Содержание

Как манипулировать людьми

Манипулирование и манипуляция

Определение 1

Манипулирование представляет собой способ психологического воздействия, который нацелен на изменение активности других людей.

Определение 2

Манипуляция сознанием – это преобладание над духовным состоянием людей, навязывание им собственных идей, принципов, привычек, стереотипов поведения, которые выгодны субъекту воздействия.

Исследователи выделяют 3 уровня подобного воздействия:

  1. Первый уровень характеризуется усилением нужных манипулятору взглядов, точек зрения, существующих в сознании другого человека.
  2. Второй уровень определяется небольшими преобразованиями мнения относительно какого-либо события или факта. Это влияет на изменение эмоционального и практического отношения к конкретному явлению.
  3. Третий уровень представляет собой глубокое изменение жизненных взглядов посредством обращения к объекту манипуляции.

Жертвы манипуляций

Психологи выделяют типы людей, которые становятся жертвами манипулятора. Традиционный тип характеризуется преобладанием логического мышления и здравого смысла. Люди данного типа делают акцент на комфорте, хорошем питании и безопасности. Этим обусловлены способы воздействия: в данном случает источником манипуляции станут потребности.

К следующему типу относятся люди, постоянно преобладающие в стрессовом состоянии. Это творческие натуры, отличающиеся мечтательностью, ранимостью и внушаемостью.

Третий тип людей характеризуется рациональностью. У них преобладает логическое мышление, умозаключения строятся на анализе фактов и событий. Манипулирование людьми данной группы возможно при давлении на их достоинство, воздействие на совесть и личные принципы.

К четвертому типу относятся люди, отличающиеся преобладание примитивных инстинктов. Предоставление важных потребностей (сне, еде, сексе) позволяет руководить такими людьми в необходимом для манипулятора направлении.

Пятый тип включает людей, характеризующихся психическими патологиями. В частности, они страдают галлюцинациями. Для управления такими индивидами манипулятор использует страх или причинение боли.

Готовые работы на аналогичную тему

Мишени манипуляций

Манипулирование человеком будет эффективном в том случае, если продуманы основные опорные точки влияния. В качестве главных мишеней манипуляции выделяют следующие моменты:

  • потребности и интересы;
  • основы мировоззрения;
  • привычки;
  • профессиональные умения;
  • эмоциональное состояние.

Замечание 1

Именно та мишень, которая выбрана в качестве базы для манипулирования, определит технику воздействия. Но предварительно об объекте воздействия манипулятор собирает всю необходимую информацию. Это является подготовительным этапом перед выбором способа манипулирования.

Способы манипулирования

Манипуляция подразумевает нахождение индивидуального подхода к каждому объекту воздействия. В связи с этим существует несколько способов влияния. Распространенными из них являются:

  • дозирование информации, когда не сообщаются все сведения. В результате искажается картина восприятия события;
  • большая ложь, когда манипулятор полностью искажает информацию;
  • смешивание ложных фактов с истинными;
  • затягивание времени, когда сообщение о событии оттягивается до последнего момента;
  • возвратный удар – способ, при котором выгодную для себя версию факта манипулятор распространяет через подставных лиц посредством СМИ или нейтральных лиц;
  • своевременная ложь, то есть сообщение неверной, но необходимой в конкретный момент времени информации.

Способов манипулирования много. Все они имеют специфические черты, но схожи в цели реализации.

Как реклама манипулирует потребителями с помощью страхов, ностальгии и срочности

Использование популярных тем

Бренды заимствуют обманчивые образы из популярных кино и сериалов, применяя их к своей рекламе — люди видят на экране условия, жить в которых они не могут себе позволить. Например, Рэйчел и Моника из сериала «Друзья» находятся в просторной квартире на Манхэттене, хотя первая из них работает официанткой, а вторая — шеф-поваром.

Компании используют подобные противоречия в своих объявлениях, показывая якобы среднестатистических людей, которые, однако, живут лучше, чем в реальной жизни. В итоге зрители чувствуют себя героями любимых шоу и у них возникает желание купить то, что им предлагают.

Кроме этого, бренды стремятся завоевать лояльность потребителей, используя в своей рекламе популярные среди массовой аудитории темы — крупные матчи, дни рождения звезд, выходы новых фильмов.

Обман и хитрость

Несмотря на то, что этот прием — один из старейших, потребители продолжают на него попадаться. Когда товар продается со скидкой, человек видит возможность сэкономить — 10%, 20% или даже 50%. На самом деле множество магазинов и не рассчитывают на то, чтобы продать его по более высокой цене, чем по дисконту, и намеренно опускают цены, не дожидаясь окончания сезона.

Есть и другие проверенные схемы, например, предложение трех товаров по цене двух. Обычно люди приходят за конкретными продуктами, но, когда им говорят о возможности получить еще один бесплатно, им сложно отказаться. В итоге они берут то, что им не очень нужно.

Наиболее изощренный способ — обещание товара со скидкой или по акции, но не сразу, а через какое-то время после первой покупки. Потребителю сообщают, например, что если он возьмет сейчас три вещи, то спустя месяц в течение двух недель у него будет возможность приобрести продукт дешевле или вообще бесплатно. Однако вероятность того, что человек вернется в этот магазин в оговоренное время крайне мала.

Страхи

Люди часто покупают что-то из страха — они не хотят плохо выглядеть, казаться глупым, отстать в карьере, оставить семью в опасности, стать посмешищем для коллег и соседей. Маркетологи умело жонглируют этими страхами, которые на самом деле не имеют под собой никаких оснований.

Помимо того, что компании своей рекламой заставляют зрителей чувствовать себя недостаточно успешными, иногда бренды намеренно пугают людей болезнями.

Например, во время эпидемии свиного гриппа марка чистящих средств Lysol повесила объявление на своем сайте, которое гласило: «Пока мы не знаем, что способствует распространению вируса, но указанные правила гигиены помогут предотвратить распространение болезни». То есть представители компании намекали на то, что использование антибактериального мыла приблизит общество к решению проблемы.

Реклама в качестве игры

Некоторые продуктовые компании запускают игры — компьютерные или мобильные — в главных ролях со своими товарами. Например, на сайте одной из крупнейших мировых компаний General Mills какое-то время находилась игра о приключениях хлопьев и медовых орехов от бренда Lucky Charms. Такие развлекательные материалы распространяются вирусно и вызывают привыкание к продукту, особенно у детей.

Придание значимости отдельным товарам и событиям

Были времена, когда никого не заботили бриллианты, но в 1938 году ювелирной компании De Beers нужно было срочно поднять продажи, и рекламное агентство N. W. Ayer разработало кампанию, популяризующую среди молодежи помолвку с бриллиантовым кольцом. В один момент этот камень стал незаменимым для множества людей планеты — по крайней мере, один раз в жизни.

Кроме этого, с помощью рекламы компании ввели моду на кофе-брейки, дезодоранты и превратили Санта-Клауса в жизнерадостного старичка из злобного эльфа.

Использование цветов

С помощью психологи цвета можно заставить потребителя ощущать чувства, выгодные рекламодателю. Например, красный вызывает аппетит, синий — доверие, оранжевый намекает на дружеские чувства, а зеленый означает стабильность и процветание.

Ностальгия

Презентуя товар более взрослой аудитории, бренды нередко заставляют вспомнить их «старые добрые времена» — с помощью использования знаменитостей, песен или упоминания фильмов, популярных десять лет назад.

Ощущение срочности

Выпуская ограниченную линию товаров, компании заставляют поверить в уникальную возможность, которая больше уже не представится. Однако если бы вкусы этих напитков были по-настоящему популярны, компания не стала бы ограничивать сроки их продажи. Зато люди эмоционально воспринимают возможную потерю и стремятся как можно быстрее получить продукт.

Постановка цели

Кофейные карты, при полном заполнении которых человек получает бесплатную чашку напитка, призваны заставить его возвращаться именно в это заведение. Но у потребителя появляется еще больше желания достигнуть цели, если пара посещений заранее проставлена — это повышает социальную мотивацию, поскольку ему кажется, что он уже совершил какое-то усилие.

Источники: LIfehacker, Time, Psychcentral, Distractly, Cognitive Lode.

Как манипулировать людьми? Практические советы :: BusinessMan.ru

Вы когда-нибудь задумывались над тем, почему исполняете чужую прихоть, несмотря на внутренние протесты и собственное нежелание совершать данный поступок? На работе, дома, в компании друзей, во время просмотра телевизора, — повсюду нас окружает манипуляция, овладевая основными навыками которой человек достигает удовлетворения собственных потребностей. Как манипулировать людьми? Достаточно знать несколько определенных точек воздействия, позволяющих вынуждать человека исполнять ту или иную просьбу.

Манипуляция и манипуляторы. Что стоит знать и чего остерегаться

Манипуляция представляет собой различные способы влияния на группу людей или на отдельную личность, провоцирующие изменение поведения, предпочтений в отношении ценностей, а также выполнение определенных задач, просьб, объектом влияния (личностью, на которую было направлено манипулятивное воздействие). Манипулятор — человек (группа людей), желающий осуществить собственные потребности при помощи психологического (эмоционального) воздействия на другую личность.

Большинство людей не замечают, как под влиянием тех или иных факторов исполняют чужую просьбу. При профессиональной манипуляции человек не в силах распознать, что его вынуждают свершить поступок вопреки его ценностям, морали и желаниям, однако, по некоторым признакам, можно выявить то, как люди манипулируют другими людьми. К примеру, неожиданное проявление заботы со стороны незнакомого человека, начальника, родственника и прочих личностей, ранее не проявляющих к индивидууму подобных чувств и эмоций, — это признак начала манипуляции. Сюда же можно отнести детские слезы, истерику, постановку условий («если любишь, то…»), запугивание и вызывание страха, обещание улучшения условий жизни, после приобретения товара (выполнения просьбы).

Нужна ли манипуляция в современном мире

Повседневная жизнь наполнена различными манипулятивными воздействиями. Ежедневно каждый из нас может столкнуться с ними, просто включив телевизор. Реклама, представляемая взору потенциального потребителя, изобилует непрямыми внушениями, вызывающими у незащищенного обывателя желание купить какой-либо товар. А современные телесериалы (российские, зарубежные) и реалити-шоу, содержат в себе некую интригу, заставляющую в следующий раз вновь посмотреть очередной выпуск программы.

Умение манипулировать людьми — целая наука, коей обладают большинство политиков, профессиональных маркетологов и бизнесменов. Как в политике, так и в бизнесе мораль имеет несколько иные границы, нежели в повседневной жизни, что делает манипуляцию незаменимым средством достижения определенных успехов. Стоит заметить, что воздействие такого рода не всегда является отрицательным, в некоторых случаях его применение позволяет достичь цели, поставленной перед группой людей или одним человеком. К примеру, школьник, после нескольких повторений учителем поставленной задачи («открываем учебники», «достаем тетрадь» и прочее) в будущем будет выполнять ее уже на уровне подсознания. Еще один пример — воспитательный процесс. С данной стороны манипуляция может рассматриваться как отрицательное, так и положительное влияние, в зависимости от ценностей и морали семьи.

Психология

Секреты эффективного воздействия на людей помогают раскрыть тайны психологии. Как манипулировать людьми и что для этого нужно? Наука о психической деятельности человека советует держать себя в руках, не показывать настоящие эмоции, развивать харизму и обучиться некоторым актерским навыкам, а так же научиться «читать» людей, — это поможет разработать личную тактику манипулятивного воздействия.

Перед тем как попытаться повлиять на определенного человека, необходимо учитывать его возраст, пол и некоторые психические особенности. Людьми, наиболее подверженными воздействиям извне, согласно статистике, считаются эмоциональные личности, женщины, дети и лица старшего возраста (от 50 лет). Не зря многие мошенники в качестве своих потенциальных жертв используют пенсионеров, молодых мам и детей, — каждый из них имеет рычаги воздействия, именно эта категория является наиболее незащищенной в эмоциональном и психическом плане.

Как научиться манипулировать людьми

Некоторые личности обладают даром манипуляции еще с малых лет, — в детстве большинство из нас делают это неосознанно, со временем либо забывая о подобных навыках, либо развивая и совершенствуя их. Что значит манипулировать человеком? Дословно это означает прямое или косвенное влияние, заставляющее личность действовать по плану манипулятора.

Стоит ли учиться подобному воздействию? Безусловно, да. Техника внедрения в человеческое подсознание позволяет внушать людям то, чего хотите именно вы, при этом не используя ничего, кроме общения. Помимо этого, знание о возможных приемах такого рода защищает от бессознательного подчинения другим индивидуумам. Искусство манипулировать людьми кому-то дается легко, а кому-то достаточно сложно, все зависит от индивидуальных качеств характера потенциального манипулятора.

Слова

Для эффективного внушения необходимо исключить из словарного запаса неопределенность и отрицание. Как манипулировать людьми с помощью слов? Очень просто: достаточно заменить в разговоре с потенциальной жертвой «еще» на «уже», «я» на «мы» или «вы». Также воздействию способствуют правильно поставленные фразы, в которые не входит отрицание (нет, никогда, не) и открытые вопросы («когда мы с вами встретимся?», «как решим этот вопрос»).

Как манипулировать людьми с помощью слов на бумаге, в отчете, в письме? Здесь помогает контекстуальное внушение. За счет правильно расстановленных слов в тексте, человек может неосознанно попасть под влияние другой личности. Как этого добиться? Все просто, большая часть текста должна состоять из обычных фраз, и лишь 10% — из воздействующих словосочетаний. Суть посланий такого рода в том, что выделенные фрагменты текста в подсознании у читающего складываются в некую установку. Например: «Я хочу, чтобы ты работал у нас длительно, плодотворно и эффективно. Работай, естественно, за небольшую плату, тебе никто не предлагает трудиться. Все будет оплачено, согласно нашим тарифам». Главное — при написании послания необходимо учитывать будущего читателя, его предпочтения и особенности личности.

Ложь

Как научиться манипулировать людьми? Психология дает четкий ответ: самый распространенный способ управления чужими эмоциями и действиями — явный обман. Однако раскрытие лжи чревато для манипулятора серьезными последствиями, начиная от родительской порки (если это ребенок), драки и заканчивая проблемами на работе, в бизнесе, политике.

Повторение — мать учения

Как манипулировать людьми? Наверняка каждый может вспомнить своего преподавателя, по нескольку раз повторяющего одну и ту же фразу, благодаря чему она прочно «засела» в памяти. Манипуляция при помощи повторения простых истин является излюбленным маркетинговым ходом всех рекламщиков.

Забота и внимание

Как манипулировать людьми? Психология мягкого поведения — залог успеха. Проявите к человеку максимум заботы и внимания. Данный способ особенно актуален в семейных отношениях, однако его активно применяют и в других видах взаимосвязи. Когда жертва расслабится и будет готова отблагодарить, в этот момент необходимо попросить ее об ответной услуге. Манипуляция в виде внимания и заботы, даже при раскрытии воздействия, не принесет негативных последствий, так как сам манипулятор уже удовлетворил потребности жертвы.

Шантаж и запугивание

Как манипулировать людьми? Психология агрессивного поведения — вам в помощь. Желаете потерять нормальные отношения с коллегами и близкими людьми? Тогда можете смело его использовать. Суть метода в том, что манипулятор воздействует на жертву при помощи угрозы или шантажа, то есть, воздействуя на определенные психологические рычаги. К примеру, начальник желает как можно быстрее получить отчет, и высказывает подчиненному: «Если бумаги не будут готовы до конца рабочего дня, то я тебя уволю/лишу премии/не пущу в отпуск». Стоит заметить, что шантаж — это один из наиболее действенных методов.

Взятка, подкуп, соблазнение

В зависимости от ситуации и участников манипуляции метод может быть как законным, так и не законным. Соблазнение чаще используется людьми, состоящими в дружеских или любовных отношениях. Благодаря методу можно заставить человека выполнить требуемое поручение (желание) без каких-либо потерь и негативных последствий для обеих сторон.

Гнев

Для применения данного способа манипуляции на деле необходимо в совершенстве владеть тактическим гневом. То есть нужно правильно выказывать гнев, даже не испытывая его при этом, а также уметь «заражать» им жертву, провоцировать ее на эмоции.

Молчание и чувство вины

Прибегнув к молчанию во время диалога, вы показываете, как расстроены. Это провоцирует развитие чувства вины у жертвы, человеку хочется узнать, почему вы молчите, что именно вас расстроило. После нескольких вопросов объекта манипуляции, обращенных к вам, можно высказать свое желание, но только мягким, слегка обиженным тоном. Манипуляторы используют чувство вины во время различных споров, припоминая оппоненту о его прошлых проступках, тем самым вызывая желание исправить прошлую сложившуюся ситуацию, выполнив их просьбу.

Любовь

Как манипулировать людьми из самого близкого окружения? Использовать их чувства по отношению к себе. В основном манипулятивное воздействие выглядит так: «Если любишь, то сделай это». Данный метод эффективен только для использования близких людей в своих интересах, на чувствах коллег или посторонних личностях он не сработает.

Обещание

Пообещав человеку что-либо взамен, вы можете рассчитывать на его расположение. Однако обещание срабатывает только на эмоциональных и доверчивых личностях, на людях с логическим мышлением должный эффект наблюдаться не будет.

Интрига

Неоконченный разговор, как и неоконченное действие в популярном сериале, интригует и вызывает желание подробнее разузнать о том, что хотел сказать собеседник. Как правильно манипулировать людьми? Используйте небольшую недосказанность — это позволит вам заинтриговать жертву манипуляции, и в будущем заставить выполнить ваше поручение.

Тщеславие

Срабатывает на чрезмерно эгоистичных личностях. Эго человека просто не способно принять тот факт, что кто-то сильнее, лучше, умнее, чем он, или наоборот, лесть в свою сторону принимается как должное. Воздействие простое, нужно только правильно построить фразу. К примеру: «Вы прекрасно справляетесь со своей работой, я думаю, вы и с моим заданием прекрасно справитесь»; «Скорее всего, вы не сможете сегодня поработать на 2 часа дольше, чем обычно».

Жалость

Вызывая чувство жалости у жертвы, вы подталкиваете ее на неосознанное подчинение и удовлетворение ваших потребностей. Попробуйте показать, как вам плохо сейчас, что именно сегодня вам нужна помощь и поддержка. Однако следует быть осторожным: перебор в провоцировании сожаления может сделать манипуляцию явной.

Слезы — оружие детей и женщин

Если объект вашего воздействия мужчина, а вы — женщина, то слезы — это прекрасный способ манипуляции, ведь давно известен факт, что большинство представителей сильного пола не переносят женских слез. Запомните, не стоит устраивать истерик и скандалов, просто покажите, что если жертва не выполнит то, что от нее требуется, вам будет очень горько. Задумчивый, полный боли и тоски взгляд поможет добиться желаемого.

Нет определенного универсального способа воздействия на человека, манипуляторы могут применять несколько методов одновременно, что значительно усложняет раскрытие манипулятивного влияния. Хорошо подготовленная морально, психологически, информационно и эмоционально личность в состоянии быстро выявить попытку повлиять на ее убеждения, а также предотвратить возможное давление со стороны манипулятора.

Работа

Рабочий процесс, вне зависимости от места, времени и участников, требует определенных навыков и умений общения. Достижение поставленной цели — главная задача любого коллектива. На работе не обойтись без манипуляции, если вы желаете занять должность повыше, или получить внеочередной отпуск, а также заставить своих коллег работать более продуктивно.

Как манипулировать людьми на работе? Для манипулятивных воздействий в данной жизненной сфере можно воспользоваться следующими советами:

  • Не пытайтесь заговорить с начальником о желаемом отпуске (повышении и прочем) в начале трудового дня, так как в это время человек только начинает психологически настраиваться на рабочую деятельность, и ваши вопросы могут быть восприняты как «красная тряпка для быка». Лучшее время для разговора — перерыв на обед или конец рабочего дня.
  • Перед часом «X» старайтесь как можно раньше приходить на работу и позже уходить домой, выполняйте все необходимые требования начальства.
  • Для воздействия на коллег можно использовать принцип «ты мне — я тебе». Предложите своим напарникам посильную помощь в чем-либо, и попутно, как бы невзначай, попросите о помощи в решении вашей проблемы.
  • Разговор должен вестись в сугубо деловом стиле, без яркой эмоциональной окраски. Дабы ваши слова возымели желаемое действие, необходимо быть в меру сдержанным и одновременно позитивным.
  • Проявляйте уважение к коллегам и начальству. Как психологически манипулировать человеком? Признать его превосходство. Даже если ваш начальник или коллега неудачник, вы просто должны подчеркнуть его преуспеваемость в чем-либо — это расположит к вам потенциальную жертву манипулятивного влияния.

Основные рычаги воздействия

Каждый индивидуум обладает теми или иными рычагами, лишь немного нажав на которые манипулятор получает желаемое. Как научиться манипулировать людьми? Выявить их самые слабые места. В зависимости от типа личности человека, рода деятельности и его жизненных предпочтений определяются следующие эффективные рычаги воздействия:

  • Семья.
  • Чувства и эмоции.
  • Материальное благосостояние.
  • Наличие тайн (измена, обман близких людей).
  • Положение в обществе.
  • Здоровье.
  • Ценности.

Подверглись ли вы манипуляции, как понять? Манипулировать человеком — что можно делать, а что нельзя

Людям, попавшим под чужое влияние, необходимо соблюдать спокойствие, изначально не показывать свою осведомленность в данном вопросе. Если вы подверглись манипуляции, то внимательно проследите за вашим манипулятором, узнайте, что именно он от вас хочет получить. Ситуации могут быть абсолютно разными, но противодействие всегда одно — спокойным голосом объясните человеку, что вы не желаете выполнять его требования. Если он воспользуется каким-либо рычагом давления, попробуйте воздействовать на него таким же образом.

Если вы решили стать манипулятором, то не стоит наседать на потенциальную жертву. Как можно манипулировать людьми? Только положительно, отрицательное воздействие может привести к непредсказуемым последствиям. К примеру, вам необходимо заставить ребенка бросить курить, и вы, после гневной тирады о вреде никотина и табачной зависимости, изрекаете ему родительское «еще раз попадешься, сесть на одно место не сможешь/ отобью губы/ заставлю съесть сигарету» и прочее. Ребенок, вместо того чтобы перестать курить, начинает испытывать еще более сильную тягу к запретному, в его голове запечатляется факт того, что курение — прерогатива взрослых. Здесь необходим спокойный диалог: «Держи сигарету, давай посидим, покурим, вот только пловцом тебе, увы, не стать. Дыхание от курения сильно страдает». Естественно, у ребенка в подсознании сразу отпечатается, что сигарета — это плохо, и тогда манипуляция сработает правильно.

Как защитить себя

Далеко немногие могут похвастать стойкостью к чужому влиянию, особенно это касается воздействия детей на родителей. Маленькие манипуляторы прекрасно знают обо всех слабых местах мамы, папы и других родственников. Но одно дело, когда собственный ребенок заставляет выполнять свои требования, а другое — когда посторонний или близкий взрослый человек начинает оказывать на вас манипулятивное воздействие.

  • Чувство вины. Свести к минимуму возможность возникновения манипулирования на основе чувства вины можно, приняв за правило в семье (дружеском окружении) забывать обиды и чужие провинности.
  • Гнев. Эмоциональное воздействие, основанное на гневе и негативных эмоциях, можно пресечь при помощи рационального, спокойного поведения, или полного игнорирования манипулятора. При любой его попытке вызвать вас на эмоции, просто игнорируйте человека. Самое худшее — это пойти у него на поводу, и среагировать на негатив.
  • Молчание. Огорченный молчун будет пытаться заставить вас первым извиниться и заговорить. Главное — сохраняйте спокойствие и не начинайте с ним диалог самостоятельно, дождитесь, когда манипулятор сам изъявит инициативу. В разговоре используйте ровный, доброжелательный тон голоса, дружелюбно и вежливо разъясните человеку свою точку зрения.
  • Любовь, привязанность. Если вы заметили, что ваши чувства откровенно эксплуатируют, то лучше отношения вовсе прекратить, так как любовь не может являться предметом манипуляции. Данное утверждение не касается семейных отношений между родителями и детьми.
  • Обещание, доверие. При столкновении с манипулятором, обещающим вам богатство, здоровье и успех, прежде чем принять решение, взвесьте все за и против. Доверяйте фактам и собственному опыту — это обезопасит вас от воздействий манипулятора.
  • Влияние на эго. Как только вас начали провоцировать на поступок, расходящийся с вашими принципами и желаниями, подумайте, а действительно ли предлагаемое действие может быть осуществимо, и нужно ли вам это.
  • Информационный мусор. При попытке манипулятора выставить личное убеждение за устоявшийся факт, постарайтесь проверить поданную им информацию. Никогда не воспринимайте новости с той эмоциональной окраской, с которой они подаются, анализируйте и разбирайте их «по полочкам».

Как Facebook и другие сайты манипулируют вашими настройками конфиденциальности

В 2010 году фонду Electronic Frontier Foundation надоел напористый интерфейс Facebook. У платформы был способ заставить людей отказываться от большей и большей части своей частной жизни. Вопрос был в том, как назвать это принуждением? Цукермайнинг? Фейсбейтинг? Цукерпанч был? Название, которое в конечном итоге прижилось: Privacy Zuckering, или когда «вас обманом заставляют публично делиться большей информацией о себе, чем вы действительно собирались.

Десять лет спустя Facebook пережил достаточно скандалов, чтобы понять, что людям небезразличны эти манипуляции; в прошлом году он даже заплатил штраф в размере 5 миллиардов долларов за «ложные заявления о способности потребителей контролировать конфиденциальность своих личных данных». И все же исследователи обнаружили, что Цукеринг приватности и другие теневые тактики остаются живыми и здоровыми в Интернете. Они особенно распространены в социальных сетях, где управление вашей конфиденциальностью в некотором смысле более запутанно, чем когда-либо.

Вот пример: недавнее всплывающее окно Twitter сообщило пользователям: «Вы все контролируете», а затем предложило им «включить персонализированную рекламу», чтобы «улучшить то, что вы видите» на платформе.Не хотите таргетированную рекламу во время прокрутки дум? Отлично. Вы можете «оставить менее релевантную рекламу». Такой язык заставляет Twitter звучать как неудачник.

Вообще-то это старый трюк. Facebook использовал его еще в 2010 году, когда он позволил пользователям отказаться от партнерских веб-сайтов Facebook, собирающих и регистрирующих их общедоступную информацию Facebook. Любой, кто отклонил эту «персонализацию», увидел всплывающее окно с вопросом: «Вы уверены? Разрешение мгновенной персонализации даст вам больше возможностей при просмотре веб-страниц.До недавнего времени Facebook также предостерегал людей от отказа от своих функций распознавания лиц: «Если вы оставите распознавание лиц отключенным, мы не сможем использовать эту технологию, если незнакомец использует вашу фотографию, чтобы выдать себя за вас». Кнопка для включения настройки яркая и синяя; кнопка, чтобы отключить его, менее привлекательная серая.

Исследователи называют эти дизайнерские и формулировочные решения «темными паттернами» — термин, применяемый к UX, который пытается манипулировать вашим выбором. Когда Instagram неоднократно требует от вас «пожалуйста, включите уведомления» и не предлагает возможности отказаться? Это темный узор.Когда LinkedIn показывает вам часть сообщения InMail в вашей электронной почте, но заставляет вас посетить платформу, чтобы прочитать больше? Тоже темный узор. Когда Facebook перенаправляет вас «выйти», когда вы пытаетесь деактивировать или удалить свою учетную запись? Это тоже темный узор.

Темные паттерны появляются по всей сети, подталкивая людей подписываться на информационные бюллетени, добавлять товары в корзину или подписываться на услуги. Но, по словам Колина Грея, исследователя взаимодействия человека и компьютера в Университете Пердью, они особенно коварны, «когда вы решаете, какие права на неприкосновенность частной жизни отдать, с какими данными вы готовы расстаться.Грей изучает темные паттерны с 2015 года. Он и его исследовательская группа определили пять основных типов: придирки, обструкция, скрытность, интерференция и принудительное действие. Все они отображаются в элементах управления конфиденциальностью. Он и другие исследователи в этой области заметили когнитивный диссонанс между грандиозными инициативами Силиконовой долины в отношении конфиденциальности и инструментами для изменения этого выбора, которые по-прежнему заполнены запутанными формулировками, манипулятивным дизайном и другими функциями, предназначенными для выманивания большего количества данных.

Эти игры с приватной оболочкой не ограничиваются социальными сетями. Они стали эндемичными для Интернета в целом, особенно после принятия Общего регламента по защите данных в Европе. С тех пор как GDPR вступил в силу в 2018 году, веб-сайты были обязаны запрашивать у людей согласие на сбор определенных типов данных. Но некоторые баннеры согласия просто просят вас принять политику конфиденциальности — без возможности сказать «нет». «Некоторые исследования показали, что более 70 процентов баннеров согласия в ЕС имеют какой-то темный узор, встроенный в них», — говорит Грей.«Это проблематично, когда вы отдаете существенные права».

Границы | Как эмоции влияют на логические рассуждения: данные экспериментов с участниками, манипулирующими настроением, паучьими фобиями и людьми с боязнью экзаменов

Введение

В области экспериментальной психологии долгое время преобладал подход «разделяй и властвуй», согласно которому познание и эмоции изучались строго изолированно (например, Ekman and Davidson, 1994; Wilson and Keil, 2001; Holyoak). и Моррисон, 2005).Тем не менее, в последнее десятилетие многие исследователи осознали, что это довольно искусственное различие, и рассматривали обе системы как отдельные, но взаимодействующие (Dalgleish and Power, 1999; Martin and Clore, 2001). Это новое направление исследований привело к множеству интересных открытий и показало, что эмоции могут влиять на то, как мы думаем и насколько успешно мы справляемся с когнитивными задачами (например, Schwarz and Clore, 1983; Bless et al., 1996; Schwarz and Skurnik). , 2003). Такие выводы актуальны не только для фундаментальных когнитивных исследований, таких как рассуждения (например, рассуждения).g., Blanchette, 2014), но также может иметь значение для когнитивно-ориентированной психотерапии и лечения таких расстройств, как депрессия и тревога.

В настоящей статье мы исследуем влияние эмоций на когнитивную задачу, которую часто считают проверкой рационального мышления по преимуществу: логического мышления. Начнем с краткого описания логических задач, которые использовались в нашем исследовании. Затем мы суммируем то, что известно на данный момент о связи между логическими рассуждениями и эмоциональными состояниями.В основной части статьи мы описываем наши гипотезы, касающиеся связи между логическими рассуждениями и эмоциональными состояниями, а затем сообщаем о серии из четырех экспериментов, двух с индукцией настроения и двух с участниками, которые боятся либо экзаменов, либо пауков. В последнем разделе мы обсуждаем связь между логическим мышлением и эмоциями и делаем некоторые общие выводы.

Задачи на логическое мышление

Логическое мышление восходит к античному греческому философу Аристотелю и сегодня считается необходимым для успеха людей в школе и повседневной жизни, а также для всех видов научных открытий (Johnson-Laird, 2006).В психологической лаборатории его часто исследуют с помощью задач на условные рассуждения. Такие задачи состоят из первой посылки, второй посылки и заключения. Первая посылка состоит из утверждения «если p, то q», которое утверждает, что q истинно, если истинно p. Вторая посылка относится к истинности антецедента (часть «если») или следствия (часть «тогда»). Задача участников — решить, следует ли вывод логически из двух заданных посылок. В этом отношении два вывода верны, а два — неверны (при условии, что они интерпретируются как импликации, а не как бикондиционалы, т.д., как «тогда и только тогда»). Двумя действительными выводами являются modus ponens (MP; «если p, то q и p истинно, то q истинно») и modus tollens (MT; «если p, то q и q ложно, то p ложно». »), тогда как два неверных вывода — это утверждение следствия (AC; «если p, то q, и q истинно, то p истинно») и отрицание антецедента (DA; «если p, то q, и p истинно». ложно, то q ложно»). Этот тип задачи на рассуждения использовался для экспериментов 2–4, тогда как задача выбора Уэйсона (Wason, 1966) использовалась для эксперимента 1.Классическая задача выбора Уэйсона (WST) состоит из условного правила (например, «Если на одной стороне карточки гласная буква, то на другой стороне у нее четное число»), сопровождаемой четырьмя карточками, помеченными буквой или цифрой. , видны только с одной стороны (например, A, D, 2, 3). Таким образом, одна сторона карты представляет истинность или ложность антецедента (например, A, D), а другая сторона — истинность или ложность следствия (например, 2, 3). Это задание требует переворачивания только тех карточек, которые необходимы для проверки правильности правила.Логически правильный ответ — перевернуть карту А (чтобы проверить, отмечена ли другая сторона четным числом, МП) и карту 3 (потому что это не четное число и, следовательно, на другой стороне не должно быть гласных букв). сторона, МТ). Из соображений краткости читатель отсылается к Johnson-Laird (2006) и Knauff (2007) за подробным обзором различных типов логических задач, используемых в настоящей статье. Мы использовали эти задачи в настоящей работе, поскольку условные задачи на высказывания и задача выбора Уэйсона являются наиболее понятными проблемами исследования логических рассуждений (обзор в Johnson-Laird and Byrne, 2002).

Предыдущие исследования и основные гипотезы

Несколько исследований логических рассуждений показали, что производительность участников модулируется их эмоциональным состоянием. В нескольких экспериментах участники подвергались индукции настроения или были набраны на основе их ранее существовавшего эмоционального состояния. В обоих случаях эмоциональное состояние часто приводило к ухудшению способности рассуждать (Oaksford et al., 1996). В другое исследование участников набирали, потому что они сообщали о депрессии (Channon and Baker, 1994).Им были представлены категорические силлогизмы, и их выполнение было хуже, чем у недепрессивных участников. Одно из возможных объяснений состоит в том, что эмоционально конгруэнтная информация (например, грустное содержание в случае депрессии) создает дополнительную нагрузку на рабочую память (например, Baddeley, 2003). Другие объяснения заключаются в том, что различные эмоциональные состояния влияют на мотивацию людей решать довольно сложные когнитивные задачи (Melton, 1995) или что эмоциональное состояние влияет на то, как распределяется внимание (напр.g., Gable and Harmon-Jones, 2012) даже с положительным материалом (например, Gable and Harmon-Jones, 2013).

Содержание задачи рассуждения также может влиять на производительность. Например, содержание может привести к стереотипной реакции, отрицательно влияющей на выполнение задачи условного рассуждения (Lefford, 1946; см. также De Jong et al., 1998). Другие исследования показали, что как отрицательное, так и положительное содержание оказывает пагубное влияние на условные рассуждения, в отличие от нейтрального содержания, что может быть связано с уменьшением ресурсов рабочей памяти (Blanchette and Richards, 2004; Blanchette, 2006).Содержание проблемы также можно освободить от какой-либо семантической ценности, используя не-слова, которые были обусловлены классическим обусловливанием, чтобы они приобрели эмоциональную ценность. Следовательно, можно исследовать влияние несемантического эмоционального материала на эффективность рассуждений. Классическое обусловливание использовалось для придания не-словам и нейтральным словам отрицательной или положительной эмоциональной ценности, в результате чего участники давали меньше логически обоснованных ответов в задаче условного рассуждения (Blanchette and Richards, 2004; Blanchette, 2006).Гипотеза о том, что эмоции влияют на интерпретацию задач условного мышления, не подтвердилась (Blanchette, 2006).

Обзор литературы показывает, что настроение и содержание эмоциональных проблем отрицательно влияют на эффективность логического мышления. Тем не менее, влияние на эффективность рассуждений по-прежнему неоднозначно, в частности, когда настроение сочетается с проблемным содержанием, которое имеет отношение к настроению, например, участник в грустном настроении сталкивается с грустной проблемой рассуждения о тяжелой утрате (настроение и содержание конгруэнтны).Некоторые исследования показали, что такая комбинация приводит к ухудшению производительности. Пациенты с беспокойством по поводу здоровья, рассуждая об угрозах здоровью в задаче отбора Уэйсона, имеют стратегию подтверждения угрозы (Smeets et al., 2000), например, они, скорее всего, интерпретируют тремор как признак болезни Паркинсона или боли в груди. как индикатор инфаркта миокарда и т. д., хотя гораздо более вероятны другие, менее опасные причины. Таким образом, участники, подтверждающие угрозу, выбирают карту, которая подтверждает (а не фальсифицирует) их опасения по поводу ожидаемой болезни.Контрольная группа, у которой нет беспокойства о здоровье, не проявляет такой предвзятости при рассуждениях об угрозах здоровью. Эти результаты аналогичны другому исследованию, в котором также использовалась задача отбора Уэйсона, в которой участники, страдающие фобией пауков, чаще подтверждали правила опасности и фальсифицировали правила безопасности для информации, относящейся к фобии, чем контрольная группа (De Jong et al., 1997a). Кроме того, социально тревожные участники хуже справлялись с задачами на реляционный вывод, когда содержание было связано с социальной тревожностью, а не с нейтральным содержанием (Vroling and de Jong, 2009).Однако пациенты с боязнью пауков по сравнению с контрольной группой, не страдающей фобией, показали худшие результаты, когда содержание задачи на рассуждения было непосредственно связано с их фобией, а также когда она содержала общий материал угрозы (De Jong et al., 1997b).

В других исследованиях не было обнаружено различий между участниками контрольной группы с нейтральным настроением, участниками с беспокойством по поводу здоровья (De Jong et al., 1998) или участниками, которые не были набраны из клинической популяции, но тем не менее сообщили о симптомах тревоги (Vroling and de Jong, 2010). ).Участники в нейтральном настроении, а также встревоженные участники показали худшие результаты в состоянии угрозы. Наконец, некоторые исследования даже обнаружили благотворное влияние эмоций на логическое мышление. После взрыва в Лондоне в 2005 году было проведено исследование, чтобы выяснить, влияет ли повышенный страх, связанный с взрывом, на результаты участников при решении условных логических задач, которые по содержанию были связаны со взрывом (Blanchette и др., 2007).В результате испуганные участники давали более правильные ответы на задание на рассуждения с содержанием, связанным со страхом, чем участники, которые не сообщали о высоком уровне страха. В другом исследовании участники, которые были подготовлены к гневу или которые помнили случай, когда им изменяли, лучше справлялись с задачей, когда задача рассуждения включала обнаружение мошенников (Чанг и Уилсон, 2004). Этот эффект соответствия настроению не был обнаружен, когда участники, которые помнили альтруистический инцидент, должны были обнаружить альтруистов.Этим открытиям предлагается объяснение с точки зрения эволюционной психологии, поскольку авторы предполагают, что способность обнаруживать мошенников дает эволюционное преимущество (Chang and Wilson, 2004).

Неоднозначные результаты в литературе побудили нас объединить влияние эмоционального состояния рассуждающих и влияние эмоционально нагруженного содержания задач рассуждения. На основе этой комбинации мы сформулировали и проверили следующие гипотезы:

(1) Положительные и отрицательные эмоции приведут к снижению способности рассуждать.

(2) Положительное и отрицательное содержание проблемы приведет к снижению способности рассуждать.

(3) Будет взаимодействие между эмоциональным состоянием человека и эмоциональным содержанием проблемы.

Чтобы проверить эти гипотезы, были проведены четыре эксперимента для изучения влияния эмоций, проблемного содержания и их комбинации на способность рассуждать. Эксперименты:

Эксперимент 1: положительная, отрицательная или нейтральная эмоция (индуцированная) в сочетании с заданием на отбор Уэйсона, которое имело положительное, отрицательное или нейтральное проблемное содержание.

Эксперимент 2: положительная, отрицательная или нейтральная эмоция (индуцированная) в сочетании с задачами условного мышления, которые имели положительное, отрицательное или нейтральное проблемное содержание.

Эксперимент 3: тревожная или нейтральная эмоция (участники с фобией или без фобии пауков) в сочетании с задачами на условное мышление, которые имели нейтральное, негативное или тревожное (релевантное для фобии) содержание.

Эксперимент 4: тревожная или нейтральная эмоция (экзаменационная тревога или уверенность) в сочетании с условными логическими задачами, имеющими нейтральное, отрицательное или тревожное (имеющее отношение к экзамену беспокойство) содержание.

Эксперимент 1: Эмоции в задаче выбора Уэйсона

Этот эксперимент был разработан для проверки гипотезы о том, что эмоции и эмоциональное содержание оказывают разрушающее воздействие на способность рассуждать. Эмоции участников были либо нейтральными, либо индуцированными положительными или отрицательными, а затем они должны были решить задачи отбора Уэйсона. Содержание рассуждений, которые должны были решить все участники, также было положительным, отрицательным или нейтральным.

Методы

Участники

В этом исследовании приняли участие 30 студентов из Гиссенского университета (средний возраст: 22 года).93 года; диапазон: 19–30 лет; 18 женщин, 12 мужчин). Они не участвовали ни в каких предыдущих расследованиях по условному обоснованию и получили денежную компенсацию в размере восьми евро. Участники представляли самые разные дисциплины, и ни один из них не был студентом-психологом. Все они были носителями немецкого языка и дали информированное письменное согласие.

Дизайн и материалы

Во-первых, эмоциональное состояние участников было измерено с помощью немецкой версии шкалы положительных и отрицательных аффектов (PANAS; Watson et al., 1988; Krohne et al., 1996), с помощью которых можно рассчитать балл для отрицательного и один балл для положительного аффекта. Затем эмоциональное состояние участников изменяли с помощью манипулируемого IQ-теста. Процедура описана ниже. Однако участникам не сказали, что их эмоциональное состояние должно быть изменено с помощью метода «успех-неудача», и они были случайным образом распределены в «группу успеха», «нейтральную группу» и «группу неудач». Этот метод имеет высокую надежность и экологическую обоснованность (Nummenmaa and Niemi, 2004).

В ходе задания на логические рассуждения участники должны были решить 24 задания Уэйсона на выбор по трем типам содержания (положительное, отрицательное и нейтральное). В то время как задачи отбора Уэйсона с положительной эмоциональной ценностью описывали ситуации успеха, отрицательные — ситуации неудач. Это было сделано для того, чтобы создать связь между эмоциями и содержанием материала рассуждений. В таблице 1 приведены примеры положительных, отрицательных и нейтральных логических задач. Предложения были представлены на немецком языке.Каждая задача была представлена ​​с помощью четырех разных виртуальных карточек на экране компьютера, как показано на рисунке 1. Участникам сказали, что каждая карточка содержит одну часть правила с одной стороны и другую часть правила с другой стороны. . В одном наборе карт, например, одна сторона карты содержала информацию о том, преуспевает ли кто-то или нет, а другая сторона — рад ли кто-то или нет (правильный ответ в нашем примере — карта 1 и карта 4, что означает проверить и опровергнуть правило; карта 1 и карта 3, которые являются эмпирически наиболее частым ответом, означают, что участники в обоих случаях пытаются проверить правило).Порядок карточек на экране был псевдослучайным, а порядок задач выбора Уэйсона был полностью случайным для участников.

Таблица 1. Примеры для отрицательных (отражение ситуаций неудачи), положительных (отражение ситуаций успеха) и нейтральных правил (слова и предложения были представлены на немецком языке во всех экспериментах) .

Рисунок 1. Пример задачи WST с четырьмя соответствующими картами .

Процедура

Участников тестировали индивидуально в тихой лабораторной комнате факультета психологии Гиссенского университета.Перед экспериментом они были проинформированы о процедуре. Эмоциональное состояние участников измерялось с помощью немецкой версии таблицы положительного и отрицательного аффекта (PANAS; Watson et al., 1988; Krohne et al., 1996), с помощью которой можно рассчитать баллы для отрицательного и положительного аффекта. Эта шкала основана на 10 положительных и 10 отрицательных прилагательных. Участникам необходимо указать эмоциональную интенсивность каждого слова по пятибалльной шкале: 1 = «совсем нет», 2 = «немного», 3 = «умеренно», 4 = «совсем немного» и 5 = «незначительно». очень много.Таким образом, как для положительного, так и для отрицательного аффекта может быть рассчитана оценка в диапазоне от 10 до 50 баллов. Примеры тестовых прилагательных: страх, вина, вдохновение, гордость и т. д. Этот график измерения эмоций был подтвержден в нескольких исследованиях (например, Krohne et al., 1996; Crawford and Henry, 2004).

После этого участники выполнили подмножество заданий из IST2000R (Amthauer et al., 2001), который является популярным IQ-тестом в психологических исследованиях и практике.Этот подтест состоял из 13 заданий из трех разных категорий: завершение предложений, вычисления и матричные задачи. Эти элементы были выбраны из всех элементов с использованием нормирующих данных теста интеллекта. Для одной группы мы отобрали 13 самых сложных задач, для второй группы – задания средней сложности по нормам, а для третьей группы – самые легкие задания из ИСТ2000Р. Вот один пример для расчетных задач: (24/144) × 96 = ? (сложно), (3/6) + (20/8) = ? (умеренное) и 8 × 123 = ? (легко).Задания были представлены на листе бумаги и должны были быть решены участниками за ограниченное время. Чтобы усилить эффект от манипулирования эмоциями, мы также сказали им, что тест был специально разработан для прогнозирования успехов в учебе и что средний учащийся правильно решает около 50% заданий. Ограничение по времени было 15 мин. После завершения теста участники получали манипулируемую словесную обратную связь о своей работе, чтобы повлиять на их эмоциональное состояние. Обратная связь для группы с отрицательными эмоциями и сложными задачами была следующей: «Мы с сожалением вынуждены сообщить, что анализ ваших данных показал, что ваша успеваемость была ниже средней успеваемости учащихся.Обратная связь для группы с нейтральными эмоциями и средней сложностью задания была следующей: «Анализ ваших данных показал, что ваша успеваемость соответствует средней успеваемости учащихся». Участникам из группы положительных эмоций с простыми заданиями сказали, что их успеваемость была выше средней успеваемости учащихся. Обратите внимание, что эта обратная связь не отражала их реальную работу, потому что даже если участникам удавалось решить сложные задачи, они получали негативную обратную связь. Соответственно, участники позитивно-эмоциональной группы получали положительную обратную связь, даже если им не удавалось решить проблемы.

После этого повторно оценивали эмоциональное состояние, чтобы убедиться, что индукция настроения прошла успешно. Наконец, им дали задания по отбору Уэйсона. Чтобы скрыть настоящую цель нашего исследования, мы сказали участникам, что они должны пройти тест PANAS, поскольку текущие эмоции могут повлиять на их результаты в тестах на интеллект, и что мы хотели контролировать это. Все наши эксперименты были одобрены комитетом по этике Немецкой психологической ассоциации (DGP).

Затем эксперимент начался с последовательности индукции эмоций [PANAS (t1), элементы теста интеллекта, обратная связь и PANAS (t2)], за которыми последовали 24 задания Уэйсона на выбор.Компьютер управлял задачами выбора Wason с использованием программного обеспечения SuperLab 4.0 (Cedrus Corporation, Сан-Педро, Калифорния) и записывал ответы участников (во всех экспериментах). Для сбора данных использовался самостоятельный дизайн. Когда на экране была представлена ​​задача с четырьмя карточками, участники должны были решить, какую из карточек они хотели бы перевернуть, чтобы проверить справедливость данного правила. Им было предложено выбрать одну или несколько карт, нажав соответствующие клавиши на маркированной клавиатуре.Например, чтобы перевернуть карту 1, им нужно было нажать клавишу «1», которая была четко обозначена как «карта 1». Проблемы были разделены инструкцией нажимать <пробел> всякий раз, когда готовы к следующей проблеме. Вначале была предложена одна практическая задача для ознакомления участников с задачей, но никакой обратной связи не было дано. В конце эксперимента все участники были проинформированы об истинном характере, намерении и манипуляциях эксперимента. Во всех экспериментах данные анализировали с помощью SPSS19 (IBM © ) с использованием дисперсионного анализа (ANOVA) и t -тестов (подробности приведены в каждом из разделов результатов).

Результаты

Манипулирование эмоциями было успешным, как видно на рисунке 2. Группа успеха показала значительное увеличение положительного аффекта от t1 до t2 [ t (9) = -4,906, p = 0,001], в то время как негативное влияние уменьшилось. Оценки группы неудач показали значительное снижение положительного аффекта [ t (9) = 5,471, p < 0,001] и значительное увеличение отрицательного аффекта [ t (9) = -4.226, р > 0,01]. Для нейтральной группы не обнаружено различий ни в положительном, ни в отрицательном аффекте. Однофакторный дисперсионный анализ, включающий фактор «положительные оценки различий» и межсубъектный фактор (нейтральный, группа успеха или неудачи), выявил значительные групповые различия [ F (2, 27) = 23,964, Среднеквадратическая ошибка ( MSE ) = 6,511, p <0,001]. Второй однофакторный дисперсионный анализ с фактором «отрицательные оценки различий» также показал групповые различия [ F (2, 27) = 7.975, СКО = 6,407, р < 0,01]. Запланированные t -тесты для независимых выборок выявили значимые различия в показателях положительной разницы для группы успеха и нейтральной [ t (18) = 4,618, p < 0,001] и для группы успеха и неудачи [ t (18) = 7,069, р < 0,001]. Значительные различия в отрицательных баллах наблюдались при сравнении между группой успеха и группой неудачи [ t (18) = -3.192, p < 0,01], а также для сравнения группы отказа и нейтральной группы [ t (18) = 4,024, p = 0,001].

Рисунок 2. Баллы различий (t 2 — t 1 ) для индукции эмоций в эксперименте 1 для каждой группы . ** р ≤ 0,01, *** р ≤ 0,001.

В среднем участники правильно решили только 5% задач (перевернув карту 1 и карту 4; все остальные решения были неверными, что произошло в 95% случаев).Мы понимаем, что эта производительность очень низкая. Поэтому мы изначально подумали, что было бы полезно статистически проверить, значительно ли эта производительность отличается от уровня случайности. Однако затем мы решили не следовать этой идее, поскольку наши результаты согласуются со всей литературой по задаче отбора Уэйсона (Wason and Johnson-Laird, 1972; обзор в Manktelow, 2004). Более того, обычный способ борьбы с этими низкими показателями эффективности — использование «индекса фальсификации» и «индекса подтверждения», которые были введены Oaksford et al.(1996). Эти индексы дают лучшее измерение производительности, чем просто сравнение правильных ответов в задачах выбора Уэйсона. Индексы могут варьироваться от +2 до -2 и позволяют определить, пытался ли человек подтвердить или опровергнуть данное правило, перевернув определенные карты или комбинации карт (Oaksford et al., 1996; Chang and Wilson, 2004). Индекс фальсификации (FI) рассчитывается по формуле FI = (p + не q) − (не p + q) и обозначает склонность участников выбирать p, а не q карт, чтобы фальсифицировать правило.Обратите внимание, что оценка +2 эквивалентна полной логичности. Индекс подтверждения (КИ) является «дополнением» к индексу фальсификации; он обозначает степень, в которой участники выбирают карты p и q, чтобы подтвердить правило. Он рассчитывается по формуле CI = (p + q) − (не p + не q) (Oaksford et al., 1996). Обратите внимание, что оценка +2 эквивалентна подтверждающей стратегии без нарушения данного правила. Средний индекс фальсификации показан на рисунке 3.

Рис. 3.Индекс фальсификации (в диапазоне от -2 до 2) для WST для каждой группы . Он представляет собой выбор p и not-q для фальсификации правила (modus tollens). ** р ≤ 0,01.

Затем в дисперсионном анализе использовали

индекса фальсификации, включая содержание внутрисубъектных факторов (положительный, отрицательный, нейтральный) и группу факторов между субъектами (успех, неудача, нейтральный). Этот анализ показал, что эмоции участников привели к значительной разнице, F (2, 27) = 6.033, СКО = 0,574, p < 0,01, но не содержание задачи рассуждения. Апостериорные -тесты показали, что индекс фальсификации группы неудач значительно отличался от индексов нейтральной группы [ t (3,737) = -3,435, p < 0,01] и группы успеха [ t (10,353) = 3,14, p = 0,01]. В целом, нейтральная группа [ Средний индекс фальсификации (MFI) = 0,636, Стандартная ошибка (SE) = 0.19] показали лучшие результаты, чем группа успеха ( MFI = 0,426, SE = 0,14), а группа успеха, в свою очередь, была лучше, чем группа неудач ( MFI = -0,029, SE = 0,038). Более подробный описательный анализ показал, что этот эффект обусловлен специфическим типом ошибки. Фактически, участники неудачной группы чаще всего выбирали карты p и q (рис. 4).

Рисунок 4. Выбор карт p и q WST в относительных частотах (%) для каждой группы .С p и q (modus ponens) участники пытались подтвердить правило.

Обсуждение

Результаты показывают, что эмоции человека влияют на способность рассуждать независимо от содержания задачи. В частности, отрицательная эмоция приводила к более низкому индексу фальсификации, что означает, что участники в отрицательном эмоциональном состоянии с большей вероятностью отклонялись от логических норм. Участники в положительном состоянии также были не так хороши, как в нейтральной группе, но эта разница была менее выражена.В целом, участники в нейтральном эмоциональном состоянии показали лучшие результаты. Однако не было обнаружено взаимодействия между эмоциями участников и эмоциональным содержанием задания ни для индекса фальсификации, ни для индекса подтверждения. Таким образом, лицам, находящимся в положительном (отрицательном) эмоциональном состоянии, было не легче решать задачи селекции Уэйсона с положительным (отрицательным) содержанием. Причиной этого может быть то, что задача выбора Уэйсона в целом слишком сложна для решения и что не существует общепринятой теории о том, что делает задачи такими сложными.Недавний обзор таких подходов можно найти у Klauer et al. (2007). Для наших исследований причины трудности задачи отбора Уэйсона не имеют особого значения. Однако неблагоприятным результатом может быть то, что низкая производительность участников может привести к «эффекту пола», и, таким образом, существующие эффекты эмоционального содержания могут быть не видны в данных. Чтобы контролировать этот возможный дефицит, была выбрана парадигма для последующего эксперимента, которая, как известно, приводит к лучшим результатам.

Эксперимент 2: Эмоции и задания на условное мышление

Цель этого эксперимента состояла в том, чтобы использовать задачу на рассуждение, которую участникам было бы легче решить, чем задачу выбора Уэйсона. Поэтому мы использовали условную парадигму рассуждений. Если такая задача проще, любые различия между показателями групп должны быть намного более четкими, и такие различия легче отнести к экспериментальным манипуляциям. Опять же, задачи условного рассуждения имели положительное, отрицательное или нейтральное содержание, и, как и в предыдущем эксперименте, эмоции участников были либо индуцированными (положительными или отрицательными), либо нейтральными.

Методы

Участники

В этом исследовании приняли участие 30 студентов из Гиссенского университета (средний возраст: 22,6 года, диапазон: 20–27 лет, 22 женщины, 8 мужчин). Ни в одном другом расследовании они участия не принимали. Они получили компенсацию в размере восьми евро за участие. Все участники были наивны в отношении цели исследования, ни один из них не был студентом-психологом. Все они были носителями немецкого языка и дали информированное письменное согласие.

Дизайн и материалы

Тот же самый метод успеха-неудачи, который использовался в предыдущем эксперименте, был использован для индукции эмоций.Проблемы рассуждения состояли из пар предпосылок, за которыми следовал вывод, подлежащий проверке. Четыре пары посылок имели положительное, четыре — нейтральное и четыре — отрицательное содержание. Эти 12 задач были объединены с четырьмя возможными выводами: modus ponens (MP), modus tollens (MT), отрицанием антецедента (DA) и подтверждением следствия (AC), что привело к 48 условным выводам на участника. Все задачи были рандомизированы для каждого участника. Половина представленных выводов была верна; другая половина была недействительной.Вот два примера выводов с правильным выводом:

Modus ponens/позитивное эмоциональное содержание

Предпосылка 1: Когда человек добивается успеха, он рад.

Предпосылка 2: Человек преуспевает.

Вывод: Этот человек рад.

Modus tollens/негативное эмоциональное содержание

Предпосылка 1: Когда человек работает плохо, то этот человек злится.

Предпосылка 2: Человек не злится.

Вывод: Этот человек показал хорошие результаты.

Процедура

Участники проходили индивидуальное тестирование в тихой лабораторной комнате факультета психологии Гиссенского университета. Перед экспериментом участников еще раз проинструктировали о процедуре эксперимента. Затем началась индукция эмоций, результатом которой стали «группа успеха», «группа неудач» и «нейтральная группа». Затем выводы были представлены на экране компьютера. Использована самостоятельная конструкция. После прочтения первой посылки на экране участники должны были нажать пробел, чтобы перейти к следующей предпосылке, а затем снова пробел, чтобы прийти к заключению.В то время как обе посылки были представлены черными буквами, вывод был представлен красным. Задача требовала оценки того, следует ли вывод обязательно из посылок (никаких оценок как бикондиционалов). Участники отвечали нажатием клавиши «Да» или «Нет» на клавиатуре. В начале эксперимента было проведено два практических испытания, но обратной связи не было. В конце эксперимента был подведение итогов и подробное объяснение истинной цели эксперимента.

Результаты

Индукция эмоций снова прошла успешно. В группе успеха положительный аффект был повышен, а негативный аффект снижен (аналогично индукции настроения в предыдущих экспериментах). В группе неудач положительное влияние уменьшилось, а отрицательное усилилось (хотя последнее не было значительным из-за большой стандартной ошибки). Никаких изменений в сторону положительного и отрицательного аффекта в нейтральной группе обнаружено не было. ANOVA выявил значительные групповые различия [ F (2, 27) = 15.964, MSE = 13,607, p < 0,001] и t -тесты для независимых выборок показали, что успешная и нейтральная группы неодинаковы в разнице баллов положительного аффекта [ t (18) = 2,146, p < 0,05], а также группы успеха и неудачи [ t (18) = 5,666, p < 0,001] и группы неудачи и нейтральности [ t (108) = -3,854, p < 0.01].

Производительность для задач условного вывода предложений была лучше, чем для задач выбора Уэйсона, так как 61,46% задач были решены правильно. Частота ошибок сравнивалась с использованием ANOVA для эмоциональности участников (успех, неудача и нейтральная группа) и эмоционального содержания (положительное, отрицательное, нейтральное). По обоим факторам были обнаружены достоверные различия.

В отношении эмоционального состояния показатели участников трех групп достоверно различались [ F (2, 27) = 3.68, MSE = 2,492, p < 0,05] и парная выборка t -тесты показывают, что частота ошибок для группы отказа была значительно выше по сравнению с нейтральной группой [ t (18) = 2,622, р < 0,05]. Нейтральная группа показала лучшие результаты [ Среднее (M) = 0,310, SE = 0,046], за ней следуют группа успеха ( M = 0,402, SE = 0,035) и группа неудач, допустившая наибольшее количество ошибок (). М = 0.446, SE = 0,024). Эти результаты представлены на рисунке 5.

Рисунок 5. Коэффициенты ошибок в относительных частотах (%) для задачи условного рассуждения для каждой группы . * р ≤ 0,05.

Различие между положительным и отрицательным содержанием задач рассуждения также было значительным. ANOVA показал значительный основной эффект [ F (2, 54) = 3,159, MSE = 0,555, p = 0,05], а апостериорная парная выборка t выявила значительную -s разница в коэффициентах ошибок между положительным и отрицательным контентом [ t (29) = 2.491, р < 0,05]. Наименьшее количество ошибок было допущено с отрицательным содержанием ( M = 0,356, SE = 0,029), затем следуют нейтральное содержание ( M = 0,385, SE = 0,022) и положительное содержание ( M = 0,417, SE = 0,028). Это показано на рис. 6. Однако взаимосвязи между эмоциональным состоянием и содержанием задания обнаружено не было.

Рисунок 6. Коэффициенты ошибок в относительных частотах (%) для задачи условного рассуждения для каждого типа содержимого .* р ≤ 0,05.

Обсуждение

Сообщаемые результаты показывают, что несколько факторов могут влиять на способность рассуждать. На производительность могут влиять либо эмоции человека, либо содержание проблемы, либо тип вывода.

Эффект эмоций может быть связан с тем фактом, что эмоции приводят к представлениям в рабочей памяти, которые занимают те же подсистемы, которые также необходимы для рассуждений (Oaksford et al., 1996). Эффект содержания также интересен, поскольку он бросает вызов предыдущим выводам.Хотя мы обнаружили меньше ошибок в выводах с отрицательным содержанием, Бланшетт и Ричардс (2004) обнаружили, что эмоции ухудшают способность рассуждать независимо от того, положительные они или отрицательные.

Эксперимент 3: паучофобия участников и условное мышление

В отличие от предыдущих экспериментов, образец для этого эксперимента был выбран из популяции с боязнью пауков. Следовательно, не было необходимости вызывать эмоции, поскольку участники были отобраны по их тревоге с высокой экологической достоверностью.Это было сделано, чтобы расширить результаты предыдущих экспериментов, чтобы увидеть, можно ли найти разницу в производительности для участников, у которых уже было ранее существовавшее настроение в определенных ситуациях без какой-либо индукции настроения. Кроме того, нас интересовало, влияет ли контент, относящийся к болезни таких участников, на их мыслительные способности.

Методы

Участники

Девять студентов, страдающих фобией пауков (средний возраст: 22,33 года; диапазон: 20–26 лет; 7 женщин, 2 мужчины) и семь студентов контрольной группы без фобии (средний возраст: 22 года).86 лет; диапазон: 20–26 лет; В эксперименте участвовали 7 самок) из Гиссенского университета. Участников отбирали из более крупной выборки с помощью баллов по опроснику паучьей фобии (SPQ; Klorman et al., 1974). Показатели SPQ у студентов, боявшихся пауков ( M = 20,22; SE = 0,878), были значительно выше, чем у не боящихся пауков контрольных студентов ( M = 2,00; SE = 0,873) [ t (2 2 14) = -14,459; р < 0.001]. Каждый участник получил пять евро или кредит курса за участие. Более того, мы контролировали, чтобы участники не были студентами-психологами (таким образом, у них не было предварительного опыта с задачами на логическое мышление), и все они были носителями немецкого языка. Все участники дали информированное письменное согласие.

Дизайн и материалы

Дизайн и процедура были аналогичны эксперименту 2. Сорок восемь логических задач состояли из пар предпосылок, за которыми следовал вывод, подлежащий проверке.Однако содержание отличалось, поскольку четыре утверждения имели отношение к фобии пауков, четыре были в целом негативными и четыре нейтральными. Презентация 48 трехчленных задач была рандомизирована среди участников. Примеры утверждений представлены в таблице 2.

Таблица 2. Примеры выписок различного содержания .

Процедура

Все участники были протестированы индивидуально в тихой комнате на факультете психологии Гиссенского университета.Сначала участники заполнили SPQ. Затем нужно было решить логические задачи. Постановка задач и запись ответов аналогичны Эксперименту 2.

Результаты

Частота ошибок в задаче условного рассуждения сравнивалась с использованием дисперсионного анализа с группой межпредметных факторов и двумя внутрипредметными факторами, содержанием и типом рассуждений.

Для содержания задач на рассуждения получен значительный главный эффект [ F (2, 28) = 4.645; р < 0,05]. Дальнейшие парные тесты t показали, что частота ошибок для проблем, связанных с фобией пауков ( M = 36,72%; SE = 4,30%), приводит к значительно большему количеству ошибок, чем нейтральные ( M = 30,47%; SE ). = 4,41%) [ т (15) = 2,928; р = 0,01]. Это произошло из-за того, что фобия пауков хуже работала с контентом, имеющим отношение к фобии. Это взаимодействие между содержанием проблемы и эмоциями было существенно другим [ F (2, 28) = 6.807; р < 0,01]. Апостериорный парный t -тест показал, что фобия пауков значительно хуже справляется с задачами логического вывода с контентом, имеющим отношение к фобии пауков ( M = 43,06%; SE = 4,47%) по сравнению с негативными ( M = 34,72%, SE = 5,01%) [ т (8) = 2,667; р < 0,05]. Кроме того, проблемы, связанные с фобиями, привели к большему количеству ошибок, чем нейтральные ( M = 36.81%; SE = 4,71%), но незначительно не достиг значимости [ t (8) = 2,268; р = 0,053]. Тем не менее, нефобики сделали значительно больше ошибок для умозаключений с отрицательным содержанием ( M = 33,93%; SE = 6,38%) по сравнению с относящимися к фобии пауков ( M = 28,57%; SE = 7,20%). т (6) = -2,521; p < 0,05] и нейтральные задачи ( M = 22,32%; SE = 7.33%) [ т (6) = -3,653; р < 0,05]. Этот шаблон взаимодействия между группами и содержанием задачи условного рассуждения визуализируется на рисунке 7.

Рисунок 7. Коэффициенты ошибок в относительных частотах (%) для фобии пауков и участников без фобии . * р ≤ 0,05.

Обсуждение

Наши результаты показывают, что у людей, страдающих боязнью пауков, хуже всего дела обстояли с проблемами, связанными с боязнью пауков.Мы понимаем, что размер нашей выборки довольно мал. Одна из причин заключалась в том, что трудно найти паукофобов, потому что они обычно избегают ситуаций, в которых сталкиваются с пауками. Однако наша контрольная группа также была небольшой. Причина этого в том, что изначально мы также протестировали девять участников контрольной группы (то же количество, что и в экспериментальной группе), но затем нам пришлось исключить двух участников (из-за стратегии ответа, неполной записи данных) и не смогли заменить их двумя. новых участников по техническим причинам.Однако мы не думаем, что это серьезная проблема, поскольку даже при таком небольшом размере выборки наши различия достигли уровня статистической значимости. Учитывая эти мысли, мы считаем, что наши результаты достоверно показывают, что задачи, связанные с болезнью, ухудшают мышление у пациентов с тревогой.

Есть несколько возможных объяснений того, как (положительные и отрицательные) эмоции препятствуют рассуждению. Одно из объяснений состоит в том, что все виды эмоций отрицательно влияют на мотивацию или усилия участников (например,г., Леффорд, 1946). Другие объяснения основаны на моделях двойного процесса (система или тип 1: автоматический, быстрый, интуитивный, основанный на предварительных знаниях; система или тип 2: трудоемкий, медленный, явный, основанный на правилах, например, Станович, 2010). Хороший обзор различных теорий представлен в Blanchette (2014). Тем не менее, мы считаем, что наиболее разумное объяснение текущих результатов дает теория подавления (Oaksford et al., 1996): обработка материала, имеющего отношение к фобии, включала конфронтацию с фобическим объектом, который вызывает страх.Это вызывает сильную эмоциональную реакцию, приводящую к предварительной загрузке ресурсов рабочей памяти. Более того, есть свидетельства того, что фобия пауков может изменить образ мышления. Де Йонг и др. (1997a) показали, что люди, страдающие фобией пауков, склонны полагаться на стратегию рассуждений, подтверждающую опасность, при решении связанных с фобией задач отбора Уэйсона. В то время как фобии пауков хуже всего справились с задачами, связанными с фобией в нашем исследовании, не фобики показали худшие результаты с проблемами с негативным содержанием. Эти результаты соответствуют данным Бланшетт и Ричардс (2004) и Бланшетт (2006).Общее подтверждение последствий и отрицание антецедента с релевантным фобией пауков и негативным содержанием привело к большему количеству ошибок, что аналогично выводам Бланшетт и Ричардса (2004).

Эксперимент 4: обеспокоенные экзаменом участники и задачи условного мышления

Этот эксперимент был разработан, чтобы выяснить, распространяется ли эффект, обнаруженный в эксперименте 3, на другие состояния, связанные с тревогой, такие как боязнь экзаменов. Таким образом, участники также были отобраны на основе их тревожного состояния, и некоторые из проблем имели эмоциональное содержание, которое имело отношение к тревоге перед экзаменом, в то время как другие были нейтральными или в целом негативными.

Методы

Участники

Выборка состояла из 17 студентов с экзаменационной тревогой и 17 студентов без экзаменационной тревоги. Они были отобраны из более крупной выборки ( N = 47) на основе их баллов по показателю страха перед экзаменами (Hodapp, 1991). Все они были женщинами, потому что боязнь экзаменов более распространена среди женщин (Zeidner and Safir, 1989; Chapell et al., 2005; Wacker et al., 2008). Возрастной диапазон составлял 20–29 лет (средний возраст участников с экзаменационной тревогой: 24 года).24 года, без экзамена-тревоги: 23,12 года). В качестве вознаграждения они могли выбрать получение пяти евро или курсового кредита. Исключались студенты-психологи и люди, которые уже принимали участие в экспериментах на эту тему. Все участники были носителями немецкого языка и дали информированное письменное согласие.

Дизайн и материалы

Участников оценивали с помощью TAI-G (Hodapp, 1991), меры страха перед экзаменом, чтобы различать участников, испытывающих тревогу перед экзаменом, и участников, не испытывающих беспокойства.TAI-G состоит из 30 утверждений, описывающих эмоции и мысли в экзаменационных ситуациях. Участников спрашивают, насколько хорошо эти утверждения описывают их, когда им предстоит сдавать экзамены. Утверждения ранжировались по шкале от «никогда» (1), «иногда» (2), «часто» (3) до «почти всегда» (4).

Примеры таких заявлений:

«У меня странное ощущение в животе».

«Внезапно в моей голове начинают проноситься мысли, которые блокируют меня».

«Боюсь, что что-то может пойти не так.

Баллы TAI-G варьируются от 30 до 120. Для того, чтобы быть классифицированным как опасающийся экзамена, необходимо набрать не менее 84 баллов, в то время как балл ниже 54 классифицируется как не беспокоящийся об экзамене. Эти пределы были получены в исследовании с участием 730 студентов (Wacker et al., 2008), в котором одно стандартное отклонение ( SD = 14,8) было вычтено из среднего балла ( m = 69,1) для получения нижнего предела и добавлено для получения верхнего предела.

После того, как участники завершили TAI-G, им были даны задачи условного вывода.48 задач на условный вывод состояли из утверждений «если, то», из которых одна треть была связана с тревогой перед экзаменом, одна треть в целом была отрицательной и одна треть эмоционально нейтральной. Примеры приведены в табл. 3. Постановка задач и запись ответов аналогичны экспериментам 2 и 3.

Таблица 3. Примеры выписок различного содержания .

Результаты

Подбор экзаменофобных и неэкзамфобных групп участников прошел успешно.Группа тревожных участников имела оценку TAI-G, которая колебалась от 84 до 107 и в среднем составляла 97 ( SE = 1,586). Группа участников, не тревожившихся перед экзаменом, набрала от 39 до 54 баллов при среднем значении 48 ( SE = 1,047). Тест t для независимых выборок показал значительную разницу между группами [ t (32) = 25,788, p < 0,001].

Кроме того, как и ожидалось, дисперсионный анализ выявил значительный основной эффект в отношении содержания [ F (2, 64) = 8.058; р = 0,001]. Апостериорные -тесты показали, что задачи условного вывода с контентом, связанным со страхом ( M = 44,67%; SE = 2,52%) приводят к большему количеству ошибок, чем другие отрицательные ( M = 36,58%; SE = 2,53%) [ т (33) = 3,703; p = 0,001] и нейтральные задачи ( M = 37,87%; SE = 2,80%) [ t (33) = 2,626; р < 0,05]. Повторные измерения ANOVA проводились на основе частоты ошибок для типа вывода (MP, MT, AC и DA), содержания (связанного со страхом, негативного и нейтрального) и страха перед экзаменом.Однако для контента и группы не было обнаружено значимого взаимодействия. Это означает, что и тревожащиеся, и не тревожащиеся экзаменом участники показали одинаковые результаты в связанных со страхом, негативных и нейтральных задачах.

Обсуждение

Наши результаты показывают, что испытуемые, тревожащиеся и не тревожащиеся об экзамене, одинаково справились с задачами, связанными со страхом, негативными и нейтральными. Выводы о тревоге перед экзаменами привели к снижению успеваемости в обеих группах. Это может быть связано с тем, что все участники в настоящее время были зачислены в университет и поэтому могут иметь отношение к тревоге перед экзаменами.Более того, физиологические изменения наблюдались как у людей с высокой, так и с низкой тревогой перед экзаменами (Holroyd et al., 1978). Таким образом, могут срабатывать ассоциации с экзаменационными ситуациями, которые сокращают ресурсы рабочей памяти и, как следствие, производительность при решении логических задач (Oaksford et al., 1996; Blanchette and Richards, 2004). В отличие от предыдущих результатов (Леффорд, 1946; Де Йонг и др., 1998; Бланшетт и Ричардс, 2004; Бланшетт, 2006) отрицательные проблемы не приводили к снижению производительности.Несмотря на то, что эти проблемы были эмоциональными и негативными (например, «если у человека случился выкидыш, то этот человек впадет в депрессию») участники, возможно, не смогли понять содержание, поскольку оно не имело такого личного отношения к студентам, как экзамен. связанный контент.

Общее обсуждение

Мы провели два эксперимента с участниками, которые подверглись индукции настроения, и два с участниками, которые либо беспокоились о пауках, либо о экзаменах. Эксперимент 1 показал, что эмоции человека влияют на эффективность рассуждений независимо от содержания задания.В эксперименте 2 мы обнаружили, что на эффективность рассуждения могут влиять либо эмоции человека, либо содержание проблемы, либо тип вывода. В эксперименте 3 участники, боящиеся пауков, продемонстрировали более низкую эффективность рассуждений в выводах, связанных с пауками, но в эксперименте 4 участники, боящиеся экзаменов, не ухудшились в выводах, связанных с экзаменом.

Результаты согласуются с некоторыми из наших гипотез, но не со всеми нашими исходными предположениями. Наша первая гипотеза заключалась в том, что положительные и отрицательные эмоции приведут к снижению производительности логических рассуждений.Это подтвердилось, так как в первом и втором эксперименте участники в нейтральном эмоциональном состоянии превосходили участников в отрицательном или положительном эмоциональном состоянии независимо от задания (WST и условные выражения). Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями (Channon and Baker, 1994; Melton, 1995; Oaksford et al., 1996). Когда у участников вызывается отрицательное или положительное эмоциональное состояние, это приводит к ухудшению результатов в задаче отбора Уэйсона по сравнению с участниками в нейтральном эмоциональном состоянии (Oaksford et al., 1996). В другое исследование участников набирали, потому что они сообщали о депрессии (Channon and Baker, 1994). Им были представлены категорические силлогизмы, и их выполнение было хуже, чем у недепрессивных участников. Предложенное объяснение заключается в том, что по мере извлечения и обработки эмоционально конгруэнтной информации у рабочей памяти отнимаются ресурсы (например, Baddeley, 2003), которые должны были использоваться для обработки задачи рассуждения. Кроме того, позитивные эмоциональные состояния также приводят к снижению производительности (Melton, 1995), поскольку предполагается, что люди в позитивном настроении используют более глобальные стратегии рассуждений, уделяя меньше внимания и, следовательно, более склонны к ошибкам, чем люди в негативном настроении. аналитический настрой.

Наши результаты относительно второй гипотезы (прогнозирование пагубного влияния положительного и отрицательного проблемного содержания на производительность) неоднозначны. Это было подтверждено третьим экспериментом, в котором участники без фобии показали себя лучше, когда контент был нейтральным. С другой стороны, содержание не влияло на производительность в первом эксперименте, а во втором эксперименте лучшая производительность была измерена с отрицательным содержанием, тогда как большинство ошибок было совершено с положительным содержанием.В четвертом эксперименте не было никакой разницы между негативным и нейтральным контентом, а производительность была хуже с контентом, связанным с тревогой перед экзаменом. Эти результаты частично согласуются с предыдущими исследованиями, показывающими, что на производительность влияет, когда контент связан с общими угрозами, потому что тогда участники склонны выбирать стратегии подтверждения угрозы и фальсификации безопасности в задаче выбора Уэйсона (De Jong et al., 1998). Другие исследования показали, что как отрицательное, так и положительное содержание оказывает пагубное влияние на условные рассуждения, в отличие от нейтрального содержания, что может быть связано с уменьшением ресурсов рабочей памяти (Blanchette and Richards, 2004; Blanchette, 2006).Кроме того, если содержание является спорным, оно может вызывать эмоции, которые приводят к стереотипной реакции, отрицательно влияющей на выполнение задачи условного рассуждения (Lefford, 1946). В этом исследовании участники сделали больше ошибок, когда содержание было спорным (например, стереотипные ответы, такие как «бездомный ленивый»), а не нейтральным.

Третья гипотеза, утверждающая, что положительное и отрицательное настроение в сочетании с положительным и отрицательным содержанием проблемы может влиять на производительность, была подтверждена только экспериментом 3, который обнаружил ожидаемое взаимодействие.Тем не менее, отсутствие предполагаемого взаимодействия в трех из четырех экспериментов согласуется с некоторыми предыдущими выводами (например, De Jong et al., 1998, тревога за здоровье; Vroling and de Jong, 2010, симптомы тревоги в неклинической популяции). ).

Только в третьем эксперименте участники, которые боятся пауков, хуже справились с задачами с релевантным для фобии пауков содержанием по сравнению с негативным содержанием, которое усиливает другие результаты (De Jong et al., 1997a,b; Smeets et al., 2000; Vroling). и де Йонг, 2009).Аналогичная тенденция наблюдалась для выполнения задач, связанных с боязнью пауков, по сравнению с нейтральными задачами. Однако эта разница была незначительной, возможно, большая выборка дала бы более четкие результаты. Предыдущее исследование показало, что при рассуждениях об угрозах здоровью в задаче отбора Уэйсона пациенты, испытывающие тревогу по поводу здоровья, используют стратегию подтверждения угрозы (Smeets et al., 2000). Контрольная группа, у которой нет беспокойства о здоровье, не проявляет такой предвзятости при рассуждениях об угрозах здоровью. Эти результаты аналогичны другому исследованию, в котором также использовалась задача отбора Уэйсона, в которой участники, страдающие фобией пауков, чаще подтверждали правила опасности и фальсифицировали правила безопасности для информации, относящейся к фобии, чем контрольная группа (De Jong et al., 1997а). Кроме того, социально тревожные участники хуже справлялись с задачами на реляционный вывод, когда содержание было связано с социальной тревожностью, а не с нейтральным содержанием (Vroling and de Jong, 2009). Однако пациенты с фобией пауков по сравнению с контрольной группой, не страдающей фобией, работали хуже, когда содержание проблемы рассуждения было конкретно связано с их фобией, а также когда она содержала общий материал угрозы (De Jong et al., 1997b).

Почему мы не нашли доказательств того, что производительность улучшается, когда эмоции и содержание совпадают? В Бланшетт и соавт.(2007) испуганные участники давали более правильные ответы на задание на рассуждение с содержанием, связанным со страхом, чем участники, которые не сообщали о высоком уровне страха. В другом исследовании участники, которые были подготовлены к гневу или которые помнили случай, когда им изменяли, показали лучшие результаты, когда задача рассуждения включала обнаружение мошенников (Чанг и Уилсон, 2004).

Мы считаем, что неоднозначность предыдущих результатов (Channon and Baker, 1994; Melton, 1995; Oaksford et al., 1996; Чанг и Уилсон, 2004 г.; Blanchette et al., 2007) и наши собственные эксперименты могут быть связаны с различиями между образцами. Первые два эксперимента вызывали эмоции у участников, которые были в основном грустными и разочарованными, тогда как участники последних двух экспериментов были встревожены. Следовательно, человек не сравнивает подобное с подобным. Последние два эксперимента можно дополнительно дифференцировать, поскольку в третьем эксперименте для контрольной группы были выбраны люди, не боящиеся пауков. Тем не менее, большинство студентов испытывают некоторую форму беспокойства перед экзаменами, и выборка четвертого эксперимента полностью состояла из студентов.Это может объяснить, почему участники, которые сообщали о беспокойстве перед экзаменом, а также те, кто не сообщал об отсутствии беспокойства, показали плохие результаты, когда содержание было связано с тревогой перед экзаменом.

Согласно теории подавления (Oaksford et al., 1996), эмоции пагубно влияют на производительность, поскольку ресурсы распределяются иначе и недоступны для решения поставленной задачи. Это означает, что эмоциональные участники должны работать хуже, чем те, кто находится в нейтральном состоянии. Это было подтверждено в экспериментах 1 и 2.Содержание может вызывать эмоции, поэтому аналогичные результаты из-за сокращения ресурсов рабочей памяти должны быть получены и в экспериментах с эмоциональным содержанием. В эксперименте 3 лучшая производительность была с нейтральным контентом, возможно, потому, что контент, связанный с пауками, вызывал реакцию, которая использовала ресурсы рабочей памяти, которые в противном случае использовались бы для решения задачи (например, стратегия избегания). Тревожный контент в Эксперименте 4 привел к худшей производительности, возможно, по той же причине.

До сих пор мы фокусировались на ресурсах рабочей памяти, но также возможно, что процессы внимания имеют большое значение в этом контексте.Например, правильные решения и время принятия решений могут быть поставлены под угрозу во время эмоциональной (особенно негативной) обработки, поскольку эмоциональная обработка (в дополнение к рассуждениям) требует ресурсов внимания (см., например, работу Harmon-Jones et al.). Однако мы не можем полностью решить проблему зависимости рабочей памяти от внимания на данном этапе с помощью этих экспериментов.

Результаты эксперимента 3 отличаются от результатов экспериментов 1 и 2, в которых не было обнаружено содержания и эффекта взаимодействия.Люди с фобиями могут хуже справляться с проблемами, содержание которых связано с их фобией, потому что они стараются избегать стимулов, провоцирующих тревогу (Американская психиатрическая ассоциация, 2000). Это избегание не обязательно обнаруживается у депрессивных участников, поскольку они склонны размышлять о депрессивном материале (Американская психиатрическая ассоциация, 2000). Хотя участники экспериментов 1 и 2 не страдали клинической депрессией, индуцированная эмоция имела депрессивный характер и, следовательно, может объяснить, почему в этих экспериментах не было обнаружено взаимодействия.Кроме того, возможно, только анксиогенные стимулы оказывают истощающее действие на рабочую память, а предыдущие исследования в значительной степени основывались на тревожности (De Jong et al., 1998; Blanchette and Richards, 2004; Blanchette, 2006). Напротив, материал Леффорда (1946) не был анксиогенным, но он обнаружил эффект. Он утверждал, что это произошло из-за стереотипного ответа. Однако если люди не относятся к содержанию, то это не приведет к стереотипному отклику.

Причина, по которой в экспериментах 1 и 2 не было обнаружено никакого эффекта, может заключаться в том, что материал не был настолько личным и, следовательно, не вызывал достаточно эмоций, чтобы эффект проявился.Это не объясняет, почему в экспериментах 2 и 4 лучшая производительность была с отрицательным содержанием. Можно возразить, что, поскольку этот контент является негативным, участники действуют более преднамеренно, чтобы избежать негативных последствий (если они имеют для них личное значение). Кроме того, для депрессии был предложен более аналитический стиль обработки (Edwards and Weary, 1993), так что это содержание могло вызвать такой стиль обработки по сравнению с более глобальной стратегией обработки с положительными эмоциями. Принимая во внимание это, можно было бы ожидать более высоких результатов в отношении отрицательных эмоций в экспериментах 1 и 2, но это не так.

Следовательно, большей ясности можно добиться, если эксперименты сравнивают эмоциональное содержание, имеющее личное значение, и эмоциональное содержание, не имеющее личного отношения. Контент также должен быть дифференцирован в зависимости от того, вызывает ли он тревогу или депрессию. Кроме того, тревожных участников следует сравнивать с депрессивными участниками. Следует различать избегание, вызванное тревогой, и размышления, вызванные депрессией. Если в обеих группах обнаружено отрицательное влияние на производительность, необходимо выяснить, имеет ли оно одну и ту же причину, а именно истощение ресурсов рабочей памяти (или ресурсов внимания).

С психотерапевтической точки зрения наши исследования интересны тем, что они показывают, что пациенты, страдающие боязнью пауков, не только проявляют неадекватные эмоциональные реакции на пауков. На самом деле они также демонстрируют ухудшение выполнения когнитивных задач, таких как логическое мышление, если они имеют отношение к паукам. Исследование показывает очевидную связь между зарегистрированным страхом в SPQ (Klorman et al., 1974) и поведением во время экспериментов (частотой ошибок). Эксперименты 1 и 2 показывают, что это не несчастье и не счастье, а «общее несчастье» (Фрейд, 1895, с.322) желательно, потому что участники в негативном или позитивном настроении плохо себя показали. Это имело место на протяжении десятилетий в некоторых терапевтических подходах, которые признавали, что освобождение от страданий лучше помогает человеку справляться с жизненными невзгодами (Freud, 1895). Людям кажется, что легче всего обрабатывать нейтральную (неэмоциональную) информацию (Эксперименты 1 и 2), но в идеале сеансы работают с горячими когнициями и вызывают ключевых эмоций и когниций (Safran and Greenberg, 1982; Beck, 1995). ).Если в центре внимания сеансов будет нейтральная информация, тогда сеансы будут вызывать меньше ключевых эмоций и когниций и превратятся в приятную беседу, которая останется в памяти пациента. Тем самым пациент не перегружается эмоциональным материалом, который пагубно повлияет на рассуждения. Вместо этого эмоциональный материал можно вводить постепенно (например, как в случае систематической десенсибилизации в когнитивно-поведенческой терапии).

Пациентам стоит помнить о том, что обсуждалось на сеансах, потому что новое поведение и альтернативные точки зрения, которые были совместно разработаны на сеансах, могут быть легко забыты, особенно когда пациент страдает от депрессии, которая часто приводит к снижению концентрации внимания.Некоторые терапевты рекомендуют своим пациентам делать записи во время сеансов (Beck, 1995), но если обсуждаются только те вещи, которые легко запоминаются, эта проблема решается. Поэтому, если пациент хочет стабилизироваться, лучше использовать неэмоциональный материал. Однако, если они хотят проработать неприятный материал, избежать эмоционального содержания будет невозможно. Следовательно, эмоции и познания связаны и влияют друг на друга, и нужно комбинировать их в соответствии с целью.

На данный момент ключевым открытием является то, что эмоциональное состояние и содержание могут взаимодействовать, модулируя логические рассуждения. Однако это имеет место только в том случае, если (настроение) состояние и содержание (задачи) связаны (Эксперимент 3; содержание, связанное с пауками, среди тех, кто боится пауков). Но это пока не распространяется на другие контексты, поскольку его нельзя было, например, найти в выборке с экзаменационной тревогой (Эксперимент 4; экзаменационная тревога в сочетании с содержанием экзамена). Эти неоднозначности, роль рабочей памяти и процессов внимания необходимо рассмотреть в будущих исследованиях, чтобы объяснить влияние эмоционального содержания и эмоций на способность человека рассуждать.

Вклад авторов

Надин Юнг провела статистический анализ и написала статью. Кристина Вранке разработала и провела эксперименты, а также провела статистический анализ. Кай Гамбургер разработал эксперименты и написал статью. Маркус Кнауфф разработал эксперименты и написал статью.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Это исследование было поддержано программой DFG-Graduate Program «Neuronal Representation and Action Control—NeuroAct» (DFG 885/2) для Кристины Вранке и грантом DFG KN465/9-1 для Маркуса Кнауффа. Мы благодарим Luzie Jung и Nadja Hehr за проведение некоторых экспериментов. Мы также благодарим Сару Джейн Эбботт и Каролину Анну Бош за корректуру рукописи. Наконец, мы благодарим рецензентов за их ценные комментарии.

Сноски

Ссылки

Американская психиатрическая ассоциация.(2000). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам — IV — Текстовая редакция, 4-е изд., ред. . Вашингтон, округ Колумбия: Американское психиатрическое издательство.

Амтхауэр, Р., Броке, Б., Липманн, Д., и Бодюсель, А. (2001). Intelligenz-Struktur-Test 2000R . Геттинген: Хогрефе.

Бек, Дж. (1995). Когнитивная терапия: основы и не только . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд.

Бланшетт, И. (ред.). (2014). Эмоции и рассуждения .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Psychology Press.

Бланшетт И., Ричардс А., Мельник Л. и Лавда А. (2007). Рассуждения об эмоциональном наполнении после шокирующих терактов: история трех городов. Дж. Экспл. Психол. Заявка . 13, 47–56. doi: 10.1037/1076-898X.13.1.47

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Блесс Х., Клор Г.Л., Шварц Н., Голизано В., Рабе К. и Вёльк М. (1996). Настроение и использование сценариев: действительно ли хорошее настроение приводит к бездумности? Дж.Перс. соц. Психол . 71, 665–679. дои: 10.1037/0022-3514.71.4.665

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Чанг, А., и Уилсон, М. (2004). Воспоминание об эмоциональных переживаниях влияет на эффективность решения логических задач. Эволюция. Гум. Поведение . 25, 267–276. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2004.03.007

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Чэннон, С., и Бейкер, Дж. (1994). Стратегии рассуждений при депрессии: влияние подавленного настроения на задачу силлогизма. чел. Индив. Отличие . 17, 707–711. дои: 10.1016/0191-8869(94)-1

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Чапелл М.С., Блэндинг Б., Сильверстайн М.Е., Такахаши М., Ньюман Б., Губи А. и др. (2005). Тест тревожности и успеваемости у студентов и аспирантов. Дж. Образовательный. Психол . 97, 268–274. дои: 10.1037/0022-0663.97.2.268

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Кроуфорд, Дж. Р., и Генри, Дж. Д. (2004). График положительного и отрицательного воздействия (PANAS): сконструируйте достоверность, свойства измерения и нормативные данные в большой неклинической выборке. Бр. Дж. Клин. Психол . 43, 245–265. дои: 10.1348/0144665031752934

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Далглиш, Т., и Пауэр, М. (ред.). (1999). Справочник по познанию и эмоциям . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: John Wiley and Sons Ltd.

Де Йонг, П.Дж., Майер, Б., и ван ден Хаут, Массачусетс (1997a). Условные рассуждения и фобический страх: свидетельство паттерна рассуждений, подтверждающих страх. Поведение. Рез. . 35, 507–516.doi: 10.1016/S0005-7967(96)00124-6

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Де Йонг, П.Дж., Вертман, А., Хорсленберг, Р., и ван ден Хаут, М.А. (1997b). Дедуктивное мышление и патологическая тревога: свидетельство относительно сильной предвзятости убеждений у субъектов с фобиями. Познан. тер. Рез . 21, 647–662. дои: 10.1023/A:1021856223970

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Эдвардс, Дж. А., и Вири, Г. (1993). Депрессия и континуум формирования впечатления: поэтапная обработка, несмотря на доступность информации о категории. Дж. Перс. соц. Психол . 64, 636–645. дои: 10.1037/0022-3514.64.4.636

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Экман П. и Дэвидсон Р. Дж. (ред.). (1994). Природа эмоций: фундаментальные вопросы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Фрейд, С. (1895). «Zur Psychotherapie der Hysterie», в Studien über Hysterie , под редакцией Дж. Брейера и С. Фрейда (Франкфурт: Фишер), 271–322.

Гейбл, П.А. и Хармон-Джонс (2012). Уменьшение концентрации внимания на эмоциях за счет расширения внимания: повышенное общее внимание снижает ранние электрофизиологические реакции на негативные стимулы. Биол. Психол . 90, 150–153. doi: 10.1016/j.biopsycho.2012.02.006

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Гейбл, Пенсильвания, и Хармон-Джонс (2013). Объясняет ли возбуждение само по себе влияние аппетитных стимулов на объем внимания и поздний положительный потенциал? Психофизиология 50, 344–350.doi: 10.1111/psyp.12023

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Ходапп, В. (1991). Das Prüfungsängstlichkeitsinventar TAI-G: eine erweiterte und modifizierte Version mit Vier Komponenten. З. Педагог. Психол . 5, 121–130.

Холройд, К., Уэстбрук, Т., Вольф, М., и Бадхорн, Э. (1978). Производительность, познание и физиологическое реагирование на тестовую тревогу. Дж. Ненормальный. Психол . 87, 442–451. doi: 10.1037/0021-843X.87.4.442

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Холиок, К.Дж., и Моррисон, Р.Г. (ред.). (2005). Кембриджский справочник по мышлению и рассуждениям . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Джонсон-Лэрд, П. (2006). Как мы рассуждаем . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Клауэр, К.С., Шталь, К., и Эрдфельдер, Э. (2007). Задача абстрактного выбора: новые данные и почти всеобъемлющая модель. Дж.Эксп. Психол. Учиться. Мем. Код . 33, 680–703. дои: 10.1037/0278-7393.33.4.680

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Клорман Р., Вертс Т., Гастингс Дж., Меламед Б. и Ланг П. (1974). Психометрическое описание некоторых опросников страха. Поведение. . 5, 401–409. дои: 10.1016/S0005-7894(74)80008-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Кнауфф, М. (2007). Как наш мозг рассуждает логически. Топой 26, 19–36.doi: 10.1007/s11245-006-9002-8

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Krohne, H.W., Egloff, B., Kohlmann, C.-W., and Tausch, A. (1996). Untersuchungen mit einer deutschen Form der График положительных и отрицательных воздействий (PANAS). Диагностика 42, 139–156.

Манктелов, К. (2004). Рассуждение и мышление . Хоув: Психология Press.

Мартин, Л.Л., и Клор, Г.Л. (ред.). (2001). Теории настроения и познания: руководство пользователя .Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Мелтон, Р. Дж. (1995). Роль положительного аффекта в силлогизме. чел. соц. Психол. Бык . 21, 788–794. дои: 10.1177/0146167295218001

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Оксфорд М., Моррис Ф., Грейнджер Б. и Уильямс Дж. М. Г. (1996). Настроение, мышление и центральные исполнительные процессы. Дж. Экспл. Психол. Учиться. Мем. Код . 22, 476–492. дои: 10.1037/0278-7393.22.2.476

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Сафран, Дж.Д. и Гринберг Л.С. (1982). Выявление «горячих когниций» в когнитивно-поведенческой терапии: обоснование и процедурные рекомендации. Кан. Психол . 23, 83–87. дои: 10.1037/h0081247

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Шварц Н. и Клор Г.Л. (1983). Настроение, атрибуция и суждения о благополучии: информативные и директивные функции аффективных состояний. Дж. Перс. соц. Психол . 45, 513–523. дои: 10.1037/0022-3514.45.3.513

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Шварц, Н.и Скурник, И. (2003). «Чувство и мышление: последствия для решения проблем», в Психология решения проблем , редакторы Дж. Э. Дэвидсон и Р. Стернберг (Кембридж: Издательство Кембриджского университета), 263–292.

Смитс, Г., де Йонг, П.Дж., и Майер, Б. (2000). Если вы страдаете от головной боли, значит, у вас опухоль головного мозга: предметно-специфические рассуждения «предвзятость» и ипохондрия. Поведение. Рез. . 38, 763–776. doi: 10.1016/S0005-7967(99)00094-7

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Станович, К.Э. (2010). Принятие решений и рациональность в современном мире . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вролинг, М.С., и де Йонг, П.Дж. (2009). Дедуктивное мышление и социальная тревожность: свидетельство предвзятости убеждений, подтверждающих страх. Познан. тер. Рез . 33, 633–644. doi: 10.1007/s10608-008-9220-z

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Вакер, А., Яунземе, Дж., и Якштат, С. (2008). Eine Kurzform des Prüfungsängstlichkeitsinventars TAI-G. З. Педагог. Психол . 22, 73–81. дои: 10.1024/1010-0652.22.1.73

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Уэйсон, ПК (1966). «Рассуждение», в «Новые горизонты в психологии», I , изд. Б. М. Фосса (Harmondsworth: Penguin), 135–151.

Уэйсон, П. К., и Джонсон-Лэрд, П. Н. (1972). Психология мышления: структура и содержание . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Уотсон, Д., Кларк, Л. А., и Теллеген, А. (1988). Разработка и валидация кратких показателей положительного и отрицательного аффекта: шкалы PANAS. Дж. Перс. соц. Психол . 47, 1063–1070. дои: 10.1037/0022-3514.54.6.1063

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Уилсон Р.А. и Кейл Ф.К. (ред.). (2001). Энциклопедия когнитивных наук Массачусетского технологического института . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

6 удивительных способов, которыми наркоманы манипулируют другими

Способы, которыми наркоманы манипулируют людьми, выходят далеко за рамки того, что средний человек может себе представить. Наркоманы настолько хороши в манипуляциях и нечестности, что многим трудно понять, что их речь не правдива и не искренна.Что делает зависимых такими убедительными, так это то, что они часто верят в собственную историю. Обладая сильно искаженным восприятием реальности, наркоманы инстинктивно манипулируют, потому что они убеждены в том, что говорят, и во что верят. Если бы вы подвергли наркомана проверке на полиграфе, он, скорее всего, прошел бы его. Они настолько убеждены в данный момент, что кажутся искренними, честными и правдоподобными. Наркоманы, как известно, нечестны, даже когда правда была бы лучшим вариантом.

Какими способами манипулируют наркоманы?

Существует несколько способов и причин манипулирования наркоманами, которые мы перечислим позже.А пока полезно понять четыре строительных блока этих манипуляций. Эти четыре — Вина, Надежда, Страх и Жертва, каждая из которых достигает двух целей:

.
  1. Поддерживая себя комфортно путем выполнения этих четырех строительных блоков манипуляций, часто одновременно, наркоман отправляется в путешествие, чтобы сохранить статус-кво своей зависимости и избежать последствий за счет других.
  1. Причинение эмоциональной боли людям, которых наркоман считает причиной своей боли.Правда это или нет, наркоманы делают это, потому что верят в это.

Когда зависимый избивает вас, пытаясь манипулировать вами, чтобы дать ему то, в чем он нуждается, используется стратегия жертвы, чтобы обвинить кого-то или что-то еще в качестве причины, по которой ему нужна помощь:

«Я пытался устроиться на работу, но меня никто не возьмет. Все эти проблемы мне доставляет моя будущая бывшая жена», 

или

«Если бы вы проходили через то же, что и я, вы бы тоже употребляли наркотики.” 

Уловка «Горе мне, жертва обстоятельств» может задеть струны сердца любого, кто любит наркомана.

Играя роль жертвы, они, скорее всего, манипулируют чувством вины: если вы не делаете то, что они просят, проблема в вас: 

«Значит, ты мне не поможешь? Тогда, если я умру или попаду в тюрьму, это будет твоя вина. Ты меня больше не любишь».

Вина очень эффективна и заставляет того, кто виноват, подчиняться.Со временем член семьи, принимающий вину, быстро сдается, чтобы избежать гнева наркомана, единственной целью которого является заставить вас почувствовать, что вы не правы в их ситуации и что вы каким-то образом несете ответственность за решение их проблемы.

Наркоманы продают надежду, часто заявляя, что это будет последний раз, когда они будут просить вас о чем-то, или если вы им поможете, завтра они изменятся: 

«Обещаю, если вы просто дадите мне денег в последний раз, я больше не буду вас просить, иначе я завтра посмотрю в реабилитационном центре.” 

Временное изменение поведения также вселяет надежду. Продажа надежды может быть невербальной. Наркоманы обладают невероятным шестым чувством. Это чувство заключается в том, чтобы знать, когда идти по линии, чтобы сбросить след с собак. Внезапно они выглядят лучше и звучат лучше. Проблема с цеплянием за надежду заключается в том, что надежда временна. Проблема зависимости редко решается отказом от нее, а затем переходом к следующему правильному шагу. Семьи видят, как наркоман ищет работу, ходит в спортзал, посещает церковь, говорит правильные вещи, рано встает, появляется на семейных мероприятиях и т. д., и они верят, что прошлое позади. Если бы наркоманы могли стать трезвыми, совершив разворот, что привело бы к необратимым изменениям, у нас не было бы проблем с зависимостью, которые мы имеем сегодня.

Они трясут ваши клетки от страха, что если вы им не поможете, они пострадают или умрут:

«Значит, ты собираешься просто позволить мне умереть или сесть в тюрьму? Ты меня больше никогда не увидишь».

Страх часто используется, когда кого-то обвиняют или стыдят. Семьи становятся парализованными в страхе, что если бы не их любовь, поддержка и помощь, их любимому человеку было бы намного хуже, чем сейчас.Когда людей держат в состоянии страха, они потребляют. Семья поглощает постоянный натиск манипуляций, опасаясь, что, если они не помогут наркоману, они будут подвергнуты опасности. Большинство членов семьи, особенно родители, готовы пойти на компромисс с тем, что, как они знают в глубине души, бесполезно из-за страха, который навязывает им зависимый.

Один из самых больших страхов в жизни — это страх перед неизвестным. Для многих оставаться прежним, даже если это неудобно, является менее пугающим вариантом, чем неизвестность, которая следует за значительными изменениями.Семьи поощряют из-за страха, но страх перед тем, что произойдет, если они перестанут позволять, поглощает семью, заставляя ее сохранять статус-кво. Ненормальное становится новым нормальным, и единственный, кто чего-то добивается, — это наркоман, пытающийся заняться самолечением за счет других.

Наркоманы манипулируют этими четырьмя строительными блоками с круговой логикой, чтобы привести вас в состояние затопленного головокружения. Побежденные деформирующими сознание манипуляциями, семьи уступают, а уступка только учит наркомана, что он может вернуться за добавкой.

Почему наркоманы манипулируют?

Наркоманы манипулируют, чтобы получить то, что они хотят, наказать других, чувствовать себя комфортно и поддерживать статус-кво. Нередко семьи описывают манипулятивное поведение и психические расстройства, имевшие место еще до того, как началось употребление психоактивных веществ. Многие клиенты с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, имеют многие из тех же симптомов, что и антисоциальное расстройство личности и реактивное расстройство привязанности. Это не всегда так, но встречается чаще, чем вы думаете.Это не означает, что у них есть какое-либо из этих расстройств, даже если у них проявляются симптомы. Клиенты с расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ, могут манипулировать другими, потому что они недовольны собой. Иногда они отталкивают людей, потому что боятся быть отвергнутыми. Звучит странно отталкивать кого-то, если вы боитесь отказа. Причина этой стратегии в том, что если вы отталкиваете их первыми, вы не позволяете другим приблизиться. Не позволяя им сблизиться, вы предотвращаете отторжение.

Суть в том, что многие потребители психоактивных веществ манипулируют ими, чтобы избежать всякого дискомфорта. Это не обязательно происходит из-за того, что вы плохой человек или просто лживый наркоман. Часто это происходит из-за инстинктивного механизма преодоления, используемого для того, чтобы не потерять единственное решение — наркотики и алкоголь, которые помогают им избежать неприятных чувств, переживаний и травм, которых они избегают. Мы не разрешаем манипулировать и употреблять психоактивные вещества. Как манипулирование, так и употребление психоактивных веществ являются неэффективными решениями и не являются устойчивыми.Для наркомана это все, что он знает, и когда семья позволяет это, потребитель психоактивных веществ чувствует себя вправе и злится (который коренится в страхе), когда ему противостоят или его спрашивают об этом. Их неадекватные механизмы выживания, наряду с употреблением психоактивных веществ, становятся их частью.

В отношении манипуляций и лжи следует помнить, что в них должны участвовать два человека. Первый человек нечестный и манипулятивный; другой слушает это, позволяет это и реагирует на это.

Эгоизм

Эгоизм является подавляющим сходством среди потребителей психоактивных веществ. Мы не верим, что одно без другого невозможно. Не все эгоистичные люди употребляют психоактивные вещества, и почти каждый потребитель психоактивных веществ эгоистичен. Некоторые люди эгоистичны и даже не подозревают об этом. Многие люди делают хорошие вещи для других, и одних и тех же людей называют хорошими людьми, которые отдали бы вам рубашку со спины. Делают ли они это для большего блага или для себя? Большое испытание — наблюдать за тем, что происходит и как вы себя чувствуете после того, как доброе дело сделано.Бескорыстный человек будет в порядке, независимо от ответа того, кто получает доброе дело. Эгоистичный человек будет возмущен, если его не одобрят или не признают. Сделать анонимное пожертвование и сделать пожертвование, о котором все знают, что оно исходит от вас — это две совершенно разные вещи.

Вина

Когда люди эгоистичны, они делают все только для себя. Они ведут себя так, как будто им небезразлично, и, возможно, так оно и есть, и в первую очередь они заботятся о подтверждении и признании самих себя.Для потребителя психоактивных веществ эгоизм — это то, что приводит к обиде. Наркоманы манипулируют другими и делают что-то, думая только о себе. Когда что-то идет не так, как они ожидали или хотели, они принимают ответные меры. Возмездие может быть прямым, а может быть и за вашей спиной со словесными оскорблениями в адрес любого, кто будет их слушать. Суть в том, что эгоистичные люди действуют только для себя и руководствуются тем, что они могут получить от других, а не тем, что они могут дать другим.

Вина — это чувство, которое вы испытываете, когда признаете или понимаете, что сделали что-то не так.Когда потребители психоактивных веществ разыгрывают чувство вины как манипуляцию, они, по сути, отвлекают внимание от себя и эгоистично делают акцент на других, по их мнению, виноватых. Когда вы не даете наркоману то, что он хочет, он заставляет вас чувствовать себя виноватым за свою проблему и в то же время пытается манипулировать вами, чтобы решить ее за него.

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему нельзя было пристыдить человека, когда его спрашивают, как бы кто-то в суде хотел выступать? Единственные варианты — невиновен или виновен.Почему бы не позор в качестве третьего варианта? Стыд — это когда мы верим или нас заставляют верить, что мы ужасный человек, независимо от того, делаем ли мы что-то не так. Потребители наркотиков любят использовать один-два удара вины и стыда. Они часто начинают с того, что эгоистично добиваются от вас чего-то, а когда вы не сдаетесь, они заставляют вас чувствовать себя виноватыми, как будто вы делаете что-то не так, а затем стыдят вас, заставляя поверить в то, что вы плохой человек, если вы не даете. в.

Позор

Когда наркоман позорит члена семьи, он часто пытается причинить боль человеку, который, по его мнению, является причиной его боли.Наркоманы сами себе причиняют боль, а причиняющие боль людям причиняют боль другим людям. Нередко у наркомана есть человек, к которому можно манипулировать со стыдом. Вина кого-то является немного менее личным, чем пристыдить их. Когда наркоман вытаскивает стыд, он часто посылает сообщение о том, что человек, которого он стыдит, прямо или косвенно несет ответственность за его чувства. Винить своего брата и говорить ему, что он не прав из-за того, что он не дал денег, менее личное, чем стыдить маму за то, что она не дала денег.Стыд часто возникает из-за глубоко укоренившейся обиды и является сигналом внутреннего конфликта между потребителем психоактивных веществ и членом семьи, которого стыдят. Семейные секреты часто возникают из-за манипуляций со стыдом.

Управление

Многие наркоманы пытаются контролировать все, что могут. Они часто делают это с дымовыми и зеркальными иллюзиями, управляемыми манипуляциями. Раньше мы говорили о вине, надежде, страхе и жертве — четырех строительных блоках манипуляций. Зависимый чувствует, что если он может контролировать людей, места и вещи, он верит, что может контролировать результат.Манипулируя другими с помощью этих стратегий, они часто успешно заставляют других делать то, что им нужно, чтобы успешно употреблять наркотики и алкоголь. Вопрос не столько в том, почему они используют контроль, чтобы получить то, что хотят; вопрос должен быть, почему другие это позволяют?

Наркоман не единственный, кто использует контроль для манипулирования членами семьи. Члены семьи также манипулируют собой, полагая, что любая манипуляция приведет к тому, что они будут контролировать результат употребления наркотика.Часто они думают, что если они делают своих близких комфортными, то в конечном итоге помогают им. Манипулирование контролем не только на наркомане. Семьи могут нести равную ответственность, позволяя себе верить, что они помогают наркоману, контролируя уровень комфорта, который они обеспечивают. По нашему опыту, наркоман будет продолжать до тех пор, пока не сможет. Почти в каждом случае требуется, чтобы семья перестала уступать и позволяла наркоману контролировать их с помощью манипуляций. Как только границы установлены и наркоман привлечен к ответственности, он может начать понимать, что его манипуляции больше не эффективны.Это, в свою очередь, позволяет наркоману начать смотреть на вещи по-другому. Это изменение в восприятии происходит во время стадии созерцания, которая является второй стадией изменения. За этим часто следует переход наркомана к 3-й, 4-й и 5-й стадиям изменения, которые включают подготовку, действие и поддержание. До тех пор, пока обе стороны не признают, что ни одна из сторон эффективно не помогает другой, скорее всего, ситуация будет постепенно ухудшаться.

Один из самых известных рассказов в учебнике Анонимных Алкоголиков находится на странице 449 3-го издания.Это в основном о необходимости контролировать всех и все. Решением этой потребности в контроле является принятие.

Как наркоман манипулирует

В дополнение к уже упомянутым манипуляциям стоит обсудить некоторые другие манипулятивные приемы. Чем больше знаний у семьи, тем лучше они могут быть подготовлены к обнаружению манипуляции и эффективному реагированию на нее. Как вы, возможно, уже поняли, манипуляции гораздо глубже, чем то, что кто-то говорит или делает, чтобы получить от вас деньги или ресурсы.Каждой тактикой манипуляции наркоман рассказывает историю своей боли. Манипуляции — это крики о помощи, а когда они используют манипуляции, они говорят нечто гораздо большее. Мы все хотим называть наркоманов лжецами и манипуляторами, и это правильно. Главный вопрос в том, почему и как они это делают.  

Изолирующий

Нередко любой член семьи циклически переключается между различными семейными ролями. Даже потребитель психоактивных веществ ничем не отличается, будучи членом семьи, который находится в роли потребителя психоактивных веществ.В этой роли они также могут играть роль потерянного ребенка . Некоторым может быть трудно поверить, что наркоман будет молчать и пытаться остаться незамеченным, когда все, что он делает, окажется в центре внимания. Зависимый время от времени пытается уйти на задний план по разным причинам. Одна из причин заключается в том, чтобы добавить изменения в смесь. Отстраняясь и изолируясь, они скрывают свое поведение и употребление психоактивных веществ. Эта стратегия превращает семью из определенности в тайну.Когда наркоман находится в центре внимания, проблема присутствует. Когда они прячутся и изолируются, они лишают семью способности видеть проблему, заставляя семью задавать вопросы. Это меняет рутину, и это намерение потребителя вещества.

Еще одна причина, по которой наркоман изолируется, состоит в том, чтобы быть замеченным .

Это восходит к страху быть отвергнутым и видеть, как далеко кто-то зайдет, чтобы преследовать их.

Наркоманы и потерянные члены семьи изолируют себя, чтобы держать людей подальше, чтобы избежать отказа.Они также делают это, чтобы увидеть, достойны ли они любви, по тому, прибегает ли семья к ним или уделяет им дополнительное внимание. Как было сказано выше, изоляция ведет к загадочному поведению. Наркоман изолируется, пытаясь вызвать сочувствие и сочувствие у членов семьи, а затем, когда его находят, изображает из себя жертву. Это часто работает, потому что семья становится пронизанной чувством вины и стыда и часто считает, что они загнали потребителя психоактивных веществ в изоляцию. Наркоман так чувствует, значит, он не ошибается; они не обязательно здорово привлекают внимание.Они используют изоляцию как манипуляцию, чтобы накрутить семью, чтобы укрепить свою позицию жертвы, и перевернуть сценарий на семью за то, что она заставила их скрыться.

Бесшумная обработка

Молчаливое лечение очень похоже на изоляцию. Подумайте о каждом случае, когда вы замолчали о ком-то; каковы были ваши намерения и мотивы? Наркоман использует лечение молчанием, чтобы заставить других говорить и наказать их. Большинству людей неудобно молчать, и наркоман знает это. Молчаливое лечение становится битвой за то, кто сломается первым.Если члены семьи первыми нарушают молчание, они часто делают это из-за беспокойства, беспокойства, чувства вины или стыда, и зависимый получает их именно там, где хочет.

Если наркоман первым нарушает молчание, он обычно переворачивает сценарий, заявляя:

«Ну и что? Ты сейчас со мной не разговариваешь?

Молчаливое обращение также используется как пассивно-агрессивная манипуляция. Замолчав, потребитель вещества посылает сообщение, чтобы не вмешиваться в свои дела и не задавать вопросов.Чем дольше это продолжается, тем больше яичной скорлупы ходит семья и тем труднее становится нарушить молчание. За это время наркоман приходит и уходит безнаказанно.

Чувство вины

Мы подробно рассмотрели вину как один из строительных блоков манипуляций и как предвестник стыда, перекладывания вины и виктимизации, и это лишь некоторые из них. Попытка убедить кого-то, что он неправ, когда не уступает требованиям наркомана, часто становится нормой. Некоторыми примерами вины может быть то, что наркоман говорит, что вы его больше не любите, или что, когда что-то идет не так, это ваша вина.

Чаще всего во время вмешательства наркозависимый говорит: 

«Если бы вы не сделали это вмешательство и не поступили бы иначе, я бы пошел на лечение… Теперь, поскольку вы поступили так, я никуда не уйду».

Большинство после этого изображают из себя жертву вмешательства, а затем используют чувство вины и стыда для семьи. Это попытка заставить их поверить, что они поступили неправильно и что они ужасные люди, пытающиеся оказать им необходимую помощь.

Перекладывание вины

Перекладывание вины — тактика отвлечения внимания, используемая для того, чтобы перевернуть сценарий, и во многих случаях наркоману отводится роль жертвы. Наркоманы печально известны тем, что обвиняют людей, места и вещи в своих проблемах. Употребление психоактивных веществ приводит к отсутствию сопричастности и ответственности. Очень эффективным инструментом восстановления является личная инвентаризация: человек, употребляющий психоактивные вещества, смотрит на то, что он сделал, чтобы создать проблему, а не на действия другого человека. Большинство потребителей психоактивных веществ обнаруживают, что в каждом случае они так или иначе были источником проблемы, в которой они пытаются обвинить кого-то другого.

Нам нравится называть это отключением обвиняющих .

Например, можно обвинить полицейского в том, что он арестовал вас после того, как вы ограбили банк. Находясь под стражей, вы обвиняете свою семью в том, что она не дала вам денег, что привело к ограблению банка. Поскольку наркоман продолжает и продолжает рассказывать о том, как правоохранительные органы и его семья причинили ему вред, он не упоминает тот факт, что действительно ограбил банк.

Важно осознавать, что перекладывание вины на жертву происходит, когда наркоман приближается к рецидиву или не желает участвовать в программе лечения.Комментарии, к которым стоит прислушаться, — это отсылка к негативным высказываниям по отношению к другим. Одним из первых признаков того, что человек, выздоравливающий, перекладывает вину на себя, является недоброжелательное отношение к его 12-шаговым встречам и спонсору. Сплетни — это форма перекладывания вины, поиска недостатков в других людях, местах и ​​вещах. Рецидивы случаются задолго до того, как человек употребляет наркотики и алкоголь. Перекладывание вины и негативное отношение часто являются предупреждающими знаками на ранней стадии. То же самое относится и к отказывающимся от помощи лицам, активно употребляющим наркотики или алкоголь.Они комментируют, что лечение не работает, они занимаются им только из-за денег, и 12 шагов тоже не работают. Они говорят так, как будто их подход к решению проблемы лучше.

Зависимость

Зависимость от других для поддержки зависимости в финансовом, эмоциональном, умственном, физическом и духовном плане является обычным явлением. Большинство наркоманов сами по себе не в состоянии преуспеть в употреблении наркотиков или алкоголя; им почти всегда так или иначе нужна ваша помощь.С другой стороны, семья тоже становится зависимой от наркомана. Как это возможно? Со временем зависимость и рутина становятся нормой. Чем больше наркоман манипулирует и чем больше ему позволяет семья, тем труднее разорвать порочный круг. По мере того как формируются нездоровые семейные роли и устанавливается созависимость, семьи начинают что-то получать от зависимого потребителя психоактивных веществ. Для большинства это звучит безумно, но это правда.

Для тех, кто читает это и с трудом верит в это, спросите себя: 

Почему вы ничего не делаете с этим или делаете что-то другое?

Чего ты ждешь?

Основной стимул становится зависимым от потребности наркомана, и зависимость становится его целью.Для мученика они становятся жертвой и получают внимание, сопереживание и сочувствие окружающих. Их зависимость от этого парализует их страхом перед переменами — что будет, если их любимый человек поправится?

Для героя они зависят от зависимости других, потому что, хотя их любимый человек нездоров и терпит неудачу, они могут реализовать свою непреодолимую потребность быть сияющей звездой-перфекционистом в семье. Мы не утверждаем, что кому-то это нравится или что он хотел, чтобы это было так.Реальность такова, что сейчас так и происходит, и именно так работает семейная дисфункция. Семья становится такой же зависимой от зависимости наркомана, как наркоман зависит от поддержки и созависимости семьи.

Нападение

Прежде чем приступить к манипулированию, важно помнить, что гнев всегда можно проследить до страха. Иногда это трудно понять, особенно когда страх вызывает гнев из-за ушибленного эго. Для потребителей психоактивных веществ нападки часто используются, чтобы научить других не задавать им вопросы.Если член семьи узнает, что все, что он сделает, встретит жесткое сопротивление, он, скорее всего, ничего не скажет и подчинится, чтобы избежать конфронтации.

Таким образом, у нас есть двойная ситуация, которая возникает, когда наркоман набрасывается: 

  • Сначала они показывают рукой, что напуганы гневом и вспышкой.
  • Во-вторых, семья реагирует страхом и поддается манипулированию или вообще стремится избежать любой конфронтации.

Многие семьи боятся проводить вмешательство, опасаясь, что наркоман набросится на них или на нас. Во-первых, большинство не делают этого во время интервенции. Многие делают противоположное тому, что говорят нам семьи. Это манипуляция наркомана в попытке сбить нас с толку. Они ожидают, что нам скажут, что они собираются действовать определенным образом, и когда мы приходим, они принимают другой образ.

Как понять, что наркоман лжет, и как с этим справиться

К сожалению, наркоманы часто лгут, активно употребляя вещества, и в середине поведенческого спада склонны к рецидиву.Также известно, что наркоманы нечестны в детоксикации и на ранних стадиях лечения. Самая большая ошибка семьи состоит в том, что она считает, что нечестность исходит от самого употребления психоактивных веществ. Зависимый может быть более нечестным, если он не употребляет наркотики и алкоголь во время лечения в течение месяцев, недель и дней, прежде чем снова начнет употреблять наркотики или алкоголь.

Многие слышали о термине «сухое пьянство». Разговаривая со многими семьями, нередко можно услышать, что их любимый человек был в худшем состоянии в дни, предшествовавшие рецидиву, и не обязательно, когда они активно употребляли наркотики или алкоголь.Вот почему, когда мы слышим от семьи, что их любимый человек только что бросил, мы понимаем, что высока вероятность того, что человек, который когда-то употреблял наркотики или алкоголь, будет несчастен, если не будет заниматься восстановлением после отказа от курения.

В семьях есть инстинкты и интуиция; если это не звучит правильно тогда, это, вероятно, не так. Если вам нужно спросить себя, лгут ли они, то, скорее всего, так оно и есть. Хорошее эмпирическое правило: когда они активны в своей зависимости, тюрьме, направляются к рецидиву, детоксикации или лечению, можно с уверенностью сказать, что они либо лгут, либо что-то упускают.Мы не хотим классифицировать всех наркоманов как неспособных говорить правду, хотя для них характерна нечестность.

Вопрос не столько врут, а почему врут?  

Наркоманы не думают, что лгут, когда верят своему искаженному восприятию реальности. Можно с уверенностью сказать, что некоторые знают, что они лгут, а некоторые уже не знают, как говорить правду. Говорят, что наркоман будет лгать, даже если правда будет лучшим вариантом.

Лучшее, что может сделать семья, чтобы справиться с ложью наркомана, это начать лечение самостоятельно. Чем больше члены семьи будут заботиться о себе, а не о наркомане, тем лучше будет ориентироваться в правде и лжи. Цель любого члена семьи состоит в том, чтобы не увязнуть в попытках разобраться в этом. Попытка разобраться в правде и лжи утомительна, и вы просто едете с ними на поезде безумия. Не говоря уже о том, что это созависимое поведение.

Хорошее эмпирическое правило — смотреть на реакцию, а не на фактический ответ, когда вы задаете им прямой вопрос или задаете вопрос в ответ на то, что они говорят или делают.Например, когда вы просите человека, употребляющего психоактивные вещества, пройти тест на наркотики или алкоголь. Реакция — это все, что вам нужно, и все, что они говорят, не имеет отношения к реакции. Помните, гнев — это страх, и взрывная реакция все скажет. Если им придется объясняться или сказать что-то кроме «ОК», они, скорее всего, солгут и, скорее всего, получат положительный результат теста.

Когда семья выздоравливает, она может не всегда знать, когда наркоман лжет, и всегда будет знать, когда это не так.

Какая помощь оказывается зависимым и членам их семей?

Зависимость связана с самолечением, переживаниями, психическим здоровьем и травмами. Употребление алкоголя и наркотиков является неадекватным механизмом преодоления этих проблем. Для семей стимулирование, созависимость, нездоровые семейные роли и неосведомленность о манипуляциях являются наркотиком выбора и неэффективными дезадаптивными механизмами выживания. Помощь оказывается как наркоману, так и его семье. Исследования показывают, что, когда наркоман и семья выздоравливают, их результаты лучше, чем если бы выздоравливал только один человек.И семьи, и наркоманы могут понять, что ни одна из сторон не имеет реального контроля над другой. Семьи не могут контролировать последствия употребления психоактивных веществ, но часто думают, что могут. Наркоманы не могут контролировать семью, но большинство из них могут делать это только потому, что семья позволяет это.
Сотрудники Family First Intervention хотели бы услышать ваше мнение и сделать все возможное, чтобы помочь вам разработать эффективные решения как для вашей семьи, так и для наркомана. Ни семья, ни наркоман не могут выработать более эффективного решения, чем сторонний профессионал, не связанный эмоционально, имеющий опыт, образование и способный увидеть проблему с балкона.Семьи и наркоманы часто пытаются сформулировать решения на стадии, когда они не могут увидеть общую картину. Позволить профессиональным интервентам ориентироваться лучше для всех участников. То, чего семьи ожидают от своего любимого наркомана, должно быть тем же путем, который они ожидают от себя. Думая, что наркоман — единственный, кто нуждается в помощи, многие снова впадают в цикл зависимости. Очистится ли зависимый и станет трезвым или нет, не зависит от семьи. Что семья может контролировать, так это то, входят ли они в свою собственную программу выздоровления и обучаются ли они сами.У семей есть много способов создать сеть поддержки для себя, и мы можем помочь вам в этом.

Как манипулировать людьми, но по-хорошему

Как дизайнеры и производители, мы можем изменить поведение людей. Но как правильно использовать эту силу? Как вы можете использовать психологию продукта, чтобы убедить людей в этичности?

Мы провели беседу с Ниром Эялем, автором бестселлера о дизайне продуктов номер один, На крючке: как создавать продукты, формирующие привычки .Нир поделился своим новым исследованием того, как убеждать людей навсегда.

Посмотрите полное выступление Нира ниже или прочтите наш краткий обзор.

 

Манипуляции повсюду

Нир говорит, что вы — да, вы — манипулятор, как в личном, так и в профессиональном плане.

На самом деле все мы манипуляторы — родители влияют на детей или наоборот, начальник и сотрудник, говорящий и слушающий. Даже вещи, которые вы носите, манипулируют мнением людей о вас.

Глядя на словарное определение слова «манипулировать» — умело управлять или контролировать, или контролировать или влиять на человека или ситуацию, — мы можем лучше понять, что это неотъемлемая часть нашей повседневной жизни.

«Коммерция — это всего лишь манипуляция».

Линия на песке

Хотя манипулирование имеет негативный оттенок, это не так уж и плохо. Описанная выше взаимная манипуляция — это то, что помогает нам получить то, что мы хотим как личности. В более широком масштабе Нир утверждал, что коммерция — это просто бизнес манипуляций.

Но манипулирование имеет 2 стороны. Наша цель как дизайнеров — понять, как использовать эффективные, но этичные манипуляции.

Нир рекомендует задать себе и своей компании вопрос: «Чего мы не будем делать?» Линия на песке не должна быть просто законной. В конце концов, шаблоны проектирования могут быть технически и в настоящее время законными, но все же ужасными для бизнеса. Они могут разрушить ваш бренд, заставить клиентов и сотрудников ускользнуть, и даже стать незаконными, как только законы догонят технологии.

«Убеждение + дизайн = доброта».

Весь фокус в том, чтобы разделить манипуляцию на 2 части: убеждение и принуждение.Убеждение заставляет людей делать то, что они хотят. Принуждение заставляет людей делать то, что они не хотят делать. Чтобы разбить это: Убеждение + дизайн = доброта.

Подробнее о манипуляциях

Чтобы узнать больше о том, что именно мы можем сделать, чтобы найти грань между убеждением и принуждением, я рекомендую вам посмотреть запись выше!

Манипулирование социальными сетями политическими деятелями — проблема промышленного масштаба — Оксфордский отчет

Организованные кампании по манипулированию социальными сетями были обнаружены в каждой из 81 опрошенной страны, что на 15% больше, чем за год, по сравнению с 70 странами в 2019 году.Согласно отчету, правительства, фирмы по связям с общественностью и политические партии производят дезинформацию в промышленных масштабах. Это показывает, что дезинформация стала общепринятой стратегией: более 93% стран (76 из 81) рассматривают дезинформацию как часть политической коммуникации.

Манипулирование общественным мнением в социальных сетях представляет собой растущую угрозу демократиям во всем мире

Профессор Филип Ховард, директор Оксфордского института Интернета и соавтор отчета, говорит: «Наш отчет показывает, что дезинформация стала более профессиональной и в настоящее время производится в промышленных масштабах.Сейчас, как никогда ранее, общественность должна иметь возможность полагаться на достоверную информацию о государственной политике и деятельности. Компании, работающие в социальных сетях, должны улучшить свою игру, активизировав свои усилия по выявлению дезинформации и закрытию поддельных учетных записей без необходимости вмешательства правительства, чтобы у общественности был доступ к высококачественной информации». наращивая свои усилия по выявлению дезинформации и закрытию поддельных учетных записей без необходимости вмешательства правительства, чтобы общественность имела доступ к высококачественной информации правительства и политические партии тратят миллионы на «кибервойск» частного сектора, которые заглушают другие голоса в социальных сетях.Гражданские влиятельные лица используются для распространения манипулируемых сообщений. К ним относятся волонтеры, молодежные группы и организации гражданского общества, которые поддерживают их идеологию.

Выпускница OII, д-р Саманта Брэдшоу, ведущий автор отчета, говорит: «В нашем отчете за 2020 год освещается то, как правительственные учреждения, политические партии и частные фирмы продолжают использовать социальные сети для распространения политической пропаганды, загрязняя экосистему цифровой информации и подавляя свободу. слова и свободы печати.Большая часть этой деятельности стала профессиональной, а частные фирмы предлагают услуги по распространению дезинформации по найму». , при этом исследователи выявили государственных субъектов, работающих с такими фирмами в 48 странах.

  • Почти 60 миллионов долларов было потрачено на фирмы, которые используют ботов и другие стратегии распространения информации, чтобы создать впечатление, что они являются популярными политическими сообщениями.
  • Социальные сети стали главным полем битвы: такие фирмы, как Facebook и Twitter, предпринимают шаги по борьбе с «кибервойсками», при этом около 10 миллионов долларов было потрачено на политическую рекламу в социальных сетях. В период с января 2019 года по ноябрь 2020 года платформы удалили более 317 000 учетных записей и страниц субъектов «кибервойск».

    Кибервойска часто напрямую связаны с государственными органами.Согласно отчету, «в 62 странах мы обнаружили доказательства того, что правительственное агентство использует компьютерную пропаганду для формирования общественного мнения». оппозиционные партии», — говорят оксфордские исследователи.

    Согласно отчету, «в 61 стране мы обнаружили доказательства того, что политические партии или политики, баллотирующиеся на посты, использовали инструменты и методы компьютерной пропаганды в рамках своих политических кампаний.Действительно, социальные сети стали важнейшим компонентом цифровых кампаний». стал важнейшим компонентом цифровой кампании

    Д-р Брэдшоу добавляет: «Активность кибервойск в демократических странах может выглядеть иначе, чем в авторитарных режимах. Избирательным органам необходимо учитывать более широкую экосистему дезинформации и компьютерной пропаганды, включая частные фирмы и платных влиятельных лиц, которые становятся все более заметными действующими лицами в этом пространстве.’

    В отчете исследуются инструменты и методы компьютерной пропаганды, в том числе использование поддельных учетных записей — ботов, людей и взломанных учетных записей — для распространения дезинформации. Он находит:

    • 79 стран использовали учетные записи людей,
    • 57 округов использовали учетные записи ботов и
    • 14 стран использовали взломанные или украденные учетные записи.

    Исследователи изучили, как кибервойска используют различные коммуникационные стратегии для манипулирования общественным мнением, такие как создание дезинформации или манипулирование СМИ, нацеливание на данные и использование оскорбительных стратегий, таких как развертывание клеветнических кампаний или онлайн-преследования.В отчете указано:

    • 76 стран использовали дезинформацию и манипулирование СМИ в рамках своих кампаний,
    • 30 стран использовали стратегии сбора данных для нацеливания на конкретных пользователей политической рекламы,
    • 59 стран использовали спонсируемых государством троллей для нападок на политических оппонентов или активистов в 2019 году по сравнению с 47 странами в 2019 году.

    Отчет за 2020 год основан на четырехэтапной методологии, используемой оксфордскими исследователями для выявления доказательств глобально организованных манипулятивных кампаний.Это включает в себя систематический контент-анализ новостных статей о деятельности кибервойск, обзор вторичной литературы по публичным архивам и научным отчетам, подготовку тематических исследований по конкретным странам и консультации экспертов.

    Исследовательская работа проводилась исследователями из Оксфорда в период с 2019 по 2020 год. Исследования проекта Computational Propaganda опубликованы по адресу  https://comprop.oii.ox.ac.uk/publications/

    исследование проверяет способность людей обнаруживать обработанные изображения реальных сцен

    Согласно исследованию, опубликованному в журнале открытого доступа Cognitive Research, люди могут обнаружить фальшивое изображение реальной сцены только в 60% случаев, и даже тогда могут сказать, что не так с изображением только в 45% случаев. : принципы и последствия .

    Софи Найтингейл, аспирант и ведущий автор из Уорикского университета, сказала: «Наше исследование показало, что, хотя люди лучше случайного обнаруживают и локализуют манипуляции с изображениями, они далеки от совершенства. Это имеет серьезные последствия из-за высокого уровня изображений и, возможно, поддельных изображений, с которыми люди ежедневно сталкиваются через сайты социальных сетей, Интернет и средства массовой информации».

    Исследователи организовали онлайн-тест, в котором использовался банк из 40 изображений, созданных из 10 исходных изображений, полученных из Google Images.Шесть из исходных изображений были подвергнуты пяти различным типам манипуляций, включая физически неправдоподобные и физически правдоподобные манипуляции, для создания 30 обработанных изображений. 707 участникам онлайн-теста были показаны 10 случайных изображений, включающих каждый из пяти типов манипуляций и пять исходных изображений. Участники никогда не видели манипуляцию или оригинальную форму одного и того же изображения дважды.

    В среднем 60 % изображений были правильно идентифицированы как обработанные, когда участников спросили «Как вы думаете, эта фотография была изменена в цифровом виде?», что чуть превышало вероятность 50 %.Из людей, ответивших «да» на этот вопрос, только в среднем 45% манипуляций могли быть правильно расположены на изображении, когда на изображение накладывалась сетка, и участникам было предложено выбрать области, в которых присутствовала манипуляция.

    Доктор Деррик Уотсон, соавтор исследования из Уорикского университета, объяснил: «Мы обнаружили, что люди лучше обнаруживают физически неправдоподобные манипуляции, но ничуть не лучше определяют местонахождение этих манипуляций по сравнению с физически правдоподобными манипуляциями.Таким образом, даже если люди могут обнаружить, что что-то не так, они не могут достоверно определить, что именно не так с изображением. Изображения оказывают сильное влияние на наши воспоминания, поэтому, если люди не могут отличить настоящие детали от поддельных, манипуляции часто могут изменить то, во что мы верим и что помним».

    Во втором эксперименте с использованием набора изображений, созданного авторами, 659 человек выполнили онлайн-задачу, в ходе которой проверялась их способность определять местонахождение манипуляций независимо от того, говорили ли они о них или нет.Результаты показали, что способность обнаруживать что-то неправильное была аналогична (в среднем 65% времени) первому эксперименту, но манипуляции были точно локализованы на изображении в 39% случаев чаще, чем ожидалось случайно. Это говорит о том, что люди лучше справляются с более прямой задачей обнаружения манипуляций, чем с более общей задачей определения того, была ли обработана фотография или нет.

    Доктор Кимберли Уэйд, соавтор исследования из Уорикского университета, сказала: «Плохая способность людей идентифицировать обработанные фотографии создает проблемы в контексте судебных разбирательств, когда фотографии могут использоваться в качестве доказательств.Присяжные и члены суда считают эти изображения реальными, хотя поддельное изображение может остаться незамеченным с разрушительными последствиями. Нам нужно работать, чтобы найти более эффективные способы защиты людей от негативных последствий манипуляций с фотографиями, и сейчас мы изучаем ряд способов, которые могут помочь людям лучше обнаруживать подделки».


    -КОНЕЦ-

    Контакты для СМИ 
    Мэтью Лэм
    Пресс-менеджер 
    Центр биомедицинских технологий
    T: +44 (0)20 3192 2722
    M: +44 (0)75 4079 9187
    E: [email protected]


    Примечания для редактора:

    1.    Примеры исходных и обработанных изображений, использованных в исследовании, можно найти здесь: https://goo.gl/9porv7 
    Пожалуйста, укажите все фотографии: Sophie Nightingale, Cognitive Research, 2017

    Оригинальный тест, использованный в этом исследовании, доступен здесь: https://warwickpsych.qualtrics.com/jfe/form/SV_a34DwCbDSlcGgiF сцены мира?
    Соловей и др.
    Cognitive Research:Principles and Implications Июль 2017 г.

    DOI: 10.1186/s41235-017-0067-2

    После снятия эмбарго статья будет доступна на сайте журнала здесь: https://cognitiveresearchjournal.springeropen.com /articles/10.1186/s41235-017-0067-2

     
    Пожалуйста, называйте журнал в любом рассказе, который вы пишете. Если вы пишете для Интернета, пожалуйста, дайте ссылку на статью. Все статьи доступны бесплатно в соответствии с политикой открытого доступа BioMed Central.

    3.    Когнитивные исследования: принципы и последствия публикует новую эмпирическую и теоретическую работу, охватывающую все области познания, с особым акцентом на фундаментальные исследования, вдохновленные использованием: фундаментальные исследования, которые вырастают из гипотез о проблемах реального мира. Мы ожидаем, что авторы смогут объяснить в разделе «Значимость», как их фундаментальные исследования способствуют нашему пониманию когнитивных аспектов проблемы в реальных приложениях.

    4.    SpringerOpen, запущенный в июне 2010 г., включает в себя портфолио Springer из более чем 200 рецензируемых журналов с полным открытым доступом по всем областям науки.В августе 2012 года, в связи с растущим спросом на открытый доступ и успехом наших журналов SpringerOpen, мы расширили наше предложение на книги с открытым доступом. Публикуемые под брендом SpringerOpen, они дополняют наш портфель журналов с открытым доступом. Журналы и книги SpringerOpen становятся бесплатными и постоянно доступны в Интернете сразу после публикации. Они проходят рецензирование на высоком уровне, авторские и производственные услуги обеспечивают качество и надежность работы. Авторы, публикующиеся в SpringerOpen, сохраняют за собой авторские права на свою работу, лицензируя ее по лицензии Creative Commons.Чтобы покрыть стоимость процесса публикации, все журналы и книги SpringerOpen взимают плату за открытый доступ.

    5. Психономическое общество связано с журналом Cognitive Research: Principles and Implications. Более подробную информацию об этом можно найти здесь: https://featuredcontent.psychonomic.org/vladimir-putin-and-the-empty-chair-can-people-spot-fakepictures

    Как люди манипулируют своими воспоминаниями

    Резюме: Люди влияют на построение прошлых событий на трех уровнях обработки, и это происходит бессознательно и автоматически.

    Источник: руб.

    Люди помнят прошлый опыт через так называемую систему эпизодической памяти. При этом они могут манипулировать своими воспоминаниями на трех уровнях, описывают доктор Рой Дингс и профессор Альберт Ньюен из Института философии II в Рурском университете Бохума в теоретической статье.

    Исследование опубликовано онлайн в журнале Review of Philosophy and Psychology .

    Исследователи объясняют, как люди вспоминают прошлый опыт и модифицируют его в процессе. «Мы часто создаем воспоминания о важных событиях так, как нам удобно», — отмечает Альберт Ньюен.

    Воспоминания не являются фотографическими изображениями

    Взрослые в основном помнят значительный опыт, который был связан с очень положительными или очень отрицательными чувствами, например, уникальный опыт в отпуске, экзамен по вождению или свадьба. Память — это не фотографический отрывок из прошлого, а конструкт, питаемый восприятием прошедшего события; однако, когда воспринятая ситуация запоминается и, прежде всего, вспоминается, происходят разнообразные процессы построения.«Перефразируя Пеппи Длинныйчулок, можно сказать: я делаю прошлый мир таким, каким мне нравится», — иллюстрирует Рой Дингс.

    Люди могут влиять на построение прошлого сценария на трех уровнях обработки, что обычно происходит автоматически и бессознательно. Источником влияния является нарративное представление о себе: «Когда мы разговариваем с друзьями, мы рассказываем о себе то, что для нас важно», — говорит Рой Дингс. «Мы называем эти аспекты нарративным образом себя».

    Конструктивная модель воспоминаний

    Авторы, а также все члены бохумской исследовательской группы «Создание сценариев прошлого» исходят из предположения, что память формируется при активации следа памяти. стимулом: свадебная пригласительная открытка на доске, например, активирует след памяти о свадебном столе.

    Однако, согласно модели эпизодической памяти Бохума, ситуация дополняется общим фоновым знанием, доступным в семантической памяти. Когда след памяти и фоновые знания сливаются, возникает яркая картина памяти, например приветствие невесты, и, в конце концов, человек рассказывает о событии так, как он его пережил.

    Три уровня воздействия

    Процесс построения сценария включает стимул, запускающий память, реальную обработку и результат, т.е.е. образ памяти и соответствующее описание. На людей могут влиять все три компонента.

    Во-первых, они склонны специально искать пусковой стимул для позитивных воспоминаний и избегать его для негативных воспоминаний. Например, свадебное фото они кладут на рабочий стол, но избегают встреч с людьми, с которыми связаны неприятные воспоминания.

    Во-вторых, образ самого себя может также влиять на то, какая фоновая информация используется для увеличения скудного следа памяти до яркого воспоминания; это то, что в первую очередь определяет богатый образ памяти.

    Взрослые в основном помнят значительный опыт, который был связан с очень положительными или очень отрицательными чувствами, например, уникальный опыт в отпуске, экзамен по вождению или свадьба. Изображение находится в общественном достоянии

    В-третьих, описание, связанное с образом памяти, может быть как очень конкретным, так и довольно абстрактным. Образ памяти может быть конкретно описан либо как начало обращения невесты, либо более абстрактно как начало сближения двух семей.

    Чем абстрактнее связанное описание, тем больше вероятность того, что человек запомнит опыт с точки зрения наблюдателя, т. е. как объект на сцене; в этом случае чувства, связанные с переживанием, менее интенсивны. Уровень описания, выбранный образом себя, влияет на образ в памяти и на то, как он переживается, и, в частности, на то, в какой форме он затем записывается.

    «По сути, это означает, что мы формируем наши воспоминания таким образом, чтобы защитить свое положительное «я» и смягчить вызовы, связанные с негативными воспоминаниями, которые не соответствуют нашему представлению о себе», — заключает Альберт Ньюен.

    Об этой памяти News News

    Автор: Julia Weiler
    Источник: RUB
    Контакт: Julia Weilen —

    Image: Изображение в общественном домене

    Оригинальные исследования: Open доступ.
    «Конструирование прошлого: значимость повествовательного «я» в модуляции эпизодической памяти» Альберта Ньюена. и другие. Обзор философии и психологии накопленный опыт, но являются продуктом интенсивного процесса построения, основанного на следе памяти.

    Припоминание эпизода является результатом процесса построения сценария. Если принять эту генеративную структуру эпизодической памяти, все равно остается большой пробел в понимании роли нарративного «я» в формировании построения сценария.

    Некоторые философы в принципе настроены скептически, утверждая, что нарративное «я» в любом случае не может быть чем-то большим, чем каузально неэффективная атрибутированная сущность.

    Таким образом, мы, во-первых, детально характеризуем нарративное Я, а во-вторых, выясняем его влиятельную каузальную роль в формировании наших эпизодических воспоминаний, влияя на процесс построения сценария.

    Это происходит в три этапа, а именно на уровне входа, выхода и процесса построения сценария.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.