Содержание

Урок литературы в 9 классе на тему «Повесть «Фаталист» и её философско-композиционное значение.»

                                                                     Урок №52                                лит.9 кл

Повесть «Фаталист» и её философско-композиционное значение.

Методические цели урока:

Образовательные:

ознакомление учащихся с философскими понятиями судьба – фатализм – рок — случайность;

выяснение на примере художественного произведения, есть ли судьба или нет, возможно ли человеку управлять, руководить своей жизнью.

Воспитательные:

Воспитание субъекта собственной жизни, способного самостоятельно находить способы решения стоящих перед ним задач, способного к самоизменению, саморазвитию и самоопределению, направленных на правильное отношение к общечеловеческим ценностям, высокого чувства гражданского долга.

Развивающие:

Развитие устной речи учащихся посредством создания на уроке ситуаций, дающих школьникам возможность рассуждать, высказывать свое мнение, отношение к произведению, герою или ситуации.

Оборудование урока: текст произведения, эпиграф, толковый словарь русского языка, философский словарь,  презентация.

 Но вы не знали,

Что в сплошном дыму,

В развороченном бурей быте

С того и мучаюсь,

Что не пойму,

Куда несет нас рок событий…

 

                                                             Ход урока

I.Организационный момент

II.Мотивация уч.деятельности.
Слово учителя.- В какое бы время, столетие ни жил человек, его всегда волновали вопросы бытия, жизни и смерти, добра и зла. И всегда среди этих вопросов был такой: есть ли судьба, рок, предопределение. В течение многих веков наиболее прогрессивные, интеллектуальные люди пытались разгадать эту загадку, состоящую из слов 

рок – судьба – предопределение. Идея рока, ощущение предопределенности судьбы всегда волновала М. Цветаеву. На ее трагедиях таких, как «Ариадна», «Федра» лежит мрачный оттенок. Они говорят о злосчастных, безвыходных судьбах сильных, страстных людей, которые вступают в борьбу с темными силами рока. Но борьба эта безнадежна: человек обречен на страдания, гибель, ибо рок, удары судьбы – это злая воля богов, перед которой человек бессилен.

А вот великий писатель-философ Л. Н. Толстой в свое время сказал: «В чем состоит фатализм восточных? Не в признании закона необходимости, но в рассуждении о том, что если всё предопределено, то и жизнь моя предопределена свыше и я не должен действовать».

— Обратимся к этому высказыванию. В нем есть слово, от которого мы можем оттолкнуться в наших дальнейших рассуждениях. Слово, которое спорит с роком, с предопределением. Назовите его. (Действовать) (Записывается на доске и в тетрадях)

— Какая это часть речи? (Глагол)

— Какой человек – творец своей судьбы? (Тот, который действует)

— На сегодняшнем уроке перед нами произведение, в котором все эти понятия: рок – судьба – предопределение – действие – случайность — 

тесно взаимосвязаны.

III.Тема и цели урока. (Ученики записывают тему в тетрадях).

IV. Работа по теме урока

1.А эпиграфом будут слова замечательного поэта С. Есенина из его знаменитого стихотворения «Письмо к женщине»:

Но вы не знали,

Что в сплошном дыму,

В развороченном бурей быте

С того и мучаюсь,

Что не пойму,

Куда несет нас рок событий…

— Действительно, куда несет нас рок событий? Ведь никто из нас не знает, что произойдет с ним через день, через год. Человек точно знает одну вещь – дату рождения, но не дату смерти.

Эти понятия: фатум – рок – судьба – область философии, поэтому давайте обратимся к философскому словарю за разъяснениями данных категорий.

2.Словарная работа.

Фатум – судьба.

Фатальный – предопределенный роком, судьбой.

Фатализм – мистическая вера в неотвратимость судьбы, в то, что в этом мире все заранее якобы предопределено судьбой, роком.

Фаталист – человек, проникнутый фатализмом, верящий в предопределение свыше.

— Сегодня нам предстоит работа ума и сердца. Мы попытаемся быть философами.

3.Анализ произведения.

1)- Итак, перед нами последняя часть романа «Герой нашего времени» – повесть «Фаталист».

— Заметили ли вы, что в этой повести, в отличие от предыдущих, появляется какая-то приключенческая романтика, интрига, загадочность? Где она начинает проявляться? (В споре)

— Как вы поняли спор Печорина с Вуличем? О чем он? (Возникает спор о том, что же решает участь человека: его воля или судьба, предопределение)

— Спор – это одно из основных событий повести «Фаталист». А какие еще два события лежат в основе этой главы? (Испытание судьбы Вуличем и Печориным)

2.- Исходя из этих событий, давайте запишем план нашего урока, так как произведение сложное и это облегчит нашу работу.

                  План

1.Спор Печорина с Вуличем.

2.Испытание судьбы Вуличем.

3.Испытание судьбы Печориным.

— Но значение повести состоит не только в этих трех событиях. Подлинно художественное произведение всегда ставит важные проблемные вопросы. В «Фаталисте» есть слова, прямо формулирующие такой вопрос. Исходя из темы нашего урока, эпиграфа, найдите эти слова. («И если точно есть предопределение, то зачем же нам дана воля, рассудок? Почему мы должны давать отчет в наших поступках?»)

— Все персонажи повести делятся на верящих в судьбу и противящихся этой вере. К кому же из героев относится философское определение, вынесенное в заглавие повести: к Вуличу, Печорину или, наконец, к Максимы Максимычу? Чтобы ответить на этот вопрос, проследим по тексту, что конкретно говорят о судьбе, роке участники этого спора.

3.Работа с текстом: офицеры поначалу не верят, «будто судьба человека написана на небесах».

— Найдите в тексте логическое продолжение этого спора.

Печорин: «Утверждаю, что нет предопределения».

— Поразительно, что в тот самый момент, когда он утверждает, что не верит в судьбу, он предсказывает Вуличу близкую смерть, основываясь на том, что «на лице человека, который должен умереть через несколько часов, есть какой-то странный отпечаток неизбежной судьбы». Это еще раз убеждает нас в том, что эти вопросы, есть ли судьба или нет, остаются до конца не разрешенными.

— Итак, поначалу общество офицеров и Печорин не склонны верить в «мусульманское поверье, будто судьба человека написана на небесах». Значит, кто является сторонником фатализма? (Вулич) Докажите текстом. («Я вам предлагаю испробовать на себе, может ли человек своевольно располагать своею жизнью, или каждому из нас заранее назначена роковая минуту».)

— Каким же образом Вулич доказывает свое убеждение? (Учащиеся приводят из текста пример, когда Вулич стреляет и происходит осечка)

— Итак, рискуя жизнью, Вулич доказал Печорину и офицерам свою правоту. Скажите, а что убедило всех, что есть высшее предопределение, не позволившее Вуличу умереть? (Осечка). А как вы думаете, осечка – это случайность или вмешательство судьбы? (Учащиеся склоняются к мысли, что все-таки это случайность)

— Но пари затеяно Вуличем не только для того, чтобы сделать Печорина фаталистом. Вулич себе хочет доказать, что судьба к нему все-таки благосклонна. Хотя в картах он «обыкновенно проигрывал»: «постоянные неудачи только раздражали его упрямство». Вот это упрямство и заставило Вулича играть, но уже с жизнью своей. И он очень доволен, увидев в осечке пистолета признак благосклонности судьбы.

— Ребята, сейчас я хочу предложить вам такое определение, относящееся к Вуличу. Игрок. Да, он игрок, постоянно испытывающий судьбу. И в картах, и в истории с выстрелом он ищет власти над судьбой. А если это игра, то в ней всегда должен быть победитель и побежденный. В этот раз Вулич – победитель. Но игра – это ведь не бесконечное везение. Когда-то оно закончится.

— Так что же тогда сильнее – человек или судьба? (В этот раз получается, что сильнее судьба (или случай). Но до конца этот вопрос все же не решен. Поэтому Лермонтов не останавливается на этом. Он решает довести дело до конца, и поэтому ставит Вулича в более тяжелые обстоятельства, не зависящие от него.

— А Печорин в этом первом случае с Вуличем – участник или свидетель? (Свидетель). А такому рисковому, смелому человеку, как Печорин, самому теперь хочется убедиться, что же сильнее: человек или судьба? А почему? Да потому что случай с осечкой не убедил Печорина в правоте Вулича, в том, что человек подчинен высшему предопределению. Докажите это тестом. (

Вид ночного неба, в котором как бы спорят между собой «месяц полный и красный, как зарево пожара», и спокойно сияющие на темно-голубом своде звезды, освобождают его от «таинственной власти», какую приобрел над всеми присутствующими офицерами Вулич. Дети читают текст от слов «Я возвращался домой…» до слов «…во всякой борьбе с людьми или судьбой». В этот момент Печорин не верит, что существует высшая сила, управляющая жизнью людей).

— И в то же время о чем он тоскует, сожалеет? (Тоскует по вере, воодушевлявшей предков, убежденных, что небесный мир участвует в их делах. Ведь потомки, не верящие в судьбу, не верят и в себя).

— В этих размышлениях Печорина есть слова, близкие строкам из стихотворения Лермонтова «Дума», где он так же горько судит свое поколение. Что это за строки?

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее – иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

В бездействии состарится оно… и т. д.

— Зачитайте в тексте повести «Фаталист» строки, перекликающиеся по мысли со стихотворением «Дума». (Дети читают со слов «А мы, их жалкие потомки…»)

— Печорин, как и многие молодые люди его времени ищет веры, потому что без нее невозможно жить человеку. Ведь почему сейчас стало модно обращаться к астрологам? Потому что в кризисные, трудные минуты жизни человек всегда обращается за помощью к высшим силам.

— А Вулич между тем продолжает играть! Что же произошло с ним? (Вулич был убит пьяным казаком. И убит потому, что вера в счастливый свой жребий не позволила ему мгновенно понять ситуацию, ясно увидеть, кто перед ним. Ученики читают текст от слов «Вулич шел один по темной улице…» до «…печать близкой кончины»).

— Какое слово здесь, в тексте, выделено автором курсивом? (Тебя). Смотрите, что получается: этот казак предстает перед Вуличем как судьба, которая все-таки настигла именно его, искала именно его. И Вулич это понял. Почему? (Потому что последние слова Вулича: «Он прав».) Кто прав? (Конечно, Печорин, который предсказал Вуличу смерть). Печорин берет здесь на себя роль пророка. В каких строках он сам это утверждает? («Я предсказал невольно бедному его судьбу…»)

— В чем убедил нас этот случай? (Этот случай с Вуличем убедил нас в том, что судьба все-таки есть, ведь Печорин предсказал Вуличу смерть, и это случилось. И если в первый раз от смерти Вулича спасла осечка, то во второй раз судьба настигла его. От судьбы, как говорится, не уйдешь).

— Вот так разрешилась ситуация с Вуличем. А что же Печорин? (Печорин сам теперь горит желанием испытать судьбу: «В эту минуту у меня в голове промелькнула странная мысль: подобно Вуличу, я вздумал испытать судьбу».)

— Как же испытывает Печорин свою судьбу? (Читаем текст от слов «Велев есаулу…» до «…и точно было с чем».)

— Чем окончилось это испытание судьбы для Печорина? (Из этой игры с судьбой он вышел победителем)

— Как вы думаете, победа Печорина – случайность или проявление точно рассчитанных действий, ловкости, силы, ума? (Да, он победил, потому что действовал)

4.- Докажите это, исследуя текст. (Учащиеся выбирают из отрывка, где Печорин испытывает свою судьбу, только глаголы, то есть слова, обозначающие действие).

5.Обобщение.

— Итак, Печорин не желает подчиняться предопределению. Он берет ситуацию в свои руки. Это и делает его героем времени в подлинном, а не в ироничном смысле. Судьба есть, но нужно не слепо ей подчиняться, а действовать, брать каждую ситуацию в свои руки. Наша судьба – это наш анализ, расчет и воля. И только от нас самих она зависит.

Таким образом, мы ответили на главный вопрос нашего урока: воля, рассудок даются нам, чтобы действовать!

— А то, что Печорин оказался в точно таких же обстоятельствах, как и Вулич, — это естественный ход событий или воля автора? Или случайность? (Воля автора. Ведь ему нужно было довести дело до конца, узнать, что же сильнее: человек или судьба).

— Так кто же Печорин: фаталист? реалист? человек действия? В тексте есть подсказка. Печорин сам говорит о себе, ведь точнее, чем ты сам, о тебе никто не скажет. (Учащиеся читают от слов «Я люблю сомневаться во всем…»)

— А какую «судьбу» вы себе хотите?

— Создайте себе рекламу: «Я через 30 лет». От чего будет зависеть ваша судьба?

— Что необходимо для этого сделать и кто это будет делать: судьба, Бог или …?

V. Рефлексия.

сегодня я узнал…

·         было интересно…

·         было трудно…

·         я выполнял задания…

·         я понял, что…

·         я приобрел…

·         я научился…

·         я смог…

·         я попробую…

·         меня удивило…

·         урок дал мне для жизни…

·         мне захотелось…

·         Выставление оценок за урок с комментариями учителя.

VI. Домашнее задание: повтор. тв-во М.Ю.Лермонтова,подгот.к итог.работе

 

 

Естественный фатализм. Фатализм в истории

С самых древних пор люди пытались найти объяснение тому, чего не понимали. Боги, мифические существа, суеверия — всё это было актуально лишь потому, что знания тех времён не позволяли адекватно объяснить теперь уже простые вещи. Например, почему заходит солнце или почему в морях бывают штормы. В те же времена появилось и такое понятие, как фатализм.

Что такое фатализм

Определение этого термина в переводе с латыни обозначает «предопределённое судьбой». Согласно мнению приверженцев этого мировоззрения, любое действие, происходящее в мире, является частью некоего сценария, на который невозможно повлиять.

Несмотря на то что как мировоззрение фатализм — это довольно распространённое явление, «убеждённых фаталистов» как таковых не существует. Наглядным примером этого может послужить очень меткая цитата Стивена Хокинга: «Я заметил, что даже те, кто верят в судьбу, смотрят по сторонам, когда переходят дорогу».

Виды фатализма

Можно выделить три основных вида фатализма:

  • Бытовой, или обывательский.
  • Теологический.
  • Рационалистический.

Бытовой, или обывательский, фатализм

Бытовой пессимизм — это синоним фатализма. Он подразумевает влияние на человека «тёмной» судьбы. Подобное мнение возникает у всех людей в той или иной мере. Каждый человек хоть раз сетовал на судьбу из-за различных неприятностей, возникающих в жизни.

Чаще всего проявлению обывательского фатализма способствуют неприятности, возникающие на фоне стресса. В такие моменты человек стремится переложить вину за то или иное происшествие на других людей. Если это не представляется возможным, то тогда вина перекладывается на неведомые силы, которые якобы поспособствовали неудаче.

Теологический фатализм

Под теологическим фатализмом подразумевается влияние всемогущего божества на все процессы, происходящие на земле. Фатализм судьбы, в теологическом смысле, означает то, что всё изначально было предрешено богом, который распределяет и пишет судьбы. При таком типе фатализма подверженные этому мнению люди пытаются найти поддержку своим действиям, ссылаясь на уже предрешённую судьбу. Кроме того, приверженцы этого мнения пытаются придать своим жизням некий смысл — всё то, что происходило в их жизни, не является случайностью и было предрешено с самого начала.

Теологический фатализм разделяет приверженцев на два лагеря:

  1. Тех, кто верит в концепцию абсолютного предопределения (августинизм, кальвинизм, янсенизм).
  2. Тех, в чьих представлениях свобода воли сочетается с судьбой (католицизм, православие).

Согласно мнению первой группы, бог ещё до рождения каждого человека написал сценарий их жизни, а также распределил души тех, кто попадёт в ад, и, наоборот, тех, кто попадёт в рай. Приверженцы этого мнения полностью отрицают свободу воли человека и ответственность за его поступки.

Теологический фатализм в философии — это то явление, которое применимо почти ко всем религиям, однако в некоторых из них, в частности в православии и католицизме, вопрос о таком жёстком отборе рассматривается с другой точки зрения. Эти учения говорят о том, что каждый человек волен сам решать, как ему поступить, и на основе его выбора будет решено, спасётся его душа в раю или попадёт в ад. Однако если брать полную историю христианства, то вся его концепция глубоко фаталистична, так как будущее уже предписано в Апокалипсисе.

Рационалистический фатализм

Рационалистический фатализм, или также логический фатализм, — это мнение, согласно которому то, что происходит сейчас, — результат всех прошлых принятых решений. Впервые эту сущность фатализма высказал древнегреческий философ Демокрит. Он установил, что раз всё, что происходит в этом мире, имеет свою причину, значит, случайностей как таковых не существует. Иначе говоря, этот тип подразумевает непрерывную связь всех причин и следствий, которые появляются в обязательном порядке. Каждое решение, принятое человеком в жизни, привело его к тому, что он находится в этом месте и в это время. Это означает почти то же самое, что и в случае теологического фатализма, с той лишь разницей, что в роли бога выступает необходимое следствие, которое произойдёт в любом случае.

В XIX и XX веках появилось новое направление этого вида фатализма. Оно подразумевало генетическую предрасположенность человека к девиантному поведению. Это мнение устанавливало связь между преступными наклонностями родителей и их детей. Другими словами, некоторые особенности характера могут передаваться по наследству и оказывать влияние на поведение человека.

Механический детерминизм

Механический детерминизм послужил основой для появления такого понятия, как рационалистический фатализм. Это тот принцип, в котором заключается следующее: если есть отдельно взятая точка, её скорость, местонахождение и направление известны, то можно абсолютно точно определить, где и когда эта точка будет находиться. По сути, это является лишь обычным механическим графиком. Но этот принцип можно применить и к философии. Если принять точку за человека, то по вытекающим событиям по ходу его движения можно определить его судьбу. Проблема этой теории лишь в том, что подобные расчёты неподвластны человеку, для их проведения нужен специальный «наблюдатель».

Приверженцы фатализма считают, что причина и необходимость являются одним целым, любые случайности в человеческой жизни называются таковыми лишь из-за недостатка знаний, которые бы обуславливали то или иное событие. Особенно механический фатализм просматривается в работах французского философа Поля Гольбаха. Одно из его утверждений гласит: «Даже в хаосе шторма нет ни единой пылинки, которая расположена там случайно и не имеет причин там находиться, и действовать так, как она действует».

Ранний фатализм

Фатализм — это то явление, которое на ранних своих порах развивалось в мифологии. Он рассматривался как неотвратимая зависимость людей и даже богов от судьбы, которая не имела никакой цели и была никому не подвластна. Во времена появления этого мировоззрения судьба ставилась даже выше, чем власть богов.

В Древней Греции верили в существование трёх «особых» богинь, богинь судьбы. Клото, Лахесис и Атропос. Первая богиня ткала нити судьбы, вторая определяла жребий, а третья в своё время обрывала нити. Согласно мифам древних греков, ничто не могло изменить судьбу, определённую этими богинями.

Мифологический фатализм в философии — это именно то, что породило множество других оккультных учений, например, астрологию. Несмотря на угасший интерес к фатализму у большинства людей, по сравнению с прошлыми временами сегодня большую популярность имеют различные практики, вытекшие из астрологии: гороскопы, гадания и другие.

Фатализм сегодня

Особую распространённость это мировоззрение имело на ранних стадиях развития общества. Сейчас оно не так популярно по нескольким причинам. Во-первых, многие философы не признают влияния так называемой судьбы на творческие процессы. Считается, что процесс созидания не может являться заранее предписанным событием. Искусство, музыка, литература — всё это создаётся спонтанно, под влиянием озарения, вдохновения. Поэтому для любого творческого человека является оскорблением списывание всех его результатов на судьбу.

Во-вторых, наука. На каждое научное открытие влияли сотни различных факторов и случайностей, и шанс того, что все изобретения есть лишь запланированные события, слишком мистичен и невероятен. И если даже научные открытия развиваются согласно написанному сценарию, то любые решения в жизни человека становятся лишь иллюзией выбора.

от лат. fatalis — определенный судьбой) — вера в судьбу; мировоззрение, согласно которому все должно свершиться так, как того хочет слепой рок (фатум), и человек ничего не может изменить в этой судьбе (см. также Детерминизм).

Отличное определение

Неполное определение ↓

ФАТАЛИЗМ

от лат. fatalis — предопределенный судьбой, роковой), мировоззрение, рассматривающее каждое событие и каждый человеческий поступок как неотвратимую реализацию изначального предопределения, исключающего свободный выбор и случайность. Можно выделить три основных типа Ф. Мифологический, а позднее бытовой, обывательский Ф. понимает предопределение как иррациональную темную судьбу; теологический Ф. — как волю всемогущего божества; рационалистический Ф. (сливающийся с механистическим детерминизмом) — как неумолимое сцепление причин и следствий внутри замкнутой каузальной системы. Первый тип Ф. повсеместно распространен на заре культуры; позднее он оттесняется на периферию мысли, выражается в «оккультных» доктринах типа астрологии, оживляется в упадочные или переходные эпохи (поздняя античность, Позднее Возрождение и т. д. — вплоть до астрологических увлечений в буржуазном обществе XX в.), подвергается переосмыслению в иррационалистическоп философии жизни (О. Шпенглер) и у ее эпигонов (Э. Юнгер, Г. Бенн, теоретики фашизма). Теологический Ф., учащий, что Бог еще до рождения предопределил одних людей «к спасению», а других «к погибели», получил особенно последовательное выражение в исламе (доктрина джабаритов, сформулированная в спорах VIIIIX вв.), в некоторых христианских ересях Средневековья (у Готшалька, IX в.). в кальвинизме и янсенизме; ортодоксальная теология православия и католицизма ему враждебна. Соединение теологического Ф. с рационалистическим наблюдается у Г. Пифона. Рационалистический Ф. в чистом виде характерен для Демокрита, для Б. Спинозы, Т. Гоббса и других представителей механистического детерминизма (напр., учение Лапласа о неограниченной возможности умозаключать обо всех событиях будущего из полного знания о действии сил природы в настоящий момент). Поздний и философский бессодержательный вариант рационалистического Ф. представление о роковом предопределении человека к преступному поведению его наследственной биологической конституцией (Ч. Ломброзо), модное на рубеже XIX и XX вв.

Отличное определение

Неполное определение ↓

Фаталист – это субъект, верящий в неизбежность и неотвратимость каждого действия, что все детерминируется судьбой. Иными словами, считает, что вся его жизнь предначертана заранее и от решения самого человека ничего не зависит. Фаталист – это индивид, верующий в фатум, бесповоротность судьбы, который всегда полагается на роковую предопределенность каждого нашего поступка. Таким образом фаталисты безапелляционно отторгают свободу воли индивида, спасаются бегством от ответственности за свое деяние. Фаталист это человек, который слепо следует злому року, что все события предрешены свыше задолго до рождения, а в нынешнее время им присуще только находить свое выражение.

Кто такой фаталист

Наличие разнообразия в трактовках этого термина не становится преградой для формирования его сути.

Значение слова фаталист в тотальном представлении – индивид покорный судьбе, убеждённый в предопределенности своей жизни. В латинском языке существует понятие fatalis – роковой, в английском fate – судьба. Человек с фаталистическим мировоззрением непоколебимо убежден в невозможности изменить что-либо в своей жизни, максимум можно только предсказать.

Индивид с фаталистической идеологией следует по пути безответственности за собственные поступки, созерцая со стороны за событиями в собственной жизни, не старается предпринимать какие-либо усилия, чтобы повлиять на происходящее. Человек словно течет по течению с установленным судьбой маршрутом под названием жизнь, зная, что его ждут падения, подводные камни, но не делает абсолютно никаких попыток «сойти на берег». Убеждает себя в неукоснительном соблюдении правил составленных силами свыше.

Значение слова фаталист, прежде всего, описывает личность? неотъемлемой частью которой есть вера в фатум, рок судьбы.

Психологи концентрируют внимание на то, что существующая закономерность в поведении фаталистов все-таки имеет свои различия. Они предполагают существование нескольких видов мировоззрения таких людей:

– бытовое – последователи такого мировоззрения явно пессимистически настроены, тяготеют к перекладыванию вины за собственные неудачи на других людей. В случае если это бессмысленно под обвинения попадают высшие силы, которые без сомнения враждебно настроены против этого индивида. Зачастую бытовой фатализм проявляется на фоне неприятностей, стресса. Последствия стрессовых ситуаций негативно влияют на эмоциональное состояние, что побуждает индивида переложить вину на другого;

– теологическое – приверженцы этой ветви склонны приписывать высшим силам божественное значение, именно они и предопределяют все, что случается на Земле. Считается, что каждая человеческая жизнь заранее предначертана Богом, именно он определяет все испытания для каждого индивида. Все события, происходящие на жизненном пути фаталиста из разряда неслучайных и необходимых. В свою очередь здесь выделяется два подвида: фаталисты в мировоззрении которых бытует концепция абсолютного предопределения (кальвинизм, августинизм), согласно убеждению этих индивидов все сценарии жизни были написаны еще до рождения человека, и уже было предопределено в ад или в рай попадет его душа и фаталисты, для которых судьба сочетается со свободой воли;

– логическое – такое мировоззрение имеет исходную точку в Древней Греции. Философ Демокрит описывает это, как следствие предшествующих событий и действий человека, поскольку согласно его мнению абсолютно все имеет первопричину. Такой вид мировоззрения есть результатом «причинно-следственной» связи. Если есть следствие (ситуация в установленном месте, в обусловленное время), то этому предшествовала цепочка определенных поступков в прошлом. Случайностей нет, они априори не существуют. В отличие от теологического мировоззрения фаталиста здесь функции Бога выполняет неизбежное следствие, что случится при любых обстоятельствах.

Убеждения фаталиста

Фаталист – это человек, целиком и полностью жертвующий себя в руки фатума – судьбы. Эго поведение отображается в психологических изменениях, оставляющих след в его мировоззрении:

– человек фаталист сравнивается с . Такой образ жизни предполагает не ждать абсолютно ничего хорошего в своем будущем;

– такого рода личности не верят в собственные силы и возможности, противостоят вере в свободу выбора;

– человек отвергает понятие случайность, все в мире происходит со стопроцентной вероятностью, все поступки являются чередой предписанных событий;

– убежден, что на нем не лежит груз ответственности, он подобно инструменту, которым управляет рок судьбы;

– суеверность, черта присущая такому образу жизни. Желание созерцать будущее, используя предсказания, гороскопы, нумерологию.

Поведение присущее человеку фаталисту имеет свое отражение еще в народных мифах, в которых прослеживается нить неизбежности: особая участь предназначалась каждому, необходимость следовать по тропе, определенной свыше. Считалось, что подобное мировоззрение помогает индивиду в определенных ситуациях. Если брать во внимание что такая личность игнорирует любую опасность на своем жизненном пути (как-никак все это решение судьбы), то это является образом отважного воина, не боящегося идти в бой. Несмотря на это именно игнорирование опасности привело многих людей фаталистов к ускорению собственного трагического финала.

Фаталист это человек, который следуя убеждениям, нередко подвергает себя опасности и становится объектом (жертвой) преступления. В таких ситуациях поведение фаталистов переступает тонкую грань, преобразовываясь в гордость. Исполненный достоинства он легче примет смерть, чем признает свой на виду у окружающих. Безоговорочно примеры такого рода действий можно отыскать во всех эпохах существования человека. Юлий цезарь – наглядный тому пример, целый ряд знаков и предсказаний предупреждали о предстоящей опасности, между тем он ослепленный отвернулся от них. И в нужное время, в назначенном месте был убит. Прекрасный пример человека фаталиста, можно отыскать и в литературе в одноименном романе «Герой нашего времени» написанного Лермонтовым.

В поисках ответа на вопрос «кто такой фаталист» при любых условиях обнаруживается связь между убеждениями фаталиста и свободой воли. Воистину для индивида с подобным мировоззрением важным есть только его будущее, предвкушение самого будущего, прошлое и настоящее несущественно. Человек имеет возможность сделать выбор, но сам выбор уже предопределен заранее.

Фаталистами становятся не от рождения, важным аспектом в становлении фаталистического мировоззрения является воспитание и влияние окружающей среды. Если на протяжении долгого времени индивид не справляется с жизненными ситуациями, обращает внимание на мнение окружающих, его психика постепенно начинает отвергать возможность адекватного анализа проблемы и путей ее решения. Человек отказывается действовать в направлении решения проблемы, его покидает вера в собственные силы. Он создает себе такую психологическую установку, следуя которой все вокруг обобщается и считается независимым от человеческого влияния – предначертанным судьбой. Современное общество не признает мировоззрение фаталиста, не расценивает его всерьез, базируясь на возможностях науки и ее безграничности.

Другой великой системой китайской философии являлся даосизм. Его основатель, современник Конфуция, философ Лао–цзы (старый учитель) написал сочинение «Дао дэ цзин» (Книга о пути и добродетели). Одной из проблем философии всегда был и остается по сей день вопрос о свободе человеческой воли. Что определяет жизнь каждого из нас, точнее, что главным образом на нее влияет: мы сами или что–то вне нас? Либо все в наших руках и мы сами творим свою жизнь, либо она подчиняется неким иным силам, от нас независящим. Два известных положения прекрасно иллюстрируют существование проблемы.

Первое о том, что «каждый – кузнец своего счастья», второе говорит – «от судьбы не уйдешь». Воззрение, по которому мы сами формируем личный жизненный путь, может быть названо волюнтаризмом (все зависит от нашей собственной воли ), противоположный взгляд – фатализм (от латинского слова «фатум» – судьба или рок, господствующий над людьми).

В первом случае говорится о наличии свободы или свободной человеческой воли (что хочу, то и делаю, все зависит только от меня), во втором – об отсутствии оной и о наличии зависимости (что ни делай, все равно все будет так, как предрешено). Таким образом, если существует какая–то сила или сущность, или начало, которая выше нас и намного сильнее, в подчинении у которой мы находимся, тогда нет смысла надеяться и рассчитывать на себя, ибо этой высшей силой за нас все продумано и просчитано, и жизнь наша сложится так, как угодно чьей–то безграничной воле, ведущей нас в неведомом направлении. Если данной силы нет, а существуем только мы со своими замыслами и расчетами — все будет так, как мы хотим и предполагаем, поскольку нет ничего над нами, следовательно, мы ведем себя в избранную нами же сторону.

Получается, что фатализм обязательно предполагает тяготеющий над нами рок, отсутствие которого неизбежно ведет к волюнтаризму. Даосизм говорит о том, что человеческая воля в любом случае несвободна и что возможна только фаталистическая модель мироздания. Если рок существует — фатализм сверхъестественный (так как этот рок – сила высшая и непостижимая), а если его нет, получается не волюнтаризм, а тоже фатализм, но только естественный. Даосизм и представляет собой учение естественного фатализма. Сущность его в следующем.

Факт нашего появления на Земле уже является актом нашей несвободы, потому что перед рождением нас никто не спрашивал: хотим мы того или нет. Нам не предоставляли выбрать – родиться или не родиться. Допустим, кто–то не хотел рождаться. Так, для буддиста земная жизнь – зло, и он предпочел бы не родиться вовсе. Мы появились на свет и, хотим того или нет, должны считаться с фактом нашего существования и подчиняться ему.

Далее — выбирали ли мы наш пол, наследственность, родителей, социальную среду и историческую эпоху, в которую родились? Совершенно не выбирали. Все это мы получили безусловно и авторитарно и, следовательно, опять ни о какой личной свободе говорить не приходится. А воспитание, которое мы получили с колыбели, которое сформировало нас, сделав нас такими, какими мы сейчас являемся — разве мы выбирали его? Нет, оно тоже предложено нам помимо наших желаний. Если мы его не выбирали — именно оно и сделало нас тем, что мы теперь есть — значит мы и себя самих не выбирали, и то, что мы сейчас из себя представляем есть результат совершенно от нас не зависящий.

Наконец, влияет ли все перечисленное на жизнь, то есть, влияет ли пол, наследственность, среда, эпоха, воспитание и все прочее на человеческий путь? Конечно же, влияет, и даже определяет его, направляет, формирует. Можно привести еще множество иных факторов, так же влияющих на нас. Сумма всех факторов и будет силой, направляющей нас в определенном направлении и делающей нашу жизнь той или иной.

В результате получается, что ни самого себя, ни собственный жизненный путь никто не выбирает и не может выбрать, ибо и он сам и его жизнь предложены ему, как бы заданы ему, и с этим каждый идет по земле, будучи не в силах что–либо изменить. Здесь можно возразить, что человек меняет все же собственную жизнь, и примеров данному утверждению – тьма. Предположим, кто–то принял решение что–либо изменить. Почему он его принял? В силу каких–то причин и мотивов, то есть в силу чего–то. Но это что–то, значит, было в нем, присутствовало. А откуда оно? Черта характера? Особенность натуры? Склад ума? Но ведь мы только что видели, что и характер, и ум есть заданность, и человек не выбирает их. Следовательно, если даже он и принял решение что–то изменить, он сделал это в силу личных внутренних особенностей, а они не от него зависят, ибо заданы изначально, то есть данное решение он принял вовсе не свободно, и оно тоже было предопределено, так как вытекает все из той же совокупности факторов, которая влечет человеческую жизнь.

Нам кажется, что мы поступаем свободно, что выбираем нечто и можем что–то изменить, но это иллюзия и самообольщение. Человек и его существование — грандиозная сумма огромного количества обстоятельств, параметров или факторов, которая обуславливает, формирует, задает русло или колею, в которой движется наша жизнь в строго определенном направлении. Подобное воззрение является фатализмом, но только здесь не сверхъестественная сила влияет на человеческий путь, а сложение всех естественных сил и обстоятельств ведет жизнь человека в какую–либо сторону. Поэтому данный фатализм мы называем естественным.

Человек, говорят даосские философы – это полет стрелы: она движется туда, куда послала ее рука стрелка и ее движение зависит от степени натяжения тетивы, от сопротивления воздуха, от препятствий на ее пути. Разумеется, направление полета стрелы может измениться: подул сильный ветер, пошел дождь, или она во что–нибудь врезалась, но способна ли стрела самостоятельно изменить направление собственного движения, самостоятельно отклониться в ту или иную сторону, полететь назад или не лететь вовсе? Поэтому и человеческая жизнь летит в том направлении, которое задают ей факторы и условия, ее формирующие, внешние параметры и обстоятельства, ее определяющие, и она не может произвольно изменить данное направление. Путь жизни, заданный всей суммой внешних сил, называется дао. Этот путь присутствует у любой вещи, поскольку каждый предмет мира и его существование, как и человек — тоже результат всех возможных факторов. И у всего мироздания есть собственное дао. Если сложить абсолютно все вещи нашего мира, все силы в нем действующие, все причины и следствия в грандиозном и необъятном взаимодействии и целостности, получится единый путь — дао нашего мироздания.

Если жизнь человеческая есть заданность, значит, она известна от начала до конца: требуется только просчитать все факторы и параметры, из которых она складывается. Мы просто не можем все учесть, и тем более просчитать, так как никто не может объять необъятное. Оттого нам и кажется, что результат нашей жизни неопределен, во многом случаен и только будущее окончательно все осветит. В действительности все, что произойдет, вполне известно уже сейчас, но только не нам, словно как ответ задачи помещен в конце учебника — он уже есть, готов, он следует из ее условия, но ученику предстоит решать поставленную задачу, проходить последовательно все ее пункты, стараясь добраться до результата.

Ответ нашего существования тоже готов, так как вытекает из заданной совокупности исходных и текущих параметров, он помещен в конце книги под названием «Наша жизнь», только неизвестен нам вследствие нашей неспособности охватить аналитически данную совокупность, отчего мы и думаем, что ответа нет, и самообольщаемся, будто он зависит от наших действий, планов и замыслов.

Подкинем монету: может выпасть орел или решка. Нам кажется, что выпадение того или иного совершенно случайно и потому непредсказуемо. Но если нам было известно первоначальное положение монеты, сила толчка, сообщенного ей, количество ее переворачиваний в полете, сопротивление воздуха, сила земного тяготения и все прочие условия движения, если мы могли их учесть и просчитать, тогда выпадение, допустим, решки явилось бы событием не случайным, а совершенно закономерным и не внезапным, а вполне ожидаемым и предопределенным.

Естественный фатализм говорит о парадоксальных вещах: получается, что жизнь нам совсем не принадлежит, так как она, да и мы сами – только сумма не зависящих от нас факторов и условий. Жизнь происходит с нами, для нас и делается нашими вроде бы руками, но в то же время совершенно помимо нас, вне нас и от нас не зависит. Наша собственная жизнь – театральное представление, на которое мы смотрим, как зрители из зала, она происходит с нами, но вместе с тем она – феерия, на которую мы взираем совершенно со стороны. И даже если мы являемся действующими лицами в данном представлении, мы играем не нами составленный сценарий и не нами избранные роли.

Что остается нам? Спокойно смотреть на происходящее и безучастно дожидаться, чем оно закончится, видеть течение собственной жизни, нисколько не подчиняющееся нам и не делать бессмысленных попыток что–либо в нем менять. Что же хорошего в подобном понимании мира? Чем положителен естественный фатализм? Кажется – ничем. На самом деле наоборот: если от меня ничего не зависит и я – некий заданный набор параметров, развивающийся самостоятельным путем, тогда я нисколько не виноват в собственных неудачах, и нет моей заслуги в моих успехах.

Чтобы не случилось в жизни – хорошее или дурное – я ни при чем, ведь так получилось, так сложилось, само собой сделалось, вне меня и помимо моей воли, ибо жизнь моя мне не принадлежит, и сам я в ней ничего не значу и не могу. Также я ни к чему не стремлюсь и ничего не избегаю, потому что и то и другое бесполезно, я никому ничего не должен и, самое главное, я не должен ничего себе.

Свобода от долженствования, от напряжения, от борьбы и погони за чем–то, которые наполняют жизнь страданиями, следовательно, свобода от страданий – вот результат естественного фатализма. Свобода от желаний и стремлений, надежд и отчаяния, проистекающая из бездействия есть величайшее благо, умиротворяющее человеческую жизнь. Я – результат внешних сил, заданная сущность, порождение совокупности условий – сам себе не принадлежу и сам себя не формирую.

Напротив, все вышеуказанное делает меня и мою жизнь. Я такой, какой я есть и другим быть не могу. Могу ли я в данном случае кому–нибудь позавидовать – у него лучше, чем у меня? Не могу, потому что он – другой, не такой, как я, и у него иная жизнь. Могу ли я над кем–то посмеяться или презреть кого – он хуже меня? Не могу, потому что он другой, и у него не такой, как у меня жизненный путь. Каждый человек задан для себя мирозданием, каждый идет собственной дорогой, играет собственную роль, исполняет собственное дао, у каждого собственная миссия и смысл во Вселенной – и у блистательного могучего монарха, и у жалкого нищего раба.

Бесполезно пытаться быть не собой – другим, занять чужое место и сыграть не свою роль. При подобном взгляде и зависть, и гордость совершенно исчезают, и никого нельзя оценить с точки зрения «лучше – хуже». Не «лучше», а другой, не «хуже», но только иной. Невозможно сравнить двух людей, как невозможно сравнить, скажем, сосну и березу. Что лучше – сосна или береза? Какая краска хуже — красная или синяя? Какая человеческая жизнь удачливее, а какая достойна презрения? Никакая! О каждой можно сказать только то, что она есть, и зачем–то нужна мирозданию. Сосна не сможет стать березой, сколь не убеждайте ее, что березой быть гораздо лучше, чем сосной.

Один человек никогда не станет другим человеком, только потому, что они – разные сущности мира. Невозможно ругать одного за то, что он – такой, и невозможно хвалить другого за то, что он не подобен первому, как невозможно ругать негра за то, что он не китаец, лес – за то, что он не фруктовый сад, пустынную колючку – за то, что она не прекрасный цветок.

Жизнь, исполненная подобного взгляда, ни к чему не стремящаяся, тихая и спокойная, погружена в созерцание своего дао и в безмятежное следование ему. Невозмутимо и мирно течет она неспешным потоком в обозначенном русле, не подверженная страстям, беспокойству и напряжению. Просто и умиротворенно внемлет она окружающему миру, как вечно внемлет небу цветущая и увядающая, всегда прекрасная и безмолвная природа. Истина даосизма – жизнь, не противостоящая мирозданию, но спокойно в нем растворяющаяся, и достигающая мудрого счастья.

Фатум и свобода воли

Основной причиной непризнания фатализма т. н. современным обществом, неприятия его всерьёз, является вера в спонтанность творческого процесса , безграничные возможности научного поиска, включающих в себя элемент безграничности , озарения. В то же время научный, инженерный подход, доверяющий лишь очевидному и непротиворечивому, настаивает на наличии таких закономерностей даже в творчестве.

Слово «фатализм» нередко употребляется также как синоним «бытового» пессимизма — от неверия в возможность благополучного исхода инициативы и до мрачной уверенности в отрицательном её результате.

Но всё же, кроме «обывательского пессимизма», более распространено античное , «философское» понимание фатума как соединения изначальных факторов неживой природы (всевозможные стихии) и последствия творения живых сущностей. Для античного человека все необоримые стихии, это — порождение «соответствующих» богов , «продукт их творческих усилий». Кроме свобод всемогущих богов, в той же системе, в противовес и, одновременно, в дополнение понятию «фатум» существует ещё такая вещь как «жребий » (лат. la:fors ). Это — словно бы «зазор», переменная в программе , благодаря которой реализация фундаментального высшего замысла приобретает живую индивидуальную вариабельность, а приносимые героями жертвы — действительное оправдание.

В связи с этим, фатум, фатальное — есть «коллективно » творимая и «уже-завершённая-в-будущем» машина , в которой пассивным участникам достаётся участь «винтика », «инструмента » («plebeium in circo positum est fatum», лат. — «толпа огорожена судьбиной»). Что касается активных героев, то у них — роль «сырья», «расходного материала». Таким вот образом фатум каждого живого существа и составляет единую «фатум-систему». В точности так, как из эпизодов и реплик складывается драматическое действие , происходящее в предлагаемых обстоятельствах и заканчивающееся предполагаемым образом. В этом свете бунт против рока — осмысленно совершаемый подвиг, уничтожающий героя, но влияющий на «машину» в целом; чреватая, но необходимая сущему «импровизация ». («Fata volemtem ducunt, nolentem trahunt», лат. — «Желающих судьба ведёт, а не желающих — тащит»). Здесь стоит заметить, что эллинистические (и «дочерние» латинские) школы оперируют категорией рока-фатума в целом солидарно.

Если провести довольно условную параллель с «восточными доктринами», то в индийской традиции , по-видимому, фатуму как процессу наиболее близким будет такое понимание судьбы (дайва), в котором худая карма одного всё водит и водит по миру сансары («Колеса жизни»), а добрая другого — позволяет ему выйти из круга рождений. Причём, от Бога закон независим (просто Богу рамки уже не нужны). В циклически повторяемом бытии мира, с его изначальной данностью, есть универсальный закон бытия (Дха́рма санскр. धर्म, dharma). В широком смысле такое относится как к индуизму , так и к буддизму .

Авраамические религии резко отрицательно относятся к предсказаниям и гаданиям.

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

Синонимы :

Смотреть что такое «Фатализм» в других словарях:

    — (от лат. fatalis роковой, fatum рок, судьба), мировоззрение, рассматривающее каждое событие и каждый человеч. поступок как неотвратимую реализацию изначального предопределения, исключающего свободный выбор и случайность. Можно выделить… … Философская энциклопедия

    фатализм — а, м. fatalisme m. Вера в предопределение, неотвратимую судьбу. БАС 1. Предопределение fatalisme, которое впрочем замечается в одной речи Спасителя, когда он говорит об Искариотском. 1808. В. А. Озеров А. Н. Оленину. // РА 1869 5 133. Проходя по… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

    — (ново лат. с греч. окончанием, от лат. fatum рок, судьба). Философское мнение, приписывающее все события человеческой жизни слепому предопределению; судьба, рок. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910.… … Словарь иностранных слов русского языка

    Фатализм — (лат.fatum – тағдыр, fatalis – жазмыштық) ; 1)табиғатта, қоғамда және әрбір адамның өмірінде оқиғалардың жоғары ерікпен, жазмышпен (рок), тағдырмен алдын ала анықталатындығы туралы философиялық концепция; 2)осы концепцияға сәйкес жүріс – тұрыс… … Философиялық терминдердің сөздігі

    Муж., лат. судьба, рок в смысле предопределенья, неизбежной, предназначенной провиденьем будущности. Основа исламизма фатализм. Фаталисты отрицают свободу воли человека и ответ его за дела. Фаталистическое верованье гибельно для нравственности.… … Толковый словарь Даля

    Стоицизм Словарь русских синонимов. фатализм сущ., кол во синонимов: 3 вера в неотвратимую судьбу (2) … Словарь синонимов

    Фатализм — Фатализм ♦ Fatalisme Вера в неизбежность всего происходящего. Фатализм отбивает охоту к действию, и всякий фаталист прежде всего ленив или должен быть ленивым … Философский словарь Спонвиля

    — (от латинского fatalis роковой, fatum рок, судьба), представление о неотвратимой предопределенности событий в мире; вера в безличную судьбу (античный стоицизм), в неизменное божественное предопределение (особенно характерна для ислама) и т.п … Современная энциклопедия

    — (от лат. fatalis роковой fatum рок, судьба), представление о неотвратимой предопределенности событий в мире; вера в безличную судьбу (античный стоицизм), в неизменное божественное предопределение (особенно характерна для ислама) и т. п … Большой Энциклопедический словарь

    — (лат. fatalis роковой, предопределенный судьбой) 1) философская концепция о существовании предопределенности высшей волей, роком, судьбой событий в природе, обществе и в жизни каждого человека; 2) соответствующий поведенческий принцип. Уже в… … Новейший философский словарь

Глава «Фаталист» и ее идейно-эстетическое значение в общей структуре романа м. Лермонтова «Герой нашего времени».

Основная проблема романа Лермонтова «Герой нашего времени» чётко определена автором в предисловии: он рисует «современного человека, каким он его понимает». Его герой — «портрет, составленный из пороков всего нашего поколения». Внутренний мир персонажа раскрывается в его непосредтвенном развитии, во всей последовательности происходящих в жизни героя событий. «История души человеческой…» — способ раскрытия внутреннего мира героя. Произведение интересно в композиционном плане. Структура «Героя нашего времени» — тонкий художественный приём, который, наряду с системой образов героев, особенностями языка, подчинён раскрытию образа Григория Александровича Печорина — героя своего времени. Роман составляют пять самостоятельных глав, объединённых фигурой Печорина, авторской идеей. Лермонтов не случайно нарушает хронологическую последовательность повествования. Подчёркнутая «разорванность» повествования и смена рассказчика (автор — Максим Максимыч — Печорин) постепенно открывают героя читателю, постепенно переходя от внешнего к внутреннему. По какой же причине автор завершает произведение новеллой «Фаталист»? Название определяет главную мысль заключительной части: речь пойдёт о вере в судьбу. Фатализм (в словаре Даля) — судьба, рок в смысле предопределенья, неизбежной, предназначенной провиденьем будущности. Фатали?сты отрицают свободу воли человека и ответ его за дела. Повествование в этой главе ведётся от лица главного героя. Печорин, размышляя о предопределении, вспоминая юношеские мечты или принимая решение в момент опасности, обнажает перед читателем свою душу, раскрывает свой сложный и противоречивый внутренний мир. Кто может точнее описать сокровенные мысли человека, кроме него самого? Оставаясь наедине с собой, нет необходимости лгать, маскировать чувства, играть роль. Новеллу условно можно разделить на две основные части. Первая посвящена игре в русскую рулетку. «Может ли человек своевольно располагать своею жизнью, или каждому из нас заранее назначена роковая минута» — вот главный вопрос спора. Основное внимание здесь уделено поручику Вуличу. В поступках и высказываниях Печорина, как и в предыдущих главах, есть то, что кажется жестоким и эгоистичным. Так, он предлагает пари, ставкой которого становится жизнь поручика Вулича. Ощущая печать смерти на лице Вулича, Печорин с хладнокровной уверенностью делится своей мыслью: «Вы ненче умрёте!» Во второй части главным героем выступает Печорин. Он с тем же присущим его характеру хладнокровием, смелостью сам решает бросить вызов судьбе и, рискуя жизнью, обезвреживает разъярившегося казака. Смерть Вулича предначертана. То есть рок отрицать нельзя, Но как бы ни была сильна вера в судьбу, нужно всегда пытаться действовать. Человек способен вмешаться в ход задуманного свыше. Иначе не будет развития. То же касается всего общества. Именно в этой главе мы отчётливо слышим голос автора, отражающийся в мыслях героя. Печорин, размышляя о своей жизни, находит в ней много общего с судьбой целого поколения: «мы не способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного нашего счастья, потому что знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению». Печорин, как нигде более, предстаёт здесь глубоко мыслящим человеком, ищущим в своей душе ответы на вопросы. Не случайно повесть «Фаталист» завершает роман. Она более остальных наполнена глубочайшими философским смыслом.

В предисловии к журналу Печорина Лермонтов определяет свою творческую задачу — нарисовать не массовый портрет дворянства, а обратиться к характеру редкому, исключительному, таившему в себе «силы необъятные». Но роман Лермонтова, вместе с тем, решает и многие философские проблемы. Одна из них — влияние рока, судьбы на человека. В этом отношении особенно важна финальная глава романа — «Фаталист», раскрывающая перед нами новые стороны характера героя. Главы романа расположены не в хронологической последовательности, а сообразно идейному содержанию. Поэтому глава «Фаталист» подводит читателя к окончательным выводам, даёт итог всему роману. Читая произведение Лермонтова, мы видим безуспешные порывы к действию Печорина. Он приносит людям одни несчастья, разрушает их жизни, становится топором в руках судьбы. Герой размышляет, почему так получилось, кто или что возложило на него такую неблагодарную миссию, можно ли взять судьбу в свои руки, что-то изменить. Такими были размышления героя накануне дуэли. Печорин признаётся, что не угадал своего предназначения, увлёкся приманками страстей. Каждое новое усилие героя обрести счастье всё дальше отодвигает его от этой цели. Во многом на Печорина повлияло общественное настроение того времени. Оно вошло в историю как эпоха глубокого сомнения в нравственных ценностях, веры в злой рок, бездействия и скепсиса. В романе мы видим Печорина с позиции природного и социального начала. Неизбежно возникает вопрос: где же истинный Печорин? Это тот человек, который мыслит, судит, страдает или тот, кто равнодушно причиняет страдания людям, холоден и жесток? Была ли у Печорина возможность разрешить это противоречие, найти выход, изменить свою судьбу? Ответ на этот вопрос даёт глава «Фаталист». Проблема фатума, судьбы решается здесь в форме эксперимента. Во время карточной игры офицеров в казачьей станице между ними возник спор: существует рок или его нет. А если есть судьба, то на что же человеку дан разум? Поручик Вулич предложил Печорину пари. Образ Вулича является в романе носителем идеи фатума. Печорин же сомневается в том, что судьба влияет на человека. Вулич отстаивает свои убеждения, рискуя жизнью. Он играет в русскую рулетку, достаёт револьвер и целится в себя. К счастью, выходит осечка. Вулич остаётся жить, но Печорин предчувствует его скорую гибель. Происшествие с поручиком заставило героя задуматься. Гуляя по ночной станице, он видит звёзды, вспоминает те далёкие времена, когда люди верили, что их судьбой управляют боги. Их представления были во многом наивны, но древние люди жили намного мудрее, чем сейчас. Они были способны на подвиг. Печорин с горечью сознаёт, что его поколение не оставит после себя значительного следа, сгинет бесследно: «Мы не способны более к великим переживаниям ни для блага человечества, ни ради собственного нашего счастия, потому что знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению». До сего времени Печорин имел привычку ничего не отвергать и ничего не принимать на веру. Сейчас он впервые засомневался и на минуту поверил в судьбу. Случай с Вуличем убедил его в этом. Но вскоре Печорин узнал, что Вулича уже нет в живых. Он трагически и нелепо погиб от топора пьяного казака. Предсказание Печорина о смерти поручика сбылось. События главы развиваются стремительно и принимают совершенно иной оборот. Казак, убивший Вулича, спрятался в избе с заложником. Все понимали, что убийца обречён, но никто не решался войти и обезвредить его. Сам казак знал, что его судьба решена, но боролся до конца, не покорялся року. Несколько раз он кричал: «Не покорюсь!». Его неподчинение показывает, что он не верит в проведение, сам управляет своей жизнью. Печорин понял, что ему представилась возможность испытать свою судьбу. Он зашёл в избу, где находился казак, действовал расчётливо, быстро. В этот момент проявились лучшие качества натуры героя. Благодаря им Печорину удалось обезоружить убийцу и остаться невредимым. Как после всего случившегося герою не сделаться фаталистом? Но Печорин любит во всём сомневаться: «Это расположение ума не мешает решительности характера», «герой идёт вперед смелее, когда не знает, что его ожидает». Печорин решился вступить в поединок с судьбой, посмотреть, кто окажется победителем, и выиграл. Он впервые сделал попытку повлиять на свою судьбу, действовал осознанно, проявил небывалую активность. Всё же автор оставляет открытым вопрос: есть ли судьба. Ему важно не это. Думаю, что Лермонтов пытался показать нам, что вне зависимости от того, существует судьба или её нет, человек должен действовать. Ситуация «Фаталиста» показывает, что борьба за своё счастье возможна. Но Печорин не выходит на рубеж этой борьбы. Он погибает по дороге в Персию. На пути к действию многих передовых людей того времени стояли различные преграды. Они воспринимались как влияние рока. В свете такого общественного настроения активность человека оказывалась бесполезной. Своим романом Лермонтов пытается преодолеть эту фаталистическую философию, утвердить значимость активности человека. Именно в это заключается философский и общественный смысл романа.

Роль главы «Фаталист» в раскрытии образа Печорина (по роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени») Герой нашего времени Лермонтов М.Ю. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Герой нашего времени / Роль главы «Фаталист» в раскрытии образа Печорина (по роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»)

    В романе «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтов поставил своей задачей всесторонне раскрыть личность современника, показать портрет «героя времени», «составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии».
    Образ Печорина сначала предполагал автобиографическую канву. Но постепенно он наполнился другим содержанием, вылился в центральную проблему романа – проблему человека и эпохи. Характер Печорина стал отражением явлений российской действительности 30-х гг. XIX века.

    В предисловии к журналу Печорина Лермонтов определяет свою творческую задачу – нарисовать не массовый портрет дворянства, а обратиться к характеру редкому, исключительному, таившему в себе «силы необъятные». Но роман Лермонтова, вместе с тем, решает и многие философские проблемы. Одна из них – влияние рока, судьбы на человека.

     В этом отношении особенно важна финальная глава романа — «Фаталист», раскрывающая перед нами новые стороны характера героя. Главы романа расположены не в хронологической последовательности, а сообразно идейному содержанию. Поэтому глава «Фаталист» подводит читателя к окончательным выводам, даёт итог всему роману.

    Читая произведение Лермонтова, мы видим безуспешные порывы к действию Печорина. Он приносит людям одни несчастья, разрушает их жизни, становится топором в руках судьбы. Герой размышляет, почему так получилось, кто или что возложило на него такую неблагодарную миссию, можно ли взять судьбу в свои руки, что-то изменить. Такими были размышления героя накануне дуэли. Печорин признаётся, что не угадал своего предназначения, увлёкся приманками страстей. Каждое новое усилие героя обрести счастье всё дальше отодвигает его от этой цели.

    Во многом на Печорина повлияло общественное настроение того времени. Оно вошло в историю как эпоха глубокого сомнения в нравственных ценностях, веры в злой рок, бездействия и скепсиса. В романе мы видим Печорина с позиции природного и социального начала. Неизбежно возникает вопрос: где же истинный Печорин? Это тот человек, который мыслит, судит, страдает или тот, кто равнодушно причиняет страдания людям, холоден и жесток? Была ли у Печорина возможность разрешить это противоречие, найти выход, изменить свою судьбу? Ответ на этот вопрос даёт глава «Фаталист».

    Проблема фатума, судьбы решается здесь в форме эксперимента. Во время карточной игры офицеров в казачьей станице между ними возник спор: существует рок или его нет. А если есть судьба, то на что же человеку дан разум? Поручик Вулич предложил Печорину пари.
    Образ Вулича является в романе носителем идеи фатума. Печорин же сомневается в том, что судьба влияет на человека. Вулич отстаивает свои убеждения, рискуя жизнью. Он играет в русскую рулетку, достаёт револьвер и целится в себя. К счастью, выходит осечка.

    Вулич остаётся жить, но Печорин предчувствует его скорую гибель. Происшествие с поручиком заставило героя задуматься. Гуляя по ночной станице, он видит звёзды, вспоминает те далёкие времена, когда люди верили, что их судьбой управляют боги. Их представления были во многом наивны, но древние люди жили намного мудрее, чем сейчас. Они были способны на подвиг.
    Печорин с горечью сознаёт, что его поколение не оставит после себя значительного следа, сгинет бесследно: «Мы не способны более к великим переживаниям ни для блага человечества, ни ради собственного нашего счастия, потому что знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению».

    До сего времени Печорин имел привычку ничего не отвергать и ничего не принимать на веру. Сейчас он впервые засомневался и на минуту поверил в судьбу. Случай с Вуличем убедил его в этом. Но вскоре Печорин узнал, что Вулича уже нет в живых. Он трагически и нелепо погиб от топора пьяного казака. Предсказание Печорина о смерти поручика сбылось.

    События главы развиваются стремительно и принимают совершенно иной оборот. Казак, убивший Вулича, спрятался в избе с заложником. Все понимали, что убийца обречён, но никто не решался войти и обезвредить его. Сам казак знал, что его судьба решена, но боролся до конца, не покорялся року. Несколько раз он кричал: «Не покорюсь!». Его неподчинение показывает, что он не верит в проведение, сам управляет своей жизнью.
    Печорин понял, что ему представилась возможность испытать свою судьбу. Он зашёл в избу, где находился казак, действовал расчётливо, быстро. В этот момент проявились лучшие качества натуры героя. Благодаря им Печорину удалось обезоружить убийцу и остаться невредимым. Как после всего случившегося герою не сделаться фаталистом? Но Печорин любит во всём сомневаться: «Это расположение ума не мешает решительности характера», «герой идёт вперед смелее, когда не знает, что его ожидает».

    Печорин решился вступить в поединок с судьбой, посмотреть, кто окажется победителем, и выиграл. Он впервые сделал попытку повлиять на свою судьбу, действовал осознанно, проявил небывалую активность.

    Всё же автор оставляет открытым вопрос: есть ли судьба. Ему важно не это. Думаю, что Лермонтов пытался показать нам, что вне зависимости от того, существует судьба или её нет, человек должен действовать.
    Ситуация «Фаталиста» показывает, что борьба за своё счастье возможна. Но Печорин не выходит на рубеж этой борьбы. Он погибает по дороге в Персию.

    На пути к действию многих передовых людей того времени стояли различные преграды. Они воспринимались как влияние рока. В свете такого общественного настроения активность человека оказывалась бесполезной. Своим романом Лермонтов пытается преодолеть эту фаталистическую философию, утвердить значимость активности человека. Именно в это заключается философский и общественный смысл романа.


0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Герой нашего времени / Роль главы «Фаталист» в раскрытии образа Печорина (по роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»)


Смотрите также по произведению «Герой нашего времени»:


Фаталист – это человек, который… Значение слова фаталист. Фаталисты и фатализм — это мы сами творим свою судьбу или лишь следуем предначертанному

– Владыка, мне бы хотелось, чтобы Вы ответили на вопрос одного нашего очень внимательного пятнадцатилетнего читателя Пети Б. из Москвы. «В своих беседах Вы часто подчеркиваете, что человек не марионетка в руках Бога, что Бог никогда не лишает человека права выбора, – пишет Петя. – Но тогда скажите, что в жизни неизбежно, что в ней предопределено, а что нет? И что же такое фатализм?»

– Фатализм – это миф, это идол неизбежности. Ведь рок или фатальность – это то, что отрицает свободу воли человека, а значит, и ответственность за его дела и поступки. Это состояние, когда человек заранее себя обрекает на роль пассивного наблюдателя за событиями. Но ведь это только кажущаяся безответственность – на самом деле человек всегда ответствует за бездеятельность, потому что есть Высший суд. Это не суд в привычном понимании, когда человека судят по свершенному им, это суд нравственный, который определяет то, что человек мог бы сделать, но не сделал. Это как в притче о талантах, рассказанной Христом Своим ученикам. Один человек, «отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе… Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно также получивший два таланта приобрел другие два, получивший же один талант, пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего» (Мф. 25. 14– 18). Когда же хозяин вернулся, он потребовал от своих рабов отчета: «получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: «Господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них». Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю». (Мф. 25. 19 – 21). То же про изошло и с рабом, которому господин дал два таланта. И вот подходит тот, кому он дал один талант, и говорит: «Господин! Я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и убоявшись, пошел и скрыл талант своей в земле; вот тебе твое» (Мф. 25. 24–25). Он закопал свой талант из страха, вот его логика: я боюсь, что я его потеряю, а господин с меня потом спросит, поэтому лучше ничего с ним не делать, а просто закопать. И дальше Христос рассказывает о том, как поступает господин: «Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! Ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал, посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с при былью». (Мф. 25. 26–27). И дальше он поступает, казалось бы, несправедливо – он забирает талант и отдает его уже имеющему десять талантов – «ибо всякому имеющему даст ся и приумножится, а у не имеющего отнимется и то, что имеет» (Мф. 25. 29).

– Почему так, казалось бы, несправедливо?

– Потому что когда человек преумножает то, что Бог ему дает – а нам всем что-то дается, то он вкладывает в это свое умение, свои силы, идет на риск, это не бездействие, это путь навстречу Богу. Такой человек становится соработником Бога. А вот фатализм – это бесплодное существование, когда человек, во-первых, не берет на себя никакой ответственности, во- вторых, отрицает, что его воля может проявляться и способствовать появлению какого-то нового качества, и, в-третьих, фатализм – это идол неизбежности, когда человек начинает поклоняться тому, что он ничего не может изменить. Многие порой даже не осознают, что они грешат фатализмом, грешат тем, что не желают активно участвовать в этом мире.

– А в чем отличие та кой бездеятельной позиции от ситуации, когда человек полагается на волю Божью?

– Это совершенно разные вещи. Положиться на волю Божью – это ждать, что Бог ответит на твой призыв. Но ведь ожидая волю Божью, человек молится, он просит: «Господи! Да будет воля Твоя!», и даже если при этом он внешне ничего не предпринимает, он активно участвует в Богообщении, он прилагает свою волю, показывая готовность принять Божью. Человек начинает выстраивать свою жизнь согласно Заповедям, он начинает творить добро – все это требует не просто активности, а мобилизации всех внутренних сил. И совсем другое дело, когда ты свою волю никак не проявляешь, и тогда в этом безволии человек до пускает до себя разрушительные, сатанинские силы. Отсюда, как результат, состояние безысходности, обреченности, депрессии, нежелания что-то менять. Поэтому фатализм греховен еще и тем, что ведет к отказу от всякой активности и от своей собственной воли, тем, что в основе его лежат отрицание того, что человек наделен таким Божественным даром, как свобода воли и вы бора.

– Но ведь очень часто действительно бывают ситуации, когда человеку ничего не остается, как сказать: «Ну все, я ничего поделать не могу!»

– Смотрите, человек не может до конца исполнить Заповеди Божьи: ведь если бы мы могли, то мы сами бы себя и спасали – написали моральный кодекс и выполняли бы, зачем тогда Бог? Но спасаемся-то мы не сами, спасает нас Христос, спасает Благодать Божья. И часто бывает, что когда человек задумывается над своей греховностью, над своей жизнью, то у него может возникнуть ощущение своего бессилия, невозможности что- то изменить или даже чувство обреченности. И это состояние безысходности, о котором мы сейчас говорим, – это результат потери человеком одной из христианских добродетелей.

– А что это за добродетели?

– Есть три христианские добродетели: Вера, Надежда и Любовь. И Любовь из них высшая. Потому что никогда не упразднится. Мы сейчас живем в земном мире, и верим в мир небесный, но когда мы туда переселимся, то вера уже будет не нужна, ведь мы при обретем созерцание Бога. Мы надеемся, но когда мы перейдем в мир иной, наша надежда уже будет реализована. Поэтому останется только Любовь, она одна не упразднится, и если ты имел ее здесь, то будешь иметь ее и там…

Так вот, потеря надежды на свои силы, в то, что Бог их дал для того, чтобы мы могли изменить свою жизнь, – вот это лежит в основе фатального взгляда на жизнь. Но ведь человек действительно не марионетка. И Бог всегда, даже в последний миг человеческой жизни, дает ему возможность эту жизнь изменить. Вспомним разбойника, который раскаялся, когда уже был распят на кресте.

– Но для этого надо увидеть Бога, поверить в Него, а это трудно.

– Конечно, потому что это внутреннее действие. Смотрите, как трудно бывает встать с утра и прочитать утренние молитвы – хотя, казалось бы, чего уж легче: поднялся на 15 минут раньше, взял молитвослов и перед иконой прочитал. Ведь часто мы гораздо больше сил и времени отдаем на вещи гораздо менее важные, но помолиться труднее, потому что тут требуется внутреннее усилие.

Бог при рождении наделяет всех даром веры – сказано: Христос просвещает всякого человека, приходящего в мир. Когда человек рождается, то в нем уже есть образ и подобие Божье. Образ – это те таланты, которые нам даются, а подобие – это та заданность, к которой человек должен стремиться, чтобы совершить свое спасение. Вот это очень важно: наделяя человека определенными способностями, Бог пишет в его сердце, в его душе какую-то цель. И человек может все свои таланты направить на то, чтобы эту цель определить и потом исполнить, а может, подобно рабу, закопавшему свой талант, ничего не определять и не исполнять. Но ведь если ты познал то, что Бог написал в тебе, распознал ту надпись, которую Бог сделал в твоей душе, то ты познаешь и автора. Сказано: «Познай себя, и ты познаешь Бога».

– Получается, что человек правильно чувствует факт существования некоей предопределенности, той самой задачи, которая предначертана ему Богом, но может путать эту заданность, например, с фатализмом, с некоей неизбежностью в судьбе.

– Конечно, Господь дает эту заданность, и чело век должен распознать ее в своей душе и исполнить. Но в то же время он волен ее и не распознавать, и не исполнять. Если он распознает ее и реализовывает, то в этом спасение человека, потому что это исполнение воли Божьей, соединение воли человека с волей его Творца. Тут происходит «обожение» как некое состояние единения с Богом. А когда человек отказывается выполнять волю Божью, то он, естественно, ищет оправдание, в его сознании рисуются ложные картины мира. Отсюда языческое поклонение идолам, ложным богам – суевериям, приметам, фатуму, звездам.

– Наверное, это самый трудный вопрос – как распознать то, что в тебе написано Богом.

– Церковь – дом Божий на земле, место, где Святой Дух действует особым образом – это то место, где человек может проверить себя. У нас есть много свидетельств того, как Святые отцы, обладающие даром предвидения, прозорливостью, направляли и научали людей. Напри мер, святой праведный Иоанн Кронштадтский, обладавший удивительным даром прозорливости, принимавший тысячи людей.

– А предвидение существует?

– Бывает, что будущее открывается нам, когда Господь оберегает нас от чего-то. Душа наша обладает такими Божественными качествами, как вечность, бессмертие, а значит, она способна воспринимать будущее, хотя нам, в силу того, что мы сами живем во временных отрезках, трудно это представить. Но ведь прозорливость, дар предвидения – это колоссальная ответственность. С одной стороны, можно действительно предостеречь человека, но с другой – есть риск, что при этом ты парализуешь его волю.

– В Библии будущее часто открывается людям ангелами, они предвосхищают какие-то глобальные события в истории человечества: Архангел Гавриил благовестил Богородицу о рождении Иисуса, он же сообщил о рождении Иоанна Предтечи.

– Да, ангелы принадлежат к миру небесному, по этому, имея знания о человеке, они сообщают ему их. А вот способность услышать своего Ангела Хранителя зависит от самого человека, от его чисто ты, от степени его религиозности и воцерковленности.

– То есть ангелы могут быть вестниками Божьими и для нас?

– Конечно, при крещении каждому человеку дается Ангел Хранитель, и он осуществляет посланническую миссию. Само слово «ангел» означает «посланник, вестник», возвещающий какую-то весть от Бога. Неслучайно слова «Евангелие» (т.е. «благая весть») и «ангел» имеют общий корень. И Ангел Хранитель не только оберегает нас, наставляет, охраняет, но и ищет возможности сообщить волю Божью человеку.

Возможность услышать голос Ангела Хранителя зависит от постоянного молитвенного труда. Человека иногда можно сравнить с радиоприемником, и если он имеет хаотическую жизнь, если он сам говорит то одно, то другое, как приемник, у которого крутят шкалу, то тогда ему самому бывает очень трудно распознать, где та волна, на которую нужно настроиться. И тут много зависит от молитвенного труда. Есть простые вещи, которые порою кажутся банальными. Сказано, что чело век должен с утра молиться – это так же обязательно, как умываться. Душа должна пробудиться, и это пробуждение происходит через молитву. И в утреннем правиле есть молитва твоему Ангелу Хранителю, которая создает настрой чело века, помогает воспринимать волю Божью. В этой молитве мы просим нашего Ангела Хранителя, чтобы он предстоял за нас перед Богом.

– А что такое День ангела, как его правильно провести?

– День Ангела – это день святого, в честь которого мы названы. Вообще, наречение именем – это очень важный момент. В Библии есть эпизод, мы уже говорили об этом, когда Бог сотворил животных, привел их к человеку и попросил его назвать их. Ведь назвать, это, во-первых, определить суть, а во-вторых, определить свою власть над тем, кому дал имя. И когда во время Таинства Крещения идет наречение именем – то это определение власти Христа над человеком. Поэтому неслучайно, если человек ушел в секту, где ему дали другое имя, то при возвращении из секты мы ему снова читаем молитву на наречение именем – возвращаем ему христианское имя. И вместе с именем человек получает и Святого, в честь которого он назван. В День ангела человек должен обязательно причаститься, т. е. соединиться с Богом в Таинстве Причастия, естественно, исповедовавшись перед этим. На Руси День ангела всегда считался выше, чем день рождения, потому что напоминал человеку о его Божественной сути.

– Наверное, это самый главный вопрос.

– Да, и это вопрос духовного опыта.

– А человеку дано почувствовать, исполняет ли он волю Божью?

– Конечно, дано. Это ощущение, когда человек наполняется добром, светом, в таких случаях говорят: «Он весь светится». И можно совершенно четко сказать, что когда человек не исполняет волю Божью, то ему дано по чувствовать пустоту, свою богооставленность, нежелание жить.

– Это то, что называется «болит душа»?

– Да, но бывает, что люди творят зло и чувствуют себя комфортно в силу духов ной неразвитости. Тут нет стандарта, каждый человек неповторим, и душа каждого неповторима – у Бога всего много. Может быть, душа у человека болит «правильной болезнью» – когда, например, у человека настолько обострено чувство ответственности за весь мир, что он начинает молиться за него. Нельзя взять и сказать, что раз у тебя болит душа, то, значит, ты что-то де лаешь не так… Может быть, ты, наоборот, принимаешь на себя много. Определение воли Божьей о себе – это опыт Богообщения, тут нет стандартов, ведь у каждого свой путь к Богу, только ему ведомый и своя встреча с Ним.

Фаталист – это субъект, верящий в неизбежность и неотвратимость каждого действия, что все детерминируется судьбой. Иными словами, считает, что вся его жизнь предначертана заранее и от решения самого человека ничего не зависит. Фаталист – это индивид, верующий в фатум, бесповоротность судьбы, который всегда полагается на роковую предопределенность каждого нашего поступка. Таким образом фаталисты безапелляционно отторгают свободу воли индивида, спасаются бегством от ответственности за свое деяние. Фаталист это человек, который слепо следует злому року, что все события предрешены свыше задолго до рождения, а в нынешнее время им присуще только находить свое выражение.

Кто такой фаталист

Наличие разнообразия в трактовках этого термина не становится преградой для формирования его сути.

Значение слова фаталист в тотальном представлении – индивид покорный судьбе, убеждённый в предопределенности своей жизни. В латинском языке существует понятие fatalis – роковой, в английском fate – судьба. Человек с фаталистическим мировоззрением непоколебимо убежден в невозможности изменить что-либо в своей жизни, максимум можно только предсказать.

Индивид с фаталистической идеологией следует по пути безответственности за собственные поступки, созерцая со стороны за событиями в собственной жизни, не старается предпринимать какие-либо усилия, чтобы повлиять на происходящее. Человек словно течет по течению с установленным судьбой маршрутом под названием жизнь, зная, что его ждут падения, подводные камни, но не делает абсолютно никаких попыток «сойти на берег». Убеждает себя в неукоснительном соблюдении правил составленных силами свыше.

Значение слова фаталист, прежде всего, описывает личность? неотъемлемой частью которой есть вера в фатум, рок судьбы.

Психологи концентрируют внимание на то, что существующая закономерность в поведении фаталистов все-таки имеет свои различия. Они предполагают существование нескольких видов мировоззрения таких людей:

– бытовое – последователи такого мировоззрения явно пессимистически настроены, тяготеют к перекладыванию вины за собственные неудачи на других людей. В случае если это бессмысленно под обвинения попадают высшие силы, которые без сомнения враждебно настроены против этого индивида. Зачастую бытовой фатализм проявляется на фоне неприятностей, стресса. Последствия стрессовых ситуаций негативно влияют на эмоциональное состояние, что побуждает индивида переложить вину на другого;

– теологическое – приверженцы этой ветви склонны приписывать высшим силам божественное значение, именно они и предопределяют все, что случается на Земле. Считается, что каждая человеческая жизнь заранее предначертана Богом, именно он определяет все испытания для каждого индивида. Все события, происходящие на жизненном пути фаталиста из разряда неслучайных и необходимых. В свою очередь здесь выделяется два подвида: фаталисты в мировоззрении которых бытует концепция абсолютного предопределения (кальвинизм, августинизм), согласно убеждению этих индивидов все сценарии жизни были написаны еще до рождения человека, и уже было предопределено в ад или в рай попадет его душа и фаталисты, для которых судьба сочетается со свободой воли;

– логическое – такое мировоззрение имеет исходную точку в Древней Греции. Философ Демокрит описывает это, как следствие предшествующих событий и действий человека, поскольку согласно его мнению абсолютно все имеет первопричину. Такой вид мировоззрения есть результатом «причинно-следственной» связи. Если есть следствие (ситуация в установленном месте, в обусловленное время), то этому предшествовала цепочка определенных поступков в прошлом. Случайностей нет, они априори не существуют. В отличие от теологического мировоззрения фаталиста здесь функции Бога выполняет неизбежное следствие, что случится при любых обстоятельствах.

Убеждения фаталиста

Фаталист – это человек, целиком и полностью жертвующий себя в руки фатума – судьбы. Эго поведение отображается в психологических изменениях, оставляющих след в его мировоззрении:

– человек фаталист сравнивается с . Такой образ жизни предполагает не ждать абсолютно ничего хорошего в своем будущем;

– такого рода личности не верят в собственные силы и возможности, противостоят вере в свободу выбора;

– человек отвергает понятие случайность, все в мире происходит со стопроцентной вероятностью, все поступки являются чередой предписанных событий;

– убежден, что на нем не лежит груз ответственности, он подобно инструменту, которым управляет рок судьбы;

– суеверность, черта присущая такому образу жизни. Желание созерцать будущее, используя предсказания, гороскопы, нумерологию.

Поведение присущее человеку фаталисту имеет свое отражение еще в народных мифах, в которых прослеживается нить неизбежности: особая участь предназначалась каждому, необходимость следовать по тропе, определенной свыше. Считалось, что подобное мировоззрение помогает индивиду в определенных ситуациях. Если брать во внимание что такая личность игнорирует любую опасность на своем жизненном пути (как-никак все это решение судьбы), то это является образом отважного воина, не боящегося идти в бой. Несмотря на это именно игнорирование опасности привело многих людей фаталистов к ускорению собственного трагического финала.

Фаталист это человек, который следуя убеждениям, нередко подвергает себя опасности и становится объектом (жертвой) преступления. В таких ситуациях поведение фаталистов переступает тонкую грань, преобразовываясь в гордость. Исполненный достоинства он легче примет смерть, чем признает свой на виду у окружающих. Безоговорочно примеры такого рода действий можно отыскать во всех эпохах существования человека. Юлий цезарь – наглядный тому пример, целый ряд знаков и предсказаний предупреждали о предстоящей опасности, между тем он ослепленный отвернулся от них. И в нужное время, в назначенном месте был убит. Прекрасный пример человека фаталиста, можно отыскать и в литературе в одноименном романе «Герой нашего времени» написанного Лермонтовым.

В поисках ответа на вопрос «кто такой фаталист» при любых условиях обнаруживается связь между убеждениями фаталиста и свободой воли. Воистину для индивида с подобным мировоззрением важным есть только его будущее, предвкушение самого будущего, прошлое и настоящее несущественно. Человек имеет возможность сделать выбор, но сам выбор уже предопределен заранее.

Фаталистами становятся не от рождения, важным аспектом в становлении фаталистического мировоззрения является воспитание и влияние окружающей среды. Если на протяжении долгого времени индивид не справляется с жизненными ситуациями, обращает внимание на мнение окружающих, его психика постепенно начинает отвергать возможность адекватного анализа проблемы и путей ее решения. Человек отказывается действовать в направлении решения проблемы, его покидает вера в собственные силы. Он создает себе такую психологическую установку, следуя которой все вокруг обобщается и считается независимым от человеческого влияния – предначертанным судьбой. Современное общество не признает мировоззрение фаталиста, не расценивает его всерьез, базируясь на возможностях науки и ее безграничности.

Наша жизнь полна различными событиями. А задумывался кто-нибудь, почему они происходят? Может быть, мы сами строим свое будущее? А если, все же, кто-то свыше руководит нами?

Фаталист — это человек, отдавший себя во власть судьбы

Слово «фаталист» сейчас редко используется в обиходе, и не каждый человек знает его значение. Для общего развития это определение необходимо понимать, чтобы не оказаться невеждой в нестандартной ситуации.

Многие словари трактуют это слово по-разному, но его суть от этого не меняется. В общем понятии фаталист — это человек, который верит в свою судьбу и всячески на нее полагается. Он считает, что все в его жизни предопределено заранее, и от его решения ничего не зависит.

В переводе с латинского fatalis — роковой, а если обратиться к английскому языку, то там можно найти похожее слово fate, перевод которого — «судьба».

В словарях различных авторов значение слова фаталист трактуется по-разному, но главная суть остается одна. По определению Т. Ф. Ефремовой, фаталист — это человек, верящий в фатум, неотвратность судьбы; эта вера основана на стойком убеждении, что все в этом мире предопределено заранее, и мы не в силах изменить свою судьбу. В. Даль в своем определении добавляет то, что фатализм является основой ислама; фаталисты категорически отрицают свободу воли человека; автор считает, что вера фаталиста губительна для нравственности.

Фатализм и общество

Фаталистические представления начали развиваться еще в народных мифологиях, считалось, что каждому предназначена своя участь, и она неизбежна. Позднее стало развиваться понятие о судьбе и роке. Люди были уверены в неизбежности всех происходящих с ними событий, они считали, что никто не в силах этому помешать. Геродот своей фразой дает этому подтверждение: «Того, что должно случиться по воле божества, не в силах отвратить человек».

Православная вера считает фатализм мифом, так как рок отрицает свободу воли человека. Исходя из мировоззрения фаталистов, человек не несет ответственности за свои поступки. Он просто становится сторонним наблюдателем за событиями, происходящими в его жизни, и не прилагает никаких усилий для того, чтобы на них повлиять.

Исторический фатализм говорит о том, что все события, происходящие в мире, заранее предопределены, и все попытки и усилия людей изменить их ход напрасны.

Вера в судьбу

Фаталист — это человек, полностью отдающий себя во власть судьбы. При некоторых обстоятельствах эта вера ему помогает: например, если человек идет в бой, он знает, что если ему суждено выжить, то ни одна пуля его не зацепит; если суждено умереть от чумы, никакая санитарные меры предосторожности его не спасут.

Фаталисты верят в то, что их воля и все, происходящее с ними, подчинено некой высшей силе, которая направляет все их действия, и они не в силах что-либо изменить.

В современном обществе все большее количество людей верит в то, что их судьба предопределена, и не стоит строить планы на будущее. Если же желаемое осуществляется, значит, так было задумано заранее.

Верить в судьбу или нет — это каждый должен определить для себя сам, независимо от того, считает ли он себя фаталистом.

Фатум и свобода воли

Основной причиной непризнания фатализма т. н. современным обществом, неприятия его всерьёз, является вера в спонтанность творческого процесса , безграничные возможности научного поиска, включающих в себя элемент безграничности , озарения. В то же время научный, инженерный подход, доверяющий лишь очевидному и непротиворечивому, настаивает на наличии таких закономерностей даже в творчестве.

Слово «фатализм» нередко употребляется также как синоним «бытового» пессимизма — от неверия в возможность благополучного исхода инициативы и до мрачной уверенности в отрицательном её результате.

Но всё же, кроме «обывательского пессимизма», более распространено античное , «философское» понимание фатума как соединения изначальных факторов неживой природы (всевозможные стихии) и последствия творения живых сущностей. Для античного человека все необоримые стихии, это — порождение «соответствующих» богов , «продукт их творческих усилий». Кроме свобод всемогущих богов, в той же системе, в противовес и, одновременно, в дополнение понятию «фатум» существует ещё такая вещь как «жребий » (лат. la:fors ). Это — словно бы «зазор», переменная в программе , благодаря которой реализация фундаментального высшего замысла приобретает живую индивидуальную вариабельность, а приносимые героями жертвы — действительное оправдание.

В связи с этим, фатум, фатальное — есть «коллективно » творимая и «уже-завершённая-в-будущем» машина , в которой пассивным участникам достаётся участь «винтика », «инструмента » («plebeium in circo positum est fatum», лат. — «толпа огорожена судьбиной»). Что касается активных героев, то у них — роль «сырья», «расходного материала». Таким вот образом фатум каждого живого существа и составляет единую «фатум-систему». В точности так, как из эпизодов и реплик складывается драматическое действие , происходящее в предлагаемых обстоятельствах и заканчивающееся предполагаемым образом. В этом свете бунт против рока — осмысленно совершаемый подвиг, уничтожающий героя, но влияющий на «машину» в целом; чреватая, но необходимая сущему «импровизация ». («Fata volemtem ducunt, nolentem trahunt», лат. — «Желающих судьба ведёт, а не желающих — тащит»). Здесь стоит заметить, что эллинистические (и «дочерние» латинские) школы оперируют категорией рока-фатума в целом солидарно.

Если провести довольно условную параллель с «восточными доктринами», то в индийской традиции , по-видимому, фатуму как процессу наиболее близким будет такое понимание судьбы (дайва), в котором худая карма одного всё водит и водит по миру сансары («Колеса жизни»), а добрая другого — позволяет ему выйти из круга рождений. Причём, от Бога закон независим (просто Богу рамки уже не нужны). В циклически повторяемом бытии мира, с его изначальной данностью, есть универсальный закон бытия (Дха́рма санскр. धर्म, dharma). В широком смысле такое относится как к индуизму , так и к буддизму .

Авраамические религии резко отрицательно относятся к предсказаниям и гаданиям.

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

Синонимы :

Смотреть что такое «Фатализм» в других словарях:

    — (от лат. fatalis роковой, fatum рок, судьба), мировоззрение, рассматривающее каждое событие и каждый человеч. поступок как неотвратимую реализацию изначального предопределения, исключающего свободный выбор и случайность. Можно выделить… … Философская энциклопедия

    фатализм — а, м. fatalisme m. Вера в предопределение, неотвратимую судьбу. БАС 1. Предопределение fatalisme, которое впрочем замечается в одной речи Спасителя, когда он говорит об Искариотском. 1808. В. А. Озеров А. Н. Оленину. // РА 1869 5 133. Проходя по… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

    — (ново лат. с греч. окончанием, от лат. fatum рок, судьба). Философское мнение, приписывающее все события человеческой жизни слепому предопределению; судьба, рок. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910.… … Словарь иностранных слов русского языка

    Фатализм — (лат.fatum – тағдыр, fatalis – жазмыштық) ; 1)табиғатта, қоғамда және әрбір адамның өмірінде оқиғалардың жоғары ерікпен, жазмышпен (рок), тағдырмен алдын ала анықталатындығы туралы философиялық концепция; 2)осы концепцияға сәйкес жүріс – тұрыс… … Философиялық терминдердің сөздігі

    Муж., лат. судьба, рок в смысле предопределенья, неизбежной, предназначенной провиденьем будущности. Основа исламизма фатализм. Фаталисты отрицают свободу воли человека и ответ его за дела. Фаталистическое верованье гибельно для нравственности.… … Толковый словарь Даля

    Стоицизм Словарь русских синонимов. фатализм сущ., кол во синонимов: 3 вера в неотвратимую судьбу (2) … Словарь синонимов

    Фатализм — Фатализм ♦ Fatalisme Вера в неизбежность всего происходящего. Фатализм отбивает охоту к действию, и всякий фаталист прежде всего ленив или должен быть ленивым … Философский словарь Спонвиля

    — (от латинского fatalis роковой, fatum рок, судьба), представление о неотвратимой предопределенности событий в мире; вера в безличную судьбу (античный стоицизм), в неизменное божественное предопределение (особенно характерна для ислама) и т.п … Современная энциклопедия

    — (от лат. fatalis роковой fatum рок, судьба), представление о неотвратимой предопределенности событий в мире; вера в безличную судьбу (античный стоицизм), в неизменное божественное предопределение (особенно характерна для ислама) и т. п … Большой Энциклопедический словарь

    — (лат. fatalis роковой, предопределенный судьбой) 1) философская концепция о существовании предопределенности высшей волей, роком, судьбой событий в природе, обществе и в жизни каждого человека; 2) соответствующий поведенческий принцип. Уже в… … Новейший философский словарь

Другой великой системой китайской философии являлся даосизм. Его основатель, современник Конфуция, философ Лао–цзы (старый учитель) написал сочинение «Дао дэ цзин» (Книга о пути и добродетели). Одной из проблем философии всегда был и остается по сей день вопрос о свободе человеческой воли. Что определяет жизнь каждого из нас, точнее, что главным образом на нее влияет: мы сами или что–то вне нас? Либо все в наших руках и мы сами творим свою жизнь, либо она подчиняется неким иным силам, от нас независящим. Два известных положения прекрасно иллюстрируют существование проблемы.

Первое о том, что «каждый – кузнец своего счастья», второе говорит – «от судьбы не уйдешь». Воззрение, по которому мы сами формируем личный жизненный путь, может быть названо волюнтаризмом (все зависит от нашей собственной воли ), противоположный взгляд – фатализм (от латинского слова «фатум» – судьба или рок, господствующий над людьми).

В первом случае говорится о наличии свободы или свободной человеческой воли (что хочу, то и делаю, все зависит только от меня), во втором – об отсутствии оной и о наличии зависимости (что ни делай, все равно все будет так, как предрешено). Таким образом, если существует какая–то сила или сущность, или начало, которая выше нас и намного сильнее, в подчинении у которой мы находимся, тогда нет смысла надеяться и рассчитывать на себя, ибо этой высшей силой за нас все продумано и просчитано, и жизнь наша сложится так, как угодно чьей–то безграничной воле, ведущей нас в неведомом направлении. Если данной силы нет, а существуем только мы со своими замыслами и расчетами — все будет так, как мы хотим и предполагаем, поскольку нет ничего над нами, следовательно, мы ведем себя в избранную нами же сторону.

Получается, что фатализм обязательно предполагает тяготеющий над нами рок, отсутствие которого неизбежно ведет к волюнтаризму. Даосизм говорит о том, что человеческая воля в любом случае несвободна и что возможна только фаталистическая модель мироздания. Если рок существует — фатализм сверхъестественный (так как этот рок – сила высшая и непостижимая), а если его нет, получается не волюнтаризм, а тоже фатализм, но только естественный. Даосизм и представляет собой учение естественного фатализма. Сущность его в следующем.

Факт нашего появления на Земле уже является актом нашей несвободы, потому что перед рождением нас никто не спрашивал: хотим мы того или нет. Нам не предоставляли выбрать – родиться или не родиться. Допустим, кто–то не хотел рождаться. Так, для буддиста земная жизнь – зло, и он предпочел бы не родиться вовсе. Мы появились на свет и, хотим того или нет, должны считаться с фактом нашего существования и подчиняться ему.

Далее — выбирали ли мы наш пол, наследственность, родителей, социальную среду и историческую эпоху, в которую родились? Совершенно не выбирали. Все это мы получили безусловно и авторитарно и, следовательно, опять ни о какой личной свободе говорить не приходится. А воспитание, которое мы получили с колыбели, которое сформировало нас, сделав нас такими, какими мы сейчас являемся — разве мы выбирали его? Нет, оно тоже предложено нам помимо наших желаний. Если мы его не выбирали — именно оно и сделало нас тем, что мы теперь есть — значит мы и себя самих не выбирали, и то, что мы сейчас из себя представляем есть результат совершенно от нас не зависящий.

Наконец, влияет ли все перечисленное на жизнь, то есть, влияет ли пол, наследственность, среда, эпоха, воспитание и все прочее на человеческий путь? Конечно же, влияет, и даже определяет его, направляет, формирует. Можно привести еще множество иных факторов, так же влияющих на нас. Сумма всех факторов и будет силой, направляющей нас в определенном направлении и делающей нашу жизнь той или иной.

В результате получается, что ни самого себя, ни собственный жизненный путь никто не выбирает и не может выбрать, ибо и он сам и его жизнь предложены ему, как бы заданы ему, и с этим каждый идет по земле, будучи не в силах что–либо изменить. Здесь можно возразить, что человек меняет все же собственную жизнь, и примеров данному утверждению – тьма. Предположим, кто–то принял решение что–либо изменить. Почему он его принял? В силу каких–то причин и мотивов, то есть в силу чего–то. Но это что–то, значит, было в нем, присутствовало. А откуда оно? Черта характера? Особенность натуры? Склад ума? Но ведь мы только что видели, что и характер, и ум есть заданность, и человек не выбирает их. Следовательно, если даже он и принял решение что–то изменить, он сделал это в силу личных внутренних особенностей, а они не от него зависят, ибо заданы изначально, то есть данное решение он принял вовсе не свободно, и оно тоже было предопределено, так как вытекает все из той же совокупности факторов, которая влечет человеческую жизнь.

Нам кажется, что мы поступаем свободно, что выбираем нечто и можем что–то изменить, но это иллюзия и самообольщение. Человек и его существование — грандиозная сумма огромного количества обстоятельств, параметров или факторов, которая обуславливает, формирует, задает русло или колею, в которой движется наша жизнь в строго определенном направлении. Подобное воззрение является фатализмом, но только здесь не сверхъестественная сила влияет на человеческий путь, а сложение всех естественных сил и обстоятельств ведет жизнь человека в какую–либо сторону. Поэтому данный фатализм мы называем естественным.

Человек, говорят даосские философы – это полет стрелы: она движется туда, куда послала ее рука стрелка и ее движение зависит от степени натяжения тетивы, от сопротивления воздуха, от препятствий на ее пути. Разумеется, направление полета стрелы может измениться: подул сильный ветер, пошел дождь, или она во что–нибудь врезалась, но способна ли стрела самостоятельно изменить направление собственного движения, самостоятельно отклониться в ту или иную сторону, полететь назад или не лететь вовсе? Поэтому и человеческая жизнь летит в том направлении, которое задают ей факторы и условия, ее формирующие, внешние параметры и обстоятельства, ее определяющие, и она не может произвольно изменить данное направление. Путь жизни, заданный всей суммой внешних сил, называется дао. Этот путь присутствует у любой вещи, поскольку каждый предмет мира и его существование, как и человек — тоже результат всех возможных факторов. И у всего мироздания есть собственное дао. Если сложить абсолютно все вещи нашего мира, все силы в нем действующие, все причины и следствия в грандиозном и необъятном взаимодействии и целостности, получится единый путь — дао нашего мироздания.

Если жизнь человеческая есть заданность, значит, она известна от начала до конца: требуется только просчитать все факторы и параметры, из которых она складывается. Мы просто не можем все учесть, и тем более просчитать, так как никто не может объять необъятное. Оттого нам и кажется, что результат нашей жизни неопределен, во многом случаен и только будущее окончательно все осветит. В действительности все, что произойдет, вполне известно уже сейчас, но только не нам, словно как ответ задачи помещен в конце учебника — он уже есть, готов, он следует из ее условия, но ученику предстоит решать поставленную задачу, проходить последовательно все ее пункты, стараясь добраться до результата.

Ответ нашего существования тоже готов, так как вытекает из заданной совокупности исходных и текущих параметров, он помещен в конце книги под названием «Наша жизнь», только неизвестен нам вследствие нашей неспособности охватить аналитически данную совокупность, отчего мы и думаем, что ответа нет, и самообольщаемся, будто он зависит от наших действий, планов и замыслов.

Подкинем монету: может выпасть орел или решка. Нам кажется, что выпадение того или иного совершенно случайно и потому непредсказуемо. Но если нам было известно первоначальное положение монеты, сила толчка, сообщенного ей, количество ее переворачиваний в полете, сопротивление воздуха, сила земного тяготения и все прочие условия движения, если мы могли их учесть и просчитать, тогда выпадение, допустим, решки явилось бы событием не случайным, а совершенно закономерным и не внезапным, а вполне ожидаемым и предопределенным.

Естественный фатализм говорит о парадоксальных вещах: получается, что жизнь нам совсем не принадлежит, так как она, да и мы сами – только сумма не зависящих от нас факторов и условий. Жизнь происходит с нами, для нас и делается нашими вроде бы руками, но в то же время совершенно помимо нас, вне нас и от нас не зависит. Наша собственная жизнь – театральное представление, на которое мы смотрим, как зрители из зала, она происходит с нами, но вместе с тем она – феерия, на которую мы взираем совершенно со стороны. И даже если мы являемся действующими лицами в данном представлении, мы играем не нами составленный сценарий и не нами избранные роли.

Что остается нам? Спокойно смотреть на происходящее и безучастно дожидаться, чем оно закончится, видеть течение собственной жизни, нисколько не подчиняющееся нам и не делать бессмысленных попыток что–либо в нем менять. Что же хорошего в подобном понимании мира? Чем положителен естественный фатализм? Кажется – ничем. На самом деле наоборот: если от меня ничего не зависит и я – некий заданный набор параметров, развивающийся самостоятельным путем, тогда я нисколько не виноват в собственных неудачах, и нет моей заслуги в моих успехах.

Чтобы не случилось в жизни – хорошее или дурное – я ни при чем, ведь так получилось, так сложилось, само собой сделалось, вне меня и помимо моей воли, ибо жизнь моя мне не принадлежит, и сам я в ней ничего не значу и не могу. Также я ни к чему не стремлюсь и ничего не избегаю, потому что и то и другое бесполезно, я никому ничего не должен и, самое главное, я не должен ничего себе.

Свобода от долженствования, от напряжения, от борьбы и погони за чем–то, которые наполняют жизнь страданиями, следовательно, свобода от страданий – вот результат естественного фатализма. Свобода от желаний и стремлений, надежд и отчаяния, проистекающая из бездействия есть величайшее благо, умиротворяющее человеческую жизнь. Я – результат внешних сил, заданная сущность, порождение совокупности условий – сам себе не принадлежу и сам себя не формирую.

Напротив, все вышеуказанное делает меня и мою жизнь. Я такой, какой я есть и другим быть не могу. Могу ли я в данном случае кому–нибудь позавидовать – у него лучше, чем у меня? Не могу, потому что он – другой, не такой, как я, и у него иная жизнь. Могу ли я над кем–то посмеяться или презреть кого – он хуже меня? Не могу, потому что он другой, и у него не такой, как у меня жизненный путь. Каждый человек задан для себя мирозданием, каждый идет собственной дорогой, играет собственную роль, исполняет собственное дао, у каждого собственная миссия и смысл во Вселенной – и у блистательного могучего монарха, и у жалкого нищего раба.

Бесполезно пытаться быть не собой – другим, занять чужое место и сыграть не свою роль. При подобном взгляде и зависть, и гордость совершенно исчезают, и никого нельзя оценить с точки зрения «лучше – хуже». Не «лучше», а другой, не «хуже», но только иной. Невозможно сравнить двух людей, как невозможно сравнить, скажем, сосну и березу. Что лучше – сосна или береза? Какая краска хуже — красная или синяя? Какая человеческая жизнь удачливее, а какая достойна презрения? Никакая! О каждой можно сказать только то, что она есть, и зачем–то нужна мирозданию. Сосна не сможет стать березой, сколь не убеждайте ее, что березой быть гораздо лучше, чем сосной.

Один человек никогда не станет другим человеком, только потому, что они – разные сущности мира. Невозможно ругать одного за то, что он – такой, и невозможно хвалить другого за то, что он не подобен первому, как невозможно ругать негра за то, что он не китаец, лес – за то, что он не фруктовый сад, пустынную колючку – за то, что она не прекрасный цветок.

Жизнь, исполненная подобного взгляда, ни к чему не стремящаяся, тихая и спокойная, погружена в созерцание своего дао и в безмятежное следование ему. Невозмутимо и мирно течет она неспешным потоком в обозначенном русле, не подверженная страстям, беспокойству и напряжению. Просто и умиротворенно внемлет она окружающему миру, как вечно внемлет небу цветущая и увядающая, всегда прекрасная и безмолвная природа. Истина даосизма – жизнь, не противостоящая мирозданию, но спокойно в нем растворяющаяся, и достигающая мудрого счастья.

Анализ главы «Фаталист» в романа «Герой нашего времени»

Роман построен так, что сущность главного героя и идея раскрываются постепенно, каждая глава (повесть) дополняет впечатления от предыдущих, подсказывая ответы на вопросы, которые возникают у читателя, направляя работу его мысли. Поэтому можно предположить, что ответы на вопросы, которые остались у нас по прочтении главы «Княжна Мери», нужно искать дальше — в «Фаталисте».

И действительно: если прочесть эту главу внимательно, не как дополнительную остросюжетную новеллу, а как естественное продолжение, а точнее завершение и обобщение линии, связанной с образом главного героя, то откроются, наконец, истинные мотивы поведения и поступков Печорина, а главное — художественная идея всего романа.

Особенностью «Героя нашего времени» является тот факт, что все части произведения, за исключением главы «Максим Максимыч», остросюжетны и носят авантюрный характер. Глава «Фаталист» не исключение: в её основе — стремительно развивающиеся в течение одной ночи события: карточная игра — спор о предопределении, пари — выстрел Вулича — осечка — «случайная» смерть Вулича — героический поступок Печорина.

Всё это «перетягивает» внимание не только учеников, но и более внимательных и искушённых читателей. Ведь и Белинский сумел разглядеть в «Фаталисте» только вершину «айсберга», не попытавшись заглянуть в глубину: «Сам Печорин является тут действующим лицом, и едва ли ещё не более на первом плане, чем сам герой рассказа.

Свойство его участия в ходе повести, равно как и его отчаянная, фаталистическая смелость при взятии взбесившегося казака, если не прибавляет ничего нового к данным о его характере, то всё- таки добавляет уже известное нам и тем самым усугубляет единство мрачного и терзающего душу впечатления целого романа, который есть биография одной души».

Здесь в самом определении роли «Фаталиста» в осмыслении идеи произведения содержится явное противоречие: зачем писателю дополнительно усугублять и без того мрачное впечатление, произведённое на читателя событиями предыдущих глав и исповедью Печорина?

Лермонтов — мыслитель, в его авторский замысел вряд ли входила задача «ужаснуть» читателя изображением остpыx и кровопролитных сцен. Кроме того, Белинский всё-таки считает главным героем главы Вулича, — однако роман, по его же определению, — «биография одной души». И на наш взгляд, главным героем этой новеллы всё же остаётся Печорин, а в сюжетную канву вплетается очень важная концептуальная лермонтовская идея.

Как известно, расположение глав в романе не соответствует хронологии изображаемых событий. Оно не соответствует и последовательности создания произведения: глава «Фаталист» была написана раньше главы «Княжна Мэри».

Этот факт имеет принципиально важное значение в трактовке идеи романа: не «Фаталист» дополняет разоблачительную главу о Печорине, а, видимо, какие-то идеи «Фаталиста» должны были найти своё конкретное выражение в исповеди героя.

Изучая историю создания романа, обращаемся с учениками к комментарию: «Возможно, осенью 1837 г. были сделаны черновые наброски к «Тамани» и затем к «Фаталисту» — вероятно, ещё безотносительно к общему замыслу романа, который сложился несколько позже …

«Бэла», «Фаталист» и «Тамань» стали известны читателю до выхода в свет отдельного издания романа — по журнальной публикации в «Отечественных записках» (1839 г.). И уже после выхода главы «Фаталист» роман «Герой нашего времени» вышел отдельной книгой.

Все эти размышления над композицией романа, историей его создания и ролью главы «Фаталист» в раскрытии авторского замысла привели меня к методической идее: начать изучение романа с главы «Фаталист» (при условии, что роман прочитан учащимися предварительно полностью).

Наша задача-выявить авторскую позицию в отношении к герою, а затем спроецировать её на предыдущие главы, чтобы понять логику развития характера.

Ученики, которые только что закончили читать про изведение, с интересом обсуждают и пересказывают сюжет главы. Странное пари, загадочное поведение его участников, неожиданный поворот событий, храбрость Печорина — всё это возбуждает детское любопытство. Но сюжет в гениальном художественном произведении, — напоминаю я им, — не самоцель: здесь за увлекательными событиями скрывается что-то очень важное для автора, и он хочет, чтобы читатель это понял.

Как вы думаете, в каком моменте повествования автор высказывает эту проблему, предлагаемую для обсуждения читателю?

В процессе поиска ответа на этот вопрос мы приходим к мысли о том, что это момент спора: здесь обозначается тема судьбы и фатализма. Один из участников спора (Вулич) — фаталист: он верит в предопределение.

Кто такой Вулич? Есть какие- то детали в его характеристике, портрете, которые определяют его сущность, характер его убеждений? — Да, во внешности и характеристике Вулича есть два очень важных момента: во-первых, он наделён выраженной «восточной» внешностью; во-вторых, он игрок. — О чём могут сказать эти признаки?

Обе эти детали подчёркивают фаталистические убеждения Вулича. «Фатализм — черта культуры Востока … ». И не случайно спор о фатализме и свободном сознании заходит именно во время карточной игры: «Азартные игры фараон, банк или штосс — это игры с упрощёнными правилами, и они ставят выигрыш полностью в зависимость от случая.

Это позволяло связывать вопросы выигрыша или проигрыша с «фортуной» — философией успеха и шире видеть в нём как бы модель мира, в котором господствует случай».

Противником Вулича в данном споре является Печорин. «Утверждаю, что нет предопределения», — заявляет он. Что означают эти слова?

Это глубокое убеждение, что человек сам распоряжается своей судьбой, что нет над ним высшей силы, управляющей его жизнью, всё решает воля и разум. Но отрицание Божественного провидения приводит к признанию собственного я «в качестве единственного мерила всех ценностей, единственного бога, которому стоит служить и который становится тем самым по ту сторону добра и зла».

— Почему Лермонтов сталкивает эти две мировоззренческие позиции? (Этот спор помогает выявить убеждения Печорина, понять глубинные основы его характера, индивидуальности.)

— Что же выбирает Печорин? Насколько определён и осмыслен его выбор? Что становится тем мировоззренческим принципом, которым оправдываются и объясняются все его поступки, отношения с обществом?

Печорин отрицает предопределение — тем самым он утверждает право свободной воли, свободного сознания: «Двадцать раз жизнь свою, честь поставлю на карту. Но свободы моей не продам. Отчего я так дорожу ею? что мне в ней?»

Печорин задаёт себе вопрос, ответ на который содержится именно в его образе мыслей, в основах его мировидения. Чтобы понять их суть, следует обратить внимание на один важный эпизод «Фаталиста», который читателем, увлёкшимся сюжетом, воспринимается как поэтический, но незначительный фрагмент, своего рода переходный от одного сюжетного момента к другому, как «общее место» или лирическое отступление.

На самом деле этот фрагмент — ключ к пониманию мировоззрения Печорина, а вместе с ним — осмыслению проблематики произведения.

Речь идёт о том моменте, когда Печорин возвращается домой пустынными переулками после состоявшегося спора с Вуличем. «Раздумья Печорина спокойны, ироничны; уверенный, отчетливый ход мыслей выдаёт их привычность, выношенность».

Читаем этот фрагмент и убеждаемся в том, что для Печорина мысли о коренных вопросах мироздания не являются неожиданными, случайными, они не возникли под воздействием ситуации, а составляют его философию: «месяц, полный и красный, как зарево пожара, начинал показываться из-за зубчатого горизонта домов; звёзды спокойно сияли на тёмно-голубом своде, и мне стало смешно, когда я вспомнил, что были некогда люди премудрые, думавшие, что светила небесные принимают участие в наших ничтожных спорах за клочок земли или за какие-нибудь вымышленные права! И что ж? эти лампады, зажжённые, по их мнению, только для того, чтоб освещать их битвы и торжества, горят с прежним блеском, а их страсти и надежды давно угасли вместе с ними, как огонёк, зажжённый на краю леса беспечным путником»

Откуда у Печорина это ироничное отношение к «людям премудрым», верящим в Божественное покровительство и предопределение судьбы?

(Оно сложилось оттого, что сам Печорин в подобные вещи уже давно не верит: «Я люблю сомневаться во всём: это расположение ума не мешает решительности характера — напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперёд, когда не знаю, что меня ожидает … »)

Итак, Печорин отвергает веру в Божественное предопределение. Что же из этого следует, как это влияет на его жизненные установки? Привычка ни во что не верить, а самому находить ответы на вопросы о смысле человеческого бытия формирует в Печорине разум и волю.

Единственным критерием в определении нравственных основ для Печорина становится собственное наслаждение: удовлетворение своих прихотей, своей гордыни, достижение своих собственных целей.

Решительность характера, как видим, для героя наиболее важное качество, которое он взращивает и лелеет в себе. Во всех своих действиях, поступках, мыслях он следует принципу: действовать решительно, наверняка, добиваться желаемого любой ценой и любыми средствами — и этой ценой и средствами становятся любящие его и сочувствующие ему люди.

Свобода воли диктует Печорину индивидуалистические жизненные установки: он никогда ничем не жертвует, тем, кого любит, наоборот, он от них требует жертв. Печорин не ограничивается размышлениями о загадках мироздания: он действует в соответствии со своими принципами и убеждениями. Он постоянно вступает в противоборство с обстоятельствами, с судьбой, считая, что истинное наслаждение «встречает душа во всякой борьбе с людьми или с судьбой … »

На этом моменте мы останавливаем разговор о главе «Фаталист», предполагая вернуться к ней после разбора предыдущих глав исходя из тех выводов, которые были сделаны в ходе предварительного выявления идейно-художественной основы последней главы романа: поступки героя, происходящие с ним события определены нравственным выбором, который заложен в мировоззренческой позиции Печорина — отрицании провидения и утверждении принципа свободной воли и свободного сознания.

Здесь полезно обратиться к библейским заповедям, которые и есть тот нравственный закон, который дан человеку как основной завет веры и Божественной воли.

Оказывается, что, следуя своим эгоистическим побуждениям, исповедуя индивидуализм как собственный нравственный закон, Печорин нарушает важнейшие заповеди:
— «Не сотвори себе кумира» — Печорин создаёт кумира для себя из своего я;
— «Не убивай» — Печорин убивает уже фактически обезоруженного и поверженного врага — Грушницкого; да и враг ли он Печорину на самом деле? Ведь вся дуэльная история спровоцирована самим Печориным с самого начала: ведь не мог же он, дворянин и офицер, светский человек, не знать, что подобные истории, где задета честь и достоинство, обычно кончаются поединком!

— «Не кради» — Печорин, конечно же, не вор и не разбойник: но по его просьбе и с его
помощью Азамат «крадёт» для него свою сестру Бэлу и для себя — коня у Казбича, за что
девушка поплатилась жизнью.

— «Не прелюбодействуй» — женщины, слабые и беззащитные перед волевым характером Печорина, оказываются в ловушке из расставленных им «сетей»; гордая и прекрасная Бэла, трогательная и наивная, романтическая княжна Мери, преданная Вера искренне любят его, принося в жертву своё счастье, мнение общества, близких, даже родину. Что получают они взамен? – страдание и разочарование.

Все, с кем сталкивает жизнь Печорина, становятся жертвами его эгоистической натуры. Но Печорин не кровожадный злодей: он сам глубоко страдает, осознавая, что становится причиной несчастья других. Он (и мы вместе с ним) ищет причины этого страдания и внутренней борьбы, которая происходит в его душе.

Ведь он способен на искренние порывы, проявление сильных, преданных чувств: он чувствует себя виноватым в смерти Бэлы, сожалеет о своём непрошеном вторжении в жизнь «честных контрабандистов», бешено гонится за уехавшей Верой, загоняет при этом коня и плачет искренне и долго о своей потере, при последнем свидании с княжной Мери готов упасть к её ногам, покорённый её беззащитностью и слабостью.

Его дневник наполнен горестными признаниями самому себе: «Я иногда себя презираю … не оттого ли я презираю и других?.. Я стал не способен к благородным порывам; я боюсь показаться смешным самому себе».  Почему же Печорин страдает? Он добивается желаемого. Сам ставит перед собой цели и получает всегда то, к чему стремится. Его свободное сознание и воля ведут его по жизни, определяя поступки и события в ней.

В чём же причина печоринской тоски, разочарования?

Печорин, как и все те, кого он приносит в жертву своему индивидуализму, является рабом своей воли.

«Сам Я больше не способен безумствовать под влиянием страсти; честолюбие у меня подавлено обстоятельствами, но оно проявилось в другом виде, ибо честолюбие есть не что иное, как жажда власти, а первое моё удовольствие — подчинять моей воле всё, что меня окружает, возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти?

Желание власти тоже страсть, хотя Печорин говорит о своей неспособности испытывать страсти. В его индивидуализме и его сила, и его слабость: с одной стороны — безграничная власть над людьми, особенно людьми слабыми и беззащитными перед всепокоряющей силой печоринского эгоизма; с другой стороны — одиночество и осознание себя вне общечеловеческих принципов бытия, по ту сторону добра и зла.

С поражающей откровенностью перед самим собой Печорин признаётся в главе «Княжна Мери»; «Зло порождает зло; первое страдание даёт понятие об удовольствии мучить другого; идея зла не может войти в голову человека без того, чтоб он не захотел приложить её к действительности: идеи — создания органические, сказал кто-то: их рождение уже даёт им форму, и эта форма есть действие; тот, в чьей голове родилось больше идей, тот больше других действует … »

Творя зло, Печорин страдает от сознания своей роли, но сам не в силах противиться своей «свободной воле», управляющей его поступками и мыслями.

— Почему же Печорин вызывает у нас глубокое сочувствие, даже тогда, когда совершает на наших глазах поступки, идущие вразрез с общепринятыми представлениями о добре и зле? Потому что его индивидуализм приносит мучения ему самому. Его страдание гораздо сильнее страданий тех, кто становится его «жертвами»: оно исходит из трагического разлада с самим собой, а не обосновано внешними обстоятельствами. Источник зла, разрушающего душу героя, — в нём самом.

Долгое время — начиная со знаменитой статьи Белинского — образ Печорина трактовался как социально-исторический тип: «лишний человек» в эпоху безвременья и правительственной реакции после декабристского восстания.

Он наделён волевыми качествами и способностью к действию, но оказывается в обстановке пошло-обывательского образа жизни, лжи и раболепства, ограниченности интересов, в полной мере представленной «водяным обществом». Но образ Печорина гораздо шире и глубже этих социально-исторических рамок. В главах «Бэла», «Тамань» он вообще исключён из своего дворянско-аристократического круга.

В главе «Княжна Мери» главный антипод Печорина Грушницкий, вся беда и вина которого в ТОМ, что он слаб и не нравится Печорину как его же собственная пародия: Грушницкий «драпируется» В необыкновенные страсти и страдания, которые для Печорина — плод мучительных поисков и раздумий о смысле бытия.

« … Грушницкий тоже отнюдь не из тех, на ком держится и кем процветает низость и подлость николаевского общества, весь этот продажный и жестокий мир всероссийской казармы — канцелярии, Грушницкий — это скорее отзвук, хотя и пародийный, той же самой болезни, которой поражен Печорин, и потому конфликт между ними разворачивается в чисто нравственном, в сущности, аспекте, но отнюдь не в социальном».

Очень важно обратить внимание на другой образ, который составляет с Грушницким оппозицию Печорину в истории с дуэлью, — драгунского капитана: человека с размытыми моральными принципами, инициатора подлого замысла, который должен был привести к гибели Печорина. Но это герой второго плана, к тому же безымянный, что говорит не только о второстепенной его роли в сюжете романа, но и о презрительном отношении к нему автора: не достоин носить имя тот, в ком подлость — естественное жизненное состояние.

— Что отличает Печорина от людей типа драгунского капитана, Грушницкого?

Это осознание того, что он творит зло, и сожаление, глубокое раскаяние, сострадание к собственным «жертвам».

Затевая каждый раз игру или интригу ради своих индивидуалистических принципов и потребностей, подчиняя своей воле людей и обстоятельства, он испытывает в итоге горькое разочарование, потому что вместо ожидаемого удовлетворения и насыщения своей гордыни испытывает жестокие угрызения совести и признание своей жалкой роли «палача»: делая людей несчастными, доставляя им душевные страдания и боль, становясь причиной их гибели, Печорин искренне признаёт своё поражение и крах своих надежд на счастье, которое видится ему в «насыщенной гордости».

«Послушайте, Максим Максимыч … у меня несчастный характер: воспитание ли меня сделало таким, Бог ли так меня создал, не знаю; знаю только, что если я причиною несчастья других, то и сам не менее несчастлив; разумеется, это им плохое утешение — только дело в том, что это так», — читаем мы исповедь Печорина в главе «Бэла».

Максим Максимыч передаёт её дословно, не понимая глубинного смысла того, о чём Печорин говорит. Но событиям «Бэлы» предшествовали события «Княжны Мери», и мы убеждаемся в том, что Печорин не рисуется, не драпируется в необычные страсти в подражание модным романтическим персонажам, как Грушницкий, а произносит выстраданные и горькие слова.

Перед лицом тех, кому он принёс несчастье и боль, он искренен, испытывает к ним человеческую жалость и готов хоть чем-нибудь облегчить их страдание. «Вы видите, я играю в ваших глазах самую жалкую и гадкую роль, и даже в этом признаюсь; вот всё, что я могу для вас сделать. Какое бы вы дурное мнение обо мне ни имели, я ему покоряюсь …

Видите ли, я перед вами низок. Не правда ли, если даже вы меня и любили, то с этой минуты презираете?» — это объяснение с княжной Мери не просто даётся Печорину: он готов признать себя «низким» человеком, чтобы помочь ей разлюбить его, чтобы она разочаровалась именно в нём, чтобы не были задеты её гордость и самолюбие.

— Есть ли другой путь к примирению Печорина с миром и людьми?

Это любовь: полюбить другого больше, чем себя.

Но возможен ли этот путь для него?

Нет: для этого нужно пожертвовать своей личной свободой, которая является для него принципом жизни, и даже больше — мировоззрением. Он отказывается от любви, от простого человеческого счастья ради сохранения высшей ценности — свободы, оставаясь несчастным и одиноким, с грузом чужих несчастий на своей совести.

Таким образом, замыкая круг наших размышлений о романе и образе главного героя, здесь мы снова подходим к главе «Фаталист», в которой обозначены мировоззренческие
позиции Печорина.

От толкования романа «Герой нашего времени» как произведения социально-исторического и психологического выходим на уровень осмысления философско-нравственных проблем, содержащихся в нём.  Именно в этом и заключается актуальность звучания лермонтовской прозы сегодня.

Смысл «Фаталиста», принципиально важное значение его для понимания образа Печорина и всего романа в целом в том как раз и состоит, что, обращая нас к этим мировоззренческим истокам печоринского индивидуализма, заставляя нас понять его как определённую концепцию жизни, он заставляет нас тем самым и отнестись к печоринскому индивидуализму именно с этой точки зрения прежде всего — не просто как к психологии, не просто как к исторически показательной черте поколения тридцатых годов, но как к мировоззрению, как к философии жизни, как к принципиальной попытке ответить на вопрос о смысле жизни, о назначении человека, об основных ценностях
человеческого бытия».

Роман Лермонтова — это философский роман. В нём намечены те вопросы и направления, которые найдут своё художественное воплощение в творчестве Ф.М. Достоевского — подлинных «романах идей»: если необходимость добра представляется проблематичной, если нет высших критериев в оценке человеческих поступков, то почему бы не стать на точку зрения, что и в самом деле — «все позволено»?

Безверие — вот источник несчастья Печорина, оно же станет причиной духовной гибели героев Достоевского (Раскольникова, Ивана и Дмитрия Карамазовых, их «двойников»). Видя роман Лермонтова в перспективе развития русской литературы XIX века, её философских оснований, важно обратить внимание учащихся на важнейшую особенность: русская литература — это не литература ответов, это литература вопросов. Об этом говорил и Лев Толстой, который стал гениальным продолжателем Лермонтова.

— Даёт ли Лермонтов ответ на вопрос, делает ли философски и художественно обоснованный выбор: фатализм или индивидуализм? Вера или безверие? Нравственный общечеловеческий закон или свободное сознание?

Лермонтов не даёт ответа на вопрос.

Сам Печорин переживает моменты сомнения, возможно, склоняясь к принятию фатализма: «Происшествие этого вечера произвело на меня довольно глубокое впечатление и раздражило мои нервы; не знаю наверное, верю ли я теперь предопределению или нет, но в этот вечер я ему твёрдо верил: доказательство было разительно, и я, несмотря на то, что посмеялся над нашими предками и их услужливой астрологией, попал невольно в их колею; но я остановил себя вовремя на этом опасном пути и, имея право ничего не отвергать решительно и ничему не вверяться слепо, отбросил метафизику в сторону и стал смотреть под ноги».

Это наиболее мучительные для его сознания моменты; под сомнение ставится жизненный принцип, которому он слишком много принёс жертв.

Одну из интерпретаций этой проблемы предлагает Лотман: «Лермонтов считает, что там, где люди живут по обычаям своих отцов и дедов, они делаются фаталистами, там, где они всё берутся решать сами, в их воззрениях развивается ненасытная жажда личной свободы, собственного счастья — эгоцентризм.

Фатализм свойствен, по мнению Лермонтова, народу, эгоизм — интеллигентному меньшинству. И не случайно, наверное, за помощью в своих исканиях Печорин обращается именно к Максиму Максимычу — человеку, который в романе олицетворяет народное начало: «Возвратясь в крепость, я рассказал Максиму Максимычу всё, что случилось со мною и чему был я свидетель, и пожелал узнать его мнение насчёт предопределения. Он сначала не понимал этого слова, но я объяснил его как мог … »

Но Максим Максимыч ведёт себя странно: сначала он реалистически объясняет Печорину причину осечки во время выстрела: «Впрочем, эти азиатские курки часто осекаются, если дурно смазаны или не довольно крепко прижмёшь пальцем; признаюсь, не люблю я также винтовок черкесских … », но затем произносит вполне фаталистическое суждение: «чёрт же его дёрнул ночью с пьяным разговаривать! .. Впрочем, уж так у него на роду было написано! .. » «Он вообще не любит метафизических прений», — такими словами заканчивается глава «Фаталист» и роман.

А читателю остаётся возможность философских размышлений не только об образе мыслей Лермонтова и его героя, в котором художественно преломились поиски и размышления писателя о смысле человеческого существования и своей судьбе (ведь образ Печорина автобиографичен в своей психологической и философской основе), но и раздумья и поиски, мучительные проблемы целых поколений людей, вплоть до нашего, сегодняшнего времени. Читателю предстоит сделать и свой жизненный выбор.

Роль главы “Фаталист” в раскрытии образа Печорина (по роману М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени”) 👍

В романе “Герой нашего времени” М. Ю. Лермонтов поставил своей задачей всесторонне раскрыть личность современника, показать портрет “героя времени”, “составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии”.
Образ Печорина сначала предполагал автобиографическую канву. Но постепенно он наполнился другим содержанием, вылился в центральную проблему романа – проблему человека и эпохи. Характер Печорина стал отражением явлений российской действительности 30-х гг.

XIX века.
В предисловии к журналу Печорина

Лермонтов определяет свою творческую задачу – нарисовать не массовый портрет дворянства, а обратиться к характеру редкому, исключительному, таившему в себе “силы необъятные”. Но роман Лермонтова, вместе с тем, решает и многие философские проблемы. Одна из них – влияние рока, судьбы на человека.
В этом отношении особенно важна финальная глава романа – “Фаталист”, раскрывающая перед нами новые стороны характера героя. Главы романа расположены не в хронологической последовательности, а сообразно идейному содержанию. Поэтому глава “Фаталист” подводит читателя к окончательным выводам, дает итог всему роману.
Читая произведение Лермонтова, мы видим безуспешные порывы к действию Печорина. Он приносит людям одни несчастья, разрушает их жизни, становится топором в руках судьбы. Герой размышляет, почему так получилось, кто или что возложило на него такую неблагодарную миссию, можно ли взять судьбу в свои руки, что-то изменить.

Такими были размышления героя накануне дуэли. Печорин признается, что не угадал своего предназначения, увлекся приманками страстей. Каждое новое усилие героя обрести счастье все дальше отодвигает его от этой цели.
Во многом на Печорина повлияло общественное настроение того времени. Оно вошло в историю как эпоха глубокого сомнения в нравственных ценностях, веры в злой рок, бездействия и скепсиса. В романе мы видим Печорина с позиции природного и социального начала. Неизбежно возникает вопрос: где же истинный Печорин?

Это тот человек, который мыслит, судит, страдает или тот, кто равнодушно причиняет страдания людям, холоден и жесток? Была ли у Печорина возможность разрешить это противоречие, найти выход, изменить свою судьбу? Ответ на этот вопрос дает глава “Фаталист”.
Проблема фатума, судьбы решается здесь в форме эксперимента. Во время карточной игры офицеров в казачьей станице между ними возник спор: существует рок или его нет. А если есть судьба, то на что же человеку дан разум?

Поручик Вулич предложил Печорину пари.
Образ Вулича является в романе носителем идеи фатума. Печорин же сомневается в том, что судьба влияет на человека. Вулич отстаивает свои убеждения, рискуя жизнью.

Он играет в русскую рулетку, достает револьвер и целится в себя. К счастью, выходит осечка.
Вулич остается жить, но Печорин предчувствует его скорую гибель. Происшествие с поручиком заставило героя задуматься. Гуляя по ночной станице, он видит звезды, вспоминает те далекие времена, когда люди верили, что их судьбой управляют боги. Их представления были во многом наивны, но древние люди жили намного мудрее, чем сейчас.

Они были способны на подвиг.
Печорин с горечью сознает, что его поколение не оставит после себя значительного следа, сгинет бесследно: “Мы не способны более к великим переживаниям ни для блага человечества, ни ради собственного нашего счастия, потому что знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению”.
До сего времени Печорин имел привычку ничего не отвергать и ничего не принимать на веру. Сейчас он впервые засомневался и на минуту поверил в судьбу. Случай с Вуличем убедил его в этом.

Но вскоре Печорин узнал, что Вулича уже нет в живых. Он трагически и нелепо погиб от топора пьяного казака. Предсказание Печорина о смерти поручика сбылось.
События главы развиваются стремительно и принимают совершенно иной оборот. Казак, убивший Вулича, спрятался в избе с заложником. Все понимали, что убийца обречен, но никто не решался войти и обезвредить его. Сам казак знал, что его судьба решена, но боролся до конца, не покорялся року.

Несколько раз он кричал: “Не покорюсь!”. Его неподчинение показывает, что он не верит в проведение, сам управляет своей жизнью.
Печорин понял, что ему представилась возможность испытать свою судьбу. Он зашел в избу, где находился казак, действовал расчетливо, быстро. В этот момент проявились лучшие качества натуры героя.

Благодаря им Печорину удалось обезоружить убийцу и остаться невредимым. Как после всего случившегося герою не сделаться фаталистом? Но Печорин любит во всем сомневаться: “Это расположение ума не мешает решительности характера”, “герой идет вперед смелее, когда не знает, что его ожидает”.
Печорин решился вступить в поединок с судьбой, посмотреть, кто окажется победителем, и выиграл. Он впервые сделал попытку повлиять на свою судьбу, действовал осознанно, проявил небывалую активность.
Все же автор оставляет открытым вопрос: есть ли судьба. Ему важно не это. Думаю, что Лермонтов пытался показать нам, что вне зависимости от того, существует судьба или ее нет, человек должен действовать.
Ситуация “Фаталиста” показывает, что борьба за свое счастье возможна. Но Печорин не выходит на рубеж этой борьбы. Он погибает по дороге в Персию.
На пути к действию многих передовых людей того времени стояли различные преграды. Они воспринимались как влияние рока. В свете такого общественного настроения активность человека оказывалась бесполезной.

Своим романом Лермонтов пытается преодолеть эту фаталистическую философию, утвердить значимость активности человека. Именно в это заключается философский и общественный смысл романа.

Fatalist — Значение в Tamil

Произношение

IPA: Feɪtəlɪsttamil: பைடலிஸபைடலிஸட

Слово Формы / Впредки

Fatalists (существительное множественное число)

Определения и значение фаталиста на английском языке

Fatalist

Прилагательное
  1. или относящихся к Fatalism
    Синонимы : фаталистический примеры
    — фаталистский человек 9
    — фаталистский человек 9 — фаталистическое мышление

Fatalist

Fatalist

  1. Любой, кто представляет до убеждения, что они бессильны для изменения их Destiny
    синонимы : детерминист, предопределение, предопределение

Синонимы фаталист

детерминист, предопределение, предопределение, фаталист

Описание

Фатализм — это семейство связанных философских доктрин судьбы, действий, всех событий, которые подчеркивают подчинение и обычно связаны с вытекающим из этого отношением смирения перед лицом будущих событий, которые считаются неизбежными.

См. также «Фатализм» в Википедии.

Еще совпадения для Fatalist

прилагательное 

Приложения ШАБДКОШ

Шабдкош Премиум

Опыт без рекламы и многое другое

Недавняя история поиска

Просмотр и управление историей

Статьи

14 сент. 2021 г.

Важные слова и фразы на маратхи (для начинающих)

Изучение нового языка может быть трудным.Но при постоянной практике и обучении это может быть легко. Чтобы начать говорить на языке, который вы пытаетесь выучить, нужно много мужества и поддержки. Выучите эти фразы и слова и используйте их в повседневной жизни… Подробнее

31 авг 2021

Советы по улучшению правописания

Писать на английском так же важно, как и говорить. Научиться правильно писать может показаться трудной задачей.Всегда есть несколько советов, которые вам нужно освоить, пока вы изучаете новый язык. Прочтите статью ниже, чтобы узнать несколько советов при обучении… Подробнее

24 авг 2021

Активный голос и пассивный голос

Эта статья поможет вам понять разницу между активным и пассивным залогом и улучшить ваши письменные и устные языковые навыки.Подробнее

Читать больше статей

Англо-тамильский словарь: Fatalist

Значение и определение Fatalist, перевод Fatalist на тамильском языке с похожими и противоположными словами. Разговорное произношение Fatalist на английском и тамильском языках.

Теги для записи «фаталист»

Что означает фаталист на тамильском языке, значение фаталист на тамильском языке, определение фаталист, объяснение, произношение и примеры слова фаталист на тамильском языке.

См. также: фаталист на хинди

Кто такой фаталист?

Вопрос задан: миссис Кэтлин Джейкобсон-мл.
Оценка: 5/5 (59 голосов)

Фаталист верит в судьбу : все, что должно произойти, произойдет. Фаталистический часто относится к плохим вещам. Если у кого-то фаталистическое отношение к ситуации, скорее всего, это означает, что человек ожидает, что все обернется плохо, и не видит смысла пытаться изменить этот результат.

Кто известен как фаталист?

Фаталист — это тот, кто чувствует, что независимо от того, что он или она делает, результат будет одним и тем же, потому что он предопределен. Фаталисты разделяют чувство бессилия изменить мир. В философии фаталист — это тот, кто придерживается определенных убеждений о жизни, судьбе и будущем .

Что такое фаталистическое отношение?

Фатализм, установка ума, которая принимает все происходящее как нечто, что должно произойти или предопределено .Такое принятие может быть истолковано как подразумевающее веру в обязывающего или декретирующего агента.

Что значит фатализм?

: учение о том, что события предопределены заранее, так что люди бессильны изменить их также: вера или отношение, определяемое этой доктриной, фатализм, рассматривающий социальные проблемы как просто неизбежные. Другие слова из слова фатализм Другие примеры предложений Узнайте больше о фатализме.

Как называют человека, который верит в судьбу?

Верящий в судьбу : Фаталист .

Найдено 15 связанных вопросов

Кому сложно угодить?

Человек, которому трудно угодить: Привередливый .

Что такое человек, который любит всех?

Человек, который любит всех, известен как Альтруист . Чтобы быть альтруистом, нужно одалживать и делиться своим имуществом с другими, не ожидая ничего взамен.

Является ли фатализм религией?

Человек с фаталистическими убеждениями считает, что здоровье находится вне его контроля и вместо этого зависит от случая, удачи, судьбы или Бога . … Немногие исследователи исследовали пересечение фатализма и религиозной веры, которое мы называем «религиозным фатализмом».

Что такое мрачный фатализм?

? Уровень колледжа.имя существительное. принятие всех вещей и событий как неизбежных; подчинение судьбе : Ее фатализм помог ей встретить смерть со стоическим спокойствием. Философия. учение о том, что все события подчинены судьбе или неизбежной предопределенности.

В чем разница между фатализмом и нигилизмом?

состоит в том, что фатализм есть судьба, фатальность , учение о том, что все события подчинены судьбе или неизбежной необходимости, или предопределены заранее таким образом, что люди не могут изменить их, тогда как нигилизм есть (философия) крайний скептицизм, утверждающий, что ничто имеет реальное существование.

Что такое судьба и фатализм?

Фатализм — это семейство родственных философских доктрин, которые подчеркивают подчинение всех событий или действий судьбе или судьбе и обычно ассоциируются с последующим отношением к покорности перед лицом будущих событий, которые считаются неизбежными.

Что является примером фатализма?

Примером фаталистического самоубийства является , когда раб совершает самоубийство, чтобы избежать контроля своего владельца .Женщина, застрявшая в браке без любви и насилия с властным мужем, который решает покончить с собой, также является примером фаталистического самоубийства.

Как мне быть менее фаталистом?

Попробуй не думать об этом.

  1. Вместо этого подумайте об интересной отвлекающей мысли. Трудно одновременно думать о нескольких мыслях; используйте это в своих интересах. …
  2. Попробуйте экспозицию. Дайте себе 20 минут в день, чтобы подумать о детерминизме и своих фаталистических взглядах. …
  3. Попробуйте отложить мысль.

Который не может быть прочитан называется?

Неразборчиво : недостаточно четко для чтения.

Кто изобрел фатализм?

Классический аргумент в пользу фатализма содержится в Аристотеле (384–322 до н.CE), De Interpretatione, глава 9. Он обращается к вопросу о том, необходимо ли по отношению ко всем вопросам, чтобы утверждение или отрицание было истинным или ложным.

Что является противоположностью фатализма?

фатализм (существительное) Антонимы: свобода , индетерминизм, свободная воля. Синонимы: детерминизм, предопределенность, предопределение.

Что такое культурный фатализм?

1.1.

Фатализм в более общем смысле можно определить как склонность отдельных лиц или групп верить, что их судьбами управляет невидимая сила или что они разыгрываются неизбежно, а не по их воле . Концепция фатализма была тесно переплетена с развитием религиозной и философской мысли.

Как вы используете слово фатализм в предложении?

Фатализм в предложении ?

  1. Поскольку серийный убийца не боялся своей казни из-за своей веры в фатализм, мужчина понял, что его путь в рай уже определен.
  2. Христиане часто верят, что их добрые дела, совершенные на земле, помогут им попасть на небеса, поэтому фатализм не играет роли в их верованиях.

В чем разница между фатализмом и детерминизмом?

Короче говоря, фатализм — это теория о том, что существует некая судьба, которой мы не можем избежать, хотя и можем идти к этой судьбе разными путями. Однако детерминизм — это теория о том, что весь путь нашей жизни определяется более ранними событиями и действиями .

Что такое фатализм в Библии?

Фатализм определяется отчасти как учение о том, что все события предопределены судьбой и потому неизбежны . … Вместо того, чтобы принять веру в то, что нашей судьбой управляет судьба, а не Бог, каждый из нас может с полным правом обращаться к Богу за руководством, когда мы принимаем решения.

Какое самое любящее слово?

«Любовь», французское слово, обозначающее любовь , было признано самым романтичным словом в мире по результатам опроса языковых экспертов перед Днем святого Валентина.Он едва обогнал «amore», итальянское слово, обозначающее любовь, хотя итальянский язык был назван самым романтичным языком в мире.

Как назвать человека, который легко влюбляется?

ОСНОВЫ

Некоторые люди склонны влюбляться быстро, легко и часто. Эта склонность известна как эмофилия , ранее известная как «эмоциональная распущенность». Она измеряется такими пунктами, как: «Я легко влюбляюсь.

Каким словом ты думаешь, что все тебя любят?

Эротомания — это редкое психическое расстройство, которое возникает, когда кто-то зациклен на идее, что другой человек сильно в него влюблен.

Как называют одинокого человека?

троглодит Добавить в список Поделиться.Троглодит — это человек, который живет в полном одиночестве, в уединении. Вы можете назвать этот тип «отшельником» или «отшельником», но забавнее будет сказать «троглодит». … В настоящее время под троглодитом обычно понимают человека, живущего в одиночестве, например отшельника.

Как назвать человека, на которого сложно произвести впечатление?

синонимов к слову трудно угодить

разборчивый . критический . требует . подробный . привередливый .

границ | Негативное влияние, фатализм и предполагаемое институциональное предательство во время пандемии коронавируса: межкультурное исследование убеждений о контроле

Введение

С начала 2020 года в жизни людей во всем мире доминирует один конкретный стрессор: вспышка коронавирусного заболевания (COVID-19). Во все большем числе исследований сообщается об обширных негативных психологических реакциях на COVID-19, которые равносильны глобальному кризису психического здоровья (1).Из-за чрезвычайно высокого уровня инфицирования и относительно высокого уровня смертности первичными реакциями на пандемию были страх, беспокойство и тревога среди людей во всем мире [например, (2–4)]. Новые первоначальные результаты в ряде стран документально подтвердили, что высокий уровень страха, связанного с COVID-19, в значительной степени коррелирует с повышенной депрессией (2, 5), стрессом (6), ухудшением качества сна (7) и ухудшением психического самочувствия (8) у общее население. Кроме того, сообщалось, что уровни тревоги, депрессии и симптомов посттравматического стресса во время пандемии COVID-19 были выше, чем в предыдущих популяционных исследованиях (9) (Shevlin et al.неопубликованная рукопись).

Однако конкретные механизмы, определяющие изнурительное влияние COVID-19 на настроение и эмоциональность, а также культурные различия в этом отношении, только начинают изучаться. Кроме того, необходимы исследования, чтобы лучше понять важность местного контекста для реагирования на вспышку. Таким образом, в настоящем исследовании изучалась связь страха и негативного аффекта, связанного с COVID-19, в двух образцах, собранных в Израиле и Швейцарии, с целью выявления потенциальных механизмов, лежащих в основе этой связи.

Как и во время предыдущих эпидемий, пандемия COVID-19 вызвала глобальную тревогу и повышенный стресс (3). Орнелл и др. (10) указали, что во время эпидемий количество людей, чье психическое здоровье страдает, как правило, выше, чем количество людей, страдающих от инфекции, что требует изучения текущих и будущих проблем психического здоровья (11). Пандемия не только порождает конкретный страх смерти, но и сопровождается беспрецедентными экономическими и социальными последствиями, которые непредсказуемым образом влияют на различные сферы семейных структур и профессиональной жизни (10).Отсутствие безопасности и страх перед неизвестным повышают уровень тревожности у здоровых людей, а также у людей с ранее существовавшими психическими заболеваниями (12). В Китае, например, примерно половина респондентов в ходе опроса населения в целом отметили психологическое воздействие эпидемии как умеренное или тяжелое (13), в то время как в Италии 41,8% респондентов из общего населения сообщили о сильном стрессе, а 37,19% указали на высокий уровень тревожности (14). Кроме того, неуверенность в риске заражения семьи и друзей имеет тенденцию усиливать дисфорические психические состояния (15).

Хотя результаты показали, что большинство людей сообщают об определенном уровне страха, связанного с COVID-19 (3), реакции на пандемию у разных людей сильно различаются; у одних развиваются психопатологии, другим удается сохранять психологическое равновесие и приспосабливаться к ситуации. Поэтому важно лучше понять условия, в которых люди могут справиться с неуверенностью и тревогой, связанными с пандемией. На сегодняшний день большинство исследований, в которых изучались психологические реакции на COVID-19, были сосредоточены на социально-демографических факторах риска, таких как пол, возраст, род занятий или уровень образования [e.g., (6) (Шевлин и др., неопубликованная рукопись) ] или социальные переменные, такие как социальная поддержка или одиночество (16, 17). Тем не менее, другие факторы еще недостаточно изучены.

Мнения экспертов в основном подчеркивают важность индивидуального контроля, убеждений и восприятия беспомощности в отношении страданий от эмоционального стресса во время нынешней пандемии (8, 10, 18, 19). Более конкретно, Satici et al. (8) обнаружили, что нетерпимость к неопределенности оказала значительное прямое влияние на психическое благополучие во время ситуации с COVID-19.Независимо от конкретного контекста пандемии COVID-19, исследования убедительно показали, что самообладание является важнейшим критерием обеспечения благополучия во время кризиса (20). Настоящее исследование является одним из первых, в котором эмпирически оцениваются уникальные представления людей о контроле на трех уровнях: фаталистические мировоззрения (отражающие склонность верить в то, что судьба человека определяется извне), локус контроля здоровья (отражающий доверие к себе как к способности справиться с ситуацией). с пандемией) и восприятие институционального предательства (отражающее доверие к властям для защиты от вируса) в контексте борьбы с COVID-19.

Первая концепция интереса, фатализм, описывает общее убеждение, что судьба человека определяется извне и что его действия имеют незначительное влияние или не оказывают существенного влияния на важные результаты (21). Фаталистическое отношение к жизни может привести к уменьшению страха и беспокойства в крайне угрожающих ситуациях, особенно когда попытки использовать прямые средства разрешения конфликта кажутся тщетными (22). Таким образом, выбор отказа от стрессора может быть эффективным способом устранения напряжения, создаваемого ситуацией, которая воспринимается как угрожающая и неконтролируемая.В то же время, однако, было показано, что более высокий уровень фатализма также сильно и положительно связан с безнадежностью и депрессией [например, (23)] и, в меньшей степени, с усилением симптомов общего психологического дистресса (24). Следовательно, в нынешнем кризисе COVID-19 фаталистические взгляды могут иметь комплексное влияние на психическое здоровье и благополучие. Хотя фаталистические убеждения о контроле могут уменьшить опасения, связанные с COVID-19, эта стратегия может быть достигнута за счет более высокого уровня негативного аффекта (22).

Вторая концепция интереса, связанный со здоровьем внутренний локус контроля, относится к приписыванию людьми собственного здоровья личным факторам или факторам окружающей среды (25).Восприятие контроля над результатами побуждает людей рассматривать сложные ситуации как проблемы, а не как непреодолимые препятствия, и позволяет им выбирать адаптивные стратегии выживания (26). Существует множество исследований, связывающих высокий локус контроля с психологическим здоровьем, на что указывает меньшее количество симптомов тревоги, депрессии и более быстрое восстановление после столкновения с неблагоприятными жизненными обстоятельствами (27–29). В текущем исследовании локус контроля здоровья отражает степень уверенности человека в том, что он способен справиться с пандемией COVID-19.Недавнее исследование, проведенное во время кризиса COVID-19, показало, что общее чувство контроля опосредовало связь между симптомами стресса и позитивным психическим здоровьем. Это говорит о том, что чувство контроля способствует более спокойному решению текущих проблем и может смягчить любые негативные последствия пандемии для психического здоровья (30).

Столкнувшись с глобальным кризисом, таким как распространение COVID-19, кажется, что правительство и системы здравоохранения играют важную роль в степени, в которой новый вирус угрожает отдельным людям и обществу.Воспринимаемое институциональное предательство, третья концепция интереса, возникает, когда люди воспринимают влиятельные и пользующиеся доверием институты как причиняющие вред тем, кто зависит от них в плане безопасности и благополучия, либо действием, либо бездействием во время кризиса, или когда были совершены ошибки или преступления (31). ). Этот тип предполагаемого предательства широко обсуждался в контексте попыток сокрытия сексуальных посягательств в католической церкви, вооруженных силах или в университетах (32). Кроме того, известно, что он усугубляет различные психопатологические реакции на невзгоды и травмы, такие как тревога, депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство (33, 34).В контексте кризиса COVID-19 тема институционального предательства в настоящее время начинает обсуждаться в отношении медицинских систем как из-за отсутствия надлежащего ухода за пациентами, так и из-за необеспечения достаточным количеством средств индивидуальной защиты. медицинскому персоналу (35, 36). В текущем проекте воспринимаемое институциональное предательство относится к недоверию людей к местным органам власти и учреждениям здравоохранения в плане защиты от вируса (т. е. к уровню, на котором, по мнению участников, эти учреждения предпринимали неадекватные действия для защиты личного и общественного здоровья и благополучия). .

Несмотря на то, что COVID-19 является глобальным явлением, относительно небольшое количество исследований было посвящено сходствам и различиям реакций психического здоровья на COVID-19 в разных странах. Таким образом, настоящее исследование исследует две выборки генеральной совокупности, собранные в двух разных странах: Швейцарии и Израиле. Эти две страны представляют особый интерес, поскольку они имеют ряд различий, а также сходства. Хотя численность населения в этих странах очень похожа (8.57 млн ​​в Швейцарии и 9,23 млн в Израиле), социально-политический климат, экономическое положение, а также менталитет существенно различаются. Что касается вспышки COVID-19, обе страны столкнулись со значительными рисками для здоровья населения, однако правительства двух стран по-разному решали эти проблемы.

Цель этого исследования состояла в том, чтобы оценить связь между страхами, связанными с COVID-19, и негативным аффектом, а также потенциальные различия между двумя странами.Была предложена модерируемая модель конкурентного посредничества, в которой принадлежность страны будет модерировать прямые и косвенные пути. Мы предположили, что более низкий локус контроля, более высокий уровень фатализма и более высокий уровень воспринимаемого институционального предательства будут связаны с большим количеством страха, связанного с COVID-19, и более негативным аффектом. Мы также предположили, что три типа восприятия контроля будут опосредовать ассоциацию страха, связанного с COVID-19, и негативного аффекта. Мы также стремились определить наиболее подходящего посредника, связанного с контролем, в отношении негативных эмоций, чтобы определить потенциальные отправные точки для вмешательств.

Методы

Участники и процедура

Это исследование проводилось во время пика вспышки COVID-19 в Швейцарии и Израиле, когда обе страны находились на карантине. Образовательные системы были закрыты, занятия проводились онлайн, и большинство людей работали из дома. В Израиле сбор данных проходил с 30 марта по 16 мая 2020 года. На начальном этапе сбора данных в Израиле было зарегистрировано 4695 подтвержденных случаев заболевания COVID-19 и 16 смертей. К концу сбора данных было подтверждено 16 607 случаев и 268 смертей.В течение большей части этого времени израильское правительство ввело карантин для всего населения, за исключением ограниченных видов деятельности, таких как здравоохранение и покупка основных продуктов. В Израиле недавние исследования выявили повышенный уровень депрессии, который был предсказан одиночеством из-за политики социального дистанцирования (37). В частности, беспокойство, связанное с COVID-19, было связано с повышенной тревогой и депрессией (38). Примечательно, что во время вспышки COVID-19 уровень безработицы в Израиле увеличился с 4% до ~ 27% населения [1.276 миллионов человек; (39)].

В Швейцарии сбор данных начался 24 апреля, когда было зарегистрировано 29 014 подтвержденных случаев заболевания COVID-19 и 1496 смертей. К концу сбора данных 23 мая было подтверждено 30 628 случаев заболевания COVID-19 и 1 677 смертей. Хотя от населения не требовалось находиться в карантине, людям настоятельно рекомендовалось оставаться дома во время сбора данных. Как и в Израиле, первые исследования, проведенные среди студентов в Швейцарии, показывают, что беспокойство, связанное с COVID-19, отсутствие взаимодействия и эмоциональной поддержки, а также физическая изоляция были связаны с негативными траекториями психического здоровья [напр.г., (40)]. Сообщается, что уровень безработицы в Швейцарии составил 3,3% в апреле и 3,4% в мае. Однако в апреле 2020 г. около четверти работающего населения сократили рабочее время в результате реализации плана действий правительства по контролю негативного воздействия COVID-19 на население (41).

Удобная выборка из 595 швейцарцев и 639 израильских участников была набрана с помощью социальных сетей (например, Facebook) и метода снежного кома. Участникам было предложено принять участие в исследовании, направленном на выявление психосоциального преодоления проблем, связанных с COVID-19.Анкеты распространялись в электронном виде на местных языках (например, на немецком в Швейцарии и на иврите и арабском в Израиле) с использованием программного обеспечения Unipark и Qualtrics Research Software. Критериями включения были: а) возраст старше 18 лет и б) свободное владение местным языком (языками). Исследование было одобрено Институциональными наблюдательными советами в каждой стране, и все участники подписали форму согласия.

Меры

Воздействие COVID-19 оценивали с помощью 7 вопросов, специально разработанных для оценки стрессоров, связанных с COVID-19 (42).Участников спросили, подвергались ли они воздействию различных инцидентов, связанных с COVID-19 (например, заражение, помещение в карантин, заражение члена семьи или помещение в карантин, знакомство с кем-то, кто умер от COVID-19). Общее воздействие рассчитывалось путем суммирования всех положительных ответов на вопросы о воздействии, при этом более высокие баллы указывали на более высокое воздействие COVID-19.

Страх перед COVID-19 оценивался с помощью трех вопросов, специально разработанных для опыта COVID-19 (42). Участников просили оценить, насколько они опасаются представляемых им ситуаций («Я беспокоюсь, что я или моя семья могут заразиться или оказаться в карантине», «Я боюсь, что эпидемия будет широко распространяться и продлится долго», «Я боюсь негативного влияния COVID-19 на мою жизнь.») по пятибалльной шкале Лайкерта, от 1 (совсем нет) до 5 (очень сильно). Оценка страха перед COVID-19 была рассчитана путем суммирования всех ответов на все вопросы, при этом более высокие баллы указывали на более высокий страх перед COVID-19. Альфа Кронбаха составила 0,71 и 0,76 для швейцарских и израильских образцов соответственно, что указывает на приемлемую надежность.

Фатализм оценивали по шкале фатализма из шести пунктов (43, 44). Эта шкала оценивает степень уверенности человека в том, что судьба определяется извне, включая две подшкалы: пессимистический и неосуждающий фатализм (44).Участников просят оценить, насколько каждый из пунктов верен для них, по пятибалльной шкале Лайкерта от 1 (полностью не согласен) до 5 (полностью согласен). Примеры пунктов включают: «Я понял, что то, что должно произойти, произойдет», «Если случаются плохие вещи, это потому, что они должны были случиться». Оценка фатализма была рассчитана путем суммирования ответов на шесть вопросов, причем более высокие баллы указывали на более высокий уровень фатализма. Недавние результаты продемонстрировали межкультурную валидность и надежность шкалы (44).В текущей выборке альфа Кронбаха для швейцарской выборки составила 0,86 и 0,85 для израильской выборки, что свидетельствует о высокой надежности.

Внутренний локус контроля, связанный со здоровьем, был измерен с помощью Шкалы внутреннего локуса контроля здоровья [IHLC; (45)]. Эта шкала из шести пунктов оценивает степень, в которой участники считают, что их здоровье находится под их собственным контролем, определяемым их собственным поведением. Участников попросили оценить по шестибалльной шкале Лайкерта степень своего согласия с каждым пунктом, от 1 (полностью не согласен) до 6 (полностью согласен).Примеры пунктов включают: «Я контролирую свое здоровье», «Если я предприму правильные действия, я смогу оставаться здоровым». Оценка локуса контроля была рассчитана путем суммирования ответов на все вопросы, при этом более высокие баллы указывали на более высокий предполагаемый самоконтроль. Один элемент был исключен из анализа из-за технической ошибки. Тем не менее, эта ошибка, по-видимому, не повлияла на надежность шкалы, поскольку альфа Кронбаха для швейцарской выборки составила 0,84, а для израильской — 0,87, что свидетельствует о высокой надежности.

Воспринимаемое институциональное предательство оценивалось с помощью нового опросника, частично основанного на Опроснике институционального предательства — здоровье [IBQ-H; (46)]. Новая анкета была адаптирована для измерения уровня, на котором участники воспринимали местные органы власти и учреждения здравоохранения как предпринимающие достаточные действия перед лицом пандемии или, скорее, нарушающие свои обязательства по защите личного и общественного здоровья и благополучия. Респондентам было предложено сообщить о своем согласии с каждым из 12 пунктов по пятибалльной шкале Лайкерта, от 1 (полностью не согласен) до 5 (полностью согласен).Например: «Учреждения обманули ваше доверие к ним», «Увеличили риск заболеть/заразиться», «Их действия отражают интересы, отличные от укрепления и защиты вашего здоровья». Общий балл институционального предательства рассчитывался путем суммирования ответов на все вопросы. Альфа Кронбаха как для швейцарских, так и для израильских образцов составила 0,91, что указывает на высокую надежность.

Негативное воздействие оценивали с использованием подшкалы отрицательного воздействия из таблицы положительного и отрицательного воздействия — краткая форма (PANAS; 48).Подшкала негативных эмоций PANAS состоит из пяти эмоций, включая страх, расстройство и огорчение. Участникам было предложено оценить степень, в которой они испытывали каждую из эмоций в течение последних 2 недель, по пятибалльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (очень мало) до 5 (очень сильно). Оценка негативного влияния по шкале PANAS была рассчитана путем суммирования ответов на все вопросы, при этом более высокие баллы указывали на более высокий негативный эффект. Предыдущие результаты подтвердили достоверность и надежность шкалы (47).Альфа Кронбаха составила 0,81 и 0,89 для швейцарской и израильской проб соответственно, что указывает на высокую надежность.

Анализ данных

Сначала сравнивались фоновые и демографические переменные групп. Кроме того, были проведены независимые выборочные тесты t для оценки различий между швейцарскими и израильскими выборками по основным переменным исследования. Затем для каждой выборки отдельно был проведен корреляционный анализ Пирсона для оценки корреляций между исследуемыми переменными.Наконец, мы провели многогрупповой анализ пути в программном обеспечении AMOS 23, который оценил связь между страхом перед COVID-19 и негативным аффектом, а также косвенные эффекты через фатализм, локус контроля и институциональное предательство. Также мы рассмотрели модель отдельно для израильского и швейцарского образцов. Мы учитывали возраст и пол, а также их связь с негативным аффектом и тремя медиаторами. Мы использовали возраст и пол из-за различий между странами в этих переменных и поскольку они были в значительной степени связаны с негативным влиянием в обеих странах.Количество людей в домашнем хозяйстве и образование не коррелировали с негативным аффектом ни в одной из выборок. Следующие индексы использовались, чтобы определить, соответствуют ли гипотетические модели данным. На хорошее соответствие модели указывают несущественный χ2, значения качества соответствия, такие как индекс сравнительного соответствия (CFI), индекс ненормированного соответствия (NNFI), индекс Такера-Льюиса (TLI) выше 0,90, среднеквадратическая ошибка аппроксимации (RMSEA) менее 0,06 (48). Мы ограничили пути между странами, чтобы они были значимыми, и рассмотрели различия между χ 2 модели с ограничениями и свободной модели.Значимое значение χ указывало на то, что пути между странами были значимыми.

Результаты

Различия между швейцарским образцом и израильским образцом

Фоновые переменные швейцарской и израильской выборок представлены в таблице 1. Как видно, между выборками были обнаружены некоторые различия по возрасту, полу, уровню образования и количеству людей в домохозяйстве. Кроме того, израильская выборка сообщила о значительно больших финансовых потерях из-за вспышки COVID-19 по сравнению со швейцарской выборкой.

Таблица 1 . Демографические характеристики по исследовательским группам.

Как видно из таблицы 2, несмотря на то, что не было обнаружено различий между выборками из Швейцарии и Израиля в отношении воздействия стрессоров, связанных с COVID-19, между двумя выборками были обнаружены значительные различия по всем переменным исследования. В частности, результаты показали, что по сравнению со швейцарской выборкой израильская выборка испытывала более высокий страх перед COVID-19, а также более высокий уровень фатализма, локуса контроля и негативного аффекта.Примечательно, что израильская выборка сообщила о значительно более высоком уровне воспринимаемого институционального предательства, чем швейцарская выборка.

Таблица 2 . Изучайте переменные по исследовательским группам.

Взаимокорреляции между переменными исследования

Как показано в таблице 3, анализ показал, что воздействие COVID-19 коррелировало со страхом перед COVID-19 в швейцарской выборке, однако этого не было обнаружено в израильской выборке. Как в швейцарской, так и в израильской выборке страх перед COVID-19 обратно коррелировал с локусом контроля и положительно коррелировал с институциональным предательством и негативным аффектом.Значимая обратная корреляция между страхом перед COVID-19 и фатализмом наблюдалась только в швейцарской выборке. Наконец, в обеих выборках отрицательный аффект обратно коррелировал с локусом контроля и положительно коррелировал с институциональным предательством.

Таблица 3 . Интеркорреляции между переменными исследования.

Модерируемое посредничество

Мы оценили, различалась ли связь между страхом перед COVID-19 и негативным аффектом в израильской и швейцарской выборках.Кроме того, мы изучили потенциальную посредническую роль фатализма, локуса контроля и предполагаемого институционального предательства. Мы учитывали влияние возраста и пола на негативное влияние, а также на три посредника, фатализм, локус контроля и предполагаемое предательство. С этой целью мы запустили модели многогруппового анализа путей, которые оценили связь между страхом перед COVID-19 и негативным аффектом, а также косвенные эффекты через фатализм, локус контроля и институциональное предательство, с учетом возраста и пола, отдельно для израильтян и Швейцарские образцы.Многогрупповая модель хорошо соответствует общим данным, χ 2 ( N = 1,234, df = 16) = 76,61, p < 0,001, CFI = 0,91, NNFI = 0,93, TLI = 0,92, RMS = 0,92. , 90% ДИ [0,042, 0,068]. Однако модель адекватно соответствовала данным только для каждой отдельной выборки, хотя в обеих выборках RMSEA был высоким: , NNFI = 0,93, TLI = 0,93, RMSEA = 0,071, 90% ДИ [0.047, 0,097] для израильской пробы и, χ 2 ( N = 595, df = 8) = 42,89, p < 0,001, CFI = 0,91, NNFI = 0,99, RMS = 0EA. 0,086, 90% ДИ [0,062, 0,112] для швейцарского образца (см. Дополнительные материалы 1). В обеих выборках более высокий возраст был связан с более низким негативным аффектом, а принадлежность к мужскому полу была связана с более низким уровнем негативного аффекта по сравнению с принадлежностью к женскому полу. В обеих выборках принадлежность к мужскому полу ассоциировалась с меньшим фатализмом, но пол не был связан с локусом контроля институционального предательства.В израильской выборке более высокий возраст был связан с более высоким уровнем институционального предательства и более низким уровнем фатализма, но не был связан с локусом контроля. Однако в швейцарской выборке более высокий возраст был связан с более высоким уровнем фатализма, но не с институциональным предательством или локусом контроля. Поскольку подгонка модели не была оптимальной, мы рассмотрели вложенную модель.

Контрольные переменные были удалены из моделей, и было обнаружено превосходное соответствие модели с аналогичными эффектами, как по направлению, так и по интенсивности оценок.Многогрупповая модель хорошо соответствует общим данным, χ 2 ( N = 1234, df = 6) = 8,87, p = 0,018, CFI = 0,99, NNFI = 0,99, TLI = 1,00, RMSEA 02, 90% ДИ [0,000, 0,045], а также данные, собранные по каждой пробе: NNFI = 0,98, TLI = 0,99, RMSEA = 0,043, 90% ДИ [0,000, 0,089] для израильской выборки и, χ 2 ( N = 595, df = 3) = 2.28, p = 0,520, CFI = 1,00, NNFI = 1,00, TLI = 1,01, RMSEA = 0,000, 90% ДИ [0,000, 0,062] для швейцарской выборки. Различия между хи-квадратом моделей не были значительными (p варьировались от 0,23 до 0,69), что указывает на то, что более экономная модель является более предпочтительной (рис. 1).

Рис. 1. (A) Израильский образец. (B) Швейцарский образец. Полные линии представляют важные пути. Штриховые линии — незначимые пути *** p < 0,001; ** р < 0.01; * р < 0,05.

Анализ показал, что как для израильской, так и для швейцарской выборки более высокий уровень страха перед COVID-19 был связан с более высоким уровнем негативного аффекта. Этот путь не был достоверным между группами, Δχ 2 (7) = 10,79, р = 0,150. Как в израильской, так и в швейцарской выборке более высокий страх перед COVID-19 был связан с более высоким институциональным предательством. Этот путь был одинаковым между образцами, Δχ 2 (7) = 8,87, p = 0.262. Однако выборки различались в отношении связи между страхом перед COVID-19 и фатализмом и локусом контроля. Как в израильской, так и в швейцарской выборке связь между страхом перед COVID-19 и локусом контроля была значимой, что указывало на то, что более высокий страх перед COVID-19 был связан с более низким локусом контроля, хотя в швейцарской выборке он был сильнее, Δχ . 2 (7) = 17,11, р = 0,017. Разница между выборками была обнаружена в ассоциациях между страхом перед COVID-19 и фатализмом.В то время как в израильской выборке эта траектория не была значимой, в швейцарской выборке она была значимой и показывала, что более высокий страх перед COVID-19 был связан с более низким фатализмом, Δχ 2 (7) = 15,08, p = 0,035.

Связь между институциональным предательством и негативным аффектом была значимой в обеих выборках, что указывает на то, что более высокий уровень институционального предательства был связан с более высоким негативным аффектом, хотя эта связь была значительно сильнее в швейцарской выборке, Δχ 2 (7) = 18.96, р = 0,008. В швейцарской выборке ассоциации между фатализмом и нижним локусом контроля, с одной стороны, и негативным аффектом, с другой, были незначительными. Однако в израильской выборке связь между более низким локусом контроля и негативным аффектом была значимой, что указывало на то, что более высокий локус контроля был связан с более низким негативным аффектом. Различие между образцами на этом пути было недостоверным, Δχ 2 (7) = 12,33, р = 0,090.Кроме того, связь между фатализмом и негативным аффектом была незначительно значимой в израильской выборке. Различие между образцами на этом пути было недостоверным, Δχ 2 (7) = 9,11, р = 0,245.

Общий косвенный эффект (состоящий из суммы трех косвенных эффектов) был значимым в израильской выборке (общий косвенный эффект: оценка = 0,06, se = 0,02, 95% ДИ [0,0270, 0,0980]), но незначительным в швейцарская выборка (общий косвенный эффект: оценка =.06, se = 0,04, 95% ДИ [-0,0070, 0,1190]). Косвенные эффекты через фатализм не были значительными ни в одной из выборок (все 95% ДИ включали 0). Тем не менее, косвенные эффекты институционального предательства были значительными как у израильтян (косвенный эффект: оценка = 0,02, se = 0,01, 95% ДИ [0,0020, 0,0460]), так и у швейцарцев (косвенный эффект: оценка = 0,05, se). = 0,03, 95% ДИ [0,0140, 0,1150]). Косвенный эффект через локус контроля (косвенный эффект: оценка = 0.03, se = 0,01, 95% ДИ [0,0080, 0,0630]) был значимым в выборке Израиля, но не в выборке Швейцарии (косвенный эффект: оценка = -0,01, se = 0,02, 95% ДИ [-0,0560 , 0,0260]).

Результаты показывают, что модерируются медиации со страной в качестве модератора. В израильской и швейцарской выборках более высокий уровень страха перед COVID-19 был связан с более высоким институциональным предательством, которое было связано с более сильным негативным аффектом. В израильской выборке более высокий уровень страха перед COVID-19 был связан с более высоким локусом контроля, который был связан с более сильным негативным аффектом.Фатализм не стал посредником между страхом перед COVID-19 и негативным аффектом.

Обсуждение

Стремление к контролю, когда приходит беда, является основным человеческим инстинктом. В этом исследовании мы стремились изучить три различных восприятия контроля (фатализм, внутренний локус контроля и предполагаемое институциональное предательство) в качестве потенциальных посредников связи между страхом, связанным с COVID-19, и негативным аффектом в двух образцах, собранных во время периодов изоляции в Израиле. и Швейцария.Это исследование направлено на то, чтобы внести свой вклад в наше понимание механизмов, связанных с негативным воздействием на население в целом во время глобального кризиса в области здравоохранения, и лучше понять роль местного контекста в реакции на стресс. Результаты показали, что воспринимаемое институциональное предательство было самым сильным посредником связи между страхом, связанным с COVID-19, и негативным аффектом, который был значительным в обеих выборках. Кроме того, внутренний локус контроля, связанный со здоровьем, был медиатором только в израильской выборке.

Как было обнаружено в предыдущих исследованиях [например, (2, 5)], связь между страхами, связанными с COVID-19, и негативным аффектом была существенной в обеих выборках, что соответствует среднему или большому размеру эффекта. Напротив, фактическое воздействие COVID-19 не было связано с негативными эмоциями среди людей из обеих стран, что говорит о том, что в контексте COVID-19 эмоциональную адаптацию определяли субъективные оценки, а не объективные угрозы. Подобные наблюдения ранее были сделаны в различных контекстах, связанных с нарушением физического здоровья, например, среди больных раком [e.г., (49)]. Хотя самооценка воздействия COVID-19 была одинаковой в двух выборках, уровни стресса были разными. Израильские участники сообщили о значительно более высоком страхе, связанном с COVID-19, и более негативном влиянии.

Роль институционального предательства

Воспринимаемое институциональное предательство было концепцией интереса, которая объясняла большую часть различий в текущей модели. Как в Швейцарии, так и в Израиле более высокие опасения, связанные с COVID-19, были связаны со снижением доверия к местным органам власти и учреждениям здравоохранения в отношении защиты от вируса, а более высокое воспринимаемое институциональное предательство было связано с более негативными эмоциями.Кроме того, институциональное предательство опосредовало связь между страхами, связанными с COVID-19, и негативным аффектом в обеих выборках. Эти результаты подчеркивают центральную роль властей в психическом благополучии человека во время кризиса. В такой угрожающей ситуации, как пандемия, люди обращаются к властям, в обязанности которых входит поддержка и защита личности. Если такая поддержка не предоставляется, это является серьезным источником бедствия. Таким образом, текущие результаты показывают, что для смягчения негативных психосоциальных последствий COVID-19 особое внимание следует уделить укреплению доверия к властям, поскольку это может смягчить негативное влияние страхов.Будущие исследования должны официально изучить конкретные факторы, влияющие на восприятие институционального предательства, и разработать соответствующие стратегии вмешательства. Продолжающаяся пандемия дает возможность извлечь важные уроки, которые могут послужить улучшению общего управления кризисными ситуациями в будущем.

90 004 Интересно, что была поразительная разница в восприятии институционального предательства в двух выборках со значительно более высокими средними значениями в Израиле (90 330 M 90 331 = 34,7) по сравнению со Швейцарией (90 330 M 90 331 = 19).2). Вполне вероятно, что важным фактором явно высокого уровня институционального предательства в Израиле были экономические трудности, с которыми страна столкнулась в период блокировки. В то время как в Швейцарии уровень безработицы оставался стабильным на этапе сбора данных, в Израиле он увеличился с 4% до ~ 27%, и, следовательно, израильтяне сообщили о более высоких финансовых потерях по сравнению с участниками из Швейцарии (см. Таблицу 1). В поддержку этого объяснения недавние результаты показали, что израильтяне, получившие большую финансовую компенсацию от правительства во время изоляции, с большей вероятностью соблюдали введенные ограничения (50).Кроме того, значительно более высокий уровень воспринимаемого израильтянами институционального предательства может также отражать обстоятельства, предшествовавшие кризису COVID-19, такие как политические беспорядки и связанное с ними недоверие к политическому руководству, что также могло снизить доверие израильтян к правительству и учреждениям здравоохранения. С другой стороны, в Швейцарии до пандемии не было политических волнений. Высокий уровень восприятия институционального предательства может хотя бы частично объяснить, почему израильская выборка страдала от более высокого страха и негативных эмоций в течение периода исследования, несмотря на меньшее количество инфекций и смертей из-за COVID-19.

Роль внутреннего локуса контроля

В соответствии с гипотезами меньший страх перед COVID-19 был связан с более высоким локусом контроля здоровья в обеих выборках, тем самым расширяя результаты Браиловской и Марграфа (30), которые показали отрицательную связь с общим (не связанным со здоровьем) чувством контроля. и бремя COVID-19. Однако, несмотря на то, что локус контроля здоровья коррелировал с негативным аффектом, в Швейцарии он не опосредовал ассоциацию интересов в модели пути.Этот вывод свидетельствует о том, что среди швейцарцев локус контроля здоровья не объясняет дисперсию негативного аффекта сверх других переменных исследования. Фактически единственным восприятием контроля, связанным с негативным аффектом в швейцарской модели, было институциональное предательство. Напротив, в Израиле локус контроля здоровья также опосредовал ассоциацию страха и негативного аффекта. Можно предположить, что переживание многочисленных войн и невзгод могло способствовать идентичности «выжившего», в которой особенно важно взять на себя личный, активный контроль перед лицом этих трудностей (51, 52).Таким образом, вполне возможно, что чувство личного контроля над своим здоровьем особенно актуально для израильтян, когда они сталкиваются с неконтролируемым стрессором, таким как пандемия COVID-19. В качестве второго объяснения можно предположить, что перед лицом высоко воспринимаемого институционального предательства личные средства контроля могут стать более важными. Значительная и положительная корреляция воспринимаемого институционального предательства и локуса контроля указывает на то, что это может иметь место.

Роль фатализма

В Швейцарии страх, связанный с COVID-19, был связан с повышенным фатализмом.Это согласуется с предыдущими исследованиями, обнаружившими отрицательную связь фатализма и тревоги [например, (22, 53)]. С точки зрения саморегуляции отказ от восприятия контроля может разрешить конфликт, возникающий из-за неуверенности, связанной с новой ситуацией, такой как кризис COVID-19, когда человек мало контролирует ход событий (22). . Хейс и Клерк (54) провели экспериментальное исследование, которое показало, что на фатализм, связанный с COVID-19, можно было намеренно повлиять, манипулируя убеждениями о контроле.В то время как фаталистическое сообщение, утверждающее, что пандемию не остановить и что усилия по смягчению последствий могут принести больше вреда, чем пользы, увеличивает фатализм, оптимистическое сообщение, привлекающее внимание к эффективности усилий по преодолению и коллективной связи в трудные времена, уменьшает фатализм. Кроме того, в нескольких недавних исследованиях сообщалось, что более фаталистические представления о заразности COVID-19 с меньшей вероятностью соответствовали профилактическим мерам (55, 56). Однако в Израиле повышенный страх перед COVID-19 не был связан с фатализмом, что отличается от результатов, полученных в швейцарской выборке, а также в американской выборке Хейса и Клерка (54).Одно из объяснений этих различий может заключаться в культурных различиях между двумя странами. Как описано выше, геополитические обстоятельства в Израиле сложны, и с момента его основания палестинское и израильское население сталкивается с постоянной напряженностью и конфликтами. Это длительное чувство угрозы могло привести к более высокому общему фатализму, на который не повлияли страхи, связанные с COVID-19. Действительно, израильская выборка сообщила о значительно более высоком уровне фатализма, чем швейцарская.Предыдущие теоретики описывали фатализм как социальную аксиому (57), что предполагает, что он развивается через взаимодействие когнитивно и эмоционально активного человека и его или ее социально структурированного окружения (58). Таким образом, культурные различия в отношении функции фатализма кажутся объяснимыми. Действительно, предыдущие исследования показали значительные различия в среднем уровне фатализма в разных европейских и африканских странах (44).

Наконец, вопреки нашей гипотезе, более высокий фатализм не был связан с более сильным негативным аффектом ни в одной из выборок, а также не представлял собой посредника в текущей модели.Несмотря на предыдущие результаты, которые показали сильную положительную связь между фатализмом с психологическим дистрессом (24) и депрессией (54), в текущем исследовании такого эффекта обнаружено не было. Хотя в контексте невзгод фатализм обычно считается фактором риска для психического здоровья и благополучия, данные свидетельствуют о том, что во время пандемии COVID-19 это было не так. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы раскрыть связь между фатализмом и дистрессом, включая изучение лежащих в его основе объяснительных механизмов.

При интерпретации текущих результатов следует признать несколько ограничений. Во-первых, образцы были набраны через социальные сети и, следовательно, не являются репрезентативными для населения Швейцарии и Израиля, что ограничивает обобщение результатов. Кроме того, женщины были чрезмерно представлены в выборке, а участники были относительно высокообразованными. Во-вторых, перекрестный характер данных не позволяет делать какие-либо выводы о причинно-следственной связи. В-третьих, исследование опиралось на данные самоотчетов, а не на интервью, проводимые клиницистами.Из-за срочности пандемии COVID-19 анкеты, оценивающие институциональное предательство, а также воздействие COVID-19 и страх, не были проверены среди населения Израиля и Швейцарии. Наконец, сопутствующие проблемы с психическим здоровьем, вероятно, связаны с негативным воздействием во время пандемии COVID-19, но не учитывались в текущих моделях. Тем не менее, учитывая своевременность вопроса исследования и безотлагательность понимания негативных эмоциональных реакций в контексте пандемии COVID-19, это первое исследование дало важную исследовательскую информацию о предикторах бремени психического здоровья, связанного с COVID-19.Будущие исследования должны оценить, как они связаны с другими факторами риска, такими как черты темперамента и связанные с ними личностные конструкции, которые, как было показано, имеют отношение к реакции психического здоровья на COVID-19 (59).

В рамках этих эмпирических данных можно сделать вывод, что реакция властей имеет решающее значение в отношении эмоционального состояния и благополучия населения обеих стран. Поскольку международные эксперты предупреждают о возможном росте проблем с психическим здоровьем после COVID-19 (11, 60, 61), жизненно важным следующим шагом будет тщательное изучение факторов, объясняющих восприятие институционального предательства, чтобы принять меры. снизить его и тем самым также смягчить негативное влияние кризиса COVID-19 на психическое здоровье людей.Однако результаты подчеркивают, что, несмотря на то, что COVID-19 был связан со страхом, а также с негативным аффектом в Израиле и Швейцарии, также были выявлены значительные различия. Текущие результаты, таким образом, предполагают, что в Израиле вмешательства, укрепляющие локус контроля над здоровьем, будут иметь больший потенциал в качестве средства предотвращения распространения от конкретных страхов к негативному аффекту. Предполагая повторение этих результатов, укрепление локуса контроля здоровья может стать потенциальной целью вмешательства.Несмотря на то, что COVID-19 является глобальным явлением, стратегии профилактики и вмешательства должны быть адаптированы к местным условиям.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены экспертными советами университетов Цюриха и Тель-Авива.Пациенты/участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Вклад авторов

RB: участвовал в разработке концепции и дизайна исследования, собирал данные в Швейцарии и составлял рукопись. NT: участвовал в разработке концепции и дизайна исследования, собирал данные в Израиле, участвовал в анализе данных и составлении отчетов, а также провел критический обзор рукописи. YL: внес свой вклад в концептуализацию и дизайн исследования, внес свой вклад в анализ данных и отчетность, а также провел критический обзор рукописи.HA-R и AM: внесли свой вклад в концептуализацию и дизайн исследования, а также провели критический обзор рукописи. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Авторы благодарят проф.Карни Гинзбург из Тель-Авивского университета за ее вклад в эту рукопись.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyt.2020.589914/full#supplementary-material

.

Сноски

Ссылки

2. Ахорсу Д.К., Лин С.И., Имани В., Саффари М., Гриффитс М.Д., Пакпур А.Х. Масштабы страха перед COVID-19: разработка и первоначальная проверка. Int J Ment Health Addict. (2020) 1–9. doi: 10.1007/s11469-020-00270-8. [Epub перед печатью].

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

3. Барекет-Боймель Л., Шахар Г., Маргалит М. Экономическая тревога, связанная с COVID-19, столь же высока, как и тревога о здоровье: данные из США, Великобритании и Израиля. Int J Cogn Ther. (2020) 10:1–9. doi: 10.1007/s41811-020-00078-3

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

4. Ли С.А., Матис А.А., Джоб М.С., Паппалардо Э.А.Клинически значимый страх и тревога COVID-19: психометрическое исследование шкалы коронавирусной тревоги. Психиатрия Res. (2020) 290:113112. doi: 10.1016/j.psychres.2020.113112

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

6. Lai J, Ma S, Wang Y, Cai Z, Hu J, Wei N, et al. Факторы, связанные с последствиями для психического здоровья среди медицинских работников, подвергшихся воздействию коронавирусной болезни, 2019 г. JAMA Netw open . (2020) 3:e203976. дои: 10.1001/jamanetworkopen.2020.3976

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

7. Касагранде М., Фавьери Ф., Тамбелли Р., Форте Г. Враг, запечатавший мир: влияние карантина из-за COVID-19 на качество сна, беспокойство и психологический стресс у итальянского населения. Сон Мед. (2020) 75:12–20. doi: 10.1016/j.sleep.2020.05.011

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

8. Сатичи Б., Сарикали М., Сатичи С.А., Гриффитс М.Д.Нетерпимость к неопределенности и психическое благополучие: последовательное опосредование размышлениями и страхом перед COVID-19. Int J Ment Health Addict. (2020). doi: 10.1007/s11469-020-00305-0. [Epub перед печатью].

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

9. Форте Г., Фавьери Ф., Тамбелли Р., Касагранде М. Пандемия COVID-19 среди населения Италии: проверка опросника посттравматического стрессового расстройства и распространенность симптоматики посттравматического стрессового расстройства. Int J Environ Res Общественное здравоохранение .(2020) 17:4151. doi: 10.3390/ijerph27114151

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

10. Орнелл Ф., Шух Дж. Б., Сорди А.О., Кесслер Ф.Х.П. «Пандемический страх» и COVID-19: бремя психического здоровья и стратегии. Браз Дж. Психиатрия . (2020) 42: 232–5. дои: 10.1590/1516-4446-2020-0008

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

11. Sani G, Janiri D, Di Nicola M, Janiri L, Ferretti S, Chieffo D. Психическое здоровье во время и после чрезвычайной ситуации с COVID-19 в Италии. Психиатрия Clin Neurosci. (2020) 74: 372–372. doi: 10.1111/pcn.13004

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

12. Шигемура Дж., Урсано Р.Дж., Морганштейн Дж.К., Куросава М., Бенедек Д.М. Реакция общественности на новый коронавирус 2019 года (2019-nCoV) в Японии: последствия для психического здоровья и целевые группы населения. Психиатрия Clin Neurosci. (2020) 74: 281–2. doi: 10.1111/pcn.12988

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

13.Wang C, Pan R, Wan X, Tan Y, Xu L, Ho CS и др. Немедленные психологические реакции и связанные с ними факторы на начальном этапе эпидемии коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19) среди населения в целом в Китае. Int J Environ Res Общественное здравоохранение . (2020) 17:1729. doi: 10.3390/ijerph27051729

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

14. Форте Г., Фавьери Ф., Тамбелли Р., Касагранде М. Враг, запечатавший мир: влияние распространения COVID-19 на психологическое состояние итальянского населения. Cournal Clin Med. (2020) 9:1802. дои: 10.3390/jcm02

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

15. Maunder R, Hunter J, Vincent L, Bennett J, Peladeau N, Leszcz M, et al. Непосредственное психологическое и профессиональное воздействие вспышки атипичной пневмонии в 2003 году в клинической больнице. CMAJ . (2003) 168:1245–51.

Реферат PubMed | Академия Google

16. Cao W, Fang Z, Hou G, Han M, Xu X, Dong J, et al. Психологическое воздействие эпидемии COVID-19 на студентов колледжей в Китае. Психиатрия Res. (2020) 287:112934. doi: 10.1016/j.psychres.2020.112934

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

17. Гонсалес-Сангино С., Аусин Б., Кастельянос М.А., Саис Дж., Лопес-Гомес А., Угидос С. и др. Последствия для психического здоровья на начальном этапе пандемии коронавируса 2020 года (COVID-19) в Испании. Мозг Поведение Иммун. (2020) 87: 172–6. doi: 10.1016/j.bbi.2020.05.040

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

19.Торалес Дж., О’Хиггинс М., Кастальделли-Майя Дж.М., Вентриглио А. Вспышка коронавируса COVID-19 и его влияние на глобальное психическое здоровье. Int J Soc Психиатрия . (2020) 66: 317–20. дои: 10.1177/0020764020915212

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

20. Райан Р.М., Деси Э.Л. Теория самоопределения: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк (2017 г.).

Реферат PubMed | Академия Google

24.Росс К.Э., Мировски Дж., Кокерхэм В.К. Социальный класс, мексиканская культура и фатализм: их влияние на психологическое расстройство. Am J Community Psychol. (1983) 11:383–99. дои: 10.1007/BF00894055

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

25. Левенсон Х. (1981). Дифференциация между внутренним, могущественными другими и случайностью. В: Lefcourt HM, редактор. Исследования с конструкцией локуса контроля (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Академический). п. 15–63.

Академия Google

26.Groth N, Schnyder N, Kaess M, Markovic A, Rietschel L, Moser S, et al. Совладание как посредник между локусом контроля, убеждениями о компетентности и психическим здоровьем: систематический обзор и метаанализ моделирования структурных уравнений. Behav Res Ther. (2019) 121:103442. doi: 10.1016/j.brat.2019.103442

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

27. Бандура А., Шунк Д.Х. Развитие компетентности, самоэффективности и внутреннего интереса через проксимальную самомотивацию. J Pers Soc Psychol. (1981) 41:586–98. дои: 10.1037/0022-3514.41.3.586

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

28. Cheng C, Cheung MWL, Lo BCY. Связь локуса контроля здоровья с конкретным поведением в отношении здоровья и глобальной оценкой здоровья: метаанализ и влияние модераторов. Health Psychol Rev. (2016) 10:460–77. дои: 10.1080/17437199.2016.1219672

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

29.Yeoh SH, Tam CL, Wong CP, Bonn G. Изучение симптомов депрессии и их предикторов в Малайзии: стресс, локус контроля и профессия. Передний психол. (2017) 8:1411. doi: 10.3389/fpsyg.2017.01411

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

30. Браиловская Дж., Марграф Дж. Прогнозирование адаптивных и дезадаптивных реакций на вспышку коронавируса (COVID-19): проспективное лонгитюдное исследование. Int J Clin Heal Psychol. (2020) 20:183–91.doi: 10.1016/j.ijchp.2020.06.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

34. Monteith LL, Bahraini NH, Matarazzo BB, Soberay KA, Smith CP. Восприятие институционального предательства предсказывает суицидальное насилие над собой среди ветеранов, подвергшихся военной сексуальной травме. J Clin Psychol. (2016) 72:743–55. doi: 10.1002/jclp.22292

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

36. Клест Б., Смит С.П., Мэй С., МакКолл-Хозенфельд Дж., Тамайан А.COVID-19 объединил пациентов и поставщиков медицинских услуг против институционального предательства в сфере здравоохранения: борьба за то, чтобы их услышали, им поверили и защитили. Психотравма. (2020) 12:159–61. дои: 10.1037/tra0000855

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

37. Palgi Y, Shrira A, Ring L, Bodner E, Avidor S, Bergman Y, et al. Пандемия одиночества: одиночество и другие сопутствующие депрессии, тревоге и сопутствующие им заболевания во время вспышки COVID-19. J Аффективное расстройство. (2020) 275:109–11. doi: 10.1016/j.jad.2020.06.036

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

38. Barzilay R, Moore TM, Greenberg DM, DiDomenico GE, Brown LA, White LK, et al. Устойчивость, стресс, тревога и депрессия, связанные с COVID-19, во время пандемии у большой группы населения, обогащенной медицинскими работниками. Трансл Психиатрия . (2020) 10:291. doi: 10.1038/s41398-020-00982-4

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

40.Элмер Т., Мефам К., Штадтфельд С. Студенты в изоляции: сравнение социальных сетей и психического здоровья студентов до и во время кризиса COVID-19 в Швейцарии. ПЛОС ОДИН . (2020) 15:e0236337. doi: 10.1371/journal.pone.0236337

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

42. Чжэнь Р., Чжоу С. Прогностические факторы общественного беспокойства в условиях вспышки COVID-19. Китайский J Appl Psychol. (2020) 26:99–107

Академия Google

43.Эспарса О.А., Вибе Дж.С., Киньонес Дж. Одновременное развитие меры многомерного фатализма на английском и испанском языках. Curr Psychol. (2015) 34:597–612. doi: 10.1007/s12144-014-9272-z

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

44. Меркер А., Бен-Эзра М., Эспарза О.А., Аугсбургер М. Фатализм как традиционное культурное убеждение, потенциально имеющее отношение к последствиям травмы: эквивалентность измерения, степень и ассоциации в шести странах. Eur J Психотравматол. (2019) 10:1657371. дои: 10.1080/20008198.2019.1657371

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

45. Wallston KA, Strudler Wallston B, DeVellis R. Разработка шкал многомерного локуса контроля здоровья (MHLC). Health Educ Monogr. (1978) 6:160–70. дои: 10.1177/10

17800600107

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

47. Маккиннон А., Йорм А.Ф., Кристенсен Х., Кортен А.Е., Джейкомб П.А., Роджерс Б.Краткая форма графика положительного и отрицательного влияния: оценка факторной валидности и неизменности демографических переменных в выборке сообщества. Перс. Индивид. Диф. (1999) 27:405–16. doi: 10.1016/S0191-8869(98)00251-7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

48. Ху Л.Т., Бентлер П.М. Критерии отсечки для индексов соответствия в ковариационном структурном анализе: традиционные критерии против новых альтернатив. Модель Struct Equ. (1999) 6:1–55. дои: 10.1080/10705519

0118

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

49. Hamama-Raz Y, Solomon Z, Schachter J, Azizi E. Объективные и субъективные стрессоры и психологическая адаптация выживших после меланомы. Психоонкология. (2007) 16: 287–94. дои: 10.1002/пон.1055

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

50. Бодас М., Пелег К. Соблюдение самоизоляции в эпоху COVID-19 под влиянием компенсации: результаты недавнего опроса в Израиле. Health Aff. (2020) 39: 936–41. doi: 10.1377/hlthaff.2020.00382

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

51. Амара М., Шнелл И. Репертуары идентичности среди арабов в Израиле. J Ethn Migr Stud. (2004) 30:175–93. дои: 10.1080/1369183032000170222

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

52. Вайсброд Л. Израильская идентичность: в поисках преемника пионера, цабара и поселенца. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge/Taylor & Francis Group (2014).

Академия Google

53. Шахид Ф., Бешай С., Дель Росарио Н. Фатализм и депрессивные симптомы: активные и пассивные формы фатализма по-разному предсказывают депрессию. J Relig Health . (2020). doi: 10.1007/s10943-020-01024-5. [Epub перед печатью].

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

55. Хименес Т., Рестар А., Хелм П.Дж., Кросс Р.И., Барат Д., Арндт Дж. Фатализм в контексте COVID-19: восприятие коронавируса как смертного приговора предсказывает нежелание выполнять рекомендуемые профилактические меры. SSM Popul Health. (2020) 11:100615. doi: 10.1016/j.ssmph.2020.100615

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

56. Papageorge NW, Zahn MV, Jamison JC, Tripodi E, Zahn MV, Jamison JC, et al. Социально-демографические факторы, связанные с самозащитным поведением во время пандемии COVID-19. Кембридж: Национальное бюро экономических исследований (2020).

Академия Google

57. Leung K, Bond MH, De Carrasquel SR, Munoz C, Hernández M, Murakami F, et al.Социальные аксиомы: поиск универсальных измерений общих представлений о том, как устроен мир. J Cross Cult Psychol. (2002) 33:286–302. дои: 10.1177/0022022102033003005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

58. Hui C-M, Hui H-HN. Пробег от социальных аксиом: учиться на прошлом и смотреть вперед. В: Leung K, Bond MH, редакторы. Психологические аспекты социальных аксиом. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer (2009). п. 13–30. дои: 10.1007/978-0-387-09810-4_2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

59.Мочча Л., Джанири Д., Пепе М., Даттоли Л., Молинаро М., Де Мартин В. и др. Аффективный темперамент, стиль привязанности и психологическое воздействие вспышки COVID-19: ранний отчет о населении Италии в целом. Мозг Поведение Иммун. (2020) 87:75–9. doi: 10.1016/j.bbi.2020.04.048

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

60. da Silva Lopes BC, Jaspal R. Понимание бремени COVID-19 для психического здоровья в Соединенном Королевстве. Теория психотравмы, Политика Res Pract .(2020) 12:465–7. дои: 10.1037/tra0000632

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

61. Holmes EA, O’Connor RC, Perry VH, Tracey I, Wessely S, Arseneault L, et al. Приоритеты междисциплинарных исследований в связи с пандемией COVID-19: призыв к действию для науки о психическом здоровье. Ланцет Психиатрия . (2020) 7: 547–60. дои: 10.1016/S2215-0366(20)30168-1

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

«Эффект фатализма»: исследование показывает, что люди, которые переоценивают распространение COVID-19, с меньшей вероятностью будут следовать правилам все равно получите его, зачем принимать эти надоедливые меры предосторожности?

Дата публикации:

26 мая 2020 г.  •  26 мая 2020 г.  •  4 минуты чтения  •  25 комментариев Хотя передача вируса на открытом воздухе представляется гораздо менее вероятной, чем внутри помещений, политики сделали несколько резких упреков людям, которые собираются в парках и на пляжах. .Фото Кевина Ламарка/Reuters

Содержание статьи

Люди сильно переоценивают заразность COVID-19, что снижает вероятность того, что они будут следовать рекомендациям общественного здравоохранения, говорится в новой статье британских и американских экономистов.

Объявление 2

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Выраженный «эффект фатализма» даже заставляет людей реже мыть руки во время глобальной пандемии.Тем не менее, исследование также показало, что многие люди быстро исправляются, когда им предоставляется точная информация, что подталкивает их обратно в сторону руководящих принципов общественного здравоохранения.

Результаты могут иметь значение для политиков и должностных лиц общественного здравоохранения, перед которыми стоит задача сообщить, насколько серьезен вирус, не создавая при этом впечатления, что он более заразен, чем он есть на самом деле, и не заставляя людей в отчаянии вскидывать руки.

  1. Усталость от карантина COVID-19: приход лета проверит нашу решимость соблюдать социальную дистанцию : «Мы наблюдаем реальную эскалацию»

Объявление 3

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

«Вы должны сообщить, что это серьезная проблема и люди должны принять меры предосторожности. Однако вы не хотите, чтобы люди чувствовали себя фаталистами или безнадежными», — сказал Джеспер Акессон, ведущий автор исследования и управляющий директор исследовательской консалтинговой компании The Behaviouralist в Великобритании, в интервью National Post. «Вы хотите, чтобы люди чувствовали, что они обладают самоэффективностью, и вы хотите, чтобы они чувствовали, что то, что они делают, имеет значение».

Экономисты обнаружили, что в среднем люди сильно переоценивают степень заразности болезни, а участники исследования полагали, что средний человек заражает 28 других людей.Число размножения является предметом многочисленных споров среди эпидемиологов, но большинство считает, что оно находится где-то между одним и шестью.

Объявление 4

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

«Этот результат согласуется с предыдущими исследованиями, которые предполагают, что люди, вероятно, переоценивают риски, которые незнакомы, находятся вне их контроля, вызывают чувство страха и получают широкое освещение в СМИ», — говорится в документе.

«Если вы думаете, что вирус очень, очень заразен, вы просто говорите себе, что мы все равно его подхватим, зачем принимать эти надоедливые меры предосторожности?» — сказал Акессон. Исследование, проведенное в конце марта, также показало, что фаталисты также менее склонны работать из дома и держаться подальше от людей из группы риска.

Вы же не хотите, чтобы люди чувствовали себя фаталистами или безнадежными

В отчете освещается одна из многих трудностей, связанных с информированием общественности о такой широко распространенной проблеме общественного здравоохранения.Стивен Тейлор, профессор Университета Британской Колумбии, много писавший о психологии пандемий, утверждает, что правительства пытаются найти баланс между людьми с низким уровнем тревожности и людьми с высоким уровнем тревожности. Чтобы достучаться до людей с низким уровнем тревожности, которые пренебрегают правилами, может потребоваться жесткое сообщение об опасности болезни, но они также могут расстроить людей, склонных к беспокойству по поводу проблем со здоровьем.

Объявление 5

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Действия этих нарушителей правил с низким уровнем тревожности стали повторяющейся историей с тех пор, как в марте были изданы приказы оставаться дома.

Хотя передача вируса на открытом воздухе представляется гораздо менее вероятной, чем передача вируса внутри помещений в домашних хозяйствах и других закрытых помещениях, таких как мясокомбинаты и дома престарелых, политики сделали несколько резких упреков людям, которые собираются в парках и на пляжах. Премьер-министр Онтарио Даг Форд назвал людей, собравшихся в парке Тринити Беллвудс в Торонто в выходные дни, «безрассудными» и призвал их всех пройти тестирование на COVID-19.Склонность СМИ к этим широкоугольным снимкам отдыхающих на пляже также может способствовать искаженному восприятию того, насколько заразен вирус.

Акессон отметил, что в статье его команды рассматриваются только представления людей о заразности вируса, а не, например, о том, насколько он смертоносен. Вполне возможно, что некоторые из участников думали, что вирус легко передается, но относительно безопасен.

Объявление 6

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Люди собрались на выходных в парке Тринити Беллвудс в Торонто, пренебрегая рекомендациями по социальному дистанцированию на фоне вспышки COVID-19 в Канаде. Фото Джея Питтера/Twitter

Акессон сказал, что его воодушевил тот факт, что на большинство участников положительно повлияла экспертная информация о вирусе.

Некоторые участники либо полностью проигнорировали информацию, либо предпочли не верить ей, причем около половины из них по-прежнему считают, что в среднем человек распространяет вирус среди более чем шести человек.Но к концу исследования большинство людей пересмотрели свое мнение в сторону информации, предоставленной экспертами.

Цель должностных лиц общественного здравоохранения и мировых лидеров состоит в том, чтобы общаться таким образом, чтобы не преувеличивать опасности. Акессон сказал, что он не обязательно будет отговаривать официальных лиц говорить о заразности вируса, но предложил им быть конкретными, когда они делают это.

«Люди уже сильно дезинформированы о том, насколько заразен COVID-19.Они уже думают, что это гораздо более заразно, чем есть на самом деле», — сказал Акессон. «Простое выступление в средствах массовой информации и заявление, например, о том, что COVID чрезвычайно заразен, может привести к еще большему искажению оценок людей и вызвать еще больший фатализм».

• Электронная почта: [email protected] | Twitter: stuartxthomson

Поделитесь этой статьей в своей социальной сети

Реклама

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

NP Опубликовано

Подпишитесь на получение ежедневных главных новостей от National Post, подразделения Postmedia Network Inc. в любое время, нажав на ссылку отказа от подписки в нижней части наших электронных писем. Постмедиа Сеть Inc. | 365 Bloor Street East, Торонто, Онтарио, M4W 3L4 | 416-383-2300

Спасибо за регистрацию!

Приветственное письмо уже в пути.Если вы его не видите, проверьте папку нежелательной почты.

Очередной выпуск NP Posted скоро будет в вашем почтовом ящике.

Комментарии

Postmedia стремится поддерживать живой, но вежливый форум для обсуждения и призывает всех читателей поделиться своим мнением о наших статьях. Комментарии могут пройти модерацию в течение часа, прежде чем они появятся на сайте. Мы просим вас, чтобы ваши комментарии были актуальными и уважительными.Мы включили уведомления по электронной почте — теперь вы будете получать электронное письмо, если получите ответ на свой комментарий, появится обновление ветки комментариев, на которую вы подписаны, или если пользователь, на которого вы подписаны, прокомментирует. Посетите наши Принципы сообщества для получения дополнительной информации и подробностей о том, как изменить настройки электронной почты.

Как фатализм может убить нас всех

 

«Жить надо», — любят говорить люди, отмахиваясь от каких-то ограничений или предосторожностей. Я всегда был первым, кто соглашался.

До COVID-19.

«Если пришло мое время, то это зависит от Бога», — замечает мне женщина в конце карантина, добавляя, что она не носит маску. Сжав губы, я борюсь с желанием воскресить Бена Франклина. К настоящему времени он моргал на нее через эти проволочные кольца и бормотал: «Бог помогает тем, кто помогает себе сам».

Если в этой вселенной вообще существует какой-либо духовный порядок, какой-либо источник смысла, какое-либо сознание, более объединенное, чем наши случайные вспышки прозрения, то, конечно же, его цель не в том, чтобы сделать нас пассивными? Бог помогает тем, кто помогает себе, т.е.э., нервные и сверхбдительные граждане, которые ведут учет, исследуют болезнь, носят маску и соблюдают дистанцию. Фатализм этой женщины был глуп и опасен. Во время нашего разговора она переходила из осторожности, фраза за фразой, ошеломленная изменениями, которых она требовала, и снова полагалась на веру, чтобы избавиться от своего страха. Я вешаю трубку, волнуясь за нее, снисходительно, как все самодовольные, напуганные сторонники правил.

Далее следует еще месяц дистанцирования, а потом без всяких медицинских обоснований мир снова начинает открываться, и друзья приглашают меня к себе домой, и в один из таких моментов я захожу внутрь без маски, потому что на улице жарко и душно и, конечно же, они были так же осторожны, как и я, и ради Бога, мы не можем оставаться взаперти до конца наших дней, не так ли? Если я заболею, я заболею.Ты должен жить.

Фатализм ускользает от вас. Оно приходит, когда вы измучены, подавлены, дуетесь из-за лишений или скучаете по-дурацки. Мы все безрассудно поворачиваем разные точки, но так или иначе все туда попадаем.

В свои двадцать лет я не раз ехала домой зацикленной, спала с кем-то совершенно неподходящим и чудом не смогла забеременеть. Когда мне было за тридцать, я рассказывал истории, которые требовали общения с торговцами героином, убийцами и людьми, настолько параноидальными и злыми, что они были опасны.В уравновешенном среднем возрасте большое волнение — ну, все, о чем я думаю, было отменено COVID, так что большого волнения нет вообще.

Но как только я подумал, что мои безрассудные дни закончились, оказалось, что все, что мне нужно делать, чтобы жить на краю, это стоять в пяти футах от друга. И когда даже обычная нормальность рискует жизнью, слишком легко стать фаталистом.

Кроме того, я не могу. Если я брошу полотенце сейчас, я подвергну опасности своего мужа, который помогает другу с ослабленным иммунитетом и множественной инвалидностью и заботится об отце, которому за девяносто.Не говоря уже о моей свекрови и любой подруге, подвергающейся дополнительному риску. У всех нас есть эти литании связи, эта паутина узоров, которая запрещает нам быть безрассудными. И вот, при постоянном напряжении воли, я остаюсь максимально осторожным, и иногда это заставляет меня чувствовать себя нечеловеком — параноиком, привередливым, предательским.

До того, как разразилась эта пандемия, доверие казалось подарком, способом почтить честность, преданность и добродетель друга. Теперь я больше не могу дарить его таким образом. Кто знает, кто из нас почувствовал себя фаталистом в неподходящий момент?

Словарное определение фатализма — это «вера в то, что все события предопределены и, следовательно, неизбежны.«Я не верю, что эта пандемия была одной из них. Вторичное определение — это «покорное мировоззрение, являющееся результатом фаталистического отношения». Вот вам и свежая привлекательность стойки. Для философов фатализм указывает на то, что мы чувствуем себя бессильными делать что-либо, кроме того, что мы делаем на самом деле.

Я снова в деле: маска, дезинфицирующее средство, ментальный критерий. Я многое могу сделать. Прежде чем согласиться даже на встречу на открытом воздухе, я просматриваю демографические данные. У кого дома живут дикие подростки? Кто такой гурман, который никогда не сможет отказаться от ужина в помещении? Я оцениваю медицинские знания, осведомленность о текущих событиях.Я рассматриваю темперамент: экстраверсия или интроверсия? Сдержанность или импульсивность? Первыми в моем списке наблюдения стоят веселые, наплевательские, наплевательские друзья, которых я обожаю, но потом один из них меня удивляет. Оказывается, она ждала три дня, чтобы открыть каждую коробку Amazon. Я торопливо меняю категории, перемещая своих самых осторожных, дотошных и сверхбдительных друзей наверх, потому что по закону иронии они, вероятно, являются наиболее вероятными векторами из всех.

От всего этого хочется кричать. Доверие — это основа любых достойных отношений, и мы живем во времена, когда мы не можем доверять никому, и меньше всего себе.Это, мягко говоря, нервирует. «Отдаленный» раньше означал холодный и, вероятно, сердитый. «Установите некоторые границы» — совет консультанта, когда отношения уже находятся в затруднительном положении. Проблемы с доверием заморозили или раздавили множество сердец.

И все же теперь, после многих лет, когда Опра убеждала нас открыться, мы должны избегать слишком близкого сближения — в буквальном смысле. Мы должны заявлять и повторять наше предостережение и прощать себя за то, что звучали — как? Разумный? Мы должны прощать людей за то, что они подозревают нас, даже когда это жалит, и мы должны прощать себя за то, что мы относимся к ним с подозрением.Возможно, нам даже придется простить невольное разоблачение или два, потому что эта штука быстро распространяется, и она коварна, и все меры предосторожности в мире — нет. Остановить там. Меры предосторожности могут быть ненадежными, но это все, что у нас есть, и они значительно затрудняют проникновение вируса к нам. Это не вариант, чтобы отмахнуться от беспокойства и бросить свою судьбу во вселенную. Нет, мы не хозяева своей судьбы, потому что мы контролируем немало судеб, помимо своей собственной.

Ответственность, которая когда-то была серьезной, сопровождалась доверием.Мы могли отдать свою жизнь в чужие руки — скажем, врачу, судье или банкиру, — потому что доверяли им. Именно доверие сделало уязвимость терпимой. И доверять теперь невозможно. Из лучших побуждений мы могли бы убить наших друзей.

Фаталист — это тот, кто верит в судьбу.

Если вас интересует значение слова «фаталист», эта статья даст вам наиболее полное объяснение. Сейчас это слово редко используется в обиходе, однако, чтобы не прослыть невеждой, нужно знать, что оно означает само по себе.

У этого слова интересная этимология. В Энциклопедическом словаре сказано, что слово «фатализм» происходит от латинского «fatalis» (что имеет перевод «фатальный») и «fatum» (перевод — рок). Если обратиться к английскому языку, то в нем есть слово с похожим корнем — «fate», что переводится как «судьба».

Разные толковые словари дают разные определения, в которых есть лишь незначительные отличия. В целом основная масса авторов утверждает, что фаталист — это личность, верящая в предопределенность всех событий, или, проще говоря, в судьбу.Слово «фаталист» происходит от слова «фатализм». Как известно, их значения примерно одинаковы. Разница лишь в том, что фатализм – это разновидность философского мировоззрения, а фаталист – это человек, который его придерживается.

Выясним заодно, как толкуют словари термин фатализм. Словарь Т.Ф.Ефремовой, например, говорит нам, что фатализм есть не что иное, как вера в неизбежность судьбы и фатум, основанная на предположении, что все в мире предопределено заранее, и человек не в силах это изменить. .

Толковый словарь В. Даля дает аналогичное определение, только автор, между прочим, добавляет, что фатализм очень вреден для человеческой нравственности. С этим трудно поспорить. Часто фаталист — это человек, который живет одним днем. Он может злоупотреблять вредными привычками, вести распутный образ жизни, совершать необдуманные и глупые поступки. Обобщать, конечно, не стоит, но и в мире художественной литературы многие писатели поднимают проблему фаталистического взгляда на жизнь. Например, великий русский писатель Михаил Юрьевич Лермонтов.Фаталист — так называется одна из глав его знаменитого романа «Герой нашего времени». В нем рассказывается о споре между Печориным (главным героем) и сербским офицером Вуличем о судьбах судьбы. Чтобы доказать, что от судьбы не уйдешь, молодой офицер схватил первый попавшийся револьвер, зарядил его, приставил к виску… но дал осечку. Печорин отчасти признал свою правоту, но наутро выяснилось, что Вулич мертв: его зарубил пьяный казак шашкой.Но и после этого Печорин отказывается верить в силу судьбы, фатум, ибо величайшее счастье для него — иметь свободу выбора, а также идти вперед, не зная, что будет дальше.

Итак, фаталист — это тот, кто верит в судьбу. Приверженность фатализму имеет как положительные, так и отрицательные стороны. К положительным можно отнести относительную простоту образа жизни: можно смело положиться на волю судьбы, не думать о завтрашнем дне, быть уверенным, что все уже предопределено и ничего не изменится.Та же мнимая простота существования негативна: фаталист плывет по течению, не борется за свои мечты, не пытается справиться со своими проблемами и недостатками, в общем, он не живет, а существует. Впрочем, выбор мировоззрения, безусловно, личное дело каждого, и мы лишь надеемся, что эта статья помогла кому-то узнать больше.

Фаталистические синонимы, фаталистические антонимы — FreeThesaurus.com

Я не думаю, что врачи считают недержание мочи серьезной проблемой, и когда кого-то госпитализируют с таким состоянием, как недержание мочи, обычно возникает фаталистическая установка, что ничего нельзя сделать.На несколько менее фаталистическом уровне предприятиям постоянно напоминают, что их деятельность не является непобедимой, особенно если угроза исходит от природы. У детей, ставших свидетелями насилия, также могут проявляться симптомы, связанные с посттравматическим стрессовым расстройством, такие как снижение способности концентрироваться в школе, стойкие нарушения сна, воспоминания, беспорядочное поведение привязанности к значимым опекунам, внезапная поразительная и нигилистическая, фаталистическая ориентация в будущее. провести опрос и сравнить свои результаты с базой данных (общая удовлетворенность общением, достоверность информации и т. д.).). При контроле социально-демографического происхождения учащихся, школьного опыта, успеваемости и статуса среди сверстников анализ показал: (1) мексиканские американские дети, которые считали себя двуграмотными, имели самую высокую уверенность в себе по сравнению с монограмотными и устными билингвами; (2) английские монограмотные дети имели более низкие фаталистические установки, чем другие дети; (3) испанские монограмотные, по самооценке, оказались в невыгодном положении по трем показателям самооценки; и (4) существовал сильный интерактивный эффект между образованием родителей и местом рождения детей (У.S. Эти интервью дают интересное представление о часто фаталистическом взгляде рабочих на самих себя и свою работу. Фаталистический ответ, который признает за черным огромное преимущество. Но нам не нужно быть фаталистами. Даже если нас огорчают разочарования, которые мы бесконечно терпели, мы всегда должны держаться за крупицу надежды. Мы можем быть фаталистами в отношении направления, в котором мы движемся — к ранней могиле и бремени для NHS. всепартийный отказ что-либо изменить, а массы либо слишком напуганы, либо фаталистичны, чтобы форсировать события.Что касается симптомов после заражения фаталистическими токсинами, Стюарт сказал: «Симптомы включают покалывание во рту, покалывание в руках и ногах, вы можете немного шататься, а также небольшую тошноту. .»| СЭР – Я рад слышать, что д-р Джон Этерингтон (Письма, 30 октября) теперь, похоже, признает реальность антропогенного изменения климата, но он фаталист и пораженец, полагая, что мы ничего не можем сделать с ситуацией, потому что мы вносим только 2 % от общего количества CO2 в мире, но не упоминает, что наши выбросы на человека являются одними из самых высоких в мире.ИСКУССТВО ПОЛУЧИТЬ ОТ Sky Movies Премьера 18:20 ПРЕМЬЕРА Фредди Хаймор использует свое фаталистическое мировоззрение, чтобы пройти через школу. момент в выполнении классных заданий, и социально неуклюжий одиночка находится на грани того, чтобы не закончить учебу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.