Содержание

Зачем нужен муж в 40 лет? : ru_psiholog — LiveJournal

Добрый день. Тема наболевшая. И далеко не единичная.

Мне почти 40 — умница, красавица, активная, позитивная, общительная, самостоятельная, успешная и самодостаточная личность. Но без детей и не замужем. Что, естественно, очень сильно волнует любую общественность, начиная от родных и близких и заканчивая любым проходным знакомством с человеком неважно какого пола.

Отвечаю на не заданные вопросы сразу — с ориентацией полный порядок, самая традиционная форма М/Ж, без придури и излишеств. Я была замужем, прожили почти семь лет в чудесной взаимности, потом после неудачной беременности все пошло прахом, вплоть до развода. Все это давно отболело и быльем поросло. Через 5 лет я встретила человека, которому захотела родить детей и прожить с ним всю оставшуюся жизнь. Но это, как выяснилось, было только моим желанием и мы расстались. Детей вне брака и полноценной семьи я не хотела никогда. С тех пор прошло уже 3 года, я научилась жить полной жизнью совершенно самостоятельно, ни на кого не рассчитывая и ни на что не надеясь.

И сейчас мне достаточно комфортно.

У меня есть хорошая и любимая работа, есть где жить и что кушать, я много путешествую, дружу со спортом и веду активный культурно-познавательный образ жизни. У меня есть родительская семья, друзья и куча знакомых для компании. Одиночество я воспринимаю как свободу и искренне люблю проводить время наедине с собой. Вокруг меня всегда есть мужчины. С женатыми я дружу (вместе с их женами, разумеется), со свободными иногда завожу отношения. Некоторые из них делают мне Предложение. Но я не соглашаюсь. И потом радуюсь, что не согласилась. В общем у меня все хорошо. Только без детей и не замужем)

Ежедневное давление общественных стереотипов, конечно, не проходит бесследно. Это как в сказке про Маугли «Ты столько раз твердил, что я человек, что я и сам поверил в это!» Вроде как замуж все-таки надо. Вдвоем то лучше, чем врозь. Но вот только так хочется, чтобы паззл сложился — выйти за того, с кем действительно захочется прожить всю оставшуюся жизнь.

А не по общественной необходимости.

Давно пытаюсь разобраться почему у меня пропало всякое желание выходить замуж, связывать себя долгосрочными обязательствами и рожать детей. Зачем мне нужен муж в 40 лет? Что он может мне дать? Что я могу ему дать? Имеет ли смысл вообще создавать семью в таком возрасте? Имеет ли смысл рожать? Скажем, я встречу своего избранника завтра и уже через пару месяцев рожу ему ребенка. Через 10 лет нам будет уже по 50, а ребенку всего 10. Слишком большая разница. Конечно, можно жить и без детей. Но зачем тогда выходить замуж, если нет желания родить своему избраннику малыша?

Недавно на глаза попалась фраза «Экзистенциальный парадокс во взаимоотношениях заключается в том, что зрелый и достаточно развитый человек может выстроить отношения с кем угодно. Но добившись такого уровня развития, он теряет желание выстраивать отношения вообще.» Похоже это как раз мой случай.

Очень надеюсь, что Ваш взгляд поможет мне разобраться в этих сложных и важных вопросах. Спасибо!

Майданов А.М. Возникновение парадоксов и способы их разрешения

 

– 170 –

 

 

Возникновение парадоксов и способы их разрешения[1]

 

Парадокс – это такая ситуация в научном познании, которая характеризуется наличием двух противоположных, взаимоисключающих утверждений по одному и тому же вопросу, причем каждое из утверждений имеет свои аргументы. Но поскольку подобная ситуация вступает в конфликт с логическим законом непротиворечивости, то перед учеными стоит задача преодоления ее, перевода знания в состояние когерентности.

Проблема парадоксов требует выяснения нескольких вопросов. Это прежде всего вопросы об условиях и причинах возникновения парадоксов, об их роли в познавательном процессе. Главным является вопрос о способах разрешения парадоксов, а также о способах их преднамеренного генерирования. Все эти характеристики различны у разных парадоксов, а поэтому важным оказывается и вопрос о классификации парадоксов.

В зависимости от того, к какому типу знания – эмпирическому или теоретическому – относится каждое из противоположных утверждений, можно говорить о следующих типах парадоксов: эмпирико-эмпирических, внутритеоретических, межтеоретических, теоретико-эмпирических.

Эмпирико-эмпирические парадоксы

. Это такие парадоксы, в которых оба противоречащих утверждения имеют своим содержанием фактуальное знание, знание, полученное из опыта. Каждое из таких утверждений говорит об одном и том же факте, но говорит о нем по-разному, сообщает о нем нечто иное, противоположное. Одной из

 

 

– 171 –

 

распространенных причин такой разноречивости являются ошибки экспериментов или наблюдений, неточности в их проведении, использование разных по степени совершенства способов и средств исследования.

В 1844 году знаменитый немецкий химик Э.Митчерлих опубликовал статью, в которой писал, что виноградная кислота обладает теми же химическими свойствами, таким же составом и строением, что и винная кислота. Но при этом оказывалось, что в отличие от последней виноградная кислота оптически пассивна, т.е. не обладает способностью отклонять поляризованный луч. Авторитет этого химика был настолько велик, что никто не сомневался в истинности его утверждения относительно идентичности свойств и строения этих кислот. Но тем не менее парадокс был налицо, и он требовал разрешения. Оставаясь на точке зрения Митчерлиха о сходстве данных кислот во всем, кроме оптических способностей, ни он сам, ни другие крупные химики не могли разрешить эту загадку. Выйти из затруднения помогла смелость молодого французского ученого Л.Пастера, который усомнился в правоте известного авторитета и допустил возможность ошибочности утверждений Митчерлиха об одинаковости строения кислот. Посредством тончайших, скрупулезных и необычайно трудоемких опытов он действительно обнаружил различия в строении этих веществ и этим объяснил разницу оптических свойств данных кислот[2].

Таким образом, средством разрешения парадоксов, как в этом, так и в других аналогичных случаях является проведение более тщательных экспериментальных исследований, использование более совершенных методик и инструментов.

В других случаях причиной эмпирико-эмпирических парадоксов может быть неучитывание каких-либо свойств, факторов или условий, имеющих значение для того или иного явления. Вследствие этого также возникают противоречащие друг другу утверждения. В таких ситуациях выход заключается в более разностороннем, более разноплановом и широком изучении явления. Такое изучение поможет найти тот фактор или то условие, знание которых позволит устранить парадокс, примером чего может служить, скажем, ситуация с так называемым парадоксом прочности в геологии[3]. В данном случае суть парадокса состояла в том, что по одним представлениям Земля и составляющие ее породы обладают большой твердостью, так что, например, при крупных землетрясениях наша планета реагирует подобно гигантскому колоколу, а породы можно разбить молотком. С другой же стороны, эти породы обладают большой пластичностью, о чем свидетельствует тот факт, что в горах они смяты в сложные складки.

 

 

– 172 –

 

Проблема разрешилась, когда была установлена способность пород к пластической деформации, к поведению наподобие вязкой жидкости, что происходит под влиянием относительно слабых, но длительно действующих напряжений. Таким образом, под действием какого-либо фактора или условия тот или иной объект способен проявлять самые разные и даже противоположные свойства, отчего о нем и возникают противоречивые суждения.

Внутритеоретические парадоксы. Эти парадоксы выступают в форме противоречий между утверждениями или понятиями какой-либо одной теории. Самой распространенной их причиной является появление аномального для этой теории содержания, которое однако исследователи пытаются описать, объяснить, интерпретировать с помощью концептуальных средств данной теории. В результате этого неизбежно возникает противоречие между этим содержанием и характером его описания или истолкования.

Одним из ярких примеров такого парадокса является понятие эфира. Эта вездесущая субстанция была введена по чисто механистическим соображениям, по аналогии со звуковыми волнами, распространяющимися в воздухе. Эфир был той средой, в которой якобы распространялись световые волны. Но поскольку эти волны были поперечными, то эфир должен был быть твердым, несжимаемым телом.
Но тогда небесные тела должны были двигаться в таком теле, не испытывая сопротивления. Позднее эфиру пришлось приписать еще одно исключительное свойство – его признали привилегированной системой отсчета, неподвижной относительно всех других систем. Нагромождение таких неестественных и противоречивых свойств привело в конце концов это понятие в конфликт с основами теории, притом теории новой, которая отказалась от механистической интерпретации света и других электромагнитных явлений. Это была специальная теория относительности. Получивший в ней расширенное толкование принцип относительности привел к выводу о неправомерности допущения существования какой-либо привилегированной системы отсчета, что и потребовало устранения из физики представления об эфире[4]. В этом примере просматривается один из чрезвычайно продуктивных способов разрешения парадоксов. Поскольку причиной подобных парадоксов является использование неадекватных концептуальных средств и представлений, то преодолеть парадокс можно благодаря выходу к новой, адекватной аномальному явлению теории и отвержения прежних взглядов с позиций этой теории.
Аналогичную природу имел парадокс в электродинамике движущихся тел, вызванный гипотезой Лоренца о сокращении размеров

 

 

– 173 –

 

тел в направлении их движения. Разрешение этого парадокса было достигнуто таким же способом посредством осмысления соответствующих явлений с позиций новых представлений о пространстве и времени, выработанных Эйнштейном[5].

Указанный способ ликвидации парадоксов обнаруживает их истоки: партикулярность (т.е. отнесенность неадекватного истолкования лишь к какой-либо части соответствующей теории), а также некогерентность этой части (ее логическую несвязность, несогласованность с теорией). Поэтому при нахождении адекватной трактовки данная часть легко устраняется как концептуально и логически чужеродная. Но в определенных случаях такая часть удерживается и остается в теории. Это возможно тогда, когда устанавливается, что эта часть не является вовсе неадекватной, а представляет собой частный, предельный случай какого-либо более широкого содержания.

Тогда парадокс носит несколько иной характер.

Так, в геометрии Евклида 5-й постулат (положение о параллельных линиях) также является партикулярным, поскольку он вводится Евклидом только во второй части его «Начал» и необходим для вывода теорем именно этой части. Тем самым очевидна его необходимость для развития теории Евклида: без данного постулата он не смог бы получить целый ряд последующих теорем. Следовательно, данный постулат оказывается необходим и продуктивен. Но в то же время он некогерентен другим исходным постулатам и аксиомам, т.е. логически не связан с ними, не может быть выведен из них. В этом противоречии и заключается суть данного парадокса.

Но этот постулат стал причиной и второго рода парадокса. Многие геометры сразу после Евклида рассматривали его как следствие остальных аксиом и постулатов «Начал» и вплоть до 19-го века потратили много сил для того, чтобы доказать этот постулат и вывести его в качестве следствия из других исходных положений. Однако были и такие геометры и даже философы (например, известный неоплатоник 5-го века Прокл), которые сомневались в правильности 5-го постулата и говорили о необходимости его исключения из теории.

Двоякая природа парадокса затруднила и чрезвычайно удлинила время его преодоления. Само решение проблемы оказалось также двояким. Гениальный и до дерзости смелый Н.И.Лобачевский, во-первых, показал, что сомнения в правомерности этого постулата не могут быть вполне верными: постулат имеет право на существование, но только как предпосылка для получения определенного рода теорем, именно тех, которые с его помощью получил Евклид во второй части своего сочинения. Во-вторых, данный постулат является полностью

 

 

– 174 –

 

независимым от других аксиом и постулатов, а поэтому не может быть доказан. Он выбран произвольно для обоснования других теорем. Но в таком случае также произвольно могут быть выбраны и контраверсы этого постулата – противоположные ему утверждения, с помощью которых в свою очередь можно получить новые следствия, которые будут противоречить положениям евклидовой геометрии, но которые тем не менее не будут находиться в противоречии друг с другом и логически будут вполне законными. Благодаря такому способу разрешения указанного парадокса и была получена неевклидова геометрия.

Из рассмотренных видов парадоксов видно, что партикулярность и некогерентность определенных частей теорий могут быть различного характера. В одних случаях эти части являются полностью ошибочными, а поэтому должны быть изъяты из теоретических построений, в других же случаях они обладают ограниченной достоверностью и нужно, во-первых, определить границы этой достоверности, а во-вторых, найти способ перехода к другого рода содержанию, где будут действовать предпосылки иного характера и притом не меньшей, а даже большей продуктивности. С их помощью может осуществиться выход к новому парадоксальному содержанию. Так что парадоксальность процесса познания становится предвестником нового парадоксального содержания. Парадокс разрешается с помощью парадокса. Это и позволяет преодолеть тупики и безрезультатность поисков в рамках традиционного подхода.

Межтеоретические парадоксы. Такими парадоксами можно назвать утверждения или понятия противоположного содержания, относящиеся к одному и тому же явлению, но принадлежащие разным теориям. Они возникают вследствие использования разными теориями данных различной степени достоверности, существенности, вследствие опоры одних теорий на ограниченные или на ошибочные представления общего характера, а других – на более фундаментальные и истинные. Причиной может быть также абсолютизация какого-либо общего принципа, неправомерное распространение его на слишком широкую область действительности, тогда как на деле в какой-либо из сфер действуют факторы, исключающие или ограничивающие действие такого принципа. Причиной может быть также необоснованное приписывание какому-либо явлению несвойственных ему характеристик. Так, например, Лоренц считал эфир привилегированной системой координат, наделил ее свойством неподвижности и утверждал, что уравнения Максвелла справедливы только для этой системы. «Это было, – писал А. Эйнштейн, – поистине парадоксальное

 

 

– 175 –

 

положение, потому что (лоренцова. – А.М.) теория, казалось, ограничивает инерциальные системы сильнее, чем классическая механика»[6]. Обнаружение дефекта теории в таком случае было осуществлено путем установления того обстоятельства, что утверждение теории Лоренца совершенно не было обосновано с эмпирической точки зрения. Парадокс был разрешен распространением принципа относительности на все инерциальные системы. В других случаях, напротив, преодоление парадокса достигается сужением сферы действия какого-либо неоправданно и чрезмерно экстраполированного положения. На необходимость такой ограничивающей операции может указать обнаружение феномена, несогласовывающегося с подобной экстраполяцией. В 19 веке после открытия Второго начала термодинамики возникла идея так называемой «тепловой смерти» Вселенной. Эта идея вытекала из распространения данного положения на все сферы реальности. Однако явления органической природы, где имеет место не движение к беспорядку, а наоборот – к усложнению форм, противоречили такому представлению. Парадокс между термодинамикой и теорией Дарвина был разрешен ограничением области действия Второго начала. Для последнего такой областью оказались замкнутые системы, тогда как для законов дарвинизма – открытые. «Изолированные системы эволюционируют к хаосу, – пишет И.Пригожин, – открытые системы эволюционируют ко все более высоким формам сложности»[7].

Таким образом, для преодоления парадоксов подобного рода важно суметь обнаружить обязательно наличествующий дефект в одном из противоречащих утверждений или понятий. Для этого требуется более широкий взгляд на проблему, привлечение более обширного круга данных или теоретических положений, критическая оценка и пересмотр вызывающих сомнение принципов.

Теоретико-эмпирические парадоксы. Это наиболее широкий класс научных парадоксов. Он имеет и более широкий круг вызывающих его причин. Эти парадоксы представляют собой противоречия между положениями или следствиями теории, с одной стороны, и утверждениями фак-туального характера. Трудность преодоления таких парадоксов состоит в том, что данная теория чаще всего пользуется общим признанием и дает, как считается, серьезное обоснование своим выводам. Это и затрудняет появление сомнений в отношении таких выводов, а следовательно, и уводит исследователей от необходимости переоценки как выводов, так и тем более самой теории.

Одной из распространенных причин теоретико-эмпирических парадоксов является ограниченность того эмпирического базиса, на

 

 

– 176 –

 

основе которого, с одной стороны, было сформировано соответствующее теоретическое утверждение, а с другой – скудость данных о противоречащем этому утверждению факте. Иными словами, корень парадокса кроется в неполноте эмпирических данных и соответственно в неполноте теоретических представлений. Элиминация парадокса возможна благодаря основательному и детальному изучению фактов первого и второго рода. Вследствие этого может выявиться сущностное единство обоих родов фактов, и окажется, что причиной противоречащего явления было какое-либо условие, определенным образом модифицирующее общую сущность На основе новой информации открывается возможность такой корректировки теории, которая позволит сформировать непротиворечивое толкование ранее конфликтной ситуации[8].

Знание процесса возникновения подобного рода парадоксов подсказывает один из способов преднамеренного их генерирования. Таким способом является воздействие на те или иные виды явлений каким-либо специфическим фактором, помещение этих явлений в особые условия, в результате чего проявляются необычные парадоксальные свойства данных явлений, что явится побудительным стимулом к новым исследованиям и толчком к поиску в совершенно ином направлении.

Неполнота, а чаще всего крайняя бедность знаний о каком-либо явлении может породить такую необычную разновидность парадоксов, которые можно назвать парадоксами когнитивной пустоты, или нулевого результата. Процесс возникновения таких парадоксов следующий. На основании имеющихся знаний о каком-либо классе или типе явлений ученые выдвигают гипотезу о существовании еще одного образца таких явлений, хотя никаких эмпирических данных о последнем у них нет. С целью подтверждения гипотезы начинается поиск эмпирических свидетельств существования соответствующего феномена. Однако этот поиск дает нулевой результат, не отвечает на вопрос. Исследователи оказываются перед познавательной дилеммой: существует искомое явление или не существует, продолжать поиск или прекратить его. Поскольку ни у одной из частей этой дилеммы нет убедительных аргументов или контраргументов, то ученые чаще всего приходят к прагматически верному выводу: продолжать поиск, стремясь при этом улучшить средства и методы поисковой деятельности. Особенно заманчива и привлекательна такая установка при решении фундаментальных и мировоззренческих проблем, могущих повлиять на весь облик наших представлений о мире. Именно так обстоит дело в настоящее время с астросоциологическим парадоксом –

 

 

– 177 –

 

с неудачами обнаружить внеземные цивилизации, хотя многие теоретические рассуждения допускают возможность существования таких цивилизаций[9].

Причиной появления парадоксов может быть упрощение объекта теории. Непреднамеренно или преднамеренно исследователи принимают во внимание некоторые характеристики, объекты, считая, например, что они слишком малы и незначительны, чтобы повлиять на качество гносеологического образа данного объекта. Однако новые познавательные и практические задачи ставят перед этим образом такие проблемы, ответы на которые из-за указанного качества знания об этом объекте вступают в противоречие с другими утверждениями о данном объекте. Эти-то противоречия и побуждают отказаться от упрощенной модели объекта и начать познавать его неучитывающиеся прежде свойства. Таким способом удается устранить дефекты прежнего знания и снять порожденные ими парадоксы.

Такой процесс имел место в истории познания физикой так называемых массовых явлений, или статистических систем, т.е. образований из огромного множества элементов, например, газов. Классическая статистическая механика рассматривала элементы таких систем как материальные геометрические точки, абстрагировалась от их внутренней структуры и внутренних сил. Элементы внутри системы считались полностью тождественными элементам вне системы, т.е. считалось, что существующие между ними взаимодействия никак не влияют на их свойства. Целое и его свойства, согласно этой точке зрения представляли собой лишь сумму частей и их свойств. Из-за ничтожной малости величин оставался вне поля зрения энергетический обмен между частицами. Под влиянием классического однозначного детерминизма исключалось действие в этих системах вероятностных законов. Квантовая физика, став теорией микропроцессов, начала использовать именно вероятностные методы для изучения свойств и закономерностей индивидуальных частиц. Она установила, что статистические системы не являются вполне аддитивными: при вхождении в систему элементы меняют свои существенные характеристики, в результате чего аддитивность нарушается. В отличие от классических представлений выяснилось, что рост числа элементов приводит к возникновению все новых и новых внутренних связей и взаимодействий, что приводит к изменению структуры системы, к появлению новых свойств, а в конечном счете и к возникновению нового качественного состояния всей системы. Вследствие взаимодействий друг с другом и с системой изменяются и сами элементы[10]. Так переход исследований от упрощенной модели объекта к его более полному и

 

 

– 178 –

 

глубокому изучению породил парадоксы, одновременно помог и исключить их.

Источником парадокса может оказаться неточность, присущая таким элементам теории, как понятия, законы или какие-либо другие утверждения. При использовании такого рода знаний для решения определенных задач вполне естественно могут быть получены результаты, которые вступят в конфликт с данными эмпирических исследований. Такие результаты чаще всего появляются при применении упомянутых элементов к проблемам экстремального характера, к задачам, находящимся на грани данной теории с теориями из других областей знания. Подобный характер результатов при всей своей неудовлетворительности оказывается тем не менее продуктивным: он выявляет дефекты соответствующих понятий или законов и ориентирует исследователей на деятельность по устранению этих дефектов. Такое устранение может осуществляться путем уточнения, корректировки дефектных компонентов теории. Но именно эта корректировка способна порой дать весьма важный обновленный результат.

Так было, например, с ньютоновым законом всемирного тяготения, уточненным именно подобным образом Х. Зеелигером[11], с решением дважды лауреата нобелевской премии Лайнусом Полингом «головоломной проблемы» химической связи между атомами[12]. Обнаружив противоречие между представлениями физиков и химиков о характере электронной оболочки углерода, Полинг при опоре на несогласующиеся с этими представлениями данные опыта внес фундаментальные коррективы в эти представления.

Если к появлению парадоксов могут приводить частичные недостатки понятий или законов, то еще в большей мере этому способствуют полностью ошибочные понятия, законы или другие положения. Из них с необходимостью вытекают результаты, которые противоречат реальному положению дел. Но и в данном случае очевидна позитивная роль парадоксов, поскольку они и в этом случае помогают выявить дефекты соответствующих единиц знания и побуждают к работе по формированию достоверных представлений.

Более трудными и приводящими к радикальным изменениям в системе знания являются парадоксы, возникающие вследствие дефектов в основании теорий – в их базисных понятиях, законах, принципах. К числу таких дефектов могут относиться ошибочные понятия или положения, слабо или полностью необоснованные допущения, ограниченные в каком-либо отношении элементы теории, утверждения, сфера действия которых неоправданно сужена или, напротив, чрезмерно расширена. Недостатком может быть неполнота основания,

 

 

– 179 –

 

т.е. отсутствие каких-либо необходимых элементов, а также их несогласованность, а то и противоречивость.

Набор таких недостатков не слишком велик и типичен для многих теорий. Знание этих дефектов крайне важно для своевременного их устранения, а также для успешного нахождения причин парадоксов. Поэтому основание всякой теории целесообразно подвергать целенаправленному и систематическому критическому анализу. Для осуществления такого анализа имеет смысл построить специальный тест, базирующийся на учете чаще всего встречающихся недостатков и достоинств оснований теорий. Такой тест можно представить в виде серии вопросов, касающихся главных характеристик этих оснований. В эту серию необходимо включить по крайней мере следующие вопросы:

 

ТЕСТ НА ПРОВЕРКУ КОРРЕКТНОСТИ ОСНОВАНИЯ ТЕОРИИ

1. Достаточно ли ясно и точно сформулированы основные понятия, законы и принципы теории?

2. Не является ли тот или иной элемент основания теории частично или полностью ошибочным?

3. Нет ли в основании теории допущений, вызывающих сомнения?

4. Являются ли элементы основания теории по меньшей мере в принципе наблюдаемыми и эмпирически проверяемыми?

5. Обладает ли то или иное понятие, закон или принцип достаточной полнотой?

6. Согласуются ли элементы основания теории с имеющимися эмпирическими данными?

7. Не беден ли арсенал имеющихся эмпирических данных? Нет ли еще каких-либо данных, релевантных данной теории, но по каким-либо причинам непринятых во внимание?

8. Точны ли имеющиеся сведения о фактах, вступающих в противоречие с теорией? Верно ли они понимаются и истолковываются?

9. Достаточно ли обосновано то или иное исходное положение теории?

10. Адекватно ли определены и удовлетворительно обоснованы границы применимости того или иного закона или принципа? Не представляют ли они собой необоснованные, а также чрезмерно экстраполированные элементы теории?

11. Обоснованы ли исходные положения теории с философской или какой-либо другой более общей точки зрения?

12. Достаточно ли полон весь комплекс элементов основания теории?

13. Совместимы ли логически базисные элементы теории? Когерентны ли они? Нет ли между ними противоречий? Не вытекают ли из них выводы, вступающие в противоречие с каким-либо из положений теории?

 

 

– 180 –

 

Если какой-то базисный элемент теории не удовлетворяет какому-либо из только что перечисленных требований, то он скорее всего приведет к появлению парадокса. Важно уметь видеть действительные истоки такого парадокса, а именно то, что он коренится в основании теории, а следовательно, усилия по его преодолению должны быть направлены на это основание.

Путем анализа практики научного познания можно выявить несколько основных способов разрешения подобного рода парадоксов.

Элиминация из оснований теории элемента, ставшего причиной парадокса. Обнаружить такой элемент поможет анализ основ теории с помощью вышеприведенного теста.

Модификация элемента, порождающего парадокс. Эта операция может быть выполнена в самых различных формах. Так, дефектный элемент может быть улучшен путем более точного определения границ его применимости, наложения ограничений на сферу его действия. Понятие, закон или принцип могут быть откорректированы посредством учета масштабности его действия – сверхбольшие и сверхмалые масштабы видоизменяют действие и формы проявления названных элементов. Характер этих изменений зависит от особенностей факторов, проявляющихся в таких масштабах.

Элемент может быть преобразован и таким нередко используемым способом, как придание ему такой формы, которая будет промежуточной между ним и полярной ему формой – межполярной формы. Образно говоря, если исходный элемент представляет собой положительно заряженный объект, то он будет видоизменен не в объект, заряженный отрицательно, а в нейтрально заряженный. Промежуточная форма может быть получена, в частности, путем изменения лишь какой-либо части соответствующего элемента.

Замена неудовлетворительного элемента на противоположный по содержанию элемент. Такая замена очень часто помогает избавиться от парадокса. Исследователи поступают в этом случае по формуле: если из какой-либо исходной предпосылки А вытекает следствие В, но это следствие противоположно реальному факту (его логично обозначить символом не-В), то для того, чтобы получить из основ теории не-В, естественно заменить А на не-А[13].

Действие по этой формуле не всегда дает истинные результаты, поскольку возможны и другие – неполярные – предпосылки действительного положения вещей, однако тем не менее данная формула позволяет найти довольно быстро одно из весьма вероятных решений, одно из достаточно надежных предположений, на основе которых можно проводить дальнейшие поисковые операции – эксперименты,

 

 

– 181 –

 

наблюдения, проверки. Искомый результат будет тем ближе к правдоподобному, чем больше исследователь будет опираться на достоверные фактические данные и на достаточно обоснованные общетеоретические представления. Как писал А.Эйнштейн: «Для теории выгодно, конечно, выбирать только те процессы, относительно которых мы знаем что-то определенное»[14].

Переход к противоположной идее, представлению или закономерности возможен главным образом благодаря причинной или другой зависимости между определенного рода явлениями. Если какой-нибудь фактор является детерминантом какого-либо явления и при этом обладает какой-то специфической характеристикой, а детерминированное явление в представлении ученых такой характеристикой не обладает, то вполне резонно говорить о проблематичности такого несоответствия. Наличие корреляционной зависимости в подобных случаях подсказывает мысль о необходимости наделения детерминируемого явления соответствующей характеристикой. Так, когда геологи установили, что природная среда непрерывно изменяется, а связанные с нею в своем существовании виды организмов, как тогда считалось, остаются неизменными, то эти представления вступили в противоречие, на что обратил внимание Ч. Дарвин. Для него знание зависимости между первым и вторым явилось еще одним доводом в пользу идеи о том, что под влиянием изменений среды изменяются и виды животных и растений. Слишком явным был парадокс: неизменные виды приспособлены к среде, которая изменяется.

Введение в основание теории нового элемента. Такой элемент может быть необходим потому, что без него основание теории оказывается неполным, и именно эта неполнота становится причиной противоречащих действительности выводов. Кроме того, новый элемент может потребоваться для того, чтобы видоизменить действие уже имеющихся в основании теории факторов, законов, принципов. Это, в частности, может быть сделано путем включения в это основание контрфактора, т.е. фактора, противоположного по содержанию уже учтенному. Этот контрфактор благодаря своей полярности накладывает ограничения на действие соответствующего фактора, сужает сферу его деятельности, уменьшает степень его активности, уравновешивает его. В результате этого из теории следует качественно иное следствие, которое теперь к тому же является кооперативным эффектом.

Описанные выше способы разрешения парадоксов могут применяться порознь, отдельно, если в основании той или иной теории имеется какой-либо один дефект. Но часто дефектов больше одного и тогда исследователи применяют указанные способы комплексно. Так,

 

 

– 182 –

 

например, поступил Эйнштейн, когда разрешал парадоксы, возникшие при попытках применения электродинамики Максвелла, ориентированной на покоящиеся тела, к телам, находящимся в движении. Эйнштейну пришлось и исключать отдельные допущения старой теории, и модифицировать другие, и заменять использовавшиеся понятия на противоположные, и вводить новые элементы[15]. В итоге таких радикальных, широкомасштабных и фундаментальных преобразований прежних представлений возникла принципиально иная теория с качественно иным основанием. Комплексное использование рассмотренных способов было применено также для разрешения так называемых космологических парадоксов – гравитационного, фотометрического, термодинамического, что также привело к появлению новой теории с совершенно иными исходными допущениями: вместо классической ньютоновой космологии сформировалась релятивистская космология. История возникновения названных парадоксов и путей их преодоления довольно обстоятельно описана в литературе по космологии. В этих описаниях вполне четко просматривается использование охарактеризованных нами способов преодоления парадоксов[16].

Эвристическая роль парадоксов и способы их генерирования. Поскольку всякий парадокс является следствием какого-либо дефекта в системе знания, то его позитивная роль проявляется уже в том, что он выступает в качестве симптома, сигнала наличия такого дефекта. Часто парадокс вполне определенно указывает на какой-либо конкретный момент в системе знания и тем самым ставит перед исследователем вполне явную и конкретную цель его деятельности – совершение соответствующих познавательных действий по отношению к этому моменту. Более того, парадокс, будучи как правило весьма сложным гносеологическим элементом, становится источником целого набора более конкретных проблем, что в свою очередь конкретизирует и делает более определенными содержание и направления поисковой деятельности. Так, термодинамический парадокс поднял следующий комплекс проблем: почему в реальности существует иное положение дел, чем это следует из имеющихся представлений? Как протекают процессы изменения во Вселенной? Каков их механизм? Абсолютно ли действие Второго начала термодинамики или имеются факторы, которые каким-либо образом влияют на действие Второго начала? Как распределено вещество во Вселенной? Имеют ли место процессы, отличные от энтропийных, и что является их причиной? Решение этих и других вопросов, порожденных названным парадоксом, не только способствовало появлению последних, но и помогло

 

 

– 183 –

 

лучше понять Вселенную в целом, ее структуру, происходящие в ней эволюционные процессы, особенности времени и др.

Эвристическая роль парадоксов проявляется еще и в том, что они подсказывают отправные пункты, отталкиваясь от которых ученый может вести дальнейший поиск. Таких пунктов по меньшей мере два: вполне определенная теория, закон или понятие, с одной стороны, и с другой – факты, с которыми они вступают в противоречие. Не будь парадокса, исследователь скорее всего не стал бы ими заниматься и не начал бы исследования в данном сегменте знания. Парадокс, задав ученому предмет исследования, указывает и направление исследования – оно должно двигаться в сторону, противоположную содержанию существующих представлений.

Но если так велика продуктивная роль парадоксов, то исследователю крайне необходимо отыскивать и формулировать их. Практика познания подсказывает ряд способов, позволяющих генерировать парадоксы. Из числа этих способов можно назвать следующие:

– поскольку источником парадоксов часто являются необоснованные положения теории, то для получения парадокса вполне целесообразно отыскивать такие положения, сопоставлять их с опытными данными, что может привести к появлению противоречивых познавательных ситуаций.

– Выведение самых разнообразных следствий из существующих теоретических положений и сопоставление этих следствий с действительностью. Вполне возможно, что какое-либо из положений окажется дефектным и, следовательно, приведет к парадоксу.

– Парадоксы можно получить, тщательно сверяя те или иные утверждения с вполне твердо установленными законами. Если какое-либо утверждение окажется ошибочным, то парадокс возникнет с неизбежностью. Закон может принадлежать как к той области, к которой относится проверяемое утверждение, так и к другой области знания – смежной, более общей и т.д.

– Положения какой-либо теории можно применить к теоретическим объектам, вызывающим сомнение в своей реальной значимости. Парадокс возникнет, если такие объекты действительно окажутся фикциями.

– К парадоксу можно прийти, применяя имеющуюся теорию или закон, наделенные универсальной значимостью, к какой-либо более богатой в содержательном отношении области действительности. В ней могут действовать иные закономерности, что и станет причиной парадокса.

Возникновение парадоксов и способы их разрешения

– Способом получения парадокса может быть применение теории или закона, сформированных на основе фактов из определенной области действительности, к областям со сверхбольшими и сверхмалыми масштабами.

– К парадоксу можно прийти, применяя традиционный метод к нетрадиционным для данного метода объектам исследования. Полученный результат вполне может вступить в противоречие с существующими представлениями.

 

Примечания

 

[1] Статья печатается при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, код проекта – 96-03-04114. [2] См.: Яновская М. Пастер. М., 1960. С. 29–34. [3] См.: Хэллем Э. Великие геологические споры. М., 1985. С. 188. [4] См.: Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965. С. 140; Зоммерфельд А. Пути познания в физике. М., 1973. С. 73–74. [5] См.: Кляус Е.М. Франкфурт У.И., Френк А.М. Гендрик Антон Лоренц. М., 1974. С. 201. [6] Эйнштейн А. Собр. научн. трудов. Т. 4. М., 1967. С. 335. [7] Пригожин И. Порядок из хаоса. М., 1986. С. 369. [8] В качестве иллюстрации подобного процесса может служить так называемый парадокс русского физиолога Н.Е.Введенского, касающийся механизмов торможения сигналов в нервной системе (см. : Матюшкин Д.П. Парадокс Введенского в современной физиологии // Природа. 1983. № 10. С. 28–33). [9] См.: Рубцов В.В., Урсул А.Д. Проблема внеземных цивилизаций: несостоятельность сциентистского подхода // Философские науки. 1987. № 10. С. 42–46. [10] См.: Сачков Ю.В. Введение в вероятностный мир. М., 1971. С. 126–170; Купцов В.И. Детерминизм и вероятность. М., 1976. Глава 4. [11] См.: Васильев М.В., Станюкович К.П. Сила, что движет мирами. М., 1969. С. 51. [12] См.: Полинг Л. «Химики – это те, кто в самом деле понимают мир». В кн.: Краткий миг торжества. М., 1988. С. 50. [13] В формальной логике этой формуле соответствует правило modus tollens [(А→В)ЛВ→А]. [14] Эйнштейн А. Собр. научн. трудов. Т. 2. М., 1966. С. 24. [15] См. работы А.Эйнштейна по специальной и общей теориям относительности: Эйнштейн А. Собр. научн. трудов. Тт. 1, 2. М., 1965–1966. [16] См.: Климишин И.А. Релятивистская астрономия. М.,1983. С. 34–38; Новиков М.Д. Эволюция Вселенной. М.,1979. С. 94 и др.; Чудинов Э.М. Теория относительности и философия. М., 1974. С. 160–182.

парадоксы и методологические основания – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Оптимизм в экзистенциальной философии и педагогике: парадоксы и методологические основания

Ю. В. Андреева

(Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия, г. Уфа)

В статье рассматриваются методологические основания оптимизму как конструктивной способности человека преодолевать отчаяние, взяв ответственность за свою жизнь на себя. Ключевые слова: оптимизм, экзистенциальная философия, позитивный экзистенциализм.

Введение термина «оптимизм» Г. Лейбницем заложило основы его научного понимания как способа познания окружающей действительности. К тому же мировоззрение современных философов США (М. Зелигма-на, Н. Пила и др.), предлагающих нам свою концепцию оптимизма, не только развивает позитивные тенденции в воспитании, психо-

логии и педагогике, но и подтверждает понимание оптимизма как особого способа философствования.

Философская традиция как на Западе, так и в России связывает оптимизм с идеями жизнеспособности и жизнестойкости, представляет нам оптимизм как необходимый, хотя и затратный ресурс жизнеспособности,

как копинг-ресурс личности, позволяющий ей успешно преодолевать учебные, личные и другие трудности на пути к жизненному успеху.

В отечественной традиции субъектно-деятельностного подхода целое поколение исследователей (А. Н. Леонтьев, А. А. Леонтьев, Д. А. Леонтьев) рассматривает жизнестойкость в контексте личностного потенциала, схожего по своим характеристикам с личностным копинг-ресурсом.

Все это создает новый контекст философского осмысления оптимизма, основанного на рациональном подходе к жизни. Научный интерес вызывает еще один аспект: можно ли отыскать методологические основания оптимизма, опираясь на традиции иррациональной философии? Во-первых, потому, что обыденное понимание оптимиста как некоего весельчака, пребывающего всегда в хорошем настроении, никак не вяжется с научным осмыслением проблемы оптимизма. Во-вторых, иррациональная философия, отвергая оптимизм, все же обнаруживает свою осведомленность в этом вопросе, ибо надо знать, что отвергать.

В итоге мы обнаружили первое общее методологическое основание-парадокс: в экзистенциализме гносеологический оптимизм сохраняется, хотя и в специфичной и дозированной форме. Мир познаваем.. Человек способен познать самого себя, обретает себя, находит в себе смыслы и основания, но главное средство познания — уже не разум, а — интуиция.

Классический экзистенциализм, по словам педагога В. В. Воронова, — «это трагическая философия европейской интеллигенции» (Воронов, 2002). Философы данного направления рассматривали существование человека, но отнюдь не в позитивном ключе. Это философия XX в., которая в свете мировых войн, революций и потрясений была вынуждена внести коррективы в оптимистическое мировоззрение, используя трагические по своей направленности категории: «абсурдность

жизни» (А. Камю), «страх», «тревога», «покинутость» (Ж. П. Сартр), «о существовании-к-смерти» (М. Хайдеггер) и др.

Такие настроения эпохи не должны ввергать человека в отчаяние, а напротив, и это второе методологическое основание и парадокс: в условиях разрушения нравственных ценностей перед человеком открывается «абсолютная свобода», по Ж.-П. Сартру, для утверждения идеалов милосердия и добра. Но он не знает и не понимает, как лучше и во благо людей воспользоваться ею, пока не обратится к культурному наследию прошлого, не начнет воспитывать и совершенствовать себя, продвигаясь от незнания к знанию.

Не случайно, наверное, ближе всех к иррациональным философам этого направления примыкает по взглядам К. Роджерс, известный как родоначальник гуманистической педагогики. В его учении тревога, тоска, страх приобретают позитивное значение, так как их конструктивная переработка делает жизнь человека более полной и конструктивной.

Положения экзистенциальной философии в силу своей трагичности почти трудно укладываются в систему образования, хотя и образуют методологическую основу педагогики экзистенциализма, в рамках которой: 1) человек иррационален, но уникален, он познает мир через самого себя с целью обретения собственного «Я». Чем глубже познание человеком бытия и своей роли в нем, тем полнее его самореализация. В своей самореализации человек преодолевает проблемы личностного роста, свободы выбора, он страдает, но несет ответственность за этот выбор и собственную жизнь; 2) мир иррационален, а потому познать его законы разумом нереально, но возможно путем эмоционального постижения, с помощью чувств; 3) общество способно лишить личность неповторимого своеобразия и оригинальности, разрушить его самобытность и творчество. Под его негативным прессингом человек начинает жить неподлинно, не искренне, не аутентично, используя обман, болтовню и неискренность в целях защиты самого себя от других. Но именно общество, объединенное в коллектив, может выполнить по отношению к личности защитную функцию и создать для ее развития благоприятные условия. Так, например, О. Ф. Больнов создал целую философию педагогической атмосферы.

И наконец, третий парадокс: в экзистенциализме существует важнейшее свидетельство глубоко оптимистичного и гуманного понимания сущности человека — жизнеутверждающий идеал самоценности человеческой личности, человека-труженика, человека-творца собственной жизни. Человек от природы одинок, но при этом он должен оставаться собой и вести подлинную жизнь соразмерно своим целям и способностям.

В этом смысле экзистенциализм — это оптимизм в действии. Человек сам олицетворяет собой действие. Его дела живут в его поступках и после смерти. Жизнь как деятельность позволяет человеку создать самого себя, взрастить в себе труженика и поэта. И в этой способности строить собственную жизнь и вести ее к новым свершениям и состоит оптимизм. Оптимизм требует постоянной нравственной заботы и духовной внутренней работы. Но не каждый человек склонен преодолевать препятствия на пути самосовершенствования, чаще всего проще всего отказаться от борьбы за достойную жизнь и объяснить неудачи негативностью внешних условий.

Полагаться стоит только на себя и собственные силы, рассчитывать на благоприятную возможность можно, только если личные усилия допускают всю совокупность возможностей. Как только силы перестают соответствовать возможности, человек должен отказаться от борьбы, потому что ни бог, ни удача, ни другие люди ему в этом не помогут. Но это не означает, что усилия напрасны, напротив, имея намерение двигаться к цели, человек трезво оценивает свои дела и поступки. Опираясь на собственные силы, движимый горячим желанием успеха, он осуществляет задуманное, воплощает мечты в реальность. Здесь успехи выступают индивидуальной заслугой личности перед обществом. Сверх своих сил человек не может на что-то или на кого-то рассчитывать.

В середине XX в. экзистенциальная философия выразила и осмыслила кризис социально-личностного оптимизма. На фоне технического прогресса потерялся сам человек, но со своими слабостями, страхами, достоинствами и сильными сторонами он пережил кризис га-

рантированности человеческого существования благодаря экзистенциальной педагогике, которая стремилась вернуть человека, побудив его отказаться от соблазна «сверхчеловечности», подкрепленной материальным успехом.

Экзистенциализм — это попытка повернуть человека к ограниченности и конечности собственного бытия, подчеркнув величие, бессмертие и смысл земного существования.

А теперь — что самое интересное в экзистенциализме, позитивном экзистенциализме. Человек обретает индивидуальный облик и величие, смысл жизни и мужество терпеть только благодаря своим решительным действиям. И этот оптимизм выглядит жестоким для тех, кто мечтательно настроен на результат. Нужно понять, что мечты, не воплощенные в реальность, остаются мечтами и грозят рухнувшими надеждами и разочарованием, а там и до депрессии рукой подать.

Таким образом, признавая трагичность жизни, экзистенциализм придает человеку достоинство и не делает из него объект. Быть может, он и позволяет себе пессимистичное описание реальности, но на деле — это самое оптимистичное учение, предлагающее человеку раскрыть в себе оптимизм как «счастье в борьбе» (А. С. Макаренко, М. Е. П. Зелигман). Зарубежный философ У. Джемс отвечает в духе американского оптимизма: «Жить стоит, так как жизнь с нравственной точки зрения такова, какою мы ее создаем, а мы твердо решились сделать ее в этом отношении удачной» (Джемс, 1911: 69).

Многие философы говорили о том, что человек живет, преодолевая кризисы, страдание, боль, страх и вину (Ж.-П. Сартр, К. Ясперс и др.), пока в 50-е годы XX в. немецкий философ и педагог О. Ф. Больнов не наметил позитивное направление в экзистенциализме. Он призывал учить в школе детей тому, как обладать спокойным сознанием настоящего в кризисной ситуации, как быть готовым к трудностям и мужественно преодолевать их, при этом сохраняя любовь к жизни и доверие к миру.

Среди ценностей жизни: благодарность, доверие, терпение, утешение, надежда защи-

щают человека перед лицом самой смертельной опасности. Перед лицом опасности или смерти человек начинает жить подлинно, аутентично.

Аутентичное (подлинное) существование — это знание всех возможностей бытия, всех граней реальности. Знание возможностей открывается интуиции (а не разуму), заключающейся в чувстве тоски, которая трактуется как понимание собственной смертности. Тоска, тревога, осознание собственной смертности — проявления и условия подлинной жизни.

О. Ф. Больнов говорит о надежде и успокаивающей уверенности, путь к которой лежит через осознание человеком неустранимости, непрочности и хрупкости своего бытия. Надежда исходит из возможностей человека и его доверия к собственным силам. Человеку предлагается жить в ненадежности, в постоянной внутренней готовности к возможным катастрофам, к встрече с самой смертью. И, когда человек, не уклоняясь от неизбежных опасностей своего будущего, органично и примет их на себя, он, по О. Ф. Больнову, почувствует необъяснимую и таинственно присутствующую уверенность, что даже в условиях крайней смертельной опасности каким-то образом найдется спасительный выход в лоне некоего всеобъемлющего бытия. Здесь, на границе всех рациональных возможностей, человек обретает якобы полное доверия отношение к будущему, лишенному какого-либо конкретного образа надежды на спасение. Выраженный в такой форме пессимизм можно назвать иррациональным оптимизмом. О. Ф. Больнов утверждает, что оптимизм зарождается в семье, благодаря любви матери, и в дальнейшем ребенок испытывает доверие к жизни и идет на контакт с миром. В основе всех условий воспитания лежит защитное окружение дома и семьи (Больнов, 1999).

У В. А. Сухомлинского, например, «защитное воспитание» — это необходимая посылка здорового развития и воспитания. В такой атмосфере ребенок может развиваться правильным образом, и перед ним откроется мир, наполненный смыслом (Сухомлинский, 1980).

И у В. А. Сухомлинского, и у О. Ф. Больно-ва мать в семье своей любовью создает предпосылки доверия к миру и основы для позитивной надежды. На этой основе доверия и любви все становится для ребенка наполненным смыслом и придает ему силы.

Это чувство безопасности «не от чего-то», а безопасность «в чем-то». И задача воспитания — вести ребенка аккуратно сквозь разочарования и зло, сохраняя атмосферу защищенности, создавая все условия для развития и контакта ребенка с миром. Ребенок особенно нуждается в таких ситуациях защищенности, будучи не в состоянии противостоять учебным трудностям в частности и суровым реалиям жизни в целом.

Педагогическая любовь — не жалость, но сорадование успехам. Человеческая жизнь и воспитание характеризуются добротой, надеждой и жизнерадостностью, а там, где есть страх, там нет свободы личностному развитию.

Экзистенциальное воспитание аристократично, но сильно своим индивидуальным подходом к детям. Оно взращивает в них достоинство человека, способного противостоять толпе, нивелирующему обществу, но готового вливаться в коллектив сотрудников и единомышленников, обретающих себя и смыслы своего существования.

Знаменитое выражение австрийского пси-холога-экзистенциалиста В. Франкла «Если знаешь зачем, можно вынести любое как» дает человеку смыслы собственного существования в активной деятельности, преодолении трудностей и борьбе за достойную жизнь. Учение В. Франкла было названо логотерапи-ей и дополнило экзистенциальную педагогику обретением смыслов в учении и деятельности (Франкл, 1990). Смысл образования состоит не в передаче знаний, умений и навыков, а в совершенствовании способностей человека находить уникальные смыслы, от которых зависят жизнь и экзистенция человека. Во времена экзистенциального вакуума образование «должно развивать способность принимать независимые аутентичные решения» (там же: 2).

Сильной стороной в экзистенциальном воспитании является формирование глубокой,

самостоятельной личности. Но с другой стороны, аристократичность подхода ограничивает личность кругом собственных интересов и саморефлексии. Тем не менее, педагогика экзистенциализма имеет много общего с индивидуальной педагогикой В. А. Сухомлинского и всей гуманистической педагогикой в целом, к тому же она во многом определила нынешние ценности образования личности в России и за рубежом.

Оптимизм экзистенциализма — в настроенности на лучшее; в поиске и обретении смысла жизни в активной преобразующей деятельности. Экзистенциальная педагогика предлагает знания о жизни как личностном росте путем индивидуального преодоления трудностей.

Традиционный гносеологический оптимизм в философии — это уверенность в познаваемости мира. Средство познания — разум. В экзистенциальной философии также существует оптимизм, так как уверенность в познаваемости мира сохраняется, только средством познания служит интуиция. В зависимости от философской школы или воззрения того или иного философа оптимизм трансформируется, меняет формы: нравственный, гносеологический, деятельностный… Но для педагогов важно, что в его рамках существует разновидность — нравственный оптимизм подрастающей личности — понимание смысла жизни в целом, понимание смысла учения в частности.

Оптимизм играет большую роль в обучении, так как придает уверенности ребенку в преодолении им учебных трудностей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Больнов, О. Ф. (1999) Философия экзистенциализма / пер. с нем. и предисл. С. Э. Никулина. СПб. : Лань.

Воронов, В. В. (2002) Педагогика школы в двух словах. М. : Педагогическое общество России.

Джемс, У. (1911) Вселенная с плюралистической точки зрения. М. : Космос.

Сухомлинский, В. А. (1980) Как любить детей // Сухомлинский В. А. Избранные произведения : в 5 т. Киев : Радяньска школа. Т. 5.

Франкл, В. (1990) Человек в поисках смысла. М. : Прогресс.

Дата поступления: 1.03.2013 г.

OPTIMISM IN EXISTENTIAL PHILOSOPHY AND PEDAGOGY: THE PARADOXES AND METHODOLOGICAL FOUNDATIONS Ju. V. Andreeva (Eastern Economic and Legal Academy for the Humanities, Ufa City)

The article considers the methodological foundations of optimism as a functional human ability to overcome despair having taken responsibility for his/her life on his/her own.

Keywords: optimism, existential philosophy, positive existentialism.

BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION) Bol’nov, O. F. (1999) Filosofiia ekzistentsializma / per. s nem. i predisl. S. E. Nikulina. SPb. : Lan’.

Voronov, V. V. (2002) Pedagogika shkoly v dvukh slovakh. M. : Pedagogicheskoe obshchestvo Rossii.

Dzhems, U. (1911) Vselennaia s pliuralisticheskoi tochki zreniia. M. : Kosmos.

Sukhomlinskii, V. A. (1980) Kak liubit’ detei // Sukhomlinskii V. A. Izbrannye proizvedeniia : v 5 t. Kiev : Radian’ska shkola. T. 5.

Frankl, V. (1990) Chelovek v poiskakh smysla. M. : Progress.

Новые книги

Ситаров, В. А. Социальная экология : учебник для бакалавров [Текст] / В. А. Ситаров, В. В. Пустовойтов. — М. : Юрайт, 2013. — 517 с.

Смелость быть способным: парадокс инвалидности

Автор — Марина Шорец,  бизнес консультант, экзистенциальный терапевт, магистр психологических наук. Принимала участие в качестве эксперта в проекте Офиса по правам людей с инвалидностью «Малый бизнес – большие возможности». В своей статье Марина Шорец рассказала о своем опыте работы в сфере инвалидности и, в частности, в проекте «Малый бизнес – большие возможности».
 

Каждый человек способен на многое. Если он сам себя не убеждает в обратном.

Для меня участие в проекте было важным с двух позиций. Проект был вызовом моему профессионализму. Всего два месяца, за которые надо научить участников проекта мыслить как предприниматели, найти и развить их идеи до бизнес-плана.  Нельзя не учитывать физические ограничения участников. Как это повлияет на результаты проекта? Так, перед началом проекта я поставила перед собой цель: максимально использовать все возможности, исследовать ограничения, которые могут помешать реализации человека в профессии.

Одним из методов, которым я пользуюсь в своей работе как экзистенциальный консультант  — метод феноменологического анализа. Суть феноменологии – взглянуть на ситуацию беспристрастно, рассмотреть как феномен, убрать за скобки все свои прошлые знания, убеждения, теории. Инвалидность, предпринимательство, успешный бизнес – каждое понятие мы должны были вместе выработать за время проекта.

Что на самом деле является ограничением для участников нашей программы? Как они обходятся с теми возможностями, которые имеют? Какие из ограничений следует учитывать, а какие – преодолевать?  Что такое – инвалидность и как инвалидность влияет на  реализацию себя в профессии, в бизнесе?

 

Dis-able — Не-способный.

«Знаете, Марина, я убедился, что каждый из нас инвалид, в той мере, в которой он себя инвалидом делает и считает», — слова участника семинара «Малый бизнес – большие возможности.

Когда одно и то же слово звучит на разных языках, становится понятнее его смысл. Инвалидность в дословном переводе с английского «неспособность». Как человек понимает, что неспособен? На что именно он не способен?

Очевидно, что у каждого человека есть определенные способности, есть и ограничения. Способности – это то, что человек делает лучше других. Рисует, поет, делает деньги (бизнес способности). Ограничениями обычно называют отсутствие способностей, либо ситуацию, в которой невозможна реализация способностей. Так, я всю жизнь считала своим ограничение отсутствие слуха. Пока в 36 лет не начала заниматься вокалом и этот слух у себя обнаружила.

Если разобраться с тем, что каждый из нас считает своими способностями и ограничениями, то окажется, что это оценка, которую человеку дал кто-то, кого он считает экспертом в данной области. Например, оценку моего слуха сделала учительница по пению. В то же время история полна примеров, когда человека признавали неспособным к определенной деятельности, а он достигал небывалых успехов, благодаря своей настойчивости и горячему желанию стать тем, кем он хотел.

Это самый важный вопрос, на который мы должны ответить, когда оцениваем свою способность или неспособность: а что я хочу уметь? Способным к чему мне хотелось бы быть?

С точки зрения эксперта, который уже долгое время занимается каким-то делом – консультированием, вокалом, бизнесом,… — любой новичок малоспособный. По сути, то, на чем прокалываются инвесторы – они оценивают бизнес проекты с точки зрения своего понимания бизнеса и своего видения результатов. Именно поэтому белорусские инвесторы так редко инвестируют деньги в проекты молодых предпринимателей.

Начинающему предпринимателю принципиально важно ответить на два вопроса:

— Какое дело представляет интерес для них настолько, чтобы  суметь преодолеть свои внутренние и внешние ограничения, не слушать мнения экспертов о своей неспособности?

— В чем я согласен считаться неспособным (инвалидом), а в чем я предпочитаю быть способным настолько, чтобы решиться сделать первый шаг и идти до тех пор, пока не добьюсь успеха?

Каждый из нас должен в первую очередь оценить себя как предпринимателя по ряду критериев. Оценить и «присвоить» ту группу инвалидности, которой он на самом деле заслуживает.

Безответственный потребитель, человек, который за всю жизнь не рискнул, не реализовал ни одной идеи, не отстоял свой интерес, позволил себе жить, как трамвай катится по рельсам – несомненно, это неспособный человек. Во всех смыслах этого слова.

 

Позиция по отношению к возможностям и ограничениям.

По ходу реализации нашего проекта я сделала важное наблюдение о свойстве человеческой психики: мы гораздо больше сил тратим на борьбу с ограничениями, вместо того, чтобы определить и использовать возможности. А уж переосмыслить свои ограничения и радоваться открывающимся благодаря этому возможностям способны единицы.

Яркий тому пример – человек с физическими ограничениями, который много и печально переживает о своей неспособности оперативно добраться на другой конец города. В то же время, организовать свою работу так, чтобы клиенты и партнеры приезжали  к нему, ему не хочется, не хочется, чтобы думали о нем, как о человеке «не способном». Если мы возьмем ту же ситуацию, но у человека без ограничений передвижения, мы увидим, что умение организовать работу так, чтобы все приезжали к тебе, а ты не тратил время и силы на переезд – ценится очень высоко. Переговоры на своей территории проходят легче, консультировать и продавать в своем офисе проще, все документы под рукой. Каждое ограничение дает нам море возможностей, но – люди предпочитают во всем видеть потери и ограничения.

Несмотря на то, что в своем примере я говорю о человеке с инвалидностью, речь идет обо всех людях без исключения. В своей работе я всегда сталкиваюсь с тем, что люди слишком много времени уделяют ограничениям. Особенно это касается бизнеса. Многие отступают, не реализуют свои идеи, не воплощают мечты, потому что слишком много размышляют о том, что может им помешать, какие риски их ожидают впереди.  И вместо того, чтобы сделать первый шаг, они просчитывают свою деятельность так далеко вперед, что так и не начинают действовать.

Чаще других озвучивается ограничение, делающее невозможным движение предпринимателя вперед: «У меня нет денег!». Когда начинаешь разбираться с его идеей, оказывается, что на самом деле нет качественной, серьезной, стоящей идеи. А для первого шага деньги есть.

Парадокс в том, что именно недостатки, с которыми так усердно борется человек, таят в себе огромный потенциал, способный перевернуть его жизнь с ног на голову. При правильном использовании, конечно же.

 

Не учитывать ограничения.

Еще один момент, на который я хочу обратить ваше внимание – это нежелание учитывать свои ограничения. Реальные ограничения.  В качестве иллюстрации приведу очень типичную ситуацию при поиске работы.

Для человека с инвалидностью трудно найти себе работу. Работодатели видят, с каким трудом человек приходит в офис, и пугаются возможных трудностей с таким работником. Их можно понять – не так часто встретишь среди сотрудников компании инвалида, вот и кажется, что таким людям очень трудно работать. По законодательству, наниматель не может отказать в работе потому что «вы инвалид», поэтому менеджеры по персоналу придумывают причины, которые помогут им выглядеть более достойно. Менеджера по персоналу не волнует, что будет делать инвалид, после того, как получил отказ «у вас нет образования или опыта работы». Многие молодые люди с инвалидностью после таких слов стараются получить образование. К сожалению, это не решит их проблем. Их проблемы могли быть решены гораздо меньшими затратами – просто во время интервью стоит сказать о том, что понимаешь все трудности, с которыми можешь столкнуться во время работы. И рассказать работодателю, как можно их преодолеть: «На работу меня будет возить родственник», «В офисе я смогу работать только 6 часов, зато оставшиеся 2 часа дома смогу обработать документы».

Делать вид, что ограничений нет, бесполезно. Политика страуса не самая эффективная политика в бизнесе. Понимать, учитывать ограничения и действовать так, чтобы минимизировать риски – вот навыки, которые помогут организовать свой бизнес и свое рабочее место любому человеку.

 

«Ехать со скоростью потока» или быть уникальным.

Ехать со скоростью потока безопасней, это вам скажет любой водитель. И тут же перестроится в свободный ряд – чтобы ехать со своей скоростью.

Каждый человек уникален. У него есть определенные возможности, и определенные ограничения. И по какому-то параметру каждый из нас будет являться неспособным (инвалидом) в каждый момент времени. А, например, по параметру «умение летать», мы все являемся инвалидами – с точки зрения птиц и самолетов.

Мы все стремимся к уникальности, но слишком заметная уникальность пугает. Именно в этой точке сходство предпринимателя и человека с инвалидностью.  Предпринимателем человек становится, когда принимает решение реализовать свою идею. Эта идея – пока просто мечта, кроме него в нее никто не верит. Когда человек начинает действовать и создавать то, чего до него не было, он становится предпринимателем.

Решившись действовать не как все, предприниматель переживает тревогу.

Инвалидность – отличие от нормы. Человек отличается от нормы. И свою уникальность он переживает так же, как переживает свою уникальность предприниматель.

Скажу даже больше, свою уникальность все люди переживают тяжело. Быть как все, не выделяться, не высовываться – эта ценность так громко пропагандируется.

В нашем проекте у нас было две основные задачи: научить людей справляться с тревогой и переживать свою уникальность. И помочь им начать действовать. В работе с тревогой помогал опыт экзистенциального терапевта. Помогали начать действовать эффективные бизнес методики, которые работают для любого дела.

Как известно, благодаря активному деланию тревога превращается в энергию.

Для предпринимателя в Беларуси важно научиться действовать немедленно. Для этого надо словом и делом отвечать на вопрос: что я МОГУ ДЕЛАТЬ здесь и сейчас? С теми возможностями, и с теми ограничениями, которые у меня есть.

Человек есть то, что он делает. Дела каждого – по его силам. Участникам проекта было важно научиться видеть свои заслуги, адекватно ценить себя и свои действия. И не останавливаться. Все время двигаться вперед.

Для девушки, которая до 18 лет передвигалась с помощью кресла и не ходила, пойти самостоятельно – огромное дело. Но когда она уже пошла, начала ходить, тогда надо ставить и решать следующую задачу. Поступать, или искать работу, или найти себе друзей. Перед каждым стоит своя задача, в которой реализуются все возможности и становятся очевидными все ограничения.

И в предпринимательстве, и в инвалидности человек остается один на один с собой и с миром (с рынком) вокруг себя. Действует на свой страх  и риск. И если боятся остаться одному – так никогда и не увидишь рядом с собой уникальных и взаимовыгодных других.

Итак, подведем черту под проектом, который так много дал мне, как профессионалу и как человеку, и который помог 12 людям с инвалидностью по-новому взглянуть на возможности и ограничения собственного бизнеса.

Бизнес – это свобода. А свобода – это ответственность. За себя, за свою жизнь, за жизнь людей, которые находятся вокруг тебя.

Начинать свое дело – страшно. Но когда исследуешь страхи, оказывается, что каждый день уже преодолеваешь все те «опасности», которые заставляют испытывать страх. «Что я скажу? Как я сделаю? Где я возьму?» — с появлением собственного дела ответы на эти вопросы найти будет не сложнее, чем сегодня.

Инвалидность – это описание физического и психологического состояния человека. И если физическое состояние человека оценивает специальное медицинское учреждение, то свое психологическое состояние он оценивает только сам. На что я способен в этой жизни? Как я хочу жить? Что я выбираю делать?

Все препятствия для реализации себя в мире начинаются со слов: «Я не смогу».

В результате реализации проекта «Малый бизнес – большие возможности» эти слова были переформулированы на «Я выбираю». А теперь – делайте свой выбор.

Парадокс экзистенциального ужаса

  • Часовые пояса и синхронизация времени

    Эта рубрика «Как работает», в которой мы объясняем, как работают вещи, механизмы, социальные явления простым языком. Без претензий на уникальность, но с прет…

  • Как работает выученная беспомощность

    Это первый выпуск нашей новой рубрики «Как работает», где мы рассказываем о принципах работы вещей, механизмов, социальных явлений простым языком. Без претен…

  • Парадокс чудес и совпадений

    С каждым из нас происходят вещи, которые кажутся удивительными и маловероятными. Но каков на самом деле шанс, что события будут случайным образом выстраивать…

  • Парадокс свободного выбора

    В этом видео мы разберемся, есть ли у тебя свобода принимать решения?

  • Парадокс мертвого двойника

    В этом видео мы сформулируем главные вопросы о самих себе. Кто такой я? Что такое мое сознание? Какие манипуляции с сознанием будут возможны в будущем? Что б…

  • Парадокс КВАЛИА

    Откуда ты знаешь, что я вижу красный так же, как видишь его ты? Ты уверен, что мы слышим одни и те же звуки? Ты уверен, что звуки вообще существуют?

Наверняка ты знаешь, что ты смертен. Как тебе удается жить с этой мыслью?

Таймкоды: 0:00 — Экзистенциальный ужас
04:56 — Воскрешение
07:44 — Бессмертие во плоти
08:50 — Цифровой дуализм
10:06 — Наследие
10:30 — Борьба с неизбежным
13:27 — Дедлайн
15:28 — Неизбежное благо
17:50 Парадокс безопасности

Дата публикации:
01-29-2021

Дата последнего обновления:
01-29-2021

Откуда ты знаешь, что я вижу красный так же, как видишь его ты? Ты уверен, что мы слышим одни и те же звуки? Ты уверен, что звуки вообще существуют?

В этом видео мы сформулируем главные вопросы о самих себе. Кто такой я? Что такое мое сознание? Какие манипуляции с сознанием будут возможны в будущем? Что б…

В этом видео мы разберемся, есть ли у тебя свобода принимать решения?

С каждым из нас происходят вещи, которые кажутся удивительными и маловероятными. Но каков на самом деле шанс, что события будут случайным образом выстраивать…

Это первый выпуск нашей новой рубрики «Как работает», где мы рассказываем о принципах работы вещей, механизмов, социальных явлений простым языком. Без претен…

Эта рубрика «Как работает», в которой мы объясняем, как работают вещи, механизмы, социальные явления простым языком. Без претензий на уникальность, но с прет…

Экзистенциальная тревога и становление идентичности — Моноклер

Рубрики : Последние статьи, Психология

Что такое экзистенциальная тревога и почему она у нас возникает? Как она связана с нашим бессознательным и аутентичностью? Почему и какими способами мы избегаем ее, успокаиваемся, делая вид, что ее не существует? В конце концов, к чему может привести такое успокоение? Рассказывает практикующий врач-психотерапевт Максим Пестов.

Психотерапия часто задается вопросом о качестве присутствия человека в своей жизни. Эта необычная формулировка вопроса — как будто бы человек и его жизнь не тождественны друг другу — подчеркивает неочевидность ответов из субъективной позиции. Вспомним, например, широко известное определение некоторых музыкальных стилей. Известно, что блюз это когда хорошему человеку плохо, а рэп — когда плохому человеку хорошо. Не задевая ничьих музыкальных предпочтений, рискну сделать вывод о том, что субъективный опыт всегда включен в более широкий контекст. Хочется сразу добавить —  и глубокий. Что это за контекст? Предположим, что это контекст экзистенциального измерения, то есть пространства, где разворачиваются предельные жизненные обстоятельства. Те, которые касаются каждого из нас и которые обнаруживаются на изнанке любого индивидуального события.


Читаем по теме:

— Абрахам Маслоу: «Экзистенциальная психология — что в ней есть для нас?»

— «Несчастнейший»: Сёрен Кьеркегор о незавидной участи человека


Одним из важных экзистенциалов (то есть тем самым обстоятельством), оказывается состояние экзистенциальной тревоги. Ее очень трудно описать, не используя другие конструкты, такие как бессмысленность, неопределенность, безнадежность и прочие, выражающие отсутствие каких бы ни было опор за пределами личности. Другими словами, сущность этой тревоги в том, что человек может опираться только на самого себя, и это совершенно не дает ему успокоения. Экзистенциальная тревога это тревога, которая не исчерпывается, она бездонна и ее можно «победить» только одним способом, о котором я скажу ниже. Экзистенциальная тревога выражает одну простую идею — ни один выбор не оказывается абсолютно правильным и окончательным, ни одна позиция не дает совершенных гарантий и преференций. В состоянии этой тревоги возникает ощущение, что жизнь катится в тартарары и не за что уцепиться, чтобы прервать это неизбежное падение. Это состояние невозможно отменить, поскольку оно оказывается предельной данностью нашего бытия.

Что же остается делать в этой ситуации и можно ли вообще что-то поделать, если это падение неизбежно? Конечно, можно, более того, мы владеем этим искусством практически в совершенстве. Для избавления от парадокса, который грозит в это мгновение образоваться, вспомним о том, с чего мы начали — с мнимой тождественности субъекта и его жизни. На самом деле моя жизнь и то, что я о ней думаю, как правило, совершенно разные вещи. В этом нет ничего страшного, более того, это является нормальной формой организации психической жизни. А все оттого, что у человека есть бессознательное и поэтому мое Эго или Самость всегда меньше меня самого, потому что Я — это Эго плюс бессознательное. Поэтому психической нормой являются невротики, которые признают наличие у себя бессознательного, которые позволяют своему бессознательному быть.

Оттолкнемся от этой формулировки и придем к следующему допущению — люди, считающие себя психически здоровыми, стремятся слиться со своим представлением о себе и тем самым исключить бессознательное из своего опыта. Вступая таким образом на путь отождествления себя и своей жизни. Но не это ли является благом, к которому следует стремиться? Давайте попробуем разобраться, что здесь «хорошо», а что «плохо». С одной стороны, равность своему представлению о себе очень полезна — человек становится полностью понятным и прозрачным для себя, веселым и социально активным, он всегда знает о своих желаниях и совершает только полезные поступки. С другой — это понимание становится его же ограничением, поскольку не остается места, откуда может прийти вопрос. В итоге он становится скучным для самого себя, а скука, как известно, является преддверием тревоги, которая тем не менее не наступает, поскольку навык борьбы со скукой оказывается одним из первых искусств, которым он овладевает. Похоже, что человек нуждается в некотором разрыве сознательного и зиянии невосполнимой нехватки, которую невозможно компенсировать до конца, но благодаря которой развитие становится возможным.

Экзистенциальную тревогу можно либо претерпевать, то есть жить с ней, каждодневно имея ее в виду, или успокаиваться, делая вид, что ее не существует. Лучше всего это осуществляется с опорой на что-то внешнее, то есть с помощью идентификации. Мы идентифицируемся с чем-то одобряемым, становимся тем, у кого, как нам кажется, есть необходимые качества, и фиксируем себя в виде пазла, состоящего из этих присвоенных сравнений. Цена, которую мы платим — это цена экзистенциальной тревоги, которая неизбежно снижается, потому что через идентификацию с чем-то внешним мы отдаляемся от этого переживания. Мы перестаем испытывать тревогу, так как наш идентифицированный образ отчужден от того, что способно переживать приближение к экзистенциальным пределам. Здесь уместно вспомнить Хайдеггера, который говорил о том, что успокоение тревоги означает переход из аутентичного бытия в неаутентичное.

В этой истории бессознательное оказывается тем самым маяком, который не позволяет уйти от себя слишком далеко. Бессознательное — это то, что неотчуждаемо от нас в отличие от того, что мы привыкли называть сознательным представлением о себе. Это, можно сказать, сердцевина нашего бытия. Тревога, в свою очередь, оказывается его пульсацией в измерении сознательного, поскольку тревога — это то, что ускользает от символизации, что всегда напоминает о неустойчивости и незаконченности любой определенности, за которую мы цепляемся. Тревога проявляется как безобъектный феномен, у нее нет адресата; также можно сказать, что у тревоги нет заземленности, она как бы подвешивает нас в воздухе и заставляет искать точки опоры. Через тревогу что-то важное просится наружу, тревога перетряхивает привычную ткань бытия, ища в ней складки и разрывы.

Тогда получается интересная штука. Вполне логичное желание успокоиться раз и навсегда и тем самым обрести устойчивость на деле оказывается способом отказаться от себя в пользу воображаемого прибежища, в котором нет ничего, кроме неаутентичных идентификаций. Чаще всего это вполне удается. Здесь дела обстоят так же, как в случае с зависимостью, когда смерть наступает быстрее, чем неизбежное разочарование в избегании тревоги. При этом награды за отказ от подобной попытки нет никакой, во всяком случае, в области сознательного. Поэтому ничего не остается, кроме  как довериться тому, что не имеет никакого рационального обоснования, поскольку именно это указывает на приближение к центру индивидуального бытия. Возвращаясь к названию текста — экзистенциальная тревога создает зазор между идентичностью и тем, что находится за ее бэкграундом, для того, чтобы окончательность не была достигнута. Тревога как землетрясение разрушает сооружения идентичности и обнуляет все результаты и достижения, призывая создавать сущее заново и с нуля.

Впервые статья была опубликована на портале Пси-помощь.рф.

Обложка: Эдвард Мунк «Крик» (1893 г.) / Wikimedia Commons.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Клумба | Блоги | Новости Иркутска: экономика, спорт, медицина, культура, происшествия

Я живу в новостройке в окружении частного сектора. Прогулка по окрестностям действует весьма отрезвляюще в моменты, когда кажется, что твое материальное благосостояние недостаточно «благо». В то же время, в этом районе тихо, мало машин и людей: идеальное место для прогулок теплым весенним вечером.

На днях около одного из деревянных домов женщина забальзаковского возраста красила самодельную клумбу — по старой, еще советской, традиции сделанную из автомобильной шины. Дом, как и женщина, нес отметины не самой легкой жизни. Однако обоих из них как-то красила — в переносном смысле — обновленная клумба своим ярким желтым боком.

Экзистенциальный парадокс: человек, живущий в далеко не самых благоприятных бытовых условиях, имеет и реализует потребность в украшении своей повседневности — пусть и таким простым способом, как весенней перекраской такой вот самодельной клумбы. Но это уже второй этап парадокса: первый — само наличие клумбы возле неблагоустроенного деревянного дома не первой молодости и степени сохранности. Оно несколько колеблет и «теорию разбитых окон», и вообще распространенное мнение, что степень влечения к прекрасному прямо пропорциональна желудочной удовлетворенности — в самом широком толковании этого понятия. Бытовые условия проживания в «дерев., неблаг.», по всем признакам, должны бы вести к озлобленности на весь мир, индифферентности к любым проявлениям эстетики вследствие недостижимости идеалов дизайна интерьера из дешевых сериалов на канале «Россия-2» — и далее по тексту «Как интеллигенту познать свой народ за 3 хождения в него».

А на деле получается, как в известной рекламе: «Нам не все равно». Ванной нет. Туалет — «скворечник» на улице. Отопление — фиг знает, может, и печное. В общем, быт в потенции разбить не только лодку, но и среднестатистическую яхту из тех же дешевых сериалов. И вопреки всему человек просто хочет, чтобы вокруг было красиво.

Наша новостройка соседствует с этими домами всего полгода. В сданных блок-секциях квартиры все раскуплены. За несколько месяцев в подъезде украли все датчики включения света, которые зажигали лампы, только если фиксировали движение. Сняли 80% доводчиков с дверей, которые ведут с уличной лестницы на площадки. В лифте регулярно материализуются пустые пивные бутылки, а на этажах, через один, работает постоянная экспозиция «Ремонт руками китайских мигрантов и его последствия». Урны у подъездов до сих пор не установлены, что почему-то дает жильцам и посетителям моральное право кидать там мусор. До газона у управляющей компании руки по сей день не дошли, так что он являет собой смесь глины, отходов стройки и все того же мусора: на всем протяжении по сей день не вырос даже завалящий одуванчик.

И вот интересно: новостройка… Бытовые условия, стало быть, отличные. Стоимость квадратного метра, особенно теперь, после сдачи, выглядит скромно только на фоне расценок компании «Новый город». Короче говоря, люди тут живут, стало быть, небедные. И никаких проблем с тем, как организовать свой быт, не испытывающие.
А вокруг — срач. И внутри тоже. Местами.

Ремотники поушлее скоммуниздили доводчики и датчики — и всем все равно.
Нет урн у подъездов, и вместо газонов грязно поле — и всем все равно.

Все это наводит на мысли, что рассуждениям о связи благосостояния отдельно взятого человека с его эстетическими запросами\потребностями — плод социологических теорий. И в практике ему не место.

И главный вопрос: если любого жителя нашей новостройки переселить в «деревянный неблаг» — у него хоть когда-нибудь возникнет желание сделать клумбу у входа, пусть даже из старой покрышки?

Логический парадокс у Кьеркегора — Кристофер Винк

Кристофер Винк | 30 янв.2007 г. | Экзистенциализм

Меня никогда не путали с великим мыслителем. Философия — это мир мыслей, неспровоцированных и часто бесцельных, маловероятный дом для кого-то вроде меня. Думаю, мне все равно это нравится. Мне это нравится, потому что у меня есть задания, в которых меня просят определить экзистенциальный парадокс.

Это непростая задача, ограничение в одну страницу или нет. Теперь я могу сказать, что я прочитал «Страх и трепет» датской философии XIX века Сорена Кьеркегора (1813-1855), и мне удалось понять достаточно, чтобы задуматься.Тем не менее, мне неловко признать, что я был вынужден провести дополнительное исследование, чтобы даже начать определять экзистенциальный парадокс, и я постараюсь изо всех сил передать все, что я узнал.

Любой парадокс — это просто фраза, которая кажется противоречащей интуиции, но может быть правдой. В своем эссе 1980 года, озаглавленном «Система и структура», опубликованном в «Коммуникации и обмене», английский писатель Энтони Уилден определил экзистенциальный парадокс как «сознательную или бессознательную интенционализацию… жизни, которая отрицает обычно принятые категории истины и ложности в отношении« реальности ».«Я не понимал, что это значит, когда впервые прочитал это. Я, наверное, до сих пор не знаю.

Профессор штата Сан-Франциско Билл Николс затронул эту тему в книге о документальном кино 1991 года и, процитировав Уилдена, продолжил сравнение экзистенциального парадокса с логическим. Николс использовал «Я лгу» как пример логического парадокса. Это логический парадокс, но не экзистенциальный, потому что его значение может быть раскрыто по мере того, как задействована интерпретация субъекта. «Не обращайте внимания на это предложение» — парадокс, который Николс описывает как экзистенциальный, таков, утверждает он, потому что, как приказ, «его нельзя ни подчиняться, ни не подчиняться.(Николс 1991, 292)

Исходя из этого краткого предыстории, моя интерпретация заключается в том, что, хотя логические парадоксы можно понять — будучи логикой парадоксального мира, — экзистенциальные парадоксы немного сложнее и, хотя, возможно, могут быть правдой, представляют трудности в рационализации. Конечно, что-то вроде возможности понять никогда не останавливало уважающего себя философа, не так ли?

Итак, помня об этом, я вернулся к своим заметкам и к тексту любимой книги Кьеркегора «Страх и трепет», чтобы найти пример и дополнительно объяснить концепцию экзистенциального парадокса.Как и ожидалось, я выбрал самую широкую и наиболее часто повторяющуюся тему творчества Кьеркегора в качестве примера: историю Авраама в Ветхом Завете.

Парадокс истории Авраама заключается в кажущемся контрасте, который обнаруживают его этические и религиозные обязанности. Когда Бог просит Авраама принести в жертву своего собственного сына, он неуклонно следует этим приказам. С этической точки зрения, есть несколько вещей более предосудительных, чем убийство собственного сына — задача, которую Авраам проделал три дня со своим сыном Исааком.Однако с религиозной точки зрения не было никакой другой реакции, кроме того, что сделал Авраам; его вера убедила его, что повеления Бога справедливы, и, как предполагает Кьеркегор, Авраам понимал, что его личные религиозные обязанности перед Ним намного перевешивают его общественные и семейные обязанности перед Исааком.

Именно так мы можем лучше понять концепцию экзистенциального парадокса. В то время как логический парадокс «Я лгу» использует игру слов, ситуация Авраама, как предполагает определение Уилдена, «отрицает обычно принятые категории истины.«Убийство его сына больше не аморально, это« телеологическая приостановка этического », как выразился Иоганнес де Силентио. В большинстве случаев мы все согласны с тем, что убийство кого-либо, особенно невинного сына, неправильно, но эти нормальные стандарты морали и истины были отвергнуты, что сделало это экзистенциальным парадоксом. Конечно, ответ Авраама на волю Бога поднимает более серьезные вопросы о вере и ответственности, но для объяснения идеи экзистенциального парадокса есть несколько более эффективных примеров.

Подготовлен для занятий по экзистенциализму, которые ведет в Темплском университете профессор Льюис Гордон.

Потрясающая сила принятия экзистенциального парадокса

Парадокс всегда очаровывал меня. В этом посте я применяю естественные реакции, которые у нас возникают в виде веселья или значимого парадокса, к экзистенциальному парадоксу. Получившееся в результате освобождение буквально сногсшибательно!

Что такое парадокс?

Я буду использовать три категории парадоксов: забавные, значимые и экзистенциальные.

Забавный парадокс

Я помню время в своей жизни, когда я полностью впал в парадокс. Я имею в виду такие парадоксы:

  • «Это ложное утверждение» — если оно ложное, оно истинно, и наоборот; или
  • «Является ли слово« не ссылающийся на себя »самореференциальным или не относящимся к себе?» — идея та же…

Ошеломляющий дискомфорт, вызванный последовавшим за этим смешком, был и остается для меня чистой радостью. Хорошо, так что, может быть, вам нужно быть немного ботаником, чтобы рассмеяться над этим — но давайте посмотрим правде в глаза: если вы читаете это, вы вроде бы …

Значимый парадокс

Еще одна категория парадоксов, которые мне нравятся, — это те, в которых есть скрытая правда или послание.Например, эти (кстати, двое моих любимых людей):

  • «Это странно, чтобы не быть странным». — Джон Леннон; или
  • «Все обобщения ложны, в том числе и это». — Альберт Эйнштейн.

И снова на моем лице появляется улыбка, и сообщение принимается с глубоким чувством признательности.

Что приводит нас к…

Экзистенциальный парадокс

Временами я борюсь с экзистенциальным парадоксом. Фактически, моя борьба с экзистенциальным парадоксом продолжается уже некоторое время.Раньше я убегал от этой борьбы, но в последнее время это стало неизбежным, если я серьезно относился к этой проблеме личного роста …

Вот пара примеров:

  • «Я значительный и незначительный одновременно».
  • «Настоящее мгновение вечно, но мимолетно».

На сегодня я сконцентрируюсь на первом.

Я значимый и незначительный, одновременно

Я пришел к этому парадоксу на своем пути личностного роста.Я начал с твердой убежденности в том, что «я не заслуживаю. Я не важен. А значит, я не значительный ».

Но потом я понял, что эта мысль или вера не сослужили мне хорошую службу в моем стремлении к полноценной жизни … Как только я высвободил ее угнетающий оттенок, я смог увидеть все значение, которое я имею в жизни.

Затем наступил момент: вступление в «значимость» полностью имело неприятные последствия. В то время как мой разум (эго) был очень доволен своей значимостью, мое сердце начало ощущать тяжесть мира на своих плечах — ах, всю эту ответственность!

На данный момент кажется, что у нас есть выбор между чувством депрессии из-за незначительности или падением под тяжестью ответственности.Не самый лучший выбор.

Моя первая попытка решить эту проблему состояла в том, чтобы признать, что оба верны: «я значительный» и «я незначительный». Это принесло мне приятный утешительный приз. Во-первых, если я плохо себя чувствовал из-за одного, у меня всегда был другой, чтобы утешить меня. Итак, какое-то время я переключался между ними, как мне было удобно. Шло время, и эти пустяки становились утомительными… и сбивающими с толку… пока…

Однажды я спросил себя: почему бы просто не принять (в) значимость как парадокс, посмеяться и не оценить его скрытую истину? Когда я созерцал одновременность моей значимости и незначительности, я внезапно почувствовал чувство покоя.

Попробуйте сами. Закройте глаза и удерживайте обе истины в своем сердце одновременно на мгновение — отключая крики своего разума о том, что в этом нет никакого смысла… Как ощущается и выглядит этот проблеск покоя?

Обнять, посмеяться, оценить

Мы легко принимаем и ценим смех за забавные и значимые парадоксы; почему мы не можем применить то же чувство юмора к экзистенциальному парадоксу? Потому что…

Paradox неудобен для ума, успокаивает сердце и радует душу.

Для меня выход из головы и принятие значимости и незначительности как истинного одновременно позволило легкости сердца проявиться в радости. Больше никакой тяжести или депрессии. Почему? Потому что я применил свое чувство юмора к этому экзистенциальному вопросу для разнообразия.

Мы все значимы в своей незначительности

Это ваша значимость делает вас незначительным, потому что значимы все; и именно ваша незначительность делает вас значимым — иначе вы были бы значимыми просто потому, что никто другой.

Что плохого в том, что «одни значимы, а другие нет, а я принадлежу ко второй группе?» Тогда вы значительны в том, что вы делаете других значимыми, заявляя о своей незначительности (и погружаясь в депрессию).

Тогда просто выбирайте быть значительным! В нашем безмерном ничтожестве достаточно места, чтобы каждый осознал свою значимость.

Экзистенциальный парадокс в целом

Попытайтесь охватить все экзистенциальные парадоксы с этим умопомрачительным чувством юмора и признательности.Несмотря на приведенную выше цитату Эйнштейна, вы обнаружите следующее:

Все есть ОБА, что есть красота и уродство нашего существования. Вот почему у нас есть разум и душа — и сердце, чтобы обнимать и любить их одновременно.

Фото: Тайлер Гебхарт, Unsplash.com

Парадокс Кьеркегора

Парадокс Кьеркегора

Парадокс Кьеркегора:
Исследование постмодернистского экзистенциализма


« Высший парадокс всей мысли — это попытка что-то открыть. эта мысль не может думать.Эта страсть присутствует в глубине всех мыслей, даже в мышлении индивида, поскольку в мышлении он участвует в чем-то превосходящем себя. Но привычка притупляет нашу чувствительность и предотвращает нас от восприятия ». — Йоханнес Лествичник, философский Фрагменты (46)


Сорен Кьеркегор использовал Иоганна Лествичника, чтобы передать его философию как идея «я» вписывается в великую вечность веры. Эта цитата объясняет многогранность мыслей Иоганна Лествичника об историческом вечном.В этой цитате, взятой в начале главы 3 «Абсолютный парадокс», Климакус объясняет парадокс в контексте Сократа и человеческой мысли. Эта цитата дает представление о экзистенциальных взглядах Кьеркегора, религиозных предубеждения и литературный стиль письма.

Климакус считает, что в основе всех размышлений лежит идея о том, что человек может понять и превзойти что-то за пределами своей рациональности. Этот врожденная вера позволяет людям забыть о том, что некоторые вещи, например, Бог и христианство не могут быть объяснены или поняты человеческой мыслью.Тем не мение, каждый человек все еще верит, что может это понять. Парадокс в чем-то что ум не может постичь и понимание того, что ум не может постичь это, важный шаг в понимании философии Кьеркегора о религии.

Это утверждение действительно включает предвзятость Кьеркегора к христианству, против гегельянства и сократического пути. Хотя персонаж Лествичника утверждает, что не является христианином в другом своем произведении, De Omnibus Dubitandum Est, его религиозные взгляды встречаются на протяжении всей книги.Цитата явно соответствует что Кьеркегор относился к интеллектуальному пониманию христианства. в отличие Гегельянство, философская система, объясняющая все, что понизило христианство. развивая рациональное мышление, чтобы понять «современное» существование о Боге, Кьеркегор считал, что Бог превосходит человеческий разум. Для Сократа, Истина заключалась в самоактуализации, что-то уже внутри людей, что хорошо учитель может помочь человеку осознать и возродиться. Греческая традиция был в полной оппозиции Богу.Кьеркегор симпатизировал грекам, но он был стойким христианином. Для него правда заключалась в приходе разового учитель, Иисус Христос. Разница между Сократом и Кьеркегором состоит в том, что разница между реформированием и трансформацией. Греки верили в правду позволила человеку стать лучшей версией себя, в то время как Климакус писал о том, как правда полностью воссоздала личность. христианство также подчеркивает идею вечной жизни с Богом на небесах.Правда для Кьеркегора вечно и не имеет истории. Правда — это не отдельное откровение, которое бессмысленно при рассмотрении вечной жизни.

Абсолютный парадокс Климака состоит в том, что человек абсолютно отличается от Бога. потому что Иисус был одновременно человеком и божественным существом. Иисус божественен, потому что он был зачат без греха, и он не грешил. В основе абсолютного парадокса лежит осознание человеческого греха и прыжка веры, который люди совершают, когда начинают верить то, что не может быть объяснено логически, «потому что в самом сокращенном виде Форма парадокса также может быть названа моментом.. . он обретает сознание греха, потому что как только мы предполагаем момент, все идет само собой (64) ». В этот момент, когда ученик становится «неправдой», противоположность Богу и воплощение греха, это только начало парадокс. Момент также рассматривается Лествичником как приход Иисуса, чтобы спасти человечество от греха. Как только кто-то осознает, что он грех и отличается от Иисуса, что не может быть объяснено логически, они могут понять, что Иисус — Бог и Спаситель: «Но тот, кто дает учащемуся не только Истину. но и условие его понимания — это больше, чем учитель »(80) и превратиться в творение веры.Иисус явился плотником, чтобы общаться с людьми, чтобы они могли получить послание христианства: « Присутствие Бога в человеческом обличье, да, в смиренном образе слуги, — это само учение, и Бог должен дать условие вместе с ним или учащийся ничего не поймет »(69). Пример, который использовал Климак для объяснения это был король, одетый в крестьянскую одежду. Этот элемент замаскированное благородство исполняется во многих народных сказках и сказках для того, чтобы главные герои должны поверить в то, что говорят сильные мира сего.В «Алхимике» Пауло Коэльо, король, появляется пастуху в бедной одежде, чтобы сказать ему о своем будущем поиске спрятанного сокровища. В рассказе мальчик говорит что он был рад, что король выглядел нищим, иначе он, вероятно, не стал бы поверили его посланию. По мнению Климака, человек слуга, особенно Богу, и Иисус явился как Бог, замаскированный под человека, чтобы человек мог ему и его учениям.

Эта цитата также дает представление о человеке, стоящем за псевдонимом.Кьеркегора основные идеи о человеке и его постмодернистской философии видны насквозь его работа Климака. Цитата экзистенциальна, потому что в ней упоминается «мыслящий человека »в терминах« нечто превосходящее самого себя ». Кьеркегор ценил смысл существования и индивидуальное открытие. его место в этой сложной паутине веры. Он писал о том, как личность не нужно, но люди хотят стать необходимыми, а они могут только достичь верой в Бога.Эта вера — что-то иррациональное, скачок вдали от рациональности. Возможно, люди могут иметь и веру, и логику, но не могут реализовать два в рамках одной идеи.


Во многом кажется, что мученическая личность Кьеркегора мерцает. на протяжении всего персонажа Климакуса. Он упоминает, что Бог свободен от женских любви (70) и ищет только любви ученика, и он сравнивает это со свободным птица. Таким же образом Кьеркегор разорвал помолвку с Региной Олсон, потому что он чувствовал, что его меланхолия недостойна этой любви.Его стиль письма пронизан рассказы и аналогии, подобные этим, чтобы помочь объяснить его точку зрения, хотя и с немного жалости к себе. Письмо Климака имеет постмодернистский образ мыслей. круги. Его постмодернистские идеи представлены потому, что он отвергает необходимость ставить под сомнение иррациональное, потому что это гегелевский «модернизм» ставить под сомнение то, что нельзя объяснить. Однако он все еще продолжает объяснять концепции в циклической манере. Сначала он упоминает о важности учителя-спасителя. в главе II, а затем возвращается к «современному ученику» в Глава IV.Климакус обсуждает Абсолютный Парадокс, а затем связывает его с Момент. Его философия в этой книге взаимосвязана и является частью такое же целое. Его образ мышления немного сбивает с толку, и ему трудно следовать, потому что как и вера, это нечто неконкретное и поэтому трудное для понимания. Для Кьеркегора суть не в том, чтобы объяснить существование Бога, а в том, чтобы поймите, что вера — это концепция, которую нельзя приуменьшить до бессмысленности. Цитата о парадоксе дает понимание всеобъемлющего христианского философии Лествичника и Кьеркегора.Хотя очень предвзято своей религией, Кьеркегор изложил свою субъективистскую теорию, которая сделала его отцом экзистенциального мысль.

Цитируемые работы
Kierkegaard, Soren. Философские фрагменты или фрагмент философии . Пер. Дэвид Ф. Свенсон. Нью-Джерси: Princeton University Press, 1962.

Project MUSE — Философия Бердяева: экзистенциальный парадокс свободы и необходимости, критическое исследование (рецензия)

344 ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ между этими двумя мыслителями.Больший интерес для изучающих мысли Хокинга представляют письмо и комментарии к обзору Робинсоном «Эксперимента Хокинга в образовании». ИГНАС К. СКРУПСКЕЛИС Университет Южной Каролины Философия Бердяева: экзистенциальный парадокс [Свобода и необходимость, Критическое исследование. Автор Fuad Nucho. Введение Ричард Кронер. (Нью-Йорк: Doubleday Anchor, 1966. $ 0,95 пб) Многим, кто прочитал Бердяева достаточно, чтобы воспринимать его всерьез, но кто не изучил все его объемные сочинения и не смог к своему удовлетворению переварить прочитанное. , Исследование Фуада Нучо должно быть долгожданным предложением.Вряд ли это введение; скорее, это предполагает значительное знакомство с совершенно уникальным русским языком, а также широкое и разборчивое знакомство с историей философской и религиозной мысли. Те, кто больше всего боролся с извилистыми, почти повторяющимися эссе Бердяева, постоянно меняющимися на протяжении десятилетий его продуктивности, будут очень благодарны за настоящую работу. Становится ясно, что гораздо легче продемонстрировать менее чем адекватную озабоченность последствиями радикального смещения акцентов, чем выявить реальные противоречия в мысли Бердяева.Хотя он мог бы осудить более раннее исследование как более неудовлетворительное, он не откажется от своих основных тезисов, а скорее уравновесит (или перевесит) их новыми. Обсуждения Нучо, как прямые, так и косвенные, понятий Ungrund и сотворения из «ничего» являются одними из его немногих неубедительных критических замечаний, довольно неожиданно оставляющих в воздухе логический статус предпосылок и почти не отличая пустое «ничто» от бесформенного меонтического. . Хребет мышления Бердяева четко очерчен.Он всегда антропологичен по своим акцентам, а в своей зрелости всегда экзистенциалист, и в этом последнем отношении он наиболее близок к Паскалю, Марселю и Достоевскому. Человек для него субъективен в кьеркегоровском смысле и непонятен, хотя иногда и тайно автономен в кантовском смысле. Человек изображается Паскалем как сущностный дуализм: земли и неба (Бога), отсюда диалектическая природа его опыта и поведения — и любого адекватного их понимания. Ключевая фраза ключевых фраз — «свобода», термин, определяемый скорее контекстно, чем логически.Возникает искушение говорить скорее о свободах — для определенных действий и от определенных нужд (ощущаемых как рабство). Пути, тесно связанные с идеей Кьеркегора, Бердяев отходит от «тезиса» самоопределения перед лицом препятствий и угрозой искажения объективации через «свободу» самосовершенствования, всегда преследуемую инерцией, телесным телом. , и демонизм законничества и институционализма, к «свободе» самореализации, творчества, несмотря на соблазны эстетизма и идолопоклонства.Посредством мистицизма, который улавливается сущностной реальностью и сам улавливает ее, и перед лицом ограничений и искажений мысли и слова человек удерживает символическое отношение временного и конкретного к тому, что трансцендентно (и имманентно) окончательно. . Посредством символа естественное и сверхъестественное, человеческое и божественное можно пережить в их надлежащих отношениях, и «падение» в объективацию обращено вспять (и искуплено). Нучо легко и уверенно перемещается среди множества мест, на которые он ссылается.И хотя никакое сопоставление кратких отрывков и цитат не может не пострадать от потери исходного контекста, следует поблагодарить автора за то, что он свел ущерб к минимуму. КНИЖНЫЕ ОБЗОРЫ 345 Книга предлагает хорошо аннотированную библиографию произведений Бердяева. Нам не нужно читать всю потрясающую коллекцию, чтобы почувствовать, что мы достаточно хорошо понимаем этого человека и его послание. ДОНАЛЬД. RHOADPS Школа богословия в Клермонте, Калифорния, Унамуно: Творец и сотворение. Под редакцией Хосе Барсиа и М.А. Цейтлин. (Беркли и Лос-Анджелес: Калифорнийский университет, 1967. Стр. Xii + 253. $ 6.50) Унамуно: экзистенциальный взгляд на продажи и общество. Автор Пол Илие. (Мэдисон, Милуоки и Лондон: University of Wisconsin Press, 1967. Стр. Xi + 299. 7,50 долл. США / 60 шилл.) Профессор Америко Кастро, знаменитый испанский испанист, не единственный, кто в последнее время задавался вопросом, «а не Унамуно ли Унамуно? сегодня ближе к нашим человеческим заботам, чем ему было пятьдесят …

15 парадоксов, от которых у вас взорвется голова

Чтобы пойти куда угодно, вы должны сначала пройти половину пути, а затем вы должны пройти половину оставшегося расстояния, а затем половину оставшегося расстояния и так далее до бесконечности: Таким образом, движение невозможно.

Мигель / flickr

Парадокс дихотомии был приписан древнегреческому философу Зенону и предположительно был создан как доказательство того, что вселенная уникальна и что изменение, включая движение, невозможно (как утверждал учитель Зенона, Парменид).

Люди годами интуитивно отвергали этот парадокс.

С математической точки зрения решение, формализованное в XIX веке, состоит в том, чтобы принять, что половина плюс четверть плюс одна восьмая плюс одна шестнадцатая и так далее … в сумме дает единицу. Это похоже на утверждение, что 0,999 … равно 1.

Но это теоретическое решение фактически не дает ответа на вопрос, как объект может достичь места назначения. Решение этого вопроса более сложное и все еще неясное, поскольку оно опирается на теории 20-го века о том, что материя, время и пространство не могут быть бесконечно делимы.

В любой момент движущийся объект неотличим от неподвижного объекта: Таким образом, движение невозможно.

AP

Это называется парадоксом стрелы, и это еще один аргумент Зенона против движения.Проблема здесь в том, что за один момент времени проходит ноль секунд, и поэтому происходит нулевое движение. Зенон утверждал, что если бы время состояло из мгновений, тот факт, что движение не происходит в какой-либо конкретный момент, означал бы, что движения не происходит.

Как и в случае с парадоксом дихотомии, парадокс стрел на самом деле намекает на современное понимание квантовой механики. В своей книге «Размышления о теории относительности» Кевин Браун отмечает, что в контексте специальной теории относительности движущийся объект отличается от объекта в состоянии покоя.Относительность требует, чтобы объекты, движущиеся с разной скоростью, казались сторонним наблюдателям по-разному и сами по-разному воспринимали окружающий мир.

Если вы восстановите корабль, заменив каждую из его деревянных частей, останется ли он тем же кораблем?

http: // ru.wikipedia.org/wiki/File:Greek_Galleys.jpg

Еще одна классика Древней Греции, парадокс Корабля Тесея, раскрывает противоречия идентичности. Это было классно описано Плутархом:

Корабль, на котором Тесей и афинская молодежь возвратились с Крита, имел тридцать весел и хранился афинянами вплоть до времен Деметрия Фалерея, поскольку они забрали старые доски по мере их разложения. вкладывая новые и более прочные бревна на свои места, так что этот корабль стал ярким примером среди философов для логического вопроса о том, что растет; одна сторона считала, что корабль остался прежним, а другая утверждала, что это не то же самое.

Может ли всемогущее существо создать камень, слишком тяжелый для того, чтобы его поднять?

Ксилография для «Die Bibel in Bildern», 1860 г.http://en.wikipedia.org/wiki/File:Schnorr_von_Carolsfeld_Bibel_in_Bildern_1860_001.png

Пока мы это делаем, как может существовать зло, если Бог всемогущ? А как может существовать свобода воли, если Бог всеведущ?

Это несколько из многих парадоксов, которые существуют, когда вы пытаетесь применить логику к определениям Бога.

Некоторые люди могут ссылаться на эти парадоксы как на причины не верить в высшее существо; однако другие сказали бы, что они несущественны или недействительны.

Есть бесконечно длинный «рог», который имеет конечный объем, но бесконечную площадь поверхности.

RokerHRO, через Wikimedia Commons

Переходя к проблеме, поставленной в 17 веке, мы сталкиваемся с одним из многих парадоксов, связанных с бесконечностью и геометрией.

«Рог Габриэля» образован путем взятия кривой y = 1 / x и ее вращения вокруг горизонтальной оси, как показано на рисунке. Используя методы исчисления, которые позволяют рассчитывать площади и объемы фигур, построенных таким образом, можно увидеть, что бесконечно длинный рог на самом деле имеет конечный объем, равный π, но бесконечную площадь поверхности.

Как указано в статье MathWorld о роге, это означает, что рог может вмещать ограниченный объем краски, но для покрытия всей его поверхности потребуется бесконечное количество краски.

Гетерологическое слово — это слово, которое не описывает себя. Описывает ли себя «гетерологический»?

Бертран Рассел.Wikimedia Commons

Вот один из многих парадоксов самореференции, из-за которых современные математики и логики не могут уснуть по ночам.

Примером гетерологического слова является «глагол», который не является глаголом (в отличие от «существительного», которое само по себе является существительным).Другой пример — «длинный», не длинное слово (в отличие от «короткого», которое является коротким словом).

Так является ли «гетерологичный» гетерологическим словом? Если бы это было слово, которое не описывало бы себя, оно бы описывало себя; но если бы он описывал себя, то это не было бы слово, которое описывало бы себя.

Это связано с парадоксом Рассела, который спрашивал, содержит ли себя набор вещей, которые не содержат самих себя. Создавая самоуничтожающиеся множества, подобные этим, Бертран Рассел и другие продемонстрировали важность установления точных правил при создании множеств, которые заложили бы основу для математики 20-го века.

Пилоты могут выйти из боевого дежурства, если они психологически непригодны, но любой, кто пытается выйти из боевого дежурства, доказывает, что он в здравом уме.

«Словить 22»

«Уловка-22», сатирический роман Джозефа Хеллера о Второй мировой войне, назвал ситуацию, когда кто-то нуждается в чем-то, что можно получить, только не нуждаясь в этом — что является своего рода парадоксом самореференции.

Главный герой Йоссариан сталкивается с парадоксом в отношении оценки пилотов, но в конечном итоге видит парадоксальные (и жесткие) правила повсюду, куда он смотрит.

В каждом номере есть что-то интересное.

Flickr / S.Алексис

В конце концов, 1 — первое ненулевое натуральное число; 2 — наименьшее простое число; 3 — первое нечетное простое число; 4 — наименьшее составное число; и т.д. И когда вы, наконец, достигнете числа, в котором, кажется, нет ничего интересного, тогда это число интересно в силу того, что оно является первым числом, которое не представляет интереса.

Парадокс интересного числа основан на неточном определении термина «интересный», что делает его несколько глупой версией некоторых других парадоксов, таких как гетерологический парадокс, которые основываются на противоречивых ссылках на самих себя.

Исследователь квантовых вычислений Натаниэль Джонстон придумал хитроумное решение парадокса: вместо того, чтобы полагаться на интуитивное понятие «интересно», как в первоначальном парадоксе, он определил интересное целое число как одно, появляющееся где-то в онлайн-энциклопедии Целочисленные последовательности, набор из десятков тысяч математических последовательностей, таких как простые числа, числа Фибоначчи или тройки Пифагора.

Исходя из этого определения, на момент первого сообщения в блоге Джонстона в июне 2009 года первое неинтересное число — наименьшее целое число, которое не отображалось ни в одной из последовательностей — было 11630. Поскольку в энциклопедию постоянно добавляются новые последовательности, некоторые из которых включают ранее неинтересные числа, по данным последнего обновления Джонстона в ноябре 2013 года, текущее наименьшее неинтересное число составляет 14 228.

В баре всегда есть по крайней мере один посетитель, для которого верно, что если он пьет, то пьют все.

Facebook / Только для сотрудников

Условные утверждения в формальной логике иногда имеют противоречивые интерпретации, и парадокс выпивки — отличный тому пример.

На первый взгляд парадокс предполагает, что один человек заставляет напиться остальную часть бара.

Фактически, все, что он говорит, это то, что для всех в баре было бы невозможно пить, если бы каждый отдельный посетитель не пил. Следовательно, там есть по крайней мере один посетитель (то есть последний посетитель, который не пил), который, выпив, может сделать так, чтобы все в баре пили.

Шар, который можно разрезать на конечное количество частей, можно собрать в два шара одинакового размера.

Wikimedia Commons

Парадокс Банаха-Тарского основан на множестве странных и нелогичных свойств бесконечных множеств и геометрических вращений.

Кусочки, на которые разрезается мяч, выглядят очень странно, и парадокс работает только с абстрактной математической сферой: как бы хорошо было взять яблоко, разрезать его и собрать кусочки, чтобы дополнительное яблоко для вашего друга, физические шары из материи нельзя разобрать, как чисто математическую сферу.

100-граммовый картофель на 99% состоит из воды.Если он высохнет и станет на 98% водой, он будет весить всего 50 граммов.

Еда52

Даже при работе со старомодными конечными величинами математика может привести к странным результатам.

Ключ к картофельному парадоксу — это внимательно изучить математику, лежащую в основе неводного содержания картофеля. Поскольку картофель на 99% состоит из воды, сухие компоненты составляют 1% от его массы. Картофель начинается с 100 граммов, это означает, что он содержит 1 грамм сухого материала. Когда высушенный картофель на 98% состоит из воды, этот 1 грамм сухого материала должен составлять 2% веса картофеля. Один грамм составляет 2% от 50 граммов, поэтому это должен быть новый вес картофеля.

Если в комнате находится всего 23 человека, велика вероятность того, что по крайней мере двое из них имеют одинаковый день рождения.

Генерал-лейтенант морской пехоты Рональд С.Коулман разрезает торт в честь 231-го дня рождения Корпуса морской пехоты США после минуты молчания в честь Дня ветеранов на площадке Нью-Йоркской фондовой биржи в Нью-Йорке 10 ноября 2006 года. Кейт Бедфорд / Reuters

Еще один удивительный математический результат, парадокс дня рождения, является результатом тщательного анализа вероятностей.Если два человека находятся в одной комнате, то есть шанс 364/365, что у них разные дни рождения (если мы проигнорируем високосные годы и предположим, что все дни рождения равновероятны), поскольку существует 364 дня, которые отличаются от первого день рождения человека, который затем может быть днем ​​рождения второго человека.

Если в комнате три человека, то вероятность того, что у них у всех разные дни рождения, равна 364/365 x 363/365: Как и выше, как только мы узнаем день рождения первого человека, есть 364 варианта выбора другого дня рождения для второй человек, и это оставляет 363 варианта дня рождения третьего человека, которые отличаются от этих двух.

Продолжая в том же духе, как только вы поразите 23 человека, вероятность того, что у всех 23 разные дни рождения, упадет ниже 50%, и поэтому вероятность того, что по крайней мере двое из них имеют одинаковый день рождения, лучше, чем даже.

Физика, работающего над изобретением машины времени, посещает его более старая версия.Старая версия дает ему планы машины времени, а младшая версия использует эти планы для создания машины времени, в конечном итоге возвращаясь во времени как старая версия самого себя.

YouTube / видеоклипы

Путешествие во времени, если возможно, могло привести к очень странным ситуациям.

Парадокс начальной загрузки противоположен классическому парадоксу дедушки: вместо того, чтобы возвращаться назад во времени и не мешать себе вернуться в прошлое, некоторая информация или объект возвращается во времени, становясь «более молодой» версией самого себя и позволяя сам позже отправиться в прошлое. Тогда нужно спросить: как вообще появилась эта информация или объект?

Парадокс бутстрапа часто встречается в научной фантастике и получил свое название от рассказа Роберта Хайнлайна.

Если в Земле нет ничего особенного, значит, в нашей галактике должно быть много инопланетных цивилизаций. Однако мы не нашли свидетельств существования другой разумной жизни во Вселенной.

НАСА; ESA; ГРАММ.Иллингворт, Д. Маги и П. Оеш, Калифорнийский университет, Санта-Крус; Р. Боувенс, Лейденский университет; и команда HUDF09

Наконец, некоторые видят в тишине нашей Вселенной парадокс.

Одно из основных предположений в астрономии состоит в том, что Земля — ​​довольно обычная планета в довольно распространенной солнечной системе в довольно распространенной галактике, и что в нас нет ничего уникального с космической точки зрения.Спутник НАСА «Кеплер» обнаружил доказательства того, что в нашей галактике существует, вероятно, 11 миллиардов планет земного типа. Учитывая это, жизнь, похожая на нас, должна была развиться где-то не слишком далеко от нас (по крайней мере, в космическом масштабе).

Но, несмотря на разработку все более мощных телескопов, у нас нет свидетельств существования технологических цивилизаций где-либо еще во Вселенной. Цивилизации шумны: человечество транслирует теле- и радиосигналы, которые явно являются искусственными. Цивилизация, подобная нашей, должна оставить доказательства, которые мы найдем.

Более того, цивилизация, которая возникла миллионы лет назад (довольно недавно с космической точки зрения), имела бы достаточно времени, чтобы по крайней мере начать колонизацию галактики, а это значит, что должно быть еще больше доказательств их существования. Действительно, если у нас будет достаточно времени, колонизирующая цивилизация сможет колонизировать всю галактику в течение миллионов лет.

Физик Энрико Ферми, в честь которого был назван этот парадокс, просто спросил: «Где они?» во время обеденного разговора со своими коллегами.Одно из разрешений парадокса ставит под сомнение вышеупомянутую идею о том, что Земля является обычным явлением, и вместо этого утверждает, что сложная жизнь чрезвычайно редка во Вселенной. Другой утверждает, что технологические цивилизации неизбежно уничтожают себя в результате ядерной войны или экологического опустошения.

Более оптимистичное решение — идея о том, что инопланетяне намеренно прячутся от нас, пока мы не станем более социально и технологически зрелыми. Еще одна идея заключается в том, что инопланетные технологии настолько развиты, что мы даже не сможем их распознать.

Экзистенциальная гуманистическая перспектива

, автор: Michelle Horan, M.A.

Приняв участие в экзистенциальной гуманистической парадигме психологии, я столкнулся с педагогикой, которая напрямую влияет на то, как я живу в мире. Посредством чтений, групповых встреч и, в частности, Unearthing Group через Международный институт гуманистических исследований (И.I.H.S.), я испытал особый подход к терапевтическому взаимодействию, который постоянно влияет на мою жизнь и работу. В этом письме я подробно описываю некоторые существенные аспекты экзистенциально-гуманистической перспективы, в частности, основной принцип признания смерти и конечности жизни. Я размышляю об этих аспектах в связи с моим личным опытом и своим опытом учителя, и обсуждаю способы, которыми мое обучение обогащается этой практической теоретической парадигмой.

Парадигма существенного человеческого опыта

Экзистенциальная гуманистическая парадигма уделяет особое внимание существенным факторам человеческого существования, таким как факты (и часто проблемы) смерти, свободы, выбора, ответственности, конечности и смысла (Yalom, 1980). Согласно гуманистической традиции, большое внимание уделяется «здесь и сейчас», или фактическому тому, что переживает человек в данный момент (Bugental, 1999). Здесь акцент делается на субъективной сфере опыта, внутреннем опыте человека, на который влияет борьба с проблемами жизни, смерти, смысла и конечности, и на том, как эти проблемы влияют на жизнь человека в настоящий момент.

Экзистенциальная гуманистическая психология не сомневается в том, что открыто стоит перед менее тонким фактом жизни, а именно с неизбежностью смерти каждого человека. Многое было написано о тревоге, страхе и разнообразных реакциях, возникающих в связи с этим жизненным фактом (Yalom, 1980). Беккер (1973/1997) много пишет на эту тему и обсуждает героизм, проявленный людьми в попытке символически предотвратить эту неизбежную судьбу. Люди стремятся придать смысл, оставить наследие, оказать влияние на мир таким образом, чтобы его не забыли, чтобы их жизни, возможно, имели цель и статус (стр.5). Беккер называет этот «экзистенциальный парадокс» (стр. 26) «состоянием индивидуальности в пределах конечности [курсив в оригинале]» (стр. 26). Он подробно обсуждает двойную реальность человеческого существа: «Человек обладает символической идентичностью, которая резко выводит его из природы. Он … существо с именем, историей жизни … Но в то же время … человек — червь и пища для червей »(стр. 26). Знание и активное осознание этого парадокса — это затруднительное положение, которое, безусловно, согласны ученые, придерживающиеся этой точки зрения, влияет на все аспекты жизни человека.

По моему опыту, тема смерти часто избегается по причинам, которые могут включать страх, беспокойство и даже, возможно, этикет. Признание смерти часто сохраняется за теми, кто непосредственно сталкивается с неизбежным опытом. Я определенно был соучастником этого отрицания, и даже сейчас, когда я пишу об этом, я чувствую некоторую неловкость и болезненность. Я не утверждаю, что человек должен часами проповедовать смерть, чтобы жить осмысленной жизнью.Однако я чувствую, что принятие признания в осознание уважительным, рефлексивным и поддерживаемым образом может иметь значительные последствия для жизни и опыта. Внесение этого осознания в сознательное осознание влияет на мой подход к жизни, на мой выбор и напоминает мне, что это моя ответственность — создать в своей жизни тот смысл, которого я желаю. Я стараюсь много работать и заниматься множеством разных дел в своей жизни с желанием оказать положительное влияние. Это осознание также связывает меня с сильными, но мирными чувствами человечества, которые влияют не только на мою жизнь и отношения, но и на мою работу в качестве учителя.

Ценность группового опыта

Некоторые из наиболее ценных моментов, с которыми я столкнулся в этой парадигме, произошли во время группового опыта. Групповое взаимодействие предоставляет множество возможностей для роста благодаря вызову понимания, противостоянию застойным образцам бытия и через переживание микрокосма большего опыта. Этому месту встречи присуща возможность увидеть себя отраженным через точку зрения других членов группы (Ялом, 1995, стр.8). Получить обратную связь о том, как человек переживает, — значит получить очень ценный вклад, который затем может быть проверен на основе его внутреннего самовосприятия. В состоянии ума, открытом для перемен, это может дать возможность изменить внутренние удушающие убеждения, а также выявить социальные манеры, которых другим не хватало.

Кроме того, существует множество личностных динамик, которые могут быть выражены в группе. Человеку могут быть представлены разные способы бытия, и каждый может столкнуться с базовыми представлениями о себе и других, когда они воспринимают людей в таких ролях, как авторитетная фигура, козел отпущения, пассивный, разговорчивый или юмористический человек.Способы восприятия этих ролей могут стать известны. Я обнаружил, что в безопасности группового опыта я могу исследовать новый способ существования, примеряя менее развитый атрибут личности, и получать обратную связь и поддержку со стороны группового сообщества при получении и испытании этого выражения (Ялом, 1995, стр. 17-24). Поскольку я легко могу застрять в каком-то определенном образе жизни, и возможность растягиваться в развитии новых качеств — это мощный личный опыт.Я могу чувствовать себя неуклюжим и уязвимым, но это уже само по себе является мощным уроком.

Динамика, присущая исследованию межличностных отношений, позволяет мне испытать глубокие убеждения, которые я держу в себе, и стремление быть частью или частью группы . Эта динамика обсуждается многими (Becker, 1973/1997; Bugental, 1999; Yalom, 1980) и упоминается Яломом (1980) как «основная межличностная задача человека» (стр. 362). Многие сильные чувства, воспоминания и жизненный опыт всплывают на поверхность в контексте группового взаимодействия.Во мне быстро возникает желание общаться с другими в сочетании с желанием уединения. В среде доверенной группы я часто переживаю высвобождение сильных эмоций, катарсиса, когда я отражаю и объединяю чувства, воспоминания и настоящий опыт (Ялом, 1995, стр. 27-28).

Влияние текущего опыта группы

Bugental (1999) писал, что « [i] n Повышенное осознание самих себя в момент жизни означает повышенную эффективность самоуправления и повышенное удовлетворение от жизни [курсив в оригинале]» (стр.24). Членство в этой группе Unearthing дает мне свежий и актуальный взгляд на мое личное развитие и меняющиеся роли, которые я идентифицирую в своей семье, группе, а также в отношениях и опыте моей повседневной жизни. Это позволяет мне подглядывать за своей жизнью, обеспечивая при этом обратную связь с другими и пространство для глубоких личных размышлений. Эта встреча показывает, кем я являюсь в настоящий момент, и где я могу увязнуть или задержаться в моем развитии.

Этот групповой опыт не позволяет мне немедленно выйти за пределы этих тупиков развития, но он дает отчетливое и острое осознание, которое создает существенный сдвиг в моем существе.Помимо этого, это напоминает мне, что это может быть правдой в данный момент, но что будущее развивается быстрее, чем мое растущее осознание, и что тонкое дыхание перемен живет в каждый момент. Осознание моей склонности к ошибкам, моей человечности, моей ограниченности, а также выбора, ответственности и пугающей свободы и беспокойства, сопровождающих такую ​​свободу, наполняет мою жизнь и мои личные поиски смысла.

Мой опыт в группе раскопок дает мне новый дар уважения, смирения и сострадания к человеческому опыту.Я вспоминаю о боли, неловкости и замешательстве, с которыми я часто сталкиваюсь, когда я причастен к красоте уязвимости и открытости. Это чувства, которые я могу легко возродить с большей легкостью после того, как покину групповую среду и снова вернусь в свою повседневную жизнь. Повышенная чувствительность и осознание страхов и реалий, влияющих на человеческую жизнь, дает мне информацию о моем личном жизненном опыте, а также о моей работе в качестве учителя психологии. Чем глубже я осознаю себя как личность в этом мире, тем полнее я чувствую, что могу обеспечить богатую, вдохновляющую среду для обучения моих учеников, и тем больше я могу общаться со студентами прямым, эмпатическим и уникальным образом. человеческая мода.

Изучение культуры образования

Мэй (1991) сообщает, что, как «предположили Джозеф Кэмпбелл и другие наблюдатели социальной и антропологической сцены, наша культура утратила мифическую дорожную карту, которая помогает найти человека в более широком контексте» (стр. 23). Мэй обсуждает литературу, которая продолжает влиять на западную культуру, такую ​​как мифология Одинокого рейнджера и Гэтсби, в своей «полной вере в свою способность изменять свой акцент, свое имя и даже изобретать себя [курсив в оригинале]» (стр.102). Мифология демонстрирует ощущение «сурового индивидуализма» (стр. 109) и социальный миф о человеке, которого приветствуют за то, что он взбирается на горы жизни в одиночку и, кажется, преуспевает без помощи других.

Другой распространенный миф — это миф о производительности. Американская культура уделяет большое внимание «достижению цели» (стр. 123) и, как пишет Ялом (1980), «является экстремальной культурой« делания »(стр. 123). Я считаю, что во многих школах текущая направленность образования отражает эти мифы, а учебная среда отражает это в акценте на соревнование в индивидуальных достижениях и цели финансовых стремлений.

Эта позиция со временем выражалась многими учеными, такими как Веблен (1899/2001), который высказывал аргумент о том, что система образования «полностью подчиняется интересам бизнеса» (стр. Vii). Таким образом, система образования не направлена ​​на то, чтобы вдохновлять людей на поиски подлинного развития в сочетании с интеллектуальным ростом. Исключая баланс в личном развитии, эта образовательная система может способствовать построению личности, которая будет соответствовать культурной среде, вместо того, чтобы делиться и исследовать уникальное развитие подлинного существа.

Образование в настоящий момент: человеческий парадокс, живущий в классе

Каким бы ни было образование, оно должно сделать вас уникальной личностью, а не конформистом; он должен дать вам оригинальный дух, с которым вы сможете справляться с большими проблемами; он должен позволять вам находить ценности, которые будут вашей дорожной картой в жизни; оно должно сделать вас духовно богатым человеком, который любит все, что вы делаете, где бы вы ни находились, с кем бы вы ни были; он должен научить вас тому, что важно, как жить и как умирать.(Тейлор-Гатто, 2002)

Я считаю, что это заявление, сделанное отмеченным наградами преподавателем из Нью-Йорка, представляет собой достижимый потенциал, присущий истинному, страстному образованию. На протяжении всего моего образовательного путешествия меня трогали аспекты этой магии. Когда я преподаю, я стремлюсь создать атмосферу, которая в равной степени сердечная и заинтересованная. Осознание моего собственного развития и основных аспектов человеческого существования глубоко вело меня в этом стремлении.

В настоящее время я преподаю психологию на уровне муниципального колледжа.Независимо от возраста, многие из учеников, с которыми я столкнулся, борются с множеством интенсивных личных переживаний и жизненных вопросов. Многие ищут свое место в этом мире и испытывают тревогу незнания, усиленную давлением необходимости быть, делать, становиться как можно быстрее и продуктивнее, следуя американской культуре действия ( Ялом, 1980, с. 123). Со своими учениками я сталкивался со многими личными историями о депрессии, тревоге, панике, конфликтах, изменениях, а иногда и о глубоком отчаянии.Я присутствовал на опыте многих моих учеников, когда они выражали чувства большой неуверенности и боли, путешествуя по своей жизни как во времена смут, так и во времена успеха. Я присутствовал с состраданием, сочувствием и присутствием.

Белл Хукс (1994) написал, что «как классное сообщество, наша способность вызывать волнение глубоко зависит от нашего интереса друг к другу, в том, чтобы слышать голоса друг друга, узнавать присутствие друг друга» (стр. 8).Для меня как учителя важно уважать реальный жизненный опыт студентов и создавать сообщество обучения, а не следовать строго «конвейерной» методологии (hooks, 1994, p. 13). Уважение к отдельным голосам и включение моего собственного голоса в надлежащей манере создает атмосферу уважения, общности и ставит нас на путь взаимодействия друг с другом при изучении педагогического материала. Хукс (1994) относится к этому, по сути, как к способу обучения, который «уважает души учеников и заботится о них» (стр.13). Я считаю, что признание опыта студента дает ему возможность быть замеченным, оцененным и уважаемым; Я считаю, что это напрямую связано со способностью ученика более глубоко погрузиться в изучаемый материал.

Паркер Палмер (1998) утверждает: «Мы учим, кто мы есть» (стр. 2). Он считает, что «знание себя так же важно для хорошего преподавания, как и знание моих учеников и своего предмета» (стр. 2). Таким образом, личность и развитие учителя в личном, интеллектуальном и духовном плане (стр.4), можно рассматривать как важнейший компонент установления прочных связей со студентами. Такой учитель, вероятно, будет открытым и страстным в предмете и будет способствовать созданию атмосферы, отражающей этот дух. Затем учитель может создать атмосферу, открытую для учащегося, чтобы установить личную связь с материалом и изучить различные уровни развития в процессе обучения. Я стремлюсь создать такую ​​среду, и, продолжая свое личное осознание и развитие, я надеюсь укрепить свою способность осмысленно общаться с другими в классе и за его пределами.

Bugental (1999) пишет: «Без осознания мы на самом деле не живы» (стр. 257). Осознание, которому способствовал групповой опыт, и мое взаимодействие с экзистенциально-гуманистической перспективой сформировали мою педагогическую позицию. Я чувствую себя воодушевленным осознанием и настроенным на опыт моих учеников как людей в отношении материала, который я преподаю. С учетом этой точки зрения, обучение становится балансом внесения информации в жизнь людей — цель о — осмысленным образом, которая должна быть интегрирована с фактическим настоящим, субъективным моментом опыта ученика.Я стараюсь представить информацию таким образом, чтобы каждый студент мог установить личную связь с материалом и стать активным участником своего обучения.

Вкратце

Ялом (1980) написал: «Жизнь просто случается, и мы просто оказываемся брошенными в нее» (стр. 470). Далее он разъясняет острую реальность того, что «экзистенциальная природа человеческой реальности делает всех нас братьями и сестрами» (стр. 148). Я живу с осознанием того, что я ограниченное существо в мире, который я не полностью понимаю.Я действительно не знаю, зачем я здесь и что со мной будет. Эта провокационная информация была (и будет) поразительной реальностью в моей жизни. Тем не менее, в групповом опыте с другими людьми, которые ищут глубокий уровень личного и коллективного общения и осознания, меня пробуждает чувство мира в нашем общем человечестве. Я чувствую связь с другими и освобождение от страха изоляции и бессмысленности, оставаясь при этом отделенным в своей личной борьбе.

Ялом (1980) пишет:

Мы все одинокие корабли в темном море. Мы видим огни других кораблей — кораблей, которых мы не можем достичь, но чье присутствие и подобная ситуация дает нам много утешения. Мы осознаем свое полное одиночество и беспомощность. Но если мы сможем вырваться из нашей монады без окон, мы узнаем о других, которые сталкиваются с тем же страхом одиночества. Наше чувство изоляции уступает место состраданию к другим, и мы больше не так напуганы. (п.398)

Благодаря моему взаимодействию с экзистенциальной гуманистической перспективой, связанным с ними групповым процессом и опытом преподавания, я глубоко осознаю, что многие люди ищут мира, убежища и смысла среди хаоса жизни. Меня утешает тот факт, что, хотя моя жизнь проживается только мной, я нахожусь в компании других людей, которые разделяют важные аспекты моего опыта. Я уважаю это осознание и благодарен за это.

Список литературы

Беккер, Э.(1997). Отрицание смерти. Нью-Йорк: Свободная пресса в мягкой обложке. (Оригинальная работа опубликована в 1973 г.)

Бугентал, Дж. (1999). Психотерапия — это не то, что вы думаете: привнесение психотерапевтического взаимодействия в жизненный момент. Феникс, Аризона: Zeig, Tucker & Co., Inc.

Крючки, б. (1994). Обучение преступлению: образование как практика свободы. Нью-Йорк: Рутледж.

Мэй, Р. (1991). Призыв к мифу. Нью-Йорк: Dell Publishing.

Палмер, П. (1998). Смелость учить: изучение внутреннего ландшафта жизни учителя. Сан-Франциско: Джосси-Басс.

Тейлор-Гатто, Дж. (2002). Ошеломляет нас: Скрытая программа обязательного школьного образования. Остров Габриола, Британская Колумбия: Издатели Нового Общества.

Веблен Т. (2001). Теория праздного класса. New York: Random House, Inc. (оригинальная работа опубликована в 1899 г.)

Ялом, И. (1980). Экзистенциальная психотерапия. BasicBooks.

Ялом, И. (1995). Теория и практика групповой психотерапии. Нью-Йорк: Книжная группа Персей.

© 2007 Мишель Хоран, M.A. Все права защищены

Парадокс и страсть в психотерапии: экзистенциальный подход, 2-е издание

Об авторе ix

Предисловие ко второму изданию x

Предисловие к первому изданию xii

Благодарности xv

Введение 1

Раздел 1 Paradox 15

Введение: центральная роль парадокса в человеческом существовании 15

1 Пересмотр онтологической незащищенности: уверенность в себе] против беспокойства 23

2 Ухаживание за смертью: жизнь в равновесии 37

3 Выживание себя: идентичность, свобода и дезинтеграция 58

4 Близость и любовь: близость и дистанция Между собой и другими 69

5 Отчуждение и адаптация: быть чужим в чужой стране 77

Раздел 2 Страсть 87

Введение: Центральная роль страсти в человеческом существовании 87

6 Страсть к жизни: открытие заново интенсивность жизни 95

7 Истина как пробный камень: реальность и смысл как основа жизни 1 06

8 трудных] заработанных уроков: собственное путешествие терапевта к себе] понимание 121

9 Позволить жизни клиента соприкоснуться с вами: искусство резонанса и присутствия 143

10 Моральный компас: как могут помочь консультирование и терапия ? 158

Раздел 3 Экзистенциальная психотерапия 173

Введение: новый способ работы 173

11 Расширение горизонтов: универсальные измерения человеческой дилеммы 177

12 Что такое экзистенциальный анализ? Набросок экзистенциального подхода 189

13 Философия как терапия: конечная цель нашей работы 200

14 Новый вызов: к трансцендентности 208

Раздел 4 Иллюстрации экзистенциальной работы 223

Введение: чему мы можем научиться Практика 223

15 Мари] Луиза: Отпустить прошлое, чтобы вернуть его 227

16 Вики: Учиться быть большим, будучи меньше 233

17 Питер: Как найти себя, несмотря на психотерапию 241

18 Джерри : Преодоление травмы 251

Выводы 263

Список литературы 266

Указатель 273

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *