Содержание

Родительская депривация — причины, симптомы, диагностика и лечение

Родительская депривация – психическое состояние ребенка, характеризующееся невозможностью удовлетворять основные жизненные потребности из-за отсутствия или отстраненности родителей. Возникает вследствие недостатка заботы, ласки, понимания, взглядов, прикосновений, общения. Последствия – эмоциональные, личностные, поведенческие расстройства, трудности социализации. Диагностика включает клиническую беседу, применение опросников, рисуночных тестов. Лечение основано на групповой и индивидуальной психотерапии, дополняется психокоррекцией, социальной реабилитацией, медикаментозной терапией.

Общие сведения

Термин «депривация» происходит из латинского языка, означает «лишение», «потерю». Родительская депривация – лишение ребенка взаимодействия с родителями. Синонимичное название – синдром недолюбленности. В 60-70 годах прошлого столетия врачи начали признавать, активно изучать роль эмоциональной близости родителей в психическом развитии ребенка. Установлено, что недостаток любви, заботы, привязанности, телесных контактов приводит к нарушениям психического здоровья детей. Данные о распространенности родительской депривации отсутствуют – легкие проявления переживаются в рамках семьи, тяжелые случаи выявляются на поздних стадиях при выраженной задержке психического развития, эмоционально-поведенческих нарушениях.

Родительская депривация

Причины родительской депривации

Основная причина – отсутствие возможности удовлетворить психологические потребности в любви, привязанности, общении. Дополнительными факторами риска становятся особенности нервной системы, темперамент, адаптационные возможности ребенка. Рассматривая депривацию как двусторонний процесс – воздействие стимула и формирование ответной реакции – выделяют ряд причин:

  • Недостаточная привязанность родителей. Отец и мать не проявляют любви к малышу. Явление распространено в семьях с нежеланным ребенком, при психических расстройствах, алкоголизме, наркомании родителей.
  • Длительная разлука. Депривация развивается при продолжительном пребывании в стационаре, учебном учреждении закрытого типа. Проявляется эмоциональными расстройствами.
  • Отсутствие родителей. Ранняя смерть отца и матери, отказ от ребенка становятся ключевыми факторами депривации. В домах малютки, детских приютах эмоциональные потребности удовлетворяются недостаточно.
  • Конституционально-наследственные особенности.
    Дети с неустойчивым слабым типом ЦНС более восприимчивы к влиянию депривационного фактора. Они менее пластичны, хуже адаптируются к изменяющимся условиям. Непродолжительное отсутствие мамы с папой (госпитализация, вынужденный отъезд) отрицательно сказывается на психическом и физическом развитии.
  • Состояние здоровья. Негативное влияние депривации быстрее проявляется у детей с неврологическими, соматическими заболеваниями. Больной ребенок больше нуждается во внимании, заботе родителей, острее переживает невозможность удовлетворения данных потребностей.

Патогенез

Среди исследований патогенеза родительской деривации распространена теория Э. Эриксона: отсутствие материнской любви формирует базисное недоверие к миру. Данное чувство проявляется боязливостью, подозрительностью, пассивностью, стремлением к избеганию незнакомых ситуаций. Недостаток телесных, слуховых, зрительных контактов с родителем создает ощущение психологического дискомфорта, способствует формированию эмоциональной неустойчивости, нарушений режима сна-бодрствования. Ребенок становится чрезмерно беспокойным, импульсивным, плаксивым, отказывается устанавливать контакт, не проявляет познавательного интереса. В период раннего детства развивается первичное ощущение собственной неуспешности, переживание нестабильности, страха, обиды. Родительская депривация негативно влияет на процесс развития в промежутке с рождения до старшего подросткового возраста. Компенсация происходит через формирование привязанности к другим объектам (людям, животным, игрушкам), увлеченность деятельностью (хобби, творчество, спорт).

Классификация

По степени выраженности родительская депривация бывает полной и частичной. Полная (абсолютная) возникает при отказе матери и отца от прав, отрыве ребенка от семьи, смерти родителей. Частичный вариант – отношения обеднены эмоционально, но близость сохраняется, физически члены семьи находятся рядом. По содержанию выделяют следующие виды депривации:

  • Сенсорная. Характеризуется невозможностью удовлетворить потребность в ощущениях. Проявляется недостатком прикосновений, объятий, поглаживаний, взглядов.
  • Когнитивная. Представлена отсутствием возможности познавать родителя, через него – окружающий мир. Проявляется отставанием развития интеллектуальных функций.
  • Эмоциональная.
    Наиболее выраженный компонент материнской депривации. Формируется при невозможности почувствовать близость, принятие, любовь, одобрение, поддержку.
  • Социальная. Определяется лишением возможности выполнять социальную роль (сын, дочь). Отражается на поведении ребенка, отношениях с окружающими.

Симптомы родительской депривации

Изменения возникают в эмоциональной, поведенческой, когнитивной сфере. У младенцев снижена двигательная активность, позже формируется навык сидения, ходьбы. Интерес к игрушкам, ярким предметам, новым звукам снижен. Выражены вегетативные нарушения – частые срыгивания, нарушения стула, беспокойный сон, плохая терморегуляция. Комплекс оживления развивается к 4-5 месяцам, слабый. Эмоциональная неустойчивость проявляется плачем, криками. Гуление, лепет возникают на 1-2 месяца позже нормы.

Дети раннего возраста и дошкольники испытывают трудности социальной адаптации, с трудом устанавливают контакты, часто подозрительны, насторожены, боязливы. Редко проявляют инициативу, несамостоятельны. В зависимости от темперамента становятся замкнутыми, молчаливыми либо агрессивными, импульсивными. Эмоции неустойчивы, часто отмечаются вспышки негодования, гнева, плач. Аффективные расстройства представлены детскими страхами, повышенной тревожностью. Самооценка заниженная, чувство недоверия к обществу формирует искаженный образ Я как неудачника, неспособного контролировать происходящее, влиять на результат собственных действий. Выраженность задержки умственного развития зависит от окружающей обстановки, наличия педагогов. Кроме ЗПР часто наблюдаются речевые нарушения, поведенческие и невротические расстройства.

В младшем школьном и подростковом возрасте проблемы идентичности провоцируют эмоционально-личностные расстройства. Ребенок, подросток испытывает трудности принятия социальных ролей – ученик, друг, знакомый. Отсутствует опыт выстраивания отношений, поэтому дети в ситуациях межличностного взаимодействия часто ведут себя неадекватно: убегают, прячутся, отворачиваются, грубят, обзывают, проявляют физическую агрессию. Дружеские предложения воспринимают насторожено, отвечают отказом. В коллективе у них формируется позиция изгоя, агрессора. К проблемам социального характера добавляется школьная неуспеваемость. Подростки прогуливают школьные занятия, приобщаются к «уличным» группировкам, бродяжничают.

Осложнения

Без своевременной психолого-педагогической коррекции родительская депривация способствует развитию психической патологии. Характер осложнений определяется возрастом ребенка и продолжительностью отсутствия родителей (опекунов). В раннем детстве у пациентов преобладают расстройства эмоционально-волевой сферы, неравномерность отставания когнитивных функций с преимущественно речевыми нарушениями. Часто диагностируются нарушения невротического спектра: энурез, парасомнии, навязчивые движения, апатическая, маскированная депрессия. У дошкольников и младших школьников определяются поведенческие отклонения, ЗПР. У подростков – психопатии, депрессивные расстройства.

Диагностика

Диагностика депривации – сложный длительный процесс, предполагающий сотрудничество врача-психиатра, невролога, психолога, педагогов, социальных работников и медицинских сестер, ухаживающих за ребенком. Требуется долговременное наблюдение, регулярная оценка особенностей развития. Комплексные обследования показаны детям групп риска – воспитывающимся в неблагополучных семьях, подверженным частой госпитализации, сиротам. Применяется ряд методов:

  • Беседа. Разговор с ребенком позволяет первично оценить эмоциональное состояние, реакции на похвалу/замечания, способность устанавливать, поддерживать продуктивный контакт. Специалист выявляет сферы, наиболее подверженные депривационному воздействию, определяет направленность дальнейшей диагностики.
  • Проективные тесты. Широко применяются рисуночные методики – «Человек», «Дом, дерево, человек», «Несуществующее животное», «Человек под дождем». Они универсальны относительно возраста, уровня интеллектуального развития, национальности. Позволяют выявить глубинные неосознаваемые переживания, скрываемые особенности поведения.
  • Опросники. Методики данной группы рекомендованы для обследования детей от 10 лет. Используются опросники, направленные на исследование детско-родительских отношений – «Анализ Семейного Воспитания» Э.Г. Эйдемиллера, «Детско-родительские отношения подростков» П. Трояновской. Дополнительно показаны тесты исследования личности – «Патохарактерологический личностный опросник» А. Е. Личко, опросник Леонгарда-Шмишека.

Родительская депривация рассматривается как этиологический фактор ЗПР, речевых нарушений, невротических и поведенческих расстройств, дезадаптации. При дифференциальной диагностике необходимо различение данного феномена с иными возможными причинами нарушений развития (резидуально-органическим поражением ЦНС, наследственными факторами).

Лечение последствий родительской депривации

Специфические методы лечения не разработаны. Помощь врачей, психологов, педагогов направлена на устранение причин и коррекцию последствий ранней психологической депривации. Терапия проводится на базе реабилитационных центров, психоневрологических диспансеров, частных клиник. Комплекс процедур определяется индивидуально с учетом тяжести симптомов, возраста ребенка. Применяются:

  • Групповая психотерапия. Тренинги с детьми, подростками оказываются наиболее эффективным способом коррекции системы ценностей, самооценки, восприятия роли. В процессе специально организованного общения, игр возникают ситуации апробирования положительных отношений. Члены группы учатся договариваться, дружить, сотрудничать. В тесном взаимодействии узнают (обнаруживают) качества личности. Происходит формирование системы «Я», общественных ролей.
  • Индивидуальная психотерапия. Встречи с психотерапевтом необходимы при эмоциональных расстройствах – депрессии, неврозе навязчивых состояний, повышенной тревожности, страхах. Наиболее распространены методы когнитивно-поведенческой терапии: на первом этапе проводится коррекция нелогичных, нецелесообразных мыслей, провоцирующих негативные эмоции, на втором вырабатываются новые эффективные формы поведения.
  • Психокоррекция. Занятия с психологом необходимы детям, имеющим отставание в когнитивном развитии. Упражнения, игры развивают мелкую моторику, активное внимание, память, мышление, интеллект. Работа проводится в индивидуальном и групповом режиме.
  • Медикаментозная терапия. Применение лекарств целесообразно при выраженных поведенческих и эмоциональных нарушениях. Лечение назначается психиатром, препараты подбираются индивидуально. Используются антидепрессанты, противотревожные средства, нейролептики, ноотропы.
  • Социальная реабилитация. Усилиями педагогов ребенок активно включается в занятия спортом, рисованием, конструированием, лепкой, полезным трудом. Создаются ситуации сотрудничества, на основе которы х легче налаживается общение, дружба. Компенсация агрессии происходит во время активных физических нагрузок. Последствия эмоциональной, сенсорной депривации редуцируются в процессе творческой деятельности.

Прогноз и профилактика

Прогноз результатов депривации определяется состоянием здоровья, возрастом, психологическими особенностями ребенка, продолжительностью нахождения в условиях нехватки родительской любви. Наиболее благоприятный исход у малышей до 3 лет, при своевременной компенсации последствия полностью редуцируются. Чем старше ребенок, тем продолжительнее период реабилитации. Профилактика сводится к сохранению полноценной семьи – предупреждению нежелательных беременностей, отказов от детей, разводов. Вторичные методы – создание условий максимально приближенных к домашним в приютах, стационарах (организация палат совместного пребывания ребенка с матерью).

ДЕТСКАЯ ДЕПРИВАЦИЯ. КАК ИЗБЕЖАТЬ? — Благотворительный фонд «Константа»

**По статистике, россияне стали активнее принимать в свои семьи детей из казенных учреждений. В**
**своем большинстве это успешные истории. Но бывает и другой исход, когда детей возвращают в детские дома.**
**В чем причина такого явления? И как его предотвратить? Об этом рассказал директор детского дома в городе** **Торжок Андрей Дмитриевич Артемчук.**

Главная проблема для ребенка, попавшего в детский дом, — это расстройство привязанности или депривация. Такое психологическое состояние возникает у детей, если они долгое время не удовлетворяют основных потребностей в родительской любви, ласке, эмоциональной привязанности к родному человеку. С годами депривация отражается на физическом, химическом, биологическом уровне, эти глубокие системные изменения могут передаваться потомках.

Может ли ребенок, попав в детом, избежать депривации?
Безусловно. Достаточно изменить систему воспитания в учреждении, уверен Андрей Артемчук. 30 лет он работает в сфере реабилитации и социальной помощи детям, оказавшимся в кризисной ситуации. Совместно с коллективом детского дома внедряет программу, которая способствует успешному устройству детей в приемные семьи.

Почему необходимо работать с детьми, неужели они могут нести ответственность за семейное благополучие?
— В принципе, ребенок из казенного учреждения — это другой человек, он иначе сложен, — размышляет Андрей Артемчук. — Каково поведение неподготовленного детдомовского ребенка в семье? Первый месяц он приглядывается к приемным родителям, ласков, доброжелателен, с готовностью помогает по дому, старается им понравиться. Через месяц начинается следующий этап — своими действиями он заставляет новых маму и папу пройти через те круги ада, через которые сам успел пройти в жизни. Ребенок проверяет реакцию родителей, границы дозволенного. При этом жизненный «драматический опыт» казенных деток значительно превосходит опыт взрослых по качеству и содержанию.

На базе детского дома открыт уникальный Центр содействия семейному устройству детей-сирот, который реализует программы помощи приемным и замещающим семьям.
— В обновленной модели детского дома Центр выполняет самую важную задачу — работает с родителями, как с кровными, так и с замещающими. Благодаря этому детский дом из «отстойника» превращается в реабилитационный центр по подготовке ребенка к семье, — объясняет Андрей Дмитриевич. — Если живы биологические родители ребенка, необходимо сделать так, чтобы он заново принял свою кровную семью, выработал необходимые качества, значительно облегчающие это приятие и адаптацию в семье. То же самое касается и замещающей семьи. К сожалению, до 75 процентов возвратов детей происходит по причине неподготовленности ребенка к жизни в семье. Об этом аспекте не говорят, но он исключительно важный.

Еще одно направление деятельности Центра — это работа с семьями группы риска. Как только суд предписывает изъятие ребенка из родной семьи, в ней начинаются мучительные процессы: дитя помещают в казенную среду, а семья, как правило, окончательно деградирует. В детском доме г. Торжка задумались, почему бы не поддержать такую семью раньше? Выявление раннего неблагополучия, досудебная реабилитационная процедура — это шаги, направленные на сохранение семьи.
— Международная практика свидетельствует: в тех страна, где эта работа ведется системно, удается сохранить до 15 процентов кровных семей. Там, где этих мер не предпринимают, возврат детей в родную семью составляет не более 10 процентов, — объясняет Андрей Артемчук. — Наша задача — максимально увеличить процент возврата детей в кровные семьи, ведь ближе родного родителя для ребенка никого нет и не будет. И только в случае неудачной попытки воссоединения с кровной семьей, ему подыщут замещающих родителей.
В школе приемного родителя осуществляется также подготовка замещающих родителей для детей старше 10 лет, с отклонением в развитии, в поведении. Говорят, существуют опасения в отношении усыновления уже подросших воспитанников детдомов. Понимают это и дети. Попадая в казенное учреждение, они осознают, что с каждым днем своего взросления лишаются шанса обрести семью, а после окончания начальной школы он, скорее всего, будет равен нулю. Глубокий психологический кризис переживают дети уже в десятилетнем возрасте, когда совсем теряют надежду. Их легко отличить от других воспитанников по застывшему взгляду и отсутствию интереса к окружающей жизни. Этот кризис длится несколько месяцев, а иногда — лет, пока ребенок пытается осознать себя в новом качестве: «я — казенный».

Сейчас в детском доме города Торжок живут 44 воспитанника. С декабря 2012 года в семьи устроены 20 детей (четверо — в кровные, остальные — в приемные), из них более 70 процентов — это дети старше 10 лет.
Ребят последовательно готовили к усыновлению.
К некоторым воспитанникам учреждения возвращается вера в возможность обрести семью. Нужна системная работа, чтобы дети осознали: семья — это та цель, ради которой они живут в детском доме.

//По материалам статьи Елены Мишиной//

1 .3. Виды детской депривации

В зависимости от того, чего именно лишен человек, выделя­ют разные виды депривации – сенсорную, двигательную, пси­хосоциальную, материнскую и другие. Далее будут рассмотрены основные из них.

Сенсорная депривация

Сенсорная депривация возникает тогда, когда (по разным причи­нам) человек не получает достаточное количество стимулов — зрительных слуховых, осязательных и прочих. Для описания подобных жизненных условий психологи обычно пользуются понятием «обедненная среда»(С.А. Бугров, Й. Лангмейер, 3. Матейчек, А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых, Г. Шеффер и др.).

Ребенок в детском доме, интернате или в другом учреждении закрытого типа часто оказывается в обедненной стимулами среде. Такая среда, вызывая сенсорный голод, вредна для человека в лю­бом возрасте, а для ребенка она губительна.

Так, например, у младенцев велика потребность в новых впечатлениях, ко­торая выражается в появлении зрительного сосредоточения. Зри­тельные впечатления с 3—5-недельного возраста действуют на ребенка успокаивающе. Под влиянием зрительных воздействий у ребенка впервые возника­ют радостные чувства. Особенно сильно они проявляются, когда он смотрит в лицо и прислушивается к голосу разговаривающего с ним взрослого. По-видимому, человеческое лицо для него — наиболее сильный комплексный раздражитель.

Таким образом, необходимым условием для нормального со­зревания мозга в младенческом и раннем возрасте является дос­таточное количество внешних впечатлений, так как именно в процессе поступления в мозг и переработки разнообразной ин­формации из внешнего мира происходит упражнение органов чувств и соответствующих структур мозга.

Вопреки мнению некоторых родителей, воспитателей и большинства производителей игрушек, дети не нуж­даются в изобилии игрушек или широком разнообразии внешнего окружения для своего интеллектуального развития. Наиболее бла­гоприятной для оптимального интеллектуального роста служит уме­ренно обогащенная среда, в которой дети играют со стимулирую­щими их развитие предметами незадолго до того срока, когда они обычно научаются ими пользоваться

Информационная депривация

В обычных условиях человек потребляет большое количество информации. «Ведь для того, чтобы приспособиться к жизни и ориентироваться в ней, мне необходимо представлять определенные связи и опираться на них постоянно. Если у меня нет знания этой связи вещей между собой, между людьми и мною, тогда я выдумываю вместо настоящих связей мнимые связи», – писал И.П. Павлов. Эта мысль Павлова раскрывает сущность информационной депривации, заключающейся в ограничении потребления необходимой важной информации из внешнего мира. В исследованиях установлено, что у людей в связи с ограниченным притоком информации создаются ложные убеждения (О.Н. Кузнецов, В.И. Лебедев).

Двигательная депривация

С проявлениями двигательной депривации сталкиваются всякий раз, когда возникает резкое ограничение движения, на­пример, в результате травм или болезней.

В психологии накоплено много данных о том, что развитие движений в детстве имеет интимную связь с формированием «образа Я» (М.Ю. Кистяковская, Н. М. Щелованов и др.).

Тест детская депривация | Академия вашего образования

Тест «Психология детской депривации»

Позволяет проверить уровень знаний об основных принципах и профилактики депривации и исправления депривационных нарушений личности. Для автогенерации бесплатного сертификата вам необходимо набрать не менее 50% правильных вариантов ответов и пройти регистрацию на этой платформе.

1. Депривация стимульная (сенсорная)

изменчивая структура внешнего мира без четкого упорядочения и смысла, не дает возможности понимать, предвосхищать и регулировать происходящее извне

ограниченная возможность для усвоения самостоятельной социальной роли

пониженное количество сенсорных стимулов или их ограниченная изменчивость и модальность

2. У детей, находящихся в условиях общего содержания зафиксировано формирование таких типов депривованого личности:

«гиперактивный тип»

оба варианта верны

«подавленный тип»

3. Нарушения развития у ребенка, воспитывающегося в депривационных условиях, происходит на уровнях:

телесных ощущений

все ответы верны

который позволяет соблюдать нормы и правила общества (СОЦИАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ).

4. Проявлением психической депривации в раннем возрасте может быть:

замкнутость

боязнь безопасных предметов

отсутствие комплекса оживления

5. Какой прием помощи со стороны взрослого наиболее эффективен для ребенка в преодолении отчуждения сверстников?

создание реальных жизненных ситуаций, обеспечивающих социальный успех в группе сверстников и их родителей

формирование социальных потребностей и усвоение всех компонентов культурного общения со взрослыми и сверстниками

6. Одним из проявлений кризиса 7-ми лет является:

неестественность поведения

автономная детская речь

негативизм

7. Социальная депривация возникает вследствие изоляции:

принудительной

оба варианта верны

добровольной

8. Эмоциональная депривация это:

искаженное восприятие реальных объектов и явлений окружающего мира

длительное отсутствие материнской ласки, неправильное воспитание в интернатах

ложное умозаключение, не имеющее под собой реальной основы

9. Причиной депривации могут быть следующие ситуации:

проживание детей в семьях с низким социальным статусом и культурным уровнем, в многодетных семьях, где детям не хватает достаточного внимания и заботы родителей

травматическое вынужденное общение детей с родителями и родственниками, которые имеют проблемы психического и физического развития

оба варианта верны

10. Виды депривации обычно в зависимости от того, какая потребность не удовлетворяется:

депривация эмоционального отношения (эмоциональная)

стимульная (сенсорная)

все ответы верны

11. «Подавленный тип» – характеризуется:

легкостью вступления в контакт, резко выраженными тенденциями демонстративного поведения, яркой заинтересованностью всем окружающим, что воспринимается самими детьми как игра, забава

контрастными эмоциональными проявлениями, возникающие вследствие постоянного проживания в закрытых учреждениях

пассивностью, апатичность, что затрудняет диагностику. Иногда таких детей относят к группе умственно отсталых

12. Классической картине психической депривации присущи:

задержка развития речи

недифференцированное, примитивное отношение к людям

оба варианта верны

13. К проявлению психической депривации в дошкольном возрасте относится:

амбивалентность поведения

боязнь безопасных предметов

замкнутость

14. Депривация-это:

лишение ребенка каких-либо условий, необходимых для его нормального существования, удовлетворения его основных жизненных потребностей

период в жизни ребенка, создающий наиболее благоприятное условие для формирования у него определенных психологических свойств и видов поведения

15. Фрустрация – это:

психическое состояние повышенного беспокойства, эмоционального напряжения

способность переносить функции одного предмета на другой, не обладающий этими функциями

16. Когнитивная депривация-это:

невозможность удовлетворить потребности во впечатлениях. Сюда относится зрительная, слуховая, осязательная, сексуальная и другие формы

когда личность лишена возможности выполнять собственную социальную роль, вследствие социальной изоляции

отсутствие у человека возможности эффективно и рационально познавать мир, сюда же входит культурная форма депривации

17. Наиболее важный фактор, влияющий на социально-эмоциональное развитие ребенка, это:

оба варианта

эмоциональная атмосфера в семье

семейные ценности

18. Сенсорная депривация может быть спровоцирована как:

оба варианта верны

некими экстремальными обстоятельствами

физическими недостатками человека

19. Сензитивный период развития – это:

способность переносить функции одного предмета на другой, не обладающий этими функциями

период в жизни ребенка, создающий наиболее благоприятное условие для формирования у него определенных психологических свойств и видов поведения

20. Общие проявления различных типов депривации:

обостренное чувство неудовлетворенности собой

оба варианта верны

снижение жизненной активности

Что такое детская социальная депривация? Что делать при социальной депривации у школьника?

Ребенок в любом возрасте отличается крайне эмоциональностью и острой потребностью в регулярном общении со взрослыми. В случае, если малыш не получает достаточного внимания со стороны членов семьи, риск развития социальной депривации резко возрастает.

Признаки и причины возникновения социальной депривации

Социальная и эмоциональная депривация характерна, преимущественно для детишек из не благополучных семей. Если малышу не хватает материнской заботы, если взрослые плохо с ним обращаются или проявляют агрессию, это практически наверняка приведет к ухудшению социальных навыков чада.

Аналогичные психологические проблемы возникают, если ребенок вынужден длительное время общаться с человеком, имеющим серьезные физические или психические отклонения в поведении. Если малыш растет в сиротском приюте или вынужден мириться с длительным отсутствием родителей, это практически наверняка скажется на его эмоциональном и психологическом состоянии.

Зачастую предпосылки к проблеме возникают задолго до того, как малыш появился на свет. Если беременность была нежелательной, и женщина не может скрыть своего пренебрежения по отношению к собственному чаду, это оказывает влияние на его социальные навыки. Обычно ребенок растет закомплексованным, неуверенным в себе, а иногда его поведение сопровождается еще и крайне агрессивностью.

Несмотря на то, что психологи считают, будто социальная депривация характерна только для неблагополучных деток, на самом деле, это не совсем соответствует истине. Дело в том, что в обеспеченных семьях у детишек немало поводов для психологических проблем. Так, например, многие богатые семьи оказывают на малыша давление с детства, пытаясь сделать его успешным во всех возможных сферах жизнедеятельности. Боязнь не оправдать чужие надежды, страх перед поражением — все это приводит к серьезным психологическим деформациям, оборачиваясь девиантным поведением школьника.

Прежде чем рассуждать о том, как проявляется такая проблема, необходимо понять, что же такое депривация? В психологии словом депривация принято обозначать состояние, при котором человек не может удовлетворить свои потребности. По сути, это глубокое переживание из-за невозможности выражать эмоции или быть полноценной социальной единицей.

Первые признаки такой психологической проблемы опытный педагог может заметить еще в начальных классах. Такие детки испытывают большие проблемы в выражении своих мыслей, у них бывает затруднена речь, ограничен словарный запас. Проблема распространяется и на поведенческие особенности малыша: школьник, страдающий из-за депривации не знает элементарных гигиенических норм, не умеет общаться со взрослыми, отличается замкнутостью и резкими вспышками агрессии.

Однако самый тревожный признак депривации, который может оказать наибольшее влияние на ребенка — это эмоциональная непроницаемость. Малыш будто не знает, что такое нежность, любовь, он не умеет выражать свои чувства. В раннем школьном возрасте такие малыши не видят грань между хорошим и плохим, поэтому способны доставить боль окружающим, даже не задумываясь о том, что они сделали что-то неправильно.

В будущем такая эмоциональная бедность приведет к тому, что человек вырастет безжалостным. В подростковом возрасте вчерашние скромники с депривацией начинают проявлять недюжинную агрессивность и жестокость как к сверстникам, так и ко взрослым. Такие дети часто вырастают нервными, агрессивными и дерганными. В отличии от окружающих, они не умеют доверять другим людям, не знают, что такое забота, поэтому часто ненавидят всех, кто попадает им на пути.

Социальная депривация очень часто проявляется в виде минимального отклонения в интеллектуальном плане. С такими детишками не занимаются дома, они растут сами, как сорняки, и поэтому их интеллектуальные способности в первом классе далеки от возможностей сверстников.

Разумеется, запускать такую ситуацию нельзя, поскольку малыш с такой психологической особенностью может быть опасен для себя и общества. Поэтому, как только педагог выявит проблему, ему необходимо приступать к ее немедленному разрешению.

Способы устранения социальной депривации

Бороться в социальной депривацией в школе бесполезно, если за дело вовремя не возьмутся родители ребенка. Первое, что стоит сделать педагогу — это вызвать их к себе для обсуждения проблемы. Возможно, мама и папа даже не догадываются, какая неприятность произошла с их ребенком. Задача учителя состоит в том, чтобы объяснить, как бороться с депривацией.

Родители должны регулярно разговаривать со своим чадом, стараться проявить по отношению к нему заботу и любовь. Конечно, если взрослые внезапно начнут кидаться на ребенка с поцелуями и объятиями, это только напугает малыша. Действовать нужно постепенно, день за днем подмечая успехи в психологическом развитии малыша.

Еще один важный нюанс — это регулярная похвала. У детишек с социальной депривацией крайне низкая самооценка, и они не уверены во всем, что делают. Именно поэтому родителям необходимо терпимо подмечать успехи школьника, закрывать глаза на его мелкие неудачи. Постепенно это поможет заметно поднять самооценку крохи, улучшив и его успеваемость.

Педагогу также придется поработать с трудным ребенком, чтобы снизить уровень его социальной депривации. Для начала необходимо отказаться от устных ответов для такого школьника. Многие малыши элементарно стесняются отвечать перед всем классом, а замечания учителя только подрывают их неустойчивое психологические состояние. Специалисты советуют давать таким детишкам побольше письменных заданий, активно вовлекая их во внеклассную деятельность.

Ребенку можно доверить ответственную роль в школьной пьесе или участие в неком важном мероприятии. Это поможет вызвать определенный эмоциональный и социальный прогресс, стерев все прежние комплексы чада. Также в начальных классах популярностью пользуются игровые методики повышения коммуникационных способностей ребенка.

Если речь идет о помощи школьнику-подростку, то без консультации с психологом уже не обойтись. Такие дети отличаются невероятной замкнутостью, и зачастую достучаться до них можно лишь работая целой командой. Если, несмотря на все комментарии и замечания учителей, социальный фон дома не улучшился, педагогу необходимо обратиться в специальные службы. Дурное влияние маргинальных родителей может дорого обойтись ребенку, и задача педагога позаботиться о том, чтобы неустойчивое положение в семье не влияло на будущее школьника.

С социальной депривацией современным педагогам приходится бороться все чаще и чаще. Иногда признаки такого отклонения выявляются еще в раннем детстве, а иногда дурное влияние среды выходит на поверхность лишь к подростковому возрасту. В любом случае, задача педагогов состоит в помощи такому ребенку, в индивидуальной методической работе с ним.

Журнал «Психиатрия» №6(18) 2005

Классификация детской шизофрении и первазивных расстройств

Козлова И.А., Башина В.М.
Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Через всю историю изучения детской шизофрении как в отечественной, так и в зарубежной психиатрии проходит дискуссия о принципиальной возможности развития шизофрении в раннем детском возрасте. Многие авторы считают, что диагноз шизофрении не может быть достоверным, если заболеванию не предшествует период нормального развития. С другой стороны, можно сослаться на исследователей, которые придерживаются мнения, что шизофрения может быть «врожденной», а шизофренические расстройства наступают так рано, что влияют на нормальное развитие детей. В настоящее время детская шизофрения как нозологическая единица признается большинством клиницистов. В соответствии с современными представлениями детская шизофрения — это вариант шизофренического болезненного эндогенного процесса, развивающегося на фоне формирования мозговых структур, физиологических и психических функций, что определяет возрастной патоморфоз заболевания, формирование типичного для детской шизофрении дефекта, наряду с сопутствующим нарушением развития личности — дизонтогенезом.


Психическая депривация как патогенный фактор в раннем онтогенезе

Козловская Г.В., Проселкова М.Е., Калинина М.А., Марголина И.А., Платонова Н.В., Голубева Н.И.
Научный центр психического здоровья РАМН, Москва
В исследовании было прослежено влияние некоторых видов психической депривации на психический онтогенез детей раннего и дошкольного возрастов. Всего в течение 5 лет проспективно и ретроспективно с первого года были прослежены 170 детей раннего и дошкольного возрастов (дети с глубокими нарушениями зрения, дети-сироты, дети, подвергшиеся перманентному физическому насилию в семье). В качестве группы сравнения изучены дети-аутисты и здоровые дети того же возраста из типовой городской популяции. Все пациенты были комплексно обследованы психиатром, невропатологом, педиатрами и другими специалистами. Дети-сироты, аутисты и слепые были исследованы электрофизиологическим (ЭЭГ) и иммунологическим (титр антител к фактору роста нервов — АФРН) методами. У всех детей из условий ранней психической депривации, независимо от вида депривации, были отмечены сходные отклонения в психическом и физическом развитии (задержка физического развития, задержка формирования основных психических функций, соматовегетативные дисфункции), складывающиеся в дефицитарный тип развития. На этом фоне были отмечены отдельные психопатологические и психосоматические отклонения, сходные для всех видов психической депривации, такие как депривационная депрессия, разнообразные двигательные стереотипии, парааутизм, нарушения самосознания. В ряде случаев степень выраженности депривационных нарушений сближалась с эндогенным психическим заболеванием. Клиническая картина выделенных симптомокомплексов была в некоторой степени специфичной для определенного вида депривации. Отмечено, что раз возникшие депривационные нарушения имеют свойство входить в структуру формирующейся личности и фиксироваться. В этих случаях при коррекции депривационных условий они редуцируются, но не исчезают полностью, и при декомпенсации психофизического состояния или социальной ситуации модель искаженного психофизического реагирования возобновляется.
Ключевые слова: депривационная депрессия, депривационный аутизм, насилие, синдром сиротства, синдром избиваемого ребенка, депривация, психогения, диада «мать — дитя», материнская депривация, психическая депривация, депривационные расстройства.

The study examines the influence of certain types of mental deprivation on the mental ontogenesis of children at an early and preschool age. The total number of 170 children has been studied over the period of 5 years prospectively and retrospectively from the first year of age (children having major vision impairments, orphans and children exposed to permanent physical abuse in their families). The control group comprised autist children and children in good health of the same age from the typical urban community. All the patients underwent a comprehensive examination by the psychiatrist neuropathologist pediatricians and other physicians. The orphaned, autist and blind children have been also examined by means of electrophysiological and immunological (anti-nerve growth factor (anti-NGF) antibody titer) methods. All the children exhibited such features of early mental deprivation, irrespective of its type, as similar abnormalities in mental and physical development (arrested physical development, arrested formation of major mental functions, somatovegetal dysfunctions) forming up the deficient development type. In addition, there were some psychopathologic and psychosomatic abnormalities common to all the types of mental deprivation, for example, deprivation depression, various motor stereotypy, paraautism, abnormal self-consciousness. In a number of cases, the degree of manifestation of deprivation disorders was close to endogenous mental disease. The clinical picture of specified symptomatic complexes was to some extent specific for a certain type of deprivation. It was noted that the deprivation abnormalities, once manifested, usually become a part the structure of the forming personality and get fixed. In these cases they are reduced during the correction of deprivation conditions, though not completely eliminated, and in case of decompensation of the psychophysical state or social situation the model of the aberrant psychophysical reaction resumes.
Keywords: deprivation depression, deprivation autism, abuse, orphan syndrome, battered child syndrome, deprivation, psychogeny, «mother — child» dyad, maternal deprivation, mental deprivation, deprivation abnormalities.


Первичный анализ акушерских, гинекологических и перинатальных факторов риска шизофрении

Объедков В.Г., Давыдов Д.Е., Гуменюк М.Г.
Белорусский государственный медицинский университет; Республиканская клиническая психиатрическая больница МЗ РБ, Минск;
Учреждение здравоохранения «Родильный дом Минской области»
Шизофрения относится к наиболее сложным научно-теоретическим проблемам биологии и медицины. Усилия по изучению этого заболевания пока не позволили добиться глубинного понимания сущности процессов, лежащих в его основе. Это обстоятельство обозначено в ряде текущих отчетов Всемирной организации здравоохранения, где контроль над исследованиями шизофрении назван одной из ее приоритетных задач. Заинтересованность ВОЗ в интенсивных исследованиях в этой области объясняется огромными общественными расходами, обусловленными шизофренией, и крайне неблагоприятным влиянием этого заболевания на показатели здоровья населения в целом. Важно отметить, что пока не удалось выявить ни этиологические факторы шизофрении, ни статистически высокозначимые факторы — предикторы последующего развития болезни.
Цель настоящего исследования заключалась в систематике статистически достоверных различий акушерско-гинекологических и перинатальных факторов, которые обычно фиксируются в документации по ведению беременности и родов, у больных шизофренией и в контрольной группе, а также в сопоставлении собственных результатов с приводимыми в литературе. Хотя акушерско-гинекологические и перинатальные факторы в спектре предрасполагающих к развитию шизофрении занимают значимое место, результаты их анализа остаются противоречивыми.


Приступообразные полиморфные обсессивно-фобические состояния при расстройствах шизофренического спектра

Павличенко А.В.
Российский государственный медицинский университет, Москва
Наблюдались 16 пациентов (средний возраст — 30 лет) с расстройствами шизофренического спектра, у которых обсессивно-фобические нарушения носили приступообразный характер. При шизотипическом расстройстве выделены 2 вида приступообразно протекавших навязчивостей: 1) неврозоподобные состояния с доминированием в клинической картине навязчивых мыслей контрастного содержания, страха сумасшествия, агорафобии и коморбидной патологией, представленной деперсонализацией, сенестопатиями; 2) аффективно-обсессивные состояния с доминированием ипохондрических фобий и разнообразных компульсий, наличием выраженных негативных шизофренических симптомов. Продолжительность указанных приступообразных состояний составляла от 1 мес до 3 лет. При шизоаффективном дебюте приступообразной шизофрении были выделены постшизофренические навязчивости, которые развиваются непосредственно после купирования психотического эпизода на этапе становления ремиссии, и постпсихотические навязчивости, которые наблюдаются в период сформировавшейся ремиссии после психотического приступа. Продолжительность приступообразных состояний такого рода составляла З-6 мес.
Ключевые слова: приступообразные полиморфные обсессивно-фобические состояния, шизотипическое расстройство, шизоаффективные приступы, расстройства шизофренического спектра.

The study was conducted on 16 patients (at the average age of 30) having disorders of the schizophrenic spectrum with recurrent obsessive and phobic episodes. The schizotypic disorder was characterized by two variants of observed obsessions: 1) neurosis-type conditions with the clinical state dominated by obsessions of the contrast content, fear of madness, agoraphobia and comorbid pathology manifested in the form of depersonalization and somatoform disorders; 2) affective and obsessive states with dominating hypochondriac phobias and variable compulsions as well as marked negative schizophrenic symptoms. The duration of these episodes was from 1 to 36 months. In case of the schizoaffective variant of recurrent schizophrenia, we revealed post-schizophrenic obsessions have been specified developing immediately after the psychotic episode was arrested at the stage of remission development, and post-psychotic obsession disorders that were observed during the extended remission period after the psychotic event. The duration of recurrent episodes of this type was 3-6 months.
Key words: recurrent polymorphic obsessive and phobic episodes, schizotypic disorder, schizoaffective events, disorders of the schizophrenic spectrum.


Опыт лечения реминилом (галантамином) деменций позднего возраста (болезни Альцгеймера, сосудистой и смешанной)

Концевой В.А., Медведев А.В., Ротштейн В.Г., Сафарова Т.П., Шешенин B.C., Богдан М.Н.
Научный центр психического здоровья РАМН, Москва
ПНД № 11, Москва
Проведено изучение эффективности и безопасности терапии реминилом (галантамином) деменций позднего возраста: БА (n = 18), СоД (n = 7) и СмД (n = 5). У подавляющего большинства больных (90%) наблюдалось улучшение состояния в целом (данные шкалы CGI), чаще — минимальное (около 60%). Случаев ухудшения состояния не отмечено. Показано, что реминил оказывает многостороннее позитивное воздействие на психическое состояние больных, улучшая их когнитивные функции (данные шкал MMSE и ADAS-cog), адаптацию в быту (данные шкалы IDAL) и редуцируя поведенческие и нервно-психиатрические симптомы (данные шкалы BEHAVE-AD). Более эффективен (данные шкалы CGI) реминил оказался при мягких деменциях в целом, СоД и СмД. В 1/3 этих случаев отмечено выраженное улучшение. Побочные действия препарата отмечены у 13,3% больных. Они включали в себя кожно-аллергические реакции, выраженную брадикардию, головокружение, общую слабость. Показана целесообразность использования малых доз препарата при склонности больных к выраженным побочным реакциям.
Ключевые слова: поздние деменций, поздний возраст, терапия, реминил (галантамин).

The efficacy and safety of Reminyl (galantamin) in the therapy of late dementias have been studied: AD (n = 18), VaD (n = 7) and MIX (n = 5). The improvement of the state has been observed for the overwhelming majority of patients (90%) (data based on the CGI scale), and the minimal improvement has been manifested more frequently (in about 60% of patients). No deterioration of the patients» state has been recorded. It has been shown that Reminyl has a multiple positive effect on the patients» mental state improving cognitive functions (data based on the MMSE and ADAS-cog scales) and their daily life adaptation (data based on the IDAL scale). This drug reduces behavioral and neuropsychiatric symptoms (data based on the BEHAVE-AD scale). Reminyl proved to be more effective (data based on the CGI scale) generally for mild dementias, as well as in VaD and MIX. Significant improvement has been observed in 1/3 of these cases. Adverse effects were recorded for 13.3% of patients. They comprised cutaneous and allergic reactions, bradycardia, dizziness and weakness. The efficacy of small doses of Reminyl in the treatment of patients with marked adverse reactions has been shown.
Key words: late dementias, therapy, Reminyl (galantamin).


Иммунная система и шизофрения: клинико-биологические взаимосвязи (обзор состояния проблемы)

Щербакова И.В., Клюшник Т.П.  
Научный центр психического здоровья РАМН, Москва
Иммунологические исследования шизофрении проводили еще в начале XX века. Однако наиболее активное развитие данное направление получило в последние десятилетия. Это в значительной мере обусловлено углублением представлений относительно тесных взаимоотношений между нервной и иммунной системами, функций иммунных клеток, гуморальных факторов и цитокинов. Настоящий обзор посвящен анализу ранних и новейших результатов клинико-иммунологических сопоставлений при шизофрении и предрасположенности к ней в свете современной концепции врожденного и приобретенного иммунитета. Особое внимание уделено установленным при шизофрении корреляциям (статистическим связям) иммунологических показателей с психопатологическими симптомами, оцененными с помощью стандартизированных психометрических шкал. Рассмотрены также данные о взаимосвязи электрофизиологических, нейроанатомических феноменов, выявляемых при шизофрении, и параметров, характеризующих состояние врожденного и приобретенного иммунитета.
Ключевые слова: шизофрения, врожденный иммунитет, приобретенный иммунитет, клинико-биологические корреляции.

Immunological studies of schizophrenia were started in the early XX century. However, this approach experienced its most active development over the past decades. This was mostly stipulated by the better insight into close relations between the nervous and immune systems, functions of immune cells, humoral factors and cytokines. This review analyses both the previous and latest findings of clinical and immunological studies of schizophrenia and the predisposition to the disorder from the standpoint of the current concept of congenital and adaptive immunity. Special interest is paid to the correlations (statistical relations) of immunological indices (determined at schizophrenia) with psychopathological symptoms assessed with the use of standard psychometric scales. The data concerning the relations between the electrophysiological and neuroanatomy phenomena observed at schizophrenia and parameters characterizing the congenital immunity have also been studied.
Key words: schizophrenia, congenital immunity, adaptive immunity, clinical and biological correlation.


Венлафаксин (велаксин) — современный антидепрессант двойного действия

Барденштейн Л.М.
Московский государственный медико-стоматологический университет
Расстройства настроения (F30-F39 по МКБ-10), включающие большое депрессивное расстройство, дистимию, двойную депрессию, а также различные варианты биполярного аффективного расстройства, являются часто встречающимися в общей популяции, серьезными, хроническими и часто пожизненными психическими заболеваниями.
Исследование, проведенное под эгидой ВОЗ [Murray С., Lopez, A., 1996; 7] в период с 1990 по 1996 г. и охватившее более 90 стран мира, выявило относительно неожиданную и, можно утверждать, шокирующую тенденцию: к 2020 г. психические заболевания будут фигурировать среди ведущих причин (неинфекционного генеза) инвалидизации населения планеты. При этом униполярная (монополярная) депрессия будет занимать второе место после ишемической болезни сердца среди первых 10 заболеваний, приводящих к инвалидизации или преждевременной смерти.


Памяти Роберта Рафаиловича Лидемана

24 октября 2005 г. в возрасте 70 лет ушел из жизни доктор биологических наук, профессор Роберт Рафаилович Лидеман — один из ведущих специалистов в области биологической психиатрии, вся трудовая жизнь которого была связана с Научным центром психического здоровья РАМН.


Навязчивые психические состояния

Суханов С.А.
Навязчивыя  психическая  состояния могут быть самаго разнообразнаго характера; существуютъ навязчивыя мысли или навязчивыя идеи, навязчивые страхи или  фобiи,  навязчивыя  представления, навязчивыя   желания   или   навязчивыя побуждения, навязчивыя влечения, навязчивыя движения и т.д. Въ виду того, что отдельные психические процессы не являются изолированными и обособленными, приведенное разделение  навязчивыхъ  психическихъ  процессовъ  носить нъкоторый характеръ искусственного дъ-летя; такъ, напр., фобии сочетаются съ мыслью или представлениемъ о чемъ-ни-будь определенномъ.  Что  касается  основныхъ отличительныхъ чертъ навязчи-выхъ психическихъ процессовъ, то нужно прежде всего указать на то, что объ этихъ послъднихъ можно говорить лишь тамъ, гдй сознание больного остается яснымъ и непомраченнымъ.   Индивидуумъ,  страдающей навязчивыми психическими процессами или обсесиями, хорошо понимаеть и ясно сознаетъ, что он возникаютъ въ его сознаниии противъ его воли и его желания, при чемъ онъ не в состоят»и ихъ устранить. Обсесии нарушаютъ въ той или другой степени правильное и нормальное течете мыслей.  Несмотря  на существование обсессий, человъкъ, ими страдающей, сохраняетъ здравый смыслъ, остается разумнымъ и сознаетъ странность, нелъпость, абсурдность, ненужность навязывающихся его сознанию психическихъ состояний.


Конференция по разработке согласованного решения по проблеме применения антипсихотических препаратов и ожирению и диабету

Consensus development conference on antipsychotic drugs and obesity and diabetes // Diabetes Care. 2004.  Vol. 27. N 2. Febr.

Атипичные нейролептики широко используются у больных с психическими расстройствами. Как и все препараты, SGAs ассоциируются с нежелательными побочными эффектами. Одним из нежелательных эффектов является повышенный риск ожирения, развития диабета и дислипидемии. Этиология повышенного риска метаболических нарушений не установлена, но их распространенность коррелирует, по-видимому, с увеличением массы тела, часто наблюдаемым при лечении SGAs. Также возможно прямое влияние на функцию бета-клеток и активность инсулина, хотя имеющаяся информация недостаточна для подобного рода утверждений. Обсуждаемые побочные эффекты представляются взаимосвязанными и зависящими от применяемого атипичного антипсихотика. Клозапин и оланзапин ассоциируются с наиболее значительной прибавкой в весе и наибольшей частотой встречаемости диабета и дислипидемии. Рисперидон и кветиапин занимают промежуточную позицию. Арипипразол и зипразидон ассоциируются с незначительной частотой / отсутствием прибавки в весе, развития диабета и дислипидемии, правда, они используются не так широко, как другие антипсихотики. Выбор препарата зависит от многих факторов, среди которых подлежит особому рассмотрению вероятность развития острых метаболических нарушений. При лечении SGAs базовое обследование и последующий мониторинг представляются важными для снижения вероятности развития кардиоваскулярной болезни, диабета или диабетических осложнений.

Atypical neuroleptics are widely used for treating patients with mental disorders. Just like all medications, SGAs are associated with undesirable adverse effects. One of the adverse effects is the hazardous obesity factor, diabetes and dyslipidemia development. The etiology of the high risk of metabolic abnormalities is not clear, yet their incidence rate seems to correlate with the body mass growth often observed in the course of treatment with SGAs. It is also possible to assume that there is an immediate impact on the beta-cells function and the insulin activity, though available data are not sufficient for confirming the statement. The adverse effects discussed seem to be related and depending upon the type of the atypical antipsychotic. Clozapine and olanzapine are associated with a great body weight increase and the highest incidence rate of diabetes and dyslipidemia. Risperidone and qu-etiapine occupy the intermediate position. Aripiprozole and ziprasidone are associated with an insignificant/absence of the body weight gain and development of diabetes and dyslipidemia, though they are not as widely used as other kinds of antipsychotics.
The drug selection depends on many factors, with a special focus to be placed on the probability of developing severe metabolic disorders. In the treatment with the use of SGAs, the basic examination and follow-up monitoring are essential for reducing the probability of the cardiovascular disease, diabetes and diabetes complications.

Депривация — сенсорная, социальная, материнская, эмоциональная

Депривация – это состояние психики индивидов, спровоцированное потерей возможности ублажения основополагающих жизненных потребностей и нужд, например, половое влечение, прием пищи, сон, жилище, общение дитя с родителем, или утратой благ, жизненных условий, привычных для конкретного индивида. Представленный термин произошел от англоязычного понятия, которое означает лишение или потерю. При этом данный термин обладает негативным смыслом, яркой отрицательной направленностью и в себе несет не просто потерю, а именно лишение нечто очень значимого и жизненно необходимого.

Депривация это в психологии означает недостаток сенсорных побудителей и социальных мотивов, лишение индивида общественных контактов, живых ощущений и впечатлений. Понятие «депривация» является родственным (хотя и не тождественным) термину «фрустрация» со стороны содержательно-психологического смысла. Депривированное состояние в сравнении с фрустрационной реакцией значительно более тяжелое, болезненное, нередко даже личностно разрушающее состояние. Оно выделяется максимально высоким градусом жесткости и постоянства. В разнообразных бытовых ситуациях и жизненных обстоятельствах совершенно разные потребности могут оказаться депривированными.

Виды депривации

Депревированные состояния обычно подразделяются в зависимости от неудовлетворенной потребности.

Наиболее часто выделяют именно 4 разновидности данного состояния психики, в частности: стимульную или сенсорную, когнитивную, эмоциональную и социальную. Большинство авторов придерживается именно нижеприведенной классификации.

Сенсорная или стимульная психическая депривация представляет собой понижение количества сенсорных мотивов либо их ограниченная вариативность и модальность. Нередко сенсорная депривация может описываться термином «обедненная среда», другими словами, среда, в которой субъект не получает необходимое количество зрительных стимулов, слуховых импульсов, осязательных и прочих побудителей. Эта среда может сопутствовать детскому развитию, а может включаться в обыденные ситуации взрослого индивида.

Когнитивная депривация или депривация значений возникает вследствие чересчур изменчивого, хаотичного устройства внешнего мира, который не имеет четкого упорядочения и конкретного смысла, что не дает возможности постигать, предугадывать и управлять происходящим извне.

Когнитивную депривацию еще называют информационной. Она препятствует формированию адекватных форм окружающего мира. Если индивид не получает нужные данные, представления о взаимосвязях, наличествующих между предметами или событиями, то он создает «ложные связи», вследствие чего у него появляются ошибочные убеждения.

Эмоциональная депривация заключается в недостаточности возможностей установления к какой-либо личности интимно-эмоционального отношения или распад связи, если она ранее была создана. С данным видом состояния психики могут сталкиваться индивиды в разном возрасте. Зачастую к детям применяют термин «материнская депривация», тем самым акцентируя важность для малышей эмоциональной связи с родительницей, дефицит или разрыв которой ведет к цепочке нарушений психического здоровья крох. Так, к примеру, депривация детей сирот состоит в разлуке с родителями и может быть, как материнской и патернальной, то есть отцовской.

Социальная депривация или депривация идентичности состоит в ограничении возможностей для освоения независимой социальной роли.

Социальной депривации подвержены малыши, живущие в детских домах либо обучающиеся учебных заведениях закрытого типа, взрослые лица, изолированные от социума или имеющие ограничение в контактах с другими индивидами, пенсионеры.

В обычной жизни перечисленные виды депривации могут переплетаться, объединяться, являться следствием другой.

Кроме вышеперечисленных видов депривации, существуют также и другие. К примеру, двигательная депривация возникает тогда, когда индивид сталкивается с проблемой ограничения в движениях вследствие перенесения травмы либо болезни. Данный вид состояния не относится к психическому, но оказывает сильное воздействие на психику личности.

Помимо видовой классификации, выделяют формы проявления депривации – явные или скрытые. Очевидный характер имеет явная психическая депривация (например, пребывание личности в социальной изоляции, продолжительное одиночество, нахождение малыша в детском доме), то есть в культурном разумении это видимое отклонение от устоявшейся в социуме нормы. Скрытая или частичная является не такой явной. Она зарождается при внешне благоприятных обстоятельствах, которые все же не предоставляют возможности удовлетворения фундаментальных потребностей для индивидов.

Таким образом, депривация это в психологии представляет собой многоаспектное явление, которое затрагивает различные области человеческой жизни.

Депривация сна

Дефицит или полное лишение возможности удовлетворения основополагающей потребности во сне. Возникнуть из-за расстройства сна вследствие наличия болезни, как результат осознанного выбора или по принуждению, например, в качестве пытки. Нередко при помощи сознательного лишения сна успешно поддаются терапии депрессивные состояния.

Человеческие индивиды не могут постоянно не спать. Однако ему по силам свести этот процесс к минимуму (например, до пары часов в сутки) – частичная депривация сна.

Тотальная депривация сна представляет собой процесс лишения сна в течение как минимум нескольких суток.

Также существуют определенные методики применения депривации в качестве лечения. Однако по сей день существует множество споров по поводу полезности применения депривации в качестве терапевтического средства. Так, к примеру, она приводит к уменьшению секреции соматотропного гормона, который отвечает за переработку калорий в мышечную массу. При его дефиците калории трансформируются не в мышечную ткань, а в жировую.

Депривация сна характеризуется наличием нескольких основных этапов. Начальный этап, длительность которого составляет от одних до шести суток, и характеризуется постоянной борьбой индивида со сном. Люди пытаются погружаться в сон на довольно короткий промежуток времени (не более двух часов). И главным тут является не сорваться, сохраняя психологическое спокойствие. С этой целью индивиды стараются разнообразить свою деятельность, заняться чем-то ранее неизведанным и интересным. При выборе нового дела предпочтение отдают не монотонному, а более активному занятию. Нужно понимать, что в течение начального этапа индивидов может преследовать нервное напряжение, эмоциональные расстройства, плохое самочувствие. По окончанию начального этапа плохое самочувствие уходит. Следующим этапом, длительностью до десяти дней, является шоковая терапия. Второй этап характеризуется расстройствами сознания: человеческие особи будут казаться роботами, могут наблюдаться нарушения в восприятии окружающей реальности, в когнитивной сфере также могут появляться сбои. К примеру, индивид может забыть, что случилось мгновение назад, или путать прошлое и настоящее. Возможна легкая эйфория. Данный этап характеризуется постоянной бессонницей, к которой уже организм адаптировался. Работа всех систем обостряется, а процессы ускоряются. Наблюдается более отчетливое восприятие мира, обостряются чувства. Если продолжать и дальше лишать себя сна, то наступит третий этап, который считается довольно опасным для здоровья индивидов. И знаменуется он возникновением зрительных галлюцинаций.

Сегодня врачи успешно применяют методику депривации сна для выведения людей из глубочайшей депрессии. Суть метода заключается в постепенном изменении цикличности сна: уменьшении количества времени пребывания во сне и увеличении периода бодрствования.

Депривация сна, как полагает большинство медиков, избирательно воздействует на определенный участки мозга, отвечающие за впадение людей в депрессивные состояния.

Сенсорная депривация

Частичное либо абсолютное лишение одного анализатора или нескольких органов чувств воздействия извне называется сенсорной либо стимульной депривацией. К самым простым искусственным средствам, вызывающим состояние утраты восприятия, относятся ушные затычки или повязка на глаза, убирающие либо уменьшающие воздействие на зрительный или слуховой анализатор. Существуют и более сложные механизмы, отключающие одновременно несколько анализаторных систем, например, обонятельную, осязательную, вкусовые и температурные рецепторы.

Стимульная депривация с успехом применяется в различных психологических экспериментах, нетрадиционной медицине, БДСМ играх, медитациях и в качестве пыток. Расслабляющим эффектом обладают короткие периоды депривации, так как запускают внутренние процессы подсознательного анализа, упорядочивания и сортировки информации, самонастройки и стабилизации психической деятельности. Между тем длительное лишение внешних побудителей может спровоцировать чрезмерное беспокойство, тревожность, галлюцинации, депрессивное состояние и асоциальное поведение.

Ученые из университета Мак-Гилла в пятидесятых годах двадцатого столетия предлагали добровольцам пробыть максимально длительный период времени в специальной камере, ограждающей их от внешних импульсов. Испытуемые располагались в небольшом замкнутом пространстве в лежачем положении, в котором все звуки перекрывались однообразным шумом мотора кондиционера. Их руки были вставлены в специальные картонные муфты, а глаза закрыты затемненными очками, пропускающими лишь слабый рассеянный свет. Выдержать данный эксперимент большинство испытуемых было неспособно дольше 3 дней. Это связано с обращением человеческого сознания, лишенного привычных внешних раздражителей, в глубины подсознательного, из которого начинали всплывать довольно причудливые и самые невероятные образы и ложные ощущения, напоминающие испытуемым индивидам галлюцинации. Подобные мнимые восприятия пугали испытуемых, и они требовали завершить эксперимент. Данное исследование позволило ученым заключить, что сенсорная стимуляция для нормального развития и функционирования сознания является жизненно необходимой, а лишение сенсорных ощущений ведет к деградации мыслительных деятельности и самой личности. Неизбежными последствиями длительной стимульной депривации будут нарушения когнитивной сферы, а именно памяти, внимания и мыслительных процессов, тревожность, расстройства цикличности сна и бодрствования, смены настроения от депрессивного состояния до эйфории и наоборот, неспособность отличать явь от галлюцинаций.

Дальнейшие исследования показали, что возникновение перечисленной симптоматики обуславливается не фактом депривации, а отношением личности к утрате сенсорных восприятий. Само лишение воздействия извне на анализаторы взрослому индивиду не страшно – это всего лишь изменение условий среды, к которому человеческий организм легко адаптируется путем осуществления перестройки функционирования.

Так, к примеру, пищевая депривация совсем не обязательно будет сопровождаться страданиями. Неприятные ощущения появляются только у тех индивидов, которым голодание непривычно либо их насильно лишают пищи. Люди, сознательно практикующие лечебное голодание, на третий день ощущают легкость в организме и легко могут перенести десятидневное голодание.

Сенсорная и эмоциональная депривация детей раннего возраста проявляется в дефиците возможностей для установления эмоционально-интимного отношения к определенному лицу либо в разрыве устоявшейся связи. Дети, оказавшиеся в детском доме, интернате или больнице, нередко оказываются в обедненной среде, вызывающей сенсорный голод. Подобная среда вредна для индивидов любого воз­раста, но на малышей она действует особенно губительно.

Многочисленные психологические исследования доказали, что необходимым условием нормального формирования мозга в раннем возрастном периоде является наличие достаточного количества внешних впечатлении, поскольку именно в ходе поступления в мозг разнообразной информации из внешней среды и дальнейшей ее пере­работки происходит тренировка анализаторных систем и соответству­ющих структур мозга.

Социальная депривация

Полное отсутствие или снижение возможности общаться с окружающими людьми, жить, взаимодействуя с обществом, является социальной депривацией. Нарушение личностных контактов с социумом может спровоцировать определенное состояние психики, которое служит патогенным фактором, вызывающим развитие ряда болезненных симптомов. Возникновение нарушений обусловлено социальной изоляцией, уровень жесткости которой бывает различным, что в свой черед устанавливает меру жесткости ситуации депривации.

Выделяют несколько форм социальной депривации, которые разнятся не только лишь по уровню ее жесткости, но по лицу, которое является инициатором. То есть существует определенная личность, которая устанавливает депривационный характер отношений индивида либо группы лиц с широким социумом. В соответствии с этим выделяются нижеприведенные варианты социальной депривации: вынужденная, принудительная, добровольная и добровольно-вынужденная изоляция.

Вынужденная изоляция наступает тогда, когда индивид либо группа лиц оказываются в силу непреодолимых обстоятельств оторванными от социума. Такие обстоятельства не зависят от их воли или от воли общества. К примеру, команда морского судна, попавшая вследствие крушения на необитаемый остров.

Принудительная изоляция наблюдается, когда социум изолирует индивидов не зависимо от их стремлений и желаний, а зачастую и вопреки ним. Примером подобной изоляции выступают заключенные, находящиеся в условиях исправительных учреждений или закрытые социальные группы, нахождение в которых не подразумевает ограничения в правах и не предполагает понижение социального статуса личности (солдаты срочной службы, воспитанники детских домов).

Добровольная изоляция происходит тогда, когда индивиды по собственному желанию дистанцируются от общества (например, монахи или сектанты).

Добровольно-вынужденная изоляция наступает тогда, когда достижение определенной значимой для индивида либо группы лиц цели подразумевает необходимость существенно сузить собственные контакты со знакомым окружением. Например, спортивные школы-интернаты.

Человек является наиболее совершенным созданием на планете Земля, но при этом в период новорожденности и в младенчестве является самым беспомощным существом, поскольку какие-нибудь готовые формы поведенческого реагирования у него отсутствуют.

Депривация детей раннего возраста ведет к снижению их успешности в понимании социума и затруднениям в построении коммуникаций с отдельными субъектами и социумом в целом, что в дальнейшем существенно повлияет на эффективность их жизнедеятельности деятельности.

Кроме этого, нахождение в учреждениях закрытого типа не остается без губительных последствий для детской развивающейся психики.

Социальная депривация детей сирот резко активизирует формирование нежелательных личностных черт, таких как: инфантилизм, неуверенность в себе, иждивенчество, отсутствие самостоятельности, заниженная самооценка. Все это тормозит процесс социализации, ведет к дисгармоничности социального развития детей сирот.

Депривация детей

Дефицит каких-либо условий, предметов или средств, удовлетворяющих материальные нужды, духовные и психические потребности, в условиях постоянной нехватки может быть хроническим, то есть хроническая депривация. Кроме этого, она может быть периодической, частичной или спонтанной и зависит от продолжительности утраты.

Длительная депривация детей задерживает их развитие. Недостаток социальных стимулов и сенсорных раздражителей в процессе детского формирования ведет к торможению и искажению умственного и эмоционального развития.

Для полноценного формирования малышей необходимы многообразные побудители различной модальности (слуховые, тактильные и др.). Их дефицит порождает стимульную депривацию.

Неудовлетворительные условия для обучения и усвоения различных навыков, беспорядочное устройство внешней среды, не дающее возможности постигать, предугадывать и управлять происходящим извне, порождает когнитивную депривацию.

Общественные контакты с взрослым окружением и в первый черед с матерью обеспечивают формирование личности, а их дефицит приводит к эмоциональной депривации.

Эмоциональная депривация влияет на крох следующим образом. Дети становятся вялыми, у них снижается ориентировочная активность, они не стремятся к движению, неизбежно начинается ослабление физического здоровья. Также наблюдается задержка в развитии по всем основным параметрам.

Материнская депривация не утрачивает губительную силу собственного воздействия на всех этапах детского взросления. Вследствие материнской депривации искажается отношение маленькой личности к самой себе, может наблюдаться неприятие ребенком собственного тела или аутоагрессия. Кроме этого ребенком утрачиваются возможности установления полноценных взаимоотношений с другими лицами.

Ограничение возможностей осуществления социальной самореализации через усвоение определенных социальных ролей, а также посредством приобщения к общественным идеям и целям приводит к социальной депривации.

Выраженный результат замедления или нарушения в развитии малышей, который наступает вследствие какой-либо формы депривации, носит название госпитализм.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Депривация в раннем детстве связана с изменениями в структуре мозга взрослого человека, несмотря на последующее обогащение среды

Депривация в раннем детстве связана с более высокими показателями нарушений развития нервной системы и психических расстройств во взрослом возрасте. Влияние детской депривации на мозг взрослого человека и степень структурных изменений, лежащих в основе этих эффектов, в настоящее время неизвестны. Чтобы исследовать эти вопросы, мы использовали данные МРТ, полученные от молодых людей, которые в раннем детстве подвергались тяжелым лишениям в румынских детских домах эпохи Чаушеску, а затем впоследствии были усыновлены британскими семьями; 67 румынских усыновленных детей (со сроком депривации от 3 до 41 месяца) сравнивали с 21 британским усыновленным, не лишенным родительских прав.У румынских усыновленных были значительно меньшие общие объемы мозга (TBV), чем у не лишенных депривации детей (снижение на 8,6%), и TBV сильно отрицательно ассоциировался с продолжительностью депривации. Этот эффект сохранялся после ковариации потенциальных факторов окружающей среды и генетики. При анализе всего мозга приемные дети, лишенные прав, показали меньшую площадь и объем правой нижней лобной доли, но большую толщину, площадь поверхности и объем правой нижней височной доли, чем приемные дети, не лишенные прав. Правый медиальный префронтальный объем и площадь поверхности были положительно связаны с продолжительностью депривации.Никаких эффектов, связанных с депривацией, в лимбических областях не наблюдалось. Глобальное снижение TBV статистически опосредовало наблюдаемую взаимосвязь между институционализацией и как более низким коэффициентом интеллекта (IQ), так и более высокими уровнями симптомов синдрома дефицита внимания / гиперактивности. Связанное с депривацией увеличение правого нижневисочного объема, по-видимому, было компенсаторным, поскольку оно было связано с более низкими уровнями симптомов синдрома дефицита внимания/гиперактивности. Мы предоставляем убедительные доказательства того, что ограниченная во времени тяжелая депривация в первые годы жизни связана с изменениями в структуре мозга взрослых, несмотря на длительное обогащение в приемных семьях в промежуточные годы.

Ключевые слова: СДВГ; структура мозга; ранние невзгоды; институциональная депривация; структурная МРТ.

Депривация в детстве влияет на размер мозга и поведение

Человеческий мозг претерпевает кардинальные изменения в процессе развития в первые годы жизни. В этот период он особенно чувствителен к влиянию окружающей среды. Эта чувствительность помогает детям учиться и развиваться, но также делает их уязвимыми для негативных переживаний, таких как жестокое обращение, которое может иметь длительные физические и психологические последствия.

В нашем последнем исследовании, опубликованном в PNAS, мы показываем, что экстремальные невзгоды в раннем возрасте связаны с изменениями в структуре мозга во взрослом возрасте. Невзгоды в раннем детстве, переживаемые в учреждениях, были связаны с меньшим размером мозга, а также с региональными изменениями в структурах мозга. Некоторые из этих изменений были связаны с проблемами развития нервной системы, такими как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), который может возникнуть после невзгод.

В нашем исследовании изучалась группа усыновленных детей, подвергшихся жестоким лишениям в раннем возрасте, когда они жили в специальных учреждениях в Румынии при режиме Чаушеску.Условия в этих учреждениях были ужасающими. Часто детям не хватало еды и не было игрушек для игр. Они были прикованы к раскладушкам и не имели постоянных опекунов, с которыми можно было бы установить связь. В этих учреждениях умерло много детей.

После падения Николае Чаушеску кадры условий содержания в этих учреждениях получили всемирную огласку. За этим последовала большая международная кампания по усыновлению. Для детей усыновление означало внезапное изменение их обстоятельств к лучшему.Теперь они жили в заботливых и любящих семьях.

Исследование английских и румынских усыновленных (ERA) отслеживает развитие некоторых из этих детей, усыновленных семьями в Великобритании. В исследование была включена группа сравнения усыновленных детей из Великобритании, которые не подвергались какой-либо институциональной депривации.

Предыдущее исследование ERA показало, что румынские приемные дети серьезно пострадали, когда впервые попали в свои приемные семьи. Для большинства из них это сопровождалось быстрым выздоровлением.

К шести годам многие дети, особенно те, кто провел в интернатах лишь ограниченное время, полностью восстановили свое физическое и умственное развитие. Тем не менее, у многих усыновленных, которые долгое время находились в учреждениях, развились когнитивные проблемы и расстройства психического здоровья, такие как повышенная частота симптомов СДВГ и расстройства аутистического спектра (РАС) и более низкий IQ. Эти проблемы часто сохранялись до взрослой жизни.

Изображения мозга

Нам было интересно выяснить, могут ли фундаментальные изменения в развитии мозга объяснить такое увеличение психических расстройств.Для этого мы исследовали влияние ранней институционной депривации на структуру мозга взрослых, проведя сканирование мозга наших участников с помощью магнитно-резонансного томографа (МРТ).

Мы обнаружили, что институциональная депривация была связана с меньшим размером мозга в юношеском возрасте. Была прямая зависимость от продолжительности депривации: чем дольше усыновленные находились в учреждениях, тем меньше их мозг. Меньший объем мозга также был связан с более низким интеллектом и большим количеством симптомов СДВГ.

Региональные карты мозга. Автор указан (без повторного использования)

Некоторые области в лобной и височной частях мозга оказались особенно чувствительными к депривации. Изменения в области височной части мозга, нижней височной коре, были связаны с меньшим количеством симптомов СДВГ. Это указывает на то, что это изменение в структуре мозга могло быть компенсирующим, а не ухудшающим, поскольку оно было связано с лучшими результатами.

Это исследование показало, что ранняя институционная депривация связана с изменениями в структуре мозга, которые все еще видны во взрослом возрасте, спустя более 20 лет после того, как приемные дети покинули интернаты.Эти результаты убедительно подтверждают мнение о том, что экстремальные невзгоды в раннем возрасте могут привести к долговременным изменениям в развитии мозга, несмотря на более позднее обогащение окружающей среды.

Изменения в структуре мозга не всегда предполагали нарушения – в некоторых случаях они предполагали компенсацию. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, как мы можем лучше всего предотвращать и лечить психические состояния, возникающие в результате неблагоприятных обстоятельств. Например, было бы интересно посмотреть, могут ли компенсаторные процессы, обнаруженные в этом исследовании, быть нацелены на когнитивную тренировку для уменьшения симптомов СДВГ у людей. которые испытали раннюю депривацию.

Детская депривация, здоровье и развитие: связи со здоровьем взрослых в британских проспективных когортных исследованиях 1958 и 1970 гг. последствия для здоровья и психического благополучия во взрослом возрасте; выяснить, различаются ли ассоциации для когорт 1958 и 1970 годов рождения, а также для мужчин и женщин.

Дизайн: Объединенный анализ двух проспективных популяционных британских когортных исследований.

Участники: 11 327 мужчин и женщин 1958 года рождения и 11 177 мужчин и женщин 1970 года рождения, ответивших на последующие исследования взрослых в возрасте 33 и 30 лет соответственно.

Основные показатели исхода: Самооценка общего состояния здоровья, шкала недомогания Раттера, указывающая на психическое благополучие и наличие давней болезни, ограничивающей повседневную активность; оценивались в возрасте 33 и 30 лет для когорт 1958 и 1970 годов рождения соответственно.

Результаты: Разнообразие семейного фона (социально-экономические лишения, владение жильем, распад семьи и родительские интересы), показатели здоровья и развития (когнитивные функции и поведение) давали мощные независимые показания для общего состояния здоровья и психического благополучия. Показания к ограничению затянувшейся болезни во взрослом возрасте были в наибольшей степени сосредоточены на проблемах со здоровьем в детстве. Наблюдалось небольшое количество взаимодействий либо между когортой рождения, либо между показателями пола и детства, и, за исключением этих взаимодействий, наблюдалась согласованность в ассоциациях между показателями детства и результатами по полу и когорте.

Выводы: В этом исследовании подчеркивается важность когнитивного и поведенческого развития в детстве, а также депривации, семейного окружения и детского здоровья для определения здоровья и психического благополучия в будущем взрослого человека, с акцентом на стойкие во времени эффекты и важные показания для мужчин. и женщины.

Даже короткие периоды детской депривации могут вызвать стойкие неврологические изменения

В 1980-х годах большое количество румынских детей подверглось длительной институциональной депривации при коммунистическом диктаторе Чаушеску.Многие из них впоследствии были усыновлены в состоятельных британских семьях. За их неврологическим и психологическим благополучием следили в контексте исследования английских и румынских приемных детей.

В недавней статье группы английских и датских исследователей, опубликованной в Psychological Medicine , использовались данные этого исследования для изучения влияния депривации в детстве на различные неврологические функции, включая IQ, тормозной контроль, проспективную память, распознавание эмоций и принятие решений.

Их результаты интересны не только потому, что они предоставляют дополнительные доказательства уже хорошо установленной связи между депривацией в детстве и сохраняющимися неврологическими последствиями во взрослом возрасте, но, в частности, потому, что было обнаружено, что определенные симптомы существуют независимо от продолжительности депривации. Действительно, продолжительность депривации «значительно не коррелировала с каким-либо нейропсихологическим исходом».

Большинство дефицитов, включая распознавание эмоций, упреждающее торможение и принятие решений, были опосредованы общими когнитивными способностями (IQ), хотя проспективная память — способность помнить о выполнении действия в будущем — не была опосредована.Другие виды поведения, такие как стремление к риску и неприятие риска, не изменились.

Корреляция между IQ и институциональной депривацией, обнаруженная авторами настоящего исследования, кажется уникальной, поскольку другие, которые оценивали данные тех же детей, обнаружили доказательства «почти полной ремиссии когнитивных нарушений во взрослом возрасте». Авторы указывают на тот факт, что они использовали непрерывный, а не категориальный (IQ > 80) показатель IQ, который по замыслу является более нюансированным.

«Это исследование способствует нашему меняющемуся пониманию того, как окружающая среда в раннем возрасте влияет на развитие мозга, показывая, что влияние институциональной депривации на когнитивные функции все еще можно увидеть после более чем двадцати лет положительного опыта в высокофункциональных и любящих приемных семьях. приводит нас к признанию того, что рекуперативные способности мозга имеют пределы», — сказал автор исследования Эдмунд Сонуга-Барке.

Тот факт, что продолжительность депривации в детстве не была связана со степенью дефицита, удивителен, учитывая предыдущие данные об эффектах, связанных с продолжительностью, при нарушениях развития нервной системы, таких как СДВГ, и, как заявляют авторы, «предполагает сложную и недетерминированную взаимосвязь». между неврологическим дефицитом… и клиническими исходами».

Авторы отмечают несколько ограничений, в том числе перекрестные нейропсихологические оценки, ограничивающие причинно-следственные интерпретации, и недепривированную группу сравнения румынских детей того же периода.Их выводы о взаимосвязи «все или ничего» между неврологическим дефицитом и депривацией в детстве имеют решающее значение и требуют дальнейшего изучения, поскольку даже короткие периоды депривации в детстве могут привести к длительному когнитивному дефициту во взрослом возрасте.

Исследование «Влияние депривации детства на нейропсихологические функции взрослых связано с сохранением симптомов СДВГ», авторами которого являются Деннис Голм, Сагари Саркар, Нурия К. Маккес, Грэм Фэирчайлд, Митул А. Мехта, Майкл Раттер, Эдмунд Дж. .Sonuga-Barke и исследовательская группа ERA Young Adult Follow Up.

Тяжелая депривация в детстве оказывает долгосрочное влияние на размер мозга во взрослом возрасте — ScienceDaily

Исследователи из Королевского колледжа Лондона показали, что мозг молодых взрослых румынских усыновленных детей, которые были помещены в детские учреждения, примерно на 8,6% меньше, чем мозг английских усыновленных детей, которые не подвергались этой форме лишения.

Согласно исследованию, чем дольше румынские приемные дети проводят в учреждениях, тем меньше общий объем мозга, при этом каждый дополнительный месяц депривации ассоциируется с 0.27% уменьшение общего объема мозга. Изменения объема мозга, связанные с депривацией, были связаны с более низким IQ и большим количеством симптомов синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).

В исследовании, опубликованном в Proceedings of the National Academy of Sciences (PNAS), были проанализированы МРТ-сканы головного мозга 67 молодых людей в возрасте 23-28 лет, которые подвергались жестоким лишениям в румынских учреждениях при коммунистическом режиме, а затем усыновлены в воспитывающие семьи в Великобритании.Их сравнивали с МРТ головного мозга 21 приемного ребенка из Англии в возрасте 23-26 лет, которые не страдали от этой институциональной депривации.

МРТ были проведены в Центре нейровизуализации при Королевском колледже Лондона в рамках финансируемого Советом по медицинским исследованиям (MRC) исследования визуализации мозга усыновленных в Англии и Румынии (ERABIS). Это часть более крупного проекта ERA, в рамках которого в течение долгого времени собиралась информация от румынских и английских усыновленных, включая показатели психического здоровья и когнитивных способностей.

Это первое исследование, посвященное влиянию тяжелой депривации в раннем детстве на структуру мозга молодых людей.

Статистический анализ показал, что в этой группе молодых взрослых румын те изменения объема мозга, которые были связаны с депривацией, также были связаны с более низким IQ и более выраженными симптомами СДВГ. Это означает, что изменения в структуре мозга могут играть опосредующую роль между опытом депривации и уровнями когнитивных способностей и психического здоровья.

В исследовании изучались другие возможные факторы, которые могли повлиять на результаты, но выяснилось, что на результаты не повлияли уровень питания, физический рост и генетическая предрасположенность к меньшему размеру мозга.

Главный исследователь исследования, профессор Эдмунд Сонуга-Барке из Института психиатрии, психологии и неврологии (IoPPN) Королевского колледжа Лондона, сказал: психология и психиатрия — как ранний опыт влияет на индивидуальное развитие? Важно признать, что эти молодые люди почти всегда получали большую заботу в любящих приемных семьях с тех пор, как покидали интернаты.Однако, несмотря на большой положительный опыт и достижения, у этих молодых людей остаются некоторые глубоко укоренившиеся последствия депривации».

Первый автор, д-р Нурия Макес из IoPPN, сказала: «Предыдущее исследование английского и румынского приемных детей (ERA) показало, что появление и сохранение низкого IQ и высокого уровня симптомов СДВГ связано со структурными изменениями в мозге, но, до сих пор мы не могли предоставить прямых доказательств этого. Демонстрация этих очень глубоких эффектов ранней депривации на размер мозга, а затем демонстрация того, что эта разница связана с низким IQ и более выраженными симптомами СДВГ, дает некоторые из наиболее убедительных доказательств нейробиологической основы этих проблем после депривации.

В исследовании также изучалось, где эти изменения происходили в мозгу, и какие локализованные особенности способствовали этим различиям. По сравнению с усыновленными из Великобритании, молодые взрослые румыны, которые в детстве страдали от лишений, имели заметно меньшие правые нижние лобные области мозга как по объему, так и по площади поверхности.

Напротив, правая нижняя височная доля была больше по объему, площади поверхности и толщине у румынских молодых взрослых, и это было связано с более низким уровнем симптомов СДВГ.Это означает, что увеличение объема и площади поверхности в этой области может играть компенсаторную роль в предотвращении развития симптомов СДВГ. В правой медиальной префронтальной области чем дольше продолжительность депривации, тем больше объем и площадь поверхности.

Ведущий специалист по нейровизуализации профессор Митул Мехта из IoPPN сказал: «Мы обнаружили структурные различия между двумя группами в трех областях мозга. Эти области связаны с такими функциями, как организация, мотивация, интеграция информации и память.Интересно видеть, что правая нижняя височная доля на самом деле больше у румынских молодых людей, и это связано с меньшим количеством симптомов СДВГ, что позволяет предположить, что мозг может адаптироваться, чтобы уменьшить негативные последствия депривации. Это может объяснить, почему некоторые люди кажутся менее затронутыми депривацией, чем другие. Мы считаем, что это первый случай, когда исследование показало такие убедительные доказательства компенсаторных эффектов лишения».

Румынские молодые люди, участвовавшие в исследовании, были помещены в детские учреждения в первые несколько недель жизни, где их часто недоедали с минимальными социальными контактами и незначительной стимуляцией.Время, проведенное в учреждениях до усыновления в семьи в Великобритании, варьировалось от 3 до 41 месяца.

Размышляя о последствиях исследования, профессор Сонуга-Барке сказал: «Исследуя долгосрочные последствия депривации, наше исследование подчеркивает необходимость рассмотрения на протяжении всей жизни любой помощи и поддержки, особенно во время перехода к взрослой жизни. С более спекулятивной точки зрения, данные о нервной компенсации в нижней височной доле стимулируют поиск способов, которые могли бы помочь мозгу приспособиться к депривации и улучшить результаты.Например, было бы интересно посмотреть, может ли прямое воздействие на эту область с помощью когнитивных тренировок уменьшить симптомы СДВГ».

Исследование было опубликовано в Proceedings of the National Academy of Sciences и финансировалось Советом по медицинским исследованиям, Советом по экономическим и социальным исследованиям и Центром биомедицинских исследований NIHR Maudsley.

лишение детства | University of Southampton

Дом >>

Опубликовано:  22 мая 2020

Группа исследователей из Университета Саутгемптона, Университета Бата и Королевского колледжа Лондона представила убедительные доказательства влияния невзгод в детстве на нейропсихологические функционируют во взрослом возрасте.Они также показали, что нейропсихологические трудности могут объяснить, почему ранние невзгоды связаны с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) в более позднем возрасте.

В их исследовании, опубликованном в журнале Psychological Medicine, были проанализированы нейропсихологические функции 70 молодых людей, которые находились в тяжелых условиях лишения свободы в румынских детских домах во время режима Николае Чаушеску и впоследствии были усыновлены британскими семьями. Усыновленных сравнивали с 22 британскими усыновленными того же возраста, которые не страдали лишениями детства.

В рамках исследования усыновленных попросили провести тесты для оценки их нейропсихологического функционирования в пяти областях: контроль своих реакций (тормозящий контроль), проспективная память, принятие решений, эмоциональное распознавание и когнитивные способности (IQ). Проспективная память — это способность помнить о том, что нужно сделать в будущем, например, не забыть о встрече или о том, что вам нужно купить, если у вас нет списка покупок. Симптомы СДВГ и расстройства аутистического спектра (РАС) оценивались с помощью анкет, заполняемых их родителями.

Результаты показали, что у румынских усыновленных был более низкий IQ и худшие результаты в других четырех тестах по сравнению с усыновленными, которые не пострадали от депривации. У усыновленных детей с самым низким IQ и наибольшими проблемами с проспективной памятью во взрослом возрасте чаще проявлялись симптомы СДВГ, чем у тех, у кого не было нейропсихологических проблем. Исследователи не обнаружили прямой связи между симптомами РАС и нейропсихологическими показателями.

Последнее исследование является частью более широкого исследования «Усыновленные на английском и румынском языках», совместного исследования Саутгемптонского университета и Королевского колледжа Лондона, которое началось вскоре после падения коммунистического режима в Румынии.

Дети, живущие в учреждениях, подвергались крайне плохой гигиене, недостаточному питанию, малой привязанности и отсутствовали социальная или когнитивная стимуляция. В исследовании анализируется психическое здоровье и развитие мозга 165 детей, которые провели время в румынских учреждениях и были усыновлены семьями в Великобритании в возрасте от двух недель до 43 месяцев.

Главным исследователем исследования является профессор Эдмунд Сонуга-Барке, который начал исследование, работая в Саутгемптонском университете, а сейчас работает в Институте психиатрии, психологии и неврологии Королевского колледжа Лондона.Он сказал: «Это исследование способствует нашему меняющемуся пониманию того, как ранняя среда влияет на развитие мозга, показывая, что влияние институциональной депривации на познание все еще можно увидеть после более чем двадцати лет положительного опыта высокофункционального и любящего приемного ребенка». семей приводит нас к признанию того, что есть пределы восстановительной способности мозга».

Доктор Деннис Голм, преподаватель психологии в Университете Саутгемптона, сказал: «Исследование подчеркивает, что институциональная депривация может иметь долгосрочные последствия для ряда нейропсихологических функций, важных в повседневной жизни, таких как память и общие интеллектуальные способности.Наши выводы также подчеркивают важность улучшения качества ухода за детьми в детских учреждениях».

 

Депривация в раннем детстве может повлиять на психическое здоровье во взрослом возрасте исследование, проведенное в Университете Саутгемптона, в котором изучалось психическое здоровье группы детей, усыновленных из румынских учреждений в британские семьи в 1990-х годах.

Опубликованное в The Lancet, это первое крупномасштабное исследование группы детей, которые во взрослом возрасте подвергались крайней депривации, и отслеживание того, как в результате развились их психическое здоровье и познавательные способности.

Исследование «Английские и румынские усыновленные» — это совместное исследование Саутгемптонского университета и Королевского колледжа Лондона, которое началось вскоре после падения коммунистического режима в Румынии. Дети, живущие в учреждениях, подвергались крайне плохой гигиене, недостаточному питанию, малому индивидуальному уходу и отсутствию социальной или когнитивной стимуляции.В исследовании, проводимом с 1990 года, анализируется психическое здоровье 165 детей, которые провели время в румынских учреждениях и были усыновлены семьями в Великобритании в возрасте от двух недель до 43 месяцев. В Великобритании они присоединились к социально-экономически обеспеченным, стабильным, заботливым и поддерживающим семьям.

По сравнению с 52 детьми, усыновленными в Великобритании, исследование наблюдало за ними на протяжении всего их детства с использованием анкет, тестов IQ и интервью с детьми и их родителями для анализа социальных, эмоциональных и когнитивных результатов в возрасте 6, 11 и 15 лет.

Последняя часть исследования, проведенная профессором Эдмундом Сонуга-Барке, когда он работал в Университете Саутгемптона (доктор Яна Креппнер сейчас является научным руководителем Саутгемптона), наблюдала за усыновленными в возрасте от 22 до 25 лет. В него входят около трех четвертей первоначальных усыновленных: 39 усыновленных из Великобритании, 50 усыновленных из Румынии, которые в детстве провели в учреждении менее шести месяцев, и 72 усыновленных, которые провели более шести месяцев.

Исследователи обнаружили, что количество времени, проведенное в румынском учреждении, является важным показателем психического здоровья детей в будущем.Румынские усыновленные, прожившие менее шести месяцев, имели такие же показатели психического здоровья, как и усыновленные из Великобритании. Однако приемные дети, которые провели больше времени в учреждениях, имели более высокий уровень социальных, эмоциональных и когнитивных проблем на протяжении всей своей жизни.

Люди, которые прожили в румынских учреждениях более шести месяцев в детстве, имели более высокий уровень социальных проблем, включая аутичные черты, трудности в общении с другими, невнимательность и гиперактивность, которые сохранялись с детства во взрослую жизнь.У них также было в три-четыре раза больше шансов испытать эмоциональные проблемы во взрослом возрасте, и у них был более низкий уровень образования и уровень занятости, чем у других усыновленных из Великобритании и Румынии. И это несмотря на то, что они прожили в крепких и благосклонных семьях более 20 лет.

В детстве больше усыновленных, проживших в румынских учреждениях более шести месяцев, имели IQ ниже 80, но к началу взрослой жизни этот показатель восстанавливался до нормального уровня (IQ 90 или выше), что свидетельствует о задержке развития, но не оказывает постоянного влияния на общие познавательные способности.

Кроме того, каждый пятый (21 процент, 15 детей) усыновленных, которые провели более шести месяцев в румынских учреждениях, не испытывал каких-либо проблем с психическим здоровьем на протяжении всей своей жизни. Следующие шаги исследования будут включать в себя углубленный генетический анализ наиболее уязвимых приемных детей, у которых не развились проблемы с психическим здоровьем, чтобы определить, способствуют ли генетические и эпигенетические различия устойчивости.

«Воздействие очень тяжелых условий в детстве может быть связано с длительными и глубоко укоренившимися социальными, эмоциональными и когнитивными проблемами, которые сложны и меняются со временем», — сказал ведущий автор профессор Сонуга-Барке, который сейчас работает в Королевском колледже. Лондон.

«Это подчеркивает важность оценки пациентов из неблагополучных семей при оказании психиатрической помощи и тщательного планирования ухода, когда эти пациенты переводятся из детской во взрослую психиатрическую помощь. Несмотря на то, что наши результаты были сосредоточены на детях, усыновленных из румынских детских учреждений в начале 1990-х годов, они также могут иметь отношение к большому количеству детей, которые все еще подвергаются жестокому обращению или пренебрежению по всему миру».

Поскольку дети были разного возраста, когда они поступили в учреждения и прожили там разное количество времени, исследование не смогло определить, существует ли окно в развитии детства, когда дети могут быть более или менее подвержены депривации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.