Содержание

Индивидуальные особенности человека — урок. Обществознание, 8 класс.

Как ты понимаешь, человек — один из наиболее сложноорганизованных организмов, а стало быть, биологически весьма долго эволюционирует. Эволюция человека насчитывает не один миллион лет, хотя сама планета, конечно, гораздо более древняя.

Как социальное существо человек эволюционирует значительно быстрее, можно даже сказать — революционирует. Во многом это связано с тем, что человек быстро обучаем и в силу разума способен создавать нечто принципиально новое, могущее коренным образом изменить какую-либо привычную ситуацию. Ну и, конечно, весьма существенную роль в развитии человека играют мышление и коммуникативная деятельность.

Все мы являемся носителями определённых предзаданных анатомо-физиологических особенностей строения мозга и нервной системы. Это и есть база для дальнейшего развития способностей, иначе говоря — задатки.

Задатки — это особенности строения мозга и нервной системы, данные нам от рождения.

Сами задатки, как ты понимаешь, ещё не способности, но именно они лежат в основе формирования способностей. Для того чтобы способность проявилась, необходим труд и зачастую немалый. Но без задатков способность всё же не возникнет.

 

Обрати внимание!

Задатки — биологическая основа способностей.

Можно сказать, что индивид наследует не сами способности, а способность иметь способности.

Если вовремя разглядеть задатки человека — а они начинают проявляться в деятельности человека ещё в детском возрасте — и начать их развивать, то вполне вероятно, что из этих задатков вырастут способности.

Способность — это индивидуальное качество человека, позволяющее ему успешно заниматься каким-либо видом деятельности.

Задатки очень многозначны, и неверно думать, что из одних и тех же задатков обязательно разовьются одинаковые способности. Значительное влияние на развитие способностей будут оказывать условия жизни, особенности характера человека, процесс его воспитания и, разумеется, желание самого человека трудиться.

 

Итак, развивающиеся способности могут принимать различные формы и трансформироваться, например, из одарённости в талант или даже в гениальность. В жизни мы часто пользуемся этими словами, подчас считая их почти синонимами, сейчас же нужно уяснить разницу между ними.

Одарённость — потенциально высокий уровень способностей у индивида.

Одарённость можно заметить прежде всего по высокому уровню мотивации, заинтересованности человека в какой-либо деятельности. Если же в этой деятельности человек достигает больших успехов, то его уровень одарённости, очевидно, высок. В этом случае мы можем говорить уже о таланте.

Талант — это особое проявление ярких способностей в какой-либо деятельности, высокий уровень одарённости какими-либо способностями.

Талантливый человек в своей области достигает того же, что и другие, но быстрее, качественнее, лучше…

Пример:

пятеро ребят на занятиях в кружке рисования получили задание нарисовать вазу за два часа. При этом трое занимаются в кружке уже два года, один — только год, а последний из ребят впервые пришёл всего лишь пару месяцев назад. И вот, у последнего из них рисунок вазы готов уже через полчаса, причём ваза нарисована практически идеально. У предпоследнего ваза тоже замечательно вышла, но он потратил на рисунок час. Остальные уложились в эти два часа и тоже нарисовали вазу вполне прилично. Безусловно талантливым, как ты видишь, оказался последний: качество работы лучше и времени затрачено меньше. Одарён — предпоследний: чуть дольше, но тоже хорошо. Остальные же обладают способностями к рисованию, но вот до одарённости и, уж тем более, таланта пока не дотянули.

Самой высшей ступенью развития таланта является гениальность. Гений отличается прежде всего тем, что создаёт что-то, ранее не существовавшее, принципиально новое и не имеющее аналогов. Собственно, именно этим отчасти и объясняется то, что гении зачастую признаются только после смерти — общество должно «дорасти» до их творений.

Гениальность — высшая степень развития способностей личности и её творческого потенциала, позволяющая создать принципиально новое произведение.

Человек, индивид, личность, индивидуальность

Теория ЕГЭ по обществознанию на тему: «Индивид, индивидуальность, личность» из раздела кодификатора (1.1 Природное и общественное в человеке (человек как результат биологической и социокультурной эволюции))

В психологии и социологии понятие «человек» отождествляется с понятиями «индивид», «индивидуальность», «личность».


Человек — родовое понятие, указывающее на принадлежность существа к человеческому роду.

Индивид — единичный представитель вида Homo sapiens. 

 Индивидными признаками являются:

  • морфологические особенности (рост, телесная конституция и цвет глаз)

  • психологические свойства (способности, темперамент, эмоциональность)


Личность —это социальное свойство индивида, совокупность социально значимых черт, образовавшихся в процессе взаимодействия с другими людьми и характеризующих его как члена общества в труде, познании, общении.

 Признаки личности: 

  • разумность, 
  • свобода, 
  • ответственность

Индивидуальность — это единство неповторимых личностных свойств конкретного человека, своеобразие его психофизиологической структуры (тип темперамента, физические и психические особенности, интеллект, мировоззрение, жизненный опыт)

Индивид — это человек как отдельное живое существо, представитель вида Homo Sapiens («человека разумного»).

Этот термин был введен древнеримским философом Цицероном как своего рода «атом» человеческого общества. Другими словами, это и единичный представитель человечества как рода, и существо, обладающее своими уникальными, своеобразными особенностями.

Личность (от лат. «persona» — «особа») — это индивид, обладающий сознанием и совокупностью социально значимых черт, которые он реализует в общественной жизни. Другими словами, личность — это совокупность психологических и физических индивидуальных особенностей человека, его привычек и предпочтений, социального опыта, характера и темперамента, определяющих его поведение в обществе.


Важнейшие свойства личности:
  • Знания о мире, обществе, себе;
  • Познавательные и практические умения;
  • Социальный опыт;
  • Моральные ценности и идеалы;
Структура личности:
  1. Социальный статус (место человека в системе общественных отношений).
  2. Социальная роль (образ поведения, одобренный нормативно и соответствующий социальному статусу).
  3. Направленность (потребности, интересы, взгляды, идеалы, мотивы поведения).

Становление личности происходит в процессе социализации человека, в ходе которого индивид осваивает выработанные в обществе социальные функции и роли, социальные нормы и правила поведения, общения с другими людьми. Сформированная личность есть субъект свободного, самостоятельного и ответственного поведения в обществе.

Личность формируется только в обществе, те. это социальная сущность человека.

Большинство людей ошибочно предполагают, что слабохарактерные и пассивные люди не являются личностью, а ведь это просто их особенности. Ученые и психологи исключают из этой категории лишь детей до трех лет, первобытных людей, не владеющих речью и психически неуравновешенных.

Не всякий человек является личностью. Человеком рождаются, личностью становятся на протяжении всей жизни. Формирование личности происходит в процессе усвоения индивидом определенной системы знаний, норм, ценностей и т.п. Этот процесс называют социализацией личности. Она происходит по мере усвоения человеком социального опыта и осуществляется через его включённость в определенные общественные отношения, формы общения и виды деятельности. Процесс социализации начинается в детстве и продолжается в течение всей жизни.

Социализация — это процесс становления человека в обществе, усвоение им социального опыта предшествующих поколений и его последующее развитие.

В процессе социализации человек становится личностью, которая приобретает неповторимость, своеобразие, социально значимые отличия, непохожесть на других, т.е. индивидуальность.

Индивидуальность — неповторимое своеобразие всех проявлений человека, подчеркивающее его исключительность, многосторонность и гармоничность (человек как один из многих, но с учётом его личных особенностей: внешний облик, манера поведения, характер и т. д.) Ставшая индивидуальностью личность — это самобытный, активно и творчески проявивший себя в жизни человек.


Человек, индивид, индивидуальность, личность: значение слов

«Каждый человек – это мир, с которым он рождается и умирает» (Г. Гейне) – этот афоризм коротко и просто отражает сущность человека, а именно – бесконечность его возможных проявлений. Кто такой человек? Божественное творение? Животное на высшей ступени эволюции? Пришелец с другой планеты? В чем заключается его природа и суть? Какой смысл содержат в себе слова, которыми мы себя называем?

Понятия

Человек – главная тема литературы и искусства, смысловой центр любой философской системы. На протяжении всей истории своего существования он пытается постичь себя, и каждый раз открывает в себе что-то новое, неизведанное. Для выражения сущности человека мы используем слова:

Человек – существуют различные версии о происхождении этого слова из разных языков:

  • С древнерусского – соединяет в себе «чело» (возвышенность, верх) и «век» (сила), что вместе читается как «обладающий всей силой».
  • С литовского – «чело» (верх) и «вайкас» (юноша) – то есть взрослый мужчина.
  • Со старославянского – «цело» (целое) и «вече» (сбор), что можно трактовать как «собранный в единое целое».
  • Есть теория, что многие слова пришли в русский язык из санскрита, в переводе с которого «challi» означает потомок, детище.

Во всех теориях человек – уникальная целостность, объединяющая в себе материальное и духовное начала. Телом человек принадлежит к миру природы, а душа, дух – наделяют его разумом, свободой воли, индивидуальностью, социальностью. Итак, человек – это биосоциальное существо, обладающее сознанием, свободной волей и речью. Он является частью природы и в то же время обособлен от нее, он создает общество и меняется под его воздействием.

Индивид (от лат. individuum – неделимое) – обозначение единичного в отличие от общей массы, отдельное живое существо в отличие от коллектива, стада. Индивидом называют человека как представителя своего вида, носителя присущих только ему черт (биологических, психических, личностных), человека как такового. Индивид является последним звеном в цепочке «род – вид – индивид», в которой род и вид обозначают общность, а индивид – обособленную, самостоятельную сущность. Но при этом индивид – один из многих, он обезличен. Термин применим не только к человеку, но и к высшим животным.

Индивидуальность – совокупность качеств и свойств, определяющих уникальность и неповторимость человека. Индивидуальность выражает собственный мир индивида, комплекс присущих только ему психических и поведенческих особенностей. Человек социален по своей сущности и индивидуален по способу существования. Индивидуальность формируется в процессе воспитания и самовоспитания и является вершиной развития человека и индивида.

Личность (от лат. persona – маска, роль актера) – человек как носитель отличительных, неповторимо сочетающихся духовных свойств и качеств, с присущим только ему восприятием окружающего мира. Личность – это субъект отношений и сознательной деятельности, обладатель индивидуального опыта и устойчивых поведенческих признаков, формирующихся в процессе взаимодействия с обществом. Личность является единичным воплощением культуры, конкретным выразителем всей совокупности общественных отношений.

Заключение

Чем отличаются понятия «индивид», «личность» и «индивидуальность»? Термин «индивид» указывает на принадлежность к виду. Индивидуальность – это то, что отличает одного индивида от другого.  Личность – это социальная индивидуальность, формирующаяся в ходе деятельности и социальных взаимоотношений. Новорожденный ребенок является человеком и индивидом, но личностью и индивидуальностью он становится позже – в ходе интеллектуального, духовного развития и во взаимодействии с обществом.

Читать далее >>

Человек, индивид, личность — определения и различие понятий

Каждый человек в социуме имеет определенный статус как социальный, так и психологический: человек, индивид и личность – это разные понятия.

Оглавление:

В зависимости от ситуации, человек одновременно может являться личностью, индивидом, но, например, не иметь индивидуальности.

Понятия «человек», «индивид», «личность», «индивидуальность» — определения и характеристики

Начнем с того, что определение «человек» обозначает человека, как биологический вид, который олицетворяет собой пример эволюции и обладает сознанием. Человек, как социальный объект, имеет способ общения – язык, но стоит отметить, что не каждый человек – личность.

Характеристики человека, как биологического объекта:

  • анатомия организма;
  • способность создавать орудия или плоды своего труда;
  • присутствие сознания и осознанности.

Отсюда можно определить, что человек – это представитель своего вида и значит он индивид.

Индивид – это субъект, имеющий все социальные качества, которые присущи определенной группе.

Характеристики индивида, как объекта человеческой популяции:

  • активность в социальной среде;
  • психологическая устойчивость;
  • адаптивность психофизических характеристик.

Личность – это человек, наделенный некоторыми качествами, характером, которые сформировались при взаимодействии с социумом. Она способна испытывать чувства, осознавать происходящее и себя в мире, а также формировать отношения с обществом согласно своим убеждениям.

Как правило, личностью не рождаются – ею становятся. Огромную роль в этом аспекте играет человеческий фактор.

Различают следующие факторы, влияющие на становление личности:

Индивидуальность – это набор физиологических, психологических, социальных качеств человека, являющихся неповторимыми. Конечно, каждый из нас уникален, но стоит отметить, что у кого-то есть яркие индивидуальные черты, а у кого-то их вовсе нет.

Что характеризует человека как личность

Само слово «личность» имело негативный оттенок, так как еще с давних времен оно означало маску, под которой скрывается истинное лицо человека.

Обычно, слово «личина» применяли для характеристики социального образа человека, и чаще всего его применяли для оскорбления.

Но прошло много времени, и теперь слово «личность» широко используется как в бытовом обиходе обычных граждан, так и в учебной литературе.

Проявления личности могут носить как постоянный, так и временный характер: в один момент человек может проявить силу воли, а в другой ситуации он может просто промолчать.

Эта тема изучается в школе в 6 классе, на уроке обществознания, а уже в 8 классе эту тему раскрывают полностью.

Чем отличается индивид от личности

Для того чтобы понимать, что такое «личность», необходимо знать разницу между «индивидом», «индивидуальностью», «человеком».

Само определение «индивид» пришло от латинского слова «individ», что означает «кто-то в толпе», а вот индивидуум – это «кто-то» вне толпы.

Если сравнивать личность и индивида, то первая определяет социальный круг, в то время как второй, всего лишь его принадлежность к определенной группе.

В чем проявляется индивидуальность человека

Индивидуальность – это отличительные черты, и в то же время эти черты являются определяющими.

Проявления можно увидеть в манере разговора, смехе или наоборот, в гневе. В основном – в эмоциях, но бывают случаи, когда человек преподносит свою индивидуальность через творчество.

«Индивид» и «индивидуум» — в чем разница

Любой человек — индивид и индивидуум одновременно, только это проявляется в разных жизненных ситуациях. Человек, не включающий в себя личность – это существо примитивное, наравне с приматами.

Например, если вы пришли в банк и хотите получить кредит, то предоставляете паспорт – в этот момент, вы индивид.

А вот если вы хотите выделиться из толпы или быть вне толпы – тут вы уже индивидуум. Индивидуум определяется по характеру и социализации в обществе.

Что значит «выдающаяся личность» по обществознанию

Термин «выдающаяся личность» характеризует человека, как волевого и сильного, отличившегося от всех.

Признаки такого человека очевидны: сила воли, целеустремленность в достижении своих целей.

Чаще всего, люди воспринимают такого человека, как эталон: например, Юрий Гагарин. После его полета, огромное количество советских мальчишек хотели стать космонавтами. Это психология толпы – основная масса всегда ровняется на кого-то одного.

Конечно, человек не может быть яркой и выдающейся личностью без индивидуальности: эти понятия взаимосвязаны и взаимно компенсируют друг друга.

Заключение

Как правило, становление личности происходит на протяжении всей жизни человека. В зависимости от приобретенного опыта и навыков, личность может деградировать или наоборот, стать выдающейся. Все зависит от того, как человек себя позиционирует в жизни.

Презентация по обществознанию «Индивид, индивидуальность, личность» 10 класс

ИНДИВИД, ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ, ЛИЧНОСТЬ МБОУ «Лицей №12» г. Новосибирск учитель ВКК Стадничук Т.М. ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ В НАУКЕ

АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ:

Личность — носитель общечеловеческих свойств, уподобляется понятию «индивид». Л. Фейербах рассматривал личность как продукт природы и уделял небольшое внимание значению социальных отношений в формировании

личности.

Л. ФЕЙЕРБАХ

Я ТАКОЙ КАК ТЫ!

ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ В НАУКЕ

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ:

  • Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль, Ж. Пиаже разрабатывали принцип социальной обусловленности психики, выдвинутый Сен-Симоном.
  • Т. Парсон, Д.Г. Мид разработали
  • ролевую теорию личности, в которой

    говорили о том, что

    личность играет

    определенные

    социальные роли

    под влиянием

    социальных

    ожиданий.

Э. ДЮРКГЕЙМ

Т. ПАРСОН

ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ В НАУКЕ

М. Хайдеггер, Ж.П. Сартр, К. Ясперс усматривали сущность личности в ее абсолютной духовной самостоятельности и уникальности. Заброшенный в современный

индустриальный мир вещей человек теряет свою индивидуальность, растворяя свое «я» в массе.

М. ХАЙДЕГЕР

К. ЯСПЕРС

Ж.П. САРТР

ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

При всем разнообразии толкований понятия «личность» авторы их согласны с тем, что личностью не рождаются, а становятся. Личность – результат социализации индивида, который усваивает традиции и систему ценностных ориентаций, выработанных человечеством.

Еще в 1937 гг. исследователь Г. Олпорт насчитал 50 определений личности, почерпнутых из философии, теологии, юриспруденции, социологии и психологии.

ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

Ребенка, подростка корректнее называть формирующейся личностью, так как в эти возрастные периоды происходит развитие и оформление его качеств в целостную систему.

Может ли человек не быть личностью? Является ли личностью годовалый ребенок, психически неполноценный человек или изощренный преступник?

ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

Степень сохранности личности психически неполноценных людей может быть очень разной по сравнению с нормой. Их мировосприятие, особенности мышления качественно отличаются от аналогичных характеристик здорового человека – «патологическая» личность

ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

Преступники, признанные психически здоровыми, являются асоциальными личностями, поскольку все накопленные ими знания, умения и навыки обращены против общества, которое их сформировало.

ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

Зрелая личность характеризуется целостностью и иерархичностью, т.е. действует не под влиянием сиюминутных условий, а на основе системы ценностей, которая складывается годами.

Иерархичность – способность человека управлять своими биологическими потребностями

Целостность –

человек в разных условиях

ведет себя предсказуемо

Личность способна сама определять для себя смысл, цели и задачи деятельности и оптимальные способы их выполнения.

ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

Факторы влияющие на формирование личности человека:

СОЦИАЛЬНАЯ СРЕДА

НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ

ВОСПИТАНИЕ

ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

Для зрелой личности характерно воздействие на развитие других людей. Причем влияние это необязательно носит непосредственный характер. По-настоящему зрелые личности влияют не только на своих современников, но и на потомков.

АКАДЕМИК А.Д. САХАРОВ

МАРТИН ЛЮТЕР КИНГ

ИНДИВИД И ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

Индивид – человек как отдельное биосоциальное существо в среде других людей, т. е. единичный представитель человеческого рода.

Понятие «индивид» употребляется:

  • для обозначения всякого представителя человеческого рода;
  • индивид — не просто один, а всегда «один из нас»;
  • каждый отдельный индивид зависим от социальных условий, в которых совершалось его личностное формирование.
ИНДИВИД И ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

Индивидуальность – совокупность черт, отличающих данного человека от других людей и определяющих своеобразие его психики и личности.

ИНДИВИД И ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

В понятии «индивидуальность» биологическое и социальное в каждом человеке находятся в уникальном, специфическом сочетании.

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

ЛИЧНОСТЬ

ИНДИВИД И ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

В науке существует мнение, что индивидом рождаются, личностью становятся, а индивидуальность отстаивают.

Коко Шанель, родившись в конце XIX века, в очень бедной семье, она создала неповторимый стиль, актуальный до сих пор:

  • введение в моду удобной и практичной одежды,
  • юбка длиной до колена,
  • появление в женском гардеробе брюк,
  • духи «Шанель №5»,
  • маленькое черное платье.
СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

При изучении личности, необходимо выделить отдельные элементы в структуре личности и анализ взаимосвязей между ними.

Структура личности – специфическая организация качеств,

способностей, мотивов, ценностей, присущих данному индивиду, образующая его неповторимую личность.

Соотношение социального и биологического:

  • Убеждения, мировоззрение, идеалы, стремления, интересы.
  • Привычки, умения, навыки и знания личности.
  • Особенности психических процессов: восприятия, мышления, памяти и т.д.
  • Биологические свойства связанные с полом, возрастом, темпераментом.
СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

Уровни рассмотрения и проявления личности:

  • Интроиндивидный: личность рассматривается с точки зрения индивидуальных отличий от других людей, представлены качества данные человеку от рождения.
  • Интериндивидный: личность рассматривается с точки зрения качеств, которые проявляются только во взаимодействии с другими людьми.
  • Метаиндивидный: определяет воздействие личности на других людей через ее деятельность
СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

Личность человека организуется в три структуры, которые Фрейд назвал: Ид (Оно), Эго (Я), Супер-Эго (Сверх-Я)

  • Ид – примитивные, инстинктивные стороны личности, не знающие ограничений – бессознательное. Среди
  • инстинктов Фрейд выделил две основные группы – жизни и смерти. ПРИНЦИП УДОВОЛЬСТВИЯ

  • Эго – структура психики, ответственная за принятие решений, Эго ограничивает проявление Ид в соответствии с ограничениями внешнего мира . ПРИНЦИП РЕАЛЬНОСТИ, РАЗУМНОСТИ.
  • Супер-Эго – совесть и Эго-идеал. Совесть включает способность к самооценке. Эго-идеал ведет индивидуума к выбору для себя высоких стандартов.

ИД

ЭГО

СУПЕР-ЭГО

СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

Причем влияние это необязательно носит непосредственный характер. По-настоящему зрелые личности влияют и на современников, и на потомков.

Устойчивость личности проявляется в таких чертах, как направленность, жизненные установки и убеждения.

Изменчивость личности проявляться в изменчивости моделей поведения, в смене настроений, эмоций, жизненного опыта

СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

Несмотря на разнообразие подходов к структуре личности, все они отражают ее целостность и интегративность, так как включают биологические, социальные и психические

компоненты.

  • Крона – сфера интересов, социальной активности, моральных качеств.
  • Ствол — психические свойства, (характер, эмоции, интеллект, коммуникативный стиль).
  • Корни – генотипические свойства матери или отца или от других родственников,
  • Почва — прародительский генофонд.

Человек. Индиивд. Личность — История и обществознание. Баутина Екатерина

Все люди, живущие на Земле уже более 50 тысяч лет, относятся к одному и тому же виду — Homo sapiens (человек разумный). Этот факт общепризнан. Однако оказалось не так просто выделить то специфическое, что отличает человека от животных. В большинстве современных антропологических, этнографических и социальных теорий в качестве исходного отличительного признака вида Homo sapiens выступает культура, играющая решающую роль в определении человеческих поступков. При этом природа человека признается бинарной, т.е. двойственной, включающей в себя как биологические, так и социальные характеристики. Однако вопрос об их соотношении до сих пор остается нерешенным.

Итак, понятие «человек» обобщает социальное и биологическое начала. Поэтому наряду с ним в научную терминологию были введены понятия, отражающие отдельные аспекты человека, на которых акцентируется внимание при его изучении, такие, как индивид, индивидуальность, личность.

Индивид (от лат. individuum — неделимое, особь) — это отдельно взятый человек, представитель человеческого рода, обладающий определенными биологическими особенностями, устойчивостью психических процессов и свойств, активностью и гибкостью в реализации этих свойств применительно к конкретной ситуации. Понятие «индивид» следует отличать от понятия «индивидуальность».

Индивидуальность — своеобразное сочетание биологических и социальных особенностей человека, отличающих его от других людей. Если индивидом человек является по факту своего рождения, то индивидуальность складывается и модифицируется в процессе его жизнедеятельности.

Способности и характер.

В структуре личности важное значение имеют:

1. Способности.

2. Темперамент.

3. Характер.

4. Волевые качества.

5. Мотивация.

6. Социальные установки.

Способность — наследственные  возможности человека к какому – либо виду деятельности.

Виды способностей:

  • Общие
  • Специальные
  • Интеллектуальные (умственные, мыслительные)
  • Художественные.
  • Организаторские.
  • Коммуникативные.
  • Инструментальные.

Этапы развития способностей:

Наследственные способности (задатки)

Развитые способности.

Одаренность – способность к многим видам деятельности.

Талант — выдающиеся врожденные способности, особая природная одаренность.

Гениальность — высший уровень развития способностей человека, при которых деятельность человека отличается совершенством, оригинальностью; создаются вещи, никогда ранее не существовавшие.

Природные (врожденные) задатки способностей (например, сила, равновесие и подвижность процессов возбуждения и торможения и другие анатомо-физиологические особенности) называются одаренностью. Одаренность есть лишь природные предпосылки способностей. Последние же выражаются в мастерстве, которое приходит в процессе приобретения жизненного опыта, воспитания в широком смысле этого слова. Развитие способностей одаренного человека происходит в том случае, если у человека обнаруживается устойчивая склонность к какому-либо делу, любовь к этому делу. Способствует развитию способностей общая работоспособность человека, умение трудиться не покладая рук, упорно добиваясь искомого результата. Своеобразное сочетание способностей, которое обеспечивает возможность творческого выполнения какой-либо деятельности, называется талантом к данной деятельности.
Деятельность, активность человека обусловлена потребностями.

Темперамент – совокупность психических свойств человека, зависящих от физиологических особенностей организма и составляющих определенный психологический тип.

Характер – от греческого «печать, чеканка» — индивидуальное сочетание устойчивых особенностей личности, проявляющееся в типичных способах поведения:

  • В отношении к другим людям (общительность, замкнутость, доброта)
  • В отношении к труду (инициативность, ответственность, трудолюбие, леность, недобросовестность).
  • В отношении к вещам (щедрость, аккуратность, скупость, неряшливость).
  • В отношении к себе (скромность, самокритичность, гордость, самомнение, честолюбие)

Формируется характер под воздействием трех условий:

  • наследственность.
  • общественное окружение.
  • самовоспитание.

Воля — психический процесс сознательного управления деятельностью, проявляющийся в способности человека преодолевать ограничения, трудности и препятствия на пути к поставленной цели. Преодоление препятствий и трудностей требует волевого усилия — особого состояния, мобилизующего физические, интеллектуальные и моральные силы человека

Личность — это целостность социальных свойств человека, продукт общественного развития и включения индивида в систему социальных отношений.

Не всякий человек является личностью. Человеком рождаются, личностью становятся.

Личность формируется в процессе социализации, в ходе которой происходит усвоение индивидом ценностно-нормативной системы общества, его социальных функций, а также осуществляется развитие самосознания. Основой формирования личности выступают общественные отношения. Включенность индивида в различные социальные группы, осуществление постоянных взаимодействий с другими людьми — необходимое условие для становления и развития социального «Я». В противном случае, то есть в случае социальной изоляции индивида, он превращался в ферального человека (явление, названное «феномен Маугли» из сказки Киплинга). Феральные люди в своем поведении практически ничем не отличаются от животных. Они не умеют разговаривать, абстрактно мыслить, не могут взаимодействовать с людьми, боятся их, у них отсутствует самосознание, самоидентификация. Попытки их запоздалой социализации, включения в общественную жизнь не приводят к ощутимым успехам. Обычно феральные люди быстро умирают, так и не адаптировавшись в чуждой им социальной среде. Таким образом, именно включенность индивида в социальную среду дает возможность биологическому существу превратиться в общественное, стать человеком.

Личность – это воплощение некоего общественного характера, индивидуального и , вместе с тем, типичного, социального. Личность, таким образом, может проявляться как индивидуально выраженное явление. Таким образом, личностью можно назвать лишь того человека, который в своих действиях, поведении и мышлении отличается самостоятельностью и самодостаточностью. Социальная роль, которую выполняет личность, формируется и имеет значение только в обществе, в этом смысле личность всегда выражает себя в качестве представителя того или иного общества, исторической эпохи. Однако личность всегда неповторима, так как общественное, типичное она всегда реализует в индивидуальной, присущей только ей форме. Кроме того, не надо забывать, что причины индивидуально – неповторимых особенностей определяются набором генов, полученных от родителей, и в этом смысле каждая личность уникальна.

Понятие личности стало отражать в себе 4 важнейшие характеристики: индивидуальность, духовность, социальный статус и коммуникативный характер.

Общепринятая типология личности

Тип личности                              Характеристика

Политический

Воплощает стремление к господству, к распределению социальных ролей, навязывает свое нормативное поле общения.

Эстетический

Тяготеет к общению в неролевой ситуации, в
общении самовыражается. Ярко индивидуалистичен.

Религиозный

Главное — общение с Абсолютом (Богом). Это общение становится ролью-признанием. Все остальное приобретает второстепенное значение.

Социальный

для него общение — форма самоотдачи. Основная форма жизни — любовь Вживаясь в объект любви, может принять любую форму жизнедеятельности.

Экономический

Основа поведения — прагматическая ориентация. В общении стремится прежде всего к достижению пользы.

 

Свобода и ответственность.

«Я верю в свободу,  в право человека быть самим собой, отстаивать себя и давать отпор всем тем, кто мешает ему состояться. Но свобода — это нечто большее, чем отсутствие притеснения. Свобода — это не только «свобода от.. Это «свобода для. — свобода стать независимым; свобода чувствовать свое бытие, а не обладать вещами или командовать людьми.. Эти рассуждения психолога Э. Фромма вводят нас в непростую проблему свободы человека и его ответственности перед собой и обществом.
Один философ сказал: «свобода – не в независимости. Свобода – в осознании нужности кому – то»

Можно ли поставить равенство между словами личность и индивидуальность | ЕГЭ Обществознание

В чём проблема?

Человек, индивид, индивидуальность и личность НЕ синонимы. С самых первых уроков обществознания эти понятия идут в единой связке и очень часто восьмикласснику трудно разобраться с этим вопросом.

Если в основной школе этот материал был плохо понят и не усвоен, то в старших классах приходится изучать этот вопрос с нуля.

В чём разница?

В сжатом виде вся тема может разместиться на одном листе:

Рисунок 1. Материал из методических разработок автора

Рисунок 1. Материал из методических разработок автора

Для понимания этого материала бывает вполне достаточно.

А для применения?
– Нет!

Следует отметить, что данный вопрос довольно часто предлагается в задании 29:

Рисунок 2. Тема реального задания 29.1 с сайта ФИПИ

Рисунок 2. Тема реального задания 29.1 с сайта ФИПИ

Если понятие индивид обычно не вызывает никаких проблем при объяснении и усвоении, то сравнивая личность и индивидуальность ученики испытывают затруднения.

Что нужно знать?

Для того, чтобы справиться с этой темой мини-сочинения на экзамене необходимо понимать, что

Рисунок 2. Материал из методических разработок автора

Рисунок 2. Материал из методических разработок автора

На уроке обычно я долго рассуждаю с детьми на эту тему и задаю при этом массу вопросов. Но формат статьи не позволяет это делать, поэтому суть своего объяснения я приведу в виде кругов Эйлера (для образности заменю круг на профиль человека):

Рисунок 3. Материал из методических разработок автораРисунок 4. Материал из методических разработок автораРисунок 5. Материал из методических разработок атвора

Рисунок 3. Материал из методических разработок автора

Место пересечения (см. фиолетовый цвет рис.4) – это те свойства личности, которые составляют основу ее индивидуальности (воля, чувства, характер, опыт и пр.).

Оставшаяся часть, символизирует личность (см. розовый цвет рис.5), соответствует тем свойствам, которые являются социально типичными и характеризуют человека как представителя больших и малых социальных групп.

Противоположная часть (см. оранжевый цвет рис. 6) символизирует индивидуальность и представляет собой биохимические, общесоматические свойства, характеризующие человека как биологический организм. К индивидуальным признакам, не относящимся к личности, принадлежат, например, физическая конституция, тип нервной системы, темперамент, природные задатки.

Важно понимать, что это изображение лишь схематическое представление о сложных понятиях, поэтому более подробно об индивидуальности и личности я расскажу в следующих статьях…

P.S. Дополнительно по этой теме можно посмотреть мой урок на сайте МосОбрТВ в разделе «Учимся вместе. Уроки для 9-11 классов».

Удачи на ЕГЭ! Спасибо, что дочитали.

Холизм и индивидуализм в истории и социальных науках

В последних философских дискуссиях противопоставление холизма и индивидуализма в истории и социальных науках рассматривалось как методологическая проблема. В общем, вопрос заключается в том, должны ли мы рассматривать крупномасштабные социальные события и условия как простые агрегаты или конфигурации действий, отношений, отношений и обстоятельств отдельных мужчин и женщин, которые участвовали в них, наслаждались ими или страдали от них.Методологические индивидуалисты говорят, что мы должны. Методологические холисты (или коллективисты, как некоторые предпочитают их называть) скорее утверждают, что социальные явления можно изучать на их собственном автономном, макроскопическом уровне анализа. Социальные «целостности», говорят они, а не их человеческие элементы, являются подлинными историческими индивидами.

Этот вопрос, очевидно, имеет непосредственное отношение к тому, как мы должны понимать отношения между такими социальными науками, как психология и социология, а также между ними и историческим исследованием.Но обычно считается, что она также вовлекает нас в широкомасштабные метафизические проблемы — проблемы историзма и органицизма, например, — и также имеет серьезные этические и политические последствия. Сэр Исайя Берлин в книге «Историческая неизбежность » (Оксфорд, 1954) быстро переходит от методологических вопросов к метафизическим, когда он представляет холистов как верующих в «невидимые силы и господства», понимаемых как «безличные сущности, одновременно модели и реальности, с точки зрения что… люди и институты должны вести себя так, как они.А Мэй Бродбек в «Методологическом индивидуализме: определение и редукция» выражает общее мнение, когда пишет: «В культурном отношении холизм тесно связан с враждебностью к либеральному политическому индивидуализму западной традиции». подвергались резкой критике со стороны своих противников за поощрение laissez-faire в экономике и анархии в политике, якобы естественные последствия принятия «атомистического» взгляда на общественную жизнь. для принятия той или иной из этих методологических позиций.Ф. А. Хайек и К. Р. Поппер — известные поборники принципа методологического индивидуализма как бастиона против предполагаемых ужасов «планового общества» — или, во всяком случае, против чего-то худшего, чем «частичная социальная инженерия».

На самом деле не совсем правильно говорить, что методологическая, метафизическая и политическая доктрины неизменно шли вместе. Томас Гоббс, например, был методологическим индивидуалистом, отстаивавшим нечто близкое к политическому абсолютизму; а Морис Мандельбаум, как будет показано ниже, является современным методологическим холистом, который определенно отверг бы «невидимые силы» и «безличные сущности».«Но политические или этические аргументы в любом случае занимают сомнительное место в рассмотрении холизма и индивидуализма как методологических предписаний для социальных и исторических исследований. чтобы попытаться рассмотреть противоборствующие методологические доктрины в их собственных терминах. Последующее обсуждение не является попыткой проследить значительную историю проблемы в западной философии, скорее, это отчет о том, что некоторые современные философы сказали в виде изложения и защита двух позиций.Поскольку обычно инициативу в полемике брали на себя индивидуалисты, будет удобно сначала изложить их позицию.

Методологический индивидуализм

Дж. В. Н. Уоткинс, один из наиболее выдающихся недавних сторонников методологического индивидуализма, представил его прежде всего как теорию социологического или исторического объяснения. В своих «Идеальных типах и историческом объяснении» Уоткинс сформулировал свои требования следующим образом: «Социальные процессы и события должны объясняться путем вывода из ( а ) принципов, управляющих поведением участвующих индивидов, и ( b ) описаний их поведения». ситуации.«Выработка критериев приемлемого объяснения есть, конечно, деятельность, свойственная философам. Однако чаще всего их интересовали формальные или структурные особенности объяснения, т. е. логическое отношение, которое должно иметь место между объяснением и экспланандум Критерий Уоткинса, напротив, является материальным. «ситуации, склонности и убеждения людей.

Формулируя свою материальную потребность, индивидуалисты часто имеют в виду удачные схемы объяснения в других областях науки. семнадцатого по девятнадцатый века.Особенно престижным примером применения механистического принципа является объяснение солнечной системы со ссылкой на законы Исаака Ньютона и положения, массы и импульсы ее составляющих «индивидуумов».Другим часто цитируемым примером является объяснение макросвойств газа — например, его температуры — как результата микросвойств его молекул. Наилучшую иллюстрацию той же объяснительной процедуры в социальных науках дает классическая теория. экономическая теория, рассматривающая макросостояния рынка как результаты предрасположенностей и последующей деятельности отдельных производителей и потребителей Существуют различия (некоторые из них будут обсуждаться позже) между тем, как частицы в механистической системе связаны с тем, что они объясняют, и тем, как психологические факты о людях связаны с социальными событиями.Однако методологические индивидуалисты считают сходство более поучительным, чем различия.

Методологический холизм

Конкурирующий тезис методологического холизма состоит в том, что объяснения в истории и социальных науках могут (некоторые сказали бы «должны») использовать целостные социальные законы или диспозиции. Социальные диспозиции рассматриваются как целостные, не только в том смысле, что они макроскопичны по отношению к индивидуальному поведению, но и нередуцируемы. За исключением крайних версий теории (обычно созданных оппонентами в полемических целях), психологические элементы фактически не исключаются из социальных объяснений; они просто считаются недостаточными.Таким образом, в своей наиболее обычной форме оба методологических учения не противоположны, а противоречат друг другу.

Разрабатывая свою позицию, холисты часто сопоставляют парадигмальные случаи с индивидуалистами. В экономике, например, указывают на кейнсианскую теорию, связывающую такие переменные, как национальный доход и сбережения, как на необходимость дополнить классический подход макроскопическим. В физике отмечают закат механицизма с развитием волновых и полевых представлений.И методологические холисты не ограничивают свои притязания случаями, когда социальные явления объясняются другими социальными факторами. Объяснение самих индивидуальных действий, настаивают они, часто приходится частично давать в социальных терминах, используя законы, связывающие индивидуальное поведение с типами социальных условий. Они отрицают, однако, что это обязывает их либо к органицизму, либо к историцизму. Общественные законы sui generis могут быть различных логических типов. Они не обязательно должны быть органичными в смысле связывания частей социальной системы таким образом, чтобы общество саморегулировалось или самоподдерживалось, и при этом они не должны быть развивающимися.Таким образом, нет необходимой связи между методологическим холизмом и мрачным выводом о том, что люди вовлечены в какой-то неумолимый процесс, который живет чем-то вроде собственной жизни.

Уточнения индивидуализма

Основной ответ методологического холизма на индивидуалистическое утверждение заключается в том, что процедуры истории и социальных наук на самом деле в значительной степени холистичны и что попытки применить принцип индивидуализма не работают. Теория социальных наук должна принять последствия.С другой стороны, для методологических индивидуалистов неудачи в применении просто указывают на необходимость дальнейшего анализа и исследования. Тем не менее несоответствие между фактом и теорией побудило индивидуалистов сделать несколько уступок, которые часто представляются как «уточнения» или «уточнения» исходного тезиса. Краткий обзор четырех из них может помочь обострить проблему.

уровней объяснения

Индивидуалисты обычно признают, во-первых, что макрообъяснения иногда могут быть и верными, и информативными.Температуру газа, например, можно объяснить, ссылаясь на приложенный к нему источник тепла или на такие одновременные макроусловия, как его объем и давление; вспышку революции можно аналогичным образом объяснить, ссылаясь на экономические или социальные тенденции в обществе в целом. Согласно Уоткинсу, все методологические индивидуалистические утверждения сводятся к тому, что пока нам не удастся свести такие объяснения к терминам молекулярной теории газов или психологии индивидуумов, мы не сможем достичь полного понимания того, что произошло.Таким образом, то, что, по-видимому, предлагает индивидуалист, вовсе не является критерием объяснения (для этого может быть достаточно удовлетворения формальных критериев), а является в конечном счете удовлетворительным. Тем не менее, считается, что приемлемость «половинчатых объяснений» (используя термин Уоткинса) зависит от возможности в конечном итоге свести их к «обоснованиям на дне». Другими словами, уступка касается только «практики»; ничего не дается на уровне «принципа».

анонимные индивидуумы

Второе уточнение возникает из-за подозрения, что то, что реально возможно в социальных науках, даже «в принципе», редко является объяснением с точки зрения склонностей конкретных вовлеченных индивидуумов.Мы могли бы объяснить рост стоимости акции, например, указав, что индивидуальное расположение, которое, как можно предположить, разделяет большинство акционеров, приводит к тому, что они готовы платить более высокую цену в данных обстоятельствах; но мы вряд ли могли надеяться обосновать наш вывод знанием подробных мотивов и верований всех вовлеченных лиц. Следовательно, методологические индивидуалисты ограничивают свои рецепты, даже для «самых грубых объяснений», типичными склонностями анонимных индивидуумов.Они укажут, что такие объяснения по-прежнему следуют модели механистической физики, в которой не требуется информация о конкретных частицах. В отличие от физических частиц нельзя, конечно, предполагать, что все люди одинаковы или даже что они похожи во всех отношениях, имеющих отношение к изучаемому социальному результату. Это особенно характерно для исторических исследований, которые интересуются скорее уникальными, чем повторяющимися обстоятельствами и событиями. Таким образом, часто будет невозможно дать адекватные исторические объяснения, не принимая во внимание хотя бы некоторых названных лиц.Однако даже в области истории есть значительный простор для анонимности.

непреднамеренные результаты

Сторонники индивидуализма часто подчеркивают, что если объяснение не обязательно должно основываться на действиях и склонностях конкретных людей, то тем более не нужно показывать, что социальные явления преднамеренно или даже сознательно вызываются индивидами. Методологические индивидуалисты не подвергают сомнению утверждение, постоянно повторяемое холистами, что социальные явления в значительной степени являются непреднамеренными результатами поведения множества взаимодействующих человеческих существ.Индивидуалистический принцип, таким образом, следует отличать от того, что К. Р. Поппер в книге «Открытое общество и его враги» (Лондон, 1945) назвал «теорией общественного заговора»: точка зрения, что для каждого социального эффекта существует манипулятор ( герой или злодей) нужно найти. Не то чтобы индивидуалисты сомневались в том, что общественными делами можно управлять благодаря умелому вмешательству людей; скорее они считают, что даже когда события не контролируются таким образом, их можно объяснить индивидуалистически.Индивидуалистический принцип также следует отличать от второй доктрины, с которой, по мнению Уоткинса, его иногда смешивают, а именно от точки зрения, согласно которой социальные явления «отражают» диспозиции составляющих индивидуумов. Социальные характеристики часто действительно качественно отличаются от характеристик индивидов, на которые ссылаются при их объяснении. Но нет и качественного сходства между термодинамическими свойствами газа и механическими свойствами его элементов.

исключения

Некоторые индивидуалисты готовы пойти на уступку, которая ведет к еще четвертому уточнению первоначальной доктрины. Они допускают, что существуют, по крайней мере, некоторые социальные явления, которые могут вообще не поддаваться индивидуалистическому объяснению, хотя они обычно добавляют, что эти исключения не очень важны для теории социальных наук — во всяком случае, недостаточно важны, чтобы оправдать их принятие. методологического холизма как общего принципа объяснения в этих областях.Исключения делятся на два класса. В первую входят явления, которые можно трактовать только статистически. Второй состоит из случайных примеров того, что может быть действительно органичным «социальным» поведением: Уоткинс упомянул физический союз супружеских пар, восторженное пение на собраниях пробуждения, бунт паникующей толпы. Но, утверждают индивидуалисты, мы не можем экстраполировать такие случаи на природу «высокоуровневых» форм социальной организации. Последние, даже если они незапланированы, связаны «идеями» и включают людей, далеко разнесенных в пространстве и времени.

Аргументы в пользу методологического индивидуализма

Проясненный и уточненный, таким образом, принцип методологического индивидуализма утверждает, что окончательное или окончательное объяснение более значимых социальных явлений должно быть дано в терминах по крайней мере типичных диспозиций (включая убеждения) , отношения и воля) анонимных участников. Индивидуалисты часто представляют этот принцип как самоочевидный. Тем не менее аргументы в пользу этого были предложены, среди наиболее характерных для современной литературы — пять, которые рассматриваются ниже.Не будет дано отдельного представления аргументов в пользу методологического холизма, поскольку холисты обычно довольствуются опровержением того, что утверждают их оппоненты.

метафизические аргументы

Один распространенный аргумент напрямую обращается к онтологическим соображениям. Согласно Уоткинсу, «онтологической основой методологического индивидуализма является предположение, что общество… действительно состоит только из людей». Можно даже сказать, что социальные «вещи» «созданы» индивидуумами, их установками, а также их действиями.«Уберите отношение продовольственных чиновников, владельцев магазинов, домохозяек и т. д. к продовольственным книжкам, — заметил Уоткинс, — и они превратятся в куски картона». Методологическому индивидуалисту кажется парадоксальным предположение, что социальные объекты, конституированные таким образом, могут быть объяснены иначе, чем индивидуалистически. Попытка объяснить индивидуальные действия в социальных терминах, по-видимому, предполагает соотнесение того, что действительно существует, с простой «конструкцией». Тем не менее, хотя онтологический индивидуализм предлагает методологической доктрине «базу», Уоткинс признал, что первое на самом деле не влечет за собой второе.Возможно, все еще верно, что то, что конституируется индивидуальными действиями и установками, управляется автономным социальным законом, хотя онтология индивидуализма делает в это трудным поверить.

Сегодня немногие холисты стали бы прямо исходить из соответствующего онтологического тезиса, который основывался бы на таком принципе, как «целое не равно сумме своих частей», так что социальное целое понимается как свободное, чтобы действовать в соответствии с законы, которые остаются верными на его собственном «уровне существования».Типичными возражениями против этого являются замечание Эрнеста Нагеля в «Структура науки » о том, что целые признаются и в физической науке, по-видимому, без особых проблем для индивидуалистического объяснения; и насмешка Поппера в «Нищета историзма» : что метафизический принцип холизма, хотя и «тривиально верен», применим даже к трем яблокам на тарелке.Однако большинство методологических холистов (например, Морис Мандельбаум в «Социальных фактах») предпочитают утверждать, что, хотя о социальных явлениях можно сказать, что они быть онтологически зависимыми от действий и отношений индивидов, они не просто тождественны.Они также указывают, что их учение не обязывает их утверждать, что общества могут существовать без людей, поскольку это абсурд, которого избегают даже чистокровные онтологические холисты, такие как Г. В. Ф. Гегель. Частое использование в этой связи эпифеноменалистского описания отношения между разумом и мозгом, чтобы показать, что может подразумеваться под онтологической зависимостью без тождества, довольно неудачно. Ибо, в то время как разум без мозга может быть мыслим, мало кто из методологических холистов допустил бы, что общество мыслимо без индивидуумов.Многие методологические холисты фактически исповедуют полный онтологический индивидуализм. Чего они требуют от индивидуалистов, так это готовности попытаться выяснить , существуют ли какие-либо непреложные общественные законы.

Это подводит нас к второму метафизическому аргументу. По словам Уоткинса, «метафизически общеизвестно, что социальные события вызываются людьми». Он интерпретировал это «общее место» как подразумевающее, что отдельные мужчины и женщины «вместе с их материальными ресурсами» являются «единственными движущими силами» и даже «единственными причинными факторами» в истории.Социальные целостности, независимо от того, можно ли сказать, что они действительно существуют, не могут ничего сделать; в частности, они не могут влиять на поведение конкретных людей, из которых они состоят. Таким образом, индивидуалисты-методологи не согласны с экономистами, считающими долгосрочные циклические волны экономической активности, по словам Уоткинса, «самодвижущимися, неконтролируемыми и необъяснимыми с точки зрения человеческой деятельности». Точно так же они противостоят историческому материализму, который, во всяком случае, в его более непримиримых формах, утверждает одностороннюю причинную связь между известными общественными условиями (экономическим фундаментом) и мыслями и действиями тех, кто в них живет.«Основное допущение индивидуалистической позиции, — заявил Уоткинс, — состоит в том, что «никакая социальная тенденция не навязывается каким-либо образом людям „сверху“ (или „снизу“)». В самом деле, даже более скромный (и более привычный) тезис о «взаимодействии» социальной и индивидуальной сфер часто оказывается индивидуалистами неприемлемым.

Обычной реакцией холистов на эту аргументацию является высмеивание подразумеваемого отрицания социальной обусловленности, как будто люди вообще не рождаются в социальных ситуациях.«Настоящая странность» методологического индивидуализма, как писал Эрнест Геллнер в «Объяснениях истории», заключается в том, что «он, по-видимому, исключает априорно возможность того, что человеческие склонности могут быть зависимой переменной в историческом объяснении — тогда как на самом деле это то, что они часто или всегда». Связанная с этим особенность заключается в том, что она исключает «возможность причин… быть сложным фактом, который нельзя описать только с точки зрения характеристик его составных частей, — что опять-таки часто имеет место.Индивидуалисты, конечно, расценили бы это обвинение как непонимание их доктрины. Они считали бы, что социальная обусловленность индивидов, хотя и реальная, есть просто их обусловленность другими индивидами, сжато обозначаемая холистическими терминами. И они согласились бы с этим. утверждают, что причины могут быть сложными фактами до тех пор, пока сложность причины рассматривается как «результат» индивидуальных действий способом, указанным онтологическим аргументом (некоторым индивидуалистам, однако, будет труднее возразить аргументу о том, что Говорить о причинах как о «движущихся агентах» означает молчаливо принимать «деятельностный» взгляд на причинность, вызывавший подозрения со времен Дэвида Юма.)

Алан Донаган в The Later Philosophy of R.G. Collingwood представил версию причинного аргумента индивидуалиста, которая опирается на концепцию человеческого действия, знакомую философам-идеалистам. По утверждению Донагана, действия людей можно объяснить только через их «мысли»; не реальные ситуации людей объясняют их действия, а их представления о ситуациях (хотя может оказаться необходимым обратиться к реальной ситуации, чтобы объяснить успех или неудачу человека в претворении его намерений в действие).Таким образом, если физические причины, подобно климату, действуют в истории, они должны действовать косвенно; и то же самое относится к таким социальным событиям и условиям, как экономическая депрессия или военная победа. Однако если мы не собираемся оспаривать общепринятое предположение о транзитивности каузальной связи, методологические холисты вполне могут считать, что такие соображения, даже если они приемлемы сами по себе, мало что делают для обоснования первоначального утверждения Уоткинса. Ибо сказать, что социальные причины требуют опосредования индивидуальных мыслей и реакций, не значит признать последние единственными «движущими силами» в истории.Наоборот, заставить индивидуумов причинять — это все равно причинять.

эпистемологические аргументы

Указанная таким образом теория действия имеет отношение к третьему общему аргументу, который иногда используется методологическими индивидуалистами. Этот аргумент развивает утверждение Уоткинса о том, что даже если бы мы научились целостно описывать, предсказывать и контролировать социальные события и условия, мы все равно не могли бы должным образом претендовать на их понимание, не рассматривая их как совокупность индивидуальных реакций.Ибо «понимание», по-видимому, настаивал Уоткинс, требует объяснения того, что произошло, с точки зрения понятных человеческих склонностей. По-видимому, он имел в виду различение причин, по которым участники делали то, что они сделали, что позволяет нам получить интеллектуальное удовлетворение от понимания того, почему они считали свои ответы уместными. Как указывал Геллнер, здесь присутствует двойной тезис: во-первых, социальное или историческое объяснение должно быть сформулировано в терминах склонностей отдельных людей; во-вторых, эти диспозиции должны быть особого рода.Для тех, кто будет утверждать, исходя из общефилософских соображений, что объяснение с помощью ссылки на причину или мотив деятеля логически отличается от подведения события под закон (или даже под собственно «диспозицию»), настоящее утверждение открывает возможность индивидуалистического объяснения социальных явлений без обращения даже к психологическим законам.

Многие методологические холисты согласятся, что принятие дополнительного тезиса сделало бы их позицию совершенно несостоятельной, поскольку можно было бы утверждать, что «умопостигаемые» диспозиции можно искать на уровне социальных целостей только при допущении либо имманентного группового разума, либо внешнего исторического провидения: иными словами, методологический холизм теперь потребовал бы онтологического холизма.Что-то чуть меньше этого, тем не менее, иногда кажется развлекающим. Так, Моррис Гинзберг в работе On the Diversity of Morals (London, 1956), отрицая по онтологическим причинам, что общество само является разумом, признал, что оно имеет «психическую организацию» или «внутреннюю сторону», которая не идентична разуму. менталитет любого из составляющих его индивидуумов. Однако большинство методологических холистов просто отрицают необходимость дополнительного критерия объяснения. Они считали бы, что существенное требование методологического индивидуализма может быть достигнуто без ссылки на умопостигаемые диспозиции, если бы можно было найти соответствующие психологические законы.Точно так же они заявляли бы о своей собственной позиции, что подчинение автономным общественным законам (если бы такие законы можно было найти) привело бы к пониманию в единственном смысле, значимом для «научного» исследования.

Четвертый аргумент основывается на еще более фундаментальном эпистемологическом утверждении, что, хотя мы можем наблюдать за человеческими индивидуумами, мы не можем аналогичным образом получить знания о макросвойствах социальных групп. Как выразился Уоткинс: «Социолог и историк не имеют «прямого доступа» к общей структуре и поведению системы взаимодействующих индивидуумов (в том смысле, что химик имеет «прямой доступ» к таким общим свойствам газа, как его объем, давление и температура, которые он может измерить и соотнести, не зная молекул газа).«Поскольку надежное знание склонностей и ситуаций индивидов легкодоступно, — продолжал Уоткинс, — и поскольку эти индивидуумы составляют группу, «теоретическое понимание абстрактной социальной структуры должно быть получено из более эмпирических представлений о конкретных индивидах». что говорится о социальных целостности быть проверенным?Такое обращение к «трезвомыслящий» эмпиризм является хитрым ударом.Ибо соперники здесь (с оговоркой, может быть, об истории) две теории «научного» исследования.Было бы странно, если бы они оба не претендовали на звание «эмпириков».

Столкнувшись с этим аргументом, многие методологические холисты настаивают на том, что некоторые социальных явлений, по крайней мере, — например, парады, судебные процессы, сражения — поддаются непосредственному наблюдению. Верно, что никто не заметит таких вещей, если ему не хватает определенных интерпретирующих идей или понятий. Но это не особенность социального наблюдения. Сами действия отдельных людей не будут «наблюдаться», если мы не сможем распознать намерения и мотивы действующих лиц; и можно задаться вопросом, могут ли они быть познаны «непосредственно» в том смысле, в каком групповые явления не могут быть известны.Гносеологический критерий индивидуалистов, другими словами, либо позволяет считать некоторые социальные явления наблюдаемыми, либо исключает наиболее интересные индивидуальные явления. Многие холисты, тем не менее, признают, что социальные целостности, имеющие наибольшее значение для истории и социальных наук, не могут в обычном смысле наблюдаться непосредственно. Вместо этого они отвергают вывод о том, что это противоречит принятым в естественных науках процедурам. Не всякое физическое теоретизирование идет, как в химии, от наблюдаемых к тому, что их объясняет: астрономия, например, «конструирует» свое целое так же надежно, как это делает социология.Они также признают, что утверждения об обществах должны быть проверены открытием того, что делают индивидуумы. Но они отрицают, что это подрывает их притязания на знание не только индивидов, но и социальных целых, элементами которых они являются.

лингвистический аргумент

Пятый аргумент в пользу методологического индивидуализма, хотя он явно имеет некоторое сходство как с онтологическим, так и с эпистемологическим, представлен как пункт логики или семантики. Как заявил Л. Дж. Гольдштейн в своих «Двух тезисах методологического индивидуализма», индивидуалисты требуют в качестве условия своей значимости, «чтобы все концепции, используемые в теории социальных наук, поддавались исчерпывающему анализу с точки зрения интересов, деятельности, волеизъявления и так далее отдельных людей.«Если бы это условие было соблюдено, то кажущийся холизм объяснений, использующих законы общества, был бы допустимым, потому что его можно было бы устранить «путем перевода». Сам Уоткинс отрицал, что этот концептуальный тезис действительно принадлежит центральному положению методологического индивидуализма. Утверждается, что это теория объяснения, а не образования понятий или описания. Тем не менее, отстаивая объяснительный тезис, он характерно скатывается к концептуальному. Он утверждал, например, что для индивидуалиста утверждение «еврейская раса есть связный», если он должен быть эмпирически значимым, должен означать такие вещи, как «евреи обычно женятся на евреях» — утверждение об анонимных индивидуумах.И он похвалил Макса Вебера за то, что он настаивал на том, что единственный способ сделать значение социальных терминов точным — это определить их индивидуалистически, как будто такие понятия кажутся целостными только тогда, когда они остаются расплывчатыми или неопределенными.

Методологические холисты отрицают как то, что такой анализ, определение или перевод возможны, так и то, что концептуальный тезис, даже если он обоснован, устанавливает объяснительный. Аргументируя первую из этих позиций в «Методологическом индивидуализме: определение и редукция», Бродбек допускал, что для концептуального индивидуализма не существует непреодолимых проблем, пока мы имеем дело с групповыми понятиями, которые в своей основе являются статистическими, как в «Он получил свои голоса». от бедных.Менее прямолинейные статистические формулировки, такие как «Бум следует за спадом», могут представлять проблемы для индивидуалистического перевода только потому, что их подразумеваемая статистическая ссылка неопределенна. Настоящая трудность возникает с такими терминами, как «возрождение» или «правительство». Индивидуальные действия и отношения, которые могли бы считаться их экземпликациями, тем не менее, проблема, по-видимому, заключается не просто в неясности. Более того, надлежащие экземплификации, похоже, варьируются от культуры к культуре, и мы не можем сказать, что соответствующие термины двусмысленны. — что предполагает, возможно, оценочный элемент в их значениях.Термины в этом диапазоне социального описания кажутся логически целостными. Как заметил Мандельбаум, проблема здесь аналогична той, которой феноменалисты уделяют большое внимание в современной теории восприятия. Общепризнано, что полное значение утверждения о материальном объекте не может быть дано только каким-либо конечным набором сообщений об ощущениях; нам всегда нужна ссылка на «условия появления», которые формулируются на языке материальных объектов. Попытки перевести социальные высказывания в психологические термины терпят неудачу из-за аналогичной необходимости специфицировать социальные условия, при которых действие должно быть выполнено, чтобы его можно было считать примером.

Сам Мандельбаум действительно колебался в этом вопросе. Он признал, что требуется по крайней мере частичная переводимость; в противном случае не было бы способа проверить общественные высказывания (отголосок эпистемологического аргумента). Он был также достаточно тронут метафизическими соображениями (как онтологическими, так и каузальными), чтобы поверить, что полный перевод возможен «в принципе», даже если он не может быть положен в основу «практической» методологии. Однако многие методологические холисты заявляли, что полная переводимость все же не гарантирует принятия индивидуалистического тезиса в его наиболее обычном понимании, а именно, что объяснения должны быть (или должны быть способны) ограничиваться психологическими терминами, с психологическими законами. как единственно допустимый вид связующих обобщений.

Некоторые неясности

Рассмотрение утверждения о том, что полная переводимость не гарантирует принятия индивидуалистического тезиса, привлекает внимание к трем важным неясностям, которые преследовали множество современных дискуссий. Первый касается смысла «объяснить», в котором методологический индивидуалист утверждает, что в конечном счете все объяснения должны быть индивидуалистическими. Следует отметить, что концептуальное утверждение было сформулировано не только как аргумент в пользу объяснительного, но также как если бы оно само было теорией объяснения — и так оно и есть в одном важном смысле этого термина.Согласно Уоткинсу, каждая сложная социальная ситуация или событие является «результатом определенной конфигурации людей, их склонностей, убеждений, физических ресурсов и окружающей среды». Это часто и правдоподобно читается как означающее, что мы должны быть в состоянии объяснить крупномасштабные социальные явления как конфигурации или результирующие индивидуальные явления. Но объяснить что-то как нечто иное, значит объяснить его природу: объяснить его в том смысле, что показать , чем оно на самом деле является .Хотя такого рода объяснения распространены в истории и социальных науках, тем не менее, похоже, что это не то, что обычно имели в виду методологические индивидуалисты, выдвигая свои объяснительные тезисы. То, что они предполагают, есть объяснение в смысле демонстрации того, как или почему что-то стало тем, что оно есть: объяснение, которое продолжает, например, давать причины. Остается выяснить, имеет ли концептуальный тезис какое-либо отношение к заявлениям индивидуалистов о таких объяснениях.

Могут возразить, что эта двусмысленность, лежащая в основе понятия «результирующего», не обязательно должна разрушать поддержку, которую концептуальный тезис дает полному объяснительному тезису, поскольку то, что специфицируется в продуктивном смысле, само может быть истолковано, в свою очередь , в результате чего в конститутивном смысле достигается полная «редукция».Но это обращает внимание на вторую неясность индивидуалистического тезиса, вопрос о том, будет ли объяснение «почему» или «как», в котором все социальные термины заменены психологическими, включало бы в себя сведение социальных к психологическим законам . как утверждали Нагель и Бродбек, это, во всяком случае, не привело бы к редукции в том смысле, который наиболее привычен для философии науки, ибо выводимость макрозаконов из микрозаконов, независимо от области исследования, эмпирический вопрос.Они указывали, что даже в таких показательных случаях, как сведение химии к физике, к обычным законам микродисциплины следует добавить законы композиции, которые определяют, как меняется индивидуальное поведение по мере увеличения размера группы; и они, какими бы «самоочевидными» они ни казались, имеют эмпирический статус. Если законы индивидуальной психологии нужно «редуктивно» связать с законами групповых феноменов, то точно так же должны быть найдены эмпирические законы композиции. Редукция никогда не может быть просто вопросом определения.

Индивидуалисты могут жаловаться, что это связано с слишком ограниченной интерпретацией их требования о том, чтобы социологические и исторические объяснения были сведены к «психологическим» терминам. Таким образом, когда Мандельбаум, методологический холист, подверг критике концептуальный тезис, исходя из предположения, что ни одно утверждение не будет считаться психологическим, если оно использует какой-либо социальный термин, его аргумент был опровергнут Донаганом, индивидуалистом, на том основании, что вряд ли какие-либо человеческие склонности быть психологическим по такому критерию.Уоткинс ясно дал понять, что для него психологическая предрасположенность — это просто то, что определяет способ действия и мышления, открытый для человека. Таким образом, он возражал против антропологического холиста, утверждавшего, что брачные правила являются широко распространенной склонностью анонимных индивидуумов в обществе вести себя определенным образом, а против исторического холиста утверждал, что «кальвинистское мировоззрение» торговцев-гугенотов семнадцатого века было таким же индивидуалистическим. За неуверенностью в том, что считать «психологическим», на самом деле скрываются две различные интерпретации самого концептуального тезиса.Первый, который накладывает ограничение на способов поведения , которые могут быть процитированы в «самых грубых» объяснениях, — это тезис о переводимости. Второе, от которого многие методологические индивидуалисты, по-видимому, отступают под давлением, — это гораздо более слабое требование, чтобы приемлемое объяснение использовало понятия, которые можно приписать индивидууму или их группе вместе.

Готовность двигаться в последнем направлении предполагает, что современные методологические индивидуалисты и холисты на самом деле не так далеки друг от друга, как это часто кажется.Несмотря на то, что они настаивают на том, что то, что они выдвигают, является методологической доктриной, которая просто поддерживается метафизическими соображениями, кажется ясным, что больше всего методологических индивидуалистов интересует родственное онтологическое утверждение о том, что люди являются «конечными составляющими» социального Мир. Напротив, хотя методологические холисты постоянно подвергаются критике за якобы заигрывание с опасными метафизическими понятиями, похоже, что они больше всего заботятся о том, чтобы отстаивать логическую респектабельность использования холистических коллективных концепций и макроскопических законов, если это необходимо.Как уже отмечалось, многие методологические холисты протестуют против своей верности онтологическому индивидуализму, и это выглядит вполне логичным заявлением. Некоторые даже придали бы соответствующему методологическому принципу индивидуализма «регулятивный статус» как формулировку идеала, к которому нужно стремиться. Они сопротивляются априорному выводу о том, что мы можем реализовать идеал, и связанному с ним искушению отказаться от чего-то меньшего.

См. также Берлин, Исайя; Гегель, Георг Вильгельм Фридрих; Гоббс, Томас; Хьюм, Дэвид; Нагель, Эрнест; Ньютон, Исаак; Философия социальных наук; Поппер, Карл Раймунд; Научный метод.

Библиография

Бродбек, май. «Методологические индивидуализмы: определение и редукция». Философия науки 25 (1) (1958): 1–22.

Данто, А. К. «Методологический индивидуализм и методологический социализм». Философия 13 (1) (1962): 3–24.

Донаган, Алан. Поздняя философия Р. Г. Коллингвуда . Оксфорд: Clarendon Press, 1962.

Геллнер, Эрнест. «Объяснения в истории». PAS , Приложение, 30 (1956): 157–176.Перепечатано под заголовком «Холизм против индивидуализма в истории и социологии» в Theory of History под редакцией Патрика Гардинера, 489–503. Гленко, Иллинойс: Free Press, 1959.

Гольдштейн, Леон Дж. «Два тезиса методологического индивидуализма». Британский журнал философии науки 9 (33) (1958): 1–11.

Хайек, Ф. А. Контрреволюция в науке . Гленко, Иллинойс: Free Press, 1952.

Мандельбаум, Морис. «Социальные факты. British Journal of Sociology 6 (4) (1955): 305–317. Перепечатано в Theories of History , под редакцией Патрика Гардинера, 476–488. Гленко, Иллинойс: Free Press, 1959.

Мандельбаум, Морис «Societal Laws» British Journal for the Philosophy of Science 8 (31) (1957): 211–224. Имеет полную библиографическую ссылку на большую часть современной литературы.

Nagel, Ernest. The Structure of Science , 336–397, 536–546.Нью-Йорк: Harcourt Brace, 1961.Как и Донаган, он рассматривает проблему холизма и индивидуализма в контексте более широкой дискуссии о науке.

Поппер, К. Р. Нищета историзма . Лондон: Routledge, 1957.

Уоткинс, JWN «Историческое объяснение в социальных науках». Британский журнал философии науки 8 (30) (1957): 104–117. Перепечатано в Theory of History под редакцией Патрика Гардинера, 503–514. Гленко, Иллинойс: Free Press, 1959.

Уоткинс, Дж.WN «Идеальные типы и исторические объяснения». В Readings in the Philosophy of Science под редакцией Герберта Фейгла и Мэй Бродбек, 723–743. New York, 1953.

W. H. Dray (1967)

Холизм и индивидуализм в истории и социальных науках

DOI: 10.4324/9780415249126-R009-1
Версия: v1, Опубликовано в Интернете: 1998
Получено 27 февраля 2022 г. с https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/holism-and-individualism-in- история-и-социология/v-1


Методологические индивидуалисты, такие как Милль, Вебер, Шумпетер, Поппер, Хайек и Эльстер, утверждают, что все социальные факты должны быть полностью и исчерпывающе объяснены в терминах действий, убеждений и желаний индивидов.С другой стороны, методологические холисты, такие как Дюркгейм и Маркс, склонны в своих объяснениях обходить индивидуальное действие. В рамках этих дебатов существуют лучшие аргументы в пользу точки зрения, что объяснения социальных явлений без убеждений и желаний агентов недостаточны. Если это так, то индивидуалисты, по-видимому, имеют явное преимущество перед своими противниками. Действительно, среди философов и социологов существует консенсус в отношении того, что холизм неправдоподобен или ложен, а индивидуализм, если его тщательно сформулировать, тривиально верен.

Холисты бросают вызов этому консенсусу, сначала утверждая, что карикатурные формулировки холизма, игнорирующие человеческую деятельность, должны быть отброшены. Затем они просят нас пересмотреть природу человеческого действия. Действие отличается от простого поведения своим интенциональным характером. Это бесспорно между индивидуалистами и холистами. Но вопреки индивидуалистическому утверждению, что намерения существуют только как психологические состояния в головах индивидов, холист утверждает, что они также непосредственно встроены в нередуцируемые социальные практики и что идентификация любого намерения невозможна без изучения социального контекста, в котором мыслят агенты. и действовать.Холисты не видят ничего плохого в необходимости разгадывать мотивы людей, но они утверждают, что эти мотивы не могут быть индивидуализированы без обращения к более широким убеждениям и практикам сообщества. Например, уступчивость угнетенных рабочих может принимать форму не полного подчинения, а тонких переговоров, которые приносят им субоптимальные выгоды. Нечувствительность к социальному контексту может сделать нас слепыми к этому. Кроме того, выбор этой стратегии не зависит от индивидуальных убеждений и предпочтений.То, что решения принимаются с помощью тонких стратегий переговоров, а не открытого торга, применения силы или использования высоких моральных принципов, является вопросом социальной практики, несводимой к сознательным действиям людей.

Если холистское утверждение верно, то следуют два вывода. Во-первых, ссылка на социальную сущность неизбежна даже тогда, когда социальные факты объясняются в терминах индивидуальных действий, из-за необходимого присутствия социальной составляющей во всех индивидуальных намерениях и действиях.Во-вторых, ссылка на индивидуальные действия даже не требуется, когда социальные факты объясняются или понимаются в терминах социальных практик. Таким образом, индивидуалистический взгляд на то, что объяснение в социальных науках должно всецело и исчерпывающе опираться на индивидуальные сущности, вызывает горячие споры и не является столь бесспорным или тривиальным, как кажется.

Цитирование этой статьи:
Бхаргава, Раджив. Холизм и индивидуализм в истории и социальных науках, 1998 г., doi: 10.4324/9780415249126-R009-1. Философская энциклопедия Рутледжа, Тейлор и Фрэнсис, https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/holism-and-individualism-in-history-and-social-science/v-1.
Copyright © 1998-2022 Рутледж.

%PDF-1.7 % %ABCpdf 11301 284 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 284 42 0000000032 00000 н 0000001793 00000 н 0000001906 00000 н 0000002477 00000 н 0000003016 00000 н 0000003181 00000 н 0000003276 00000 н 0000003351 00000 н 0000003480 00000 н 0000003623 00000 н 0000003839 00000 н 0000004983 00000 н 0000005230 00000 н 0000007357 00000 н 0000007518 00000 н 0000007638 00000 н 0000007666 00000 н 0000007831 00000 н 0000007903 00000 н 0000008615 00000 н 0000008763 00000 н 0000009998 00000 н 0000010132 00000 н 0000010274 00000 н 0000010406 ​​00000 н 0000010544 00000 н 0000010684 00000 н 0000010814 00000 н 0000010946 00000 н 0000011078 00000 н 0000011211 00000 н 0000011351 00000 н 0000011486 00000 н 0000011618 00000 н 0000011752 00000 н 0000011882 00000 н 0000012017 00000 н 0000012154 00000 н 0000016508 00000 н 0000035832 00000 н 0000063512 00000 н 0000082990 00000 н трейлер ] /Предыдущая 899254 /Корень 285 0 Р /Размер 326 /Источник (WeJXFxNO4fJduyUMetTcP9+oaONfINN4+d7zzPX0Wx094QOlJWDNMspuOkhI7ExfB9khgm8VtCFmyd8gIrwOjQRAIjPsWhM4vgMCV\ 8KvVF/K8lfpq5wFXYz8dACLdUpwYv8jdeNd9DIRGEg=) >> startxref 0 %%EOF 285 0 объект > эндообъект 286 0 объект > поток xKHQƿXHHp1(! WaӃftRf## Z;]]V-\FɅAaqp5||ý\IF: |=~A\iseӗF zR3,\WNK7/3K/ `=y{/H_ ) J::5P ϊ4Q //_==г %&o'[rngO-8O z t%gP=`d7I9A?|fa|~|tjl![w])Kw2A4V?1[XZ_Z;^s >\dOKy7Cn|#Ϝ\%ғԯ}peR>׀&)34ev]5I:LMn}} конечный поток эндообъект 287 0 объект > >> /Тримбокс [17.00787 17.00787 484.72441 702.99213] /Тип /Страница >> эндообъект 288 0 объект [/Разделение /PANTONE#20295#20U /DeviceCMYK >] эндообъект 289 0 объект > эндообъект 290 0 объект [/Разделение /PANTONE#20295#20U /DeviceCMYK 289 0 Р] эндообъект 291 0 объект > эндообъект 292 0 объект > эндообъект 293 0 объект > эндообъект 294 0 объект > эндообъект 295 0 объект > эндообъект 296 0 объект > /CIDToGIDMap /Идентификация / ДВ 648 /Дескриптор шрифта 295 0 R /Подтип /CIDFontType2 /Тип /Шрифт /Вт [0 [512 0 296 296 481 592 592 833 759 296 296 296 352 600 296 407 296 370] 18 27 592 28 [296 296 600 600 600 481 800 759 630 685 778 593 574 722 778 352 333 704 593 944 796 759 593 759 648 611 685 759 741 1111 704 722 648 296 370 296 600 500 278 593 611 500 630 556 352 574 667 315 ​​333 611 315 1000 667 593 630 630 426 519 370 667 574 889 630 593 537 296 222 296 600 624 296 592 481 1000 592 592 278 1167 611 296 1019 648 296 296 481 481 500 500 1000 278 990 519 296 926 537 722 296 296 592 592 592 592 222 592 278 800 385 519 600 407 800 278 400 600 385 385 278 667 600 296 278 385 385 519 889 889 889 481] 156 161 759 162 [1000 685 593 593 593 593 352 352 352 352 778 796] 174 178 759 179 179 600 180 184 759 185 [722 593 741] 188 193 593 194 [889 500 556 556 556 556 315 315 315 315 593 667] 206 210 593 211 [600 593 667 667 667 667 593 630 593 500 759 593 759 593 759 593 685 500 685 500 685 500 685 500 778 630 778 630 593 556 593 556 593 556 593 556 593 556 722 574 722 574 722 574 722 574 778 667 778 667 352 315 352 315 352 315 352 315 684 645 333 333 704 611 593 315 593 315 593 315 593 315 593 315 796 667 796 667 796 667 667 759 593 759 593 759 593 648 426 648 426 648 426 611 519 611 519 611 519 685 370 685 370 685 370 759 667 759 667 759 667 759 667 759 667 759 667 1111 889 722 593 648 537 648 537 611 519 685 370 333] 341 347 278 349 [720 667 571 167 444 720 779 562 648 709 570 600 167 296 619 749 319 591 600 600 594 599 296 592 833 611 481 630 519 556 630 519 481 611 667 334 315 611 500 833 667 630 500 630 556 500 537 648 630 944 611 611 537] 402 410 630 411 411 833 412 416 556 417 419 630 420 428 519 429 [611 611 611 611 667 667] 435 442 334 443 [315 611] 445 449 500 450 453 667 454 462 630 463 [815 556 556 556] 467 471 500 472 [1000 537 537 537 500] 487 [944 611 611 611 537 537 537 815 981 629 296 481] 499 503 592 504 504 1167 505 524 592 525 549 278 550 [512 630]] >> эндообъект 297 0 объект > эндообъект 298 0 объект > эндообъект 299 0 объект > эндообъект 300 0 объект [/Разделение /PANTONE#20295#20U /DeviceCMYK >] эндообъект 301 0 объект > поток

Методологический индивидуализм – обзор

5 Макро- и микрообъяснения

Основные давние методологические дебаты в экономической науке касались надлежащей роли микрообъяснений и макрообъяснений.Официальной идеологией господствующей экономической теории является методологический индивидуализм, который отдает определенный приоритет индивидуумам в объяснении экономики. Однако этот приоритет может принимать разные формы, и ниже я буду обсуждать некоторые из них и их правдоподобие.

Стандартный краткий лозунг методологического индивидуализма состоит в том, что все экономические объяснения должны быть с точки зрения индивидуумов. Однако это может означать несколько вещей с довольно разными последствиями. Некоторые из возможных претензий:

1.

Любая хорошо подтвержденная экономическая теория может быть сведена к счету исключительно с точки зрения отдельных лиц.

2.

Факты об отдельных лицах определяют факты об экономических агрегатах.

3.

Обращение к индивидуалистическим механизмам необходимо для успешного объяснения экономических явлений.

4.

Поиск индивидуалистических объяснений является наиболее плодотворной исследовательской стратегией в экономике.

Конечно, между этими утверждениями есть взаимосвязи, и они также допускают множество интерпретаций. Я имею дело с обоими, поскольку я обсуждаю каждый тезис.

Индивидуализм как утверждение о редукции теории может быть довольно точно очерчен, поскольку по истории и философии науки имеется достаточно обширная литература, на которую можно положиться. Ньютоновская механика может быть сведена к общей теории относительности в предельном случае малых скоростей, а термодинамика сведена к статистической механике. 3 Свести одну теорию к другой — значит показать, что одна теория может объяснить все, что может объяснить другая, и в некотором смысле является более фундаментальной. Редукция имеет место только в том случае, если две теории говорят явно разные вещи или описывают мир в разных категориях. Таким образом, если одна теория собирается объяснить то, что делает другая, то должен быть какой-то способ зафиксировать категории редуцированной теории в собственных терминах редуцирующих теорий. Один из стандартных способов сделать это — ввести промежуточные законы в форме: «Термин A редуцирующей теории применим тогда и только тогда, когда применим сокращенный термин B.«Связь не должна быть показана как концептуальная или истинная с помощью значений слов; достаточно законоподобной эквивалентности. Таким образом, температура законно соэкстенсивна «средней кинетической энергии», и это работает на редукцию, даже если бы мы не отождествляли их в обыденном языке как синонимы. Кроме того, такие промежуточные законы не обязательно должны точно фиксировать сокращенный член, поскольку в процессе редукции можно показать, что редуцирующий член по-разному расплывчат. Тогда необходим хотя бы аналог редуцированного термина, и чем дальше аналог от исходного термина, тем ближе редукция будет к простому исключению и отрицанию того, что редуцированная теория многое объясняет.

Стандартно утверждается, что редукция достигается, если мы можем представить мостовые законы, связывающие две области, а затем показать, что обобщения редуцированной теории фиксируются как обобщения редуцирующей теории, как если бы мы могли вывести газовые законы из статистических данных. механика с помощью мостового закона, связывающего температуру и среднюю кинетическую энергию. Однако это неправильно. Это неверно, поскольку предполагает, что суть объяснения заключается в получении обобщений, что, как мы видели ранее, было проблематичным.Более того, у нас могут быть промежуточные законы, которые вызывают вопрос о редукции — например, эмоции иногда переводились бихевиористскими редукциями в нагруженные эмоциями поведенческие термины, т.е. гневное поведение.

Принимая во внимание приведенное выше объяснение редукции, мы можем перечислить два потенциальных препятствия для редукции:

1.

множественные реализации, в которых базовые категории редуцированных теорий вызываются редукционной теорией бесконечным множеством способов. В этом случае существует отношение «многие-одно» между основными терминами, и, следовательно, не может быть закона моста сорасширения.

2.

, предполагая редуцированную теорию в редуцирующих объяснениях, как это происходит при объяснении эмоций в поведенческих терминах, таких как «гневное поведение».

Реальность этих потенциальных проблем должна быть доказана эмпирически в каждом конкретном случае. Есть основания полагать, что они действительно иногда реальны в экономическом объяснении.

Проблема множественных реализаций возникает во многих случаях, когда экономическая наука объясняет агрегированные явления, хотя и по нескольким причинам.Один из источников проблем возникает, когда мы объясняем агрегатные явления с точки зрения конкурентного отбора между агрегатами. Фирмы являются ярким примером. Существует давняя, в основном неформальная традиция утверждать, что стандартные максимизирующие черты присущи фирмам, потому что без них они не выживут. Существует гораздо более формальная работа по применению эволюционной теории игр к стратегиям фирм. В обоих случаях процесс отбора не «заботится» о том, как фирмы реализуют свои стратегии с точки зрения организации индивидуального поведения.Все, что имеет значение, это то, что стратегия разыграна. Это означает, что если фирмы найдут разные способы реализации одних и тех же организационных стратегий в поведении отдельных лиц, это не будет иметь никакого значения для процессов на агрегированном уровне.

Однако у нас есть веские экономические основания полагать, что существует множество способов создания стандартных характеристик фирмы, таких как иерархическая структура, долгосрочные трудовые отношения и т. д. В литературе для этих практик предлагается множество различных моделей на индивидуальном уровне. е.грамм. стимулы не уклоняться, транзакционные издержки и многие другие механизмы вполне могут помочь (см. [Kincaid, 1995]).

Еще одна область, в которой мы могли бы ожидать, что множественные реализации будут реальными явлениями, — это макроэкономика. На это есть несколько причин. (1) Относительность шкалы: реальные причинно-следственные закономерности могут быть выявлены на одной шкале измерения и недоступны на другой шкале. Это обычная тема в литературе о сложности, и она использовалась в качестве аргумента против редукционистских программ философами науки [Ladyman and Ross, 2007] и, в частности, в случае макроэкономики Гувером [2001], хотя он не использует это. терминология.Совокупные понятия, такие как ВВП, в какой-то момент теряют всякий определенный смысл, если мы ищем все более и более тонкие измерения с точки зрения индивидуального поведения. Таким образом, множественные реализации неизбежны, поскольку низший эквивалент не определен. (2) Даже когда мы можем понять смысл перевода агрегированных макроэкономических концепций в индивидуалистические термины, вполне вероятно, что существует множество различных наборов индивидуального поведения, которые могут вызывать агрегированные явления, такие как уровень инфляции, поскольку они описывают агрегированные средние значения, при которых средние значения не определяют распределение, из которого они получаются.

Второе вероятное препятствие для редукции исходит из того факта, что многие так называемые индивидуалистические объяснения на самом деле индивидуалистичны только по названию. Это происходит по двум причинам. Во-первых, то, что в экономике называют индивидуумом, не всегда является индивидуальным человеческим существом. Например, фирмы рассматриваются как отдельные лица. Еще более радикально то, что многие экономические модели используют «репрезентативных агентов» — они трактуют совокупность индивидов так, как если бы существовали индивиды с четко определенными функциями полезности и т. д.Существует неопровергнутая литература, показывающая, что эту методологию нельзя защищать на том основании, что поведение отдельных людей будет складываться таким образом, что в целом они будут действовать как индивиды с четко определенной функцией полезности. Таким образом, репрезентативные агенты плохо согласуются с методологическим индивидуализмом.

Есть также серьезные вопросы о том, действительно ли стандартная неоклассическая экономическая теория вообще касается отдельных людей. Росс [2005] утверждает, что неоклассический формализм ничего не говорит о том, каких агентов он на самом деле охватывает — в формализме per se нет ничего, что должно было бы создать неоклассическую теорию об отдельных людях.Более того, обширные и воспроизводимые результаты экспериментальной экономической теории, по-видимому, показывают, что отдельные люди нарушают многие предположения неоклассических моделей индивидуального выбора. Это не исключает методологического индивидуализма, основанного на более реалистичных теориях индивидуального поведения, но именно на стандартную теорию выбора обычно указывают как на пример того, как должна выглядеть хорошая индивидуалистическая теория. Этот момент говорит также против обсуждаемых ниже версий индивидуализма, которые требуют только индивидуалистических механизмов.

Индивидуалистические теории в экономике, даже если они правдоподобно объясняют индивидуальное человеческое поведение, тем не менее могут не поддержать редукционистскую программу. Они могут имплицитно или явно предполагать счета неиндивидуальных хозяйствующих субъектов. Работа по классической теории игр является хорошей иллюстрацией. Описание конкретных явлений в теории игр начинается с набора стратегий, выплат, типов игроков и общих знаний. Однако все это, вероятно, предполагает, что институты уже существуют (Kincaid 2001).Общеизвестные предположения — это стандартный способ объяснения норм и соглашений, поэтому принять их — значит предположить, что соглашения или нормы уже существуют. Дифференциация игроков на известные типы предполагает социальную организацию, участвующую в установлении и закреплении социальных статусов или ролей. Ограниченный набор возможных стратегий из всех логически возможных предполагает такое общее понимание и социальные возможности, которые приходят с определенной социальной организацией в качестве заранее установленных результатов действий.Это не означает, что с этими объяснениями обязательно что-то не так, но это означает, что они не придерживаются строгости методологического индивидуализма.

Давайте обратимся к некоторым логически более слабым утверждениям, связанным с методологическим индивидуализмом, которые были перечислены в начале этого раздела. Если полная индивидуалистическая редукция маловероятна, то не может ли быть так, что экономические объяснения должны обеспечивать индивидуальные механизмы — должны описывать, как индивиды, действующие в соответствии со своими предпочтениями в условиях ограничений, вызывают явления, подлежащие объяснению?

Это, конечно, не следует ни из какой общей научной потребности в механизмах по двум причинам.В то время как физика на протяжении большей части своего развития нуждалась в механизмах в смысле непрерывного причинного процесса, это было поставлено под сомнение развитием квантовой механики с ее действием на расстоянии. Кроме того, механизмы могут быть описаны в разной степени и на разных уровнях. Космология обеспечивает причинный механизм, но на очень агрегированном уровне. Повседневная жизнь полна причинно-следственных объяснений без молекулярных подробностей. Такие объяснения могут быть так же хорошо подтверждены, как и любые другие. Таким образом, универсальной потребности в механизмах объяснения нет.

Более полезным способом осмысления необходимости в механизмах является рассмотрение трех вопросов: насколько хороши наши доказательства на совокупном уровне? Что наши объяснения на агрегированном уровне предполагают относительно процессов на более низких уровнях? Насколько хороши наши знания на уровне сущностей, составляющих совокупность? Ясно, что ответы на эти вопросы являются эмпирическим вопросом, и ничто априори не гарантирует, что при некоторых обстоятельствах мы можем знать многое на агрегированном уровне, делать это, не предполагая ничего конкретного на микроуровне, и не иметь хорошего причинного знания на более низком уровне. уровень.Затем в каждом конкретном случае становится эмпирическим вопросом, требуются ли механизмы.

Роль личности в общественном развитии

Ашок Натараджан

Когда человек оставил позади свое происхождение от охотников-собирателей и попытался приспособиться к цивилизованному образу жизни, переход привел к аморфной форме общества, которое должно было предпринять некоторые шаги, чтобы превратиться в жизнеспособную интегрированную форму. Как только возникала какая-то организованная форма, общество обретало собственную силу и не допускало никаких нарушений, которые могли бы повредить этой целостности.Не поощрялись даже безобидные вариации и допускалось только стереотипное единство. Такой жесткой властью общество обеспечивало свое выживание. Как только такое выживание было обеспечено, общество перешло к подсознательному способу функционирования, при котором любой рост, прогресс и изменение происходили только подсознательным, беспорядочным и спонтанным образом, а не сознательным, организованным и систематическим образом. Как только основная цель выживания была достигнута, другие виды деятельности выросли без сознательного надзора или руководства со стороны коллектива.

Даже при таком подсознательном способе функционирования знания общества веками накапливались на подсознательном уровне и, когда пришло время, прорвались в сознательное общественное сознание, получив сознательную формулировку от просвещенных первооткрывателей и провидцев. Европейский Ренессанс, который ворвался на европейскую сцену после столетий бездействия, описанных как темные века, был таким расцветом подсознательного знания в сознательное осознание. Достижения в области информационных технологий продолжали набирать обороты на подсознательном уровне, пока ученый из ЦЕРН не дал сознательного выражения возможности формирования Всемирной паутины путем разработки гипертекстовой формы общения.Эти разработки возникли не на пустом месте. Они продолжали набирать силу на подсознательном уровне общества путем постепенного и все возрастающего подсознательного накопления знаний, пока не появились некоторые сознательные личности, дающие конкретное выражение.

Когда подсознательное накопление полно и созрело, оно ведет к появлению сознательных индивидуумов в форме первопроходцев, которые могут дать ему выражение. Если социальная среда полностью настроена на нового первооткрывателя, его тепло принимают, а его новаторские идеи и действия приветствуют.Политический лидер, который ведет революцию, социальный реформатор и пророк, который устраняет многие неправильные обычаи и обычаи в обществе, предприниматель, который начинает новый тип бизнеса или отрасли, а также ученый и изобретатель, который объявляет о новом открытии или разрабатывает новый. все машины являются примерами первопроходцев, которые помогают обществу двигаться вперед. Таких первопроходцев, которые появляются как сознательные воплощения созревающего подсознательного знания, можно назвать настоящими личностями. Каждый из них оказывает уникальное влияние на общество, формулируя свою уникальную форму идеи и действия.Но все они черпают свою силу только из огромного подсознательного резервуара знаний, который общество хранит для своих членов. Если первопроходец прибывает в нужное время, его идеи и действия должны быстро и широко распространяться среди членов общества, подобно тому, как семена, посеянные в нужное время года, прорастают и появляются всходы в огромном количестве.

Европейский Ренессанс привел к умственному творчеству и умственной индивидуальности, но его полное выражение было подавлено гнетущей и ограничивающей социальной атмосферой, которая преобладала на этом континенте в 14 90 266 90 267, 15 90 266 90 267 и 16 90 266 90 267 веках.Галилей, поддерживавший теорию Коперника о вращении Земли вокруг Солнца, был настолько запуган церковными властями, что остаток жизни провел под домашним арестом. Новый мир с его обширными открытыми территориями, отсутствием устоявшихся социальных структур и политической власти способствовал расцвету подлинно индивидуалистического и творческого мышления и деятельности. Итак, то, что началось в Европе как умственное творчество, в новом мире превратилось в творческое и индивидуальное действие в атмосфере свободы.

Расцвет индивидуальности далек от завершения. Социальное давление с целью конформизма по-прежнему остается огромным препятствием для оригинальности идей и функционирования. Ученые, выдвигающие новые и оригинальные идеи, не решаются озвучить их, если с ними не согласны лидеры в этой области. Политики не решаются ускорить прогресс своих стран путем проведения радикальных реформ, если консервативные слои населения выступают против них из корыстных интересов. То же самое относится и к мировой арене, где многие достойные инициативы лишены поддержки из-за боязни негативной реакции со стороны консерваторов.Миру нужны смелые личности, чтобы выйти на мировую арену, способные дать мощный толчок таким конструктивным предложениям, как полное ядерное разоружение, демократизация ООН, спасение окружающей среды от глобального потепления, разработка глобальной валюты, формирование мирового правительства и т. д.

Почему социальные науки нередуцируемы

  • Армстронг, Д. М. (1989). Универсалы: самоуверенное введение . Лондон: Westview Press.

    Google ученый

  • Армстронг Д.М. (1997). Мир положений дел . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Бейкер, Л. Р. (2007). Метафизика повседневности: Очерк практического реализма . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Бакстер, Д.Л.М. (1988a). Многоединая идентичность. Philosophical Papers , 17 (3), 193–216.

    Google ученый

  • Бакстер, Д.Л.М. (1988b). Идентичность в широком и популярном смысле. Разум , 97 (388), 575–582.

    Google ученый

  • Бакстер, Д.Л.М. (2014). Идентичность, различимость и композиция. В DLM Baxter & AJ Cotnoir (Eds.), Состав как личность (стр. 244–253). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Бхаргава Р. (1992). Индивидуализм в социальных науках: Формы и пределы методологии . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Бикл, Дж. (2013). Многократная реализуемость. В EN Zalta (Ed.), Стэнфордская энциклопедия философии , http://plato.stanford.edu/entries/multiple-realizability/.

  • Браун, В.Дж. (1905/2008). Личность корпорации и государства (1905). Journal of Institutional, Economics , 4 (2), 255–273.

    Google ученый

  • Кэмерон, Р. П. (2014). Части порождают целое, но не тождественны ему. В DLM Baxter & AJ Cotnoir (Eds.), Состав как личность (стр. 90–107). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Казати, Р.и Варци, А. (2014). События. В EN Zalta (Ed.), Стэнфордская энциклопедия философии , http://plato.stanford.edu/entries/events/.

  • Кози Р.Л. (1972). Атрибуты-тождества в микроредукциях. Журнал философии , 69 (14), 407–422.

    Google ученый

  • Клапп, Л. (2001). Дизъюнктивные свойства: Множественные реализации. Журнал философии , 98 (3), 111–136.

    Google ученый

  • Коул, Дж. К. (2014). Счет абстрактной статусной функции корпораций. Философия социальных наук , 44 (1), 23–44.

    Google ученый

  • Копп, Д. (1984). Что такое коллективы: Агентство, индивидуализм и теория права. Диалог , 23 (2), 249–269.

    Google ученый

  • Котнуар, А.Дж. (2014). Композиция как личность. В DLM Baxter & AJ Cotnoir (Eds.), Состав как личность (стр. 3–23). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Карри, Г. (1984). Индивидуализм и глобальная супервентность. Британский журнал философии науки , 35 (4), 345–358.

    Google ученый

  • Дизаджи-Бахмани Ф., Фригг, Р., и Хартманн, С. (2010). Кто боится нагелевской редукции? Erkenntnis , 73 (3), 393–412.

    Google ученый

  • Элдер-Васс, Д. (2010). Причинная сила социальных структур: возникновение, структура и действие . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Элдер-Васс, Д. (2014). Переописание, редукция и появление: ответ Тобиасу Ханссону Уолбергу. Философия социальных наук , 44 (6), 792–797.

    Google ученый

  • Эффингем, Н. (2010). Метафизика групп. Философские исследования , 149 (2), 251–267.

    Google ученый

  • Эпштейн, Б. (2009). Переосмысление онтологического индивидуализма. Синтез , 166 (1), 187–213.

    Google ученый

  • Эпштейн, Б.(2015). Ловушка для муравьев: восстановление основ социальных наук . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Файн, К. (1999). Вещи и их части. Философские исследования Среднего Запада , 23 (1), 61–74.

    Google ученый

  • Файн, К. (2003). Нетождество материальной вещи и ее материи. Разум , 112 (446), 195–234.

    Google ученый

  • Фодор, Дж. (1974/1994). Специальные науки (или: Разобщенность науки как рабочей гипотезы). В M. Martin & LC McIntyre (Eds.), Readings in the Philosophy of Social Science, 1994 (стр. 687–699). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Фодор, Дж. (1997). Специальные науки: Все еще автономны после всех этих лет. Философские перспективы , 11 , 149–163.

    Google ученый

  • Фреге, Г. (1884/1980). Основы арифметики (JL Austin Ed., English Trans., 2-е исправленное изд.). Издательство Северо-Западного университета, Эванстон.

  • Галлуа, А. (1998). Случаи идентичности: метафизика постоянства, изменения и тождества . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Гич, П.Т. (1980). Ссылка и общность (выборки). В MC Rea (Ed.), Материальная конституция: читатель, 1997 . Оксфорд: Издательство Rowman & Littlefield.

  • Гернер, К. (ред.). (2015). Vad hade hänt om:åtta kontrafaktiska historyier . Лунд: Historiska Media.

    Google ученый

  • Гидденс, А., Дюнейер, М., Аппельбаум, Р. П., и Карр, Д. (2014). Введение в социологию (Чайка изд.). Нью-Йорк: WW Norton & Company.

    Google ученый

  • Гилберт, М. (1989). О социальных фактах . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Gillett, C. (2002). Размеры реализации: критика стандартного взгляда. Анализ , 62 (4), 316–323.

    Google ученый

  • Джиллет, К.(2003). Метафизика реализации, множественная реализуемость и специальные науки. Журнал философии , 100 (11), 591–603.

    Google ученый

  • Гудман, Н. (1966). Структура внешнего вида (2-е изд.). Индианаполис: Компания Bobbs-Merrill.

    Google ученый

  • Греве, Дж. (2012). Возникновение в социологии: критика нередуктивного индивидуализма. Философия социальных наук , 42 (2), 188–223.

    Google ученый

  • Ханссон, Т. (2007). Повторное рассмотрение проблемы (проблем) изменений. Диалектика , 61 (2), 265–274.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т. (2009a). Четырехмерные объекты и описания расположения. Philosophical Papers, 38 (1), 35–72.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т.(2009б). Объекты во времени исследования персистентности во времени В . Докторская диссертация. Лунд: Media-Tryck, www.fil.lu.se/en/department/staff/TobiasHanssonWahlberg/.

  • Ханссон Уолберг, Т. (2010). Ненапряженная связка во временном предсказании. Эркеннтнис, 72 (2), 267–280.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т. (2014a). Элдер-Васс о причинной силе социальных структур. Философия социальных наук, 44 (6), 774–791.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т. (2014b). Причинно-избыточные социальные объекты: ответ Старейшине-Васс. Философия социальных наук, 44 (6), 798–809.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т. (2014c). Институциональные объекты, редукционизм и теории постоянства. Диалектика, 68 (4), 525–562.

    Google ученый

  • Хоторн, Дж. (2003). Личность. В MJ Loux & DW Zimmerman (Eds.), Оксфордский справочник по метафизике . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Хейл, Дж. (2012). Вселенная, какой мы ее видим . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Хиндрикс Ф.(2008). Статус-счет корпоративных агентов. В B. Schmid, et al. (редакторы), Концепции совместного использования — Новые эссе о коллективной интенциональности (стр. 119–144). Франкфурт: Ontos Verlag.

    Google ученый

  • Ховда, П. (2014). Логические соображения о композиции как тождестве. В DLM Baxter & AJ Cotnoir (Eds.), Состав как личность (стр. 192–210). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Джонстон, М.(1987). Есть ли проблема с настойчивостью? Дополнение Аристотелевского общества , 61 , 107–135.

    Google ученый

  • Ким, Дж. (1976/1993). События как примеры свойств. В Супервентность и разум: Избранные философские очерки . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Ким, Дж. (1992). Множественная реализация и метафизика редукции. Философия и феноменологические исследования , 52 (1), 1–26.

    Google ученый

  • Ким, Дж. (1999). Осмысление появления. Философские исследования , 95 (1–2), 3–36.

    Google ученый

  • Ким, Дж. (2005). Физикализм или что-то близкое к . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Кинкейд, Х.(1986/1994). Редукция, объяснение и индивидуализм. В M. Martin & LC McIntyre (Eds.), Readings in the Philosophy of Social Science, 1994 (стр. 497–513). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Кинкейд, Х. (1990/1994). Защита законов в социальных науках. В M. Martin & LC McIntyre (Eds.), Readings in the Philosophy of Social Science, 1994 (стр. 111–130). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Кинкейд, Х. (2009). Причинность в социальных науках.В H. Beebe, C. Hitchcock, & P. ​​Menzies (Eds.), Оксфордский справочник причинно-следственной связи (стр. 726–743). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Кослицкий, К. (2008). Структура объектов . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Крипке С.Л. (1980). Наименование и необходимость . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Леонард Х.С. и Гудман Н. (1940). Исчисление лиц и его использование. Журнал символической логики , 5 (2), 45–55.

    Google ученый

  • Льюис, Д. (1986). О множестве миров . Оксфорд: Издательство Блэквелл.

    Google ученый

  • Льюис Д.(1991). Детали классов . Оксфорд: Бэзил Блэквелл.

    Google ученый

  • Линнебо, О. (2012). Множественная количественная оценка. В EN Zalta (Ed.), Стэнфордская энциклопедия философии , https://plato.stanford.edu/entries/plural-quant/.

  • Лист, К., и Шпикерманн, К. (2013). Методологический индивидуализм и холизм в политической науке: примирение. American Policy Science Review , 107 (4), 629–643.

    Google ученый

  • Литтл, Д. (1991). Разновидности социального объяснения: Введение в философию социальных наук . Боулдер: Westview Press.

    Google ученый

  • Литтл, Д. (2016). Новые направления в философии социальных наук . Лондон: Роуман и Литтлфилд.

    Google ученый

  • Локк Дж.(1689/1997). Эссе о человеческом понимании . Лондон: Книги пингвинов.

  • Лоу, Э. Дж. (1988). Проблемы внутренних изменений: возражение Льюису. Анализ , 48 (2), 72–77.

    Google ученый

  • Лоу, Э. Дж. (2009). Больше видов бытия: дальнейшее изучение индивидуации, идентичности и логики видовых терминов . Оксфорд: Уайли-Блэквелл.

    Google ученый

  • Люкс, С.(1968/1994). Переосмысление методологического индивидуализма. В M. Martin & LC McIntyre (Eds.), Readings in the Philosophy of Social Science, 1994 (стр. 451–458). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Маккормик, Н., и Вайнбергер, О. (1986). Институциональная теория права . Дордрехт: Издательство D. Reidel Publishing Company.

  • Мартин, М., и Макинтайр, Л. К. (ред.). (1994). Чтения по философии общественных наук .Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google ученый

  • Маклафлин, Б. П. (1992/2008). Взлет и падение британского эмерджентизма. В MA Bedau & P. ​​Humphreys (Eds.), Возникновение: современные чтения по философии и науке, 2008 (стр. 19–59) Кембридж, Массачусетс: The MIT Press.

  • Маклафлин Б. и Беннетт К. (2011). Супервентность. В EN Zalta (Ed.), Стэнфордская энциклопедия философии , http://plato.stanford.edu/entries/supervenience/.

  • Меллор, Д. Х. (1995). Факты причинно-следственной связи . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Меррикс, Т. (1999). Композиция как тождество, мереологический эссенциализм и теория двойников. Австралазийский философский журнал , 77 (2), 192–195.

    Google ученый

  • Нагель, Э.(1961/1979). Структура науки: Проблемы логики научного объяснения . Индианаполис: издательство Hackett Publishing Company.

  • Оппенгейм, П., и Патнэм, Х. (1958). Единство науки как рабочая гипотеза. В H. Feigl, M. Scriven и G. Maxwell (Eds.), Миннесотские исследования философии науки (Том II, стр. 3–36). Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.

    Google ученый

  • Паркин М.и Кинг, Д. (1995). Экономика (2-е изд.). Вокингем: Аддисон-Уэсли.

    Google ученый

  • Полгер, Т.В., и Шапиро, Л.А. (2008). Понимание размеров реализации. Журнал философии , 105 (4), 213–222.

    Google ученый

  • Патнэм, Х. (1975). Разум, язык и реальность — философские статьи (Vol.2). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Куинтон, А. (1975–1976). Социальные объекты. Труды Аристотелевского общества , 76 , 1+viii–27+viii.

  • Ричи, К. (2013). Что такое группы? Философские исследования , 166 (2), 257–272.

    Google ученый

  • Рубен Д.-ЧАС. (1985). Метафизика социального мира . Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

    Google ученый

  • Рассел Б. (1903 г.). Принцип математики . Кембридж: В университетском издательстве.

    Google ученый

  • Рассел Б. (1912/1980). Проблемы философии . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

  • Рихтер, П.(2009). В переменах нет загадки. Диалектика , 63 (1), 7–22.

    Google ученый

  • Сойер, Р. К. (2002). Нередуктивный индивидуализм: Часть I — Супервентность и дикая дизъюнкция. Философия социальных наук , 32 (4), 537–559.

    Google ученый

  • Сойер, Р. К. (2003). Нередуктивный индивидуализм: Часть II — социальная причинность. Философия социальных наук, 33 (2), 203–224.

    Google ученый

  • Сойер, Р. К. (2005). Социальное возникновение: общества как сложные системы . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Сойер, Р. К. (2012). Ответ на «Появление в социологии». Философия социальных наук, 42 (2), 270–275.

    Google ученый

  • Шаффер, Дж. (2009). На каком основании что. В книге Д. Дж. Чалмерса, Д. Мэнли и Р. Вассермана (редакторы), «Метаметафизика: новые эссе об основах онтологии » (стр. 347–383). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Шаффер, Дж. (2016). Социальное строительство как заземление; Или: Фундаментальность для феминисток, ответ Барнсу и Микколе. Философские исследования . doi: 10.1007/s11098-016-0738-8.

    Google ученый

  • Шаффнер, К. Ф. (1967). Подходы к редукции. Философия науки , 34 (2), 137–147.

    Google ученый

  • Шаффнер, К. Ф. (2012). Эрнест Нагель и редукция. Журнал философии , 109 (8–9), 534–565.

    Google ученый

  • Шмитт, Ф.Кормили.). (2003). Социализирующая метафизика: природа социальной реальности . Лэнхэм: Издательство Rowman & Littlefield.

    Google ученый

  • Серл, Дж. Р. (1990/2002). Коллективные намерения и действия. В Сознание и язык, 2002 (стр. 90–105). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

  • Серл, Дж. Р. (1992). Новое открытие разума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google ученый

  • Серл, Дж. Р. (1995). Конструирование социальной реальности . Лондон: Книги пингвинов.

    Google ученый

  • Серл, Дж. Р. (2010). Создание социального мира: структура человеческой цивилизации . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Шапиро Л.А. (2000). Множественные реализации. Журнал философии , 97 (12), 635–654.

    Google ученый

  • Сайдер, Т. (2001). Четырехмерность: онтология постоянства и времени . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Саймонс, П. (1987). Части: Исследование по онтологии . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Скляр, Л. (1967). Виды внутритеоретической редукции. Британский журнал философии науки , 18 (2), 109–124.

    Google ученый

  • Smart, JJC (1959). Ощущения и мозговые процессы. Philosophical Review , 68 (апрель), 141–156.

    Google ученый

  • Стросон, П.Ф. (1959). Индивидуумы: эссе по описательной метафизике . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Такман, Б.В. (1965/2001). Последовательность развития в малых группах. Групповая фасилитация: журнал исследований и приложений , 3 , 66–81.

  • Туомела, Р. (1995). Важность нас: философское исследование основных социальных понятий . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

    Google ученый

  • Узкиано, Г. (2004). Судьи Верховного суда: метафизическая загадка. , 38 (1), 135–153.

    Google ученый

  • ван Инваген, П. (1990). Четырехмерные объекты. , 24 (2), 245–255.

    Google ученый

  • Ван Инваген, П.(2006). Могут ли мереологические суммы менять свои части? Философский журнал , 103 (12), 614–630.

    Google ученый

  • Уоткинс, Дж. В. Н. (1957/1994). Исторические объяснения в социальных науках. В M. Martin & LC McIntyre (Eds.), Readings in the Philosophy of Social Science, 1994 (стр. 441–450). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Виггинс, Д. (1968). О том, чтобы оказаться в одном и том же месте в одно и то же время. Philosophical Review , 77 (1), 90–95.

    Google ученый

  • Виггинс, Д. (2001). Сходство и содержание обновлены . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Уильямс, округ Колумбия (1953). Об элементах бытия: I. Обзор метафизики , 7 (1), 3–18.

    Google ученый

  • Винтер, Р.Г. (2009). Модель редукции теории Шаффнера: критика и реконструкция. Философия науки , 76 (2), 119–142.

    Google ученый

  • Зале, Дж. (2003). Дебаты индивидуализма-холизма об интертеоретической редукции и аргумент множественной реализации. Философия социальных наук , 33 (1), 77–99.

    Google ученый

  • Зале, Дж.(2016). Методологический холизм в социальных науках. В EN Zalta (Ed.), Стэнфордская энциклопедия философии , http://plato.stanford.edu/entries/holism-social/.

  • Зале, Дж., и Коллин, Ф. (ред.). (2014). Переосмысление дискуссии об индивидуализме и холизме: Очерки философии социальных наук . Лондон: Спрингер.

    Google ученый

  • Эмиль Дюркгейм и методологический индивидуализм

    На протяжении всей книги Эмиля Дюркгейма « Социальные факты » он описывает то, что он считает правильной природой социальных фактов.В этом эссе исследуется его подход, чтобы оценить его отношение как к методологическому холизму, так и к методологическому индивидуализму, чтобы показать, что Дюркгейм гораздо более склонен к целостному взгляду на социальные явления, чем к индивидуалистическому. В самом деле, я зайду так далеко, что скажу, что подход Дюркгейма можно назвать индивидуализмом только в самом широком смысле этого слова.

    Прежде всего необходимо прояснить изложение доктрины методологического индивидуализма, чтобы обеспечить основу для оценки тезиса Дюркгейма.Методологический индивидуализм, по мнению Уоткинса, «начинается с предрасположенностей, информации и отношений индивидов» как данных, а затем «распространяется» на «непреднамеренные последствия их взаимодействия»

    .

    Основным примером этого является допущение в экономике, что все будут преследовать свои корыстные цели, прежде всего, в результате эффективной рыночной системы, эффективно распределяя товары по самым низким ценам в соответствии с их постоянной доступностью: ни один агент не намерен , чтобы это было результатом их действий, но их склонность действовать в своих собственных интересах приводит их к тому, что их ведет, как «невидимая рука» (по выражению Адама Смита), к действиям, которые способствуют решение эффективного рынка подробно описано выше.

    В первоначальной формулировке Смита «невидимая рука» была механизмом благоприятных результатов, но методологический индивидуалистический подход также объясняет негативные социальные явления, такие как расовая сегрегация: в модели, предложенной Розенбергом, «рациональная» склонность жить вокруг определенной части людей нашей собственной расы может привести к ситуации практически идеальной сегрегации – даже в ситуациях, когда мы предпочли бы жить в интегрированных районах. В этой ситуации, если (например) мы хотим жить как минимум с одной третью людей нашей расы и это условие не выполняется, мы переместимся в район, где оно должно быть выполнено.При этом мы можем создать такие условия, что кто-то из другой расы больше не будет удовлетворять своему предпочтению на одну треть.

    Здесь вполне вероятно, что этот представитель другой расы переместится в область, из которой ушел представитель нашей расы. Этот эффект будет нарастать снежным комом до тех пор, пока не возникнет полностью сегрегированное устройство, когда люди действуют исключительно для удовлетворения своих предпочтений там, где они нарушаются прибытием представителей других рас. Для индивидуалиста общество есть не что иное, как сумма решений (в результате взаимодействий между предрасположенностями, ситуациями, убеждениями, физическими ресурсами и средой индивидов) людей, из которых оно состоит.

    Дюркгейм, кажется, бросает вызов любой возможности того, чтобы его назвали методологическим индивидуалистом, в невероятно наглой манере: действительно, он прямо заявляет, что «мысль, которую мы находим в каждом индивидуальном сознании […], не является, таким образом, социальной факт» — если бы такая вещь существовала, то методологический индивидуалист определенно считал бы ее элементом социальной сферы. Он утверждает истинность «социальных фактов», определяемых как «способы действия, мышления и чувства, внешние по отношению к индивиду, наделенные силой принуждения».

    Эти «факты» «не следует смешивать с биологическими явлениями, так как они состоят из представлений и действий; ни с психологическими явлениями, которые существуют только в индивидуальном сознании и через него»: они, следовательно, представляют собой «новый» вид факта и, таким образом, отделены от индивидов, составляющих общество. Принуждение, подразумеваемое Дюркгеймом, принимает различные формы (включая неодобрение или насмешку в случае отклонения от моральных норм, продиктованного социальными фактами, и прямое наказание за нарушение закона, продиктованное социальными фактами), и служит для Дюркгейма доказательством существование таких вещей – если вы можете что-то «почувствовать» (как если бы вас принуждали), это определенно существует.Когда я подчиняюсь диктату социальных фактов, я не чувствую ограничения их принудительной силы; но, сопротивляясь им, я полностью осознаю принуждающую силу, которую они имеют: это следует из того, что (например) ко мне не будут применяться наказания закона, если я не нарушу закон.

    Поскольку их источник, по Дюркгейму, не «в индивидууме», они должны существовать в социальном слое. Это сразу же предполагает большое расхождение между взглядами Дюркгейма и взглядами методологических индивидуалистов: таким образом, он предлагает своего рода «организм», согласно которому целое больше, чем сумма его частей.Методологические индивидуалисты никогда не могли бы согласиться с таким объяснением принудительной силы закона или общественной морали, поскольку это нечто независимое от психологии индивидов.

    Дюркгейм далее отличает себя от методологических индивидуалистов, утверждая, что «социальные потоки» могут привести к созданию психологических состояний у индивидов в группах, которые они позже (после группового рассредоточения) не смогут идентифицировать как свои собственные. Здесь очевидно, что Дюркгейм фактически заявил, что помимо вещей, существующих в социальной сфере, независимых от психологических состояний, эти внешние факты способны влиять на психологические состояния людей: нередуцируемый элемент социального объяснения был явно заменен психологическим. состояний к внешним социальным фактам.Его обсуждение образования развивает этот элемент его аргумента: то, что «принуждение [социальных фактов] перестает ощущаться […], потому что оно постепенно порождает привычки и внутренние тенденции, которые делают принуждение ненужным», прекрасно демонстрирует этот пункт — социальные факты обуславливают психологию людей, в отличие от школы методологического индивидуализма.

    Возникновение и содержание примеров, приведенных для практического применения методологии, теперь будут объяснены здесь в контексте более целостного подхода Дюркгейма.Появление эффективных рыночных систем должно быть оценено в первую очередь: по сравнению с подходом индивидуалиста, основанным на «непреднамеренных последствиях», аргумент Дюркгейма мог бы (если бы это наблюдалось эмпирически) основываться на социальном факте, таком как влияние кодекса общественного мнения. мораль, которая считала бы взвинчивание цен неправильным. Здесь принудительная сила этого элемента общественной морали заставляет людей торговать определенными суммами по определенным ценам, чтобы эффективно распределять и чтобы они не подвергались какому бы то ни было наказанию, применимому за отклонение от социальной действительности.

    Чтобы объяснить пример сегрегации, несмотря на толерантных, интеграционистских индивидуумов, можно было бы обратиться к характеру предпочтения, заявленного в индивидуалистическом объяснении рационального выбора: ясно, что каждый предпочитает жить с 1/х своей расы. , но что информирует об этом предпочтении? Вполне возможно, что это предпочтение является диктатом социального факта «образа жизни», который включает в себя жизнь в пределах своей собственной расы. Отклонение от этого может привести к тому, что его расовые сверстники оставят его и послужат принуждению людей к сохранению этого предпочтения.

    Тот факт, что я упоминаю «методологический индивидуализм в самом свободном смысле этого слова» во введении, не должен остаться незамеченным: Кинкейд развивает теорию семи возможных теорий, которые можно назвать «методологическим индивидуализмом». представляет собой самую строгую форму доктрины, «индивидуалистической теории достаточно, чтобы полностью объяснить социальные явления»: последним средством в объяснении социальных явлений является обращение к индивидуальной психологии.Судя по тому, что было обсуждено до сих пор, Дюркгейм не вписывается ни в одну из кинкейдовских категорий, но есть текстовые свидетельства, позволяющие предположить, что Дюркгейм имел симпатии, которые могли бы поместить его в категорию индивидуалистов, для которых «некоторая ссылка на индивидов является необходимой». условие любого полного объяснения социальных явлений».

    Дюркгейм признает, что индивидуальные проявления социальных фактов «до известной степени социальны, поскольку они частично воспроизводят социальную модель.Несмотря на его заявления о том, что они, будучи простыми репродукциями, не являются предметом социологии, совершенно очевидно, что для объяснения данного социального события в прошлом нужно было бы обратиться к «решениям», а не к ним. «предрасположенность» (в терминах Уоткинса, хотя здесь, конечно, навязанная экзогенными социальными фактами) индивидуумов давать полные объяснения: исторические объяснения, использующие методы Дюркгейма, были бы, таким образом, запятнаны кистью методологического индивидуализма.

    В заключение, очевидно, что Дюркгейм никоим образом не является строгим последователем методологической индивидуалистической традиции.Его утверждение о существовании «вещей» отдельно от суммы индивидуальных психологических диспозиций в контексте информации и отношений с другими подтверждает это: по этой причине его основной тезис в корне расходится с традиционной интерпретацией методологического индивидуализма. Однако, если принять очень ослабленное определение «индивидуализма», Дюркгейм, по-видимому, сочувствует важности индивидуума в крупномасштабных социальных событиях с точки зрения их микрокосмического воплощения.


    1. Уоткинс, «Идеальные типы и историческое объяснение», British Journal for the Philosophy of Science , vol. 3 (1952), стр. 26
    2. Розенберг, Философия социальных наук , стр. 153
    3. Там же, стр. 157-158
    4. Уоткинс, «Историческое объяснение в социальных науках» в чтениях по философии социальных наук , изд. Мартин и Макинтайр, стр. 448
    5. Там же, стр. 442
    6. Дюркгейм, «Социальные факты» в чтениях по философии социальных наук , изд.Мартин и Макинтайр, стр. 435
    7. Там же, стр. 434
    8. Там же, стр. 434
    9. Там же, стр. 433-434
    10. Там же, стр. 439
    11. Там же, стр. 433
    12. Розенберг, указ. соч., стр. 126
    13. Дюркгейм, указ.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.