Содержание

Виды копинг-стратегий (е. Хайм)

Сферы /Механизмы

Адаптивные

Относительно

адаптивные

Неадаптивные

1. Когнитивная (А)

4, 5, 10

6, 7, 9

1, 2, 3, 8

2. Эмоциональная (Б)

1, 4

2, 5

3, 6, 7, 8

3. Поведенческая (В)

2, 7, 8

1, 4, 5

3, 6

Адаптивные варианты копинг-поведения

Среди когнитивных копинг-стратегий к ним относятся:

4) «сохранение самообладания»,

5) «установка собственной ценности»,

10) «проблемный анализ» – формы поведения, направленные на анализ возникших трудностей и возможных путей выхода из них, повышение самооценки и самоконтроля, более глубокое осознание собственной ценности как личности, наличие веры в собственные ресурсы в преодолении трудных ситуаций.

Среди эмоциональных копинг-стратегий:

1) «протест»,

4) «оптимизм» – эмоциональное состояние с активным возмущением и протес­том по отношению к трудностям и уверенностью в наличии выхода в любой, даже са­мой сложной, ситуации.

Среди поведенческих копинг-стратегий:

2) «альтруизм»,

7) «сотрудничество»,

8) «обращение» – под которыми понимается такое поведение личности, при котором она вступает в сотрудничество со значимыми (более опытными) людьми, ищет поддержки в ближайшем социальном окружении или сама предлагает ее близ­ким в преодолении трудностей.

Неадаптивные варианты копинг-поведения

Среди когнитивных копинг-стратегий к ним относятся:

1) «игнорирование»,

2) «смирение»,

3) «диссимуляция»,

8) «растерянность» – пассивные формы поведения с отказом от преодоления трудностей из-за неверия в свои силы и интеллектуальные ресурсы, с умышленной недооценкой неприятностей.

Среди эмоциональных копинг-стратегий:

3) «подавление эмоций»,

6) «покорность»,

7) «самообвинение»,

8) «агрессивность» – варианты поведения, характери­зующиеся подавленным эмоциональным состоянием, состоянием безнадежности, по­корности и недопущения других чувств, переживанием злости и возложением вины на себя и других.

Среди поведенческих копинг-стратегий:

3) «активное избегание»,

6) «отступление» – поведение, предполагающее избегание мыслей о неприятностях, пас­сивность, уединение, покой, изоляция, стремление уйти от активных интерперсональ­ных контактов, отказ от решения проблем.

Относительно адаптивные варианты копинг-поведения,

конструктивность кото­рых зависит от значимости и выраженности ситуации преодоления.

Среди когнитив­ных копинг-стратегий к ним относятся:

6) «относительность»,

7) «религиозность»

9) «придача смысла» – формы поведения, направленные на оценку трудностей в сравне­нии с другими, придание особого смысла их преодолению, вера в Бога и стойкость в вере при столкновении со сложными проблемами.

Среди эмоциональных копинг-стратегий:

2) «эмоциональная разрядка»,

5) «пассивная кооперация» – поведение, которое направлено либо на снятие напряжения, связанного с проблемами, эмоциональным отреагированием, либо на передачу ответственности по разрешению трудностей дру­гим лицам.

Среди поведенческих копинг-стратегий:

1) «отвлечение»,

4) «компенсация»,

5) «конструктивная активность» – поведение, характеризующееся стремлением к времен­ному отходу от решения проблем с помощью алкоголя, лекарственных средств, по­гружения в любимое дело, путешествия, исполнения своих заветных желаний.

Виды копинг-поведения были распределены Е. Хаймом на три основные группы по степени их адаптивных возможностей: адаптивные, относительно адаптивные и неадаптивные.

Адаптивные варианты копинг-поведения. Среди когнитивных копинг-стратегий к ним относятся: «проблемный анализ», «установка собственной ценно­сти», «сохранение самообладания» – формы поведения, направленные на анализ возникших трудностей и возможных путей выхода из них, повышение самооценки и самоконтроля, более глубокое осознание собственной ценности как личности, нали­чие веры в собственные ресурсы в преодолении трудных ситуаций. Среди эмоцио­нальных копинг-стратегий: «протест», «оптимизм» – эмоциональное состояние с ак­тивным возмущением и протестом по отношению к трудностям и уверенностью в на­личии выхода в любой, даже самой сложной, ситуации. Среди поведенческих копинг-стратегий: «сотрудничество», «обращение», «альтруизм» – под которыми понимает­ся такое поведение личности, при котором она вступает в сотрудничество со значи­мыми людьми, ищет поддержки в ближайшем социальном окружении или сама пред­лагает ее близким в преодолении трудностей.

Неадаптивные варианты копинг-поведения. Среди когнитивных копинг-стратегий к ним относятся: «смирение», «растерянность», «диссимуляция», «игнори­рование» – пассивные формы поведения с отказом от преодоления трудностей из-за неверия в свои силы и интеллектуальные ресурсы, с умышленной недооценкой не­приятностей. Среди эмоциональных копинг-стратегий: «подавление эмоций», «по­корность», «самообвинение», «агрессивность» – варианты поведения, характери­зующиеся подавленным эмоциональным состоянием, состоянием безнадежности, по­корности и недопущение других чувств, переживанием злости и возложением вины на себя и других. Среди поведенческих копинг-стратегий: «активное избегание», «от­ступление» – поведение, предполагающее избегание мыслей о неприятностях, пас­сивность, уединение, покой, изоляция, стремление уйти от активных межличностных контактов, отказ от решения проблем.

Относительно адаптивные варианты копинг-поведения

, конструктивность ко­торых зависит от значимости и выраженности ситуации преодоления. Среди когни­тивных копинг-стратегий к ним относятся: «относительность», «придача смысла», «религиозность» – формы поведения, направленные на оценку трудностей в сравне­нии с другими, придание особого смысла их преодолению, вера в Бога и стойкость в вере при столкновении со сложными проблемами. Среди эмоциональных копинг-стратегий: «эмоциональная разрядка», «пассивная кооперация» – поведение, которое направлено либо на снятие напряжения, связанного с проблемами, эмоциональным отреагированием, либо на передачу ответственности по разрешению трудностей дру­гим лицам. Среди поведенческих копинг-стратегий: «компенсация», «отвлечение», «конструктивная активность» – поведение, характеризующееся стремлением к вре­менному отходу от решения проблем с помощью алкоголя, лекарственных средств, погружения в любимое дело, путешествия, исполнения своих заветных желаний.

V. Методика «Индикатор стратегий совладающего поведения» (the Coping Strategy Indikator (CSI) Д. Амирхан (1990), адаптированный Н. А. Сиротой, В. М. Ялтонским. На его основе выделены три базисные копинг-стратегии: разрешение проблем, поиск социальной поддержки, избегание.

В пособии представлен также адаптированный А. Г. Грецовым вариант методики Д. Амирхана «Изучение стратегий преодоления жизненных проблем» [21], а также упрощённая версия адаптированного Н. А. Сиротой и В. М. Ялтонским опросника, использованная в исследованиях И. М. Никольской и Р. М. Грановской

«Опросник копинг-стратегий детей школьного возраста» [41].

«Индикатор копинг-стратегий» Д. Амирхана можно считать одним из наиболее удачных инструментов исследования базис­ных стратегий поведения человека. Идея этого опросни­ка заключается в том, что все поведенческие стратегии, которые формируются у человека в процессе жизни, мож­но подразделить на три большие группы:

  1. Стратегия разрешения проблем – это активная по­веденческая стратегия, при которой человек старается использовать все имеющиеся у него личностные ресур­сы для поиска возможных способов эффективного раз­решения проблемы.

  2. Стратегия поиска социальной поддержки – это активная поведенческая стратегия, при которой чело­век для эффективного разрешения проблемы обраща­ется за помощью и поддержкой к окружающей его среде: семье, друзьям, значимым другим.

3. Стратегия избегания – это поведенческая стратегия, при которой человек старается избежать контакта с окружающей его действительностью, уйти от решения трудной жизненной ситуации.

Человек может использовать пассивные способы избе­гания, например, уход в болезнь или курение, употребление алко­голя или наркотиков, может совсем «уйти от решения про­блем», использовав активный способ избегания – суицид.

Стратегия избегания – одна из ведущих поведенчес­ких стратегий при формировании дезадаптивного, псевдосовладающего поведения. Использо­вание этой стратегии обусловлено недостаточностью раз­вития личностно-средовых копинг-ресурсов и навыков активного разрешения проблем. Однако она может но­сить адекватный либо неадекватный характер в зависи­мости от конкретной стрессовой ситуации, возраста и со­стояния ресурсной системы личности [60].

Наиболее эффективным является использование всех трех поведенческих стратегий, в зависимости от ситуации. В некоторых случаях человек может самостоятельно спра­виться с возникшими трудностями, в других ему требует­ся поддержка окружающих, в-третьих, он просто может избежать столкновения с проблемной ситуацией, заранее подумав о ее негативных последствиях.

VI. Опросник «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» («Strategic Approach to Coping Scale (SACS)» С. Хобфолл (1994), адаптированный Н. Е. Водопьяновой, Е. С. Старченкова (2001), позволяет выявить 9 моделей преодолевающего поведения (стратегий преодоления): ассертивные действия, вступление в социальный контакт, поиск со­циальной поддержки, осторожные действия, импульсивные действия, избегание, манипулятивные (непрямые) действия, асоциальные дей­ствия, агрессивные действия.

Модели поведения могут способствовать или препятствовать ус­пешности преодоления трудных жизненных ситуаций в зависимости от степени конструктивности стратегии, а также оказывать влияние на сохранение здоровья субъекта. Также опросник дает возможность определения сте­пени (высокой, средней, низкой) конструктивности стратегии преодолевающего поведения. Конструктивная стратегия – «здоровое» преодоление (копинг) яв­ляется и активным и просоциальным. Активное преодоление в сово­купности с положительным использованием социальных ресурсов (контактов) повышает стрессоустойчивость человека [С. Хобфолл, М. Лерман – цит. по: [14, 259].

Развитие совладающего поведения и овладение копинг-навыками – важная и необходимая часть развития личности ребенка.

Развитие и выбор стиля совладающего поведения происходит в подростковом и юношеском возрасте в условиях активного взаимодействия с родителями и сверстниками. Взрослые применяют качественно более совершенные способы совладания, значительно расширяя их репертуар. Взросление, развитие самопознания и владения собой способствует совершенствованию и усложнению совладающего поведения. Его положительная динамика заключается в увеличении с возрастом субъекта продуктивных (ориентированных на действия по разрешению трудной ситуации) и снижении непродуктивных стилей и стратегий совладания (деструктивные формы разрядки). Снижение уровня субъектности и адекватности поведения человека или группы приводит к росту непродуктивного (саморазрушающего) совладающего поведения.

Развитие и формирование совладающего поведения возможны на основе способности субъекта к обучению навыкам совладания.

Учеными под руководством Т. Л. Крюковой доказана возможность развития совладающего поведения субъекта и обучения ему на основе приобретения социально-ценных жизненных навыков. Они могут целенаправленно формироваться и развиваться в различных сферах жизнедеятельности человека (здоровье, обучение, трудные жизненные ситуации и др.) и способствовать продуктивной адаптации субъекта.

Копинг-Стратегии, когнитивные — АРСМЕДика

В связи с тем, что сейчас люди подвергаются воздействию острого и хронического стресса, необходимо рассмотреть вопросы копинг — стратегии, то есть способов реагирования на стресс.

ЧТО ТАКОЕ СТРЕСС ВООБЩЕ?

Согласно Лазарусу, одному из главных теоретиков в изучении этого вопроса, стресс — это дискомфорт, испытываемый человеком для эффективного реагирования на вызовы среды, при индивидуальном восприятии им недостаточности имеющихся и доступных ему ресурсов. А копинг — это то, что делает человек, чтобы справиться со стрессом: он объединяет когнитивные, эмоциональные и поведенческие стратегии, которые используются, чтобы справиться с запросами обыденной жизни. Это, так называемое, совладающее поведение.

Копинг-стратегии можно разделить на 3 составляющие:

— когнитивные

— эмоциональные

— поведенческие стратегии.

1. К адаптивным когнитивным стратегиям относятся:

— проблемный анализ, то есть способность спокойно и взвешено решать свою проблему, искать информацию о ней, выяснять, как с подобной ситуацией справлялись другие люди, что им помогло, что мешало

— установка на собственную ценность, сохранение самообладания перед лицом стрессовой ситуации

— установка на более осознанное восприятие себя, как личности (никто не имеет права со мной так поступать)

К относительно адаптивным когнитивным стратегиям относятся:

— придача смысла.

Человек видит в том, что с ним произошло, определенный смысл, например, болезнь, потеря близких, любви, работы и т. д. Воспринимается, как вызов судьбы, как способ проверить человека на прочность, проверить стойкость его духа. Если человек этот смысл находит, то тогда это является адаптивной формой стратегии. В остальных случаях чаще можно рассматривать это, как бегство от реальности.

— Религиозный контекст ситуации является мощным ресурсом, тогда когда вера является искренней и органичной частью человеческой личности, не навязана извне. Так как известна такая поговорка, на Бога надейся, но и сам не плошай.

Относительность восприятия ситуации

Человек сравнивает себя с другими людьми, оказавшимися в такой же ситуации.

Да, моя температура не такая уж высокая, по сравнению с другими, у меня все не так уж плохо. В целом, такой подход помогает, но также на кратковременное время.

— Игнорирование или переключение мыслей на другие, более «важные темы», чем болезнь, стресс. Такая стратегия помогает отвлечься, не вовлекаться в стрессовую ситуацию полностью. Такой мысленный уход от проблемы также помогает, но на короткое время, так как если считать ту или иную проблему белой, когда она является черной, несколько, ошибочно.

Неадаптивные когнитивные стратегии:

Философия стоицизма, принятие болезни, ситуации, как чего-либо неизбежного. Все конечно зависит от болезни и ситуации. Если ничего не остается, как смириться и попытаться абстрагироваться от стрессовой ситуации, то, наверное, это не так уж и плохо.

Но отказываться от преодоления трудностей, когда это еще возможно, когда неверие в себя может загубить все дело, является катастрофичным подходом. К нему, наверное, стоит приходить в самом последнем случае.

Диссимиляция болезни, игнорирование ее опасности, снижение ее серьезности, анозогнозия, подшучивание над болезнью, подшучивание над собой также является неадаптивной стратегией. Юмор вещь хорошая, но только тогда, когда это не «юмор висельника» или смех со слезами на глазах.

2. Эмоциональные стратегии

Надо понимать также, что они могут быть адаптивными и не адаптивными.

  1. Стратегия оптимизма и «здорового юмора», не «черного» (адаптивная реакция)
  2. Стратегия переживания протеста к ситуации с помощью противостоянию болезни или стрессу (частично адаптивная реакция) Человек злится на себя, на свою болезнь, на ту ситуацию стресса, в которой он находится и в результате этой «злости» находит тот или иной выход (начинает бороться с болезнью, искать новые решения проблемы и т. д)
  3. Эмоциональная разрядка, например, с помощью плача. Когда человек плачет ему на некоторое время становится легче. Боль, связанная со стрессом притупляется, правда только на кратковременный момент (частично адаптивная реакция)
  4. Изоляция, подавление, недопущение чувств, адекватных ситуации.
  5. Пассивное сотрудничество. Это, конечно лучше, чем, вообще не сотрудничать с людьми, которые могли бы предложить помощь в данной ситуации, но также является частично адаптивной стратегией, так–как чаще носит кратковременный характер
  6. Покорность, фатализм, капитуляция (это неадаптивная реакция. Хотя в некоторых случаях, например, в ситуациях переживания острого горя, является конечной стадией развития. Так как после того, как человек принимает ту или иную ситуацию, он успокаивается. Но это происходит не всегда. Чаще всего за такой стратегией поведения следует развитие депрессии.
  7. Самообвинение, возложение вины на себя, переживание злости. Тоже не является адаптивной стратегией, так как только усиливает невротизацию и развитие депрессии.

Кстати, злость чаще вызывают здоровые люди, успешные, счастливые. Но от того, что человек таким образом «шунтирует» свои проблемы на других, саму проблему не решает.

3. Поведенческие копинг-стратегии

Адаптивный вариант:

— Принятие сотрудничества. Человек не отвергает помощь, если ему ее предлагают, стремится быть услышанным и правильно понятым, активно участвует в преодолении своих проблем и трудностей. Что это значит? Это значит поиск информации, общение с теми людьми, кто справился с подобными проблемами, расширение круга своего общения, безоценочность восприятия себя и других.

Забота о других в ситуации стресса также помогает справиться с собственным стрессом, но только в том случае если ресурсы организма не полностью истощены.

«Светя другим, сгораешь сам», «загнанных лошадей пристреливают», все это относится к этому разряду.

Компенсация и конструктивная активность (выполнение каких-то собственных нереализованных желаний в процессе совладания со стрессом).

Например, человек может заняться творчеством, рисованием, арт-терапией, музицированием, путешествиями, изучением иностранных языков и пр. Это является адаптивным способом копинг-стратегии. Главное, чтобы компенсационные реакции не превратились в суперкомпенсацию. Например, человек стремясь стать сильнее идет в секцию борьбы, а потом «научившись», организует преступную группировку для поддержания своего авторитета. Или начинает активно навязывать свой образ жизни другим людям, что также контрпродуктивно.

Неадаптивной формой поведенческой стратегии является активное и пассивное избегание.

Да, можно не ездить на метро, если ты его боишься, можно не выходить из дома, если там опасно, можно не общаться, если боишься осуждения, можно не заводить семью, учитывая последующие трудности и проблемы. Можно и не жить, ведь все равно придется умереть рано или поздно. Но тогда уже, нечего требовать чего-либо у других или взывать к какой-либо справедливости.

Под «лежачий камень» вода не течет.

Более адаптивным способом совладания, как раз является стратегия постепенного погружения себя в психотравмирующую ситуацию и постепенного научения, а не избегания, активного или пассивного.

О важности оценки стратегий совладания клиентов – Практическая психология здоровья

Надя Гарнефски, Вивиан Краай, департамент клинической психологии Университета Лейдена, Нидерланды

«Роб только что узнал, что у него ВИЧ (негативное событие). Он думает, что именно он виноват в этом (самообвинение), и он сторонится встреч с друзьями (избегание). Эта ситуация опечалила его. Когда Роб сидит дома, он не может перестать думать о своих чувствах (руминация) и считает произошедшее полным крахом (катастрофизирование). Поскольку ему грустно, у него мало энергии. В результате он избегает общения ещё сильнее, что делает его ещё более грустным. Таким образом, Роб втягивается в порочный круг.»

Люди испытывают ряд сильных эмоций в ответ на негативные события в жизни. Чтобы справиться с этими эмоциями, люди могут использовать различные когнитивные и поведенческие стратегии. Этот процесс и называется совладанием, копингом (coping). Лазарус дал определение копингу как усилиям личности, направленные на совладание со стрессом, вызванным вредом, угрозой или вызовом. В случае Роба негативным событием стала новость о положительном ВИЧ-статусе. Может случиться множество других стрессовых событий – от отдельных, таких как смерть близкого, развод или потеря работы, до продолжительных, например, буллинга, высокой нагрузки на работе и проблем в отношениях. Таким образом, копинг применим ко всем видам жизненных стрессов.

Стратегии совладания могут быть поделены на когнитивные («что ты думаешь») и поведенческие («что ты делаешь»). Пример когнитивной стратегии совладания – самообвинение. Люди, которые используют эту копинг-стратегию, обвиняют себя в том, что им пришлось пережить (Роб обвинял себя в том, что заразился ВИЧ). Другие примеры когнитивных стратегий – руминация и катастрофизация. Руминация – это вновь и вновь повторяющееся размышление об эмоциях, мыслях и чувствах, связанных с негативным опытом. Катастрофизация означает излишнюю фокусировку на разрушительных аспектах произошедшего. Роб прибегал ко всем этим стратегиям. Другие когнитивные стратегии – это обвинение других, принятие, переориентация на более приятные вещи, планирование своих шагов, переоценка или придание событию положительного значения, и рассмотрение события в перспективе (в сравнении с другими, худшими событиями). Всего в литературе выделены 9 когнитивных копинг-стратегий. Примером поведенческой копинг-стратегии является избегание – уход от ситуаций и социальных контактов, что также наблюдалось у Роба. Другие поведенческие стратегии совладания – это стремление отвлечься, активные действия для того, чтобы справиться с опытом, поиск социальной поддержки, и игнорирование – такое поведение, как будто ничего и не случилось. Итак, всего описано 5 поведенческих стратегий совладания.

Для оценки когнитивных и поведенческих стратегий копинга создано и валидировано 2 инструмента – опросник когнитивной регуляции эмоций (CERQ) и опросник поведенческой регуляции эмоций (BERQ). CERQ уже переведён и валидирован на многих языках, а BERQ сейчас активно переводится.

В исследованиях, которые изучали роль когнитивных и поведенческих копинг-стратегий с помощью CERQ и BERQ, были выявлены полезные и менее полезные стратегии. Среди когнитивных стратегий, руминация, катастрофизирование и самообвинение оказались менее полезны, чем позитивная переоценка, рассмотрение ситуации в перспективе и переориентация на позитивное. Относительно поведенческих стратегий, избегание и игнорирование менее полезны, чем стремление отвлечься, активные действия и поиск социальной поддержки. Это общие выводы; в конкретной стрессовой ситуации может наблюдаться другое.

Знание о специфических когнитивных и поведенческих стратегиях совладания клиента может помочь понять порочный круг психологических проблем и может подсказать пути для изменения дезадаптивных паттернов и выстраивания более адаптивных.

«Роб начал терапию. Терапевт оценил когнитивные и поведенческие стратегии совладания Роба и обнаружил высокие значения самообвинения, руминации, катастрофизации и избегания. Он объяснил Робу, что эти стратегии непродуктивны и могут лишь ухудшить его депрессию, запустив порочный круг. Используя когнитивно-поведенческую терапию, они начали работать над преодолением избегания и изменением негативных мыслительных паттернов. После нескольких сеансов Роб стал снова встречаться со своими друзьями и сейчас чувствует себя намного лучше.

Практические рекомендации

  • Всегда оценивайте стратегии совладания клиентов. Это может дать важную информацию для терапии.
  • Проведите психообразовательные занятия о том, что когнитивные и поведенческие копинг-стратегии могут быть частью порочного круга, ведущего к депрессии
  • Для изменения дезадаптивных копинг-стратегий, как и для активизации поведения и изменения негативных мыслительных паттерном, можно использовать общие техники когнитивно-поведенческой терапии.

Переведено: Дмитрий Ноздрачев

Когнитивные копинг-утверждения. Как победить стресс и депрессию

Читайте также

Глава 22 Различия в копинг-стратегиях (преодолевающем поведении) и в использовании защитных механизмов

Глава 22 Различия в копинг-стратегиях (преодолевающем поведении) и в использовании защитных механизмов Людям часто приходится сталкиваться с ситуациями внутреннего напряжения и дискомфорта. Реагируют они на это двумя способами: строя сознательные копинг-стратегии

Утверждения

Утверждения Подумайте об утверждениях и, если вы владеете исторической перспективой по данному предмету, то тотчас вспомните человека, который в свое время был так же знаменит, как Месмер или Фрейд, но о котором в этой книге будет написано мелким шрифтом, потому что хотя

«Вы»-утверждения

«Вы»-утверждения В течение двух минут говорите друг с другом, используя предложения, которые начинаются со слова «вы». Не задавайте друг другу вопросов, используйте только «Вы»-ут-верждения. (…)Коротко обсудите свой опыт. Что вы чувствовали, произнося «Вы»-утверждения, и

«Мы»-утверждения

«Мы»-утверждения Поговорите, используя утверждающие предложения, которые начинаются с местоимения «мы». Вопросы в этом эксперименте запрещены, используйте только «Мы»-ут-верждения. (…)Обсудите свой опыт. Сравните этот опыт с тем, что вы испытывали в предыдущих беседах

«Я-ты»-утверждения

«Я-ты»-утверждения Теперь поговорите, используя утверждения, которые начинаются с «Я» и так или иначе обращены к партнеру, например: «Я чувствую себя сдержанно с тобой» или «Я восхищаюсь тем, как уложены твои волосы и как они блестят на свету». (…)Сейчас обсудите свой опыт

Копинг в сравнении с экспрессией

Копинг в сравнении с экспрессией Ниже приводится краткое описание различий между копинг — новедением и экспрессивным поведением.Целенаправленное или бесцельное. Копинг — поведение по определению является целенаправленным и мотивированным; экспрессия часто бывает

Приложение Утверждения

Приложение Утверждения Я начну с утверждения, применяемого в наиболее трудной и вместе с тем наиболее важной фазе выздоровления женщин, которые любят слишком сильно. Дважды в день по три минуты стойте перед зеркалом, глядя на себя, и говорите вслух: «Имярек, я люблю тебя и

12. КОПИНГ ПРИ ПОДВЕРГАНИИ

12. КОПИНГ ПРИ ПОДВЕРГАНИИ Полное излечение от любой фобии зависит от успешного подвергания себя основным элементам своего страха в ре­альной жизни. В одиннадцатой главе вы научились разра­батывать иерархию внушающих страх ситуаций и мысленно представлять эти сцены,

Когнитивные градиенты и когнитивные иерархии

Когнитивные градиенты и когнитивные иерархии Для объяснения работы новой коры (неокортекса) часто используется дидактический приём. Этот приём прост, но эвристически эффективен. Он базируется на понятии трёхуровневой иерархии в новой коре.В заднем отделе полушария

3. ПОЗИТИВНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ

3. ПОЗИТИВНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ Наш мозг, подобно компьютеру, обрабатывает всю информацию, которую мы вносим в него. Наши убеждения и ожидания накапливаются и закрепляются за счет мыслей и установок, которые мы внушаем себе. То же самое касается и детей. Ум ребенка невероятно

15.8. Диагностика копинг-стратегий

15.8. Диагностика копинг-стратегий Тест жизнестойкости. С. Мадди. Адаптация Д. А. Леонтьева, Е. И. Рассказовой. Направлен на диагностику психол. факторов успешного совладания со стрессом, а также снижения и предупреждения внутр. напряжения в стрессовой ситуации. Согласно

Позитивные утверждения

Позитивные утверждения Негативный разговор с собой рождает сомнения в своих силах и снижает самооценку, и все же большинство из нас склонны вести внутренний диалог в таком тоне — вы сами знаете, как это бывает…Подумайте… Я никогда не умел обращаться с техникой. Я

ПРИЛОЖЕНИЕ 11 МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ Э.ХАЙМА

ПРИЛОЖЕНИЕ 11 МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ Э.ХАЙМА ОписаниеМетодика предназначена для выявления индивидуального стиля совладания со стрессом. Может использоваться в целях диагностики как непродуктивных паттернов поведения, так и ресурсов

Что такое копинг-стратегии, или Что мы можем сделать со стрессом

Что такое копинг-стратегии, или Что мы можем сделать со стрессом В предыдущих главах уже говорилось о том, что для совладания со стрессовыми ситуациями человек на протяжении своей жизни вырабатывает так называемое копинг-поведение или копинг-стратегии.Основоположники

Копинг–механизмы

Копинг–механизмы Людям, выросшим в дисфункциональных семьях, меняться крайне сложно. Если у человека выработана одна жесткая копинг–стратегия, которая не годится для новых или изменившихся обстоятельств, то любые перемены вызывают ужасающее чувство одиночества. Как

Особенности психологических защит и копинг-стратегий у военнослужащих с различным уровнем нервно-психической адаптации

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Особенности психологических защит и копинг-стратегий у военнослужащих с различным уровнем нервно-психической адаптации
  • Мазеева Татьяна Михайловна1.52019-03-22T12:50:31+05:002019-03-22T12:50:31+05:00 endstream endobj 6 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents [92 0 R 93 0 R 94 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [95 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 97 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 8 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 99 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 2 >> endobj 9 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 102 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 3 >> endobj 10 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 103 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 4 >> endobj 11 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 104 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 5 >> endobj 12 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 106 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 6 >> endobj 13 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 107 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 7 >> endobj 14 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 109 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 8 >> endobj 15 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 110 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 9 >> endobj 16 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 111 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 10 >> endobj 17 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 113 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 11 >> endobj 18 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 114 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 12 >> endobj 19 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 115 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 13 >> endobj 20 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 116 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 14 >> endobj 21 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 117 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 22 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 118 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 16 >> endobj 23 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 119 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 24 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 120 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 25 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 121 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 26 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 122 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 27 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 123 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 28 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 124 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 29 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 125 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 30 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 126 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 31 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 127 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 32 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 128 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 33 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 129 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 34 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 130 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 35 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 131 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 36 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 132 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 37 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 133 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 38 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 134 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 39 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 135 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 40 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 136 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 41 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 137 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 42 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 138 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 43 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 139 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 44 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 140 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 45 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 46 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 144 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 47 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 146 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 48 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 148 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 49 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 150 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 50 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 151 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 51 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 152 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 52 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 153 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 53 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 154 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 54 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 155 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 55 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 157 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 56 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 159 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 57 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 161 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 58 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 163 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 59 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 165 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 60 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 166 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 61 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 167 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 62 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 168 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 56 >> endobj 63 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 169 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 64 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 170 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 65 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 171 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 66 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 172 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 67 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 173 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 68 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 174 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 62 >> endobj 69 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 175 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 63 >> endobj 70 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 176 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 64 >> endobj 71 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 177 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 65 >> endobj 72 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 178 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 66 >> endobj 73 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 179 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 67 >> endobj 74 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 180 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 68 >> endobj 75 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 181 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 69 >> endobj 76 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 182 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 70 >> endobj 77 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 183 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 71 >> endobj 78 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 184 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 72 >> endobj 79 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 185 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 73 >> endobj 80 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 186 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 74 >> endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > stream x

    «КОПИНГ-СТРАТЕГИИ» И «КОПИНГ-ПОВЕДЕНИЕ» ПОДРОСТКОВ Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

    ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

    «КОПИНГ-СТРАТЕГИИ» И «КОПИНГ-ПОВЕДЕНИЕ»

    ПОДРОСТКОВ Азимова С.Ф.

    Азимова Сада Фуад кызы — магистрант, кафедра психологии, Учреждение образования Гомельский государственный университет им. Франциско Скорины, г. Гомель, Республика Беларусь

    Аннотация: в статье раскрываются понятия «копинг-стратегии» и «копинг-поведение». Рассмотрены проявления поведения подростка при преодолении стрессовых ситуаций, уточнены варианты поведения при преодолении и стратегии преодоления, в том числе особенности когнитивных, эмоциональных и поведенческих копинг-стратегий подростков. Анализируются особенности копинг-поведения подростков и рассматриваются основные модели копинг-поведения подростков. В заключении статьи подводится итог об адекватных и неадекватных стратегиях выхода подростка из проблемных и критических ситуаций.

    Ключевые слова: копинг-стратегии, копинг-поаедение, подростки, адаптация, стратегия преодоления, альтруизм, агрессивность, самообвинение.

    Введение: Изучение поведения подростка в стрессовых ситуациях привело к выявлению «копинг-механизмов» или «механизмов приспособления», которые определяют успешную или неудачную адаптацию. Проблема преодоления поведения подростками была разработана как многими зарубежными, так и советскими психологами (Л. Мерфи, С. Фолкман, Э. Хейм, К.А. Абульханова, В.А. Бодров, А.А. Либин, К. Муздыбаев, И.М. Никольская и другие).

    На протяжении всей жизни почти каждый человек сталкивается с ситуациями, которые субъективно воспринимаются как трудные и нарушающие нормальный ход жизни. Опыт таких ситуаций часто меняет как восприятие мира, так и восприятие своего места в нем. Изучение копинг-поведения в зарубежной психологии проводится в рамках исследования, посвященного анализу копинг-механизмов или копинг-поведения.

    Под «копингом» понимаются постоянно изменяющиеся когнитивные, эмоциональные и поведенческие попытки справиться с конкретными внешними и/или внутренними требованиями, которые оцениваются как напряженные или превышающие возможности человека справиться с ними [1].

    Копинг-поведение подростков до сих пор плохо изучено. Существует нехватка методического инструментария для диагностики стратегий преодоления кризисных ситуаций. Кроме того, не всегда учитывается специфика самой кризисной ситуации и масштабы ее возникновения. В связи с этим целью нашего исследования явилось изучение способов копинг-поведения подростков в зависимости от содержания стрессовой социально-психологической ситуации.

    Копинг-поведение подростков. Механизм копинг-поведения и адаптации подростков

    По мнению С.К. Нартовой-Бочавер, копинг (или преодоление) — это индивидуальный способ взаимодействия человека с ситуацией в соответствии с ее собственной логикой, ее значимостью в жизни личности и психологическими возможностями самого человека [3].

    Э. Хейм разработал методику, позволяющую исследовать 26 ситуационно-специфических вариантов стратегий преодоления, распределенных по трем основным

    сферам психической деятельности на когнитивные, эмоциональные и поведенческие механизмы копинг-стратегий [2].

    Э. Хейм также выделяет три группы типов копинг-поведения в зависимости от их адаптивных способностей: адаптивные, относительно адаптивные и неадаптивные.

    Адаптивное копинг-поведение:

    • когнитивные копинг-стратегии: «анализ проблем», «самооценка», «самосохранение» — формы поведения, направленные на анализ возникающих трудностей и возможных путей их преодоления, повышение самооценки и самоконтроля, более глубокое осознание самоуважения как личности, веры в собственные ресурсы для преодоления сложных ситуаций;

    • стратегии эмоциональной адаптации: «протест», «оптимизм» — эмоциональное состояние с активным негодованием и протестом против трудностей и уверенностью в возможности выхода из любой, даже самой сложной ситуации;

    • поведенческие стратегии преодоления: «сотрудничество», «альтруизм» — под которым мы понимаем такое поведение человека, при котором он вступает в сотрудничество с важными людьми, ищет поддержку в близком социальном окружении или предлагает себя близким в преодолении трудностей.

    Неадаптивное копинг-поведение:

    • когнитивные копинг-стратегии: «смирение», «смятение», «диссимуляция», «игнорирование» — пассивные формы поведения с отказом от преодоления трудностей из-за отсутствия веры в собственные силы и интеллектуальные ресурсы, с преднамеренным недооцениванием неприятностей;

    • стратегии эмоциональной адаптации: «подавление эмоций», «послушание», «самообвинение», «агрессивность» — варианты поведения, характеризующиеся подавленным эмоциональным состоянием, состоянием безнадежности, послушания и избегания других чувств, переживанием гнева и возложением вины на себя и окружающих;

    • поведенческие стратегии преодоления: «активное избегание», «отступление» -поведение, предполагающее избегание мыслей о неприятностях, пассивности, уединении, покое, изоляцию, избегание активных межличностных контактов, отказ от решения проблем.

    Варианты относительно адаптивного копинг-поведения зависят от того, на сколько сильно выражена ситуация и на сколько значимой она является для человека. Выделяют следующие варианты:

    • когнитивные копинг-стратегии: «относительность», «придание смысла», «религиозность» — формы поведения, направленные на оценку трудностей по сравнению с другими, придающие особое значение их преодолению, вере в Бога и стойкости в вере при столкновении со сложными проблемами;

    • стратегии эмоциональной адаптации: «эмоциональная разрядка», «пассивное сотрудничество» — поведение, направленное либо на снятие напряжения, связанного с проблемами, эмоциональную реакцию, либо на передачу ответственности за решение трудностей другим;

    • поведенческие стратегии преодоления: «компенсация», «отвлечение внимания», 2конструктивная деятельность» — поведение, характеризующееся желанием временно отойти от решения проблем с помощью алкоголя, наркотиков, погружения в любимое дело, путешествий, исполнения заветных желаний [2].

    В подростковом возрасте происходит интенсивное развитие познавательных процессов. Происходит формирование избирательности, развитие целенаправленного восприятия, формирование теоретического мышления, логической памяти и устойчивого произвольного внимания. Центральным личностным становлением этого периода является развитие самосознания на новом уровне, формирование Я-концепции, которая выражается в стремлении понять себя, свои особенности и

    возможности, свою уникальность и неповторимость. В связи с этим в подростковом возрасте возникает активная потребность в проведении тренингов по способам преодоления жизненных трудностей.

    Е.Н. Туманова выделила следующие типичные кризисные ситуации в жизни подростков. Это проблемы в таких сферах, как: семья, отношения со сверстниками, отношения со значимым взрослым, школа, здоровье [4].

    Следующей отличительной чертой копинг-поведения в современной подростковой среде является возникновение установок поиска удовольствия как способа выхода из критических ситуаций и нарастающих трудностей.

    H.А. Сирота и В.М. Ялтонский рассматривают копинг-поведение как деятельность индивида по поддержанию равновесия между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям. Также, основываясь на своих исследованиях копинг-поведения подростков, авторы разработали три теоретические модели:

    I. Модель адаптивного функционального копинг-поведения предполагает следующее:

    • сбалансированное использование соответствующих возрасту копинг-стратегий;

    • сбалансированное развитие когнитивных, эмоциональных и поведенческих компонентов копинг-поведения и механизмов когнитивной оценки;

    • преобладание мотивации к достижению успеха;

    • наличие определенных личностных и средовых копинг-ресурсов, обеспечивающих позитивный психологический фон для совладания со стрессом и способствующих выработке копинг-стратегий.

    2. Модель псевдоадаптивного дисфункционального копинг-поведения предполагает:

    • использование как пассивных, так и активных копинг-стратегий;

    • несбалансированное функционирование когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов копинг-поведения;

    • нестабильность, изменение мотивации — достижение успеха/избегание неудачи;

    • низкая эффективность блока как личностных, так и средовых копинг-ресурсов в целом и отдельных компонентов его структуры.

    3. Модель дисфункционального дезадаптивного копинг-поведения:

    • преобладание копинг-стратегий над стратегиями избегания решения проблем и поиска социальной поддержки;

    • несбалансированность функционирования когнитивного, поведенческого и эмоционального компонентов, неадекватность когнитивно-оценочных копинг-механизмов;

    • дефицит навыков решения социальных проблем, интенсивное использование не свойственных возрасту копинг-стратегий;

    • преобладание мотивации избегания неудачи над мотивацией достижения успеха;

    • отсутствие готовности активно противостоять окружающей среде;

    • отсутствие ориентации копинг-поведения на стрессор как причину негативного воздействия на психоэмоциональный стресс как следствие негативного воздействия стрессора с целью его ослабления;

    • низкая эффективность блока личных и экологических ресурсов [5].

    Заключение. Таким образом, мы рассмотрели понятие «копинг-стратегии» и

    «копинг-поведение». Адаптивные и относительно адаптивные копинг-стратегии, характеризующиеся способностью человека эффективно адаптироваться к требованиям ситуации, позволяя ему овладеть ею, ослабить или смягчить эти требования, попытаться избежать или привыкнуть к ним и, таким образом, погасить стрессовое воздействие ситуации, следует относить, по нашему мнению, к наиболее приемлемым для успешной деятельности подростка в разных сферах его жизнедеятельности.

    Учет особенностей копинг-поведения в подростковом возрасте позволяет выявить адекватные и неадекватные стратегии выхода из проблемных и критических ситуаций, снизить негативное влияние негативных обстоятельств и трудностей в личностном развитии подростков. Для адекватных, социально адаптивных копинг-стратегий подростков рекомендуется их формирование с помощью психо-коррекционных групповых занятий с элементами тренинга. Такая форма работы обеспечивает подросткам разнообразие форм поведения, тем самым обучая их продуктивным способам преодоления трудных ситуаций.

    Список литературы

    1. Василюк Ф.Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций / Ф.Е. Василюк. М.: Издательство Московского университета, 1984. С. 200.

    2. Набиуллина Р.Р., Тухтарова И.В. Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевтическая коррекция) // Казань: Изд-во ИП Тухтаров. ВН, 2003.

    3. Нартова-Бочавер С.К. » Coping behavior» в системе понятий психологии личности // Психологический журнал, 1997. Т. 18. № 5. С. 20-30.

    4. Сибирев В.А. Штрих к портрету поколения 1990-х гг. / В.А. Сибирев, И.А. Головин // Социологические исследования,1998. № 3. С. 106-117.

    5. Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Применение и внедрение программ реабилитации и профилактики зависимого поведения как актуальная задача российской клинической психологии // Медицинская психология в России, 2012. № 2. С. 72.

    Особенности национального копинга. Как реагируют на трудности дети разных народов — Поиск

    21.06.2020
    Помните песенку про зайцев из фильма «Бриллиантовая рука»? «Пусть боимся мы волка и сову! Дело есть у нас – в самый жуткий час мы волшебную косим трын-траву». Это типичная копинг-стратегия, то есть метод выхода из стрессовой ситуации. Стрессы стали неотъемлемой частью нашей жизни. Заговорили о них уже на рубеже XIX и XX веков. Писатели-фантасты, футурологи, психологи предсказывали наступление эпохи, переполненной стрессами, борьба с которыми станет одной из главных проблем общества. В XXI веке эти предсказания полностью сбылись.

    Копинг – от английского слова coping  – «преодоление». Понятие копинг-стратегии объединяет когнитивные, эмоциональные и поведенческие стратегии, которые используют люди, чтобы совладать со стрессами, а в более широком понимании – с психологически трудными ситуациями обыденной жизни. Понятие появилось на Западе в 60-х годах прошлого столетия. Первоначально копинг-стратегии использовали для особых, экстремальных случаев (например, при лечении зависимостей от наркотиков или алкоголя). В нынешнем столетии они перешагнули пороги научных лабораторий и медицинских кабинетов. Копинг-стратегии реально способны помочь нам и в нынешней ситуации, спровоцированной коронавирусом.

    – С копингом я познакомилась в аспирантуре. Стало понятно, какое это обширное поле деятельности как для исследователей, так и для практиков, – говорит старший преподаватель психолого-педагогического факультета Северо-Осетинского государственного университета (СОГУ) Юлия Афанась­ева. Последние несколько лет она изучает копинг-поведение совместно с профессором кафедры социальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ), доктором психологических наук Светланой Гуриевой. В прошлом году их совместный проект «Кросс-культурные особенности копинг-поведения у представителей разных поколений на примере Северной Осетии» был поддержан грантом РФФИ.
    А еще Юлия, как и ее коллеги, психологи вуза, работает в клинике, ежедневно помогая пациентам и врачам выходить из стрессовых ситуаций.

    Хотя основной фронт работы – гинекологическое и перинатальное отделения, сталкивается Юлия и с теми, кто находится сегодня на переднем крае борьбы с новой вирусной инфекцией. «Наиболее серьезно к самоизоляции с первых же дней отнеслись именно врачи, весь медицинский персонал. Это была максимальная мобилизация, – рассказывает Юлия. – По прошествии полутора месяцев я наблюдаю у этих людей явные признаки выгорания. Как мы помогаем преодолеть накапливающееся эмоциональное истощение? Проводим сеансы саморегуляции и релаксации. В отдельном помещении включаем музыку, кладем людей на кушетку, как принято у классиков психоанализа, предлагаем специальные упражнения. Многим они даются нелегко, ибо с телом они не в контакте. Такая аутогенная тренировка способствует снятию эмоционально-физического напряжения. Используем в работе даже ароматерапию, ведь еще Гиппократ обратил внимание на то, что аромат влияет на состояние человека. Даем различные рекомендации на дом».

    Эмоциональное выгорание, кстати, характерно, не только для врачей, но и для представителей других профессий, особенно творческих, в том числе и для журналистов. «Необходимо уметь взаимодействовать с пациентом, чтобы вытащить на поверхность глубинные истоки стресса, – считает ученый. – А еще нужно учитывать возраст, гендерные, культурные, этнические различия».
    В ходе реализации нынешнего проекта исследователи убедились, что представители старшего поколения (самому пожилому из респондентов идет девятый десяток) консервативны, практичны. Реагируют на стресс осознанно. Однако для выхода из него они частенько используют копинг-стратегии отрицания сложившейся ситуации, затягивания принятия решения (по принципу «само рассосется»). Молодежь реагирует на стресс гораздо эмоциональнее,  образно говоря, рвется в бой. У молодых еще нет прошлого негативного опыта. Они готовы наступить на те грабли, на которые когда-то наступали старшие. Пример – недавний митинг против самоизоляции во Владикавказе. Основной контингент его участников –  граждане до 30 лет.
    Очень любопытные данные ученые получили, исследуя этнопсихологические и гендерные особенности копинг-поведения представителей русского и осетинского этносов в Северной Осетии и Санкт-Петербурге. Например, представители русского этноса Северной Осетии в проблемной ситуации чаще используют проблемно-ориентированный копинг. Он включает в себя высокую степень самообладания, наличие веры в собственные ресурсы для преодоления трудных жизненных ситуаций. Для русских характерны контроль эмоций и сдержанность, преобладают тщательное планирование действий, анализ возникшей проблемы. Тем самым  русские в стрессовой ситуации нацелены на изменение сложившихся обстоятельств путем поиска полезной информации и активных действий по их устранению. Русские чаще осетин используют стратегию активного совладания, предполагающую поэтапные действия. А также социальное отвлечение – стратегию, при которой индивид старается чаще быть в обществе, вступать в социальные контакты с другими людьми, чтобы справиться с проблемами.

    У осетин чаще прослеживаются эмоционально-ориентированный копинг, то есть чрезмерное проявление собственных чувств и эмоций, вызванных неприятной ситуацией, активное возмущение и протест (вспомним опять митинг), возложение вины на себя и других. Исследование показало, что осетины часто используют отрицание как метод совладания со стрессом, то есть стараются всячески отрицать его реальность. Также представителям осетинского этноса в случае трудной жизненной ситуации нередко свойственна стратегия «поведенческого ухода от проблемы».
    – Вот что интересно, – говорит Юлия, – осетины в Северной Осетии – титульная нация, русские – этническое меньшинство. В Санкт-Петербурге все наоборот. Мы обнаруживаем своеобразный дрейф копинг-стратегий. Некоторые особенности поведения, которые были характерны для русских, проживающих в РСО-Алании, начинают демонстрировать осетины, проживающие в Санкт-Петербурге, и наоборот. На наш взгляд, в значительной степени это связано с культурным окружением. Происходят взаимное культурное проникновение и взаимодействие. Это прослеживается как у осетин, так и у русских. С моей точки зрения, взаимопроникновению способствует и то, что оба наших народа – православные христиане. Впрочем, влияние религии на копинг-поведение – тема отдельного исследования.

    Опираясь на обширный и разнообразный материал, ученые делают однозначный вывод: копинг-стратегиям в современном мире надо учить с раннего возраста. Сначала в форме игры, простых упражнений, сказок. В школе стоит ввести специальную дисциплину –  психогигиену. А в вузах – читать ее не только для будущих психологов. «Мы изучаем окружающий мир, его экологию, – говорит Юлия. – Боремся за ее сохранение, а чистотой экологии собственной души, сознания почему-то пренебрегаем. Обратите внимание, большинство разрабатываемых и предлагаемых обществу программ улучшения жизни базируется на чем угодно, только не на копинг-стратегиях».

    Самосознание – далеко еще не познанный, а главное, не используемый арсенал человеческих возможностей. Если на начальном этапе психотерапию, психоанализ основатели направления – в частности, Фрейд и его последователи – видели в индивидуальном подходе, то в конце прошлого века и особенно нынешнего появились серьезные работы по использованию групповых, коллективных копинг-стратегий. Сочетание обоих методов позволяет добиваться очень качественных результатов.
    Сегодня страна постепенно выходит из самоизоляции. Юлия как психолог дает совет и каждому из нас не бросаться в работу как в омут с головой, несмотря на то что все по ней изголодались. Как и страна, экология сознания требует постепенности. «Начните с наведения порядка на своем рабочем месте, в своем офисе, – говорит Юлия. – В своих делах, в своей голове, наконец. Шаг за шагом втягивайтесь в привычный ритм».

    Станислав ФИОЛЕТОВ

    Когнитивная стратегия совладания — обзор

    Изменения в совладании с возрастом

    Молодые люди все еще разрабатывают эффективные стратегии совладания (Американская психологическая ассоциация, 2017), поэтому они обычно сообщают о более высоком уровне стресса, чем люди среднего и старшего возраста. Например, они чаще используют неадекватные стратегии выживания, такие как курение и употребление алкоголя, чем пожилые люди (Американская психологическая ассоциация, 2013). Имеются также данные о том, что юношеская взрослость является критическим периодом для развития эмоциональной зрелости и регуляции эмоций (Zimmermann & Iwanski, 2014).

    Меньше исследований было проведено о том, существуют ли возрастные изменения в среднем возрасте. Было обнаружено, что эмоциональная регуляция и управление гневом усиливаются от подросткового до среднего возраста. Интересно, что способность выстоять, несмотря на трудности, и контролировать свои чувства возрастала от подросткового возраста до раннего взросления, а затем оставалась стабильной до среднего возраста (Hagler, Grych, Banyard, & Hamby, 2016). Олдвин, Чоун и Спиро (2017) обнаружили, что усилия по преодолению трудностей снижались в среднем возрасте примерно до 65 лет, но эффективность совладания была относительно стабильной, что позволяет предположить, что совладание становится более эффективным в среднем возрасте.Тем не менее, требуется гораздо больше исследований по преодолению этого критического этапа жизни.

    Большинство исследований преодоления трудностей в пожилом возрасте носят перекрестный характер. Ранние исследования изучали возрастные различия в инструментальных или проблемно-ориентированных стратегиях, но результаты были противоречивыми: в одних случаях наблюдалось снижение, а в других — увеличение (обзоры см. в Aldwin, 2011). Выводы о копинге, ориентированном на эмоции, более последовательны: пожилые люди используют меньше негативных стратегий, таких как эскапизм, избегание и размышления (см. Aldwin, 2011; Nolen-Hoeksema & Aldao, 2011).Schirda, Valentine, Aldao и Prakash (2016) не обнаружили различий в использовании когнитивных копинг-стратегий, включая переоценку и решение проблем, между пожилыми и молодыми людьми, но пожилые люди чаще использовали принятие. Пожилые люди могут быть наиболее эффективными в решении межличностных проблем (Berg & Upchurch, 2007; Coats & Blanchard-Fields, 2008), отчасти потому, что они лучше регулируют эмоции (Davis, Zautra, Johnson, Murray, & Okvat, 2007).

    Диадическое совладание играет благотворную роль в удовлетворенности браком и здоровье во взрослой жизни (Berg et al., 2016; Falconier, Jackson, Hilpert, & Bodenmann, 2015), особенно в более позднем возрасте (Landis, Peter-Wight, Martin, & Bodenmann, 2013). Действительно, диадное совладание может повысить компетентность во многих областях в пожилом возрасте (Dixon, 2011).

    Пожилые люди также могут отличаться от молодых людей в использовании как проактивного, так и предвосхищающего копинга. Neubauer, Smyth и Sliwinski (2019) обнаружили, что пожилые люди чаще использовали проактивное преодоление трудностей: «Я справлялся с ситуациями до того, как они стали стрессовыми», чем взрослые среднего возраста, и использование этой стратегии снижало порог уровня стрессоров. .С другой стороны, Neupert и Bellingtier (2018) изучили возрастные различия в использовании упреждающего копинга в ежедневном дневниковом исследовании, включая анализ проблем, репетицию плана, застойное обдумывание и фантазии о результатах. При анализе проблем и репетиции плана не было обнаружено возрастных различий, но пожилые люди сообщали о меньшем количестве фантазий о результатах и ​​застойных размышлениях в отношении предвосхищения межличностных стрессоров, чем молодые люди.

    В нескольких лонгитюдных исследованиях изучались изменения и стабильность копинг-стратегий в более позднем возрасте.Краткосрочные исследования часто обнаруживают относительную стабильность. Например, Kristofferzon, Löfmark и Carlsson (2005) обнаружили, что совладание после инфаркта миокарда (ИМ) во многом сходно с тем, что использовалось до ИМ, за исключением снижения фаталистического совладания, хотя эффективность совладания увеличилась. Frasier (2002) обнаружил, что у пациентов с болезнью Паркинсона стратегии выживания в целом были стабильными. Однако были значительные индивидуальные различия в оценках изменений; люди, которые изменили свои стратегии выживания, имели более оптимальные результаты, что указывает на важность гибкости в преодолении хронических заболеваний в пожилом возрасте.

    Долгосрочные исследования с большей вероятностью найдут изменения. Например, Brennan, Holland, Schutte, and Moos (2012) обнаружили нормативное снижение от среднего до позднего возраста как в подходе, так и в избегающем копинге, что свидетельствует об уменьшении общего усилия копинга. Другие обнаружили нелинейные эффекты. В 4-летнем исследовании Ротермунд и Брандштадтер (2003) обнаружили, что компенсаторное (сфокусированное на проблеме) совладание увеличивается до 70 лет, а затем снижается. Диль и др. (2014) обнаружили, что использование «незрелых» защитных механизмов линейно снижалось с возрастом, но более зрелые механизмы увеличивались до середины 60-х годов, а затем стабилизировались.Олдвин, Чоун и Спиро (2017) обнаружили, что усилия по преодолению трудностей снижались в среднем возрасте примерно до 65 лет, но увеличивались в пожилом возрасте.

    Существуют индивидуальные различия в том, как совладание меняется с возрастом. Например, одно лонгитюдное исследование показало, что у большинства пожилых людей увеличилось положительное религиозное преодоление и снизилось отрицательное религиозное преодоление, хотя в этих моделях были индивидуальные различия (Hayward & Krause, 2016). Диль и др. (2014) обнаружили, что женщины и представители более высоких социально-экономических групп с большей вероятностью демонстрируют усиление зрелых защитных механизмов.Интересно, что неблагоприятный детский опыт, по-видимому, способствует увеличению адаптивного копинга в более позднем возрасте. Например, адаптивные защиты, включая сублимацию, чувство юмора, ожидание и альтруизм, увеличивались от среднего до позднего возраста; это увеличение было наиболее заметным среди людей, которые испытывали низкую эмоциональную теплоту в детстве (Martin-Joy et al., 2017). Это особенно интересно в свете обсуждавшихся выше доказательств пожизненных эффектов АПФ.

    Когнитивное совладание — обзор

    Установленные психологические методы лечения первичных головных болей

    Психологические методы лечения головной боли и мигрени, которые были оценены наиболее широко, включают обучение биологической обратной связи, обучение релаксации и когнитивно-поведенческую терапию (КПТ) (иногда упоминаемую в литература по головной боли в качестве когнитивного тренинга преодоления трудностей).Обучение биологической обратной связи включает в себя размещение на коже электродов или преобразователей, которые отслеживают биологические процессы, и передачу этой информации обратно человеку с помощью визуальных (например, изменение длины линий) или слуховых (например, тонов различной частоты) модальностей, чтобы помочь человеку научиться управлять лежащим в основе биологическим процессом. Наиболее распространенными применениями при головной боли и мигрени были биообратная связь ЭМГ для ГБН и тепловая биологическая обратная связь («согревание рук») при мигрени. Эти методы лечения были основаны на механизмах головных болей, как они понимались в то время, когда они были введены.Следовательно, биологическая обратная связь ЭМГ была разработана, чтобы помочь пациентам научиться расслаблять сокращенные скелетные мышцы вокруг головы, а тепловая биологическая обратная связь была разработана, чтобы помочь пациентам научиться увеличивать приток крови к рукам на том основании, что это отвлечет кровоток от расширенных артерий внутрь и наружу. череп.

    Наиболее распространенной оцениваемой формой обучения релаксации была прогрессивная релаксация, но также оценивались и другие формы, такие как аутогенная релаксация. Обоснование обучения релаксации варьировалось от прямой пользы в отношении ощущения боли до противодействия триггерам, таким как стресс и тревога, до направленности на неадекватные эмоциональные реакции на головные боли, такие как гнев, разочарование и напряжение.КПТ обычно включает в себя ряд методов, в том числе борьбу с дисфункциональными мыслями и убеждениями, обучение пациентов, стратегии управления болью (например, образы и отвлечение внимания) и обучение предотвращению рецидивов. Обучение биологической обратной связи и когнитивно-поведенческая терапия часто включают в себя обучение релаксации, и некоторые исследователи объединили все три этих подхода. Лечение чаще всего проводится терапевтом пациенту примерно за десять сеансов, запланированных еженедельно, каждый сеанс длится около часа.Сеансы лечения дополняются требованием от пациентов выполнять задания между сеансами, которые обычно включают в себя развитие новых навыков и внесение изменений в свой образ жизни. Ежедневная домашняя практика релаксации является наиболее часто используемым заданием.

    Консорциум головной боли Соединенных Штатов, состоящий из семи организаций, занимающихся проблемами головной боли, включая Американскую академию семейных врачей, Американскую академию неврологии, Американское общество головной боли и Национальную федерацию головной боли, разработал научно обоснованные рекомендации по лечению мигрени и нашли доказательства степени А («Несколько хорошо спланированных рандомизированных клинических испытаний, непосредственно связанных с рекомендацией, дали последовательную картину результатов») в поддержку поведенческого лечения мигрени (тренировка релаксации, тепловая биологическая обратная связь в сочетании с релаксационной тренировкой, биологическая обратная связь ЭМГ и когнитивно-поведенческая терапия) (Зильберштейн и Консорциум головной боли США, 2000 г.).Впоследствии Американское общество головной боли объединило группу ведущих психологов в области лечения головной боли для разработки «Руководства по испытанию поведенческих методов лечения рецидивирующей головной боли» и опубликовало серию статей, сопровождающих Руководство. Одной из таких статей был обзор исследований по оценке поведенческих методов лечения (Rains et al., 2005). Рейнс и др. (2005) обобщили результаты метааналитических обзоров поведенческого лечения мигрени (тепловая биологическая обратная связь, ЭМГ-биологическая обратная связь, КПТ, релаксационная тренировка) и ГБН (ЭМГ-биологическая обратная связь, КПТ, релаксационная тренировка) и пришли к выводу, что среднее улучшение колеблется от 33% до 55 % по сравнению с 5 % для контроля мигрени без лечения и от 35 до 55 % по сравнению с 2 % для контроля без лечения для ГБН.В других обзорах на протяжении многих лет последовательно находили поддержку поведенческого лечения первичных головных болей (например, Lee et al., 2019).

    После публикации исследования Rains et al. (2005), были опубликованы рандомизированные контролируемые испытания (РКИ), в которых сообщалось об уменьшении головной боли, превышающем верхний предел диапазона (55%), указанный в этом обзоре. Например, Мартин и соавт. (2007) оценили свою версию когнитивно-поведенческой терапии на основе функциональной модели головных болей и сообщили, что она была связана со следующим: (i) средним уменьшением головных болей на 68% после лечения и на 77% через 12 месяцев наблюдения; и (ii) среднее снижение потребления лекарств на 70% после лечения.В этом исследовании баллы до лечения по подшкале социальной поддержки Опросника стратегий преодоления были сильным предиктором изменения головной боли с помощью когнитивно-поведенческой терапии.

    В исследованиях поведенческой терапии трудно найти убедительные условия контроля внимания и плацебо, но есть результаты, которые предполагают, что поведенческая терапия дает больше, чем эффект плацебо. Одним из наиболее впечатляющих исследований было Holroyd et al. (1980), которые продемонстрировали, что биологическая обратная связь ЭМГ значительно превосходила псевдотерапевтическое состояние («медитацию»), которое участники оценили как столь же заслуживающее доверия, что и биологическая обратная связь ЭМГ для лечения ГБН.Однако механизм, с помощью которого поведенческие методы лечения достигают своих преимуществ, не ясен. Выше было отмечено, что обоснование обучения биологической обратной связи отражало представления о механизмах головной боли на момент проведения исследований. Тем не менее, исследования показали, что использование тренировки биологической обратной связи ЭМГ для повышения ЭМГ работает так же, как использование тренировки биологической обратной связи ЭМГ для снижения ЭМГ (Andrasik and Holroyd, 1980) и тренировки биологической обратной связи для снижения температуры рук работает так же, как тренировка биологической обратной связи для повышения температуры руки. температура (Gauthier et al., 1981), поэтому эти формы лечения не достигают положительных результатов на основе их физиологических оснований. Чтобы решить эту проблему, Холройд и соавт. (1984) распределили участников по одному из четырех условий: повышение ЭМГ или снижение ЭМГ, а также обратная связь с высоким успехом или обратная связь с низким успехом. Авторы сообщили, что независимо от изменений в ЭМГ, участники, получившие обратную связь с высокой степенью успеха, продемонстрировали значительно большее улучшение головных болей, чем участники, получившие обратную связь с умеренным успехом.Было также обнаружено, что обратная связь о производительности связана с изменениями в локусе контроля и самоэффективности, а изменения в этих когнитивных переменных коррелируют с уменьшением головных болей. Эти результаты побудили авторов предложить модель терапевтических изменений, согласно которой восприятие участниками успеха в задаче биологической обратной связи приводит к тому, что они имеют более внутренний локус контроля над своими головными болями и себя как более самоэффективными. Эти когнитивные изменения приводят к новым и более настойчивым попыткам справиться со стрессом, связанным с головной болью, что, в свою очередь, изменяет психологические и физиологические реакции на стресс, вызывающие головную боль.

    Удивительно мало исследований, в которых психологические методы лечения сравнивались с такими альтернативами, как фармакологические методы лечения. Холройд и соавт. (1991) сравнили КПТ и общепризнанный профилактический препарат (амитриптилин) для лечения хронической головной боли напряжения и сообщили, что оба вмешательства были связаны с клинически значимым улучшением (снижение активности головной боли на 56% и 27% соответственно). Там, где наблюдались различия в эффективности лечения, КПТ давала несколько более положительные результаты, чем амитриптилин.Последующее исследование, проведенное той же группой, повторило вывод о том, что трициклические антидепрессанты и терапия по управлению стрессом эффективны при лечении хронической головной боли напряжения, но комбинация этих двух подходов оказалась более эффективной, чем каждый из них по отдельности (Holroyd et al., 2001). ). Эта группа также исследовала поведенческие и фармакологические методы лечения мигрени. В одном из ранних исследований они сообщили, что добавление пропранолола к комбинации тепловой биологической обратной связи и релаксационного тренинга повысило эффективность поведенческого лечения (Holroyd et al., 1995). В последующем исследовании они сравнили четыре альтернативы, добавленные к оптимизированному острому лечению мигрени (Holroyd et al., 2010). Альтернативными вариантами были β-блокаторы, плацебо, β-блокаторы в сочетании с поведенческой коррекцией и плацебо в сочетании с поведенческой коррекцией. Только комбинация β-адреноблокатора и альтернативы поведенческого лечения значительно улучшила оптимизированное острое лечение.

    Основное внимание в исследованиях лечения уделяется влиянию вмешательств на головные боли и связанную с ними инвалидность, но при сравнении психологических и фармакологических методов лечения важно признать, что существуют различия между подходами, которые выходят за рамки их способности уменьшать головные боли.Фармакологические подходы к лечению головной боли и мигрени обычно включают прием таблеток, хотя некоторые лекарства вводятся инъекционно или самостоятельно. Это связано с тем преимуществом, которое фармакологические методы лечения имеют по сравнению с психологическими методами лечения, поскольку первые требуют очень мало времени и усилий со стороны больного головной болью, в то время как психологические методы лечения предполагают значительную приверженность больного головной болью, поскольку он должен посещать несколько сеансов терапии и выполнять задания между ними. сессии. С другой стороны, фармакологические подходы связаны с побочными эффектами.Фармакологические подходы делятся на абортивные лекарства (препараты, которые следует принимать при первых признаках развития приступа, некоторые из которых доступны без рецепта) и профилактические лекарства (препараты, предназначенные для людей, страдающих мигренью более четырех дней в сутки). месяц), и в каждой категории есть несколько видов лекарств. Поскольку каждое лекарство имеет разные побочные эффекты, трудно обобщить их, но список варьируется от тошноты, головокружения и усталости до бессонницы, беспокойства и депрессии, до потери или увеличения веса и снижения полового влечения или способности, до повреждения печени и увеличения риск сердечного приступа или инсульта.Чрезмерное употребление лекарств может привести к хронизации головной боли и МЗ. Напротив, психологическое лечение связано с положительными изменениями, такими как уменьшение психосоматических симптомов, тревоги, депрессии, усталости, раздражительности и гнева (Martin, 1993). Конечно, при перечислении потенциальных побочных эффектов широкого спектра лекарств это не означает, что побочные эффекты будут возникать, и многие люди, страдающие от головной боли и мигрени, получат облегчение от надлежащего использования лекарств, не испытывая никаких побочных эффектов. .

    Что касается долгосрочных результатов психологического лечения, результаты были несколько неоднозначными для обучения биологической обратной связи и релаксации, но в пользу когнитивно-поведенческой терапии. Например, в обзоре 10 исследований сообщается об ухудшении состояния через два-три года после применения ЭМГ-биологической обратной связи при хронических головных болях и тепловой биологической обратной связи при мигрени (Blanchard, 1987). Тем не менее, в последующих исследованиях сообщалось о положительных результатах лечения мигрени с помощью тепловой биологической обратной связи в течение трех или четырех лет (например,г., Лиссперс и Ост, 1990). В обзоре Blanchard (1987) сделан вывод о том, что польза от релаксационных тренировок при ГБН сохранялась в течение как минимум четырех лет, но при мигрени польза ухудшилась через 12 месяцев. Впоследствии Сорби и соавт. (1989) сообщили о хорошем сохранении положительного эффекта релаксационных тренировок при мигрени через три года наблюдения. Что касается когнитивно-поведенческой терапии, то в обзоре Blanchard (1987) сообщается о хорошей поддерживающей терапии при двухлетнем наблюдении по поводу ГБН, а Sorbi et al. (1989) сообщили о хорошем поддерживающем лечении мигрени в течение трех лет наблюдения.

    Оценка когнитивных и поведенческих стратегий преодоления стресса у детей

    Различия в реакции детей на стресс являются предметом исследования преодоления стресса. Стресс является частью жизни, и каждый ребенок подвержен стрессовым ситуациям. Копинг можно определить как мысли и поведение, которые человек использует для управления внутренними и внешними требованиями в ситуациях, которые оцениваются как стрессовые (Folkman & Moskowitz, 2004). Изучая индивидуальные различия в этих реакциях на стресс, исследователи стремятся прояснить связь между стрессом и развитием проблем с психическим здоровьем.Это представляет интерес не только для изучения психопатологии развития, но и для клинической психологии, поскольку копинг, определяемый как стрессовые реакции, требующие усилий (в отличие от рефлекторных или автоматических реакций: Lazarus & Folkman, 1984), может подвергаться когнитивно-поведенческим вмешательствам. .

    Ожидается, что совладание снизит и опосредует связи между стрессом и проблемами психического здоровья (Compas, Connor-Smith, Saltzman, Thomsen, & Wadsworth, 2001). Коннор-Смит и Компас (2002) обнаружили, что различные стратегии выживания (например,грамм. вовлечение в первичный контроль, вовлечение во вторичный контроль и преодоление отстранения) смягчали взаимосвязь между непроизвольной реакцией на стресс, состоянием здоровья и интернализацией проблем. Эффективными/приспособленными копинговыми реакциями считались те реакции, которые оказывали буферный эффект, в то время как неэффективные/неадекватные копинговые реакции подвергали ребенка риску развития психических проблем. Компас и др. (2001) проанализировали эмпирические исследования связи между преодолением трудностей и психологическими результатами. Они пришли к выводу, что копинг, ориентированный на вовлеченность, и копинг, ориентированный на проблему, были связаны с лучшей адаптацией, а копинг, направленный на отключение, и копинг, ориентированный на эмоции, были связаны с плохой психологической адаптацией.Однако эти общие выводы не были окончательными, и качество приспособления, по-видимому, было связано с природой стрессора, который либо поддается контролю, либо нет.

    Копинг — это сложный многоаспектный процесс, чувствительный к требованиям и ресурсам окружающей среды, к личностным диспозициям, влияющим на оценку факторов стресса, и на оценку имеющихся у человека ресурсов (Folkman & Moskowitz, 2004). Дети могут расценивать стрессовое событие как вызов или угрозу, как контролируемую, так и неконтролируемую.Результат совладания повлиял на убеждения в эффективности совладания, которые, в свою очередь, повлияли на будущие попытки совладания (Sandler, Tein, Mehta, Wolchik, & Ayers, 2000). Эффективность совладания опосредовала связь между активным совладанием и психологическими проблемами. В лонгитюдном анализе Sandler et al. (2000) обнаружили, что активное совладание в момент времени 1 предсказывало повышение эффективности совладания во время 2, и что эффективность совладания во время 2 опосредовала связь между активным совладанием в момент времени 1 и интернализацией проблем. Копинг опосредовал (вместе с негативной оценкой) взаимосвязь между многочисленными аспектами убеждений о контроле и проблемами психического здоровья (Sandler, Kim-Bae, & Mackinnon, 2000).

    Folkman and Moscowitz (2004) утверждали, что не только природа стрессора, но и индивидуальные особенности влияют на результат преодоления стресса. Например, Кохендерфер-Ладд и Скиннер (2002) обнаружили, что активное совладание в ответ на издевательства было полезным для детей, которые нечасто подвергались издевательствам, но активное совладание не было полезным для детей, которые были постоянными объектами издевательств. Они также обнаружили, что избегающее совладание с травлей положительно коррелирует с виктимизацией сверстников у мальчиков, но не у девочек.

    Иерархическая структура совладания

    В области исследований совладания отсутствует консенсус относительно операционализации конструкта «совладания» и категорий совладания, которые лучше всего различают детей (Compas et al., 2001). Учитывая сложность процесса совладания, теоретическая основа может обеспечить структуру для интеграции обширного массива исследований. Скиннер, Эдж, Альтман и Шервуд (2003) предложили типологию для классификации способов совладания.Они отличали одномерные категории более низкого порядка от многомерных категорий и семейств совладания более высокого порядка. Из более чем 1000 различных систем категорий совладания, рассмотренных Скиннером и соавт., только четыре системы категорий были созданы эмпирически, на теоретической основе и подвергнуты подтверждающим статистическим методам, с помощью которых было сопоставлено несколько способов совладания более низкого порядка с категориями более высокого порядка. проверено. Подтверждающий факторный анализ считается более предпочтительным, чем исследовательский факторный анализ, поскольку он менее подвержен влиянию случайности.Кроме того, подтверждающий факторный анализ может проверить общее качество шкал, а также взаимосвязь между шкалами. Кроме того, тестируемая копинг-модель может основываться на теоретических предположениях, в то время как исследовательский факторный анализ руководствуется интуитивными и специальными правилами (Kelloway, 1998). Одна из систем категорий, указанных в обзоре Skinner et al. (создан эмпирически, основан на теории и проверен с помощью подтверждающих статистических методов) был разработан исследовательской группой Айерса и Сандлера.

    Разработка контрольного перечня стратегий выживания детей

    Айерс, Сандлер, Уэст и Руса (1996) разработали два показателя детского преодоления: шкалу «Как я справлялся с давлением» (HICUPS) и Контрольный список стратегий преодоления детей (CCSC). Сноска 1 Пункты HICUPS относятся к конкретному стрессовому фактору, который произошел в прошлом; пункты CCSC относятся к проблемам в целом. По сути, пункты обеих анкет самоотчетов схожи. Вопросы HICUPS и CCSC были получены на основе контент-анализа ответов детей на полуструктурированное интервью в сочетании с вопросами из обзора литературы по преодолению трудностей в детстве и подростковом возрасте.Группа студентов, знакомых с детским копингом, разделила вопросы на 11 категорий более низкого порядка с согласием 80%. В пересмотренной версии CCSC (CCSC-R1) были добавлены четыре когнитивных подшкалы с целью расширить измерение позитивной когнитивной реструктуризации (Ayers & Sandler, 1999).

    Факторные структуры CCSC

    Айерс и его коллеги проанализировали различные факторные структуры CCSC и HICUPS (Ayers et al., 1996). В основе гипотетических структур лежат две теоретические модели: модель, ориентированная на проблему, и модель, ориентированная на эмоции, Лазарус и Фолкман (1984) и модель приближения и избегания, предложенная Биллингсом и Моосом (1981) и Эбатой и Моосом (1991).Была протестирована 5-факторная модель, в которой предполагалось, что 11 категорий более низкого порядка соответствуют 5 категориям более высокого порядка: стратегии, ориентированные на проблему (включая когнитивное принятие решений и непосредственное решение проблем), стратегии, ориентированные на прямые эмоции (включая поиск понимания, позитивное когнитивное поведение). реструктуризации и выражения чувств), стратегии отвлечения (включая физическое освобождение от эмоций и отвлекающие действия), стратегии избегания (включая действия избегания и когнитивного избегания) и стратегии поиска поддержки (включая поддержку, ориентированную на проблему, и поддержку, ориентированную на эмоции).5-факторная модель плохо соответствовала данным. Измерение «Стратегии, ориентированные на прямые эмоции» было исключено, потому что его корреляция со стратегиями, ориентированными на проблемы, была слишком сильной. Четырехфакторная модель, в которой стратегии, ориентированные на проблему, и стратегии, ориентированные на прямые эмоции (включая подшкалы позитивной когнитивной реструктуризации и поиска понимания) были объединены для формирования фактора стратегии активного преодоления трудностей, лучше всего соответствовала данным. Общий фактор, лежащий в основе подшкал, указывал на то, что каждая подшкала была непосредственно ориентирована (поведенчески или когнитивно) на борьбу со стрессором.Превосходство этой 4-факторной модели было воспроизведено во второй независимой выборке. Кроме того, в обеих выборках 4-факторная структура оказалась инвариантной в зависимости от возраста и пола. Обе двухфакторные модели (эмоциональное и проблемно-ориентированное совладание и активное и пассивное совладание) не подходили должным образом. Аналогичные результаты неадекватного соответствия двухфакторных моделей были получены в исследовании Connor-Smith, Compas, Wadsworth, Thomsen и Saltzman (2000).

    Вариации шкалы CCSC

    Наиболее обширной версией шкалы CCSC является шкала CCSC-R1, которая содержит 14 субшкал, в том числе вариант когнитивных копинг-стратегий.Эта версия использовалась исследовательской группой гибко, в зависимости от характера исследовательских вопросов и практических проблем (Ayers & Sandler, 1999). Например, в исследовании Sandler, Pitss и Tein (1995) совладание оценивалось с использованием версии CCSC-R1, содержащей три категории более высокого порядка: преодоление, сфокусированное на проблеме, избегание и позитивная когнитивная реструктуризация. Положительная когнитивная реструктуризация содержала подшкалы позитивного мышления, контроля и оптимизма, тогда как подшкалы подавления и принятия желаемого за действительное были частью измерения избегания.В другом исследовании Sandler et al. (2000) субшкалы были сгруппированы для оценки двух категорий более высокого порядка «Активное преодоление» и «Избегание преодоления». В процессе разработки шкалы не все субшкалы CCSC-R1 выдержали тест на психометрическую адекватность. В исследовании 1996 г., проведенном Ayers et al. субшкала выражения чувств была исключена из-за слишком низкой внутренней согласованности этой шкалы. Минимизация подшкалы связана с 4 факторами, поэтому эта подшкала также была исключена из CCSC-R1 (см. руководство: Ayers & Sandler, 1999).

    Цель этого исследования

    Целью настоящего исследования было изучение факторной структуры CCSC-R1 в выборке нормальных голландских детей в возрасте от 8 до 13 лет (три последних класса начального образования в Нидерландах). . Это было частично повторением исследования Ayers et al. (1996), но мы использовали версию CCSC-R1 (содержащую четыре когнитивных подшкалы: позитивность, контроль, оптимизм и принятие желаемого за действительное, см. Таблицу 1). В исследовании Ayers et al. В исследовании использовалась только одна когнитивная подшкала (когнитивная реструктуризация).В соответствии с выводами Ayers et al. мы предположили, что 4-факторная модель хорошо соответствует данным. В 4-факторной модели Айерса и др. Положительная когнитивная реструктуризация (подшкалы: позитивность, контроль и оптимизм) нагружает параметр «Активное преодоление». Подшкала принятия желаемого за действительное была добавлена ​​к измерению избегания. Два других параметра, отвлечение внимания и поиск поддержки, были эквивалентны параметрам в исследовании Ayers et al. изучать. Однако, поскольку CCSC-R1 был расширен за счет включения дополнительных показателей когнитивного совладания, мы рассмотрели также 5-факторную модель, в которой позитивная когнитивная реструктуризация была отдельным измерением.4- и 5-факторные модели CCSC (исследование Ayers et al.) и CCSC-R1 (это исследование) показаны в таблице 1.

    Таблица 1 4- и 5-факторная структура CCSC (Ayers et al., 1996) и CCSC-R1 (данное исследование)

    Когнитивная реструктуризация — это относительно новое семейство методов преодоления, относящееся к активным попыткам человека изменить свой взгляд на стрессовую ситуацию, чтобы увидеть стрессор в более позитивном свете (Skinner et al., 2003). С точки зрения развития, отдельное когнитивное копинг-измерение может предоставить уникальную информацию.Поздние годы детства можно охарактеризовать как период быстрых когнитивных, социальных, эмоциональных и физических изменений; поэтому можно ожидать, что когнитивные копинг-стратегии будут развиваться аналогичным образом (Forman, 1993). Клиницистам и когнитивным терапевтам будет интересно получить представление об этих аспектах развития когнитивного совладания (наряду с поведенческим совладанием) в этой возрастной группе. Двухфакторные модели не были подобраны, поскольку предыдущие исследования показали, что эти модели не подходят (Ayers et al., 1996; Коннор-Смит и др., 2000).

    Кроме того, мы проверили, является ли наиболее подходящая модель неизменной в зависимости от возраста и пола. Сообщалось о возрастных и гендерных различиях в преодолении трудностей. Например, Дональдсон, Принштейн, Дановский и Спирито (2000) обнаружили, что подростки старшего возраста (15–18 лет) по сравнению с детьми младшего возраста (9–14 лет) склонны использовать более широкий спектр копинг-стратегий. Дональдсон и соавт. сообщили, что регуляция эмоций усиливается с возрастом. Это согласуется с предыдущими выводами Россмана (1992), который обнаружил, что дети младшего возраста, как правило, используют меньше стратегий регуляции эмоций, таких как отвлечение внимания и расслабление.С другой стороны, было обнаружено, что количество и разнообразие когнитивных копинг-стратегий, таких как когнитивная реструктуризация и принятие решений, в начальной школе увеличивается (Ryan, 1989). Что касается гендерных различий, девочки использовали больше стратегий, ориентированных на эмоции, чем мальчики (Donaldson et al., 2000). Hampel и Petermann (2005) сообщили, что в целом девочки использовали более неадекватные стратегии выживания, а Hampel и Petermann обнаружили взаимосвязь между возрастом и полом. По сравнению с мальчиками, у девочек наблюдалось снижение стратегий эмоциональной регуляции и совладания с проблемами, а также усиление размышлений, покорности и агрессии.Интересно, что девочки также продемонстрировали увеличение стремления к поддержке, что, согласно исследованию Tamres, Janicki и Helgeson (2002), показало наиболее устойчивую разницу в преодолении трудностей между взрослыми мужчинами и женщинами. Тамрес и соавт. обнаружили, что женщины ищут больше эмоциональной поддержки. На основании предыдущих результатов (Donaldson et al., 2000; Rossman, 1992; Ryan, 1989) мы предположили, что дети старшего возраста будут использовать больше когнитивных стратегий, больше регуляции эмоций и в целом будут использовать больше стратегий, чем дети младшего возраста.Кроме того, мы ожидали, что девочки в меньшей степени будут проявлять способность регулировать эмоции и меньше решать проблемы, но при этом будут чаще использовать поддержку для преодоления трудностей (Hampel & Petermann, 2005), чем мальчики. Однако меры совладания должны быть инвариантными в зависимости от возраста и пола, если эти различия следует отнести на счет различий между людьми, а не предубеждений по пунктам. В текущем исследовании мы изучили инвариантность измерения факторной структуры CCSC-R1 в зависимости от возраста и пола.

    Кроме того, мы изучали взаимосвязь между преодолением стресса и адекватным социальным функционированием, которое выражалось в адаптивном и позитивном социальном поведении.Взаимосвязь между социальным поведением и совладанием не была предметом изучения, но совладание изучалось в связи с социальной компетентностью (Kliewer & Sandler, 1993; Reijntjes, Stegge, & Meerum Terwogt, 2006). Социальная компетентность представляет собой более широкое понятие социального функционирования и включает в себя социальное поведение. Кливер и Сандлер считали социальную компетентность особенно важной переменной, влияющей на реакцию детей на преодоление трудностей. Они утверждали, что поддерживающие социальные ресурсы облегчают оценку уместности поведения и помогают детям регулировать свои эмоции.Поэтому ожидалось, что социальная компетентность повлияет на использование различных усилий по преодолению трудностей. Кливер и Сандлер обнаружили, что дети, которые набрали более высокие баллы по воспринимаемой социальной компетентности, сообщали о более активном преодолении стресса, ориентированном на проблему. Мы предположили, в соответствии с вышеупомянутыми исследованиями, что будет существовать положительная связь между адекватным социальным поведением и копинг-стратегиями «Прямое решение проблем» и «Поиск поддержки».

    Когнитивное поведение – CTPainandwellness

    CBT для лечения боли состоит из трех основных компонентов.Во-первых, это обоснование лечения, которое помогает пациентам понять, что познание и поведение могут влиять на ощущение боли, и подчеркивает роль, которую пациенты могут играть в контроле собственной боли.

    Второй компонент CBT — обучение навыкам преодоления трудностей. Обучение проводится по широкому спектру когнитивных и поведенческих стратегий преодоления боли. Прогрессивная релаксация и краткие релаксационные упражнения, контролируемые сигналом, используются для уменьшения мышечного напряжения, уменьшения эмоционального стресса и отвлечения внимания от боли.Стимулирование активности и приятное планирование активности используются, чтобы помочь пациентам увеличить уровень и диапазон своей активности. Обучение методам отвлечения внимания, таким как приятные образы, методы счета и использование точки фокусировки, помогает пациентам научиться отвлекать внимание от эпизодов сильной боли. Когнитивная реструктуризация используется, чтобы помочь пациентам идентифицировать и бросить вызов чрезмерно негативным мыслям, связанным с болью, и заменить эти мысли более адаптивными, справляющимися мыслями.

    Третий компонент CBT включает в себя применение и поддержание приобретенных навыков преодоления трудностей.На этом этапе лечения пациентам предлагается применять свои навыки совладания со все более широким кругом повседневных ситуаций. Пациентов обучают методам решения проблем, которые позволяют им анализировать и разрабатывать планы действий при приступах боли и других сложных ситуациях. Методы самоконтроля и поведенческого контрактирования также используются для побуждения и закрепления частой практики навыков преодоления трудностей.

    КПТ по обезболиванию обычно проводится как на индивидуальных занятиях, так и на занятиях в небольших группах.КПТ обычно проводится психологом или педагогом-психологом-медсестрой.

    вернуться наверх

    Когнитивно-поведенческие стратегии выживания, связанные с посттравматическим стрессовым расстройством, связанным с боевыми действиями, у обращающихся за лечением ветеранов OEF-OIF

    Последствия

    Для практики

    Постстрессовое расстройство связано с навязчивыми мыслями, связанными с травмой, и поведением избегания, которые способствуют его тяжести и хронизации». Имеющиеся данные показывают, что эти неадекватные когнитивные симптомы преобладают у ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством.Чтобы найти лечение, авторы предлагают практикующим врачам облегчить симптомы посттравматического стрессового расстройства у ветеранов, что может помочь уменьшить неадекватное когнитивное преодоление и способствовать использованию более адаптивных стратегий преодоления (например, совладания, сфокусированного на проблеме). Исследование рекомендует практикующим врачам ориентироваться на стратегии неадаптивного избегания, особенно на социальное избегание, при психотерапевтических вмешательствах при посттравматическом стрессовом расстройстве у ветеранов OEF-OIF. В частности, крайне важно повысить уверенность ветеранов в своей способности справляться со стрессовыми жизненными событиями и контролировать их, и это может помочь им легче адаптироваться и смягчить стресс, связанный с травмой.Другие методы лечения, такие как содействие позитивному когнитивному стилю объяснения, подход/активное преодоление трудностей и более широкие социальные ресурсы и поддержка, могут помочь уменьшить тяжесть симптомов посттравматического стрессового расстройства. Это исследование также показывает, что по сравнению со своими коллегами, не страдающими посттравматическим стрессовым расстройством, ветераны с посттравматическим стрессовым расстройством с большей вероятностью использовали стратегии социального контроля и поведенческого отвлечения внимания, что указывает на необходимость поиска соответствующих знаний и практики в отношении того, как справляться с нежелательными мыслями и прерывать руминативные и/или навязчивые мысли. мысли могут быть эффективны при лечении пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством.Кроме того, доказано, что психообразовательные вмешательства, особенно со стороны членов семьи и близких друзей, помогают уменьшить симптомы. Поэтому исследование также предлагает информировать членов семьи и близких друзей о потребностях ветеранов в области психического здоровья после службы, а также проводить когнитивно-поведенческие вмешательства, направленные на устранение межличностных трудностей у этой группы населения.

    Для полиса

    Посттравматическое стрессовое расстройство является одним из наиболее распространенных психических расстройств у ветеранов операций «Несокрушимая свобода» и «Иракская свобода», при этом примерно каждый шестой ветеран соответствует критериям скрининга этого состояния (Tanielian and Jaycox, 2008; Thomas et al., 2010). Главный вывод этого исследования проясняет связь между посттравматическим стрессовым расстройством и навязчивыми мыслями, связанными с травмой, и избегающим поведением. Эти результаты показывают, что неадекватный контроль над мыслями и избегание преодоления могут частично опосредовать связь между социальной поддержкой после службы и симптомами посттравматического стрессового расстройства, связанными с боевыми действиями, у ветеранов OEF-OIF, обращающихся за лечением. Поэтому программы и политики, направленные на решение этой проблемы, должны учитывать эту связь и нацеливаться на неадекватные стратегии, такие как беспокойство, самонаказание и социальное избегание.Кроме того, это исследование проливает некоторый свет на эффективность социальной поддержки при лечении посттравматического стрессового расстройства по программе
    . В частности, теплота со стороны семьи и друзей существенно облегчит симптомы посттравматического стрессового расстройства, связанные с боевыми действиями, у ветеранов OEF-OIF. Таким образом, оказание поддержки семьям ветеранов также следует учитывать при разработке нашей политики, а также в процессе ее реализации.

    Для будущих исследований

    В этом исследовании есть несколько ограничений, начиная от перекрестного дизайна, выборки из одной больницы VA и использования методологии самоотчета, что требует будущих исследований для решения этих проблем.Проспективные исследования должны оценить временную связь между посттравматическим стрессовым расстройством и когнитивно-поведенческими стратегиями выживания. Необходимы дальнейшие исследования на более крупных и репрезентативных выборках ветеранов OEF-OIF, обращающихся за лечением, чтобы изучить возможность обобщения результатов этих исследований. Будущие исследователи также должны изучить более сложную методологию, отличную от самоотчетов. Необходимы дополнительные исследования для оценки процессов, с помощью которых ветераны с симптомами и другие лица, подвергшиеся травме, ориентируются в своих сетях социальной поддержки, а также для оценки того, какие аспекты социальной поддержки могут быть наиболее полезными для успешного выздоровления от посттравматического стрессового расстройства.

    Стратегии выживания для улучшения психического здоровья

    Управление своим психическим здоровьем и эмоциональным благополучием так же важно , как и лечение физических симптомов болезни Крона и язвенного колита.


    Из-за проблем с психическим здоровьем вам может быть сложнее контролировать свое заболевание, ходить на работу или в школу или поддерживать отношения с семьей и друзьями. Стресс от плохого эмоционального самочувствия также может сказаться на вашем физическом здоровье.

    Мы хотим помочь вам чувствовать себя лучше. Существует несколько стратегий выживания, которые могут помочь вам чувствовать себя более уверенно и с оптимизмом смотреть на свои способности справляться с ВЗК.

    Борьба с ВЗК один день за раз

    Может быть трудно даже встать с постели, когда вы чувствуете себя подавленным из-за того, что живете с хроническим заболеванием. Встреча с днем ​​может показаться утомительной и подавляющей.

    • Запланируйте что-нибудь особенное, чтобы с нетерпением ждать , даже если это будет что-то незначительное, например, просмотр любимого телешоу, любимый завтрак, звонок другу или долгая прогулка во время обеденного перерыва.

    • Подготовьтесь накануне вечером к предстоящему дню , чтобы с утра снять как можно больше стресса. Это может включать раскладывание одежды или упаковку обеда на следующий день.

    • Наденьте свой любимый наряд, побрейтесь или накраситесь. Стремление выглядеть как можно лучше поможет вам чувствовать себя более позитивно и побудит других положительно реагировать на вас.

    • Планируйте свой день заранее. Важно структурировать свой день, независимо от того, находитесь ли вы в обострении или в ремиссии. Удостоверьтесь, что у вас достаточно времени для оказания медицинской помощи.

    • Запланируйте время для отдыха. Легче начать и продолжать, если знаешь, что у тебя есть встроенный перерыв.

    • Выделите себе немного больше времени, чтобы заняться утром. Чтение или прослушивание музыки может облегчить начало дня.

    Если вам по-прежнему трудно вставать с постели через несколько недель, вам может потребоваться профессиональная помощь для лечения депрессии.

    Лечение психолога

    Не существует универсального подхода к лечению психических расстройств у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК). Различные формы лечения полезны для пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника и поддерживаются текущими научными исследованиями.

    Длина видео 2:57

    Когда обращаться к специалисту в области психического здоровья Когда у вас недавно диагностирована болезнь Крона или язвенный колит, может быть трудно понять, как эти заболевания могут изменить вашу жизнь.Обращение к клиническому психологу может быть полезным независимо от того, поставили ли вы недавно диагноз или страдаете этим заболеванием в течение многих лет. Узнать больше!

    Стенограмма

    00:03

    , когда вам впервые поставили диагноз, это действительно

    .

    00:08

    действительно стресс, так что вы больны, вы можете

    00:12

    перенесли операцию столько новых

    00:14

    вещей, о которых вы заботитесь с помощью

    00:16

    доктор столько неизвестных и так

    00:20

    первый диагноз иногда

    00:23

    В мою дверь входят

    пациента, а у нас

    .

    00:26

    какое-то время, чтобы просто обработать все

    00:27

    изменения, которые происходят в их жизни

    00:29

    и это нормально, что может быть

    00:32

    действительно адаптивное и терапевтическое время для

    00:35

    пациента, но есть еще и эти

    00:38

    период спустя год, где ты

    00:40

    после операции у тебя все хорошо

    00:43

    ну или у тебя все хорошо и ты

    00:45

    как бы откинься на спинку кресла, где

    00:49

    узнаешь ух ты у меня хронический

    00:51

    болезнь это не пройдет

    00:53

    теперь что и вот когда мне очень нравится

    00:57

    для работы с пациентами для обсуждения

    01:00

    различных стратегии управления из

    01:02

    Болезнь Крона и колит с точки зрения

    01:06

    разные точки зрения на управление стрессом

    01:08

    стратегии выживания, чтобы распознать настроение

    01:13

    может смещаться, а значит может быть и

    01:17

    очень важное время и потом оба

    01:19

    О

    женщинах говорили, иногда это просто не

    01:23

    кажется идеальной парой с

    01:24

    терапевт и поэтому у меня есть несколько советов по

    01:27

    условия поиска провайдера и вас

    01:29

    очень хочу найти кого-нибудь у кого есть

    01:32

    экспертиза в управлении тревогой

    01:35

    потому что мы знаем, что стресс не помогает

    01:37

    что угодно и это бонус, если сможешь

    01:41

    найти кого-нибудь, кто специализируется на

    01:43

    гастроэнтерология или хроническое заболевание

    01:45

    проблемы, так что вы действительно хотите найти людей

    01:48

    , которые хорошо подходят для того, что вы

    01:51

    ищем и немного обращаемся

    01:55

    модальности, которые они предлагают, должны

    01:57

    включает когнитивно-поведенческую терапию как

    01:59

    основано на доказательствах для этого пациента

    02:01

    населения и еще

    02:04

    Клеймо

    , которое может сопровождать поиск

    02:07

    из психиатрической помощи, так что мне нравится

    02:09

    дестигматизировать это, подчеркнув, что

    02:12

    много людей, с которыми я работаю,

    02:15

    очень высокая функция

    02:16

    , и они могут никогда не работать с

    02:19

    психолог, если у них не было

    02:21

    хроническая болезнь и так

    02:25

    действительно ищет инструменты и стратегии

    02:26

    просто помочь улучшить их управление

    02:29

    их качество жизни в целом, как они

    02:33

    думают о том, как они справляются со стрессом и так далее

    02:36

    действительно подчеркивает, что у вас нет

    02:39

    быть психически больным искать

    02:43

    психиатрическая помощь это действительно может быть, когда

    02:45

    у тебя все хорошо и ты всего лишь

    02:47

    хотите укрепить свои навыки

    02:49

    подчеркните свою устойчивость и установите

    02:52

    самостоятельно управлять различными

    02:54

    сложности, которые произойдут через

    02:56

    твое будущее

    Английский (создается автоматически)

    Когнитивно-поведенческая терапия

    Во время когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) пациенты работают с терапевтом, чтобы выявить и изменить негативные модели мышления и поведения, которые способствуют депрессии и тревоге.Было показано, что это основанное на доказательствах лечение улучшает качество жизни пациентов.

    Гипнотерапия, направленная на кишечник

    В этом методе лечения используются упражнения на глубокую релаксацию, такие как медитация и управляемое воображение, чтобы научить пациентов лучше контролировать свои симптомы. Пациенты с ВЗК, использующие гипнотерапию, направленную на кишечник, показали положительные результаты в научных исследованиях, такие как более длительные периоды ремиссии и уменьшение воспаления во всем теле.

    Терапия, основанная на осознанности

    Доказано, что это основанное на фактических данных вмешательство, включающее медитацию, помогает уменьшить депрессию, тревогу и общее качество жизни.

    Лекарства

    Лекарства могут использоваться у некоторых пациентов, испытывающих тяжелые симптомы депрессии, и для лечения хронической боли. Ваш врач может порекомендовать лекарства, такие как антидепрессанты или успокаивающие препараты. Эти лекарства также могут назначаться в дополнение к другим формам лечения психических расстройств. Ваш гастроэнтеролог может чувствовать себя комфортно, прописывая это лекарство, или вас могут направить на консультацию к психиатру для лечения.Как и в случае с любым лекарством для лечения вашего заболевания, вы всегда должны обсуждать риски и побочные эффекты со своим врачом и специалистом по психическому здоровью.

    Длина видео 00:02:49

    Прием лекарств от ВЗК и тревоги Существуют лекарства, которые помогут вам справиться с тревогой и другими эмоциями, которые вы можете испытывать, будучи больным ВЗК.Узнайте больше об этих препаратах.

    Длина видео 1:25

    ВЗК и стресс могут повлиять на сон Стресс и тревога могут повлиять на режим сна человека, а когда у вас ВЗК, с этим может быть трудно справиться. Узнайте, как консультация с экспертом может помочь понять, что влияет на ваш сон у пациента с ВЗК.

    Стенограмма

    00:03

    , поэтому мы, безусловно, хотим, чтобы все наши

    00:06

    ресурса в строке и если найдем то

    00:09

    мы не спим и хроническая усталость

    00:11

    может быть очень распространенным симптомом ВЗК

    .

    00:14

    если вы чувствуете усталость

    00:18

    ухудшается, и, возможно, вы пробовали определенные

    00:21

    средства правовой защиты, такие как физические упражнения и получение

    00:25

    хватит спать по ночам, но ты все еще

    00:27

    трудно заснуть

    00:30

    стресс во сне, безусловно, может сыграть свою роль

    00:32

    в том так если ты чувствуешь как будто твой

    00:35

    ум мчится или вы боретесь с

    00:37

    других аспектов вашей жизни, потому что, может быть,

    00:40

    у тебя чутье или ты чувствуешь себя как

    00:43

    , хотя с

    было трудно справиться

    00:45

    болезнь снова тянется за

    00:47

    поддержка от психиатра или

    00:49

    даже специалист по сну может помочь

    00:52

    а из клинической психологии

    00:55

    Перспектива

    Я бы работал с

    00:57

    пациента, чтобы увидеть, какие мысли

    00:59

    , что у них перед ночью или

    01:00

    перед сном и можем ли мы использовать CBT для

    01:05

    нацелены на некоторые стратегии релаксации до

    01:08

    кровать, может, немного медитации или кишки

    01:11

    направленный гипноз, но реально оттачивающий

    01:14

    по некоторым стратегиям и вмешательствам

    01:15

    , которые, как известно, помогают с

    01:18

    , будь то бессонница, связанная с болезнью, или

    01:21

    тревога и стресс спровоцировали сон

    01:23

    трудности

    Английский (создается автоматически)

    Методы снижения стресса

    Стресс и тревога не вызывают болезнь Крона или язвенный колит, но они могут негативно повлиять на ваше физическое здоровье и вызвать дальнейшее расстройство желудка.Эти техники осознанности могут помочь вам научиться расслабляться.

    Диафрагмальное дыхание

    Способность расслабляться и очищать свой разум является полезным навыком преодоления стресса. Жизнь с хроническим заболеванием может затруднить понимание того, как расслабиться или даже с чего начать. Диафрагмальное дыхание, также известное как глубокое дыхание или дыхание животом, предлагает много физических и эмоциональных преимуществ, что делает его отличным началом.

    • Снижает частоту сердечных сокращений и кровяное давление

    • Уменьшает мышечное напряжение

    • Насыщает кровь кислородом

    • Согревает ваши руки и ноги

    • Повышает энергию и мотивацию

    • Улучшает концентрацию

    • Укрепляет иммунную систему

    • Снижает уровень гормонов стресса

    Активация диафрагмы за счет диафрагмального дыхания также позволяет выполнять мягкий массаж внутренних органов, включая кишечник и желудок, что может помочь при болях в животе, императивных позывах, вздутии живота и запорах.

    Как дышать диафрагмой

    Диафрагмальное дыхание — навык, требующий практики. Со временем станет легче. Когда вы впервые учитесь диафрагмальному дыханию, вы можете почувствовать некоторое беспокойство или головокружение, что совершенно нормально. Дайте себе время акклиматизироваться после сеанса и постарайтесь не вставать слишком быстро.

    1. Сядьте или лягте в удобное место. Закрой глаза.

    2. Положите одну руку на грудь, а другую на живот.Ваша нижняя рука должна двигаться. Верхняя рука должна оставаться неподвижной или двигаться только вместе с нижней рукой.

    3. Вдохните через нос в течение примерно 4 секунд и почувствуйте, как расширяется живот. Вы можете почувствовать легкое напряжение во время этих начальных вдохов.

    4. Задержите дыхание на 2 секунды.

    5. Очень медленно выдохните через рот в течение примерно 6 секунд. Ваш рот должен быть расслаблен с ровным, медленным выдохом.

    6. Повторяйте от 5 до 15 минут.

    Прогрессивная мышечная релаксация

    Эта техника, также называемая PMR, включает в себя напряжение и расслабление различных групп мышц, чтобы снять дополнительное напряжение, которое может усугубить стресс и боль. Этому легко научиться, и оно поможет вам лучше осознать расслабление мышц после того, как вы снимете напряжение в каждой группе мышц. Эту технику также можно использовать в консультации со специалистом в области психического здоровья.

    С каждым движением сосредоточьтесь на ощущениях расслабления, приходящих в ваше тело.Вы можете почувствовать тепло и ощущение благополучия и покоя. Удерживайте каждое положение от 7 до 10 секунд, затем расслабьте мышцы примерно на 20 секунд. Напрягите и расслабьте каждую группу мышц дважды, прежде чем переходить к следующей части тела.

    1. Начните с того, что сядьте или лягте в удобное положение. Вы можете закрыть глаза.

    2. Начните с мышц обеих рук. Сожмите кулаки и крепко держите их в течение 7–10 секунд. Затем отпустите и расслабьте мышцы примерно на 20 секунд.Обратите внимание на то, что чувствуют ваши руки, когда они снимают напряжение. Вы можете начать замечать ощущение тепла. Повторите это еще раз.

    3. Затем напрягите мышцы верхней и нижней части рук, сгибая руки в локтях и напрягая их при сгибании. Затем расслабьте эти мышцы.

    4. Затем сосредоточьтесь на мышцах плеч и шеи. Поднимите плечи к ушам. Обратите внимание на теплоту, тяжесть и расслабление мышц плеч и шеи.Тогда отпусти.

    5. Теперь упритесь головой в то, что ее поддерживает. Слегка напрягите мышцы шеи, затем отпустите.

    6. Затем аккуратно подтяните подбородок к груди. Обратите внимание на чувство напряжения. Отпустить.

    7. Теперь сосредоточьтесь на мышцах лица. Наморщите мышцы лба и область вокруг глаз. Обратите внимание на ощущение напряжения в этих мышцах, затем отпустите.

    8. Теперь подойдите к своему сундуку.Медленно и легко выгибайте спину, вдыхая и напрягая мышцы вокруг грудной клетки. Держите напряжение, а затем отпустите.

    9. Напрягите мышцы нижней части спины и живота, прижав ягодицы к стулу, полу или кровати. Почувствуйте напряжение и обратите внимание на стеснение в пояснице, животе и ягодицах. Затем расслабьтесь.

    10. Теперь поднимите правую ногу и направьте носки вверх и немного внутрь. Обратите внимание на напряжение, идущее от верхней части ноги вниз через колено, икру и пальцы ног.Затем отпустите.

    11. Поднимите левую ногу и направьте носки вверх и немного внутрь. Почувствуйте, как напряжение проходит по мышцам ног до кончиков пальцев ног. Обратите внимание на тепло, которое перетекло в эти мышцы, затем расслабьте ногу.

    12. Наконец, просканируйте все свое тело с головы до ног. Обратите внимание на расслабление, которое пришло в ваше тело. Какие мышцы расслабились? Просто обратите внимание на разницу между тем, как ваше тело чувствует себя сейчас, и тем, как оно чувствовало себя до того, как вы начали.

    Не стесняйтесь возвращаться к определенным участкам тела или просто наслаждайтесь отдыхом и гордитесь собой за то, что делаете что-то хорошее для своего тела и разума.

     

    16.2 Стресс и преодоление — Введение в психологию — 1-е канадское издание

    Дженнифер Валинга

    Цели обучения

    1. Дайте определение совладания и адаптации.
    2. Понимать различные концепции стресса как стимула, реакции и транзакционного процесса.
    3. Понять роль познания и физиологии в преодолении стресса.
    4. Распознавать стратегии выживания, ориентированные на эмоции и проблемы.
    5. Понять взаимосвязь и взаимодействие между здоровьем, стрессом и преодолением стресса.

    Чтобы понять, как люди учатся справляться со стрессом, важно сначала подумать о различных концепциях стресса и о том, как возникли исследования преодоления стресса наряду с различными подходами к нему. Стресс рассматривался как реакция , стимул , и транзакция . То, как человек концептуализирует стресс, определяет его или ее реакцию, адаптацию или стратегии преодоления.

    Стресс как реакция

    Стресс как модель реакции , первоначально представленная Гансом Селье (1956), описывает стресс как модель физиологической реакции и была отражена в его модели общего адаптационного синдрома (GAS) (рис. 16.3). Эта модель описывает напряжение как зависимую переменную и включает три концепции :

    .
    1. Стресс — это защитный механизм.
    2. Стресс следует за тремя стадиями тревоги , сопротивления, истощения и .
    3. Если стресс продолжительный или сильный, это может привести к заболеваниям адаптации или даже смерти.

    Позже, в The Stress Concept: Past, Present and Future (1983), Селье представил идею о том, что реакция на стресс может привести к положительным или отрицательным результатам на основе когнитивной интерпретации физических симптомов или физиологического опыта (рис. 16.3, «Общая модель адаптации к стрессу»). Таким образом, стресс может восприниматься как эустресс (положительный) или дистресс (отрицательный). Однако Селье всегда считал стресс физиологически обоснованной конструкцией или реакцией. Постепенно другие исследователи расширили представления о стрессе, включив в модель стресса психологические концепции.

    Рисунок 16.3 Модель общей адаптации к нагрузке (GAS).

    Модель реакции на стресс включает преодоление стресса внутри самой модели.Идея адаптации или преодоления присуща модели GAS как на стадии тревоги, так и на стадии сопротивления. При столкновении с негативным стимулом реакция тревоги инициирует симпатическую нервную систему для борьбы или избегания стрессора (т. е. учащения пульса, температуры, уровня адреналина и глюкозы). Реакция сопротивления затем запускает физиологические системы с реакцией борьбы или бегства на стрессор, возвращая систему к гомеостазу, уменьшая вред или, в более общем смысле, приспосабливаясь к стрессору, что может привести к адаптивным заболеваниям, таким как лишение сна, психические заболевания, гипертония. , или болезни сердца.Таким образом, наряду с ранней концепцией стресса как физиологической реакции, также родились ранние исследования преодоления стресса. Еще в 1932 году Уолтер Кэннон описал понятие саморегуляции в своей работе «Мудрость тела».

    Стресс как стимул

    Теория стресса как стимула   была представлена ​​в 1960-х годах и рассматривала стресс как значительное жизненное событие или изменение, которое требует реакции, корректировки или адаптации. Холмс и Рахе (1967) создали Шкалу оценки социальной адаптации (SRRS), состоящую из 42 жизненных событий, оцененных в соответствии с предполагаемой степенью адаптации, которую каждое из них требует от человека, переживающего их (например,ж., брак, развод, переезд, смена или потеря работы, потеря любимого человека). Холмс и Рэй предположили, что стресс – это независимая переменная в уравнении «здоровье-стресс-преодоление – причина переживания, а не само переживание». Несмотря на то, что между показателями SRRS и болезнью выявились некоторые корреляции (Rahe, Mahan, & Arthur, 1970; Johnson & Sarason, 1979), существовали проблемы с теорией стресса как стимула. Теория стресса как стимула предполагает:

    1. Изменения по своей природе вызывают стресс.
    2. Жизненные события требуют одинаковых уровней адаптации для всего населения.
    3. Существует общий порог приспособления, выше которого возникает болезнь.

    Рэй и Холмс изначально рассматривали человека как пассивного получателя стресса, который не играл никакой роли в определении степени, интенсивности или валентности стрессора. Позже Раэ ввел в свое исследование концепцию интерпретации (Rahe & Arthur, 1978), предполагая, что изменение или жизненное событие можно интерпретировать как положительный или отрицательный опыт на основе когнитивных и эмоциональных факторов.Однако модель стресса как стимула по-прежнему игнорировала важные переменные, такие как предшествующее обучение, окружающая среда, сети поддержки, личность и жизненный опыт.

    Стресс как транзакция

    Пытаясь объяснить стресс как более динамичный процесс, Ричард Лазарус разработал транзакционную теорию стресса и преодоления стресса (TTSC) (Lazarus, 1966; Lazarus & Folkman, 1984), которая представляет стресс как продукт трансакции. между человеком (включая несколько систем: когнитивную, физиологическую, аффективную, психологическую, неврологическую) и его или ее сложным окружением 90 806 .Стресс как транзакция   был представлен с наибольшим влиянием, когда доктор Сьюзен Кобаса впервые использовала концепцию выносливости   (Kobasa, 1979). Выносливость относится к набору личностных характеристик, который отличает людей, которые остаются здоровыми в условиях жизненного стресса, по сравнению с теми, у кого возникают проблемы со здоровьем. В конце 1970-х концепция выносливости получила дальнейшее развитие у Сальваторе Мадди, Кобасы и их аспирантов Чикагского университета (Кобаса, 1982; Кобаса и Мадди, 1981; Кобаса, Мадди и Кан, 1982; Кобаса, Мадди). , Пуччетти и Зола, 1985; Мадди и Кобаса, 1984).Выносливость имеет некоторые заметные сходства с другими личностными конструктами в психологии, включая локус контроля (Rotter, 1966), чувство связности (Antonovsky, 1987), самоэффективность (Bandura, 1997) и диспозиционный оптимизм (Scheier & Carver, 1985). , все это будет рассмотрено в следующем разделе. Исследователи ввели несколько переменных в модель стресса как транзакции, расширив и классифицировав различные факторы для учета сложных систем, участвующих в переживании стрессора (Werner, 1993).Характер стресса описывался несколькими способами: острый, эпизодический или прерывистый и хронический. Появились различные типы стрессоров, такие как событие, ситуация, сигнал и состояние, которые затем были разделены на категории, основанные на локусе контроля, предсказуемости, тоне, воздействии и продолжительности. На рис. 16.4 показаны теории стресса как реакции, стимула и транзакции.

     

    Рис. 16.4. Теории стресса как реакции, стимула и транзакции.

    В своей книге «Психологический стресс и процесс преодоления » (1966) Лазарус представил элегантную интеграцию предыдущих исследований стресса, здоровья и преодоления стресса, в которой оценка человеком стрессора была поставлена ​​в центр стрессового опыта.От того, как человек оценивает стрессор, зависит, как он или она справляется с ним или реагирует на него. На то, воспринимается ли стрессор как дискомфорт, влияет множество личных и контекстуальных факторов, включая способности, навыки и способности, ограничения, ресурсы и нормы (Mechanic, 1978). Лазарус и Фолкман (1984) расширили концепцию интерпретации в своей модели стресс-оценки, которая включает в себя первичный, вторичный и переоценочный компоненты (см.5, «Транзакционная теория стресса и копинга»). Первичная оценка включает определение того, представляет ли фактор стресса угрозу . Вторичная оценка включает в себя оценку человеком имеющихся в его или ее распоряжении ресурсов или стратегий выживания для устранения любых предполагаемых угроз . Процесс переоценки является продолжающимся и включает постоянную переоценку как природы стрессора, так и ресурсов, доступных для реагирования на стрессор .

    Рис. 16.5. Транзакционная теория стресса и совладания, Дж. Валинга.

    Как справиться со стрессом

    Есть много способов, которыми люди пытаются справиться со стрессорами и чувством стресса в своей жизни. Множество литературы, как популярной, так и академической, превозносит практику управления стрессом, и ей посвящены целые отрасли. Существует множество методов, помогающих людям справляться со стрессами, которые приносит жизнь. Некоторые из методов, перечисленных на рис. 16.6, «Методы управления стрессом», временно вызывают более низкий, чем обычно, уровень стресса, чтобы компенсировать задействованные биологические ткани; другие сталкиваются со стрессором на более высоком уровне абстракции.Методы управления стрессом являются более общими и варьируются от когнитивных (осознанность, когнитивная терапия, медитация) до физических (йога, искусство, натуральная медицина, глубокое дыхание) и экологических (посещения спа, музыка, домашние животные, природа).

    Рисунок 16.6 Техники управления стрессом [Подробное описание]

    Совладание со стрессом , , как описано такими исследователями, как Лазарус и Фолкман, подразумевает более конкретный процесс когнитивной оценки, чтобы определить, полагает ли человек, что у него есть ресурсы эффективно реагировать на вызовы стрессора или изменения (Folkman & Lazarus, 1988; Lazarus & Folkman, 1987).Литература по оценке объясняет реакцию или процесс преодоления с точки зрения совладания, сфокусированного на проблеме, или совладания, сфокусированного на эмоциях (Folkman & Lazarus, 1980; Lazarus & Folkman, 1984), также называемого активным и пассивным стилями совладания (Jex , Bliese, Buzzell, & Primeau, 2001). Кроме того, существуют подход и избегающий меры преодоления трудностей, включающие напористость или отстранение (Anshel, 1996; Anshel & Weinberg, 1999; Roth & Cohen, 1986).Столкнувшись с вызовом, человек в первую очередь оценивает вызов как угрожающий или не угрожающий, а во вторую очередь с точки зрения того, есть ли у него или нее ресурсы, чтобы эффективно ответить на вызов или справиться с ним. Если человек не верит, что он или она способны ответить на вызов или чувствует недостаток контроля, он или она, скорее всего, прибегнет к реакции преодоления, сфокусированной на эмоциях, такой как принятие желаемого за действительное (например, Я хочу, чтобы я может изменить то, что происходит или как я себя чувствую), дистанцирование (например,например, я постараюсь все забыть) или подчеркивая положительное (например, я просто поищу серебряную подкладку) (Lazarus & Folkman, 1987). Если у человека есть ресурсы для решения проблемы, он или она обычно разрабатывает совместную реакцию, сфокусированную на проблеме, такую ​​как анализ (например, я пытаюсь проанализировать проблему, чтобы лучше понять ее; я составляю план действий). и после него). Теоретически и эмпирически показано, что вторичная оценка человека затем определяет стратегии выживания (Lazarus & Folkman, 1987).Стратегии совладания варьируются от позитивного мышления до отрицания (см. рис. 16.7, «Опросник COPE») и измеряются и проверяются с использованием различных инструментов и шкал, таких как опросник COPE (Carver, Scheier, & Weintraub, 1989).

    Рисунок 16.7 Инвентаризация COPE. Инвентарная шкала методов преодоления трудностей COPE. [Длинное описание]

    Направление исследований: стресс и игра в футбол

    Валинга (2008 г.) в своей работе с университетской футбольной командой, которая претерпевала несколько стрессовых изменений в дополнение к обычным стресс-факторам, связанным с производительностью, недавно разработала модель оценки, предположив, что переоценка более конкретно включает повторение процесса первичной-вторичной оценки. .Как только человек определяет, что стрессор действительно представляет собой угрозу, и вторично оценивает ресурсы как недостающие, он или она в первую очередь оценивает вторичную оценку. Другими словами, человек определяет, действительно ли нехватка ресурсов представляет какую-то угрозу. Если считается, что нехватка ресурсов не является угрозой, человек с гораздо большей вероятностью найдет творческие решения для первоначального стрессора и, следовательно, эффективно справится. Но если нехватка ресурсов считается угрозой, то человек склонен сосредотачиваться на поиске ресурсов, а не на устранении первоначального стрессора, и приходит к неэффективным стратегиям выживания, ориентированным на контроль.

    В случае университетских футболистов некоторые первоначальные стрессоры были определены как «особенно сложный или крупный противник», «дождливые условия», «холод», «отсутствие контакта с тренером» или «негативное отношение на поле». ». Типичные стратегии выживания, ориентированные на эмоции или контроль, включали «усерднее работать» и «смиряться», а также избегание или пассивность. Один игрок, который боролся с размерами своей соперницы, чувствовал, что у нее мало контроля над тем фактом, что ее соперница была выше, и поэтому «обыграл ее до мяча головой».Она объяснила, что «просто исчезает, когда мы играем с этой командой… становится пассивной и просто уходит на задний план». Ее реакция совладания означала подшкалу отстранения по шкале совладания, ориентированной на эмоции, и когда ее спросили о степени ее удовлетворенности выбранным путем реакции, она ответила, что «недовольна, но не видит другой альтернативы». Однако, как правило, команда и несколько ключевых руководителей высказывали альтернативные стратегии преодоления стресса, не учитываемые в транзакционной теории стресса и преодоления.В то время как несколько членов команды имели отрицательную вторичную оценку, считая, что им не хватает ресурсов, необходимых для того, чтобы справиться с изменениями, которые произошли в команде, в ходе интервью стало очевидно, что такое бессилие не привело, как ожидалось, только к копингу, сфокусированному на эмоциях, например, к обороне, обвинению или отчуждению; признанный недостаток контроля часто приводил к способности двигаться дальше и эффективно решать проблемы, связанные с изменениями.

    Многие члены команды считали, что «достижение дна» объясняет их успешную трансформацию, действуя как своего рода «спусковой крючок» или «перезагрузка» и позволяя им лучше понять свои цели, а также стратегии для достижения этих целей.Вместо того, чтобы сосредотачиваться на усилении контроля или управлении барьером или самой угрозой, толерантный человек принимает барьер как реальность и принимает отсутствие контроля как реальность. Теперь этот человек может обратить внимание и определить проблемы, которые барьер создает для достижения его целей. Например, вратарь сосредоточился не на том, чтобы сожалеть или винить себя за пропущенный сейв, или даже стараться больше в следующий раз, а вместо этого сосредоточился на проблемах, которые поставил перед ней трудный удар, и на том, как она могла бы решить неожиданный поворот мяча.Столкнувшись с дождем, терпимый игрок сосредоточился не на том, чтобы сопротивляться или проталкивать дождь, а на проблемах, которые дождь создает для нее, и на том, как решить возникающую в результате потерю контроля над мячом или скользкое поле:

    • «Думаю, я не мог контролировать вращение мяча, но у меня был полный контроль, чтобы приспособиться к нему».
    • «Я не контролировал то, что мой соперник сделал с мячом или мог сделать, чтобы я не выиграл мяч, но я контролировал, чтобы не нырнуть в захват, я держал чек чтобы мы могли вернуть себе численность и избежать контратаки.
    • «Я пошел вперед, когда, вероятно, не должен был этого делать, и я оставил наших защитников в меньшинстве позади, поэтому я позаботился о том, чтобы выиграть мяч, чтобы мы не столкнулись с 3 на 2».
    • «Несмотря на свою усталость, я решил лучше принимать решения о том, когда брать на себя обязательства, и убедился, что я сообщал, когда мне нужна помощь, чтобы мой противник не получил отрыв».
    • «Огни в моих глазах были вне моего контроля, но я мог контролировать свое внимание к мячу и свою позицию».
    • «Я не контролировал их скорость; Я контролировал свое позиционирование и принятие решений.

    Расширяя теорию стресса и преодоления, здесь выдвигается гипотеза, что, когда человек осознает, что ему или ей не хватает ресурсов для управления угрозой, воспринимаемое отсутствие контроля, а не обязательно тревога, становится новой проблемой и фокусом точка. Если человек считает воспринимаемое отсутствие контроля угрожающим или проблематичным по какой-либо причине, это гипотетически заставит его или ее зациклиться на увеличении ресурсов для управления угрозой (ориентированное на контроль преодоление) и затруднит любую реакцию на конкретную ситуацию. угроз, которые создает сам вызов.Если, с другой стороны, человек принимает отсутствие контроля, считая нехватку ресурсов мягкой реальностью, он или она сможет переключить внимание на проблемы, которые создает эта угроза, и рассмотреть варианты решения и достижения цели. (проблемно-ориентированный копинг). Копинг, ориентированный на контроль, кажется более универсальной конструкцией для объяснения неспособности человека сосредоточиться на имеющейся проблеме. Модель готовности предполагает, что процесс оценки продолжает циклически проходить через первичную и вторичную фазы, чтобы определить реакцию человека на преодоление трудностей (т.д., первичная оценка = угроза?; вторичная оценка = есть ли у меня ресурсы, чтобы изменить или контролировать угрозу?; если нет, то мы возвращаемся к первичной оценке = Является ли мой недостаток контроля угрозой?), и именно этот циклический процесс оценки предлагает рычаги для облегчения эффективного преодоления.

    Понятия, связанные с преодолением стресса, включают локус контроля (Rotter, 1966), чувство когерентности (Antonovsky, 1987), самоэффективность (Bandura, 1997) и связанный со стрессом рост (Scheier & Carver, 1985).Роттер утверждал, что человек с внутренним локусом контроля считает, что его достижения и результаты определяются его собственными решениями и усилиями. Если им это не удается, они считают, что это происходит из-за их собственного отсутствия усилий. Тогда как человек с внешним локусом контроля считает, что достижения и результаты определяются судьбой, удачей или чем-то еще . Если человеку не удается, он или она считает, что это связано с внешними силами, неподконтрольными человеку.Аарон Антоновский (1987) определил смысл когерентности как:

    глобальная ориентация, выражающая степень всепроникающего, стойкого, хотя и динамического чувства уверенности в том, что (1) стимулы, исходящие из внутренней и внешней среды в ходе жизни, структурированы, предсказуемы и объяснимы; (2) ресурсы доступны для удовлетворения требований, предъявляемых этими стимулами; и (3) эти требования являются вызовами, достойными инвестиций и взаимодействия (стр.19).

    Самоэффективность часто путают с уверенностью в себе, но на самом деле уверенность — это лишь один из многих факторов, составляющих сильное чувство самоэффективности. Альберт Бандура (1997) определил самоэффективность как степень или силу веры человека в собственную способность выполнять задачи и достигать целей . Уверенность в себе — это мера черты (качество, которое формируется с течением времени), тогда как самоэффективность — это мера состояния (способность, испытываемая в определенный момент времени и относящаяся к конкретной задаче). Связанный со стрессом рост или процветание — это диспозиционная реакция на стресс, которая позволяет человеку видеть возможности для роста, а не угрозу или ослабление . Spreitzer и коллеги (2005) предложили предварительное определение 90 120 процветания 90 121 как «психологическое состояние, в котором люди испытывают как чувство жизненной силы, так и чувство обучения на работе» (стр. 538). Карвер (1998) описал процветание как «улучшение жизни после невзгод» (стр. 247). Есть много примеров, когда люди превосходили предыдущие показатели, сталкиваясь с особенно стрессовыми сценариями, демонстрируя ускоренный рост и силу перед лицом невзгод.

    Преодоление и здоровье

    Способность к процветанию, устойчивости или росту, связанному со стрессом, была связана с улучшением состояния здоровья. Например, опираясь на работу Карвера о предрасположенности к оптимизму и процветанию, Шепперд, Марото и Пберт (1996) в своем лонгитюдном исследовании пациентов с сердечными заболеваниями обнаружили, что оптимизм предсказывает успех в изменении здоровья, связанном с меньшим риском сердечных заболеваний. Оптимизм был значительно и напрямую связан с улучшением состояния здоровья, включая более низкие уровни насыщенных жиров, жировых отложений и глобального коронарного риска, и положительно связан с успехом в повышении аэробной способности.Биллингс и его коллеги (2000) показали, что преодоление трудностей влияет на положительные и отрицательные эмоции мужчин, ухаживающих за больными СПИДом. Совладание с социальной поддержкой предсказывало увеличение положительного аффекта, что, в свою очередь, было связано с меньшим количеством физических симптомов. Однако избегающее совладание было связано с усилением негативного аффекта, который был связан с большим количеством физических симптомов.

    Направление исследований: борьба с меланомой

    90 004 Возможно, наиболее драматичное исследование вмешательств по преодолению стресса было проведено Фаузи и его коллегами (Фаузи, Казинс, Фаузи, Кемени и Мортон, 1990; Фаузи, Кемени и др., 1990; Фаузи и др., 1993; Fawzy & Fawzy, 1994), которые проводили специальные мероприятия по преодолению трудностей у пациентов с меланомой. В течение шестинедельной структурированной программы участники испытали несколько компонентов программы, включая санитарное просвещение, психологическую поддержку, решение проблем и обучение управлению стрессом. В краткосрочной перспективе испытуемые с большей вероятностью использовали активное преодоление поведения, чем контрольная группа, а также имели более положительный эффект. Различия в функционировании иммунной системы были очевидны между двумя группами при оценке через шесть месяцев.В частности, у подопытных был больший процент крупных зернистых лимфоцитов, больше NK-клеток и лучшая цитотоксичность NK. Хотя стратегии выживания не были напрямую связаны с изменениями иммунных клеток, они коррелировали с аффектом, который, в свою очередь, был связан с функционированием иммунной системы. Исследования подтвердили гипотезу о том, что влияние совладания на биомедицинские результаты может быть опосредовано через аффект. При пятилетнем наблюдении треть контрольной группы умерла по сравнению с менее 10 % в экспериментальной группе.Более длительная выживаемость была связана с более активным преодолением трудностей на исходном уровне.

    Ключевые выводы

    • Стресс рассматривался по-разному: как реакция, как стимул и как трансакция.
    • Стресс как реакция рассматривает стресс как физиологическую зависимую переменную.
    • Стресс как стимул рассматривает стресс как жизненное событие или изменение, которое действует как независимая переменная.
    • Стресс как транзакция учитывает множество личных, социальных и экологических факторов, которые играют роль в определении характера, степени и воздействия стресса.
    • Существует множество методов управления стрессом, основанных на множестве теоретических выводов и философий.
    • Совладание со стрессом может быть чертой или процессом, основанным на состоянии – врожденным качеством или способностью, приобретенным навыком или способностью.
    • От того, как люди оценивают стрессор, зависит, как они будут пытаться с ним справиться.
    • Оценка зависит от множества человеческих, социальных и экологических факторов.
    • Понятия, связанные с преодолением стресса, включают оптимизм, процветание, выносливость, локус контроля и самоэффективность — все качества и способности, которые могут влиять на стратегии преодоления, которые человек выбирает для применения к стрессору.

    Упражнения и критическое мышление

    1. Подумайте о недавнем эмоционально или физиологически воздействующем стрессоре, который вы воспринимали как угрожающий или негативный. Какие социальные, средовые и личные факторы повлияли на вашу оценку стрессора? Ссылаясь на список вопросов преодоления трудностей в перечне COPE, какие типы стратегий преодоления трудностей вы применяли?
    2. Представьте себе стрессовую ситуацию, с которой, по вашему мнению, вы успешно справились. Можете ли вы назвать некоторые стратегии выживания, которые вы использовали? Можете ли вы определить, смогли ли вы вырасти благодаря этому опыту? Какие факторы способствовали положительному результату для вас?
    3. Какие важные жизненные события вы пережили? Можете ли вы определить различия в том, как вы оцениваете эти события? Как вы справились с этими событиями?

    Ссылки

    Аншель, М.Х. (1996). Стили совладания у подростков-спортсменов. Журнал социальной психологии, 136, 311-323.

    Аншель, М.Х. и Вайнберг, Р.Т. (1999). Повторное изучение того, как баскетбольные судьи справляются со стрессовыми событиями: последствия для вмешательств, направленных на преодоление стресса. Журнал спортивного поведения, 22, 144-161.

    Антоновский, А. (1987). Разгадка тайны здоровья: как люди справляются со стрессом и остаются здоровыми . Сан-Франциско: Джосси Басс.

    Бандура, А. (1997 ). Самоэффективность: осуществление контроля. Нью-Йорк: Фримен.

    Биллингс, Д. В., Фолкман, С., Акри, М., и Московиц, Дж. Т. (2000). Совладание и физическое здоровье во время ухода: роль положительного и отрицательного аффекта. Журнал личности и социальной психологии, 79 , 131–142.

    Карвер, CS (1998). Устойчивость и процветание: проблемы, модели и связи. Журнал социальных вопросов, 54 , 245–266.

    Карвер, К.С., Шайер, М.Ф., и Вайнтрауб, Дж.К. (1989). Оценка стратегий выживания: теоретический подход . Журнал личности и социальной психологии, 56 , 267–283.

    Cannon, WB (1932). Мудрость тела. Нью-Йорк: В.В. Нортон.

    Фози, Ф., и Фози, Н. (1994). Психообразовательные вмешательства и последствия для здоровья. В Р. Глейзер и Дж. К. Киколт-Глейзер (ред.). Справочник по стрессу и иммунитету человека (стр. 365–402).Сан-Диего: Академическая пресса.

    Fawzy, F.I., Fawzy, N.W., Hyun, C., Elashoff, R., Guthrie, D., Fahey, J.L., & Moron, D.L. (1993). Злокачественная меланома: влияние раннего структурированного психиатрического вмешательства, преодоления трудностей и аффективного состояния на рецидив и выживаемость шесть лет спустя. Архив общей психиатрии, 50 , 681–689.

    Fawzy, F.I., Cousins, N., Fawzy, N.W., Kemeny, M., & Morton, D.I. (1990). Структурированное психиатрическое вмешательство для больных раком: I.Изменения с течением времени в методах преодоления и аффективных расстройств. Архив общей психиатрии, 47 , 720–725.

    Fawzy, F.I., Kemeny, M., Fawzy, N.W., Elashoff, R., Morton, D., Cousins, N., & Fahey, J.L. (1990). Структурированное психиатрическое вмешательство для больных раком: II. Изменения во времени иммунологических показателей. Архив общей психиатрии, 47 , 729–235.

    Фолкман С. и Лазарус Р.С. (1980). Анализ преодоления в выборке сообщества среднего возраста. Журнал здоровья и социального поведения, 21 (3), 219-239.

    Фолкман, С., Лазарь, Р. С. (1988). Копинг как медиатор эмоций. Журнал личной и социальной психологии. 54, 466-75.

    Холмс, Т., и Рэй, Р. (1967). Шкала социальной адаптации. Журнал психосоматических исследований, 12, (4), с. 213–233.

    Джекс, С.М., Близ, П.Д., Баззел, С., и Примо. Дж. (2001). Влияние самоэффективности на отношения между стрессором и напряжением: стиль совладания как объяснительный механизм. Журнал прикладной психологии 86 (3), 401.

    Джонсон, Дж. Х., и Сарасон, И. Г. (1979). Модераторные переменные в исследовании жизненного стресса. В I. Sarason & C. Spielberger (Eds.), Стресс и тревога,  6, 151–167.

    Кобаса, Южная Каролина (1979). Стрессовые жизненные события, личность и здоровье – исследование выносливости. Журнал личности и социальной психологии, 37 (1), 1–11.

    Кобаса, Южная Каролина (1982). Выносливая личность: к социальной психологии стресса и здоровья.В G. Sanders & J. Suls (Eds), социальная психология здоровья и болезней (стр. 3-32). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Кобаса, С.К., Мадди, С.Р., и Курингтон, С. (1981). Личность и конституция как посредники в отношениях стресс-болезнь. Журнал здоровья и социального поведения 22 (4), 368–378.

    Кобаса, С.К., Мадди, С.Р., и Кан, С. (1982). Выносливость и здоровье: проспективное исследование. Журнал личности и социальной психологии 42 (1), 168–177.

    Кобаса, С.К., Мадди, С.Р., Пуччетти, М.К., и Зола, Массачусетс (1985). Эффективность выносливости, физических упражнений и социальной поддержки как ресурсов против болезни. Журнал психосоматических исследований 29 (5), 525–533.

    Лазарь, Р. С. (1966). Психологический стресс и процесс преодоления. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill.

    Лазарь, Р. С. (1999). Стресс и эмоции: новый синтез. Нью-Йорк: Спрингер.

    Лазарус, Р. С., и Фолкман, С.(1984). Стресс, оценка и совладание . Нью-Йорк: Спрингер.

    Лазарус, Р. С., и Фолкман, С. (1987). Транзакционная теория и исследования эмоций и преодоления трудностей. Европейский журнал личности, 1, 141–169 .

    Мадди, С.Р., и Кобаса, С.К. (1984). Выносливый руководитель: здоровье в условиях стресса . Хоумвуд, Иллинойс: Dow Jones-Irwin.

    Механик, Д. (1978). Студенты в условиях стресса: исследование социальной психологии адаптации .Мэдисон: Издательство Висконсинского университета.

    Rahe, RH, & Arthur, RJ (1978). Изменения в жизни и исследования болезней: история прошлого и направления в будущем. Journal of Human Stress, 4, 3–15.

    Рэй Р. Х., Махан Дж. Л. и Артур Р. Дж. (1970). Прогнозирование изменений здоровья в ближайшем будущем на основе изменений в предыдущей жизни субъектов. Журнал психосоматических исследований, 14 (4), 401–6.

    Рот, С., и Коэн, Л.Дж. (1986). Подход, избегание и преодоление стресса. Американский психолог, 41 , 813-819.

    Роттер, Дж. Б. (1966) Обобщенные ожидания внутреннего и внешнего контроля подкрепления. Psychological Monographs, 80 Sanders, GS & Suls, J. (Eds.), Социальная психология здоровья и болезней (стр. 1–25).

    Шайер, М.Ф., и Карвер, К.С. (1985). Оптимизм, преодоление трудностей и здоровье – оценка и последствия обобщенных ожидаемых результатов. Психология здоровья, 4 (3), 219–247.

    Селье, Х. (1956). Стресс жизни . Нью-Йорк: Макгроу Хилл.

    Селье, Х. (1983). Концепция стресса: прошлое, настоящее и будущее. В К.Л. Купер (ред.). Исследования стресса: проблемы восьмидесятых годов. Нью-Йорк: Джон Уайли.

    Шепперд, Дж. А., Марото, Дж. Дж., и Пберт, Л. А. (1996). Диспозиционный оптимизм как предиктор изменений здоровья у кардиологических больных. Журнал исследований личности 30 , 517–534.

    Шпрейцер, Г., Сатклифф, К., Даттон, Дж., Соненшайн, С. и Грант, А. (2005). Социально встроенная модель процветания на работе. Организационная наука 16 (5): 537-549.

    Валинга, Дж. (2008). Готовность к изменениям: роль оценки, фокуса и воспринимаемого контроля. Journal of Applied Behavioral Science, 44 (3),   315–347.

    Вернер, Э. Э. (1993). Риск, устойчивость и восстановление: взгляды продольного исследования Кауаи. Развитие и психопатология, 5 , 503-515.

    Атрибуты изображений

    Рисунок 16.3: Диаграмма модели синдрома общей адаптации Дэвида Г. Майерса (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:General_Adaptation_Syndrome.jpg), используемой в рамках CC-BY 3.0 (http:// creativecommons.org/licenses/by/3.0/deed.en).

    Рисунок 16.4: Дж. Валинга.

    Рисунок 16.5: Дж. Валинга.

    Рисунок 16.6: Дж. Валинга.

    Рисунок 16.7: Адаптировано Дж.Валинга от Carver, Scheier, & Weintraub, 1989.

    Длинные описания

    Подробное описание рисунка 16.6: Методы управления стрессом.
    Познавательный Физический Защита окружающей среды Прочее
    • Терапия
    • Хобби
    • Медитация
    • Внимательность
    • Планирование
    • Чтение
    • Тайм-менеджмент
    • Художественное выражение
    • Глубокое дыхание
    • Натуральная медицина
    • Физические упражнения
    • Расслабление
    • Йога
    • Музыка
    • Природа
    • Домашние животные
    • спа-посещений
    • Разрешение конфликтов
    • Молитва

    [Вернитесь к рисунку 16.6]
    Подробное описание рисунка 16.7: COPE Инвентарная шкала методов преодоления трудностей

    • позитивное переосмысление и рост
    • психическое отстранение
    • сосредоточиться на эмоциях и выплеснуть их
    • использование инструментальной социальной поддержки
    • активный колпачок
    • отказ
    • религиозный копинг
    • юмор
    • поведенческая отстраненность
    • ограничение
    • использование эмоциональной социальной поддержки
    • употребление психоактивных веществ
    • приемка
    • подавление конкурирующей деятельности
    • планирование

    [Вернитесь к рисунку 16.7]

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.