Содержание

Факторы социализации и социальной адаптации детей-инвалидов в современном обществе. Введение.

Факторы социальной адаптации детей-инвалидов в современном обществе имеют большое теоретическое и практическое значение.

Актуальность данного исследования обусловлена усилением социального расслоения общества, воспроизведением различных форм социального неравенства, интенсивности процессов маргинализации целых социальных групп, территориальных сообществ населения в условиях кардинальных социально-экономических преобразований. Вместе с тем, на фоне устойчивости дегуманизационных практик наблюдается формирование понимания ведущей роли человеческих ресурсов в развитии общества.

В структуре общества наблюдается устойчивое увеличение числа детей с отклонениями в развитии, инвалидов. Нарушения физического статуса затрудняет их доступ к социокультурным и образовательным ресурсам. Это свидетельствует о масштабности проблемы инвалидности и определяет необходимость принятия на государственном уровне комплекса мер по созданию системы социальной защиты и социальной интеграции детей с ограниченными возможностями.

В настоящее время можно наблюдать парадоксальную, но в целом вполне типичную для трансформационного периода ситуацию, которая характеризуется наличием достаточно развитого законодательства, декларирует права ребенка на развитие, образование, социальную интеграцию и одновременно – практическим отсутствием механизмов их реализации. Осуществляемая до настоящего времени государственная социальная политика ориентирована на сегрегацию и изоляцию детей с проблемами в развитии. Оптимальным вариантом социализации с позиции государства считается их помещение в учреждения интернатного типа. Негативными моментами пребывания ребенка в таких учреждениях выступает его оторванность от широких социальных контактов, семьи, ограничение круга межличностного взаимодействия с воспитанниками, имеющими нарушения в развитии, заниженный уровень полученного образования, невостребованного в обществе, низкая конкурентоспособность приобретенных профессий.

Отсутствие благоприятной среды для удовлетворения особых потребностей нетипичных детей, ограничение их социокультурной мобильности, жизненных шансов актуализирует вопросы развития, образования, социальной интеграции и адаптации детей с особыми потребностями, соблюдения их конституционных прав, доступности ресурсов окружающего мира. Это подчеркивает необходимость определения новых приоритетов государственной социальной политики на основе принципов равенства, нормализации жизнедеятельности и включение инвалидов в общество. Таким образом, проблема изучения факторов социальной адаптации детей с ограниченными возможностями здоровья в современном обществе является весьма актуальной.

Цель исследования: изучить факторы социальной адаптации детей с ограниченными возможностями здоровья (детей-инвалидов) в современном обществе.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд следующих задач:

— рассмотреть основные понятия социальной адаптации детей с ОПФР (особенностями психофизического развития) в психологии, педагогике и социологии;

— определить основные субъекты социальной адаптации детей с ОПФР;

— рассмотреть семью как основного агента социальной адаптации детей с ОПФР;

— определить удовлетворенность предоставляемыми услугами в помощи и поддержке родителям детей и молодых людей с особенностями психофизического развития;

— выявить успешные и проблемные области в работе по оказанию помощи и поддержке детям и молодым людям с ОПФР.

Объектом изучения в данной работе будут дети с ограниченными возможностями и их ближайшее окружение (родители, социальные педагоги, одноклассники и т.д.), которые включены в единый процесс социализации и социальной адаптации.

Предметом исследования будут специфические факторы процесса социализации и социальной адаптации детей с ОПФР.

Методы – изучение научно-исследовательской литературы, анализ нормативно-правовых документов, изучение отечественного опыта по данной проблеме, проведение социологического исследования методом анкетного опроса.

Пособия по инклюзивному обучению и оборудование для инклюзивного образования (клавиатура с большими кнопками, джостик для детей с ДЦП, роллер для детей с ДЦП)


2.2 Факторы, влияющие на успех социальной адаптации бывших заключенных. Социальная адаптация лиц, освободившихся из мест лишения свободы

Похожие главы из других работ:

Влияние социально–психологических факторов на формирование коллектива класса начальной школы

1.2 Факторы влияющие на формирование детского коллектива

Исследование проблем демографии

1.3 Факторы, влияющие на демографическую ситуацию

Существует несколько основных факторов, оказывающих влияние на демографическую ситуацию. 1) Фактор политики государства. Абсолютно ясно, что политика, проводимая государством влияет и на экономическую ситуацию в стране…

Направления исследований и объяснения человеческой агрессии

§1. Факторы, влияющие на агрессию во взглядах А. Адлера

поведение невротический ревность агрессия Большой интерес для понимания происхождения человеческой агрессии имеет работа А. Адлера «Понять природу человека», в которой он выделяет факторы, способные вызывать агрессию и насилие…

Особенности общения в городе

2. Факторы, влияющие на формирование современной речи

Современная речь отражает неустойчивое культурно-языковое состояние общества, балансирующее на грани литературного языка и жаргона. В разные периоды развития общества разным был и язык. В 20-30-е гг…

Перспективы демографического развития России

1.3 Факторы, влияющие на демографическую ситуацию

Существует несколько основных факторов, оказывающих влияние на демографическую ситуацию. 1) Фактор политики государства. Абсолютно ясно, что политика, проводимая государством влияет и на экономическую ситуацию в стране…

Политический пиар в современной России

2.1 Факторы, влияющие на общественное мнение

Правильное общение с целевой аудиторией, выявление истинного мнения — генератор коммерческого успеха любой фирмы и компании…

Репродуктивная мотивация женщин в условиях трансформации семьи и брака

1.4 Факторы, влияющие на репродуктивные ориентации молодежи

Современная молодежь развивается и формируется личностно уже в несколько других условиях, чем те которые были характерны для молодежи 90-х годов. Острые фазы кризиса в государстве прошли…

Роль прогноза занятости в регулировании рынка труда

3.1 Факторы, влияющие на развитие рынка труда

Важнейшими факторами, которые окажут влияние на динамику развития рынка труда и его структуру применительно к Нижневартовску…

Современные проблемы демографического развития РФ

1.3 Факторы, влияющие на демографические показатели

Существует несколько основных факторов, оказывающих влияние на демографическую ситуацию: 1) Фактор политики государства. Безусловно понятно, что политика, проводимая государством, влияет и на экономическую обстановку в стране…

Современные реалии социальной работы с бомжами в различных регионах

Проблемы социальной реабилитации лиц «бомж» — бывших заключенных

Среди «бомжей» значительную часть составляют бывшие заключенные, поэтому одним из направлений социальной работы с данной категорией населения является реабилитационная деятельность…

Социальная адаптация лиц, освободившихся из мест лишения свободы

1.1 Общее понятие социальной адаптации и определения понятия социальной адаптации бывших заключенных

Термин «адаптация» происходит от латинского слова adaptatio — приспособление. Он пришел в гуманитарные науки из естествознания, где понимался как «процесс приспособления строения и функций организмов (особей, популяций, видов)…

Социальная адаптация лиц, освободившихся из мест лишения свободы

2. Адаптационные проблемы бывших заключенных, способы и факторы, оказывающие успешное влияние на их социальную адаптацию

Социальная и профессиональная адаптация молодых чиновников

2.1 Условия и факторы социальной и профессиональной адаптации молодых чиновников

Факторы адаптации — это условия, влияющие на течение, сроки, темпы и результаты данного процесса. Факторы, способствующие успешной социальной и профессиональной адаптации молодых чиновников, можно, прежде всего…

Социально-психологические аспекты семейной жизни моряков-подводников

1.2 Факторы, влияющие на удовлетворенность браком

В психологии под удовлетворённостью браком понимают субъективную оценку каждым из супругов характера их взаимоотношений. По определению удовлетворенности браком А.В. Шавлова «супружеская удовлетворенность браком есть не что иное…

Социально-экономические проблемы современной России

1.2 Факторы, влияющие на уровень бедности

В 2009 г. доля бедных в России составляла 16%, малообеспеченных — 56%, благополучных слоев населения — 28%. [13.27] Малообеспеченность в России в настоящее время в большой степени, зависит от таких характеристик как тип населенного пункта, возраст…

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ УЧАЩИХСЯ — СЕЛЬСКИХ МИГРАНТОВ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ САХА — ЯКУТИЯ) | Томаска

1. Баишева С. М., Донской Р. И., Константинова Т. Н., Сосин П. В., Тобуков П. З., Томаска А. Г. Этносоциальная адаптация коренных малочисленных народов Севера Респуб­лики Саха (Якутия). Новосибирск: Наука, 2012. 363 с.

2. Винокурова Л. И., Филиппова В. В. Социальный портрет мигрантов в пост-советской Якутии // V Диковские чтения: мат-лы науч.-практ. конф., посвящ. 80-летию Первой Колымской экспедиции и 55-летию образования Магаданской области. Магадан, 18-20 марта 2008 г. Магадан: Кордис, 2008. C. 168-170.

3. Журавлева С. И. Социокультурная адаптация: проблемы структурирования и классификации [Электронный ресурс] // URL: http://www.superinf.ru/view_helpstud.php?id=1877 (дата обращения: 11.12.2014).

4. Итоги Всероссийской переписи населения 2010. Т. 4.

5. Корель Л. В. Социология адаптаций: вопросы теории, методологии и методики. Новосибирск: Наука, 2005. 424 с.

6. Кузнецов П. С. Социологическая теория социальной адаптации: дис. … д. соц. н.: 22.00.04. Саратов. 2000. 335 с.

7. Культура Арктики / общ. ред. У. А. Винокуровой. Том. Вып. 1. Сер. «Культура Арктики». Якутск: Изд-во Северо-Вост. Федер. ун-та, 2014. 344 с.

8. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. Социс, 1992. № 4. С. 91.

9. Население коренных малочисленных народов Российской Федерации по территориям преимущественного проживания и источникам средств к существованию [Электронный ресурс] // URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (дата обращения: 29.11.2014).

10. Попова А. Г. Современное состояние семьи коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия). Научный отчет. Якутск, 2003. 106 с.

11. Роббек В. А. Устойчивое развитие народов Севера России: фундаментальные и прикладные исследования: сб. науч. ст. Новосибирск: Наука, 2011. 662 с.

12. Российская социологическая энциклопедия / под общ. ред. Г. В. Осипова. М.: Издат. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. 672 с.

13. Социально-демографическая характеристика населения районов проживания коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия) по итогам Всероссийской переписи населения 2002 года. Якутск: Территор. орган ФСГС по Республике Саха (Якутия), 2007. 94 с.

14. Урбанизация и малочисленные народы Севера Республики Саха (Якутия). Колл. моногр.: отв. ред. Донской Р. И. Якутск: ИПМНС СО РАН, 2001. 86 с.

15. Чукреев П. А. Социальная эксклюзия: теоретические и прикладные аспекты исследования / Вестник Бурятского государственного университета. 2010. № 6. С. 172-177.

Личностные факторы социально-психологической адаптации студентов-сирот

1. Авдеенко, А. С. Психологическая адаптация студентов вуза / А. С. Авдеенко // Вестник Совета молодых учёных и специалистов Челябинской области. — 2016. — № 10. — С. 116-118.
2. Алексеевский, А. А. Методологические основы изучения проблем социальной адаптации / А. А. Алексеевский // Теория и практика общественного развития. — 2015. — № 6. — С. 49-52.
3. Антипова, Л. А. Педагогические условия адаптации студентов на начальном этапе обучения в вузе: автореферат дис. … канд. пед. наук : 13.00.01 / Антипова Людмила Александровна. — Сочи, 2009. — 29 с.
4. Анфиногенова, О. И. Особенности адаптации студентов-первокурсников к условиям обучения в университете / О. И. Анфиногенова // Новые исследования. — 2017. — № 2. — С. 83-86.
5. Байдакова, А. М. О некоторых аспектах социально-психологической адаптации студентов-сирот / А. М. Байдакова, Т. В. Суняйкина // Концепт. — 2017. — №S2. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/o-nekotoryh- aspektah-sotsialno-psihologicheskoy-adaptatsii-studentov-sirot (дата обращения:
23.04.2018) .
6. Беликова, Р. М. Проблема адаптации студентов к обучению в вузе / Р. М. Беликова, О. И. Пятунина // Ученые записки Забайкальского государственного университета. Серия: Естественные науки. — 2016. — № 4. — С. 12-15.
7. Березин, Ф. Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека / Ф. Б. Березин. — Ленинград: ЛГУ, 1988. — 256 с.
8. Бокова, О. С. Основные технологические подходы к решению проблемы профилактики социально-психологической дезадаптации студентов- сирот / О. С. Бокова, А. А. Чебулин // Гуманизация образования. — 2014. — №5. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/osnovnye-tehnologicheskie-
podhody-k-resheniyu-problemy-profilaktiki-sotsialno-psihologicheskoy- dezadaptatsii-studentov-sirot (дата обращения: 17.03.2018).
9. Браун, Т. П. Адаптация студентов к обучению в вузе в условиях оптимизации образовательной среды: автореф. дис. … канд. педаг. наук :
13.0. 08 / Браун Татьяна Петровна. — Санкт-Петербург, 2013. — 28 с.
10. Буховцева, О. В. Оптимизация процесса адаптации студентов I курса /
0. В. Буховцева // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. — 2016. — № 10. — С. 96-99.
11. Верещагин, В. Ю. Философские проблемы теории адаптации человека: науч. изд. / В. Ю. Верещагин. — Владивосток, 2011. — 125 с.
12. Виноградова, А. А. Адаптация студентов младших курсов к обучению в вузе / А. А. Виноградова // Образование и наука. — 2017. — № 5. — С. 44-47.
13. Власова, Т. А. Социально-психологическая адаптация студентов младших курсов к условиям обучения в вузе / Т. А. Власова // Высшее образование в России. — 2017. — № 3. — С. 36-38.
14. Волкова, Н. И. Социализация детей-сирот в учреждениях профессионального образования / Н. И. Волкова // Ярославский педагогический вестник. — 2012. — №1. — Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/sotsializatsiya-detey-sirot-v-uchrezhdeniyah- professionalnogo-obrazovaniya (дата обращения: 14.04.2018).
15. Вызулина, К. С. Личностные детерминанты социально¬психологической адаптации личности: теоретико-методологические основы исследования / К. С. Вызулина, Б. А. Ясько // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. 3: Педагогика и психология. — 2015. — №
1. — С. 33-37.
16. Георгиевский, А. Б. Эволюция адаптации (историко¬методологическое исследование): науч. изд. / А. Б. Гергиевский. — Москва : Наука, 2012. — 80 с.
17. Голубева, Н. М. Факторы адаптации студентов к образовательной среде вуза / Н. М. Голубева, А. А. Голованова // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Акмеология образования. Психология
развития. — 2014. -№ 11. — С. 70-73. — Режим доступа:
https://cyberleninka.m/article/n/faktory-adaptatsii-studentov-k-obrazovatelnoy-srede- vuza (дата обращения: 14.04.2018).
18. Гречкина, Л. Ю. Изучение процесса адаптации студентов вуза / Л. Ю. Гречкина // Вестник Бурятского государственного университета. — 2017. — № 2. — С. 27-29. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/izuchenie-protsessa- adaptatsii-studentov-vuza (дата обращения: 10.05.2018).
19. Дикая, Л. Г. Адаптация: методологические проблемы и основные направления исследований / Л. Г. Дикая // Психология адаптации и социальная среда: современные подходы, проблемы, перспективы / отв. ред. Л.Г. Дикая,
А.Л. Журавлев. — Москва : Институт психологии РАН, 2016. — 238 с.
20. Елгина, Л. С. Социальная адаптация студентов в вузе / Л. С. Елгина // Вестник Бурятского государственного университета. — 2016. — № 12. — С. 53-56.
21. Ермакова, Л. В. Социально-психологические проблемы студентов из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей / Л. В. Ермакова // Молодёжь и наука: сборник материалов VII Всероссийской научно¬технической конференции студентов, аспирантов и молодых учёных, посвященной 50-летию первого полета человека в космос. — Красноярск: Сибирский федеральный ун-т, 2011. — Режим доступа: http://conf.sfu- kras.ru/sites/mn2011/section10.html. (дата обращения: 16.02.2018).
22. Жилина, Л. А. Модель социально-педагогического сопровождения студентов-сирот в условиях вуза / Л.А. Жилина // Известия РЕПУ им. А.И. Еерцена. — 2008. — №54. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/model- sotsialno-pedagogicheskogo-soprovozhdeniya-studentov-sirot-v-usloviyah-vuza (дата обращения: 21.05.2018).
23. Заморуева, В. В. Сравнение психологических особенностей адаптации
студентов-сирот начального этапа обучения с адаптационным потенциалом студентов воспитанников семей / В. В. Заморуева // Психологическая наука и образование. — 2014. — №1. — Режим доступа:
http://psyedu.ru/journal/2014/2/Zamorueva.phtml (дата обращения: 11.04.2018).
24. Земцова, Е. М. Адаптация студентов младших курсов к вузу как основа будущей конкурентоспособности специалиста / Е. М. Земцова // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия:
Образование. Педагогические науки. — 2016. — № 10. — С. 50-53.
25. Извольская, А. А. Адаптация студентов первого курса к образовательному процессу педагогического вуза как фактор повышения их академической успешности: автореферат дис. … канд. педаг. наук : 13.00.01 / Извольская Алена Александровна. — Тула, 2012. — 30 с.
26. Исмиянов, В. А. Социальная адаптация студентов-сирот на основе применения модельных характеристик их физического, психологического и социального здоровья / В. А. Исмиянов // Вестник КЕПУ им. В.П. Астафьева. —
2015. — №4 (34). — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/sotsialnaya- adaptatsiya- studentov-sirot-na-osnove-primeneniya-modelnyh-harakteristik-ih- fizicheskogo-psihologicheskogo-i-sotsialnogo (дата обращения: 19.04.2018).
27. Карданов, Р. Ш. Методологические основы изучения проблем социальной адаптации / Р. Ш. Карданов // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер.1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. — 2015. — № 5. — С. 11-14.
28. Микелевич, Е. Б. Особенности социализации студентов-сирот в образовательном пространстве университета / Е. Б. Микелевич // Вестник Полесского государственного университета. Серия общественных и гуманитарных наук. — 2012. — №2. — Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-sotsializatsii-studentov-sirot-v- obrazovatelnom-prostranstve-universiteta (дата обращения: 11.04.2018).
29. Конева, О. Б. Социально-психологические аспекты дезадаптации
личности / О. Б. Конева // Вестник Челябинского государственного университета. — 2012. — № 19. — С. 75-79. — Режим доступа:
http://cyberleninka.ru/article/n/ (дата обращения: 22.04.2018).
30. Кузнецов, П. С. Адаптация как функция развития личности: науч. изд.
/ П. С. Кузнецов. — Саратов, 2011. — 225 с.
31. Ларионова, С. А. Социально-психологическая адаптация личности: теоретическая модель и диагностика: науч. изд. / С. А. Ларионова. — Белгород,2012. — 200с.
32. Лилиенталь, И. Е. Адаптация студентов к процессу обучения в Северо-Кавказском федеральном университете / И. Е. Лилиенталь // Известия Волгоградского государственного технического университета. — 2014. — № 12. -С. 256-259. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/adaptatsiya-
studentov-k-protsessu-obucheniya-v-severo-kavkazskom-federalnom-universitete (дата обращения: 18.05.2018).
33. Ляхова, М. А. Психолого-педагогическая поддержка студентов-сирот в условиях вуза / М. А. Ляхова // Вестник КРАУНЦ. Еуманитарные науки. —
2013. — №1 (21). — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologo- pedagogicheskaya-podderzhka-studentov-sirot-v-usloviyah-vuza (дата обращения:04.05.2018) .
34. Медведев, В. И. Адаптация человека: науч. изд. / В. И. Медведев. — Санкт-Петербург: Ин-т мозга человека РАН, 2013. — 584 с.
35. Микелевич, Е. Б. Особенности социализации студентов-сирот в образовательном пространстве университета / Е. Б. Микелевич // Вестник Полесского государственного университета. Серия общественных и гуманитарных наук. — 2012. — №2. — Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-sotsializatsii-studentov-sirot-v- obrazovatelnom-prostranstve-universiteta (дата обращения: 01.02.2018).
36. Мороденко, Е. В. Социально-психологическая адаптация и дезадаптация в процессе социализации личности / Е. В. Мороденко // Вестник Томского государственного педагогического университета. — 2014. — № 6. — С. 117-120.
37. Налчаджан, A. A. Социально-психологическая адаптация личности (формы и стратегии): науч. изд. / А. А. Налчаджан. — Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1988. — 198 с.
38. Новоженина, В. С. Проблема психической и социально¬психологической адаптации у студентов первого курса Южно-Уральского государственного медицинского университета / В. С. Новоженина // Вестник Совета молодых учёных и специалистов Челябинской области. — 2014. — № 12. — С. 390-393. -Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/problema- psihicheskoy-i-sotsialno-psihologicheskoy-adaptatsii-u-studentov-pervogo-kursa- yuzhno-uralskogo-gosudarstvennogo (дата обращения: 13.04.2018).
39. Нотова, С. В. Комплексный подход к определению уровня адаптации
к условиям университета у студентов разных социальных групп / С. В. Нотова, Н. О. Давыдова, И. И. Черемушникова // Журнал медико-биологических исследований. — 2014. — №2. — Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/kompleksnyy-podhod-k-opredeleniyu-urovnya- adaptatsii-k-usloviyam-universiteta-u-studentov-raznyh-sotsialnyh-grupp (дата обращения: 22.05.2018).
40. Овсяник, О. А. Социально-психологические особенности адаптации личности / О. А. Овсяник // Современные исследования социальных проблем. — 2013. — № 4. — С. 13-16. — Режим доступа: http://cyberleninka.ru/artide/ (дата обращения: 16.04.2018).
41. Огарева, Е. И. Адаптация студентов к условиям обучения в вузе в связи с их ценностными ориентациями: автореф. дис. … канд. психол. наук :19.0. 13 / Е. И. Огарева. — Санкт-Петербург, 2014. — 27 с.
42. Одногулова, И. Л. Социально-педагогическая поддержка студентов- сирот в условиях профессиональной подготовки в вузе: автореф. дис. … канд. пед. наук: 13.00.01 / Одногулова Ирина Леонидовна. — Ставрополь, 2008. — 28 с.
43. Пономарев, А. В. Адаптация студентов первого курса к системе высшего профессионального образования: от теории к практике / А. В. Пономарев, Е. В. Осипчукова // Образование и наука. — 2017. — № 4. — С. 236¬238.
44. Поршнева, Ю. В. Проблема адаптации в разрезе фундаментальных наук / Ю. В. Поршнева // Обучение и воспитание: методики и практика. — 2015.- № 20. — С. 50-53.
45. Раевская, Е. А. Особенности динамики процесса адаптации студентов- первокурсников в университете: первая сессия / Е. А. Раевская // Непрерывное образование: XXI век. — 2016. — № 12. — С. 75-78.
46. Раимжанов, С. С. Адаптированность студентов 1-го курса к учебной группе и к учебной деятельности / С. С. Раимжанов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Наука и социум». — 2017. —
С. 126-129. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/adaptirovannost- studentov-1 -go-kursa-k-uchebnoy-gruppe-i-k-uchebnoy-deyatelnosti (дата обращения: 12.04.2018).
47. Реан, А. А. Психология адаптации личности. Анализ. Теория. Практика: учебник / А. А. Реан, А. Р. Кудашев, А. А. Баранов. — Санкт-Петербург: Прайм-ЕВРО-Знак, 2012. — 216 с.
48. Рогалева, Е. И. Адаптация первокурсников в вузовском образовательном пространстве / Е. И. Рогалева // Вестник Бурятского государственного университета. — 2017. — № 2. — С. 80-83.
49. Рогозян, А. Б. Свойства социальной адаптивности в структуре индивидуального стиля стресс-устойчивости личности / А. Б. Рогозян // Вестник Адыгейского государственного университета. — 2014. — №. 1. — С. 234¬244.
50. Роменский, Д. С. Изучение динамики социальной адаптации студентов в вузе / Д. С. Роменский // Концепт. — 2013. — № 6. — С. 312-315 Естественно-научные, психологические и философские аспекты адаптации человека / М. В. Ростовцева, А. А. Машанов // Вестник Красноярского государственного аграрного университета. — 2013. — № 6. — С. 247-254.
52. Сальников, В. А. Адаптация студентов к образовательной деятельности / В. А. Сальников, О. В. Топоркова // Омский научный вестник. — 2017. — № 3. -С. 69-73.
53. Сафин, Ф. М. К вопросу о социально-психологической адаптации студентов к условиям учебной работы в вузе / Ф. М. Сафин // Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины им. Н.Э. Баумана. — 2016. — № 11. — С. 94-97.
54. Седин, В. И. Адаптация студента к обучению в вузе: психологические аспекты / В. И. Седин, Е. В. Леонова // Высшее образование в России. — 2016. — № 8. — С. 22-25.
55. Стафеева, Ю. В. Педагогическая поддержка адаптации студентов младших курсов к условиям обучения в вузе: автореферат дис. … канд. педаг. наук : 13.00.01 / Стафеева Юлия Валерьевна. -Петропавловск-Камчатский,
2015. — 27 с.
56. Тюрина, Н. В. Понятие адаптации в современной психологии / Н. В. Тюрина // Вестник Астраханского государственного технического университета. — 2016. — № 1. — С. 89-93. — Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/ (дата обращения: 14.01.2018).
57. Фатеева, Н. М. Изучение адаптации студентов к обучению в вузе / Н. М. Фатеева, Л. Н. Альберт // Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке. — 2015. — № 7. — С. 30-33.
58. Финогенко, Е. И. Индивидуально-типологические аспекты учебной адаптации студентов / Е. И. Финогенко // Вестник Иркутского государственного технического университета. — 2017. — № 2. — С. 46-49.
59. Хорев, И. М. Социальная адаптация студентов вузов как актуальная психолого-педагогическая проблема / И. М. Хорев // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. — 2016. — № 12. — С. 67-69.
60. Шустова, Н. Е. Социальная адаптация человека / Н. Е. Шустова. — Балашов, 2012. — 160 с.
61. Юркевич, Е. П. Теория социальной адаптации в истории социологических учений / Е. П. Юркевич // Актуальные вопросы современной науки. — 2014. — № 8. — С. 50-52.
62. Яковлева, М. В. Педагогические основы адаптации первокурсников к обучению в вузе: автореф. дне. … канд. педаг. наук : 13.00.01 / Яковлева Марина Валерьевна. — Улан-Удэ, 2015. — 29с.
63. Яцун, С. М. Некоторые аспекты процесса адаптации первокурсников в
образовательной среде КГУ / С. М. Яцун, И. А. Соколова, Е. Ю. Алферова // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. -2014. — № 12. — С. 172-174. Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-aspekty-protsessa-adaptatsii- pervokursnikov-v-obrazovatelnoy-srede-kgu (дата обращения: 12.02.2018).

Купить

(PDF) Факторы и барьеры социальной адаптации вынужденных мигрантов

ȼȱɋɇɂɄɇɌɍɍ©Ʉɉȱªɉɨɥɿɬɨɥɨɝɿɹɋɨɰɿɨɥɨɝɿɹɉɪɚɜɨȼɢɩɭɫɤ



ɧɟɟɧɟɠɟɥɢɜ ɭɪɛɚɧɢɡɢɪɨɜɚɧɧɨɣª> ɫ @9 ɱɬɨ ɩɨ ɦɧɟɧɢɸɫɨɰɢɨɥɨɝɨɜɦɨɠɟɬɛɵɬɶ ɫɜɹɡɚɧɨ ɫ

ɛɨɥɟɟɜɵɫɨɤɢɦɭɪɨɜɧɟɦɧɟɬɟɪɩɢɦɨɫɬɢɫɟɥɶɫɤɨɝɨɧɚɫɟɥɟɧɢɹɩɨ ɨɬɧɨɲɟɧɢɸ ɤ ©ɱɭɠɚɤɚɦª10ɚɬɚɤɠɟ

ɫɬɨɣɫɢɬɭɚɰɢɟɣɱɬɨɜɝɨɪɨɞɟɭɦɢɝɪɚɧɬɨɜɛɨɥɶɲɟɜɨɡɦɨɠɧɨɫɬɟɣɞɥɹɩɨɢɫɤɚɪɚɛɨɬɵɢ©ɨɛɪɟɬɟɧɢɹ

ɫɜɨɟɝɨɦɟɫɬɚɜɧɨɜɨɦɨɤɪɭɠɟɧɢɢª>ɫ@

 ɋɨɰɢɚɥɶɧɨɞɟɦɨɝɪɚɮɢɱɟɫɤɢɟ ɯɚɪɚɤɬɟɪɢɫɬɢɤɢ ɬɚɤɢɟ ɤɚɤ ɜɨɡɪɚɫɬ ɩɨɥ ɨɛɪɚɡɨɜɚɧɢɟ

ɧɚɥɢɱɢɟɨɬɫɭɬɫɬɜɢɟ ɫɟɦɶɢ ɨɤɚɡɵɜɚɸɬ ɡɧɚɱɢɬɟɥɶɧɨɟ ɜɥɢɹɧɢɟ ɧɚ ɩɪɨɰɟɫɫ ɫɨɰɢɚɥɶɧɨɣ ɚɞɚɩɬɚɰɢɢ

ɢɧɬɟɝɪɚɰɢɢ ɜɵɧɭɠɞɟɧɧɵɯ ɦɢɝɪɚɧɬɨɜ Ȼɨɥɟɟ ɛɵɫɬɪɨɣ ɚɞɚɩɬɚɰɢɢ ɫɩɨɫɨɛɫɬɜɭɸɬ ɫɪɟɞɧɟɦɨɥɨɞɨɣ

ɜɨɡɪɚɫɬ ɩɨɠɢɥɵɦ ɝɨɪɚɡɞɨ ɬɪɭɞɧɟɟ ɩɪɢɫɩɨɫɨɛɢɬɶɫɹ ɤ ɧɨɜɵɦ ɭɫɥɨɜɢɹɦ ɠɢɡɧɢ > ɫ @ ɧɚɥɢ

ɱɢɟ ɫɪɟɞɧɟɫɩɟɰɢɚɥɶɧɨɝɨ ɢɥɢ ɜɵɫɲɟɝɨɨɛɪɚɡɨɜɚɧɢɹ ɱɬɨ ɫɜɹɡɚɧɨ ɫ ɧɚɥɢɱɢɟɦ ɩɪɨɮɟɫɫɢɨɧɚɥɶɧɵɯ

ɧɚɜɵɤɨɜɩɨɡɜɨɥɹɸɳɢɯɧɚɣɬɢɪɚɛɨɬɭɧɚɧɨɜɨɦɦɟɫɬɟɠɢɬɟɥɶɫɬɜɚɢɤɚɤɫɥɟɞɫɬɜɢɟɢɧɬɟɝɪɢɪɨɜɚɬɶɫɹ

ɜɩɪɢɧɢɦɚɸɳɟɟɫɨɨɛɳɟɫɬɜɨ>ɫ@ɧɚɥɢɱɢɟɫɟɦɶɢɩɨɞɞɟɪɠɢɜɚɸɳɟɣɢɫɬɢɦɭɥɢɪɭɸɳɟɣɩɨɢɫɤ

ɜɚɪɢɚɧɬɨɜɫɨɰɢɚɥɶɧɨɷɤɨɧɨɦɢɱɟɫɤɨɣɢɧɬɟɝɪɚɰɢɢ>@Ɇɭɠɱɢɧɵɛɵɫɬɪɟɟɚɞɚɩɬɢɪɭɸɬɫɹɚɠɟɧɳɢɧɵ

ɞɨɥɶɲɟɩɟɪɟɠɢɜɚɸɬɩɪɢɜɹɡɚɧɧɨɫɬɶɤɩɪɟɠɧɟɦɭɦɟɫɬɭ ɠɢɬɟɥɶɫɬɜɚɱɬɨɦɟɲɚɟɬ ɢɦ ɩɫɢɯɨɥɨɝɢɱɟɫɤɢ

ɧɚɫɬɪɨɢɬɶɫɹɧɚɧɟɨɛɯɨɞɢɦɨɫɬɶɩɪɢɫɩɨɫɨɛɥɟɧɢɹɤɧɨɜɵɦɭɫɥɨɜɢɹɦɠɢɡɧɢ11 >@

ɋɩɨɫɨɛɫɬɜɭɸɬɫɨɰɢɚɥɶɧɨɣɚɞɚɩɬɚɰɢɢɦɟɠɝɪɭɩɩɨɜɵɟɢɥɢɫɦɟɲɚɧɧɵɟɛɪɚɤɢɦɟɠɞɭɩɪɟɞɫɬɚɜɢ

ɬɟɥɹɦɢɩɪɢɧɢɦɚɸɳɟɝɨɨɛɳɟɫɬɜɚɢɦɢɝɪɚɧɬɚɦɢɱɬɨɜɫɜɨɸɨɱɟɪɟɞɶɜɥɢɹɟɬɧɚɪɚɡɜɢɬɢɟɢɯɱɭɜɫɬɜɚ

ɩɪɢɧɚɞɥɟɠɧɨɫɬɢ ɩɪɢɧɢɦɚɸɳɟɦɭ ɨɛɳɟɫɬɜɭ ɇɟɝɚɬɢɜɧɨ ɜɥɢɹɟɬ ɧɚ ɩɪɨɰɟɫɫ ɫɨɰɢɚɥɶɧɨɣ ɚɞɚɩɬɚɰɢɢ

ɦɢɝɪɚɧɬɨɜ ©ɪɚɡɨɪɜɚɧɧɨɫɬɶ ɫɟɦɶɢª ɱɚɫɬɶ ɛɥɢɡɤɢɯ ɪɨɞɫɬɜɟɧɧɢɤɨɜ ɨɫɬɚɥɚɫɶ ɧɚ ɩɪɟɞɵɞɭɳɟɦɦɟɫɬɟ

ɠɢɬɟɥɶɫɬɜɟɱɚɫɬɶɦɢɝɪɢɪɨɜɚɥɚɋɟɦɶɹɛɭɞɟɬɫɬɪɟɦɢɬɶɫɹɤɜɨɫɫɨɟɞɢɧɟɧɢɸɢɟɫɬɶɜɟɪɨɹɬɧɨɫɬɶɱɬɨ

ɷɬɨɩɪɨɢɡɨɣɞɟɬɧɚɪɨɞɢɧɟɦɢɝɪɚɧɬɨɜɌɨɟɫɬɶɮɚɤɬɪɚɡɨɪɜɚɧɧɨɫɬɢɫɟɦɶɢɦɨɠɟɬɧɚɫɬɪɚɢɜɚɬɶɦɢɝɪɚɧ

ɬɨɜɧɚɜɨɡɜɪɚɳɟɧɢɟɞɨɦɨɣɢɧɟɛɭɞɟɬɫɬɢɦɭɥɢɪɨɜɚɬɶɚɞɚɩɬɢɰɢɨɧɧɭɸɚɤɬɢɜɧɨɫɬɶ

  Ⱦɨɛɪɨɜɨɥɶɧɵɣɜɵɛɨɪɧɨɜɨɝɨɦɟɫɬɚɠɢɬɟɥɶɫɬɜɚɱɬɨɨɬɱɚɫɬɢɜɨɡɦɨɠɧɨɞɚɠɟɜɫɥɭɱɚɟɜɵɧɭ

ɠɞɟɧɧɨɣɦɢɝɪɚɰɢɢɩɨɫɤɨɥɶɤɭɜɫɟɝɞɚɨɫɬɚɟɬɫɹɜɨɡɦɨɠɧɨɫɬɶ ɨɤɚɡɚɬɶɩɪɟɞɩɨɱɬɟɧɢɟɤɨɧɤɪɟɬɧɨɦɭ ɜɟɤɬɨɪɭ

ɩɟɪɟɦɟɳɟɧɢɹ ± ɨɩɪɟɞɟɥɟɧɧɨɦɭ ɪɟɝɢɨɧɭɫɬɪɚɧɟ >@ ȿɫɥɢ ɦɢɝɪɚɧɬ ɩɟɪɟɟɡɠɚɟɬ ɜ ɝɨɪɨɞɫɟɥɨ ɤɨɬɨɪɨɦɭ

ɜɫɟɝɞɚɫɢɦɩɚɬɢɡɢɪɨɜɚɥ ɜ ɤɨɬɨɪɨɦɛɵɜɚɥ ɩɪɟɠɞɟ ɢɦɨɠɟɬɜ ɧɟɦ ɨɪɢɟɧɬɢɪɨɜɚɬɶɫɹɬɨ ɟɦɭ ɛɭɞɟɬɥɟɝɱɟ

ɩɪɢɜɵɤɧɭɬɶɤɧɨɜɨɦɭɦɟɫɬɭɩɪɨɠɢɜɚɧɢɹ

ɉɪɨɚɧɚɥɢɡɢɪɭɟɦ ɫɨɞɟɪɠɚɧɢɟ ɧɚɢɛɨɥɟɟ ɱɚɫɬɨ ɪɚɫɫɦɚɬɪɢɜɚɟɦɵɯ ɜ ɫɩɟɰɢɚɥɶɧɨɣ ɥɢɬɟɪɚɬɭɪɟ

ɫɨɰɢɚɥɶɧɵɯɛɚɪɶɟɪɨɜɢɥɢɢɧɝɢɛɢɬɨɪɨɜɚɞɚɩɬɚɰɢɢɢɧɬɟɝɪɚɰɢɢɦɢɝɪɚɧɬɨɜɫɞɟɪɠɢɜɚɸɳɢɯɟɟɪɚɡɜɢɬɢɟ

ɇɚɥɢɱɢɟ©ɤɭɥɶɬɭɪɧɨɝɨɤɨɧɮɥɢɤɬɚªɦɟɠɞɭɩɨɞɚɸɳɢɦɢɩɪɢɧɢɦɚɸɳɢɦɨɛɳɟɫɬɜɚɦɢɤɨɬɨɪɵɣ

ɩɨɦɧɟɧɢɸ Ⱦ Ɇɚɧɱɢɧɢ ɩɪɨɹɜɥɹɟɬɫɹɜ ɜɵɫɨɤɨɣ ɫɬɟɩɟɧɢɪɚɡɥɢɱɢɣ ɜ ɢɯ ɮɨɪɦɚɯ ɤɭɥɶɬɭɪɵɹɡɵɤ ɪɟɥɢ

ɝɢɹɢɫɬɨɪɢɱɟɫɤɨɟɩɪɨɲɥɨɟɱɬɨɧɟɢɡɛɟɠɧɨɛɭɞɟɬɬɨɪɦɨɡɢɬɶɩɪɨɰɟɫɫɚɞɚɩɬɚɰɢɢɜɵɧɭɠɞɟɧɧɵɯɦɢɝɪɚɧ

ɬɨɜ >@ ɇɚɢɛɨɥɟɟ ɫɟɪɶɟɡɧɵɦ ɩɪɟɩɹɬɫɬɜɢɟɦ ɧɚ ɩɭɬɢ ɫɨɰɢɚɥɶɧɨɣ ɚɞɚɩɬɚɰɢɢ ɜɵɧɭɠɞɟɧɧɵɯ ɦɢɝɪɚɧɬɨɜ

ɹɜɥɹɟɬɫɹɧɟɡɧɚɧɢɟɹɡɵɤɚɩɪɢɧɢɦɚɸɳɟɝɨɨɛɳɟɫɬɜɚ>@ɱɬɨɦɨɠɟɬɩɨɜɥɟɱɶɡɚɫɨɛɨɣɬɪɭɞɧɨɫɬɢɜɫɮɟɪɟ

ɬɪɭɞɨɭɫɬɪɨɣɫɬɜɚ ɛɵɬɚ ɢ ɩɨɜɫɟɞɧɟɜɧɨɝɨ ɤɨɦɦɭɧɢɰɢɪɨɜɚɧɢɹ Ⱥ Ƚɚɦɛɟɪɝɟɪ $ +DPEHUJHU ɜɵɞɟɥɢɥɚ

ɧɟɫɤɨɥɶɤɨɮɚɤɬɨɪɨɜɜɥɢɹɸɳɢɯɧɚɩɪɨɰɟɫɫɨɜɥɚɞɟɧɢɹɹɡɵɤɨɦɩɪɢɧɢɦɚɸɳɟɝɨɨɛɳɟɫɬɜɚɞɥɢɬɟɥɶɧɨ

ɫɬɶɩɪɟɛɵɜɚɧɢɹɜɧɨɜɨɦɨɛɳɟɫɬɜɟɱɟɦɞɨɥɶɲɟɬɟɦɫɨɜɟɪɲɟɧɧɟɟɨɜɥɚɞɟɧɢɟɹɡɵɤɨɦɨɛɪɚɡɨɜɚɧɢɟ

ɦɢɝɪɚɧɬɨɜɱɟɦɜɵɲɟɬɟɦɛɵɫɬɪɟɟɩɪɨɢɫɯɨɞɢɬɨɛɭɱɟɧɢɟɧɨɜɨɦɭɹɡɵɤɭɜɨɡɪɚɫɬɱɟɦɫɬɚɪɲɟɱɟɥɨɜɟɤ

ɬɟɦɫɥɨɠɧɟɟɟɦɭɜɵɭɱɢɬɶɧɨɜɵɣɹɡɵɤɥɢɧɝɜɢɫɬɢɱɟɫɤɚɹɞɢɫɬɚɧɰɢɹɦɟɠɞɭɹɡɵɤɚɦɢɩɨɞɚɸɳɟɝɨɢɩɪɢ

ɧɢɦɚɸɳɟɝɨɨɛɳɟɫɬɜɟɫɥɢɪɨɞɧɨɣɢɧɨɜɵɣɹɡɵɤɢɩɪɢɧɚɞɥɟɠɚɬɤɪɚɡɥɢɱɧɵɦɹɡɵɤɨɜɵɦɝɪɭɩɩɚɦɫɥɨɠɧɟɟ

ɛɭɞɟɬɨɜɥɚɞɟɬɶɧɨɜɵɦɹɡɵɤɨɦ ɝɟɨɝɪɚɮɢɱɟɫɤɚɹɞɢɫɬɚɧɰɢɹɦɟɠɞɭɧɢɦɢɱɟɦɛɨɥɶɲɟɟɩɪɨɫɬɪɚɧɫɬɜɨ

ɪɚɡɞɟɥɹɟɬ ɪɨɞɧɨɟ ɢ ɜɧɨɜɶ ɨɛɪɟɬɟɧɧɨɟɦɟɫɬɨɠɢɬɟɥɶɫɬɜɚɬɟɦɞɨɥɶɲɟɞɥɢɬɫɹ ɨɛɭɱɟɧɢɟɧɨɜɨɦɭɹɡɵɤɭ

>@ȼɚɠɧɨɟɡɧɚɱɟɧɢɟɢɦɟɟɬɡɧɚɤɨɦɫɬɜɨɫɹɡɵɤɨɦɞɨɩɟɪɟɟɡɞɚɨɞɧɚɤɨɜɫɥɭɱɚɟɜɵɧɭɠɞɟɧɧɨɣɦɢɝɪɚɰɢɢ

ɤɨɬɨɪɚɹɱɚɳɟɜɫɟɝɨɨɤɚɡɵɜɚɟɬɫɹɜɧɟɡɚɩɧɨɣɢɧɟɨɠɢɞɚɧɧɨɣɷɬɨɬɮɚɤɬɨɪɦɨɠɟɬɨɬɫɭɬɫɬɜɨɜɚɬɶ

ɉɪɢɦɟɧɢɬɟɥɶɧɨɤɭɤɪɚɢɧɫɤɨɣ ɫɢɬɭɚɰɢɢ ɦɨɠɧɨɩɪɟɞɩɨɥɨɠɢɬɶɱɬɨ ɜɵɧɭɠɞɟɧɧɵɟ ɦɢɝɪɚɧɬɵ ɢɡ

Ⱦɨɧɛɚɫɫɚɩɟɪɟɫɟɥɢɜɲɢɟɫɹɜɡɚɩɚɞɧɨɭɤɪɚɢɧɫɤɢɟɪɟɝɢɨɧɵɦɨɝɭɬɢɫɩɵɬɚɬɶɨɩɪɟɞɟɥɟɧɧɵɟɬɪɭɞɧɨɫɬɢ

ɜɩɪɨɰɟɫɫɟɫɨɰɢɚɥɶɧɨɣ ɚɞɚɩɬɚɰɢɢ ɩɪɢɱɢɧɨɣ ɤɨɬɨɪɵɯɨɤɚɠɟɬɫɹɫɨɰɢɨɤɭɥɶɬɭɪɧɚɹɹɡɵɤɨɜɚɹɪɟɥɢ

ɝɢɨɡɧɚɹɦɟɧɬɚɥɶɧɚɹɢɫɬɨɪɢɱɟɫɤɚɹɞɢɫɬɚɧɰɢɹɦɟɠɞɭɩɨɞɚɸɳɢɦɢɩɪɢɧɢɦɚɸɳɢɦɨɛɳɟɫɬɜɚɦɢɑɬɨ

ɤɚɫɚɟɬɫɹɹɡɵɤɨɜɨɣɞɢɫɬɚɧɰɢɢɬɨɜɞɚɧɧɨɦɫɥɭɱɚɟɟɟɫɥɟɞɭɟɬɩɪɢɡɧɚɬɶɧɟɡɧɚɱɢɬɟɥɶɧɨɣɩɨɫɤɨɥɶɤɭ

ɜɨɩɟɪɜɵɯɪɭɫɫɤɢɣɢɭɤɪɚɢɧɫɤɢɣɹɡɵɤɢɩɪɢɧɚɞɥɟɠɚɬɤɨɛɳɟɣɜɨɫɬɨɱɧɨɫɥɚɜɹɧɫɤɨɣɹɡɵɤɨɜɨɣɝɪɭɩɩɟ

ɜɨɜɬɨɪɵɯ©ɷɤɫɩɨɡɢɰɢɹ ɹɡɵɤɚªɢɥɢ ɡɧɚɤɨɦɫɬɜɨ ɫɧɢɦ ɩɨɫɪɟɞɫɬɜɨɦɦɚɫɫɦɟɞɢɚɢ ɫɢɫɬɟɦɵ ɨɛɪɚɡɨ

ɜɚɧɢɹɨɫɭɳɟɫɬɜɥɹɥɨɫɶɢɞɨɩɟɪɟɟɡɞɚɜ ɬɟɱɟɧɢɟɞɥɢɬɟɥɶɧɨɝɨɜɪɟɦɟɧɢɝɟɨɝɪɚɮɢɱɟɫɤɨɟɪɚɫɫɬɨɹɧɢɟ

ɦɟɠɞɭȾɨɧɛɚɫɫɨɦɢɡɚɩɚɞɧɨɣɍɤɪɚɢɧɨɣɬɚɤɠɟɧɟɥɶɡɹɧɚɡɜɚɬɶɡɧɚɱɢɬɟɥɶɧɵɦ

9©ȼɧɭɬɪɟɧɧɟɩɟɪɟɦɟɳɟɧɧɵɟɥɢɰɚɩɪɨɠɢɜɚɸɳɢɟɜɧɚɫɟɥɟɧɧɵɯɩɭɧɤɬɚɯɨɛɥɚɫɬɢɜɛɨɥɶɲɟɣɫɬɟɩɟɧɢɯɨɬɹɬɜɟɪɧɭɬɶɫɹɞɨɦɨɣ

ɩɨɫɪɚɜɧɟɧɢɸɫɬɟɦɢɜɧɭɬɪɟɧɧɟɩɟɪɟɦɟɳɟɧɧɵɦɢɥɢɰɚɦɢɤɨɬɨɪɵɟɩɪɨɠɢɜɚɸɬɜɏɚɪɶɤɨɜɟª>@

10©ɋɚɦɵɣ ɜɵɫɨɤɢɣ ɭɪɨɜɟɧɶɦɟɠɷɬɧɢɱɟɫɤɨɣɧɚɩɪɹɠɟɧɧɨɫɬɢ ɧɚɛɥɸɞɚɟɬɫɹɜɫɟɥɶɫɤɨɣ ɦɟɫɬɧɨɫɬɢɚɬɚɤɠɟ ɜ ɧɟɛɨɥɶɲɢɯɝɨɪɨ

ɞɚɯª>ɫ@©ɇɚɥɢɱɢɟɫɬɪɟɦɥɟɧɢɹɤɜɧɭɬɪɢɝɪɭɩɩɨɜɨɣɤɨɧɫɨɥɢɞɚɰɢɢɩɟɪɟɫɟɥɟɧɰɟɜɜɫɟɥɶɫɤɨɣɦɟɫɬɧɨɫɬɢɩɪɢɨɬɫɭɬɫɬɜɢɢ

ɫɬɪɟɦɥɟɧɢɹɤɤɨɧɫɨɥɢɞɚɰɢɢɫɧɨɜɵɦɨɤɪɭɠɟɧɢɟɦɫɜɢɞɟɬɟɥɶɫɬɜɭɟɬɨɛɨɬɱɭɠɞɟɧɧɨɦɢɜɨɩɪɟɞɟɥɟɧɧɨɣɫɬɟɩɟɧɢɢɡɨɥɢɪɨɜɚɧɧɨɦ

ɞɪɭɝɨɬɞɪɭɝɚɫɭɳɟɫɬɜɨɜɚɧɢɢɩɟɪɟɫɟɥɟɧɱɟɫɤɨɣɢɩɪɢɧɢɦɚɸɳɟɣɨɛɳɢɧª>ɫ@

11 ɉɨ ɪɟɡɭɥɶɬɚɬɚɦ ɢɫɫɥɟɞɨɜɚɧɢɹ ȼ Ƚɪɢɰɟɧɤɨ ɠɟɧɳɢɧɵ ɛɨɥɟɟ ɨɫɬɪɨ ɩɟɪɟɠɢɜɚɸɬ ɤɪɢɡɢɫ ɥɢɱɧɨɫɬɧɨɣ ɢ ɫɨɰɢɚɥɶɧɨɣ ɢɞɟɧ

ɬɢɱɧɨɫɬɢɜɭɫɥɨɜɢɹɯɢɡɦɟɧɢɜɲɟɣɫɹɫɨɰɢɚɥɶɧɨɤɭɥɶɬɭɪɧɨɣɪɟɚɥɶɧɨɫɬɢɱɬɨɦɨɠɟɬɦɟɲɚɬɶɢɦɩɫɢɯɨɥɨɝɢɱɟɫɤɢɩɪɢɧɹɬɶɧɨɜɵɣ

ɨɛɪɚɡɠɢɡɧɢ > ɫ @ ɏɨɬɹɫ ɞɪɭɝɨɣ ɫɬɨɪɨɧɵɠɟɧɳɢɧɵ©ɜɛɨɥɶɲɟɣɫɬɟɩɟɧɢ ɧɟɠɟɥɢɦɭɠɱɢɧɵɨɪɢɟɧɬɢɪɭɸɬɫɹ ɧɚ ɫɟɛɹ

ɫɜɨɢɜɧɭɬɪɟɧɧɢɟ ɭɫɬɚɧɨɜɤɢɢ ɫɢɥɵ ɪɭɤɨɜɨɞɫɬɜɭɸɬɫɹɰɟɧɧɨɫɬɹɦɢɫɚɦɨɚɤɬɭɚɥɢɡɚɰɢɢ ɱɬɨɞɨɥɠɧɨɨɤɚɡɵɜɚɬɶɩɨɥɨɠɢɬɟɥɶɧɨɟ

ɜɥɢɹɧɢɟɧɚɷɮɮɟɤɬɢɜɧɨɫɬɶɢɯɚɞɚɩɬɚɰɢɢª>ɫ@ɗɬɢɨɫɨɛɟɧɧɨɫɬɢɫɨɰɢɚɥɶɧɨɣɚɞɚɩɬɚɰɢɢɠɟɧɳɢɧɵɧɟɨɛɯɨɞɢɦɨɢɦɟɬɶ

ɜɜɢɞɭɭɱɢɬɵɜɚɹɬɨɬɮɚɤɬɬɨɠɟɧɳɢɧɵɞɨɦɢɧɢɪɭɸɬɫɪɟɞɢɜɵɧɭɠɞɟɧɧɵɯɦɢɝɪɚɧɬɨɜ>@

Психологические факторы успешной социокультурной адаптации вынужденных мигрантов

Психологические факторы успешной социокультурной адаптации вынужденных мигрантов

— самореализация – самый сложный комплексный фактор, который может включать в себя любой из вышеперечисленный факторов при условии, что реализация тех потребностей, которые они отражают, приобретает для человека ценность [3].

При этом каждый комплексный фактор включает в себя ряд частных факторов (например, экономический фактор включает в себя такие факторы, как заработная плата, приработок, нетрудовые доходы, выплаты, материальные стимулы, доступ к дефициту).

Данная классификация представляет собой попытку реализации системно-комплексного подхода к изучению социально-психологической адаптации. Кроме того, выделенные факторы выступают в тесной связи с системой потребностей человека.

При изучении факторов успешной социально-культурной адаптации вынужденных мигрантов следует учитывать то, что негативное воздействие на процесс адаптации могут оказывать как внешние (политические, экономические, культурные и т.п.) условия, так и индивидуальные, в том числе психологические особенности мигрантов. В связи с этим, нами был проведен психологический тренинг, направленный на формирование такого комплексного качества, как адаптированность — уровень фактического приспособления человека, уровня его социального статуса и самоощущения — удовлетворенности или неудовлетворенности собой и своей жизнью. Как следствие развития адаптированности ожидалось налаживание процесса общения, повышение самооценки, роста результативности деятельности, преодоление личных и профессиональных проблем.

Правильно организованная психологическая помощь вынужденным мигрантам способна смягчить возникающие сложности социокультурной адаптации и осуществлять плавную интеграцию мигрантов в принимающее общество. Для этого психологическая помощь должна быть направлена на активизацию внутренних ресурсов вынужденных мигрантов, овладение эффективными способами самопомощи, преодоление кризисной жизненной ситуации, симптомов посттравматического стресса и возникших в силу жизненных обстоятельств тенденций социального иждивенства и инфантилизма.

Основные психологические проблемы вынужденных мигрантов связаны с кризисом идентичности, снижением толерантности, а как следствие снижение самооценки, уверенности в себе, искаженное восприятие окружающих людей.

Библиографический список:

1.      Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л., 1987.-270 с.

2.      Вынужденные мигранты: интеграция и возвращение / Под ред. В.А.Тишкова. М., 1997. — 308 с.

3.      Кузнецов П.В. Адаптация как функция развития личности. Саратов, 1991. -75с.

4.      Павловец Г.Г. Психологическая адаптация вынужденных мигрантов: Дисс.. докт. психол. наук. СПб.- 1999.

5.      Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно-аналитический бюллетень. №2. М., 2001. — 128 с.

6.      Реан А.А. К проблеме социальной адаптации личности. // Вестник СПбУ. – 1995. – №3. – Серия 6. – С. 74-79.

7.      Свиридов Н.А. Социальная адаптация личности в коллективе // Социологические исследования. – 1990. – №3. – С. 44-51.

Факторы адаптации детей к школе

Страница 2 из 2

 

Школьная адаптация – одна из первых ступенек на пути к успешному обучению и недооценивать ее значение невозможно. Вместе с тем, в работах психологов утверждается, что процесс школьной адаптации как приспособление ребенка к условиям и требованиям школьного обучения в большинстве случаев стихиен: дети сами как-то приспосабливаются друг к другу и к школе [5].

Поступление в школу и начальный период обучения вызывают перестройку всего образа жизни и деятельности ребенка. Наблюдения физиологов, психологов и педагогов показывают, что среди первоклассников есть дети, которые в силу индивидуальных психофизиологических особенностей трудно адаптируются к новым для них условиям, лишь частично справляются (или не справляются вовсе) с режимом работы и учебной программой [4, 5].

Я. Л. Коломинский и Е. А. Панько выделили позитивные и негативные факторы приспособления детей к школе. Исследования показывают, что адекватная оценка ребенком своего положения в школе, изменение вида деятельности, оптимальные методы семейного воспитания, отсутствия конфликтных ситуаций в семье, высокий статус в группе сверстников способствуют успешному привыканию детей к обучению, в то время как функциональная неготовность к школе, неудовлетворенность в общении со взрослыми, низкий уровень образования родителей, негативное отношение педагога и неблагоприятный микроклимат в семье затрудняют процесс адаптации к школе [5].

Психологическая готовность ребенка к школьному обучению – это один из важнейших итогов психического развития в период дошкольного детства [2]. Рассмотренные в отечественной психологии представления о психологической готовности ребенка к школе во многом основываются на сформулированной Л. С. Выготским идее о том, что готовность к школьному обучению заключается не столько в количественном запасе знаний и умений, сколько в уровне развития познавательных процессов. Готовность к школе связывалась им, прежде всего, со способностью обобщать, дифференцировать в соответствующих категориях предметы и явления окружающего мира, устанавливать причинно-следственные связи, делать самостоятельные выводы [3].

Л. И. Божович подчеркивала важность личностной и интеллектуальной готовности к школе. Она считала, что эти аспекты важны как для успешного овладения учебной деятельностью, так и для скорейшей адаптации ребенка к новым условиям; успешность обучения во многом зависит и от уровня мотивационного развития, уровня произвольности поведения и развития интеллектуальной сферы [1].

Таким образом, психологическая готовность ребенка к школьному обучению представляет собой структуру взаимосвязанных элементов: мотивационного (внутренняя позиция школьника), волевого (способность подчинять свои действия правилу), интеллектуального (наличие внутреннего плана действия, сформированность знаковой функции сознания и т. д.). Также следует сказать, что высокие показатели психологической готовности, как правило, обеспечивают успешность адаптации ребенка к школе, однако не гарантируют, что в начальной школе у ребенка не возникнет проблем.

В работах психологов утверждается, что семейные отношения влияют на процесс адаптации первоклассников. Психологи Я. Л. Коломинский и А. А. Панько считают, что для того, чтобы период адаптации к школе прошел относительно легко, очень важно, чтобы взаимоотношения в семье были хорошими, отсутствовали конфликтные ситуации, и к тому же у самого ребенка должен быть благоприятный статус в группе сверстников [4].

В психологических исследованиях особое внимание обращается на необходимость использовать такие формы организации обучения, которые позволяют детям объединяться парами, группами, большими коллективами. В процессе такой совместной деятельности формируются важнейшие качества личности школьника: умение договариваться, распределять обязанности, оценивать долю своего участия в общем труде [2, 6, 7]. Учитывая, что дети мало знакомы, еще не сформировались их взаимоотношения, нужно помочь им познакомиться друг с другом, установить контакт, наладить дружеские отношения. Для этого периода особенно важны совместные игры (настольные, подвижные, ролевые, театрализованные).

В работах Цукерман Г. А., Поливановой К. Н. рассматриваются нормы сотрудничества учителя с детьми. По их мнению, легче работать с 6-7 маленькими группами, чем с 25-30 маленькими учениками. Психологи показали, что эффективной является не индивидуальная работа под руководством чуткого взрослого, а работа в группе совместно работающих детей [7].

Следует отметить, что влияние неблагоприятных социальных и психологических факторов приводит к социально-психологической дезадаптации личности.

Таким образом, для успешной адаптации к школе педагогам и родителям необходимо развивать у детей умение жить в обществе сверстников и взрослых, уметь отзываться на чужие переживания, то есть стать социально и эмоционально компетентными.

Литература

  1.      Божович Л. И. Избранные психологические труды: Проблемы формирования личности. — М.; Воронеж, 1995.
  2.      Введение в школьную жизнь: Учеб.-метод. пособие / З. Л. Шинтарь. – Гродно, 2002.
  3.      Выготский Л. С. История развития высших психических функций. // Л. С. Выготский. Собр. соч.: в 6 т. — Т. 4. — М., 1983.
  4.      Коломинский Я. Л., Панько Е. А. Учителю о психологии детей шестилетнего возраста. – М., 1988.
  5.      Костяк Т. В. Психологическая адаптация к школе. — М.: «Академия», 2008.
  6.      Шкуричева Н. А. Изучение взглядов учителя на проблему адаптации школьников к ученическому коллективу. // Начальная школа. – 2008. -№ 8. — С. 15.
  7.      Цукерман Г. А., Поливанова К. Н. Введение в школьную жизнь: Программа по адаптации детей к школьной жизни. – М., 2010.


Американская адаптация: социальные факторы, влияющие на новые разработки для решения проблемы изменения климата

https://doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2015.09.015Get rights and content

Основные моменты

Факторы колебания влияют на изменение климата приспособление. Они включают в себя характеристики или события в локациях, которые могут привести к действиям или отвлечь их от них.

Ингибиторы , или доступные лицам, принимающим решения, способы осмысления и описания изменения климата замедляют, но не обязательно останавливают изменения.

Ресурсные катализаторы – типы информации и морального обоснования – обеспечивают обоснование и тем самым мотивируют планирование адаптации.

Abstract

Ожидается, что изменение климата и экстремальные погодные явления в Соединенных Штатах станут более частыми и интенсивными. Социальные факторы, заставляющие города адаптироваться к этим воздействиям и/или готовиться к ним, в значительной степени неизвестны. Было проведено 65 качественных интервью с многоотраслевыми лицами, принимающими решения, для оценки факторов, способствующих адаптации, в шести городах США: Тусоне, Аризона; Тампа, Флорида; Роли, Северная Каролина; Бостон, Массачусетс; Портланд, штат Орегон; и Лос-Анджелес, Калифорния.Мы обнаруживаем, что существует три типа факторов, влияющих на адаптацию: (1) колебания — характеристики или события внутри местности, которые могут привести к действию или от него; (2) ингибиторы — доступные лицам, принимающим решения, способы осмысления и описания изменения климата, которые замедляют, но не обязательно останавливают изменения; и (3) ресурсные катализаторы — типы информации и морального обоснования, которые обеспечивают обоснование изменений. Эти факторы часто пересекаются, так что факторы колебаний оказывают влияние только в городах, где политическое принятие изменения климата является определенным.В городах, где общественное восприятие изменения климата медленно меняется, ресурсные катализаторы имеют большее влияние. Это первое качественное исследование адаптации к изменению климата в американских городах.

Ключевые слова

Изменение климата

Адаптация

Город

Социальные факторы

Рекомендованные статьиСсылки на статьи (0)

Просмотр полного текста

Copyright © 2015 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Социально-аффективные и когнитивные предикторы социальной адаптации в уязвимых контекстах

Цитирование: Neely-Prado A, Navarrete G, Huepe D (2019) Социально-аффективные и когнитивные предикторы социальной адаптации в уязвимых контекстах.ПЛОС ОДИН 14(6): е0218236. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0218236

Редактор: Юка Котозаки, Медицинский университет Иватэ, ЯПОНИЯ

Поступила в редакцию: 2 октября 2018 г.; Принято: 30 мая 2019 г.; Опубликовано: 14 июня 2019 г.

Авторское право: © 2019 Neely-Prado et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все файлы данных и сценариев доступны в проекте когнитивных и социально-аффективных-предикторов-социальной-адаптации.R, который также содержит исходную базу данных (https://osf.io/egxy5). /).

Финансирование: Эта работа была поддержана грантами Национальной комиссии научных исследований и технологий (CONICYT/FONDECYT Regular N° 1171035 для Gorka Navarrete и N° 1171200 для David Huepe). (http://www.conicyt.cl) Спонсоры не принимали участия в принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Социальная адаптация определяется как способность идти на компромисс, устанавливать отношения, противостоять и сотрудничать с окружающей средой и другими людьми, приспосабливаясь к нашим психическим и поведенческим процессам [1]. Несмотря на определение, это понятие не часто рассматривалось как самостоятельный феномен (например, [2–4]). В большинстве исследований социальной адаптации не используются шкалы социальной адаптации, которые напрямую измеряют эту способность.Вместо этого они обычно анализируют корреляции между переменными, которые могут иметь значение для социальной адаптации, такими как наличие работы, интеллектуальное функционирование, качество жизни, связанное со здоровьем, среди прочего [2–4]. Хотя некоторые авторы показывают негативное влияние социальной адаптации при психологических и психических расстройствах [5, 6] и у людей, которым пришлось преодолевать проблемы на начальных этапах развития [7–10], насколько нам известно, нет исследований по социальная адаптация здоровых людей, живущих в уязвимых условиях.

Для непосредственной оценки социальной адаптации мы использовали шкалу самооценки социальной адаптации (SASS) [11]. Эта шкала измеряет мотивацию людей и влияние их поведения на участие в общественной деятельности, задавая вопросы об увлечениях, семейной жизни, работе, отношениях, интеллектуальных интересах, способности управлять окружающей средой и восприятии собственной эффективности.

В литературе имеются доказательства того, что взросление в условиях бедности предсказывает трудности в нескольких измерениях, таких как регулирование эмоций и поведения и неуспеваемость в учебе [12–14].Хотя уязвимость и бедность не одно и то же, они обычно сосуществуют. Бедность обычно определяется определенным порогом СЭС (социально-экономического статуса) [15]. Уязвимость представляет собой более сложную конструкцию, включающую порог СЭС, а также другие аспекты, такие как проживание в среде, характеризующейся ограниченным доступом к социальному обеспечению, образованию, жилью, работе и здравоохранению. С 2015 года Департамент социального развития Чили определяет бедность таким многомерным образом, который соответствует концепции уязвимости, описанной выше [16].Мы проанализируем, какие социально-аффективные и когнитивные переменные предсказывают более высокие уровни социальной адаптации среди уязвимых контекстов. Второстепенная цель будет состоять в том, чтобы оценить, какие социально-аффективные или когнитивные особенности более важны для этого процесса.

Кажется важным признать, что хотя мы и изучаем социальную адаптацию среди взрослых, ранний опыт во многих случаях имеет решающее значение для развития социально-аффективных и когнитивных переменных [17-19]. Например, было замечено, что ранний опыт общения с матерью, страдающей депрессией, может предсказать появление расстройств пищевого поведения к тому времени, когда дети достигают подросткового возраста [20].Таким образом, многие из переменных, которые мы включили и которые, как мы ожидаем, будут вести себя как предикторы социальной адаптации, развивались на ранних этапах жизни [10, 14, 21, 22]. Помня вышеизложенное, мы провели исчерпывающий поиск литературы, который позволил нам определить несколько переменных, которые могут быть важными предикторами социальной адаптации. Мы также увидели, что эти переменные можно сгруппировать по социально-аффективным и когнитивным характеристикам. В следующих разделах мы рассмотрим каждую переменную, которая, как ожидается, будет предсказывать социальную адаптацию в уязвимых контекстах в этом исследовании, а также обоснования их включения в иерархический множественный регрессионный анализ.Для этого мы рассмотрим сначала социально-аффективные переменные, а затем когнитивные переменные.

Социально-аффективные переменные

Социальное окружение человека, а также его социальные и аффективные характеристики являются важными предикторами ряда психологических трудностей и трудностей, связанных с преодолением трудностей. В частности, было высказано предположение, что социально-аффективные особенности порождают стратегии выживания, которые приводят к лучшей адаптации и благополучию [23–26]. Кроме того, когда наблюдаются трудности в социально-аффективных аспектах личности, склонность к психопатологии и психиатрическим симптомам обычно возникает [27–30].В этих исследованиях самооценка, стресс и привязанность неоднократно упоминаются как важные аспекты, определяющие уязвимость по сравнению с хорошей приспособленностью при столкновении с травмирующими или тревожными ситуациями и жизненными событиями. Хотя локус контроля упоминается реже, существует большое количество литературы, в которой предполагается, что он может иметь определенное значение для социальной адаптации (ссылки и более подробную информацию см. ниже в разделе «Локус контроля»).

Таким образом, хотя можно было бы рассмотреть несколько социально-аффективных переменных, мы рассмотрим следующие из них, предложенные в литературе, и обсудим их возможную связь с социальной адаптацией в следующих направлениях: тревожная привязанность, локус контроля, стресс и самооценка. почитать.Хотя наша цель не состоит в том, чтобы понять конкретные механизмы между социально-аффективными переменными, мы хотели бы уточнить важность, которую они могут иметь для прогнозирования социальной адаптации в уязвимых контекстах, а затем предложить некоторые лежащие в основе механизмы между предложенными социально-аффективными и когнитивными моделями.

Было высказано предположение, что реляционные и когнитивные тенденции, формирующие наши представления о мире, находятся под сильным влиянием привязанности [31]. И поскольку было показано, что ранняя социальная депривация предсказывает более высокий уровень ненадежной привязанности [8], мы считаем, что ненадежная привязанность, особенно тревожный тип, будет чрезмерно представлена ​​у людей, живущих в уязвимых условиях, и негативно повлияет на их способность адаптироваться.Ненадежные стили привязанности (тревожный и избегающий) связаны с трудностями в ряде функций [25, 32–34]. Исследование показало, что люди с избегающим стилем привязанности используют любопытство для связи с другими людьми и окружающей средой, и, хотя они боятся обидеть других, они активно пытаются получить как можно больше информации, что снижает вероятность изоляции. 25]. С другой стороны, согласно тому же исследованию, люди с тревожным стилем привязанности склонны использовать любопытство как способ получить контроль над своими отношениями, как описано в том же исследовании.Последние теперь воспринимаются как угрозы, которые могут привести к изоляции. Так, утверждается, что люди с тревожным стилем привязанности испытывают больше трудностей, чем люди с избегающей привязанностью, при управлении эмоциями во время принятия решений или интерпретации реальности [35–40]. В этом смысле возможно, что тревожный стиль привязанности может привести к снижению способности к социальной адаптации в уязвимых ситуациях.

Локус контроля, между тем, относится к склонности людей интерпретировать жизненные ситуации как зависящие от собственного поведения, а не как результат удачи, судьбы или влияния других могущественных людей или сил [41].Люди с такой предвзятостью могут по-разному выполнять задачи и принимать повседневные решения, что влияет на их способность адаптироваться к социальным ситуациям. На самом деле утверждалось, что стиль локуса контроля, который усваивается в детстве, по-видимому, связан с уровнем образования и здоровьем на следующих этапах развития [22]. В исследовании с супругами выздоравливающих кардиологических больных те, у кого было восприятие контроля (связанное с внутренним локусом контроля) над болезнью, имели лучшую эмоциональную адаптацию, меньший уровень тревожности, меньшую враждебность и меньший уровень депрессии [42].Кроме того, документально подтверждено, что люди с более высоким уровнем самоэффективности, живущие в уязвимых условиях, более склонны использовать системы социальной поддержки для улучшения своей социальной адаптации [43]. Следуя этим исследованиям, мы предполагаем, что внутренний локус контроля будет связан с более высокими уровнями социальной адаптации в уязвимых контекстах.

Другая переменная, представляющая интерес для целей данного исследования, — это стресс. Люди, живущие в уязвимых условиях, часто страдают от постоянного воздействия высокого уровня стресса, который, как считается, связан с трудностями социальной адаптации [12, 44].Под стрессом мы подразумеваем восприятие каждым человеком своего окружения и степень угрозы, которую это влечет за собой для гомеостаза организма [45]. Стресс имеет свои корни в нейробиологических механизмах, которые регулируют то, как мы воспринимаем окружающую среду и реагируем на нее, и имеют последствия для проявления агрессивного и антиобщественного поведения [46, 47]. Некоторые негативные последствия, связанные с высоким уровнем стресса, наблюдались у людей с депрессией, что затрудняло академические успехи и функциональные возможности [48].То, как организм справляется со стрессом, влияет на нейронные цепи, изменяя баланс между беспокойством, памятью, настроением и принятием решений [49]. Мы предполагаем, что высокий уровень воспринимаемого стресса может быть связан с трудностями социальной адаптации в уязвимых условиях. В том же духе есть данные о том, что хронический стресс, возникающий в условиях бедности, приводит к снижению производительности в когнитивной и межличностной сферах [50, 51].

Наконец, при рассмотрении индивидуальных факторов, которые могут повлиять на социальную адаптацию с социально-аффективной точки зрения, самооценка, по-видимому, также играет важную роль.Наблюдается повышенный интерес к связи между самооценкой и субъективным благополучием [52], а также к ее связи с чертами высокой тревожности, которые, как было показано, приводят к хроническим проблемам со здоровьем [53]. В то же время было показано, что социальный стресс связан с ухудшением самооценки [54]. Хотя исследования, непосредственно связывающие самооценку с социальной адаптацией, все еще отсутствуют, высокая самооценка связана с более высоким успехом и благополучием в межличностных отношениях, работе и здоровье [55].Кроме того, низкая самооценка была связана с более высокой склонностью к депрессии или тревоге [56]. Таким образом, вполне вероятно, что более высокая самооценка будет связана с лучшей социальной адаптацией, поскольку она оказывает положительное влияние на некоторые психологические результаты.

Когнитивные переменные

Хотя, кажется, больше интереса и данных о влиянии социально-аффективных характеристик на преодоление трудностей и благополучие (конструкции, которые косвенно касаются характеристик социальной адаптации) [57, 58], некоторые исследования предполагают, что когнитивные факторы, по-видимому, поддерживают эти процессы. [59], в то время как когнитивные факторы также оказывают негативное влияние на травматические и стрессовые ситуации и трудности с регуляцией эмоций [60–62].В частности, эти исследования предполагают, что такие аспекты, как рабочая память, долговременная память, когнитивный контроль и другие, играют роль в регуляции эмоций, что может помочь механизмам преодоления и устойчивости, в то время как в то же время эти индивидуальные характеристики сталкиваются с трудностями при жизни в неблагоприятных условиях. или прохождение стрессовых ситуаций.

Как и в случае с социально-аффективными переменными, можно было бы рассмотреть несколько когнитивных переменных. Однако мы примем во внимание те, которые, согласно литературным данным, могут иметь связь с социальной адаптацией: рабочая память, подвижный интеллект, кристаллизованный интеллект, счет, вероятностное мышление и логическое мышление.

Рабочая память — это широко изучаемая когнитивная функция [63], которая, как мы предполагаем, может помочь предсказать социальную адаптацию в неблагоприятных условиях. Имеются некоторые свидетельства того, что рабочая память снижена у людей, живущих в бедности [50], и, по-видимому, она имеет большое значение для социальной адаптации из-за ее связи с когнитивным контролем, поведенческим торможением, интеллектом и исполнительными функциями [64–68]. Все переменные, связанные с важными аспектами социальной адаптации, такими как успехи в учебе или саморегуляция (т.грамм. [69-71]) Хотя мало что известно о том, как рабочая память влияет на социальную адаптацию, было обнаружено, что рабочая память и эмоциональное распознавание отрицательно связаны со способностью людей с шизофренией решать социальные проблемы [72, 73]. Кроме того, известно, что рабочая память связана с метакогнитивными навыками [74], хотя они оказались решающими для различных аспектов социальной адаптации в повседневной жизни и в условиях хронического социального стресса [75–78].

С вышеперечисленным тесно связаны текучий интеллект и кристаллизованный интеллект [79, 80].Было высказано предположение, что эти переменные могут быть важными переменными, которые также положительно влияют на социальную адаптацию, согласно важной совокупности предыдущих результатов. Оба, по-видимому, связаны с уровнем образования [81, 82], который в случае населения, включенного в это исследование, обычно низок. Подвижный интеллект — это когнитивная способность, которая оказалась очень важной для нескольких функций, таких как эмоциональная регуляция и теория разума [21, 83]. Низкий подвижный интеллект был связан со склонностью к физическому насилию, становлению жертвой физического насилия, употреблению наркотиков, худшему восприятию психического здоровья и снижению самооценки [84].Напротив, было показано, что кристаллизованный интеллект или тесты на словарный запас, используемые для измерения кристаллизованного интеллекта, отрицательно связаны с поведенческой импульсивностью у подростков и академической неуспеваемостью [85]. Кроме того, кристаллизованный интеллект, по-видимому, необходим для конкретных образных рассуждений [86], что может повлиять на интерпретацию контекста. Хотя, насколько нам известно, кристаллизованный интеллект напрямую не связан с социальной адаптацией, подвижный интеллект имеет [84].Но поскольку и то, и другое связано с тем, сколько информации мы храним, и с нашей способностью использовать ее в новых и повседневных ситуациях [87], мы считаем, что и то, и другое может способствовать социальной адаптации.

Жизнь в условиях уязвимости предполагает ограниченный доступ к образованию, что затрудняет получение числовых или других видов знаний [88–90]. В этом смысле умение считать также может сыграть важную роль в прогнозировании социальной адаптации в уязвимых условиях. В частности, было постулировано, что умение считать может быть важным предиктором неравенства в отношении здоровья и дохода из-за его центральной роли в принятии решений [91].Документально подтверждено, что умение считать отрицательно связано со склонностью людей влиять на свои решения и суждения посредством эмоциональных событий, которые не имеют отношения к делу [92]. Умение считать, по-видимому, помогает людям достичь лучшего баланса между доступной информацией и эмоциями, что также улучшает вероятностное мышление в рискованных ситуациях [93].

Интересно, что вероятностные рассуждения важны для понимания нашего окружения, позволяя нам использовать новую информацию для обновления наших знаний, а также при решении повседневных жизненных проблем [94].Хотя исследований, связывающих вероятностное мышление и социальную адаптацию, недостаточно, есть доказательства того, что оно влияет на то, как люди выносят суждения, и поэтому неудивительно, что оно снижено у людей с психическими расстройствами [95, 96]. Кроме того, есть данные, указывающие на то, что процессы социального обучения могут быть продуктом такого рода рассуждений из-за его актуальности для принятия решений, оценки сигналов окружающей среды [97], а также для размышлений и оценки будущего [98].Мы полагаем, что это может привести к положительному влиянию вероятностного мышления на социальную адаптацию.

Наконец, логическое мышление, как способность приходить к правильным выводам из заданных посылок [99], также может быть связано с социальной адаптацией людей. Рассуждение требует фильтрации эмоциональной информации, чтобы отличить релевантную информацию от нерелевантной [100], что также полезно при рутинном принятии решений. Было показано, что логическое мышление связано с когнитивными способностями [101], и есть данные, свидетельствующие о том, что когнитивные способности предсказывают лучшие результаты в логическом мышлении, даже когда представлена ​​противоречивая информация [102].Как известно, информация в том виде, в котором она представлена ​​в повседневных задачах, не всегда четко и формально представлена, людям регулярно необходимо правильно отбирать и обрабатывать информацию для принятия наилучших решений в соответствии со своими целями. Мы считаем, что логические рассуждения должны быть важны для социальной адаптации из-за их влияния на обработку информации и принятие решений.

Связь между социально-аффективными и когнитивными переменными

Хотя есть данные, подтверждающие взаимосвязь между вышеупомянутыми переменными и социальной адаптацией, необходимо провести еще одно различие: какая группа переменных — когнитивные или социально-аффективные — будет иметь большую прогностическую силу в отношении социальной адаптации.

Вопрос о том, как различаются и взаимодействуют когнитивные и социально-аффективные способности, до сих пор является предметом горячих споров [103], и трудно оценить, какие переменные важнее для социальной адаптации: социально-аффективные или когнитивные, поскольку оба измерения тесно переплетены [104–104]. 106]. Однако было показано, что «когнитивные функции высокого порядка» (как когнитивные переменные, включенные в это исследование [107]) связаны с регуляцией эмоций: регуляция эмоций влияет на эффективность познания и наоборот [108].Одной из целей этого исследования было проверить влияние обоих видов переменных на социальную адаптацию в рамках иерархического подхода. Этот тип анализа был выбран для выявления различий в весе каждой группы переменных по сравнению с социальной адаптацией.

Было высказано предположение, что способность когнитивного контроля зависит от эмоций [109] и что эмоциональные тенденции важны для регуляции поведения [110]. Таким образом, неудивительно, что появляется все больше свидетельств взаимозависимости познания и эмоций, поскольку они выполняют общие функции в нескольких сетях мозга в разных доменах [104, 111, 112].Следуя этим рассуждениям, мы проанализируем влияние, которое когнитивные переменные добавляют к взаимосвязи между социально-аффективными особенностями и социальной адаптацией. Мы ожидали обнаружить, что (1) каждая когнитивная и социально-аффективная переменная, выбранная в результате нашего тщательного обзора литературы (см. исчерпывающий список в разделах «Социо-аффективные переменные» и «Когнитивные переменные»), индивидуально будет демонстрировать значительную корреляцию с социальной адаптацией, (2) что все выбранные социально-аффективные и когнитивные переменные будут в значительной степени предсказывать социальную адаптацию при включении в глобальную модель, (3) что социально-аффективная модель будет предсказывать больший процент дисперсии социальной адаптации, чем когнитивная модель и (4) что когнитивная модель переменные модели улучшат предсказание социальной адаптации помимо социально-аффективных переменных.

Материалы и методы

Заявление об этике

Каждая процедура этого исследования была одобрена комитетом по этике Университета Диего Порталеса. Каждый участник подписал информированное согласие, которое содержало его права и детали исследования.

Участники

Группа из 232 человек в возрасте от 18 до 89 лет ( M = 42,3, SD = 14,9, равное количество мужчин и женщин), при этом 94,7% выборки в возрасте от 18 до 65 лет (исключая пожилых участников из анализ не имел качественной разницы) были набраны по доступности.

Участниками были взрослые жители коммун Ла-Гранха и Сан-Хоакин (Сантьяго, Чили), принадлежащие к 40-му процентилю чилийской программы социального обеспечения (Programa Social Chile Solidario del Ministryio de Desarrollo Social). Чилийская программа социального обеспечения предоставляет субсидии, бонусы и другие льготы людям, находящимся в уязвимом положении. Чтобы люди или семьи могли получать эти пособия, они должны быть зарегистрированы в социальной карточке, которая указывает процентиль уязвимости человека или семьи.Для расчета этих процентилей учитываются их социально-экономический статус и доступ к государственным услугам. Люди или семьи в 40-м процентиле считаются живущими в уязвимом положении, и взрослые из этой группы были включены в это исследование.

Образовательный уровень участников ранжировался между «Незаконченная начальная школа» (1) и «Оконченная степень бакалавра или выше» (8), но максимальный образовательный уровень, достигнутый людьми из этой выборки, равнялся 5, где 1 = «Начальное образование». школа, не оконченная» (22,8%), 2 = «Начальная школа, оконченная» (15,1%), 3 = «Средняя, ​​не оконченная» (30,6%), 4 = «Средняя школа окончена» (23,7%), 5 = «Техническая степень не завершена» (7,8%), 6 = «Техническая степень не завершена», 7 = «Не завершена степень бакалавра», 8 = «Не завершена степень бакалавра или выше».Плюс еще две категории: 9 = «Нет учебы», 10 = «Не знаю/не относится». Людей опрашивали, чтобы убедиться, что у них нет психического или психологического расстройства, а затем они проходили сеанс оценки, где заполняли набор компьютеризированных тестов и анкет. Это было сделано за один сеанс продолжительностью около 2 часов. Сбор данных был частью двух исследовательских проектов FONDECYT (№ 1171200, PI David Huepe и № 1171035, PI Gorka Navarrete).

Материалы

Участников попросили ответить на несколько тестов и анкет.Мы выбрали группу конструктов, которые, согласно пересмотренной литературе, могли бы помочь ответить на наш главный вопрос о значимости когнитивных и социально-аффективных особенностей для социальной адаптации. Каждая конструкция измерялась с помощью одного теста или вопросника. Также была собрана демографическая информация, такая как возраст, образование и социально-экономический уровень (по доходу). Мы использовали альфа Кронбаха для определения надежности весов.

Социальная адаптация.

Этот конструкт был измерен с помощью Шкалы самооценки социальной адаптации (SASS) [11], опросника из 21 пункта, который оценивает различные аспекты социальной жизни, такие как способность сохранять работу, межличностные отношения, хобби и т. д.Каждый пункт имеет 4 варианта ответа, которые оцениваются от 0 до 3. Необходимо ответить на все пункты, кроме пунктов 1 и 2, где необходимо ответить только на один из них в зависимости от того, работает человек или нет. Варианты ответов различаются для каждого пункта (см. пример ниже). Шкала имеет максимальное значение 60 баллов, чем выше балл, тем более социально адаптированным считается человек. Мы использовали испанскую валидацию этого инструмента [113], получив оптимальный уровень надежности ( α = 0.8). См., например, пункт 7:

«Отношения с семьей:»

0) неудовлетворительно, 1) удовлетворительно, 2) хорошо, 3) очень хорошо

Приложение.

Мы использовали чилийскую валидацию теста ECR-RS для измерения стилей привязанности участников [114, 115]. Это анкета из 36 (9 x 4) пунктов, используемая для классификации стиля привязанности людей (надежная, ненадежная избегающая или ненадежная тревожная привязанность). Те же 9 пунктов используются в 4 разделах для оценки привязанности к матери, отцу, романтическому партнеру и друзьям человека соответственно.Каждый пункт имеет 3 варианта ответа: 0 означает «нет», 1 означает «да» и 2 означает «не относится». Наш обзор литературы показал, что только тревожные стили привязанности могут быть хорошим предиктором социальной адаптации, поэтому в этом исследовании мы учитывали только тревожный аспект шкалы. В частности, это среднее значение ответов по пунктам 7, 8 и 9 по 4 разделам. Чем выше балл, тем более тревожно привязанным считался каждый человек. Среднее значение по субъекту было рассчитано путем суммирования ответов по всем пунктам (0 или 1 из 12 пунктов; 3 пункта х 4 раздела), а затем деления его на количество пунктов (12).Ответов «2» не было, поэтому для подсчета общего балла не требовалось специальной обработки. В нашей выборке надежность теста составила α = 0,87 для параметра тревожности.

  1. 7) «Обычно я беспокоюсь, что больше не имею значения для этого человека»
  2. 8) «Я боюсь, что этот человек может бросить меня».
  3. 9) «Меня беспокоит, что этот человек не заботится обо мне так, как я забочусь о нем или о ней».

0) Нет, 1) Да, 2) Не применяется

Самооценка.

Для измерения самооценки мы выбрали шкалу Розенберга [116]. Эта шкала состоит из 10 пунктов, на которые можно ответить по шкале Лайкерта от 1 («Полностью не согласен») до 4 («Полностью согласен»). В этом случае использовалась чилийская валидация [117]. Баллы варьируются от 10 до 40, более высокие баллы означают более высокую самооценку. Пункты 3, 5, 8, 9, 10 поменялись местами ( α = 0,81). Например, пункт 9:

«Иногда мне кажется, что я действительно бесполезен»

1 Полностью не согласен — 4 Полностью согласен

Локус контроля.

Поскольку наш обзор литературы показал важность внутреннего локуса контроля для нескольких переменных, связанных с социальной адаптацией, мы использовали параметр «внутренний» чилийской валидированной версии опросника Левенсона [118, 119]. Это измерение состоит из восьми элементов (элементы 1, 4, 5, 9, 18, 19, 21 и 23). Мы суммировали элементы из этого измерения, чтобы получить «показатель внутреннего характера», как это предлагается в литературе [119]. Ответы варьируются от 1 («Полностью согласен») до 6 («Полностью не согласен»), поэтому чем выше балл в параметре «Внутреннее», тем более внутренним считается стиль атрибуции человека.Тест показал адекватную достоверность параметра «Внутренность» ( α = 0,71). Например, Товар 1:

«То, что я стану лидером, зависит главным образом от моих способностей».

1 Полностью согласен — 6 Полностью не согласен

Стресс.

Для борьбы со стрессом мы использовали параметр «Стресс» Общего опросника здоровья (GHQ-12) [120]. GHQ-12 представляет собой анкету из 12 пунктов, предназначенную для измерения трех различных параметров: «Адаптивный успех» (пункты 1, 3, 4, 7, 8 и 12), «Самооценка» (пункты 6, 9, 10 и 11). и «Стресс» (пункты 2, 5 и 9).Использовалась испанская утвержденная адаптация [120] с ответами от 0 до 3 в зависимости от частоты, с которой человек сталкивается в каждой ситуации. Считается, что более высокие баллы по параметру «Стресс» отражают более высокий уровень воспринимаемого стресса. Параметр «Стресс» опросника GHQ-12 имел достаточную надежность ( α = 0,74). Например, пункт 5:

«Чувствовал постоянное напряжение»

0) Нет, совсем нет, 1) Не больше, чем обычно, 2) Больше, чем обычно, 3) Гораздо больше, чем обычно

Подвижный интеллект.

Мы выбрали матричный подтест теста WAIS-III [121] для измерения подвижного интеллекта. Для всех задач WAIS-III мы использовали испанскую версию [121]. В этом тесте люди должны выбрать, какая из предложенных альтернатив завершает показанный шаблон. За правильные ответы начисляется один балл, за неправильные ответы балл не начисляется. Есть 26 испытаний, поэтому 26 — это максимальный прямой балл. Мы использовали стандартизированные баллы в диапазоне от 1 до 18. Тест показал высокую надежность для выборки этого исследования ( α = 0.92). Например, перед шаблоном последовательности, например:

.

○ о ○ о ○ ____

Какой правильный вариант? 1) ○, 2) ∪, 3) Δ, 4) о, 5) □

Кристаллизованный интеллект.

Мы использовали словарный подтест теста WAIS-III [121] для измерения кристаллизованного интеллекта. Этот подтест состоит из 33 слов, значение которых необходимо объяснить (например, пункт 19 «развиваться»). Каждый ответ классифицируется в соответствии с его сходством с правильным определением, указанным в руководстве WAIS-III.Ответы получают 0 баллов, если определение считается пустым, 1 балл, если оно частично правильное, и 2 балла, если оно полное. Субтест имеет прямую оценку до 66 баллов. Мы использовали стандартизированные оценки, которые варьируются от 1 до 19 баллов. Чем выше балл, тем выше считается кристаллизованный интеллект человека ( α = 0,84).

Рабочая память.

Мы выбрали цифровой подтест теста WAIS-III [121] для измерения рабочей памяти. Этот подтест состоит из 9 серий цифр, которые испытуемый должен повторить в обратном порядке (т.грамм. в пункте 2: «5-8-2», люди должны ответить «2-8-5»). Тест имеет 7 уровней охвата (постепенно увеличивающееся количество цифр), по два испытания в каждом. Первый уровень промежутка начинается с трехзначных последовательностей, если человек дает правильный ответ на первой попытке, отображается следующий уровень промежутка, если человек дает неправильный ответ на первом уровне промежутка, вторая попытка в том же промежутке показан уровень. Если человек дает правильный ответ во втором испытании, он переходит к следующему уровню охвата, но если он дает неправильный ответ во втором испытании, тест завершается на этом уровне охвата.Чтобы приостановить тест, человек должен дать неправильные ответы в обоих испытаниях одного уровня пролета. Уровень диапазона, на котором тест приостанавливается, соответствует итоговому баллу.

Счет.

Для оценки уровня навыков счета мы использовали шкалу счета Липкуса [122]. В этом тесте всего 11 заданий, в которых люди должны решать простые арифметические задачи, и за каждый правильный ответ человек получает один балл. Наша исследовательская группа перевела исходный инструмент двойным слепым методом, и в этом исследовании он показал достаточный уровень надежности ( α = 0.71). Например, пункт 1:

«Представьте, что мы бросаем честный шестигранный кубик 1000 раз. Как вы думаете, сколько раз из 1000 бросков кости выпадут четно: 2, 4 или 6?: ____”

Вероятностные рассуждения.

Для измерения вероятностных рассуждений были разработаны конкретные задачи по решению проблем, основанные на подходах других исследований [123–126], в которых люди должны были решать вероятностные задачи, а затем принимать решения на основе численных оценок. Ниже приведен пример вопроса этого теста:

10 из 1000 50-летних женщин, принимавших участие в массовом скрининговом тесте, имеют рак молочной железы

9 из 10 женщин, больных раком, получат положительный результат маммографии

20 из 990 женщин, у которых нет рака, также получат положительный результат маммографии

У скольких из женщин, получивших положительный результат маммографии, по вашему мнению, может быть рак?

Ответ: __ из __

Логические рассуждения.

Мы оценивали логическое мышление по 23 силлогизмам [100, 127–129]. В логическом силлогизме даются две посылки и заключение. Предполагается, что посылки верны, и участник должен ответить, логически ли вывод следует из посылок. Мерой логического мышления является сумма точных ответов ( α = 0,63 и α = 0,65 после исключения пункта 3).

«Все существа, рожденные из яйца, — ящерицы.

Некоторые птицы — ящерицы.

Некоторые птицы не рождаются из яйца».

[ИСТИНА]

Статистика

Было обнаружено, что группа переменных, используемых в этом исследовании, коррелирует друг с другом и/или с социальной адаптацией. Чтобы воспроизвести корреляции, обнаруженные в предыдущей литературе, мы собрали описательную информацию (см. Таблицу 1), а затем провели поиск двумерных корреляций между переменными (см. Таблицу 2).

Иерархический множественный регрессионный анализ использовался для определения вклада каждой переменной в прогноз социальной адаптации и для проверки того, добавляют ли когнитивные переменные значительный объем объясненной дисперсии к прогнозу социально-аффективных переменных по сравнению с социальной адаптацией (см. Таблицу 3). .Иерархический регрессионный анализ представляет собой особый метод оценки изменений предсказуемости одной группы независимых переменных по сравнению с другой группой независимых переменных [130]. Таким образом, переменные вводятся на разных этапах регрессионного анализа, проверяя, предсказывают ли переменные, введенные на втором этапе, значительную величину дисперсии по сравнению с теми переменными, которые были введены на первом этапе анализа. Этот анализ позволит нам наблюдать, предсказывают ли социально-аффективные переменные, введенные первыми в иерархическом регрессионном анализе, социальную адаптацию, и увеличивается ли предсказуемость, когда когнитивные переменные вводятся на втором этапе.

Для каждого шага статистического анализа мы использовали R [131]. Скрипты анализа данных и R можно найти по адресу: https://osf.io/egxy5/.

Результаты

Двумерные корреляции

Самооценка (r = 0,47, p<0,001), стресс (r = -,39, p<0,001) и внутренний локус контроля (r = 0,34, p<0,001) показали умеренную корреляцию с социальной адаптацией по данным Коэффициенты корреляции Пирсона r [132]. Подвижный интеллект (r = 0,30, p<0,001), кристаллизованный интеллект (r = .27, p<0,001), рабочая память (r = 0,22, p<0,001) и умение считать (r = 0,23, p<0,001) показали значимую корреляцию от умеренной до слабой. Между тревожной привязанностью (r = -0,18, p<0,01) и логическим мышлением (r = 0,15, p<0,05) и социальной адаптацией была обнаружена хотя и значительная, но слабая корреляция. Вероятностное рассуждение не было значимо связано с социальной адаптацией (r = 0,12, p>0,05). См. Таблицу 2 для подробного описания корреляций и пороговых значений p.

Наш анализ показывает, что более высокая самооценка, кристаллизованный интеллект, подвижный интеллект, навыки счета, рабочая память, меньший уровень стресса и внутренний локус контроля способствуют социальной адаптации в уязвимых условиях.В целом социально-аффективные переменные показали более сильную связь с социальной адаптацией, чем когнитивные переменные.

Иерархическая регрессия

Для иерархического регрессионного анализа мы использовали социально-аффективные переменные (тревожная привязанность, самооценка, стресс и внутренний локус контроля) и когнитивные переменные (подвижный интеллект, кристаллизованный интеллект, оперативная память, умение считать, вероятностное мышление и логическое мышление) в качестве предикторов. баллов социальной адаптации.Анализ показал, что набор социально-аффективных переменных объясняет значительную долю дисперсии показателей социальной адаптации, прил. R 2 = 0,305, F(4,208) = 24,21, p<0,001. Хотя набор когнитивных переменных объяснял меньше, чем набор социально-аффективных переменных сам по себе, прил. R 2 = 0,134, F(6, 206) = 6,47, p<0,001, они по-прежнему объясняли значительную долю дисперсии при добавлении к социально-аффективным переменным, ΔR 2 = 0,07, F (6,202) = 3.81, р<0,01.

Полная модель (социально-аффективные плюс когнитивные переменные) объяснила значительную степень изменчивости в социальной адаптации, прил. R 2 = 0,357, F(10, 202) = 12,76, p<0,001. Нормальность выборки была доказана с помощью анализа Шапиро-Уилка, W = 0,994, p > 0,05, а фактор инфляции вариации подтвердил, что величина объясненной дисперсии не была завышена из-за корреляции между предикторами (VIF < 1,6). Детали иерархического регрессионного анализа можно увидеть в таблице 3 и на рис. 1.

Рис. 1. Вклад каждой группы в дисперсию зависимой переменной.

A) Стандартизированные значения бета каждой независимой переменной при прогнозировании социальной адаптации B) Значения R² Когнитивной и Социально-аффективной моделей; полная модель, включающая когнитивные переменные вместо социально-аффективных переменных; и дельта R², которая показывает вклад когнитивной модели в социально-аффективную модель.

https://doi.org/10.1371/журнал.pone.0218236.g001

Обе модели (социально-аффективная и когнитивная) объясняют значительную часть дисперсии социальной адаптации, при этом социально-аффективные переменные вносят больший вклад в эту взаимосвязь. Наконец, мы смогли определить, что когнитивные переменные способствовали прогнозированию социальной адаптации помимо социально-аффективных переменных. 31,8% дисперсии социальной адаптации приходилось на социально-аффективные переменные. Локус контроля, стресс и самооценка внесли значительный вклад в модель, но не в тревожную привязанность.С другой стороны, когнитивные переменные составляли 7% дисперсии социальной адаптации после того, как в модель были включены социально-аффективные, но только подвижный интеллект и рабочая память внесли значительный вклад в эту взаимосвязь. Окончательная модель, учитывающая оба набора переменных, объясняла в общей сложности 38,7% дисперсии социальной адаптации.

Обсуждение

Наша цель состояла в том, чтобы понять, какие психологические аспекты помогают социальной адаптации людей, живущих в уязвимых условиях.Проверялись следующие гипотезы: (1) кристаллизованный интеллект, подвижный интеллект, рабочая память, логическое мышление и вероятностное мышление — как когнитивные переменные — и самооценка, локус контроля и тревожная привязанность — как социально-аффективные переменные — значительно коррелируют с социальная адаптация; (2) с одной стороны, социально-аффективная модель, а с другой стороны, когнитивная модель предсказывают значительную степень дисперсии социальной адаптации; (3) включенная социально-аффективная модель предсказывает больший процент дисперсии социальной адаптации, чем когнитивная модель, включенная в это исследование; (4) эта когнитивная модель улучшает предсказание социальной адаптации по сравнению с социо-аффективной моделью.

Анализ данных показал, что переменные, отобранные путем пересмотра литературы, действительно коррелируют с социальной адаптацией, за исключением случая вероятностного рассуждения. Эффект пола в тесте, использованном для измерения этой переменной, может объяснить, почему она не показала значительной корреляции. Кроме того, самооценка показала самую сильную корреляцию с социальной адаптацией, что согласуется с предыдущими выводами, которые установили, что самооценка связана с субъективным благополучием и успехом в различных областях, таких как личные отношения, работа и здоровье [52, 55]. .

Иерархический регрессионный анализ показал, что наша модель предсказывает значительную дисперсию социальной адаптации (38,7%), хотя социально-аффективные переменные оказались более важными, и не все переменные способствовали прогностической способности модели.

Что касается социально-аффективных переменных, то неожиданным результатом стало то, что тревожная привязанность не влияла на предсказательную силу модели, что может быть характерно для этой конкретной выборки. Это была единственная социально-аффективная переменная, которая не влияла на предсказуемость модели.

Выбранный нами когнитивный набор переменных также оказался релевантным для прогнозирования социальной адаптации, хотя ни одна из этих переменных сама по себе не оказалась значимым предиктором при включении в полную модель. Кристаллизованный интеллект оказался важным предиктором в когнитивной модели. Высокое влияние СЭС на кристаллизованный интеллект [133] может объяснить, почему он появился в качестве релевантного предиктора социальной адаптации в когнитивной модели.

Кроме того, кажется, что вклад когнитивной модели в социальную адаптацию сильно распределяется между ее переменными, что может объяснить, почему в полной модели ни одна из отдельных когнитивных переменных не объясняет значительную часть дисперсии сама по себе.Наблюдая бета-значения рабочей памяти, подвижного интеллекта и кристаллизованного интеллекта в полной модели, можно отметить, что эти переменные вносят одинаковый вклад в социальную адаптацию (они также показали более сильную двумерную корреляцию с социальной адаптацией). Однако здесь мы показываем, что в уязвимой выборке населения, когда эти и другие когнитивные переменные интегрированы в модель, общая дисперсия между ними становится предиктором социальной адаптации. В будущей работе следует рассмотреть более крупные выборки, чтобы лучше понять роль, например, подвижного интеллекта и рабочей памяти, а также их взаимосвязь с другими когнитивными и социально-аффективными переменными.

Социально-аффективные переменные показали большую прогностическую силу, чем когнитивные, что согласуется с тем, что исследователи обнаружили об эмоциях, регулирующих когнитивные способности [108, 109, 134]. Тем не менее, интегративная модель, включающая как социально-аффективные, так и когнитивные переменные, показала, что она предсказывает значительный процент дисперсии социальной адаптации, что также согласуется с данными, свидетельствующими о том, что когнитивные и эмоциональные особенности взаимодействуют, чтобы справиться с окружающей средой [104, 111, 112]. .

Мы изучали, как эмоции и познание помогают формировать социальную адаптацию уязвимых групп населения. Несмотря на то, что в большинстве исследований бедности подчеркиваются ее негативные последствия, наши результаты показывают значительную изменчивость некоторых социально-аффективных и когнитивных черт, связанных с социальной адаптацией. Это говорит о том, что существуют черты, которые помогают людям справляться, живя в уязвимом контексте. Высокий уровень самооценки оказался выдающимся предиктором наряду со стрессом и внутренним локусом контроля.Вывод о том, что социально-аффективные переменные играют важную роль в социальной адаптации, может быть хорошей новостью для разработчиков политики и образовательных учреждений, учитывая, что их можно значительно улучшить [135–138]. Это контрастирует с ограниченным или нулевым переносом тренировки когнитивных способностей в области реального мира [139–142].

Тем не менее, большинство когнитивных показателей в нашей выборке находились в нижней части распределения, поэтому в будущем следует задать соответствующий вопрос: может ли наличие более высоких когнитивных способностей повысить их прогностическую способность в отношении социальной адаптации до уровней аналогичны социально-аффективным переменным.

Наши результаты, похоже, согласуются с идеей о том, что эмоции играют важную роль в формировании и продвижении познания и что они взаимозависимы [143] в реакции на окружающую среду. Прогностическая сила, продемонстрированная когнитивными переменными, согласуется с литературными данными, предполагающими, что когнитивные особенности имеют большое значение для различных аспектов адаптации [144, 145]. Мы можем видеть, что когнитивные переменные объясняют меньшую дисперсию социальной адаптации, если мы контролируем социально-аффективные переменные, что предполагает, что оба набора переменных имеют некоторые общие черты.Однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять взаимосвязь между познанием и привязанностью и то, как они могут влиять на основные способности, такие как социальная адаптация.

Ограничения

Поскольку мы использовали анкеты с самооценкой для измерения социально-аффективных переменных и социальной адаптации, мы собирали самовосприятие людей. Неизбежно, это может повлиять на результаты с хорошо известной предвзятостью, такой как желательность. Кроме того, поскольку люди, живущие в уязвимых средах, как правило, имеют низкий уровень образования, возможно, некоторые из участников не полностью понимали некоторые элементы (например, вероятностные рассуждения, демонстрирующие эффект пола).Тем не менее, мы систематически наблюдали, что большинство корреляций и эффектов согласуются с гипотезой, предложенной в этом исследовании. Хотя, чтобы уменьшить эти ограничения, мы использовали анализ надежности, который в целом дал хорошие результаты.

Наконец, у нас не было контрольной группы, чтобы сравнить, относятся ли наши результаты к людям, живущим в уязвимых условиях, или их можно экстраполировать на население в целом. Однако в Латинской Америке большое количество населения живет в условиях этой многомерной бедности, хотя в последнее десятилетие эта ситуация несколько улучшилась [146, 147].В Латинской Америке Чили также является страной со значительным количеством уязвимого населения [16], и по этой причине понимание механизмов социальной адаптации в этой группе само по себе интересно. Также можно предположить, что подгруппа людей с высокой социальной адаптацией в нашем исследовании могла иметь сходные когнитивные и социально-аффективные характеристики с уровнями социальной адаптации населения в целом. Например, средние показатели самооценки для подгруппы с высокой социальной адаптацией аналогичны генеральной совокупности.Шкала самооценки Розенберга [117] имеет среднее значение 32,47 для населения Чили в целом, в то время как среднее значение 30,85 было получено в исследовании, включавшем людей из 53 стран [148]. В этом исследовании те, кто получил «идеально адаптированный» балл (общий балл SASS> 48 баллов) [11], достигли среднего значения 30,7 по шкале самооценки Розенберга. Тем не менее, необходимо провести будущие исследования для оценки этого нерешенного вопроса.

Этноконфессиональный фактор социальной адаптации трудовых мигрантов в мусульманских регионах России | Габдрафиков

Этноконфессиональный фактор социальной адаптации трудовых мигрантов в мусульманских регионах России

Габдрафиков Ильдар Махмудович, Хуснутдинова Ляиля Гельсовна, Карабулатова Ирина Советовна, Вильданов Ханиф Салимович


Аннотация

В настоящее время те, кто изучает миграцию населения и реализует миграционную политику, активно ищут пути, позволяющие сделать адаптацию мигрантов, в том числе трудовых мигрантов, максимально комфортной и, в конечном счете, успешной.Среди факторов, влияющих на процесс социально-психологической адаптации, особое значение имеет религия. Однако возможности религии в процессе приспособления личности и группы к изменяющимся условиям жизни недостаточно исследованы и поэтому редко учитываются на практике. Этот факт подтверждает необходимость всестороннего изучения этого явления как с теоретической, так и с практической точки зрения. Распад СССР, экономическая и политическая нестабильность в республиках Средней Азии и Кавказа способствовали притоку мигрантов в Россию, в том числе в Республику Башкортостан с начала 1990-х годов.В то же время резко увеличился приток трудовых мигрантов. Например, количество иностранных граждан с 2006 по 2008 год выросло более чем в 3 раза: с 11994 до 36236 человек. На самом деле, по мнению экспертов, количество трудовых мигрантов в несколько раз больше за счет нелегальной миграции. Численность временно зарегистрированных иностранных граждан, прибывших с целью «трудовая деятельность» в Республику Башкортостан на 01.09.2011 г., составила 25731 человек. В статье представлены результаты социологического опроса трудовых мигрантов и рассмотрено влияние религии на процесс социальной адаптации трудовых мигрантов, прибывших в Республику Башкортостан в 2000-е гг.Опрос проводился в июле 2011 г.

DOI: 10.5901/mjss.2015.v6n3s4p213


Полный текст: PDF


Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution 3.0 License.

Средиземноморский журнал социальных наук ISSN 2039-9340 (печатная версия) ISSN 2039-2117 (онлайн)

Copyright © MCSER-Средиземноморский центр социальных и образовательных исследований

Чтобы убедиться, что вы можете получать от нас сообщения, добавьте параметр ‘mcser.org» в «безопасный список» вашей электронной почты. Если вы не получаете сообщения электронной почты в папку «Входящие», проверьте папки «Массовая почта» или «Нежелательная почта».

Подробная информация об ошибке IIS 10.0 — 404.11

Ошибка HTTP 404.11 — не найдено

Модуль фильтрации запросов настроен на отклонение запроса, содержащего двойную управляющую последовательность.

Наиболее вероятные причины:
  • Запрос содержал двойную escape-последовательность, а фильтрация запросов настроена на веб-сервере на отклонение двойных escape-последовательностей.
Что вы можете попробовать:
  • Проверьте параметр configuration/system.webServer/security/[email protected] в файле applicationhost.config или web.confg.
Подробная информация об ошибке:
модуль 01 Module requestfilteringModule
Уведомление
Handler StaticFile
Код ошибки 0x00000000
Запрошенный URL-адрес    http://search.ebscohost.com:80/login.aspx?direct=true&profile=ehost&scope=site&authtype=crawler&jrnl=23072334&an=96249541&h=qywzkubcnprs04iauts9bybhqceoquhz5jdwj8rh81gcu0nz287hk4tbzwblbqosi0lu8edhati6wosvrffxpq%3d%3d&crl=c
Физический путь C: \ WebApps \ аф-webauth \ Логин. ASPX? прямой = истина & профиль = ehost & Объем = сайта & AuthType = гусеничного & Jrnl = 23072334 & ап = 96249541 & ч = qywzkubcnprs04iauts9bybhqceoquhz5jdwj8rh81gcu0nz287hk4tbzwblbqosi0lu8edhati6wosvrffxpq% 3d% 3d & CRL = с
входа Метод пока не определено
входа пользователя пока не определено
Дополнительная информация:
Это функция безопасности.Не изменяйте эту функцию, пока полностью не поняты масштабы изменения. Перед изменением этого значения следует выполнить трассировку сети, чтобы убедиться, что запрос не является вредоносным. Если сервер разрешает двойные управляющие последовательности, измените параметр configuration/system.webServer/security/[email protected] Это может быть вызвано искаженным URL-адресом, отправленным на сервер злоумышленником.

Посмотреть дополнительную информацию »

КОНТЕКСТНЫЕ ФАКТОРЫ ВОССОЕДИНЕНИЯ СЕМЬИ И СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ — AVADA

Современные исследования в области управления и администрирования организаций
Том.2018, 6 (1)
ISSN
(онлайн) 2335-7959
страниц: 53-64
Автор(ы):

Гедре Блажите, Институт этнических исследований, Литва

Статус: Опубликовано
Полная ссылка на документ: CROMA_2018_6_1_53-64.pdf

Эта статья находится под лицензией Creative Commons Attribution 4.0, международной лицензией

.

Аннотация

Цель – представить контекстуальные факторы страны назначения и обсудить их роль и потенциальное влияние на воссоединение семей и социальную адаптацию семейных мигрантов.Дизайн/методология/подход – анализ вторичных данных и качественное исследование.

Выводы – Социологический анализ социальной адаптации этнических меньшинств и мигрантов предполагает учет актуальности социального контекста принимающего общества. Для объяснения понятия социального контекста предлагается применить теорию сегментированной ассимиляции. Согласно теории социальный контекст принимающего общества состоит из трех элементов: политики миграции и интеграции мигрантов, реализуемой правительством принимающей страны; восприятие отношения и предубеждений общества в отношении иммигрантов; соэтнические сообщества иммигрантов и их ресурсы для поддержки вновь прибывших.В данной статье обсуждается роль и потенциальное влияние первого пункта – политики миграции и интеграции мигрантов на социальную адаптацию семейных мигрантов. Миграционная политика является одним из наиболее важных контекстуальных факторов, поскольку это первое, с чем сталкиваются мигранты и с которыми им постоянно приходится сталкиваться на протяжении всей своей жизни в стране назначения. Эмпирические данные исследования, целью которого было выявить закономерности социальной адаптации лиц, воссоединившихся с членами своей семьи в Литве (семейные мигранты), подтверждают, что социальный контекст принимающей страны оказывает влияние на социальную адаптацию мигрантов в принимающем обществе.Анализ национальной политики в контексте воссоединения семей и анализ вторичных данных исследования MIPEX показывают, что условия для воссоединения семей в Литве «наполовину благоприятны», но положение семейных мигрантов крайне уязвимо. Миграционную политику и ее меры, применяемые для воссоединения семьи в Литве, можно объяснить реакцией правительства на «пассивное принятие» – в Литве есть возможность воссоединения с семьей, но процесс получения вида на жительство очень бюрократичен и длителен. и, как следствие, ограничение социальной адаптации мигрантов.

Ограничения/последствия исследования – Это исследование расширяет знания о феномене воссоединения семей в Литве и предлагает теоретический подход к изучению социальной адаптации семейных мигрантов с учетом влияния контекстуальных факторов принимающего общества путем применения сегментированной ассимиляции теория.

Оригинальность/Ценность – Исследование сосредоточено на феномене воссоединения семьи, который методологически и эмпирически маргинализируется в контексте миграционных исследований как на национальном, так и на международном уровне.Кроме того, предлагается теоретический подход к изучению социальной адаптации семейных мигрантов с учетом влияния контекстуальных факторов принимающего общества с применением теории сегментированной ассимиляции.

Ключевые слова : иммиграция; воссоединение семьи, социальная адаптация, контекстуальные факторы, миграционная политика.

Тип исследования : исследовательская работа

Классификация JEL :
J6 — Мобильность, безработица, вакансии и рабочие-иммигранты
K37 — Закон об иммиграции

CEEOL — деталь артикула

Автор(ы): Инесса Визнюк, Людмила Билан, Ольга Цокур, Ирина Рожелюк, Нанушка Подковырова, Татьяна Симоненко
Тема(ы): Социальные науки, Когнитивная психология
Опубликовано: Editura Lumen, Asociatia Ключевые слова: психологическая устойчивость личности; самореализация; психосоматические корреляты; психологическое здоровье; рефлекторные механизмы;

Реферат/Аннотация: Статья посвящена изучению взаимосвязи психологической устойчивости и психосоматического здоровья личности.Осуществлен теоретический анализ подходов к проблеме психологической устойчивости личности. Анализируются психологические факторы и структура психологической устойчивости личности. На основании полученных результатов исследования разработана комплексная методика формирования психологической устойчивости, включающая эмоциональный, мотивационный и интеллектуальный компоненты. Предложен и апробирован комплекс психодиагностических методов. Доказано, что психологическая устойчивость обеспечивается рядом физиологических, социальных и личностных факторов.Результаты исследования выявляют более высокую адаптивность представителей контрольной группы и их рациональный подход к жизненной емкости, чем у представителей экспериментальной группы, придерживающихся пессимистического образа жизни. Показано наличие взаимосвязи между соматическим здоровьем личности и психоэмоциональным фактором. Установлено, что наиболее целесообразными условиями повышения психологического благополучия и формирования профессионально-личностной устойчивости через развитие системы саморегуляции являются формирование активная жизненная позиция, ответственность, навыки коррекции и умение организовать собственную мотивационную сферу.Результаты данного исследования имеют непосредственное отношение к налаживанию международного сотрудничества в изучении программ и проектов в контексте трансформации системы здравоохранения в соответствии со стандартами международного партнерства и реализации программ культурного обмена в сфере образования и культуры между странами.

Журнал: Открытия постмодерна

  • Выпуск Год: 12/2021 6

    5 Выпуск №: 1 5 Диапазон страницы: 54-73
  • 54-73 20 Количество страниц: 20 5 Язык: Русский

Психологические и социальные факторы, способствующие позитивной адаптации к стрессу и невзгодам во взрослой жизни

  • Aspinwall, L.Г. (2001). Как справиться с невзгодами: саморегуляция, преодоление трудностей, адаптация и здоровье. В А. Тессер и Н. Шварц (редакторы), Справочник Блэквелла по социальной психологии: внутрииндивидуальные процессы (стр. 591–614). Молден, Массачусетс: Блэквелл.

    Google ученый

  • Балтес П.Б. и Балтес М.М. (1990). Успешное старение: перспективы поведенческих наук . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Книга Google ученый

  • Балтес, П.Б. и Фройнд, А.М. (2003). Человеческие сильные стороны как оркестровка мудрости и выборочной оптимизации с компенсацией. В LG Aspinwall & U. Staudinger (Eds.), Психология человеческих сильных сторон. Основные вопросы и будущие направления позитивной психологии (стр. 23–35). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Глава Google ученый

  • Балтес П. Б., Линденберг У. и Штаудингер У.М. (1998). Теория продолжительности жизни в психологии развития. В Р. М. Лернер (ред.), Справочник по детской психологии: Том 1. Теоретические модели человеческого развития (5-е изд., стр. 1029–1143). Нью-Йорк: Уайли.

    Google ученый

  • Бонанно, Джорджия (2004). Потери, травмы и жизнестойкость человека. Не недооценили ли мы человеческую способность процветать после чрезвычайно неприятных событий? Американский психолог, 59 (1), 20–28.

    Артикул Google ученый

  • Бони, С., и Стикли, Т. (2008). Восстановление и психическое здоровье: обзор британской литературы. Журнал психиатрического и психиатрического ухода, 15 , 140–153.

    Артикул Google ученый

  • Брандтштадтер, Дж., и Реннер, Г. (1990). Настойчивое достижение цели и гибкая корректировка цели: экспликация и возрастной анализ ассимилятивных и адаптивных стратегий преодоления трудностей. Психология и старение, 5 , 58–67.

    Артикул Google ученый

  • Кэмпбелл-Силл, Л., Коэн, С., и Штейн, М. (2006). Связь устойчивости с личностью, преодолением трудностей и психическими симптомами у молодых людей. Поведенческие исследования и терапия, 44 , 589–599.

    Google ученый

  • Капрара, Г.В., Барбаранелли, К., и Боргоньи, Л. (1998). БФК Совет «Большая пятерка », Руководство . Мадрид: ЧАЙ. (Испанское издание).

  • Карвер, К.С., Шайер, М.Ф., и Вайнтрауб, Дж.К. (1989). Оценка стратегий выживания: теоретически обоснованный подход. Журнал личности и социальной психологии, 56 , 267–283.

    Артикул Google ученый

  • Койфман, К.Г., Бонанно, Г. А., Рэй, Р. Д., и Гросс, Дж. Дж. (2007). Способствует ли репрессивный копинг устойчивости? Несоответствие аффективно-вегетативной реакции во время тяжелой утраты. Журнал личности и социальной психологии, 92 (4), 745–758.

    Артикул Google ученый

  • Коннор, К., и Дэвидсон, Дж. (2003). Разработка новой шкалы устойчивости: Шкала устойчивости Коннора Дэвидсона (CD-RISC). Депрессия и тревога, 18 , 76–82.

    Артикул Google ученый

  • Коста, П.Т., младший, и МакКрей, Р.Р. (1992). Пересмотренное профессиональное руководство NEO Personality Inventory (NEO-PI-R) и NEO Five-Factor Inventory (NEO-FFI) . Одесса, Флорида: Ресурсы по психологической оценке.

    Google ученый

  • Дэвидсон Р.Дж. (2000). Аффективный стиль, психопатология и устойчивость: мозговые механизмы и пластичность. Американский психолог, 55 , 1196–1214.

    Артикул Google ученый

  • Демонстрация, DH (1985). Измерение самооценки: совершенствование наших методов. Журнал личности и социальной психологии, 48 , 1490–1502.

    Артикул Google ученый

  • Диннер, Э., Оиси, С., и Лукас, Р. Э. (2003). Личность, культура и субъективное благополучие: эмоциональная и когнитивная оценка жизни. Ежегодный обзор психологии, 54 , 403–425.

    Артикул Google ученый

  • Фельдман Р. и Масалха С. (2007). Роль культуры в смягчении связей между ранним экологическим риском и адаптацией детей раннего возраста. Развитие и психопатология, 19 (1), 1–21.

    Артикул Google ученый

  • Фернандес Сеара, Дж. Л., и Миелго Роблес, Н. (1992). Escala de apreciación del estrés [Шкала оценки стресса]. Мадрид: ЧАЙ.

  • Фолкман С. и Московиц Дж. Т. (2000). Стресс, положительные эмоции и преодоление. Текущие направления в психологии, 9, 115–118. (Перепечатано в The Western Psychologist , октябрь 2000 г.).

  • Фолштейн, М., Фолштейн, С.Э., и МакХунг, П.Р. (1975). Минимальное психическое состояние: практический метод оценки когнитивного состояния пациентов для клинициста. Журнал психиатрических исследований, 12 , 189–198.

    Артикул Google ученый

  • Фредриксон, Б.Л., и Браниган, К. (2005). Положительные эмоции расширяют сферу внимания и репертуар мысли-действия. Познание и эмоции, 19 , 313–332.

    Артикул Google ученый

  • Гоу, А. Дж., Патти, А., Уайтман, М. С., Уолли, Л. Дж., и Дири, И. Дж. (2007). Социальная поддержка и успешное старение: исследование взаимосвязи между когнитивными изменениями в течение жизни и удовлетворенностью жизнью. Журнал индивидуальных различий, 28 (3), 103–115.

    Артикул Google ученый

  • Греве, В.и Штаудингер, UM (2006). Устойчивость в более позднем взрослом и пожилом возрасте: ресурсы и возможности для успешного старения. В D. Cicchetti & A. Cohen (Eds.), Психопатология развития (2-е изд., стр. 796–840). Нью-Йорк: Уайли.

    Google ученый

  • Гуччиарди, Д. Ф., Джексон, Б., Коултер, Т. Дж., и Маллетт, К. Дж. (2011). Шкала устойчивости Коннора-Дэвидсона (CD-RISC): размерная и возрастная инвариантность измерений у австралийских игроков в крикет. Психология спорта и физических упражнений . doi: 10.1016/j.psychsport.2011.02.005.

  • Хекхаузен, Дж. (2001). Адаптация и устойчивость в среднем возрасте. Справочник по развитию среднего возраста (стр. 345–394). Нью-Йорк: Уайли.

    Google ученый

  • Джексон, Л.М., Пратт, М.В., Хансберг, Б., и Пэйсер, С.М. (2005). Оптимизм как посредник отношения между воспринимаемой родительской авторитетностью и адаптацией среди подростков: поиск солнечной стороны. Социальное развитие, 14 , 273–305.

    Артикул Google ученый

  • Хименес, А. М. Г. (2008). Resiliencia psicológica en la edad Adulta y la vejez, un estudio transcultural (Психологическая устойчивость во взрослом возрасте и старении, межкультурное исследование). Неопубликованная докторская диссертация, Автономный университет Мадрида.

  • Джуп Д. и Ротт К. (2006).Адаптация в глубокой старости: изучение роли ресурсов, убеждений и взглядов на счастье долгожителей. Психология и старение, 21 (2), 266–280.

    Артикул Google ученый

  • Кесслер, Э. М., и Штаудингер, У. М. (2007). Пластичность в пожилом возрасте: микро- и макроперспективы социального контекста. В Х.-В. Валь, К. Теш-Рёмер и А. Хофф (ред.), Новая динамика в пожилом возрасте: индивидуальные, экологические и социальные перспективы (стр.361–381). Амитивилль, Нью-Йорк: Бэйвуд.

    Google ученый

  • Кинард, Э. М. (1998). Методологические вопросы оценки жизнестойкости детей, подвергшихся жестокому обращению. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 22 (7), 669–680.

    Артикул Google ученый

  • Краузе, Н. (2004). Жизненная травма, эмоциональная поддержка и удовлетворенность жизнью среди пожилых людей. Геронтолог, 44 (5), 615–623.

    Артикул Google ученый

  • Кунцманн, У., Литтл, Т., и Смит, Дж. (2002). Восприятие контроля: палка о двух концах в старости. Журнал геронтологии: Серия B: Психологические науки и социальные науки, 57Б (6), 484–491.

    Артикул Google ученый

  • Лахман М.Э., Нойперт, С.Д., и Агригороай, С. (2011). Актуальность контрольных убеждений для здоровья и старения. Справочник по психологии старения (7-е изд., стр. 175–190). Нью-Йорк: Эльзевир.

    Google ученый

  • Лахман, М.Е., Росник, С.Б., и Рёке, К. (2009). Взлет и падение убеждений о контроле и удовлетворенности жизнью во взрослой жизни: траектории стабильности и изменений за десять лет. В HB Bosworth & C.Hertzog (Eds.), Старение и познание: методология исследования и эмпирические достижения. Десятилетие поведения (2000–2010 гг.) (стр. 143–160). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Глава Google ученый

  • Лейпольд, Б., и Грев, В. (2009). Устойчивость. Концептуальный мост между преодолением трудностей и развитием. Европейский психолог, 14 (1), 40–50.

    Артикул Google ученый

  • Левенсон, Х.(1975). Многомерный локус контроля у заключенных. Журнал прикладной социальной психологии, 5 (4), 342–347.

    Артикул Google ученый

  • Левенсон, Х. (1981). Различие между внутренним, могущественным другим и случайностью. В HM Lefcourt (Ed.), Research с локусом контрольной конструкции (том 1, стр. 15–63). Нью-Йорк: Академическая пресса.

    Google ученый

  • Лутар, С.С. (2006). Устойчивость в развитии: синтез исследований за пять десятилетий. В D. Cicchetti & DJ Cohen (Eds.), Психопатология развития: риск, расстройство и адаптация (стр. 740–795). Нью-Йорк: Уайли.

    Google ученый

  • Лутар, С.А., и Браун, П.Дж. (2007). Максимизация устойчивости за счет различных уровней исследования: преобладающие парадигмы, возможности и приоритеты на будущее. Развитие и психопатология, 19 , 931–955.

    Артикул Google ученый

  • Лутар С.С., Чиккетти Д. и Беккер Б. (2000). Конструкция устойчивости: критическая оценка и рекомендации для будущей работы. Развитие ребенка, 71 (3), 543–562.

    Артикул Google ученый

  • Маркес М., Изаль М., Монторио И. и Лосада А. (2006). Predicción del nivel de ansiedad a partir de la intensidad emocional y el afrontamiento cognitivo en situaciones amenazantes en personas jóvenes y mayores (прогноз уровня тревожности от эмоциональной напряженности и когнитивного преодоления в угрожающих ситуациях у молодежи и пожилых людей). Ансиедад-и-Эстрес, 12 , 305–316.

  • Маркес М., Изаль М., Монторио И. и Лосада А. (2008). Experiencia y regulación emocional a lo largo de la etapa Adulta del ciclo vital: сравнительный анализ en tres grupos de edad [Опыт и эмоциональная регуляция на взрослой стадии жизни: сравнительный анализ в трех возрастных группах]. Псикотема, 20 , 616–622.

    Google ученый

  • Мастен А.С. (2007). Устойчивость развивающихся систем: прогресс и перспективы по мере подъема четвертой волны. Развитие и психопатология, 19 , 921–930.

    Артикул Google ученый

  • Мастен, А.С. и Пауэлл, Дж.Л. (2003). Структура устойчивости для исследований, политики и практики: вклад проектной компетенции. В S. S. Luthar (Eds.), Устойчивость и уязвимость: адаптация в контексте невзгод детства (стр.1–25). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

  • МакКрей, Р. Р. (1982). Возрастные различия в использовании копинг-механизмов. Журнал геронтологии, 37 , 454–460.

    Google ученый

  • Монторио, И., и Изал, М. (1998). Успешное старение. Но почему пожилые люди не впадают в депрессию? Психология в Испании, 2 (1), 27–46.

    Google ученый

  • Ньюман, Р. (2005). Инициатива APA по обеспечению устойчивости. Профессиональная психология: исследования и практика, 36 (2), 227–229.

    Артикул Google ученый

  • Онг, А.Д., Бергеман, К.С., Бисконти, Т.Л., и Уоллес, К.А. (2006). Психологическая устойчивость, положительные эмоции и успешная адаптация к стрессу в дальнейшей жизни. Журнал личной и социальной психологии, 91 (4), 730–749.

    Артикул Google ученый

  • Павот В. Г., Динер Э., Колвин К., Рэндалл К. и Сандик Э. (1991). Дальнейшая проверка шкалы удовлетворенности жизнью: доказательства кросс-методной конвергенции показателей благополучия. Журнал оценки личности, 57 (1), 149–161.

    Артикул Google ученый

  • Педхазур, Э. Дж. (1982). Множественная регрессия в поведенческих исследованиях: объяснение и предсказание (2-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

    Google ученый

  • Резник, Б.А., и Ингуито, П.Л. (2011). Шкала устойчивости: психометрические свойства и клиническая применимость у пожилых людей. Архив психиатрического ухода, 25 (1), 11–20.

    Артикул Google ученый

  • Ричардсон, Г. (2002). Метатеория устойчивости и устойчивости. Журнал клинической психологии, 58 , 307–321. дои: 10.1002/jclp.10020.

    Артикул Google ученый

  • Розенберг, М. (1965). Общество и самооценка подростка . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

  • Раттер, М. (2007). Устойчивость, компетентность и умение справляться. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 31 , 205–209.

    Артикул Google ученый

  • Рифф, CD (1982). Успешное старение: подход к развитию. Геронтолог, 22 (2), 209–214.

    Артикул Google ученый

  • Рифф, К.Д., Сингер Б., Диенберг Лав Г. и Эссекс М. (1998). Устойчивость во взрослом возрасте и в дальнейшей жизни. В J. Lomraz (Ed.), Справочник по старению и психическому здоровью. Интегративный подход (стр. 69–99). Нью-Йорк и Лондон: Plenum Press.

    Google ученый

  • Шайер, М., Карвер, К.С., и Бриджес, М.В. (1994). Отличие оптимизма от невротизма (и личностной тревожности, самообладания и самооценки): переоценка теста жизненной ориентации. Журнал личности и социальной психологии, 67 , 1063–1078.

    Артикул Google ученый

  • Селигман, MEP (2002). Истинное счастье: использование новой позитивной психологии для реализации вашего потенциала для постоянного удовлетворения . Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Google ученый

  • Селигман, М.Э.П., и Чиксентмихайи, М.(2000). Позитивная психология: введение. Американский психолог, 55 , 5–14.

    Артикул Google ученый

  • Урибе, А.Ф., Родригес, И., и Вальдеррама, О.Л. (2007). Actitud y miedo ante la muerte en Adultos Mayores (отношение к смерти и страх смерти у пожилых людей). Pensamiento Psicológico, 3 (8), 109–120.

    Google ученый

  • Велес, Х., Оспина Муньос, Д.Э., Кабаркас Иглесиас, Г., и Хамфрис, Дж. (2005). Resiliencia, espiritualidad, aflicción y tácticas de resolución de conflictos en mujeres maltratadas [Стойкость, духовность, страдания и тактика разрешения конфликтов у женщин, подвергшихся побоям]. Revista de Salud Pública, 7 (3), 281–292.

    Google ученый

  • Висдомине Лозано, Дж. К., и Лучано, К. (2006). Locus de control y autorregulación Conductual: пересмотр концептуальных и экспериментальных методов.[Локус контроля и поведенческой саморегуляции: концептуальные и экспериментальные обзоры]. Международный журнал клинической психологии и психологии здоровья, 6 (3), 729–751.

  • Wagnild, G., & Young, HM (1990). Устойчивость пожилых женщин. Журнал стипендий медсестер, 22 , 252–255.

    Артикул Google ученый

  • Во, К. Э., Фредриксон, Б. Л.и Тейлор, С.Ф. (2008). Адаптация к жизненным пращам и стрелам: индивидуальные различия в устойчивости при восстановлении после ожидаемой угрозы. Журнал исследований личности, 42 , 1031–1046.

    Артикул Google ученый

  • Вернер, Э. Э. (1995). Устойчивость в развитии. Современные направления психологической науки, 4 , 81–85.

    Артикул Google ученый

  • Волински Ф. Д., Вандер Вег М. В., Мартин Р., Унверзагт Ф. В., Уиллис С. Л., Марсиске М. и др. (2009). Улучшает ли когнитивная тренировка внутренний локус контроля у пожилых людей? Журнал геронтологии: социальные науки, 65Б (5), 591–598.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.