Содержание

Привязанность…Что такое «привязанность»? – Центр Знаний

«Привязанность — это история про то, как у нашего вида выращивается детеныш.  — говорит известный психолог Людмила Петрановская. — Как и у всех сложных животных, у нас детеныши дорогие, нам важно чтобы они могли выживать и развиваться. При этом наш вид адаптивен: при появлении на свет человеческий детеныш не заточен под какую-то конкретную среду обитания, он научается жить в тех обстоятельствах, в которых оказался. Это хорошо видно на освоении родного языка: дети рождаются у носителей разных языков, и все языки прекрасно усваиваются. Период детства — это время, когда ребенок адаптируется к той среде обитания, в которой оказался, усваивает ее социальные нормы, привычки, ограничения, чтобы потом жить полноценным членом общества. Все время, пока детеныш не может о себе позаботиться, необходимо, чтобы кто-то делал это за него. И этот процесс призвана обеспечивать программа привязанности. Она предусматривает определенное поведение взрослой особи: родитель заботится и защищает, тревожится, если ребенок подает сигналы недовольства, чувствует счастье и удовлетворение, когда ребенок доволен. Со стороны детеныша это программа следования: он хочет все время быть в контакте со своим взрослым, знать, где он, чтобы, при необходимости, быстро воссоединиться».

Под привязанностью понимается эмоциональная связь с другим человеком. Психолог Джон Боулби первым из психологов описал привязанность — как «устойчивую психологическую связь между людьми». Боулби считал, что самые ранние связи детей с теми, кто о них заботится, имеют огромное влияние, которое продолжается на протяжении всей их жизни.

Он предложил также, что привязанность служит для того, чтобы в раннем возрасте удержать ребёнка около матери, тем самым повышая шансы этого ребёнка на выживание.

Центральная идея теории привязанности заключается в том, что те, кто изначально ухаживает за малышом, кто реагирует на его потребности и удовлетворяют их, позволяют ребёнку почувствовать себя в безопасности. Младенец знает, что тот или иной взрослый надёжен, и это даёт ему надежную опору для последующего познания мира.

Изучая это понятие, психологи следили за поведением матери и ребенка в комнате, полной игрушек. И отметили следующее: есть дети небезопасной привязанности, которые никогда не вставали с коленей матери, даже не смотря на то, что им было бы очень интересно поиграть с игрушками. Другие же могли отходить от мамы и играли, не возвращаясь в течение длительного времени. А есть такие, которые первоначально были рядом с матерью, но постепенно шли идут играть с игрушками, регулярно оглядываясь назад, чтобы увидеть где мать и, таким образом, проверить связь с «источник безопасности», а затем продолжали играть и исследовать. Такие дети имеют

безопасный тип привязанности.

Выводы: Ребенок, который постоянно лезет к взрослому, цепляется, требует внимания, очень беспокоится, чтобы взрослый не сердился на него, очень хочет понравиться и быть полезным, как раз не тот, у кого все хорошо с привязанностью, а тот, который тревожится по поводу своей привязанности. У детей с надежной привязанностью легко происходит обращение за утешением к взрослому, и когда ребенок его получает, он легко переходит к автономии, к другой деятельности. Таких детей большинство, где-то 60–65%. Их матери достаточно отзывчивы и сами находятся в неплохом состоянии. Для надежной привязанности достаточно, чтобы мама откликалась на 50% запросов, у ребенка в этом плане большой запас прочности. Мама может быть, например, в туалете, когда она ребенку понадобилась. Это нормально, ребенок на это рассчитан.

Джон Боулби утверждает, что есть четыре основных типа привязанности между ребенком и матерью: безопасная, тревожно-избегающая, двойственно-сопротивляемая, дезорганизационно-контролируемая привязанность.

1. Безопасные маленькие исследователи. Качество в уходе за ребенком является очень важным. Под качеством помощи мы имеем в виду частое взаимодействие с детьми, принятие ребенка и его темперамента, уважение к ребенку, не пытаясь адаптировать его под собственный ритм и темперамент. Такой родитель устанавливает разумные пределы, участвует в их реализации, а также участвует в детском исследовании мира через игру. Это Джон Боулби назвал безопасной привязанностью. По теории привязанности родитель должен помочь ребенку понять как устроен мир, критикуя его поведение, но не его характер. Родители, которые ведут себя подобным образом с ребенком могут развить крепкие и надежные отношения. В новых и незнакомых ситуациях, которые дети будут изучать без присутствия матерей, они испытывают меньше страха.

2. Дети, которые избегают близости. Дети, которые проявляют небольшое беспокойство, когда разлучены со своими родителями и очень расстроены тогда, когда вы оставляете его в одиночестве, обладают тревожно-избегающей привязанностью. Это дети, чьи матери говорят ребенку теплые слова, играют с ребенком, но не проявляют тесный контакт. Такие дети показали меньше исследовательского поведения, отсутствие эмпатии, избегания тесных эмоциональных связей. В зрелом возрасте они не доверяют другим людям и проявляют страх близости.

3. Робкий и опасается незнакомцев.

 Из-за непоследовательного поведения происходит двойственно-сопротивляемая привязанность. Такая мать иногда встречается с потребностью ребенка для близости, а иногда нет. Эти дети в незнакомой ситуации проводят неактивные исследования и часто будут опасаться незнакомцев, даже когда родитель присутствуют рядом. Эти дети становятся неуверенными, застенчивыми и других воспринимают с недоверием.

4. Без готового ответа на стрессовые ситуации. Последний тип по теории привязанности — это дезорганизационно-контролируемая привязанность, которая является смесью избегающего, двойственного и безопасного поведения. Эти дети не имеют установленную модель поведения, могут многое путать, им часто бывает страшно и они могут действовать непоследовательно или противоречиво. Это часто встречается у детей, матери которых были жертвами жестокого обращения.

В своём исследовании в 1970-х годах психолог Мэри Эйнсворт значительно расширила положения оригинальной работы Джон Боулби. Её новаторское исследование «Странная ситуация» выявило серьёзное влияние привязанности на поведение. В ходе исследования ученые наблюдали за детьми в возрасте от 12 до 18 месяцев, фиксируя их реакцию на ситуацию, в которой они ненадолго оставались одни, а затем воссоединились со своими матерями.

Основываясь на наблюдаемой исследователями реакции, Эйнсворт описала три основных стиля привязанности:

Надёжный (безопасный) стиль привязанности. Надёжную привязанность отличает стрессовое состояние, возникающее у ребёнка, когда воспитывающий взрослый его покидает, и радость от того, что он вернулся. Важно помнить, что такие дети чувствуют себя в безопасности и могут полагаться на взрослых. Когда взрослый уходит, ребёнок может быть расстроен, но как только родитель или попечитель возвращается, малыш чувствует себя уверенно. Испугавшись, дети с надёжным стилем привязанности будут искать утешение как раз у взрослых. Эти дети знают, что их родители или опекуны способны обеспечить им комфорт и уверенность в случае необходимости.

Тревожно-амбивалентный стиль привязанности (тревожный). Дети с тревожно-амбивалентным стилем привязанности обычно очень огорчаются, когда их оставляют родители. Это стиль привязанности встречается сравнительно редко, им обладают лишь около 7-15% детей (по данным американских исследователей). Многочисленные исследования показали, что амбивалентный (т. Е. Двойственный по своей природе) стиль является результатом плохой материнской поддержки. Эти дети не могут положиться на своих матерей (или опекунов), поскольку они не уверены, что взрослые будут рядом, когда в них нуждаются.

Избегающий стиль привязанности. Дети с избегающим стилем привязанности, как правило, стараются избегать родителей или опекунов. Такие дети не оказали бы предпочтения своему родителю перед совершенно незнакомым человеком, если бы им предложили такой выбор. Исследования показали, что этот стиль привязанности может быть результатом оскорбительного или нерадивого отношения опекунов. Дети, которых наказывают за то, что они полагаются на взрослого, впоследствии перестают обращаться к ним за помощью в будущем.

Позже, в 1986 году, исследователи Мейн и Соломон на основе результатов собственных экспериментов добавили четвёртый стиль привязанности, назвав его дезорганизованной привязанностью. Дети с дезорганизованным стилем привязанности часто демонстрируют запутанное сочетание моделей поведения и могут казаться дезориентированными, ошеломленными, сконфуженными. Такие дети могут как избегать взрослых, так и противостоять им. Некоторые исследователи считают, что отсутствие четкого стиля привязанности, скорее всего, связано с недопустимым поведением родителей. В таких случаях родители могут служить как источником комфорта, так и источником страха, что приводит к выработке неорганизованного поведения.

Ряд проведённых позже исследований подтвердили идею о стилях привязанности, предложенную Эйнсворт, и показали, что от стиля привязанности во многом зависит поведение человека в дальнейшей, взрослой жизни.

Возвращаясь к мнениям современников, например, психолог Людмила Петрановская, считает, что ребенок может адаптироваться жить с любыми родителями и в любых условиях. Это, с одной стороны, хорошо. С другой стороны, ребенок воспринимает все как норму, у него нет образца как надо. Что с ним происходит, то он и считает правильным. Ребенок привязывается независимо от того, удачно или нет взрослый выполняет роль родителя. Эти стратегии становятся устойчивыми, складывается общее представление о том, как устроены близкие отношения. Появляется рабочая модель привязанности, которая работает во всех близких отношениях во взрослой жизни. Это некая совокупность ожиданий и представлений о том, чего ждать и как вести себя в близких отношениях.

Стили привязанности, сформированные у детей в самом начале жизни, могут привести к ряду последствий.

Например, дети, у которых в младенческом возрасте сформировалась надёжная привязанность, обладают более развитым чувством собственного достоинства и способны лучше обеспечивать себя по мере того, как они становятся старше. Эти дети также стремятся к большей независимости, лучше учатся в школе, успешнее выстраивают социальные отношения, меньше подвержены депрессии и тревогам.

Если ребенок сомневается в привязанности, он перестает познавать мир

Поведение привязанности находится в противофазе поведению познавательной активности. Когда у ребенка все хорошо с привязанностью, он занимается познавательной активностью, осваивает этот мир. Но если что-то пошло не так, если ребенок напуган, он обращается к своей привязанности, к своему взрослому, за помощью, защитой и утешением. Если у ребенка есть основания сомневаться в привязанности, прекращается вся познавательная активность. Все усилия уходят на то, чтобы установить отношения со своим взрослым.

Если отношения плохие, ребенок не может заниматься познавательной активностью, он начинает работать над их восстановлением: ныть, требовать внимания, ходить как привязанный, делать что-то, что в его представлении может помочь.

Когда родители все время в конфликте, ребенок не может заниматься своими делами. Если родитель в плохом состоянии, например, в депрессии, у ребенка начинается тревога. Если родитель дает знать, что ребенок его расстроил, разочаровал, у него нет на него сил или он не хочет о нем заботиться, у ребенка наступает поиск привязанности. И если это сильно и долго, у ребенка возникает состояние паники привязанности, которое отшибает всю другую деятельность до тех пор, пока не будет восстановлена связь.

Этапы становления привязанности

Исследователи Рудольф Шэффер и Пегги Эмерсон в своём продольном исследовании проанализировали привязанность по мере того, как её формируют дети. Они наблюдали за 60 младенцами в течение первого года их жизни — каждые четыре недели, — а затем ещё раз проводили эксперимент в возрасте 18 месяцев. Основываясь на своих наблюдениях, Шэффер и Эмерсон выделили четыре отдельные фазы привязанности:

Предварительная стадия. От рождения до трёх месяцев младенцы не проявляют особой привязанности к кому-либо из тех, кто о них заботится. Сигналы младенца — плач и беспокойное поведение, — естественно, привлекают внимание взрослого, а положительная реакция ребёнка на заботу заставляет его оставаться с ним и дальше.

Стадия недифференцированной привязанности. До семи месяцев младенцы выказывают предпочтение первичному и вторичному опекунам. Во время этой фазы у них начинает развиваться чувство доверия, осознание того, что взрослый будет реагировать на их потребности. Несмотря на то, что они все ещё принимают уход от других людей, по мере приближения к семимесячному возрасту малыши начинают гораздо лучше различать знакомых и незнакомых людей. Наиболее положительно при этом они реагируют на первичного опекуна.

Стадия дифференцированной привязанности. Начиная примерно с семи и до одиннадцати месяцев, младенцы проявляют сильную привязанность к одной конкретной личности. Они будут протестовать, если их разлучить с особым опекуном (страх сепарации), и начнут беспокоиться, если вокруг них будет много незнакомцев.

Стадия множественной привязанности. Примерно через девять месяцев после рождения дети начинают образовывать прочные эмоциональные связи с другими опекунами — уже за пределами первичной привязанности: отцом, старшими братьями и сёстрами, бабушками и дедушками.

Хотя этот процесс может показаться простым, существует несколько факторов, которые могут оказать существенное влияние на то, как и когда будет формироваться привязанность.

Во-первых, это сама возможность для привязанности. Дети, о которых некому заботиться, такие как воспитанники детских домов, например, могут не сформировать чувство доверия, необходимое для образования привязанности.

Во-вторых, качество ухода — жизненно важный фактор. Когда воспитатели быстро и последовательно реагируют на потребности детей, дети понимают, что они могут положиться на людей, которые несут ответственность за заботу о них — а это является важнейшей основой для формирования привязанности.

Что происходит с детьми, которые не сформировали надёжную привязанность? Исследования показывают, что неспособность сформировать надёжную привязанность в начале жизни может иметь негативное влияние на поведение человека на протяжении всей его последующей жизни. Дети с диагнозами «оппозиционное вызывающее расстройство» (ОВР), «расстройство поведения» (РП) или «посттравматическое стрессовое расстройство» (ПТСР) часто проявляют проблемы с привязанностью — возможно, из-за раннего жестокого обращения, пренебрежения или травм. Клинические психологи полагают, что дети, усыновлённые в возрасте после шести месяцев, подвержены более высокому риску возникновения проблем с привязанностью.

Несмотря на то, что стили привязанности проявляющиеся в зрелом возрасте не обязательно совпадают с детскими, исследования показывают, что ранняя привязанность может оказать серьёзное влияние на последующие отношения.

Например, те, у кого в детстве сформировалась надёжная привязанность, как правило, имеют хорошую самооценку, крепкие романтические отношения и способность раскрыться перед другим человеком. Став взрослыми, они обычно создают здоровые, счастливые и длительные отношения.

Влияние отношений привязанности на последующую жизнь

Эмоциональная связь проявляется в том, что ребенок понимает родителей, как правило маму, которая проявляет привязанность, достижение и обеспечение близости, особенно в условиях стресса. В прошлом считалось, что привязанность развивается сразу после рождения и контакта с матерью, но многочисленные исследования показали, что это не так. Привязанность ребенка находится под сильным влиянием родителей, отзывчивости к потребностям детей и обязательство влияет на темперамент ребенка.

Надежная связь позволяет построить лучшее отношения со своими сверстниками, популярности, развитию социальных навыков и быть более привлекательным по сравнению с другими детьми, а позже взрослыми. Дж. Боулби в теории привязанности утверждает, что дети, за которыми был надлежащий материнский уход, показывают более высокий уровень уверенности в себе и способности к адаптации, по сравнению со сверстниками показывают большую самостоятельность и меньшую зависимость от небезопасных влияний своих сверстников. Они показывают меньше агрессии, гнева и ярости, больше согласия со своими сверстниками и большее послушание.

В результате отсутствие приверженности с самого раннего возраста у ребенка возникают поведенческие проблемы со школьного возраста. При отсутствие приверженности дети агрессивны и подвержены депрессии, у них гораздо чаще возникают эмоциональные и поведенческие проблемы, чем у их сверстников, за которыми был надлежащий уход. Какой тип привязанности, согласно теории Джона Боулби, будет у вашего ребенка, зависит от вашего поведения, качества их отношений, материнской заботы и нежности, наблюдение потребностей ребенка, их точное толкование и соответствующая реакция на них.

С одной стороны,  — считает  Петрановская, — мне хочется, чтобы люди знали о теории привязанности, с другой стороны, сегодня я вижу перекос в другую сторону. Когда люди считают ужасом и кошмаром любое разлучение с ребенком. Боятся за детей, считают, что, если они вышли на работу, они нанесли ребенку невероятную травму, боятся отпускать в сад и школу. Это тревога во многом из собственного детства. Когда приходилось обходиться без своего взрослого, то в родительской роли хочется не столько для ребенка, сколько для себя маленького, додать всего, чего не было. Это люди, которые выросли в ситуации, когда родители не защищали от систем, самоустранялись при проблемах. Идет противопоставление: «Мы сейчас сделаем такую привязанность, что комар носа не подточит, на 5 с плюсом!.

История про привязанность это не китайская грамота. Не надо заканчивать университет и читать 25 книг по воспитанию детей. Это очень простая история. Для того чтобы воспитывать ребенка в привязанности, не нужно ничего особенного. Можно иметь очень ограниченный интеллект, можно вообще не знать слово «привязанность» и не уметь читать. Важно, чтобы родитель был доступен и был отзывчив на потребности ребенка. И сам был в нормальном состоянии, не в депрессии, стрессе и переутомлении. Важно понимать, что привязанность — не цель, а средство, чтобы обеспечить ребенка заботой и защитой.

Составлено по материалам из открытых интернет-источников 

Эмоциональная привязанность в структуре значимых отношений личности

С развитием психологии и психоанализа появилось много концепций касающихся формирования личности и факторов на это влияющих. Центральное место на сегодняшний день занимает вопрос влияния опыта ранних детских отношений на дальнейшую судьбу развития личности. Основоположники теории привязанности Дж. Боулби и (Bowlby J.) М. Эйнсворт (Ainsworth M.D.) были клиническими психологами, и их ранние исследования направлены на практическую работу с пациентами. Впоследствии это направление приобрело статус целой психологической концепции, выходящей далеко за пределы психологии младенчества.

Рассматривая теорию привязанности, следует отметить, что она возникла на пересечении психоаналитического и этологического подхода. Как и в психоанализе, центральное место в ней занимают ранние отношения ребенка с близким взрослым (главным образом с матерью). Именно опыт отношений с матерью на первом году жизни порождает привязанность к ней, которая и определяет во многом дальнейший ход психического и личностного развития ребёнка. Однако, привязанность ребенка определяется не как стремление к удовольствию (например, пищевому), а как в первую очередь необходимостью в защите и безопасности.

Функция привязанности, как отмечают авторы, достаточно утилитарна - привязанность обеспечивает защиту от неблагоприятных воздействий среды и гарантирует физическую безопасность. Характерно, что главным доказательством потребности младенца в безопасности для Дж. Боулби служили известные опыты Л. Харлоу с детенышами макак, которые предпочитали теплую пушистую маму-манекена холодной и проволочной [1,2]. Особенности материнского поведения, которые определяют качество привязанности ребенка, во многом имеют социально обусловленный характер и зависят не только от характера самой матери, но и от культурных стереотипов, принятых в обществе. Кросскультурные исследования, проводимые в рамках этой теории, показывают зависимость отношений матери и ребенка от общественных установок и особенностей культуры.

Итак, эмоциональная привязанность, определяемая Дж. Боулби как «привлекательность одного индивида для другого», складывается на самых ранних ступенях развития ребёнка [2]. У ребёнка складывается определённая система образом и представлений о внешнем, окружающем мире и о его собственной внутренней среде. Такая система, называемая «рабочей моделью», обуславливает дальнейшие отношения субъекта. С помощью скопированных в процессе взаимодействия с матерью рабочих моделей, человеком интерпретируются происходящие с ним события. Сквозь рабочую модель воспринимается и понимается окружающий мир, а также происходит самосознание.

Идея о том, что личность, субъективность или собственное «Я» ребенка возникают в отношениях с близкими людьми, известна для отечественной и зарубежной детской психологии. Стоит отметить, что в первых исследованиях, акцент делался на совместной деятельности ребенка и взрослого или на общении, понимаемом как деятельность, где взрослый рассматривался как фактор становления самосознания ребенка. В настоящее время в фокусе теории привязанности находится не содержание деятельности (общения), а «чистое» отношение взрослого к ребенку, которое интериоризуется и формирует детское самосознание. В самом начале развития «Я» (ребёнок) и «Другой» (взрослый) существуют в неразрывном единстве и не могут быть разделены, даже условно, на две независимые части [2].

Отношение взрослого рассматривается не только как фактор формирования «Я» ребенка, но и как условие внутреннего диалога. Главное здесь не то, что делает взрослый для ребенка, а как он «живет в нем». Отношение взрослого является не средством, а сущностью и содержанием самосознания ребенка. Эта мысль во многом перекликается с идеями о диалогизме сознания и с положениями гуманитарного подхода в отечественной психологии. Теория привязанности в этом контексте помогает сделать шаг к пониманию невербального «языка» внутреннего, глубинного слоя сознания. Л. С. Выготский называл элементы глубинной структуры сознания «знаками без значения», т. е. без конкретного семантического содержания, которые структурно обеспечивают возможность и необходимость функции «означивания», поскольку по своей структуре и своему происхождению они диалогичны, направлены на другого [4].

Центральным понятием для характеристики, как рабочей модели, так и для описания привязанности в целом является — качество привязанности. В основе качества привязанности лежит безопасность (или небезопасность), которую обеспечивает (или не обеспечивает) объект привязанности. Авторами теории было выделено несколько типов эмоциональной привязанности, каждый из которых формируется под воздействием определённых факторов и отличается своими особенностями. В частности, выделяют: «надёжный», «избегающий», «тревожно-амбивалентный» и «дезорганизованный» типы эмоциональной привязанности [6].

Следует отметить сложность и трудоёмкость эмпирического выделения типов привязанности у взрослых людей. Для их выявления применяется полуструктурированное интервью, состоящее из ряда вопросов адресованных к детским переживаниям и описанию семейной ситуации респондентов. «Интервью о привязанностях для взрослых» (Adult Attachment Interview, AAI), разработанное М. Мэйн, адаптированное Калмыковой Е.С.), содержит вопросы, касающиеся детского опыта привязанности к значимым другим и того значения, которое испытуемые в настоящее время приписывают этому детскому опыту [10]. Обработка данных полученных в ходе интервьюирования проводится качественно, с применением метода экспертной оценки, для получения точности результатов.

На основании проведённого исследования можно описать специфику представленных типов. Респонденты, которые были классифицированы на основе интервью как «автономные» (надёжные), характеризуются сбалансированным представлением о своих ранних отношениях, ценят привязанность и придают большое значение отношениям привязанности в формировании их личности. В ходе интервью они ведут себя достаточно открыто и прямо, независимо от того, насколько тяжело было обсуждать тот или иной материал. В интервью излагаются правдоподобные сообщения о поведении родителей респондентов. Хотя их сообщения о детстве не обязательно включают нарративы только о любящем поведении родителей, в целом оно воспринимается как позитивное и подтверждается конкретными воспоминаниями.

Два ненадежных паттерна репрезентаций привязанности коррелируют с некогерентным способом изложения: оценка, которую дают респонденты своим отношениям с родителями, не соответствует тем конкретным эпизодам, которые они сообщают. Отсутствуют или почти отсутствуют подтверждения того, что родители выполняли функцию «надежной гавани»; в написанных рассказах заметны проявления ограниченной готовности к исследованию и ощущается определенная ригидность респондентов.

«Дистанцированные» («избегающий» тип) респонденты демонстрируют дискомфорт в связи с темой интервью, отрицают влияние ранних отношений на свое развитие, испытывают значительные сложности в припоминании конкретных ситуаций и часто идеализируют свой детский опыт.

«Тревожные» респонденты демонстрируют спутанность или существенные колебания в отношении раннего опыта, описания взаимоотношений с родителями отмечены пассивностью или агрессией, родители предстают как не любящие, но интенсивно вовлеченные в отношения вплоть до обращения ролей, когда ребенок был вынужден отдавать предпочтение потребностям родителей в ущерб своим собственным. Изложение детских воспоминаний у таких респондентов часто перемежается с сообщениями о событиях недавнего прошлого, об актуальных отношениях с родителями, наполненными, как правило, агрессией и обидами.

Четвертый тип репрезентаций – «дезорганизованный», — выявленный М. Мейн, связан с неспособностью респондентов в ходе интервью адекватно обсуждать смерть и утрату близких людей: например, они могут серьезно высказывать убеждение, что умерший продолжает жить, или что его убили детские фантазии респондента. В обсуждении остальных тем такие респонденты демонстрируют второй или третий тип репрезентаций привязанности. В проведённом исследовании подобного типа привязанности обнаружено не было.

Теория привязанности и научные исследования показали, что характер привязанности может изменяться. Процессом, изменяющим этот характер, является процесс переживания межличностных отношений.

Противоположностью привязанности является одиночество (или переживание утраты). Парадокс привязанности в том, что человек должен привязываться к тому, кого неизбежно потеряет. Поэтому страхи утраты и оставления – это всегда присутствующая тень привязанности. Быть привязанным – значит подвергать себя риску боли утраты. Одно из худших переживаний в жизни – это быть покинутым, брошенным. У оставшегося без поддержки человека, возникает чувство полного одиночества в этом мире.

Сформировавшийся в детстве стиль привязанности, оказывает влияние на взаимоотношения взрослого человека с другими людьми, а также на его самооценку. Стили привязанности оказались связанными с выбором партнера и стабильностью любовных отношений, с развитием депрессий, а также со способностью преодолевать жизненные кризисы.

Стиль привязанности, по-видимому, также связан с отношением к работе. Те, кто обладают безопасным стилем привязанности, на работе чувствуют себя уверенно; они относительно свободны от страха совершить ошибку и не позволяют, чтобы личные отношения мешали их деятельности. Люди с тревожно-амбивалетным стилем привязанности очень сильно зависят от похвалы и страха отвержения, и, кроме того, они допускают ситуации, когда личные отношения и работа начинают входить в противоречие друг с другом. Те же, кто обладают избегающим стилем привязанности, используют работу, чтобы избегать социальных взаимодействий, и хотя в финансовом отношении дела у них могут идти хорошо, они часто не удовлетворены своей работой.

Взрослые, лишенные заботы в детстве, стремятся заботиться о других в своей профессиональной жизни. Одним из проявлений незащищающей привязанности в детстве, описанным Дж. Боулби, является стиль установления связи, называемый «компульсивным оказанием помощи», когда человек внимателен к нуждам других, а собственные игнорирует. Боулби утверждал, что у детей, которые развивают такую привязанность складывается ложная взрослая жизнь – понятие сходное с понятием ложного «Я» Д. Винникотта [3].

Безопасный стиль привязанности оказался связан с переживанием счастья, дружбы и доверия; избегающий стиль – со страхом близости, эмоциональными взлетами и падениями, а также с ревностью; тревожно-амбивалентный стиль – с навязчивой поглощенностью любимым человеком, желанием тесной связи, сексуальной страстью, эмоциональными крайностями и ревностью.

Проведённое эмпирическое исследование, целью которого являлось определение роли характера эмоциональной привязанности в формировании значимых отношений личности взрослого человека, было построено на трёх психодиагностических методиках и полуструктурированном интервью привязанности для взрослых (AAI). В исследовании приняли участие мужчины и женщины, в количестве 59 человек, в возрасте от 25 до 35 лет.

Для исследования особенностей и структуры самоотношения применялась методика МИС (Р.С. Пантилеев), для измерения отношения к другим – методика МДМО (Т. Лири), для измерения ориентаций в межличностных отношениях использовалась методика ОМО (В. Шультц) и для выявления базовых убеждений личности — ШБУ (Р.Янов — Бульман). Для выявления типа эмоциональной привязанности использовалось интервью привязанности для взрослых AAI (разработка М.Мэйн, адаптация Е.С. Калмыкова).

После проведённого анализа результатов интервью, и выделения трёх групп испытуемых, в соответствии с типом эмоциональной привязанности (методом экспертной оценки), проводился сравнительный и корреляционный анализ исследуемых показателей. В результате было доказано, что характер эмоциональной привязанности связан с некоторыми особенностями самоотношения личности:

  • у людей с «надёжным» типом эмоциональной привязанности отмечается более высокое и устойчивое самоотношение, они достаточно уверены в своих силах, ценят себя и свой внутренний мир;

  • у людей с «избегающим» типом привязанности в структуре самоотношения присутствует выраженная внутренняя конфликтность и самообвинение;

  • люди с «тревожно – амбивалентным» типом привязанности отличается несколько большим сомнениям в своих возможностях (сниженной самоуверенностью), и недостаточностью в управление эмоциями (сниженное саморуководство).

Было доказано, что тип сформированной эмоциональной привязанности определяет специфику построения межличностных отношений:

  • у людей с «надёжным» типом эмоциональной привязанности более выражены авторитарный и дружелюбный типы межличностных отношений;

  • у людей с «избегающим» типом привязанности присутствует подозрительный и подчиняемый тип межличностных отношений;

  • у людей с «тревожно – амбивалентным» типом привязанности выражен показатель дружелюбия, они более ориентированы на принятие и социальное одобрение.

Как оказалось, по показателям ориентации в межличностных отношениях, испытуемые с разным типом эмоциональной привязанности не различаются.

Было доказано, что испытуемые с разным типом привязанности отличаются базовыми убеждениями:

  • у людей с «надёжным» типом привязанности по сравнению с остальными двумя, отношение к миру более положительное;

  • у людей с «избегающим» типом привязанности, на первое место выходит степень контроля над ситуацией;

  • люди с «тревожно – амбивалентным» типом привязанности в большей степени чем «избегающие» ориентированы на собственную личность (Ценность собственного «Я»).

В результате проведённого корреляционного анализа было установлено, что структура взаимосвязей между исследуемыми показателями у людей с разными типами эмоциональной привязанности существенно различается.

  • Люди с «надёжным» типом привязанности больше уважают себя и ценят, считают себя во многом удачливыми, хорошо управляют своими эмоциями и чувствами, а также способны упорно добиваться поставленных целей;

  • У людей с «избегающим» типом привязанности имеются два контура управления поведением: поверхностный – который зависит от того как складываются отношения с другими людьми и глубинный – который, может разворачиваться по двум направлениям: при хорошем самооотношении он протекает по «надёжному» типу, в противоположном случае – характеризуется повышенной внутренней конфликтностью. Отношения к другим людям и базовые убеждения личности в большей степени зависят от того как складывается актуальная жизненная ситуация.

  • Для людей с «тревожно – амбивалентным» типом привязанности важнейшим фактором является мнение о том, как к человеку относятся окружающие. Представление об отношении других людей является определяющим способы поведения. В случае если это представление положительное человек проявляет дружелюбие и альтруистичность, а если оно отрицательное — человек теряет уверенность в себе, точку опоры в мире, ценность своего «Я» и замыкается в себе самом.

Практическая значимость проведённой работы видится в применении полученного материала в психологической и психоаналитической практике, а также в возможности дальнейшей разработки теории привязанности, и проведении дальнейших исследований в контексте данной темы.

Следует отметить, что в последнее время понимание привязанности в рамках глубинной и этологической психологии сближается с поведенческой концепцией социального научения. Привязанности все реже характеризуются со стороны переживания и все более сводятся к перечню наблюдаемых действий (приближение, следование, подача и прием сигналов в виде улыбки, плача и пр.). При этом привязанность становится не только предметом исследования, но и всеобщим принципом, объясняющим самые разные стороны психики человека. Обычно такое объяснение происходит путем установления корреляционной зависимости между качеством привязанности в раннем детстве и чертами личности в старших возрастах. Понимание более глубоких психологических пластов развития личности и сознания ребенка, как правило, не является задачей исследования. Все это снижает ценность данного направления для психологии. Вместе с тем теория привязанности, имеет достаточно мощный понятийный потенциал, который мог бы приблизить к исследованию именно глубинных слоев сознания.

Литература:

  1. Боулби Джон. Привязанность. М., 2003

  2. Боулби Джон. Создание и разрушение эмоциональных связей. М., 2004

  3. Винникот Д.В. Маленькие дети и их матери. М., Класс, 1998.

  4. Выготский Л. С. Вопросы детской психологии. М., Союз, 2004 г.

Искольдский Н. В. Исследование привязанности ребенка к матери // журнал «Вопросы психологии» №6, 1985
  1. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопросы психологии, №3, 1995

  2. Ягнюк К. Влияние стилей привязанности на поведение супругов в ситуации развода Журнал практической психологии и психоанализа №3, 2003

  3. Attachment and the development of social relationships. In “Scientific Foundations of Developmental Psychiatry (ed. M. Rutter), pp. 267-279. Washington, DC: American Psychiatric Press).

Основные термины (генерируются автоматически): тип привязанности, эмоциональная привязанность, отношение, AAI, стиль привязанности, теория привязанности, тип, взрослый, отношение взрослого, рабочая модель.

ПРИВЯЗАННОСТЬ МЕЖДУ МАМОЙ И РЕБЕНКОМ: ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ И ЗАЧЕМ ОНА НУЖНА — Клиника ИПМ для детей в Красноярске

То каким вырастит ребенок, какие у него будут отношения с другими людьми, включая спутника жизни,  зависит от того какого типа эмоциональные отношения были у ребенка с родителями. Ребенок сам не может влиять на поведение и приоритеты взрослых, он их принимает любыми, а вот  взрослые могут!

И у нас  есть выбор: или дать своему малышу опыт безусловной любви, привязанности, принятия, тепла и, тем самым научить его в дальнейшем строить гармоничные отношения или постоянно его оценивать, критиковать, сравнивать с другими и т. п., что значительно усложнит дальнейшую жизнь ребенка.

Как это проявляется в действительности?

По мнению детских психологов Дональда Винникотта и Джона Боулби в основе отношений ребенка и матери лежит  эмоциональная привязанность.   Эта способность развивается с момента рождения. Младенец привязывается к значимому взрослому, который о нем заботится (чаще всего, хотя и не обязательно, это мать). И от этого взрослого ребенок ожидает защиты и поддержки, когда испытывает тревогу. Но привязанность к взрослому возникает в любом случае, даже если взрослый лишен чуткости или невнимателен.

От того на сколько эта способность развита и удовлетворена в детстве, зависит  дальнейшая способность человека испытывать доверие к самому себе и другим, любить и принимать любовь другого, создать  счастливую семью, ощущать собственное благополучие, иметь адекватную самооценку  и уверенность в себе.

Какие бывают виды привязанности и на что это влияет в дальнейшем?

  • Безопасная привязанность

Такой стиль привязанности складывается у детей, которые уверены в том, что значимый взрослый всегда окажется рядом, когда это потребуется, и окажет помощь. Эта уверенность позволяет детям чувствовать себя в безопасности и с интересом изучать окружающий мир. Они наслаждаются близостью и не испытывают зависимости.

Став взрослым, такой человек умеет принимать и проживать любые свои эмоции, они его не захлестывают, но он их и не подавляет. Он легко общается с другими и так же легко может оставаться в одиночестве, сохраняя спокойствие и получая от этого удовольствие. Относится к запросам своего партнера с вниманием, а не воспринимает их как угрозу или обязательство. Они способны оказывать поддержку другим людям, ЛЮБИТЬ в истинном смысле этого слова, верить в долгосрочность любви и строить долгосрочные и устойчивые отношения

  • Отстраненная или избегающая небезопасная привязанность

Такой стиль привязанности возникает, если призывы ребенка не встречают ответа, а потребности не удовлетворяются. Ребенок делает вывод, что его желания безразличны взрослому, и старается приспособиться к этой ситуации, подавляя свою потребность в любви и заботе. Он может выглядеть безразличным и незаинтересованным, но за этим скрывается страх отвержения и горе.

Такой человек будет избегать близких отношений, он склонен к поверхностным и мимолетным связям, ему свойственна недоверчивость,  трудно выражать свои чувства, обращаться к другим за помощью или советом.  Он боится быть отвергнутым, поэтому делает вид, что не нуждается в привязанности. Своего партнера обычно считает  незаинтересованным или холодным, не способен разделить переживания другого, при  расставании сам не испытывает сильных страданий.

  • Беспокойная или тревожная небезопасная привязанность

Этот стиль привязанности – следствие непредсказуемого поведения взрослого: он, то груб, то нежен, то безразличен, может неожиданно уйти, бросив ребенка, и ребенок не понимает, от чего это зависит и чего ждать. Такие дети побаиваются чужих людей даже в присутствии родителя, сильно огорчаются, когда родитель уходит, но не радуются, когда он возвращается, а иногда даже сердятся на него, потому что не чувствуют себя с ним в безопасности.  Другим аспектом этого стиля является склонность ребенка буквально „приклеиваться“ к своему объекту привязанности – нередко в ущерб интересу к чему-то новому и желанию поиграть.

Во взрослом возрасте это может проявиться как постоянное чувство  беспокойства, человека мучает ревность, захлестывают эмоции, с которыми он не справляется. С одной стороны он мучительно стремиться иметь отношения, а с другой — боится стать зависимым или показаться навязчивым. Тогда он старается уйти в себя, но вскоре ему становится одиноко и тревожно, и все повторяется вновь. Прекращение отношений с партнером воспринимает очень болезненно и долго страдает.

  • Опасливая привязанность

Данный стиль привязанности возникает у детей, которые привыкли подавлять свои чувства, не встречая у значимого взрослого помощи и одобрения, выдерживая с его стороны насмешки и запугивание.

Такой человек часто испытывает чувство  одиночества из-за своих опасений и недоверия. Близкие отношения его пугают, но он также боится оставаться в одиночестве и нуждается в том, чтобы его морально поддерживали. Он крайне болезненно воспринимает отвержение, имеет низкую самооценку, ему трудно понимать и  проявлять свои чувства, он готов пойти на большие жертвы со своей стороны, лишь бы заслужить каплю внимания и одобрения со стороны партнера и наоборот, проявлять излишнюю требовательность или агрессию.

Таким образом, нарушение привязанности  в детстве приводит к НЕ способности человека формировать длительные любовные отношения, доверять другим людям и  проявлять в отношениях нежность и заботу.

Наиболее серьезные трудности возникают тогда, когда родитель имеет нерешенные трудности относительно собственной привязанности к своим родителям. Как показали исследования, паттерны привязанности могут передаваться от одного поколения к другому, то есть детский опыт отношений привязанности влияет на формирование эмоциональной связи с собственным ребенком.

Исходя из выше сказанного, лучшее, что могут сделать родители, это решить собственные проблемы, что позволит им иметь крепкую семью и счастливых детей.

Одним из таких шагов, может стать внутреннее принятие заповедей воспитания ребенка, которые создал Януш Корчак, выдающийся гуманист и педагог:

  • Не жди, что твой ребенок будет таким, им как ты, или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.
  • Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот — третьему, и это необратимый закон благодарности.
  • Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо, что посеешь, то и взойдет.
  • Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам, и будь уверен — ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть, и больше, поскольку у него нет опыта.
  • Не унижай!
  • Не забывай, что самые важные встречи человека — его встречи с детьми. Обращай больше внимания на них — мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребенке.
  • Не мучь себя, если не можешь сделать что-то для своего ребенка, просто помни: для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все возможное.
  • Ребенок — это не тиран, который завладевает всей твоей жизнью, не только плод от плоти и крови. Это та драгоценная чаша, которую жизнь дала тебе на хранение и развитие в нем творческого огня. Это раскрепощенная любовь матери и отца, у которых будет расти не «наш», «свой» ребенок, но душа, данная на хранение.
  • Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому того, чего не хотел бы, чтобы делали твоему.Люби своего ребенка любым — неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним, радуйся, потому что ребенок — это праздник, который пока с тобой. 

Психологиеское исследование эмоциональной привязанности в паре Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

снижения уровня страха используются и более глубинные методы проработки — психотерапевтические методы: десенсибилизация, игровая терапия, арт-терапия и т.д.

Перспективу дальнейшего исследования мы видим в разработке комплексной программы профилактики и коррекции страхов личности, находящейся в условиях военных действий.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гуляихин В.Н. Страх и его социальные функции / В.Н. Гуляихин, Н.А. Тельнова // Философия социальных коммуникаций. Научно-теоретический журнал. — 2010. — № 1 (10). — С. 49-56. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://qps.ru/4Eb8q (дата обращения: 29.04.2018)

2. Ильин Е.П. Психология страха. / Е.П. Ильин. — Санкт-Петербург: Питер, 2017. — 261 с.

3. Риман Ф. Основные формы страха / пер. с нем. Э.Л. Гушанского. — М.: Алетейа, 1999. -336 с.

4. Чернавский А.Ф. Системное исследование страха: автореф. Дис. … канд. психол. наук: 19.00.01 — Общая психология, психология личности, история психологии / А.Ф. Чернавский. — Екатеринбург, 2008. — 14 с.

5. Щербатых Ю.В. Психология страха / Ю.В. Щербатых. — М. : Эксмо, 2005. — 512 с.

6. Эмануэль Р. Страх. / Р. Эмануэль. — М. : ООО «Издательство Проспект», 2002. — 79 с.

Скляренко Ольга Николаевна

старший преподаватель ОО ВПО «Горловский институт иностранных языков

(г. Горловка, ДНР)

Екатериненко Александра Олеговна

студентка 4 курса ОО ВПО «Горловский институт иностранных языков

( г. Горловка, ДНР)

УДК 159.922

ПСИХОЛОГИЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ПРИВЯЗАННОСТИ В ПАРЕ

THE PSYCHOLOGICAL RESEARCH OF EMOTIONAL ATTACHMENT IN А COUPLE

В статье проводится теоретический анализ феномена привязанности, показано, что существует два вида привязанности: надежная и ненадежная. Указано, что привязанность формируется в раннем возрасте и в последующем влияет на характер отношений супругов в паре. Приведены данные экспериментального исследования эмоциональной привязанности супругов.

Ключевые слова: эмоциональная привязанность, надежная привязанность, ненадежная привязанность, тип привязанности.

The article analyses the attachment phenomenon. It shows that there are two types of attachment: reliable and unreliable. It is pointed out that attachment is formed at an early age and subsequently influences on the nature of the relationship of the married couple. The data of experimental research of emotional attachment are given.

Key words: emotional attachment, reliable attachment, unreliable attachment, type of attachment.

Длительные, устойчивые отношения между мужчиной и женщиной являются основой для создания крепкой, благополучной семьи. Одним из компонентов успешных отношений является эмоциональная привязанность партнеров друг к другу. Современные исследования (Цветкова Л.А., Антонова Н.А.) показывают, что молодые люди, находящиеся в длительных, отношениях, практикуют половые контакты вне зависимости от наличия между ними эмоциональной связи, привязанности друг к другу. Поэтому такого рода взаимоотношения распадаются и не могут являться основой успешного брачного союза. На формирование крепких устойчивых, гармоничных отношений в паре влияют различные факторы.

Детский опыт и уровень отношений с матерью влияет на будущий характер отношений между партнерами. Глубокая эмоциональная связь, которая возникает между ребенком и матерью в раннем возрасте, формирует в ребенке целый ряд отдельных качеств личности, которые в последующем проявляются в его эмоционально-личностной и коммуникативной сферах (Дж. Боулби, Е.О. Смирнова, М.А. Падун, Е.С. Калмыкова).

Взаимоотношения между матерью и ребенком определяют тип отношений в будущем с партнером. Устойчивые, сердечные отношения формируют надежный тип привязанности, а эмоционально неровные или даже конфликтные взаимоотношения формируют ненадежный, тревожно-избегающий или тревожно-амбивалентный тип привязанности. Потребность в безопасных эмоциональных связях с партнером, обеспечивающих надежную базу для существования, лежит в основе близких, длительных и доверительных отношений, и если эта потребность удовлетворена, это приводит к налаживанию любых отношений.

Важный вклад в изучение теории привязанности внесли такие ученые как Дж. Боулби, М. Эйнсворт, Д. Вернар, П. Кериг, Э. Эриксон и др. Среди отечественных психологов данную тему изучали Н.Н. Авдеева, Л.С. Выготский, М. И. Лисина, С.Ю. Мещерякова, Д.Б. Эльконин и др. [1-3].

Первый год жизни — время самых быстрых преобразований в

психической жизни ребенка, общение с матерью является ведущей

105

деятельностью этого возраста. Мать для ребенка — связующее звено с окружающим миром, родившийся ребенок пока еще является несамостоятельным элементом в диаде «мать-ребенок», и на данном этапе именно она — главное условие жизнедеятельности ребенка и его развития. Именно она закладывает, по мнению основателя теории привязанности Дж. Боулби, ведущий тип привязанности.

В современной психологии детско-родительские отношения, а также близкие взаимоотношения в паре рассматривают через категорию привязанности. В узком смысле привязанность — это сильная взаимозависимость, эмоциональные отношения, интенсивные чувства между ребенком и близким взрослым. В широком смысле привязанность — это тесная эмоциональная связь между двумя людьми, желающими поддерживать эти отношения, как близкие [2; 3].

По мнению Боулби, привязанность — это инстинктивное поведение, основой которого является сохранение единства с «объектом привязанности», то есть человеком, оказывающим помощь. Одним из важных понятий теории привязанности является «объект привязанности». Обычно это человек, к которому привязанность возникает с самого детства, и для большей части людей таким человеком является мать. Принято выделять первичные и вторичные объекты привязанности. Первичными объектами чаще всего выступают родственники, а вторичными — другие люди. В случае, если первичный объект не удовлетворяет интересы индивида, его роль перекладывается на вторичного.

Привязанность имеет свою мотивацию, которая выражается в 2-х аспектах:

— стремлении ребенка к новому, «опасному»;

— поиску защиты, безопасности и поддержки.

Боулби отмечал, что если ребенок чувствует сильную опасность, то нуждается в немедленном контакте с объектом привязанности для защиты и чувства полной безопасности, и наоборот, при отсутствии опасности ребенок как бы отдаляется от объекта привязанности. Основная функция объекта привязанности, по Дж. Боулби, заключается в обеспечении чувства защиты и безопасности [1].

М. Эйнсворт выделила следующие типы привязанности: 1. Безопасная (надежная) привязанность. Данная привязанность выражается в том, что ребенку с матерью хорошо, так как мать реагирует на потребности ребенка и своевременно их удовлетворяет. Главным фактором в формировании надежной привязанности выступает эмоциональная

доступность мамы и ее способность правильно «расшифровать» сигналы малыша.

2. Амбивалентная (сопротивляющаяся) привязанность. Базируется на том, что даже если мама рядом, то малыш тревожен и не уверен в себе. Такой тип привязанности формируется на фоне напряженности, и амбивалентного отношения матери к ребенку.

3. Избегающая привязанность. Мамы избегающих детей, как правило, редко берут их на руки, вырастая, такие дети критичны, дают себе установку «никогда и никому не доверять».

4. Симбиотическая привязанность (смешанный тип). Дети, относящиеся к такому типу, не отпускают от себя мам ни на шаг. Постоянно пытаются привлечь внимание. Матери характеризуются высокой тревожностью. Их основной идеей и мыслью в воспитании ребенка является «только со мной моему малышу будет хорошо».

Таким образом, можно отметить, что привязанность играет важную роль на протяжении всей жизни человека. Если первичный объект привязанности дал в полной мере ребенку чувство безопасности, то это сформирует надежный тип привязанности. Ребенок без труда сможет в будущем устанавливать связь с вторичными объектами в лице сверстников, учителей, других взрослых. В случае, если сформируется ненадежный тип привязанности, ребенку будет трудно установить какой-либо контакт с вторичными объектами [1].

Эмоциональная привязанность является базисом крепких семейных отношений. Супружеские отношения относятся к наиболее интимным и личностно значимым отношениям. В случае сформированного надежного типа привязанности супруги выстраивают свои отношения с высокой степенью свободы, доверия, не причиняя друг другу душевного дискомфорта. Поддержка и чувство безопасности — залог семейного благополучия.

Нами было проведено исследование, направленное на изучение уровня привязанности в супружеских парах. С этой целью была выбрана методика «Опыт близких отношений», авторами которой являются К. Бреннар и Р.К. Фрейли, целью которой является оценка типа привязанности, измерение уровня тревожности и избегания в близких отношениях с партнером. Русскоязычная методика является переработанной версией одноименной методики К. Бреннан и Ф. Шейвера (Experiences in Close Relationships (ECR) Brennan, Clark, and Shaver, 1998). Тест содержит 27 вопросов и 2 шкалы: шкалу тревожности в отношениях с партнером и шкалу избегания близости с

супругом. Разработчики методики изначально предполагали на основании значений, полученных по каждой шкале, классифицировать испытуемых по одному из четырех типов привязанности. В соответствии с этим высокие оценки по обеим шкалам дают основание отнести исследуемое отношение к надежному типу привязанности, низкие — к ненадежному типу; высокие оценки по шкале тревожности и одновременно низкие по шкале избегания близости описывают зависимый тип; высокие оценки по шкале избегания и одновременно низкие по шкале тревожности описывают тип избегающей привязанности. Впоследствии авторы перешли от деления на категории к континуальному измерению двух факторов, обосновывая это решение более высокой прогностической точностью извлекаемых данных. Методика рассчитана на супружеские пары различных возрастов.

Исследование проводилось с супружескими парами, имеющими детей в возрасте до 3-х лет, супружеских парах с детьми от 3-х до 13 лет и парах с детьми от 14 до 20 лет. Выборка составляла 30 пар — 30 женщин и 30 мужчин. Социальные статусы каждой семьи были разными, как и продолжительность пребывания в браке. Каждый из партнеров отвечал отдельно друг от друга.

Количественный и качественный анализ. Шкала тревожности включает в себя утверждения по таким вопросам за каждый положительный ответ из которых испытуемому начисляется 1 балл, максимальное количество полученных баллов по этой шкале может составлять 12. Шкала тревожности измеряет склонность человека к тому, чтобы испытывать в разных жизненных ситуациях тревогу. Сама по себе тревожность не является болезнью, но при ее повышении может повлечь за собой сопутствующие психосоматические заболевания. Тревожность является составляющей ненадежного типа привязанности, что может свидетельствовать о том, что у большинства испытуемых сформирован ненадежный тип привязанности, который влияет на отношения с партнером. Шкала избегания исследует механизм, в основе которого положено либо отклонение, либо уход от ситуации, вызывающей неприятные эмоции.

Подсчитав полученные результаты по двум шкалам в процентном соотношении, можно сделать следующие выводы: 67% опрошенных испытывают в отношениях чувство тревожности, а 33% — избегание. Данная методика позволила определить, что у большинства партнеров в паре сформирован ненадежный, избегающий тип привязанности.

В результате теоретического анализа и данных эксперимантального исследования можно сделать следующие выводы:

1. Привязанность играет важную роль на протяжении всей жизни человека. Если первичный объект привязанности дал в полной мере ребенку чувство безопасности, то это сформирует надежный тип привязанности. Ребенок без труда сможет в будущем устанавливать связь с вторичными объектами в лице сверстников, учителей, других взрослых. В случае, если сформируется ненадежный тип привязанности, ребенку будет трудно установить какой-либо контакт с вторичными объектами.

2. Эмоциональная привязанность является базисом крепких семейных отношений. В случае сформированного надежного типа привязанности супруги выстраивают свои отношения с высокой степенью свободы, доверия.

3. При изучении уровня эмоциональной привязанности в паре было выявлено, что 67% опрошенных испытывают в отношениях чувство тревожности, а 33% — избегание. Данная методика позволила определить, что у большинства партнеров в паре сформирован ненадежный, избегающий тип привязанности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Боулби Дж. Привязанность / Дж. Боулби. — Москва : Гардарики, 2003. — 477 с.

2. Дарвиш О.Б. Возрастная психология / О.Б. Дарвиш. — Москва : ВЛАДОС-ПРЕСС, 2005. — 264 с.

3. Лисина М.И. Влияние отношений с близкими взрослыми на развитие ребенка раннего возраста / М.И. Лисина // Вопросы психологии. — 1961. — № 3. — С. 117-124.

К чему приводит нарушение привязанности и как этого не допустить в отношениях с ребенком

Источник: LETIDOR

Разбираемся, чем грозит для ребенка лишение надежной привязанности со значимым взрослым.

Наш постоянный автор Диана Машкова, писатель, журналист, руководитель направления «Просвещение» фонда «Арифметика добра», мама 4 детей, 3 из которых приемные, уже рассказывала нам и о правильной иерархии в приемной семье, и об этапах адаптации приемного ребенка в семье, и об отношениях с кровными родственниками приемного ребенка. В новой статье Диана объясняет, насколько важно сохранять привязанность и чем чревато ее нарушение.

У большого количества современных взрослых людей — ученые называют цифру 45% — в детстве не сложилось надежной привязанности с родителями. К сожалению, это не просто факт из их прошлого. Это то, что влияет на человека всю жизнь: сказывается на здоровье, отношениях с другими людьми, жизнестойкости, уверенности в себе и многих других вопросах.

Люди, лишенные «надежной привязанности» в первые годы жизни, часто неосознанно воспроизводят нарушенную модель и в собственной семье, со своими детьми, передавая сбитый код отношений из поколения в поколение. Можно ли разорвать этот порочный круг?

Что же такое привязанность? Если обратиться к определению — это взаимный процесс образования эмоциональных связей между людьми, которые сохраняются неопределенное время, даже если люди разделены.

Для взрослых это полезная вещь, объединяющая между собой самых близких. Для детей — витальная потребность и жизненно важная необходимость.

Для младенца мать или человек, который постоянно ее заменяет, — это естественный источник пищи, тепла, безопасности, утешения, радости и других эмоций. Малыш не в состоянии ни накормить себя, ни успокоить, ни увлечь. Поэтому в одиночестве останавливается развитие ребенка, включается подсознательная установка: «я никому не нужен», которая является одной из причин высокой младенческой смертности в учреждениях для сирот.

Привязанность не дается ребенку по факту рождения, она возникает постепенно, в ежедневном взаимодействии взрослого и ребенка.

Младенец испытывает естественную потребность — голод, жажду, дискомфорт, удовлетворить которую самостоятельно не может, и поэтому кричит. На зов приходит значимый взрослый — кормит, поит, меняет пеленки, а вместе с этим ласково приговаривает, целует и прижимает к себе. Из этого здорового круга отношений — потребность, зов, приход взрослого, вовлеченное удовлетворение потребности — рождается основополагающий для развития базис.

Он учится доверять взрослому, который надежен и небезразличен, а через доверие к близкому человеку рождается доверие к другим людям и ко всему миру. Рождается надежное будущее.

Прекрасной основной для понимания сути и механизмов привязанности может стать книга классика психологии развития выдающегося английского ученого Джона Боулби. Она так и называется «Привязанность».

Еще более легкий способ ознакомиться с основами — это прочесть книгу известного отечественного психолога Людмилы Петрановской «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка».

Главное — осознать, что здоровая привязанность закладывает в ребенке способность любить, понимать собственные чувства и чувства других людей, контролировать свои эмоциональные вспышки, учиться и получать знания, логически мыслить, испытывать самоуважение и строить отношения с другими людьми. Она оберегает от многих психосоматических заболеваний и снижает риски возможных задержек в развитии.

В этом неоспоримая ценность надежной привязанности в жизни ребенка.


«Начиная со времен Второй мировой войны и далее, – пишет всемирно известный психолог и терапевт Нильс Питер Рюгаард в своей книге “Дети с нарушением привязанности”, — с ускорением в 1960-е годы, мы предприняли самый масштабный социальный эксперимент, который когда-либо проводился в западном мире: матери детей младшего и дошкольного возраста пошли работать вне дома, отлучившись от своих малышей… Условия обучения тому, как становиться человеком посредством отношений в период раннего детства, были перевернуты с ног на голову. На сегодняшний день мы, вероятно, являемся единственным видом млекопитающих, у которого мать и младенец не остаются неразлучными в течение, по крайней мере, первых двух-трех лет с момента рождения».


В роддомах новорожденных начинают отделять от матерей сразу после появления на свет, якобы давая роженице время для восстановления, а на самом деле травмируя обоих и порождая у женщин тревожность, неуверенность и чувство вины.

В Советском Союзе малышей отдают в ясли с четырех месяцев, а иногда и раньше, отрывая от матерей вопреки жизненно важным потребностям в грудном вскармливании, ласке, тактильном контакте и любви. Появляются детские сады — пятидневки, которые позволяют родителям работать, устраивать личную жизнь и зарабатывать деньги, а детей обрекают на тяжелые переживания утраты и боли разлуки.

Депривация, неизбежный и вечный спутник сирот в государственных учреждениях, внезапно захватывает и семейных детей.

Родителям запрещают брать младенцев на руки, чтобы «не привыкали», предписывают кормить их по часам, а не по требованию, не позволяют матерям находиться с маленькими детьми в больницах и прочих «оздоровительных» учреждениях.

Многие из нас, сегодняшних взрослых, стали жертвами этих необдуманных действий. Именно в них причина тех самых 45% людей с ненадежной привязанностью.

Нарушение привязанности может проявлять себя по-разному. Многое зависит от индивидуальных особенностей ребенка — его психологической структуры, темперамента, жизнестойкости. То, что довольно легко переносится одними детьми, оказывается глубокой травмой для других.

В книге известного психотерапевта Брюса Перри «Мальчик, которого растили как собаку» рассказывается история подростка-насильника, асоциального типа, жестокие преступления которого ужасают даже специалистов. Но больше всех — его собственных родителей, которые не понимают, что происходит с их младшим сыном.

Старший ребенок вырос прекрасным парнем, а младший оказался преступником, хотя обоих воспитали одни и те же родители.

Как такое могло случиться? Постепенно, в ходе работы с семьей, психотерапевт добирается до сути — оказывается, у младшего сына в младенчестве развилось тяжелое нарушение привязанности.

Семья сразу после его рождения переехала в новый район, где у мамы не было ни родственников, ни друзей, никакой поддержки. Из-за небольшой умственной отсталости она не справлялась сразу с двумя детьми, к тому же младший оказался крайне беспокойным и вызывал раздражение женщины. Она кормила его утром, пеленала и оставляла в кроватке на весь день, а сама уходила со старшим сыном гулять. Возвращалась только к вечеру, когда муж приходил с работы.

Так мальчик и рос — в семье, но без матери, которую некому было заменить. И все дальнейшие нарушения взяли старт в том периоде жизни, о котором он даже не помнил.

Окажись на месте этого парня менее чувствительный ребенок, он мог бы выйти из ситуации иначе, мог добрать любви близких взрослых в старшем возрасте. Но именно для этого ребенка пренебрежение нуждами имело фатальные последствия.

Не существует общих для всех схем «события — последствие». Есть уникальный набор нарушений и травм, который ведет к непредсказуемым результатам.

У одного ребенка может проявиться агрессия, у другого депрессия, у третьего психосоматическое заболевание, у четвертого склонность к суициду, у пятого нелюдимость, у шестого предельно низкая самооценка, у седьмого отсутствие эмпатии и так далее. А у кого-то — все сразу. Этого невозможно предугадать.

Поэтому для сравнения просто приведу еще один реальный пример.

Сания Испергенова с рождения и до 18 лет воспитывалась в детском доме. В ее книге «Я – Сания. История сироты», изданной при поддержке благотворительного фонда «Арифметика добра», прослеживается влияние депривации и нарушения привязанности на весь путь становления человека.

Девушка рассказывает о расстройствах здоровья (энурез на нервной почве, множественные пневмонии и бронхиты в детстве), о жутком страхе перед людьми, о сенсорной депривации, о депривации социальной, о неумении строить близкие отношения, об отсутствии эмпатии и многом другом.

«Тактильный контакт оказался для меня самым сложным, — делится она с читателями. — Я долго привыкала к каждому мимолетному касанию, входила в отношения, словно в холодную воду. Продвигалась вперед маленькими, едва заметными шажками.

После жизни без матери, без семьи трудно было научиться объятиям, поцелуям, прикосновениям — все это казалось слишком сложной наукой».

Отсутствие внимания и заботы в детстве мешало и формированию эмоционального интеллекта.


«Тогда мне и в голову не приходило, — рассказывает Сания, — что внутри взрослого человека бурлят собственные эмоции. Кто и когда говорил с нами о чувствах? Кто учил распознавать радость или грусть, веселье или отчаяние, удовольствие или боль? Не было ничего. Я не могла назвать собственных переживаний и, как слепая, не обращала внимания на чувства других. Окружающие люди никогда не казались мне расстроенными или, наоборот, счастливыми. Испуганными или, наоборот, спокойными. Мне, откровенно говоря, было на них на всех наплевать. Годы невнимания к моим собственным чувствам вернулись в подростковом возрасте бумерангом безразличия».


История Сании — яркий пример серьезного расстройства привязанности. И все же он жизнеутверждающий: Сания доказывает читателям, что человек способен изменить свое будущее. Главное, не опускать руки, желать перемен и искать в жизни опору.

Что помогает справиться с последствиями нарушения привязанности?

Конечно, первый шаг — это обнаружить проблему и ее осознать. Не списывать все трудности отношений с ребенком на детские капризы, «дурную» наследственность или плохой характер, а попробовать разобраться в сути происходящего.

Часто первыми людьми, которые видят нарушения, становятся сами родители. В случае с детьми-сиротами — приемные родители.

И тогда основной задачей оказывается построение с ребенком доверительных и теплых отношений. Любой ценой. Именно на это — не на учебу, кружки или спорт — должны быть направлены все усилия в семье. Только на построение привязанности.

Специалисты, работающие со случаями такого расстройства, подтверждают: старания родителей первичны, а усилия психологов и психотерапевтов для успеха — вторичны. Доверительные отношения со значимым взрослым — как раз и есть тот фундамент, на котором строится вся жизнь ребенка: происходит его развитие, раскрываются таланты, формируется физическое и психическое здоровье.

Важно сделать все возможное и невозможное для того, чтобы у каждого ребенка был свой надежный и любящий взрослый.


«Спасти может только сознательный, зрелый человек, которому “не все равно”, — утверждает Сания. — Я своими глазами видела, как меняются дети, когда у них появляются близкие люди. Хотя бы наставники. Еще лучше — приемные родители. Многих это вытянуло буквально со дна. Как и меня. Не будь Эсланды Борисовны, я бы пропала».


Получается, можно корректировать последствия нарушений привязанности и в подростковом возрасте, и даже будучи взрослыми людьми.

Если осознать, что это необходимо, и быть готовыми к кропотливой работе.

Описанные в научной и публицистической литературе результаты труда психологов и психотерапевтов, вкупе с усилиями самого человека и его ближнего круга над построением близких отношений, доказывают возможность перемен к лучшему в большинстве случаев.

Реальные истории детей, подопечных фонда «Арифметика добра» и многих других благотворительных организаций, также подтверждают это. Главное — не опускать руки и быть готовыми прилагать большие усилия в построении доверительных отношений с близкими людьми. Ради самого будущего.

что это такое и как избавиться

На сегодняшний день психологам известны тысячи человеческих зависимостей. Они могут заключаться не только по отношению к какому-то предмету, но и к другому человеку. Как правило, это эмоциональные привязки и зависимости. Насколько это опасно и как вовремя распознать нездоровое влечение к человеку?

Что значит эмоциональная привязанность

Перед тем, как говорить о методах распознания и избавления, нужно разобраться с тем, что подразумевает под собой эмоциональная привязанность к человеку. Как правило, это сильное влечение и желание быть с объектом, присваивать его себе.

Справка! Специалисты утверждают, что это чувство воспитывается в человеке ещё с самого детства.

Можно ли отличить любовь от привязанности и как это сделать

Часто в отношениях с другим человеком встаёт вопрос о том, что один индивид испытывает по отношению к другому. Можно ли назвать это чувство светлой и искренней любовью, или это эмоциональная привязанность, которая не подкреплена какими-то весомыми ощущениями.

Справка! Чаще всего этот вопрос задают женщины, так как из-за сильной природной эмоциональности они не способны самостоятельно разобраться с этим чувством.

  • привязанность может появиться в связи с какими-то обстоятельствами, либо при эмоциональном давлении. Любовью же называется родство двух душ, когда обоим комфортно друг с другом;
  • если человек испытывает именно привязанность, ему будет свойственно ощущать постоянные колебания: сегодня этого хочется, а завтра уже нет. Индивид не понимает, нужен ли ему человек. Во время любви личность точно уверена в своих чувствах, его постоянно тянет к человеку, независимо от обстоятельств и так далее;
  • тоску могут испытывать люди и на момент сильной привязанности, и ощущая чистую любовь. Основное отличие заключается лишь в том, что, будучи в любви, человек старается сделать шаг навстречу, сократить расстояние, оказаться рядом как можно быстрее;
  • во время привязанности хочется постоянно изменить партнёра, сделать его более удобным для себя. Когда человек любит, он принимает все недостатки.

Иными словами, во время привязанности человеку просто комфортно со своей второй половинкой, он не стремится развивать отношения и жертвовать собой ради партнёра. Со временем он лишь пытается “прогнуть” под себя человека, сделать его более удобным. Но когда партнёр испытывает именно любовь, это уходит на второй плане. Человек не пытается изменить человека и насильно не подвергает его чему-то. Наоборот, пытается поддержать во всем, что любит и делает человек.

Какие типы привязанности существуют

Поскольку это чувство формируется ещё с раннего детства, психологи привыкли разделять привязанность именно на примере детей. Темперамент, привычки и устои формируются именно в этом возрасте, поэтому основная теория привязанности разделяет несколько основных видов привязанности.

Аффективный тип привязанности

Этот тип привязанности психологи привыкли относить к невротическим нарушениям. Если рассматривать на примере ребёнка, то это выражается в сильной и нездоровой привязанности к матери. Как малыш, подросток или взрослый ребёнок не способен самостоятельно решить какую-то проблему или принять решение. Ему необходимо именно мнение матери.

Определить его достаточно просто. Например, отлучение матери приводит к крикам и истерикам, а её появление к радости и счастью. Но положительные эмоции кратковременны и в скором времени ребёнок начинает упрекать родителя, давить на то, что он его оставил.

Амбивалентный тип

Это характерно для личностей, воспитание которых проходило в сильной строгости и “ежовых рукавицах”. Дети, которые не получили необходимой ласки и тепла стали заложниками таких чувств. Подобный вид в будущем может быть очень опасен и развиться в более серьёзный тип привязанности. Индивид захочет получить эмоции и любовь от других, незнакомых людей. Она проявляется в следующем:

  • гиперактивность;
  • контроль окружающей деятельности;
  • сильная тревожность и неуверенность в своих действиях;
  • склонность к срывам и истерикам;
  • непонятные “эмоциональные качели” по отношению к родителям и друзьям.

Это то, что можно сказать об одном из самых опасных видов ​привязанности.

Эмоциональный тип привязанности

Сюда входит любая привязанность, которая основана на каких-либо эмоциях. Не важно, положительные они или отрицательные. Зачастую формируется она после сексуальной близости между двумя индивидами, и у женщин процесс привязки происходит значительно быстрее, нежели у мужчин. Подобная привязанность имеет как положительные, так и отрицательные аспекты. Например, отношения, основанные на эмоциях, достаточно сложно разрушить. Но в случае разрыва, переживать это всё гораздо сложнее и проблематичнее.

Симбиотический тип

Данное название образовывается от слова “симбиоз”. Человек пытается всячески раствориться в партнёре, отдаться ему и максимально приблизиться. Сильный излом в психике ребёнка происходит в возрасте трёх лет, когда ребёнок хочет отделиться от матери и стать более самостоятельным.

Сексуальный тип привязанности

Данный тип свойственен в отношениях между мужчиной и женщиной.

Справка! Как правило, женщины намного чаще подвергаются эмоциональной привязанности, нежели мужчины.

Данный тип основывается на гормонах, всплеск которых происходит во время интимного контакта между двумя людьми. По этой причине женщины придают сексу больше значения, нежели противоположный пол.

Избегающий тип

Такому типу подвержена четверть населения. У ребёнка открытое равнодушие, по отношению к происходящему. Ему всё равно, если мама ушла или пришла, они могут спокойно контактировать с другими людьми и такие личности становятся слишком самостоятельными.

Невротическая

Здесь всё наоборот: ребёнок испытывает ненормальную, сильную привязанность к родителю. Он не готов разлучаться с матерью, независимо от времени и обстоятельств. У некоторых это может пройти с возрастом, но как правило, остаётся с человеком на всю жизнь. В будущем такие люди не способны самостоятельно принимать взрослые и взвешенные решения.

Дезорганизованный тип

Самый страшный тип, со стороны психологов. Он формируется у ребёнка в тех случаях, когда родители склонны к насилию и всячески обижают малыша. Такие дети и становятся ворами и разбойниками, говоря о том, что им нечего терять. Они перенимают такую модель и идентично относятся к своим детям.

Как распознать у себя эмоциональную привязанность

Стать жертвой эмоциональной зависимости может каждый человек. Как вовремя распознать её?

Признаки

Основные признаки, которые помогут определить эмоциональную привязанность:

  • неадекватная самооценка. Она может быть, как завышенной, так и заниженной. Человек не может по достоинству оценить своё место в обществе;
  • зависимость от мнения окружающих;
  • проблема с определением личностных границ;
  • неспособность отличить настоящие эмоции от ложных;
  • испытание токсичных эмоций в виде вины и стыда;
  • навязчивые суждения и установки в голове;
  • неспособность создать здоровые отношения с партнёром;
  • сильные проблемы со здоровьем;
  • постоянное проявление защитной реакции в виде агрессии или слёз.

Это основные причины эмоциональной привязанности.

Из-за чего люди привязываются друг к другу

После того, как человек определил у себя наличие эмоциональной зависимости или привязанности, следует понять, что поспособствовало этому.

Причины

Как правило, нельзя назвать основную причину. Все проблемы идут из раннего детства, когда человек с несформировавшейся психикой отправляется в социум. Отношение окружающих к нему может плачевно сказаться на его самореализации, в дальнейшем это приводит к привязанности. Он ищет то, чего не получил тогда, но из-за личной необразованности не может ничего с собой поделать.

Как бороться с эмоциональной зависимостью

Несколько советов по борьбе с зависимостью:

  • переоценить себя и значение человека в жизни;
  • обратиться к специалисту;
  • проработать личностные проблемы и побороть их;
  • посмотреть на свою жизнь под другим углом и расставить приоритеты более правильно;
  • отыскать причину образования эмоциональной зависимости.

Избавиться от психологической проблемы можно только путём её проработки. В ином случае индивид получит неблагоприятный результат, который плачевно скажется на общем состоянии и здоровье человека.

Привязанность к начальнику полезна компании – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Неформальные связи между начальником и подчиненным повышают лояльность сотрудника к компании. Чем выше эмоциональная привязанность работника к своему руководителю, тем больше вероятность, что он будет преданно трудиться на благо фирмы, отметила сотрудник кафедры организационной психологии факультета психологии НИУ ВШЭ Лусине Григорян в исследовании «Неформальные связи и организационная лояльность: кросс-культурный анализ»

Неформальные связи, появившиеся в процессе работы, являются важным аспектом, который в большинстве случаев положительно сказывается на отношении сотрудника к компании-работодателю. К таким выводам пришла Лусине Григорян в ходе своего исследования*, посвященного влиянию неформальных связей между начальником и подчиненным на лояльность подчиненного по отношению к компании.

Исследование охватывает область кросс-культурной психологии. Оно проводилось в пяти странах с разными ценностями в корпоративной культуре – в Сингапуре, Саудовской Аравии, России, Великобритании, Бразилии. Всего было опрошено около 700 менеджеров среднего звена в возрасте от 21 года до 60 лет на предмет их взаимоотношений с руководителем и лояльности по отношению к компании, в которой они работают.

За основу автор взяла известную китайскую модель неформальных связей Guanхi (guanxi – перевод с китайского «связь»). Эта модель включает в себя такие компоненты неформальных связей, как эмоциональная привязанность, включенность в личную жизнь руководителя и почтение к руководителю. В ходе своего исследования автор доказала, что модель Guanxi универсальна для разных культур. Статья об этом опубликована в свежем номере журнала «Организационная психология». Кроме того, Григорян получила результаты относительно того, как отдельные компоненты Guanxi влияют на разные виды организационной лояльности.

Связи есть везде

Один из компонентов модели Guanxi – почтение к руководителю. Если в неформальных связях между начальником и подчиненным присутствует почтение, то подчиненный, как поясняет Григорян, предан шефу. Работник соглашается, например, с утверждением: «Я готов пожертвовать своими интересами ради удовлетворения интересов этого человека».

Другой компонент Guanxi – эмоциональная привязанность – это понимание человека и желание заботиться о нем при любых обстоятельствах. Подчиненный согласен в этом случае с таким утверждением, как «Мы с этим человеком всегда делимся мыслями, мнениями и чувствами о жизни и работе». Компонент включенности в личную жизнь, в свою очередь, предполагает совместное времяпровождение, знакомство с семьей.

В каждой стране есть свое лексическое, смысловое понятие неформальных связей. В Китае это Guanxi, в арабских странах – Wasta (посредничество), в Бразилии – Jeitinho (хитрость или пронырливость), в Великобритании – Pullingstrings (дергание за ниточки), в  России – Связи.

Понятно, что любая корпоративная культура имеет отличия. Так, в России, в отличие от Китая, менее распространена практика включения в личную жизнь руководителя. Арабское посредничество часто основано на близких или дружеских отношениях. Феномен британского Pullingstrings, как указывает автор, не был изучен научно, но под ним понимается получение помощи, преимущества, покровительства благодаря связям с влиятельными персонами. Бразильская «хитрость» связана со стремлением обойти формальные правила и часто ассоциируется с коррупцией.

Тем не менее, в ходе исследования было доказано, что китайская модель Guanxi универсальна. Результаты опросов показали, что в каждой корпоративное культуре неформальные связи так или иначе с учетом национальных особенностей содержат компоненты Guanxi – эмоциональную привязанность, включенность в личную жизнь руководителя и почтение к руководителю.

На грани допустимого и полезного

К неформальным связям в компаниях может быть двоякое отношение. С одной стороны, при наличии взаимных неформальных отношений между начальником и подчиненным возможно нарушение честных правил корпоративной игры – кто-то может пострадать от несправедливости. С другой стороны, сложно представить корпоративное пространство на сто процентов свободным от неформальных отношений, симпатий и предпочтений, что в принципе свойственно людям.

Поскольку неформальные связи в компаниях – достаточно распространенное явление, оно имеет свое влияние на лояльность сотрудника по отношению к компании. Чтобы выяснить, какова специфика этого влияния, Григорян проанализировала, как в разных культурах компоненты модели Guanxi взаимосвязаны с разными видами лояльности. Для этого она использовала трехкомпонентную модель организационной лояльности Дж. Мейера и Н. Аллена. Они определяют организационную лояльность как психическое состояние, которое характеризует отношения работника и организации, и значимо для его намерения оставаться в организации. Модель включает три вида лояльности: аффективную, продолженную и нормативную. Аффективная лояльность – это эмоциональная привязанность работника к организации. Эмоционально преданные работники верят в цели и ценности организации и рады быть ее членами. Продолженная лояльность связана с осознанием того, какие затраты придется понести с уходом из организации. Нормативная лояльность касается чувства долга работника перед организацией.

В процессе исследования выяснилось, что эмоциональная привязанность подчиненного к начальнику во всех странах положительно влияет на организационную лояльность. Схожая картина с почтением к руководителю. Так, в Сингапуре почтение к руководителю положительно влияет на все виды лояльности, что объясняется особенностями национальной культуры. В Бразилии почтение – самый мощный компонент, положительно влияющий на чувство долга работника перед организацией. Это объясняется спецификой бразильской «хитрости», которая, по сути, как поясняет автор, имеет эгоистическую природу. «Если в китайском Guanxi упор делается на взаимность оказания услуг, то в случае с бразильским Jeitinho – это скорее одностороннее достижение своих целей», – полагает Григорян. Поэтому чувство долга у бразильца возникает только в том случае, если руководитель вызывает его глубокое и искреннее уважение.

Что касается включенности в личную жизнь начальника, то этот компонент лежит в зоне риска. Так, например, в Сингапуре и Саудовской Аравии знакомство с семьей руководителя оказывает отрицательное влияние на лояльность сотрудников. Причина опять же в национальных особенностях. Дистанция власти и иерархичность отношений здесь настолько значимы, что слишком тесные взаимоотношения начинают мешать, а не способствовать лояльности.

В России рулят эмоции

Результаты исследования показали, что на лояльность россиян по отношению к компании важнейшую роль оказывает эмоциональная привязанность. И это очень похоже на картину Саудовской Аравии, где эмоциональная составляющая неформальных отношений является ключевой.

Влияние эмоциональной привязанности в России, как замечает Григорян, взаимосвязано также с эмоционально окрашенными формами лояльности – аффективной и нормативной, когда человек испытывает привязанность к компании, либо чувство долга. «Это показательно для России: сотрудники действительно часто остаются в организациях, в которых долго работали и к которым “привязались”, даже если есть возможность получить лучшую работу в другой организации, – говорит Григорян. – Эмоции у россиян играют большую роль в этом вопросе».

Неформальные связи, по мнению автора исследования, могут быть полезным инструментом для формирования лояльности сотрудников к организации. Это касается как национальных компаний, так и международных, где работают выходцы из разных стран, поскольку положительный эффект компонентов Guanxi культурно-универсален.

*В исследовании принимали участие: Питер Смит, почетный профессор психологии, Университет Сассекса (Великобритания), Арзу Васти, доцент факультета менеджмента, Университет Сабанчи (Турция), Надежда М. Лебедева, профессор кафедры организационной психологии, НИУ ВШЭ, Мустафа Ачоуи, профессор департамента менеджмента и маркетинга, Открытый Арабский Университет (Саудовская Аравия), Клаудио В. Торрес, преподаватель департамента социальной психологии и психологии труда, Университет Бразилиа, (Бразилия), Леунг Чан Хоонг, старший научный сотрудник Института политических исследований, Национальный Университет Сингапура (Сингапур)

См. также:

Топ-менеджерам в России не хватает коучинга
Успех бизнеса зависит от мотивации сотрудников

 


Подпишись на IQ.HSE

Узнайте, что означает эмоциональная привязанность?

Пин

Что такое эмоциональная привязанность?

  • Эмоциональная привязанность — это тенденция цепляться за людей, убеждения, привычки, имущество и обстоятельства, а также отказ отпустить и попробовать что-то новое.
  • Когда вы эмоционально привязаны, вы не можете или не хотите отпускать, что-то менять или выходить из зоны комфорта и делать что-то новое.
  • Эмоциональная привязанность также означает отсутствие свободы, потому что вы привязываете себя к людям, обладанию, привычкам и убеждениям и избегаете перемен и всего нового.Это означает, что если вы теряете что-то, к чему вы привязаны, вы чувствуете себя плохо и несчастно.

Когда вы эмоционально привязываетесь к определенным привычкам или убеждениям, вам трудно изменить их, и вам становится трудно смотреть на вещи с другой точки зрения..

Если вы слишком сильно привязываетесь к людям, это иногда может привести к несчастью и страданию, когда вы не соглашаетесь с ними в некоторых вопросах или если они покидают вас.

Когда вы накапливаете эмоциональные привязанности, вам может быть трудно отпустить ситуацию, когда что-то идет не так.Вы также не захотите покинуть свою зону комфорта и заняться чем-то другим, познакомиться с новыми людьми или изменить свои убеждения.

Когда вы привыкаете к определенной ситуации или привычкам, вы создаете прочные связи, которые связывают вас, как веревки, и становится трудно отпустить ситуацию и что-то изменить.

Узнайте, как сохранять спокойствие и уравновешенность в стрессовых ситуациях

Перестаньте принимать все слишком близко к сердцу и расстраиваться из-за того, что люди говорят и делают. Отстранение и отпускание

Большинству людей трудно отпустить

Это может показаться странным, но люди в плохих отношениях, даже если они могут страдать, часто продолжают отношения, не в силах их прекратить.Они чувствуют привязанность к другому человеку, даже если между ними нет любви.

Бывают случаи, когда человеку плохо в отношениях, но они продолжаются из-за страха остаться одному и столкнуться с переменами в жизни.

Люди также могут привязываться к своим вещам и отказываться выбрасывать или отдавать вещи, которые им больше не нужны. Они просто копят вещи, не в силах расстаться с ними, когда они им больше не нужны или когда они становятся бесполезными.

Иногда эмоциональная привязанность проявляется, когда вам нужно внести изменения в свою жизнь, от смены гардероба или изменения пищевых привычек до устройства на новую работу или переезда в другой город.В это время может возникнуть внутреннее сопротивление и нежелание вносить изменения.

Многие люди предпочитают избегать изменений, даже если они живут в некомфортных ситуациях.

Эти люди настолько привыкли к своим жизненным привычкам и привязаны к своему нынешнему образу жизни, что любая перемена кажется им угрожающей. Они боятся менять хорошо знакомые им условия и отказываются покидать зону комфорта. Это одна из форм эмоциональной привязанности.

Вы теряете только то, за что цепляетесь. — Будда

Связанный: Каковы преимущества эмоциональной отстраненности?

Эмоциональная привязанность к людям

Когда вы привыкаете к присутствию в вашей жизни определенных людей, чувствуете ли вы дискомфорт, когда они уходят или покидают вас, даже если это временно?

Это естественно, однако, когда слишком много эмоциональной вовлеченности, и когда это становится слишком преувеличенным, это может стать проблемой, и вы будете страдать напрасно.

Есть и другая сторона эмоциональной привязанности к людям. Когда слишком много эмоциональной привязанности к людям, вы позволяете им переносить на вас свои проблемы, тревоги и стрессы. Это может негативно сказаться на ваших чувствах и душевном состоянии.

Есть еще одна причина, по которой вам следует опасаться чрезмерной привязанности. Слишком много этого может привести к ревности, гневу и ссорам.

Эмоциональная привязанность к имуществу

  • Вы копите вещи? Вы испытываете агонию, если теряете что-то, чем владеете, или если что-то ломается?
  • Есть ли что-то, что расстроит или разозлит вас, если вы это потеряете?
  • Есть ли что-то, что, по вашему мнению, ваша жизнь не будет стоить многого, если вы ее потеряете?

Это происходит из-за слишком сильной эмоциональной привязанности к имуществу.

Это может показаться странным, но люди привязаны к своим смартфонам, определенной одежде или другим вещам. Это похоже на ребенка, привязанного к своей игрушке или кукле.

Иметь имущество и наслаждаться им — это нормально, но вам необходимо развить определенную степень отстраненности, чтобы, если вы что-то потеряете, вы оставались спокойным и уравновешенным.

Все в жизни приходит и уходит. Принятие этой идеи позволяет вам отпустить, развить определенную степень отстраненности, избавиться от привязанностей и быть готовым идти вперед, покинуть зону комфорта и внести изменения в свою жизнь.

Привязанность к привычкам

Курение, переедание и переутомление вызывают привыкание. Люди, зависимые от них, знают, что эти привычки вредны для них. Но у них нет ни внутренней силы, ни желания преодолеть их.

Например, люди, которые много курят, или люди, которые любят поесть, не желают расставаться с этими привычками. Они чувствуют, что потеряют что-то важное, если откажутся от них. Им кажется, что они не могут жить без своей привычки, но они ошибаются.

Жизнь была бы намного лучше без этих привычек, но для их преодоления требуется определенная работа. Вам нужно будет сопротивляться им снова и снова и избавляться от своей привязанности к ним. Это требует от вас некоторой силы воли, самодисциплины и мотивации.

Эмоциональная привязанность к ситуациям и местам

Еще одной фазой эмоциональной привязанности является привычка цепляться за ситуации или места. Мы можем не захотеть переезжать в другой дом или другой город, потому что мы хотим оставаться в знакомой среде и с людьми, которых знаем, даже когда перемены идут нам на пользу.

Мы часто не хотим ничего менять, что мы привыкли делать, так как это кажется привычным и безопасным. Такое отношение препятствует прогрессу и совершенствованию.

Эмоциональная привязанность к воспоминаниям

Зацикленность на прошлом, независимо от того, было оно хорошим или плохим, и тоска по прошлому удерживает вас в прошлом. Прошлое ушло и его не вернуть. Будущее еще не наступило. Единственное, что существует, — это настоящий момент. Это единственное реальное время, которое существует.

Чтобы быть счастливым и успешным, вам нужно перестать зацикливаться на плохих воспоминаниях и переживать их заново.Вам нужно начать жить в настоящем. Вам нужно сосредоточиться на настоящем моменте, наслаждаться им и максимально использовать его. Это освободит вас от большей части ваших эмоциональных привязанностей.

Эмоциональная привязанность, если ее преувеличить, подобна цепям, которые связывают вас и лишают свободы. Освобождение себя от этих цепей приносит вам внутренний покой, счастье, здравый смысл и свободу выбора.

Вы можете любить, владеть имуществом и при этом не позволять ему вмешиваться в ваши суждения и выбор или ограничивать вашу свободу.Для этого вам нужно будет развить немного отряда.

Я надеюсь, что эта статья немного прояснила, что означает эмоциональная привязанность, и способствовала ее определению.

«Привязанность — великий производитель иллюзий; реальность может быть достигнута только тем, кто непривязан».
– Симона Вайль

«Привязанность к прошлому и страхи перед будущим не только управляют тем, как вы выбираете вещи, которыми владеете, но и представляют собой критерии, по которым вы делаете выбор во всех аспектах своей жизни, включая ваши отношения с людьми и вашу работу.
— Мари Кондо

Pin

Узнайте, как сохранять спокойствие и уравновешенность в стрессовых ситуациях

Перестаньте принимать все слишком близко к сердцу и расстраиваться из-за того, что люди говорят и делают. Отстранение и отпускание

Об авторе

Меня зовут Ремез Сассон. Я автор и создатель книги «Сознание успеха», которую я веду с 2001 года. Присоединяйтесь ко мне в невероятном путешествии к самосовершенствованию, счастью, успеху, позитивному образу жизни, сознательной жизни и медитации через мой веб-сайт, статьи и книги.

Подписаться на:   Facebook  Twitter  Pinterest   Instagram  Linkedin

Как сломать эмоциональную привязанность в отношениях: 15 способов

Для нас совершенно естественно развивать привязанность к другим людям. Однако когда они начинают становиться токсичными, самое время подумать о том, как сломать эмоциональные привязанности.

Легко сказать: «Ни к кому не привязывайся!» но настоящие эмоции не так просты. Выяснение значения вашей эмоциональной привязанности может помочь вам справиться с этими проблемами привязанности и улучшить отношения.

Что такое эмоциональная привязанность?

Прежде чем беспокоиться о том, как потерять привязанность к кому-то, давайте разберемся, что такое эмоциональная привязанность. Эмоционально привязываться к тому, кого вы любите или о ком заботитесь, совершенно нормально и даже полезно.

Итак, на вопрос: «привязываться к кому-то — это плохо?» однозначный ответ — нет. Однако все усложняется, когда в отношениях присутствует нездоровая привязанность.

Если вы не уверены в своих чувствах к своему партнеру, но при этом обнаруживаете, что начинаете ревновать или собственничать, необходимо разорвать эмоциональную привязанность в отношениях.

Итак, эмоциональная привязанность — это хорошо, но не слишком привязывайтесь.

Попробуйте также: Тест на наличие проблем с прикрепленными файлами

Как узнать, любовь это или привязанность?

Популярное заблуждение состоит в том, что люди могут любить только в том случае, если они привязаны к своему партнеру. Хотя некоторый уровень привязанности необходим, навязчивость может разрушить любую вашу любовь к партнеру.

Привязанность вызывает стресс и может заставить вас чувствовать себя бессильным.Так что никогда не привязывайтесь слишком сильно — это может заставить вас не доверять своему партнеру и лишить вас счастья.

Разорвать эмоциональную привязанность сложно, особенно в новых отношениях, так как еще не сложились устойчивые чувства.

Понимание разницы между любовью и привязанностью и того, как избежать эмоциональной привязанности, важно для вашего психического благополучия. Он покажет вам, как избавиться от проблем с привязанностью.

Когда эмоциональная привязанность становится нездоровой?

Грань между надежной привязанностью и нездоровой привязанностью тонка.Говоря о нездоровой привязанности, полезно подумать о том, откуда берется это навязчивое поведение.

Это может быть результатом проблем с отказом, одиночества или неуверенности в себе в детстве. Итак, пришло время выяснить, как перестать быть привязанным к кому-то.

Попробуйте также: Тест на романтическую привязанность

Как разорвать эмоциональную привязанность — 15 способов

Хорошо, давайте приступим к делу. Вот 15 способов, как разорвать эмоциональную привязанность:

Самоанализ: какие эмоции вы испытываете?

1.Определите, как вы относитесь к своему партнеру

Вы знаете его достаточно долго, чтобы полюбить за его достоинства и недостатки? Если вы ответили утвердительно, возможно, вы его любите.

Вы не сильно к нему относитесь, но вам нравится быть с ним физически близким? Это может быть похоть. Вы чувствуете влечение к нему или его поведению, но плохо его знаете? Это может быть просто увлечение.

Категоризация поможет вам не слишком привязаться к нему. Если вы будете помнить о своих чувствах, это поможет вам уменьшить привязанность и укрепить здоровые отношения с партнером.

Попробуйте также: Тест «Я эмоционально привязан к нему»

2. Чистый, быстрый разрыв

Если вы понимаете, что то, что вы чувствуете по отношению к нему, — это просто похоть или увлечение, тогда нет лучшего способа разорвать эмоциональную привязанность, чем расстаться с ним.

Если вы все еще хотите дать своим отношениям шанс, даже небольшой перерыв может помочь вам справиться с проблемами привязанности.

3. Оставьте себе место

Если вы еще не уверены в своих чувствах к своему партнеру, но обнаруживаете, что одержимы им и отношениями, тогда вам отчаянно нужно немного отдохнуть от этого.

Дайте себе немного свободы от своего партнера, отправившись куда-нибудь в короткую поездку или проведя день заботы о себе. Если вы планируете, как сломать эмоциональную привязанность, полезно освободить место в ваших отношениях.

Также попробуйте: Тест «Я нуждаюсь в отношениях»

4. Запланированные свидания и звонки по расписанию

Когда вы пытаетесь избежать нездоровой привязанности в отношениях, вы можете установить расписание.Если вы будете проводить слишком много или слишком мало времени, вы станете цепляться и зацикливаться на своем партнере.

Чтобы перестать быть привязанным к кому-либо, назначьте свидания и запланируйте определенное время для тусовок.

5. Найдите хобби или подработку по душе

Поскольку вы работаете над тем, как не привязываться к эмоциям, отвлечение себя от ваших отношений является важной частью. Занятие хобби, например рисование или решение головоломок, может отвлечь вас от ваших отношений.

Поскольку привязанность во многом связана с беспокойством об отношениях, это отличный способ снять стресс.

В соответствии с теорией привязанности существуют разные типы привязанностей. Привязанность к тревоге является наиболее распространенной, когда человек навязчив и навязчив.

Более подробная информация о вашем конкретном стиле привязанности поможет вам понять, как разорвать эмоциональную привязанность к вашему партнеру.

В этом видео хорошо объясняются стили крепления-

6.Отключите уведомления, если вы отвлекаетесь

Распространенным признаком нездоровой привязанности в отношениях является желание постоянно писать или звонить им. Таким образом, чтобы перестать привязываться, можно просто отключить уведомления.

Сначала будет сложно игнорировать телефон, но это гарантирует, что вы ни к кому не привяжетесь. Исследования показывают, что люди с проблемами привязанности особенно цепляются за телефоны, чтобы чувствовать себя в безопасности, и это способ привязаться к своему партнеру.

Также попробуйте: Он теряет к вам интерес Тест

7. Открыто обсудите границы

Отсутствие границ в отношениях затрудняет разрыв эмоциональной привязанности. Поговорите со своим партнером о том, сколько времени вы должны проводить друг с другом или в какие часы вы можете писать или звонить.

Понимание того, какие дни заняты, а какие лучше работать, чтобы проводить время вместе, может творить чудеса с вашей тревожностью.

8. Консультация терапевта

Даже если консультация с психотерапевтом может показаться ненужной, консультация может помочь вам разобраться в своих проблемах с привязанностью.

Терапевт также может помочь вам понять значение эмоциональной привязанности и рассказать, как избавиться от проблем с привязанностью.

Попробуйте также: Викторина к какому психотерапевту мне следует обратиться

9. Проводите время с людьми, не являющимися вашим партнером

Думая о том, как перестать быть привязанным к кому-либо, крайне важно не проводить с ним все свое время.Старайтесь проводить время с семьей и друзьями или посещайте книжные клубы и вечеринки.

Таким образом, вы не зависите от них в удовлетворении ваших социальных потребностей. Это гарантирует, что вы никогда не будете слишком привязаны к своему партнеру.

10. Ставьте себя на первое место

В отношениях легко потерять себя. Вернуть чувство индивидуальности — это то, как вырвать эмоциональную привязанность из ваших отношений. Практикуйте ведение дневника, осознанность или все, что вы можете делать самостоятельно.

Исследования показывают, что внимательность помогает избавиться от токсичной привязанности и уменьшить беспокойство и собственничество по отношению к партнеру.

Также попробуйте: Когда я встречу свою вторую половинку Викторина

11. Сделай себя счастливым

Часто у людей развиваются очень токсичные привязанности, потому что они чувствуют себя никем, но их партнер может сделать их счастливыми. Это накладывает нагрузку на отношения.

Если вы так себя чувствуете, то первый шаг к тому, как потерять привязанность к кому-то, — это найти то, что делает вас счастливыми, но не ваши отношения.

Возможно, занятия спортом или работа в саду сделают вас счастливыми. Исследования показывают, что подобные действия могут положительно повлиять на ваше настроение, повышая уровень «гормонов счастья», и могут заставить вас чувствовать себя менее привязанными к вашим отношениям.

12. Работайте над тем, чтобы стать более независимым

Иногда, когда мы чувствуем себя неспособными позаботиться о себе, мы очень привязываемся к нашим отношениям. Если вы чувствуете полную зависимость от своего партнера, вам будет трудно разорвать эмоциональную привязанность.

Получив работу на неполный рабочий день или заведя прочный круг друзей, вы можете чувствовать себя более независимыми в финансовом и социальном плане, уменьшая привязанность к своим отношениям.

Попробуйте также: Тест «Вы от него зависите»

13. Отдохните от физической близости

Физическая близость может быть очень поглощающей. Вы можете обнаружить, что зациклены на этом или думаете о том, когда вы можете увидеть своего партнера, чтобы быть физически близкими.

Но это может быть довольно ядовито, если завладеет вашей жизнью. Поэтому, когда вы думаете о том, как разорвать эмоциональную привязанность к кому-либо, важным шагом будет разорвать навязчивую физическую привязанность.

14. Отложите планы

Широко распространено начинать строить планы на исключительно далекое будущее со своим партнером. Однако, так много думая о будущем, вы можете слишком привязаться к идеализированному представлению о том, как будут выглядеть ваши отношения.

Это приведет к тому, что вы привяжетесь к нереальному образу вашего партнера. Так что не планируйте слишком далеко — постарайтесь наслаждаться отношениями в настоящем.

Также попробуйте: Тест на тему ваших отношений

15. Связь, связь, связь

Хотя все всегда говорят об общении, на то есть веская причина — оно очень важно для здоровья ваших отношений.

Иногда люди переусердствуют и думают, что они слишком навязчивы, когда это совсем не так! Сядьте со своим партнером и прямо спросите его: «Я слишком эмоционально привязан? Я прилипчивый?» и это такое же хорошее место для начала обсуждения, как и любое другое.

Заключение

Легко сказать: «Ни к кому не привязывайся!» но следовать этому сложно, сложно и грязно.

Очертив четкие границы, поняв себя и эффективно общаясь, легко понять, как сломать эмоциональную привязанность.Так что работайте над тем, чтобы не слишком привязываться, и здоровые, счастливые отношения обязательно последуют.

границ | Эмоциональная доступность: теория, исследования и вмешательство

Теория привязанности и исследования

Боулби (1969) предложил теорию привязанности, которая утверждает, что связь между матерью и ее младенцем основана на эмоциональной связи. Теория привязанности также утверждает, что связь привязанности служит эволюционной цели, способствуя выживанию уязвимого младенца, защищая его от опасности и обеспечивая удовлетворение его социальных и эмоциональных потребностей (Bowlby, 1969).Когда младенец испытывает страх или тревогу, его основной объект привязанности служит источником утешения, и он учится обращаться к этому человеку в трудную минуту. Кроме того, по мере развития предпочтения к первичному объекту привязанности младенец также проявляет беспокойство по поводу незнакомца или страх и недоверие к незнакомым взрослым. Появление такого поведения служит эволюционной цели, потому что оно соответствует возрастающей подвижности младенца, тем самым защищая младенца от потенциальных опасностей в окружающей среде.Поэтому младенец использует свою мать в качестве надежной базы, поскольку он исследует и узнает о своем окружении, периодически «проверяя» ее.

Стили вложений

Эйнсворт (Ainsworth, 1967) ввела первую и наиболее широко используемую меру привязанности, названную «Процедура странной ситуации» (SSP; Ainsworth et al., 1978), которая оценивает стиль привязанности младенцев в возрасте от 9 до 18 месяцев. Процедура состоит из нескольких эпизодов разделения и воссоединения с матерью, младенцем и взрослым незнакомцем.Поведение, демонстрируемое младенцем во время разлуки и воссоединения, используется для классификации младенца по одному из трех стилей: безопасный, неуверенный-избегающий или неуверенный-тревожный (Ainsworth et al., 1978). Младенцы с надежной привязанностью исследуют в присутствии матери, протестуют, когда она уходит, успешно регулируют свои эмоции во время разлуки и радостно приветствуют мать, когда она возвращается. Младенцы с ненадежно-избегающей привязанностью мало взаимодействуют со своими матерями и минимально реагируют, когда она уходит и возвращается.Младенцы с ненадежно-тревожной привязанностью очень мало исследуют игрушки, сильно огорчаются, когда их матери уходят, а когда матери возвращаются, они приближаются к ней, но гневно отвергают ее утешение. Более позднее исследование, проведенное Майном и Соломоном (1990), выявило четвертую классификацию привязанности: дезорганизованная. Эти младенцы ведут себя необычно во время ВКП, кажутся дезориентированными, растерянными, отстраненными, напуганными или злыми. Дезорганизованная привязанность чаще всего развивается в случаях тяжелой запущенности, жестокого обращения или домашнего насилия, но также наблюдается у детей с отклонениями в развитии и реже в нормативных выборках (Cassidy, Shaver, 2008).

Ограничения теории привязанности и ее меры

Хотя теория привязанности определяет связь между родителем и ребенком как эмоциональную, ее предположения в основном сосредоточены на поведении выживания, а ее наиболее известный инструмент оценки, SSP, полностью фокусируется на поведении младенцев во время легкой стрессовой ситуации. Однако связь между матерью и ее ребенком, безусловно, выходит далеко за рамки этого поведения. Этот факт очевиден при наблюдении за взаимодействием любой пары мать-ребенок. Есть, конечно, предсказуемое поведение, связанное с привязанностью, основанной на выживании: исследование младенца, периодические «проверки» на протяжении всего исследования, материнское утешение в беде, настороженность младенца к незнакомцам и дистресс младенца при разлуке.Однако между матерями и их младенцами также существует тесная эмоциональная связь. Когда младенец суетится, мать хмурит брови в искреннем беспокойстве и немедленно ищет способ облегчить страдания; когда мать чудесным образом снова появляется из-за ее рук в игре в прятки, младенец радостно удивляется. Эти эмоциональные выражения не учитываются в традиционной учетной записи привязанности, поскольку они выходят за рамки поведения, связанного с разлукой. Кроме того, они возникают не только в стрессовых ситуациях, таких как парадигмы разделения-воссоединения Странной ситуации.Скорее, эти эмоции проявляются в регулярных, повседневных, в том числе позитивных и игровых, взаимодействиях между матерями и их детьми. Таким образом, эмоциональная связь в отношениях опекуна и ребенка очевидна, и, кроме того, здоровый диапазон эмоционального выражения важен для развития и благополучия ребенка (Biringen and Easterbrooks, 2012).

Хотя меры привязанности, такие как SSP, оценивают поведение ребенка и реакцию на опекуна, они редко учитывают, как детские качества вызывают различное поведение у опекуна.Каждый ребенок рождается с качествами, которые могут изменить реакцию матери (или отца) на него. Например, исследования показывают, что раздражительность младенцев может вызывать более низкие уровни чувствительности у матери, способствуя более высокой вероятности ненадежной привязанности (например, Susman-Stillman et al., 1996), а другие исследования, проведенные в области усыновления, показывают значительный и умеренное влияние темперамента на обеспечение надежной привязанности детей (Lionetti, 2014). Таким образом, развитие здоровых связей привязанности зависит от качеств матери, а также качеств ребенка, включая темперамент и другие вызывающие воспоминания эффекты.

Первоначальная концептуализация привязанности была сосредоточена главным образом на отношениях между матерями и младенцами в течение первого года жизни. В последующие годы теория привязанности была расширена до отношений привязанности в детстве (например, Waters et al., 1985; Main and Cassidy, 1988; Greenberg et al., 1993) в парах с нетипичными родительскими ролями, такими как приемные родители (Lionetti et al., 2015), во взрослом возрасте (например, George et al., 1984) и между романтическими партнерами (Tatkin, 2005; Johnson, 2012).Однако оценки, используемые для младенцев, детей и взрослых, значительно различаются по своим методам. Кроме того, хотя теория привязанности предполагает, что индивидуальный стиль привязанности остается стабильным на протяжении всей жизни, недавнее лонгитюдное исследование (Groh et al., 2014) не обнаружило доказательств преемственности от классификации привязанности младенцев к классификации привязанности взрослых. Это отсутствие преемственности может быть связано с законной прерывистостью (Weinfield et al., 2000) или с изменениями в показателях. Следовательно, ни одна мера привязанности не может объяснить качество отношений на протяжении всей жизни.

Наконец, теория привязанности в основном фокусируется на отношениях между родителями и детьми, поэтому она не учитывает качество других отношений в жизни детей. Например, дети часто взаимодействуют с учителями, братьями и сестрами, нянями и друзьями, и эти отношения оказывают все большее влияние на жизнь детей по мере их взросления. Однако рассмотрение всех этих существенных взаимосвязей как вложения как такового может быть неточным.

Кроме того, многие семейные теории подчеркивают важность рассмотрения семьи как динамической системы, в которой каждый член влияет на другого и на более крупную систему (например, на семью).г., Бейтсон, 1972; Хейли, 1976; Уитакер и Бамберри, 1988 г.; Гуттман, 1991; Сатир и др., 1991). Хотя привязанности можно и нужно рассматривать через призму семейных систем, становится трудно понять вклад каждого члена семьи, когда меры представляют поведение и/или взгляды одного отдельного члена (например, SSP). Таким образом, акцент теории привязанности на индивидуальном поведении и/или взглядах ограничивает ее возможности для оценки широкого разнообразия отношений в жизни детей, а также сложности семьи в целом.

Эмоциональная доступность

Эмоциональная доступность (EA) относится к способности двух людей поддерживать здоровую эмоциональную связь и, таким образом, объясняет эмоциональное и диадическое качество отношений. Он расширяет поведение, связанное с привязанностью, включая диадические, эмоциональные и структурные характеристики отношений. Диадическое качество EA учитывает точки зрения как взрослого, так и ребенка, а не предписывает конкретное поведение, на которое могут влиять культурные предубеждения.Эта характеристика позволяет наблюдать и измерять его в любом контексте или культуре. Кроме того, поскольку EA учитывает эмоциональный климат отношений, он предлагает более полную информацию об отношениях. Структура EA также учитывает способность взрослого структурировать отношения, направляя обучение ребенка и поддерживая его автономию. Кроме того, EA можно наблюдать в самых разных возрастных группах детей, от рождения до 14 лет (Biringen and Easterbrooks, 2012).Теоретически систему можно использовать и за пределами этого возрастного периода.

Хотя термин «эмоциональная доступность» используется в области психологических исследований с 1970-х годов (Mahler et al., 1975), проверенная мера конструкта была разработана только в последние 20 лет. Оценка EA, разработанная Biringen et al. (1998) и Biringen (2008), состоит из шести шкал, четыре из которых измеряют эмоции и поведение взрослых, а две — детскую сторону взаимодействия.Взрослые параметры: чувствительность, структурированность, ненавязчивость и невраждебность. Детскими параметрами являются отзывчивость и вовлеченность. Каждое измерение измеряется с использованием непрерывной шкалы типа Лайкерта, которая присваивает баллы от 1 до 7. Оценка точки зрения как взрослого, так и ребенка полезна как для отражения того, что отношения между взрослым и ребенком являются двунаправленными, так и для фиксации любых Возможные различия между взрослым и ребенком.

Чувствительность состоит из поведения и эмоций, используемых взрослым для создания и поддержания положительной, здоровой эмоциональной связи с ребенком.Недавние исследования в области неврологии показывают, что младенцы чувствительных матерей (использующих систему EA) больше реагируют на счастливые лица, чем на нейтральные (Taylor-Colls and Fearon, 2015). Этот вывод согласуется с упором системы ЭА не только на реакцию на стресс, но и на приятное времяпрепровождение.

Структурирование относится к способности взрослого поддерживать обучение ребенка и направлять его или ее к более высокому уровню понимания. Оптимально структурирующий взрослый не только учит и помогает ребенку, но и допускает определенную степень автономии, чтобы ребенок мог учиться самостоятельно.Чтобы добиться успеха, взрослый должен встретить ребенка на его или ее нынешнем уровне понимания и использовать как вербальные, так и невербальные стратегии, чтобы направлять ребенка.

Под ненавязчивостью понимается способность взрослого следовать примеру ребенка во время игры и не вмешиваться. Ненавязчивый взрослый не прерывает ребенка ни физически, ни словесно, ограничивает команды, допускает уровень независимости ребенка, соответствующий его возрасту, и уходит, когда ребенок стремится к такой независимости.

Невраждебность относится к тому, способен ли взрослый регулировать свои собственные негативные эмоции, чтобы избежать их выражения по отношению к ребенку. Неспособность эффективно регулировать эмоции приводит к тому, что взрослый проявляет скрытую и/или открытую враждебность. Скрытая враждебность состоит из менее очевидного выражения негативных эмоций, таких как нетерпение, разочарование и скука. Открытая враждебность состоит из таких форм поведения, как негативные высказывания по отношению к ребенку, физическая агрессия и угрозы разлучения.

Реакция ребенка на взрослого и участие ребенка во взрослом включает в себя степень ЭА ребенка со взрослым. Очень отзывчивый ребенок взаимодействует со взрослым, когда протягивает руку, и ему это явно нравится. Очень вовлеченный ребенок приглашает взрослого присоединиться к ее игре и разговаривает со взрослым. И отзывчивость, и вовлеченность уравновешиваются желанием ребенка добиваться автономии и исследовать окружающую среду. Кроме того, дети, которые должным образом вовлечены и реагируют, редко связываются со взрослыми через негативные эмоции и поведение, такие как беспокойство, нытье, закатывание истерик или отыгрывание.Таким образом, детская сторона отношений является важным ключом к общему здоровью отношений, который не всегда можно получить, наблюдая только за родительской стороной отношений.

Шесть измерений ЭА объясняют диадическое качество отношений между родителями и детьми и разнообразие поведения и эмоций этого качества. Таким образом, мы утверждаем, что взрослая чувствительность — не единственный фактор, способствующий здоровью отношений. Интересно, что недавнее исследование Licata et al. (2015) обнаружили, что участие детей было связано с материнской чувствительностью и более высокой активацией левого фронта мозга, что измерялось с помощью электроэнцефалограммы.Однако реактивность ребенка была связана с материнской чувствительностью, а не с неврологической активацией. Таким образом, это исследование показывает важность дифференциации параметров EA, а также то, как сложность взаимодействия родителей и детей выходит за рамки поведения привязанности.

Эмоциональная доступность — это универсальный, легко применимый и удобный способ понять множество отношений (Biringen et al., 2014). Хотя все шесть параметров ЭА важны для описания общего качества отношений между родителями и детьми, система также обобщает эти шесть качеств и предлагает меру привязанности.Этой мерой привязанности является эмоциональная привязанность и клинический скрининг EA (EA2-CS). EA2-CS оценивается по 100-балльной шкале, разделенной на 4 категориальные зоны (эмоционально доступный, сложный, отстраненный и проблемный/нарушенный), которые соответствуют четырем категориям привязанности. Ранние исследования EA2-CS показывают, что он связан со стилями привязанности, измеряемыми Q-сортировкой привязанности (Baker and Biringen, 2012) и диагностической классификацией 0-3 Общей шкалы оценки отношений между родителями и детьми (DC 0-3). ПИРГАС, Эспинет и др., 2013). Недавние исследования проверяли — с помощью рандомизированных контрольных испытаний с вмешательствами на основе привязанности — его вклад в оценку позитивного воспитания в приемных семьях (Barone et al., 2015). Документ об отношениях между отношениями EA2-CS и интервью о привязанности взрослых и SSP находится в стадии разработки.

Может ли родитель хорошо выглядеть без ребенка?

В диадных отношениях участники влияют друг на друга двунаправленным образом. Иногда родители очень чувствительны и отзывчивы, но ребенок может не реагировать соответствующим образом.Биринген и др. (1998) утверждали, что, по сути, родитель не может считаться высокочувствительным, если ребенок эмоционально не реагирует на него или ее. Однако родительские качества, так же как и детские качества, безусловно, рассматриваются сами по себе. Ребенку, который избегает благонамеренной, позитивной матери, можно дать низкие баллы, в то время как у такой матери будут гораздо более высокие баллы. В двух исследованиях приемных семей часто показатели EA детей и родителей сильно отличались (Baker et al., 2015; Бароне и др., 2015). Фактически, Бароне и др. (2015) сообщили, что в 22% приемных пар каждый член набрал в зоне EA2-CS другую зону, отличную от приемной матери.

Эмоциональная доступность и результаты ребенка

Эмоциональная доступность в отношениях родитель-ребенок предсказывает широкий спектр результатов ребенка. Во-первых, ЭА в значительной степени связана с безопасностью привязанности ребенка как к родителям, так и к профессиональным опекунам (Easterbrooks and Biringen, 2000; Altenhofen et al., 2013).

Кроме того, EA был связан с регуляцией детских эмоций. В частности, в выборке пар мать-ребенок с низким доходом дети, которые испытали более высокий уровень ЭА в своих отношениях, демонстрировали превосходный эмоциональный контроль в сложной ситуации (Little and Carter, 2005). Другое исследование показало, что более высокие уровни чувствительности предсказывают лучшую регуляцию стрессовых реакций у сильно заторможенных детей (Kertes et al., 2009).

Продольное исследование EA (Moreno et al., 2008) показало, что EA матери в 15 месяцев предсказывала экспрессивные языковые способности ребенка и EA ребенка в возрасте двух лет.Кроме того, EA ребенка в возрасте двух лет предсказывало эмпатию ребенка как к матери, так и к другим взрослым в возрасте четырех лет (Moreno et al., 2008). Исследования ЭА у детей дошкольного возраста показали, что более высокая ЭА между родителями и детьми предсказывает меньше проблем и более высокую социальную компетентность в дошкольном возрасте и во время перехода в детский сад (Biringen et al., 2005; Howes and Hong, 2008). В частности, в исследовании Biringen et al. (2005) более высокая ЭА матери и ребенка в год, предшествующий посещению детского сада, предсказывала более низкую детскую агрессию, виктимность, проблемы интернализации и экстернализации во время перехода в детский сад.Кроме того, в выборке семей мексиканского происхождения в США чувствительность матерей и структурирование, когда ребенку было три года, предсказывали притворную игру детей и их социальную компетентность в дошкольном возрасте (Howes and Hong, 2008). Эти исследования, среди многих других, продемонстрировали, что EA позволяет прогнозировать различные результаты развития ребенка.

Эмоциональная доступность в других отношениях

Эмоциональная доступность хорошо подходит для исследования различных отношений.Во-первых, этот конструкт можно легко применить к семейным отношениям. Теория семейных систем (Bateson, 1972; Haley, 1976) рассматривает семьи как динамические системы, в которых люди взаимодействуют, чтобы влиять друг на друга и на семью в целом. EA учитывает эти динамические взаимодействия между членами в контексте семейной системы (например, мать с ребенком 1, мать с ребенком 2, отец с ребенком 1, отец с ребенком 2, даже мать с отцом и т. д., Biringen, 2008). ), хотя и на диадических уровнях в рамках более крупной семейной системы.

Эмоциональная доступность включает в себя больше, чем отношения между родителями и детьми. Например, группа в Швеции исследует отношения терапевта и клиента с точки зрения ЭА (Söderberg et al., 2013). Другие исследования изучают EA в романтических парах (например, Derr-Moore, 2015). Недавние концепции и версии терапевта и пар облегчают эту работу (см. Biringen, 2008).

Вмешательства

Многочисленные исследования с использованием различных подходов к профилактике/вмешательству изучали возможность изменения ЭА; см. Biringen et al.(2014) для систематического обзора. Совсем недавно в ходе продольного рандомизированного контрольного исследования, посвященного проверке эффективности вмешательства с видеообратной связью для поощрения позитивного воспитания и деликатной дисциплины (VIPP-SD; Juffer et al., 2008) в приемных семьях, было обнаружено значительное влияние VIPP-SD на мать. – ЭА ребенка в первые 2 года после усыновления (Barone et al., 2015). В отдельном исследовании приемных семей Baker et al. (2015) использовали EA Intervention с дистанционной технологией группового формата (т.э., Skype), чтобы связать матерей с фасилитатором, а также с членами группы. Исследование зафиксировало усиление материнского восприятия, а также наблюдаемое EA между приемной матерью и ребенком. Оба исследования демонстрируют растущую осведомленность и перспективность научно обоснованного программирования после усыновления, а также возможность изменения ЭА в отношениях, когда сигналы ребенка трудно интерпретировать.

Сообщалось о дополнительном применении вмешательства EA в группах с низким и высоким SES с использованием очного группового формата с обнаружением более низкого родительского стресса и/или депрессивных симптомов, а также с усилением наблюдаемого EA (Biringen et al., 2010). Программа также была реализована лично со специалистами по уходу за детьми в контексте индивидуального коучинга; в этом исследовании группа, получавшая лечение, показала значительные улучшения в EA взрослых и детей и стиле привязанности по сравнению с контрольной группой без лечения (Biringen et al., 2012).

Дополнительная программа для улучшения EA в семейной системе называется Love Now, Success Later (LNSL) и в настоящее время проходит испытания. Эта программа предназначена для пар, когда матери находятся на третьем триместре беременности.Эта программа включает образовательный видеокомпонент о привязанности и ЭА, а также практику осознанности, такую ​​как 3-минутное дыхание и практика доброты. Практики осознанности помогают людям регулировать негативную аффективность и стресс во время беременности и в послеродовой период. Целью LNSL является формирование у будущих матерей и отцов навыков, которые помогут им обеспечить надежную привязанность и высокий уровень ЭА друг с другом и с новорожденным ребенком; те, кто участвовал, сообщают о высоком уровне вовлеченности и удовлетворенности.Нас интересует, поможет ли программа справиться со стрессами беременности и усилить привязанность к будущему ребенку, а также подготовить пары как семейную ячейку к трудностям послеродового периода. Нас также интересует, может ли акцент на регулировании стресса с помощью практики осознанности привести к тому, что детям будет легче находиться с ними (в смысле плача, кормления и сна).

Заключение

Область исследования привязанности признает, что существует много важных аспектов отношений между родителями и детьми.Различные измерения EA могут служить для отражения этих дополнительных аспектов. Включение EA в качестве индикатора качества отношений родитель-потомок позволяет измерить поведение как родителя, так и ребенка, с признанием того, что точка зрения родителя может не совпадать с точкой зрения ребенка во всех случаях. Включение этой конструкции в набор оценок обеспечивает как меру качества отношений между родителями и детьми, так и новую меру привязанности. Эта схема также оказалась полезной в интервенционной работе, направленной на улучшение благополучия родителей и детей.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы признательны и высоко ценим финансирование Колорадской школы общественного здравоохранения, а также время и самоотверженность всех наших семей-участников.

Ссылки

Эйнсворт, М. (1967). Младенчество в Уганде .Балтимор: Джонс Хопкинс.

Академия Google

Эйнсворт, доктор медицинских наук, Блехар, М., Уотерс, Э., и Уолл, С. (1978). Модели привязанности: психологическое исследование странной ситуации . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Академия Google

Альтенхофен, С., Клайман, Р., Литтл, К., Бейкер, М., и Биринген, З. (2013). Надежность привязанности у трехлетних детей, которые попали в замещающую опеку в младенчестве. Младенец Мент. Health J. 34, 435–445. дои: 10.1002/imhj.21401

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бейкер, М., и Биринген, З. (2012). Клинический скрининг эмоциональной привязанности и эмоциональной доступности. Лос-Анджелес, Калифорния: Национальный учебный институт.

Академия Google

Бейкер М., Биринген З., Шнайдер А. и Мейер-Парсонс Б. (2015). Телеинтервенция на основе эмоциональной доступности для приемных семей. Младенец Мент. Health J. 36, 179–192.

Академия Google

Бейтсон, Г.(1972). шагов к экологии разума . Сан-Франциско, Калифорния: Чендлер.

Академия Google

Бароне Л., Лионетти Ф., Делладжулия А., Аланья К. и Ригобелло Л. (2015). «Поощрение эмоциональной доступности у матерей поздно усыновленных детей: рандомизированное контролируемое исследование с использованием VIPP-SD», в документе , представленном на 7-й Международной конференции по привязанности , Нью-Йорк, 6–8 августа.

Академия Google

Биринген, З. (2008). Руководство по шкалам эмоциональной доступности (ЭА) , 4-е изд.Боулдер, Колорадо: Международный центр передового опыта в области эмоциональной доступности.

Академия Google

Biringen, Z., Altenhofen, S., Aberle, J., Baker, M., Brosal, A., Bennett, S., et al. (2012). Эмоциональная доступность, привязанность и вмешательство в детский центр по уходу за младенцами и детьми ясельного возраста. Дев. Психопат. 24, 23–34. дои: 10.1017/S0954579411000630

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Биринген, З., Баттен, Р., Neelan, P., Altenhofen, S., Swaim, R., Bruce, A., et al. (2010). Эмоциональная доступность (EA): оценка и вмешательство в глобальное качество отношений между родителями и детьми. Дж. Экспл. Психотер. 49, 3–9.

Академия Google

Биринген З., Дершайд Д., Флиген Н., Клоссон Л. и Истербрукс А. Э. (2014). Эмоциональная доступность (EA): теоретические основы, эмпирические исследования с использованием шкал EA и клинические применения. Дев. Ред. 34, 114–167.doi: 10.1016/j.dr.2014.01.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Биринген, З., и Истербрукс, Массачусетс (2012). Интеграция эмоциональной доступности в рамки психопатологии развития: размышления о специальном разделе и будущих направлениях. Дев. Психопат. 24, 137–142. дои: 10.1017/S0954579411000733

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Биринген З., Скиллерн С., Моне Дж. и Пианта Р.(2005). Эмоциональная доступность предсказывает эмоциональные аспекты «готовности к школе» детей. Дж. Ранний ребенок. Младенческая психология. 1, 81–97.

Академия Google

Боулби, Дж. (1969). Приложение и потеря , Vol. 1, Приложение . Нью-Йорк: Основные книги.

Академия Google

Кэссиди, Дж., и Шейвер, П.Р. (2008). Справочник по привязанности: теория, исследования и клиническое применение . Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Академия Google

Дерр-Мур, А. (2015). Внимательное и эмоциональное вмешательство на каменистой дороге к отцовству: точка зрения родителей и пар . Неопубликованная магистерская диссертация, Университет штата Колорадо, Форт-Коллинз.

Академия Google

Истербрукс, Массачусетс, и Биринген, З. (2000). Картирование местности эмоциональной доступности и привязанности. Прикрепить. Гум. Дев. 2, 129–135.

Академия Google

Эспине, С.Д., Чон, Дж. Дж., Мотц, М., Расин, Н., Мейджор, Д., и Пеплер, Д. (2013). Мультимодальная оценка отношений мать-ребенок в образце, подвергшемся воздействию психоактивных веществ: расходящиеся ассоциации со шкалами эмоциональной доступности. Младенец Мент. Health J. 34, 496–507.

Академия Google

Хейли, Дж. (1976). Терапия решения проблем: новые стратегии эффективной семейной терапии . Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс.

Академия Google

Хоус, К.и Хонг С.С. (2008). Ранняя эмоциональная доступность: прогнозирование дошкольных отношений среди детей мексиканского происхождения? Дж. Ранний ребенок. Младенческая психология. 4, 4–26.

Академия Google

Джордж К., Каплан Н. и Мейн М. (1984). Интервью о привязанности взрослых . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет.

Академия Google

Гринберг М.Т., Чиккетти Д. и Каммингс Э.М. (1993). Привязанность в дошкольном возрасте: теория, исследования и вмешательство .Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Академия Google

Groh, A.M., Roisman, G.I., Booth-LaForce, C., Fraley, R.C., Owen, M.T., Cox, M.J., et al. (2014). Стабильность безопасности привязанности от младенчества до позднего подросткового возраста. моногр. соц. Рез. Детский Дев. 79, 51–66. doi: 10.1111/mono.12113

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гуттман, HA (1991). «Теория систем, кибернетика и эпистемология», в Handbook of Family Therapy, Vol.2, ред. А.С. Гурман и Д.П. Книскерн (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Бруннер/Мазель), 41–64.

Академия Google

Джонсон, С. М. (2012). Практика эмоционально-ориентированной парной терапии: создание связи . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.

Академия Google

Юффер, Ф., Бейкерманс-Краненбург, М. Дж., и ван Эйзендорн, М. Х. (2008). Поощрение позитивного воспитания: вмешательство на основе привязанности . Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис.

Академия Google

Кертес, Д.А., Донзелла Б., Талге Н.М., Гарвин М.К., ван Ризин М.Дж. и Гуннар М.Г. (2009). Заторможенный темперамент и эмоциональная доступность родителей по-разному предсказывают реакцию кортизола у маленьких детей на новые социальные и несоциальные события. Дев. Психобиол. 51, 521–532. doi: 10.1002/dev.20390

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ликата М., Паулюс М., Кун-Попп Н., Мейнхардт Дж. и Содиан Б. (2015). Младенческая фронтальная асимметрия предсказывает эмоциональную доступность ребенка. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 10, 1–5. дои: 10.1177/0165025415576816

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лионетти, Ф. (2014). Что способствует надежной привязанности при раннем усыновлении? Защитные роли темперамента младенцев и привязанности приемных родителей. Прикрепить. Гум. Дев. 16, 573–589. дои: 10.1080/14616734.2014.959028

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лионетти Ф., Пасторе М. и Бароне Л. (2015).Родительский стресс: роль состояний привязанности и родительского союза в контексте усыновления. Воспитание детей 15, 75–91. дои: 10.1080/15295192.2015.1020142

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Литтл, К., и Картер, А. (2005). Отрицательная эмоциональная реактивность и регуляция у 12-месячных детей после эмоционального вызова: вклад эмоциональной доступности матери и ребенка в выборке с низким доходом. Младенец Мент. Health J. 26, 354–368.doi: 10.1002/imhj.20055

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Малер М., Пайн Ф. и Бергман А. (1975). Психологическое рождение человеческого младенца . Нью-Йорк: базовый.

Академия Google

Мэйн, М., и Кэссиди, Дж. (1988). Категории реакции на воссоединение с родителем в возрасте 6 лет: предсказуемая по классификации детской привязанности и стабильная в течение 1 месяца. Дев. Психол. 24, 415–426. дои: 10.1037/0012-1649.24.3.415

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мейн, М., и Соломон, Дж. (1990). «Процедуры выявления младенцев как дезорганизованных / дезориентированных во время странной ситуации Эйнсворт», в Привязанность в дошкольные годы: теория, исследование и вмешательство , Vol. 1, ред. М. Т. Гринберг, Д. Чиккетти и Э. М. Каммингс (Чикаго, University of Chicago Press), 121–160.

Академия Google

Морено, А. Дж., Клют, М. М., и Робинсон, Дж.Л. (2008). Реляционные и индивидуальные ресурсы как предикторы эмпатии в раннем детстве. Соц. Дев. 17, 613–637. doi: 10.1111/j.1467-9507.2007.00441.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сатир, В., Банмен, Дж., Гербер, Дж., и Гомори, М. (1991). Модель Сатир: семейная терапия и не только . Пало-Альто, Калифорния: Книги по науке и поведению.

Академия Google

Седерберг, А. К., Эльфорс, К., Хольмквист Ларссон, М., Фалькенстрем, Ф.и Холмквист, Р. (2013). Эмоциональная доступность в психотерапии: полезность и достоверность шкал эмоциональной доступности для анализа психотерапевтических отношений. Психотерм. Рез. 24, 91–102. дои: 10.1080/10503307.2013.826833

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Susman-Stillman, A., Kalkoske, M., Egeland, B., and Waldman, I. (1996). Младенческий темперамент и материнская чувствительность как предикторы безопасности привязанности. Поведение младенцев.Дев. 19, 33–47. дои: 10.1016/S0163-6383(96)

-9

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Таткин, С. (2005). Супружеская терапия и психобиология обращения и отвержения. Терапевт 15, 75–78.

Академия Google

Тейлор-Коллс, С., и Фирон, Р. М. П. (2015). Влияние поведения родителей на нейронную обработку выражений эмоций у младенцев. Детская разработка. 86, 877–888. doi: 10.1111/cdev.12348

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уотерс, Э., Дин К., Бретертон И. и Уотерс Э. (1985). Q-методика и организация поведения в младенчестве и раннем детстве. Болезни роста теории и исследований привязанности. моногр. соц. Рез. Детский Дев. 50, 41–65.

Академия Google

Вайнфилд, Н.С., Сроуф, Л.А., и Эгеланд, Б. (2000). Привязанность от младенчества до юношеской взрослой жизни в выборке высокого риска: непрерывность, прерывность и их корреляты. Детская разработка. 71, 695–702. дои: 10.1111/1467-8624.00178

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уитакер, К.А., и Бамберри, В.М. (1988). Танцы с семьей . Нью-Йорк: Бруннер/Мазель.

Академия Google

Эмоциональная привязанность — Книжная полка NCBI

Наиболее важные результаты

Этот обзор посвящен вмешательствам, направленным на поощрение эмоциональной привязанности. Комитет сначала согласился с тем, что все результаты необходимо оценивать в возрасте от 12 до 18 месяцев, поскольку комитет считает, что это самый ранний возрастной диапазон, когда эмоциональная привязанность может быть надлежащим образом измерена.

Комитет согласился с тем, что критическими результатами были чувства матери по отношению к ребенку в возрасте от 12 до 18 месяцев, качество взаимодействия матери и ребенка в возрасте от 12 до 18 месяцев и доля младенцев. проявление ненадежного типа привязанности, когда ребенку от 12 до 18 месяцев. Важными результатами, которые также интересовали комитет, были характер ранних отношений матери и ребенка (на основе субъективного восприятия матери), когда ребенку от 12 до 18 месяцев, качество взаимодействия матери и ребенка, когда ребенку 12 лет. до 18-месячного возраста, а также социальное поведение гнедого с детенышем от 12 до 18-месячного возраста.

Качество доказательств

Доказательства оценивались с помощью GRADE, общая достоверность результатов обзора варьировалась от очень низкой до умеренной.

Серьезных опасений по поводу непротиворечивости доказательств не было.

Были серьезные опасения по поводу косвенности результатов одного исследования (Walkip 2009). В этом исследовании использовалась Социально-эмоциональная оценка младенцев (ITSEA) в качестве прокси-результата социального поведения ребенка. Кроме того, это исследование проводилось среди молодых американских женщин из числа коренных народов, и вмешательство было специально адаптировано для отражения местных обычаев коренных народов, что делает исследование не очень применимым к контексту Великобритании.Не было беспокойства по поводу косвенности других результатов.

В некоторых результатах были серьезные опасения по поводу неточности. Серьезная неточность была обнаружена по 95% доверительному интервалу, пересекающему минимально важную разницу (MID) для непрерывных результатов. Для этих исходов MID по умолчанию рассчитывались как половина среднего стандартного отклонения (SD) контрольных групп на исходном уровне (или при последующем наблюдении, если стандартное отклонение недоступно на исходном уровне).

Были очень серьезные или серьезные опасения по поводу риска систематической ошибки для включенных исследований, которые имели высокую систематическую ошибку отсева, не было предоставлено информации о том, как женщины были рандомизированы, и либо не было информации о том, что оценщик ослепил распределение вмешательств, либо и оценщики, и участники были осведомлены их ассигнований, следовательно, увеличивая предвзятость производительности.

Польза и вред

Хотя были обнаружены некоторые доказательства, в основном низкого качества, вмешательства, как правило, не оказывали влияния на результаты измерения эмоциональной привязанности. Только в одном исследовании (Walkup, 2009) сообщалось о клинически важном улучшении экстернализации поведения в возрасте 12 месяцев после вмешательства. Комитет отметил, что оценка экстернализирующего поведения (например, агрессии) в возрасте 12 месяцев является сложной задачей, и, возможно, мало что можно понять только по этому результату.Что еще более важно, это исследование было проведено среди очень специфической группы населения, среди молодых (средний возраст 18 лет) американских женщин из числа коренного населения, и вмешательство было специально разработано с учетом местных обычаев коренных народов. Поэтому комитет согласился, что результаты не будут применимы к населению Великобритании.

Учитывая отсутствие данных об эффективных вмешательствах для поощрения эмоциональной привязанности, рекомендации были основаны на знаниях и опыте комитета. Обзор фактических данных стремился найти данные о вмешательствах, направленных на укрепление связи и эмоциональной привязанности между матерью и ребенком, поскольку мать обычно является основным опекуном ребенка.Тем не менее, комитет согласился с тем, что рекомендации будут применяться к обоим родителям (или к тем, кто когда-либо является основным опекуном ребенка), поскольку было сочтено важным обсудить эти вопросы не только с матерью, но и с другими основными опекунами (часто с отцом). которые развивают отношения с ребенком.

Комитет обсудил, что важность эмоциональной привязанности и привязанности хорошо документирована в широкой литературе. Все дети рождаются с врожденным потенциалом для развития привязанности к своему опекуну (воспитателям) и тому, как это может быть изменено качеством, интенсивностью и отзывчивостью предоставляемого ухода.Надежность этой привязанности формирует строительные блоки для социально-эмоционального развития ребенка. Нарушения привязанности (так называемые ненадежные стили привязанности) могут привести к долгосрочным трудностям в развитии ребенка, вызывая серьезные психологические, поведенческие и функциональные нарушения в более позднем возрасте. Связь, с другой стороны, относится к позитивным отношениям и связи, которые мать (или другой основной опекун) формирует с ребенком. Таким образом, привязанность и эмоциональная привязанность тесно связаны.

Комитет обсудил, как родители должны знать о важности привязанности и эмоциональной привязанности в антенатальном периоде, а также обсуждать как в антенатальный, так и в постнатальный период способы, которые могут помочь в процессе установления связи с ребенком, что, в свою очередь, может способствовать эмоциональной привязанности ребенка. . Эмоциональной привязанности можно способствовать, проводя «качественное» время наедине с ребенком, контакт кожа к коже и поощрение позитивных взаимодействий, реагирование и реагирование на сигналы ребенка в минимально стрессовой, спокойной, тихой и свободной от отвлекающих факторов обстановке с нет установленных программ.Комитет согласился с тем, что родителей следует поощрять ценить такое время, проведенное с ребенком. Комитет также обсудил, насколько важно, чтобы партнер женщины (или тот, кто поддерживает ее) также осознавал важность эмоциональной привязанности, чтобы они могли поддерживать женщину, в том числе помогая с другими задачами, которые в противном случае помешали бы женщине проводить это время со своим ребенком, например, предлагая помощь по дому или другим требованиям по уходу за ребенком.

Комитет обсудил, что рождение новорожденного и уход за ним являются важными жизненными событиями, которые обычно воспринимаются в обществе как повседневные события, однако существуют различные причины, по которым этот период может быть тяжелым и сложным, что, в свою очередь, может воздействие на развитие эмоциональной привязанности.Самое главное, что способствует эмоциональной привязанности, — это благополучие опекуна. Комитет хотел, чтобы медицинские работники обсуждали с родителями, чего ожидать, и потенциально сложные аспекты послеродового периода. Такая информация будет охватывать физическое и эмоциональное восстановление после рождения, проблемы кормления ребенка, требования родителей, а также подчеркивать неизбежную проблему преодоления недосыпания, которое является субъективно неприятным и стрессовым состоянием.Травматические роды или родовые осложнения также могут вызвать дополнительные проблемы в послеродовом периоде, которые могут повлиять на привязанность и эмоциональную привязанность. Родителям, возможно, придется напомнить, что все может пойти не по плану и что этот опыт неизбежно будет включать в себя ряд очень сильных эмоций, которые универсальны для всех новых родителей и представляют собой ожидаемый период адаптации. Родителям может понадобиться поддержка в том, что эти чувства нормальны, что они могут попросить о помощи и что им доступна дополнительная поддержка.Мы надеемся, что подготовка, информирование и поощрение женщин к этим изменениям улучшит их собственное чувство благополучия, что, в свою очередь, будет способствовать естественному развитию эмоциональной привязанности.

Комитет обсудил, как определенные группы родителей могут быть более восприимчивы к проблемам в установлении связи и эмоциональной привязанности их детей и могут нуждаться в дополнительной поддержке. Комитету было известно о лонгитудинальных обсервационных исследованиях, показывающих, что зачастую то, как человек реагирует на своего ребенка, может быть похоже на то, как на него реагировали в детстве.Таким образом, родители, которые прошли через систему ухода или пережили неблагоприятные события в детстве, могут нуждаться в большей поддержке в развитии привязанности и эмоциональной привязанности. У некоторых родителей, переживших травматические роды, также могут возникнуть дополнительные проблемы с привязанностью. Кроме того, некоторые родители со сложными психосоциальными потребностями, в число которых могут входить люди со сложными проблемами психического здоровья, а также те, кто нуждается в высоком уровне поддержки во многих аспектах своей повседневной жизни из-за болезни, инвалидности, более широких жизненных обстоятельств или их комбинации, могут нуждаются в дополнительной поддержке в общении со своим ребенком.

Комитет обсудил, что вред, который потенциально может возникнуть в результате этих рекомендаций, невелик и будет перевешиваться улучшением эмоциональной привязанности между матерью и ребенком. Главный рассматриваемый вред – это дополнительное давление и тревога, с которыми могут столкнуться родители, стремящиеся достичь эмоциональной привязанности и найти время, чтобы провести время один на один со своим ребенком.

Комитет признал необходимость исследований в этой области, особенно исследований, направленных на изучение долгосрочных результатов.Тем не менее, комитету было известно как минимум о 4 одновременных лонгитюдных исследованиях, которые в настоящее время проводятся в Великобритании. Комитет посчитал, что это исследование, вероятно, предоставит ценные данные для будущих обновлений, и поэтому не давал собственных рекомендаций по исследованию, чтобы расставить приоритеты по другим темам. Комитет особо подчеркнул важность изучения межпоколенческого влияния на связь и эмоциональную привязанность.

Эмоциональная привязанность к семье ТВ

Сцена исчезает в черном экране.Кредиты медленно ползут вверх. Вы мельком видите свое застывшее выражение лица между промежутками между титрами. Вот и все. Все кончено. Как бы вы ушли с этого момента, если шоу, на котором вы выросли, закончилось?

Сильные эмоции, которые переносятся с наших экранов в наши сердца, играют ключевую роль в нашем развитии.

Причина, по которой мы так эмоционально привязываемся к фрагменту фильма, заключается в сочетании методов, используемых создателями, и психологических процессов, которые неизбежно происходят в мозгу зрителей.

На фундаментальном уровне человеческий мозг не способен различать реальные и вымышленные отношения. Исторически идея «влюбиться» в вымышленных и медийных персонажей возникла, когда западные идеалы объединились с японскими СМИ в период Мэйдзи (1868-1912). В начале 20 века и Япония, и США продолжали расширять свою романтическую культуру наряду с появлением сильного поклонения знаменитостям и фанатских культур. Медиа-психологи Хортон и Воль (1956) установили, что концепция «парасоциальных отношений» (психологических отношений между зрителем и исполнителем) может развиваться практически без чувства долга, усилий или ответственности со стороны наблюдателя. .Наш мозг постоянно ищет понимания и связей в нашей жизни; они не могут не удерживать сильные эмоции, которые испытывает исполнитель, что приводит к психоотношениям.

Другая причина, по которой зрители испытывают сильную привязанность к представлениям, связана с эффектом близости. Этот эффект утверждает, что положительная корреляция возникает между людьми, которые проводят много времени вместе. Когда мы погружаемся в эпизоды запоя, мы начинаем непреднамеренные отношения с персонажем перед нами.В основном топливо этих отношений связано с личными неразрешенными конфликтами и мыслями. При просмотре шоу зрители ищут качества или характеристики персонажей шоу, которых не хватает в их жизни.

Принимая во внимание эти факторы и психологические аспекты, вот культовое шоу, которое, я верю, вернётся в следующем году.

Таблица лидеров 2

С премьерой первого эпизода в сентябре 2009 года, Modern Family начал оказывать огромное влияние на зрителей по всему миру.Это продолжалось еще одиннадцать успешных лет. Я помню, как приостановил удовольствие от хлопьев, когда номер Modern Family впервые появился на экране телевизора. В девять лет я не так хорошо понимал остроумные шутки, как моя мать. Мой запоздалый смех последовал за маминым, пока мы оба сидели, загипнотизированные простым, но захватывающим представлением, которое разыгрывалось перед нами. Зрители, которые следили за сериалом с момента его рождения, наблюдали, как актерский состав рос вместе с ним. По мере того, как генеалогическое древо шоу становилось все более сложным, росло и увлечение зрителей. Современная семья предлагает зрителям понять нормальную, но нетрадиционную семейную динамику. В Modern Family есть все, чего хотят зрители, без ущерба для качества: юмор, сердце, симпатичные персонажи, искренняя игра и сценарий. Поскольку у зрителей есть такое разнообразие персонажей, Modern Family неизбежно создает связь у любого зрителя, который находит утешение и счастье в сериале. Являетесь ли вы мятежным подростком, который все еще ищет свою страсть в мире, или вы подходите к концу своей жизни и стремитесь только наслаждаться чудесами своих лет, Modern Family затрагивает сердца своих преданных зрителей.

В связи с тем, что пандемия останавливает нормальную деятельность, люди постоянно ищут комфорт жизни до Covid-19. Опрос Statista за 2020 год показывает, что комедийный жанр занимает второе место среди самых востребованных телевизионных жанров в США. Зрители ищут комфорт просмотра жизни без ограничений пандемии, склоняясь к комедийному облегчению. В дополнение к комедийному облегчению и ощущению нормальности, Modern Family решает актуальные проблемы вне своего времени. От эпизода, в котором подчеркивается отвлекающее влияние технологий на семью, до представления сообщества ЛГБТК +, Modern Family стратегически затрагивает спорные темы через комедийную призму.

По мере того, как потоковые сервисы кишат новыми шоу, наследие Modern Family найдет путь в сердца старых и новых поколений зрителей.

Подписка на рассылку новостей

Хейли Цинь — первокурсница Колледжа сельского хозяйства и наук о жизни. С ней можно связаться по телефону [email protected] .

Эмоциональная привязанность к объектам опосредует связь между одиночеством и симптомами накопительства

https://doi.org/10.1016/j.jocrd.2019.100487Получить права и контент

Основные моменты

Одиночество и привязанность к объектам положительно связаны с накопительством.

Привязанность к объекту опосредовала отношения между одиночеством и накопительством.

Привязанность к предмету может быть попыткой компенсировать одиночество.

Abstract

Проблемы с эмоциональной привязанностью к объектам (т.е., привязанность к объекту) являются ключевым компонентом расстройства накопления (HD) в когнитивно-поведенческой модели HD. Мы предположили, что чрезмерная привязанность к объекту является попыткой компенсировать неудовлетворенные потребности в отношениях. Мы проверили эту гипотезу в двух исследованиях, изучив, опосредует ли привязанность к объекту взаимосвязь между одиночеством и HD, используя множественный регрессионный анализ с начальной загрузкой в ​​выборке сообщества (Исследование 1; n = 213) и выборке студентов с высокими симптомами накопления (Исследование 1). 2: n =91).Участники обоих исследований заполнили самоотчеты об одиночестве, привязанности к объектам и симптомах накопительства. В исследовании 2 также учитывались возможные смешанные эффекты возраста и депрессивных симптомов. Результаты обоих исследований показали, что одиночество и привязанность к объектам положительно связаны с симптомами БГ. Исследование 1 показало, что привязанность к объекту опосредовала связь между одиночеством и симптомами БГ, а исследование 2 показало значительное опосредование даже с учетом возраста и депрессии.Результаты обосновывают дальнейшие экспериментальные и лонгитюдные исследования одиночества как причины и следствия объектной привязанности и БГ. Может потребоваться дальнейшее исследование возможности того, что решение проблемы одиночества при HD может привести к снижению привязанности к объекту.

Ключевые слова

Накопление

Одиночество

Эмоциональная привязанность к объектам

Привязанность к объектам

Рекомендуемые статьи

Показать полный текст

© 2019 Elsevier Inc.Все права защищены.

Расстройство эмоциональной привязанности | Study.com

Что представляет собой расстройство эмоциональной привязанности?

Важно отметить, что «расстройство эмоциональной привязанности» — это , а не , указанное в 5-м издании Диагностического и статистического руководства (DSM-5) как расстройство. Говоря психологическим языком, существуют расстройства, связанные с проблемами эмоциональной привязанности, такие как реактивное расстройство привязанности (RAD) . РРП возникает, когда маленькие дети не формируют сильную привязанность к своим опекунам и испытывают нездоровое эмоциональное развитие.Однако проблемы эмоциональной привязанности могут быть обнаружены в разных возрастных группах и могут присутствовать, даже если у кого-то не диагностировано «расстройство».

Симптомы

Человек, который эмоционально не развивается здоровым образом, может либо испытывать эмоциональные всплески, когда его потребность в привязанности остается неудовлетворенной ( тревожно-сопротивляющийся ), либо может быть бесчувственным ( избегающий ).

Вот некоторые симптомы каждого типа:

Тревожно-устойчивый

  • Навязчивый и собственнический в отношениях
  • Перепады настроения и экстремальные эмоции
  • Чувствует себя недооцененным
  • Нуждается в эмоциональном подкреплении

Избегающий

  • Злой и враждебный
  • Отстраненность в отношениях
  • Не доверяет другим и не полагается на них
  • Отсутствие сочувствия

Они вообще напоминают вам о Сьюзан и Джанет? Симптомы Сьюзен относятся к «избегающему» типу, в то время как симптомы Джанет больше соответствуют типу «тревожно-сопротивляющегося».

У детей проблемы с эмоциональной привязанностью могут привести к манипулятивному и жестокому поведению, отсутствию сочувствия или совести и лжи. Они любят злить других детей и любят спорить. Когда эти дети взрослеют, им трудно давать и получать любовь, а также поддерживать отношения. Им часто не хватает совести и есть проблемы с доверием.

Многие проблемы эмоциональной привязанности у взрослых аналогичны проблемам детей. Взрослые с проблемами привязанности не могут эффективно справляться с конфликтами с другими и не могут брать на себя ответственность за свои действия.Они тоже любят спорить, им нравится конфликт, и они не могут контролировать свой гнев. Они также могут в конечном итоге заниматься деструктивным поведением, включая злоупотребление наркотиками и алкоголем. Взрослые с проблемами привязанности могут на первый взгляд казаться харизматичными и привлекательными.

Эмоциональное развитие

Привязанность, как и многие другие элементы нашей человечности, эволюционна. По мере того, как человек взрослеет, у него или у нее развивается эмоциональное понимание, которое позволяет ему или ей регулировать эмоции здоровым образом, осознавать, какие эмоции подходят для каких ситуаций, и понимать эмоциональные сигналы, которые он получает от других.

Когда они были младенцами, Сьюзан и Джанет нуждались в родителях, которые обеспечивали бы эмоциональную и физическую заботу. Их родители, однако, были заняты и далеки. Сьюзен плакала, а родители не подходили к ее кроватке, чтобы успокоить ее. Родители Джанет редко брали ее на руки, укачивали или улыбались ей.

Проблемы с эмоциональной привязанностью в детстве могут возникать не только по причинам эмоционального отсутствия, жестокого обращения или пренебрежения. У ребенка, находящегося в приемной семье, или усыновленного тоже могут быть проблемы с эмоциональной привязанностью.

По мнению исследователей, проблемы привязанности у взрослых тесно связаны с дефицитом привязанности, с которым они сталкивались в младенчестве и дошкольном возрасте. Так и не научившись формировать тесные связи, эти люди часто переносят эту неспособность в свою дружбу, рабочие отношения и романтические пары. Психологи предполагают, что проблемы с эмоциональной привязанностью у взрослых возникают из-за того, что романтические отношения аналогичны отношениям опекуна и ребенка.

Краткий обзор урока

Хотя расстройство эмоциональной привязанности не является официальным расстройством, перечисленным в DSM-5, существует родственное расстройство, называемое реактивным расстройством привязанности, которое встречается у маленьких детей, чьи опекуны не установили с ними здоровые эмоциональные отношения, поскольку младенцев и малышей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.