Содержание

Эпилептоидный психотип. Психология лжи и обмана [Как разоблачить лжеца]

Эпилептоидный психотип

В основе эпилептоидности лежит вязкая, энергетически ослабленная нервная система. Кору головного мозга образуют, по одним подсчетам, девять, по другим – четырнадцать миллиардов нейронов. И если повреждена кора полушарий головного мозга (например, при прохождении ребенком родовых путей), то нейроны, которые были в свое время недостаточно развиты, начинают значительно медленнее, чем их здоровые собратья, решать возложенные на них информационные задачи, снижается не только их быстродействие, снижаются и объемы памяти. Такие нейроны не способны решать сложные психические задачи, сложно мыслить, проявлять эмоции, так или иначе реализовывать речевые структуры, что особенно важно при организации лжи. В органически измененных участках коры головного мозга, включая так называемые подкорковые структуры, накапливается и застаивается возбуждение, которые происходит из-за большого потока информации. Возбуждение застаивается, и в определенных центрах коры головного мозга образуются так называемые пробки. Возбуждение растет, начинает захватывать соседние участки мозга, и если оно не находит адекватного выхода, не получает разрядки посредством мышечного или интеллектуального действия, оно перерастает в раздражение. В свою очередь, раздражение достигает своего пика, прорывает заслон самоконтроля и резко вырывается наружу вспышкой агрессии. Вспышка агрессии может быть словесной или физической.

Внешний вид. Как правило, эпилептоиды (как мужчины, так и женщины) обладают атлетической конституцией. У них в жестикуляции преобладают так называемые мужские сигналы тела. Это жесты, которые идут от плеч вперед. Отсюда и возможность доминировать, поскольку они обладают большой мышечной массой. Как я уже сказал, телосложение у эпилептоидов, как правило, атлетическое. Центром силы у них являются плечи и горло, и вот именно «оттуда» ведет коммуникацию человек эпилептоидного типа.

Эпилептоиды носят короткие прически. Мужчины могут полностью отказаться от волос, женщины не пользуются большими, пышными прическами – они им мешают, волосы попадают в глаза, что, естественно, вызывает у людей подобного типа раздражение.

Пятна на костюме, на рабочей форме, где-то еще вызывают раздражение. Поэтому во внешнем виде эпилептоид стремится к тому, чтобы все было аккуратно и комфортно. Очень важная особенность – одежда эпилептоида надевается им исходя из контекста. То есть любая его одежда предназначена для своих целей: в одной он идет на работу, в другой едет на отдых, в этой идет в ночной клуб, в этой в магазин.

Мимика. Как уже говорилось, базовая эмоция у эпилептоида – это гнев, поэтому в старости у человека этого типа проявляются вертикальные морщины в районе корня носа. Брови опускаются, губы поджимаются, поэтому мимика даже в старости может носить иронично-агрессивный характер. При наклоне головы вперед проявляется определенная наступательность. Может быть и иная ситуация – мимика носит абсолютно безэмоциональный характер, то есть лицо не меняется, поскольку, как было сказано, зачастую нервная система не воспринимает сигналы извне.

Пантомимика и жестикуляция. У эпилептоида нет надобности так жестикулировать, как истероиды, поскольку это лишнее движение. Поэтому жесты, как правило, кинестетические, в пределах тела, шаблонно отработанные или же полностью отсутствуют. Из-за того что стратегия их мышления – это приписывание окружающему миру негативных намерений, необходимо напасть на что-то, чтобы «это не напало на тебя». И поэтому жестикуляция имеет вертикальный, так называемый агрессивный характер и направлена на объект опасности.

Общие поведенческие качества. Эпилептоид, как правило, человек властный. К людям эпилептоидного типа можно отнести маршала Г. Жукова, строителя ракет С. Королева, актрису Н. Мордюкову, актера М. Ульянова. При знакомстве человек эпилептоидного типа, как правило, проявляет подозрительность, для него на первом этапе характерно прищуривание глаз. Почему? Потому что вы для него новый. В данном случае нужно понять, опасен или неопасен неизвестный человек. Эпилептоид воспринимает мир только с помощью своих органов чувств, предпочитая абсолютно четкие конкретные ощущения, из которых он выстраивает свое собственное мировоззрение. Слова Ленина: «Материя – это объективная реальность, данная нам в ощущениях» – являются девизом эпилептоида.

Это целеустремленный, волевой, деловой человек, и – самое главное – это человек практического склада ума. Он может быть хорошим предпринимателем, хорошим руководителем, который правильно, достаточно четко оценивает деловые качества людей и умеет организовать работу. Однако в отношении себя не способен выносить приказного тона. Он опирается на те цели, которые в настоящем дают адекватные, понятные для эпилептоида результаты, и идет к ним несмотря ни на что. Действует достаточно точно, прагматично, на основе простого анализа ситуации, проявляя напористость. Поддерживает порядок, дисциплину. Эпилептоид не склонен к внешним проявлениям эмоций, однако готов оказать помощь по существу, если это необходимо. Всегда берется за дело, если понимает, что в этом деле ему все понятно и он может выполнить его успешно. Эпилептоид крайне плохо разбирается в эмоциональных состояниях других людей, поскольку их система мышления – это чужая модель мира. Он воспринимает эмоциональное состояние только в том случае, если оно понятно для него. Испытывает сильные затруднения, если нужно выразить свои собственные эмоции и чувства. Ориентирован на конкретные действия.

Эпилептоид очень долго помнит обиды и, когда появляется возможность, старается не только их высказать, но и продемонстрировать. Эпилептоид не выносит сложных семейных межличностных отношений и практически слабо воспринимает любые абстрактные реальности. Достаточно часто бывает в плохом настроении. Если эпилептоид не занят деятельностью, то может начать проявлять деструктивные тенденции. Для спокойного, с точки зрения эпилептоида, существования в социуме может подавлять свое собственное «я», вводить самоограничение, вытеснять влечения, поскольку они не соответствуют морали и идеалам общества, в котором он существует. Эпилептоид является морализатором. Его деструктивная мотивация великолепно отражена у Тургенева в образе нигилиста Базарова, который заявляет о том, что «наша обязанность – разрушить, а строить будут другие». Он прекрасный наставник для молодых людей, особенно если находится в архетипе воина. Если найдутся люди, которые внедрят его грандиозные замыслы в практику, он способен стать вождем, неким гуру. Однако сильно нетерпим к критике и в некоторых ситуациях может проявлять себя как деспот.

Эпилептоид уверен в себе, он может быть предприимчивым, активным человеком, который так или иначе практически всегда стремится быть лидером в коллективе и причем не останавливается на достигнутом, старается расширить сферу своего влияния. Это достаточно настырный человек. Он стремится к прямолинейному достижению своей цели, может менять тактику борьбы. Эпилептоид – манипулятор. Он жестоко манипулирует чувствами других людей и может быстро менять симпатию на антипатию, неудержим в проявлениях своих чувств и желаний. И, как правило, руководствуется ими в повседневной жизни. Предпочитает брать от жизни все блага, особенно материальные. Может совершать импульсивные поступки в опоре на дисфорию.

Если говорить об эмоциях и чувствах, то эпилептоиды проявляют страстную любовь, щедрость, но при этом обязательно ощущают какие-то предчувствия и подозрительность. Не воспринимают модель внутреннего мира других людей, переживания окружающих, какие-то эмоциональные личностные чувства других считают проявлением неадекватности и нездоровья. Не понимает здравого смысла, разумного стиля поведения, крайне плохо отделяет главное от второстепенного, что может привести к краху его планов. Отличается большой любовью к порядку, иногда переходящей в педантизм.

Сексуальная жизнь характеризуется неудержимостью, требованием разрядки, активности при одновременном проповедовании воздержания и желании страстно-романтических отношений с несколькими партнерами.

Эпилептоиды склонны к упорным возражениям, если что-либо нарушает их картину мира, к дисфорически злобным аффектам. Вместе с тем они успешны в военном искусстве, среднем и мелком бизнесе, торговле. Великолепно работают в охране. Главный девиз жизни: здесь и сейчас, а все остальное неважно. Классическим примером эпилептоидной женщины можно назвать Маргариту Павловну Хоботову из фильма «Покровские ворота», управдома в исполнении Н. Мордюковой из фильма «Бриллиантовая рука», старуху из сказки А. Пушкина «О рыбаке и рыбке» и ряд других персонажей.

Криминальный профиль. Эпилептоид – один из самых криминальных типов. Именно им свойственны подготовленные преступления. Именно они совершают спонтанные преступления в измененном состоянии сознания – в состоянии аффекта, алкогольного опьянения. Им свойственны такие деяния, как кражи со взломами, угоны, грабежи, разбои. Именно они в измененном состоянии сознания способны совершать изнасилования, и даже в отношении лиц одного с ними пола. Говоря другим языком, эпилептоид – воин от природы. Поэтому нужно понимать его воинствующую стратегию поведения и отслеживать ее.

Как они лгут. Люди эпилептоидного типа самые простые для детекции лжи, потому что они очень плохо работают с информационными потоками. Базовое поведение, в котором они находятся, – это нейтрализация. То есть эпилептоид старается полностью себя контролировать, сам не понимая того, что этим выдает себя, причем на самом раннем этапе проведения верификационной проверки.

После этого начинается отрицание: «Это не я, я этого сделать не мог». Человек начинает демонстрировать некую модель мира. «Я не знаю, зачем вы у меня спрашиваете. Я сюда за зарплатой приехал», – говорит один из попавших в неприятную ситуацию эпилептоидов. Дальше в сценарии поведения эпилептоида всегда проявляется шаблонность действий. Он очень сильно опирается на ректильный мозг, поскольку находится в состоянии стресса.

Люди эпилептоидного типа ведут себя исходя из принципов замещения, вымещения действий на других людях. Они живут по принципу «это не я, это другие люди». Как правило, эпилептоиды очень слабо испытывают чувство вины и стыда, в связи с тем что отсутствует самокритика. Если верификатор, с которым беседует эпилептоид, оказался слабым, эпилептоид может проявить агрессивность. То есть он вымещает зло на нем, после чего может выйти из кабинета, убежать, проявить агрессию как в активной, так и в пассивной форме.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

2. Общие характеристики теста восьми влечений Сонди

2. Общие характеристики теста восьми влечений Сонди

Общие характеристики теста восьми влечений Сонди

Как уже говорилось, стимульны и материал методики представлен шестью сериями портретов ( I — VI ), в каждой серии — 8 портретов людей, у каждого из ко­торых в наиболее чистом виде представлена определенная патология: сексуальная недифференцированность, агрессивность, проявляющаяся садо-мазохистическими тенденциями, эпилептоидные черты, истерические, кататонические проявления, паранойяльность, депрессия, маниакальное состояние.

В процессе обследования испытуемому предлагается выбрать сперва 2 симпатичных (или наиболее приемлемых) портрета, а затем — 2 наименее симпатичных (неприемлемых) портрета из 8 предъявляемых и разложенных согласно их порядковому номеру портретов первой серии. Эта процедура повторяется каждый раз по предъявлении каждой новой серии — их всего 6. Выбранные портреты регистрируются’ согласно порядковому номеру каждого портрета от 1 до 8 и коду каж­дого портрета, отражающему его факторное значение:

  • h — сексуальная недифференцированность;
  • s — садизм — мазохизм;
  • е — эпилептоидные тенденции;
  • hy — истерические склонности;
  • k — кататонические проявления;
  • р — паранойяльность;
  • d — депрессивное состояние; m — маниакальные проявления.

Римская цифра указывает на номер серии от I до VI . Таким образом, каждое из шести предъявлений содержит 8 портретов, которые раскладываются перед испытуемым в два ряда в соответствии с их нумерацией.

Испытуемому дается следующая инструкция: «Вам будут предлагаться серии портретов. Вглядитесь в них внимательно. Сперва отберите тот, который Вы хотя бы относительно предпочитаете перед остальными, а затем другой, тоже пред­почитаемый, но чуть меньше первого. Если даже это трудно сделать и не нравит­ся ни один из них, то выберите тот, что меньше всех не нравится, а затем — следующий за ним». Испытуемый может выложить ряд из 8 портретов, принад­лежащих одной серии, при этом получится континуум, у которого 2 полюса полюс симпатии и полюс антипатии. 2 первых засчитываются как пред­почитаемые, 2 последних — как отвергаемые. При сильном сопротивлении, кото­рое чаще всего носит эгозащитный характер, исследование можно проводить следующим образом: после выполненной инструкции «Выберите, пожалуйста, два наиболее приятных или симпатичных портрета из лежащих перед Вами», оба выбранных портрета убираются и складываются в отдельную стопочку.

Затем следует инструкция: «Отберите, пожалуйста, 2 самых неприятных портрета и дайте мне их». Эти 2 портрета также убираются из поля зрения испы­туемого и складываются в отдельную стопочку отвергаемых портретов.

Такая процедура проделывается с каждой из шести серий. Испытуемый должен начинать рассмотрение портретов и делать свой выбор лишь тогда, когда все 8 портретов данной серии лежат перед ним. При этом следует строить экспе­римент таким образом, чтобы время на раздумье было ограничено. Необходима первая непосредственная реакция Исследование, обозначенное Сонди как «заднеплановый заход» (в нашей модификации — «второй план»), предусматривает довыбор испытуемым наиболее симпатичных и отвергаемых — 2 и 2 — из оставшихся после первого выбора портретов каждой серии. Каждый заднеплановый личностный профиль формируется отдельно и сравнивается с данными первого исследования по векторной формуле.

Личностный профиль испытуемого вырисовывается при заполнении спе­циальных сеток. При многократных исследованиях их столько, сколько проведе­но обследований. Каждая отдельная сетка заполняется при очередном обследова­нии. Сетка представляет собой заготовку для получения профиля.

Для многократных исследований заготавливаются два регистрационных листа, каждый содержит десять сеток. Один набор сеток предназначен для переднеплановых заходов, второй — для дополнительного, «заднештанового» исследования.

Формула такого выбора выглядит так: b + s — e + hyO k — p — dO m +.

Каждая сетка предназначена для заполнения данными одного однократного исследования. Связанные с количественными показателями такого исследования толкования менее надежны, так как в значительной степени обусловлены кон­кретной ситуацией (аналогично методу цветовых выборов Люшера). Однако, и ситуативно обусловленные реакции уходят корнями в базисные свойства личности, в конституциональную предиспозицию, которая в значительной степени предопределяет непосредственные влечения, неподвластные сознанию пове­денческие акции. Поэтому даже ситуативно обусловленные проявления отражают реакцию, свойственную данному типу личности. В связи с вышесказанным, а также учитывая условия, в которых большей частью работает практический психолог (лимит времени, загруженность, требования работодателя), можно предположить, что однократное исследование окажется предпочитаемым видом использования методики.


Тест восьми влечений Сонди и его модификация

Методика, разработанная в 30-е годы XX столетия венским психологом Л.Сонди (в других переводах – Зонди, Шонди или Сцонди), основана на эмпирических данных, полученных при многочисленных исследованиях в основном лиц с серьезными проблемами или психическими заболеваниями. Однако в последствии она широко применялась как проективный личностный тест, при этом обращает на себя внимание тот факт, что Сонди приводит большой набор профессий, соотносимых с разными личностными паттернами, выявляемыми методикой.

Психологический эксперимент состоит в том. что обследуемому лицу предлагается выбрать наиболее симпатичные и наименее приятные портреты разных мужчин и женщин. Каждый портрет по своей физиогномической и психологической сущности отражает в наиболее заостренном виде проявление одной из основных восьми базисных человеческих влечений Сонди полагает, что типологически разные личностные структуры могут быть представлены различными сочетаниями этих 8-ми основных влечений. Каждое из них в зависимости от формализованных показателей выявляет ту или иную патологию или проблему обследуемой личности.

В обоснование своего метода Сонди высказывает предположение, что наиболее выраженную силу и психодиагностическое значение имеют портреты, которые соответствуют наиболее значимым потребностям индивида и генетически обусловленным склонностям. Свои предположения Сонди аргументирует проведенными экпериментальными исследованиями и клиническими наблюдениями. Портреты распределены на 6 серий по 8 портретов в каждой серии. Сама идея – использовать заостренные патологическим процессом личностные свойства не только для дифференциально-диагностических целей, но для изучения личности – лежит в основе многих психодиагностических методик, высвечивающих умеренными количественными показателями черты характера и свойства личности, которые при высоких показателях интерпретируются как отклонение от нормы. Такую параллель проводил еще в начале XX века Кречмер. Этот подход достаточно долго критиковался, однако на практике проблема преморбида и стигматизированное™ всегда была в центре внимания психиатров, а в последние десятилетия стала весьма актуальной для психологов, педагогов, а также других специалистов, занимающихся индивидуализацией учебного процесса, семейным консультированием, профориентацией и расстановкой кадров.

Правомерность такого подхода в свое время подчеркивалась и известным отечественным психологом Б.В. Зейгарник. Она видела широкие возможности для изучения личности на примере патологически заостренных черт психически больных людей, рассматривая их как огрубленную модель менее явных, смягченных и сбалансированных в норме личностных свойств.

Те специалисты (психологи, врачи, педагоги), которым довелось познакомиться с тестом Сонди, безусловно обратили внимание на заметное своеобразие тезауруса автора методики и сложность сопоставления данных с результатами других исследований В значительной степени это связано с чисто психоаналитической базой интерпретационного подхода автора, к тому же и с определенным анахронизмом в понимании психоанализа который за последние полвека получил свое дальнейшее развитие В то же время определенные трудности в понимании того что хотел сказать своим читателям автор, специалисты испытывают из-за того, что многие переводы работ Сонди грешат неточностью Здесь лишний раз подтверждается ставшее уже расхожим мнение о том, что при переводе опыт и знания специалиста в его профессиональной сфере не менее важны, чем знание иностранного языка.

Все эти трудности привели к необходимости модификации как самой процедуры обследования, так и толкования результатов. В первую очередь, не смотря на стремление максимально сохранить специфику стиля Л.Сонди, временами приходилось прибегать к более понятной современному психологу терминологии Что касается интерпретации, то в модифицированном варианте она базируется на теории ведущих тенденций, которая рассматривает личность как образование, уходящее корнями в генетически заданную предиспозицию. Ведущие тенденции это те устойчивые судьбо-реализующие свойства, которые пронизывают все уровни личности и во многом предопределяют стиль жизни, выбор профессиональной деятельности, сферы социальной активности, а также значительно влияют на формирование индивидуальной иерархии ценностей.

В модифицированном варианте все портреты были выполнены заново известным и весьма талантливым художником Б.И.Энским с сохранением их психологической сущности и сходства с оригиналом. Затем валидность теста была проверена в эксперименте на репрезентативных группах нормы и контингента клиники пограничных состояний.

Тест в сущности не является таким количественным методом, в котором рестандартизация могла бы уточнить популяционные нормативы Сам Л.Сонди на основании экспериментальных данных утверждает, что этнические и культурно-социальные аспекты не влияют на результаты тестирования, так как структура влечений, лежащая в основе перцепции материала методики, универсальна для людей любой национальности и социально-региональной принадлежности. Поэтому адаптация теста в основном сводится к ревалидизации выявляемых методикой феноменов, что и было сделано в процессе работы над модифицированным вариантом теста путем сопоставления данных с результатами других психодиагностических тестов и данными объективного наблюдения.

Главная цель, которую преследовал автор новой разработки теста это изучение концептуальной основы методики и ее феноменологической сопоставимости с индивидуально-типологическим подходом лежащим в основе теории ведущих тенденций. Кроме того модификация метода позволила использовать категориально-понятийный арсенал современного психолога и уточнить феноменологическую структуру теста в контексте приведенной выше типологии индивидуально-личностных свойств.

Общие характеристики теста восьми влечений Сонди.

Как уже говорилось, стимульный материал методики представлен шестью сериями портретов (I – VI) в каждой серии – 8 портретов людей, у каждого из которых в наиболее чистом виде представлена определенная патология сексуальная недифференцированность, агрессивность, проявляющаяся садо-мазохистическими тенденциями, эпилептоидные черты, истерические, шизоидные проявления паранойяльность, депрессия, маниакальное состояние.

В процессе обследования испытуемому предлагается выбрать сперва 2 симпатичных (или наиболее приемлемых) портрета, а затем – 2 наименее симпатичных (неприемлемых) портрета из 8 предъявляемых и разложенных согласно их порядковому номеру портретов первой серии. Эта процедура повторяется каждый раз по предъявлении каждой новой серии – их всего 6. Выбранные портреты регистрируются согласно порядковому номеру каждого портрета от 1 до 8 и коду каждого портрета, отражающему его факторное значение: h – сексуальная недифференцированность; s – садизм-мазохизм; е – эпилептоидные тенденции; hy – истерические склонности; к – кататонические проявления; р – паранойяльность; d- депрессивное состояние; m – маниакальные проявления.

Римская цифра указывает на номер серии от I до VI Таким образом, каждое из шести предъявлений содержит 8 портретов, которые раскладываются перед испытуемым в два ряда в соответствии с их нумерацией.

Испытуемому дается следующая инструкция: «Вам будут предлагаться серии портретов. Вглядитесь в них внимательно. Сперва отберите тот который Вы хотя бы относительно предпочитаете перед остальными, а затем другой тоже предпочитаемый, но чуть меньше первого. Если даже это трудно сделать и не нравится ни один из них, то выберите тот, что меньше всех не нравится, а затем – следующий за ним». Испытуемый может выложить ряд из 8 портретов, принадлежащих одной серии, при этом получится континуум, у которого 2 полюса – полюс симпатии и полюс антипатии 2 первых засчитываются как предпочитаемые, 2 последних – как отвергаемые. При сильном сопротивлении, которое чаще всего носит эго-защитный характер исследование можно проводить следующим образом после выполненной инструкции «Выберите, пожалуйста, два наиболее приятных или симпатичных портрета из лежащих перед Вами», оба выбранных портрета убираются и складываются в отдельную стопочку. Затем следует инструкция «Отберите, пожалуйста, 2 самых неприятных портрета и дайте мне их». Эти 2 портрета также убираются из поля зрения испытуемого и складываются в отдельную стопочку отвергаемых портретов Такая процедура проделывается с каждой из шести серий. Испытуемый должен начинать рассмотрение портретов и делать свой выбор лишь тогда, когда все 8 портретов данной серии лежат перед ним. При этом следует строить эксперимент таким образом чтобы время на раздумье было ограничено. Необходима первая непосредственная реакция. Исследование обозначенное Сонди как ‘заднеплановый заход» (в нашей модификации – второй план ), предстовляет довыбор испытуемым 2-х симпатичных и 2-х отвергаемых из оставшихся после первого выбора портретов каждой серии. Каждый заднеплановый личностный профиль формируется отдельно и сравнивается с данными первого иследования по векторной формуле. Личностный профиль испытуемого вырисовывается при заполнении специальных сеток.

S

P

Sch

C

h

s

e

hy

k

p

d

m

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заполненная сетка выглядит следующим образом

S

P

Sch

C

h

s

e

hy

k

p

d

m

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

X

 X

 

X

 

 

 

X

 X

 X

 

 X

X

X

X

 X

 X

 X

X

 X

 

 X

 X

 

 

 

 X

 X

 

 X

 X

 

 

 

 X

 

 

 X

 

 

 

 

 

 

 

 X

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Формула такого выбора выглядит так: h+ s- e+_hy0 r-! p- d+ m+ .

Для многократных исследований заготавливаются два регистрационных листа, каждый содержит десять сеток. Один набор сеток предназначен как для одноразового, так и для многократных «переднеплановых» иследований, а второй – для дополнительных, «заднеплановых» иследований. Каждая сетка предназначена для заполнения данными одного однократного иследования. Показатели такого иследования менее надежны, так как в значительной степени обусловлены конкретной ситуацией (аналогично методу цветовых выборов Люшера). Однако, и ситуативно обусловленные реакции уходят корнями в базисные свойства личности, в конституциональную предиспозицию которая в значительной степени предопределяет непосредственные влечения, неподвластные сознанию поведенческие акции. Поэтому даже ситуативно обусловленные проявления отражают реакцию свойственную данному типу личности. В связи с вышесказанным а также учитывая условия, в которых большей частью работает практический психолог (лимит времени, загруженность, требования работодателя), можно предположить, что однократное исследование окажется предпочтительным видом использования методики.

Количественные показатели методики

Количественные показатели основываются на количестве выборов портретов одной серии, которое в свою очередь формируется из числа предпочитаемых и отвергаемых портретов этой серии Затем показатели разных серий сравниваются между собой. Выделяется три вида реакций средняя, нулевая и полная. Средней называется такая реакция на выбор портретов, когда испытуемый выбирает в среднем 3 (от 2 до 4) из 6 портретов одной серии (т.е. одного фактора).

При нулевой реакции испытуемый из 6 портретов одного фактора не выбирает ни одного портрета или выбирает самое большее один как симпатичный и один как несимпатичный портрет.

При полной реакции испытуемый выбирает все 6 или 5, самое меньшее 4 портрета одного какого-либо фактора, при этом суммируются и выбираемые, и отвергаемые портреты, т.е. = (п+) + (п-)

Нулевой реакцией является та, при которой испытуемый не выбирает ни одного или выбирает как симпатичный ( или несимпатичный) только один портрет из соответствующего фактора, представляет крайнюю степень выраженности раскрываемого данным фактором влечения, но в состоянии разряженности, отреагирования, удовлетворения данной потребности. Напрашивается аналогия с интерпретацией цветового выбора, в котором тот или иной цветовой эталон, отражающий ведущую потребность, расположен на первых позициях, что означает потребность актуальна, но не фрустрирована, или с цветами индифферентной зоны выбора, когда потребность не актуальна, находится в состоянии полного удовлетворения.

Полная реакция – так обозначается выбор, при котором 6, 5 или самое меньшее 4 портрета одного и того же фактора отобраны все равно, как предпочитаемые или отвергаемые. Согласно опыту, такой выбор выявляет то влечение или личностную тенденцию, которая оказывает наибольшее динамическое воздействие, т е требует разрешения. При этом реакция может быть позитивной, если все (или почти все) выборы выявлены как симпатичные, и негативной, если все (или почти все) выборы расцениваются как несимпатичные. При комбинированном выборе речь пойдет об амбивалентной реакции. Полная реакция имеет двоякое значение она может выявлять наиболее динамически сильный фактор, который не проявляется в спонтанном отреагировании, но сублимируется в профессиональном выборе, в дружеских отношениях, в любви и увлечениях или трансформируется в болезненные проявления Она также может обозначать состояние, которое предшествует проявлению какого-либо нереализованного но актуального влечения в то время как нулевая реакция указывает на влечение или склонность, которая себя уже проявила.

Таким образом Сонди считает, что между полной и нулевой реакциями нет качественной разницы Разница только динамическая речь идет о двух последовательных состояниях одной и той же склонности, сменяющих друг друга – состояние максимального напряжения и состояние разрядки. Отсюда, нулевую реакцию следует понимать не как отсутствие данной склонности, а как спад напряженной потребности после разрядки. Этим следует объяснить изменчивость профиля влечений при повторных исследованиях когда полная реакция в одном выборе сменяется нулевой реакцией в другом, и наоборот. Такая подвижность показателей по тому или иному фактору имеет важное диагностическое значение. В связи с этим Сонди рекомендует большое количество повторных исследований с помощью теста 8-ми влечений на протяжении любого отрезка времени (от нескольких в течение одного дня до многократных в течение месяца, года или нескольких лет).

Состояние напряженной потребности, выявляемое полной реакцией по какому-либо фактору, может проявиться двояко отреагирование вовне т е реакция, предшествующая удовлетворению влечения и вытеснение неот-реагированного влечения в подсознание, сублимация его в профессиональной деятельности межличностных отношениях, интересах и увлечениях. В любом случае динамическое накопление влечения (склонности) определяет состояние готовности к разрядке. При генотипической полной реакции происходит прямое отреагирование, при генотропической – путем трансформации в иной, социально приемлемый, сублимированный вариант реализации влечения. В связи с вышесказанным полные реакции подразделяются следующим образом: максимальный выбор симпатичных портретов в рамках определенного фактора выявляет напряженность влечения, готового к разрядке вовне. Испытуемый не пытается сдерживать это влечение и ждет лишь удобного момента к его реализации.

Максимальное количество отвергаемых портретов того же фактора определяет то переполняющее его влечение, которое он отвергает, неосознанно вытесняет или подавляет из-за невозможности реализации этого влечения в конкретной обстановке, что влечет за собой сублимацию нереализованного влечения через генотропические тенденции, проявляющиеся в профессиональном выборе, в сфере интересов, в межличностных контактах словом – в социализированной форме, в качестве компенсаторных реакций.

Реакции, при которых испытуемый выбирает по меньшей мере 2 портрета как симпатичных и как минимум 2 – несимпатичных, называются амбивалентными Если испытуемый выбирает 4, 5 или 6 портретов, но среди них есть и симпатичные и несимпатичные, то такой двойственный выбор называется амбиэквальным.

Таким образом реакции:

+2   +3   +3   +4   +2   +2  
-2    -3    -2    -2    -3    -4 – являются амбивалентными (двойственными), из них первые две и
амбиэквальными (равными).
Рассматриваются по отдельности каждый » +» с соответствующим ему внизу «-«.

Реакции типа   +1
                       -1  – относятся к разряду нулевых.

  +2   +3   +4   +5  
  -1    -1    -1   -1     – позитивные реакции.

Реакции типа   +1    +1    +1    +1    – негативные реакции.
                          -2     -3    -4     -5

Амбиэквальные реакции выявляют двойственность внутриличностной установки на соответствующее фактору влечение: влечение одновременно и подтверждается и отвергается. По направленности, таким образом, различают позитивную, негативную, двойственную – амбиэквальную и амбивалентную, а также нулевую (разрядка) реакции.

Позитивными реакциями являются:
      +6    +5    +4    +3    +2    +2    +3    +4    +5  
      -0     -0     -0    -0     -0     -1     -1     -1    -1

т.е. реакции, при которых испытуемый выбирает из 6 портретов одного итого же фактора склонности по меньшей мере 2 в качестве симпатичных и самое большее 1 в качестве несимпатичного.

Негативные реакции:
      +0    +0    +0    +0    +0    +1    +1    +1    +1   
      -6     -5     -4     -3    -2     -2     -3     -4    -5

т.е. реакции, при которых испытуемый выбирает из 6 портретов какого-либо фактора склонности по меньшей мере 2 в качестве несимпатичных и самое большее 1 в качестве симпатичного.

Двойственно направленные, амбивалентные или амбиэквальные реакции:
      +2    +3    +3    +4    +2   
      -2     -3     -2     -2    -3

При амбивалентных, двойственно направленных реакциях испытуемый выбирает из 6 портретов одного и того же фактора по меньшей мере 2 в качестве симпатичных и одновременно по меньшей мере 2 в качестве несимпатичных.

Разряженные или нулевые реакции:    0    +1    +1     0  
                                                                        0     0     -1     -1

– испытуемый не выбирает ни одного портрета из 6, относящихся к данному фактору, или выбирает только 1, или самое большее 2, но 1 как симпатичный и 1 – как несимпатичный. При позитивных реакциях испытуемый подтверждает удовлетворенность соответствующей тенденцией, при негативных – отвергает ее.

При амбивалентном отношении собственного Я к данной склонности проявляется двойственность в оценке данного фактора Реакция разрядки (нулевая) свидетельствует о разряженности генотипической склонности Избыточными называются реакции, когда выбираются или отвергаются более трех портретов одной серии. Если 4, то ставится один восклицательный знак » ! «, если 5 – » !! «, если все 6, то » !!! «. Амбивалентные реакции не могут превышать 4, поэтому они обозначаются только одним восклицательным знаком » ! «. При этом вариант +2/-4 обозначается как » i » (перевернутый восклицательный знак), из чего следует, что в знаменателе стоит большее число, поэтому больший вес имеет отрицательный выбор, то есть отвержение.

Л. Н. Собчик Введение в психологию индивидуальности

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Проективная техника – методики тесты рисунки проекции:

Тест Сонди — banshee_d — LiveJournal

Найдено во френдленте.

Методика, разработанная в 30-е годы XX столетия венским психологом Л.Сонди (в других переводах — Зонди, Шонди или Сцонди), основана на эмпирических данных, полученных при многочисленных исследованиях в основном лиц с серьезными проблемами или психическими заболеваниями. Однако впоследствии она широко применялась как проективный личностный тест, при этом обращает на себя внимание тот факт, что Сонди приводит большой набор профессий, соотносимых с разными личностными паттернами, выявляемыми методикой.

Психологический эксперимент состоит в том. что обследуемому лицу предлагается выбрать наиболее симпатичные и наименее приятные портреты разных мужчин и женщин. Каждый портрет по своей физиогномической и психологической сущности отражает в наиболее заостренном виде проявление одной из основных восьми базисных человеческих влечений Сонди полагает, что типологически разные личностные структуры могут быть представлены различными сочетаниями этих 8-ми основных влечений. Каждое из них в зависимости от формализованных показателей выявляет ту или иную патологию или проблему обследуемой личности.

Пройти тест

В процессе обследования испытуемому предлагается выбрать сперва 2 симпатичных (или наиболее приемлемых) портрета, а затем — 2 наименее симпатичных (неприемлемых) портрета из 8 предъявляемых и разложенных согласно их порядковому номеру портретов первой серии. Эта процедура повторяется каждый раз по предъявлении каждой новой серии — их всего 6. Выбранные портреты регистрируются согласно порядковому номеру каждого портрета от 1 до 8 и коду каждого портрета, отражающему его факторное значение: h — сексуальная недифференцированность; s — садизм-мазохизм; е — эпилептоидные тенденции; hy — истерические склонности; к — кататонические проявления; р — паранойяльность; d- депрессивное состояние; m — маниакальные проявления.

Римская цифра указывает на номер серии от I до VI Таким образом, каждое из шести предъявлений содержит 8 портретов, которые раскладываются перед испытуемым в два ряда в соответствии с их нумерацией.

У меня получились очень точные результаты, с учетом моего теперешнего состояния. Вот только с выбором профессии не угадали.

Тест 8-ми влечений Сонди и его модификации презентация, доклад, проект

Текст слайда:

Интерпретация результатов

Рассмотрим интерпретацию позитивных и негативных вы­боров по каждой потребности (фактору).Сонди считает, что по­требность (фактор) расщепляется на две противоположные тен­денции, которые на профиле обозначаются знаками (+) и (-).

Фактор «h» — сексуальная недифференцированность («эрос-фактор»). Позитивные выборы свидетельствуют о тенденции к персональной любви и нежности; негативные — о тенденции любви к человечеству, гуманизму.
Фактор «s» — садизм (фактор мужественности или «танатос-фактор»). Позитивные выборы свидетельствуют о таких качествах, как мужество, активность, агрессивность, садизм. Негативные — противоположные качества: цивилизованность, пассивность, покорность, готовность к самопожертвованию, благородство.
Обозначенные два фактора вместе создают вектор сексуаль­ного побуждения «S».
Фактор «е» — эпилептоидные тенденции («этос-фактор»). Позитивные выборы связаны с такими качествами, как добро­та, справедливость, терпимость, мягкость, готовность помочь другому. Негативные — с такими как накапливание гнева, рев­ность, нетерпимость, ненависть.
Фактор «hy» — истерические проявления («фактор мора­ли»). Позитивные выборы свидетельствуют о таких качествах, как демонстративность, стремление произвести впечатление на окружающих, артистизм. Негативные выборы — скромность, моральная цензура, склонность к фантазированию.
Эти два фактора создают вектор демонстративности «Р».
Фактор «к» — катотонные тенденции (материальный фактор Я). Позитивные выборы определяют присутствие таких лич­ностных качеств как эгоцентризм, педантизм, обидчивость, склонность к логически разумным процессам. Негативные — самоотрешенность, стремление приспособиться к коллективу.
Фактор «р» — паранойяльные тенденции (духовный фак­тор Я). Позитивные выборы свидетельствуют о стремлении к лидерству, соперничестве, завышенной самооценке. Негатив­ные — о заниженной самооценке, осторожности, подозритель­ности, ранимости.
Эти два фактора создают вектор «Я-побуждения» — «Sch».
Фактор «d» — депрессивно-меланхолические черты.
Фактор «m» — маниакальные проявления. Позитивные вы­боры подтверждают присутствие стремления к наслаждению, веселья, присутствия в группе; негативные выборы свидетель­ствуют о тенденции к одиночеству и самостоятельности.
Эти два фактора создают вектор социальной вовлеченно­сти «С».

В. шапарь практическая психология. Проективные методики

Серия «Психологический факультет»
В.Б. ШАПАРЬ, О. В. ШАПАРЬ
ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПРОЕКТИВНЫЕ МЕТОДИКИ

Ростов-на-Дону

«Феникс»

2006


УДК 159.9 ББК 88.3 КТК 016 Ш 23
Рецензенты: Д-р психол. наук A.B. Тимченко Д-р психол. наук Л. Т. Балабанова

Шапарь В. Б., Шапарь О. В. Ш 23 Практическая психология. Проективные методи­ки. / В. Б. Шапарь, О. В. Шапарь. — Ростов н/Д: Фе­никс, 2006. — 480 с. (Психологический факультет).


Книга посвящена проективным методикам исследования личности, теория и практика которых образуют самостоя­тельный раздел современной психодиагностики. Важнейшей отличительной особенностью проективных методик является то, что в них используются неопределенные или слабострук­турированные стимулы, создающие наиболее оптимальные условия для проявления внутреннего мира человека.

В настоящее время подобной литературы, изданной на тер­ритории стран СНГ, нет.

Книга предназначена для студентов и аспирантов, изучаю­щих психологию, психологов-практиков и всех интересующих­ся проблемами психологического исследования личности.
ISBN 5-222-08505-8

9785222085059

УДК 159.9 ББК 88.3

© Шапарь В. Б., Шапарь О. В., 2006 © Оформление: изд-во «Феникс», 2006


ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ (из истории проективного метода)

Проективные методики представляют собой специфи­ческую, довольно неоднородную группу психодиаг­ностических приемов клинической ориентации/По­следнее означает не столько направленность проективных методик на выявление тех или иных аномалий личности, сколько способность методик прогнозировать индивидуаль­ный стиль поведения, переживания и аффективного реаги­рования в значимых или конфликтных ситуациях, выявлять неосознаваемые аспекты личности.

История проективных методик — это и хронология, отме­чающая особо важные вехи развития проективной техники, и история развития проективного метода как целостного под­хода к пониманию природы личности и способов ее экспери­ментального изучения. Стало традиционным вести счет про­ективным методикам с теста словесных ассоциаций К. Юнга, созданного им в 1904-1905 гг. Метод вызова ответных ассоци­аций в психологии известен со времен В. Вундта и Ф. Гальтона, однако именно К. Юнгу принадлежит открытие и доказатель­ство феномена, лежащего в основе всех проективных мето­дик, а именно возможности посредством косвенного воздей­ствия на значимые области переживания и поведения человека («комплексы») вызывать пертурбации в экспериментальной деятельности. Юнг показал таким образом, что бессознатель­ные переживания личности доступны объективной диагно­стике. Впоследствии разнообразные варианты ассоциативно­го теста применялись для выявления чувства вины (детекторы лжи М. Вертгаймера и А. Лурия), асоциальных вытесненных влечений (Дж. Бруйер, Р. Лазарус, Л. Постмен, Ч. Эриксен и

др.), для отграничения нормы от патологии (Г. Кент и А. Ро­занов). Тесты незаконченных предложений и рассказов также нередко считают ведущими свое происхождение от ассоциа­тивного теста Юнга (Анастази Б., 1982; Abt L., Bellak L., 1950; Semeonoff В., 1976;Anzieu D., 1967).

Подлинный триумф проективной диагностики связан с по­явлением в 1921 г. «Психодиагностики» Г. Роршаха, опублико­ванной в Берне на немецком языке. Личная биография Герма­на Роршаха, его профессиональный путь, по-видимому, немало способствовали направлению его исследований и созданию оригинального метода, ставшего одним из самых известных в мировой психологии. Отказавшись от профессии художника, Роршах, тем не менее, много интересовался историей искусств, и живописи в частности. Ему было известно, что великий Ле­онардо да Винчи тренировал свое воображение путем длитель­ного рассматривания и интерпретаций причудливых конфи­гураций облаков на небе, влажных подтеков и неровностей на стене, лунных отблесков на застывшей воде. Заметим, что спо­собность человека одушевлять («чувствовать», по выражению Т. Липпса) окружающий предметный мир присуща всем лю­дям, детям и художникам в особенности. Вспомним излюблен­ный прием Г.-Х. Андерсена, заставлявшего оживать по ночам кухонную утварь, сплетничать о соседских обедах волшебный горшочек и философствовать бутылочное стеклышко. Не ис­ключено, что эта же особенность лежит в основе эстетического восприятия действительности.

Так, И. Сельвинский (1972) писал:

Отчего, когда глядим на волны, Видим вечность и судьбу людей? Отчего пургу зовем «седою», «Шепот» слышим там, где камыши? Оттого, что втайне красотою Мы зовем полет своей души.

Диссертация Г. Роршаха по медицине была посвящена изу­чению механизмов галлюцинаций, где он, между прочим, ссы­лается на однажды пережитое им состояние: во время первой в его медицинской практике аутопсии он явственно «видел», как ему пласт за пластом разрезают «мозг» и эти пласты падают пе­ред ним один за другим (Anzieu D., 1967). Переживание было очень ясным, живым и не только зрительным, но и сопровож­далось явственными тактильными и моторными ощущениями. Г. Роршах предположил, что в наших мечтах и фантазиях наряду со зрительными образами присутствует память и о пережитых движениях — кинетические образы, которые слагаются в осо­бый способ, модус мышления. Впоследствии Г. Роршах предпо­ложил, что чернильные пятна, адресованные зрительному вооб­ражению, растормаживают, оживляют моторные фантазии.

Известно, что до и независимо от Г. Роршаха с чернильны­ми пятнами экспериментировали и другие психологи (напри­мер, Ц. Е. Рыбаков в России, А. Бине и В. Анри — во Франции), однако именно Роршах был первым, кто доказал связь образов фантазии с основополагающими чертами и свойствами лично­сти. «Роршахиана» как дальнейшее развитие исследований и идей Г. Роршаха в настоящее время представлена двумя ведущи­ми направлениями — американским (Beck S., 1944; Klopfer В., Davidson H., 1962; Rapaport D. et al., 1945-1946) и европейским (Bцhm Е., 1978; Loosli — Usteri M., 1965).

Американских психологов отличает тенденция к теоретиче­скому обоснованию теста в русле идей «нового взгляда» и пси­хологии «эго», а также стремление к более строгому формали­зованному представлению и анализу эмпирических результатов. Европейские психологи в значительной мере сохраняют вер­ность оригинальной версии Роршаха, развивая и дополняя ее в духе ортодоксального психоанализа.

За время, прошедшее после выхода в свет «Психодиагности­ки», появились методики, родственные тесту Роршаха. Наибо­лее известны среди них Бен-Роршах («Вего») тест, тест Цулли-гера и тест Хольцмана. «Вего-тест» создавался Г Роршахом и его непосредственным сотрудником как параллельная серия оригинальному набору таблиц. Работа над тестом была законче­на Г. Цуллигером, также работавшим вместе с Роршахом. Цул-лигеру удалось доказать, что по основным показателям теста (общему количеству ответов, количеству целостных ответов, ответов на белое пространство, ответов с участием цвета и дви­жения) «Вего-тест» эквивалентен оригинальному набору таблиц. Г. Цуллигером в 1948 г. был предложен и собственный вариант теста — Z-тест, который состоит из трех таблиц — черно-белой, полихромной и черно-красной; обработка включает ряд отсут­ствующих в финальной версии показателей; главное отличие те­ста — краткость, формализованность анализа результатов.

Методика чернильных пятен Хольцмана (H.I.T.) отличается еще большей стандартизованностью и схематизацией. Она со­стоит из двух параллельных серий таблиц по 45 карточек в каж­дой; на каждую карточку испытуемый должен дать только один ответ. Достоинством H.I.T., сделавшим его наиболее валидным и надежным тестом среди дериватов методики Роршаха, явля­ется наличие нормативов и процентных показателей по основ­ным категориям шифровки ответов.

В отечественной психологии первые, крайне немногочис­ленные попытки применения теста Роршаха относятся к 20-30-м годам и имеют выраженную направленность на выявление аномалий личности в связи с конституционными типами для диагностики неврозов и психопатий, а также при исследова­нии больных эпилепсией (цит. по: Бурлачук Л. Ф., 1979). С 60-х годов тест Роршаха все шире внедряется в исследовательскую и клинико-диагностическую работу психологов, выходят первые методические руководства (Белая И. И., 1978; Белый Б. И., 1981 ; Бурлачук Л. Ф., 1979; Соколова Е. Т., 1980; Беспалько И. Г., 1978; Беспалько И. Г., Гильяшева И. Н., 1983). Важно подчеркнуть, что использование теста Роршаха в качестве диагностическо­го инструмента сопровождается четкой, глубокой рефлексией диагностических задач и теоретических моделей обоснования теста. Опираясь на базисные положения о пристрастном харак­тере психической деятельности, конкретные теоретические обо­снования строятся на основе таких категорий, как «установка» (Цуладзе С. В., 1969; Норакидзе В. Г., 1975), «личностный ком­понент» восприятия (Савенко Ю. С, 1969,1978; Блейхер В. М., Бурлачук Л. Ф., 1978), «индивидуальный стиль личности» (Со­колова Е. Т., 1978, 1980).

Интересной и многообещающей выглядит попытка А. М. Эт-кинда трактовать природу связи перцепции и личности в терми­нах «образа мира» как изоформизм двух структур — чувствен­ной ткани перцептивного образа и аффективно-когнитивного единства личности (ЭткиндА. М,, 1981).

Продолжая хронологический обзор истории развития про­ективных методов, мы, естественно, не можем не отметить 1935 год, когда впервые в журнальном варианте под двойным автор­ством появилось сообщение о Тематическом апперцептивном тесте (TAT) как методике экспериментального изучения фанта­зии (Morgan С, Murray Н., 1935). В то время тест не был обеспе­чен ни общей теоретической концепцией — в качестве метода исследования личности он стал рассматриваться в более позд­них публикациях Г. Мюррея (Murray H., 1938, 1943), ни стан­дартизованным руководством по применению. У этого метода, как и у теста Роршаха, имелись свои предшественники и своя предыстория (см., напр., Abt L., Bellak L., 1950; Rapaport D., 1968). Психологам и психиатрам давно было известно, что рас­сказы по сюжетным картинкам, специально подобранным для исследуемого контингента, позволяют судить о склонностях, интересах и нередко выявляют болезненные состояния пси­хики. На первый взгляд замысел TAT казался более простым и очевидным, чем идея Г. Роршаха. Действительно, разве Чарль­зу Диккенсу, заканчивающему свой любимый роман о Дэвиде Копперфильде, не чудилось, как он сам писал, «будто он отпу­скает в сумеречный мир частицу самого себя» (ДиккенсЧ., 1984, т. 6)? Мы также различаем за нравственными страданиями ге­роев Ф. М. Достоевского искания его собственной мятущейся души. К сожалению, подобные аналогии, к которым прибегал даже Мюррей при обосновании своего метода, мало что прояс­няют в понимании того, какие именно аспекты личного опыта автора прямо и зеркально отражаются в портретах и судьбах его героев, а какие, напротив, трансформируются в прямо противо­положные. А. Моруа, например, недвусмысленно намекает, что морализм Дюма-сына был не столько «генуинным», сколько формированием реакции в ответ на внутренние запреты и стыд за гуляку-отца. Это отразилось в его авторской позиции, в част­ности, в драме «Дама с камелиями» (Моруа Б., 1965).

Появление Тематического апперцептивного теста остро по­ставило ряд проблем, дискутируемых и по сей день. Одна из них касается прогностичности TAT. Исследования 30—50-х го­дов, проведенные в русле идей «нового взгляда», в целом под­твердили положение Мюррея об отражении в рассказах TAT фрустрируемых или отвергаемых «Я»-потребностей. Лишение сна, пищевая, сексуальная депривация, предшествующие успе­хи или неудачи существенно сказываются на ответах по TAT.

Однако в этих же экспериментах обнаружилось, что «сила» потребности и ее отражение в TAT связаны не линейной, а U-образной зависимостью: наиболее непосредственно в рас­сказах проявляются потребности умеренной интенсивности; очень сильная депривация приводит к вытеснению или иска­жению соответствующих образов фантазии (Sanford R., 1936). Тот же компенсаторный принцип действует и применительно к так называемым латентным или социально неодобряемым потребностям, например агрессии или гомосексуальности. В итоге действия защитных механизмов в рассказах TAT может искажаться реальная картина личностных особенностей. Так, Эриксон и Лазарус показали, что лица, страдающие скрытым гомосексуализмом, на провоцирующие таблицы TAT дают ней­тральные рассказы (Eriksen С. W., 1951, 1968). Еще более слож­ным является вопрос о соотношении рассказов и реального поведения. Согласно Г. Мюррею, латентные потребности не осознаются и невыводимы из открыто наблюдаемого поведе­ния, а проявляются только в фантазиях и фантазиоподобной активности типа TAT. Эксперименты уточнили эту гипотезу: если потребность — явная или латентная — не имеет «мотор­ной разрядки», фрустрируется в открытом социальном поведе­нии, она находит компенсаторное удовлетворение в рассказах TAT (Lazarus R. S., 1961).

Между тем, лица, уже совершившие особо тяжкие престу­пления, могут продуцировать нейтральные или подчеркнуто просоциальные темы (Станишевская M. М., Гульдан В. В., Вла­димирская M. Т., 1974). Существенной детерминантой ответа оказывается и сама ситуация обследования. Если она воспри­нимается как экспертная, проявления агрессии строго контро­лируются. Из сказанного следует, что прогноз реального поведе­ния на основе прямого отождествления «героя» и обследуемого осуществим только для ограниченного круга личностных черт и тенденций. Так, например, вариант TAT Д. Мак-Клелланда и Дж. Аткинсона оказался высоко валидным в отношении моти­вации достижения (Atkinson J., 1958).

Возвращаясь к хронологии, следует остановиться на рабо­тах Лоуренса Фрэнка 1939-1948 гг., в которых автором были впервые сформулированы основные принципы проективной психологии. Ему же принадлежит приоритет в использовании термина «проекция» для обозначения особой группы методов исследования личности.

Наиболее существенной чертой проективных мет щик Л. Фрэнк считал неопределенность стимульных условий, по­зволяющих испытуемому проецировать свой способ видения жизни, свои мысли и чувства. Чем более неструктурированным является «стимульное поле», тем в большей степени его струк-турация индивидом будет изоморфична структуре его реального жизненного пространства (Frank L., 1939).

Концепция Л. Фрэнка, испытавшая сильное влияние «холи­стических» теорий личности, в том числе и К. Левина, акцен­тирует ряд моментов, чрезвычайно важных, на наш взгляд, для понимания назначения и диагностических границ проектив­ных методик. Проективные методики направлены на раскрытие внутреннего мира личности, мира субъективных переживаний, чувств, мыслей, ожиданий, а вовсе не на экспресс-диагностику реального поведения. Узко прагматическая ориентация многих исследований часто игнорировала это ограничение, составля­ющее суть проективного метода как особого подхода, способа понимания человека. Важно не то, как человек действует, а то, что он чувствует и как управляет своими чувствами. Ясно, что совпадение поведенческого уровня и плана переживаний есть частный случай, поэтому возможность прогноза поведения по проективным методам ограничена, зато открывается перспек­тива проникновения в уникальный мир человеческих чувств и внутреннюю логику его построения.

Исследования Л. Франка, теоретико-методологические по своей сути, породили множество экспериментальных иссле­дований, среди которых особо следует выделить два направле­ния — изучение роли стимула в проекции личностнозначимого материала и изучение феномена проекции как психологиче­ского механизма, лежащего в основе действенности этой груп­пы методов. Неопределенность стимульных условий неодно­кратно указывалась в качестве признака, дифференцирующего



проективные методики от других, например психометрических, процедур. Тест Роршаха и TAT дают примеры двух типов сти-мульной неопределенности — структурного и содержательно-смыслового. Неопределенной является для испытуемого и сама ситуация обследования, не ограничивающая его действия ка­кими-либо стандартами и нормативными оценками, но предо­ставляющая максимально широкий выбор способов поведения (Lindzey D., 1959; Бурлачук Л. Ф., 1979; Соколова Е. Т., 1980; Анастази Б., 1982). Дж. Брунер также предполагал, что неопре­деленность, неоднозначность или «зашумленность» — необ­ходимые стимульные условия для предоставления приоритета личностным субъективным факторам в детерминации воспри­ятия и других видов познавательной активности (Брунер Дж., 1977; Abt L., Bellak L., 1950).

В духе экспериментов «нового взгляда» в 40—50-е годы скла­дывались теоретические обоснования теста Роршаха (DragunsJ., 1967) и TAT (Bellak L., 1950).

Акцентирование неопределенности стимульных условий по­зволило, кроме всего прочего, согласовать проективные методы с психоаналитическим стилем клинического мышления. Чем более неопределенны условия (т. е. чем меньше давление реаль­ности), тем в большей степени психическая активность прибли­жается по своей природе к «первичным» психическим процес­сам (воображению, галлюцинациям), движимым принципом удовольствия. Проективные методы на первый взгляд давали основание для подобного осмысления (см., напр., эксперимен­тальные исследования аутистического восприятия), однако в этом случае необходимо было признать тождество «первичных процессов» и психической активности в ситуации проективно­го исследования.

Не все исследователи склонны были следовать традиции ортодоксального психоанализа. Набиравшая силу «психология Эго», как и конкретные экспериментальные клинические ис­следования, формировали новую теоретическую парадигму для обоснования проективного подхода. Значительный вклад был внесен американскими клиническими психологами во главе с Давидом Рапапортом (Rapoport D., 1944-1945; 1968). В частно­сти, проанализировав исследования «нового взгляда», особен-

но той его ветви, которая занималась изучением когнитивного стиля, Рапапорт по-новому определяет специфику процессов, детерминирующих проективный ответ. Проективная продукция рассматривается как результат сложной познавательной дея­тельности, в которой слиты воедино и собственно когнитивные моменты (отвечающие «реальности» — ситуации эксперимента, задаче инструкции, определенным характеристикам стимуль-ного материала), и аффективно-личностные факторы — «пе­риферические» мотивы, индивидуальные способы контроля и защиты.

Вслед за работами Д. Рапапорта и его коллег началось интен­сивное изучение роли стимульных факторов в характеристике проективных ответов. Применительно К TAT, в частности, было продемонстрировано наличие таблиц, стойко провоцирующих стандартные темы, например депрессию и суицид (TAT, табл. 3, 14, 15), сексуальные перверзии (TAT, табл. 13, 18) (Bellak L., 1978; RapoportD., 1968).

Интересны в этой связи результаты, полученные при ис­следовании сопутствующего значения стимульных характери­стик таблиц Роршаха методом семантического дифференциала (Kenny О., 1964). Так, оказалось, что каждая таблица обладает определенным эмоциональным значением:


Таблица 1

уродливый, грязный, жестокий, грубый, активный

Таблица 11

счастливый, сильный, активный, быстрый

Таблица II!

хороший, чистый, счастливый, легкий, активный, быстрый

Таблица IV

плохой, грязный, жестокий, сильный, мужествен­ный

Таблица V

легкий, активный

Таблица VI

большой по размеру

Таблица VII

хороший, красивый, чистый, хрупкий, нежный, женственный

Таблица VIII

чистый, активный

Таблица IX

сильный, активный, горячий

Таблица X

хороший, красивый, чистый, счастливый, легкий, активный, быстрый

Д. Кении приходит к выводу, что высокоструктурирован­ные изображения, «насыщенные» тем или иным побуждением, максимально выявляют индивидуальные различия по степени выраженности этого побуждения. Другие авторы полагают, что проекция того или иного побуждения на слабо структурирован­ные стимулы зависит от интенсивности данного побуждения, а также от готовности субъекта к самораскрытию.

С учетом проведенных исследований в настоящее время имеется достаточно обширный выбор вариантов и модифика­ций TAT с таблицами, «значения» которых подобраны заранее с учетом диагностических задач. Среди них наиболее извест­ны серии Д. Мак-Клелланда и Дж. Аткинсона для диагностики мотивации достижения (McCleland D., Atkinson J., 1953), TAT для детей и пожилых людей (Bellak L., 1978), TAT для подрост­ков (Symonds D., 1949), TAT для исследования семейных уста­новок (Jackson L., 1950), TAT для национальных меньшинств. Установлено, что оптимальное условие для проекции глубин­ных слоев личности — умеренный уровень неоднозначности стимульного материала. Индивидуальные вариации ответов на стандартные значения стимулов в этом случае оказываются более диагностически значимыми и выявляют не столько аф­фективные состояния и актуальную силу потребности, сколько устойчивые личностные характеристики, в том числе аномалии (Murstein В., 1963).

Тест Роршаха и TAT представляют две группы наиболее рас­пространенных проективных методик по критерию ответной реакции испытуемого, относимых соответственно к тестам на структурирование («конституирование» — по Фрэнку) и ин­терпретацию. Предполагается также, что эти методики наи­более удачно дополняют друг друга, выявляя соответственно формальный аспект личности — индивидуальный когнитив­ный стиль, способы аффективного реагирования и контроля и содержательный аспект — структуру потребностей, содержание конфликтных переживаний, апперцепцию «Я» и своего соци­ального окружения.

Не ставя перед собой задачу обзорного анализа существую­щих проективных приемов, хотелось бы кратко обрисовать от­носительно новые и малоизвестные по отечественной литера­туре направления в проективной психологии.

Это, прежде всего, тенденция рассматривать в качестве про­ективных или квазипроективных методики, традиционно на­правленные на диагностику интеллекта и познавательных про­цессов в целом. Впервые эта точка зрения наиболее четко была сформулирована Д. Рапапортом в уже упоминавшихся исследо­ваниях 1946 г. и затем в более поздних работах его сотрудников по Меннингерской клинике (например, Klein G., 1970), атакже Г. Виткином (Witkin H., 1954, 1974).

Можно сказать, что авторы имеют в виду качественней ана­лиз выполнения испытуемым интеллектуальных проб, однако на самом деле речь идет о феноменах, в которых находит вы­ражение влияние личностных и аффективно-мотивационных факторов на познавательные процессы. Для иллюстрации при­ведем пример анализа процесса мышления на основе извест­ной нам методики Выготского-Сахарова (цит. по: Semeonoff В., 1976). Д. Рапапорт, использовавший эту методику в целях дифференциальной диагностики при исследовании психиче­ски больных разных нозологии, выделяет пять категорий «лич­ностных форм мышления», по существу представляющих собой феномены, описанные Б. В. Зейгарник как нарушения моти-вационного компонента мышления (Зейгарник Б. В., 1962). Например, депрессивные тенденции проявляются при выпол­нении методики в общей инертности, нежелании манипули­ровать фигурками, неспособности отказаться от ранее сфор­мулированной ошибочной гипотезы. Реакция на фрустрацию, неудачу, затруднения выражается в аутоагрессии, дискредита­ции задания, нарушении планирования или настаивании на не­обычных идеях. Один и тот же «симптом», как мы видим, мо­жет по-разному проявляться у разных людей, что и позволяет говорить об индивидуальном стиле познавательной активности. Аналогичным образом различные индивидуальные стратегии выполнения какого-либо перцептивного теста (например те­ста вставленных фигур — EFT) позволяют делать вывод о со­ответствующих индивидуально-типологических особенностях личности — полезависимости-поленезависимости (Witkin H., 1954, 1974).

Давая оценку этому направлению, следует подчеркнуть, что расширительное толкование интеллектуальных тестов как про­ективных имеет своей целью привлечение внимания клини­ческих психологов к процессу выполнения интеллектуальных задач, его качественному анализу, что, несомненно, более точ­но отвечает специфике клинической диагностики. Снимается также противопоставление интеллектуальных и личностных те­стов как относящихся к разным «областям» личности — иными словами, реализуется, правда несколько упрощенно ..целостный подход к личности как сплаву аффекта и интеллекта.

Другое направление в развитии проективных методов связа­но с активной разработкой проблем межличностного восприя­тия и взаимодействия и исследования «Я-образа». В определен­ном смысле все проективные методы направлены на изучение того, как субъект воспринимает других людей и самого себя. Наиболее распространено мнение, что проективные методики выявляют неосознаваемый компонент социальной перцепции и «Я-образа» (Wylie R., 1974).

Неспецифическими методиками указанной ориентации яв­ляются TAT и тест Роршаха. Предполагается, что в рассказах TAT находит отражение не столько реальный характер межлич­ностных отношений обследуемого, сколько их апперцепция, т. е. эмоциональное отношение и пристрастное видение этих отношений. Изображенные на картинках фигуры кроме бук­вальных значений имеют и символический смысл. Так, фигура немолодого мужчины — олицетворение отца, начальника, во­обще власти и мужского начала. В этом случае интерпретация темы рассказа в зависимости от общего контекста сужается до анализа внутрисемейных отношений либо расширяется и рас­сматривается как отражение взаимоотношений обследуемого с широким социальным окружением, отношение к нормативам общества и его ценностям. Тест Роршаха также дает некоторую информацию об общей благоприятной или неблагоприятной аффективной установке обследуемого к другим людям — враж­дебно-защитной или аффилятивно-открытой.

С 60-х годов начал разрабатываться и получил широкое рас­пространение тест Роршаха для исследования общения — Со­вместный тест Роршаха (СТР), используемый более всего для диагностики внутрисемейных отношений. Развитие семейного консультирования и семейной психотерапии послужило толч­ком к созданию ряда методик, нацеленных на диагностику се­мейных отношений. К ним прежде всего следует отнести тест семейных установок Л. Джексона (Jackson L., 1950), тест семей­ных отношений Л. Бене и С. Антони (Bene R., Antony S., 1957), кинетический тест рисования семьи (Burns R., Kaufman S., 1972) и его варианты.

К относительно новому направлению, инициировавшему создание новых методик, относится исследование «Я-обра­за». Среди традиционных проективных методик следует отме­тить тест Роршаха, выявляющий формальные характеристики «Я-образа» — самоконтроль, самооценку, самореализацию, а также специальную модификацию теста для диагностики фи­зического «Я-образа», «границ образа физического Я» (Fisher S., ClevelendS., 1958).

Общая недостаточная валидность и надежность проектив­ных методик заставляют исследователей искать новые диагно­стические парадигмы. К ним относится включение в проектив­ные процедуры психометрических принципов — так построены вариант TAT Столина В. В. и Кальвиньо М. (1982), методика косвенного исследования системы самооценок Соколовой Е. Т. и Федотовой Е. О. (1982).

Продуктивным оказывается также создание процедур так на­зываемой управляемой проекции (Столин В. В., 1981), позво­ляющей исследовать микроструктуру самоотношения в струк­туре самосознания.

Общая оценка проективных методик как психодиагностиче­ских процедур исторически связана с обсуждением так называ­емой проблемы проекции. В отечественной литературе дискус­сия по этому поводу также достаточно освещена, однако сама проблема, на наш взгляд, далека от своего разрешения.

Как известно, Л. Фрэнк ввел термин «проекция», не опре­делив его конкретного психологического содержания. Подраз­умевалось, что благодаря неопределенности стимульного ма­териала личность «проецируется» на него, как на экран (Frank L., 1939). Образное выражение Фрэнка породило представле­ние о проективных методиках как о своего рода «рентгеновских


лучах», высвечивающих глубины личности. Ясно, что подобное истолкование механизма проекции не удовлетворяло исследо­вателей. Первые содержательные интерпретации проекции как феномена, возникающего в ситуации проективного исследо­вания, связывались в теоретическом отношении с концепцией 3. Фрейда; для подтверждения психоаналитической концепции привлекались также эксперименты Г. Мюррея, Р. Сэнфорда и других по изучению мотивации через продукты воображения (Bellak L., 1944). Однако фрейдовское понятие «проекции» не отличалось однозначностью, что сразу же породило ряд трудно­стей при попытках интерпретировать проективные методики с позиций психоанализа, что отмечалось и отечественными ис­следователями (Бурлачук Л. Ф., 1979; Реньге В. Э., 1979).

Главные из этих трудностей могут быть сформулированы в трех пунктах:

1 ) недостаточная разработанность, многозначность терми­на «проекция» в психоанализе, многообразие описывае­мых явлений;

2) лишь частичное сходство феноменов, обозначаемых в


психоанализе этим термином, с процессами, имеющими
место в проективном исследовании;

3) различие типов проекции в разных проективных тестах.


Остановимся на анализе каждого из перечисленных пунктов.

Впервые термин «проекция» в его психологическом значении был использован 3. Фрейдом для объяснения патологических симптомов паранойи в 1896 г., а затем при разборе «случая Шре-бера» в 1911 г. В этих работах проекция понималась как при­писывание другим людям социально неприемлемых желаний, в которых человек как бы отказывает сам себе. В этом случае проекция рассматривалась Фрейдом как механизм защиты про­тив неосознаваемых асоциальных влечений, в частности гомо­сексуальности, которая лежит в основе бредообразования при паранойе. Впоследствии была описана так называемая фоби-ческая защитная проекция — вынесение вовне, экстериориза-ция страха, тревоги, в действительности имеющих эндогенную природу (Фрейд 3., 1924). В работах последующих лет наряду с концепцией защитной проекции, входящей в состав различных патологических состояний, Фрейд вводит понятие проекции как нормального психологического процесса, участвующего в формировании нашего восприятия внешнего мира. Проек­ция интерпретируется им как первичный процесс «уподобле­ния» окружающей реальности собственному внутреннему миру (Фрейд 3., 1925). Таков, например, механизм детского или ре­лигиозно-мифологического мировосприятия.

Таким образом, проекцией Фрейд называет два существенно отличающихся друг от друга явления, в основе которых лежат процесс самозащиты и процесс «самоуподобления». Их объеди­няет неосознаваемость трансформаций, которым подвергаются исходные влечения, — в сознании выступает лишь продукт этих преобразований. Со временем проекция стала столь расхожим термином, что дифференцировать ее от явлений идентифи­кации, перенесения и некоторых других психоаналитических феноменов стало чрезвычайно трудно (Lapiance J., Pontalis J., 1963). Например, говорят о проекции в психотерапевтической ситуации, когда на врача переносятся чувства, предназначен­ные другому лицу; называют проекцией своеобразное отож­дествление художника со своим творением (Г. Флобер говорил: «Эмма — это я»), а также «сопереживание» при восприятии ху­дожественных произведений; проекцией объясняют существо­вание расовых и этнических предрассудков.

Б. Мюрштайн и Р. Прайер (Murstein В., Prier R., 1959), кри­тикуя многозначность и, следовательно, недостаточную разра­ботанность понятия проекции, предлагают различать несколь­ко видов проекции. Классическая защитная проекция Фрейда находит подтверждение во многих клинических наблюдени­ях. Атрибутивная проекция — приписывание собственных мо­тивов, чувств и поступков другим людям (по смыслу близка к фрейдовскому «уподоблению»). Артистическая проекция — детерминированность восприятия потребностями восприни­мающего; для иллюстрации этого вида проекции авторы ссы­лаются на эксперименты New Look. Рациональная проекция отличается от классической «рациональной» мотивировкой: например, по данным одного из экспериментов, когда студен­там предложили высказать свои замечания по структуре учеб­ного процесса, оказалось, что на отсутствие дисциплины жало­вались отпетые прогульщики, а недостаточной квалификацией



преподавателей были недовольны двоечники. Здесь, как в слу­чае обычной рационализации, вместо признания собственных недостатков испытуемые склонны были приписывать ответ­ственность за собственные неудачи внешним обстоятельствам или другим людям.

Д. Холмс, подводя итоги многолетних исследований, считает необходимым выделить два «измерения» проекции (Holmes D., 1968) (см. табл.). Первое из них относится к тому, что проеци­руется: субъект воспринимает в другом свои собственные черты или черты, ему самому не присущие. Второе измерение — осо­знает ли субъект обладание той чертой, которая проецируется, или нет. Комбинация этих измерений позволяет классифици­ровать все известные виды проекции.





Поделитесь с Вашими друзьями:

Оригинальный тест Сонди. Как работает?

Леопольд Сонди

Тест Сонди — это проективный личностный тест, разработанный в 1947 году психиатром и психоаналитиком Леопольдом Сонди. Основной его целью было выявить самые глубокие внутренние импульсы личности человека и, в особенности, психические отклонения. Для этого теста психоаналитик использовал метод портретных выборов.

Долгое время Леопольд Сонди наблюдал за пацыентами психиотрической клиники и выявил закономерность, благодаря которой основал свою теорию судьбоанализа. Пациенты общались с людьми, у которых были похожие психические отклонения, это явление и обуславливала теория Сонди. Согласно ей, каждому человеку свойственный обусловленный выбор (генотропизм) в отношении тех лиц, которые близки его собственному личностному паттерну. Такое влечение связано с генетической предиспозицией.

Как работает тест?

Сонди отобрал 48 фотографических портретных лиц с серьезными психологическими проблемами и разными психическими расстройствами, и сгруппировал их на 6 карточках. На каждой карточке есть портреты, которые помогают выявить людей, страдающих тем или иным психологическим заболеванием. Если же выбор пациента подтвердится на 4 и более карточках, тогда повышается вероятность точного диагноза. Суть теста заключается в том, что человек должен выбрать наиболее и наименее симпатичные портреты мужчин и женщин.

В наше время данный тест используется для того, чтобы составить эмоциональный портрет человека и выявить его скрытые качества. Сонди полагал, что типологически разные личностные структуры могут быть представлены различными сочетаниями 8-их основных влечений — ведущих жизненных радикалов. Поэтому каждый портрет отражает проявление одной из основных восьми базисных человеческих влечений.

  1. h — сексуальная недифференцированность;
  2. s — садизм-мазохизм;
  3. е — эпилептоидные тенденции;
  4. hy — истерические склонности;
  5. k — кататонические проявления;
  6. р — паранойяльность;
  7. d — депрессивное состояние;
  8. m — маниакальные состояния.

Ссылка на оригинальный тест:

Оригинальный тест Сонди

Путеводитель по играм для эпилептиков

Распространенное заблуждение о припадках состоит в том, что они случаются только с людьми, страдающими эпилепсией. Это не правда; судороги могут возникнуть у любого. Также не существует «одного типа» эпилептического эпизода, а это означает, что изучение триггеров может быть сложным процессом. Поскольку доступность в играх становится все более приоритетной в игровом пространстве, студии, наконец, начинают рассматривать влияние определенных эффектов на тех, кто подвержен неврологическим эпизодам, помимо простого наклеивания предупреждающей этикетки на игры и прекращения дела.

Как у человека, у которого случаются припадки из-за травмы, полученной во время службы на действительной службе, годы, прошедшие после этой новой разработки, были для меня крутым поворотом в обучении, когда я осваивал некоторые из моих любимых и самых ожидаемых игр. Я больше не могу свободно наслаждаться такими играми, как Dead Space, как раньше, которые открыли совершенно новый мир развития, о котором я даже не подозревал. Поскольку припадки стали моей новой нормой, я часто обращаю особое внимание на определенные варианты дизайна, которые могут быть вредными для тех, кто чувствителен к неврологическим ловушкам.Таким образом, я могу решить для себя, безопасно ли играть во что-то, и посмотреть, есть ли способ обойти эти препятствия, и попытаться предложить некоторые навигационные инструменты для других, которые могут столкнуться с аналогичными препятствиями. Для тех, кто испытывает припадки любого типа, или для тех, кто живет в одном доме с кем-то с эпилептическими наклонностями, вот наше Руководство по играм для эпилептиков.

Путеводитель по играм для эпилептиков

Я рассказал об определенных типах триггеров в декабрьской статье о Cyberpunk 2077.С тех пор CD Projekt Red предприняла необходимые шаги, чтобы внести (очень) небольшие изменения, чтобы сделать название немного безопаснее для всех. Я также получил множество вопросов от геймеров с эпилепсией, родителей детей, склонных к припадкам, и студий, стремящихся сделать более осознанный выбор дизайна. Из-за этого интереса и стремления продолжать делать игры тем, чем может наслаждаться каждый, вот несколько советов, которые я усвоил за годы, приближаясь к новым приключениям в цифровом пространстве.Но сначала давайте поговорим о различных видах припадков, прежде чем давать несколько советов.

Различные оттенки эпилепсии

Важно помнить, что эпилепсия — это широкий термин, охватывающий многие специфические области неврологических отклонений. Это не «одна» болезнь, есть много разных паттернов и триггеров, которые различаются от человека к человеку. В то время как врачи и ученые продолжают узнавать больше о триггерах эпилепсии и о том, как их предотвратить, вот общий обзор различных типов эпилепсии и связанных с ними симптомов:

  • Генерализованная эпилепсия
    • Приступы начинаются с обеих сторон мозга с двумя различными видами симптомов:
      • Генерализованные двигательные припадки, известные как припадки Grand Mal, могут вызывать потерю контроля над телом, потерю сознания и ригидность/подергивание мышц
        • Терминология включает клонический, тонический и миоклонический
      • Генерализованные немоторные припадки, известные как припадки Petit Mal, часто приводят к «отстранению» пострадавшего, небольшим искажениям черт лица (чаще всего это причмокивание губами)
        • Терминология включает типичный, атипичный и миоклонический
        • Также называется «отсутствующими» припадками, потому что может показаться, что пострадавшего нет «на самом деле»
  • Фокальная эпилепсия
    • Приступы, как правило, сосредоточены в одной части мозга, также называемые «парциальными припадками»
    • Фокальная эпилепсия обычно подразделяется на четыре классификации:
      1. Фокусное осознание — человек «осознает» происходящий припадок
      2. Фокальное нарушение сознания — человек часто сбит с толку во время эпизода, иногда вообще не помнит
      3. Фокусная моторика — человек будет испытывать некоторые неконтролируемые движения (подергивания, мышечные спазмы, повторяющиеся движения конечностей, бесцельная ходьба)
      4. Очаговый немоторный — у пораженного лица обычно не проявляются внешние симптомы; вместо этого присутствуют более внутренние аспекты, такие как спутанность сознания, учащенное сердцебиение, резкое падение температуры и многое другое
      5. .
  • Генерализованная и фокальная эпилепсия
    • Это означает, что у пострадавшего имеется смесь двух типов эпилепсии, описанных выше
    • Вот такой у меня
  • Неизвестно
    • До сих пор так много неизвестно об эпилепсии, ее причинах, причинах и лечении
    • Неизвестная категоризация означает, что припадок может произойти в любое время, спустя долгое время после рождения, а симптомы/триггеры не имеют четкой закономерности

Триггеры поступают из самых разных мест.Для меня мигающие огни с определенной частотой могут почти гарантировать припадок. Это то, о чем должны знать большинство светочувствительных эпилептиков. Хотя иногда судороги могут возникать без явного триггера, известно несколько распространенных раздражителей, о которых полезно знать: 

  • Лишение сна
  • Конкретные часы дня
  • Когда вы больны или у вас жар
  • Стресс
  • Мигающие огни с определенной частотой, скоростью и цветом (чаще всего красный и белый)
  • Алкоголь или чрезмерное употребление наркотиков
  • Женщины иногда могут быть более восприимчивы к менструальному циклу
  • Ограничение диеты, радикальные изменения в диете
  • Некоторые лекарства
  • Жара или сильный холод
  • Гормональные сдвиги
  • Избыток кофеина

Советы 

Ключевым моментом является знание того, какой тип эпилепсии вы испытываете (или у окружающих вас людей).Тем не менее, реальность такова, что так много людей остаются недиагностированными, потому что их трудно обнаружить, особенно с очаговыми типами. Их также может быть трудно задокументировать в профессиональной среде. У меня были приступы в течение двух лет, прежде чем мой врач, наконец, смог различить закономерность, вызывающую один из них. Он смог запечатлеть припадок на камеру в контролируемой среде. Поскольку это сложно диагностировать – иногда это может быть даже единичным случаем – не существует установленных рекомендаций по их предотвращению. При этом нижеприведенные приемы — это то, что я применил в своей повседневной жизни в отношении игр, фильмов и телевидения:

.
  • Сидите на расстоянии не менее двух футов от экрана, если это возможно
  • Старайтесь, чтобы ваша игровая зона была хорошо освещена, чтобы уменьшить воздействие мигающих огней в качестве единственного фокуса
  • Уменьшите яркость экрана
  • Приобретите монитор/телевизор с режимом защиты глаз.Это устранит синий свет, который помог мне с красным и белым миганием.
    • Некоторые мониторы оснащены защитой от бликов и функцией устранения мерцания
    • Также помогают «геймерские очки», например, от Gunnar, особенно если монитор с режимом сохранения глаз недоступен в настоящее время
  • Старайтесь не играть в игру, если вы находитесь в состоянии крайнего истощения
  • Не забывайте часто делать перерывы
  • Обратите внимание на то, как вы себя чувствуете
    • Если вы начинаете чувствовать себя «не в себе», не игнорируйте это.Определите, что вызвало это изменение в ощущении, и найдите минутку, чтобы отойти
  • В крайних случаях (для таких игр, как Cyberpunk 2077) вы также можете попеременно прикрывать один глаз другим и периодически выключать
    • Это особенно полезно для фокальных эпилептиков
  • Старайтесь не играть ни во что, когда вы дома одни, если это возможно
    • Если вы живете один, подготовьте план вместе с близким другом или соседом на случай, если вам понадобится помощь
  • Поэкспериментируйте с игровыми настройками
    • Отключить размытие в движении, если применимо 
    • Некоторые игры, особенно инди, будут предлагать альтернативные игровые режимы, которые приглушают мерцающие эффекты в играх (т. е. эффекты сбоев, эффекты «взлома» и т. д.)

Видеоигры «вызывают» эпилепсию?

Нет! Они могут спровоцировать эпилептические припадки, но у вас не разовьется внезапно склонность к припадкам, если вы будете играть много игр.«Совершенно ясно, что воздействие видеоигр не делает вас эпилептиком», — говорит Джузеппе Эрба, доктор медицинских наук из Медицинского центра Университета Рочестера, в рекомендациях Фонда эпилепсии. Видеоигры также влияют на гораздо меньшее количество людей, чем вы думаете. Хотя точное число до сих пор неизвестно, по оценкам, дети, у которых проявляются фоточувствительные припадки, составляют всего около 4-9% населения. Взрослых труднее диагностировать с помощью числового измерения из-за диагностических сложностей, но восприимчивость действительно снижается с возрастом.

«Риск получить припадок, если вы чувствительны, составляет только один из 17 000 зрителей, если вы молоды», — продолжает Эрба. «Если вы старше, то еще меньше. Это один из 90 000».

Цифры кажутся низкими, верно? Хотя ответ на этот вопрос положительный, это не означает, что студии не могут предпринять шаги, необходимые для повышения безопасности игр. Иногда изменения настолько ничтожны, что игрок даже не подозревал бы об изменении, если бы ему об этом не сказали. В то время как количество эпилептиков, у которых подтвержден диагноз, относительно невелико, очень много случаев, когда диагноз не поставлен, и есть случаи, когда припадок возникает без предшествующей предрасположенности.

Заглядывая вперед

В моем случае эпилепсия является симптомом, а не причиной. До службы у меня не было ни одной неврологической проблемы, но черепно-мозговая травма все изменила. Когда у меня случился первый припадок Grand Mal во время игры в Deadpool на Xbox 360, я чуть не умер. Я потеряла контроль над всем своим телом (включая воздержание, что немного смущает), а муж говорит, что я кричала, что у меня горит кожа. С тех пор у меня было множество припадков Grand Mal. Я постоянно изучаю новые триггеры и способы сделать повседневную жизнь более безопасной.Телевидение, фильмы, игры — все они потенциально могут спровоцировать припадок у меня и многих таких, как я, и иногда эти припадки могут быть фатальными.

Недавно я встретился со старшим менеджером программы Microsoft по доступности игр Брэнноном Захандом, чтобы обсудить, как Xbox добивается успехов в разработке игр и эпилептиках. «Мы всегда изучаем новые способы внедрения инноваций в области доступности, будь то аппаратное обеспечение, игры, сама платформа или наши услуги», — сказал он мне. «Эпилепсия на самом деле была одним из моих первых опытов общения с людьми с ограниченными возможностями.Когда я учился в четвертом классе, у моего тренера случился припадок на корте, когда мы играли, что привело к серьезной травме при падении. Я думаю, что многие люди просто не понимают, насколько сильным и опасным может быть приступ. Так что это тема моей команды, которую я регулярно поднимаю при работе с издателями и разработчиками.»

Он добавил: «Мы также разработали Руководство по доступности Xbox (или XAG), представляющее собой набор передовых методов, которые мы определили в сотрудничестве с членами сообщества Gaming & Disability Community и другими отраслевыми экспертами.Мы делимся ими с разработчиками, которые они могут использовать для разработки идей дизайна, а также для проверки доступности своих игр. У нас есть один XAG, посвященный фоточувствительности, который предлагает избегать определенных шаблонов отображения и использовать стандартные отраслевые тесты, чтобы обеспечить максимальную безопасность продуктов.

«Что касается работы с людьми с ограниченными возможностями, исследовательская группа пользователей Xbox проделала фантастическую работу, помогая нам привлекать все больше и больше людей с ограниченными возможностями для предоставления нам отзывов о наших продуктах.Сюда входят люди с нейроразнообразием. У нас есть и другие механизмы, такие как Inclusive Design Sprints и Gaming Accessibility Boot Camp, где у наших студий есть возможность встретиться лицом к лицу с нашим сообществом и получить их отзывы».

Я уверен, что благодаря прогрессу в доступности за последние годы больше игроков, чем когда-либо прежде, смогут насладиться игровым миром. Если у вас есть какие-либо вопросы, пожалуйста, не стесняйтесь оставить комментарий ниже! Я также рекомендую узнать больше с Американским фондом эпилепсии, ресурсом, который оказался неоценимым в текущих исследованиях и помощи тем, кто обеспокоен возможными эпилептическими наклонностями.

ПРАЙМ PubMed | Эпилептические тенденции в отношении поведенческих реакций на новую среду у монгольской песчанки

Citation

Laming, PR, et al. «Эпилептические тенденции в отношении поведенческих реакций на новую среду у монгольских песчанок». Поведенческая и нейронная биология, vol. 51, нет. 1, 1989, стр. 92-101.

Laming PR, Elwood RW, Best PM. Эпилептические тенденции в отношении поведенческих реакций на новую среду у монгольской песчанки. Behav Neural Biol . 1989;51(1):92-101.

Ламинг, П.Р., Элвуд, Р.В., и Бест, П.М. (1989). Эпилептические тенденции в отношении поведенческих реакций на новую среду у монгольской песчанки. Поведенческая и нейронная биология , 51 (1), 92-101.

Laming PR, Elwood RW, Best PM. Эпилептические тенденции в отношении поведенческих реакций на новую среду у монгольских песчанок. Behav Neural Biol. 1989;51(1):92-101.PubMed PMID: 2705985.

TY — JOUR T1 — Эпилептические тенденции в отношении поведенческих реакций на новую среду у монгольской песчанки. AU — Laming,P R, AU — Элвуд, R W, AU — Best,P M, PY — 1989/1/1/опубликовано PY — 1989/1/1/медлайн PY — 1989/1/1/антрез СП — 92 ЭП — 101 JF — Поведенческая и нервная биология JO — Behav Neural Biol ВЛ — 51 ИС — 1 N2 — Тяжесть эпилептоподобных припадков у песчанок (Meriones unguiculatus), помещенных в открытое поле, напрямую связана с их амбулаторной активностью в последующих опытах.Однако в последующих испытаниях наблюдается обратная связь между тяжестью припадков и ориентированным двуногим поведением. Основные компоненты и множественный линейный регрессионный анализ подтверждают гипотезу о том, что передвижение и выращивание имеют разные базовые нейронные механизмы. Если эти две активности рассматривать как меры возбуждения и внимания соответственно, то эпилептоподобные припадки могут быть вызваны гиперактивностью механизмов, вызывающих возбуждение. СН — 0163-1047 УР — https://www.unboundmedicine.com/medline/citation/2705985/epileptic_tendencies_in_relation_to_behavioral_responses_to_a_novel_environment_in_the_mongolian_gerbil_ L2 — https://medlineplus.gov/epilepsy.html ДБ — ПРАЙМ ДП — Свободная медицина Скорая помощь —

КБД перспективен для лечения собачьей эпилепсии

Стефани МакГрат, DVM, MS и координатор клинических испытаний Бреонна Томас осматривают Аттикуса, трехлетнего сенбернара, прошедшего клиническое испытание CBD в Учебной ветеринарной больнице Университета штата Колорадо.Фото: © John Eisele/Университет штата Колорадо

«Я вижу много пациентов с эпилепсией, — говорит Стефани МакГрат, DVM, MS. «Это очень душераздирающая болезнь. Очень тяжело наблюдать, как у собаки бывают судороги. Обучать владельцев этому процессу очень сложно. Это очень травматично».

Идиопатическая эпилепсия собак поражает до 5,7% популяции домашних собак во всем мире. МакГрат, невролог и исследователь из Учебной ветеринарной больницы Университета штата Колорадо (CSU), которая говорит, что разочарована отсутствием хороших вариантов лечения, считает, что каннабидиолы (CBD) могут быть одним из ответов.

Ее интерес к побочному продукту конопли возник, когда она начала слышать анекдотические истории об успешном использовании КБД в лечении эпилепсии у взрослых и детей. Когда владельцы домашних животных и ветеринары начали звонить ей, чтобы спросить, знает ли она о каких-либо исследованиях, проводимых в CSU об использовании КБД для лечения домашних животных, она начала проверять: «Повсеместно люди говорили нет». Они слышали анекдотические истории, сказал МакГрат, но никто не проводил исследования.

Итак, МакГрат спросила себя: «Можем ли мы провести исследование?»

Оказывается, да.

Компания McGrath’s недавно провела небольшое пилотное исследование в CSU по использованию КБД для лечения эпилепсии у собак.

Результаты этого исследования, только что опубликованные в журнале Американской ветеринарной медицинской ассоциации , являются «многообещающими», говорит МакГрат.

Исследование было сосредоточено на 26 принадлежащих клиентам собаках с трудноизлечимой идиопатической эпилепсией. Собак, включенных в клиническое испытание, случайным образом распределяли в группу лечения или плацебо. Те, кто находился в группе лечения, получали масло CBD в течение 12 недель.Все собаки должны были оставаться на стандартных противосудорожных препаратах, включая фенобарбитал и бромид калия, во время исследования.

Продукт CBD, использованный в исследовании, был получен из растения конопли, которое содержит 0,3% или менее тетрагидроканнабинола (THC), психоактивного компонента каннабиса.

После завершения исследования в анализ были включены оставшиеся 9 собак из группы КБД и 7 собак из группы плацебо. У собак в группе КБД наблюдалось значительное снижение частоты приступов по сравнению с группой плацебо.В то время как группа CBD показала более широкий диапазон ответа на лечение, доля собак, демонстрирующих какой-либо ответ, была одинаковой в обеих группах.

Владельцы не сообщали о неблагоприятных поведенческих эффектах.

Около 90% собак, получавших КБД, имели снижение судорожной активности.

NEWStat поговорил с МакГрат о результатах и ​​спросил ее, что она думает о КБД как о потенциальном лечении собачьей эпилепсии.

«Я думаю, что в целом это определенно многообещающе, — сказал МакГрат.«Однако я не уверен, что мы находимся в той точке, когда мы можем сказать, что у нас может быть лекарство, которое мы можем широко распространить [для лечения] эпилепсии. У нас еще много работы. Я думаю, что есть еще много вопросов без ответов».

МакГрат признает, что цифры хорошие, но немного разочарована тем, что они не были лучше. «У нас действительно было значительное снижение приступов в группе лечения по сравнению с контрольной группой, но мы не совсем достигли цели», — говорит она. Контрольная группа показала медианное снижение приступов на 33%.«Нам очень нравится снижение на 50%, но мы этого не достигли». Но она остается оптимистичной: «Надеюсь, это исследование показало, что КБД действительно обладает потенциально противосудорожным действием».

МакГрат говорит, что в одном можно быть уверенным: «Это дало нам данные, необходимые для [обоснования] более крупного исследования».

На самом деле они уже начались. И им нужно больше собак.

«Мы умираем за собак», — говорит МакГрат и отмечает, что исследование полностью профинансировано, «поэтому оно ничего не будет стоить владельцам собак». Она говорит, что ее команда будет работать с другими неврологами и ветеринарами, чтобы помочь собрать образцы крови и максимально упростить процесс участия.

Учитывая, что до сих пор нет окончательных доказательств того, что КБД является эффективным средством лечения эпилепсии, что МакГрат говорит владельцам домашних животных и ветеринарам, которые спрашивают, следует ли им давать КБД собакам с эпилепсией?

«Если вы хотите попробовать, это, вероятно, не повредит», — говорит МакГрат. «Но знаем ли мы, что это поможет? Мы этого не делаем.

Чтобы получить дополнительную информацию об участии в новом испытании CSU, направляющие ветеринары и владельцы собак должны обращаться к Бреонне Томас по телефону 970-305-0455 или [email protected] .

 

Эпилепсия: не слишком волнуйся

Натали Брузи и Алисса Тунисон
Кафедра биологии
Колледж Лейк-Форест
Лейк-Форест, Иллинойс 60045

Абстрактный

Эпилепсия — заболевание головного мозга, которым страдают 65 миллионов человек во всем мире. Он характеризуется чрезмерной стимуляцией или гиперсинхронией нейронов, что приводит к эпилептическим припадкам.Физические симптомы включают слабость, неспособность четко общаться и чрезмерное истощение. Эпилепсия может быть классифицирована на основе двух факторов: является ли расстройство идиопатическим или симптоматическим и является ли расстройство генерализованным или парциальным. Идиопатическая эпилепсия имеет генетическую основу, в то время как симптоматическая эпилепсия не имеет известной причины или развивается в результате черепно-мозговой травмы. Если эпилепсия является генерализованной, она возникает во многих частях мозга, в то время как парциальная характерна для определенной области мозга. Различные ионы, нейротрансмиттеры и внеклеточные компоненты влияют на уровень возбуждения, испытываемого клеткой, что приводит к различным типам эпилепсии.В этом обзоре мы рассматриваем дисфункции центральной нервной системы, которые могут привести к развитию идиопатической генерализованной и идиопатической парциальной эпилепсии. Кроме того, мы изучаем недавние исследования и понимание этих механизмов и определяем возможные терапевтические цели.

Введение

Эпилепсия, насчитывающая не менее 4 тысячелетий, является болезнью с долгой историей. Ранние теории эпилепсии правильно определяли мозг как место проблемы, но ошибочно полагали, что это вызвано слишком большим количеством слизи в мозгу или результатом дурных влияний (Gross, 1992).Только в эпоху Просвещения и с развитием анатомии, химии и физиологии эпилепсия стала рассматриваться в современном свете (Gross, 1992). В дополнение к этим достижениям Гиппократу приписывают первое формальное описание, идентифицирующее его с использованием научного подхода, которое легло в основу того, что мы знаем об эпилепсии сегодня (Magiorkinis, 2012).

Эпилепсией страдают примерно 65 миллионов человек во всем мире, причем наибольшему риску подвержены младенцы и люди старше 60 лет (Epilepsy Foundation).Эпилепсия может быть описана как состояние, возникающее в результате аномальной и чрезмерной разрядки нейронов в центральной нервной системе (Epilepsy Foundation). Припадок может возникнуть в любой области мозга и может распространяться или не распространяться на другие части (Penfield & Erickson, 1941). Эта повышенная возбудимость нейронов вызывает хронические, непредсказуемые припадки и даже может привести к другим неврологическим проблемам (Фонд эпилепсии).

Хотя существуют две основные известные причины эпилепсии, черепно-мозговая травма (ЧМТ) и химический дисбаланс, более чем в половине случаев эпилепсии причина неизвестна (Fischer, 2015).Тип травмы, которая приводит к приступу, зависит от возраста. Например, судороги у детей часто связаны с родовыми травмами или инфекциями, такими как менингит или высокая температура, тогда как судороги у пожилых людей, вероятно, связаны с опухолями или инсультами (Fischer, 2015). В этом обзоре основное внимание будет уделено эпилепсиям, вызванным химическим дисбалансом, и механизмам дисфункции различных рецепторов, таких как рецепторы глутамата, ГАМК, калия, натрия и кальция.

А.Здоровый нейрон

B. Эпилептический нейрон

A) В здоровом нейроне рецепторы работают правильно и позволяют правильному количеству ионов входить и выходить из клетки. Это приводит к соответствующему количеству стимуляции в клетке. Б) В эпилептическом нейроне К+-каналы не пропускают в клетку достаточное количество К+, в то время как рецепторы Са+2, Na+2, ГАМК и глутамата пропускают в клетку слишком много ионов, вызывая повышенную возбудимость.

Рецепторы ГАМК

ГАМК, гамма-аминомасляная кислота, является основным тормозным нейротрансмиттером центральной нервной системы, который уравновешивает возбуждение нейронов (Treiman, 2001). ГАМК образуется в окончаниях ГАМКергических аксонов, а затем высвобождается в синапс. Попадая в синапс, он действует через два рецептора GABAA и GABAB (Belleli et al., 2009). GABAA-рецепторы представляют собой управляемые лигандом каналы, которые вызывают быстрый ингибирующий эффект за счет увеличения проводимости хлоридов в нейрон, вызывая гиперполяризацию нейрона (Treiman, 2001).ГАМКВ-рецепторы также гиперполяризуют нейрон, но делают это за счет увеличения проводимости калия. Рецепторы ГАМКВ также снижают проводимость кальция и обладают медленным ингибирующим действием (Treiman, 2001).

Рецепторы ГАМК отвечают за тип рецептор-опосредованного торможения, называемого тоническим торможением, которое происходит из-за активации экстрасинаптических рецепторов из-за низких концентраций ГАМК в окружающей среде (Belelli et al., 2009). Распространение ГАМК из синаптической щели активирует постсинаптические ГАМК-рецепторы, вызывая тоническое торможение, что соответствует экспрессии относительно редких субъединиц, таких как субъединицы α4, α6 и δ (Belelli et al., 2009). Для α1βδ присутствие α4 и α6 увеличивает чувствительность к ГАМК. Также наблюдается более медленная и менее выраженная десенсибилизация (Belelli et al., 2009). В таламо-кортикальных нейронах вентробазального таламуса перед началом припадков наблюдается усиление тонического торможения, что позволяет предположить, что оно может быть фактором возникновения припадков (Belelli et al., 2009). Поскольку судороги могут быть вызваны чрезмерным возбуждением или недостаточным торможением, считается, что дисфункция рецепторов ГАМК (как видно на рисунке 1) играет большую роль в механизмах, лежащих в основе эпилепсии.

Рецепторы калия

Калиевые каналы важны для клеточных сигнальных процессов, таких как регуляция высвобождения нейромедиаторов и возбудимости нейронов (Shieh et al., 2000). Они собраны в виде тетрамера с цитоплазматическими N- и C-концами и шестью трансмембранными сегментами, образующими коровый домен. Сегменты 1-4 расположены симметрично вокруг поры, создавая домен, чувствительный к напряжению (Miceli et al., 2013). Было идентифицировано более 50 генов, кодирующих различные K+-каналы, и мутации в этих генах приводят к дисфункции канала, вызывая заболевание (Shieh et al., 2000). Например, мутации в гене K7.2, который кодирует субъединицы потенциалзависимых каналов K+, приводят к неонатальным эпилепсиям (Miceli et al., 2013).

Были идентифицированы две мутации, которые, среди прочего, приводят к неонатальной эпилепсии. Мутация R213W вызывает доброкачественные семейные неонатальные судороги, тогда как мутация R213Q приводит к неонатальной эпилептической энцефалопатии (Miceli et al., 2013). Обе эти две мутации дестабилизируют канал, пока он находится в открытом состоянии.Это вызывает заметное увеличение чувствительности канала к напряжению за счет снижения стабильности конфигурации домена, чувствительного к напряжению канала (Miceli et al., 2013).

NMDA-рецепторы

Рецепторы N-метил-D-аспартата, или NMDA, представляют собой управляемые глутаматом катионные каналы, которые играют критическую роль в развитии центральной нервной системы и процессах, лежащих в основе обучения, памяти и нейропластичности (Blanke et al., 2009).Они регулируют пластичность синапсов, дендритов и нейронов, позволяя активировать специфические кальций-зависимые сигнальные каскады (Blanke et al., 2009). В головном мозге возбуждающая синаптическая передача зависит от высвобождения L-глутамата из пресинаптических окончаний, которые перемещаются через синаптическую щель и связываются с постсинаптическими рецепторами NMDA (Blanke et al., 2009). Эта функциональность продемонстрирована на рисунке 1. Во время базовой активности возбуждающие синаптические входы не приводят к притоку кальция из-за зависимости рецептора от напряжения (Blanke et al., 2009). Чрезмерная стимуляция этих рецепторов может привести к эксайтотоксичности.

Эксайтотоксичность, индуцированная рецептором NMDA, которая зависит от притока кальция через ионотропные глутаматные рецепторы NMDA, считается фактором гибели клеток, связанной с эпилепсией (Parsons & Raymond, 2014). Некоторые недавние исследования показали, что активация рецепторов NMDA внутри синапса может способствовать выживанию клеток (Parsons & Raymond, 2014). Эта идея привела к «гипотезе локализации», согласно которой активация синаптических рецепторов NMDA способствует выживанию клеток, тогда как активация рецепторов вне синапса способствует передаче сигналов о гибели клеток (Parsons & Raymond, 2014).Рецептор NMDA состоит из двух субъединиц, GluN1 и GluN2, каждая из которых состоит из двух разных вариантов. Двумя вариантами субъединицы GluN2 являются GluN2A и GluN2B (Parsons & Raymond, 2014). Многие исследования показывают, что рецепторы NMDA, содержащие большую субъединицу GluN2B, могут предпочтительно сигнализировать о гибели клеток (Parsons & Raymond, 2014).

В экспериментах, проведенных с крысами с эпилепсией, у крыс было обнаружено увеличение содержания GluN2B вне синапса и снижение внутри синапса (Parsons & Raymond, 2014).Поскольку эти экстрасинаптические рецепторы NMDA реагируют на высвобождение глиального глутамата, возможно, их активация играет критическую роль в синхронизированной активности нейронов, связанной с эпилептическими припадками (Parsons & Raymond, 2014).

Натриевые рецепторы

Основным рецептором натрия, который способствует возбуждению нейрона, является потенциалзависимый натриевый канал (VGNC). Функция этого рецептора заключается в инициировании и распространении потенциалов действия в нейроне.Он состоит из одной α-субъединицы и четырех β-субъединиц (Frank et al., 2006). Субъединица α служит датчиком напряжения и ионной порой, позволяя рецептору ощущать изменение электрических сигналов и преобразовывать их в химические сигналы через ионную пору. Существует шесть α-спиральных трансмембранных доменов α-субъединицы, где пятый и шестой образуют ионную пору (Squire, 2013). Другие субъединицы, называемые β-субъединицами, изменяют зависимость напряжения и кинетику рецептора (Squire, 2013). Эти субъединицы построены из молекул клеточной адгезии (CAM), которые соединяют рецептор с цитоскелетом нейрона и с внеклеточной мембраной (Frank et al., 2006).

В эпилептическом мозге любая дисфункция в VGNC может изменить возбудимость нейрона из-за ключевой функции рецептора в распространении потенциала действия. Эта дисфункция продемонстрирована в здоровом и эпилептическом нейроне на рисунке 1. Поскольку существует много субъединиц и доменов, которые могут быть механически дисфункциональными, мы сосредоточимся на одном ярком примере: домене Nav1.1. Когда происходит мутация с потерей функции в SCN1A, гене, который кодирует этот домен, мы наблюдаем эпилепсию на мышиной модели (Kanai et al., 2004). Это связано с тем, что, когда рецептор больше не может инициировать или распространять потенциал действия конкретно в ГАМКергических интернейронах, вы предотвращаете тормозящий эффект этих нейронов. Это вызовет чрезмерное возбуждение из-за отсутствия баланса между стимуляцией и торможением (Kanai et al., 2004). Хотя это распространенный пример того, как дисфункция VGNC может привести к эпилепсии, существует гораздо больше примеров, связанных с различными субъединицами и доменами.

Рецепторы кальция

Кальций является одним из наиболее важных ионов в нейроне.Он служит для деполяризации клетки, достаточной для распространения потенциала действия. Следовательно, потенциалзависимые кальциевые каналы (VGCC) являются ключевым компонентом клетки и нормальной неврологической функции. Эти рецепторы могут изменять транскрипцию генов, высвобождение нейромедиаторов, рост нейронов и активацию других ферментов (Simms et al., 2014). Продолжительная активация рецептора может привести к эксайтотоксичности в клетке, как показано на рисунке 1. Эти рецепторы расположены в активной зоне пресинаптического окончания, что обеспечивает быстрое везикулярное высвобождение нейротрансмиттеров при активации (Squire, 2013).Существует множество субъединиц этого рецептора, каждая из которых имеет разные функции.

Субъединицы Cav2 VGCC обеспечивают везикулярное высвобождение нейротрансмиттеров, будучи связанными с комплексом SNARE через синпринт, белок на рецепторе (Squire, 2013). Таким образом, активация этой субъединицы способствует связыванию и приводит к везикулярному высвобождению через комплекс SNARE. Чрезмерная стимуляция этого процесса может привести к избыточному высвобождению нейротрансмиттеров и, следовательно, к гиперстимуляции нейронов (Simms et al., 2014).

Другая субъединица, называемая субъединицей Cavβ, регулирует количество выделяемого гормона щитовидной железы (Simms et al., 2014). Нормальная функция этой субъединицы заключается в подавлении количества гормона путем его подавления. Он делает это путем связывания с фактором транскрипции Pax6 при активации. Это связывание инициирует фактор транскрипции и позволяет регулировать синтез гормонов (Simms et al., 2014). Концентрация гормона, а именно тиреоидного гормона, напрямую связана с эпилептической предрасположенностью из-за его способности повышать возбудимость нейронов (Pennell, 2009).Следовательно, любое изменение в этом пути может привести к эпилептической активности головного мозга.

Последним примером субъединицы VGCC, которая может привести к эпилепсии, является субъединица Cav3, которая кодируется геном C456S, и ее нормальная функция заключается в регуляции возбудимости нейронов (Simms et al., 2014). Любая мутация в этой субъединице напрямую связана с усилением возбуждения нейронов из-за снижения порога отскока-взрыва в нейроне (Eckle et al., 2014). Кроме того, исследователи обнаружили, что удаление этих субъединиц Cav3 предотвращает эпилептические наклонности у мышиной модели (Eckle et al., 2014).

Таким образом, правильная функциональность всех субъединиц и доменов VGCC имеет решающее значение для поддержания нормального уровня возбуждения в центральной нервной системе. Все вышеперечисленные нарушения, а также другие, не рассмотренные, могут повышать возбудимость нейронов, приводя к эпилепсии.

Внеклеточная глиальная регуляция

Глиальные клетки — это поддерживающие клетки, обнаруженные в мозге, которые не проводят электрические сигналы так, как это делают нейроны, а вместо этого поддерживают функциональность нейрона с помощью различных механизмов (Miller, 2005).Глиальные клетки превышают по численности нейроны в соотношении 10:1 в головном мозге, функционируя как в качестве системы поддержки, так и в качестве иммунной системы центральной нервной системы (Miller, 2005). Одним из важных механизмов работы глии является поглощение избытка нейротрансмиттера, который остается в синапсе после того, как постсинаптический терминал получил сигнал (Squire, 2013). Этот механизм необходим для предотвращения гипервозбуждения клеток (Wetherington et al., 2008), и когда он не работает, происходит приток постсинаптического глутамата, как показано на рисунке 1.Рецепторы, в первую очередь участвующие в поглощении глутамата, — это EEAT1 и EEAT2. Они расположены на астроглии, и их функция заключается в обеспечении относительно низкого уровня внеклеточного глутамата (Wetherington et al., 2008). В глии также есть аденозинкиназа (ADK), которая регулирует концентрацию внеклеточного аденозина, фосфорилируя его до монофосфатной версии. Ингибирование этого фермента в моделях эпилепсии подавляет судорожную активность (Wetherington et al., 2008).Таким образом, мы можем сделать вывод, что более высокие уровни внеклеточной аденозинкиназы способствуют нормальной работе мозга. Следовательно, любая дисфункция в EEAT1/EEAT2 или гиперактивация ADK может способствовать эпилептической природе в нейронах.

Глия также играет важную роль в поддержании целостности гематоэнцефалического барьера (ГЭБ), и в модели эпилепсии она нарушена. В норме глии оборачивают свои концевые ножки вокруг эндотелиальных клеток, и это позволяет им формировать и поддерживать плотные соединения, которые являются отличительными чертами ГЭБ (Squire, 2013).Кроме того, сосудистая сеть головного мозга претерпевает конформационные изменения в эпилептической модели. В головном мозге наблюдается повышенный ангиогенез (пролиферация кровеносных сосудов), а также повышенная проницаемость ГЭБ (Wetherington et al., 2008). Изменение проницаемости возникает из-за высвобождения VEGF и провоспалительных молекул, которые высвобождаются во время эпилептического эпизода. Несвоевременное устранение этих факторов приводит к повышению проницаемости ГЭБ (Wetherington et al., 2008).

В заключение, глия играет очень важную роль в поддержании здоровой среды для нейронов. Изменения в их способности функционировать должным образом, такие как те, которые обсуждались ранее, будут, следовательно, изменять возбудимость нейронов.

Терапия

На рисунке 2 показаны многие возможные области для терапевтических целей. Поскольку дисфункция ионных рецепторов и каналов часто является причиной эпилептических припадков, они являются основными мишенями для терапевтических препаратов.Для бывшего

Во многих случаях препараты, увеличивающие количество синаптической ГАМК, оказались эффективными противоэпилептическими препаратами (Treiman, 2001). Один из способов сделать это — увеличить сродство связывания ГАМК с рецептором ГАМК, что увеличивает частоту открытия хлоридных каналов. Это усиливает тормозящее действие ГАМК на нейрон, снижая возбудимость (Squire, 2013). Точно так же барбитураты продлевают время, в течение которого хлоридные каналы открыты, и, следовательно, снижают возбудимость (Treiman, 2001).Другой областью для мишеней является постсинаптическое глиальное поглощение синаптического глутамата. Как видно на рисунке 2, усиление поглощения глутамата снижает количество постсинаптического возбуждения, что приводит к улучшению эпилепсии. Уменьшив количество глутамата, высвобождаемого пресинаптической окончанием, вы получите аналогичный эффект. Кроме того, уменьшение количества натрия, поступающего в нейрон, ограничивает гипервозбуждение и способствует нормальной передаче сигналов нейронами. Некоторые из этих препаратов в настоящее время одобрены для клинического применения, например, барбитураты.Хотя мы обсуждаем только медикаментозную терапию из-за того, что в центре внимания этой статьи, существуют более инвазивные методы лечения, такие как стимуляция блуждающего нерва и глубокая стимуляция мозга. Несмотря на то, что существует множество возможных методов лечения эпилептического пациента, окончательного излечения от этой болезни не существует.

Заключение

Эпилепсия является распространенным заболеванием, которое встречается во всем мире. Существует множество различных типов и причин эпилепсии. Хотя лекарства нет, в настоящее время на рынке есть несколько методов лечения.Некоторые из этих методов лечения нацелены на дисфункциональный поток ионов в нейронах, вызывающий перевозбуждение, в то время как другие нацелены на нарушение обратного захвата глутамата глией в синапсах. Эпилепсия вызывается повышенной возбудимостью или гиперсинхронностью нейронов. Гиперстимуляция нейронов проявляется не только физическими симптомами, в основном судорогами, но также может привести к эксайтотоксичности. Правильная стимуляция нейрона приводит к правильному функционированию, что необходимо для здорового мозга.

Рис. 2.Терапевтические мишени для эпилептического нейрона Различные терапевтические мишени нацелены на ионные рецепторы. Поглощение глутамата глией и отток калия из клетки увеличиваются, в то время как глутаматные, натриевые и кальциевые каналы ингибируются, что снижает их активность.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить доктора Шубхика ДебБурмана за его руководство и поддержку этого документа. Мы также хотели бы поблагодарить кафедру биологии колледжа Лейк-Форест, а также сам колледж за ресурсы и помощь, которые они нам предложили.

Каталожные номера

Арадья, С., Смауи, Н., Марбл, М., и Лакасси, Ю. (2011). Дупликация de novo 11p13 с участием гена PAX6 у пациента с неонатальными судорогами, гипотонией, микроцефалией, нарушением развития и незначительными глазными проявлениями. Американский журнал медицинской генетики, часть A, 155 (2), 442–444.

Белелли Д., Харрисон Н., Магуайр Дж., Макдональд Р., Уокер М. и Коуп Д. (2009). Внесинаптические ГАМКА-рецепторы: форма, фармакология и функция.Журнал неврологии, 29(41), 12757-12763.

Бланке, М.Л. и Вандонген, А.М.Дж. (2009). Механизмы активации NMDA-рецептора. В VanDongen, AMJ, редактор. Биология рецептора NMDA. Бока-Ратон, Флорида: CRC Press.

Чой, М., Дубе, К.М., Паттерсон, К., Барнс, С.Р., Марас, П., Блад, А.Б., … и Барам, Т.З. (2014). Новый неинвазивный прогностический биомаркер эпилепсии с клиническим потенциалом. Журнал неврологии, 34 (26), 8672-8684.

Клас, Л., Дель-Фаверо, Дж., Сеулеманс, Б., Лагае, Л., Ван Брокховен, К., и Де Йонге, П. (2001). Мутации de novo в гене натриевых каналов SCN1A вызывают миоклоническую эпилепсию младенчества. Американский журнал генетики человека, 68(6), 1327-1332.

Коултер, Д. А., и Эйд, Т. (2012). Астроцитарная регуляция гомеостаза глутамата при эпилепсии. Глиа, 60(8), 1215-1226.

Крунелли В., Карминьото Г. и Штайнхойзер К.(2014). Астроцитарные мишени открывают новые возможности для терапевтического лечения эпилепсии. The Neuroscientist, 1073858414523320. doi: 10.1177/1073858414523320

Девински О., Веццани А., Наджар С., Ланерол Н. и Рогавски М. (2013). Глия и эпилепсия: возбудимость и воспаление. Тенденции в неврологии, 174-184.

Франк, Х.Ю., Мантегацца, М., Вестенбрук, Р.Э., Роббинс, К.А., Калуме, Ф., Бертон, К.А., … и Каттералл, В.А. (2006).Снижение тока натрия в ГАМКергических интернейронах в мышиной модели тяжелой миоклонической эпилепсии в младенчестве. Неврология природы, 9(9), 1142-1149.

Экль В.С., Щегловитов А., Витко И., Дей Д., Яп С.С., Винклер Б. и Перес-Рейес Э. (2014). Механизмы, с помощью которых мутация CACNA1H у пациентов с эпилепсией повышает предрасположенность к судорожным припадкам. Журнал физиологии, 592 (4), 795-809.

Энгель, Дж. (2001). Предлагаемая диагностическая схема для людей с эпилептическими припадками и с эпилепсией: отчет рабочей группы ILAE по классификации и терминологии.Эпилепсия, 42(6), 796-803.

Фишер, Р. С. (2015). Понимание эпилепсии. Стэнфордский центр эпилепсии. Веб.

Гросс, Р.А. (1992). Краткая история эпилепсии и ее терапии в западном полушарии. Исследование эпилепсии, 12(2), 65-74.

Джейкоби, А., Бейкер, Г.А., Стин, Н., Поттс, П., и Чедвик, Д.В. (1996). Клиническое течение эпилепсии и его психосоциальные корреляты: результаты исследования в Великобритании. Эпилепсия, 37(2), 148-161.

Канаи К., Хиросе С., Огуни Х., Фукума Г., Ширасака Ю., Миядзима Т., … и Канеко С. (2004). Влияние локализации миссенс-мутаций в SCN1A на тяжесть фенотипа эпилепсии. Неврология, 63(2), 329-334.

Кантер-Шлифке И., Георгиевская Б., Кирик Д. и Кокая М. (2007). Подавление приступов с помощью генной терапии GDNF на животных моделях эпилепсии. Молекулярная терапия, 15(6), 1106-11-13.

Ли, К. Х., Лу, Ю. М., Сюй, З. Х., Чжан, Дж., Чжу, Дж. М., Чжан, Дж. М., … и Ли, X. М. (2012). Нейрегулин 1 регулирует возбудимость нейронов с быстрым выбросом через Kv1. 1 и действует при эпилепсии. Неврология природы, 15(2), 267-273.

Лозовая Н., Гатауллина С., Цинцадзе Т., Цинцадзе В., Паллези-Покашар Э., Минлебаев М., … и Беккер А. Дж. (2014). Селективное подавление избыточной экспрессии GluN2C спасает раннюю эпилепсию в мышиной модели туберозного склероза. Связь с природой, 5.дои: 10.1038/ncomms5563

Магиоркинис, Э., Диамантис, А., и Сидиропулу, К. (2011). Вехи в истории эпилепсии: от древности до ХХ века. Издатель открытого доступа INTECH.

Мичели Ф., Солдовьери М. В., Амброзино П., Баррезе В., Мильоре М., Чилио М. Р. и Тальялатела М. (2013). Генотип-фенотипические корреляции при эпилепсиях новорожденных, вызванных мутациями в сенсоре напряжения Kv7. 2 субъединицы калиевых каналов.Труды Национальной академии наук, 110(11), 4386-4391.

Михайлидис, И. Э., Абеле-Хенкельс, К., Чжан, В. К., Линь, Б., Ю, Ю., Гейман, Л. С., … и Ян, Дж. (2014). Возрастной гомеостатический протеолиз средних каналов нейронов

потенциалзависимые каналы Ca 2+ L-типа. Нейрон, 82(5), 1045-1057.

Миллер, Г. (2005). Темная сторона глии. Наука, 778-771. Найденов, А. (2014). Блокада ABHD6 оказывает противоэпилептическое действие при судорогах, вызванных PTZ, и при спонтанных судорогах у мышей R6/2.Нейрон, 82(2), 361–371[NB2].

Найденов, А.В., Хорн, Э.А., Чеа, К.С., Суинни, К., Хсу, К.Л., Цао, Дж.К., … и Стелла, Н. (2014). Блокада ABHD6 оказывает противоэпилептическое действие при судорогах, индуцированных PTZ, и при спонтанных судорогах у мышей R6/2. Нейрон, 83(2), 361-371.

Парсонс, М., и Раймонд, Л. (2014). Участие экстрасинаптических рецепторов NMDA в заболеваниях центральной нервной системы. Нейрон, 82(2), 279–293–279–293.

Пенфилд, В.и Эриксон, TC (1941). Эпилепсия и церебральная локализация.

Пеннелл, ПБ (2009). Гормональные аспекты эпилепсии. Неврологические клиники, 27(4), 941. doi:10.1016/j.ncl.2009.08.005

Пфунд, З., Чугани, Д. К., Юхас, К., Музик, О., Чугани, Х. Т., Уайлдс, И. Б., … и Мур, Г. Дж. (2000). Доказательства связи между метаболизмом глюкозы и циклом глутамата с использованием ФДГ-ПЭТ и 1H-магнитно-резонансной спектроскопии у пациентов с эпилепсией. Журнал мозгового кровотока и метаболизма, 20 (5), 871-878.

Райс А., Рафик А., Шапиро С., Джакои Э., Коултер Д. и ДеЛоренцо Р. (1996). Длительное снижение ингибирующей функции и экспрессии мРНК субъединицы рецептора типа А у-аминомасляной кислоты в модели височной эпилепсии. Proceeding of the National Academy of Science, 93(18), 9665-9669.[NB8]

Рундфельдт, К., и Лешер, В. (2014). Фармакология имепитоина: первого частичного агониста бензодиазепиновых рецепторов, разработанного для лечения эпилепсии.Препараты ЦНС, 28(1), 29-43.

Савченко, Леонид П., Пинейро, Паулу С., Касадо, Мариано, Киффер, Бриджит Л., Русаков, Дмитрий А., Мулле, Кристоф, Паолетти, Пьер. (2014). Динамика цинка и действие на возбуждающие синапсы. Нейрон, 82(5), 1101-1114

Шлангер С., Шиницки М. и Ям Д. (2002) Диета, обогащенная омега-3 жирными кислотами, облегчает симптомы судорог у пациентов с эпилепсией. Эпилепсия, 43(1), 103-104. doi: 10.1046/j.1528-1157.2002.13601.

Ши, К.С., Коглан, М., Салливан, Дж.П., Гопалакришнан, М. (2000). Калиевые каналы: молекулярные дефекты, заболевания и терапевтические возможности. Фармакологические обзоры, 52(4), 557-594.

Симмс, Б., и Зампони, Г. (2014). Нейрональные потенциалзависимые кальциевые каналы: структура, функция и дисфункция. Нейрон, 82(1), 24-45.

Сирвен, Дж.И. и Шафер, П.О. (2014). Что такое эпилепсия? Фонд эпилепсии. Веб.

Сквайр, Л. (2013). Фундаментальная неврология (4-е изд.). Амстердам: Elsevier/Academic Press.

Стафстрем, CE (2004). Диетические подходы к лечению эпилепсии: старые и новые варианты в меню. Epilepsy Currents, 4(6), 215-222.

Сугавара, Т. (2001). Миссенс-мутация гена субъединицы альфа II натриевого канала Nav1.2 у пациента с фебрильными и афебрильными судорогами вызывает дисфункцию канала. Труды Национальной академии наук, 98(11), 6384-6389.

Трейман, Д.М. (2001). ГАМКергические механизмы при эпилепсии. Эпилепсия, 42(3), 8-12.

Верньяно, А. М., Ребола, Н., Савченко, Л. П., Пинейро, П. С., Касадо, М., Киффер, Б. Л., … и Паолетти, П. (2014). Динамика цинка и действие на возбуждающие синапсы. Нейрон, 82(5), 1101-1114.

Уэтерингтон, Дж., Серрано, Г., и Динглдайн, Р. (2008). Астроциты в эпилептическом мозге. Нейрон, 58(2), 168-178. .

Йогендра, С.Х, Лунд, И.В., Бандиопадхьяй, С., Чжан, Г., Робертс. Д., Вулф Дж., Рассек С.Р., Брукс-Каял А.Р. (2006). Повышение уровня субъединицы α1-рецептора ГАМКА в зубчатой ​​извилине гиппокампа ингибирует развитие эпилепсии в модели височной эпилепсии у животных. Журнал неврологии, 26(44), 11342-11346.

Ссылки по теме:

Платформа для лечения аутизма на основе анализа экзома

Эпидемиологические и клинические исследования показывают, что у детей с аутизмом в десять раз выше риск развития эпилепсии по сравнению с населением в целом.Кроме того, большинство моделей аутизма на мышах демонстрируют спонтанные эпилептические тенденции, измененную активность мозга или дефицит синапсов. Нарушенные гены в мышиных моделях аутизма включают BCKDK, CNTNAP2, FMR1, SYN1, CDKL5 и SCN1A. Джозеф Глисон и его коллеги из Калифорнийского университета в Сан-Диего и Университета Рокфеллера изучают генетические основы связи между аутизмом и эпилепсией, чтобы понять механизмы этих заболеваний, которые могут указать на более целенаправленные методы лечения.

Глисон возглавляет всемирную многолетнюю вербовку, результатом которой стала когорта Simons Recessive Autism Cohort, в настоящее время состоящая из 103 семей, в большинстве из которых двое или более детей страдают как аутизмом, так и эпилепсией. Одной из особенностей этой когорты является то, что большинство семей с Ближнего Востока, где традиционно высок уровень смешанных браков между двоюродными братьями и сестрами. Это значительно облегчает идентификацию ключевых генов, связанных с аутизмом и эпилепсией в семьях.

Команда Глисона также набрала вторую группу из 400 детей в США.С. с аутизмом и эпилепсией, чтобы подтвердить результаты, полученные на Ближнем Востоке. Ключевым моментом в обоих наборах является диагноз расстройства аутистического спектра, который предшествовал началу эпилепсии, чтобы гарантировать, что эпилепсия не привела вторично к признакам аутизма. Исследователи планируют использовать экзомное секвенирование — секвенирование кодирующих белок областей генома — для выявления мутаций.

Глисон рассчитывает найти такие же измененные гены в когортах Ближнего Востока и США. Предварительные результаты уже указывают на потенциальные новые причины и методы лечения аутизма и эпилепсии.Его команда также изучает, реагируют ли некоторые формы аутизма и других нарушений развития нервной системы на лечение натуральными пищевыми добавками.

Речевая дисфункция у детей может быть связана с эпилептической активностью головного мозга — ScienceDaily

Эпилептическая активность в мозгу может влиять на развитие речи у детей, поэтому детям с тяжелыми нарушениями речи следует чаще проводить регистрацию ЭЭГ, чтобы быстрее выявить те которым может потребоваться лечение, говорится в диссертации Сальгренской академии при Гетеборгском университете.

В дипломной работе обследовано 60 детей разного возраста, разделенных на группы. В первую группу вошли дети с языковой дисфункцией, например, дети с замедленным развитием речи, которые затрудняются в самовыражении или неадекватно понимают язык.

Вторую группу составили дети с эпилепсией, а третью – дети с нарушением речи и эпилептической активностью головного мозга, иногда без эпилептических припадков. Исследование проводилось совместно с логопедами, детскими неврологами и нейропсихологами в Детской больнице королевы Сильвии в Гётеборге.

«Мы просмотрели истории болезни детей с остаточными речевыми и языковыми проблемами в начале школы и смогли увидеть, что у этих детей также были другие основные проблемы», — говорит Гунилла Рейно-Хабте Селассие, речевой и языковой патолог и научный сотрудник Департамента клинической неврологии. и реабилитация.

Исследование показало, что эпилепсия (с припадками) и эпилептическая активность головного мозга с припадками или без них чаще встречались у этих детей, чем у детей в целом.Затем исследователи хотели выяснить, была ли эпилептическая активность причиной детской языковой дисфункции или другие факторы повлияли на их языковое развитие.

«Поэтому мы также изучали речевые и языковые способности детей дошкольного возраста с различными формами эпилепсии», — говорит Гунилла Рейнё-Хабте Селассие. «Мы обнаружили, что у этих детей были определенные языковые проблемы — им было трудно выражать свои мысли, но они хорошо понимали язык». Самые большие проблемы были обнаружены у детей с эпилептической активностью в левом полушарии мозга, которое контролирует наши лингвистические способности.

Следующим шагом было изучение детей с речевой и языковой дисфункцией и эпилептической активностью мозга во сне в раннем детстве. и следить за их речью, языком и другими когнитивными способностями через несколько лет.

«Мы обнаружили, что более половины детей школьного возраста и молодых людей по-прежнему имеют те или иные языковые трудности, а некоторые из них имеют нормальные лингвистические способности», — говорит Гунилла Рейнё-Хабте Селассие. «Не было никакой разницы между детьми с постоянно замедленным речевым развитием и теми, кто испытал потерю или ухудшение речи — так называемую эпилептическую афазию.»

Она приходит к выводу, что большему количеству детей с языковой дисфункцией следует проводить регистрацию ЭЭГ, чтобы найти объяснение основных механизмов и чтобы можно было обеспечить правильный уход и лечение. Она также утверждает, что в некоторых случаях можно рассматривать медикаментозное лечение, чтобы заблокировать эпилептическую активность в мозгу и таким образом уменьшить влияние на развитие речи ребенка.

«Мы надеемся, что результаты нашего исследования приведут к новому взгляду на различные диагнозы языковой дисфункции и эпилептической активности мозга.Больше всего нам нужен совершенно новый диагноз для детей с замедленным речевым развитием и эпилептической активностью мозга».

Об эпилепсии

Эпилепсия проявляется в виде припадков с потерей сознания или без нее и одновременными судорогами. Припадки возникают из-за временной сверхактивации электрических нервных импульсов головного мозга, которые можно зарегистрировать с помощью электроэнцефалограммы (ЭЭГ). По оценкам, около 0,5% всех детей имеют склонность к повторным эпилептическим припадкам.Причиной эпилепсии может быть временное или постоянное повреждение головного мозга, но причину не всегда можно определить. Существуют лекарства для облегчения симптомов.

Тема диссертации: Речевые и языковые дисфункции при детской эпилепсии и эпилептиформной активности ЭЭГ

Источник истории:

Материалы предоставлены Университетом Гётеборга . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Эпилепсия: симптомы, причины и аюрведическое лечение

Основным признаком этого состояния являются судорожные припадки, которые происходят, когда клетки нашего мозга, взаимодействующие с помощью электрических импульсов, начинают посылать неверные сигналы.Наличие только одного припадка не означает, что у вас эпилепсия. Как правило, наличие нескольких припадков является явным признаком эпилепсии.

Эпилепсия и Аюрведа

Эпилепсия называется апасмара (апа = потеря, смара = память, знание или даже сознание). Акшепака — это состояние, характеризующееся судорогами. Судороги вызваны в Аюрведе из-за дисбаланса Вата доши. Питта-доша может быть связана с потерей сознания с точки зрения дошического эффекта.Когда человек теряет сознание сразу после того, как увидит красный, синий или черный цвета, и быстро приходит в себя, это признается признаком нарушения Ваты. Точно так же галлюцинации Питты вызваны видением светлого или темно-красного или желтого цветов и восстановлением с интенсивным потоотделением.

Судороги в Апасмаре сопровождаются потерей сознания и приливом во рту. Эпилепсия или эпилептические припадки обычно известны как «расстройство падения» или «припадки» из-за основного признака потери сознания или памяти.Это серьезное заболевание центральной нервной системы, которое поражает как детей, так и взрослых. Его часто упускают из виду как привычку или наследственную причину. Это оказывает существенное влияние на развитие и благополучие страдающих женщин и людей, с ними связанных. Однако при хорошем прогнозе это поддается лечению и может привести к большим изменениям в человеке, пострадавшем от него.

Типы эпилептических припадков

Приступы подразделяются на две основные категории:

1. Фокальные припадки являются частью головного мозга. Это могут быть:
Легкие парциальные припадки, пожалуйста. Симптомы могут включать непроизвольные подергивания мышц или рук и ног; изменения зрения; головокружение; и странные вкусы или запахи. Человек не теряет сознания.

2. Генерализованные припадки поражают гораздо больше или весь мозг. Это могут быть:
Отсутствие приступа (petit mal). Симптомы могут включать пристальный взгляд и кратковременную потерю сознания.
Миоклонические припадки .Симптомы могут включать хрипы или подергивания конечностей с обеих сторон тела.
Тонико-клонические припадки (большие судороги). Симптомы часто включают потерю сознания и потерю мочевого пузыря.

Причины эпилепсии

Согласно Аюрведе, причинами эпилепсии могут быть кама (страсть), кродха (гнев), лобха (жадность), моха (искушение), харда (эктазия), сока (горе), чинта (беспокойство), удвега (беспокойство), и т. д. Сегодня мы можем в основном описать причины как:

  • Влияния, унаследованные
  • Тяжелый шок или поражение головного мозга или нервной системы
  • Менингит и брюшной тиф
  • Аллергические реакции на определенные пищевые соединения
  • Нарушения кровообращения, такие как инсульт или сердечный приступ
  • Лихорадка
  • Неправильное или чрезмерное употребление наркотиков: хронический алкоголизм, отравление свинцом, галлюциногены и стимуляторы, такие как кокаин, антидепрессанты или снотворные, такие как бензодиазепины и барбитураты.
  • Психический конфликт: длительная печаль, страсть или ярость, подсознательный страх или ненависть
  • Недостаточное усвоение минералов, например, недостаточное количество гемоглобина или важных минералов, таких как магний
  • Потребление нездоровой/обработанной пищи и отсутствие образа жизни у людей с эпилептическими наклонностями

Симптомы эпилепсии
  • Предсимптомная стадия
  • Непроизвольное шевеление бровями и быстрое отклоняющееся движение глаз
  •  Дремать
  • Напряжение мышц
  • Усталость
  • Ощущение спазма или застоя в сердце
  • Отсутствие интереса к еде
  • Галлюцинации или слуховые ощущения или голоса
  • Боль в теле

Симптоматическая фаза

  • В случае petit mal наблюдается кратковременное снижение сознания без судорог и легкой скованности.В этом случае атака прекратится в течение нескольких секунд.
  • С другой стороны, Grand Mal имеет более выраженный эффект. Агрессивные судороги с последующей внезапной потерей сознания, подергиванием мышц, прикусыванием губ, искривленным прикреплением конечностей, поворотом головы, отклонением глаз продолжаются значительно дольше.
  • Легкое, иногда сильное дрожание рук и ног
  • Отведение головы одной рукой
  • Сужение пальцев
  • Беспокойство
  • Случайная моча
  • Издавать звуки, похожие на плач или хныканье
  • Рвота с растиранием вокруг рта или рвота содержимым желудка
  • Потеря сознания или потеря сознания

Влияние эпилепсии на повседневную жизнь

Жизнь с эпилепсией может быть стрессовой и может вызвать множество социальных проблем у больного.Человек, страдающий таким расстройством, как правило, часто страдает от приступов депрессии, изоляции от общества, потери здоровья, в том числе из-за нерегулярного питания. Те, у кого хорошо контролируемые припадки, имеют другой набор осложнений, чем те, с которыми сталкиваются люди с плохо контролируемыми припадками. Это факт, что наличие эпилептических припадков может повлиять на образ жизни пациента. Например, молодые люди, преследующие академические цели, получающие водительские права, ищущие работу и путешествующие, могут быть трудными.

Главными советами по лечению эпилепсии могут быть практика медитации и других успокаивающих техник. Йога и пранаяма, наряду с медитацией, могут оказывать успокаивающее действие на химию мозга, противодействуя последствиям стресса, который часто нарушает электрическую активность в мозге. Узнайте об этом как можно больше, свяжитесь с лечебными центрами и ведите личный журнал триггеров, чтобы вы могли сами доказать свою защиту.

Аюрведическое лечение эпилепсии

Консультация врача важна для успешной диагностики и лечения эпилепсии.Лекарства, терапия и образ жизни идут рука об руку, чтобы обеспечить полный клинический опыт. Хорошая новость заключается в том, что в Аюрведе есть лекарство от эпилепсии — по крайней мере, в значительной степени ее можно вылечить, чтобы вести совершенно нормальный образ жизни.

  • Консультации: Помощь и руководство помогают преодолеть депрессию и тревогу, а также могут улучшить действие наркотиков.
  • Панчакарма: В таких ситуациях настоятельно рекомендуются сильные процедуры детоксикации.Тип метода очистки, выбранного для восстановления нормального функционирования мозга, будет зависеть от конкретной поврежденной доши.
  • Вата доша: В этой ситуации тело очищается с помощью клизмы (басти) для регулирования Вата доши. Эта доша усугубляется стрессом, недосыпанием и острым умственным напряжением. Запор и осложнения со стороны желудочно-кишечного тракта также могут вызывать эту форму эпилепсии. Вата успокаивается с помощью лечебного масляного массажа (абхьянга), а также путем обливания головы струей масла (широдхара), что успокаивает ум.Такие травы, как шанкхапушпи, ашваганда и брахми, используются для нормализации мозговой деятельности.
    Питта доша: обострение доши лечится очищением (виречана). Обычно эта доша нарушается при высокой влажности. Возможными причинами эпилепсии из-за Питта Доши могут быть такие заболевания, как энцефалит и воспаление головы.
    Капха Доша: Токсины удаляются из организма, вызывая рвоту (вамана). В основном это вызвано блокировкой нервной системы.Чрезмерное выделение слюны может быть одним из ключевых симптомов капической эпилепсии. Это может быть вызвано малоподвижным или малоподвижным образом жизни. Тулси и корень аира широко используются для лечения капха-эпилепсии.
  • Омоложение и оживление с помощью Расаяна-терапия уменьшают повторение приступов и способствуют полной синхронизации ума и тела для здоровой жизни. Здоровое лечение аюрведической эпилепсии — это панчаягавья гхрита, махапанчагавья гхрита, вачадхья гхрита вместе с различными другими травами.

Узнайте о нашем проверенном временем аюрведическом подходе к лечению эпилепсии.

НАША ВЗЯТЬ

Консультация врача необходима для эффективной диагностики и лечения эпилепсии. Лекарства, консультации и образ жизни идут рука об руку, чтобы получить полный терапевтический опыт. запишитесь на прием @https://eliteayurveda.com/ и убедитесь, что аюрведические эксперты помогут вам быстрее преодолеть депрессию и беспокойство, а также могут усилить действие лекарств.

Получите дополнительную информацию на сайте www.eliteayurveda.com

 

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.