Содержание

Полная победа филантропии | Harvard Business Review Russia

Феномены
Сюзан Вулф Диткофф , Эйб Гриндл
Фото: Alex Radelich/Unsplash

Частная филантропия помогла воплотить в жизнь важнейшие социальные инициативы прошлого столетия. Без богатых энтузиастов не удалось бы ликвидировать во всем мире полиомиелит. Обеспечить школьников из бедных американских семей бесплатными или дешевыми обедами. Организовать общедоступную службу спасения 911. Предоставить право на создание семьи американцам одного пола. Эти и другие проекты уже изменили (а то и спасли) жизни сотен миллионов людей. Однако то, что сегодня воспринимается как ­неизбежный прогресс, когда-то казалось недостижимой мечтой.

Многие из крупных благотворителей современности надеются достичь столь же впечатляющих результатов. Их цель — не поддержать бездомных или голодных, а обеспечить всех кровом и пищей. Их не устраивает стабильный линейный прогресс — они жаждут революционных, системных преобразований в кратчайшие сроки. Люди озабочены неравномерным распределением благ, и многие филантропы чувствуют, что богатство налагает на них обязательства. Масштабы их амбиций так же поразительны, как и объемы потенциальных пожертвований.

ИДЕЯ КОРОТКО


Проблема
Многие современные филантропы надеются добиться революционных перемен. Но, несмотря на то, что они выписывают внушительные чеки, ситуация существенно не меняется.

Вдохновение
Исторически значимые преобразования: от практически полного искоренения полиомиелита в мировом масштабе до легализации однополых браков в США — демонстрируют потенциал социальных инициатив.

Уроки
Тщательное изучение 15 успешных кампаний выявляет в них пять общих элементов. Это единое понимание проблемы; постановка реалистичных промежуточных целей; продуманный подход, работающий в большом масштабе; умение нарастить спрос; готовность корректировать курс.

Однако в приватных беседах филантропы все чаще выражают разочарование: они годами выписывают солидные чеки, но это по большому счету ничего не меняет. Стоит вспомнить хотя бы значительные вливания в борьбу с климатическими изменениями или в улучшение гособразования в США. Сталкиваясь с помехами и общественной критикой, лучшие из благотворителей пересматривают свои цели и подходы и начинают по-новому взаимодействовать с сообществами, надеясь подтолкнуть их к верному решению. Другие же либо уходят в более «безопасные» сферы, например поддерживают университеты или музеи, либо вообще теряют интерес к публичным пожертвованиям.

Конечно, масштабных социальных перемен добиться трудно — но, как показывает история, вполне реально. К сожалению, успех никогда не зависит от одного гранта или остроумного решения: он требует совместных усилий многих людей, участия государства и упорного труда на протяжении десятилетий. Чтобы понять, почему некоторые социальные инициативы приносят плоды и какие уроки современные филантропы могли бы извлечь из достижений прошлого, мы подробно изучили 15 прорывных проектов: от паллиативного ухода и справедливой оплаты труда мигрантов в США до популяризации средств от обезвоживания в Бангладеш (см. врезку «Масштабные социальные движения ХХ века»). Наше исследование выявило пять факторов, которые помогают благотворителям добиваться глобальных принципиальных перемен. Итак, для успеха инициативы нужно:

  • следить за тем, чтобы все одинаково понимали суть и контекст проблемы;
  • ставить реалистичные промежуточные цели и точно формулировать яркую идею;
  • вырабатывать подходы, применимые в большом масштабе;
  • не искать, а взращивать сторонников;
  • быть готовыми корректировать курс.

Роль филантропов в изученных нами историях разнилась. Как правило, меценаты финансировали работу других людей. Практическая реализация, как и сегодня, ложилась в основном на плечи лидеров НКО, активистов и других инициаторов социальных перемен. Истории объединяло одно: благотворители понимали важность пяти факторов успеха и были готовы поддерживать их деньгами — частично или все пять сразу. Филантропы выступали источником ресурсов: они находили слабые места и направляли туда необходимую помощь. Порой, чтобы склонить весы в нужную сторону, достаточно было профинансировать один из пяти элементов.

Предлагаемая схема не универсальна. В реальности все намного сложнее, успех зависит от множества факторов, в том числе от удачи и выбора времени; причины успеха невозможно объяснить до конца. И все же мы убеждены: если амбициозные филантропы сумеют вписать наши рекомендации в контекст конкретной кампании, они существенно повысят шансы изменить мир.

советуем прочитать

Марина Иванющенкова

Джилл Коркиндейл

Альваро Оливейра,  Джон Янгер

Кханна Параг,  Кхемка Каран

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи

Кто такой филантроп и как им стать

Фото предоставлено рекламодателем

Филантропом сегодня принято называть человека, который готов сочувствовать и оказывать помощь на безвозмездных началах людям, активно в ней нуждающимся, или определенным группам людей, права которых ущемлены. Понятно, что форм и инструментов поддержки существует множество. Одним из наиболее известных в мире филантропов является Вячеслав Моше Кантор. Он много времени уделяет борьбе за мир и толерантность по отношению ко всем расам и народностям. Этот предприниматель и безусловный лидер активно занимается благотворительной деятельностью. Он помогает нуждающимся и словом, и делом. Вячеслав Моше Кантор является примером для подражания.

Филантропами принято называть людей, которые активно оказывают поддержку другим людям, при этом ничего не ожидают получить взамен. Этот термин имеет прямое отношение к благотворительности. Помощь может выражаться в моральной поддержке, определенных действиях, обеспечении некоторыми вещами или услугами, безвозмездно или на выгодных условиях. В этом случае существует лишь два обязательных условия: бескорыстность и добровольность. Понятно, что финансовая поддержка также присуща филантропам. Чаще всего их внимание распространяется на группы людей, которые не могут самостоятельно позаботиться о себе должным образом или в полной мере. Это дети-сироты, пожилые люди, инвалиды и не только.

К примеру, Вячеслав Моше Кантор всю жизнь борется с антисемитизмом. Он защищает право каждого на свою позицию касаемо уклада жизни и вероисповедания.

Что делают филантропы, чтобы реализовать свой потенциал и помочь, как можно большему количеству людей? Они организовывают различные мероприятия и благотворительные акции. Таким образом, они не только собирают средства, но и рассказывают миру о некоторых проблемах, которые сложились в обществе. Кроме того, филантропы готовы оказывать физическую помощь нуждающимся. Это может касаться даже решения ряда бытовых вопросов. Помощь может распространяться на отдельные структуры или общественные организации, а также воплощаться в финансировании различных мероприятий.

На правах рекламы

22.11.2021



Благотворительность – большой плюс для бизнеса. На западе уже давно это раскусили. А вы?

В прошлом году мир пережил настоящий бум благотворительности. Большинство филантропов не планируют урезать объемы пожертвований, а четверть доноров заявила, что в связи с пандемией готова жертвовать больше. Но структура филантропии изменилась до неузнаваемости: все средства ушли на борьбу с коронавирусом, а искусство и образование остались практически без субсидий.


В каких благотворительных проектах участвовать? Стоит ли вообще поднимать тему филантропии, когда бизнесы закрываются, не выдерживая последствий локдауна?

Однозначно стоит. Благотворительность — вечно актуальная тема и такой же элемент предпринимательства, как построение команды, производство, маркетинг. При бездумном подходе она может превратиться для компании в минное поле. Попробуем разобраться, как поставить безвозмездную помощь на эффективные рельсы.

Лобовая атака

В самом распространенном варианте благотворительность используют в качестве PR-инструмента. Логика простая: когда компания жертвует деньги на общественно значимые проекты, уровень доверия клиентов к ней растет.

Но некоторые не выдерживают искушения выжать из инфоповода максимум. В 1999 году компания Philip Morris потратила $60 млн на социальные программы. А после этого — еще $100 млн на социальную рекламу, в которой рассказывалось о том, как компания меняет жизнь простых американцев к лучшему. Прибыль Philip Morris резко пошла вверх, но такая стратегия вызвала шквал критики и обвинения в цинизме в особо крупных размерах.

В 2020-м подобный фокус окончился бы для компании грустно. На лобовой пиар на благотворительности в обществе смотрят под микроскопом, выискивая попытки задобрить людей и приумножить капиталы. Что, в общем-то, не лишено справедливости. Да, бизнес-цели — это хорошо, но манипуляции не любит никто (и, кстати, даже сами сотрудники компаний-манипуляторов).

Дальновидный подход — глобально

Есть другая концепция благотворительности. Суть в том, что компания решает важные социальные проблемы.

Если от этих инициатив выигрывает общество, значит, выиграет и бизнес.

Такой подход называется стратегической филантропией. Она влияет на бизнес опосредованно, но существенно. Целевая аудитория таких проектов — комьюнити, проживающее в точке присутствия бизнеса. Сегодня в США редкая компания будет инвестировать в благотворительный проект, который реализовывается вне зоны ее бизнес-интересов.

Глобальные компании могут поднимать более масштабные проекты. К примеру, благотворительный фонд Майкла Блумберга (сейчас он занимает 14-е место в списке Forbes 400 с результатом $55 млрд) пожертвовал $500 млн на программу Beyond Coal, предусматривающую закрытие всех угольных электростанций США и, соответственно, радикальную очистку атмосферы от их вредных выбросов. Благодаря пожертвованиям Bloomberg Philanthropies на сегодняшний день ликвидированы 318 из 530 предприятий. Остальные закроют до 2030 года.

Блумберг держит нос по ветру, грамотно работая с общественными ожиданиями. Экологическая повестка — одна из самых актуальных.

Статистика Nielsen показывает: 81% землян убеждены в том, что компании должны способствовать улучшению окружающей среды. Поэтому Блумберг инвестирует в программу, которая, по их оценкам, спасет тысячи жизней.

Фишка такого подхода — в осознании факта, что бизнес не существует в вакууме. Он всегда интегрирован в экосистему, ключевым элементом которой является общество. Бизнес создается для людей, и от того, как будут выстраиваться отношения с ними, зависит будущее компании.

Фото: управляющий партнер холдинга Олег Крот

Дальновидный подход — локально

Стратегическая филантропия одинаково хорошо работает в масштабах планеты, страны, города или района. Главное — фокус на завтра.

Например, компания может поддерживать местные учреждения медицины и/или образования. Ведь потребность людей в здоровье и интеллектуальном развитии не иссякнет никогда.

Например, если помочь региональному вузу технической базой или актуальной образовательной программой, такая инициатива повлияет на уровень подготовки местных кадров. Пожертвования университету менее затратны, чем создание собственного. Это одно из решений проблемы квалификации персонала в будущем. О необходимости улучшить то же STEM-образование сейчас говорят многие. Но реально этим занимаются только те, кто смотрит на годы и десятилетия вперед.

Бизнесмены — не доктора, но могут спасать человеческие жизни, помогая конкретным врачам и больницам. Одна из компаний нашего холдинга строила в Кропивницком дата-центр. Мы узнали, что в местной детской больнице работает талантливый нейрохирург, переселенец из Луганска. Он делал сложнейшие операции на головном мозге, но работать ему приходилось на старых советских аппаратах.

Бизнес поддержал клинику — после полного обновления детская нейрохирургия Кропивницкого заработала на уровне столичных и зарубежных. Это лишь частный случай, как можно повлиять на здравоохранение в городе.

2020-й год особенно подчеркнул роль стратегической филантропии на местах. Сотни миллионов гривен украинских компаний идут на закупку аппаратов для ИВЛ и диагностики, кислорода, средств защиты и тест-систем, разработку вакцин. Кто-то и здесь возмутится: “Пиарятся”. Но по факту это здравый смысл — ведь что за бизнес без живых и здоровых сотрудников и клиентов?

А нужно ли вообще вкладываться в благотворительность?

“Корпорации не должны решать проблему благосостояния общества. Они должны делать деньги, а не музыку”, — говорил Теодор Левитт, профессор Гарвардской школы бизнеса.

Практики с ним не соглашаются. За последнее десятилетие совокупное состояние Forbes 400 (список самых богатых американцев) выросло с $1,3 до $3 трлн и, по прогнозам, большая часть этих средств пойдет на благотворительные нужды.

Вопреки мнению Левитта филантропия становится правилом. Во многих компаниях это уже не отдельный вид деятельности, а часть политики корпоративной социальной ответственности. Согласно ей, бизнес должен не только платить налоги, но и разделять с обществом ответственность за целый спектр вопросов — от социальной и экономической адаптации незащищенных слоев населения до решения экологических проблем.

Сегодня КСО-политику проводят 85% компаний из списка S&P 500. Такое поведение в деловой среде стало хорошим тоном. Если вы хотите быть частью глобального бизнес-комьюнити, эти ценности нужно интегрировать во внутренние стандарты.

Надо сказать, по-другому уже не получается. Допустим, ваша украинская компания собирается заключить сделку с международной. Сейчас невозможно это сделать, не отвечая принятым в западной среде бизнес-стандартам.

Системность прежде всего

Подытожу. Филантропия стала обязательной частью бизнеса. Значит, на нее распространяются стандартные проектные правила. Да, вы можете бессистемно и бездумно потратить деньги — снова-таки ради попытки пиара и усиления деловой репутации. Но этого мало.

Смотрите на благотворительность, как на проект с дальней перспективой — не с сегодня на завтра, а на годы вперед. В этом случае решение актуальных проблем региона, в котором работает компания — правильная стратегия.

В 2016 году калифорнийский производитель одежды Patagonia пообещал передать всю выручку от продаж в Черную пятницу местным экологическим организациям. Отдел продаж рассчитывал на $2 млн, но жители штата поддержали инициативу. В результате Patagonia заработала $10 млн и получила целую армию лояльных клиентов.

Обычно на эту историю мне возражают, что у нас такое невозможно — люди не оценят. Что ж, так говорят и на многие сильные предпринимательские идеи. Забудьте о скептиках. Для начала даже забудьте о благотворительности как таковой. Думайте о будущем.

Оригинал статьи на liga.net

Подписаться на новости

От редакции: Главные филантропы — Ведомости

События на Кубани, где от наводнения погибло (по официальным данным) более 170 человек и пострадало более 24 000, показали не только очевидные просчеты государственной системы предупреждения чрезвычайных ситуаций и реагирования на стихийные бедствия. Налицо энергичная общественная кампания сбора вещей, продуктов, денег и другой помощи родственникам погибших и людям, потерявшим жилье и имущество. Эксперты отмечают, что благотворительные организации и добровольцы учли опыт огненного лета 2010 г. Некоммерческие организации, корпоративные благотворители, волонтеры и простые обыватели активнее, чем два года назад, пользуются интернетом и социальными сетями, чтобы узнать, в чем больше всего нуждаются пострадавшие.

Созданный в 2010 г. портал «Виртуальная рында» (http://rynda.org/) аккумулирует сообщения пострадавших о помощи, пунктах сбора вещей и продуктов, благотворительных счетах и т. д. Ко вчерашнему вечеру на сайте появилось около 1400 сообщений со всей России. Большинство – о местах сбора помощи и времени отправки гуманитарных грузов. Все это делается самостоятельно, без серьезной поддержки бюрократии и без лишней помпы. Такая самостоятельность – следствие отношения государства к благотворительности и добровольчеству. Власть не прочь переложить часть своих социальных и общественных функций – помощь старикам и детям или борьбу со стихией – на некоммерческие организации и волонтеров. Можно вспомнить благожелательное отношение государства к фондам, помогающим взрослым и детям получать дорогостоящее лечение в России и за рубежом, стремление Владимира Путина и Сергея Шойгу увеличить численность добровольцев-пожарных в 2010 г. Но одновременно первые лица и другие чиновники любят продемонстрировать, что главные филантропы в стране – это они. Волонтеры для них конкуренты, их работа в районах бедствия означает, что ситуация не так благополучна, как в телеэфире. Для некоторых помощь благотворителей – это обуза, от которой лучше избавиться, как это сделали в 2010 г. рязанские и мордовские чиновники, выбросившие на свалку тонны вещей, присланных россиянами для погорельцев. Наконец, для многих чиновников благотворители подозрительны уже тем, что не преследуют выгоды.

Чем занимается филантроп?

Филантроп — это человек, который занимается деятельностью, направленной на благо людей и общества. Эти мероприятия могут варьироваться от пожертвований до пожертвований колледжа, которые используются для предоставления стипендий, до создания благотворительной организации, которая проводит исследования по болезням и ищет новые методы лечения и профилактики. Хотя благотворительность часто ассоциируется с богатыми людьми, поскольку у них больше ресурсов для пожертвований на благотворительность, люди из широкого круга социальных и экономических классов могут заниматься благотворительностью, и некоторые религии фактически специально обязывают своих последователей регулярно заниматься благотворительностью.

Термин «филантроп» буквально означает «любитель человека», и, как это подразумевает, филантропы, как правило, альтруистичны по своей природе, а не занимаются деятельностью, которая принесет им непосредственную пользу в дополнение к вкладам других людей. За свои действия филантропы часто получают вознаграждение за налоговые льготы, повышение социального статуса и другие льготы, но большинство утверждают, что альтруизм является мотивацией, а некоторые предпочитают оставаться анонимными, поэтому основное внимание уделяется предоставляемым льготам, а не человеку. внося свой вклад.

Филантропы могут пожертвовать деньги, время, навыки и материальные блага на дела, которые они поддерживают. Они часто заполняют пробел, предоставляя преимущества там, где их нет, или ощущая слабость и поддерживая ее. Например, меценат в городской местности может заметить, что городские службы для бездомных не удовлетворяют потребности, и он или она могут решить открыть центр обслуживания для бездомных, чтобы создать больше сети безопасности и избежать путаницы которые часто связаны с правительственными организациями.

Многие отрасли искусства в значительной степени полагаются на благотворительные взносы, и балеты, музеи и другие центры искусств финансируются за счет взносов благотворителей и благотворительных организаций, которые объединяют ресурсы многих доноров. Филантроп может предпочесть внести свой вклад в такие организации, а не в непосредственное отношение к причинам, при условии, что члены правления организации могут быть лучше оснащены, чтобы наилучшим образом определить, как, где и когда следует использовать средства.

Психологи отмечают, что в нескольких исследованиях альтруистические действия вызывают чувство удовлетворения и вознаграждения в мозге, предполагая, что люди на самом деле запрограммированы заниматься благотворительностью и помогать друг другу в трудные времена. Это может быть одной из причин, почему человек становится филантропом, хотя богатые люди также испытывают огромное социальное давление, чтобы участвовать в благотворительной деятельности, и они могут быть осуждены за неспособность внести свой вклад в различные благотворительные цели.

ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

Филантропия для хакеров → Roem.ru

Оригинальная статья. Перевод — Кирилл Черняков, Newочём. 

***

За последние пару десятков лет произошла кардинальная смена акцентов в распределении общемирового богатства. На долю новой мировой элиты — первопроходцев телекоммуникаций, персональных компьютеров, интернета и мобильных устройств — приходится 800 миллиардов долларов из общей суммы в 7 триллионов, которая распределена среди тысячи самых богатых людей планеты.

И хоть представителей этой новой прослойки называли по-разному: технарями, инженерами, даже гиками — у всех них есть общая черта: они хакеры. Исключения минимальны. Большинство компаний, покоривших онлайн пространство (Facebook, Apple, Twitter и так далее), были основаны людьми, так или иначе связанными с хакерским сообществом. Я до сих пор считаю себя одним из них. Если ты принял мировоззрение хакера, то от него уже сложно отделаться.

Хакеры разделяют общий взгляд на мир: презирают господствующие классы, верят в необходимость открытости информации, интуитивно чувствуют уязвимости в системах, горят желанием «взломать» сложные проблемы каким-нибудь элегантным технологическим или социальным путем и с почти религиозным фанатизмом верят в то, что сила информации им в этом поможет.

Принято считать, что хакеры создают одни проблемы, однако они также способны эти проблемы решать: поиск уязвимостей им интересен не меньше, чем использование их ради собственной выгоды. Слабости в давно устоявшихся системах позволили хакерам коренным образом изменить работу множества отраслей: начиная с розничной торговли и музыкальной индустрии заканчивая транспортными предприятиями и издательским делом.

Хакеры — чаще всего стеснительные интроверты — заинтересованы скорее в идеях, чем в деньгах или управлении компаниями, именно поэтому зачастую они столь нерешительно подходят к созданию собственных империй. Никто и подумать не мог, что Землю унаследуют гики. Неожиданностью для всех — для самих хакеров в первую очередь — стало то, что бунтари-одиночки начнут менять мир, параллельно захватывая власть и деньги.

Образовавшаяся элита хакеров — это самый настоящий феномен в истории накопления капиталов. Во-первых, они достигли успеха в относительно молодом возрасте, в основном, до сорока лет. Во-вторых, они всегда чувствовали себя отщепенцами в обществе, именно поэтому они и не стремились стать частью элиты и никогда полностью не смешаются с ней. Но, увы, в результате, они совершенно не готовы к тому бремени, что пало на их плечи.

В большинстве своём они идеалисты. Они впервые сталкиваются с современными проблемами человечества, будучи молодыми, наивными и, пожалуй, достаточно заносчивыми, чтобы верить в то, что они могут их решить. Именно этот зов долга подталкивает их к традиционной филантропии — странному и незнакомому миру, состоящему из давно устаревших учреждений и обществ.

Никто толком и не знает, сколько денег хранится в благотворительных фондах, которые к тому же не облагаются налогами. Впервые они появились в начале XX века, когда сливки индустриального общества — Эндрю Карнеги и Джон Д. Рокфеллер — основали первые организации такого рода. В 1953 году Говард Хьюз пожертвовал организации, не облагающейся налогами, бо́льшую часть своей доли в холдинге Hughes Aircraft в организацию. Многие усмотрели в этом простую попытку избежать выплаты налогов. Практика хранения своих сбережений в фондах, не облагающихся налогами, живет и по сей день.

Каждый год около трёхсот миллиардов долларов попадает в личные или общественные фонды — благотворительные организации, которые едва ли могут гарантировать прозрачность переводов или хотя бы отчетность. И это не полностью их вина. Филантропия не подчиняется обычным рыночным силам. С экономической точки зрения это самый нестабильный рынок, единственный, где покупатель товара или услуги — читай «благотворитель» — не всегда является конечным получателем того блага, которое он предоставляет.

Филантропы частенько любят разглагольствовать о том, как они помогают, но вот крайне редко у них есть способы хотя как-то измерить эту помощь. В связи с чем мы имеем мир, где большую ценность представляет признание и репутация, а не эффективность. Именно это побуждает филантропов из года в год жертвовать деньги на благотворительность, бесконечно соревнуясь в количестве названых в их честь корпусов авторитетных университетов, медицинских центров, центров зрелищных искусств и других мест.

Хакеры же продемонстрировали, что не столь заинтересованы в подобной филантропии. Наоборот, они хотят получать осязаемый результат. Именно здесь способность хакеров обнаруживать решаемые проблемы даёт им значительное преимущество. Формально это просто сделать, проблемы ведь вообще повсюду. Но вот найти ту, которую можно «взломать», — это абсолютно другое дело. Решение именно этих проблем ценится больше всего.

Новое поколение филантропов хочет верить, что есть разумное решение любой проблемы, и они провели парочку радикальных экспериментов. К примеру, вопреки провалу огромных проектов по изменению гетто Киберы, пригорода кенийского города Найроби, такие люди, как сооснователь Facebook Дастин Московиц, стараются отправлять деньги напрямую на телефоны жителей Киберы при помощи таких благотворительных служб, как GiveDirectly.

Эти начинающие филантропы хотят получить точные измерения и аналитические инструменты, сравнимые с таблицами мониторинга вроде Mixpanel, — всё то, что они использовали при создании своих программ. Они хотят напрямую контактировать с теми, на чьих идеях держится мир благотворительности: с учёными, полевыми работниками и академиками — теми, кто обычно остается в тени, скрытые от своих благодетелей за спинами так называемых  «сотрудников, занимающихся развитием».

Хакерская элита начинает осваивать свои новые обязанности, а нам тем временем стоит хорошенько закрепить пару уроков, чтобы не потерять свой путь и не вернуться к изжившим себя организациями.

Шон Паркер
Фото: Бен Бейкер

Не надо тянуть. Для того, чтобы начать, нет дня лучше, чем сегодняшний. Раньше молодежь и благотворительность были трудносовместимыми понятиями, но нынешние молодые филантропы энергичны, трудолюбивы и абсолютно безразличны к мнению представителей системы. Как только кого-то из них начинает волновать, что же о нем могут подумать другие, он попросту становится частью этой системы.

Один венчурный капиталист однажды спросил меня, почему я так хочу работать с организацией, которую сам основал, хотя она не показывает такие отличные результаты, как мои другие компании: «Вам же нужно защищать свою репутацию! Вы действительно хотите заниматься этим?» Я ответил, что если бы я так рассуждал в самом начале, когда мне нечего было терять, тогда у меня и не было бы такой репутации.

Для хакеров очень важно то, что принесло им успех: скептическое отношение к системе и желание провоцировать её или даже бороться с ней. Хакерам, вошедшим в элитное сообщество, стоит расценивать благотворительность как подарок, а не как принятый способ влиться в социальную систему, которую они же старались уничтожить.

Быстро реагируйте. Единственный способ избежать стагнации — это своевременная реакция на появляющиеся проблемы. Что значит потратить все свои благотворительные сбережения еще при жизни и не думать лишний раз об основании собственного фонда. Передача средств в фонд, не облагающийся налогами, само по себе не должна быть конечной целью.

Стоит жить ради того, чтобы выполнить большинство — или даже все — свои цели. Wikipedia — одна из первых некоммерческих организаций, построенная хакерами. Её цель — собрать воедино знания о мире. Еще век назад эту же проблему хотел решить и Эндрю Карнеги посредством строительства библиотек. Возможно, застав Интернет, он бы вместо этого создал Wikipedia. Увы, этого мы никогда не узнаем, но вот фонд его имени продолжал спонсировать библиотеки, даже когда Интернет их уже вытеснил.

Будь маленьким, рискуй по-крупному. Ваше главное преимущество над государством и частным сектором — это эффективность и ловкость. Зачем терять это, становясь огромным фондом?

Главная цель исполнительных директоров большинства личных фондов и других некоммерческих организаций — поддержка ресурсов и репутации своих компаний. Это достигается путем создания многоуровневого бюрократического аппарата, который контролирует распределение ресурсов фонда и не дает ему брать на себя слишком большой риск.

В итоге многие частные фонды становятся медленными, консервативными и погрязшими в бюрократии. То есть, по сути, перенимают всё худшее у государства. Хакеры-филантропы при этом должны всегда играть по-крупному и сопротивляться желанию создавать собственные благотворительные организации.

Главная цель — решаемые проблемы. Хакеров привлекают те проблемы, которые можно решить при помощи свежего взгляда или какого-то кардинально нового подхода, который еще предстоит испробовать.

Раньше многие технические проблемы не особо привлекали инвесторов. В 1999 году человечество гадало, зачем ему еще один поисковик, а потом появился Google и захватил Интернет на последующие десять лет.

В 2004 году, во время рассвета Friendster и Myspace, социальные сети были нишей с отвратительной репутацией и не могли привлечь инвесторов. Но потом эти же социальные сети кардинально поменяли общество, привнеся в Интернет то, что было уже давно обещали, демократичные информационные площадки.

Вот суть хакерского мировоззрения: мы взламываем лишь то, что можно взломать, остальное — игнорируем. То есть, к примеру, я в самом деле беспокоюсь за судьбу беженцев или меня волнует глобальное потепление, но я не притворяюсь, будто знаю, как решить все эти проблемы.

Генетически модифицированные T-клетки готовят к переливанию
Источник: PENN MEDICINE

Подобный взгляд на вещи стал для меня поводом сосредоточиться на проблемах иммунотерапии рака. Десять лет назад идея настроить иммунную систему человека на борьбу с раком не получила поддержки инвесторов, несмотря на то, что правительство США вкладывало миллиарды долларов в решение этой проблемы. Группа иммунологов перешла в сферу онкологии, среди них Карл Джун из Университета Пенсильвании, он был первопроходцем в проблеме ВИЧ — считал, что иммунная система играет важную роль в определении пагубности заболевания. На протяжении столетия подобная теория никогда всерьез не рассматривалась.

В 2011 году средств из обычного источника финансирования — Национального института рака — стало мало. Поэтому Джун опубликовал ранние пробные результаты и нашёл частный фонд, готовый спонсировать его работу. Финансирование помогло доктору Джуну продемонстрировать, что его генетически модифицированные иммунные клетки (CAR T-cells) в состоянии уничтожить опухоль — они привели к полной ремиссии нескольких пациентов с лейкемией.

Его исследования стали революцией в иммунотерапии рака: созданы многообещающие способы лечения рака крови, меланомы, а также основано несколько многомиллиардных компаний.

Следите за логикой рынка. Хакеры должны несколько раз проверять, используются ли их вложения с максимальной эффективностью. Получают ли они больше, чем вкладывают? Или, что более близко к теме, виден ли прогресс? Очень важно относиться к благотворительности как к просчитанному риску: не каждое вложение будет успешным, иногда вы будете ошибаться, но в случае успеха другие будут возвращать вам на порядок больше.

Здесь ошибаться так же важно, как и быть правым. Не бывает такого, что абсолютно всё и всегда работает. И хакеры, начинающие свой путь в филантропии, будут относиться скептически к каждому утверждению без доказательств.

Не забывайте про политику. Да, инвестиции в политику могут показаться вам грязными, вы можете бояться замарать свою репутацию, но ведь ноги многих наших проблем растут именно оттуда.

У одних из самых успешных филантропов прошлого поколения — Джордж Сорос слева, Чарльз и Дэвид Кох справа и Майкл Блумберг по центру — врагов было не меньше, чем друзей, но их способность мыслить наперед и политическая уверенность сильно расширили их сферу влияния. У них было достаточно смелости, чтобы рискнуть своими состояниями ради политических убеждений, и зачастую они не освобождались от налогов, в отличие от многих современных филантропов.

Заниматься политикой ради общественного блага вполне возможно. Например, можно поддерживать одну из партий, которые спорят о более высоких налогах для людей с большим капиталом или же о прикрытии лазейки для инвесторов. Также можно выступать за тех кто, способен принести благо обществу, даже если эта сторона не столь популярна. Так, можно добиться беспошлинной торговли или же понижения ставок, что способно сделать страну более конкурентоспособной.

Филантропия всегда была направлена на помощь другим. Так, раньше прямую помощь оказывали через постройку больниц или работу на бесплатной кухне. В таком простом мире прямые бонусы от благотворительности получает не только тот, кто её принимает, но и тот, кто её направляет. И такой способ отдавать что-то людям сейчас ценен как никогда: он живет за счет нашей щедрости и сострадании.

Но у хакеров и благотворительности есть одна большая проблема. Каким образом эти уникальные личности, привыкшие своими делами кардинально менять мир, могут сотворить то, что будет жить еще очень долго, и в добавок получить от этого удовольствие?

Хакерам-филантропам стоит принять, что успех будет редким гостем в их деле, и что их награда будет условной, скорее даже личной, и останется непризнанной. Они должны искренне посвятить себя службе другим и черпать силы из глубокого чувства своего предназначения.

На этой неделе я объявил о создании Parker Foundation. Бюджет фонда — 600 миллионов долларов. За свою жизнь я намереваюсь потратить все эти деньги. Я не боюсь ошибок и с радостью признаю, если они будут.

Моя цель — это не оставить после себя фонд, которым будет управлять кто-то другой, а при жизни сделать мир лучше, чем он был. Таким, чтобы в нём могли жить мои дети.

Техноутопизм хакеров уже поменял ваши жизни. Но наибольший подарок хакеров человечеству еще впереди при условии того, что мы сможем удержать ту силу разума и духа, которая смогла завести нас настолько далеко.

Кто такой филантроп | Знаю все!

Слово «филантроп» часто употребляется в разговорной речи в широком смысле: имеется в виду человек, который просто любит людей, проявляет свое к ним расположение (греческое philéo означает «люблю», а ánthropos – «человек»). Филантропа в таком случае противопоставляют мизантропу, человеконенавистнику. В этом смысле филантропия заложена в природе человека, поскольку его выживание возможно только в коллективе, где царят принципы взаимопомощи. Однако в зависимости от атмосферы в обществе, и филантропов и мизантропов подчас считают фриками. 

В более точном понимании филантроп – это тот, кто занимается благотворительной деятельностью, помогает неимущим, слабым, бедствующим. Любовь к человечеству у филантропа в идеале проявляется как в образе мыслей, так и в поступках. Однако филантропом в свое время могли назвать любого, кто осуществлял пожертвования (независимо от его моральных принципов). В таком случае филантропия – исторически обусловленная традиция оказания помощи выходцами правящего класса представителям низших классов. В этом смысле первые филантропы появились в Древнем Риме. Жертвовали они, в основном, для того чтобы унять недовольство бедноты. Филантропом в чистом смысле не всегда были и религиозные деятели. Ведь церковь зачастую использовала раздачу милостыни или любую другую благотворительную деятельность для усиления своего авторитета.

Кто такой филантроп сегодня? Человек, который может раскрыть себя с самой привлекательной стороны. Конечно, если это делается не для рекламы либо получения налоговых льгот. Филантроп сегодня создает благотворительный фонд или организацию, разрабатывает программу. Что самое главное, средства выделяются филантропами под конкретную позитивную цель: борьбу с раком, помощь беженцам, поддержку осиротевших детей, ликвидацию последствий катастрофы и т.д. Филантроп в какой-то степени является синонимом альтруиста. Самыми крупными филантропами современности считаются богатейшие люди мира — Билл Гейтс, Джордж Сорос, Гордон Мур. В свое время филантропами были Генри Форд, Нельсон Мандела и многие другие знаменитости, общественные деятели и бизнесмены.

молодых филантропов оказывают влияние

Новое поколение благотворителей привносит свой вклад в благотворительность

В прошлом профиль филантропа имел тенденцию выглядеть довольно однородным. Сегодня состав благотворительной деятельности гораздо разнообразнее и все более молодеет. Хотя возрастной диапазон этих доноров может охватывать поколения и поколения, включая Gen-X, Millennial и Gen-Z, они имеют важные общие черты. По словам исследователей, эти филантропы «нового поколения» жертвуют с целью увидеть измеримые результаты и, что важно, более активно участвовать в процессе достижения этих результатов, чем многие доноры до них.

Это, безусловно, относится к молодым филантропам в столичном регионе, по словам Равиндара Сингха, председателя благотворительного комитета MetroEdge, молодой профессиональной ассоциации столичной торговой палаты Сакраменто.

«Когда молодые люди участвуют в благотворительности, это должно что-то для нас значить, — сказал Сингх. «Нам нужно подключиться к миссии. Нам нужно прикоснуться к нему. Нам нужно взаимодействовать с этим, чтобы мы могли поддерживать его наилучшим образом».

Вот несколько примеров того, как молодые люди из Сакраменто, настроенные на благотворительность, делают именно это.

Предоставление грантов молодежью и для молодежи

Каждый год дюжина старшеклассников направляет тысячи долларов Фонда на различные молодежные проекты в некоммерческих организациях и школах по всему региону Сакраменто, поддерживая все, от пакетов помощи для бездомной молодежи ЛГБТК+ до экологического образования для детей, у которых ограничены возможности исследовать дикую природу. места.

Эти молодые филантропы являются членами Консультативного совета по грантам для молодежи (GABY), многолетней программы Фонда по обучению местной молодежи вопросам благотворительности и обучения служению.

С 2003 года GABY предоставила 500 000 долларов США более чем 300 молодежным проектам.

«Одна вещь, которая действительно выделялась для меня как члена GABY, это то, что я видел так много молодых людей, которые так страстно желают помочь своему сообществу и изменить его к лучшему», — сказала Солана Торрес, которая работала в GABY в прошлом году, помогая наградить гранты на 16 молодежных общественных проектов, которые затронули почти 20 000 человек в регионе. «Это действительно изменило то, как я вижу своих сверстников и то, как я вижу себя».

Сеть во благо

В качестве председателя комитета MetroEdge Give Равиндар Сингх отвечает за повышение благотворительного IQ сотен молодых специалистов в столичном районе.На регулярных сетевых мероприятиях ассоциации он и члены его комитета призывают «обрезчиков» задуматься о том, что мотивирует их пожертвования. Они евангелизируют различные способы, которыми Edgers может дать. И они подчеркивают вознаграждение за даяние, а также ответственность.

«Следующие лидеры Сакраменто должны быть хорошо подготовлены, чтобы сделать наше сообщество успешным, поэтому мы всегда стремимся обучать и вдохновлять на то, чтобы отдавать таким образом, чтобы создавать эффективные партнерские отношения», — говорит он.

Насколько это возможно, он поощряет членов MetroEdge делать финансовые пожертвования в дополнение к их времени и талантам.«Многие из наших коллег являются преданными, пожизненными волонтерами для организаций, которые они любят, но мы не можем забывать, что некоммерческие организации тоже нуждаются в финансировании. Это так критично».

С этой целью, в сотрудничестве с программой Inspire Giving Столичной торговой палаты Сакраменто (которая поддерживается фондом Фонда), Комитет по благотворительности выделяет 10 000 долларов США в виде неограниченного финансирования одной местной некоммерческой организации каждый год, полностью финансируемой за счет щедрости Участники MetroEdge.

В этом году получателем премии стала Department of Sound, молодая организация, которая занимается цифровым музыкальным образованием для молодежи в местных малообеспеченных сообществах.

Делаем пожертвования доступными для всех

Как и щедрые люди до них, молодые филантропы будут продолжать жертвовать через эффективные механизмы, такие как фонды, рекомендованные донорами в фондах местных сообществ; в отличие от предыдущих поколений, они также пользуются множеством инновационных возможностей для знакомства и поддержки некоммерческих организаций в более неформальной обстановке. Большой день благотворительности — одна из таких возможностей, которая была запущена в 2013 году с целью сделать благотворительность более доступной для всех в нашем сообществе.

Программа

Social Venture Partners (SVP) Fast Pitch в Сакраменто — еще одна программа. Эта четырехмесячная программа наставничества объединяет профессионалов из некоммерческих организаций со всего столичного региона с региональными лидерами и завершается презентационным конкурсом, похожим на венчурный капитал, — энергичным, динамичным и молниеносным презентационным мероприятием. На конкурсе у некоммерческих участников есть три минуты, чтобы поделиться своей работой и своим влиянием с судьями и переполненной аудиторией в Центре Golden 1 в Сакраменто.

За последние пять лет программа обучила 85 некоммерческих организаций, выделила организациям-победителям 113 000 долларов из фонда, размещенного в Фонде, и собрала 110 000 долларов в виде пожертвований в реальном времени на мероприятии Fast Pitch. И это не учитывает услуги в натуральной форме и последующее финансирование, которые организации получили в результате своего участия, по словам председателя комитета Fast Pitch Эльфрена Фурд.

 

ПОДГОТОВКА К ВАЖНЫМ ИЗМЕНЕНИЯМ

Сосредоточив внимание на коренных причинах местных проблем, поиске решений с долгосрочными результатами и поддержке организаций, которые заботятся о жизненно важных потребностях столичного района, мы помогаем создать условия для значимых преобразований в регионе Сакраменто.

ПОДРОБНЕЕ

Как филантропы нового поколения вносят изменения

Предоставление компаса Взятие:
  • Филантропы нового поколения меняют природу благотворительности, пересматривая методы и то, что значит оказывать влияние.
  • Как доноры нового поколения могут работать из поколения в поколение, чтобы изменить сектор?
  • Вот несколько советов по привлечению филантропов нового поколения.

Что дает компас?

Мы связываем доноров с учебными ресурсами и способами поддержки решений под руководством сообщества. Узнайте больше о нас.


Появление нового поколения по определению является «тенденцией», за которой стоит следить в любой области. Когда молодое поколение начинает входить в состав рабочей силы и брать на себя профессиональные роли, оно приносит с собой новые потребности, новые идеи, новые желания и требования.Это приводит к необходимой адаптации и изменениям в практике. Это, безусловно, верно в области благотворительности.

Преобразования в благотворительности под влиянием нового поколения кажутся более драматичными, чем обычная преемственность поколений. Сегодняшнее следующее поколение, особенно миллениалы и представители поколения Z, во многих отношениях революционизирует благотворительность и некоммерческий сектор, одновременно поднимая ключевые вопросы о самой благотворительности беспрецедентным образом. Они меняют ландшафт доноров, переворачивают с ног на голову нормы в практике некоммерческих организаций и даже стирают границы секторов таким образом, что люди переопределяют, как люди думают о том, как лучше всего «делать добро».

Следующее поколение оказывает — или скоро будет — влияние на всех и все, что связано с благотворительностью.

Чтобы понять тенденции, продвигаемые нынешним поколением следующего поколения, мы должны признать, что мы живем в мире с более многочисленными поколениями, чем когда-либо в истории. Люди живут дольше и дольше остаются активными донорами, волонтерами и профессионалами в области благотворительности. Когда старшие представители поколения Z вступают во взрослую жизнь (некоторым уже за 20), они начинают свою карьеру в некоммерческих организациях, где бэби-бумеры и, возможно, даже представители «молчаливого» или «величайшего» поколения все еще работают и/или служат на службе. доска.Нет ничего необычного в том, что четыре поколения дающих семей занимаются совместным благотворительным предприятием, и очень часто три поколения сидят вместе за столом правления.

Итак, изменения, вызванные восходящим поколением следующего поколения, проявляются в этом многопоколенческом контексте. И это часто может привести к трудностям и трениям, особенно в той мере, в какой следующее поколение становится все более смелым, а старшее поколение остается сопротивляющимся.

Прочтите полную статью о филантропах нового поколения, написанную Майклом Муди и Кевином Петерсоном в Центре Джонсона.

Благотворительность в срок: почему все больше филантропов тратят свои деньги, разоряясь

Чрезвычайные времена требуют чрезвычайных мер, и филантропы воплотили это правило в жизнь, ускорив свои расходы.

Фонд Билла и Мелинды Гейтс выделил более 500 миллионов долларов на борьбу с пандемией коронавируса. Твиттер ТВТР, +1.21% Генеральный директор Джек Дорси пообещал выделить 1 миллиард долларов на борьбу с коронавирусом, а позже добавил организации расовой справедливости в свой список бенефициаров. Маккензи Скотт, бывшая жена Amazon АМЗН, -2,60% Генеральный директор Джефф Безос выделил 1,7 миллиарда долларов на борьбу с пандемией, расовой справедливостью и другими проблемами.

Этот момент также придал новый импульс менее популярному стилю филантропии: тратной или ограниченной по времени филантропии, при которой благотворительные фонды тратят свои активы к определенной дате, а затем закрывают магазины.

Это отличается от традиционного фонда, в котором богатый человек откладывает деньги для решения проблемы по своему выбору, такой как исследование рака или жестокое обращение с животными. Эти фонды, как правило, рассчитаны на вечность, и они, как правило, распределяют деньги относительно медленно. Фактически, они обязаны ежегодно отдавать только 5% своих активов в виде грантов некоммерческим организациям.

У метода расходования средств есть свои критики, и споры ведутся к сути некоторых острых вопросов: как лучше всего использовать деньги для решения проблем общества? Кому выгодно, когда фонд существует вечно? Между тем, растущее имущественное неравенство и все более громкая критика филантропии усилили ощущение того, что пришло время переосмыслить, как тратить деньги на общее благо.

См. также: Он превратился из мультимиллиардера в относительно разоренного и живет в маленькой квартире, как и планировал  

Фонды и спонсоры, которые решают «огромные, коварные проблемы», такие как изменение климата, социальная справедливость и расового неравенства также пришли к пониманию того, что эти проблемы «не будут решены выделением 5% каждый год», — сказала Мелисса Стивенс, исполнительный директор Центра стратегической филантропии Института Милкена.«На самом деле больше нет такого выбора: «Стать большим или вернуться домой». Скорее необходимо добиться большего и стать частью лучшего решения».

Почему бюджетная благотворительность сейчас становится все более популярной

Денежная благотворительность не нова, но все еще выходит за рамки нормы. Согласно отчету Rockefeller Philanthropy Advisors и Campden Wealth за январь 2020 года, около 70% фондов предназначены для бессрочного существования, а около 30% установили крайние сроки своих расходов.С 2000 года количество фондов, придерживающихся стратегии ограниченного времени, увеличилось почти на две трети. «Интерес к благотворительности, ограниченной во времени, довольно неуклонно рос в течение последних 20 лет, и нынешний кризис, похоже, ускоряет его». сказала Мелисса А. Берман, президент и главный исполнительный директор Rockefeller Philanthropy Advisors.

«На самом деле больше нет выбора: «Стать большим или идти домой».’ Скорее необходимо добиться большего и стать частью лучшего решения». ”

— Мелисса Стивенс, исполнительный директор Центра стратегической филантропии Института Милкена.

Главы трех благотворительных фондов недавно призвали других последовать их примеру, написав в июле в «Хрониках филантропии»: «Нет лучшего времени, чем сейчас, для того, чтобы филантропия перестала существовать.” 

Вместо того, чтобы полностью перейти на модель расходования средств, некоторые фонды в этом году увеличивают размер выплат. Глобальный фонд Уоллеса, например, заявил, что потратит 20% своих активов на борьбу с коронавирусом.

В этом году Atlantic Philanthropies, вероятно, самый известный благотворительный фонд, закрыл свои двери — как и планировалось — после пожертвования 8 миллиардов долларов за 38 лет. Основатель Чак Фини, сколотивший состояние в качестве соучредителя Duty Free Shoppers, подписал сообщение: «Для тех, кто интересуется «Давать при жизни»: попробуйте, вам понравится.Другие, кажется, следуют его примеру.

Каждое десятилетие или около того, начиная с 1990-х годов, появлялись предсказания о новой волне накопительных фондов на горизонте, которые не оправдались, сказал Бен Соскис, научный сотрудник Центра некоммерческих организаций и филантропии Института урбанистики, изучающий история благотворительности.

Но этот момент кажется другим, говорит Соскис, отчасти потому, что сегодняшние миллиардеры-филантропы зарабатывают деньги, будучи молодыми людьми.Филантропам Золотого века, таким как Эндрю Карнеги и Джон Д. Рокфеллер, было за 70, когда они основали свои частные фонды, которые существуют до сих пор. Фейсбук ФБ, -7,77% Генеральному директору Марку Цукербергу, например, был 31 год, когда он и его жена Присцилла Чан объявили о рождении своего первого ребенка и о своем намерении отдать 99% своих акций Facebook, пока они были еще живы.

«Когда вы начинаете делать свое богатство в более раннем возрасте и берете на себя ответственность филантропа как призвание в раннем возрасте, сама идея вечности теряет свой блеск.””

— Бен Соскис, научный сотрудник Центра некоммерческих организаций и филантропии Urban Institute.

«Когда вы начинаете делать свое богатство в более раннем возрасте и рано берете на себя ответственность филантропа как призвание, сама идея вечности теряет свой блеск, потому что у вас впереди пять десятилетий работы филантропом, — сказал Соскис.

Филантропы также привыкли тратить деньги на решение определенных проблем, потому что теперь легче измерить их влияние, сказал Берман. «Люди все больше и больше уверены, что они могут оказывать влияние, жертвуя гораздо быстрее», — сказала она.

Такие организации, как некоммерческая организация GiveDirectly, в ходе рандомизированных контролируемых испытаний показали, что пожертвование денег напрямую бедным семьям без каких-либо условий приносит немедленную и долгосрочную пользу, сказала она.

Мотивы, лежащие в основе благотворительной деятельности, основанной на расходах

Мотивы, лежащие в основе благотворительности на основе расходов, с годами менялись и иногда отражали более широкие социальные тенденции.

Промышленник Джон М. Олин, например, ускорил расходы своего фонда, потому что боялся, что будущие поколения не будут следовать его консервативному видению. Его «обеспокоила растущая антиделовая атмосфера среди студентов колледжей и их преподавателей во многих кампусах в конце 1960-х годов.”

«Риск, которому вы подвергаетесь, заключается в том, что график ваших пожертвований не соответствует графику, в течение которого могут произойти изменения в проблеме, которую вы решаете». ”

— Мелисса А. Берман, президент и главный исполнительный директор Rockefeller Philanthropy Advisors.

На него также повлиял уход Генри Форда II из правления Фонда Форда в 1977 году, как сообщается, из-за недовольства тем, что его выделение грантов политически отклонилось влево и «отражало мало интереса или понимания системы частного предпринимательства, которая породила деятельность фонда. богатство.(Например, Форд поставил под сомнение финансирование фонда искусства.)

Филантропия Олина помогла создать влиятельную сеть аналитических центров и академических программ, которые помогли сформировать консервативное движение.

Сегодня некоторые благотворители, тратящие деньги, руководствуются безотлагательностью решения самых насущных мировых проблем.

«В связи с некоторыми проблемами, в частности, с изменением климата, возникает ощущение, что существует переломный момент и что лучше вложить много ресурсов в течение короткого периода времени, чтобы кризис не вышел из-под контроля, чем высвобождать деньги в течение длительного времени. период времени», — сказал Берман.

Плюсы и минусы тратящей благотворительности

Иногда большие ставки дают большие результаты. Филантроп Ирэн Даймонд, например, потратила более 200 миллионов долларов в фонд своего мужа в течение 10 лет в 1980-х и 90-х годах и профинансировала разработку «коктейля» от СПИДа, крупного прорыва в лечении СПИДа. Но другие проблемы более неизлечимы, отметил Берман.

«Риск, которому вы подвергаетесь, заключается в том, что график ваших пожертвований не соответствует графику, в течение которого могут произойти изменения в проблеме, которую вы решаете», — сказала она.

Финансирование создания вакцины от COVID-19, например, может произойти в относительно короткие сроки. Благотворители вложили деньги в эти усилия, в том числе Фонд Гейтса, который финансирует исследования потенциальных методов лечения, а также производство и доставку доз вакцины в Индию и другие страны с низким уровнем дохода.

Фонд Гейтса — это накопительный фонд, но его сроки не такие сжатые, как у Айрин Даймонд. Фонд Гейтса планирует потратить все свои ресурсы в течение 20 лет после смерти Билла и Мелинды Гейтс.Уоррен Баффет, пожертвовавший большую часть своего состояния Фонду Гейтса, «оговорил, что доходы от Berkshire Hathaway БРК.А, -0,07% акции, которыми он все еще владеет после своей смерти, должны быть использованы в благотворительных целях в течение 10 лет после того, как его имущество будет заселено».

Джек Дорси и Маккензи Скотт публично не заявляли о намерении стать благотворительными спонсорами, но Скотт подписал Клятву дарения, обещание отдать по крайней мере половину своего состояния либо при жизни, либо по завещанию.Она и Дорси, который является одним из крупнейших спонсоров усилий по борьбе с COVID-19, заслужили похвалу за высокую скорость их пожертвований и их прозрачный подход. Дорси публично перечисляет свои гранты в Google ГУГЛ, -1,51% электронную таблицу, например.

Люди, которые поддерживают бессрочное существование фондов, говорят, что потребуется много времени, чтобы положить конец таким проблемам, как бедность, расизм и предвзятое отношение к девочкам и женщинам, сказал Берман, и утверждают, что для этого потребуется медленное финансирование в течение многих лет.«Есть очевидная ценность как в том, чтобы действовать безотлагательно, так и в том, чтобы справляться с болью и страданиями в текущий момент, но также полезно думать о том, что представляет собой долгосрочная смена поколений», — сказала она.

Стать участником | Филантропия Колорадо

РЕГУЛЯРНОЕ ЧЛЕНСТВО

Членство в Philanthropy Colorado открыто для широкого круга благотворительных организаций и отдельных благотворителей, заинтересованных в том, чтобы стать частью нашей сети. Следующие организации имеют право на членство:

  • Частные фонды, включая семейные фонды (профессионально укомплектованные или управляемые семьей), независимые фонды и благотворительные фонды
  • Общественные фонды
  • Операционные фундаменты
  • Корпоративные фонды/программы корпоративных пожертвований
  • Федеральные фонды/программы предоставления рабочих мест
  • Государственные грантодатели
  • Держатели фондов, рекомендованные донорами
  • Организованные благотворительные кружки с программой предоставления грантов
  • Индивидуальные благотворители ( См. отдельную заявку здесь )

Все участники должны соответствовать следующим критериям:

  • Основным интересом организации к вступлению является желание учиться и совершенствовать свою практику пожертвований/инвестиций, а также работать с другими членами для укрепления этой области;
  • Заявитель может продемонстрировать, что у него есть организованная программа пожертвований или она находится в процессе ее разработки;
  • Заявитель выполняет широкую благотворительную миссию.

Загрузить заявление о членстве

АССОЦИИРОВАННОЕ ЧЛЕНСТВО

В дополнение к нашим обычным категориям членства, Philanthropy Colorado предлагает уровень ассоциированного членства для:

  • Советники и консультанты по вопросам благотворительности, нанимаемые на платной основе для программных, управленческих, управленческих или стратегических консультаций с организациями и/или отдельными лицами, которые имеют право на членство в Philanthropy Colorado;
  • Адвокаты и дипломированные бухгалтеры, работающие с фондами и филантропами, также имеют право на получение ассоциированного членства в целях участия в соответствующих группах коллег и посещения общедоступных сетевых и обучающих мероприятий.

Ассоциированные члены должны быть учреждены и иметь возможность предоставлять рекомендации от таких правомочных грантодателей на оплачиваемые задания в течение последних двух лет. Для получения подробной информации о преимуществах членства для ассоциированных членов см. ссылку на заявку на членство.

Ассоциированные члены получают следующие привилегии:

  • Доступ к электронным информационным бюллетеням с новостями членов, благотворительными ресурсами и обновлениями политики и сектора;
  • Приглашение зарегистрироваться для участия в программах участников, включая ежегодное собрание, обед Powering Partnerships, день защиты интересов в Капитолии, сетевые мероприятия, тренинги и семинары по развитию навыков;
  • Возможность присоединиться к избранным группам обучения по принципу «равный-равному».

Загрузите заявку на ассоциированное членство здесь.

молодых благотворителей | United Way of Anderson County

Молодые филантропы

United Way of Anderson County Young Philanthropists — это увлеченная группа мужчин и женщин в возрасте от 20 до 45 лет, которые хотят быть лидерами и творцами перемен в нашем сообществе.
Молодожены представляют следующее поколение лидеров и филантропов в округе Андерсон, которые будут использовать свое время, талант и деньги, чтобы изменить шансы для семей в нашем сообществе.Они стремятся наладить отношения и взрастить лидеров и филантропов из разных сообществ, чтобы укрепить весь наш округ.

Мы понимаем, что ситуация у всех разная, и способность делать финансовые взносы сильно различается из года в год, поскольку человек растет в своей карьере, рожает детей, сталкивается с проблемами со здоровьем или бесчисленными другими финансовыми ограничениями. Но YP ​​гордятся тем, что готовы принять вызов и оказать финансовую поддержку United Way of Anderson County и ее Программе воздействия на общество.

 

В качестве молодого филантропа вы можете рассчитывать на:

  • Служение нашему сообществу посредством регулярных волонтерских возможностей.
  • Общайтесь с единомышленниками, чтобы расширить свою сеть и внести свой вклад в наше сообщество.
  • Узнайте о самых насущных проблемах нашего региона и о том, как вы можете помочь в их решении посредством благотворительности и обслуживания.
  • Развитие ваших профессиональных навыков посредством регулярных возможностей развития.

Стань участником!

 

YP Академия

YP Academy — это восьмимесячная программа, состоящая из одной утренней встречи в месяц. Каждый месяц фокусируется на различных элементах альтруистического мышления и открывает глаза нашим молодым лидерам на некоторые проблемы и решения, стоящие перед нашим сообществом. Академия предоставит им возможность посетить несколько благотворительных организаций в округе Андерсон, поработать «на практике» с местными организациями и своими глазами увидеть, как совместная работа может положительно повлиять на наше сообщество.Узнайте больше об Академии YP.

 

 

 

 

Пять предсказаний будущего филантропии

Пять предсказаний будущего филантропии

Теги: Филантропия, Пожертвование, Данные, Фонды, рекомендованные донорами

Эта статья генерального директора CAF America Теда Харта изначально была опубликована на npENGAGE, и ее можно найти здесь.

Когда меня спросили о том, что я думаю о будущем сбора средств, мой лучший совет? ПРЕКРАТИТЕ СБОР СРЕДСТВ! В постоянно развивающемся мире благотворительности ваш успех зависит не от инструментов, которые вы используете для сбора средств, а от ваших спонсоров.Стремитесь вдохновлять, и ваша работа будет выполнена.

Может показаться, что я просто пытаюсь вызвать конфронтацию, давая этот совет, но уверяю вас, что такой подход укоренен в самой ткани благотворительности. Никто на самом деле не любит, когда его просят сделать пожертвование, но десятки миллионов людей каждый год вдохновляются на то, чтобы поддерживать дела, которые им небезразличны.

Пять основных движущих сил определят будущее благотворительности —

1. YouPhilanthropy Дело не в миссии благотворительной организации, а в доноре.

YouPhilanthropy — это то, как я определяю растущую решимость доноров принимать более активное участие в своей благотворительной деятельности. Доноры знают, что их волнует, и знают, чего они хотят достичь.

Сегодняшние филантропы жертвуют на дела, которые, с одной стороны, вызывают у них эмоциональный отклик, а с другой стороны, там, где, по их мнению, они могут добиться наибольшего воздействия. Я встречал многих жертвователей, которые в идеальном мире предпочли бы засучить рукава и сами выполнить благотворительную задачу.Но в очень занятом мире, в котором мы живем, часто пожертвования заменяют личное посвящение времени. Благотворительность больше не находится в центре филантропии, это ВЫ — жертвователь — выходите на сцену.

Поскольку филантропами движет возможность вложить свои деньги туда, где они наиболее важны, крупные организации с впечатляющим послужным списком — то, что я называю «благотворительными организациями с большими ящиками», — больше не являются единственным или предпочтительным решением. Небольшие, более гибкие местные благотворительные организации, чья работа ставит их на передний план и которые могут связать каждый доллар с конкретным результатом, гораздо более привлекательны и все больше вдохновляют доноров на пожертвования.

Концепция YouPhilanthropy, по сути, представляет собой более ориентированный на доноров взгляд на благотворительность и более ориентированный на доноров сбор средств. Наряду с технологиями благотворительность, ориентированная на доноров, способствовала росту популярности краудфандинговых платформ, которые позволяют донорам иметь полный контроль над тем, кого они поддерживают и как они тратят свои деньги. Это же мнение является причиной бума донорских фондов (DAF).

2. Фонды, рекомендованные донорам (DAFs) – Дело не в сроках, а в стратегии.

Эти виртуальные инструменты позволяют планировать на долгосрочную перспективу, предоставляя жертвователям роскошь времени и стратегии при определении своих благотворительных действий. В то время как самый первый фонд, рекомендованный донорами, был создан New York Community Trust в 1931 году, второй не был создан до 1935 года. Набрав популярность в начале 1990-х годов, в настоящее время насчитывается 238 293 фонда, рекомендованных донорами, которые владеют активами в размере 70,7 миллиарда долларов. 31 декабря больше не нужно быть движущей силой решений доноров, DAF освобождают место для более персонализированного подхода к благотворительности.

3. Благотворительность, основанная на данных — Важно не только то, сколько вы жертвуете, но и поиск ниши.

Наше общество имеет больше данных, доступных для использования (или нет), чем когда-либо прежде. Сегодняшние филантропы мудро используют возможности, предлагаемые технологиями. Они ожидают большей прозрачности, а также плана мониторинга прогресса и измерения успехов. Возможность следить за деньгами, видеть изменения и напрямую связывать результаты с пожертвованием теперь является достижимым ожиданием, которое принимает все больше и больше доноров.Стремясь оказать ощутимое влияние, филантропы меньше заинтересованы в том, чтобы быть частью решения, и больше стремятся к тому, чтобы стало решением .

Использование данных, чтобы избежать перефинансирования определенных причин и предотвратить дублирование усилий или, наоборот, определить нишевые области, в которых конкретное пожертвование может изменить ситуацию, послужит основным обоснованием для будущих благотворительных акций. Например, в недавней статье, в которой рассказывается, как Марку Цукербергу и Присцилле Чан потратить свои 45 миллиардов долларов на благотворительность, автор указывает на Индию.25% населения страны до сих пор оказались недоступными с помощью технологий, и поэтому они лишены возможности пользоваться преимуществами таких инициатив, как финансирование помощи при стихийных бедствиях, доставляемое через мобильные телефоны. Данные помогли найти эту проблему, и данные помогут найти решение. Теперь донорам стало легче избавиться от лишнего шума и сосредоточиться на том, где они могут принести наибольшую пользу.

4. Круглосуточная благотворительность Кампании проводят не благотворительные организации, а наши друзья, наши семьи.Мы кампания.

Исторически сложилось так, что сбор средств был сосредоточен в определенное время года (представьте себе звуки колоколов Армии Спасения). Благодаря технологиям кампании на конец года уже несколько устарели. Социальные сети позволяют быть так, что в любой момент времени кто-то где-то собирает деньги. Это звучит ошеломляюще, но оставайтесь со мной.

Будучи на связи изо дня в день, вдохновение укореняется, а энтузиазм распространяется гораздо легче. Будь то челлендж со льдом в поддержку БАС или хэштег, который становится вирусным, как движение #LastSelfie Всемирного фонда дикой природы, мы все видели, как быстро все может развиваться по всему миру — сборщики средств должны адаптироваться к этой новой реальности и стремиться узнать, что вдохновляет. их доноры.

Социальные сети подпитывают пламя круглосуточной благотворительной деятельности, когда жертвователей «вербуют» каждый день их друзья (и их друзья). Благотворительные организации не утратили своей роли, однако через них взаимодействие между донорами и сообществами может стать более прямым и эффективным. Благотворительные организации должны позиционировать себя на перекрестке вдохновения и решений, чтобы их сбор средств стал круглосуточной кампанией.

5. Глобальное — это локальное, локальное — это глобальное Это не просто наш район, это наш мир.

Интернет и круглосуточные новости донесли бедственное положение людей по всему миру до нашего порога и превратили проблемы отдаленных народов в наши собственные. Это позволило донорам не только узнать о землетрясении в Непале, но и принять меры, которые раньше были невозможны. Таким образом, благотворительные организации, способные реагировать, быть наиболее эффективными и наиболее вдохновляющими, будут иметь прямой доступ к донорам, стремящимся изменить ситуацию.

Будущее сбора средств уже наступило, и оно так же просто, как признание того, что доноры важны как никогда.YouPhilanthropy поддерживает контроль донора, донора, у которого теперь есть инструменты, такие как DAF, сбор данных и социальные сети, чтобы действительно принимать взвешенные решения о том, кого поддерживать. Несмотря на присутствие технологий в нашей жизни, а может быть, и благодаря ему, донорам нужно чувствовать вдохновение, им нужно чувствовать связь и им нужно видеть, что они могут влиять на изменения.

 

Часто задаваемые вопросы о благотворительности — The Community Chest

Знаете ли вы, что благотворительность и помощь другим полезны для вашего здоровья? Это правда.По данным Harvard Health Publications, исследования показывают, что люди, которые посвятили себя благотворительности и служению, чувствуют себя лучше, меньше подвержены стрессу и чувствуют себя в большей гармонии с миром. Люди мотивированы поддерживать благотворительность по многим причинам, включая альтруизм, признание и общее желание улучшить общество.

В Соединенных Штатах большинство взрослых считают, что помощь другим, особенно тем, кого считают менее удачливыми, является важной частью ответственного и заботливого гражданина.Милосердию учатся несколькими путями: через семейное учение, через религиозное или философское учение и через общество в целом. Некоторые религии считают благотворительность основным принципом своих верований. Они прививают и подчеркивают ценность «быть хранителями наших братьев» на протяжении всего своего учения.

 

Филантропия в школах и на предприятиях

Школы и предприятия сделали благотворительную деятельность, включая волонтерство и сервисное обучение, все более важной частью своих учений и кодекса поведения.Часто школы требуют, чтобы учащиеся участвовали в мероприятиях по обучению служению, и иногда они предлагают кредит на эти мероприятия. Многие учебные заведения, в том числе местные государственные и частные средние школы, предприняли новаторскую работу в этой области. через свои клубы обслуживания, которые занимаются общественными работами во время и после школы. Учащиеся выбирают из целого ряда возможностей волонтерства, таких как помощь другим учащимся, посещение некоммерческих организаций в сообществе, работа над гражданскими проектами и другие способы обучения тому, как поддерживать свое сообщество и быть хорошим гражданином.

Предприятия стали лучше осознавать важность поддержки сообщества. Они стали участвовать в жизни своих сообществ, чтобы улучшить свой имидж, добиться узнаваемости бренда и зарекомендовать себя как предпочтительное место работы. Исследования подтверждают, что благотворительность благосклонно воспринимается как благо для общественного имиджа и репутации бизнеса. Корпорации во всем мире приняли это убеждение и установили цели корпоративной социальной ответственности, чтобы гарантировать, что социально ответственная деятельность является частью ДНК их бизнеса.

Хотя самые известные благотворители очень богаты, люди всех возрастов и уровней дохода занимаются благотворительностью. Иногда они вносят деньги, а иногда предоставляют время и личную поддержку. Они дают организациям, частным лицам, членам семьи и совершенно незнакомым людям.

Примеры благотворительного поведения изобилуют в Соединенных Штатах, и часто люди стремятся расширить свою благотворительную деятельность, инвестируя в финансовые инструменты, чтобы гарантировать, что все или часть их ресурсов будут оставлены на благотворительность.Такие отпрыски, как Уоррен Баффет и Майкл Блумберг, служат отличным примером для подражания для общественности благодаря своим обязательствам жертвовать большую часть своих доходов на благотворительные цели. Филантропическое поведение проявляется по-разному и обычно определяется практикой конкретной культуры. Некоторые ориентированные на группу культуры стремятся в первую очередь помогать представителям своей культуры в трудные времена, в то время как другие распространяют свою благотворительную деятельность на все общество в целом. Например, члены некоторых религиозных групп активно собирают средства для поддержки своих верующих, когда сталкиваются с трудностями в жизни.Помощь своим членам считается важным компонентом религиозного чувства общности.

 

Благотворительные пожертвования в новостях

Средства массовой информации, как никогда раньше, наполнены сообщениями в виде статей и историй о благотворительных пожертвованиях. В последние годы число некоммерческих организаций увеличилось в геометрической прогрессии, и все они ищут финансирование для поддержки своей работы. Поддержка благотворительной деятельности широко освещается в печатных и интернет-СМИ; многие учреждения считают своей основной целью быть благотворительным, филантропическим лицом или организацией.Это часть имиджа, который хотят представить многие группы. Например, информирование о раке молочной железы — это благотворительное дело, которое оказывает огромное влияние на все сферы жизни общества. Часто розовые ленточки можно увидеть во всех видах обстановки, включая футбольные матчи и большое количество предприятий розничной торговли.

 

Общественный фонд: Ресурс

Местные жители с сильными благотворительными интересами и приверженностью своему сообществу основали Общественный фонд. Во время большой экономической нужды, в 1930-х годах, соседи объединились и объединили свои личные ресурсы, чтобы помочь нуждающимся.Никаких ограничений по возрасту, уровню дохода, расе или этнической принадлежности не делалось; нуждающиеся получали поддержку в случае необходимости. С момента своего основания в 1933 году The Chest постоянно обращается к щедрым людям в нашем сообществе, чтобы заручиться их поддержкой для тех, кто в ней нуждается. Хотя наше сообщество во многом изменилось, как и социальные условия в мире, человеческая щедрость в этой области осталась и возросла. В течение 85 лет мы собирали средства для предоставления грантов местным некоммерческим организациям, которые, в свою очередь, предоставляют услуги нуждающимся местным жителям.

Желание быть филантропом широко распространено, но многие люди не знают, как они могут внести свой вклад. Сундук может помочь им, став местным ресурсом для людей всех возрастов, желающих увеличить свое участие в благотворительной деятельности. Это будет достигнуто путем организации ряда мероприятий для различных групп людей, связанных с благотворительностью, и создания новых возможностей для тех, кто хочет внести свой вклад различными способами и в пользу разных бенефициаров.

В последние годы мы оценивали нашу работу и изучали, как The Chest может оставаться полностью преданным своей миссии и проводить работу, чтобы деятельность соответствовала потребностям сообщества и благотворительным целям. С ростом числа некоммерческих организаций в стране доноры иногда не уверены в том, что они могут сделать для их поддержки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.