Содержание

Вова Чё Морале и Sweet Hot Jazz Band. Большой джазовый концерт / События на TimePad.ru

Регистрация на событие закрыта

Извините, но билеты на концерт  закончились, мест нет.

 

Приглашаем Вас на следующие наши концерты Accord Lab: 

16 и 17 ноября — концерт Mozart. Requiem, билеты и подробности ЗДЕСЬ;

22 ноября — концерт «Вивальди. Времена года» в Яани кирик, билеты и подробности ЗДЕСЬ;

23 и 24 ноября — концерт «Классика и Ван Гог, билеты и подробности ЗДЕСЬ.

29 декабря — «Рождественский джаз с симфоническим оркестром», билеты и подробности ЗДЕСЬ

Справки по телефону +7(904)2172477

Другие события организатора>

Accord Lab. Концерты в Анненкирхе

633 дня назад

8 ноября 2019 c 20:00 до 22:00

Санкт-Петербург

ул.

Кирочная, 8В

Джаз в атмосферной Анненкирхе звучит по-особенному, тому способствуют антураж и акустика некогда сгоревшей церкви. Джаз в исполнении Sweet Hot Jazz Band звучит невероятно благодаря авторским аранжировкам, мастерству джазменов и харизме фронтмена группы – поющего трубача Вовы Че Морале, который в совершенстве владеет техникой вокальной импровизации (скэта). А теперь представьте, что вас ждет на Большом джазовом концерте Sweet Hot Jazz Band в Анненкирхе?

Расскажите друзьям о событии

Это будет не просто концерт, а настоящее джазовое шоу в лучших традициях прошлых лет.  

На этот раз коллектив выйдет на сцену в расширенном составе и представит новую музыкальную программу!


Sweet Hot Jazz Band прочно занял нишу развлекательного джаза и по праву считается самым зажигательным джазовым коллективом Петербурга. Музыканты виртуозно исполняют узнаваемые композиции из репертуара Луи Армстронга, Луи Примы, Фрэнка Синатры, Рэя Чарльза и других культовых исполнителей, давая публике насладиться музыкой сполна.

Помимо мировых джазовых хитов музыканты исполняют авторские композиции, которые слушатели не всегда могут отличить от вечнозеленных стандартов. Репертуар группы постоянно расширяется, и ни один сольный концерт не обходится без сюрпризов. Для каждого концерта Вова Чё Морале сочиняет новую песню, которая становится эксклюзивной премьерой.

«Вова Чё Морале — большой выдумщик, изобретательный аранжировщик, талантливый автор и чуткий режиссер. В основе всего — его песни (кстати, достаточно мелодичные и несложные) и его вокал, в котором что-то от Луи Армстронга, что-то от Рэя Чарльза, а что-то и от Высоцкого-Розенбаума-Боярского. И всё к месту. И джаз какой-то междустильный — то ли дикси, то ли свинг, то ли шансон, то ли рок-н-ролл. И всегда плотная оркестровая фактура. Песни на английском и на русском, разбавленные скэтом и рэпом. И всё отлично звучит — слаженный ансамбль, выразительные инструментальные импровизации. Это, конечно, прежде всего, джаз. Джаз именно Вовы Чё Морале, который ни с чем не спутаешь. Формула успеха очень проста: это, несомненно SWEET, несомненно HOT, несомненно BAND, и несомненно JAZZ!» (Советский и российский музыкант и музыковед, крупный специалист в области джаза В.Б.Фейертаг).


И так, несравненные Sweet Hot Jazz Band в расширенном составе, атмосфера загадочной Анненкирхе и полное погружение в джаз. Этот вечер запонится надолго!

 

Начало концерта в 20:00

Адрес: СПб, ул. Кирочная 8В (Анненкирхе)

Телефоны для справок: 8 (904) 217-24-77, 8 (952) 374-32-91

Организатор концерта — Accord Lab. Лаборатория мероприятий

 

Толстовка «Облико морале»

Размерная таблица

Международный размер

XXS

XS

S

M

L

XL

XXL

XXXL

Российский размер

42

44

46

50-52

52-54

54-56

56-58

Рост человека (см)

~150

~172

~175

~179

~186

Ширина (см)

48

50

54

55

60

63

67

68

Ширина плеч (см)

37

40

42

43

47

48

50

54

Длина (см)

56

60

62

63

67

71

75

79

Длина рукава (см)

57

58

61

64

64

67

70

72

Как не ошибиться с размером? Все просто. Возьмите свою любимую вещь гардероба, схожую с толстовкой. Измерьте ширину (от подмышки до подмышки), длину (от верхней точки плеча до низа), и рукав. Сверьте данные с таблицей. Остались сомнения? Проконсультируйтесь в группе Вконтакте, сообщив рост и вес.

О толстовках

Теплые, мягкие и удобные толстовки-кенгуру собственного производства. Классическая модель с капюшоном на шнурке и карманом спереди. Мы предлагаем действительно хорошее качество: натуральный материал и высокотехнологичную печать. Вы всегда можете посмотреть и примерить продукцию перед покупкой в нашем магазине.

Почему мы уверены в качестве наших толстовок:

– Мягкий и теплый материал толстовок дарит приятные ощущения. 

– Хлопок позволяет телу дышать. 

– Небольшая добавка полиэстера не дает толстовке растягиваться или садиться после стирки. 

– Толстовка сшита по нашим собственным лекалам, поэтому она так хорошо сидит. 

– Наши принты можно стирать и растягивать, мы даем гарантию на 50 стирок. С печатью ничего не случится очень долгое время.

Рекомендации к стирке

При соблюдении условий стирки принт не сотрется, изделие не сядет и долго сохранит свою форму. Наша печать практически не имеет ограничений по стирке, а хлопок при высокой температуре садится.

— стирать в холодной или теплой воде (не выше 30-40°), вывернув наизнанку, с ручным отжимом или без отжима

— предпочтительна ручная стирка

— не отбеливать, используйте средства для щадящей, деликатной стирки

— в случае барабанной сушки выбирать самый низкий по температуре режим; естественная сушка предпочтительней

— не гладить по картинке; при необходимости гладить изделие на среднем режиме, вывернув наизнанку

Получив изделие после прямой печати, вы можете заметить едва различимый прозрачный контур вокруг изображения. Это специфика способа печати единичных изделий, но после первой стирки этот контур уйдет, а само изображение станет более мягким.

Облико морале: методика возвращения бездомных людей к нормальной жизни

По статистике Центра социальной адаптации имени Е. П. Глинки, люди чаще всего остаются без дома из-за обмана в сделках с недвижимостью или при трудоустройстве, по причине семейных конфликтов, после возвращения из мест лишения свободы. Оказавшись без денег, без поддержки близких, порицаемые обществом, бездомные сами начинают избегать контактов и постепенно утрачивают социальные навыки: перестают следить за гигиеной и своим здоровьем, питаются просроченными продуктами, начинают попрошайничать и воровать. Асоциальное поведение становится образом жизни, а общепринятые нормы постепенно вытесняются из сознания. Специалисты центра разработали целую методику работы с людьми, долгое время находившимися на улице, которая позволяет вернуть их к нормальной жизни.

Долгие годы скитаний приучают человека к непредсказуемости завтрашнего дня, отсутствию защиты от непогоды и агрессии других людей, постоянным поискам еды и места ночлега. Когда бездомный человек попадает в ЦСА, в первую очередь он удовлетворяет свои базовые потребности в жилье, еде, сне и безопасности.

«Когда человек голоден, болен и устал, любая работа будет с ним бесполезна. Поэтому на первом этапе возвращения к нормальной жизни нужно дать человеку привыкнуть к забытым реалиям: регулярно питаться, засыпать без страха замерзнуть, пользоваться душем и принимать медицинскую помощь. Те, кто на улице находится больше года, не могут сразу принять эти простые вещи, работа с ними носит пролонгированный характер», — рассказывает Ольга Балицкая, психолог отделения «Востряково» ЦСА имени Е. П. Глинки.

После этого следует новый этап — налаживание общения и новых социальных связей, которое происходит в ЦСА как с коллегами по несчастью, так и со специалистами центра. В учреждении есть правила, которые распространяются на всех без исключения, и принимая их, подопечный центра постепенно привыкает к законопослушному образу жизни.

«Постепенно человек привыкает к своему более высокому статусу, немного расслабляется и может начать принимать новую информацию. Тут вступаем в работу мы, психологи центра. На индивидуальных беседах человек рассказывает историю своей жизни, а мы должны найти ту ключевую точку, с которой началось падение. Происходит это не быстро, потому что наши подопечные не хотят доверять, не хотят вспоминать, не хотят признавать свои ошибки», — говорит Ольга Балицкая.

Но работа с психологом — неотъемлемая часть ресоциализации. По прошествии нескольких бесед «легенда», с которой человек поступает в центр, начинает видоизменяться, приобретать конкретику: он открывается. И тогда психолог находит первопричину произошедшего, прорабатывает ее и помогает формировать новые приемлемые модели поведения.

«У меня был подопечный, которого из квартиры выписала горячо любимая жена. Он страдал, злоупотреблял алкоголем, а потом встретил новую любовь. Но, когда чувства угасли, он вновь оказался на улице, а потом попал к нам. Его беда была в том, что он очень зависел от эмоционального компонента. Мы возвращались в первую ситуацию снова и снова, пока наконец он не понял своей ошибки в поведении. И когда мужчина сообщил мне о том, что переезжает к очередной возлюбленной, мы проиграли старую ситуацию на новый лад несколько раз. Нужно было избежать рецидива, потому что после каждого раза сил на восстановление у человека все меньше и меньше. Эта история с хорошим финалом — пара уже некоторое время живет вместе и готовится оформить отношения. Мужчина смог изменить свое поведение, и это изменило его жизнь!» — рассказывает Ольга Балицкая.

Поиск работы, нового места жительства или примирения с родственниками — еще более поздний этап ресоциализации, который требует не только принятия услуг, но и собственных усилий. Статистика центра говорит, что многие подопечные достигают этого этапа, трудоустраиваются, начинают снимать жилье и возвращаются в семью, ведь теперь они умеют по-новому действовать и подстрахованы поддержкой специалистов ЦСА имени Е. П. Глинки.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

В Волгоградском реготделении партии власти начнут тщательно следить за «облико морале» единороссов

Создание федеральной внутрипартийной комиссии по этике является полезным и своевременным решением. Своим мнением о прозвучавшей на XVIII съезде «Единой России» инициативе с корреспондентом ИА «Высота 102» поделился Сергей Горняков, секретарь Волгоградского реготделения партии. Он возглавляет волгоградскую делегацию на всероссийском форуме, который сегодня начал свою работу в Москве. Вопрос введения кодекса этических норм для единороссов предметно обсуждался на дискуссионной площадке «Обновление».

По словам заместителя секретаря генерального совета «ЕР» Ольги Баталиной, которая выступала модератором площадки, «в основе поведения любого публичного политика должно быть уважительное, внимательное отношение к людям, их проблемам, из этого подхода и вытекает принцип личной скромности». «Должна быть ответственность перед избирателями за данные обещания, и спрос с представителя партии всегда больше, чем с любого другого человека», — подчеркнула Баталина.

Лидер волгоградских единороссов заявил информагентству, что комиссия по этике займется разбором нелицеприятных историй, в которые иногда попадают члены партии. «Когда партийцы ведут себя неподобающим образом — оскорбляют своих коллег, применяют насильственные действия по отношению к детям – все это порочит партию. Я думаю, что этот подход правильный, своевременный, который дисциплинирует партийцев», — считает Сергей Горняков.


Этические нормы сформулированы следующим образом:

— относиться к людям и их проблемам с уважением и вниманием, помогать им в защите прав, в восстановлении справедливости, в преодолении трудных жизненных ситуаций;

— исключить действия и высказывания, которые могут привести к ущемлению прав и свобод человека, отвечать за сказанное слово, не допускать высказываний, унижающих достоинство людей;

— быть нетерпимым к попыткам пересмотра и искажения истории России, попранию ее традиций, духовных ценностей наших народов, проявлению неуважения к ее тысячелетней культуре и уникальному опыту межнационального единства;

— придерживаться принципа личной скромности и сдержанности в публичном поведении;

— в ответ на публичные обвинения в совершении противоправных или аморальных действий публично защищать свои честь, достоинство и репутацию всеми законными средствами. В случае, если обвинения в совершении преступлений или проступков соответствуют действительности и дискредитируют Партию, немедленно подавать в отставку со всех партийных должностей;

— открыто высказывать и отстаивать свою позицию в ходе партийной дискуссии, после принятия окончательного решения придерживаться коллегиальной партийной позиции;

— выполнять взятые перед людьми обязательства, лично и регулярно отчитываться об исполнении наказов, обещаний, обращений граждан, реализации предвыборных программ.

Ольга Баталина, обращаясь к руководителям региональных отделений «Единой России», заметила, что никто не застрахован от неосторожных поступков со стороны однопартийцев. Однако нужен четкий единый алгоритм ответных действий, которые обязана предпринять партия. «Участились случаи неуважительных высказываний, поступков, которые совершают члены партии в тех или иных регионах. Это то, с чем нельзя мириться, независимо от того, какой статус имеет этот человек. Реакция должна быть системной», — заключила замсекретаря герсовета «ЕР».

Депутат Госдумы, зампредседателя комитета  по государственному строительству и законодательству Александр Грибов продолжил тему, отметив, как быстро в век информационных  технологий распространяется информация. «Как только кто-то из наших коллег, занимающих самые разные позиции, поступил недостойно, буквально через минуту начинается общественное обсуждение. Такие случаи вызывают широчайший общественный резонанс и осуждение со стороны граждан», — заявил парламентарий.

Благотворительный концерт Вова Чё Морале & Sweet Hot Jazz band

11 декабря состоится концерт, пожалуй, самого зажигательного джазового коллектива Петербурга – Sweet Hot Jazz Band!

В декабре в пространстве Freedom пройдут благотворительные концерты. Творить чудо будем совместно с фондом «Звёзды детям». Для подопечных фонда гости концертов вместе с музыкантами нарядят новогоднюю елку. Каждый из нас может принести с собой елочную игрушку и частичку своего внимания и тепла ¬– подарок для воспитанников фонда. А подарком может стать то, что нравится всем детям в любом возрасте: куклы и машинки, книжки и игрушки, красивая канцелярия, диски с музыкой и, конечно, сладости!

Фонд «ЗВЕЗДЫ ДЕТЯМ» – это Благотворительный Фонд Александра Кержакова, который помогает детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, и занимаемся реабилитацией детей с диагнозом ДЦП.

11 декабря состоится концерт, пожалуй, самого зажигательного джазового коллектива Петербурга – Sweet Hot Jazz Band!

Этих ребят можно встретить на крупных фестивалях (Усадьба Jazz, Джаз на Неве, FIFA Fan Fest, Питер, я люблю тебя и др.), лучших светских мероприятиях и городских площадках, в дворцовых и театральных залах, а также в уютных музыкальных барах. С неизменным задором они играют джаз для самой разнообразной аудитории. Репертуар бэнда включает популярные ретро композиции 20-50-х годов ХХ века и стилизованный авторский репертуар.
Фронтмен Sweet Hot Jazz Band – Вова Чё Морале – поющий трубач, в совершенстве владеет искусством вокальной импровизации. Он с легкостью увлекает слушателя техникой пения Луи Армстронга, а затем также легко переносится через столетие, исполняя собственный авторский материал, написанный уже в 21 веке.
Это нужно видеть, это нужно слышать, и каждый раз хочется сказать: «Запомни этот момент!».

Что такое мораль?

Что такое мораль?

Мораль относится к набору стандартов, которые позволяют людям жить совместно в группах. Это то, что общества считают «правильным» и «приемлемым».

Иногда нравственные поступки означают, что люди должны жертвовать своими краткосрочными интересами ради блага общества. Лица, идущие против этих стандартов, могут считаться аморальными.

Как устанавливается мораль

Мораль не фиксирована.То, что считается приемлемым в вашей культуре, может быть неприемлемым в другой культуре. Географические регионы, религия, семья и жизненный опыт — все это влияет на мораль.

Ученые не согласны с тем, как именно развивается мораль. Однако есть несколько теорий, которые привлекли к себе внимание с годами:

  • Мораль Фрейда и суперэго: Зигмунд Фрейд предположил, что нравственное развитие происходит, когда способность человека игнорировать свои эгоистические потребности заменяется ценностями важных социализирующих агентов (таких как родители человека).
  • Теория нравственного развития Пиаже: Жан Пиаже сосредоточился на социально-когнитивной и социально-эмоциональной перспективах развития. Пиаже предположил, что нравственное развитие происходит с течением времени, на определенных этапах, когда дети учатся принимать определенные моральные нормы поведения ради самих себя, а не просто соблюдать моральные нормы, потому что они не хотят попадать в беду.
  • Теория поведения Б.Ф. Скиннера: Б.Ф. Скиннер сосредоточился на силе внешних сил, определяющих развитие человека.Например, ребенок, получивший похвалу за доброту, может снова относиться к кому-то с добротой из-за желания получить более позитивное внимание в будущем.
  • Моральные рассуждения Колберга: Лоуренс Кольберг предложил шесть стадий морального развития, выходящих за рамки теории Пиаже. С помощью серии вопросов Кольберг предположил, что можно определить стадию мышления взрослого.

Мораль, превосходящая время и культуру

Большинство моральных принципов не фиксированы.Обычно они сдвигаются и меняются со временем.

Представления о том, является ли определенное поведение моральным — например, добрачный секс, вступление в однополые отношения и употребление каннабиса — со временем изменились. В то время как большая часть населения когда-то считала такое поведение «неправильным», подавляющее большинство населения теперь считает эти действия «приемлемыми».

В некоторых регионах, культурах и религиях использование противозачаточных средств считается аморальным. В других частях мира некоторые люди считают, что противозачаточные средства нравятся, поскольку они сокращают количество незапланированных беременностей, управляют населением и снижают риск ЗППП.

Однако некоторые морали, кажется, выходят за пределы земного шара и времени. Исследователи обнаружили, что эти семь моральных принципов кажутся несколько универсальными:

  • Будь храбрым
  • Будьте честны
  • Передача в ведение
  • Помогите своей группе
  • Любите свою семью
  • Возмездие
  • Уважать чужое имущество

Мораль и этика

Некоторые ученые не делают различия между моралью и этикой.Оба имеют отношение к «правильному и неправильному».

Но некоторые люди считают, что мораль — это личное, в то время как этика относится к стандартам сообщества.

Например, ваше сообщество может не рассматривать добрачный секс как проблему. Но на личном уровне вы можете счесть это аморальным. Согласно этому определению, ваша мораль противоречила бы этике вашего сообщества.

Мораль и законы

И законы, и мораль предназначены для регулирования поведения в сообществе, чтобы люди могли жить в гармонии.Оба имеют твердую основу в концепции, согласно которой каждый должен иметь автономию и проявлять уважение друг к другу.

Юридические мыслители по-разному интерпретируют взаимосвязь между законами и моралью. Некоторые утверждают, что законы и мораль независимы. Это означает, что нельзя игнорировать законы просто потому, что они не могут быть оправданы с моральной точки зрения.

Другие считают, что закон и мораль взаимозависимы. Эти мыслители считают, что законы, претендующие на регулирование поведенческих ожиданий, должны находиться в гармонии с моральными нормами.Следовательно, все законы должны обеспечивать благополучие человека и действовать на благо общества.

Некоторые считают супружескую измену аморальным, но в большинстве штатов это законно. Кроме того, запрещено слегка превышать установленную скорость, но это не обязательно считается аморальным.

Бывают случаи, когда некоторые люди утверждают, что нарушение закона — это «моральный» поступок. Кража еды, например, для того, чтобы накормить голодающего человека, может быть незаконным, но также может считаться «правильным» делом, если это единственный способ уберечь кого-то от страданий или смерти.

Слово от Verywell

Может быть полезно потратить некоторое время на размышления о морали, которые определяют ваши решения о таких вещах, как дружба, деньги, образование и семья. Понимание того, что для вас действительно важно, может помочь вам лучше понять себя и облегчить принятие решений.

определение морали от The Free Dictionary

Что касается морали, Ницше начинает с позиции релятивиста. Игра нравственности, вероятно, возникла частично из-за желания религиозных писателей преподавать принципы христианской жизни более прямым и компактным образом, чем это было возможно в библейских историях о христианах. Тайны.»Не говори со мной о морали и гражданском долге, — ответил он настойчивому интервьюеру. — О морали в этот самый момент!» повторила толпа; «В этот самый момент! Обучение этого народа очень неполно, оно состоит только из морали, истории, поэзии и математики, в которых им нужно дать возможность преуспеть. Он исповедует мораль. Что ж, всякие мошенники исповедуют мораль. Современное образование включает в себя нравственности; поэтому современный ребенок ищет только развлечения в своих чудесных сказках и с радостью избавляется от всех неприятных происшествий.В прежние дни, — сказал Голенищев, не замечая или не желая замечать, что и Анна, и Вронский хотели говорить, — в прежние дни вольнодумцем был человек, воспитанный на идеях религии, права и мораль, и только через конфликт и борьбу пришла к свободомыслию; но теперь возник новый тип прирожденных вольнодумцев, которые растут, даже не слыша о принципах морали или религии, о существовании авторитетов, которые вырастают непосредственно в идеях отрицания во всем, т. е. , дикари.«Не из соображений абстрактной морали, а только из страха перед полицией». Аргумент Республики — это поиски Справедливости, на природу которых впервые намекает Кефал, справедливый и безупречный старик, а затем обсуждается далее. основа пресловутой морали Сократа и Полемарха — затем карикатурная Фрасимахом и частично объясненная Сократом — сведенная к абстракции Главконом и Адеймантом, и ставшая невидимой для индивида, вновь появляется в конечном итоге в идеальном Государстве, построенном Сократом. .Под губительным правлением Девочки — или, скорее, под властью тех ложных Министров Порицания, которые поставили себя на попечение ее благосостояния — любовь покрывает свой священный огонь, И, не осознавая, Мораль исчезает, Таким образом, в его развитии Мартин оказался лицом к лицу с экономической моралью или моралью класса; и вскоре он стал для него ужасным чудовищем.

Мораль — Новости, исследования и анализ — Разговор — стр. 1

Мари Кутзее и ее муж Фани Кутзи живут в заброшенной бедной общине трущоб Мансевилль, к западу от Йоханнесбурга. EFE-EPA / Ким Ладбрук

Стивен Деверо, Институт исследований развития

Нет оснований утверждать, что бедняки ленивы и предпочитают жить на подаяние государства, а не искать работу.

Церемония передачи войск США во время подготовки к уходу из Афганистана. Пресс-служба Министерства обороны Афганистана через AP

Майкл Блейк, Вашингтонский университет

На карту поставлено многое, поскольку США выводят войска из Афганистана.Политический философ объясняет, почему США не могут избежать моральных последствий своих действий.

Жизнь для жизни… Shutterstock

Кимберли Браунли, Университет Британской Колумбии

Если вы потерпели кораблекрушение на необитаемом острове без надежды на спасение, возможно, вы не обязаны оставаться в живых морально.

Специалисты по этике расходятся во мнениях относительно того, обязаны ли люди с моральной точки зрения совершать небольшие действия, которые сами по себе лишь незначительно способствуют общему благу. Джастин Таллис / AFP через Getty Images

Трэвис Н. Райдер, Университет Джона Хопкинса,

Философ-моралист объясняет, почему этика получения вакцины COVID-19 или отказа от нее сложнее, чем может показаться.

Паранью / Shutterstock

Витторио Буфакки, Университетский колледж Корка

COVID-19 требует, чтобы мы принимали этические решения, как древние греки и римляне.

В Капитолий приходит протест другого типа. Пол Мориджи / Getty Images для MoveOn

Майкл Блейк, Вашингтонский университет

Несмотря на то, что большинство Палаты представителей проголосовало за импичмент президента Трампа, процесс, скорее всего, не будет завершен, пока он не покинет свой пост.Философ доказывает, почему импичмент — это важное нравственное действие.

Связи между людьми и животными могут оказывать благотворное влияние на общество. (Shutterstock)

Катрин Амио, Университет Квебека в Монреале (UQAM) и Брок Бастиан, Мельбурнский университет

Способы, которыми люди связываются с животными, связаны с тем, как мы взаимодействуем с другими людьми.Понимание этих отношений может помочь информировать более инклюзивные общества.

Студенты тянут за мячом, представляя общий непогашенный студенческий долг в США, превышающий 1,5 триллиона долларов. ПОЛ Дж. Ричардс / AFP через Getty Images

Кейт Пэджетт Уолш, Государственный университет Айовы

Избранный президент Джо Байден пообещал простить часть студенческого долга.Специалист по этике считает, что справедливо.

Моральный бой: носите ли вы маску, чтобы показать, что заботитесь о других? Или вы отказываетесь, потому что считаете, что они бросают вызов человеческой природе? Джастин Таллис / AFP через Getty Images

Юджин Чан, Университет Пердью,

Вот как правительства могут побудить больше людей следовать рекомендациям COVID-19.

В «Портрете Дориана Грея» главный герой остается молодым, в то время как его портрет стареет. (Shutterstock)

Мэтью А. Сирс, Университет Нью-Брансуика

В романе Оскара Уайльда «Картина Дориана Грея» нарисованный портрет главного героя становится уродливым и искаженным с возрастом, так же, как Трамп представлен как отражающий все зло Америки.

Что-то в нашем текущем моменте, кажется, особенно напрягает наши личные отношения. Алекс Эдельман / AFP через Getty Images

Мелани Грин, Университет Буффало,

Недавний опрос Pew показал, насколько глубоким стал разрыв: около 40% зарегистрированных избирателей заявили, что у них нет ни одного близкого друга, поддерживающего другого кандидата в президенты.

Каждый хочет кусок пирога. Westend61 через Getty Images

Пол Дойчман, Бостонский колледж и Кэтрин МакОлифф, Бостонский колледж

Сама по себе несправедливость достаточно расстраивает, чтобы побуждать людей наказывать удачливых получателей несправедливых результатов.

Дэнни Лоусон / PA Wire / PA Images

Таня Вятт, Нортумбрийский университет, Ньюкасл

Активисты-экологи десятилетиями выступали за частичное изменение законодательства.Но требуется более фундаментальная переписать закон.

Shutterstock

Люк Зафир, Квинслендский университет

Проблема лицемерия в том, что оно разбивает правду. Если мы верим в принцип, но не применяем его сами, этот принцип по сути бессмысленен.

Подача налогов во время коронавируса.Drazen / E + через Getty Images

Кристиан Б. Миллер, Университет Уэйк Форест,

Поскольку люди подают свои налоговые декларации в год, когда многие из них испытывают финансовые трудности, вызванные COVID-19, ученый утверждает, что мошенничество с налогами по-прежнему было бы морально неправильным.

UfaBizPhoto / Shutterstock

Нима Триведи-Бейтман, Университет Англия Раскин,

Плохая мораль не означает, что молодой человек плохой по своей сути.

Томас Ангус, Имперский колледж Лондона / Wikimedia Commons

Стивен Джон, Кембриджский университет

Изоляция требует, чтобы все мы действовали так, как будто мы ничего не знаем, даже если мы являемся мировыми экспертами в области передачи болезней.

Те, кто придерживается самых высоких моральных принципов, могут быть не самыми нравственными среди нас.RTRO / Shutterstock.com

Джошуа Б. Граббс, Государственный университет Боулинг-Грин,

Люди, которые действуют более свято, чем ты, не обязательно лучше, чем все мы. Фактически, их моральное превосходство может разъединять общество.

Джеффри Эпштейн столкнулся с обвинениями в торговле людьми и заговоре после смерти в июле 2019 года.AP Photo / Ричард Дрю

Патрисия Иллингворт, Северо-Восточный университет

Раздача больших сумм денег должна сделать мир лучше. Итак, почему так много богатых доноров попадают в беду сами и попадают по причинам, которые они поддерживают?

Некоторые считают, что новая учебная программа Южной Африки по половому воспитанию нарушает права родителей.EFE-EPA / Джон Хруса

Никола де Ягер, Стелленбошский университет

Возражения по поводу школьной программы со стороны родителей, школ и гражданского общества указывают на большую проблему с государством.

Нравственность | Радиолаборатория | Студия WNYC

Мужчина: Вы слушаете …

Женщина: В Radiolab.

Роберт Крулвич: Привет, я Роберт Крулвич.

Джад Абумрад: Я Джад Абумрад.

Роберт Крулвич: Это Радиолаборатория. В этот час мы собираемся исследовать чувство моральной справедливости. Всем известно, что иногда вы чувствуете, что что-то правильно, иногда вы чувствуете, что что-то не так. Мы хотим знать, где начинается это чувство, откуда оно, сколько ему лет. Мы собираемся провести вас из игровых групп в тюрьмы, а между ними сделаем несколько сканирований мозга.

Джад Абумрад: Можно начать, пожалуйста?

Роберт Крулвич: Хорошо, хорошо. Просто продолжаю немного.

Джад Абумрад: Поскольку это час морали, почему бы нам не начать с двух мысленных экспериментов с моралью. Ты со мной?

Роберт Крулвич: Неохотно, да.

Джад Абумрад: Это известная проблема, первоначально поставленная в 1967 году философом Филиппой Фут. Эта проблема состоит из двух частей, и вам придется делать выбор в конце каждой.

Роберт Крулвич: Каждый из вас расскажет мне историю.

Джад Абумрад: Я расскажу вам историю, и вы сделаете выбор. Часть первая, ты готов?

Роберт Крулвич: Ага.

Джад Абумрад: Вы рядом с железнодорожными путями. Идите туда в своем уме. На путях работают пять рабочих. Они повернулись спиной к едущему вдалеке троллейбусу.

Роберт Крулвич: Вы имеете в виду, что они ремонтируют рельсы.

Джад Абумрад: Они ремонтируют рельсы.

Роберт Крулвич: Они не знают, что троллейбус приближается.

Джад Абумрад: Они этого не видят. Нельзя им кричать. Если вы ничего не сделаете, вот что произойдет. Пятеро рабочих умрут.

Роберт Крулвич: Боже мой! Это был ужасный опыт. Я не хочу, чтобы с ними такое случилось.

Джад Абумрад: Нет, нет, но у вас есть выбор.Вы можете делать A, ничего или B, так уж случилось, что рядом с вами есть рычаг. Потяните за рычаг, и тележка запрыгнет на боковые рельсы, где работает только один человек.

Роберт Крулвич: Если троллейбус поедет по второму пути, он убьет одного парня.

Джад Абумрад: Да, значит, выбор за вами. Вы убиваете одного человека, потянув за рычаг, или пять человек, ничего не делая?

Роберт Крулвич: Я потяну за рычаг.

Джад Абумрад: Естественно. А вот и вторая часть. Вы стоите возле железнодорожных путей. По рельсам, как и раньше, пятеро парней, а вот и троллейбус.

Роберт Крулвич: Я слышу приближающийся поезд. На трассе работают те же пять парней?

Джад Абумрад: Те же пять парней.

Роберт Крулвич: Спиной к поезду, они его не видят.

Джад Абумрад: Да, именно так.Однако я собираюсь внести пару изменений. Теперь вы стоите на пешеходном мосту, который переходит через рельсы. Вы смотрите на рельсы. Нигде не видно рычага, кроме парня рядом с вами.

Роберт Крулвич: Что значит парень?

Джад Абумрад: Крупный парень, крупный человек, стоящий рядом с вами на мосту, глядя вместе с вами на рельсы, и вы понимаете: «Подождите, я могу спасти этих пятерых рабочих, если я толкну этого человека, дайте ему немного постучать. .»Он приземлится на рельсы.

Роберт Крулвич: Он останавливает поезд. Ой, я не собираюсь этого делать. Я не собираюсь этого делать.

Джад Абумрад: Вы, конечно, понимаете, что математика такая же.

Роберт Крулвич: Вы имеете в виду, что таким образом я спасу четырех человек?

Джад Абумрад: Ага.

Роберт Крулвич: Да, но на этот раз я подталкиваю парня. Вы ненормальный? №

Джад Абумрад: Вот в чем дело.Если вы задаете людям эти вопросы, и мы задавали, начиная с первого, можно ли убить одного человека, чтобы спасти пятерых, используя рычаг? Ответят девять из 10 человек.

Женщина: Да.

Женщина: Да.

Женщина: Да.

Женщина: Да.

Женщина: Ага.

Джад Абумрад: Если вы спросите их, можно ли убить одного человека, чтобы спасти пятерых, толкнув его, ответят девять из 10 человек.

Женщина: Нет, никогда.

Женский: №

Мужской: №

Джад Абумрад: Практически универсален.

Марк Хаузер: Уровень образования, никакого эффекта. Мужчина против женщины, никакого эффекта.

Джад Абумрад: Это Марк Хаузер, профессор Гарварда. Он фактически представил сценарии троллейбуса сотням тысяч людей в Интернете и обнаружил то же самое.Все согласны. Затем он сделал еще один шаг и спросил их, почему. Почему убийство, потому что это то, что это такое, почему убийство — это нормально, когда ты дергаешь за рычаг, но не нормально, когда ты толкаешь парня. Он обнаружил, что люди постоянно понятия не имеют.

Марк Хаузер: Люди понятия не имеют. Они не понимают, что привело к их суждениям, которые были полностью спонтанными, автоматическими и немедленными. Как только они осознают дилемму, в которой они сейчас находятся, непоследовательность, все начинает распадаться.

Женщина: Дергать за рычаг, чтобы сказать пять, это лучше, чем нажимать на один, чтобы спасти пятерых, но я действительно не знаю почему. Для вас это моральное затруднение.

Роберт Крулвич: Если, как мы сказали в начале, нравственное чутье — это уникальное и особенное человеческое качество, то, возможно, мы, мы, двое людей, в любом случае, мы с вами, должны хотя бы спросить, почему это происходит. Я случайно встретил кого-то, у кого есть предчувствие. Он молодой парень из Принстонского университета, с растрепанными, кудрявыми волосами и озорным глазом.Его зовут Джош Грин. Последние несколько лет он пытался выяснить, откуда взялось это несоответствие.

Джош Грин: Как люди выносят такое суждение? Забудьте, верны ли эти суждения или нет, просто то, что происходит в мозгу, что заставляет людей так естественно и интуитивно различать эти два случая, которые с актуарной точки зрения очень, очень, очень похожи, если не идентичны. .

Роберт Крулвич: Джош, кстати, философ и нейробиолог, так что это дает ему особые способности.Он не садится в кресло, не курит трубку и не думает: «А почему у вас такие различия?» Он сказал: «Я хотел бы заглянуть в головы людей, потому что в наших головах мы можем найти ключ к разгадке того, откуда приходят эти чувства отвращения или принятия». В нашем мозгу.

Джош Грин: Мы здесь, в диспетчерской.

Роберт Крулвич: Так получилось, что в подвале Принстона была большая круглая штука.

Джош Грин: Похоже на двигатель самолета.

Роберт Крулвич: сканер мозга на 180 000 фунтов.

Джош Грин: Я расскажу вам забавную историю. Там не может быть никакого металла из-за магнита. У нас есть длинный список вопросов, которые мы задаем людям, чтобы убедиться, что они могут войти, есть ли у вас кардиостимулятор, работали ли вы когда-нибудь с металлом, бла-бла-бла-бла-бла.

Роберт Крулвич: Вы когда-нибудь работали с металлом?

Джош Грин: Да, потому что в ваших глазах могут быть небольшие частицы металла, о которых вы даже не догадываетесь, если бы занимались металлообработкой.Один из вопросов заключается в том, носите ли вы парик или что-нибудь в этом роде, потому что в них часто есть металлическая проволока. Здесь есть очень милая женщина, которая занимается исследованиями мозга, она итальянка. Она задает своим испытуемым по телефону все эти проверочные вопросы. Я пригласила этого человека на ужин, она говорит: «Да, я закончила это исследование, но оно задавало вам самые странные вопросы. Эта женщина сказала:« У тебя есть шиньон? » Я спрашиваю: «Что мне делать, если у меня герпес или нет?» Она спросила, она сказала: «У тебя есть шиньон?» Теперь она спрашивает людей, носите ли вы парик или что-то в этом роде.

Роберт Крулвич: В любом случае, Джош приглашает людей в эту комнату, заставляет их лечь на то, что по сути является раскладушкой на роликах, и катит их в машину. Их головы скованы, так что они застряли там. Вы когда-нибудь делали это?

Джош Грин: Да, несколько раз.

Роберт Крулвич: Затем он рассказывает им истории. Он рассказывает им те же две сказки о троллейбусе, которые вы рассказывали раньше. Затем в тот самый момент, когда они решают, нажать ли мне рычаг или толкнуть человека, сканер делает снимки их мозга.То, что он обнаружил на этих фотографиях, откровенно поразило. Он нам кое-что показал.

Джош Грин: Я вам кое-что покажу. Дай мне подумать.

Роберт Крулвич: Картинка, на которую я смотрю, это мозг, я думаю, сверху вниз.

Джош Грин: Да, это сверху вниз и нарезано, как нарезанный ломтик.

Роберт Крулвич: Первый слайд, который он мне показал, был человеческим мозгом, которому задали вопрос: «Вы бы потянули за рычаг?» В большинстве случаев ответ был положительным.

Мужчина: Да, я бы потянул за рычаг.

Роберт Крулвич: Когда мозг говорит «да», вы видите маленькие желтые пятна в форме арахиса.

Джош Грин: Вот этот маленький парень и эти два парня прямо там.

Роберт Крулвич: Мозг был активен в этих местах. Как ни странно, всякий раз, когда люди говорили «да» на вопрос о рычаге, загоралась та же самая картина. Потом он показал мне еще один слайд.Это был слайд мозга, говорящий «нет».

Женщина: Нет, я бы не стала толкать мужчину.

Роберт Крулвич: «Я не буду толкать большого человека». На этой картинке …

Джош Грин: Вот этот, на который мы смотрим, это-

Роберт Крулвич: Засветилось совершенно другое созвездие регионов. Это нет-нет-толпа.

Джош Грин: Я думаю, это часть толпы «нет-нет-нет».

Джад Абумрад: Когда люди отвечают «да» на вопрос о рычаге, в их мозгу есть места, которые светятся?

Роберт Крулвич: Верно, но когда они ответят: «Нет, я не буду толкать человека», тогда у вас загорится совсем другая часть мозга.

Джад Абумрад: Хотя вопросы в основном те же?

Роберт Крулвич: Мммм (утвердительно).

Джад Абумрад: Что это значит? Что Джош думает об этом?

Джош Грин: У него есть теория на этот счет.Теория не доказана, но я думаю, что факты говорят об этом.

Роберт Крулвич: Он предполагает, что человеческий мозг не гудит, как одна большая объединенная система. Он говорит, что, возможно, в вашем мозгу и в каждом мозгу вы найдете маленькие враждующие племена, маленькие подгруппы. Тот, который занимается логическим расчетом.

Джош Грин: У вас есть одна часть мозга, которая говорит: «А, пять жизней против одной? Не лучше ли спасти пять против одной?»

Роберт Крулвич: Это та часть, которая будет светиться, когда вы ответите: «Да, я бы потянул за рычаг. «

Мужчина: Да, я бы потянул за рычаг.

Роберт Крулвич: Есть другая часть мозга, которая действительно, очень не любит лично убивать другого человека, очень расстраивается из-за дела толстяка и, по сути, кричит.

Мужчина: Нет!

Мужчина: Нет!

Джад Абумрад: Он понимает это на этом уровне и говорит…

Мужчина: Нет!

Мужчина: Нет!

Джад Абумрад: … нет, плохо, не надо.

Женщина: Никогда, не думаю, что смогу подтолкнуть.

Женский: №

Женщина: Нет, никогда не человек.

Женский: №

Джош Грин: Вместо одной системы, которая просто производит ответ и бин, у нас есть несколько систем, которые дают разные ответы, и они победят это, и, надеюсь, из этой конкуренции рождается мораль.

Роберт Крулвич: Это нетривиальное открытие, которое вы пытаетесь найти правильным и неправильным, в зависимости от того, какая часть вашего мозга кричит громче всех. Это как на трибуне мораль.

Джад Абумрад: Вы покупаете это?

Роберт Крулвич: Просто не знаю. Я всегда подозревал, что чувство правильного и неправильного — это в основном то, что вы получаете от своей мамы и папы и из опыта, что по большей части оно усвоено культурой.Джош — радикал в этом отношении. Он считает биологическим. Глубоко биологический. Каким-то образом мы унаследовали от глубокого прошлого чувство добра и зла, которое уже заложено в нашем мозгу с самого начала, еще до мамы и папы.

Джош Грин: Наши предки-приматы, прежде чем мы стали полноценными людьми, вели интенсивную социальную жизнь. У них есть социальные механизмы, которые не позволяют им делать все гадости, которые в противном случае могли бы быть им интересны. Глубоко в нашем мозгу у нас есть то, что можно назвать базовой моралью приматов.Базовая мораль приматов не понимает таких вещей, как уклонение от уплаты налогов, но она понимает такие вещи, как столкновение вашего приятеля с обрыва.

Роберт Крулвич: Тогда вы думаете, что человек на мосту, что я на мосту рядом с большим человеком, и что у меня есть сотни тысяч лет тренировки в моем мозгу, который говорит: «Не убить большого человека «. Даже если я думаю, что если я убью большого человека, я спасу пять жизней и убью только одного человека, но есть что-то более глубокое, что говорит: «Не убивайте большого человека.«

Джош Грин: Этот случай, я думаю, это довольно простой случай. Несмотря на то, что это пять против одного, в этом случае люди просто используют то, что мы могли бы назвать внутренним шимпанзе.

Роберт Крулвич: Внутренний шимпанзе — неудачный способ описания акта глубокой доброты.

Джош Грин: Вот что интересно.

Роберт Крулвич: 10 заповедей для … внутреннего шимпанзе.

Джош Грин: Что интересно, так это то, что мы думаем об основных человеческих моральных принципах как о передаваемых свыше, и, вероятно, лучше сказать, что они были переданы снизу, что наши основные основные моральные ценности — это не то, что мы, люди. изобрели, но то, что мы фактически унаследовали от других людей.То, что изобрели люди, кажется более второстепенным и изменчивым.

Роберт Крулвич: Что-то столь же простое, как ты не должен убивать, что, по мнению многих людей, было передано в форме таблеток с вершины горы, от Бога напрямую людям, без шимпанзе, вы предполагаете, что сотни тысяч лет на- наземные тренировки заставили наш мозг думать: «Не убивай своих родственников».

Джош Грин: Верно, по крайней мере, это должен быть ваш ответ по умолчанию.Конечно, шимпанзе чрезвычайно жестокие и убивают друг друга, но, конечно же, они не делают этого. У них, так сказать, должна быть какая-то контекстно-зависимая причина для этого.

Роберт Крулвич: Теперь мы подошли к делу. Вы думаете, что глубокие моральные принципы могут быть каким-то образом встроены в химию мозга?

Джош Грин: Ага.

Джад Абумрад: Тем не менее, это крутая идея, когда у вас есть эти инстинктивные чувства, и мы говорим о нашей интуиции: «Я внутренне знаю, что это правильно или это неправильно», на самом деле в этот момент говорит эволюция.

Роберт Крулвич: Да, он называет это нашим внутренним шимпанзе.

Джад Абумрад: Эта фраза вас беспокоит?

Роберт Крулвич: Ага.

Франс де Ваал: Внутренний шимпанзе, это интересный способ.

Джад Абумрад: Вы будете рады узнать, что эта фраза была не слишком знакома парню, специализирующемуся на шимпанзе.

Франс де Ваал: Меня зовут Франс де Ваал, я профессор Университета Эмори.Я также работаю в Центре приматов Йеркса в Атланте, штат Джорджия. Посмотрим, может они и без еды пошумят.

Джад Абумрад: Франс де Ваал, он знает шимпанзе, он наблюдал за шимпанзе, в некоторых случаях за теми же шимпанзе, последние три десятилетия. Хотя он не использует фразу «внутренний шимпанзе», он согласен с тем, что человеческая мораль не особенная. Все, что вам нужно сделать, это посмотреть, как шимпанзе делают свое дело в течение пяти минут, чтобы увидеть это, что мы и сделали. Он взял нас на небольшую прогулку по своему офису.

Франс де Ваал: 115 акров земли здесь, в центре Атланты, с 2000 приматами.

Джад Абумрад: Некоторые бонобо, гориллы.

Франс де Ваал: в основном обезьяны.

Джад Абумрад: Он держит своих шимпанзе в больших вольерах стадионного типа. Они похожи на гладиаторские кольца с высокими стенами и без крыши. В стороне есть смотровая башня. По пути к одному из этих больших объектов нам пришлось пройти через лес, мы пересекли куст ежевики, и в этом месте Франс остановился.

Франс де Ваал: Я срежу несколько веток ежевики. Они очень любят ежевику.

Джад Абумрад: Это он рубит ветви.

Франс де Ваал: Они любят молодые побеги. Ты увидишь. Вытащите это. Совсем неплохо.

Джад Абумрад: Как бы то ни было, через несколько минут мы поднялись по лестнице на смотровую вышку, чтобы увидеть шимпанзе внизу. 15 шимпанзе бродили по жаре, а потом…

Франс де Ваал: Хорошо, ребята.

Джад Абумрад: … это крутая часть, с широкой улыбкой на лице Франс бросает ветку в вольер.

Франс де Ваал: Ой.

Джад Абумрад: Ну вот. Приземляется на 20 футов ниже, прямо перед самкой.

Франс де Ваал: Это молодая женщина, Кэти, которая берет его. У нее огромные ветви ежевики. Подходит одна женщина.Они не будут счастливы поделиться. Видишь, идет драка.

Джад Абумрад: Идет драка, но ты слышишь, как она прекращается на копейке?

Роберт Крулвич: Послушайте, вы разве не редактировали ленту?

Джад Абумрад: Нет, не знал.

Роберт Крулвич: Неужели все так и прекратилось?

Джад Абумрад: Неотредактированная лента. Необработанная лента.

Роберт Крулвич: Что случилось? Что произошло?

Джад Абумрад: Произошло то, что альфа-самец, шимпанзе номер один, вышел, и все замолчали.

Франс де Ваал: Альфа-самец приближается. Он здесь.

Джад Абумрад: Затем после него идет номер два.

Франс де Ваал: Теперь второй самец взял еду.

Джад Абумрад: Затем они вместе некоторое время стоят вместе. Кто знает, что они делают? В конце концов номер два берет ветку и идет к задней части вольера.

Франс де Ваал: Вы видите, за ним следят женщины.

Джад Абумрад: Позади ограды есть хижина, маленькое здание. Один за другим все 15 шимпанзе идут за ним.

Франс де Ваал: Сейчас они входят в здание с веткой, что плохо для нас, потому что мы можем не слышать много.

Роберт Крулвич: Можно посмотреть, что они делают?

Джад Абумрад: мм-мм (отрицательный). К сожалению нет. Нечего удивляться, потому что Франс рассказал нам, что они делают.Он видел это миллион раз. Вот как они делятся.

Франс де Ваал: Они, вероятно, разделят вещь, и тогда у некоторых людей будет большая ветвь, а затем они начнут делиться с остальными.

Роберт Крулвич: Вау.

Джад Абумрад: Видите, у них есть система. Каждый раз, когда пища попадает в вольер и молодь получает ее и не может решить, кому что достается, взрослые ее берут, уводят всех в хижину, где они разделят ветку на части.

Франс де Ваал: Обычно в конце каждый получает что-то. У нас есть это чудесное слово. Если мы делаем что-то хорошее, мы называем это гуманным поведением, имея в виду, что мы заимствуем из названия нашего вида, чтобы описать это, но на самом деле это очень древняя тенденция.

Джад Абумрад: Древний, — говорит Франс, потому что наши предки, приматы, добирались так далеко, только благодаря сотрудничеству.

Франс де Ваал: Это ключ. Конечно, если вы упадете, споткнетесь, истечете кровью и попали в беду, я должен ответить на это, потому что мое выживание также зависит от того, как вы поживаете.Это не значит, что гадости нет.

Джад Абумрад: Шимпанзе дерутся. Они действительно убивают друг друга, но в целом ладят. Они прожили так долго, что эволюция, по его словам, запечатлела в нашем мозгу некоторые действительно базовые инстинкты, такие как обмен, взаимность и самый простой из всех.

Франс де Ваал: Если бы вы остались способными к сочувствию …

Джад Абумрад: Сочувствие.

Франс де Ваал:… для морали все разваливается. Тогда это просто свод правил.

Джад Абумрад: Люди расходятся во мнениях по поводу того, в чем настоящая сущность морали. Это мысли, это чувства? Франс говорит, что это сочувствие.

Франс де Ваал: Вы можете увидеть очень поразительные примеры сочувствия у обезьян.

Джад Абумрад: У него буквально сотня разных примеров, но вот действительно хороший, который вы можете вспомнить.

Франс де Ваал: В зоопарке Брукфилда есть знаменитый случай, когда горилла спасла мальчика, который упал в вольер.Это произошло 10 лет назад.

Диктор: Это был кошмар для родителей. Трехлетний мальчик перелез через перила и упал на 18 футов в яму для горилл.

Роберт Крулвич: Что в этом случае сделала горилла?

Франс де Ваал: Она подошла за мальчиком.

Диктор: Когда он лежал раненый и без сознания на бетоне, Бинти осторожно подхватил его.

Франс де Ваал: Она села с мальчиком.Она похлопала его по спине и, казалось, успокоила его.

Диктор: Потом она сделала что-то потрясающее.

Самец: Она несла его примерно 50 или 60 футов.

Франс де Ваал: Затем она привела его в место, откуда люди могли добраться до него.

Диктор: Парамедики быстро вытащили мальчика из ямы.

Франс де Ваал: Все это было снято на видео, потому что там были люди, которые снимали это на видео.

Мужчина: Просто невероятно.

Дитя: Никогда не думал, что горилла так поступит.

Франс де Ваал: СМИ много говорили об этом, но на самом деле реакция этой гориллы на упавшего мальчика была очень распространенной, типичной реакцией обезьяны.

Джад Абумрад: Вот и все.

Роберт Крулвич: Послушайте, я признаю, что когда произошла гора Синай, это не было началом того, что существа учились делать добро или знали разницу между добром и злом.Я скажу, что я все еще думаю, что есть разница между людьми и обезьянами и обезьянами. Это ощутимая разница. Позвольте мне сделать еще одну историю. Это история Джоша Грина. Не думаю, что ты справился бы с этим, будь ты обезьяной. С этим даже трудно справиться, если ты человек.

Джош Грин: Ситуация в чем-то похожа на последний эпизод MASH для людей, которые с этим знакомы. Мы рассказываем историю так. Время войны.

Мужчина: По дороге идет вражеский патруль.

Джош Грин: Вы прячетесь в подвале с некоторыми из ваших односельчан.

Мужчина: Давай погасим эти огни.

Джош Грин: Вражеские солдаты снаружи. У них есть приказ убить любого, кого они найдут.

Мужчина: Тихо! Никто не издаст ни звука, пока не пройдет мимо нас.

Роберт Крулвич: Ну вот, вы забились в подвале.Вокруг вас вражеские войска, и вы держите своего ребенка на руках. Ваш ребенок простужен, немного сопит. Вы знаете, что ваш ребенок может кашлять в любой момент.

Джош Грин: Если они услышат вашего ребенка, они найдут вас, ребенка и всех остальных и всех убьют. Единственный способ предотвратить это — прикрыть рот ребенка, но если вы это сделаете, ребенок задохнется и умрет. Если вы не закроете рот ребенку, солдаты найдут всех, и все будут убиты, включая вас, включая вашего ребенка.

Роберт Крулвич: У вас есть выбор. Вы бы задушили собственного ребенка, чтобы спасти деревню, или позволили бы своему ребенку кашлять, зная о последствиях?

Джош Грин: Это очень сложный вопрос. Люди долго думают об этом. Некоторые люди говорят «да», а некоторые — нет.

Женский пол: Дети — это благословение и дар от Бога, и мы не делаем этого с детьми.

Женщина: Да, думаю, я бы убила своего ребенка, чтобы спасти всех остальных и себя.

Мужчина: Нет, я бы не стал убивать ребенка.

Женщина: Я чувствую, что поскольку это мой ребенок, я имею право прервать жизнь.

Мужчина: Я бы хотел сказать, что убью ребенка, но не знаю, хватит ли у меня внутренней силы.

Мужчина: Нет. Если дело доходит до убийства собственного ребенка, дочери или сына, я бы выбрал смерть.

Мужчина: Да, если нужно. Конечно, это было во время Второй мировой войны. Когда немцы приближались, была мать, у которой был плачущий ребенок, и вместо того, чтобы ее нашли, она фактически задушила ребенка, но другие люди остались живы.

Женщина: Звучит как старая штука MASH. Нет, вы не убиваете своего ребенка.

Роберт Крулвич: В последнем эпизоде ​​MASH кореянка, фигурирующая в этой пьесе, убивает своего ребенка.

Мужчина: Она убила его! Она убила его! О Боже! О Боже! Я не хотел, чтобы она его убила! Я просто хотел, чтобы было тихо! Это был младенец! Она задушила собственного ребенка!

Роберт Крулвич: Джош задал людям вопрос, убили бы вы своего собственного ребенка, пока они находились в сканере мозга. Как раз в тот момент, когда они пытались решить, что им делать, он сфотографировал их мозг. То, что он увидел, соревнование, которое мы описали ранее, было глобальным в мозгу.Это было похоже на мировую войну. Эта банда бухгалтеров, эта часть мозга была занята вычислениями, расчетами, целая деревня могла умереть, вся деревня могла умереть, но также загорелся более старый и глубокий рефлекс, кричащий: «Не убивайте ребенка! Нет! , нет, не убивай ребенка! »

Мужчина: Нет!

Роберт Крулвич: Внутри мозг был буквально разделен.

Мужчина: Проведите расчеты.

Мужчина: Не убивайте ребенка.

Мужчина: Проведите расчеты.

Мужчина: Не надо.

Роберт Крулвич: Два разных племени в мозгу буквально пытались перекричать друг друга. Джад, это был конкурс, отличный от тех, о которых мы говорили раньше. Помните, как раньше, когда люди сталкивали человека с моста, их мозг подавляюще кричал: «Нет, нет, не толкайте человека!» Когда люди тянули уровень, подавляющее большинство людей: «Да, да, потяните за рычаг.«Там было отчетливо. Здесь я не думаю, что действительно кто-то выиграет.

Джад Абумрад: Кто нарушит ничью? Им нужно было что-то ответить, верно?

Роберт Крулвич: Хороший вопрос. Что просходит? Это всего лишь два крика, которые борются друг с другом, или есть судья?

Джош Грин: Интересный вопрос. Это одна из тех вещей, на которые мы смотрим.

Роберт Крулвич: Когда вы находитесь в этом моменте, когда части вашего мозга соревнуются, есть две области мозга.

Джош Грин: Эти две области впереди.

Роберт Крулвич: Прямо за твоими бровями, слева и справа, которые светятся. Это особенно важно для нас. Он показал мне слайд.

Джош Грин: Это те области, которые очень развиты у людей по сравнению с другими видами.

Роберт Крулвич: Когда у нас есть проблема, над которой нам нужно подумать, передняя часть мозга, это выше моей брови?

Джош Грин: Да, прямо там.

Роберт Крулвич: Их двое, один слева и один справа.

Джош Грин: Двусторонний.

Роберт Крулвич: Это те вещи, которых у обезьян не так много, как у нас?

Джош Грин: Конечно, у людей эти части мозга более развиты.

Роберт Крулвич: Глядя на эти две вспышки света на передней части человеческого мозга, можно сказать, что мы смотрим на то, что делает нас особенными.

Джош Грин: Это справедливое заявление.

Роберт Крулвич: Человек, борющийся с проблемой, вот что это такое.

Джош Грин: Да, это одновременно и эмоционально, и есть рациональная попытка разобраться с этими эмоциями. Это те случаи, которые проявляют большую активность в этой области.

Джад Абумрад: Что они делают в тех случаях, когда эти точки над нашими бровями становятся активными?

Роберт Крулвич: Он не знает наверняка, но то, что он обнаружил, было обнаружено в этих тесных состязаниях, когда эти узлы очень, очень активны, оказывается, что вычислительная часть мозга получает небольшой импульс, а внутренняя , внутренний отдел головного мозга шимпанзе приглушен.

Мужчина: Нет! Нет! Нет!

Роберт Крулвич: Люди, которые решили убить своих детей, которые приняли, по сути, логическое решение, снова и снова, у этих субъектов было более яркое свечение в этих двух областях и более продолжительное свечение в этих двух областях. Между этими двумя точками над бровью и властью логического мозга над внутренним шимпанзе или висцеральным мозгом существует определенная связь.

Джош Грин: Это гипотеза.Потребуется гораздо больше исследований, чтобы понять, что делают эти разные части мозга или активируются ли некоторые из них случайным образом. Мы действительно не знаем. Все это очень ново.

Джад Абумрад: Сколько людей решили убить своего ребенка?

Роберт Крулвич: Примерно половина.

Джад Абумрад: Вау, неплохо.

Роберт Крулвич: Что значит неплохо? Вы за убийство ребенка?

Джад Абумрад: Что бы вы сделали?

Роберт Крулвич: Я? У меня должен быть очень шумный шимпанзе, потому что он даже не подумал бы —

Джад Абумрад: Я бы убил ребенка.

Роберт Крулвич: Хотели бы?

Джад Абумрад: В деревне родится сотня детей. Ваш ребенок всего лишь один.

Роберт Крулвич: Мой ребенок — мой мир. Мой ребенок — моя вселенная.

Джад Абумрад: Ты собираешься стереть всех этих людей на основе твоего одного ребенка?

Роберт Крулвич: Прежде всего, нам всем нужно, чтобы вы знали, что у Джада Абумрада еще нет собственного ребенка.

Джад Абумрад: Верно.

Роберт Крулвич: Чего вы не можете знать, так это того, что вы не можете знать, каково было бы посмотреть в лицо своей дочери, в лицо своего сына и покончить с этой жизнью.

Джад Абумрад: Да, ты прав.

Роберт Крулвич: Я вас знаю. Вы не могли этого сделать.

Джад Абумрад: Согласен, я не знаю, что бы я делал на самом деле, но если вы прямо сейчас спросите меня абстрактно, что более правильно, я не смог бы жить с собой, если бы не действовал от имени большего блага.

Роберт Крулвич: Послушайте, вы знаете, что я думаю? Я думаю, что настоящая сущность морального чувства, если мы хотим довести эту дискуссию до ее реального конца, вы скажете, что такого в людях, чего у животных до сих пор нет, и я никогда не надеюсь, и я надеюсь, что у нас никогда не будет , вина.

Джад Абумрад: Вина?

Роберт Крулвич: Да, вина. Умение краснеть.

Франс де Ваал: Насколько мне известно, это единственное выражение, которого у обезьян нет — стыда и вины.Я не уверен, что они особенно хорошо развиты у шимпанзе.

Джад Абумрад: Ого, как жаль. Мы должны принять свой стыд, и это хорошо, потому что я на самом деле провожу большую часть своей жизни, чувствуя стыд.

Роберт Крулвич: В этом мы точно такие же.

Джад Абумрад: Для получения дополнительной информации о нейробиологе и философе Джоше Грине и приматологе Франсе де Ваале, которых вы только что услышали, посетите наш веб-сайт Radiolab.орг.

Женщина: Вы слушаете Radiolab.

Мужчина: Radiolab.

Женщина: из Нью-Йоркского общественного радио.

Мужской: WNYC.

Женский: NPR.

Пэт Уолтерс: Привет всем, Пэт Уолтерс здесь. Я продюсер Radiolab. Я здесь, потому что мне нужна твоя помощь.Этим летом я веду серию рассказов о шоу. У меня есть просьбы к тем из вас, кто проводит много времени с детьми, родителями, тетями и дядями, учителями. Мы ищем истории о том, что мы называем крошечными моментами детского блеска. В основном я хочу услышать о тех случаях, когда ребенок, которого вы знаете, делал что-то, что заставляло вас просто откинуться назад и сказать: «Ого, как они это сделали?» Может быть, это был момент, когда ребенок, которому вы читали в течение нескольких месяцев, начал читать вам ответы, или, может быть, ребенок был на уроках игры на фортепиано, и вы внезапно заметили, что он делает продвинутую математику на полях своей партитуры, или, может быть, ребенок учился в классе математики, и вы заметили, что они писали музыку на полях своего домашнего задания по геометрии.Нас интересуют те маленькие, специфические моменты, когда ребенок делает что-то супер-умное, но это не имеет ничего общего с тестом. Если у вас есть история, поделитесь ею с нами. Вы можете перейти на Radiolab.org/brilliance и записать для нас короткое звуковое сообщение. Опять же, это Radiolab.org/brilliance. Большое спасибо.

Дана Томпсон: Это Дана Томпсон из Манси, штат Индиана. Radiolab поддерживается Luminary, единственным местом, где вы можете послушать новый подкаст Билла Симмона, Rewatchables 1999.Возрождение Rewatchables 1999 года представляет собой анализ самых знаковых фильмов 1999 года, самого выдающегося года в истории кино. Слушайте Rewatchables 1999 вместе с другими оригинальными шоу только на Luminary. Посетите Luminary.link/RL, чтобы получить бесплатные первые два месяца премиум-контента Luminary. После этого — 7,99 доллара в месяц. Отменить в любое время. Действуют условия.

Роберт Крулвич: Привет, я Роберт Крулвич. Radiolab поддерживается Delta. Delta выполняет рейсы в 300 городов мира.Это 300 городов, где люди скучают по кому-то в одном из наших 299 других городов, где люди думают, что они единственные, кто знает об этом одном месте, 300 городов, где люди поют в машине или в душе, или и то, и другое, плохо. «Дельта» летает не только для того, чтобы сблизить нас, но и для того, чтобы показать нам, что мы не так уж далеки друг от друга. Дельта, продолжай восхождение.

Джад Абумрад: Это Радиолаборатория. Я Джад Абумрад.

Роберт Крулвич: Я Роберт Крулвич.

Джад Абумрад: Сегодня в нашей программе наука о морали, добре и зле, добре и зле.

Роберт Крулвич: Если сейчас у нас в голове есть хотя бы спор о том, где моральный смысл может лежать в мозгу, теперь давайте спросим, ​​когда он включается, когда, по вашему мнению, люди начинают понимать, что хорошо, а что плохо. .

Джад Абумрад: Я действительно задал этот вопрос эксперту.

Джуди Сметана: Меня зовут Джуди Сметана.

Джад Абумрад: ее зовут Джуди Сметана.

Джуди Сметана: Я профессор Рочестерского университета. Дети явно знают больше, чем могут сказать. Как из наблюдений, так и из анекдотов ясно, что на втором году жизни у детей действительно начинает развиваться нравственное чутье. Конечно, этот опыт увеличивается по мере того, как они переходят в тройку, но они также начинают формировать гораздо более сложное или развитое понимание моральных правил, которым они могут немного поделиться с нами в наших интервью.

Мужчина: Кто устанавливает правила в вашей школе?

Ребенок: Мои учителя.

Джад Абумрад: Когда вы проводите интервью напрямую с детьми, какие вопросы вы им задаете?

Мужчина: Могут ли они изменить правила, если захотят?

Ребенок: Они учителя. Они могут делать все, что захотят.

Джуди Сметана: Мы действительно стараемся задавать им очень сложные идеи в простой форме.

Мужчина: Есть ли в вашей школе правило избивать?

Ребенок: Да.

Джуди Сметана: Например, можно было бы ударить, если учитель не видел вас, или можно было бы ударить, если в вашей школе не было правил на этот счет.

Мужчина: Предположим, учителя в школе согласны с тем, что у них не будет никаких правил насчет ударов в школе, правил больше нет.Тогда будет ли мальчик сильно ударить другого ребенка?

Детский: №

Мужчина: Нет? Как придешь?

Дитя: Потому что от этого кому-то станет плохо.

Мужчина: Было бы. Что плохого в том, чтобы кого-то ударить?

Ребенок: Он сделан из кожи, потому что на их коже можно порезаться или получить синяк.

Джуди Сметана: Мы обнаружили, что маленькие дети, начиная примерно с трех лет, но на самом деле гораздо более надежно к четырем годам, будут говорить, что такие вещи, как удары, ранения или поддразнивания, были бы неправильными, даже если учитель их не видел или не было правила, тогда как другие вещи вроде сидения в круге по кругу времени …

Мужчина: Есть ли в вашей школе правило сидеть во время обеда?

Ребенок: Да.

Джуди Сметана: … было бы хорошо, если бы на этот счет не было никаких правил.

Мужчина: Это правило может изменить учитель?

Дитя: Да, если она скажет: «Хорошо, ты можешь встать», ты сможешь это сделать. Вы должны слушать учителя.

Джуди Сметана: Совершенно очевидно, что для маленьких детей моральная вселенная начинается очень рано.

Женщина: Здравствуйте.

Женщина: Фэй, которая сегодня принимает гостей, пришла идея создать игровую группу.

Женщина: Все наши дети играют вместе, как обычно, в гостиной, стараясь не убивать друг друга.

Женщина: Мне троих немного легче для Даны, чем двоек, потому что мой сын не боится. Мы называем его красным торнадо.

Женщина: Привет, как тебя зовут?

Алекс: Алекс.

Женщина: Однажды ему исполнилось три …

Женщина: Стой, да?

Алекс: Трое.

Женщина: Я считаю, что нам легче объяснить ему вещи.

Джад Абумрад: Что за вещи, например, правила?

Женщина: Правила, ага. Правила.

Женщина: Вы можете мне сказать, каковы правила? Вы киваете «да».

Женщина: Если вы спросите его правила дома, он скажет, что нельзя бить, не толкать, не бить головой.

Алекс: Ни ударов, ни толчков, ни ударов головами.

Женщина: Таковы правила. Он знает.

Женщина: Ни толканий, ни ударов, а что еще?

Алекс: Никаких ударов головами.

Женщина: Головы не бьются.

Женщина: Но не всегда следует за ними. Алекс, делай это нежно.

Джуди Сметана: Одна из вещей, которые мы видим, это то, что маленькие дети могут сказать вам, что что-то не так, что нельзя бить, потому что это больно, а брать игрушки — неправильно. В то же время дети берут игрушки других детей, бьют друг друга. Вы должны задаться вопросом, почему, если они знают, что это неправильно, почему они это делают.

Джад Абумрад: Потому что это хорошо, правда?

Джуди Сметана: Да, это хорошо, потому что они получили то, что хотели. Некоторые исследователи назвали это эффектом счастливого виктимизатора.

Джад Абумрад: Ударить другого ребенка или взять игрушки другого ребенка — это хорошо, но когда ваши игрушки забрал другой ребенок, — это плохо. Это основная информация, которую ребенок использует, чтобы начать формировать свою моральную вселенную?

Джуди Сметана: Верно.Задача развития маленького ребенка состоит в том, чтобы уметь согласовать эти две точки зрения, точку зрения жертвы и точку зрения нарушителя, и взвесить их в соответствии с тем, как себя чувствует жертва.

Джад Абумрад: На самом деле мы говорим о счастливом жертвователе против сочувствия.

Джуди Сметана: Ага.

Гэвин: Привет.

Мужчина: Я бы сказал, что отсутствие сочувствия — одна из характеристик действительно маленьких детей.

Гэвин: Что это?

Джад Абумрад: Это микрофон.

Гэвин: Меня зовут Гэвин.

Мужчина: Гэвин, убедитесь, что у вас на пальцах нет йогурта.

Гэвин: Мне два года.

Мужчина: Вы говорите им: «Вы видите, что вам не нравится, когда вас дразнят, но затем вы дразнили своего брата и посмотрите, что он чувствует». С таким же успехом вы можете говорить с ними на фарси.Они немного похожи на социопатов.

Джад Абумрад: Вы думаете, что это преувеличение?

Женщина: Думаю, да. Я предполагаю, что в общих чертах это правда, но я думаю, что мы рождены с некоторым очень рудиментарным чувством эмпатии, встроенным в него. Люди очень убеждены, например, свидетельствами приматов, что это то, что вы видите у других видов.

Женщина: Я действительно думаю, что дети рождаются с разными врожденными уровнями сочувствия.Однажды я рано пошел в школу. Я никогда не рано. У них есть смотровая комната, где вы можете наблюдать за классом. Я никогда не наблюдал, потому что я никогда не рано, поэтому я пошел в туалет. В этот момент я увидел, как Джек схватился со своим лучшим другом, бросился за книжный шкаф, а весь класс собрался вокруг. Затем я увидел, как Джек встал и просто посмотрел вниз с этим очень удивленным, испуганным выражением лица. Затем я увидел, как его друг встал с кровоточащей губой. Я подумал: «Не могу поверить, что смотрю, как это происходит.«Единственный раз, когда я когда-либо наблюдал за своим сыном через окно в школе, и я думаю, он только что окровавил кого-то. Он был огорчен всем этим. Он был огорчен, я думаю, напуган своими собственными действиями. Я сказал своей сестре, что в тот момент я пожалел, что не побежал в класс. Моя сестра сказала: «Лучшее, что ты сделала, — это не входила в него».

Джек: Джек, а мне четыре.

Женщина: Джек должен был увидеть последствия своих действий на своих условиях.

Джек: (поет)

Мужчина: Мне нравится эта песня.

Джад Абумрад: Мне тоже нравится эта песня. Спасибо, Джек, а также родители Джека, Уильям и Тори [Brangam 00:37:42]. Также спасибо Дане, Мисси, Ане и Фэй за то, что позволили нам подслушать их игровую группу. Спасибо также нашим экспертам, Джуди Сметане, профессору психологии Университета Рочестера, и Ларри Нуччи, профессору Университета Иллинойса в Чикаго.

Роберт Крулвич: Если это моральное чувство включается, когда вам три или четыре года, в вашей жизни бывают моменты, когда вы так смущаетесь из-за того, что вы сделали, что ваше моральное чувство никогда не исчезает. Это следующая история.

Джад Абумрад: Это от продюсера Эми О’Лири. Для нее этот момент наступил в 4-м классе, во время игры, в которую играл ее класс, под названием Homestead, нечто среднее между Dungeons and Dragons и Monopoly. Он должен был учить детей пионерской истории.Эми было так плохо из-за того, как она себя ведет в этой игре, что много лет спустя она написала своему учителю письмо, и он так и не ответил, поэтому она пошла к нему.

Эми О’Лири: Где твой класс?

Мистер Риггс: Сюда.

Эми О’Лири: Дети ушли?

Мистер Риггс: ЧП.

Эми О’Лири: Пока мы идем по коридору, я понимаю, почему чувствую себя такой дезориентированной.Я взрослый с 401k, и дверные ручки в школе доходят до моих колен. Когда мы садились на часть интервью, где я должен был спросить мистера Риггса об этой игре, в которую мы играли, честно говоря, все, о чем я мог думать, это самый очевидный вопрос. Как дела?

Мистер Риггс: старше, лысее, поседее, толще. Все еще преподаю, наверное, осталось еще шесть или семь лет.

Эми О’Лири: Сколько —

Мистер Риггс: 34.

Эми О’Лири: 34 года.

Мистер Риггс: Да, я преподавал, наверное, уже больше половины персонала живы.

Эми О’Лири: Вы все еще играете в Homestead?

Мистер Риггс: Да, мы все еще пытаемся это сделать.

Эми О’Лири: Вы только что схватились за лоб и посмотрели на нее с болью. Для чего это было?

Мистер Риггс: Этот класс был трудным.Некоторые из них сделают это. Некоторые из них этого не сделают. Некоторые из них это запомнят. Вы это запомнили. Все ли в классе запомнили это?

Эми О’Лири: Я уже знала ответ на этот вопрос, потому что проверила.

Джефф: Привет?

Эми О’Лири: Я нашла Джеффа в Лос-Анджелесе. Джефф, ты помнишь Хомстед?

Джефф: Неясно.

Эми О’Лири: Дейл в Фениксе.Дейл, ты помнишь игру «Усадьба», в которую мы играли?

Дейл: Неясно.

Эми О’Лири: [Стеффа 00:40:12], с которой я познакомился в баре в Бруклине, где она работает. Вы помните игру Homestead?

Стеффа: Нет, конечно, не так много, как ты. Как только вы начнете об этом говорить, я могу это вспомнить.

Эми О’Лири: Именно в этой игре-симуляторе мы должны были стать поселенцами в прериях.Перед классом стояла большая фанерная карта. У нас были эти маленькие буклеты, которые были черно-белыми буклетами.

Мистер Риггс: Это буклеты, которые вы использовали.

Эми О’Лири: Вау. Стоя в этом классе, я все помню об игре. Я держу это, и у меня море воспоминаний. Я помню власть и господство трущоб, измерение цен. Я думаю, что цель игры заключалась в том, чтобы научить нас кое-чему об истории людей, которым пришлось заселять Запад.Вам был назначен персонаж и земельный участок. Каждый день, когда вы играли в нее, у каждого студента была разная удача. Вы можете бросить один, и будет засуха, и вы не получите денег со своей земли, или вы выбросите шестерку, и это означает, что урожай будет неимоверным. Это было очень похоже на игру «Монополия».

Мистер Риггс: Имея это в виду, у меня есть доска.

Эми О’Лири: Это та же доска?

г.Риггс: Да, это та же доска.

Эми О’Лири: Давайте посмотрим на это. Я помню это. Как назло, одна из самых первых вещей, произошедших в игре, — это то, что мистер Риггс объявил, что эта земля, квадрат посередине, земельный квадрат 18, моя земля, это тот участок земли, который у меня был. , будет центром города.

Мистер Риггс: Вы должны продать всю городскую собственность и все остальное и управлять городом.

Джад Абумрад: Что вы думаете об этом?

Эми О’Лири: В то время я знала, что это поможет мне выиграть игру. Я подумал: «Это удача. У меня есть то, чего нет ни у кого». Я думал, что это еще одно доказательство того, что я особенный. Я всегда был хорошим учеником. Я думал, что это то, что хорошие ученики награждают счастливыми вещами.

Джад Абумрад: Тогда что ты сделал?

Эми О’Лири: Я начала с создания компании.Пойдем к ребенку. Мы бы сказали: «Эй, ты хочешь присоединиться к нашей компании?» Они бы сказали: «Что это?» Мы бы сказали: «Мы будем компанией, и мы будем все вместе. Вы дадите нам свою землю, и мы дадим вам место в городе, чтобы жить. Все хотят переехать в город». . Разве ты не хочешь быть в городе? А пока я заберу всю прибыль с твоей земли ». Вы можете получать от 200 до 1000 урожаев в год на своей земле, а мы будем платить им 50 долларов в год. Это была игра-симулятор, так что никому на самом деле не приходилось выходить на работу на своих полях, чтобы получать прибыль от земли, но эти люди в основном продались в рабство с очень низкой заработной платой.

Джад Абумрад: Все остальные девятилетние пошли на это?

Эми О’Лири: Да.

Джад Абумрад: Почему?

Эми О’Лири: Давление со стороны сверстников. Они думали, что мы крутые ребята. Все скажут «да». Я помню, что нам почти никто не отказал. Когда у вас будет 20 детей, которые станут частью компании, о боже, я могу делать все, что захочу. Сумасшедшая полная мощность. Что-нибудь. Любая тактика запугивания.Были случаи, когда в буклете говорилось, что у вашей семьи проблемы со здоровьем, вам нужно заплатить врачу. Мой ребенок болен, мой ребенок болен! Врач работал в нашей компании, и он завышал цену людям, которых не было в компании. Если бы вы не были частью компании, это стоило бы вам больших денег. Денег больше, чем у любого из этих людей.

Джад Абумрад: Шиш.

Эми О’Лири: Это даже не самое худшее.

Дейл: Я немного помню тот эпизод …

Эми О’Лири: Это снова Дейл.

Дейл: … нам нужно преждевременно остановить игру.

Эми О’Лири: Он мало что помнил, но помнил деньги. Деньги сложно забыть.

Дейл: Вы залили всю игру фальшивыми деньгами, а чужие больше ничего не стоят.

Эми О’Лири: В игре изначально использовались деньги Монополии. Когда мы стали достаточно большими, и мы поняли, что никто не может реально отслеживать наши финансы, мы просто начали приносить их из дома. Мы фактически принесли деньги Life и деньги Monopoly из дома и наводнили валютный рынок классной комнаты. Это была абсурдная сумма денег. Оглядываясь назад, я подумал, что вы должны это заметить.

Мистер Риггс: Это было заметно, потому что я штамповал деньги штампом Граучо Маркса, который у меня был на обратной стороне, и это был настоящий материал, а все, что без Граучо, было подделкой.Ни один класс не зашел так далеко, как вы, ребята.

Джад Абумрад: Мистер Риггс когда-нибудь говорил вам, что это неправильно?

Эми О’Лири: Нет, никогда. Он никогда не говорил об этом прямо. Он как раз однажды созвал это собрание. Я очень хорошо помню эту встречу. Вы привели нас всех в переднюю часть комнаты. Шесть расстроенных детей собрались вокруг большого учительского стола мистера Риггса. Я стоял на другом. Вы сказали: «Мы не совсем думаем, что это справедливо», но вы не сказали нам, что это неправильно, или что вы обманываете или фальсифицируете деньги, и я знаю это.Я помню, что вы подняли вопрос. Он спросил меня: «Что ты собираешься с этим делать?» Долгая пауза. Он не наказывал меня и не говорил, что это в точности противоречит правилам. Я не мог понять, что происходит. Мы побеждали. Что я собирался с этим делать? «Ничего», — сказал я ему. Вот когда он посмотрел на меня так. Это было похоже на тихое разочарование. Вся надежда, которую он имел на меня как человеческое существо, просто соскользнула с его лица.

Мистер Риггс: Это помогло развить в вас совесть? Это когда-нибудь возвращалось, чтобы вы думали о вещах по-другому?

Эми О’Лири: Совершенно верно.Именно поэтому я так долго и так хорошо это запомнил. Это запомнилось мне как этот урок: даже если ты не собираешься за что-то быть наказанным, это все равно может быть неправильным.

Мистер Риггс: Значит, если это произошло, все прошло успешно.

Эми О’Лири: Вы делаете это специально?

Мистер Риггс: Думаю, тогда я сделал это специально, потому что это был один из тех обучающих моментов, которые случаются, и вы просто наслаждаетесь этим, как замечательно, что это было представлено.

Эми О’Лири: Мой одноклассник Дейл взглянул на вещи в перспективе.

Дейл: В этом возрасте все делают то, что заставляет задуматься о том, что правильно, а что нет.

Эми О’Лири: У вас есть такие вещи? То, что он сказал мне потом, застало меня врасплох.

Дейл: Ага. Трэвис Шерман был моим другом, который жил по соседству, и мы были лучшими друзьями, катаясь на велосипедах по городу.Мы возвращались домой, пересекая съезд с автострады. Я был перед Трэвисом. Я перебрался. Следующее, что я помню, — это просто визг шин, и я оглядываюсь вокруг, и вижу, что Трэвис наполовину под этой машиной на перекрестке. Я помню, как он наполовину встал, а его нога была сложена почти как оригами, только что выброшенная. Он просто взглянул на меня и сказал: «О боже, Дейл, моя нога», и упал обратно. Мне не могло быть больше шести, но по какой-то причине я не вернулся к нему. Я просто развернулся, сел на велосипед и поехал.Я даже не думаю, что рассказывал об этом маме. Он несколько раз пытался позвонить из больницы, и я помню, как сказал: «Нет, я не хочу с ним разговаривать. Я не хочу с ним разговаривать». Моя мама наконец говорит: «Нет, ты собираешься с ним поговорить, нравится тебе это или нет». Когда я наконец дозвонился до телефона, я отчетливо помню, как он спрашивал: «Почему ты это сделал? Почему ты не вернулся за мной?» У меня не было для него ответа.

Дейл: По сей день это одна из тех вещей, которые меня беспокоят.Несмотря на то, что я был всего лишь таким старым, меня все еще беспокоит то, что я сделаю это, что я повернусь и оставлю кого-то, кому такая помощь нужна. Может быть, это влияет на то, как я сегодня являюсь человеком. Я помогу всем, чем смогу, просто потому, что не хочу снова испытывать это чувство.

Эми О’Лири: Я спросила Дейла, может ли он стереть тот день из своей жизни, не так ли? «Нет, — сказал он, — не через миллион лет». Это часть того, кем он является сейчас. Сейчас он из тех парней, которые приедут и заберут вас посреди пустыни, когда ваша машина сломается в 3:00.м., без вопросов. Он действительно верный друг, хороший человек. Я не вернулся к мистеру Риггсу, чтобы что-то решить. Мне не нужно было, чтобы он говорил, что в глубине души он всегда считал себя хорошим ребенком или что он больше не разочаровался во мне. Важно то, что однажды он во мне разочаровался. Я все время об этом думаю. Считаете ли вы, что с детьми этого возраста, что именно этот урок они разбирают прямо сейчас, дети восьми-девяти лет?

Мистер Риггс: Да, они разбираются с этим.Есть ли право, есть ли зло, что такое мораль? Обычно есть чувство справедливости. У этих ребят до энной степени справедливость. Они могут посмотреть на один из этих кексов и сказать вам с точностью до унции, какой из них больше, и если кто-то другой получит его, это будет несправедливо и все остальное. Это мораль? Я думаю, что если людей оставить в покое, они будут поступать правильно. Дети имеют склонность поступать правильно. Я не думаю, что есть несколько детей, которые когда-либо поймут это, будь то генетика или очень раннее семейное происхождение.

Эми О’Лири: Как вы можете сказать это так рано?

Мистер Риггс: Когда вы видите ребенка, который постоянно тычет, постоянно режет, обманывает, ворует, лжет и т. Д., И я говорю в три, четыре, пять, а не только в третьем классе, я думаю, что этот ребенок проклят. , обречены, что угодно, на всю оставшуюся жизнь.

Эми О’Лири: Я провожу остаток дня с классом мистера Риггса, размышляя о том, что он сказал, наблюдая за его третьеклассниками.

Дитя: Почему бы тебе просто не пойти [неразборчиво 00:50:37]?

Эми О’Лири: Я спросила [Атан 00:50:40], ребенка в первом ряду, каковы правила. Не могли бы вы сказать мне, какие правила в этой комнате?

Атан: У вас их трое прямо там.

Эми О’Лири: Он указывает на плакат, и я это тоже помню.

Афан: Действуйте осторожно, уважайте других и их собственность.

Эми О’Лири: Наверху правило номер один.

Атан: Делай то, что ты считаешь правильным.

Эми О’Лири: Делайте то, что вы считаете правильным. Они неплохо работают?

Атан: Да, иногда бывает.

Джад Абумрад: Спасибо, Эми О’Лири, за создание этой истории. Еще одна история, похожая на нее, в Radiolab. Оставайтесь с нами.

Мужчина: Вы слушаете…

Женщина: В Radiolab.

Мужчина: Radiolab.

Женщина: из Нью-Йоркского общественного радио.

Мужской: WNYC.

Женский: NPR.

Джад Абумрад: Это Радиолаборатория. Я Джад Абумрад.

Роберт Крулвич: Я Роберт Крулвич.

Джад Абумрад: В этот час мы изучали мораль, хорошее и плохое, правильное и неправильное.

Роберт Крулвич: А теперь позвольте нам сказать, что вы ошиблись, вы сделали что-то плохое и что общество вокруг вас считает вас виновным. Если вы вернетесь на 250 лет назад, у отцов города Филадельфии есть интересный способ заставить своих граждан признать свою вину.

Джад Абумрад: Это гигантский готический замок, который до сих пор стоит в центре Филадельфии, за исключением того, что он больше не занят и разваливается. Мы послали продюсера Джоша Брауна посмотреть.

Шон Келли: Вы хотите просто подойти и немного осмотреться?

Джош Браун: Можем ли мы немного осмотреться и получить немного атмосферы и тому подобное?

Шон Келли: Да, конечно. Здание действительно разрушено. Раньше здесь были две огромные дубовые двери, и все они были с железными гвоздиками … Это здание основано на глубоко оптимистическом взгляде на человеческую природу. Представьте, что вы распахиваете эту гигантскую дверь.Что все люди от природы хорошие. Ты наш новый сокамерник, и тебе в первую очередь нужно накрыть голову капюшоном. Что у каждого человека в сердце есть инстинкт вести себя правильно, поступать правильно, поэтому они выступали за тюрьму, в которой каждый мужчина и каждая женщина будут жить в глубокой изоляции. Они думали, что изоляция побудит к духовным размышлениям, и заключенные покаются. Это была первая в мире настоящая пенитенциарная система, здание, предназначенное для того, чтобы заставить кого-то раскаяться и искренне сожалеть о содеянном.

Шон Келли: Мы собираемся прогуляться сюда. Они назвали это южным коридором, здесь этот большой арочный коридор. Квакеры-реформаторы тюрем утверждали, что заключенные должны быть полностью отрезаны от внешнего мира. Им не разрешали получать письма из дома. Им не разрешали никаких книг, кроме копии Библии короля Иакова. Они искали почти полную сенсорную депривацию. Они хотели, чтобы вы видели четыре белые стены своей камеры 8х12 и ничего больше в течение многих лет.

Шон Келли: Вот вы в своей камере. Вы можете видеть, что в нем есть детская кроватка с простым матрасом, набитым соломой. Там есть инструменты для изготовления обуви. Камера, что меня всегда каждый раз поражает, так это высота потолка. Сводчатые потолки 16 футов. К нему добавлена ​​красивая арка. Тогда у них есть этот световой люк. Они назвали их оком Бога. Дневной свет, проходящий через это круглое отверстие, должен имитировать взгляд глаза, смотрящего на вас сверху вниз.Вы должны пройти через глубокое духовное размышление, пока вы здесь, и поэтому они хотели, чтобы весь свет падал сверху. В такой серый день, как этот, вы действительно чувствуете, насколько мрачной была бы камера. Останься здесь на секунду, я сейчас вернусь. Увидимся через несколько минут.

Шон Келли: У нас есть письмо от сокамерника. Он написал своей матери: «Я только что получил известие, что буду отбывать наказание в Восточной государственной тюрьме в тишине и в невероятной сокрушительной изоляции.Пожалуйста, постарайтесь добиться для меня прощения «.

Шон Келли: Люди, управлявшие этой тюрьмой, были очарованы тишиной. Они просто фетишизировали идею полной тишины. Они хотели, чтобы жизнь сокамерников здесь, в этих камерах, была почти полной тишиной. Когда они ходили взад и вперед по коридорам, охранники надевали туда носки туфли, чтобы вы не слышали шагов. Когда они катили тележки с едой, чтобы доставить еду сюда, в камеры, они покрывали колеса тележки кожей, чтобы они катились в тишине.

Шон Келли: Друг моей матери рассказывал мне, как он работал в Корпусе мира. Он был в Габоне, Африка. Он был в джунглях. Он сказал, что джунгли были настолько густыми, что они вырезали только куски джунглей, достаточно большие для того, чтобы они могли занять именно то пространство, которое им было нужно, для небольших мест сбора для своих домов. Если бы они что-то оставили на пару недель, это были бы снова джунгли. После двух лет пребывания в этой деревне он отправился навестить друга в Кению и ушел на равнину, и он сказал, что его глаза физически не могут фокусироваться на расстояниях дальше, чем примерно 10 футов, потому что они этого не сделали. это через два года.Он сказал, что все время, пока он был там, он чувствовал себя незащищенным, как будто позади него было что-то, чего он не мог видеть.

Шон Келли: Все, о чем я мог думать, это Восточная государственная пенитенциарная система и годы пребывания в этих маленьких камерах размером 8х12. Затем вы выходите, и первое, что вы видите, — это сама тюрьма, простирающаяся на 680 футов в обоих направлениях. Должно быть, напугал людей.

Шон Келли: Возникли споры о том, что длительная изоляция может вызвать безумие, что она может вызвать эмоциональный срыв.То, что выглядело оптимистичным в 1830-х, к 1860-м выглядело довольно цинично. Примерно к сотому дню рождения здания они отказались от идеи одиночного заключения и содержали здесь сокамерников на пожизненное заключение. Стены были построены с идеей, что люди по своей природе хорошие, и в конце концов они стали жильем для всех этих заключенных, которые, по их мнению, были изначально злыми. Мы закроемся за нами. В наши дни наша главная проблема безопасности — это проникновение людей, вандалы и тому подобное.

Джад Абумрад: Джош Браун спродюсировал этот аудиотур с помощью Салли Хершипс. Вы слышали голос Шона Келли. Для получения дополнительной информации о Восточной государственной тюрьме или науке о морали или обо всем, что вы слышали в этот час, посетите наш веб-сайт. Какой адрес?

Роберт Крулвич: Адрес …

Джад Абумрад: Давай, ты уже должен выучить это наизусть.

Роберт Крулвич: Радиолаборатория.орг.

Джад Абумрад: Radiolab.org. Пока вы там, дайте нам знать, что вы думаете. Наш адрес электронной почты: [email protected] Я Джад Абумрад.

Роберт Крулвич: Я Роберт Крулвич.

Джад Абумрад: Мы подписываемся.

Дейл Киз: Радиолаборатория производится Джадом Абумрадом и Эллен Хорн с помощью Сары Пеллегрини, Мелиссы [Кеббл 00:58:41], Эмбер [Сили 00:58:42] и [Сарисса 00:58:42] Таннер .Особая благодарность Дэвиду Мартину и архиву телевизионных новостей Вандербильта, а также мне, Дейлу Кизу. Радиолаборатория производится Общественным радио Нью-Йорка, WNYC, и распространяется NPR.

Тревор Веллер: Это Тревор Веллер, звонящий из Парк-Сити, штат Юта. Radiolab поддерживается онкологическим центром доктора медицины Андерсона Техасского университета, где врачи видят за день больше видов рака, чем многие из них могут лечить за всю свою карьеру, предоставляя свои знания в области исследования и лечения рака. Специальная команда доктора медицины Андерсона, состоящая из почти 21 000 человек, сосредоточена исключительно на искоренении рака и поиске новых способов дать больше надежды пациентам и их семьям.Больше на MakingCancerHistory.com.

Этика и нравственность во время COVID-19

Пандемия коронавируса сложна и многогранна; и, кажется, развивается быстрее, чем наше понимание этого и способность реагировать в полной мере эффективным и всеобъемлющим образом. Однако мы многому учимся на опыте других стран с пандемией и на опыте нескольких государств, которые были одними из первых, кто сильно пострадал от быстро растущего уровня инфицирования.

Этика и мораль во время COVID-19

Пандемия коронавируса сложна и многогранна; и, кажется, развивается быстрее, чем наше понимание этого и способность реагировать в полной мере эффективным и всеобъемлющим образом.Однако мы многому учимся на опыте других стран с пандемией и на опыте нескольких государств, которые были одними из первых, кто сильно пострадал от быстро растущего уровня инфицирования. Одной из основных проблем является множество вопросов этики и морали, возникающих в связи с проблемами государственной политики, связанными с пандемией, особенно в том, что касается принятия решений о медицинской помощи и справедливости политики, проводимой для сдерживания пандемии и оказания помощи ее жертвам. Нам еще есть чему поучиться, и мы могли бы извлечь пользу из срочного национального разговора по этим вопросам, касающимся этики и морали.В этом разделе нашего веб-сайта о COVID-19 мы будем публиковать и время от времени комментировать статьи, которые, по нашему мнению, полезны для понимания наиболее важных этических проблем и дилемм и наиболее справедливых ответов на них.

Этические вопросы относятся к числу наиболее сложных тем, которые общественность и политики должны решать при формулировании государственной политики. Между тем, соблазн избежать их или отложить их рассмотрение часто бывает очень сильным. Однако в случае этой чрезвычайной ситуации в стране уклонения и отсрочки в признании наших обязательств как общества, чтобы смириться с безотлагательностью этических аспектов нашего опыта, будут невозможны, если мы хотим избежать моральной катастрофы.Такой этический и моральный коллапс подорвет нашу способность применять единообразно эффективные стратегии сдерживания и ухода и подорвет национальный дух в то время, когда поддержание морального духа нации редко было так важно. Мы приветствуем отзывы читателей нашего сайта, поскольку мы пытаемся продолжить разговор об этике и морали во время COVID-19.

Важные ссылки

  • Этика распределения вакцин: монотеизм или политеизм? (Журнал медицинской этики)
  • Полис издает приказ, разрешающий больницам Колорадо с ограниченными возможностями переводить пациентов, отказывать в новой госпитализации (The Denver Channel)
  • Блокировать или не блокировать? (Project Syndicate)
  • Есть слово, почему мы носим маски, и либералы должны это сказать (The New York Times)
  • Что на самом деле означает сила, когда вы больны (The Atlantic)
  • Глава ВОЗ называет подход к коллективному иммунитету COVID-19 «просто неэтичен» (The Hill)
  • Пока мой близнец борется за свою жизнь, Трамп только уверяет меня, что вирус не представляет большого значения (The Washington Post)
  • 200000 смертей от коронавируса — это американская трагедия. собственное производство (The Guardian)
  • Отсутствие сочувствия привело к 200 000 смертей.Имеет глубокие корни. (The Atlantic)
  • Построение общества, которое ценит заботу (Public Books)
  • Нескромное предложение (LA Review of Books)
  • «Ад замерз»: фармацевтическая промышленность выступает за политически ослабленное FDA (STAT)
  • Кому следует сделать вакцину против COVID-19 в первую очередь? (Science Daily)
  • «Без доказательств»: FDA снова расширяет использование лечения COVID-19 без дополнительных исследований (USA Today)
  • FDA Хан приносит свои извинения за чрезмерную продажу преимуществ плазмы в качестве лечения COVID-19 (npr)
  • Более 176 000 человек в США умерли от COVID-19; 57% опрошенных республиканцев считают, что это «приемлемо» (USA Today)
  • Сложная этика сохранения дыхания пациента с COVID-19 (The New Yorker)
  • U.С. Больницы подготовили рекомендации для тех, кто получает помощь в условиях вспышки коронавируса (npr)
  • Пандемия COVID-19 и возрастной фактор: призыв к гуманитарной помощи (геронтолог)
  • Проблема долгосрочного ухода (следующий проспект)
  • Компании хотят Щит от судебных исков COVID-19. Но как насчет безопасности клиентов? (PEW)
  • Администрация Трампа вмешивается, поскольку группы защиты предупреждают о «панелях смерти» Covid (Politico)
  • Как одно предложение в The Atlantic уничтожило ответ Трампа на коронавирус (AZcentral)
  • Эйджизм и сокращение расходов в эпоху коронавируса (The Hill)
  • Смерть одного человека от COVID-19 вызывает худшие опасения многих людей с ограниченными возможностями (wbur)
  • Covid-19 и пределы американских моральных рассуждений (Новая Республика)
  • Наше «стремление к счастью» — это Убивая планету (The New York Times)
  • Культ эгоизма убивает Америку (The New York Times)
  • «Это как будто вы ввели в них адреналин»: проблема дезинформации вакцины Facebook сталкивается с новым тестом на Covid-19 (STAT )
  • Кому сделают первую прививку, когда прибудет вакцина от коронавируса? (The Philadelphia Inquirer)
  • Пандемическая этическая загадка: должны ли медицинские работники рисковать своей жизнью, чтобы лечить пациентов с Covid-19? (STAT)
  • Люди с ограниченными возможностями и пожилые люди заслуживают спасительного лечения COVID-19 (Houston Chronicle)
  • Американский индивидуализм — мой климатический страх (Новая Республика)
  • Либерализм потерпел неудачу (Newsweek)
  • Как решить, кто получит первая вакцина против Covid-19 (CNN)
  • Как пожилые люди остаются позади во время нормирования медицинской помощи (wbur)
  • Смерть парализованного человека от COVID-19 высвечивает вопросы инвалидности, расы и семьи (The Washington Post)
  • Америка надвигается эксперимент по нормированию здравоохранения (Неделя)
  • Распространенный эйджизм в ответ на пандемию (Американская социологическая ассоциация)
  • Приемлема ли дискриминация по возрасту? (Project Syndicate)
  • Пожертвовать старым, чтобы помочь экономике? Замечание чиновника Техаса вызывает негативную реакцию (Los Angeles Times)
  • Прежде чем намеренно заражать людей коронавирусом, будьте уверены, оно того стоит (The New York Times)
  • Когда станет доступна вакцина от Covid-19, кто должен получить ее в первую очередь? (STAT)
  • Соблюдение прав инвалидов — на пути к улучшенным стандартам помощи в условиях кризиса (Медицинский журнал Новой Англии)
  • Я и мы: права личности, общее благо и коронавирус (AP News)
  • Нормирование вентиляторов во время эпидемии COVID-19 ( Медицинский журнал Новой Англии)
  • Вы можете спасти одного или пятерых.Но не все шесть. (The New York Times)
  • Горячие точки Covid-19 в Америке проливают свет на наши моральные неудачи (Vox)
  • Пандемия усилила эйджизм. «Открыт сезон дискриминации» в отношении пожилых людей (LA Times)
  • Пандемическая этика: аргументы в пользу экспериментов на людях-добровольцах (The Washington Post)
  • «Наш эйджизм связан с экономикой»: автор ставит под сомнение обсуждение того, кто является расходным материалом (AlterNet)
  • Заразить добровольцев Covid-19 во имя исследования? Предложение обнажает минное поле проблем (STAT)
  • «Ужасный моральный выбор» повторного открытия (The Atlantic)
  • Так не должно было быть (эон)
  • Как правительство «провалило пожилых» в Пандемия коронавируса (The New York Times)
  • Структурный расизм, хрупкость белых и политика нормирования аппаратов искусственной вентиляции легких (Центр Гастингса)
  • Почему рекомендации Нью-Джерси в отношении аппаратов искусственной вентиляции легких могут отдавать предпочтение более молодым и белоснежным пациентам (Politico)
  • Все мы в этом вместе? (The New York Times)
  • Многие части Америки уже решили пожертвовать пожилыми людьми (The Washington Post)
  • Возраст не должен использоваться в качестве основного критерия для отказа в лечении (The Hill)
  • Нормирование здравоохранения — это выбор мы уже производим (Orlando Sentinel)
  • Этично ли доставить еду прямо сейчас? (The Atlantic)
  • Чем вы обязаны своему соседу? Пандемия может изменить ваш ответ (The New York Times)
  • Мы предвзято относимся к вентиляторам (The New York Times)
  • Люди с ограниченными возможностями опасаются, что пандемия усугубит медицинские предубеждения (NPR)
  • Республиканская партия Конгрессмен: Законодатели должны «положить На наших штанах для больших мальчиков и девочек »и Let Americans Die (Vanity Fair)
  • Профессионализм побуждает медицинских работников лечить пациентов с Covid-19.Мы не должны подвергать это опасности (STAT)
  • Бэби-бумерам: мы тост (Boston Globe)
  • Невероятно сложная этика вентиляции у пациентов с коронавирусом (Новая Республика)
  • Как распределить вентиляторы: есть система, Но это все еще мучительно (WBUR)
  • Медсестра купила средства защиты для своих коллег с помощью GoFundMe. Больница приостановила ее действие. (ProPublica)
  • Размышляя над немыслимым: насколько массовые больницы могут решать, кому достанется вентилятор во время всплеска COVID-19 (WBUR)
  • Кому достанется вентилятор? Выданы новые мучительные государственные рекомендации по нормированию оборудования (Boston Globe)
  • Кто получит шанс на жизнь, если в больницах не хватит аппаратов ИВЛ? (The Washington Post)
  • В домах престарелых есть тысячи аппаратов ИВЛ, в которых отчаянно нуждаются больницы (KHN)
  • Нью-йоркский хирург пишет запоминающееся письмо о нормировании ухода за пациентами, у которых нет коронавируса (CNN)
  • Эйджизм создает пандемию Хуже (Атлантика)
  • Во время пандемии врачи все еще обязаны лечить? (The New York Times)
  • Правосудие в старении отвергает безжалостную утилитарную политику, обесценивающую жизнь пожилых людей (Справедливость в старении)
  • Вот правила, которым врачи могут следовать, когда решают, кому оказывать помощь, а кто умирает (The Washington Post)
  • Неужели пожилые люди менее достойны пандемии? (Ассоциация медицинских журналистов)
  • Этическое минное поле приоритизации здравоохранения для некоторых с Covid-19 (CNN)
  • Титаны Уолл-стрит лоббируют сокращение финансовой помощи малому бизнесу (Politico)
  • Он уже был болен.Была ли его жизнь меньше вашей? (The New York Times)
  • Поскольку Калифорния перестает публиковать данные о коронавирусных инфекциях медицинских работников, медсестры кричат ​​(San Francisco Chronicle)
  • Больницы оставили много пациентов с COVID-19, которые не говорят по-английски в одиночестве, сбиты с толку и не имеют должного Уход (ProPublica)
  • На вершине кривой Covid-19, как больницы решают, кого лечить? (The New York Times)
  • Эйджист «сортировка» — преступление против человечности (LA Review of Books)

Reports

Изображение предоставлено Reuters / Марко Джурица

мораль существительное — определение, изображения, произношение и примечания по использованию

  1. [бесчисленные] принципы, касающиеся правильного и неправильного или хорошего и плохого поведения
    • вопросы общественной / частной морали
    • Стандарты морали, кажется, падают.
    Дополнительные примеры
    • Она критиковала стандарты личной морали политиков.
    • Должны ли правительства законодательно закреплять мораль?
    • усилия по укреплению традиционной морали
    • человек, которые хотят навязать свою мораль другим людям
    • Стабильное общество опирается как на частную, так и на общественную мораль.
    • Как вы думаете, стандарты морали падают?
    • Похоже, у него вообще нет личной морали.
    • Идеи традиционной морали все время подвергаются сомнению.
    • Половая мораль должна считаться личным делом.
    • Церковь пыталась поддерживать общественную мораль путем цензуры книг и журналов.
    • Какой бы ни была ее мораль, она не имеет права судить других.
    Темы Личные качестваc1Оксфордский словарь словосочетаний прилагательное
    • обычный
    • традиционный
    • строгий
    глагол + мораль
    • законодательный
    • вопрос
    • наложить
    мораль + глаголы См. Полную запись
  2. [бесчисленное множество] степень, в которой что-то правильно или неправильно, хорошо или плохо и т. Д.в соответствии с моральными принципами
    • Продолжаются споры о морали абортов.
    Оксфордский словарь словосочетаний прилагательное
    • общепринятый
    • традиционный
    • строгий
    глагол + мораль
    • законодательный акт
    • вопрос
    • наложить
    мораль + глагольные фразы См. Полную запись
  3. [бесчисленное, исчисляемое] система моральных принципов, которых придерживается определенная группа людей, синоним этики сравнить безнравственность Оксфордский словарь словосочетаний прилагательное
    • общепринятый
    • традиционный
    • строгий
    глагол + мораль
    • законодательный акт
    • вопрос
    • наложить
    мораль + глаголы полная запись
  4. Слово происходит из среднеанглийского: от старофранцузского моралита или позднелатинского моралитас, от латинского моралис, от mos, mor- ‘обычай’, (множественное число) mores ‘мораль’.

См. Мораль в Oxford Advanced American Dictionary См. Мораль в Oxford Learner’s Dictionary of Academic English

Выбор может не казаться выбором, когда мораль играет роль

В 2013 году Мухаммед Чохан сидел в своей машине на красном светофоре в Дурбане, Южная Африка, когда он увидел, как вор разбил окно машины перед ним. Вор хлопнул женщину на водительском сиденье, схватил ее сумку и побежал прочь.

Чохану внезапно пришлось принять решение.Останется ли он на месте, как будто ничего не случилось? Или он вмешается?

Он остановился, выскочил из машины и погнался за мужчиной. Вор сбежал, но Чохан забрал некоторые вещи женщины, в том числе золотое кольцо ее прабабушки, которые похитил во время погони.

Чохан позже сказал: «Когда я заметил, что молодая женщина в беде, у меня не было другого выбора, кроме как помочь».

Этот анекдот упоминался в исследовании, в котором спрашивалось, почему люди, у которых явно есть выбор, иногда думают, что у них есть только один вариант?

Согласно новому исследованию, проведенному корнелльским экспертом по этике поведения и его коллегами, ответом может быть мораль.

Как показало исследование, когда люди считают конкретное решение нравственным по своей природе, они часто не понимают, что у них есть варианты, и обращают меньше внимания на альтернативные варианты действий.

«Выбор иногда вовсе не кажется выбором, когда речь идет о морали», — сказал соавтор Исаак Смит, доцент кафедры менеджмента и организаций в бизнес-колледже Cornell SC Johnson. «Нравственность может дать нам чувство долга, которое уменьшает наше чувство выбора».

Исследование «Ощущает ли себя выбор между морально значимыми вариантами как выбор?» Было опубликовано в ноябрьском номере журнала «Личность и социальная психология».Соавторами Смита являются Марьям Кучаки из Северо-Западного университета и Кришна Савани из Технологического университета Наянг, Сингапур.

Смит и его коллеги провели восемь исследований с 2217 участниками. В каждом из них они просили участников принять реальные или гипотетические решения, которые, по мнению некоторых, имеют моральные последствия. Например, участников спросили, считают ли они такие проблемы, как контроль над огнестрельным оружием, курение марихуаны и аборты, моральными. Затем они представили сценарии, в которых их просили проголосовать за запрет огнестрельного оружия, курение марихуаны и посоветовать подруге, следует ли ей делать аборт от нежеланного ребенка.

Люди, считавшие эти проблемы моральными, независимо от того, на какой стороне дискуссии они стояли, чувствовали меньше чувства выбора при принятии решений. «Напротив, люди, которые приняли решение, которое не было проникнуто моралью, с большей вероятностью рассматривали его как выбор», — сказал Смит.

Исследователи увидели, что это более слабое чувство выбора проявляется в моделях внимания участников. При выборе между морально значимыми вариантами, отображаемыми на экране компьютера, они уделяли меньше визуального внимания варианту, который в конечном итоге отклонили, предполагая, что они с меньшей вероятностью даже рассматривали аморальные варианты как жизнеспособные альтернативы при принятии решений, говорится в исследовании.

Более того, участники, которые чувствовали, что у них было меньше вариантов, как правило, позже выбирали большее разнообразие. Выбрав один из моральных вариантов, участники склонялись к большему разнообразию, когда им давали выбор из семи различных видов шоколада в несвязанной задаче. «Это очень тонкий эффект, но он свидетельствует о том, что люди пытаются восстановить свое чувство автономии», — сказал Смит.

Понимание того, как люди принимают морально значимые решения, имеет значение для деловой этики, он сказал: «Если мы сможем выяснить, что влияет на людей, чтобы вести себя этично или нет, мы сможем лучше наделить менеджеров инструментами, которые могут помочь им уменьшить неэтичное поведение в компании. рабочее место.”

Однако он предостерегает менеджеров от чрезмерно морализаторских вопросов. «Если у людей нет аналогичных моральных ценностей, это может показаться гораздо более сильным ограничением и более деспотической стратегией. Так что моральные призывы могут иметь неприятные последствия », — сказал Смит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *