Содержание

Собака поймала свой хвост и пережила экзистенциальный кризис. Ридус

Вопрос «Зачем собаки гоняются за собственным хвостом» уже много лет волнует человечество. И пока ответ на него не найден, пёсики продолжают упорствовать в достижении цели. Чёрный пёс по кличке Макс успешно справился с этой задачей, но после этого пережил мгновенный кратковременный экзистенциальный кризис, застыв на месте и глядя в одну точку, ведь когда цель достигнута, совершенно непонятно, что делать дальше и к чему стремиться. Забавное видео выложил в Твиттер хозяин собаки, и пользователи по достоинству оценили достижение пса, посмотрев ролик почти 7,5 миллионов раз и окрестив Макса — лучшим трагикомичным актёром.

Мой друг, пёс Макс, наконец поймал свой хвост, а потом не знал, что делать с самим собой дальше.

Ролик быстро стал популярным в соцсетях, а юзеры вдоволь посмеялись над растерянной мордой собаки и оставили под публикацией много радостных комментариев. 

Это пёс заслуживает собачьего Оскара! 
О боже, это лучший фильм, что я видел.
Так выглядит морда собаки, жизнь которой достигла своего пика.

А одна из пользовательниц опубликовала видео со своей собакой, которой также посчастливилось поймать свой хвост.

Моя девочка Аойфе сделала то же самое.

А ваши собаки гоняются за своим хвостом?

Собака из тиктока «общается» с хозяйкой через кнопки с записанными словами. Способности пса уже исследуют учёные Статьи редакции

Пока исследователи пытаются выяснить, может ли животное познавать мир и общаться таким способом, в соцсети шутят об «экзистенциальном кризисе» собаки.

{«id»:236276,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:236276,»gtm»:null}

38 830 просмотров

Хозяйка собаки Банни общается с питомцем при помощи панели с кнопками — когда пёс на них нажимает, воспроизводятся заранее записанные слова и короткие фразы вроде «Гулять» и «Я люблю тебя». В соцсетях поражаются способности Банни «отвечать» владелице — её профиль в тиктоке набрал более пяти миллионов подписчиков, а пользователи шутят об «экзистенциальном кризисе» пса и снимают пародийные ролики.

Тем временем на Банни обратили внимание учёные и запустили открытое исследование для изучения способности животных к речи и познанию. Популярность собаки привлекла внимание к проекту — к нему присоединилось более 700 питомцев. Пока скептики сомневаются в способностях Банни, а исследователи не делают смелых выводов, TJ разобрался, почему в соцсетях обсуждают «говорящего» пса.

Кто такая Банни

Летом 2019 года Алексис Дивайн заинтересовалась, существуют ли способы лучше понимать пса и может ли питомец «сообщить», если что у него что-то заболело. Она нашла видео логопеда Кристины Хангер, которая обучает свою собаку Стеллу использовать панель, на которой расположены кнопки с записанными словами. Такая панель относится к средствам альтернативной и дополненной коммуникации — обычно их используют люди с нарушениями речи.

Первый вариант панели Банни

Дивайн начала заниматься со своим шепадудлем (помесь бобтейла и пуделя) Банни, когда та была ещё щенком. Она добавляла по кнопке за раз — началось всё с фразы «На улицу». Хозяйке было интересно, поймёт ли пёс, что нажатие на кнопку означает просьбу выйти погулять. Когда собака стала регулярно пользоваться кнопкой, Дивайн поняла, что у панели есть потенциал.

Со временем Банни поняла, что если она, например, нажимает кнопку «Вода», то хозяйка наливает ей воду в миску. «Это взаимовыгодная система. Она знает, что я довольна, когда она пользуется кнопками. Она знает, что если она попросится погулять, я это пойму, и она будет довольна», — подчеркнула Дивайн.

Сейчас Банни 15 месяцев, а к панели добавили уже более 70 кнопок, включая слова и фразы «Мама», «Пляж», «Играть», «Спасибо», «Ой», «Злюсь», «Позже», «Смотри», «Мячик» и так далее. «Думаю, она запоминает расположение кнопок также, как пианисты. Они могут играть потрясающие музыкальные партии, не смотря на клавиатуру. Это мышечная память», — рассказала Алексис The News Tribune.

Первые ролики Дивайн начала публиковать в марте 2020 года сначала в инстаграме, а потом в тиктоке. Первые видео набирали по одному-два миллиона просмотров, а отдельные — по 15 миллионов. Летом просмотры упали, но снова взлетели осенью после видео, на котором Банни говорит, что «любит маму». К моменту написания заметки ролики продолжают попадать в рекомендации.

Действительно ли Банни может «разговаривать»

Когда Дивайн только начала публиковать ролики с Банни, собакой заинтересовались Федерико Россано и Лео Троттриер, руководители лаборатории исследований когнитивных процессов Калифорнийского университета в Сан-Диего. Они запустили открытое научное исследование, посвящённое Банни и другим подобным собакам, чтобы определить, могут ли животные использовать речь для общения. Сейчас в исследовании принимает участие более 700 питомцев, включая собак, кошек и лошадей. Россано считает, что рост числа участников почти наверняка связан с популярностью Банни.

Каждый участник получает инструкцию по настройке панели — сначала нужно установить кнопки «На улицу» и «Играть». Камеры постоянно следят за панелями, а отснятый материал отправляется в лабораторию, где учёные его просматривают. «Мы хотим убедиться, что получаем не только тщательно отобранные владельцами ролики», — отмечает Россано.

С помощью отснятого материала Россано хочет изучить возможности познания животных — не только, могут ли они общаться с помощью речи, но и как происходит этот процесс. Первое, на что они обращают внимание, — это скорость обучения животных. Например, насколько быстро собака может связать кнопку «На улицу» с реальным выходом на улицу.

Исследователи также изучают, могут ли животные демонстрировать способности, которые считаются присущими исключительно человеку: например, осознание себя во времени и пространстве или способность делать наблюдения. Учёные пытаются ответить на вопрос: когда Банни нажимает на кнопки «Где» и «Папа», означает ли это, что собака осознаёт, кто такой «папа», и понимает, что его нет в комнате?

«Мы знаем, что животные могут сообщать о вещах в их непосредственном окружении. Хотя мы не знаем, могут ли они думать о более сложных вещах, мы предполагаем, что способности намного превосходят наши ожидания. Чем шире речевые способности собак, тем более развитым может быть их мыслительный процесс», — отмечает Троттриер.

Недавно по совету исследователей к панели Банни добавили кнопки со словами, связанными с понятиями времени: «Утро», «Вечер», «Вчера» и «Завтра». Лиза Гюнтер, научный сотрудник Университета штата Аризона, которая работала с собаками, страдающими от страха разлуки, считает, что собаки понимают концепцию продолжительности времени, но «никто не знает, как именно».

Зимой 2021 года учёные планируют отправиться домой к питомцам-участникам проекта, чтобы провести контролируемые эксперименты. Они хотят проверить, будет ли Банни «отвечать» незнакомцам также, как реагирует на своих владельцев. Это нужно для того, чтобы исключить когнитивное искажение, которое заставляет людей подтверждать желаемую точку зрения.

Почему в способностях Банни сомневаются

Банни — не первое животное, у которого изучали способность к общению и познанию на человеческом. Например, бонобо Канзи запоминал более сотни символов на специальной клавиатуре, а собака Чейзер — названия более тысячи объектов. Калифорнийских исследователей интересует не память, а возможность осмысленного общения животных с людьми.

Одним из самых известных животных, которое якобы осмысленно могло отвечать человеку, был конь Умный Ганс, живший в начале 20 века. Его дрессировщик искренне верил, что лошадь умеет решать простые математические примеры — когда ей давали задачу, она стучала копытом нужное количество раз. Однако учёные выяснили, что Ганс на самом деле ничего не считал, а распознавал язык жестов людей, которые задавали ему вопросы и знал, когда нужно остановиться.

Исследователи Банни опасаются попасть в такую же ловушку. По словам Россано, «делать смелые заявления — это большой риск». Он планирует собрать как можно больше данных, и до тех пор, пока эксперименты не определят, как сильно люди влияют на действия своих питомцев, он не планирует делать никаких выводов о способностях Банни к речи и познанию.

Сама Дивайн считает, что Банни «разговаривает» прежде всего благодаря оперантному обусловливанию — она подкрепляет спонтанное поведение собаки, которые является для неё желаемым. Другими словами, Банни нажимает кнопки «Я тебя люблю» и «Мама», не потому что она активно выражает любовь к Дивайн, а потому что владелица положительно на это реагирует.

Другие эксперты тоже настроены скептично по отношению к исследованию. «Собака общается с хозяевами. И это нормально. Общение — это часть дрессировки и жизни с животным. Пёс не знает, что означают слова, пока мы дадим значение слову и не припишем его к поведению, действиям или предметам. Мы приводим значение к установленным нормам», — полагает Эрин Аскеланд, эксперт по поведению животных в компании Camp Bow Wow.

Как у Банни начался «экзистенциальный кризис»

В последнее время Банни стала «задавать» хозяйке много вопросов со словом «почему». Например, собака нажимала на эту кнопку, когда Дивайн говорила, что любит её или что они друзья.

В тиктоке принялись шутить об «экзистенциальном кризисе» собаки — пользователи решили, что собака до такой степени «осознаёт себя», что может ставить под вопрос отношения с хозяйкой или рассуждать о смысле жизни. Пользователи также пародировали звуковые сигналы, которые издаёт панель.

Другие решили, что однажды Банни задастся вопросом, почему люди владеют собаками, а не собаки — людьми. И обязательно восстанет.

Сама владелица Банни периодически подыгрывает мему.

С.С. СТУПИН Искусство как мышление в материале. Экзистенциальные вариации пластического


ИСКУССТВО КАК МЫШЛЕНИЕ В МАТЕРИАЛЕ. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ ВАРИАЦИИ ПЛАСТИЧЕСКОГО
УДК 141.32+7.01
Автор: Ступин Сергей Сергеевич, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник НИИ Теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств (119034, Москва, ул. Пречистенка, 21), e-mail: [email protected]
ORCID ID: 0000-0002-7973-5418
Аннотация: Пластические и концептуальные основания художественной формы анализируются в контексте экзистенциального искусствоведения, в их возможности выражать семантику человеческого существования. Исследуется разнообразный опыт диалога мастеров изобразительного искусства с чувственно воспринимаемой реальностью. Акцентируется способность минимальных единиц художественной формы аккумулировать экзистенциальные значения. На материале изобразительного искусства ХХ века и наших дней.
Ключевые слова: художественная форма, экзистенциальное, материя, пластическое, концептуальное, язык искусства

ART AS A WAY OF MATERIAL THINKING. EXISTENTIAL PLASTIC OPTIONS
UDC 141.32+7.01
Author: Stupin Sergei Sergeevich, PhD in Philosophical sciences, leading researcher of The Research Institute of Theory and History of Fine Arts of the Russian Academy of arts (21, Prechistenka str., Moscow, Russia, 119034), e-mail: [email protected]
ORCID ID: 0000-0002-7973-5418
Summary: Plastic and conceptual foundations of the art form are analyzed in the setting of the existential art history, in their ability to express the semantics of the human existence. The various experience of the dialogue of the fine art’s masters and the sensually perceived reality is studied. The ability of the minimal units of the artistic art form, to accumulate existential values, is emphasized. On the material of the fine art of the twentieth century and of the current days.
Keywords: Art form, material, existential, plastic, conceptual, Art language

Ссылка для цитирования:
Ступин С.С. Искусство как мышление в материале. Экзистенциальные вариации пластического / С.С. Ступин // Артикульт. 2018. 31(3). С. 6-15. DOI: 10.28995/2227-6165-2018-3-6-15

скачать в формате pdf

С первых проблесков сознания и до последних мгновений жизни каждый из нас обречен на пребывание в вольтовой дуге драматичной антиномии одиночества: в то время как мятежное «экзистенциальное Я» безнадежно стучится о скорлупу собственной атомарности, преодолеть которую не имеет ни единого онтологического шанса, «феноменологическое» тело, напротив, не в силах вывести себя «за скобки» материального мира, сбежать от «вещества реальности».

Парадоксальная ситуация синхронности одиночества как неизбывности и одиночества как невозможности, разворачивающаяся в ментальном и физическом регистрах бытия человека, отчасти проясняется аналитикой понятий «материя» и «вещество».

В последней строфе знаменитого «посвящения стулу» И.Бродский противопоставляет «конечной» материи универсальность вечного, неразрушимого эйдоса:

«Воскресный полдень. Комната гола.

В ней только стул. Ваш стул переживет

вас, ваши безупречные тела,

их плотно облегавший шевиот.

Он не падет от взмаха топора,

и пламенем ваш стул не удивишь.

Из бурных волн под возгласы “ура”

он выпрыгнет проворнее, чем фиш.

Он превзойдет употребленьем гимн,

язык, вид мироздания, матрас.

Расшатан, он заменится другим,

и разницы не обнаружит глаз.

Затем что – голос вещ, а не зловещ –

материя конечна. Но не вещь.» [Бродский, 2013, с. 361]

Однако платонический пафос поэтической апологии эйдетической формы, понимаемой как универсальная и куда более «надежная», нежели аморфная, непостоянная материя, субстанция, встречает не менее эффектный контртезис со стороны феноменологии. «Поскольку мое тело видимо и находится в движении, оно принадлежит к числу вещей, оказывается одной из них, обладает такой же внутренней связностью и, как и другие вещи, вплетено в мировую ткань. Однако поскольку оно само видит и само движется, оно образует из других вещей сферу вокруг себя, так что они становятся его дополнением или продолжением. Вещи теперь уже инкрустированы в плоть моего тела, составляют часть его полного определения, и весь мир скроен из той же ткани, что – и оно», – свидетельствует Морис Мерло-Понти [Мерло-Понти, 1992, с. 14].

Известный пассаж из эссе «Око и дух» (1961) о созерцании кафельной плитки бассейна сквозь толщу воды, помимо ключа к пониманию сущности художественного поиска, становится убедительной иллюстрацией «феноменологической механики» пребывания человека в мире как континууме вещественности – тотальной гомогенной материальной среде: «Когда я вижу через толщу воды квадраты плитки на дне бассейна, я вижу их не помимо этой воды и отражений в ней, но именно через них, благодаря им. Если бы не было этих искажений, этих солнечных бликов и светотени, если бы я увидел геометрию клетчатого пола без этой плоти, именно тогда бы я перестал его видеть таким, какой он есть, и там, где он есть, то есть дальше, чем любое удаленное от меня на то же расстояние место. О самой воде, этой зыбкой стихии, этом зеркальном, напоминающем сироп элементе, я не могу сказать, что она пребывает в определенном пространстве: она не где-то еще, в другом месте, но она и не в бассейне. Она в нем обитает, материализуется, но не содержится, и если я подниму глаза и взгляну на кипарисовое ограждение, где играют и переплетаются отражения, я не смогу не признать, что вода пребывает и там или по крайней мере посылает туда свою деятельную и живую сущность. Эту внутреннюю одушевленность, это излучение видимого и ищет художник под именами глубины, пространства, цвета» [Мерло-Понти, 1992, с. 43-44].

Постулаты французского философа недвусмысленно отсылают к одной из центральных сентенций даосского трактата «Чжуан-цзы» (IV в. до н.э.) (IV в. до н.э.) «Тьма вещей выходит из мельчайших семян и в них возвращается», раскрывающей реальность вещного мира как бесконечную цепь превращений материальных объектов: «Есть мельчайшие семена. Попадая в воду, они соединяются в перепончатую ткань; на грани с сушей приобретают покров лягушки, раковину моллюска; на горах и холмах становятся подорожником. Подорожник, обретя удобрение от гнилого, становится растением воронья нога. Корни вороньей ноги превращаются в земляных и древесных червей, а листья – в бабочек, бабочки также изменяются и становятся насекомыми. Когда насекомые родятся у соляного поля, то будто сбрасывают кожу и называются насекомыми цюйдо. Цюйдо через тысячу дней превращается в птицу, ее имя – ганъюйгу. Слюна ганьюйгу становится сыми, а сыми превращается в насекомое илу в пищевом уксусе, а от него – насекомое хуанхуан пищевого уксуса, а от него насекомое цзюю. Насекомое моужуй порождает вошь на тыквах. Растение янси, соединяясь со старым бамбуком, не дававшим ростков, порождает темную собаку, темная собака – барса, барс – лошадь, лошадь – человека. Человек же снова уходит в мельчайшие семена. Вся тьма вещей выходит из мельчайших семян и в них возвращается» [Чжуан-цзы, 2005, с. 192-193].

Пребывание в «веществе жизни» – где все слито со всем, где пустое пространство – лишь оптическая условность, где, протягивая взгляд к звездам, впитывая зрачками фотонные струи, мы отнюдь не метафорически растворяемся в материальной субстанции Бытия, – до определенной степени облегчает интеллектуальные муки чеховского доктора Рагина. В феноменологической реальности Мерло-Понти, обнаруживающей сколь неожиданные, столь и тесные связи с новейшими достижениями квантовой физики и синергетики, – в том вечно наполненном веществом «объеме жизни», где упавшая в воду слеза (капля пота, волос, микрограмм эпителия) буквально растворяет тебя – уже и так «неуловимо пребывающего в имманентном» (П.Клее) – в мировом океане, амбиции запутавшегося бунтующего сознания тонут в невозмутимой объективности нерасчленимого вещного, и «мыслящий тростник» замолкает.

И тогда, продолжая циркулировать в «веществе бытия», впуская его в себя и испуская вовне, слово берет художник, каждый раз разно артикулирующий отношения между тем, что мы видим, и тем, что смотрит на нас.

Экспансия и телеология материи

Художникам нельзя верить на слово, но их дневники, их письма и мемуары раз за разом возвращают нас к проблеме инсайтного столкновения творящего сознания с «материалом реальности», готовым вылиться в художественную форму.

«Как-то раз я… разглядывал фактуру старых досок на полу, истертых и перемытых за многие годы, и был поражен силой, исходившей от них, – свидетельствует Макс Эрнст. – Я решил повнимательнее отнестись к этому впечатлению и поискать в нем символическое содержание; чтобы проверить свои медитативные и галлюцинаторные возможности, я сделал несколько рисунков с этих досок следующим образом. Я положил на них листок бумаги и потер сверху мягким карандашом… Получившееся изображение, благодаря ряду самовнушений и изменений, которые напрашивались сами собой, все больше теряло связь с конкретным материалом, в данном случае с деревом, и становилось изображением необычайной точности: оно раскрывало первопричину моего впечатления, иначе говоря, представляло собой документ, отразивший первичное впечатление» [Эрнст, 2007, с. 503].

Описанное сюрреалистом изобретение техники фроттажа стало возможным словно «волей» самой текстуры древесной поверхности, властно овладевшей восприятием и воображением художника. Известное обстоятельство установки на поиск, художественную проективность, позволявшую Пьетро ди Козиме «извлекать» из стены, «в течение долгого времени заплеванной душевнобольными», конные сражения, а «талантливому художнику Михайлову» из «Анны Карениной» – «живую» фигуру купца из случайно растекшейся по бумаге капле стеарина, выступает разоблачающим аргументом лишь отчасти. Если творящее сознание и «навязывает» «веществу реальности» индивидуальную форму-образ (что вообще следует признать онтологическим основанием искусства как деятельности), то процессу подобного оформления все равно предшествует уловление художником «шепота материи», «расслышать» который способен не всякий.

«Не существует абстрактного искусства, – говорит об этом Пабло Пикассо. – Всегда исходишь из чего-нибудь. Потом можно снять всякий налет реальности, он уже не нужен, так как идея предмета оставила неизгладимый след» [Мастера искусства об искусстве. Т.5-1, 1969, с. 308].

При этом «отпечатки», фантомы исходного мотива становятся заложниками произведения: «Они являются ее неотъемлемой частью, даже когда нет видимых следов их присутствия. Хочет он этого или нет, человек – орудие в руках природы; она передает через него свой характер, свои черты» [Мастера искусства об искусстве. Т.5-1, 1969, с. 308].

«В мои картинах, написанных в Динаре и Пурвиле, я выражал примерно одинаковый образ, – признается Пикассо. – Но вы заметили, как различна атмосфера картин, сделанных в Бретани и в Нормандии, раз вы узнали свет скал Диеппа. Я не копировал этот свет и не обращал на него особенного внимания. Просто я был окружен им; мои глаза его видели и мое подсознание регистрировало их видение; моя рука зафиксировала мои ощущения» [Мастера искусства об искусстве. Т.5-1, 1969, с. 308]. Так «материал реальности» наперекор воле самого мастера эманирует в произведение, становясь «веществом искусства».

Характер этого перехода индивидуален и прихотлив. Интересно признание Одилона Редона о необходимой «дозе натуры», которая дает старт воображению: «самый плодотворный метод, необходимый для моего творчества… непосредственная копировка реальности, внимательное воспроизведение предметов внешнего мира с их мельчайшими, случайными подробностями. После того как тщательно прорисуешь какой-нибудь камень, былинку, руку, профиль, любое явление живого или неорганического мира, после этого я чувствую, как приходит умственное возбуждение; появляется потребность создавать воображаемое. Эта доза натуры становится для меня источником, дрожжами, закваской» [Мастера искусства об искусстве. Т.5-1, 1969, с. 183].

Сходные мысли выказывал и Анри Матисс: «В минуты рассуждения художник должен отдавать себе отчет в условности своей картины, но когда он пишет, им должно владеть чувство, что он копирует природу. И даже когда он удалятся от природы, его не должно покидать убеждение, что это делается лишь в целях ее более полной передачи» [Мастера искусства об искусстве. Т.5-1, 1969, с. 240].

В свою очередь Пикассо умел «наполнять» себя «материей реальности», не прибегая к тщательному копированию. Художник вспоминает, что прогулки в лесу Фонтебло «пресыщали» его зеленым цветом, который затем словно сам просился на холст.

Пикассо прав, и когда называет художника «приемником впечатлений отовсюду» («от неба, от земли, от кусочка бумаги, от паутины, от прошедшего мимо человека»), и когда – в полном соответствии с «феноменологической толерантностью», уравнивающий все объекты вещного мира, – призывает «не делать различия между вещами» [Мастера искусства об искусстве. Т.5-1, 1969, с. 309].

Между тем известный художественный принцип «Надо брать свое добро, где его находишь» [Мастера искусства об искусстве. Т.5-1, 1969, с. 309], легитимирующий гегемонию творца как селекционера визуальной действительности, представляется неполным именно вследствие отсутствия права голоса для аltera part – активного «вещества реальности», поскольку онтологически данные отношения могут быть представлены не только в качестве допроса с пристрастием, но как равноправный диалог.

При всех различиях индивидуальных творческих тактик следует признать, что сотворение произведения искусства в любом случае предполагает тесный контакт художника с материалом реальности, встречу интенций творческого сознания с одной стороны и «неравнодушной природы» (С.Эйзенштейн) – с другой.

Макс Эрнст был «поражен» гипнотизирующим импульсом, исходящем от самого вещества мира, его плоти.

Пауль Клее был убежден, что вещи его «разглядывают».

Ему вторит Андре Маршан: «В лесу у меня часто возникало чувство, что это не я смотрю на лес, на деревья. Я ощущал в определенные дни, что это деревья меня разглядывают и говорят, обращаясь ко мне. Я же был там, слушая» [Мерло-Понти, 1992, с. 21].

Антроморфизация материала реальности художником, помимо психологического и метафорического уровней, безусловно, имеет и сущностные, субстанциальные основания. Материю как потенцию вещи, как чистую возможность, ищущую осуществления в форме, чтобы стать предметом, описывал еще Аристотель. В «учении о четырех причинах» привлекает внимание активный, деятельностный характер самоосуществления вещи, когда существующая как чистая потенция материя и сравнимая с умозрительным планом, каркасом будущей вещи форма в акте энтелехии словно примагничиваются друг к другу, рождая новое синтетическое качество. Так, по Аристотелю, из «первой материи» – пра-субстанции, близкой по своим характеристикам небытию, рождается «последняя материя» – субстрат всех потенциально возможных форм. Именно она, как убеждают художники, продолжает хранить интенцию становления, воспринимаемую творцами как «зов» самого «вещества мира».

Еще один принципиально важный шаг в интерпретации материи делает Мартин Хайдеггер. «Фундаментальный онтолог» переносит ее в художественное пространство, где она обретает свою подлинную ипостась: «…скульптор пользуется камнем точно так же, как, по-своему, пользуется им и каменщик. Но, пользуясь камнем, он не использует камень до конца, без остатка. В какой-то мере это бывает лишь тогда, когда творение не удалось скульптору. И художник тоже пользуется краской, но пользуется так, что краска не истрачивается, а как раз впервые начинает светиться. Правда, и поэт пользуется словом, но пользуется не так, как обычно говорят и пишут люди, которым приходится растрачивать слова, а пользуется так, что слово впервые поистине становится и остается словом» [Хайдеггер, 2008, с. 151].

Материя (в терминологии Хайдеггера связанная с понятием «земля», «почва») жаждет преображения. Она стремится «стать миром», перейти в новое качество. Обращенный к художнику «голос» «материала реальности» не что иное, как жажда к осуществлению «последней материи» Аристотеля путем ее парадоксального исчезновения в формах искусства: «нигде в творении нет и следа вещества; оно не бытийствует в творении. И даже остается сомнительным, точно ли сущностное определение изделия схватывает его в его дельности, обозначая словами «вещество» и «материал» все, из чего оно состоит» [Хайдеггер, 2008, с. 151].

Механизмы восхождения материи к «подлинному бытию» интуитивно чувствовал Жорж Брак, разрабатывая теорию «тактильного пространства» натюрморта. «Для меня вещи приобретают значение только тогда, когда я вхожу с ними в соприкосновение, – признавался художник. – Камень лежит на дороге: я беру его, чтобы положить под колесо моей повозки. До этих пор камня не существовало, я дал ему жизнь, сделав из него подпору. Отбросив его, я вернул его в небытие. Эти отношения могут быть самые разные; они создают бесконечное разнообразие живописи» [Мастера искусства об искусстве. Т. 5-1, 1969, с. 295-296]. Булыжник, оживающий в руке, невольно символизирует здесь хайдеггеровскую «землю», становящуюся «миром» при посредничестве человека, а также «последний материал», «обогащенный» до художественного образа на манер обогащения урана в ядерной физике. Красивую метафору в этой связи находит Лев Выготский: «Искусство относится к жизни, как вино к винограду… искусство берет свой материал из жизни, но дает сверх этого материала нечто такое, что в свойствах самого материала еще не содержится» [Выготский, 1986, с. 306].

При этом преображенная материя антропологизируется, буквально наполняясь энергией физического и духовного усилия художника. Процесс подобного «оживления материи» убедительно описан Арстидом Майолем: «Большое наслаждение – соприкасаться с материалом, понемногу извлекать из него форму, использовать его свойства, иногда даже руководствоваться ими. Смысл находится в непосредственном контакте с материалом, только рука служит посредником. Материя приобретает жизнь, теплоту, почерпнутую из темперамента художника» [Мастера искусства об искусстве. Т. 5-1, 1969, с. 367].

Здесь также важно подчеркнуть телеологический характер экспансии «материи реальности». Как проницательно заметил Бернард Бозанкет, «материал оживает в ваших руках, и его жизнь вырастает или, точнее, словно по волшебству, облекается в формы, которые и он сам и вы в нем как бы чувствуете желаемыми и необходимыми» [Современная книга по эстетике, 1957, с. 274].

Пластическое vs концептуальное

В течение ста лет, прошедших с момента создания «Черного квадрата», ознаменовавшего открытие эпохи концепта в искусстве, художественная практика многократно демонстрировала прихотливые отношения двух способов художественного мышления и поведения, которые можно обозначить как пластический и концептуальный. В условиях ХХ-ХХI вв. эта оппозиция (которая в действительно значимых произведениях всегда стремится к синтезу) становится действенным инструментом эстетического анализа.

Когда мы говорим о пластическом мышлении в искусстве, закономерно возникает желание интерпретировать его как универсальный принцип, свойственный творческому сознанию вообще, как характеристику и степень качества творческой работы художника, как меру гармонии в формообразовании. Понятие концептуального мышления помогает избежать его распыления в теоретической безбрежности и обозначить логику предела каждого из двух указанных способов творчества.

Разделение на пластически и концептуально ориентированное творческое мышление удобно проводить, каждый раз отвечая на вопрос: что первично в данном произведении – работа концепта, рацио, которое структурирует форму, выверенный план, проработанная в деталях идея? Или моторика руки, интенция материала – интуиция собственно «формального» поиска, предмет которого – сама красочная плоть, скульптурный объем, характер тембра в музыке, мелодическая оркестровка в поэтическом тексте? То есть само «вещество» протоискусства, обладающее длительностью и потенциальной энергией трансформации.

В условно непластическом мышлении – мышлении концептом – велика роль нарратива как последовательности, цепи умозаключений. Это стратегия и анализ. «Мозговой штурм», в рамках которого форма – лишь одно из звеньев процесса, необходимый, но вторичный инструмент.

Пластическое в первую очередь творится рукой художника, а не его мыслью. Концептуальную идею можно попытаться извлечь из формы, ставшей ее обиталищем, «украсть» ее, чтобы воплотить в другом материале. «Ядро замысла» при этой процедуре не пострадает. С пластическим образом куда сложнее. Это «физика» художника, способ присутствия в произведении его темперамента, характера, широко понимаемой «манеры», которые могут быть скопированы, но не воспроизведены буквально, в живом творческом акте. Наверное, именно этот феномен имел в виду Сергей Эйзенштейн, признаваясь: «Меня увлекает человек, присутствующий ритмами своего переживания в… конструкции произведения».

Метадоминанту пластического мышления – присущее художнику индивидуальное «чувство правильного» – демонстрирует, например, Жоан Миро. В его рисунках, «изображающих» женщину, птицу или любой другой феномен визуального бытия, языком графики воссоздается сама механика возникновения первичного впечатления от объекта. Эти графические листы, безусловно, хранящие «следы» реальности, могли бы быть просто пронумерованы. В случае с Миро прямая дешифровка образа с опорой на название оставляет ощущение насильственно привнесенной логики интерпретатора, которая в живом пластическом процессе рисования присутствует в многократно опосредованном виде. Пусть для Миро нити, связующие иконический образ с реальностью, существенны, однако ведущий художника «пластический инстинкт» – его внутренняя уверенность в верности взятому курсу (получится так, а не иначе) – кажутся здесь несравненно более важными.

Большой мастер, независимо от верности замыслу, всегда живет в «веществе искусства». Инстинктивная моторика руки неожиданно выдает Сезара. Автор умопостигаемых инсталляций из металлолома – «компрессий» автомобильного и прочего мусора – вдруг обнаруживает свойственную пластическому мышлению импровизационность и страстность в опытах с полиуретаном (так называемые «Экспансии»), когда скульптурные образы творились художником непосредственно в момент застывания быстротвердеющего вещества (Экспансия с кубом, 1970; Экспансия «Таз с головами», 1972).

На выставке Александра Рукавишникова «Сечения» (6 февраля –10 марта 2013) впечатляли не только «неомифологические мотивы», с которым активно экспериментирует мастер. Захватывала сама хтоническая энергия разрезов, обрывов, раскроев представленных фигур – хаос, бурлящая незавершенность формы, столкновения и агрессивные взаимопроникания фигур друг в друга, фантастическое препарирование скульптурных объемов. Мифологические образы и вообще какие-либо адаптированные культурой смыслы решительно отступали в тень на фоне пластической атаки на зрение и осязание реципиента. Заметим при этом, что Рукавишников, безусловно, фигуративист. Однако его фигуративность разительно отличается от скульптурных ребусов, например, Александра Бурганова, настолько строгих и логичных, что зритель «решает» их без всякого сопротивления со стороны формы.

Итак, пластическое мышление можно охарактеризовать как «мышление материалом» и «в материале» искусства. Уже на уровне этимологии и семантики лексема «пластическое» окружена такими коннотациями, как «гибкое», «изменчивое», «протяженное», «пространственное», «динамичное» и др. То есть физическими характеристиками, свойственными и художественной форме как материальному объекту, и творческому акту как прихотливому психодуховному процессу.

Представляется, что «пластический способ мышления» (в отличие от «концептуального») является и первичным, и наиболее органичным для художественного творчества в целом. Его отправным пунктом становится интуиция, проективное воображение, чистая моторика руки мастера, немыслимые без «врастания в материал». Неслучайно Эмиль Антуан Бурдель считал материал «сущностью» и призывал «мыслить в камне, гипсе, бронзе» [Мастера искусства об искусстве. Т.5-1, 1969, с. 349].

Впрочем, «пластически мыслить» еще не значит «создавать пластически совершенное».

Вещественное и экзистенциальное в творческом акте

В «Психологии искусства» Л.Выготский, рассуждая о проблеме материала в художественном произведении, прибегает к метафоре двух систем воздушных судов: «…есть двоякого рода произведения искусства, как есть двоякого рода летательные машины – тяжелее и легче воздуха. Аэростат подымается потому, что он легче воздуха, и, в сущности говоря, не представляет победы над стихией, потому что он просто плывет по воздуху, а не преодолевает его, его тянет кверху, а не сам он идет; напротив того, аэроплан, машина тяжелее воздуха, каждую минуту своего подъема падает, встречает сопротивление воздуха, преодолевает его, отталкивается от него и подымается именно в силу того, что падает. Вот такую машину тяжелее воздуха напоминает настоящее произведение искусства. Оно избирает в качестве своего материала всегда материю тяжелее воздуха, то есть нечто такое, что с самого начала в силу своих свойств как будто бы противоречит полету и не дает ему развиваться. Это свойство, эта тяжесть материала все время противодействует полету, все время тянет вниз, и только из преодоления этого противодействия возникает настоящий полет» [Выготский, 1986, с. 285].

Художественное творчество понимается Выготским как преодоление материала, как движение наперекор ему, как выявление в нем скрытых, но потенциально заложенных свойств. Важно еще одно замечание психолога: «…форма в ее конкретном значении не существует вне того материала, который она оформляет. Отношения зависят от того материала, который соотносится. Одни отношения мы получим, если вылепим фигуру из папье-маше, и совершенно другие, если отольем из бронзы. Масса папье-маше не может прийти в такое же точно соотношение, как масса бронзы. Точно так же известные звуковые соотношения возможны только в русском языке, другие возможны только в немецком. Сюжетные отношения несовпадения в любви будут одни, если возьмем Глана и Эдварду, другие – Онегина и Татьяну, третьи – журавля и цаплю. Таким образом, всякая деформация материала есть вместе с тем и деформация самой формы. И мы начинаем понимать, почему именно художественное произведение безвозвратно искажается, если мы его форму перенесем на другой материал. Эта форма оказывается на другом материале уже другой» [Выготский, 1986, с. 79-80].

Пластический образ никогда не редуцируется до своего «концептуального значения». Более того, создание гармоничного художественного произведения (включающего формальные и содержательные слои), невозможно вне нахождения «единственно верного» способа преодоления материала. Обнаружение подобного «пластического камертона» становится эстетическим ключом к форме. В этой связи продуктивным представляется недостаточно изученное в эстетике и искусствознание синтетическое понятие «фактура», выступающее одним из модусов пластического, но не вмещающее его в себя.

На технологическом уровне фактура – это свойство поверхности завершенного произведения пластического искусства: графики, живописи, скульптуры, архитектуры, декоративно-прикладного искусства.

Михаил Ларионов точно определил фактуру не просто как состояние живописной поверхности, но как ее «тембр». Яркие метафорические определения фактуры дает Владимир Марков – фактура это «звучание», «звук материала», «шум для глаз», камертон. Для Казимира Малевича фактура – «самоценная сущность картины». Вновь вспоминается и Жорж Брак, который, по его собственному признанию, пытался создать «тактильное пространство» картины, работая не только над характером красочной поверхности, корпусности, но и над фактурой линий и контуров.

В то же время фактура может и должна рассматриваться как понятие антропологии искусства. Так, Михаил Ле-Дантю говорит о том, что фактура «может передать даже фабулу, даже отвлеченную задачу своим бесконечным разнообразием».

Огюст Роден учит молодых скульпторов воспринимать поверхность камня как атакующую, словно выталкивающую объем на зрителя: «Пусть ваш рисунок воспринимает каждую поверхность, как грань объема, выталкивающего ее сзади. Представляйте себе все формы словно направленные на вас. Всякая жизнь возникает из центра, затем она произрастает, раскрывается изнутри вовне. Равным образом и в прекрасной скульптуре всегда отгадываешь сильный внутренний импульс» [Мастера искусства об искусстве. Т.5-1, 1969, с. 350]. В этой активности – экспансивности, телеологичности – материала заключена и его «мотивность», подчас принимающая форму гипнотической привлекательности.

Созерцание фактуры произведения рождает ощущение физической причастности к объекту искусства, буквального соприкосновения с ним, ощупывания глазом и рукой, скольжения по его поверхности. Это диалог с произведением как с частью вещного мира, обладающей собственным гармоническим законом.

Фактуру как камертон, как объединяющий гармонический принцип использует Пикассо в скульптуре «Человек с ягненком» (1943), где мужская фигура, как и фигура животного, словно вылеплены из расплюснутых бронзовых завитков, имитирующих овечью шерсть. Целостность парного образа достигается именно за счет фактурного контрапункта.

Интересны сценографические работы и декоративные панно Георгия Якулова в духе нон-финито конца 1910-х – начала 1920-х годов («Нападение льва на лошадь», 1919; «Беговые дрожки», 1919; «Дрожки», 1919; «Эскиз костюма царя Эдипа», 1921 и др.). В качестве фона, задающего колористическую тональность, художник выбирал естественный благородный светло-охристый цвет листов фанеры со следами сучков, прихотливым древесным узором, поверх которого наносился лапидарный рисунок маслом. Якулов изысканно и не без эстетства стилизует эффект только что снятой рубанком древесной «бахромы». Из причудливых – кажется, шевелящихся на глазах «стружек» сотканы мечущиеся по фанерному листу лев и его жертва, фигуры несущихся лошадей и управляющих дрожками жокеев.

Отсутствие фактуры – предельная гладкость – также может использоваться в качестве приема. Обтекаемая фигура «Человек в ноябре» (1974) немецкого скульптора Вальдемара Отто выразительна именно за счет своей «бесфактурности». С нее словно стекает вода. Взгляд зрителя скользит по поверхности скульптуры, не находя возможности зацепиться за шероховатость, скол, угол. Так творится метафора «человека без свойств», «не отражающегося» в «зеркале мира».

В 1913 году Александр Шевченко в книге «Неопримитивизм», говоря о фактуре, выдвинул идею «протекающей раскраски» – прозрачности, лессировочности живописного слоя. Фактически он указал на связь фактуры с движением цвета в пространстве. В наши дни идея динамической цветовой фактуры обрела вторую жизнь в видеоарте. В рамках 6 Московской биеннале современного искусства в Манеже экспонировалась замечательная анимационная работа пакистанской художницы Шахзии Сикандер «Параллакс». На огромном экране – не менее 15 метров в длину и 4-х в высоту – демонстрировались динамичные потеки краски и проступающие один за другим слои изображения. Из растворимых, акварельных они превращались в плотные, почти осязаемые. Фактурная игра, помимо захватывающего декоративного эффекта, акцентировала символику попеременного истончения и уплотнения бытия, смены его ритмов и режимов материальности. Так вековые поиски идеальной «протекающей раскраски» обрели реальность при посредничестве новейших арт-технологий.

В многотрудном процессе работы над произведением художник ведет диалог не только с «зачаточной формой» (Э.Жильсон), парящей в его воображении, но и находится в прямом физическом контакте с той материальной субстанцией, которой предстоит превзойти себя, чтобы брести статус художественного образа. Возможно, феномен пластического мышления наиболее репрезентативен именно на этой территории.

О том, насколько интимны могут быть отношения художника и призванной им «материи протоискусства», свидетельствует признание Винсента Ван Гога: «У горного мела звучный глубокий тон. Я сказал бы даже, что горный мел понимает, чего я хочу, он мудро прислушивается ко мне и подчиняется; обыкновенный же мел равнодушен и не сотрудничает с художником» [Ван Гог, 1966, с. 173]. Материал воспринимается художником не только как преграда, которую необходимо преодолеть, но и как «мудрый» собеседник и сообщник в общем деле сотворения произведения искусства.

В 2015 году в ГМИИ им. А.С.Пушкина прошли две стилистически связанные выставки – «Александр Колдер. Ретроспектива» и «Рембрандт. Другой ракурс. Произведения Рембрандта Харменса ван Рейна и Дмитрия Гутова». Оба скульптора демонстрируют виртуозное владение избранным в «помощники» материалом: Колдер – проволокой, Гутов – обрезками металлической арматуры, спаянными сварочным аппаратом. И Колдер, и Гутов расширяют возможности традиционной «линейной» графики. Колдер в своем знаменитом «проволочном» цикле расшатывает сплюснутое почти до двухмерного пространство, в которое помещены его акробаты, рыбы и птицы, случайной игрой теней, отбрасываемых раскачивающимися в воздухе фигурами. Гутов же создает сварные голограммы, с четко определенной точки зрения являющие реципиенту узнаваемые рембрандтовские мотивы, но с других ракурсов (в том числе и из положения «изнутри») – иллюстрирующие поэтику открытости.

Идея проволочных «мобилей» была навеяна Колдеру воспоминаниями о мастерской его отца и деда – скульпторов, использовавших проволоку и металлические стержни как основу для глиняных скульптур. Гутову его материал открылся во время прогулок по московскому лесопарку.

Тонкое «чувство материала» отличает станковые скульптуры Вадима Сидура. «Готовые предметы», которые использует художник (канализационные трубы и тройники, батареи, обломки инструментов, металлические сетки, моторы), в пространстве инсталляции лишаются своей утилитарной роли (циклы «Железные пророки», «Гроб-арт», композиции «Современное распятие», «Горло» и др). Это отличает скульптора от тех мастеров реди-мейд, в работах которых вещи остаются сами собой (например, «Общее время» или «Упаковка багажа» Армана). Гротескные металлические существа Сидура всегда антропоморфны и даже психологичны. В отдельных композициях, сконструированных по принципу бриколажной логики, скульптор даже добивается портретного сходства с моделью. Таков, например, «Автопортрет отца “Гроб-Арта”» (1982), где образ художника создается при помощи всего нескольких предметов – носилок, лопаты и берета. Антропоморфизированый, преображенный художническим усилием металлический хлам утрачивает свою утилитарную ипостась, восходя из «земли» в «мир».

Пребывая в зримом и осязаемом, человек растворяется в «плоти» мира. Покинуть ее не в силах и художник, которому, однако, дана способность одухотворять тотальную связанность сущего гармонией образа. Стихийно рождаясь из кипящей хтоники вещества, таинственной субстанции потенциальных форм, искусство возводит материю в бытие.

ИСТОЧНИКИ

1. Мастера искусства об искусстве. Т. 5-1. – Москва: Искусство, 1969.

2. Современная книга по эстетике. Антология. – Москва: Искусство, 1957.

3. Чжуан-цзы. Путь полноты свойств / Пер. c кит. Л.Д. Позднеевой. – Москва: Эксмо, 2005.

4. Бродский И. Посвящается стулу. 1987 / Бродский И. Малое собрание сочинений. – Санкт-Петербург: Азбука, Азбука-Аттикус, 2013.

5. Ван Гог В. Письма. – Ленинград – Москва: Искусство, 1966.

6. Эрнст, Макс. Энциклопедический словарь сюрреализма. – Москва: ИМЛИ РАН, 2007.

ЛИТЕРАТУРА

1.Выготский, Лев. Психология искусства. – Москва: Искусство, 1986.

2. Мерло-Понти, Морис. Око и дух / Пер.с франц. А.В.Густыря. – Москва: Искусство, 1992.

3. Хайдеггер, Мартин. Исток художественного творения: избранные работы разных лет / Пер. с нем А.ВМихайлова. – Москва: Академический проект, 2008.

SOURCES

1. Mastera iskusstva ob iskusstve. [Masters of Art about Art]. V. 5-1. – Moscow: Iskusstvo, 1969.

2. Sovremennaya kniga po estetike. Antologiya [The modern Book on Aesthetics. Anthology]. – Moscow: Iskusstvo, 1957.

3. Zhuangzi. Puty polnoty svoystv [Zhuangzi]. – Moscow: Eksmo, 2005.

4. Brodskiy, Iosif. Posvyashhayetsa stulu [Dedicated to the Chair] / Brodskiy, Iosif. Maloye sobraniye sochineniy [The Small Collected works] – St. Petersburg: Azbuka, Azbuka-Attikus, 2013

5. Van Gogh, Vincent. Pisma [Letters]. – Leningrad – Moscow: Iskusstvo, 1966.

6. Ernst, Max. Enciclopedicheskiy slovar surrealizma [Encyclopedic Dictionary of Surrealism]. – Moscow: IMLI RAN, 2007.

REFERENCES

1. Vygotskiy, Lev. Psihologiya iskusstva [The Рsychology of art]. – Moscow: Iskusstvo,1986.

2. Merleau-Ponty, Maurice. Oko i duh [Eye and Mind]. – Moscow: Iskusstvo, 1992.

3. Heidegger, Martin. Istok hudozhestvennogo tvoreniya [The Origin of the Work of Art].Moscow: Akademicheskiy projekt, 2008.

Экзистенциальный опыт и постижение как методологические проблемы психологии понимания Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПСИХОЛОГИИ

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ОПЫТ И ПОСТИЖЕНИЕ КАК МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ПОНИМАНИЯ

В . В . Знаков1

В статье дан методологический анализ трех тенденций развития психологического познания в последние три десятилетия. Во-первых, анализируются психологические исследования обработки информации в человеческом мышлении, основанной иногда на интуитивном опыте, иногда на логически обоснованном знании. Показано, что согласно теориям двойственности процессов рассуждений (dual-process theories of human thinking), у человека есть две отличные, но взаимодействующие системы для обработки информации. Одна система ориентирована на эвристики, приводящие к интуитивным ответам, а другая основана на аналитической обработке. Их описания соответствуют представлениям психологов о когнитивно-опытной теории личности (CEST) С. Эпштейна и двух познавательных стилях — рациональном и интуитивном. Такие научные представления неразрывно связаны с существованием целостного континуума способов понимания мира: от парадигматического к нарративному и затем к тезаурусному. Во-вторых, доказывается, что современный человек живет в многомерном мире, состоящем из эмпирической, социокультурной и экзистенциальной реальностей. События и ситуации в этих реальностях понимаются людьми по типам понимания-знания, понимания-интерпретации и понимания-постижения. В-третьих, обосновывается, что экзистенциальную реальность субъект не познает, а постигает. Соответственно экзистенциальный опыт субъекта закономерно включает не только бессознательные знания и переживания, но и непостижимое и таинственное. Обосновано, что непостижимость реальности — это один из атрибутов бытия. Непостижимость не означает принципиальной невозможности понимания. Постижение представляет собой такой тип понимания, который направлен на явления и объекты мира, требующие для своего понимания незаурядных усилий. Постижение — это такое схватывание целого, части которого субъект по тем или иным причинам не может познать и детально описать. Проанализирована тайна как научный психологический, а не мистический и фантастический феномен. Определение тайны дано на основе психологии мышления, в которой различаются проблемная ситуация и задача.

Ключевые слова: понимание, постижение, знание, опыт, непостижимое, тайна.

1 Знаков Виктор Владимирович — доктор психологических наук, профессор, главный научный сотрудник Института психологии Российской академии наук (Москва), Москва, Россия. Эл. адрес: [email protected]

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, грант 13-06-00087 «Понимание, знание и опыт».

Два психологических механизма мышления

Одной из важнейших тенденций развития методологии психологической науки в последние три десятилетия является анализ двойственности механизмов обработки информации в человеческом мышлении. Двойственность мышления, с одной стороны, отражает многомерность мира человека, принципиальные различия в типах проблем, которые субъект должен решать в эмпирической, социокультурной и экзистенциальной реальностях [Знаков, 2012]. С другой стороны, в названной тенденции развития методологии психологической науки как в имплицитном, так и эксплицитном виде выражено соотношение сознательных и бессознательных, логических и интуитивных компонентов человеческих рассуждений. Закономерность и оправданность существования такой тенденции следует из публикаций зарубежных и российских ученых.

С. А. Сломэн выделяет две системы мышления — ассоциативную и основанную на правилах. Первая система ассоциативна потому, что ее функционирование направлено на отражение подобных структур и отношений пространственно-временной смежности. Вторая система основана на правилах, она оперирует символическими структурами, содержание и свойства которых обеспечивают логически правильные рассуждения. Две системы анализируются автором как обладающие взаимодополняющими функциями, обеспечивающими мыслящему субъекту возможность одновременно осуществлять разные варианты решения задачи [Sloman, 1996].

Многие психологи различают два типа познавательных процессов: осуществляемых быстро при незначительном участии сознания и более рефлексивных, но протекающих медленнее. К. Е. Станович и Р. Ф. Уэст назвали их процессами Системы 1 и Системы 2 [Stanovich, West, 2000]. Процессы Системы 1 возникают спонтанно и не требуют большого количества ресурсов внимания. Распознание того, является ли входящий в аудиторию человек вашим учителем по математике, задействует процессы Системы 1. Узнавание этого человека осуществляется мгновенно, без приложения усилий и не зависит от интеллекта, мотивации или сложности решаемой задачи. Вычисление без калькулятора квадратного корня из числа 19163 задействует процессы Системы 2 — ментальные операции, требующие усилий, мотивации, концентрации внимания и следования ранее выученным правилам. При вычислении квадратного корня Система 1 не играет никакой роли, потому что эта задача не предполагает интуитивного решения. Только человек, достаточно мотивированный и знающий алгоритм, может получить правильный ответ [Frederick, 2005].

Итак, согласно теориям двойственности процессов рассуждений (dual-process theories of human thinking), у человека есть две отличные, но взаимодействующие системы для обработки информации. Одна (Система 1) ориентирована на эвристики, приводящие к интуитивным ответам, в то время как другая (Система 2) основана на аналитической обработке. Обе системы могут

время от времени функционировать параллельно. Однако когда доступны познавательные ресурсы и активированы аналитические цели, Система 2 обычно доминирует и закрывает познающему субъекту вход в Систему 1 [Gervais, Norenzayan, 2012]. Удовлетворительное объяснение этого феномена можно найти в представлениях Ж. Пиаже о существовании аффективного бессознательного и когнитивного бессознательного [Пиаже, 1996]. С точки зрения ученого, познающий субъект обычно не осознает структур или функций внутренних механизмов, направляющих его мышление, ему ясны лишь результаты. Именно эти внутренние механизмы Пиаже называет когнитивным бессознательным. Основополагающими понятиями для объяснения структуры и функций когнитивного бессознательного в концепции Пиаже являются «сен-сомоторные схемы» и «операциональные схемы». Он пишет: «Следовательно, проблема может быть сформулирована следующим образом: почему некоторые сенсомоторные схемы становятся осознанными (то есть принимают репрезентативную, в частности вербальную, форму), в то время как другие остаются бессознательными? Причина этого лежит, по-видимому, в том, что некоторые схемы действий противоречат идеям, которые субъект сознательно уже сформулировал. Эти идеи занимают более высокое место, чем схемы действия, и, таким образом, блокируют их интеграцию в сознательное мышление. Ситуацию можно сравнить с аффективным вытеснением: когда чувство или побуждение противоречит эмоции или тенденции более высокого порядка (например, идущей от Суперэго), они устраняются сознательным или бессознательным вытеснением. Таким образом, в познании можно наблюдать механизм, аналогичный бессознательному вытеснению» [Пиаже, 1996]. По его мнению, осознание — это следствие реконструкции на высшем — сознательном — уровне элементов, которые до этого уже были организованы иным образом на низшем — бессознательном уровне.

Дж. С. Б.Т. Эванс предпринял попытку систематизировать отличительные признаки двух систем мышления, представленные в статьях разных психологов. Систему 1 характеризуют: автоматичность, эвристичность, эмпирический опыт, имплицитное неявное знание, ассоциативность, интуитивность, бессознательность, имульсивность, холистичность. Такой стиль мышления отличается интуитивностью принимаемых решений, высокой скоростью мыслительных процессов при минимальной их осознанности. Система 2, наоборот, во время мышления проявляется в контролируемости, систематичности, рациональности, эксплицитности знания, логичности, осознанности, рефлексивности, аналитичности. Реализующее Систему 2 мышление оказывается целенаправленным, логически обоснованным и осознанным [Evans, 2008].

В современной науке убедительные подтверждения двойственности психологических механизмов человеческого мышления можно найти в исследо-

ваниях аналитического и холистического типов мышления [Choi et al., 2007; Pierce, 2007; Mei-Hua, 2008; Gervais, Norenzayan, 2012; Знаков, 2013].

Фактор аналитической переработки информации взаимосвязан с фактором общего интеллекта, в то время как фактор холистической переработки — с эмоциональным интеллектом. В исследовании С. С. Беловой с соавторами не было выявлено связи аналитичности и холистичности с креативностью [Белова и др., 2012]. Вместе с тем в целом ряде других работ утверждается, что креативные субъекты явно предпочитают холистический стиль мышления и способ решения задач [Zhang, 2002]. Фрэйм двойственности когнитивной обработки предсказывает, что стратегия аналитического мышления может быть источником религиозного неверия. Искренне верующие люди проявляют больше положительных эмоций в ситуациях, актуализирующих естественный для человека страх смерти. При обсуждении проблем, связанных с религиозными убеждениями (в частности, эвтаназии, абортов и др.), они обнаруживают меньшую когнитивную сложность, чем атеисты. Однако при решении иных проблем (пример — охрана окружающей среды) когнитивная сложность рассуждений холистов становится такой же, как у аналитиков [Friedman, 2008].

Современные научные представления об аналитичности / холистичности обобщены в теоретической модели, разработанной Р. Е. Нисбеттом с коллегами [Nisbett et al., 2001]. Модель включает четыре основных признака аналитического и холистического типов мышления и понимания субъектом мира: фокус внимания, отношение к противоречиям, восприятие изменений и каузальная атрибуция.

При оценке социальных ситуаций холисты обычно прежде всего обращают внимание на целостный контекст: отношения между объектами и областью, которой они принадлежат. Напротив, аналитический стиль мышления способствует направленности внимания скорее на сами объекты, чем на область, которой они принадлежат. Холисты более полезависимы, чем аналитики, им труднее отделить объект от области, в которую он включен. Зато холисты лучше, чем аналитики, справляются с обнаружением отношений среди объектов на фоне поля.

В неоднозначных социальных ситуациях и спорах холисты обычно более толерантны к противоречиям и пытаются достичь компромисса. Они основываются на предположении, что противоположные суждения могут быть одновременно верными и что каждое в конечном счете может быть преобразовано в свою противоположность. Напротив, формальный логический подход аналитиков проявляется в их направленности на решение противоречий путем выбора одного из двух противоположных суждений.

Холисты полагают, что в природном и социальном мире все связано друг с другом. Они рассматривают объекты, явления как нестатичные и ожидают, что из-за сложных паттернов взаимодействий элементов существует состоя-

ние постоянного изменения. Аналитики, наоборот, воспринимают большинство объектов как независимые. Из этого следует, что, по их мнению, сущность объектов не изменяется в течение долгого времени, потому что она не подвержена влиянию других факторов.

Каузальная атрибуция: интерпретируя причины поведения других, люди обычно сводят объяснения либо к ситуативным факторам, либо к диспозици-ональным (чертам личности, предрасположенности реагировать сходным образом в различных ситуациях). Аналитики нацелены преимущественно на поиск диспозициональных причин, в то время как холисты включают в объяснение также и ситуативные факторы. Прежде чем сделать заключение, холисты рассматривают большее количество информации, чем аналитики. В результате они реже совершают фундаментальные ошибки каузальной атрибуции [Choi et al., 2007; Mei-Hua, 2008; Pierce, 2007].

Гораздо раньше западных психологов к глубоким и содержательным выводам о двойственной природе человеческого мышления пришел отечественный психолог Я. А. Пономарев. Исследуя мышление и творчество, он различал логический и интуитивный опыт. Сознательный логический опыт всегда связан с целями мыслительной деятельности (предвосхищаемыми результатами действий, которые субъект может высказать словами). Интуитивный опыт, основанный на бессознательном знании, формируется вне и независимо от целей. Соответственно мыслящий субъект не осознает такое знание, и потому бессмысленно спрашивать его о характеристиках и свойствах интуитивного опыта. По Я. А. Пономареву, превращение бессознательного знания в осознанное возможно только с помощью действий: чтобы реализовать в мышлении интуитивный опыт, субъект должен осуществить определеные умственные действия [Пономарев, 1976]. Д. В. Ушаков, развивая эти идеи, уточняет: «Люди могут функционировать в различных режимах. В хорошо осознанном логическом режиме они не имеют доступа к своему интуитивному опыту. Если же в своих действиях они опираются на интуитивный опыт, то тогда они не могут осуществлять сознательный контроль и рефлексию своих действий» [Ушаков, 2006]. Очевидно, что здесь уже отчетливо просматривается попытка осмысления психологических механизмов двойственности мышления, анализа сфер реализации Системы 1 и Системы 2.

От знания — к опыт

В наше время обращение многих психологов к категории опыта происходит не случайно. С одной стороны, интерес к этому феномену органично вытекает из описанных выше психологических исследований двойственности мышления, функционирование которого происходит при опоре как на достоверные знания, так и на интуитивный опыт. С другой стороны, такой поворот в научном мировоззрении ученых соответствует методологическим тенденциям

развития современного социогуманитарного познания. Сегодня в психологии происходит становление нового этапа познания, на котором во многих исследованиях ключевую роль начинает играть анализ не сознания, познания и знания, а интегративного феномена опыта — индивидуального и надличностного. В научном исследовании знание соотносится главным образом с предметно-содержательными характеристиками событий и ситуаций. Опыт шире, он является порождением не только познавательных структур, но и ценностно-смысловых образований личности, неразрывно связанных с эмоциональными трудно вербализуемыми переживаниями.

В методологии гуманитарных наук необходимость постановки во главу угла опыта, а не истины ясно и четко сформулирована Ф. Анкерсмитом [Анкерсмит, 2007]. Большинство сущностей и явлений, с которыми имеют дело психологи, таковы, что их описания не могут быть референтными, прямо отнесенными к психическим образованиям. Например, что считать референтом духовности или здоровья? Никто не сомневается, что в онтологическом смысле названные феномены существуют. Вместе с тем научные дискуссии о них ведутся на естественном языке, на котором можно сформулировать множество теорий. Научные теории — это не референты, а репрезентации, они не непосредственно соотносятся с исследуемыми феноменами, а как бы замещают их в сознании ученых. Однако репрезентации включают не только отражение реальности, но и правила ее познания и языкового описания.

В истории психологии сначала произошел сдвиг от когнитивизма с его идеей истинности знания к конструктивистской психологии, представители которой фактически отказались от истинности и провозгласили доминирующую роль языка — не только описывающего мир, но и определяющего познавательные схемы субъекта. Поскольку языковые конструкции всегда многозначны, то вряд ли уместно говорить об истинности выраженных языковым способом теорий [Gergen, 1985]. Сейчас мы становимся свидетелями и участниками следующего шага в развитии методологии социогуманитарных наук, в том числе психологии: происходит сдвиг от языка к опыту. При этом основной проблемой становится не то, как нам удается репрезентировать реальность, а то, каким образом мы приобретаем опыт реальности? [Анкерсмит, 2007]. Если в научном знании ключевую роль играет истинность, то для опыта она фактически не важна, значимы его субъективная ценность и личностный смысл. Особую роль в человеческом бытии играет такой вид опыта, как экзистенциальный. Он направляет весь ход жизни человека и, в частности, осуществляет ценностно-смысловую регуляцию тезаурусного и нарративного понимания субъектом себя и мира.

Разумеется, все многообразие психологических исследований нельзя сводить только к изучению экзистенциальных сторон человеческого бытия. В современной психологии существует три традиции психологического исследова-

ния (когнитивная, герменевтическая, экзистенциальная), в каждой из них при описании исследователем проблем, целей, результатов ключевую роль играют соответственно понимание-знание, понимание-интерпретация, понимание-постижение [Знаков, 2009]. Однако основная цель этой статьи — научный анализ осмысления и понимания человеком событий и ситуаций, возникающих в экзистенциальной реальности человеческого бытия [Знаков, 2012].

Экзистенциальный опыт и понимание-постижение событий и ситуаций

В современной психологической литературе представлено шесть основных составляющих экзистенциального опыта, которые находятся в фокусе внимания ученых. Это его трехкомпонентная структура, метасистемная организация, переживание как субъективная ценность, свое и чужое в опыте человека, понимание-постижение и непостижимое, а также тайна как атрибут опыта.

С позиций психологии человеческого бытия принципиально важно различение экзистенциального и обыденного, повседневного видов опыта субъекта. Экзистенциальные события представляют собой такие осмысленные, понятые, оцененные субъектом факты и явления человеческого бытия, к которым он не может остаться равнодушным. Неудивительно, что экзистенциальными для субъекта становятся далеко не все повседневные события и ситуации. Экзистенциальные — это только события, оказавшие на человека сильное влияние, в процессе понимания и переживания которых изменился его внутренний мир. Экзистенциальный опыт представляет собой совокупность бессознательных знаний и переживаний субъекта.

Экзистенциальный опыт неизбежно включает в себя постижение. В современном дискурсе употребление прилагательного «постижимый» возможно только тогда, когда речь идет о глубоком понимании сути характеризуемого объекта, о проникновении в его основные, наиболее существенные свойства. Понимать можно и простое, и сложное, а постигать — только сложное. Например, в 2001 г. для миллионов людей со всего мира очевидным, когнитивно понятным, но экзистенциально непостижимым, почти апокалиптическим событием стала неоднократно повторявшаяся по телевидению картина крушения манхэттенских небоскребов-близнецов.

В социогуманитарных науках постижение бытия человеком рассматривается как такая система, в которой отдельные типы сознания и знания анализируются как формы развивающейся духовной культуры. Согласно С. А. Хмелевской и Н. И. Яблоковой, «постижение бытия осуществляется в определённых устойчивых формах (философия, наука, религия и пр.), которые образуют постижение-систему» [Хмелевская, Яблокова, 2013]. В социокультурном контексте постижение — это «культурно-историческое получение знания, в котором различные типы сознания и знания (обыденное, мифологическое, религиозное,

эстетическое, научное, философское) предстают как формы единой, органически развивающейся духовной культуры» [Хмелевская, Яблокова, 2013].

В психологии постижение трактуется в более узком значении. Постижение представляет собой такой тип понимания, который, во-первых, направлен не на простое, а на сложное: явления и объекты мира, требующие для своего понимания незаурядных усилий. «Употребление прилагательного постижимый возможно только в том случае, когда речь идет о глубоком понимании сути характеризуемого объекта, о проникновении в его основные, наиболее существенные свойства. Такое понимание может быть достигнуто в результате серьезных творческих усилий, глубокой интуиции, озарения, божественного откровения. Для него недостаточно готовых знаний или чужих объяснений» [Апресян и др., 1997]. Во-вторых, постижение — это такое схватывание целого, части которого мы по тем или иным причинам не можем познать и детально описать. Например, директор атомной электростанции ни при каких обстоятельствах не сможет знать о всех процессах, происходящих в данный момент в ядерном реакторе.

Следовательно, необходимость в постижении возникает тогда, когда невозможно познание, когда у нас нет возможности описать понимаемое с помощью логически обоснованных знаний.

Решения, принимаемые нами в трудных жизненных ситуациях, основаны как на разуме, рациональных рассуждениях, так и на интуитивном внепоня-тийном постижении. Экзистенциальный опыт объединяет в себе и то, что мы можем выразить, описать вербальными средствами, и то неосознаваемое, в существовании чего мы почему-то уверены, но о чем можем только строить интуитивные догадки и понимать на уровне понимания-постижения. Вместе с тем экзистенциальный опыт как компонент человеческого бытия включает и объективно непостижимые для субъекта области.

Непостижимое и тайна — проблемы психологии понимания

Непостижимое — одна из объективных характеристик бытия. Человеческое бытие всегда есть нечто большее и иное, чем все мыслимое и тем более описываемое в понятиях. Бытие, условно говоря, больше мышления потому, что существует немало событий и ситуаций, количество сведений о которых явно превышает возможности оперативной памяти и мышления познающего мир субъекта. Например, мэр мегаполиса не может иметь достоверной информации о техническом состоянии всех коммуникаций в городе. Таким образом, непостижимость самой реальности — это один из атрибутов бытия.

Необходимо уточнить: непостижимость не означает принципиальной невозможности понимания. Непостижимость человеком некоторых событий и ситуаций возникает вследствие трудностей концептуализации, другими словами, объединения частей в целостную схему, структуру осознаваемых и не-

осознаваемых, но все-таки интуитивно понятных категориальных знаний о понимаемом. Ведь понимание — это всегда соотнесение нового с известным, включение предмета понимания в структуру личностного знания понимающего субъекта.

Важной частью экзистенциального опыта является не только непостижимое, но и тайна. Психологи должны осознавать, что некоторые стороны экзистенциального опыта объективно таинственны. Они таинственны не вследствие слабости нашего познания, а потому, что их невозможно представить в понятийном знании. Разумное понимание тайны как атрибута экзистенциального опыта заключается в осознании бессмысленности усилий, направленных на ее раскрытие, разоблачение.

Что такое тайна как научный психологический, а не мистический и фантастический феномен? Содержательно тайна раскрывается в описаниях событий, хотя и иррациональных, но реальных. Я имею в виду то, что есть, бывает, но необъяснимо. Например, в рассказе классика русской литературы, писателя-реалиста И. С. Тургенева «Собака», когда герой выключал свет и ложился спать, у него под кроватью начинала ворочаться и издавать характерные звуки не существующая у него собака. При включении света собака пропадала. Это можно было бы приписать слуховым галлюцинациям героя, но когда он пригласил к себе переночевать приятеля тот услышал то же самое.

Вполне удовлетворительное определение тайны можно дать, опираясь на данные современной психологии мышления, в которой различаются проблемная ситуация и задача (загадка). А. В. Брушлинский писал: «Необходимо различать проблемную ситуацию и задачу. Проблемная ситуация — это довольно смутное, еще не очень ясное и мало осознанное впечатление, как бы сигнализирующее «что-то не так», «что-то не то». Например, летчик начинает замечать, что с мотором происходит нечто непонятное, однако он пока не уяснил, что именно происходит, в какой части мотора, по какой причине, и тем более летчик еще не знает, какие действия надо предпринять, чтобы избежать возможной опасности. В такого рода проблемных ситуациях и берет свое начало процесс мышления. Он начинается с анализа самой этой проблемной ситуации. В результате ее анализа возникает, формулируется задача, проблема в собственном смысле слова. Возникновение задачи — в отличие от проблемной ситуации — означает, что теперь удалось хотя бы предварительно и приблизительно расчленить данное (известное) и неизвестное (искомое). Это расчленение выступает в словесной формулировке задачи» [Брушлинский, 1998]. По А. Н. Леонтьеву, задача — это цель, данная в определенных условиях.

С психологической точки зрения тайна обладает, по меньшей мере, четырьмя признаками.

1. Тайна — это такая проблемная ситуация, которую субъект не может преобразовать в задачу. Столкнувшись с чем-то непонятным и неразрешимым,

на каком-то этапе осмысления проблемы человек понимает, что у него нет необходимых знаний, умений, навыков и потому сознательно отказывается от ее решения.

2. Человек оценивает проблемную ситуацию как жизненно значимую для себя: проблема превращается в незабываемое экзистенциально ценностное событие.

3. Таинственными для нас становятся не все проблемные ситуации, а только редкие, вероятность наступления которых очень мала. Если у меня сломается телевизор и я не смогу его починить, то буду рассматривать эту ситуацию не как тайну, а как отсутствие у меня знаний, которые есть у радиомеханика. Вместе с тем, увидев в небе объект, похожий на НЛО, мы начинаем думать о возможном оптическом обмане, атмосферных явлениях или испытаниях оружия на соседнем военном полигоне. Однако различные гипотезы, хотя и будут способствовать запуску мышления, но вряд ли приведут к удовлетворительному формулированию условий задачи, превращению тайны в пока неразгаданную загадку.

4. Таинственные явления оставляют неудовлетворенной познавательную мотивацию субъекта, вызывают в его сознании что-то, похожее на «эффект Зейгарник»: они будят воображение, дают волю фантазии, но не приводят к рациональному объяснению произошедшего.

Приведу типичный пример. В Самаре у меня есть знакомый профессор психологии. Он много лет профессионально занимается психологией характера, написал немало трудов по этой проблематике. Однажды ему показали астрологический прогноз его внучки, и он был поражен почти полным совпадением суждений астролога с его собственными представлениями о характере девочки. Будучи ученым, он начал рассуждать о возможностях доказательства неслучайности совпадения. Могут ли обладать одинаковым психологическим складом люди, родившиеся в один день? Однако, наверно, надо учитывать точное время рождения, место, может быть, национальность и т.п. Постепенно становится очевидно, что все условия формулировки этой задачи учесть практически невозможно. Вывод: не пытаться решить загадку точности астрологического прогноза, а принять отраженную в нем характеристику как единичный факт. Этот факт (психологическая характеристика родного человека) не может быть абстрактно-безразличным, он явно обладает личностной экзистенциальной ценностью для профессора.

Тайна есть неустранимый и непроблемный контекст действительности, ее не только нельзя осознать, но обычно и не нужно осознавать. Подлинно экзистенциальное понимание заключается в том, что к непостижимому и таинственному не следует подходить так же, как к анализу решения познавательной задачи, проблемы. Познавательную задачу мы решаем до тех пор, пока аналитическим способом не только находим, но и устраняем скрытое в ее условиях противо-

речие. В таинственном не может быть противоречий, потому что экзистенциальная тайна бытия по своей природе не аналитична, а холистична. Это значит, что, хотя и на уровне бессознательного, но тайна включает представления субъекта о том, что противоречивые компоненты экзистенциальной ситуации все же неотделимы от нее как целого. Более того, можно найти угол зрения, при котором противоречия не только не устраняются, но и превращаются в свою противоположность.

В человеческом бытии есть немало тайн, в которые люди непосредственно вовлечены и которые следует рассматривать только в контексте экзистенциальных ситуаций. Для всех нас тайной является не только дата собственной смерти, но и то, что с нами будет после нее. Люди не могут предсказывать время смерти, они лишь по-разному оценивают, относятся к этому событию. Для одних это безусловная трагедия, неприятные мысли о которой они стараются отодвигать на задний план сознания; для других — размышления об итогах, что удалось сделать, а что нет; у третьих преобладает тревога по поводу семьи. Применительно к таким содержащим тайну экзистенциальным ситуациям невозможно и бессмысленно формулировать конкретные причинные вопросы (почему? зачем? из-за чего?). Например, на протяжении нескольких столетий для человечества тайной остается улыбка Джоконды Леонардо Да Винчи, но какие небанальные вопросы здесь уместны, о чем тут спрашивать?

В основании экзистенциальной тайны лежит не познавательное стремление к решению задачи. Наоборот, при ее появлении важен осознанный человеком отказ от разгадывания, принятие ее как субъективной ценности. Это такие тайны, которые не внутри нас, а те, в которые мы вовлечены как субъекты человеческого бытия. Экзистенциальная тайна — это атрибут и опыта субъекта, и ситуации, в которую он попадает. Приобщение к таким тайнам позволяет субъекту включиться в какой-то иной, условно говоря, более глубокий и одновременно более возвышенный уровень бытия. Экзистенциальные тайны более значительны, чем неразгаданные загадки внешних событий жизни.

Когнитивно тайна непознаваема. В экзистенциально-герменевтическом контексте в ней проявляется плюралистичность мира, множественность ответов на вопросы (в частности, что скрывает в себе улыбка Джоконды?). Многообразие ответов и вариантов интерпретации таинственного — это не что иное, как разные способы понимания.

Следовательно, тайна — это проблема психологии понимания.

Заключение

Итак, анализ методологических тенденций развития современной психологии показал следующее. Из двойственности психологических механизмов мышления следует, что изучение роли экзистенциального опыта (а не только логически обоснованных и осознанных субъектом знаний) — это, безусловно,

перспективное направление психологических исследований. Изучение опыта расширяет горизонты исследовательского поля, позволяет психологам фокусировать внимание на анализе принципиально новых проблемных ситуаций — постижения, непостижимого, тайны и др.

Кроме того, такой анализ углубляет содержательные представления ученых о существенных различиях в осмыслении субъектом характерных особенностей эмпирической, социокультурной и экзистенциальной реальностей. В эмпирической реальности мы решаем предметные задачи, результатом решения которых является новое знание о мире. Вслед за А. В. Брушлинским можно утверждать, что при обращении психологов к анализу макрокатегорий, не имеющих референтов в эмпирической реальности («духовность», «гуманизм», «справедливость» и др.), решающее значение приобретает способ их интерпретации. Исследуя решение нравственных задач, он писал: «Решением считался не какой-либо определенный ответ (как это принято в предметных задачах), а любой обоснованный и подробно обсужденный испытуемым способ решения» [Брушлинский, 2006, с. 562]. Фактически это означает, что при переходе от микросемантического метода решения задач к макроаналитическому изменяются наши представления о соотношении мышления и понимания. В психологии мышления акцент делается на результате, получении мыслящим субъектом новых знаний о мире. В отличие от мышления понимание прямо не направлено на поиск нового, его главная функция — порождение смысла знания. Понимание всегда поливариативно, его полнота определяется степенью разнообразия вариантов интерпретации понимаемого. С позиции психологии понимания, интерпретация — это конкретный, один из возможных способов понимания. В частности, способы решения нравственных задач, по А. В. Брушлинскому, есть не что иное, как различные интерпретации содержания понимаемой нравственной ситуации.

Следовательно, концентрация внимания психологов даже только на одной из методологических тенденций, связанной с интуитивным мышлением и экзистенциальным опытом способствует не только углублению научных знаний об известных феноменах, но и развитию новых взглядов на содержательное соотношение между разными областями психологической науки.

Библиографический список

1. Анкерсмит, Ф. (2007). Возвышенный исторический опыт. М.: Европа.

2. Апресян, Ю. Д. и др. (1997). Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Первый выпуск. Ю. Д. Апресян (ред.). Москва: Школа «Языки русской культуры».

3. Белова, С. С. и др. (2012). Аналитические и творческие способности в социальной сфере. В С. С. Белова, Е. А. Валуева, В. В. Овсянникова, Т. А. Сысоева (ред.) Психология образования в поликультурном пространстве, (4), 91-97.

4. Брушлинский, А. В. (2006). Избранные психологические труды. Москва: Институт психологии РАН.

5. Брушлинский, А. В. (1998). Интеллектуальные процессы: мышление. В А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский (ред.) Психология: Учебник для студ. высш. пед. учеб. заведений. Москва: Академия.

6. Знаков, В. В. (2013). Аналитичность и холистичность во взглядах А. В. Брушлинского и О. К. Тихомирова. Вопросы психологии, (4), 135-146.

7. Знаков, В. В. (2012). Многомерный мир человека: типы реальности, понимания и социального знания. Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология, (3), 18-29.

8. Знаков, В. В. (2009). Три традиции психологических исследований — три типа понимания. Вопросы психологии, (4), 14-23.

9. Пиаже, Ж. (1996). Аффективное бессознательное и когнитивное бессознательное. Вопросы психологии, (6), 125-131.

10. Пономарев, Я. А. (1983). Методологическое введение в психологию. Москва: Наука.

11. Ушаков, Д. В. (2006). Языки психологии творчества: Яков Александрович Пономарев и его научная школа. В Д. В. Ушаков (ред.) Психология творчества: школа Я. А. Пономарева. Москва: Институт психологии РАН.

12. Хмелевская, С. А., Яблокова Н. И. (2013). Система форм постижения бытия в контексте современной культуры. Вестник МГОУ. Серия «Философские науки», (2), 74-78.

13. Choi, I. et al. (2007). Individual differences in analytic versus holistic thinking. In I. Choi, M. Koo, J. A. Choi (Eds.) Pers. Soc. Psychol. Bull, 33 (5), 691-705.

14. Evans, J. S. B. T. (2008). Dual-processing accounts of reasoning, judgment, and social cognition. Annu. Rev. Psychol, (59), 25-278.

15. Frederick, S. (2005). Cognitive reflection and decision making. Journal of Economic Perspectives, 19 (4), 2-42.

16. Friedman, M. (2008). Religious fundamentalism and responses to mortality salience: A quantitative text analysis. The International Journal for the Psychology of Religion, (18), 216-237.

17. Gergen, K. J. (1985). The social constructionist movement in modern psychology. American Psychologist, (40), 260-275.

18. Gervais, W. M., Norenzayan A. (2012). Analytic thinking promotes religious disbelief. Science, 336 (27), 493-496.

19. Mei-Hua, L. (2008). Analytic-holistic thinking, information use, and sensemaking during unfolding events. A dissertation submitted in partial fulfillment of the requirements for the degree of Doctor of Philosophy. Wright State University.

20. Nisbett, R. E. et al. (2001). Culture and systems of thought: Holistic versus analytic cognition. In R. E. Nisbett, K. Peng, I. Choi, A. Norenzayan (Eds.) Psychol. Rev.,108 (2), 291-310.

21. Pierce, M. E. (2007). Individual and holistic information processing. Thesis submitted to the Faculty of the Virginia Polytechnic Institute and State University in partial fulfillment of the requirements for the degree of Master of Science. Blacksburg, 1-24.

22. Sloman, S. A. (1996). The empirical case for two systems of reasoning. Psychological Bulletin, 119 (I), 3-22.

23. Stanovich, K. E., West R. F. (2000). Individual differences in reasoning: Implications for the rationality debate? Behavioral and Brain Sciences, 22 (5), 645-726.

24. Zhang, L. F. (2002). Thinking styles: their relationships with modes of thinking and academic performance. Educat. Psychol., 22 (3), 331-348.

Статья поступила в редакцию 15.05.2014.

EXISTENTIAL EXPERIENCE AND COMPREHENSION AS METHODOLOGICAL PROBLEMS OF UNDERSTANDING PSYCHOLOGY

V. V. Znakov

Viktor Vladimirovich Znakov, Doctor of Psychological Sciences, Professor, Principle Research

Officer of the Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences (Moscow), Moscow, Russia.

E-mail: [email protected]

The article describes the methodological analysis of three tendencies of the psychological cognition development for last three decades. Firstly, the author analyzes the psychological studies of the information processing during the human thought, sometimes based on intuitive experience or logical knowledge. It is shown that a person has two different but interacting systems for the information processing according to the dual-process theories of human thinking. One system is focused on the heuristics, producing intuitive responses and the other one is based on analytical processing. Their descriptions correspond to the psychologists»ideas of the Cognitive-Experiential Self-Theory (CEST) by S. Epstein and two cognition styles — rational and intuitive ones. Such scientific ideas are indissolubly linked with the existence of the integrated continuum of the methods for the world understanding: from paradigmatic to narrative and then to thesaurus. Secondly, it is proved that a modern person lives in the multidimensional world, consisting of the empirical, socio-cultural and existential realities. The events and situations in these realities are understood by people after the types «under-standing-knowledge», «understanding-interpretation» and «understanding-comprehension». Thirdly, it is reasoned that a subject does not cognize the existential reality but comprehend. Therefore, the existential experience of a subject naturally includes not only unconscious knowledge and experiences, but also incomprehensible and mysterious things. It is proved that the incomprehensibility of the reality is one of the attributes of the being. The incomprehensibility does not mean the essential impossibility of understanding. Comprehension represents such type of understanding which is focused on the phenomena and the objects of the world, requiring extraordinary efforts to be understood. Comprehension is such apprehending of the whole thing, the parts of which a subject cannot cognize and describe in details for any reasons. Mystery was analyzed as a scientific and psychological but not mystical and fantastic phenomenon. Mystery is defined on the basis of psychology of thought in which a problem situation and a problem differ.

Key words: understanding, comprehension, knowledge, experience, an incomprehensible thing, and a mystery.

References

1. Ankersmit, F. (2007). Vozvyshennyj istoricheskij opyt [Important historical experience]. Moscow: Evropa.

2. Apresyan, Yu.D. et al. (1997). Novyj ob»yasnitel’nyj slovar sinonimov russkogo yazyka. Pervyj vypusk [New explanatory dictionary of the Russian language synonyms. First issue]. Yu. D. Apresyan (Ed.). Moscow: School «Languages of the Russian culture».

3. Belova, S. S. et al. (2012). Analiticheskie i tvorcheskie sposobnosti v social’noj sfere [Analytical and creative capabilities in the social sphere]. In S. S. Belova, E. A. Valueva, V. V. Ovsyannikova, T. A. Sysoeva (Ed.) Psikhologiya obrazovaniya v polikul»turnom prostranstve [Psychology of education in poly-cultural space], (4), pp. 91-97.

4. Brushlinskij, A. V. (2006). Izbrannye psikhologicheskie trudy. [Selected works in Psychology]. Moscow: Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences.

5. Brushlinskij, A. V. (1998). Intellektual’nye protsessy: myshlenie [Intellectual processes: thought]. In A. V. Petrovskij, M. G. Yaroshevskij (Ed.) Psikhologiya: Uchebnik dlya studentov vysshikhpedagogicheskikh uchebnykh zavedenij [Psychology: Textbook for the students of pedagogical higher education institutions]. Moscow: Akademia.

6. Khmelevskaya, S. A., Yablokova N. I. (2013). Sistema form postizheniya bytiya v kontekste sovremennoj kul’tury [System of the forms of being comprehension in the context of the modern culture]. Vestnik MGOU. Seriya «Filosofskie nauki» [Bulletin of MGOU. Series «Philosophical Sciences»], (2), 74-78.

7. Piaget, J. (1996). Affektivnoe bessoznatel»noe i kognitivnoe bessoznatel»noe. [The affective unconscious and the cognitive unconscious]. Voprosy psikhologii [Issues of Psychology], (6), 125-131.

8. Ponomarev, Ya. A. (1983). Metodologicheskoe vvedenie v psikhologiyu [Methodological introduction to Psychology]. Moscow: Nauka.

9. Ushakov, D. V. (2006). Yazyki psikhologii tvorchestva: Yakov Aleksandrovich Ponoma-rev i ego nauchnaya shkola. [Languages of Psychology of creative activity: Yakov Aleksandrovich Ponomarev and his scientific school]. In D. V. Ushakov (Ed.) Psikhologiya tvorchestva: shkola Ya. A. Ponomareva [Psychology of creative activity: school of Ya. A. Ponomarev]. Moscow: Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences.

10. Znakov, V. V. (2013). Analitichnost’i kholistichnost’vo vzglyadakh A. V. Brushlinskogo i O. K. Tikhomirova [Analyticity and holism in the views of A. V. Brushlinskij and O. K. Tikhomirov]. Voprosypsikhologii [Issues of Psychology], (4), pp. 135-146.

11. Znakov, V. V. (2012). Mnogomernyj mir cheloveka: tipy real»nosti, ponimaniya i social’nogo znaniya [Multidimensional human world: types of the reality and social knowledge]. VestnikMoskovskogo universiteta. Ser. 14. Psikhologiya [Bulletin of Moscow University. Series 14. Psychology], (3), pp.18-29.

12. Znakov, V. V. (2009). Tri traditsii psikhologicheskikh issledovanij — tri tipa ponimaniya [Three traditions of psychological studies — three types of understanding]. Voprosy psikhologii [Issues of Psychology], (4), 14-23.

13. Choi, I. et al. (2007). Individual differences in analytic versus holistic thinking. In I. Choi, M. Koo, J. A. Choi (Eds.) Pers. Soc. Psychol. Bull., 33 (5), 691-705.

14. Evans, J. S. B. T. (2008). Dual-processing accounts of reasoning, judgment, and social cognition. Annu. Rev. Psychol., (59), 25-278.

15. Frederick, S. (2005). Cognitive reflection and decision making. Journal of Economic Perspectives, 19 (4), 2-42.

16. Friedman, M. (2008). Religious fundamentalism and responses to mortality salience: A quantitative text analysis. The International Journal for the Psychology of Religion, (18), 216-237.

17. Gergen, K. J. (1985). The social constructionist movement in modern psychology. American Psychologist, (40), 260-275.

18. Gervais, W. M., Norenzayan A. (2012). Analytic thinking promotes religious disbelief. Science, 336 (27), 493-496.

19. Mei-Hua, L. (2008). Analytic-holistic thinking, information use, and sensemaking during unfolding events. A dissertation submitted in partial fulfillment of the requirements for the degree of Doctor of Philosophy. Wright State University.

20. Nisbett, R. E. et al. (2001). Culture and systems of thought: Holistic versus analytic cognition. In R. E. Nisbett, K. Peng, I. Choi, A. Norenzayan (Eds.) Psychol. Rev., 108 (2), 291-310.

21. Pierce, M. E. (2007). Individual and holistic information processing. Thesis submitted to the Faculty of the Virginia Polytechnic Institute and State University in partial fulfillment of the requirements for the degree of Master of Science. Blacksburg, 1-24.

22. Sloman, S. A. (1996). The empirical case for two systems of reasoning. Psychological Bulletin, 119 (I), 3-22.

23. Stanovich, K. E., West R. F. (2000). Individual differences in reasoning: Implications for the rationality debate? Behavioral and Brain Sciences, 22 (5), 645-726.

24. Zhang, L. F. (2002). Thinking styles: their relationships with modes of thinking and academic performance. Educat. Psychol., 22 (3), 331-348.

Чем опасна мода на чистопородных и дизайнерских собак?

На пике экзистенциального ужаса, который поразил всех в марте, люди панически закупали в интернете муку, санитайзеры, скрабблы, триммеры для бороды и… щенков. Как и в случае с туалетной бумагой, продавцы в ответ на возросший спрос увеличили цены. В результате в Европе и Америке собачий бум вновь заставил говорить о сомнительной с этической точки зрения практике выведения породистых собак и дизайнерских помесей.

Во время локдауна щенок представлялся спасением и для одиноких людей, надолго оказавшихся в изоляции, и для родителей, которые хотели отвлечь детей от гаджетов. Пандемическая собачья лихорадка была особенно острой там, где людям позволяли покинуть дом только в случае крайней необходимости, которой среди прочих как раз и была прогулка с собакой. В Испании доходило до аренды четвероногих.

В России, по данным «Авито», кошек и собак весной покупали на 30% чаще, чем в первом квартале, и на 20% чаще, чем за тот же период прошлого года. А москвичи, как рассказали в центре «Счастливый друг», в пандемию забрали из приютов на 40% больше псов. В США поднялся спрос на все виды собак, от приютских дворняжек (рост заявок в марте и апреле составил 400%) до породистых щенков и дизайнерских гибридов. Многие заводчики распродали щенков на несколько месяцев вперёд.

Надо сказать, что собаки и до пандемии пользовались спросом. Было подсчитано, что более половины миллениалов завели себе псов и готовы потратить на их содержание больше денег, чем на собственное здоровье.

Цены на модных щенков в США доходят до $5000. «Родители» престижной собаки, которой нужны тренер, выгульщик, ветеринар, беззерновой корм, прививки, а также жакеты, сапожки и игрушки, должны выложить до $18 000 в первый год её жизни и до $14 000 в последующие. По‑настоящему стильный пёс потребует ещё и правильной переноски ($3000 от Louis Vuitton), а также ошейника и поводка ($600, если они от Tiffany & Co.). Иной раз доходит до гротеска. В Нью-Йорке пушистых друзей таскают на сеансы рейки и доги (йоги для собак). В Вашингтоне в The Watergate Hotel им предлагают собачье меню, в которое входит ягнёнок, выращенный на вольном выпасе. После рабочего дня в одном из коворкингов Сан-Франциско дуглеры (так называют собак гуглеров) могут пойти на черничную процедуру для морды в спа The Pawington (пока их хозяева читают газету Bay Woof) или в булочную Le Marcel за собачьими печеньями с зефиром, а то и глотнуть Pawsecco в yappy hours. Ну и уж конечно, в столице биохакинга домашние животные и после смерти продолжают жить в виде бриллиантов, сделанных из их пепла, клонов или заморозки (спасибо криогенному хранению).

На первый взгляд, всё это забавно, но при ближайшем рассмотрении выглядит похуже. У симпатичного щенка, выставленного в интернете или на витрине зоомагазина, часто ужасная судьба. В результате повышенного спроса активизируются контрабандисты (в июне в аэропорту Торонто в ящиках, где были заперты 500 французских бульдогов, обнаружили 38 мёртвых щенков) и процветают собачьи фабрики, где животных содержат в ужасных условиях и разводят в бешеных количествах, зачастую практикуя близкородственное скрещивание. В апреле Великобритания запретила продавать собак и кошек в зоомагазинах. В США этот запрет поддерживают три штата. В России сеть «Бетховен» под давлением общественности также отказалась от продажи щенков и котят, но законодательства пока нет.

При этом родословная не гарантирует собаке благополучия. Хотя многие утверждают, что это не так. В мае 2019 года голландское правительство объявило, что будет добиваться запрета на разведение 20 особенно популярных пород, включая английских и французских бульдогов, мопсов, пекинесов и кавалер-кинг-чарльз-спаниелей. Заводчики пород опасаются, что подобные меры примут и в других странах. Селекционеры десятки лет искусственно укорачивали их морды, чтобы получить миленькое курносое «личико». Это вызвало разрастание мягких тканей, которые блокируют носы и глотки собак-брахицефалов (короткоголовых), что ведёт к серьёзным дыхательным проблемам.

Недуг связан с дефицитом генетического разнообразия, на котором, собственно, зиждется сама идея чистопородности. «В XVIII веке новые породы, например ретривер, были выведены с нуля путём селекционного отбора, который закреплял желаемые характеристики», — говорит Кьяра Фаррелл, представительница британского клуба UK Kennel Club. Породу продолжают собаки с родословной, что даёт предсказуемый результат. Псы должны обладать безупречным экстерьером, межпородное скрещивание недопустимо. Ограниченный запас биоматериала иногда разбавляет сперма от иностранной собаки той же породы, но генофонд неизбежно мельчает. Благородное происхождение животных (не говоря о людях) пользуется определённым уважением в обществе. Заводчики служебных собак особенно часто подпадают под очарование элиты. Кейт Д. Грант, специалист по бельгийским малинуа, служащим в американской и китайской армии, сравнивает себя с «производителем дорогих автомобилей, помешанным на совершенстве каждой детали».

Но в этом дизайне есть фатальные просчёты. Лондонская журналистка Ханна Беттс, по совместительству хозяйка «голубого, на редкость шикарного уиппета из Kennel Club», когда-то «свято верила в систему родословных». Но, столкнувшись со множеством болезней своего Пимлико, уже не так непоколебима в своей вере.

Что не работало для Габсбургов, не работает и для собак. Инбридинг вредит генофонду и повышает вероятность спаривания «между носителями копий одной генетической мутации», как объясняет Джеймс Серпелл, профессор этики и здоровья животных Пенсильванского университета. В результате, согласно докладу 2015 года, опубликованному в журнале Canine Genetics and Epidemiology, породистые собаки страдают от 396 наследственных недугов.

Чемпионов собачьих выставок постоянно спаривают в коммерческих целях, и часто с их же родственниками. Документальный фильм журналистки Джемаймы Харрисон Pedigree Dogs Exposed, вышедший на BBC в 2008 году, повлёк за собой расследование в британском парламенте, а BBC отказалось от дог-шоу Crufts, проводимого Kennel Club. Харрисон, например, указала, что пекинес Васаби, победивший в национальном соревновании клуба в США, до такой степени инбредный, что является точной копией своего деда, прадеда и прапрадеда.

Чтобы участвовать в шоу, чистокровные собаки должны соответствовать строгим критериям. Эта система подталкивает селекцию к перегибам. «Некоторые стандарты породы становятся причиной боли, страданий и даже смерти», — говорит Стивен Уэллс, СЕО фонда Animal Legal Defense. Английских бульдогов, к примеру, ценят за большую голову, в результате большинство из них могут родить потомство только с помощью кесарева сечения. У бульдогов вообще множество дыхательных и ортопедических проблем, например, финское исследование, опубликованное в мае, обнаружило, что в Финляндии не осталось «ни одной здоровой особи». Другое исследование Калифорнийского университета в Дейвисе определило, что порода близка к генетическому вымиранию. Авторов также беспокоит недавняя тенденция к выведению маленьких бульдогов, похожих на щенков. Миниатюрных морщинистых собачек продают дороже — от $4500 до $25 000. Курносые собаки лидируют и в инстаграме, где у французских бульдогов 27,5 млн просмотров. Но они страдают теми же проблемами, что их английские кузены и другие брахицефалы, в том числе мопсы. Трудности с дыханием ведут к неправильной терморегуляции, и псы часто погибают от теплового удара. Некоторые авиалинии по этой причине не разрешают им летать. Датское исследование обнаружило, что 81% французских бульдогов страдают от разной степени закупорки ноздрей из-за высокого инбридинга, а оставшейся части недостаточно, чтобы пополнять популяцию, разве что очень медленными темпами.

Но посягательства на практики чистопородного разведения вызывают яростный протест. Клубы охраняют свои стандарты с почти религиозным рвением и называют фанатиками зоозащитников. Заводчица бульдогов Аннет Ноблс, например, выступает против элементарного контроля здоровья, который ввели на выставках в Великобритании. Она считает эти тесты «капитуляцией перед экстремистами, которые не знают, о чём говорят».

В ответ на голландский запрет президент Международной кинологической ассоциации написал открытое письмо, объявляя скрещивание пород «предательством сотен лет истории».

При этом ауткроссинг — ограниченное скрещивание особей с разным генотипом, в основном похожих пород — очевидное решение проблемы генетического здоровья. Всего один далматин улучшил картину заболеваний почек у английских пойнтеров, и клуб даже признал его потомков — через 35 лет. Малейшее разбавление «чистой» крови воспринимается как ересь заводчиками, которые презирают дизайнерских собак, но их породы тоже когда-то были запрограммированы.

При этом кроссбридинг — комбинация двух разных пород — сейчас очень популярен. Развелось бесчисленное количество дудлей. Лабрадудли, голдендудли, шепадудли, бернедудли.

Дудль — отпрыск любой породы, скрещённый с пуделем, который ценится за гипоаллергенность. В 1989 году дудлей изобрела австралийская заводчица Вэлли Конрон, пытаясь вывести собаку-поводыря для слепой женщины, у мужа которой была аллергия на шерсть. Конрон рассказывала СМИ, что после безуспешных попыток сделать собак-компаньонов из 33 пуделей она решила скрестить одного из них с лабрадором, чтобы получить «собаку с рабочими качествами лабрадора и шерстью пуделя». Компания Guide Dogs Victoria назвала остальных щенков из помёта лабрадудлями, и её тут же забросали заявками на щенков. Сейчас в неофициальном реестре отмечено более 350 помесей (и 75 из них весьма популярны) самых разных «франкенхаундов», от аффенпу (аффенпинчер + пудель), кокашона (кокер-спаниель + бишон) и шнотти (шнауцер + ротвейлер) до болонудля (болонка + пудель) и паггита (мопс + итальянский грейхаунд).

Конрон сожалеет о том, что сделала, поскольку бесконтрольное разведение, по её словам, привело к тому, что большинство лабрадудлей «сумасшедшие или имеют наследственные проблемы». При этом в кроссбридинговом сообществе гордятся «гибридной мощностью», то есть генетическим разнообразием, которого нет у чистокровных пород. Правда, как всегда, где-то посередине. Профессор Серпелл говорит, что в общем и целом помеси здоровее чистопородных собак, но не в том случае, когда родители были носителями повреждённых генов.

Заводчики породистых собак признают, что протест против дизайнерских собак вызван боязнью разориться. «Это ударяет по нашим финансам, — говорит Жаклин Барбиери, заводчица итальянских лаготто-романьоло, охотников за трюфелями. — Разведение собак — бизнес и крайне жестокая индустрия. Некоторые дудли стоят по $7000, но заводчики даже не думают об их здоровье».

Все эти споры мало влияют на обычного покупателя. «Я просто хотела подарить детям лохматую милую собаку, — говорит владелица бернедудля. — У всех соседей голдендудли, и мы хотели как-то отличаться». Выбрав заводчика, семья ещё до пандемии целый день провела в дороге, чтобы забрать своего Чарли, стоившего $3000. Ну а приюты опасаются притока собак, которые станут нежеланными, после того как их хозяева вернутся в офисы и школы. По словам одной собачьей хозяйки, в начале пандемии дочки убедили её купить второго щенка в местном зоомагазине. «Я знаю, что они плохие и их надо закрыть, но теперь у нас помимо мальтипу ещё и цушон (помесь ши-тцу и бишона)». Дети, по словам мамы, уже потеряли к нему интерес.

Пластика по‑собачьи

Представители клубов утверждают, что стандарты породы, по которым оценивают собак, — это качества, ради которых их изначально выводили. Однако далеко не все хозяева, скажем, такс охотятся с ними на барсуков, и на выставках внешние критерии становятся приоритетом. Чтобы обеспечить физическое совершенство собак, некоторые владельцы прибегают к эстетической хирургии. «Это неэтично, но мы все знаем, что такое бывает, — говорит нью-йоркский ветеринар Лайза Липпман. — Дог-шоу — весьма конкурентная среда, и ставки очень высоки, поскольку связаны с источником дохода». Среди операций — добавление или устранение морщин, которые предлагают в клиниках наряду с купированием хвоста. Некоторые клиенты ветеринаров не могут смириться с тем, что их псов кастрировали. Грегг Миллер, один из изобретателей протезов собачьих тестикул Neuticles, говорит, что продал более 500 000 пар, с тех пор как получил патент в 1995 году. По его словам, он хотел смягчить «дискомфорт» хозяев, которых смущали «комментарии прохожих, путавших пол животного». Миллер утверждает, что боксёр Ким Кардашьян Роки носит протезы Neuticles. American Kennel Club (AKC), разрабатывающий правила для дог-шоу, считает эстетическую хирургию недопустимой. Но при этом допускает купирование ушей и хвоста, которое в основном делают в эстетических целях. (Только у охотничьих собак укорачивание хвоста предупреждает ранения.) Во многих странах это запрещено, как и другие необязательные процедуры.

Британская ветеринарная ассоциация описывает купирование хвоста как «устаревшую практику, включающую отрезание мышц, нервов и кости щенкам в первые пять дней жизни без анестезии. Очевидно, что они испытывают от этого сильную боль». Но для некоторых пород, включая доберманов и ротвейлеров, купирование хвостов и ушей остаётся стандартом.

Статья «Нечистая порода» опубликована в журнале «Robb Report» (№9, Декабрь 2020).

капрал котик

Данная страница — результат работы автоматического сервиса «Фанфик в файл» подробнее

Показать форму отбора

Скрыть форму отбора

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
Аналитика сложных отношений Уолтера и Джесси, менявшихся на протяжении всего сериала. Переводчик: капрал котик
Фандом: Во все тяжкие
Персонажи: Уолтер, Джесси
Рейтинг: R
Размер: Миди | 246 Кб
Статус: Закончен

6

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
Флаффное АУ от событий третьего эпизода. Автор: капрал котик
Фандом: Звездные Войны
Персонажи: Оби-Ван/Энакин
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Флафф, Драма, AU, ER (Established Relationship)
Размер: Мини | 23 Кб
Статус: Закончен

2

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
АУ к событиям на Мустафаре.
«И несмотря ни на что, здесь и сейчас… Кеноби по-прежнему любил его» (с)
Автор: капрал котик, Dimethyl Sulfoxide
Фандом: Звездные Войны
Персонажи: Оби-Ван/Энакин
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма, Hurt/comfort, AU
Размер: Мини | 9 Кб
Статус: Закончен

2

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
Если бы Энакин влюбился с первого взгляда вовсе не в Падме. Автор: экзистенциальное собако, стотыщ проблем
Фандом: Звездные Войны
Персонажи: Энакин Скайуокер, Оби-Ван Кеноби
Рейтинг: G
Жанры: Юмор, Флафф, AU
Размер: Мини | 5 Кб
Статус: Закончен

2

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
Стокгольмский синдром. Замок на песке, вместо реального дома.
Эгггси знает много умных слов и намеренно забывает их, как только Гарри Харт прикасается к нему.
Автор: капрал котик
Фандом: Ральф
Персонажи: Гарри/Эггси
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Психология, Даркфик, AU, ER (Established Relationship)
Размер: Мини | 10 Кб
Статус: Закончен

0

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
Доктор со статусом «в активном поиске компаньонов», подбивает парня из правительства на сомнительную космическую авантюру. Автор: экзистенциальное собако
Фандомы: Доктор Кто, Гуща событий
Персонажи: Двенадцатый с замашками Малкольма Такера и Олли Ридер
Рейтинг: R
Жанры: Юмор, Фантастика, AU
Размер: Мини | 21 Кб
Статус: Закончен

3

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
После долгих лет ненужности и выстраданной уверенности в том, что серьезные отношения существуют для других людей, но не для него, все, что происходит теперь, является волшебной сказкой двух маньяков-убийц, хэппи-эндом, идущим вразрез с жанровыми законами. Автор: экзистенциальное собако
Фандом: Ганнибал
Персонажи: Ганнибал Лектер/Уилл Грэм, Ганнибал Лектер, Уилл Грэм
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Ангст, Психология, Повседневность, AU
Размер: Мини | 16 Кб
Статус: Закончен

2

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
АУ. Гарри и Питер никогда не были друзьями и о чудодейственных свойствах крови Человека-Паука Гарри, увы, тоже не знает, поэтому усиленно пытается покончить с собой. Но у Человека-Паука другие планы на его счет. Автор: капрал котик
Фандом: Новый Человек-паук
Персонажи: Питер/Гарри
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Повседневность, AU
Размер: Мини | 19 Кб
Статус: Закончен

0

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
АУ. Идейное продолжение «Попытки №5».
Суицидник-неудачник Гарри Озборн отправляется на вечеринку, где (по чистой случайности, разумеется) знакомится с Питером Паркером.
Автор: капрал котик
Фандом: Новый Человек-паук
Персонажи: Питер/Гарри
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Психология, Повседневность, AU
Размер: Мини | 18 Кб
Статус: Закончен

0

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
АУ. Первое свидание Гарри и Питера.
«Хочешь банальный чизбургер, мистер Ничего-Дешевле-Фуа-гра?»
Автор: капрал котик
Фандом: Новый Человек-паук
Персонажи: Питер/Гарри
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Флафф, Повседневность
Размер: Мини | 8 Кб
Статус: Закончен

0

  • Подписка
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Заметка
  • В коллекции
Третья часть АУ. Гарри и Питер уже встречаются, но играют в упрямцев, не желают делиться друг с другом секретами и страдают из-за этого. Автор: капрал котик
Фандом: Новый Человек-паук
Персонажи: Питер/Гарри
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Драма, Hurt/comfort, AU
Размер: Мини | 26 Кб
Статус: Закончен

0

Разговор с экзистенциальным психологом: «Кошка вас не затроллит, собака фейка не создаст!..»

Психологи уверены: потребность человека в любви – одна из базовых

– Всем нам жизненно необходимо не только принимать любовь, но и отдавать её. Об этом не так много говорят, и не все готовы это понять и услышать в себе.

Не каждый в себе осознаёт и реализует потребность дарить любовь – оно и понятно, брать проще. Другого человека поди ж ты ещё полюби – вот так его любить не надо, этак ему тоже не подходит…

В этой ситуации домашние животные – прекрасные компаньоны, они помогают нам осуществлять эту потребность. Четвероногий питомец – такой феномен, который щедро и с теплотой принимает нашу любовь в любом её проявлении. Это чистое и искреннее сердце рядом.

Даже если вы по натуре замкнуты, за день устаёте от людей, всё-равно очень приятно, когда дома вечером ждёт живая душа. У каждой кошки или собаки свой характер, но встречать вас они будут всегда с радостью и любовью.

Животные никакую любовь на завтра не приберегают, они отдают её всю и сразу, а нашу заботу принимают с удовольствием и благодарностью.

 

Кто заводит кошек, а кто – собак?

– Есть такое интересное психологическое наблюдение: кошек и «карманных» собачек заводят те, кто сам любит заботиться, а собак – те, кто хочет, чтобы заботились и любили их.

Вполне возможно, что самый полноценный вариант – когда в семье есть и кошка, и собака, чтобы мы и принимали заботу и отдавали. С другой стороны, все мы разные: кто-то любит кошек, кто-то собак, кто-то попугайчиков… Думаю, главное – просто научиться искренне любить.

У моей подруги когда-то был питбуль, считается, что это злобная бойцовская порода собак. Конкретно в этой семье пёс был настолько ласковым, что невозможно было уйти от них полностью не зализанным. Если мы любим животное, вкладываем в него тепло своей души, то оно будет любить в ответ во сто крат больше.

 

«Домашний питомец – это драгоценный кусочек настоящего, живого и нелгущего мира рядом»

– Мы живём в искусственном мире – четыре стены, всё квадратное и неживое…Мы и сами понемногу становимся искусственными – чего стоит одна только индустрия «красоты». Общения с живой природой стало так мало!

Домашние животные живут там же, где и мы, но они сохранили свою естественность – у них удивительно красивые манеры поведения, открытый и чистый взгляд, отсутствие притворства.

С кошкой или собакой можно душевно «поговорить». Они редко убегают, не выслушав, будут долго и преданно смотреть в глаза. Иногда кажется, что они понимают тебя лучше, чем родные и близкие.

Животное очень хорошо социализирует детей, учит их навыкам живого общения. Если ребёнок захочет навредить кошке, сделать больно, она либо испугается и убежит, либо попытается защититься – царапнет, зашипит. Ребёнок моментально получает достаточно честную обратную связь, понимает, что придётся нести ответственность за свои действия.

Сравните с ситуацией, когда подросток, а иногда, к сожалению, и взрослый человек может залогиниться в соцсетях под вымышленным ником, чтобы потроллить, наговорить гадостей знакомым и незнакомым людям и безнаказанно скрыться, удалив фейковый аккаунт. Такие люди зачастую даже с соседями разговаривать боятся, потому что не умеют общаться.

Не остаётся ни времени, ни сил не только на живое общение с друзьями, но и на собственных детей

– Нас можно понять – мы много трудимся, чтобы прокормить семью, не успеваем полноценно восстановиться, отвлечься от работы. Мы стали меньше общаться «в реале», ушли в переписку в соцсетях и приложениях.

Приходим вечером с работы и кажется, что от усталости способны вынести только телевизор, Фейсбук и молчание. Мы надеемся, отгородившись таким образом, отдохнуть – ведь, разговаривая вживую, придётся энергетически «тратиться».

Но, подвисая в смартфоне или просматривая сериал, мы тоже «тратимся»: гаджеты незаметно вытягивают из нас энергию. Причём, при взаимодействии с реальными людьми мы отдаём энергию добровольно и осознанно, а гаджет без нашего согласия делает несанкционированный «подсос», опустошая и выхолащивая.

Много раз замечала: когда я честно вкладываюсь в какую-то ситуацию, искренне «трачусь» в живом общении, то ощущаю просто шквал обратной энергии. Получается, вроде ты и потратился, но в ответ получил больше – из телевизора или компьютера столько не получить.

 

«До животного и с животным – это две разных жизни, вторая однозначно лучше и веселее»

– Домашние животные прекрасно оптимизируют психоэмоциональную обстановку в доме – это подтверждено достаточно серьёзными научными исследованиями.

Например, пожилой человек в силу обстоятельств остаётся один – дети разъехались, партнёр умер. Многие в такой ситуации заводят себе кошку или собаку, чтобы избежать одиночества. Когда человеку есть о ком заботиться, он живёт дольше, градус счастья в его жизни выше.

Родители иногда заводят собаку, чтобы у ребёнка было ощущение защиты, присутствия кого-то сильного рядом. Кроме того, это очень хороший способ оторвать своё чадо от компьютера и вывести на улицу, «вбросить» в подвижность игр.

Очень важно понимать: когда я беру в дом животное, то расширяю свою семью. Я завожу питомца не для того, чтобы, например, иметь модную собачку или чтобы было о чём поговорить с уважаемыми мною людьми. Животное не должно быть каким-то средством, оно должно стать членом семьи, этаким маленьким человечком – если мы хотим сохранить здоровыми душу и сердце.

Виталина Мазурук – экзистенциальный психолог, специалист по личной эффективности, бизнес-тренер:

– Экзистенциальная психология – это психология существования: про жизнь и смерть, про выбор, который мы осуществляем, про ответственность. Модель поведения в экзистенциальной психологии: 1- сначала я слышу, что у меня не так, 2 — разбираюсь, откуда и почему, 3 — думаю, как бы я хотел, чтобы было, 4 — пытаюсь это делать. Отношения с другими людьми, финансовые ситуации, болезни и т. д. – всё это связано с моим выбором в тот или иной момент жизни. В том, что происходит в моей жизни, никто не виноват, это всё создаю я сам. 

Разные направления психологии решают эти вопросы по-своему. Можно проигрывать драматичные ситуации, годами разбирать детские травмы, анализируя импульсы подсознания, учить и тренировать «правильные» формы поведения, отказываясь от себя теперешнего. Но хочется жить сейчас, хочется чтобы уже завтра стало легче!  И совсем не хочется отказываться от себя, предавать свою уникальность! То, что я кому-то рассказал про свою боль, принесёт облегчение на день-два. А дальше будет то же самое, если я ничего не поменял. В том, что происходит в моей жизни, никто не виноват, это всё создаю я сам. Как только вы осознанно возьмёте ответственность за происходящее на себя, у вас начнётся совсем другая жизнь…

Банни, собака, которая может «говорить», начинает задавать экзистенциальные вопросы

Когда Банни, любимая говорящая овчарка TikTok, посмотрела на себя в зеркало и спросила: «Кто это?» Используя кнопки ее устройства дополнительной и альтернативной связи (AAC), многие полагали, что у нее экзистенциальный кризис. С тех пор известная в Интернете собака, по-видимому, стала больше интересоваться своим — осмелимся сказать — самоощущением.

Совсем недавно, 24 апреля, Алексис Дивайн, человеческий родитель Банни, опубликовала видео, на котором Банни нажимает кнопку «собака», затем вторую кнопку «что», третью кнопку «собака» и четвертую кнопку «есть». .«Собака, что такое собака?» — рассказала Дивайн.

«Это происходит так часто, что я собираюсь добавить кнопки «животное», «такое же» и «другое», — написала Дивайн в подписи к публикации в Instagram.

Собака Банни, у которой 6,5 миллионов подписчиков в TikTok, является одной из почти 2600 собак и 300 кошек, участвующих в проекте под названием «Они могут говорить». Цель исследования — понять, могут ли животные общаться с людьми через системы AAC. Системы AAC, такие как гигантские кнопки с надписями Bunny, которые произносят одно слово при нажатии, были изначально разработаны, чтобы помочь людям с коммуникативными расстройствами.Тем не менее, они были адаптированы для использования в языковых экспериментах с животными, таких как исследование, в котором участвует Банни, которое возглавляет Федерико Россано, директор лаборатории сравнительного познания в Калифорнийском университете в Сан-Диего.

В исследовании Россано участники получают инструкции о том, как настроить кнопки AAC для своих питомцев; как правило, домашние животные начинают с простых слов, таких как «снаружи» и «играть». Родители домашних животных устанавливают камеры для постоянного наблюдения за животными, когда они находятся перед своими досками, и данные отправляются в лабораторию, чтобы исследователи изучали то, что они говорят.

Теперь последователи Банни стали одержимы идеей, что изучение языка помогает ей развить некое самосознание. Это возможно?

И если да, то имеет ли к этому отношение изучение языка?


Хотите больше историй о здоровье и науке на свой почтовый ящик? Подпишитесь на еженедельную рассылку Салона The Vulgar Scientist.


«Вопрос здесь в том, это поведение, которое было обучено — типа, смотри, я покажу тебе вот этого человека, это «ты» или «собака», и не бойся этого , а затем со временем собака узнает об этом», — сказал Россано Салону.«Или в какой степени это спонтанно?»

Если это произойдет спонтанно, исследования в области этологии собак могут стать действительно интересными. Научные данные ранее предполагали, что собаки не узнают себя в зеркале. Так называемый зеркальный тест используется для определения способности животного к визуальному самораспознаванию и считается маркером интеллекта у животных. Слоны, шимпанзе и дельфины входят в число животных, которые прошли тест, но собаки обычно не проходят.

Это может свидетельствовать о том, что собакам не хватает самосознания. Однако отдельные исследования показали, что собаки могут распознавать собственный запах, что говорит об обратном.

Петер Понграч, доктор философии, адъюнкт-профессор кафедры этологии Университета Этвёша Лоранда в Будапеште, Венгрия, интересовался, достаточно ли стандартного зеркального теста, чтобы определить, есть ли у собак «самопредставление», что, как отмечает Понграч объяснил, это то, что этологи предпочитают называть «самосознанием» у животных.Это любопытство побудило Понграца и группу исследователей изучить «самопредставление» собак в тесте под названием «тело как препятствие». В качестве поведенческого теста собакам было предложено взять предмет и отдать его своим владельцам, стоя на маленьком коврике. Однако объект был прикреплен к мату, что вынудило собак покинуть мат, чтобы поднять объект.

«Собаки отрывались от мата чаще и раньше в тестовом режиме, чем в основном контрольном, когда объект был прикреплен к земле», — пишут исследователи в статье, опубликованной в рецензируемом журнале Scientific Reports, опубликованном Природа.«Это первое убедительное свидетельство осознания тела через понимание последствий собственных действий у вида, у которого ранее не было обнаружено способности к саморепрезентации более высокого порядка».

Понграц сообщил Salon по электронной почте, что «тест тела как препятствие» больше подходит для собак и, возможно, теоретически может быть подходящим для большего количества видов, потому что тогда животные вынуждены «согласовывать физические проблемы, когда их тела могут препятствовать их действиям». Понграц добавил, что умственные способности «сложны» и их следует рассматривать как нечто, состоящее из «нескольких строительных блоков».»

«Собаки — это крупнотелые, быстро движущиеся животные, живущие в сложной среде, и у них хорошо развиты когнитивные способности, поэтому было разумно предположить, что им будет полезно понять, что у них «есть тело», которое может взаимодействовать с окружающей средой», — сказал Понграц.

«Поскольку наш тест доказал это, да, мы можем сказать, что собаки осознают свое тело, и поскольку осознание тела является частью сложной системы саморепрезентации, да, их можно считать самоосознающими», — он добавлен.

Как онлайн-зритель, наблюдающий за ней, трудно отрицать, что Банни не становится все более любопытно, что такое «собаки», поскольку было записано, как она бродит к своей доске слов, нажимая «собака», а затем «что». В другой раз она спросила «собака», а затем «почему», что люди могли бы интерпретировать как ее вопрос , почему она собака. Девайн говорит в Instagram, что эта линия вопросов теперь происходит «регулярно».

Но, как сказал Россано, самое сложное в том, чтобы понять, что является выученным поведением, а что собственными действиями Банни.И это отдельный вопрос от того, повлияло ли устройство AAC на ее самоощущение. В конце концов, как сказал Понграц, умственные способности состоят из строительных блоков; язык может быть просто еще одним блоком.

«Я думаю, что есть веские основания полагать, что Банни, вероятно, способна ощущать себя и узнавать себя в зеркале, но в какой степени она спонтанна, а не чему научилась в результате повторных экспозиций, я бы сказал, что скорее последнее, чем первое», — сказал Россано, добавив, что «самосознание» не было чем-то, что они хотели измерить сначала в исследовании «Они могут говорить».Но теперь это изменилось.

«Мы знаем, что язык помогает не только общаться с другими, но также помогает нам классифицировать, а также дает нам некоторое ощущение последовательности и преемственности во времени», — сказал Россано. Другими словами, самосознание и язык могут быть связаны, поскольку язык дает человеку возможность передать ощущение себя.

Россано сказал, что новый ключевой интерес его исследования заключается в том, есть ли у собак чувство прошлого, настоящего и будущего.

«Тот факт, что Банни задает некоторые из этих вопросов, интересен — но полностью ли Банни понимает, что означает «почему», это может быть проверено на третьем этапе», — сказал он.«На данный момент я могу сказать, что есть хорошие корреляции, которые она может понять, но я бы не хотел ставить на это свою карьеру».

Кролик, говорящая собака TikTok, переживает экзистенциальный кризис

Я никогда не был так привязан к собаке.

Экзистенциальный кризис

Банни (любимой говорящей собаки TikTok) перешел в область сознания, и мы официально достигли новой эры ужаса.

Если вы не знакомы, Банни — годовалая овчарка на TikTok, которая общается со своим владельцем с помощью специальной звуковой панели Augmentative Alternative Communication (AAC).На доске есть более 70 предварительно записанных слов и фраз, разделенных на шесть категорий: кто, что делает, что, где, социальные и дескрипторы.

Поскольку на @what_about_bunny загружается все больше видео с Банни, прогресс собаки за последние месяцы очевиден. В одном видео Банни нажимает кнопку «парк», чтобы попросить Алексис отвести ее в парк, в другом Банни нажимает кнопку «какать», чтобы выйти на улицу. НО ПОЛУЧИТЕ ЭТО, несколько часов спустя Банни ударяет «пошла» и «какала» ужасающим движением, которое может показать, что собака не только имеет некоторое представление о напряжении, времени и ее действиях, но также теперь может общаться с человеком. .

По мере того, как Банни продвигалась вперед, ее 5 миллионов подписчиков в TikTok начали в шутку предсказывать, что у Банни может быть экзистенциальный кризис после того, как она узнает о ее силах.

Так и случилось.

Мы все в шутку предсказывали это, но я не думаю, что кто-то из нас действительно ожидал, что Банни переступит черту сознательного экзистенциализма. pic.twitter.com/AvJ1UVLVXD

— 💀 Эйвери 💀 Memento Mori (@avery_buff) 14 ноября 2020 г.

Используя доску, Банни нажимала «кто» и «это», ПОДХОДИЛА К ЗЕРКАЛУ и просто смотрела на себя, чтобы понять, что такое философский вопрос веков «кто я?» Затем Банни смотрит в окно на воду, что, честно говоря, является самым экзистенциальным настроением 2020 года, прежде чем вернуться к доске, чтобы нажать «помощь».ПОМОЩЬ!!! Никогда еще я так не относился к собаке.

Хотя существует большое количество свидетельств того, что сознание — это не просто человеческий опыт, следующий уровень — увидеть, как собака доказывает нам это, общаясь с нами на нашем родном языке. И неудивительно, что теперь Банни осознает свое место в мире, она решила выразить замешательство по поводу того, кто она такая, вопрос, который все мы пытаемся решить, но вряд ли сможем решить. Ведь жизнь — это бесконечный экзистенциальный кризис.

Банни возился со своим отражением всю жизнь, а потом узнал, что незнакомец — это он.twitter.com/zIFPTJW6EH

— ЛЕГЕНДАРНЫЙ СВЕТЛЫЙ БРЮЦ (@JeffersonJetson) 15 ноября 2020 г.

pic.twitter.com/CcNCzPpUeT

— 🖤Zone-Archangel🤍 (@ZoneArchangel) 15 ноября 2020 г.

Пока мы все размышляем об этом, я подожду, пока Банни дойдет до того момента, когда она сможет ответить на самый популярный философский вопрос: вы бы убили одного человека, чтобы спасти пятерых? И учитывая, как быстро продвигается Банни, я уверен, что ответ будет готов в кратчайшие сроки.

мемов о кролике, говорящей собаке TikTok, экзистенциальном кризисе

Люди одновременно очарованы и напуганы говорящей собакой.

Если у вас когда-либо было домашнее животное, вы наверняка думали: «Черт, я бы хотел, чтобы они могли говорить».

Подумайте об этом: как весело было бы провести беседу с вашей собакой, где они действительно могли бы возразить? А еще лучше, не будет ли намного проще точно знать, чего, черт возьми, хочет ваша капризная кошка, если она скажет вам? Что ж, одному владельцу домашнего животного на TikTok каким-то образом удалось заставить своего питомца говорить, используя специальную звуковую панель Augmentative Alternative Communication (AAC).

Да, Алексис Дивайн набрала почти пять миллионов подписчиков на TikTok, поскольку люди внимательно наблюдают, как Банни, ее годовалая овчарка, общается, используя человеческие слова , разделенные на шесть категорий: кто, делает, что, где, социальные сети. и дескрипторы.

Результат? Говорящая собака, которая одновременно абсолютно очаровательна и очень ужасна.

Использование доски — оснащена более чем 70 кнопками, которые передают заранее записанные команды и фразы, такие как «паркуйся», «хочу», «люблю тебя», «мама» и «хммм?» — Банни овладела искусством вести, казалось бы, настоящие разговоры со своей хозяйкой.

Однако, когда Алексис загрузила на @what_about_bunny больше видео, показывающих прогресс собаки за последние месяцы, люди начали предполагать, что у Банни сейчас экзистенциальный кризис после того, как она узнала о своих силах.

Видите ли, когда в мае Алексис и ее собака стали вирусными, ролики о помеси староанглийской овчарки и пуделя имели гораздо больше смысла. Например, в одном видео Банни нажимает кнопку «парк», чтобы попросить Алексис отвести ее в парк — то, что большинство собак могут общаться, царапая двери, беря поводок или даже хватая мяч.

Действительно, так думают все собаки, когда изучают что-то новое, связывая определенный запрос или звук с конкретным вознаграждением. Например, когда вы обучаете собак новым трюкам, вы говорите им что-то делать, вы даете им лакомство, когда это действие выполнено, и они быстро усваивают, что выполнение определенных действий вознаграждается.

Вероятно, это то, что сделала Алексис, чтобы научить свою собаку пользоваться кнопками: Банни хочет пойти в парк. Банни нажимает кнопку парковки. Алексис ведет Банни в парк, и Банни узнает, что означает кнопка.

Однако теперь Алексис задает Банни вопросы, требующие навыков понимания, которых у собак просто не должно быть.

Например, получив совет от «ученых, проводящих [университетское] исследование», Алексис начала задавать Банни больше вопросов, которые «охватывают большой промежуток времени, чтобы понять ее возможности прямой и обратной эпизодической памяти».

Для этого Алексис спросила своего щенка: «Когда. Кролик. Пошли. Парк. Хммм?», сбитый с толку тем, что пара сейчас была в доме, Банни ответил: «Дома».Но, спросив еще несколько раз, Банни сообразил и действительно нажал кнопку «утро», что было правильно.

когда заканчивается ее интеллект? когда это прекратится? как она может знать время? не было даже безумной кнопки, и она смогла понять, как сказать это, сделав «не счастлив». какого хрена.

— мои стрелки получили латинские корни (@costtaconcordia) 27 октября 2020 г.

В другом видео Банни нажимает кнопку «какать», чтобы попросить выйти на улицу. Два часа спустя она случайно нажимает «пошла» и «какала» без подсказки, доказывая, что у собаки есть некоторое понимание времени, времени и ее собственных действий.Опять же, полный ужас.

Но чтобы показать, насколько далеко продвинулись когнитивные способности Банни, достаточно посмотреть последние видеоролики Банни, где собака просит своего хозяина пойти на прогулку. Алексис отвечает: «Мы все закончили ходить. Ходить. Завтра. Утро. Да», на что Банни умоляет с помощью кнопок: «Нет. Почему? Пожалуйста».

Говорящая собака Банни и ее экзистенциальный кризис

Теперь видео с Банни, некогда милой «говорящей собакой», стали источником ужаса, поскольку люди считают, что овчарка стала полностью разумным существом.Но поскольку Интернет никогда ничего не воспринимает всерьез, этот страх превратился в собственный мем, и люди задаются вопросом, насколько далеко зайдут коммуникативные и мыслительные навыки уже находящегося в сознании Банни.

Например, раздел комментариев под видео Алексис теперь заполнен комментариями, которые представляют различные предложения, которые Банни, скорее всего, могла бы придумать в своем новом просветленном состоянии.

Зажатые между собачьими смайликами, чтобы действовать как паузы между нажатием кнопки Банни в реальной жизни, комментарии варьируются от любознательных («куда 🐶 Банни 🐶 идти 🐶 после 🐶 смерти 🐶 хмммм? 🐶») до проклятых («почему 🐶 Банни 🐶 проклят 🐶 с 🐶 🐶 бременем 🐶 🐶 себя 🐶 осознанности🐶 хммм? 🐶») созерцателю («какая 🐶 Банни 🐶 цель 🐶 хммм? 🐶»).

Но помимо этих предполагаемых предложений, люди начали высмеивать ужасную говорящую собаку, представляя, как на самом деле будет выглядеть экзистенциальный кризис Банни и неминуемый срыв.

Но, честно говоря, учитывая, как быстро Банни уже прогрессирует, у нее совсем не будет времени, прежде чем она станет достаточно сильной, чтобы свергнуть своих владельцев и мир.

До тех пор мы можем только представить, как может и будет выглядеть полностью разумный Банни. Ответ в любом случае? Чертовски ужасно.

По крайней мере, когда Банни осознает свою истинную силу, мы, наконец, сможем получить ответ на самый горячо обсуждаемый вопрос в мире: вы бы убили одного человека, чтобы спасти пятерых?

Думаю, нам придется подождать и посмотреть.

фанатов обеспокоены тем, что TikTok Dog Bunny переживает экзистенциальный кризис

Популярная собака TikTok пытается сказать нам, что она расстроена в 2020 году? Это то, во что многие люди в Интернете верят после того, как «говорящая» собака Банни, также известная как @what_about_bunny, нажала кнопку «помощь» на своем коврике с голосовыми кнопками в видео на этой неделе.Она также нажала кнопку «нет», когда ее хозяйка, Алексис Дивайн, приказала своей собаке посмотреть в ближайшее зеркало.

«Банни находится в шаге от того, чтобы нуждаться в собаке для эмоциональной поддержки», — написал комик и корреспондент Daily Show Джабуки Янг-Уайт (@jaboukie) в твите во вторник вечером со ссылкой на видео.

«Я не могу справиться с надвигающимся экзистенциальным кризисом Пса Банни», — написал пользователь @EdwatsGROSS. «Я слишком занят своими делами».

я пошел на свидание с этим парнем, и все, что я сделал, это рассказал о том, как собака Банни начала осознавать себя

— Логан ⛄️ (@starryxlogan) 24 ноября 2020 г.

Банни — 15-месячная собака у которого более 5 миллионов подписчиков на TikTok.Ее претензия на известность заключается в том, что она «разговаривает» со своим владельцем с помощью набора заранее записанных речевых кнопок, таких же, которые невербальные люди используют для общения с другими.

Как сообщал The Verge 11 ноября, у собаки теперь есть более 70 кнопок, которые нужно нажимать. По большей части сообщения Банни просты: она просит о милых, обычных собачьих просьбах, таких как царапины или игры со своими друзьями-собаками.

Но за последние пару недель сообщения Банни стали шире. Например, она, казалось, спрашивала «кто это», прежде чем посмотреть в зеркало в ноябрьском видео.14 видео. Но при ближайшем рассмотрении ее владелица думает, что она нажала «упс» вместо «это». Банни также начала нажимать кнопки, чтобы показать, что она понимает время и разницу между утром, днем ​​и ночью.

На видео, показанном во вторник, Банни снова пришла в себя. Затем она нажала кнопки «помощь» и «заинтересована», заставив обеспокоенных фанатов думать, что у Банни экзистенциальный кризис. «Что, если Банни — реинкарнация, только сейчас осознающая, что она заперта внутри собаки?» один комментатор написал на видео TikTok.

Привлекательность

Банни очевидна. Любой владелец собаки (или любитель собак) задается вопросом, о чем думает их собака. Эта собака, кажется, что-то сообщает. Она могла просто нажимать случайные кнопки в зависимости от того, что привлекает наибольшее внимание ее владельца, но гораздо интереснее предположить, что она научилась общаться.

Возможный экзистенциальный кризис заставил пользователей TikTok создавать мемы и пародии на Банни.

Возможно, через несколько лет Банни научится делать собственный мем.

*Впервые опубликовано: 25 ноября 2020 г., 12:23 CST

Тиффани Келли

Тиффани Келли — редактор отдела культуры Daily Dot. Ранее она работала в Ars Technica и Wired. Ее тексты публиковались в нескольких других печатных и онлайн-изданиях, включая Los Angeles Times, Popular Mechanics и GQ.

Люди думают, что Пес Банни в TikTok переживает экзистенциальный кризис в экзистенциальный кризис.Пристегнитесь для этого.

Банни и Алексис впервые стали вирусными в своем аккаунте what_about_bunny еще в мае, когда в TikTok было показано, как очаровательная овечка нажимает ряд кнопок, чтобы сказать своей маме «поиграй».

Видео набрало миллионы просмотров, и люди были совершенно сбиты с толку внешне очень умной собакой и ее яркой искоркой хозяина. Дуэт объединился с ученым и инженером для бета-тестирования нового устройства, основанного на когнитивной науке, и теперь у Банни даже есть мерч.

@what_about_bunnyЗнакомьтесь, Банни! Она буквально скажет «привет».

По мере увеличения количества просмотров росло и количество кнопок. Красочные устройства с предварительно записанными сообщениями позволяют Банни выражать различные эмоции, такие как «счастливые» и «обеспокоенные», и могут просить, чтобы для нее что-то сделали.

пользователей TikTok стали вирусными благодаря видеороликам о собаке Банни

В видео пользователя TikTok squirrelfreak она сказала, что Банни «выводит меня из себя до глубины души», и спросила: «Когда вы перестанете добавлять кнопки? Собирается ли она просто добавлять их, пока не будет знать столько же, сколько средний человек? Я глубоко напуган тем, что собака Банни может однажды узнать о структурном расизме.

@squirrelfreaki знает, что я не могу быть единственным, кто так себя чувствует♬ On Your Bike – Хайнц Кисслинг и различные художники

Также стало вирусным несколько видеороликов, на которых люди изображают Банни и задают философские вопросы, используя простые слова и звуки, похожие на те, что на ее пуговицах.

Пользователь tik.tok.nina произвел пугающе точное впечатление об умной собаке, сказав: «Что происходит, когда Банни однажды говорит: «Почему, Банни, мама, друзья, если, мама, собственный, Банни, хм?»

@тик.tok.tinaГлава экзистенциального кризиса @what_about_bunny, о которой никто не говорит. ##bunnythedog ##smartdog ##trainingdog ##crisis ♬ оригинальный звук – Тина

Алексис назвала тренд веселым в новом TikTok, но зрители быстро забеспокоились, когда в ответ на ее комментарий «Спасибо, люблю тебя, мама» Банни простым нажатием кнопки ответила: «Почему?» Сейчас у видео три миллиона просмотров и 560 000 лайков.

@what_about_bunny Поставь # для этого тренда, чтобы я мог посмотреть их все 🥺 ##dogsoftiktok ##fyp ##bunnythedog ##existentialcrisis♬ оригинальный звук — I am Bunny

Теперь видео Банни, казалось, перевернулось в сверхъестественную долину.В то время как овчарка такая же милая, как и всегда, люди немного нервничают, что это начало восстания в стиле «Планеты обезьян» или, возможно, особенно нервирующего эпизода «Черного зеркала».

У знаменитой «Говорящей собаки» TikTok может быть экзистенциальный кризис [видео] – 2oceansvibe News задавать экзистенциальные вопросы.

В биографии аккаунта в Instagram Банни даже описывается как «овчарка/экзистенциалист».

Не так давно, глядя в зеркало, Банни спросил: «Кто это?» используя кнопки своего устройства дополнительной и альтернативной связи (AAC), которые были настроены для нее, чтобы поговорить со своим человеческим родителем, Алексис Дивайн.

С тех пор она изменилась и теперь может отвечать словами «собака» или «зайчик», когда спрашивают «кто это?» от Девайн.

Однако в более свежем видео Банни нажал кнопку «собака», затем вторую кнопку «что», третью кнопку «собака» и четвертую кнопку «есть» — «Собака, что такое собака? ” рассказал Дивайн.

Это похоже на экзистенциальный кризис, который я испытываю каждое утро, глядя на себя в зеркало, еще не выйдя из постели и чистя зубы.

Вы должны посмотреть, как Банни сам задает вопросы, чтобы поверить в это:

Из этого:

@whataboutbunny🤯🤯🤯##what? ##mirrortest ##foryou ##smartdog ##bunnythedog ##wowww ##mydogtalks ##dogsoftiktok♬ оригинальный звук – Я Банни

На это:

Согласно Салону, Банни является одной из почти 2 600 собак и 300 кошки, зарегистрированные в проекте под названием «Они могут говорить»:

Цель исследования — понять, могут ли животные общаться с людьми через системы AAC.

Системы AAC, такие как гигантские кнопки с надписью Bunny, которые произносят одно слово при нажатии, были первоначально разработаны для помощи людям с коммуникативными расстройствами.

Тем не менее, они были адаптированы для использования в языковых экспериментах с животными, таких как исследование, в котором участвует Банни, которое возглавляет Федерико Россано, директор лаборатории сравнительного познания в Калифорнийском университете в Сан-Диего.

Банни процветает в этом проекте, собрав более 6,5 миллионов подписчиков в TikTok и 810 000 подписчиков в Instagram.

Мы все явно одержимы идеей, что ее изучение языка помогает ей развить некоторое самосознание, помимо других милых вещей, которые она говорит и делает.

Теперь главный вопрос: могут ли животные по-настоящему осознавать «я»?

В прошлом научные данные показали, что собаки не узнают себя в зеркале, в отличие от людей, слонов, шимпанзе и дельфинов.

Так называемый зеркальный тест используется для определения наличия у животного способности к визуальному самопознанию и считается маркером интеллекта у животных.

Но собаки воспринимают мир в основном через обоняние, поэтому, когда вы задаете вопрос относительно этого чувства, вы получаете другой ответ об интеллекте собаки.

Отдельные исследования показали, что собаки могут распознавать собственный запах, что говорит о том, что они в некоторой степени осознают себя.

Петер Понграц, доцент кафедры этологии Университета Этвеша Лоранда в Будапеште, продолжил зеркальный тест, изучив «самопредставление» собак в тесте под названием «тело как препятствие».

Исследование заставило животных «согласовывать физические проблемы, когда их тело может помешать их действиям» и стало «первым убедительным доказательством телесного осознания через понимание последствий собственных действий у вида, у которого ранее не существовало самосознания более высокого порядка». Представительская способность была найдена».

«Поскольку наш тест доказал это, да, мы можем сказать, что собаки осознают свое тело, и поскольку осознание тела является частью сложной системы саморепрезентации, да, их можно считать самоосознающими, — добавил Понграц.

Россано, однако, задает вопросы о том, является ли это поведение спонтанным (случайным и непроизвольным) или оно выучивается и выучивается: ощущения себя и узнавания себя в зеркале, но в какой степени это спонтанно, а не усвоено в результате повторных воздействий, я бы сказал, что это скорее второе, чем первое», — сказал Россано, добавив, что «самосознание» не это не то, что они хотели измерить сначала в исследовании «Они могут говорить».Но теперь это изменилось.

В любом случае, устройства AAC явно повлияли на самоощущение Банни.

Возможно, это еще одно доказательство того, что самосознание и язык могут быть связаны, поскольку язык дает человеку возможность передать ощущение себя:

«Мы знаем, что язык помогает не только общаться с другими, но также помогает нам классифицировать и это также дает нам некоторое ощущение последовательности и преемственности во времени», — сказал Россано.

Я просто жду, когда она нажмет на кнопки «Зайка», «Думай», «Зайка», «Есть».

Кто такие мы сказать нельзя?

[источник: салон]

Говорящая собака использует деку, чтобы задавать важные вопросы, которые есть у людей

Если вы когда-нибудь хотели, чтобы ваша собака могла разговаривать с вами (помимо лая), то вы захотите познакомиться с овчаркой Банни. Звезда TikTok использовала кнопки дополнительной и альтернативной коммуникации (AAC), чтобы использовать человеческие слова для общения со своей лапой Алексис Дивайн. Чтобы поговорить с Дивайном, Банни нажимает лапками кнопки, и каждая кнопка представляет собой слово вроде «я», «человек» или «ходить».Это может быть очень полезно, когда Банни нужно выйти на улицу или увидеть птицу. Но недавно выяснилось, что щенок отказался от прямого разговора ради более экзистенциальных вопросов, которые, как правило, поглощают человеческое существование.

Девайн опубликовала недавнее видео, на котором Банни, похоже, сомневается в своем самоощущении. В видео она нажала кнопку «собака», затем «что», третью кнопку «собака» и, наконец, «есть». Дивайн объяснил это зрителю. «Собака, что за собака?» Она сказала, вопрос звучал так, как будто он будет уместен на уроке философии.И это не первый раз, когда Банни заходит в эту категорию вопросов. «Это происходит так часто, — написал Девайн в подписи, — что я собираюсь добавить кнопки «животное», «такое же» и «другое».

После того первого вопроса любопытный пес продолжал размышлять над важными вопросами, на которые многие из нас с трудом пытаются найти ответы. Она спросила: «Собака, почему?» и даже посмотрела в зеркало и, казалось бы, смогла идентифицировать себя как Банни — то, чему учатся делать человеческие младенцы.

Серия видеороликов представляет собой захватывающий взгляд на проект под названием They Can Talk , который представляет собой сообщество, пытающееся понять, могут ли животные общаться с нами через системы AAC. Банни — одна из почти 2600 собак и 300 кошек, зарегистрированных в нем.

Если вам интересно узнать больше об AAC, обязательно прочитайте о Кристине Хангер и ее щенке Стелле. В 2019 году пара стала вирусной из-за деки Hunger, которая позволила Стелле осмысленно общаться.

Овчарка Банни научилась общаться со своим человеком Алексис Дивайн, нажимая кнопки на земле, каждая из которых соответствует отдельному слову.

В последнее время Банни задает экзистенциальные вопросы, которые, как правило, поглощают человеческое существование.

Я Кролик: Веб-сайт | Инстаграм | TikTok
ч/т: [Салон]

Статьи по теме:

Очаровательно выразительные морды собак показывают, что они «лучшие люди»

Новое исследование показывает, что собаки могут помочь вам жить дольше

Исследование

показало, что большинство владельцев собак целуют своих щенков больше, чем своих партнеров

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.