в 1937-м году он описывал глубоко укорененные сопротивления аналитическому лечению, то не соотносил явным образом сопротивления при нарциссизме с сопротивлениями в инертных состояниях и при негативных терапевтических реакциях: и те, и другие он приписывал инстинкту смерти. Тем не менее в его работах просматривается отчетливая связь между нарциссизмом, нарциссическим уходом в себя и инстинктом смерти.5) Младенец должен развить самость или Эго, средство справляться с импульсами и тревогами, исходящими от инстинктов жизни и смерти, и найти способ устанавливать связь с объектами и выражать любовь и ненависть. В этом контексте предложенная Фрейдом теория слияния и разделения инстинктов жизни и смерти выглядит решающе важной. Он доказывает, что развитие внутренней психической структуры включает в себя «связывание» производных от инстинктов жизни и смерти так, чтобы они не переполняли человека. Тогда как при нормальном развитии инстинктивные импульсы, переживаемые в объектных отношениях, постепенно распознаются и направляются на соответствующие внешние объекты (импульсы агрессии, любви, ненависти, деструктивности и т.д.), в патологических ситуациях, когда существует значительное разложение, вполне может развиться деструктивная нарциссическая организация. Эти, как правило всемогущественные, формы организации оказывают иногда открытым, но чаще скрытым образом мощное деструктивное воздействие; они направлены против жизни и разрушают связи между объектами и самостью, атакуя или убивая части самости, но они также деструктивны по отношению к любым хорошим объектам и пытаются обесценить и устранить их как объекты значимые.

Я полагаю, что возникновение и сохранение во взрослом возрасте нарциссических всемогущественных объектных отношений обычно обнаруживается у пациентов, которые оказывают сильное сопротивление аналитическому лечению. Они зачастую реагируют на анализ глубоким и настойчивым саморазрушением. У этих пациентов деструктивные импульсы стали разделенными (несвязанными) и активно преобладают в личности в целом и всех взаимоотношениях пациента. В анализе такие пациенты выражают свои чувства лишь слегка замаскировано, обесценивая работу аналитика посредством упорного безразличия, искусно однообразного поведения, а иногда — посредством открытого умаления. Так они утверждают свое превосходство над аналитиком (репрезентирующим жизнь и созидательность), растрачивая впустую или разрушая его работу, понимание и удовольствие. Они чувствуют свое превосходство в том, что способны контролировать и удерживать при себе те свои части, которые хотят зависеть от аналитика как человека, оказывающего помощь. Они ведут себя так, словно утрата всякого объекта любви, включая аналитика, оставляет их холодными или даже возбуждает у них чувство триумфа. Такие пациенты время от времени испытывают стыд и некоторую персекуторную тревогу, но лишь минимальную вину, поскольку слишком малая часть их либидинозной самости поддерживается в живых, чтобы ощущать заботу [о другом]. Похоже, эти пациенты прекратили борьбу между своими деструктивными и либидинозными импульсами, попытавшись избавиться от своей заботы и любви к своим объектам путем убийства своей любящей зависимой самости и идентификации себя почти целиком с деструктивной нарциссической частью самости, обеспечивающей их чувством превосходства и самообожания. Анализируя клинические симптомы, такие как желание умереть или замкнуться в состоянии небытия или безжизненности, которое на первый взгляд можно принять за манифестации инстинкта смерти, описанного Фрейдом как первичное влечение к смерти, я в общем и целом при более подробном исследовании обнаружил, что здесь задействована некая активная деструктивность, направляемая самостью не только против объектов, но и против частей самости. В 1971-м году я назвал данное явление «деструктивным нарциссизмом», подразумевая, что при этом происходит идеализация деструктивных аспектов самости и подчинение им; они захватывают и удерживают позитивные зависимые аспекты самости (Rosenfeld, 1971). Они противостоят всяким либидинозным отношениям между пациентом и аналитиком.

Пример такого явления наблюдался у одного из моих нарциссических пациентов, Саймона. Долгое время он ухитрялся поддерживать все свои отношения к внешним объектам и аналитику мертвыми и пустыми путем постоянного умерщвления всякой части своей самости, пытающейся установить объектные отношения. В одном случае он проиллюстрировал это посредством сновидения. Там маленький мальчик находился в коматозном состоянии, умирая от некоего вида отравления. Он лежал на кровати во дворе, и ему угрожало жаркое полуденное солнце, начинавшее на него светить. Саймон стоял рядом с ним, но не сделал ничего, чтобы передвинуть или защитить его. Он только чувствовал свое неодобрение и превосходство над доктором, лечащим ребенка, поскольку именно тот должен был следить, чтобы мальчика передвинули в тень. Предшествовавшие поведение и ассоциации Саймона указывали на то, что умирающий мальчик символизировал его зависимую либидинозную самость, которую он поддерживал в состоянии умирания, препятствуя получению ей помощи и питания от меня, аналитика. Я продемонстрировал ему, что, даже когда он приближался к пониманию серьезности своего психического состояния, переживаемого как положение умирания, он и пальцем не шевелил, чтобы помочь себе или помочь мне предпринять шаги по его спасению, поскольку использовал убивание своей инфантильной зависимой самости, чтобы торжествовать надо мной или выставлять напоказ мои неудачи. Сон показал, что деструктивное нарциссическое состояние сохраняется в силе путем удержания либидинозной инфантильной самости в положении смерти или умирания. Однако после огромной работы иногда оказывалось возможным обнаружить такую часть Саймона, которая не чувствовала себя самодостаточной и мертвой, и общаться с ним так, чтобы он чувствовал себя более живым. Тогда он признавал, что хотел бы поправиться, но вскоре чувствовал, что его душа уносится из моего кабинета. Он становился настолько отстраненным и сонным, что едва не засыпал. Это было колоссальное сопротивление, почти каменная стена, мешавшее всякому изучению ситуации. Лишь постепенно выяснилось, что Саймон чувствовал отторжение от всякого близкого контакта со мной, поскольку как только он ощущал помощь, возникала не только опасность того, что он может испытать бoльшую потребность во мне, но также и страх, что он атакует меня насмешливыми и умаляющими мыслями.6)

Случай Саймона иллюстрирует то мое утверждение, что контакт с помощью переживается как ослабление нарциссического всемогущественного превосходства пациента и открывает его осознаваемым чувствам переполняющей зависти, которых позволяла полностью избегать его прежняя отстраненность. Также он иллюстрирует мнение, к которому я пришел за последние годы: а именно, что необходимо четко распознавать действие высокоорганизованной хронической и активной нарциссической защитной организации с одной стороны, и более тайную и скрытую смертоносную силу, которая может быть хроническим парализующим сопротивлением, задерживающим анализ на долгие годы, с другой стороны, и проводить между ними различие. Последняя действует очень похоже на то, как функционирует, по описанию Фрейда, инстинкт смерти — безмолвная и скрытая сила, противостоящая всякому прогрессу, — и включает в себя (так же, как инстинкт смерти) глубокую зацикленность на смерти и деструктивности; она часто расположена вне нарциссической защитной организации и поддерживает ее. Она характеризуется запредельной убийственностью и ощущением мертвости или смертельности, в которых часто скрыта озабоченность последствиями. Пациент чувствует себя или аналитика мертвым, или чувствует, что они станут такими, если признать смертоносную силу. Это пугает пациента, как в случае Саймона, до такой степени, что должно оставаться скрытым. Пациент зачастую бывает тайно уверен, что разрушил свою заботливую самость, свою любовь навсегда, и никто ничего не может сделать, чтобы изменить эту ситуацию. Однако наша современная техника анализа, включающая тщательное наблюдение за снами пациента и его поведением в переносе, позволяет нам помочь пациенту осознать эту уверенность и вызывающую ее силу, а также начать осознавать поддержку, оказываемую этой уверенностью деструктивному всемогущественному образу жизни, которым пациент довольствуется. Частая интерпретация и решительное противостояние деструктивным нарциссическим мыслям и поведению Саймона, к моему полному удивлению, вызвали значительную перемену в личности пациента и его отношении к другим людям. Похоже, ему помогло мое поведение и интерпретация того, что его часть, особенно его инфантильная самость, мазохистически вступила в сговор и приняла это парализующее смертельное состояние, подчинившись пытке вместо того, чтобы признать потребность и жажду жизни. Когда он прекратил лечение, то чувствовал себя уже лучше, хотя смог признать, насколько поправился, лишь через некоторое время, когда его симптомы исчезли. Впоследствии он сделал чрезвычайно успешную карьеру, в ходе которой ему приходилось иметь дело со многими людьми, и получил высокое признание.

Деструктивный всемогущественный образ жизни таких пациентов, как Саймон, часто кажется высокоорганизованным, словно мы сталкиваемся с мощной бандой, возглавляемой лидером, который контролирует всех членов банды и убеждается, что они поддерживают друг друга, добавляя эффективности и мощи криминальной деструктивной работе. Однако нарциссическая организация не только увеличивает крепость деструктивного нарциссизма и связанной с ним смертоносной силы, она преследует защитную цель поддержания своего правления и сохранения таким образом статус-кво. Главной же целью, похоже, является предупреждение ослабления организации и контроль за членами банды, чтобы они не дезертировали из деструктивной организации и не примкнули к позитивным частям самости, или же не выдали секреты банды полиции, защищающему Супер-Эго, которое поддерживает оказывающего помощь аналитика, что может быть способным спасти пациента. Зачастую, когда такого рода пациент достигает прогресса в анализе и хочет перемен, он видит сны о том, как на него нападают члены мафии или малолетние преступники, и наступает негативная терапевтическая реакция. По моему опыту, нарциссическая организация не направлена исходно против вины и тревоги; похоже, ее целью является сохранение идеализации и непреодолимой силы деструктивного нарциссизма. Измениться, принять помощь означает слабость; это переживается как ошибка или неудача деструктивной нарциссической организацией, которая обеспечивает пациенту чувство превосходства. В случаях такого рода наблюдается наиболее решительное хроническое сопротивление анализу, и только чрезвычайно подробное демонстрирование этой системы позволяет анализу сдвинуться с мертвой точки.7)

У некоторых нарциссических пациентов деструктивные нарциссические части самости связаны с психотической структурой или организацией, отщепленной от остальной личности. Эта психотическая структура подобна бредовому миру или объекту, в который стремятся замкнуться части самости (Meltzer 1963, личное общение). Похоже, что в ней господствует всемогущая или всезнающая, чрезвычайно безжалостная часть самости, создающая представление, что внутри бредового объекта совершенно нет боли и существует свобода предаваться любой садистической деятельности. Вся эта структура служит нарциссической самодостаточности и строго направлена против всякой соотнесенности с объектами. Деструктивные импульсы в этом бредовом мире иногда открыто проявляются в бессознательном материале пациента неодолимо жестокими, угрожающими остальной самости смертью ради утверждения своей власти, но чаще всего они проявляются в скрытом виде всемогущественно благожелательными, спасительными, обещающими предоставить пациенту быстрые, идеальные решения всех его проблем. Эти ложные обещания превращают нормальную самость пациента в зависимую или наркотически зависимую от его всемогущей самости, и завлекают нормальные здравые части в эту бредовую структуру, чтобы заточить их там. Когда нарциссические пациенты такого типа начинают слегка продвигаться в анализе и образовывать некое отношение зависимости к анализу, возникают тяжелые негативные терапевтические реакции, поскольку нарциссическая психотическая часть применяет свою власть и превосходство над жизнью и аналитиком, символизирующим реальность, пытаясь заманить зависимую самость в психотическое всемогущественное состояние сна, что приводит к потере пациентом чувства реальности и способности мыслить. По сути, здесь существует опасность острого психотического состояния, если зависимая часть пациента, самая здравая часть его личности, поддастся и отвернется от внешнего мира, полностью подчинившись господству психотической бредовой структуры.8)

В этих ситуациях в клиническом измерении крайне важно помочь пациенту найти и спасти зависимую здравую часть самости из ловушки психотической нарциссической структуры, поскольку именно эта часть является важнейшей связью с позитивным объектным отношением к аналитику и миру. Во-вторых, важно понемногу содействовать полному осознанию пациентом отщепленных деструктивных всемогущественных частей самости, контролирующих психотическую организацию, поскольку она может оставаться всемогущей только в изоляции. Когда этот процесс будет полностью раскрыт, станет ясно, что он содержит в себе деструктивные завистливые импульсы самости, оказавшиеся изолированными, и тогда ослабнет всемогущество, оказывающее столь гипнотический эффект на самость в целом, и можно будет продемонстрировать инфантильную природу этого всемогущества. Иными словами, пациент постепенно станет осознавать, что над ним господствует всемогущественная инфантильная часть его самого, которая не только толкает его к смерти, но и инфантилизирует его и мешает ему расти, не подпуская к объектам, способным помочь ему в росте и развитии.

Роберт

Первый случай, который я хочу сообщить, касается Роберта, пациента с хроническим сопротивлением анализу. Этот случай призван проиллюстрировать, как отщепленный всемогущественный деструктивный аспект [психического] функционирования пациента может быть сделан видимым в анализе, и это приносит хорошие результаты. Данный пациент много лет проходил анализ в другой стране, но его аналитик в конечном итоге решил, что его мазохистическая структура характера анализу не поддается.

Роберт был женат, у него было трое детей. Он был ученым и жаждал продолжения анализа, чтобы преодолеть свои проблемы. В его истории значимо то, что он услышал от своей матери: когда у него в младенчестве резались зубы, он принялся регулярно кусать ее за грудь, причем столь злобно, что груди после кормления всегда кровоточили, и на них остались шрамы. Но мать не отнимала грудь после укуса и, казалось, смирилась со страданием. Пациент полагал, что находился на грудном вскармливании более полутора лет. Роберт также помнил, что ему ставили очень болезненные клизмы начиная с самого раннего детства. Важно также понимать, что его мать управляла домохозяйством, а своего мужа считала чрезвычайно ничтожным созданием, которое должно жить в подвале, похожем скорее на погреб. Сначала Роберт довольно хорошо сотрудничал в анализе и весьма продвинулся. Но на четвертом году анализа его прогресс замедлился. Пациент стал труднодоступным и постоянно подрывал терапевтические усилия. Роберт вынужден был время от времени выезжать из Лондона в короткие командировки, часто возвращался по понедельникам слишком поздно и потому пропускал либо часть сеанса, либо целый сеанс. В этих командировках он часто встречался с женщинами, и приносил в анализ множество проблем, возникавших у него с ними. С самого начала было понятно, что происходит некоторое отыгрывание, но только когда он начал регулярно сообщать о сновидениях со смертоносными действиями, которые видел после таких уикендов, стало ясно, что в поведении отыгрывания скрыты насильственные деструктивные нападения на анализ и аналитика. Поначалу Роберт не хотел признавать убийственный характер отыгрывания на уикендах и блокировал прогресс анализа, но постепенно изменил свое поведение, анализ стал более эффективным, и он сообщил о значительном улучшении в некоторых личных отношениях и в профессиональной деятельности. В то же время он начал жаловаться на то, что его сон часто нарушается и он просыпается посреди ночи от сильных сердцебиений и зуда в анусе, из-за чего не может заснуть еще несколько часов. Во время этих приступов тревоги он чувствовал, что его руки ему не принадлежат: они казались насильственно деструктивными, словно бы хотели что-то разрушить. Он с силой чесал свой анус, пока тот не начинал обильно кровоточить; его руки были слишком сильны, чтобы он мог их контролировать, так что он вынужден был им уступать.

Затем он увидел сон об очень сильном высокомерном человеке трехметрового роста, которому должен был беспрекословно подчиняться. Его ассоциации показали, что этот человек символизировал часть его самого и был связан с деструктивными непреодолимыми ощущениями в руках, которым он не мог противостоять. Я дал интерпретацию, что он считает эту всемогущественную деструктивную часть себя суперменом трехметрового роста, слишком сильным, чтобы его не слушаться. Он отрекся от этой всемогущественной самости, связанной с анальной мастурбацией, что объясняет отчуждение его рук в ходе ночных приступов. Далее я описал эту отщепленную самость как его инфантильную всемогущественную часть, заявляющую, что она не ребенок, но сильней и крепче, чем все взрослые, в особенности мать и отец, а теперь — аналитик. Его взрослая самость была настолько всецело обманута и таким образом ослаблена этой всемогущественной претензией, что он чувствовал себя неспособным бороться с деструктивными импульсами по ночам.

Роберт отреагировал на эту интерпретацию с удивлением и облегчением, и через несколько дней сообщил, что чувствует себя более способным контролировать свои руки по ночам. Постепенно он стал лучше осознавать, что ночные деструктивные импульсы некоторым образом связаны с анализом, поскольку они усиливались после всякого успеха, который можно было приписать анализу. Он рассматривал это как желание вырвать и разрушить ту его часть, которая зависела от аналитика и его ценила. В то же время отщепленные агрессивные нарциссические импульсы в ходе аналитических сеансов становились более осознанными, и он насмешливо замечал: «Ну вот, вы вынуждены сидеть здесь целый день и зря тратить свое время». Он чувствовал себя важным человеком, который должен обладать свободой делать все, что ему заблагорассудиться, сколь бы жестоким и травматичным это ни было для других и его самого. Особенный гнев вызывали у него то постижение и понимание, которые давал ему анализ. Он намекнул, что этот гнев связан с желанием укорять меня за оказанную ему помощь, поскольку это мешало его всемогущественному поведению отыгрывания.

Затем он рассказал сон, в котором принимал участие в гонках на длинной дистанции и очень старался. Однако там присутствовала молодая женщина, не верившая ни во что, что он делал. Она была беспринципной, мерзкой и пыталась всячески ему помешать и сбить его с толку. Также упоминался брат этой женщины, которого называли «Манди» (Mundy). Он был гораздо агрессивней своей сестры, и во сне рычал как дикий зверь, даже на нее. Во сне стало известно, что весь предыдущий год перед братом стояла задача сбивать с толку каждого. Роберт полагал, что имя «Манди» отсылало к тому, что год назад он часто пропускал понедельничные (Monday) сеансы. Он понимал, что насильственная неконтролируемая агрессивность имела отношение к нему, но чувствовал, что и молодая женщина тоже была им самим. В прошлом году он часто настаивал на сеансах, что чувствует себя женщиной, и относился к аналитику с чрезвычайным высокомерием и презрением. Однако впоследствии он иногда видел во сне маленькую девочку, восприимчивую и благодарную своим учителям, которую я интерпретировал как его часть, стремящуюся выказать большую благодарность аналитику — но ей мешает выступить в открытую его всемогущество. Во сне пациент признает, что эта агрессивная всемогущественная его часть, представленная мужчиной и преобладавшая в отыгрывании год назад, теперь стала довольно-таки осознаваемой. Его идентификация с аналитиком выражается во сне как решимость стараться изо всех сил в анализе. Однако этот сон был также предупреждением, что пациент может продолжить свое агрессивное отыгрывание в анализе, сбивающим с толку образом настаивая на том, что может всемогущественно преподносить себя в качестве взрослой женщины, не позволяя себе реагировать на работу анализа чувствами отзывчивости, связанными с более позитивной инфантильной его частью. По сути, в анализе Роберт продвигался к укреплению своей позитивной зависимости, что позволяло ему открыто демонстрировать противодействие агрессивных нарциссических всемогущественных частей его личности; иными словами, тяжелое расслоение инстинктов [жизни и смерти] у пациента постепенно превращалось в нормальное их слияние.

Джилл

Мой второй случай, Джилл, иллюстрирует затруднения, которые возникают, когда смертоносная сила, упомянутая мной ранее, сочетается с деструктивным нарциссическим образом жизни и поддерживает его.

Когда деструктивный нарциссизм пациента слит с его всемогущественной психотической структурой, он не верит, что кто-либо может противостоять его деструктивным неудержимым атакам. Это увеличивает его возбуждение и отщепление всяких позитивных чувств. Доскональная демонстрация деструктивной нарциссической структуры в ходе анализа снижает силу ощущений всемогущества, и так постепенно уменьшается разрыв между деструктивными и позитивными импульсами. Позитивные импульсы, над которыми ранее полностью преобладала и которые полностью контролировала деструктивность, теперь могут снова возвращаться к жизни, так что самонаблюдение пациента и его сотрудничество в анализе могут улучшиться.

Разумеется, всегда важно подробно изучать историю болезни пациента, чтобы выявить особые межличностные отношения и травматические переживания, которые существовали в прошлом и повлияли на построение нарциссических структур. Даже пациенты, которые как будто полностью идентифицируются с нарциссической структурой, время от времени сознают, что они захвачены и лишены свободы, но не знают, как бежать из этой тюрьмы. В случае Джилл я бы хотел проиллюстрировать, насколько трудно оценить природу скрытого тайного противостояния жизни и прогрессу. Деструктивная нарциссическая структура постепенно раскрывалась в анализе. Было возможно помочь Джилл обнаружить, насколько непреодолимой она считала тягу отвернуться от жизни, поскольку она путала ее со своим желанием достичь инфантильного состояния слияния с матерью. Когда Джилл постепенно стала больше поворачиваться к жизни, было интересно наблюдать, насколько быстро в ее снах возникла угроза убийства. Этим было отмечено проявление в сознании деструктивной нарциссической организации, которая долго называлась «они» и была слита со спутывающей смертоносной силой.

Джилл проходила многолетний курс психоаналитической психотерапии в другой стране. В начале этого лечения она испытала насильственный импульс порезать себе запястья, и когда она это сделала, ее терапевт госпитализировал ее больше чем на три года. В больнице сотрудники пытались сочувственно понять ее психотическое поведение и мышление. Она была рада находиться в больнице, поскольку впервые в жизни к ее болезни, как она это называла, отнеслись всерьез. Она чувствовала, что ее родители не могут выдержать, что она больна и потому не верят, что она сильно больна. Ее явное психотическое состояние было попыткой более откровенно выражать свои чувства. Ранее она чувствовала себя настолько скованной своей психотической ригидностью, что выпустить кровь наружу ощущалось не столько желанием умереть, сколько попыткой стать более живой. Более того, в частной больнице она чувствовала, как прекрасно принадлежать к банде пациентов, выбивающих окна, ломающих мебель и нарушающих все больничные правила. Всякую мягкость и потребность она высмеивала и считала «уси-пуси».

Даже более чем десять лет спустя, в ходе лечения у меня, она часто мечтала о тех днях в больнице, когда могла делать что заблагорассудиться и чувствовать себя живой. Но по сути, как только она добивалась чуть большего успеха в своей жизни, ее переполняла неизвестная сила, которую она называла «они» и против которой не могла ничего предпринять; эта сила вынуждала ее залечь в постель. Она включала все обогреватели в спальне, создавая удушающе жаркую атмосферу, пила спиртное и читала детективные истории, что помогало ей изгнать из своего разума все значащие мысли. Она чувствовала, что такое поведение необходимо, чтобы умиротворить «их» (то есть деструктивные силы), угрожавших ей, когда она пыталась возвратиться к жизни.

В то время, когда она начала постигать свои проблемы, ей приснился сон, в котором ее у нее похитили, но похитители позволяли ей гулять, взяв честное слово, что она не убежит. Сначала действительно казалось, что болезнь захватила ее навсегда. Лишь очень постепенно она поняла, что идеализация ее деструктивности не дает ей свободу, что это ловушка, в которую она попала под действием гипнотической власти деструктивной самости, принимавшей вид спасителя и друга, якобы заботящегося о ней и обеспечивающего любым теплом и питанием, какого бы она ни захотела, — и так она могла избавиться от чувства одиночества. Именно эта ситуация отыгрывалась во время состояния ухода в себя. Однако по существу этот так называемый друг стремился испортить всякий контакт, который она пыталась установить в отношении работы или людей. В ходе анализа пациентка постепенно осознала, что этот чрезвычайно тираничный и собственнически настроенный друг был всемогущественной очень деструктивной частью ее самости, притворяющейся другом, которая начинала страшно ее пугать, когда она пыталась продолжить сотрудничество в анализе или всякое продвижение в жизни. Долгое время она чувствовала себя слишком напуганной, чтобы бросить вызов этой агрессивной силе, и всякий раз, когда она натыкалась на этот барьер, она идентифицировала себя с агрессивной нарциссической самостью и становилась агрессивной и оскорбительно грубой по отношению ко мне. Иногда казалось, что я репрезентирую ее мать, а иногда — что ее инфантильную самость, которую она в меня проецировала. Однако главная причина ее насильственных атак была связана с тем, что я бросал вызов господству ее агрессивного нарциссического состояния, имел наглость хотеть ей помочь или даже лечить ее, и она демонстрировала свою решительность во что бы то ни стало меня победить. Но через несколько дней таких атак я ощущал также тайную надежду, что я, — и это «я» включало в себя также ту самость, которая была направлена к жизни, — могу в конечном итоге выиграть. Кроме того, я стал понимать, что единственной альтернативой ее насильственному нападению на меня было ее признание того, что она действительно хочет поправиться, — а это подвергало ее опасности быть убитой ее всемогущественной деструктивной частью. После того, как мы проработали над этой ситуацией много месяцев, пациентка увидела сон, который подтвердил и проиллюстрировал эту проблему.

В этом сне пациентка видела себя в подземном зале или галерее. Она решила, что хочет уйти, но должна была миновать турникет, чтобы выйти. Турникет блокировали два человека, стоявшие возле него, но при более внимательном рассмотрении пациентка обнаружила, что оба они мертвы, и во сне она решила, что их недавно убили. Она поняла, что убийца все еще здесь, и ей надо действовать быстро, чтобы спастись. Неподалеку находился офис детектива, куда она вбежала без предупреждения, но вынуждена была минутку подождать в приемной. Пока она ожидала, появился убийца и стал угрожать убить ее, поскольку он не хотел, чтобы кто-либо узнал, что он делает и уже сделал, и существовала опасность, что она, пациентка, его изобличит. Она пришла в ужас, ворвалась в кабинет детектива и так спаслась. Убийца бежал, и она боялась, что, хотя сейчас она была спасена, ситуация в целом могла повториться. Однако детектив как будто смог пойти по следу убийцы, и тот был пойман, к ее почти невероятному облегчению.

Джилл тут же поняла, что детектив олицетворял меня, но в остальном сновидение было для нее загадочным. Она никогда не позволяла себе подумать, насколько она боялась быть убитой в том случае, если бы поверила мне, обратилась за помощью, сотрудничала бы как только могла и предоставила бы всю информацию, которой владела, — особенно информацию о природе ее собственной смертоносной самости. Фактически два мертвых человека в ее сновидении напомнили ей о предыдущих безуспешных попытках поправиться. Во сне аналитик в качестве детектива был, разумеется, чрезвычайно идеализирован как человек, который не только защитит ее от ее безумия, убийственной самости и ее деструктивных импульсов, но и освободит ее от этих страхов навсегда. Я сочла, что сон означает, что ее часть решила выздороветь и покинуть психотическое нарциссическое состояние, которое пациентка приравнивала смерти. Но это решение пробудило смертоносную силу, изготовившуюся убивать. Интересно, что после этого сновидения пациентка фактически больше обратилась к жизни, и ее страх смерти постепенно ослабел. Похоже, что в теоретическом и клиническом измерении работа с этой пациенткой подтвердила значимость деструктивных аспектов нарциссизма, которые в психотических состояниях полностью преобладают и пересиливают либидинозную, объектно-ориентированную, здравую часть самости и пытаются лишить ее свободы.

То, как Джилл снова и снова затягивало из жизни в параноидное состояние замкнутости в себе, иллюстрирует, как действует упомянутая мной ранее смертоносная сила, безмолвно поддерживая деструктивный нарциссический образ жизни. Смертельное насилие долгое время скрыто залегало за этим безмолвным влечением к смерти, прежде чем было раскрыто в сновидении. После того, как во сне появился убийца, анализ смог продвигаться успешнее, и негативные терапевтические реакции определенно уменьшились. Это было возможным отчасти вследствие того, что Джилл постепенно становилось лучше и обнаружилась гораздо более любящая и теплая часть ее личности.

Клод

Такие пациенты как Джилл никогда не уверены, — являются ли они убийцами или же смертоносная сила находится внутри них. Часто они чувствуют, что должны держать в строгом секрете свой страх смерти и страх оказаться убийцей. Клод, пациент, о котором рассказал д-р В. на одном из моих семинаров, демонстрирует это очень отчетливо. У него наблюдался сильный страх смерти в возрасте от четырех до семи лет и позднее. Этот ужас возникал, когда родители были неподалеку, но пациент подчеркивал, что они никогда ничего об этом не знали, даже когда он чувствовал себя на пороге смерти. Полная независимость от родителей казалась пациенту единственным способом защитить себя от своего страха. Также он помнил, что иногда у него возникали тайные смертоносные чувства, направленные против матери, особенно когда она его утешала. Однажды он пропустил аналитический сеанс, поскольку обнаружил, что лобовое стекло его машины разбито. Он полагал, что сам это сделал в сонном состоянии, чтобы помешать себе пойти на сеанс. Он ощущал сильную потребность держать деструктивные чувства против аналитика в секрете даже от себя самого. Однажды он отправился в отпуск кататься на лыжах со своей подругой в ходе анализа. Он предупредил об этом отпуске д-ра В. лишь накануне. Он надеялся почувствовать себя лучше, удалившись от анализа, но на деле подруга настолько нарушила его душевное равновесие, что он вынужден был сбежать от нее, чтобы оградить ее от себя, и вынужден был также оставить катание на лыжах, которое обожал. Большую часть времени он провел, читая книгу писателя-мистика Карлоса Кастанеды. Вернувшись к анализу, он лишь постепенно смог обнаружить, что отпуск практически парализовал и чрезвычайно истощил его, а также понял, что нечто внутри него угрожало его сокрушить и, вероятно, могло подтолкнуть его к смерти. Он чувствовал, что книга Кастанеды ему каким-то образом помогла. Поэтому он за нее зацепился. Кастанеда разъясняет в книге свой ужас перед смертью, но советует всем сделать смерть своим единственным другом, чтобы ее умиротворить, поскольку смерть ужасающе стремится к обладанию. Мне показалось ясным, что Клод боялся, что если он придаст значимости аналитику и анализу, смерть превратится из друга в ревнивого смертельного врага. У Клода смертоносные чувства, связанные со смертью, были направлены более на себя самого, чем на других. Похоже, влечение к смерти проявилось в почти незамаскированной форме после долгого периода, когда он должен был скрывать свой страх смерти, — эта засекреченность типична для всех проблем, связанных с влечением к смерти. Клод старался рассматривать смерть как очень добрую фигуру, и избегал всех опасностей, позволяя себе полностью подчиниться ее господству. С помощью книги Кастанеды он попробовал сделать это, но несколько мудреная попытка подружиться со смертью не удалась, и он полагал, что во время этого так называемого отпуска был практически убит.

Ричард

Мой четвертый случай, Ричард, иллюстрирует существование скрытого деструктивного нарциссического способа бытия, который идеализировался настолько, что пациент чрезвычайно зависел от такого режима [психического] функционирования и покорился ему как наиболее желательному образу жизни из всех, которые только можно представить. Психопатология Ричарда служит примером тому, как нарциссические объектные отношения захватывают все аспекты личности пациента, и как может создаваться патологическое слияние [инстинктов]. Прежде всего Ричард совершенно не мог разобрать, что для него хорошо, а что плохо, и это часто приводило его к глубокому разочарованию. Зачастую он неправильно оценивал ситуации, а затем его уносило очевидное воодушевление, так что он не мог признать ошибку. Тогда он становился безапелляционным, высокомерным и надменным, что иногда приводило к серьезным последствиям для его жизненной ситуации.

Мой пациент был младшим ребенком в семье; похоже, братья и сестры всегда относились к нему с большим снисхождением. Он пережил раннюю травму, когда в три месяца был внезапно отлучен от матери, которая сломала бедро и вынуждена была на несколько месяцев лечь в больницу. Он сохранил воспоминания о более позднем периоде, когда мать иногда была обольстительна и снисходительна, но часто — чрезвычайно строга и сурова, что его обескураживало. Отец был человеком надежным и поддерживал мальчика, но мать была склонна его презирать, и в раннем возрасте, очевидно, оказала глубокое на него влияние. В детстве Ричард был очень привязан к собаке, которую считал объектом, с которым он мог делать что заблагорассудится, из чего следует, что он не только любил эту собаку, но и часто совершенно ею пренебрегал. В начале анализа он увидел сон о выдре, которая жила под его домом, была абсолютно домашней и всюду следовала за ним. При ассоциировании у него возникли мысли о его собаке, а также о коровьем вымени. Этот сон показывает, что в начале жизни у Ричарда сформировались чрезвычайно собственническое частично-объектное отношение к груди его матери, и эта ситуация продолжалась при участии собаки и других объектов. Он помнил маленькую девочку, с которой играл в сексуальные игры в возрасте от четырех до шести лет. Она пыталась прекратить эти игры, когда подросла. Однако ее решение отказаться от сексуального партнерства настолько разозлило его, что он убил самый любимый ее объект, ее кошку. Так что его собственническая любовь легко превращалась в убийственную жестокость, когда ему перечили.

Затруднение в анализе Ричарда, так же, как и в его жизни, составляла та легкость, с которой он отвращался внутренне и внешне от объектов и как будто следовал импульсам, которые представали перед ним весьма соблазнительным образом и обычно заводили его не туда. Он как будто бы очень стремился к анализу, но часто идеализировал свой вклад в это занятие. На третьем году лечения он увидел следующий сон, который дал нам ключ к лучшему пониманию некоторых проблем, с которыми он боролся.

Во сне дело происходило на выходных, и пациент внезапно осознал, что в его доме нет молока; он подумал, что, может быть, открыт какой-нибудь магазин, где можно купить молока, но пребывал в нерешительности и не знал, что делать, чтобы побыстрее заполучить молоко. Затем он подумал о своем соседе, к которому часто обращался за помощью, и так же поступил на этот раз. Сосед сказал, что может дать ему молока, но подтвердил, что есть такой молочный магазин, который открыт по воскресеньям, и он его в этот магазин проводит. Когда Ричард зашел в магазин, там была длинная очередь, но он смирился с тем, что придется подождать. Покупателей обслуживали две продавщицы в белом. Перед тем, как зайти в магазин, сосед показал Ричарду пятипенсовую монету с углами. Сосед не стал в очередь, но вдруг снова появился, быстро приблизился к кассе и обменял мелкую монету на толстую пачку десятифунтовых купюр. Он исчез так же быстро, как и возник, и продавщицы его не заметили. Ричард был ошеломлен. Сначала он подумал о том, чтобы сообщить женщинам о жестокой наглой краже, но затем вспомнил, что ответственен в первую очередь за то, чтобы защищать себя и не вмешиваться или не лезть в дела продавщиц, за которые ответственны они; но на самом деле он боялся за свою жизнь. Он подумал, что эти женщины не смогут защитить его от безжалостного соседа, который, как только Ричард выйдет из магазина, обязательно ему отомстит. Почему он должен подвергать опасности свою жизнь из-за такой кражи и из-за того, что продавщицы не позаботились о своих деньгах, оставив кассу открытой? Когда сосед выбежал из помещения с деньгами, пациент ощутил сильную вину за то, что ничего не сказал и тем самым вступил в сговор с соседом. Он оставил магазин прежде, чем подошла его очередь, чувствуя себя очень виноватым и эгоистичным и зная, что молчать было неправильно; он чувствовал себя чрезвычайно слабым морально. Сон продолжался. В следующий момент пациент оказался в темном тесном переулке, одетый в старые грязные лохмотья, в совершенном одиночестве. Он был отребьем, отбросом общества, совершенно безразличный, полностью парализованный безнадежностью и беспомощностью, продиктованными виной. Он чувствовал, что в нем нет ничего хорошего, что он сам — беспощадный вор. Он был никчемным безжалостным трусом, неспособным даже сообщить о краже, не говоря уже о том, чтобы помешать ей. Он заслужил, чтобы все его отвергли и забыли. Он чувствовал, что умрет, и это будет справедливо. Затем к нему подошла первая его девушка и нежно потрепала его по щеке с теплом и симпатией. Он был удивлен, обрадован, и внутри его наполнило тепло. Тогда он стал думать, что она, должно быть, сама больна и слепа, если проявляет теплоту к нему, безнадежному, бесхребетному ничтожеству. Или же она бессознательно с ним в сговоре? Затем появилась его теперешняя жена и тоже проявила к нему некоторую теплоту. Он почувствовал, что жизни обеих угрожает крах из-за того, что они связываются с ним.

Явное содержание первой части сновидения более удивительно, поскольку здесь Ричард абсолютно отчетливо раскрывает свою зависимость от идеализированного соседа и полное отрицание безжалостности, жадности и жестокости этого соседа. Во сне сосед не только беспощаден, он убийца, поскольку если он обнаружит, что Ричард знает о его жестоком преступлении, то убьет его. Это опять-таки типичная структура личности для пациентов, контролируемых своим деструктивным нарциссическим аспектом, который притворяется идеальным другом и помощником. Во сне идеализация разрушается, и пациент начинает осознавать свой сговор со своей деструктивной частью, представленной соседом. Он сознает, что совершенно ничего не предпринял и никак не защитил заботливых продавщиц молока, исходно символизирующих хорошие отношения с его матерью в ситуации кормления, и его зависимость от аналитика. Эта проблема сыграла очень важную роль в его анализе. Зачастую пациент, отыгрывая посредством безрассудства и безжалостности, обвинял в этом меня, утверждая, что я должен был знать все заранее и предупредить его о проблеме. Во сне Ричард исправляет эту установку, поскольку признает, что превращает его в столь сложного для анализа пациента его собственный сговор со своей деструктивной частью, «соседом», поскольку он утаивает от меня важную информацию о себе.

Во второй же части сновидения Ричард берет на себя полную ответственность за свою деструктивную преступную часть, — что в бодрствующем состоянии он считал практически невозможным сделать, поскольку боялся, как демонстрирует сон, не только того, что ему будет угрожать и вообще убьет его деструктивная часть, но и того, что он фактически станет полностью плохим. Он боялся, что в нем не сможет существовать ничто хорошее, поскольку он был лживым. Во сне он признает, что нуждается в любви, но не может ее принять, поскольку чувствует, что ее не заслуживает; он заслуживает только смерти. Таким образом, в первой половине сна Ричард боится, что его убьет его плохая деструктивная часть, но во второй половине он начинает бояться, что его уничтожит его совесть, его Супер-Эго, которое приговорит его к смерти. Проблема, в частности, заключается в ложном характере его идеализации своего соседа, поскольку теперь Ричард, похоже, подвергает сомнению основание всякого обожания и всякой любви, и боится, что вся любовь — обман, и очевидно, что он полностью плохой. Поэтому он также не верит никому, кто его любит; он боится, что всякий, кто его любит, находится в сговоре с его плохостью, и потому лжив.

Именно потому, что он признал свое ложное обожание соседа, Ричарду теперь очень трудно доверять кому бы то ни было, включая и меня в анализе, когда я даю какую бы то ни было позитивную интерпретацию. Однако если интерпретировать такому пациенту только деструктивные стремления, аналитик безусловно будет идентифицироваться с чрезвычайно деструктивным Супер-Эго, которое усматривает в пациенте только деструктивность и совершенно не ценит его желания выйти из плохого состояния. Клинически крайне важно различать ложную идеализацию деструктивной нарциссической самости (которая играет столь значительную роль в пристрастии к наркотикам и алкоголю, злоупотреблению курением и т.д.) и идеализацию в основе своей хорошего опыта с хорошими объектами в прошлом или настоящем. Может пострадать как лечение, так и теория, если мы будем считать деструктивными все «нарциссические» аспекты личности, в том числе те, которые многие авторы расценивали как здоровые или нормальные компоненты личности.

Сновидения Ричарда были очень полезны, поскольку они делали очевидным, что его ложная идеализация деструктивной самости, притворяющейся хорошим и идеальным объектом, значительно способствовала неразличению хороших и плохих аспектов его личности, так что возникала угроза того, что хорошие аспекты самости могут оказаться приравненными плохим или побежденными этими плохими аспектами. Чрезвычайно важно проводить различие между силами жизни и силами смерти. По существу они противостоят друг другу; когда сходятся вместе хорошие и плохие части самости, возникает опасность, что хорошие и плохие части самости, а также хорошие и плохие объекты окажутся настолько спутанными друг с другом, что хорошая самость будет сокрушена и временно потеряется в этой путанице. Это вполне вероятно, когда преобладают деструктивные части самости. Именно этот процесс я называю патологическим слиянием (fusion). При нормальном слиянии агрессивные силы самости смягчаются либидинозными частями самости. Эта функция синтеза абсолютно необходима для жизни — как для выживания самости, что предполагает развитие Эго, так и для укрепления и стабильности объектных отношений, для нормального нарциссизма и способности бороться за охранение объектов и себя самого. Я также хочу подчеркнуть здесь патологическое слияние или фиксацию пациента на раннем параноидно-шизоидном уровне развития. Нормальное слияние необходимо для проработки депрессивной позиции: этот процесс Мелани Кляйн считает обязательным для всякого нормального развития. Однако для того, чтобы основать нормальное слияние, клинически и теоретически, необходимо твердо и решительно разоблачить спутанность хороших и плохих объектов и хороших и плохих аспектов самости, поскольку из спутанности не может развиться ничего позитивного или здорового, и есть опасность возникновения постоянно слабой и хрупкой самости.

Сон о соседе во многом объяснил повторяющееся поведение пациента в анализе. Долгие годы пациент был неспособен сообщить мне какое бы то ни было самонаблюдение или описать конфликт, который привел к его всемогущественному поведению, всегда наступающему как будто неожиданно. Благодаря этому сну о соседе я смог показать ему, что всякий раз, когда он сталкивается с трудностями или помехами, он не помнит, что я могу помочь ему и позаботиться о нем, поскольку тогда он будет вынужден ждать меня и признать свою зависимость от меня. В своей фрустрации и нетерпении он обходил свою память обо мне и обращался ко всемогущественной и преступной части себя, действующей безжалостно и следуя импульсу, обесценивающей анализ (который описывался как всего лишь пятипенсовая монета) и быстро хватавшей все, чего бы он ни захотел. Он даже не осознавал, до какой степени его деструктивная и преступная нарциссическая самость (которой он бессознательно гордился, поскольку она могла добиваться своего быстро и незаметно) держала под полным контролем его зависимую самость посредством смертельных угроз, так что он чувствовал себя неспособным сотрудничать в анализе. Во сне стало ясно, что он также чувствовал, что существует сговор между его зависимой самостью и его всемогущественной жадной нарциссической самостью, поскольку он отказался от всякой ответственности за необходимость информировать продавщиц-молочниц о своих наблюдениях за соседом. С другой стороны, о чем я уже упоминал, я часто обнаруживал, что когда он рассказывал сновидение или давал ассоциации, весь прогресс он приписывал себе. Это, конечно, типичная проблема в анализе нарциссических пациентов, которые настаивают на том, что обладают аналитиком, как материнской грудью. Терапевтически важно продемонстрировать у такого пациента владычество над целой самостью его всемогущественной деструктивной нарциссической самости: поскольку это позволило Ричарду постепенно лучше использовать анализ, мы смогли достичь удовлетворительного терапевтического результата.

Перевод: З. Баблоян
Редакция: И.Ю. Романов

Примечания:

1) Вероятно, цитату следует датировать 1922 (23) годом, поскольку она взята из энциклопедической статьи «Теория либидо» («The Libido Theory»; ‘Libidotheorie’ In Handworterbuch der Sexualwissenschaft, ed. M. Marcuse, Bonn, 1923: 296-8). – Прим. перев.

2) Это также отмечает Андре Грин (Andre Green, 1984) (см. главу первую, примечание 6), но в несколько ином ключе.

3) Абрахам продвинулся гораздо дальше Фрейда в изучении скрытого негативного переноса и в прояснении природы деструктивных импульсов, с которыми он сталкивался в своей клинической работе с нарциссическими пациентами. У нарциссических пациентов-психотиков он подчеркивал заносчивое высокомерие и отчужденность нарцисса и интерпретировал негативную агрессивную установку в переносе. Уже в 1919 он дал толчок анализу скрытого негативного переноса, описав частную форму невротического сопротивления аналитическому методу. Он обнаружил у таких пациентов отчетливо выраженный нарциссизм, и уделял особое внимание враждебности и пренебрежению, скрывающимся под кажущимся рвением к сотрудничеству. Он описывал, как нарциссическая установка прикрепляет себя к переносу и как такие пациенты принижают и обесценивают аналитика и неохотно отводят ему аналитическую роль, представляющую отца. Они меняют местами позиции пациента и аналитика, чтобы продемонстрировать свое превосходство над аналитиком. Абрахам подчеркивал, что элемент зависти безусловно проявляется в поведении этих пациентов, и таким образом клинически и теоретически связал нарциссизм и агрессию. Интересно, однако, что Абрахам никогда не пытался соотнести свои открытия с теорией Фрейда об инстинктах жизни и смерти.

Райх (Reich, 1933) выступал против теории Фрейда об инстинкте смерти. При этом он сделал фундаментальный вклад в анализ нарциссизма и латентного негативного переноса. Он также подчеркивал, в противоположность Фрейду, что у пациента нарциссические установки и латентные конфликты, включая негативные чувства, могут быть активированы и выведены на поверхность в анализе, а затем проработаны. Он полагал, что «в каждом без исключения случае анализ начинается с более или менее явной установки недоверия и критицизма, которая, как правило, остается скрытой» (Reich, 1933: 30).

Райх считал, что аналитик должен постоянно указывать на то, что скрыто, и его не должен вводить в заблуждение внешне позитивный перенос на аналитика. Он подробно исследовал броню характера, где нарциссическая защита находит свое конкретное хроническое выражение. Описывая нарциссических пациентов, он подчеркивал их высокомерную, саркастическую и завистливую установку, а также их презрительное поведение. Один пациент, постоянно занятый мыслями о смерти, жаловался на каждом сеансе, что анализ его не затрагивает и является совершенно бесполезным. Этот пациент также признавал безграничную зависть, не к аналитику, но к другим людям, ниже которых он себя чувствовал. Постепенно Райх осознал и смог показать пациенту его триумф над аналитиком и его попытки заставить аналитика почувствовать себя бесполезным, ничтожным и бессильным, неспособным ничего добиться. Тогда пациент смог признать, что не может выносить чье-либо превосходство и всегда пытается такого человека ниспровергнуть. Райх отмечает (Reich, 1933: 30): «Итак, здесь имела место подавленная агрессия, наиболее экстремальное проявление которой до сих пор представляло собой желание смерти».

Открытия Райха в отношении скрытой агрессии, зависти и нарциссизма во многом напоминают данное Абрахамом в 1919-м году описание нарциссического сопротивления.

Ряд серьезных аналитиков и помимо Фрейда подчеркивали значимость инстинкта смерти и скрупулезно соотносили его со своей клинической работой и опытом. Федерн (Federn, 1932: 148) в статье, озаглавленной «Реальность инстинкта смерти» — по-немецки «Die Wirklichkeit des Todestriebs» — делает акцент на том, что влечение к смерти можно наблюдать в его чистейшей форме в меланхолиях, где деструктивные импульсы значительно отделены от каких бы то ни было либидинозных чувств:

«Ужасно наблюдать, как меланхолик, в котором действует инстинкт смерти, безо всякой связи с Эросом постоянно выражает ненависть и все время пытается разрушить всякую возможность счастья и удачи во внешнем мире самым жестоким образом. Инстинкт смерти в нем сражается с Эросом снаружи».

Федерн также чрезвычайно подробно соотносит инстинкт смерти с ощущениями вины у меланхолика.

Эдуардо Вайсс в статье «Todestrieb und Masochismus», опубликованной в 1935-м году в журнале «Имаго», описывает, как вторичный нарциссизм связан не только с либидо, обернувшимся против самости, но также и с агрессией, которую он называет «Деструдо», ведущей себя таким же образом. К сожалению эта статья, содержащая много интересных идей, написана на довольно невразумительном немецком.

Возможно, из всех аналитиков Мелани Кляйн, признавшая значимость теории Фрейда между инстинктом жизни и смерти и применявшая ее и теоретически, и клинически, сделала наиболее заметный вклад в анализ негативного переноса. Она обнаружила, что зависть, особенно в своей отщепленной форме, является важным фактором в выработке хронических негативных установок в анализе, включая негативные терапевтические реакции. Она описала ранние инфантильные механизмы расщепления объектов и Эго, позволяющие инфантильному Эго разводить порознь любовь и ненависть. Исследуя нарциссизм, она больше подчеркивала либидинозные аспекты, и полагала, что нарциссизм по существу есть вторичный феномен, основанный на взаимоотношении со внутренним хорошим или идеальным объектом, который в [бессознательной] фантазии образует часть любимого тела и самости. Она считала, что в нарциссических состояниях имеет место уход от внешних взаимоотношений к идентификации с идеализированным внутренним объектом.

В 1958-м году Мелани Кляйн писала, что наблюдала в своей аналитической работе с маленькими детьми постоянную борьбу между безудержным стремлением разрушить свои объекты и желанием сохранить их. По ее ощущению, открытие Фрейдом инстинктов жизни и смерти было колоссальным шагом вперед в понимании этой борьбы. Она полагала, что тревога возникает при «действии внутри организма инстинкта смерти, который переживается как страх аннигиляции» (Klein, 1958: 84). Таким образом мы видим, что она воспринимала инстинкт смерти как первичную тревогу у младенца, связанную со страхом смерти, тогда как Фрейд, вообще говоря, отрицал существование первичного страха смерти. Единственная клиническая ситуация, в которой он усматривал инстинкт смерти, терроризирующий самость или Эго пациента, была описана им в 1923-м году. В этом тексте он обсуждает чрезвычайную интенсивность ощущения вины при меланхолии, и предполагает, что деструктивный компонент, чистая культура инстинкта смерти, закрепился в Супер-Эго и обратился против Эго. При этом он объясняет страх смерти при меланхолии тем, что Эго сдается и умирает, поскольку чувствует ненависть и преследование со стороны Супер-Эго, а не любовь. Эту ситуацию Фрейд соотносит как с первичным состоянием тревоги при рождении, так и с более поздней тревогой отлучения от охраняющей матери.

По мнению Мелани Кляйн, чтобы защитить себя от этой тревоги, примитивное Эго использует два процесса: «Часть инстинкта смерти проецируется в объект, и объект таким образом становится преследователем; а та часть инстинкта смерти, которая оставлена в Эго, порождает агрессию, которая будет обращена против этого преследующего объекта» (Klein, 1958: 85).

Инстинкт жизни также проецируется во внешние объекты, которые затем ощущаются любящими или идеализированными. Мелани Кляйн подчеркивает, что для раннего развития характерно, что идеализированные и плохие преследующие объекты расщеплены и разведены далеко друг от друга, откуда следует, что инстинкты жизни и смерти удерживаются в состоянии расслоения. Одновременно с расщеплением объектов происходит и расщепление самости на хорошие и плохие части. Эти процессы расщепления Эго также удерживают инстинкты в состоянии расслоения. Почти одновременно с проективными процессами стартует и другой первичный процесс, интроекция, «преимущественно на службе у инстинкта жизни; она сражается с инстинктом смерти, поскольку приводит к тому, что Эго принимает в себя нечто дающее жизнь (прежде всего пищу), и тем самым связывает внутреннее функционирование инстинкта смерти» (Klein, 1958: 85). Этот процесс играет решающую роль в запуске слияния (fusion) инстинктов жизни и смерти.

Поскольку процессы расщепления объекта и самости и потому состояния разделения инстинктов [жизни и смерти] коренятся в раннем младенчестве на той фазе, которую Мелани Кляйн называет параноидно-шизоидной позицией, можно ожидать, что наиболее выраженные состояния расслоения инстинктов будут наблюдаться в тех клинических условиях, где преобладают параноидно-шизоидные механизмы. Мы можем сталкиваться с такими состояниями у пациентов, которые так и не переросли полностью эту раннюю стадию развития или к ней регрессировали. Мелани Кляйн подчеркивает, что ранние инфантильные механизмы и объектные отношения прикрепляют себя к переносу, и таким образом процессы расщепления самости и объектов, способствующие расслоению инстинктов [жизни и смерти], могут изучаться и модифицироваться в анализе. Также она говорит, что благодаря исследованию этих ранних процессов в переносе она убедилась, что анализ негативного переноса является необходимым условием анализа более глубинных слоев психики. Именно при исследовании негативных аспектов раннего инфантильного переноса Мелани Кляйн столкнулась с примитивной завистью, которую сочла прямым производным инстинкта смерти. Она полагала, что зависть появляется как враждебная, разрушающая жизнь сила в отношении младенца к матери и в частности направлена против хорошей кормящей матери, поскольку младенец не только нуждается в ней, но и завидует ей, поскольку она содержит в себе все, чем младенец хотел бы обладать сам. В переносе это проявляется в потребности пациента обесценивать аналитическую работу, в полезности которой он убедился. Похоже, что зависть, репрезентирующая почти полностью отслоенную (defused) деструктивную энергию, особенно невыносима для инфантильного Эго, и в начале жизни она отщепляется от остального Эго. Мелани Кляйн подчеркивает, что эта отщепленная, бессознательная зависть часто остается невыраженной в анализе, но тем не менее оказывает отрицательное и мощное влияние, мешая продвижению в анализе, который в конечном итоге может быть эффективным только тогда, когда достигает интеграции и охватывает личность во всей ее целостности. Иными словами, разделение (defusion) инстинктов [жизни и смерти] должно постепенно смениться их слиянием (fusion) во всяком успешном анализе.

4) В работах Фрейда, последовавших за книгой «По ту сторону принципа удовольствия» (Freud, 1920), где подход наиболее умозрительный, стало ясно, что он применяет теорию инстинктов жизни и смерти для объяснения клинических феноменов. Например, в статье «Экономическая проблема мазохизма» (Freud, 1924: SE 19: 170) он писал: «Таким образом, моральный мазохизм становится классическим свидетельством в пользу существования слияния (fusion) инстинктов. Его опасность заключается в том, что он происходит от инстинкта смерти и соответствует той его части, которая избежала обращения вовне в ка­честве некоего разрушительного инстинкта». В работе «Недовольство культурой» (Freud, 1930: SE 21: 122) Фрейд больше сосредоточивается на агрессивном инстинкте. Он пишет: «Этой программе культуры противостоит природный агрессивный инстинкт человека, враждебность одного ко всем и всех к каждому. Этот агрессивный инстинкт — потомок и главный представитель инстинкта смерти, обнаруженного нами рядом с Эросом». Далее он добавляет: «Эта проблема должна нам продемонстрировать на примере человечества борьбу между Эросом и Смертью, инстинктом жизни и инстинктом разрушения».

В этом обсуждении Фрейд не проводит четкого различия между инстинктом смерти и инстинктом разрушения, поскольку пытается объяснить, что существует сила, которую он называет инстинктом смерти или инстинктом разрушения, и она находится в постоянной борьбе с инстинктом жизни, желанием жить.

В «Продолжении лекций по введению в психоанализ» (Freud, 1933: SE 22: 105) он обсуждает слияние Эроса и агрессивности и стремится поощрить аналитиков применять эту теорию в клинической практике, отмечая:

«Этим предположением мы открываем перспективу для исследований, которые когда-нибудь приобретут большое значение для понимания патологических процессов. Ведь слияния (fusions) могут тоже распадаться, и такой распад может иметь самые тяжелые последствия для функции. Но эти взгляды еще слишком новы, никто до сих пор не пытался использовать их в работе».

Он также пишет следующее:

«В незапамятные времена .. возник инстинкт, который стремится уничтожить жизнь. … Если мы в этом инстинкте саморазрушения увидим подтверждение нашей гипотезы, то мы можем считать его выражением “инстинкта смерти” (Todestrieb), который не может не оказывать своего влияния на каждый жизненный процесс».

«Влечение к смерти становится разрушительным влечением, когда оно с помощью особых органов обращается наружу, против объектов. Живое существо, если можно так выразиться, сохраняет свою жизнь тем, что разрушает чужую. Но все же определенная доля влечения к смерти остается действовать и внутри живого существа, и мы в своей практике попытались свести довольно значительный ряд нормальных и патологических явлений к этой интернализации инстинкта разрушения». (Freud, 1933: SE 22: 107, 211) [Вторая цитата – из письма А. Эйнштейну «Неизбежна ли война?» — Прим. перев.]

В этой работе Фрейд, в частности, подчеркивает само-деструктивные чувства как прямое выражение инстинкта смерти и отмечает, что существуют особые органы, посредством которых инстинкт смерти превращается в деструктивность и направляется наружу на объекты. Согласно этому описанию, здесь воззрения Фрейда в некоторой степени подобны идеям Мелани Кляйн, изложенным позднее. Она показывает, что примитивное Эго проецирует некоторые аспекты инстинкта смерти во внешние объекты, которые таким образом становятся преследователями, тогда как остальная часть инстинкта смерти превращается в прямую агрессию, которая атакует преследователей.

Только четырьмя годами позднее, в статье «Анализ конечный и бесконечный» (Freud, 1937: SE 23: 242) Фрейд возвращается к клиническому приложению своей теории об инстинкте смерти с целью понимания глубоко укорененных сопротивлений аналитическому лечению:

«Здесь мы имеем дело с теми предельными вопросами, которые может изучать психологическое исследование: поведение двух первичных инстинктов, их распределение, смешение (mingling) и разделение (defusion). Самое сильное впечатление от сопротивлений в аналитической работе возникает оттого, что есть сила, защищающая себя всеми доступными средствами от выздоровления, сила, которая с непоколебимой твердостью поддерживает болезнь и страдания».

Он связывает это со своей более ранней теорией негативной терапевтической реакции, которую соотносил с бессознательным чувством вины и потребностью в наказании, отмечая (Freud, 1937: SE 23: 243):

«Эти феномены безошибочно указывают на присутствие в психической жизни силы, которую мы называем инстинктом агрессии или разрушения, в зависимости от ее целей, и которую мы прослеживаем вплоть до исходного инстинкта смерти живой материи. … Только одновременным или противонаправленным действием двух первичных инстинктов — Эроса и инстинкта смерти, никогда не встречающихся поодиночке, — мы можем объяснить богатство и разнообразие явлений жизни».

Далее в этой же статье Фрейд полагает, что мы могли бы исследовать все случаи психического конфликта с точки зрения борьбы между либидинозными и деструктивными импульсами.

5) Одна из главных причин этого упущения может заключаться в том, что Фрейдова теория нарциссизма исходно основывалась на идее первичного нарциссизма, при котором человек направляет свое либидо на самость, и вторичного нарциссизма, при котором он отводит либидо от объектов назад на самость (Freud, 1914: 74). Лишь позднее Фрейд прояснил свои идеи о принципе удовольствия и принципе реальности, высказанные им в 1911-м году, и соотнес их с любовью и ненавистью в работе «Инстинкты и их судьба», которую он начинал писать как посвященную важной связи между приятным нарциссическим состоянием и ненавистью или деструктивностью по отношению к внешнему объекту, когда объект начинает зацеплять индивида. Например, там говорится (Freud, 1915: SE 14: 136): «Вместе с появлением объекта на стадии первичного нарциссизма достигает своего развития и вторая противоположность любви — ненависть». В этой же статье он подчеркивает первичную значимость агрессии: «Ненависть как отношение к объекту старше любви. Она происходит от первоначального отстранения нарциссическим Эго внешнего мира, доставляющего раздражения» (Freud, 1915: SE 14: 139).

Нечто подобное этому ходу мысли можно усмотреть во Фрейдовом принципе нирваны, который он считал отходом или регрессией к первичному нарциссизму под господством инстинкта смерти — где покой, безжизненное состояние, и уступка смерти уравнены.

Хартманн, Крис и Левенстайн (Hartmann, Kris and Loewenstein, 1949: 22) как будто имеют похожее впечатление от идеи Фрейда о связи агрессии с нарциссизмом; они пишут: «Фрейд привык сравнивать отношение между нарциссизмом и объектной любовью с отношением между саморазрушением и разрушением объекта. Наверное, эта аналогия повлияла на его допущение о том, что саморазрушение как первичную форму агрессии следует сравнивать с первичным нарциссизмом».

6) Примечательна история этого пациента. Саймон сказал мне, что слышал от матери, что начиная с первых трех месяцев его было чрезвычайно трудно кормить. В возрасте полутора лет он с исключительным мастерством разбрасывал всю пищу, которую ему давали ложкой или позволяли самостоятельно брать с тарелки; он устраивал настоящую помойку на полу и торжествующе взирал на свою весьма встревоженную мать. Эти сцены повторялись снова и снова. Отец критиковал мать за неумение ухаживать за ребенком, но ничего не делал сам, чтобы поддержать ее или совладать с мальчиком. Наконец была нанята опытная няня. Через год няня сказал матери, что вынуждена признать, что ее работа с ребенком потерпела полнейшую неудачу. Она никогда не сталкивалась с ребенком, который бы столь упорно и явно, но с очевидным удовлетворением, отвергал все ее попытки его кормить и ухаживать за ним. Она уволилась, и мать продолжила свою борьбу в одиночестве.

Выдающимися симптомами этого пациента была импотенция и довольно неясная перверсия. Он был чрезвычайно шизоидным, отстраненным и имел проблемы в отношениях с другими людьми. Я стал вторым его аналитиком.

7) У многих из этих пациентов деструктивные импульсы связаны с перверсиями. В этой ситуации очевидное слияние инстинктов не приводит к уменьшению силы деструктивных инстинктов; наоборот, мощь и насилие чрезвычайно увеличиваются благодаря эротизации агрессивного инстинкта. Полагаю, здесь было бы заблуждением следовать за Фрейдом, обсуждая перверсии как слияния между инстинктами жизни и смерти, поскольку в таких случаях деструктивная часть самости захватила контроль над всей совокупностью либидинозных аспектов личности пациента и потому способна злоупотреблять ими. Такие случаи на самом деле есть примеры патологического слияния, схожего с состояниями спутанности, где деструктивные импульсы пересиливают либидинозные.

8) Этот процесс кое в чем напоминает описание Фрейдом того, как оставляются нарциссические объектные катексисы и либидо отводится в Эго (Freud, 1914). Описываемое мною состояние действительно предполагает отход самости от либидинозных объектных катексисов в нарциссическое состояние, напоминающее первичный нарциссизм. Пациент как будто отходит от мира, он неспособен думать и зачастую чувствует себя будто одурманенным. Он может терять интерес ко внешнему миру и стремиться оставаться в постели, забывая то, что обсуждалось на предыдущих сеансах. Если он все же приходит на сеанс, то может жаловаться, что с ним случилось нечто неумопостижимое, он чувствует себя в ловушке, ощущает клаустрофобию и неспособность выйти из этого состояния. Он часто сознает, что утратил нечто важное, но не уверен, что именно. Эта утрата может ощущаться конкретным образом, как потеря ключей или кошелька, но иногда пациент понимает, что его тревога и чувство утраты связаны с утратой важной части себя самого, а именно здравой зависимой самости, связанной со способностью мыслить. Иногда у такого пациента развивается острый и переполняющий его ипохондрический страх смерти. Здесь возникает впечатление, что мы можем наблюдать инстинкт смерти в чистейшей его форме, как силу, способную оттянуть всю самость в целом от жизни в подобное смерти состояние при помощи ложных посулов состояния нирваноподобного, что подразумевает полное расслоение основных инстинктов. Однако тщательное исследование этого процесса показывает, что мы имеем дело не с состоянием разделения [инстинктов], но с патологическим слиянием, подобным процессу, описанному мною при перверсиях. В этом нарциссическом состоянии замкнутости здравая зависимая часть пациента проникает в бредовый объект, и происходит проективная идентификация, при которой здравая самость утрачивает свою идентичность и над ней начинает полностью господствовать всемогущественный деструктивный процесс; у этой здравой самости нет силы противостоять ему или его ослабить, покуда держится это патологическое слияние; и наоборот, сила деструктивного процесса значительно увеличивается в такой ситуации.

Патологический нарциссизм: определение и симптомы — видео и стенограмма урока

Патологический нарциссизм

Человек с нарциссическим расстройством личности обычно имеет искаженное чувство важности или способностей. Говоря клиническим языком, они склонны иметь 90 005 грандиозных мыслей 90 006 о своей социальной значимости, особенно по отношению к другим людям. Например, человек с нарциссическим расстройством личности искренне верит, что он более ценен и важен, чем другие люди, что он заслуживает похвалы и восхищения и что он заслуживает того, чтобы к нему относились лучше, чем к другим.Эти убеждения часто сопровождаются отсутствием сочувствия к другим, которых они считают незначительными.

Несмотря на многие непривлекательные черты характера, нарциссы часто добиваются больших успехов. Это может быть трудно понять, но подумайте об уровне уверенности, необходимом для достижения таких высоких постов, как политик и генеральный директор. Тем не менее, нарциссические люди, как правило, не имеют много или сколько-нибудь прочных отношений, в значительной степени из-за того, что симптомы обычно очень очевидны и их невероятно трудно контролировать.

Симптомы

Трудно определить, сколько людей страдают патологическим нарциссизмом, в основном потому, что они обычно не видят в этом проблемы и поэтому не обращаются за лечением. Однако при обсуждении симптомов патологического нарциссизма важно помнить, что клинический нарциссизм — это нечто большее, чем просто большое эго или хвастовство. Двумя основными характеристиками являются грандиозное чувство собственной значимости и полное отсутствие сочувствия к другим. Это проявляется в том, как они говорят о себе, но также оказывает сильное влияние на то, как они относятся к другим людям.

Многие нарциссы преследуют нереалистичные цели богатства, власти и влияния. Люди обычно проводят большую часть своей жизни в погоне за такими вещами, но разница в том, что нарциссический человек не просто хочет их; скорее, они верят, что имеют для них право в силу того, что являются более важными, чем другие люди. Это чувство права влияет и на другие сферы их жизни. Например, если нарциссический человек рассматривается вместе с другими для повышения или продвижения по службе, они не сомневаются, что получат это, потому что они этого заслуживают.К сожалению, если они этого не понимают, они могут оскорблять других, особенно тех, кто это сделал.

Поскольку нарциссы ставят себя и свои цели превыше всех остальных, они часто делают все возможное, чтобы получить то, что хотят. В результате они могут очень манипулировать и часто используют других для достижения своей цели. Если мы вернемся к предыдущему примеру о повышении, они могут попытаться улучшить свои шансы, распространяя слухи или ложь о своих коллегах, чтобы выглядеть лучше.По их мнению, это оправдано, потому что они считают, что больше заслуживают повышения или продвижения по службе, и им все равно, что происходит с другими людьми.

Нарциссическая самооценка

Чувство превосходства часто определяет то, как нарциссические люди обращаются с другими, но иногда их поведение гораздо больше связано с тем, как они относятся к себе. Учитывая предыдущее описание, вы, вероятно, предположили бы, что у нарциссов очень высокая самооценка, но на самом деле очень часто бывает наоборот.Многие нарциссы на самом деле имеют очень хрупкую личность и низкую самооценку, которую они постоянно пытаются компенсировать.

Это та часть нарциссической личности, которую, пожалуй, труднее всего понять. Нарцисс обычно считает, что он лучше или важнее других, но часть его личности все же верит в обратное. В результате они активно пытаются доказать другим и самим себе, что они такие же особенные, какими считают себя.Этот аспект делает их сверхчувствительными к критике и обычно невероятно реактивными . Например, они будут рассматривать любую критику, даже конструктивную, как нападение на них как на личность, и будут реагировать очень агрессивно, чтобы защитить свое хрупкое эго от всего, что могло бы опровергнуть их убеждения.

Здесь изображен Иди Амин, самовлюбленный бывший президент Уганды, противников которого регулярно убивали за высказывания против него.

Краткий обзор урока

Нарциссизм — это термин, широко используемый в нашей культуре, но важно знать разницу между случайным употреблением и клиническим диагнозом нарциссического расстройства личности . Последнее является патологическим и может вызвать много проблем в социальных или межличностных отношениях.

Вообще у патологических нарциссов много грандиозных мыслей о своей значимости. Они склонны чувствовать себя вправе хвалить и могут манипулировать для достижения своих целей.Тем не менее, у нарциссических людей хрупкая идентичность, которая может сделать их реактивными , когда им бросают вызов.

Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности: теоретические основы и диагностическая классификация

Страница из

ОТПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-ПРОГРАММЫ YALE SCHOLARSHIP (www.yale.universitypressscholarship.com). (c) Издательство Йельского университета, 2022 г. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в YSO для личного использования.Дата: 07 марта 2022 г.

Глава:
(стр. 45) Глава 3 Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности: теоретические основы и диагностическая классификация :
Издательство Йельского университета

DOI: 10.12987/yale/9780300101805.003.0003

Патологический нарциссизм представляет собой измерение в области расстройств личности, которое включает, в порядке возрастания тяжести, нарциссическое расстройство личности (НРЛ), злокачественный нарциссизм и антисоциальное расстройство личности. В этой главе обсуждается история использования в психиатрии термина нарциссизм ; клинические характеристики НПД; этиология НПД; и дифференцировать NPD и антисоциальное расстройство личности.

Ключевые слова: расстройства личности, нарциссическое расстройство личности, злокачественный нарциссизм, нарциссизм, антисоциальное расстройство личности

Yale Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы.Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы , и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами.

Размеры патологического нарциссизма и намерения проголосовать за Дональда Трампа

Abstract

Патологический нарциссизм — это термин, часто применяемый к бывшему президенту Дональду Трампу, но он менее изучен как потенциальный предсказатель голосования за него. Трамп создает грандиозный и всемогущий образ себя во время пресс-конференций и митингов, и его последователи на этих мероприятиях часто реагируют как на экспансивное восхищение, так и на завышенное чувство собственного достоинства, что является аспектами нарциссизма.Однако, хотя личный нарциссизм Трампа хорошо задокументирован, исследований нарциссизма его сторонников мало. В этом исследовании мы провели предварительный анализ иерархической структуры патологического нарциссизма и того, какие аспекты нарциссизма в этой структуре были связаны с предполагаемым голосованием за Трампа на президентских выборах в США в 2020 году в выборке жителей США, собранной в Интернете ( N = 495). ) с помощью Amazon Mechanical Turk. Результаты показали, что восьмиступенчатая иерархия лучше всего соответствует данным.В рамках этой иерархии антагонистические и индифферентные аспекты нарциссизма в пятом эшелоне лучше всего предсказывали предполагаемое голосование за Трампа, помимо соответствующих демографических переменных. Эти результаты имеют значение для изучения нарциссизма и, особенно с учетом результатов выборов 2020 года, степени, в которой можно использовать нарциссические аспекты личности в политической борьбе.

Образец цитирования: Ялч М.М. (2021) Размеры патологического нарциссизма и намерения голосовать за Дональда Трампа.ПЛОС ОДИН 16(4): е0249892. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0249892

Редактор: Peter Karl Jonason, Университет Падуи, ИТАЛИЯ

Получено: 7 декабря 2020 г .; Принято: 26 марта 2021 г .; Опубликовано: 15 апреля 2021 г.

Copyright: © 2021 Мэтью М. Ялч. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные, лежащие в основе выводов этого исследования, доступны здесь: https://osf.io/sedyp/.

Финансирование: Автор(ы) не получали специального финансирования для этой работы.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Патологический нарциссизм — это термин, часто применяемый к бывшему президенту Дональду Трампу [1]. Менее комментируется то, что заставляет людей голосовать за него.Исследования показывают, что демографические факторы влияют на голосование за Трампа (например, белые, мужчины, пожилые и менее образованные люди с большей вероятностью проголосуют за него), но политика идентичности объясняет лишь часть поведения людей при голосовании [2, 3]. Есть основания подозревать, что нарциссизм Трампа может в некотором роде отражать нарциссизм тех, кто за него голосует. Однако существует мало исследований связи между нарциссизмом и вероятностью голосования за Дональда Трампа.

Динамика и структура патологического нарциссизма

Нарциссизм имеет долгую и неоднозначную историю (обзор см. в [4]).В диагностических и разговорных терминах нарциссизм часто понимается с точки зрения грандиозности, завышенной самооценки и чувства собственного достоинства и превосходства над другими [5–7]. Однако, возможно, более точный и клинически обоснованный взгляд состоит в том, что нарциссизм — это процесс . В этом процессе грандиозность, характерная для нарциссизма, функционирует как защита от чувства уязвимости, неполноценности и вообще недостаточно хорошего [5, 6, 8–10]. Хотя некоторые утверждают, что нарциссизм является нормальным аспектом развития (например,g., [9]), она становится патологической, когда вызывает нарушение жизни нарциссической личности и/или окружающих.

Нарциссическая грандиозность и уязвимость — многогранные измерения, которые проявляются по-разному [5, 6, 11]. Грандиозность различается по степени выраженности от чрезмерной и необоснованной самооценки до мании величия; она варьируется по форме от высокомерия и права до необоснованной потребности во внимании до макиавеллистской эксплуатации и умышленной агрессии по отношению к другим, напоминающей психопатию [11, 12].Эти последние, садистские варианты грандиозности влекут за собой отсутствие эмпатии к другим людям и могут быть отнесены к злокачественному нарциссизму [12, 13]. Уязвимость может проявляться как повышенная чувствительность к критике, эмоциональная лабильность, мазохистская склонность к самопожертвованию и/или привязанность и восхищение другими людьми с более высоким статусом.

Исследования этих различных аспектов нарциссизма предполагают иерархическую структуру патологического нарциссизма, при этом общая нарциссическая патология составляет вершину иерархии.Это дифференцируется на измерения грандиозности и уязвимости, которые, в свою очередь, расщепляются на тройную структуру грандиозности, уязвимости и властного, эгоцентричного фактора антагонизма на третьем уровне иерархии. Эти различные измерения нарциссизма продолжают делиться в рамках структурной иерархии, при этом недоверие возникает в четвертом эшелоне, поиск внимания — в пятом и так далее [14–18]. Эти параметры проявляются по-разному и в разной степени тяжести у разных людей.

Нарциссизм, Дональд Трамп и голосование

Ряд психологов и других экспертов в области психического здоровья предположили, что Дональд Трамп выглядит патологически и злокачественно нарциссичным (например, [19–23]; см. также [24]). Для этих экспертов его грандиозность довольно проста: он бесчисленное количество раз заявлял на многих публичных форумах, что он «стабильный гений», знающий больше, чем кто-либо другой, по широкому кругу тем (например, технологии, инфраструктура, экономика; для обзор см. [25, 26]).Его заявления часто эгоцентричны и мало заботятся о других людях, и он лжет легко и без угрызений совести [26, 27]. Биографический анализ Дональда Трампа показал, что за его грандиозностью может скрываться уязвимость к чувству слабости и незначительности, и, следовательно, он очень чувствителен к своей неправоте и нуждается в постоянном подтверждении своего величия и важности [21, 22].

Многие утверждают, что одним из результатов нарциссизма Дональда Трампа и вытекающего из него поведения является то, что его президентство было непростым (журналистские хроники президентства Трампа см. [26–28]; более откровенную критику внутри Республиканской партии см. [25, 29]).Например, Трамп и его администрация были втянуты в юридические споры с самого начала своего президентского срока (что способствовало необычно высокой степени текучести кадров), многие из его внутренних и международных политик не увенчались успехом, и из-за его обращения с пандемии COVID-19, за время его президентства от вируса умерло более 400 000 американцев [26–28, 30]. Следовательно, рейтинг одобрения Трампа в США никогда не приближался к 50%, и он был подвергнут импичменту Конгрессом примерно в середине своего срока и снова в конце своего срока [31].

Хотя большинство американцев не одобряли Дональда Трампа и его деятельность на посту президента, существует многочисленное и красноречивое меньшинство, которое очень много делало и делает [32]. В той мере, в какой у Трампа есть сплоченная политическая платформа, она фокусируется на обращении к людям, которые могут идентифицировать себя с ним и, следовательно, голосовать за него: гетеросексуальным, пожилым белым мужчинам без высшего образования (например, [3]). Этот призыв распространяется более широко на регионы, в которых могут скапливаться потенциальные сторонники (например, штаты, в которых преобладает Республиканская партия).Однако на голосование влияет не только идентичность [2]. Патологический нарциссизм, который некоторые приписывают Дональду Трампу, отталкивает многих людей, уверенных в своей идентичности, но может привлекать и тех, кто менее уверен в себе, кто может считать себя исключительным, но чувствовать себя недооцененным и, таким образом, отождествлять себя с грандиозным и агрессивным человеком. аспекты Дональда Трампа, используя эту идентификацию для защиты от собственной уязвимости [13, 32, 33]. По сути, нарциссизм Трампа может привлечь поддержку тех, кто также имеет нарциссические тенденции (и, кроме того, может усилить эти тенденции).Действительно, на митинги Трампа и другие публичные мероприятия его последователи часто отвечают тем, что можно было бы назвать неумеренным восхищением и преувеличенным чувством собственного достоинства, проявляя аспекты как нарциссической грандиозности, так и уязвимости. Неясно, в какой степени одно или оба измерения нарциссизма могут влиять на то, как люди на самом деле голосуют. Исследования показывают, что нарциссические права (аспект нарциссической грандиозности) связаны с политическим консерватизмом в целом [34].Исследования также показывают, что коллективный нарциссизм (ощущение исключительности своей группы, связанное с нарциссической уязвимостью) связан, в частности, с голосованием за Трампа на пост президента в 2016 году [32], а также с положительным мнением о нем после выборы [35]. Тем не менее, существует мало исследований, изучающих, какие аспекты патологического нарциссизма могли предсказать переизбрание Трампа в 2020 году.

Текущее исследование

В этом исследовании мы изучили влияние патологического нарциссизма на предполагаемое голосование за Дональда Трампа на посту президента США в 2020 году.Хотя мы ожидали, что аспекты как нарциссической грандиозности, так и нарциссической уязвимости повысят вероятность намерения проголосовать за Трампа помимо других демографических характеристик, у нас не было явных априорных гипотез о том, какие конкретные грани грандиозного и/или уязвимого нарциссизма может предсказать предполагаемое голосование за него, на каком уровне внутри иерархической структуры патологического нарциссизма могут находиться эти грани или как именно эта структура может разворачиваться.Из-за этого анализ этого исследования носил преимущественно исследовательский характер.

Метод

Участники

Участниками этого исследования стали 779 мужчин и женщин, проживающих в США, которые работали на Amazon Mechanical Turk (Mturk). Хотя Mturk в целом является источником достоверных данных для социальных и поведенческих наук (обзор см. в [36]), тем не менее мы предприняли несколько шагов, чтобы гарантировать, что ответы участников были высокого качества. Во-первых, мы требовали, чтобы респонденты опроса вводили код Captcha, чтобы убедиться, что они не боты.Во-вторых, мы автоматически исключали респондентов из опроса без компенсации, если они давали неверные ответы на любой из трех вопросов («Что из следующего является холодным?», «Что из следующего человек носил бы на голове?» и «5 + 1 =»). В-третьих, из тех респондентов, которые дошли до конца опроса, мы удалили ответы тех, кто не ответил на 10% и более пунктов опроса ( n = 197). Наконец, мы исключили из анализа тех, кто набрал 84 T или выше по шкале нечастости Опросника оценки личности [37], шкале, предназначенной для выявления случайных или необычных реакций ( n = 87).В результате была получена окончательная выборка из 495 человек, которым в среднем потребовалось 15,56 минут (933,88 секунды, SD = 1087,68, диапазон: 85–19 394), чтобы завершить опрос.

Участников было примерно равное количество мужчин и женщин, средний возраст 41,81 года ( SD = 12,73, диапазон: 18–79), большинство из них были белыми, гетеросексуальными и имели высшее образование (см. Таблицу 1). Большинство участников были зарегистрированными избирателями и намеревались проголосовать за Джо Байдена, хотя они были более неоднородны в отношении партийной принадлежности.Они представляли 45 из 50 штатов (плюс округ Колумбия [округ Колумбия]), число участников от каждого штата варьировалось от 57 (12%, Калифорния) до 1 (<1%, Гавайи, Нью-Мексико, Вайоминг, округ Колумбия) со средним из 11 человек (2%) на штат (подробности см. в таблице S1 в файле S1). После предоставления информированного согласия на исследование участники проходили онлайн-опрос в обмен на оплату. Все процедуры опроса получили одобрение Институционального наблюдательного совета Университета Пало-Альто (заявка № 2020–109), а данные исследования доступны в Open Science Framework (https://osf.ио/седып/).

Меры

Участники заполнили следующие шкалы в указанном порядке, после чего ответили на вопросы о политической принадлежности, голосовании и демографии, включая зависимую переменную в исследовании «За какого кандидата вы планируете голосовать на президентских выборах в США в 2020 году» , у которого было три возможных ответа (Дональд Трамп, Джо Байден и Другой/Я не знаю). Поскольку целью данного исследования было голосование конкретно за Дональда Трампа, мы разделили этот вопрос на две части таким образом, что 1 балл означал голосование за Трампа, а 0 баллов — одобрение любого из других вариантов.Мы рассчитали все шкалы, взяв среднюю оценку пунктов по каждой шкале.

Краткая форма перечня пяти факторов нарциссизма (FFNI-SF).

FFNI-SF [38] представляет собой опрос из 60 пунктов, измеряющий 15 граней грандиозного и уязвимого нарциссизма с использованием пунктов, взятых из Пятифакторной модели личности [39, 40]. Участники оценивали степень своего согласия с каждым пунктом по 5-балльной шкале от «полностью не согласен» до «полностью согласен». FFNI содержит 15 субшкал: Стремление к признанию (α = .90; примерный вопрос: «У меня огромное стремление к успеху»), Высокомерие (α = 0,88; примерный вопрос: «Я общаюсь только с людьми моего калибра»), Авторитетность (α = 0,91; примерный вопрос: «Лидерство дается легко». для меня»), недоверие (α = 0,42; примерный вопрос: «Я часто думаю, что другие не говорят мне всей правды»), права (α = 0,92; примерный пункт: «Я заслуживаю особого отношения» ), эксгибиционизм (α = 0,84; пример: «Мне нравится быть самым популярным человеком на вечеринке»), эксплуататорский характер (α = .93; пример вопроса: «иногда для достижения успеха нужно использовать других людей»), грандиозные фантазии (α = 0,77; пример вопроса: «когда-нибудь я верю, что большинство людей узнают мое имя»), безразличие (α = 0,87; пример вопроса : «Мне все равно, что обо мне думают другие»), Отсутствие эмпатии (α = 0,90; примерный пункт: «Меня не расстраивают страдания других»), Манипулятивность (α = 0,90; пример вопроса: «Я могу говорить о чем угодно», «Потребность в восхищении» (α = 0,74; пример вопроса: «Хотел бы я так не заботиться о том, что другие думают обо мне»), Реактивный гнев (α = .86; примерный вопрос: «Меня действительно злит, когда я не получаю того, что заслуживаю»), Стыд (α = 0,85; примерный вопрос: «Я чувствую себя глупо, когда совершаю ошибку на глазах у других») и Волнение. Поиск (α = 0,93; пример: «Я немного смельчак»). Внутренняя согласованность одного из аспектов (Недоверие) ниже того, что обычно считается приемлемым. Однако, поскольку FFNI (и другие шкалы личностной патологии, подобные ей, основанной на FFM) представляют собой композиты, составленные из различных аспектов FFM, альфа может быть не самой подходящей мерой внутренней согласованности (для обзора основанных на FFM показателей личности). патологии см. [41]).

Опросник патологического нарциссизма (PNI).

PNI [42] представляет собой обзор из 52 пунктов, измеряющий семь патологических аспектов грандиозного и уязвимого нарциссизма. Участники оценивали, насколько каждый предмет похож на них по 6-балльной шкале от «совсем не похож на меня» до «очень похож на меня». PNI содержит 7 субшкал: условная самооценка (α = 0,96; примерный вопрос: «когда другие меня не замечают, я начинаю чувствовать себя никчемным»), эксплуататорский (α = 0,88; примерный вопрос: «Я могу заставить любой верит во все, что я захочу»), самоотверженное самосовершенствование (α = .83; примерный вопрос: «Мне нравится иметь друзей, которые полагаются на меня, потому что это заставляет меня чувствовать себя важным»), скрывать себя (α = 0,82; примерный вопрос: «Я не могу полагаться на других людей, потому что это заставляет меня чувствовать себя слабым »), Грандиозная фантазия (α = 0,93; примерный пункт: «Я хочу чего-то добиться в глазах всего мира»), Обесценивание (α = 0,92; примерный пункт: «Иногда я избегаю людей, потому что беспокоюсь что они меня разочаруют») и Ярость права (α = 0,93; пример: «Меня раздражает, когда люди не замечают, какой я хороший человек»).

Опросник нарциссического восхищения и соперничества (NARQ).

NARQ [43] представляет собой опрос из 18 пунктов, измеряющий степень, в которой люди ожидают восхищения и считают себя конкурентоспособными по отношению к другим по шести аспектам. Участники оценивали степень своего согласия с каждым пунктом по 6-балльной шкале от «не со всем согласен» до «полностью согласен». NARQ содержит 6 субшкал: Грандиозность (α = 0,85; примерный вопрос: «Я великий»), Уникальность (α = 0,71; примерный вопрос: «Быть ​​особенным человеком придает мне много сил»), Обаяние ( α = .78; пример вопроса: «в основном я очень хорошо умею общаться с другими людьми»), обесценивание (α = 0,85; пример вопроса: «большинство людей ничего не добьется»), превосходство (α = 0,90; пример вопроса: « Я втайне получаю удовольствие от неудач своих соперников») и Агрессивность (α = 0,82; пример: «Меня часто раздражает, когда меня критикуют»).

Шкала сверхчувствительного нарциссизма (HSNS).

Шкала HSNS [44] (α = 0,83) представляет собой шкалу из 10 пунктов, измеряющую нарциссическую гиперчувствительность. Участники оценивали, насколько каждый пункт (пример: «Я часто интерпретирую замечания других по-своему») походил на них по 6-балльной шкале от «очень нехарактерно или не соответствует действительности, категорически не согласен» до «очень характерно или не соответствует действительности, совершенно не согласен». согласна.

Процедуры

Опрос был доступен на Mturk под названием «Исследование личности и политики» с 7 по 19 октября 2020 г., ближе к началу пандемии COVID-19, когда большая часть страны находилась на карантине. Работники имели право участвовать в исследовании, если они были жителями США и выполняли предыдущие задания на Mturk (Human Intelligence Tasks [HIT]) с одобрением 99%. По завершении работ рабочие получили компенсацию в размере 1 доллара США. За время, пока опрос был доступен, произошло несколько потенциально важных событий.Непосредственно перед опросом было зарегистрировано 7,53 миллиона подтвержденных случаев заболевания COVID-19 и более 211 000 случаев смерти от него. Сам Дональд Трамп заразился COVID-19 и вернулся из больницы вопреки совету врача, после чего выступил с речью, в которой заявил, что это заболевание не вызывает серьезной озабоченности, а позже заявил, что отклонит пакет экономических стимулов, связанных с COVID. Вслед за этим произошло колебание на 600 пунктов (снижение на 1,3%) по индексу Доу-Джонса (снижение на 1,4% по S&P, 1,6% по Nasdaq) [45]. Двадцать три сотрудника Белого дома Трампа и другие лица, находящиеся на его орбите, также дали положительный результат на COVID-19 [46].Также в это время безработица составляла 7,9% [47], Эми Кони Барретт была номинирована (но еще не утверждена) в Верховный суд США, и в эфир вышли первые президентские дебаты [48].

Анализ данных

Мы исследовали иерархическую структуру патологического нарциссизма, используя иерархический подход к факторному анализу [49]. В частности, мы ввели 29 различных подшкал нарциссизма в анализ основных компонентов (ортогональное вращение Varimax), извлекая один компонент, затем два, затем три и так далее, пока ни одна из подшкал не будет иметь наибольшую нагрузку на новый фактор.После этого мы сопоставили каждое факторное решение с решением выше и ниже него, чтобы построить структурную иерархию, в которой факторы в каждом эшелоне не коррелировали друг с другом, но выборочно коррелировали с факторами в эшелонах выше и ниже него. Этот подход полезен тем, что он предоставляет информацию о том, как разворачивается структура факторов. Дополнительным преимуществом является то, что факторы в каждой структуре могут служить предикторами в регрессионных моделях, не опасаясь мультиколлинеарности, поскольку они не коррелируют друг с другом.

Затем мы ввели оценки ортогональных факторов на каждом уровне структурной иерархии в качестве предикторов в серию моделей биномиальной логистической регрессии, в которых предполагаемое голосование за Трампа на посту президента США в 2020 году было переменной результата, а соответствующие демографические переменные были ковариантами. Для простоты интерпретации мы перекодировали демографические переменные таким образом, что 1 был демографическим аспектом, связанным с голосованием за Дональда Трампа (например, мужской пол, белая раса, гетеросексуальная ориентация, принадлежность к Республиканской партии, проживание в штате, который голосовал за Трампа в 2016 г.) а 0 было чем угодно (т.г., для сексуальной ориентации мы кодировали геев/лесбиянок, бисексуалов и других как 0). Исключением был статус диплома колледжа, для которого мы кодировали 1 со степенью и 0 без степени. Мы построили по одной регрессионной модели на эшелон иерархии плюс еще одну с использованием только демографических переменных (см. [50]).

Мы оценили модели регрессии в рамках байесовской модели. В отличие от традиционных подходов к анализу данных, которые оценивают наблюдаемые эффекты по отношению к нулевой гипотезе (результаты выражаются в терминах p значений), байесовские подходы к анализу данных оценивают относительную вероятность диапазона оценок возможных эффектов.В частности, байесовские модели генерируют оценки потенциальных эффектов с помощью моделирования методом Монте-Карло с цепями Маркова (MCMC), а затем сравнивают эти оценки с данными, чтобы установить их относительную вероятность (обзор см. в [51, 52]). Байесовский анализ данных дает более точную и информативную оценку эффектов, чем обычный анализ данных [53], и поэтому все чаще используется в психологических исследованиях [54] (исторический обзор см. в [55]). В этом исследовании мы оценили каждую модель, используя малоинформативную (плоскую) априорную оценку, что позволило данным оказать максимальное влияние на результаты.Каждая модель состояла из 3 цепочек по 20 000 итераций моделирования гамильтониана MCMC (HMC) (и периода приработки 5000 итераций), которые мы оценили с помощью пакета rstanarm в R [56]. Мы оценили, сходится ли каждая цепочка моделирования HMC, с помощью диагностики стандартной ошибки Монте-Карло и потенциального коэффициента уменьшения масштаба, а также путем ручного изучения автокорреляции и графиков трассировки. Все модели завершились нормально без каких-либо признаков неконвергенции. Мы оценили относительную вероятность моделей, используя метод перекрестной проверки «оставить один-один» (LOO), который сравнивает две или более байесовские модели с точки зрения их относительной вероятности с точки зрения ожидаемой статистики логарифмической плотности точечного прогнозирования (ELPD) (для обзора см. [57]).Мы провели сравнение моделей LOO с помощью пакета loo в R [58].

Результаты

Демографические переменные в целом имели низкую корреляцию с голосованием за Трампа, за исключением членства в Республиканской партии, которое имело большой двумерный эффект ( r = 0,70). Аспекты патологического нарциссизма имели в среднем скромную корреляцию с голосованием за Трампа ( r μ = 0,19) и в среднем большую корреляцию друг с другом ( r μ = .48). Корреляции между патологическими признаками и демографическими переменными в целом были скромными ( r μ ≤ |0,21|; полную матрицу корреляции см. в таблице S2 в файле S1).

Хотя дихотомизация демографических характеристик больше соответствовала предыдущим данным и была более целесообразной для нашего первичного прогностического анализа, было также полезно изучить связь между намерением голосовать за Трампа и демографическими переменными с использованием более тонких демографических категорий. Когда мы сделали это, мы обнаружили, что люди, поддерживающие членство в Республиканской партии, с большей вероятностью, чем члены любой другой политической партии (Демократической, Социалистической, Независимой, другой), кроме либертарианцев, проголосовали за Трампа (χ 2 = 253.02, р < 0,05; большой эффект: Φ = 0,71), хотя больше либертарианцев намеревались не голосовать за Трампа. Люди, идентифицирующие себя как латиноамериканцы, также чаще голосовали за Трампа, чем люди, не идентифицирующие себя как латиноамериканцы (χ 2 = 253,02, p < 0,05), но этот эффект был небольшим (Φ = 0,10). Люди, идентифицирующие себя как бисексуалы, с большей вероятностью голосовали за Трампа, чем люди, идентифицирующие себя как геи (χ 2 = 15,21), и оба с одинаковой (не)вероятностью голосовали за Трампа, чем люди, идентифицирующие себя как гетеросексуалы или другие, хотя этот эффект также был маленький (Ф = .18). Не было выявлено различий в вероятности голосования за Трампа в зависимости от биологического пола (мужской, женский, интерсекс, другой; χ 2 = 1,40, нс ), пола (цисгендерный мужчина, цисгендерная женщина, гендерквир, другой; χ 2 = 2,22, нс ) или статус образования (некоторая школа, средняя школа/GED, некоторый колледж, степень бакалавра, степень магистра, докторская степень; χ 2 = 5,06, нс ; таблицы непредвиденных обстоятельств см. в файле S1) .

Иерархический факторный анализ дал восьмиуровневую структуру патологического нарциссизма (см. рис. 1; факторные нагрузки на каждом уровне см. в файле S1).Общий фактор патологического нарциссизма находился на вершине иерархии, которая расщеплялась на грандиозность и ранимость во втором эшелоне. В третьем эшелоне уязвимость разделилась на более конкретный фактор уязвимости и фактор неэмпатического недоверия. В четвертом случае грандиозность раскололась на более специфический фактор грандиозности и фактор эгоцентричного антагонизма, чему также способствовало недоверие. В пятой из грандиозности и недоверия возник фактор, напоминающий равнодушие к другим людям.В шестом из грандиозности и равнодушия возник фактор психопатической смелости. В седьмом эшелоне грандиозность разделилась на еще более конкретный фактор грандиозности и фактор привлечения внимания, последний из которых в восьмом эшелоне разделился на более конкретный фактор привлечения внимания и фактор уникальности.

Затем мы ввели оценки факторов из каждого эшелона иерархии в серию моделей биномиальной регрессии, предсказывающих предполагаемое голосование Трампа в 2020 году. во всех моделях VIF ≤ 1.32). Анализ ELPD показал, что модель с предикторами пятого эшелона была наиболее вероятной, хотя все модели с нарциссизмом были более вероятными, чем модель только с демографическими переменными (ΔELPD ≥ 4,3). В этой модели вероятность того, что люди проголосуют за Трампа со степенью бакалавра или выше, в два раза ниже, в то время как членство в Республиканской партии повышает вероятность того, что люди проголосуют за Трампа более чем в 48 раз. Включение нарциссизма в качестве предикторов объясняет небольшую дополнительную дисперсию (Δ R 2 = .03), причем более высокие уровни антагонизма и безразличия предсказывают большую вероятность предполагаемого голосования за Трампа (см. Таблицу 2; результаты всех моделей, включенных в файл S1).

Обсуждение

В этом исследовании мы рассмотрели иерархическую структуру патологического нарциссизма и степень, в которой измерения в каждом звене этой структуры были связаны с намерением голосовать за Дональда Трампа на посту президента США в 2020 году. Мы обнаружили, что эгоцентричный антагонизм и безразличие к другим людям предсказывало предполагаемое голосование за Трампа сверх существенных демографических переменных.Эти результаты дают информацию о том, как мы можем думать о связи между личностью и голосованием, и имеют значение для будущих исследований.

Результаты исследования показывают, что агрессия и безразличие являются аспектами нарциссизма, которые больше всего связаны с намерением голосовать за Дональда Трампа в 2020 году, а не более уязвимыми аспектами нарциссизма. Это согласуется с агрессивной позицией Трампа во время его президентства и (пере)выборов [27, 29], а не с более утешительной позицией по отношению к его сторонникам и любой уязвимости, которую они могут чувствовать.Вполне возможно, что уязвимые аспекты нарциссизма (и/или другие аспекты личности) могли предсказать голосование за Трампа в 2016 году (например, те, кто голосовал за него в 2016 году, сделали это из-за уязвимости и разочарования; см. [32]). и что это изменилось в избирательном цикле 2020 года. Однако эти данные не могут говорить об этом прямо. Учитывая хронологическую изменчивость патологических аспектов личности по сравнению с нормальными личностными чертами (обзор см. в [59]), расширение этого исследования могло бы включать лонгитюдное исследование того, как аспекты патологического нарциссизма по-разному предсказывают вероятность голосования (или показатель этого, например, уровень одобрения) с течением времени.

Тем не менее, полученные данные могут иметь значение для понимания роли личности на выборах. По общему мнению, Дональд Трамп руководил своей предвыборной кампанией 2020 года и своим президентством в более широком смысле, основываясь на аспектах нарциссизма, выделенных в этом исследовании: антагонизм и безразличие, по-видимому, были руководящими принципами, как неявно, так и явно [27–29]. Хотя затрагивание эмоциональных (и временами более мрачных) аспектов человеческой натуры уже давно стало характерной чертой политики, особенно среди современной Республиканской партии [60], мы могли бы поразмыслить над результатами президентских выборов 2020 г., оценив их эффективность. полностью полагаться на это.Тот факт, что Трамп окончательно проиграл как всенародное голосование (его оппонент Джо Байден получил больше голосов, чем любой другой кандидат в американской истории [61]), так и коллегию выборщиков (которая обычно поддерживает штаты с республиканским уклоном), предполагает, что это может быть не так. что эффективна: платформа, основанная на враждебности по отношению к другим, может вызвать значительный гневный энтузиазм (что было ясно во время выборов и сразу после них), но может быть неубедительной для большинства людей, по крайней мере, не в страна такая же разнообразная, как США.С.

С другой стороны, результаты в целом подтверждают результаты предыдущих исследований иерархической структуры нарциссизма [14–18]. Общий нарциссизм раскололся на грандиозные и уязвимые измерения, а затем на такие измерения, как антагонизм, смелость и недоверие, хотя некоторые из этих факторов возникли на других уровнях структурной иерархии, чем в предыдущих исследованиях. Вероятно, это отражает не только другую выборку, но и другой выбор шкал нарциссизма, чем в других исследованиях.Однако все шкалы, включенные в это и предыдущие исследования структуры нарциссизма, включали только шкалы, измеряющие личных нарциссизма. Это контрастирует с коллективным нарциссизмом, который был заметен в исследованиях политической психологии, но не клинической психологии/психологии личности (для обзора см. [32]). Таким образом, будущие исследования структуры (и, если это уместно, прогностической достоверности) нарциссизма могут включать более широкое измерение нарциссизма.

Ограничения этого исследования предполагают дальнейшие направления будущих исследований.Возможно, самой важной из них является переменная результата: в этом исследовании мы измерили предполагаемых голосов за Дональда Трампа, а не фактических голосов, что может быть проблематичным во многих отношениях. Например, некоторые участники исследования, которые на самом деле собирались голосовать за Трампа, возможно, не заявляли об этом в онлайн-опросе, опасаясь, что информация может стать достоянием общественности и их впоследствии осудят другие (феномен, аналогичный «застенчивому» Трампу). избиратель в 2016 году, который, несмотря на свое намерение и в конечном итоге проголосовать за Трампа, отрицал это во время опроса, опасаясь осуждения [62]).Также возможно, что намерения участников голосования изменились с момента сбора данных до момента, когда они отдали свои голоса. Хотя измерение фактического голосования в США невозможно по этическим причинам, следующим лучшим показателем для этого могут быть опросы на выходе, которые, как правило, сильно коррелируют с результатами выборов, хотя они также не лишены проблем (обзор см. в [63]). . Другим полезным подходом было бы измерение предполагаемого голосования не столько с точки зрения категорий (например, Трамп против кого-то еще), сколько с точки зрения размерной вероятности голосования за Трампа (например,г., очень маловероятно, несколько маловероятно, несколько вероятно, очень вероятно). Такой подход мог бы дать другое и более точное описание намерений избирателей голосовать. Кроме того, хотя выборка этого исследования была репрезентативной для США на основе проживания в штате, поскольку жители большинства штатов внесли свой вклад в исследование, она не была столь репрезентативной для избирателей нации в целом. В частности, участники этого исследования сообщали о намерении голосовать за Трампа гораздо реже (и в меньшей степени — за Байдена больше), чем это было отражено в фактических результатах выборов.Отчасти это может быть связано с тенденцией рабочих Mturk быть более образованными, чем население США в целом [64], что, в свою очередь, негативно ассоциировалось с голосованием за Трампа. Это исследование также не включало показатель социально-экономического статуса, который также оказывает заметное влияние на поведение при голосовании (обзор см. в [65]). Таким образом, будущие подходы к измерению влияния нарциссизма и других аспектов личности на исследования голосования должны использовать косвенный показатель голосования, более непосредственно отражающий фактическое голосование и набирающий выборку, более репрезентативную для интересующей нас части населения.

В этом исследовании мы изучили влияние аспектов патологического нарциссизма на намерение проголосовать за Дональда Трампа на посту президента США в 2020 году и обнаружили, что эгоцентричный антагонизм и безразличие к другим были аспектами нарциссизма, побуждающими к намеченному голосованию за Трампа. Если учесть тот факт, что Трамп проиграл выборы, результаты показывают, что обращение к более темным сторонам личности может быть не самым эффективным способом победить на выборах.

Каталожные номера

  1. 1.Lee B. X. (2019), Опасный случай Дональда Трампа: 37 психиатров и экспертов в области психического здоровья оценивают президента . Пресса Святого Мартина.
  2. 2. Капрара Г.В. и Веккьоне М. (2013). Подходы личности к политическому поведению . В Huddy L., Sears DO и Levy JS (Eds.), Оксфордский справочник по политической психологии (2-е изд.). Издательство Оксфордского университета.
  3. 3. Тайсон А. и Маниам С. (9 ноября 2016 г.). За победой Трампа: разделение по расе, полу, образованию. https://www.pewresearch.org/fact-tank/2016/11/09/behind-trumps-victory-divisions-by-race-gender-education/
  4. 4. Леви К.Н., Эллисон В.Д. и Рейносо Дж.С. (2011). Исторический обзор нарциссизма и нарциссической личности. В Campbell WK & Miller JD (Eds.), Справочник по нарциссизму и нарциссическому расстройству личности: теоретические подходы, эмпирические данные и методы лечения (стр.3–12). Уайли.
  5. 5. Каин Н.М., Пинкус А.Л. и Анселл Э.Б. (2008). Нарциссизм на распутье: фенотипическое описание патологического нарциссизма в клинической теории, социальной/личностной психологии и психиатрическом диагнозе. Обзор клинической психологии , 28 (4), 638–656. пмид:18029072
  6. 6. Пинкус А.Л. и Луковицкий М.Р. (2010). Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности. Ежегодный обзор клинической психологии , 6, 421–446.пмид:20001728
  7. 7. Роннингстам Э. Ф. (2009). Нарциссическое расстройство личности: перед лицом DSM-V. Psychiatric Annals , 39 (3), 111–121.
  8. 8. Кернберг О.Ф. (1975). Пограничные состояния и патологический нарциссизм. Джейсон Аронсон.
  9. 9. Кохут Х. (1971). Анализ себя . Издательство международных университетов.
  10. 10. Кохут Х. (1972). Мысли о нарциссизме и нарциссической ярости. Психоаналитическое исследование ребенка , 27 (1), 360–400.
  11. 11. Роннингстам Э. Ф. (2005). Выявление и понимание нарциссической личности . Издательство Оксфордского университета.
  12. 12. Кернберг О.Ф. (1984). Тяжелые расстройства личности : Психотерапевтические стратегии . Издательство Йельского университета.
  13. 13. Кернберг О. Ф. (2020). Злокачественный нарциссизм и регрессия большой группы. The Psychoanalytic Quarterly , 89 (1), 1–24.
  14. 14. Кроу М.Л., Линам Д. Р., Кэмпбелл В. К. и Миллер Дж. Д. (2019). Изучение структуры нарциссизма: к комплексному решению. Журнал личности , 87 (6), 1151–1169. пмид:30742713
  15. 15. Кризан З. и Херлаш А. Д. (2018). Модель спектра нарциссизма: синтетический взгляд на нарциссическую личность. Обзор личности и социальной психологии , 22 (1), 3–31. пмид:28132598
  16. 16. Миллер Дж. Д., Линам Д. Р., Хаятт К. С.и Кэмпбелл В.К. (2017). Споры о нарциссизме. Ежегодный обзор клинической психологии , 13, 291–315. пмид:28301765
  17. 17. Миллер Дж. Д., Линам Д. Р., Маккейн Дж. Л., Фью Л. Р., Крего С., Видигер Т. А. и др. (2016). Структурное мышление о нарциссизме: изучение опросника пяти факторов нарциссизма и его компонентов. Журнал расстройств личности , 30(1), 1–18. пмид:25710734
  18. 18. Райт А. Г., Луковицкий М.Р., Пинкус А.Л. и Конрой Д.Э. (2010). Факторная структура высшего порядка и гендерная инвариантность опросника патологического нарциссизма. Оценка , 17(4), 467–483. пмид:20634422
  19. 19. Gartner JD (2019). Дональд Трамп А) плохой, Б) сумасшедший, В) все вышеперечисленное. В Lee BX (Ed.), Опасный случай Дональда Трампа : 37 психиатров и экспертов в области психического здоровья оценивают президента (стр. 88–103). Пресса Святого Мартина.
  20. 20.Молкин С. (2019). Патологический нарциссизм и политика: смертельная смесь. В Lee BX (Ed.), Опасный случай Дональда Трампа : 37 психиатров и экспертов в области психического здоровья оценивают президента (стр. 46–63). Пресса Святого Мартина.
  21. 21. МакАдамс Д. П. (2020). Странное дело Дональда Дж. Трампа: психологическая расплата . Издательство Оксфордского университета.
  22. 22. Трамп М.Л. (2020). Слишком много и никогда не бывает достаточно : Как моя семья создала самого опасного человека в мире .Саймон и Шустер.
  23. 23. Зимбардо П. и Меч Р. (2019). Безудержный и экстремальный гедонизм настоящего: как лидер свободного мира снова и снова доказывал, что он непригоден для выполнения своих обязанностей. В Lee BX (Ed.), Опасный случай Дональда Трампа : 37 психиатров и экспертов в области психического здоровья оценивают президента (стр. 21–45). Пресса Святого Мартина.
  24. 24. Виссер Б.А., Книга А.С. и Волк А.А. (2017). Хиллари нечестна, а Дональд самовлюблен? HEXACO-анализ публичных персон кандидатов в президенты. Личность и индивидуальные различия , 106, 281–286.
  25. 25. Conway GT (2019, 3 октября). Не подходит для офиса. Атлантика. https://www.theatlantic.com/ideas/archive/2019/10/george-conway-trump-unfit-office/599128/
  26. 26. Ракер П. и Леонниг К. (2020). Очень стабильный гений: испытание Америки Дональдом Трампом . Пингвин Пресс.
  27. 27. Вудворд Б. (2018). Страх : Трамп в Белом доме .Саймон и Шустер.
  28. 28. Вудворд Б. (2020). Ярость . Саймон и Шустер.
  29. 29. Уилсон Р. (2018). Все , к чему прикасается Трамп , умирает : Республиканский стратег рассказывает правду о худшем президенте всех времен . Свободная пресса.
  30. 30. Стоун В. (2021, 19 января). В последний полный день Трампа в стране зарегистрировано 400 000 смертей от Covid . https://khn.org/news/nation-records-400000-covid-deaths-on-last-day-of-donald-trump-presidency/
  31. 31.Гэллап. (2021). Рейтинги одобрения президента – Дональд Трамп . https://news.gallup.com/poll/203198/presidential-approval-ratings-donald-trump.aspx
  32. 32. Голец де Завала А., Дидух-Хазар К. и Лантос Д. (2019). Коллективный нарциссизм: политические последствия вложения собственного достоинства в имидж своей группы. Политическая психология , 40, 37–74.
  33. 33. Шоу Д. (2014). Травматический нарциссизм : Реляционные системы подчинения .Рутледж.
  34. 34. Хатеми П.К. и Фазекас З. (2018). Нарциссизм и политические ориентации. Американский журнал политических наук , 62 (4), 873–888.
  35. 35. Федерико К.М. и Голек де Завала А. (2018). Коллективный нарциссизм и президентские выборы в США в 2016 году. «Общественное мнение» Ежеквартально , 82(1), 110–121
  36. 36. Бурместер М. Д., Талайфар С. и Гослинг С. Д. (2018). Оценка механического турка Amazon, его быстрого роста и эффективного использования. Перспективы психологической науки , 13 (2), 149–154. пмид:29928846
  37. 37. Мори Л.К. (1991). Профессиональное руководство по опроснику оценки личности. Ресурсы психологической оценки.
  38. 38. Шерман Э. Д., Миллер Дж. Д., Фью Л. Р., Кэмпбелл В. К., Видигер Т. А., Крего К. и др. (2015). Разработка краткой формы списка пятифакторного нарциссизма: FFNI-SF. Психологическая оценка , 27(3), 1110–1116. пмид:25774640
  39. 39.Маккрей Р.Р. и Коста П.Т. (2008). Пятифакторная теория личности. В John OP, Robins RW и Pervin LA (Eds.), Справочник по личности : Теория и исследования (3-е изд.). (стр. 159–181). Гилфорд Пресс.
  40. 40. Видигер Т. А., Крего К., Рохас С. Л. и Олтманнс Дж. Р. (2018). Базовая модель личности. Современное психологическое мнение , 21, 18–22. пмид:28957742
  41. 41. Бэгби Р. М. и Видигер Т.А. (2018). Шкалы расстройств личности пятифакторной модели: введение в специальный раздел по оценке дезадаптивных вариантов пятифакторной модели. Психологическая оценка , 30(1), 1–9. пмид:29323509
  42. 42. Пинкус А.Л., Анселл Э.Б., Пиментел К.А., Каин Н.М., Райт А.Г. и Леви К.Н. (2009). Первоначальное построение и проверка инвентаря патологического нарциссизма. Психологическая оценка , 21(3), 365–379. пмид:19719348
  43. 43.Back MD, Küfner A.C., Dufner M., Gerlach TM, Rauthmann JF и Denissen JJ (2013). Нарциссическое восхищение и соперничество: распутывание светлых и темных сторон нарциссизма. Журнал личности и социальной психологии , 105 (6), 1013–1037. пмид:24128186
  44. 44. Хендин Х.М. и Чик Дж.М. (1997). Оценка сверхчувствительного нарциссизма: пересмотр шкалы нарцизма Мюррея. Журнал исследований личности , 31 (4), 588–599.
  45. 45. Таппе А. (2020, 06 октября). Dow колеблется на 600 пунктов после того, как Трамп отклонил план стимулирования . https://www.cnn.com/2020/10/06/investing/dow-stock-market-stimulus/index.html
  46. 46. Харт Б. и Дэннер К. (14 октября 2020 г.). Кто на орбите президента Трампа дал положительный результат на Covid ? https://nymag.com/intelligencer/article/trump-white-house-orbit-tested-positive-covid.html
  47. 47. Бюро трудовой статистики .(2020). Ситуация с занятостью – сентябрь . https://www.bls.gov/news.release/pdf/empsit.pdf
  48. 48. Фэрбенкс Э. (2020, 01 октября). Перспектива | На самом деле, первые президентские дебаты были потрясающими . https://www.washingtonpost.com/outlook/2020/10/01/presidential-debate-was-good/
  49. 49. Голдберг Л. Р. (2006). Делаем все наоборот: развитие иерархических факторных структур сверху вниз. Журнал исследований личности , 40 (4), 347–358.
  50. 50. Бастиансен Л., Хопвуд С. Дж., Ван ден Брок Дж., Росси Г., Шотте К. и Де Фрюйт Ф. (2016). Двойной диагноз расстройства личности: как дисфункция личности и патологические черты усиливают друг друга на последовательных уровнях иерархии черт? Расстройства личности: теория, исследования и лечение , 7 (3), 280–292. пмид:26551042
  51. 51. Крушке Дж. К. и Лидделл Т. М. (2018). Байесовский анализ данных для новичков. Psychonomic Bulletin & Review , 25 (1), 155–177. пмид:28405907
  52. 52. ван де Шут Р., Каплан Д., Дениссен Дж., Асендорпф Дж. Б., Нейер Ф. Дж. и Ван Акен М. А. (2014). Нежное введение в байесовский анализ: приложения к исследованиям в области развития. Развитие ребенка , 85(3), 842–860. пмид:24116396
  53. 53. Крушке Дж. К. (2013). Байесовская оценка заменяет t-критерий. Journal of Experimental Psychology : General , 142(2), 573–603.пмид:22774788
  54. 54. ван Де Шут Р., Винтер С. Д., Райан О., Зондерван-Звейненбург М. и Депаоли С. (2017). Систематический обзор байесовских статей по психологии: последние 25 лет. Психологические методы , 22(2), 217–239. пмид:28594224
  55. 55. Макгрейн С.Б. (2011). Теория, которая не умрет: как правило Байеса взломало код загадки, выследило русские подводные лодки и триумфально вышло из двух столетий споров .Издательство Йельского университета.
  56. 56. Гудрич Б., Гэбри Дж., Али И. и Брилеман С. (2020). rstanarm: байесовское прикладное регрессионное моделирование через Stan. Пакет R версии 2.21.1 . https://mc-stan.org/rstanarm
  57. 57. Вехтари А., Гельман А., Габри Дж. (2017). Практическая оценка байесовской модели с использованием перекрестной проверки с исключением одного и WAIC. Статистика и вычислительная техника , 27, 1413–1432.
  58. 58. Вехтари А., Гэбри Дж., Магнуссон М., Яо Ю., Бюркнер П., Паананен Т. и др. (2020). loo: эффективная перекрестная проверка с исключением одного и WAIC для байесовских моделей. Пакет R версии 2.3.1 . https://mc-stan.org/loo
  59. 59. Хопвуд С.Дж. и Блейдорн В. (2018). Стабильность и изменение личности и расстройства личности. Современное психологическое мнение , 21, 6–10. пмид: 28923391
  60. 60. Вестен Д. (2007). Политический мозг : Роль эмоций в решении судьбы нации .Связи с общественностью.
  61. 61. Грациози Г., Джеймс Л. и Холл Л. (2020). Байден побил рекорд по количеству голосов в истории за любого кандидата в президенты. Независимый . https://www.independent.co.uk/news/world/americas/us-election-2020/biden-us-election-votes-record-trump-b1595565.html
  62. 62. Стэнтон З. (2020). «Люди будут шокированы»: возвращение «застенчивого» избирателя Трампа? Политик . https://www.politico.com/news/magazine/2020/10/29/2020-polls-trump-biden-prediction-accurate-2016-433619
  63. 63.Франкович К.А. (2008). Экзитполы и предвыборные опросы. В Donsbach W. & Traugott M. W. (Eds.), Справочник SAGE по исследованию общественного мнения . Мудрец.
  64. 64. Паолаччи Г. и Чендлер Дж. (2014). Внутри турка: понимание Mechanical Turk как пула участников. Современные направления психологической науки , 23 (3), 184–188.
  65. 65. Гельман А. (2009). Красный штат, синий штат, богатый штат, бедный штат: почему американцы голосуют именно так .Издательство Принстонского университета.

МБТ за патологический нарциссизм

Несмотря на то, что выражение «нарцисс» широко распространено в культурном лексиконе, часто упоминается в средствах массовой информации, в Интернете, у бывших и даже у друзей, относительно мало известно об этом состоянии с точки зрения лечения и исследований. Патологический нарциссизм более (или менее!) распространен, чем можно было ожидать, и, по оценкам, им страдает около 6% населения на протяжении всей жизни (Stinson et al., 2008). Для него характерны два различных типа: архетипический грандиозный вид, который мы связываем с расстройством, заключающий в себе чувство права, отсутствие эмпатии и высокомерие; и менее известный уязвимый нарциссизм, для которого характерна условная самооценка, гиперчувствительность и незащищенность (Drozek and Unruh, 2020). Это серьезное и изнурительное состояние, связанное с нестабильностью, злоупотреблением психоактивными веществами, насилием и суицидальными наклонностями.

Тем не менее, в настоящее время не существует эффективных руководств по лечению патологического нарциссизма, а также рандомизированных контролируемых испытаний , которые проверяли бы эффективность лечения, завершенных на сегодняшний день (Dimaggio et al., 2008). Кроме того, литература по психотерапии ограничивается обзорами случаев и оценками клинических отчетов, что создает реальную проблему для клиницистов, лечащих таких пациентов. Таким образом, существует острая необходимость в исследовании перспективных методов лечения. Дрозек и Унру (2020 г.) предлагают использовать лечение, основанное на ментализации (MBT), которое укрепляет способность пациентов понимать свои мысли, чувства и убеждения и используется для лечения связанных состояний, таких как пограничное расстройство личности (ПРЛ). , как достойное лечение патологического нарциссизма.

Патологический нарциссизм классифицируется как серьезное и изнурительное состояние, связанное с нестабильностью, злоупотреблением психоактивными веществами и насилием.

Метод

В статье авторы создают модель развития патологического нарциссизма, основанную на теории расстройств личности Бейтмана и Фонаги (2016), концептуализируя ее как нарушение ментализации; способность понимать психические состояния себя и других. Они предполагают, что, подобно ПРЛ, нарциссизм развивается, когда лица, осуществляющие уход, недостаточно оценивают эмоции ребенка.В этом случае опекун не отражает внутренних переживаний ребенка из-за жестокого обращения, пренебрежения или, наоборот, родительской переоценки; думая, что их ребенок имеет больше прав, чем другие дети. Это приводит к опустошению ребенка и развитию нарциссического чуждого «я». Нарциссизм описывается как сочетание факторов:

  1. Ненадежная привязанность, связанная с отсутствием ментализации
  2. Неспособность ментализировать свои собственные и чужие эмоциональные состояния
  3. Нарциссическое самосовершенствование через чужое я.

Эта теория подтверждается исследованиями стилей воспитания и нарциссизма (Capron, 2004). Таким образом, авторы предлагают лечение, основанное на ментализации (MBT), как заслуживающее внимания лечение.

Результаты


Авторы предполагают, что цель лечения нарциссизма на основе ментализации (MBT) состоит в том, чтобы усилить ментализацию посредством размышлений и любопытства по поводу опыта в себе и других (Bateman & Fonagy, 2016). Они предлагают следующее:

Базовые вмешательства МПТ

Эмпатия и признание

Пациенты должны чувствовать, что терапевт видит их как личность, посредством отмеченного (относится к разуму пациента, а не терапевта), контингентного (переживание пациентом того, что он чувствует) и поддерживающего подтверждения опыта пациента.В клиническом примере терапевт эмпатически признает неуверенность и тревогу пациента, позволяя пациентке глубже размышлять о своих эмоциональных состояниях.

Разъяснение

Поскольку описания пациентом событий часто ограничиваются переживаниями гнева, права и отделенности от других, выяснение у них более подробной информации о ситуации может помочь терапевту лучше понять, что вызывает у пациента эмоциональный триггер. Затем они могут информировать пациента об этом, позволяя ему больше соприкасаться со своими эмоциями и размышлять о них.В клиническом примере это позволяет пациентке поделиться своими чувствами унижения и стыда, когда она соприкасается со своей неуверенностью.

Разработка эффекта

Терапевт напрямую спрашивает о том, как ситуация влияет на чувство идентичности и самооценку пациента. Нарциссические пациенты часто не могут отражать свои эмоциональные реакции. Однако, исследуя пациентов по поводу того, почему определенные ситуации расстраивают их самоощущение, пациент может лучше осознать это в будущем.Кроме того, расспрашивая их об уязвимых эмоциональных состояниях, таких как грусть, и о том, что могут думать другие, помогает расширить диапазон их эмоциональных состояний. В клиническом примере это позволяет пациентке исследовать свои чувства и обеспечивает большую гибкость мышления.

Специфические вмешательства МПТ при нарциссизме

На протяжении всего процесса, когда пациент становится более эмоционально осведомленным, будут возникать моменты, когда его мышление становится ригидным, разрозненным и сосредоточенным на внешнем.Когда это происходит, МПТ рекомендует терапевту подтвердить текущее состояние ума пациента и попросить его уточнить. Терапевт также должен поделиться своей точкой зрения, но не для того, чтобы изменить точку зрения пациента, а для того, чтобы он мог сравнить ее со своей собственной, временно заставляя их отражать другие точки зрения. Терапевту также рекомендуется хвалить пациента, чтобы усилить позитивное мышление и занять неэкспертную позицию, полагаясь на любознательность, чтобы дать возможность поразмышлять.

Авторы предполагают, что вмешательства по лечению нарциссизма, основанные на ментализации, должны быть сосредоточены на эмпатии и подтверждении, разъяснении и аффектной проработке.

Заключение

Авторы приходят к выводу, что МПТ является столь необходимым средством лечения патологического нарциссизма. Они описывают нарциссизм как нарушение ментализации и предполагают, что МБТ позволяет нарциссическим пациентам чувствовать себя понятыми терапевтом. МПТ подходит для их уязвимости, поскольку терапевт позиционирует себя как «ниже», чем пациент, поэтому не вызывает борьбы за власть, как это могут делать другие формы терапии, такие как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ). Они предполагают, что МПТ эффективна в лечении специфических проблем нарциссических пациентов, проста в освоении и является менее дорогостоящим лечением, чем другие формы терапии «расстройств личности».

Авторы заявляют, что терапия, основанная на ментализации, особенно подходит для лечения нарциссизма, поскольку терапевт позиционирует себя как «ниже» пациента, избегая борьбы за власть, которая часто проявляется, например, в когнитивно-поведенческой терапии.

Сильные стороны и ограничения

Сильные стороны

  • В статье предлагается очень подробное объяснение техник МБТ и того, как их можно адаптировать специально для лечения патологического нарциссизма. Авторы тщательно исследуют нарушения ментализации, которые могут быть у нарциссических пациентов, и приводят конкретные примеры того, как терапевт может с ними справиться.Это дает действительно четкое представление о том, как можно использовать МБТ в качестве эффективного лечения.
  • Как подчеркивает автор, МПТ позиционирует терапевта как «не знающего» и побуждает его брать на себя ответственность и подтверждать чувства пациента, в отличие от других форм терапии, где терапевт пытается «сознательно» описать внутренние процессы пациента. Учитывая уязвимость нарциссов и их хрупкую самооценку (Чой-Каин, 2020), очевидно, что МПТ будет более эффективным методом лечения, чем другие формы терапии, такие как КПТ.

Ограничения

  • Два типа патологического нарциссизма, ранимый и грандиозный, заметно различаются как по тому, как они развиваются, так и по тому, как они выражаются у индивидуума (Horton, 2011). Поэтому сложно сказать, будут ли они оба одинаково реагировать на ОБТ. В документе приводится только один клинический пример уязвимого нарцисса, положительно реагирующего на лечение и способного исследовать паттерны ментализации. Грандиозный нарцисс может вообще не хотеть открываться или посещать терапию.
  • В статье приводится ограниченное клиническое исследование одного пациента, у которого МБТ оказалась эффективной. Однако никакие надежные меры или данные не свидетельствуют о том, что пациент действительно добился улучшения. Кроме того, большая часть статьи основана на предположениях о том, как пациент мог бы реагировать на МПТ, и попытках терапевта стать более саморефлексивным. Неизвестно, будет ли это так. Кроме того, был исследован только один тип нарциссизма и на ограниченной выборке, поэтому из этой статьи невозможно сказать об эффективности МПТ в больших масштабах.

Этот документ основан на одном тематическом исследовании и носит несколько спекулятивный характер; поэтому трудно установить прямую эффективность основанного на ментализации лечения патологического нарциссизма.

Последствия

Эта статья открывает дискуссию о том, как можно использовать МПТ для лечения нарциссизма, состояния, которое в настоящее время плохо изучено. Можно увидеть, что МПТ решает некоторые трудности, с которыми сталкиваются терапевты при работе с нарциссическими пациентами, и в статье приводится веский аргумент в пользу ее потенциала.Другие исследования также поддерживают использование МВТ в качестве эффективного лечения подобных расстройств, таких как ПРЛ и сопутствующие ПРЛ и нарциссизм (Choi-Kain, 2020). Однако, поскольку в этом исследовании в качестве примера используется только один случай, необходимо провести дальнейшее исследование с использованием большей выборки пациентов с патологическим нарциссизмом, чтобы определить эффективность МБТ. Кроме того, будущие исследования должны также изучить долгосрочные последствия использования МБТ в качестве лечения патологического нарциссизма и использовать количественные показатели для определения его успеха более конкретными способами.В документе подчеркивается относительная простота и стоимость обучения терапевтов МПТ, что указывает на возможность широкого применения терапии нарциссизма, если дальнейшие исследования подтвердят ее безопасность и эффективность.

Техники, рассмотренные в статье, такие как «незнание» терапевтом и подтверждение опыта пациента, являются полезными практиками для применения. Как отмечают авторы, при использовании этих методов пациенты с меньшей вероятностью почувствуют угрозу со стороны терапевта и выбывают из него (Choi-Kain, 2020).Я вижу, как использование этих методов может быть гораздо более полезным и менее опасным для пациентов, даже, возможно, для тех, кто испытывает депрессию, которая часто сопутствует нарциссизму. На собственном клиническом опыте я обнаружил, что пациенты часто нервничают при встрече с терапевтом и могут воспринимать его как устрашающую фигуру. Позиционируя себя таким образом, эти тревоги в значительной степени ослабляются терапевтом, что, как я полагаю, особенно в отношении нарциссизма , может быть полезным для людей с расстройством.

Будущие исследования должны изучить долгосрочные последствия использования лечения на основе ментализации для лечения нарциссизма и должны использовать количественные показатели для определения успеха.

Конфликт интересов

Нет.

Магистр Кинга в области исследований психического здоровья

Этот блог был написан студентом магистратуры по изучению психического здоровья в Королевском колледже Лондона. Полный список блогов студентов магистратуры Кинга можно найти здесь, и вы можете следить за командой магистратуры по изучению психического здоровья в Твиттере.

Мы регулярно публикуем блоги, написанные отдельными студентами или группами студентов, обучающихся в университетах, которые подписаны на Национальную службу эльфов. Свяжитесь с нами, если хотите узнать больше о том, как это может работать в вашем университете.

ссылки

Первичная бумага

Дрозек Р., Унру Б. (2020). Лечение патологического нарциссизма на основе ментализации. Журнал расстройств личности. 2020; 34:177-203.

Другие ссылки

Бейтман А., Фонаги П. (2016).Лечение расстройств личности на основе ментализации: Практическое руководство. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета.

Капрон Е (2004 г.). Типы баловства и нарциссическая черта личности. Журнал индивидуальной психологии. 2004 г.; 60:76–93.

Чой-Каин Л. (2020). Нарциссическое расстройство личности: взросление. Журнал расстройств личности 2020; 34: 210-213.

Ди Маджио Г., Николо Г., Фиоре Д., Сентенеро Э., Семерари А., Карсионе А. и Педоне Р. (2008). Состояния ума при нарциссическом расстройстве личности: три психотерапии проанализированы с использованием сетки проблемных состояний.Психотерапевтические исследования. 2008; 18: 466–480.

Хортон Р. (2011 г.). Воспитание как причина нарциссизма: эмпирическая поддержка психодинамических и социальных теорий обучения. Справочник по нарциссизму и нарциссическому расстройству личности: теоретические подходы, эмпирические данные и методы лечения. Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons.

Стинсон Ф. (2008 г.). Распространенность, корреляты, инвалидность и сопутствующие заболевания нарциссического расстройства личности DSM-IV: результаты Национального эпидемиологического исследования 2-й волны алкоголя и связанных с ним состояний.Журнал клинической психиатрии. 2008 г.; 69: 1033–1045.

Фото кредиты

Нарциссизм: от здорового к патологическому

Вебинары по запросу

Нарциссизм: от здорового к патологическому

Продолжительность: 90 минут

Цена: $15

 

 

На этом вебинаре:

Как отличить здоровую уверенность в себе от нарциссизма? Есть ли в нашем обществе эпидемия нарциссизма? Как мы можем бороться с нарциссами в нашей жизни, будь то наши родители, наши партнеры, наши друзья или наши пациенты? На этом вебинаре будут рассмотрены эти вопросы и даны ответы, которые помогут вам понять и более эффективно взаимодействовать с людьми в спектре нарциссизма, в том числе с нарциссическими расстройствами личности.Патологический нарциссизм может выражаться во временных реакциях и чертах или в устойчивом, стойком расстройстве личности. Люди с патологическим нарциссизмом испытывают гиперчувствительность и низкую толерантность к фрустрации. Их чувство собственного достоинства грандиозно, но хрупко. Их самооценка колеблется от самоутверждения/грандиозности до уязвимости/неполноценности. Они часто используют отношения, чтобы попытаться повысить свою самооценку за счет более равноправных отношений, и их партнеры часто разочарованы и недовольны.Терапевты часто считают этих людей трудными пациентами, с которыми трудно заключить союз и эффективно лечить.

На этом вебинаре мы исследуем истоки развития нарциссизма и то, как он связан со здоровой самооценкой. Будут уточнены диагностические характеристики нарциссического расстройства личности, а также то, как распознать человека с патологическим нарциссизмом. Будут исследованы трудности, с которыми сталкиваются нарциссы, и трудности, связанные с общением с ними.Будут представлены эффективные стратегии выживания для тех, кто имеет дело с нарциссизмом, а также передовые методы эффективного лечения нарциссического расстройства личности.

Цели обучения:

1. Признать разницу между здоровой самооценкой и нарциссизмом
2. Объяснить истоки развития нарциссизма и его связь со здоровой самооценкой
3. Перечислить диагностические характеристики нарциссического расстройства личности
4. Описать трудности, с которыми сталкиваются нарциссы колеблющаяся самооценка и проблемы с саморегуляцией

Заказать сейчас

Информация для заказа

После получения оплаты вы получите по электронной почте полную видеозапись этого вебинара вместе со всеми презентационными материалами.

дополнительных CE (3) можно приобрести через R. Cassidy Seminars за 15 долларов США. Ссылка для покупки кредитов CE будет включена в электронное письмо, содержащее все ресурсы вашего вебинара. Дополнительная информация здесь

Информация о непрерывном образовании

дополнительных CE (3) можно приобрести через R. Cassidy Seminars за 15 долларов США. Ссылка для покупки кредитов CE будет включена в электронное письмо, содержащее все ресурсы вашего вебинара. Дополнительная информация здесь

Организатором этого мероприятия является R.Семинары Кэссиди. Ссылка для покупки кредитов CE будет предоставлена ​​всем зарегистрировавшимся на вебинар.

Удовлетворительное завершение

Чтобы получить сертификат, участники должны оплатить обучение, зарегистрироваться, посетить весь семинар, выполнить все сопутствующие задания по чтению, пройти оценку и выйти из системы. Невыполнение входа или выхода приведет к аннулированию кредита за весь курс. Исключений не будет. Частичный кредит недоступен.

Психологи

Семинары Кэссиди одобрены Американской психологической ассоциацией (АПА) для непрерывного обучения психологов. R. Cassidy Seminars несет ответственность за эту программу. 3

Социальные работники

Cassidy Seminars, провайдер ACE №1082, одобрен Ассоциацией советов по социальной работе (ASWB) www.aswb.org в качестве поставщика услуг непрерывного образования в рамках одобренной программы непрерывного образования (ACE).Период утверждения: с 15 апреля 2012 г. по 15 апреля 2015 г. R. Cassidy Seminars несет ответственность за программу. Социальные работники должны связаться со своим регулирующим советом, чтобы утвердить курс. Социальные работники получат 3 часов непрерывного образования (клиника, этика социальной работы) за участие в этом курсе.

Пожалуйста, обратите внимание : Лицензионные советы часто меняют правила, и, хотя мы стараемся быть в курсе их самых последних изменений, если у вас есть вопросы или опасения по поводу этого курса, одобренного вашим конкретным советом, мы рекомендуем вам связаться с вашим советом напрямую, чтобы получить решение. .

Примечание: Советы многих штатов принимают предложения, аккредитованные национальными или другими государственными организациями. Если вашего штата нет в списке, обратитесь в свой профессиональный совет по лицензированию, чтобы определить, принимаются ли перечисленные аккредитации.

О ведущем

Лиза Файрстоун, доктор философии. Доктор Лиза Файрстоун — директор по исследованиям и образованию Ассоциации Глендона. Опытный и востребованный лектор, д-р Файрстоун выступает на национальных и международных конференциях по вопросам супружеских отношений, воспитания детей, предотвращения самоубийств и насилия.Доктор Файрстоун опубликовал множество профессиональных статей, а совсем недавно был соавтором книг «Секс и любовь в интимных отношениях» (APA Books, 2006), «Покорите свой критический внутренний голос» (New Harbinger, 2002), «Создание Жизнь смысла и сострадания: мудрость психотерапии (APA Books, 2003) и «Я в осаде» (Routledge, 2012). Следите за новостями доктора Файерстоуна в Twitter или Google.

(PDF) Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности.

устойчивая, экстравертная форма нарциссизма, тогда как PDQ-

4 оценивала эмоционально нестабильную, негативную,

аффектированную, интровертную форму нарциссизма.

Другие исследователи рекомендуют манипулировать

процедурами подсчета NPI для четкой оценки

«здоровых» и «нездоровых» форм нарциссизма

(например, Horton et al. 2006), а третьи заключают, что NPI

оценивает адаптивный нарциссизм (например, Ansell 2006, Pincus et al. 2009,

Watson et al. 2005–2006).

Эта двусмысленность отражает различные эмпирические связи, обнаруженные с NPI.

результаты как экспериментальных, так и корреляционных

исследований описывают людей с высокими показателями NPI

как реагирующих на неудовлетворенные ожидания,

устойчивых к обратной связи, не подтверждающих положительное

самовосприятие, манипулятивных, склонных к самоутверждению,

к агрессии и демонстрирует доминирующий межличностный стиль (Bushman & Baumeister 1998,

Morf 2006, Morf & Rhodewalt 2001, Paulhus

& Williams 2002).Paulhus (1998) сообщил, что грандиозный стиль самосовершенствования, связанный с высокими показателями NPI, со временем приводит к враждебности и межличностному неприятию. Однако повторный поиск также показывает, что NPI оценивает

адаптивных характеристик. Например, высокие баллы NPI

отрицательно связаны с невротизмом и депрессией и положительно связаны с мотивацией достижения и самооценкой (Brown et al.2009, Луковицкий и др.

2007, Rhodewalt & Morf 1995, Watson et al.

1992). Многие исследователи пытались

эмпирически разобрать последовательно положительные

ассоциации, обнаруженные между NPI и самооценкой,

, а также другими показателями благополучия

(например, Brown & Zeigler-Hill 2004, Campbell

и др., 2007 г., Седикидес и др., 2004 г., Zeigler-Hill

2006). Несколько исследователей указали, что

содержание общего балла NPI может отражать запутанное сочетание адаптивного и неадаптивного содержания (например,г., Эммонс 1984, 1987; Уотсон и др.

1999–2000), причем последний ограничен

чертами права и эксплуатации. Как бы то ни было,

, Brown et al. (2009) недавно продемонстрировали

, что даже эти признаки не могут быть идеально измерены

SWAP-II: Shedler-

Оценка Westen

Процедура-II

NPI, а Pincus et al. (2009) сообщили

, что в небольшой клинической выборке корреляционный НПИ положительно связан с самооценкой, отрицательно

коррелирует со стыдом и демонстрирует небольшие отрицательные отношения с аспектами психотерапевтического

презентации и использование.

Учитывая, что NPI использовался только в

двух исследованиях с использованием клинических образцов и,

в отличие от NPD, постоянно положительно коррелирует

с показателями адаптации и отрицательно

с показателями дезадаптации, мы не убеждены, что

паттерны корреляций с общими моделями личностных черт, которые совпадают с оценками NPD, являются достаточным доказательством

, чтобы заключить, что NPI оценивает патологический нарциссизм.Хотя эти дебаты продолжаются,

мы утверждаем, что NPI не оценивает суб-

клинический нарциссизм, отражающий континуум

функционирования, а преимущественно оценивает

нестрессовые адаптивные выражения конструкции. Тем не менее, мы считаем, что корпус

исследований в области социальной психологии/психологии личности с использованием

NPI может внести важный вклад в

изучение нарциссизма путем концептуализации

патологического нарциссизма как

отдельных индивидуальных различий.

Другие исследовательские программы также различают

адаптивный/нормальный и патологический

нарциссизм. Винк определил три шкалы нарциссического про-

тотипа для калифорнийского Q-множества (Блок

1978), обозначенные как Упрямство, Гиперчувствительность,

и Автономия (Wink 1992, 1996; Wink et al.

2005). Автономия коррелировала с самооценкой

и партнерскими оценками креативности, эмпатии,

ориентации на достижение и индивидуализма.

Эти прототипы были проверены в серии

лонгитюдных исследований, предсказывающих различные жизненные

исходы, которые показали, что автономный про-

тотип обычно связан с положительными

траекториями, что привело Wink (1992) к интерпретации

этого как показатель здорового нарциссизма. Аналогичным образом, на основе Q-факторного анализа оценок пациентов с НДП по процедуре Shedler-Westen Assess-

(SWAP-II; Shedler & Westen

2004, 2007), было выделено три подтипа НДЛ. идентифицированы

: Грандиозный/Злокачественный, Хрупкий и Высокий-

Функционирующий/Эксгибиционистский (Russ et al.2008).

Индивидуумы последнего подтипа проявляли

www.annualreviews.org • Нарциссизм 8.5

Перед окончательной публикацией в Интернете и в печати возможны изменения.

год. Преподобный Клин. Психол. 2010.6. Загружено с arjournals.annualreviews.org

Университетом Бергена UNIVERSITETSBIBLIOTEKT 04.01.10. Только для личного пользования.

Патологический нарциссизм и серийное убийство: обзор и тематическое исследование

  • Абрахамсен, Д.(1973). Убийственный разум. Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Google ученый

  • Ансевикс Н.Л. и Довейко Х.Е. (1991). Серийные убийцы: ранее предложенная модель развития и типология. Психотерапия и частная практика, 9 , 107–122.

    Google ученый

  • Друктейнис, А. М. (1992). Серийное убийство — сердце тьмы. Psychiatric Annals, 22 , 532–538.

    Google ученый

  • Фокс, Р. П. (1974). Нарциссическая ярость и проблема борьбы с агрессией. Архив общей психиатрии , 57,807–811.

    Google ученый

  • Фрейд, С. (1905). Три вклада в теорию пола (сексуальные отклонения). В Основные труды Зигмунда Фрейда , пер. А. А. Брилл. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

    Google ученый

  • Фромм, Э.(1973). Анатомия человеческой деструктивности . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

    Google ученый

  • Гаконо, CD (1992). Сексуальное убийство и Роршах: тематическое исследование Роршаха о сексуальном убийстве. Британский журнал проективной психологии, 37 , 1–21.

    Google ученый

  • Хейл, Р. (1994). Роль унижения и смущения в серийном убийстве. Психология: журнал человеческого поведения, 31 , 17–23.

    Google ученый

  • Хики, Э. (1991). Серийные убийцы и их жертвы . Монтерей, Калифорния: Брукс/Коул.

    Google ученый

  • Hockenberry, SL (1995). Диадическое насилие, стыд и нарциссизм. Современный психоанализ, 31 , 301–325.

    Google ученый

  • Холмс Р.М. и ДеБургер, Дж. Э. (1988). Серийное убийство . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications.

    Google ученый

  • Херлберт, Д. Ф., и Апт, К. (1991). Сексуальный нарциссизм и жестокий мужчина. Журнал сексуальной и супружеской терапии , 17,279–292.

    Google ученый

  • Кеннеди Ф., Хоффман Х. и Хейнс В. (1947). Исследование Уильяма Хайренса. Американский журнал психиатрии , 104,113–121.

    Google ученый

  • Кернберг, О. (1992). Тяжелые расстройства личности. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета.

    Google ученый

  • Кохут, Х. (1966). Формы и трансформации нарциссизма. Журнал Американской психоаналитической ассоциации , 14, 243–272.

    Артикул Google ученый

  • Кохут, Х.(1968). Психоаналитическое лечение нарциссических расстройств личности. Психоаналитическое исследование ребенка, 23 , 86–113.

    ПабМед Google ученый

  • Кохут, Х. (1972). Мысли о нарциссизме и нарциссической ярости. Психоаналитическое исследование ребенка, 27 , 360–399.

    Google ученый

  • Крафт-Эбинг, Р. фон (1934). Сексуальная психопатия , F.Дж. Ребман, пер. Бруклин, Нью-Йорк: Книжная компания врачей и хирургов. Первоначально опубликовано в 1886 г.).

    Google ученый

  • Либерт, Дж. (1985). Вклад в психиатрическую консультацию при расследовании серийных убийств. Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии , 28,187–200.

    Google ученый

  • Левенштейн, Л.Ф. (1992). Психология одержимого компульсивного убийцы. Криминолог, 16 , 26–38.

    Google ученый

  • Маклин, П. Д. (1962). Новые данные, относящиеся к эволюции психосексуальных функций мозга. Журнал нервных и психических заболеваний , 135,289–301.

    Google ученый

  • Марон, Р. К. (1987). Джон Уэсли Хардин, убийца подростков: появление нарциссического расстройства поведения. Подростковая психиатрия , 14,271–296.

    Google ученый

  • Маккарти, Дж. Б. (1978). Нарциссизм и самость подростков-убийц. Американский журнал психоанализа , 38,19–29.

    Артикул Google ученый

  • Мелой, Дж. Р. (1988). Психопатический разум: Происхождение, динамика и лечение . Нортвейл, Нью-Джерси: Джейсон Аронсон.

    Google ученый

  • Миллер, О. и Луни, Дж. (1974). Предсказание подросткового убийства: Эпизодический дисконтроль и дегуманизация. Американский журнал психоанализа , 34,187–198.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Деньги. Дж. (1990). Судебная сексология: серийное изнасилование парафилией (биастофилия) и убийство из похоти. Американский журнал психотерапии, 44 , 26–36.

    ПабМед Google ученый

  • Myers, W.C., Reccoppa, L., Burton, K., and McElroy, R. (1993). Злокачественный секс и агрессия: обзор серийных сексуальных убийств. Бюллетень Американской академии психиатрии и права, 21 , 435–451.

    Google ученый

  • Ношпиц, Дж. Д. (1984). Нарциссизм и агрессия. Американский журнал психотерапии, 38 , 17–34.

    ПабМед Google ученый

  • Перр, И. Н. (1975). Психиатрические показания и феномен Расёмон . Бюллетень Американской академии психиатрии и права, 3 , 83–98.

    Google ученый

  • Поллок, П. Х. (1995). Дело о массовом серийном убийстве с предполагаемыми диагностическими заключениями. Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии, 39 , 258–268.

    Артикул Google ученый

  • Прентки Р.А., Берджесс А.В., Рокоус Ф., Ли А., Хартман С., Ресслер Р. и Дуглас Дж. (1989). Предполагаемая роль фантазии в серийных сексуальных убийствах. Американский журнал психиатрии, 146 , 887–891.

    ПабМед Google ученый

  • Ревич, Э. (1965). Сексуальное убийство и потенциальный сексуальный убийца. Заболевания нервной системы, 26 , 640–648.

    ПабМед Google ученый

  • Ревич, Э. и Шлезингер, Л.Б. (1978). Убийство: оценка, классификация и предсказание. В И. Л. Куташ, С. Б. Куташ и Л. Б. Шлезингер (ред.), Насилие: взгляды на убийство и агрессию (стр. 138–164). Сан-Франциско: Джосси-Басс.

    Google ученый

  • Ревич, Э., и Шлезингер, Л.Б. (1981). Психопатология убийства. Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз К. Томас.

    Google ученый

  • Ревич, Э., и Шлезингер, Л.Б. (1989). Сексуальное убийство и сексуальная агрессия: феноменология, психопатология, психодинамика и предсказание . Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз С. Томас.

    Google ученый

  • Розен, И. (1991). Самооценка как фактор социального и домашнего насилия. Британский журнал психиатрии , 158,18–23.

    ПабМед Google ученый

  • Шлезингер Л.Б. и Куташ И. (1981). Техника криминальной фантазии: сравнение сексуальных преступников и наркоманов. Журнал клинической психологии , 37, 210–218.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Шлезингер Л.Б. и Ревич Э.(1997). Сексуальная динамика антиобщественного поведения (2-е изд.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.