Содержание

Живой детектор лжи: агент секретной службы США о мышлении пуленепробиваемых людей

Казалось, этот молодой человек — идеальный кандидат в агенты Секретной службы США: выпускник ВУЗа из Лиги плюща, бывший бейсболист, умный, уверенный в себе. Лучшего исполнителя роли спецагента в каком-нибудь голливудском фильме и представить себе нельзя. Он даже внешне был похож на героя. Однако герой этот дважды не прошел тест на детекторе лжи, а рекрутерам он был нужен. Когда мне позвонили, я была в полевом офисе в Нью-Йорке.

— Мы хотим, чтобы ты прогнала его на полиграфе в третий раз. Расколи его!

Через два дня я уже летела на запад, чтобы его допросить.

Реклама на Forbes

Большинство совершенно неверно понимает принцип работы полиграфа. Им кажется, что достаточно подключить человека к каким-то там датчикам, измерить его пульс и давление — и вот он уже готов, осталось только вытянуть из него показания. В действительности же полиграф — это сам дознаватель. Иными словами, детектором лжи была я сама.

Чтобы стать агентом Секретной службы, нужно пройти тест на полиграфе. Это собеседование продолжительностью в несколько часов, в ходе которого полиграфолог (то есть я) собирает нужную информацию, задавая испытуемому вопросы личного характера. Этот тест — с аппаратом и проводками — нужен лишь для того, чтобы убедиться, что опрашиваемый ничего не утаил. То, что тот «золотой мальчик» дважды провалил экзамен, означало, что он что-то скрывает, и моей задачей было это из него вытянуть. Если это какая-нибудь ерунда, он мне расскажет — и тогда я смогу проверить, не солгал ли он в чем-нибудь другом. Если нет — значит, тест пройден.

Кандидаты нередко утаивают какую-нибудь мелочь, боясь, что сообщив ее, скомпрометируют себя. На самом же деле никто из нас не совершенен, все ошибаются. Всё, что нужно знать Секретной службе — это то, что вы честно сообщаете факты из своего прошлого, и все совершенные вами ошибки были именно ошибками, а не преднамеренными преступлениями. Так, за кражу монет из маминого кошелька в четырнадцать лет не накладывают запрет на службу, а вот за кражу у предыдущего работодателя — да. Поэтому, когда вас спрашивают «Воровали ли вы когда-нибудь?», то имеют в виду всю вашу жизнь.

В тот день в допросной меня встретил вежливый человек и крепко пожал мою руку. На вид он почти не нервничал. Я не могу разглашать особые вопросы, задаваемые потенциальным кандидатам на позицию агента Секретной службы, но уверяю вас: именно в этот момент проявляется истинная сущность людей. Они рассказывают мне обо всем, что сделали — хорошем и плохом. В основном, плохом. Беседа с тем кандидатом началась вполне невинно.

— Вы когда-нибудь причиняли кому-нибудь боль?

— Нет, — ответил он. — Ну, то есть, в бейсболе — да, однажды заехал парню летящим мячом по ноге.

Он поерзал на стуле — немного, из стороны в сторону. Потом откинулся на спинку. Я мысленно отметила это про себя.

— А еще?

— Нет.

— А вообще кому-нибудь делали больно за пределами поля?

— Однажды расстроил человека.

— Расскажите об этом.

— Дело было в колледже. Это была девушка, с которой я встречался. У нас было свидание, а потом она сказала, что ей со мной было плохо.

— Плохо? — переспросила я.

— Сказала, что я сделал ей больно. Ну, то есть, я этого не делал. Но она сказала, что да.

Реклама на Forbes

Я молча ждала, пока он продолжит.

— Это было после секса. Она сказала, что не хотела. Не знаю.

— Во время секса вы ее держали?

— Ну, сжал ее запястья.

— Ясно. Думаете, сжали слишком крепко?

Реклама на Forbes

— Да, наверное, — он помолчал. — Когда мы закончили, она заплакала. Сказала, что ей грустно. И ушла.

Я задала ему еще несколько вопросов, и по окончании разговора мне уже не нужно было в третий раз подключать его к детектору. Этот парень не будет агентом. Я прошла в кабинет начальника, который уже ждал меня, с нетерпением предвкушая хорошую новость.

— Ну? — взволнованно спросил он.

— Это не ваш человек, — ответила я.

— Что? — растерянно, даже с нотками раздражения в голосе переспросил он.

Реклама на Forbes

— Этот золотой мальчик — насильник, — сказала я.

Обучение работе с полиграфом

Чтобы стать полиграфологом Секретной службы США, нужно успешно пройти трехмесячный курс обучения в Национальном центре оценки достоверности (НЦОД). Когда в 2004 году я училась в НЦОД, он еще назывался Институт полиграфа Министерства обороны (ИПМО), и учебная программа в нем была самой сложной из всех, что мне когда-либо встречались. И по сей день этот курс остается в моем списке «Фух, вот это жесть!». В вопросах обучения работе с полиграфом Институт полиграфа был лучшим из лучших. Все федеральные агентства — ЦРУ, Управление государственной безопасности, ФБР, Секретная служба США, Управление по борьбе с наркотиками, Отдел расследования уголовных преступлений США, — отправляли избранных кандидатов в ИПМО в надежде на то, что через три месяца у них будет сертифицированный полиграфолог. Слово «надежда» я выделила потому, что не все службы получали такие кадры. Учебная программа была такой сложной, что некоторые студенты попросту не успевали ее освоить и пройти уйму тестов, которые присылали еженедельно. Программа включала углубленное изучение психологии и физиологии — ведь обе эти области играют важную роль в допросах с использованием полиграфа. Таким образом, я должна была стать не только экспертом по умственным и физическим характеристикам людей, но и приобрести углубленные знания особенностей работы детекторов лжи, методов исследования, этики и в особенности — стратегий проведения допросов и собеседований. К концу обучения я заработала почти половину баллов, необходимых для получения степени магистра по судебной психологии.

Несмотря на то, что полиграфологи весьма востребованы, подавляющее большинство спецагентов даже не пробуются на эту позицию. Наше агентство было маленьким, и, несмотря на название, секретов там не было. Если кто-то решался пройти экзамен и проваливался, об этом узнавали все. Для многих одного этого было достаточно, чтобы даже не пытаться.

Меня на поступление в Институт полиграфа вдохновил старший эксперт по работе с детектором лжи, который собирался перейти в состав личной охраны президента. Когда он впервые заговорил со мной об этом, я отказалась — главным образом, потому что сомневалась в своей к ней пригодности. Задача полиграфолога — выбивать признания, распутывать дела, с которыми не справились другие агенты, получать новые улики, собирать материалы для расследования. От такого человека многого ждут, на него возлагают огромную ответственность. И хотя я не хуже других умела делать каменное лицо, все же сомневалась, что одного его будет достаточно, чтобы заставить преступников сознаться в содеянном. Но мой коллега считал иначе.

Когда мы слабы, обижены, разгневаны и не в состоянии трезво мыслить, маятник может качнуться, и тогда зло перевешивает добро

— С тобой будут говорить с большей охотой. Если не будешь пытаться их запугивать, они расслабятся и станут более открытыми. Говорю тебе — ты отлично справишься.

Реклама на Forbes

Несмотря на магистерскую степень по журналистике и судебной психологии, учеба никогда не давалась мне легко. В Институте полиграфа я сразу поняла, что усваиваю новые знания совсем не так, как мои одногруппники. Им достаточно было прочесть один раз — и вся нужная информация оседала у них в голове, и еще волшебным образом у них оставалось время на то, чтобы попить пива с друзьями. Мне же приходилось просиживать долгие часы в своей комнате, штудируя и перечитывая один и тот же текст. Даже в нормальных обстоятельствах (к которым нельзя отнести учебную среду института) я не отношусь к людям, которые без труда запоминают факты и теории и могут так же легко вспомнить их спустя несколько дней или даже недель.

Мой мозг устроен иначе — а это значит, что мне следовало найти иной метод обучения. Вскоре все мои вечера превратились в нескончаемый поток интенсивных занятий. Ночи напролет я писала и переписывала конспекты лекций и даже выписывала слово в слово отрывки из учебников, дабы уложить у себя в голове явления и понятия. Вечерами, вместо того, чтобы зависать с одногруппниками в местном пабе (и лакомиться любимыми куриными крылышками в соусе «Баффало»), я до трех-четырех утра занималась, выписывая всю нужную информацию в толстые блокноты. И делала это не один раз, а дважды. Да-да, я в прямом смысле переписывала свои конспекты и учебники по два раза. Думаете, я сумасшедшая? А между тем, есть исследования в поддержку этого метода запоминания информации, которые показывают, что ведение конспекта от руки во время лекций помогает удержать и усвоить знания.

Кажется слишком экстремальным? Что ж, так оно и было. У большинства студентов-старшекурсников в распоряжении целый семестр, чтобы усвоить материал по психологии и физиологии. У нас была всего неделя. Одна неделя на то, чтобы прочесть и запомнить целый учебник, подготовиться к промежуточному, а затем — к итоговому экзамену, и перейти к следующему предмету. А после каждого экзамена оценки вывешивались в коридоре, на всеобщее обозрение. Вот почему это обучение стало для меня невероятным источником стресса и бессонных ночей.

Окончив Институт, я стала полиграфологом Секретной службы — всего нас было меньше тридцати человек. А назначение в полевой офис Нью-Йорка означало, что я буду проводить допросы с использованием детектора лжи на всей северо-восточной части Соединенных Штатов.

Независимо от того, насколько вы уверены в эффективности полиграфа — одни утверждают, что она составляет 80-90%, а другие, что он не точнее подкинутой монетки, — смею вас заверить, что в допросной этот инструмент чрезвычайно полезен. Почему, спросите вы? Потому что люди врут. В таких органах, как ЦРУ, ФБР и Секретная служба проверка на детекторе лжи используется при приеме на работу, чтобы определить, можно ли верить соискателю. По данным исследований, от 28 до 75 процентов от общего числа кандидатов хоть в чем-то, но врут во время собеседования.

Реклама на Forbes

За годы службы полиграфологом я научилась подмечать едва уловимые признаки обмана, выявлять неуместную нервозность, улавливать малейшие изменения паралингвистических шаблонов, таким образом распознавая ложь задолго до того, как человек подключался к детектору.

Как работает полиграф

Этот инструмент — более известный как «детектор лжи» — представляет собой аппарат, используемый для отслеживания и записи изменений в теле человека. Большинство людей при слове «полиграф» представляют ящик с кучей проводков и чернильных ручек, бегающих туда-сюда по вылезающему из него листу бумаги — вроде того, что использовал Роберт Де Ниро на Бене Стиллере в фильме «Знакомство с родителями». Но в 1992 году этот ящик заменили обычным ноутбуком. Современный полиграф и все его элементы легко умещаются в рюкзак.

Несмотря на то, что полиграф отслеживает изменения в человеческом организме — потоотделение, артериальное давление, дыхание, — все эти изменения связаны с тем, что происходит у человека в голове. Иными словами, это его психологическая реакция на что-либо. Помните главу, в которой мы рассматривали F3-реакции? Именно это и происходит в данной ситуации. Когда человек находится в состоянии стресса, в его организме происходят некие физиологические перемены — причем, одновременно. Это типичные реакции, которые он не может контролировать и их легко улавливает полиграф.

Приведу пример взаимосвязи между типичными реакциями и работой полиграфа — его я привожу практически всем своим испытуемым. Представьте, что едете по автомагистрали — погожий денек, солнце светит, радио играет, вы в автомобиле с откидным верхом. Вы чувствуете себя прекрасно и слегка превышаете скорость… скажем, на 25 км/ч. Въехав на холм дороги, по которой проезжали уже сотню раз, вы видите дорожный патруль с радаром.

Вы говорите: «Вот черт!» — что дальше? Нога сама убирается с педали газа, руки крепко хватают руль. Наверняка вы даже радио выключите и крышу закроете. Но все это происходит снаружи, а внутри — ваше сердце забилось чаще, тело — главным образом, руки — вспотело, дыхание заметно участилось. За какие-то доли секунд счастье и восторг сменились тревогой — и все из-за того, что вы увидели «угрозу» на обочине дороги.

Реклама на Forbes

Проезжая мимо патрульного, вы машинально смотрите в зеркало заднего вида, надеясь, что он не двинулся с места… О нет, он едет за вами! Теперь угроза преследует вас, и сердцебиение разгоняется до предела, ладони потеют еще сильнее, дышать становится труднее, желудок завязался узлом.

Тут он включает фары. Черт!

Мысли в голове кружатся быстрее, чем бьется сердце, — и тут он внезапно ускоряется и обгоняет вас. Какое облегчение!

Какое-то время вы едете дальше, все еще испытывая потрясение, но зная, что угроза миновала. Постепенно расслабляетесь. Сердцебиение приходит в норму, руки перестают потеть, дыхание восстанавливается. Вы еще некоторое время едете в тишине и с закрытой крышей, обеими руками сжимая руль, но внутренне уже вернувшись в то состояние, в котором пребывали пять минут назад. Это и есть естественная F3реакция. В этот момент вы не могли ни драться, ни бежать — хотя кто-то, к несчастью, пытается это сделать. Не могли вы и полностью «замереть» — хотя большинство теряет способность обрабатывать несколько сигналов одновременно, и потому закрывает окно (ветер отвлекает) и выключает радио (музыка мешает сосредоточиться).

Такая реакция вызвана тем, что вы почувствовали угрозу: сейчас вас остановят, а потом выпишут штраф. Заставят его заплатить и поставят отметку в водительском удостоверении. Страховая премия возрастет.

Реклама на Forbes

Теперь представьте себе подобную реакцию на полиграфе. Есть тысяча причин соврать, но независимо от того, почему врём, мы знаем, что говорим неправду. И что самое главное, знаем, какими будут последствия, если нас в этой лжи уличат: утрата доверия, уважения, возможностей, отношений. Поэтому, когда мы лжем, наш организм немедленно реагирует на физиологический стресс. Во время проверки на детекторе лжи вам задают определенные вопросы, чтобы проверить реакцию организма на стресс. Допустим, если в ходе собеседования кто-то говорил неправду о своем выпускном экзамене, то полиграф отмечал сильную реакцию на вопросы об образовании.

Читать людей значит уметь абстрагироваться от категорий и стереотипов, научиться видеть людей во всей их сложности и противоречивости

Когда мы говорим неправду, то излучаем соответствующую энергию, или то, что я называю «красными флажками поведения». И хотя в некоторых случаях эти флажки не столь очевидны, все мы так или иначе ими размахиваем. В противном случае правительству США не пришлось бы тратить миллионы долларов ежегодно на то, чтобы научить новых агентов улавливать эти сигналы.

Хочу отметить, что слова «собеседование» и «допрос» используются в этой части книги как синонимы — потому что независимо от того, вела ли я допрос террориста или собеседование кандидата в агенты Секретной службы, мой подход был одним и тем же. Полиграф используется не для того, чтобы запугать людей и заставить отвечать на вопросы, и не для того, чтобы оскорбить или высмеять их поведение. Если я чему и научилась за годы службы, так это тому, что если обращаешься с людьми как с мусором, то вместо ценной информации они выдадут точно такой же мусор. Кто-то замкнется в себе, кто-то перейдет в режим наступления — и все это будет работать против твоей главной задачи: добиться правдивых показаний о том, что они знают или что сделали.

У зла нет лица

Есть одна простая истина, которая не только стала со временем основой моей карьеры как сотрудника правоохранительных органов и полиграфолога, но и неотъемлемой частью моего мировоззрения в целом: нет хороших и плохих людей. Я допросила сотню человек, и некоторые из них творили поистине ужасные вещи. Но никогда мне не случалось, сидя лицом к лицу с допрашиваемым, чувствовать, что передо мной воплощение зла. Я вовсе не утверждаю, что его не существует — но встречается оно крайне редко. В большинстве же случаев людская натура гораздо сложнее, и если хотите научиться читать людей и понимать их, придется расстаться с черно-белым восприятием мира. В каждом из нас есть хорошее и плохое. Большинство из нас пытается изо всех сил сделать так, чтобы хорошее перевесило — и именно поэтому, совершив ошибку, мы горько раскаиваемся в ней. У кого-то чувство вины острее, у кого-то — легче. Но оно знакомо каждому из нас, и мы постоянно балансируем меж двух чаш весов.

Порой в минуты стресса, когда мы слабы, обижены, разгневаны и не в состоянии трезво мыслить, маятник может качнуться, и тогда зло перевешивает добро. От этого никто не застрахован. Большинство людей добрые, но иногда и добрые люди творят плохие вещи, или глупые, или и то, и другое. Нам нравится делить всех на категории: так проще и надежнее. Черное и белое, добро и зло. Так мы избавляем себя от необходимости копнуть глубже, заглянуть дальше, абстрагироваться от собственных убеждений и предрассудков, проявить чуть больше здорового любопытства к тем, кто нас окружает.

Реклама на Forbes

Однако деление на категории мешает нам научиться понимать людей — ведь мы сводим все к двухмерной системе. Гораздо проще решить раз и навсегда, что человек, который помял вам машину и преспокойно уехал, плохой — но в действительности все может оказаться гораздо сложнее. А если того, кого мы любим и кем восхищаемся, обвиняют в чем-то нехорошем, мы тут же бросаемся грудью на его защиту: «О нет, это он не нарочно!» или «Он просто ошибся!». Кто-то и вовсе предпочитает намеренно закрывать глаза на то, что некий хороший и добрый человек совершил плохой поступок, если это не укладывается в его упрощенную картину мира. Мы склонны судить людей, основываясь на собственном мнении о них, нежели по их реальным делам.

В то же время, мы вполне допускаем, что одно плохое деяние определяет характер или моральный облик человека в целом. Но это не так. Читать людей значит уметь абстрагироваться от категорий и стереотипов, научиться видеть людей во всей их сложности и противоречивости. Освоив этот навык я смогла успешно проводить допросы и собеседования. Сидя напротив человека, я не сводила все его существо к сумме его ошибок. Вместо этого я старалась понять, что в жизни пошло не так и заставило его оказаться в этой точке своего пути, в этой чрезвычайной ситуации; как вышло, что он оказался в допросной комнате федерального агента. Постепенно я осознала, что самый эффективный способ понять кого-то — это проникнуться его чувствами, выяснить не только, что он сделал, но и почему.

По мере того, как мой стиль ведения допросов становился все сложнее и тоньше, усложнялись и типы и характеры людей, с которыми я работала. Теперь передо мной сидел не просто безымянный уличный ворюга — а Джон, офисный сотрудник, отец четверых детей, едва сводивший концы с концами и не нашедший другого способа решить проблему. Или Сара, отчаянно боровшаяся с наркозависимостью. Или Джеймс, потерявший в юности отца и попавший в банду, заменившую ему семью. И столько еще людей, лиц, историй, столько подробностей, невидимых невооруженным взглядом. Случалось, что самые опасные преступники с виду были совершенно обычными людьми, которых можно встретить в общественной столовой, или на яхте — где угодно, только не за решеткой в наручниках.

Как стать живым детектором лжи

Все мы искренне желаем научиться понимать людей, с которыми ежедневно общаемся — будь то спутник жизни, друг, начальник или человек, с которым только что познакомились. Нам хочется знать, нет ли у них скрытых мотивов, действительно ли они нас любят, можно ли им доверять. Мы пытаемся разгадать их выражение лица, язык тела, расшифровать странности поведения и манеру речи. Гадаем про себя: «Можно ли этому человеку доверить моего ребенка? Дом? Карьеру? Дружбу?» Многие из нас на определенном этапе жизни начинают сомневаться в людях, опасаясь предательства. Может, и у вас есть друг или знакомый, который то и дело оказывается в неподходящей компании? Или родственник, который вечно ошибается при выборе деловых партнеров? Поднимите руку, если вам случалось не сомкнуть глаз, пытаясь разгадать мысли и чувства другого человека? По сути, все вопросы, касающиеся других людей, которыми мы себя терзаем, сводятся к двум главным категориям: «Заботится ли этот человек о том, что дорого мне?» и «Действительно ли рядом с ним мне ничего не грозит?».

Ответы на эти вопросы — перед вами, нужно просто уметь их разглядеть. В следующем разделе я научу вас искусству и науке чтения людей. Покажу, как уловить признаки того или иного поведения и задать правильные вопросы, которые помогут вам стать живым детектором лжи. Вы научитесь читать язык тела и видеть вербальные знаки, помогающие понять, что в действительности думает человек. Лучшие приемы допросной комнаты не менее эффективны в повседневной жизни. Теперь, будучи гражданским лицом, я постоянно ими пользуюсь, ведь коммуникативные навыки важны в любой ситуации — будь то интервью или принятие решения о работе с тем или иным продюсером, или непростой разговор с родственником, или попытка усмирить моих студентов. Мне случалось пускать в ход эти навыки даже для того, чтобы обманным путем вытянуть признание из своего парня — впрочем, вскоре после этого он стал бывшим.

Реклама на Forbes

Независимая экспертиза на полиграфе (детекторе лжи). Стоимость. Примеры.

Экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) − это одна из современных разновидностей психофизиологической экспертизы.

Экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) — довольно новый метод исследования в России. Большинству граждан он знаком по зарубежным кинофильмам и детективным книгам, да и воспринимается он не всегда всерьез, в то время как в странах Западной Европы и Америке он уже давно зарекомендовал себя и применяется достаточно широко. Однако в России официальный статус и законодательное наименование («Судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа») экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) получила в 2003 году.

Необычность и новизна экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) порождает ряд вопросов. Для начала необходимо пояснить, что такое полиграф (детектор лжи). По сути дела это техническое устройство, используемое для проведения психофизиологических исследований. Полиграф позволяет одновременно фиксировать несколько показателей: верхнее и нижнее дыхание, артериальное давление, пульс, кровенаполнение сосудов, кожно-гальванический рефлекс. В ходе исследования все эти параметры должны быть учтены, иначе экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) будет необъективной.

Круг вопросов, по которым может быть проведена экспертиза на полиграфе (детекторе лжи), достаточно широк. В рамках следствия или суда этот вид экспертного исследования назначается в том случае, если появляются неустранимые противоречия между показаниями участников дела (потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые) и имеющимися уликами. В настоящее время подобные исследования проводятся в рамках уголовных и гражданских процессов, а также по административным правонарушениям. Бытует мнение, что исключительно обвиняемый может проходить экспертизу на полиграфе (детекторе лжи). Однако это далеко не так. Если подозреваемый или обвиняемый отказываются от прохождения экспертизы, то следствие или суд имеют право назначить прохождение экспертизы на полиграфе другим участникам процесса, которые согласны с прохождением данного вида исследования. Важно учесть, что исследование на полиграфе может проводиться исключительно на добровольной основе.

Необходимо отметить, что сейчас подобный вид исследования широко применяется и вне судебной системы. Например, его взяли на вооружение работодатели и зачастую предлагают своим потенциальным или настоящим сотрудникам пройти данное обследование. У претендентов на новое место работы выясняют причины ухода с предыдущего, мотивы к соисканию вакансии, достоверность предоставленных анкетных данных. Действующих сотрудников могут попросить пройти обследование на полиграфе (детекторе лжи) в рамках служебного расследования о разглашении коммерческой тайны, подделке документов, хищении.

Обследование на полиграфе (детекторе лжи) становится востребованным и в частной жизни. Например, один из супругов хочет убедиться в верности другого, или члены семьи желают определить, имеются у одного из них «сомнительные знакомства», игровая зависимость.

Какова методика проведения экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

Исследование на полиграфе (детекторе лжи) представляет собой безопасную для здоровья человека процедуру, заключающуюся в оценке экспертом-полиграфологом психофизиологических реакций человека на визуальные или словесные стимулы. Те или иные реакции человека, остающиеся у него в памяти, говорят о том, что событие значимо. Если подобное событие фиксируется в рамках экспертизы на полиграфе (детекторе лжи), а подэкспертный об этом не сказал, следовательно, это может стать основанием, чтобы заподозрить человека в сокрытии фактов.

Продолжительность экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) чаще всего составляет от полутора до трех часов. Во многом это определяется количеством вопросов и задач, поставленных перед специалистом. Помещение, где проводится экспертиза, должно быть звукоизолировано, чтобы подэкспертный не отвлекался. Подэкспертный в любой момент может попросить остановить проведение экспертизы.

Какова методика тестирования в рамках экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

Экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) состоит из нескольких блоков. В первом блоке эксперт и тестируемый обсуждают вопросы, которые будут задаваться впоследствии. Делается это для того, чтобы установить, насколько понятно содержание вопросов тестируемому. Эксперт-полиграфолог подробно объясняет все этапы проверки на полиграфе (детекторе лжи), задает вопросы о состоянии здоровья. Специалиста необходимо предупредить о некоторых заболеваниях, например, о том, что тестируемый страдает нервными или сердечно-сосудистыми заболеваниями. Однако есть ряд противопоказаний для прохождения экспертизы на полиграфе (детекторе лжи). К ним относятся:

  • психические заболевания;
  • алкогольная и наркотическая зависимость;
  • преклонный возраст;
  • наличие острой боли или сильной усталости;
  • наличие болезней в стадии обострения.

На следующем этапе тестируемому закрепляют специальные датчики, после чего эксперт-полиграфолог задает вопросы. Выделяют три типа вопросов: нейтральные, значимые и контрольные. Первый тип относится к общим вопросам (Вас зовут Иван? Вы родились в России?). Они, как правило, не вызывают каких-либо физиологических реакций и применяются для того, чтобы проверить внимательность тестируемого. Значимые вопросы касаются непосредственно анализируемого события. Контрольные вопросы связаны с анализируемым явлением, но прямо на него не указывают. При проведении экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) вычленяются существенные обстоятельства, определяющие роль подэкспертного в событии (причастно или непричастно лицо к совершению деяния и т.д.). Правильно, если вопрос начинается со слов «слышал ли», «видел ли», «знал ли», поскольку он основан на конкретном действии. Неправильно задавать вопросы оценочного характера или о факте совершения действий кем-то. Формулировка состава преступления, действия не должна присутствовать в вопросе.

На следующем этапе эксперт проводит интерпретацию полиграмм. На данный момент учеными разработано два типа анализа: общий подход и анализ числового выражения. В рамках первого подхода эксперт комбинирует данные тестирования с материалами дела (улики, данные и т.п.). В рамках второго подхода сопоставляются физиологические реакции на значимые и контрольные вопросы. Например, значимый вопрос 2 сравнивается с контрольным вопросом 2. Если в ответах на них нет значимых расхождений, то ответам присваивается категория 0. Если расхождения имеются, то им присваивается категория от 1 до 3 (по степени усиления различий: заметное, сильное и очень выраженное). При более сильной реакции на контрольный вопрос, чем на значимый, категории имеют отрицательное значение (-1, -2, -3). Затем эксперт суммирует полученный результат. При оценке -6 и ниже считается, что тестируемый виновен. При оценке +6 и выше считается, что тестируемый невиновен. Оценка от -5 до +5 говорит о неопределенном результате.

Что представляет собой заключение экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

По результатам исследования специалист-полиграфолог составляет заключение, в котором описывает используемые методы, указывает перечень вопросов, делает выводы. Следователю или человеку, прошедшему данный вид обследования, выдаются полиграмма (распечатка графиков физиологических реакций), тестовые вопросы, видеозапись. Необходимо обратить внимание, что на видеозаписи в кадр одновременно должны попадать обследуемый, эксперт и экран полиграфа (детектора лжи). Видеозапись является неотъемлемым условием проведения экспертизы на полиграфе (детекторе лжи), поскольку в случае возникновения спорных ситуаций другой специалист-полиграфолог может оценить корректность проводимой экспертизы, обоснованность сделанных ранее выводов.

Кто может наблюдать за проведением экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

Во время проведения данного исследования в кабинете могут находиться не только обследуемый и эксперт-полиграфолог, но также следователь, что предусмотрено статьей 187 уголовно-процессуального кодекса. Присутствие третьих лиц в рамках экспертизы на полиграфе (детекторе лжи), может изменить психофизические реакции, и результаты исследования будут неточными.

Какова законодательная база для экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

Как и любой другой вид экспертной деятельности, требования к психофизиологическим экспертизам определяются ст. 8 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В частности, данная статья говорит, что экспертные действия должны быть основаны на научно обоснованных и апробированных в реальной практике методах.

Право запросить в отношении себя проведение экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) дается частью 2 статьей 45 Конституции Российской Федерации.

Деятельность специалистов в рамках экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) определяется следующими статьями в законодательстве:

  • Статья 71 («Отвод специалиста») Уголовно-процессуального кодекса РФ.
  • Статья 80 («Заключение и показания эксперта и специалиста») Уголовно-процессуального кодекса РФ.
  • Статья 194 («Проверка показаний на месте») Уголовно-процессуального кодекса РФ.
  • Статья 204 («Заключение эксперта») Уголовно-процессуального кодекса РФ.
  • Статья 27.7 («Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся на лице») Кодекса об административных правонарушениях.

Требования, предъявляемые к специалистам-полиграфологам, изложены в следующих государственных документах:

  • «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа» (утверждено Министерством образования РФ 5 марта 2004 года).
  • «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов» (утверждено Министерством образования РФ 4 июля 2001 года).

Приказ Министерства юстиции «Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации» (редакция от 9 марта 2006 года), где в пункте 20 значится раздел психологическая экспертиза, а экспертная специальность именуется как «исследования психологии и физиологии человека».

Результаты данного вида экспертизы принимаются в качестве доказательства в суде. Об этом свидетельствуют также следующие документы:

  • Информационное письмо прокуратуры города Москвы № 28-05/06-06 «О проведении психофизиологических экспертиз» (от 16 ноября 2005 года) сообщает о практике применения полиграфа (детектора лжи) в уголовной практике, а также дает рекомендации относительно проведения экспертизы на полиграфе (детекторе лжи).
  • Практика применения полиграфа описана в информационном письме (№ 28-15-05 от 14 февраля 2006 года) Генеральной прокуратуры. В указанном документе говорится о положительных примерах использования полиграфа (детектора лжи).

Важно помнить, что инициатором экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) может выступать адвокат одной из сторон. Основанием для адвокатского запроса на проведение подобного исследования является п.1 ч. 3, ст. 86 и п. 4 ч. 3 ст. 6 Федерального закона № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (от 31 мая 2002 года). После получения заключения специалиста, оформленного в виде суждения, следствие или суд могут допросить эксперта-полиграфолога в качестве свидетеля.

Можно ли обмануть детектор лжи — расследование программы «Дежурная часть» ко Дню криминалиста

Здесь преступников выявляют даже по биению сердца. А еще дыханию, потоотделению, давлению и движениям. Так работает детектор лжи.

Юлия Думанова — корреспондент «Вестей Омск»:
«Работу полиграфолога проверим на себе. Специалист попробует угадать цифру, которую я написала.»

Сначала просто беседа и тест, как кажется, на отвлеченную тему. Но это только кажется. Эксперт в это время уже изучает испытуемого – смотрит на реакции. Дальше — подключает датчики дыхания, давления, сердцебиения. Главное условие – сидеть прямо и не двигаться. Отвечать односложно – да или нет.

Полиграф в свое время проходил омский Мимино. Мужчина прославился тем, что возил бесплатно на газели односельчан в город. А после его обвинили в жестоком убийстве — коллеги, водителя маршрутного такси. Полиграф тогда показал причастность омского Мимино к преступлению. Хотя сам он вину не признавал.

А в соседнем кабинете экспертно-криминалистического центра преступников находят по молекулам. Это ДНК-лаборатория. Сейчас исследуют медицинскую маску, ее предполагаемый грабитель выбросил сразу после преступления — мужчина напал на омичку возле подъезда и выхватил сумочку. Эксперт делает смывы, а после проверяет с помощью криминалистического света.

При попадании в лабораторию образцы помещаются в холодильник, чтобы избежать порчи и гниения. Температура – минус 40°C. Так они могут храниться целый год. Проанализировать группу крови, снять отпечатки пальцев, зафиксировать следы обуви на месте преступления и проверить обвиняемого на полиграфе – экспертизы становятся доказательствами в самых серьезных уголовных делах. Именно здесь исследовали вещи из дома в селе Юрьевка. Резонансное преступление. 14-летнюю омичку обвинили в том, что вместе с возлюбленным расправилась с собственной семьей. Не пощадила даже сестру с инвалидностью. Здесь же изучали улики по убийству беременной омички. Следователям удалось доказать, мужчина расправился с ней, чтобы не платить алименты.

Виталий Дзюба, начальник отделения молекулярно-генетических экспертиз экспертно-криминалистического центра УМВД России по Омской области:
«Идеальных преступлений, как известно, не бывает, в любом случае преступник следы оставит: следы пальцев рук, следы обуви, следы биологического происхождения.»

Ну а наш тест на детекторе лжи подошел к концу. Полиграфолог с легкостью угадывает загаданную цифру. Эксперт говорит, обмануть его пытаются практически каждый раз. Некоторые пьют успокоительные, истошно кашляют, задерживают дыхание, прикусывают язык и даже в ботинки подкладывают битое стекло. Все, чтобы сбить машину. Вот только это не помогает.

Правда о «детекторе лжи»

Автор: Ирина Щербакова

«Умные» технологии стремительно развиваются и проникают во все сферы жизни и взаимоотношений, в том числе в отношения между публичными органами и физическими лицами. Тенденция к их внедрению, с целью непременно улучшить нашу реальность и качество работы госорганов, неминуемо касается права, в частности уголовно-процессуального. Правда, статистика оправдательных приговоров сообщает, что государство качественно борется с преступностью и без особых технологических новшеств. Однако наука стремительно совершенствуется, и возможно уже в недалёком будущем сможет представить какую-то особую технологию по выявлению виновных в преступлениях лиц.

В начале ХХ века обществу уже был представлен диковинный прибор, способный, на первый взгляд, помочь установлению истины при расследовании уголовных дел, а именно — полиграф (детектор лжи). Его действие основано на регистрации показателей опрашиваемого лица — его дыхания, давления, пульса и гальванической реакции кожи. В начале опроса полиграфолог настраивает прибор, задавая простые тестовые вопросы (предъявляет заведомо значимые стимулы), на которые лицо знает ответы (имя, возраст, день недели) и реагирует на них индивидуальным образом. Далее следуют вопросы относительно обстоятельств дела. Многие полиграфологи утверждают, что точность полиграфа достаточно высока, детекторы постоянно совершенствуют и возможные ошибки связаны скорее с некомпетентностью специалиста и несоблюдением условий проведения исследования.

Очевидно, что исследование с использованием полиграфа не является чем-то рядовым в жизни любого человека, в процесс может вмешаться множество факторов, в том числе личностных: психоэмоциональное состояние лица, богатое воображение, высокая мнительность. Учеными проводились исследования, которые показали, что одни люди, склонные к патологическому вранью, в некоторых случаях могут блестяще пройти испытания на детекторе, другие не могут пройти даже тестовых заданий — регистрируемые реакции не отражают степень значимости стимулов, то есть организм не реагирует как-то особенно на заведомо ложный ответ. Мнительные, имеющие богатое воображение люди, могут внушить себе вину, ярко представлять обстоятельства якобы содеянного, что тоже не исключает ошибки в исследовании. Также нельзя не сказать о возможных случаях намеренных искажений показаний детектора самим опрашиваемым.

Использование полиграфа в качестве средства собирания доказательств по уголовному делу всегда подвергалось резкой критике. Причем позиция некоторых юристов относительно безопасности и даже пользы его применения в случае, когда лицу «нечего скрывать» — не достаточно убедительна. Практика знает случаи, когда показания полиграфа (или интерпретация полиграфолога, который, в отличие от экспертов, не предупреждается об уголовной ответственности) были неожиданностью для тех, кто сам выступал за это исследование.

Как бы то ни было, УПК РФ не предусматривает возможности для применения результатов исследования с использованием полиграфа в уголовном процессе. Верховный суд неоднократно указывал и продолжает указывать на это в своих определениях. В «Обзоре кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2012 года» сказано, что исследования с применением полиграфа не отвечают требованиям, предъявляемым законом к доказательствам (статья 74 УПК РФ), в том числе требованию достоверности, использование такого рода исследований применяется на стадии предварительного расследования в целях выработки и проверки следственных версий, результаты психофизиологического исследования с использованием полиграфа не являются доказательством, а используются в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Часто следователь полагает, что полиграф сможет помочь установить субъективную сторону преступления. Однако такие исследования не могут обеспечить следствие желаемыми данными, поскольку проверяются только конкретные обстоятельства или ранее данные показания. Вина может быть установлена исключительно судом при исследовании всей совокупности доказательств.

Несмотря на всё вышесказанное, время от времени обладатели законодательной инициативы вносят на рассмотрение законопроекты, в которых предлагается включить психофизиологические экспертизы и исследования в ряд доказательств по уголовным делам. Неудачная попытка вынести на рассмотрение законопроект «О применении полиграфа», в частности, в целях противодействия коррупции, была в 2010 году. О возможности повторного его внесения говорили в 2016 году.

В 2019 году соответствующие поправки пытались внести в Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и Федеральный закон «О Следственном комитете Российской Федерации».

В 2018 году силовики утвердили Межведомственную методику производства судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа.

Вне рамок уголовного судопроизводства, но весьма показательно, в марте 2020 года вносятся изменения в Федеральный закон «О войсках национальной гвардии Российской Федерации», где указанные в ст. 24.1. лица должны пройти проверку с применением технических устройств.

Таким образом, имеется тенденция к тому, чтобы сформировать у общества более серьёзное, осознанное отношение к психофизиологическим исследованиям, и медленная, но не проходящая тенденция к тому, чтобы результаты таких исследований стали в ряд доказательств по уголовным делам.

Вместе с тем и наука продолжает исследовать человеческий мозг, реакции организма и создавать различные приборы и гаджеты, способные распознавать необходимые показатели. Например, в 2013 году в США было запатентовано изобретение, которое способно с большой точностью распознавать скрываемую информацию с использованием МРТ. Как сообщают научные издания, в 2016 году профессор психологии штата Пенсильвания в журнале Клинической психиатрии (The Journal of Clinical Psychiatry) в статье под названием «Полиграф и функциональная магнитно-резонансная томография в детекции лжи: контролируемое слепое сравнение с использованием скрытого информационного теста»[1] рассказал о том, как работает это изобретение и сведениях, собранных с его помощью. Результаты показали, что исследования с помощью фМРТ намного эффективнее при диагностике лжи, чем полиграф. Изобретение фиксирует работу определенных участков мозга при ответе на вопросы, задаваемые человеку, и может определить их точность (правдивость) до 90%. Ученые не исключают его применение в будущем при расследовании уголовных дел.

Таким образом, в обозримом будущем мы можем увидеть новые, усовершенствованные технические средства для распознавания лжи. Однако с неизбежностью возникает ряд вопросов. Возможно ли, гипотетически, создать устройство или технологию, способную со стопроцентной точностью определять правдивость или лживость чьих-то ответов, если исследования человеческого мозга не прекращаются и регулярно появляются всё новые и новые сведения относительно особенностей его функционирования, реакций и изменений. Кроме того, возможно ли сведения, добытые с помощью такого «совершенного» устройства, поставить во главу доказательств, если любое техническое устройство потенциально может дать сбой. Существует ли риск, что такие изобретения могут стать инструментом злоупотреблений со стороны правоохранителей, в частности, в государстве, где уровень доверия таковым довольно низкий. Представляется, что ни при таких обстоятельствах этого допустить нельзя в силу действия презумпции невиновности лица, ведь даже признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

[1] www.psychiatrist.com/JCP/article/Pages/polygraphy-vs-fmri-in-lie-detection.aspx

Поделиться в соц.сетях:

835

Проверка на детекторе лжи полиграфе заказать услугу цена проверки

Что же исследует полиграфолог на детекторе лжи?

Существует несколько видов проводимых исследований на полиграфе:

Проверка нанимаемого персонала

Так называемые «скрининги», которые проводятся в отношении нанимаемого персонала, то есть это углубленный кадровый отбор. В ходе такой проверки выясняются некоторые «щекотливые» моменты из биографии опрашиваемого лица, о которых он, скорее всего, не сообщит в ходе стандартного собеседования в отделе кадров. В основном это темы, касающиеся судимостей и приводов в полицию, алкогольной и наркотической зависимости, долговых обязательств, мотивов увольнения с предыдущих мест работы и, конечно же, возможных совершенных им хищений и махинаций ранее в других компаниях. Такой вид проверок позволяет работодателям проводить более качественный отбор претендентов на вакантные должности и прочитывать наперед возможные риски, связанные с тем или иным кандидатом на место.

Плановые, периодические проверки на полиграфе

Плановые проверки осуществляются в отношении уже работающего персонала. Чаще всего такая необходимость возникает у работодателей в отношении материально-ответственных сотрудников: продавцов, кассиров, грузчиков, кладовщиков, водителей, курьеров. Но время вносит свои коррективы и сейчас очень востребованы регулярные проверки на полиграфе тех людей, которые работают с информацией и базами данных организаций. Данный вид тестирований на полиграфе является отличной профилактикой правонарушений на рабочем месте, позволяет собственникам бизнеса пресекать возможные хищения ТМЦ и информации со стороны сотрудников, повышает их лояльность по отношению к компании, а также является одним из способов для укрепления внутренней и внешней безопасности компании в целом.

Служебные расследования

Служебные расследования на полиграфе проводятся, как правило, по уже свершившимся фактам и событиям: кража, недостача, ограбление, поджог, угон и так далее по списку статей уголовного кодекса. Это наиболее сложный и интересный вид проверок, заказчиками которого являются не только организации, но и физические лица, когда, например, нужно разобраться в пропаже крупной сумме денег из квартиры, доступ к которой имели только члены семьи. Служебные проверки позволяют заказчикам таких исследований в кратчайшие сроки разобраться в ситуации, определить круг причастных лиц и их возможную роль.

Также до сих пор актуальны проведения исследований на детекторе лжи в отношении домашнего персонала: гувернанток, личных водителей, охранников, поваров.

Наши полиграфологи

Мы компания, которая в основном состоит из бывших сотрудников силовых структур. Каждый работающий у нас полиграфолог провел более 3.000 проверок, из которых почти 20% завершились признательными показаниями. Мы не хвастаемся своими званиями и регалиями, потому что все это оставили в прошлом, а сейчас полностью сосредоточены на развитии своих компетенций в области детекции лжи.
Наши сотрудники постоянно учатся, участвуют в различных форумах и круглых столах, и полученную теорию всегда закрепляют на практике. Мы те специалисты, которым уже доверились более 50 компаний в Москве и Московской области, потому что они уверенны в качестве оказываемых нами услуг.
Сотрудники компании «Метод Полиграф» более 10 лет успешно занимаются психофизиологическими исследованиями на полиграфе как основным видом деятельности и за это время ими был накоплен огромный практический опыт в решении задач любой сложности.

 

Кто не подлежит проверке на детекторе лжи? — Центр Правды

На детекторе лжи не опрашиваются:

  • Лица младше 14 лет. *
  • Беременные женщины в период II и III триместра, либо в I триместре во время резко выраженного токсикоза.
  • Лица с нарушением деятельности сердечно-сосудистой, дыхательной системы (острая сердечно-сосудистая недостаточность, гипертонические кризы).
  • Лица, находящиеся в состоянии алкогольного, наркотического опьянения и похмелья или под воздействием психотропных препаратов, транквилизаторов или других сильнодействующих лекарственных препаратов.
  • Физическое или психическое истощение и утомление опрашиваемого лица.
  • Наличие у тестируемого лица психического расстройства или умственной отсталости, а так же различного характера поражения ЦНС.
  • Лица с выраженными болевыми синдромами.
  • Лица с приступами кашля, насморка, эпилепсии, бронхиальной астмы.
  • Лица, перенесшие менее 6 месяцев назад: инфаркт, инсульт и серьезные хирургические операции.
  • При наличии острых инфекционных или вирусных заболеваниях, а также в случае обострения хронических заболеваний.
  • Сотрудники специальных служб.

 Лицо, сделавшее заявление о наличии у себя одной из вышеперечисленных  болезней или ограничений, должно принести справку из специализированного медицинского учреждения, подтверждающую эти заболевания.

Данная справка предоставляется заказчику тестирования, который  решает вопрос о необходимости проведения проверки на полиграфе в данных обстоятельствах.
В некоторых случаях полиграфолог может отказать в проведении тестирования на основании подозрений о возникновении у тестируемого лица приступа заболевания во время самого тестирования или после него.
 
* тестирование несовершеннолетних:

  • Обращаем ваше внимание, что несовершеннолетние лица в возрасте до 14 лет не могут проверяться на Полиграфе.
  • Подростки в возрасте от 14 до 16 лет могут быть опрошены с использованием полиграфологических и иных устройств только с письменного согласия  родителей или других законных представителей ребенка и при обязательном участии педагога или психолога.
  • В возрасте от 16 до 18 лет также необходимо письменное согласие родителей или других законных представителей ребенка, но разрешается без обязательного присутствия педагога или психолога.

Опрос на полиграфе — Проверка на полиграфе в Ростове

Противопоказания для проведения опроса

Неадекватное процедуре опроса с использованием полиграфа (ОИП) состояние здоровья обследуемого лица, в частности сильное физическое или психическое истощение, психические расстройства, умственная отсталость, обострение заболеваний, связанных с серьезным нарушением деятельности сердечно-сосудистой или дыхательной систем, наличие сильных неустранимых болей. ОИП не проводится, если лицо, в отношении которого инициирован такой опрос, представляет письменное медицинское заключение, свидетельствующее о том, что физическое или психическое состояние данного лица может повлечь ухудшение самочувствия и появление у него неадекватных реакций в ходе проверки на полиграфе, с указанием срока действия данного заключения.

  • Недавнее  применение сильнодействующих лекарственных средств успокоительного характера.
  • Умственная отсталость.
  • Психическое расстройство
  • Наличие сильной, неустранимой боли (головная, зубная, костно-мышечная).
  • Непрекращающийся кашель.
  • Эпилепсия в анамнезе.
  • Наркомания и алкоголизм в острой фазе.
  • Беременность (особенно ее вторая половина).
  • Принадлежность к правоохранительным органам и силовым структурам, без надлежащего на то распоряжения (приказа) руководства таких лиц.
  • Дети до 14 лет.
  • Подростки от 14 до 18 лет при отсутствии родителей.

Противодействие полиграфу

 Не секрет, что информации по противодействию проверке на детекторе лжи в интернете достаточно много. Прежде чем опрашиваемый, который был заблаговременно предупрежден о предстоящем опросе, садится на стул полиграфолога он читает информацию об этой процедуре в интернете на специальных сайтах. Одни читают о законности самого исследования, а другие о том, как противостоять полиграфу.

 Проти­водействие процедуре полиграфных проверок — это первый и основной при­знак того, что тестируемый связан с данным расследованием и пытается обмануть полиграф и заключение о его причастности можно вынести даже на этом основании.

 Опытный полиграфолог всегда определит степень противодействия с помощью компьютерного полиграфа и специально подобранных тестов. Специалисты полиграфа с успехом распознают любые средства противодействия, которые распространены и описаны в интернете, поэтому шансов у желающих противостоять исследованию практически нет.

 Полиграфы «Крис» и «Риф» и «Диана» специально предназначены для фиксации психофизиологической информации при широком использова­нии в качестве противодействия различных фармакологических и механических средств, по­зволяя с большой точностью проводить данную процедуру.

 Нормативные документы  

 Представлены стандартные документы на психофизиологические исследования с применением полиграфа. Текст документов может меняться, как по желанию заказчика, так и в зависимости от вида проверки.

Памятка

лицам, участвующим в исследовании с использованием компьютерного полиграфа.

Лицам, которым предстоит собеседование, следует помнить следующее:

1. По возможности, накануне хорошо отдохнуть и выспаться.

2. Продолжительность собеседования в среднем от 1,5 до 2,5 часов.

3. Никоим образом не пытаться обмануть прибор и работающего на нем специалиста, ибо в этом случае, такие действия расцениваются как противодействие собеседованию и процесс прекращается.

4. Накануне собеседования запрещается употреблять транквилизаторы, психотропные препараты или алкоголь, так как это может быть расценено, как попытка противодействия и являются намерением умышленно исказить полученные данные.

5. Необходимо подписать документ о добровольном согласии на собеседование, в противном случае оно не проводится.

6. Перед проведением собеседования экспертом-полиграфологом будет очерчен круг вопросов, который подлежит выяснению.

7. Вопросы, которые задает полиграфолог, могут касаться не только чисто деловых качеств и рабочих обязанностей, но и некоторых сторон вашей личности. При этом гарантировано отсутствие вопросов сексуальных наклонностей, политических взглядов и вероисповедания.

9. Собеседование представляет собой не травмирующую и безвредную для жизни и здоровья, организованную по особым правилам процедуру.

10. На любой вопрос заданный экспертом желательно отвечать коротко и односложно: «ДА» или «НЕТ». При этом одни и те же вопросы могут задаваться несколько раз, что позволяет исключить случайные реакции на некоторые из них.

11. Полученные в итоге результаты носят вероятностный характер (95%-98%) и имеют ориентирующее значение для инициатора собеседования, который самостоятельно принимает решение о целесообразности или нецелесообразности учета ориентирующей информации, полученной с помощью полиграфа.

Наука о тестах детектора лжи

«Нет никакого детектора лжи, ни человека, ни машины. Людей обманул миф о том, что металлический ящик в руках следователя может определить правду или ложь».

– Конгресс США, Комитет Палаты представителей по правительственным операциям, Подкомитет по правительственной информации и зарубежным операциям

Было бы здорово, если бы вы могли определить, когда кто-то лжет? К сожалению, многие традиционные методы обнаружения лжи, включая детектор лжи, не более точны, чем чистая случайность.Хотя детекторы лжи неточно определяют, обманывает ли субъект, они довольно точно отслеживают сердечно-сосудистую, дыхательную и кожно-электрическую активность!

Краткий обзор методов обнаружения лжи

Одним из первых методов обнаружения лжи был гипноз, официально используемый с 1840-х годов. Практики считали, что это состояние искусственно вызванного сна, что люди, находящиеся под гипнозом, будут более правдивы в этом уязвимом (и внушаемом) состоянии.Помимо сомнительной этичности этой техники, результаты были ненадежными.


Бутылка амитала натрия, более известного как «сыворотка правды». Этот файл взят с веб-сайта Wellcome Images, которым управляет Wellcome Trust, глобальный благотворительный фонд, базирующийся в Соединенном Королевстве. Под лицензией CC BY-SA 4.0 через Wikimedia Commons.

В 1910-х годах врач, назначавший скополамин (или «сумеречный сон») пациентам, заметил, что это заставляет их раскрывать личную информацию.Это привело к появлению области, известной как наркоанализ , в которой барбитураты, такие как амитал натрия и пентотал натрия, вводились испытуемым в качестве «сыворотки правды». Идея, стоящая за этой техникой, заключалась в том, что психоактивные вещества снижают защиту человека, делая его более откровенным. Некоторые формы наркоанализа все еще используются сегодня, но не в большинстве устоявшихся демократических обществ.

История теста на детекторе лжи

В 1921 году калифорнийский полицейский по имени Джон А.Ларсон разработал устройство, которое могло одновременно отслеживать изменения артериального давления, частоты сердечных сокращений и дыхания, названное полиграфом или, говоря более просто, детектором лжи. Работу устройства можно отнести к двум более ранним разработкам:

  1. В 1914 году итальянский психолог Витторио Бенусси опубликовал « Die Atmungssymptome der Lüge » — свои выводы о влиянии лжи на дыхательную функцию человека
  2. .
  3. В 1915 году американский психолог Уильям М.Марстон изобрел прерывистый тест систолического артериального давления для обнаружения лжи

Ларсон протестировал свое устройство и процедуры на реальных случаях в своем участке, но его протеже, Леонард Килер, усовершенствовал процедуры тестирования, сделал устройство портативным и добавил элемент, который может тестировать кожно-гальваническую реакцию субъекта. (№ 1)


Леонарде Киллер проводит тест на детекторе лжи для свидетеля обвинения в суде 1937 года. Изображение в свободном доступе, на Викискладе.

Испытание детекторов лжи

В 1923 году Уильям М. Марстон попытался добиться принятия результатов теста на детекторе лжи в качестве доказательства в суде по делу, известному как знаменательное дело United States v. Frye . Суд отклонил результаты детектора лжи, установив стандарт Фрая, который на долгие годы станет прецедентом допустимости показаний экспертов в судах США.

Спустя более 40 лет, в 1965 году, Комитет США по правительственным операциям провел первую эмпирическую проверку полиграфа, установив его ненадежность в обнаружении лжи, как язвительно процитировано в начале этого поста.Однако к этому времени сторонники проверки на детекторе лжи продолжали продвигаться вперед на всех парах, не обращая внимания на мнение комитета.

Еще одно заметное обновление произошло в 1983 году, когда тогдашний президент США Рональд Рейган издал Директиву № 84 о национальной безопасности, которая разрешила федеральным агентствам использовать полиграфы в своей деятельности. В интересном (и смущающем) обновлении президент отменил директиву всего три месяца спустя из-за отрицательной оценки метода Управлением по оценке технологий.

Фундаментальная наука, стоящая за проверками на детекторе лжи

Тесты на детекторе лжи отслеживают три физиологические реакции, обычно связанные с обманом:

  1. Сердечно-сосудистая деятельность
  2. Дыхательная активность
  3. Электродермальная активность


Проводится современный тест на детекторе лжи. Изображение Sherkiya Wedgeworth — собственная работа. Под лицензией CC BY-SA 4.0 через Wikimedia Commons.

Сердечно-сосудистая деятельность

На частоту сердечных сокращений, кровяное давление и другие сердечно-сосудистые процессы могут влиять действия, обычно связанные со ложью, такие как реакция на воспринимаемую или ожидаемую угрозу («бей или беги») и повышенная умственная активность.Полиграфы измеряют сердечно-сосудистую активность с помощью манжеты на руке, запястье или пальце, оснащенной сфигмоманометром, который работает аналогично тем, которые используются в медицинских учреждениях.

Другой метод измерения сердечно-сосудистой системы включает фотоэлектрические плетизмографы, которые прикрепляются к пальцу или уху испытуемого и посылают инфракрасный свет через ткани. Затем фотосенсоры измеряют свет, отраженный или прошедший через ткань. Это напрямую связано с количеством крови, через которое она прошла, прежде чем достичь датчика.Это позволяет практикующему врачу измерять изменения объема крови без необходимости использования манжеты для измерения давления.

Дыхательная активность

Изменения в дыхательной активности также считаются показателем обмана, хотя, поскольку дыхание можно легко контролировать через центральную нервную систему, этот тест считается менее надежным.

Дыхательная активность проверяется путем закрепления пневматических резиновых мехов вокруг грудной клетки и живота испытуемого. Вдох и выдох расширяют мехи, вызывая изменения окружности грудной клетки и живота.Изменения внутреннего давления контролируются датчиком давления.

Электрокожная активность

Измерение электрокожной активности считается наиболее чувствительным и надежным из трех различных тестов. Почему? Электрическое сопротивление и проводимость кожи в значительной степени определяются экцириновыми железами, которые отвечают за выработку пота и контролируются симпатической нервной системой.

Электрокожная активность измеряется с помощью двух электродов, прикрепленных к ладони или пальцам субъекта.Применяется небольшой ток, который измеряет уровень проводимости кожи и любые ее изменения, а также частоту спонтанных ответов, амплитуду ответа, связанную с событием, и множество других факторов.

Обнаружение обмана, обман результатов

Полиграф отслеживает физиологические реакции субъекта в режиме реального времени с помощью линейного графика с тремя значениями, соответствующими сердечно-сосудистым, респираторным и кожно-электрическим результатам. Однако можно ли применить физиологические результаты к психологическому вопросу о том, лжет ли субъект? Это подлежит обсуждению.

Одна из основных проблем с точностью проверки на детекторе лжи заключается в том, что физиологические реакции на тест могут радикально различаться у разных людей или даже у одного и того же человека в разных обстоятельствах. Более того, изменения в дыхании человека могут повлиять на его частоту сердечных сокращений и кожно-гальваническую реакцию. Люди, работающие над осознанностью и дыхательными техниками, могут даже в некоторой степени контролировать эти физиологические реакции (как правило, для контроля стресса, а не для того, чтобы они могли быть настолько обманчивыми, насколько это возможно!).

Исследование, проведенное в 2006 году, утверждает, что точность тестов на детекторе лжи составляет в среднем 54 %, что едва превышает шанс.


Полиграф 1960-х годов. Изображение Федерального бюро расследований и доступно в открытом доступе через Wikimedia Commons.

Итак, если проверка на детекторе лжи ненадежна, какие варианты лучше для выявления лжи? Специалисты правоохранительных органов и уголовного правосудия часто использовали передовые методы допроса, в которых полиграф используется больше как психологическая помощь следователю, а не как проверенный временем детектор лжи.Некоторые продвинутые следователи даже специализируются на микровыражениях лица и невербальных сигналах. Хотя эти методы трудно поддаются количественной оценке, догадки следователей могут быть гораздо более надежными, чем «случайность».

Разработка улучшенных устройств для физиологических испытаний

Некоторые устройства для измерения артериального давления используются не только для того, чтобы вроде как обнаруживать, когда люди лгут. На самом деле, они являются неотъемлемой частью медицины — кровяное давление обычно измеряют каждый раз, когда мы посещаем кабинет врача.

Некоторые устройства для измерения артериального давления работают с помощью пьезорезистивных датчиков давления, распространенных устройств MEMS, которые основаны на пьезорезистивном эффекте , возникающем при изменении электрического сопротивления после приложения внешней силы к полупроводнику.

При проектировании устройства для измерения артериального давления важно, чтобы пьезорезистивный датчик давления мог точно контролировать артериальное давление пациента, при этом работая в безопасных для пациента пределах.Поэтому важно, чтобы разработчики могли описать работу этих устройств, предсказать их поведение и протестировать их производительность до того, как они будут выведены на рынок.

Мультифизическое моделирование можно использовать для изучения механических (слева) и электрических (справа) эффектов в пьезорезистивном датчике давления. Изображения пьезорезистивного датчика давления, учебная модель Shell.

Прочтите о научном обосновании…

Артикул

  1. Дж.Synnott et al., «Обзор полиграфа: история, методология и текущее состояние», Crime Psychology Review , 2015.

Детекторы лжи действительно работают?

Это называется детектор лжи или полиграф?

Полиграф впервые был создан в 1921 году сотрудником правоохранительных органов. Единственной целью этого полиграфа было отслеживание ежеминутных физиологических изменений артериального давления, частоты сердечных сокращений и дыхания человека в качестве доказательства обмана. Сегодня мы знаем, что полиграфы — это , а не детекторы лжи, как мы им доверяли.К сожалению, это все равно не избавляет от распространенного, хотя и ошибочного мнения, что «детектор лжи» и «полиграф» — это одно и то же.

Если не существует универсальных сигналов для обмана, то неудивительно, что нет надежных методов, позволяющих определить, лжет ли человек и когда; по крайней мере, не без необходимости использования дополнительных инструментов и методов для дальнейшего исследования. Детектор лжи на полиграфе работает по тем же принципам, что и обнаружение лжи путем наблюдения за поведенческими и физиологическими признаками, и подвержен тем же проблемам.

Проще говоря, проверка на полиграфе не обнаруживает ложь , она обнаруживает признака эмоций .

Что регистрируют полиграфы?

Перед началом интервью (или допроса) установка довольно проста: к субъекту (или подозреваемому) подсоединяются провода, подключенные к полиграфу, для измерения и регистрации физиологических изменений. Чтобы точно оценить и проанализировать собранные данные, необходимо сначала установить базовый уровень.

Этот шаг обычно выполняется путем просьбы интервьюируемого ответить на основную идентифицирующую информацию, отвечая только «да» или «нет», чтобы избежать двусмысленности (например, «Вас зовут Джо Смит?», «Вы родились в Джуно, Аляска?», «Вы сейчас работаете менеджером в X Company?»). Попросив их просто подтвердить или опровергнуть конкретные вопросы с ответами, уже известными интервьюеру, можно определить любое увеличение или уменьшение количества или скорости потоотделения, дыхания и артериального давления.

Однако повышение кровяного давления или потливость сами по себе не являются признаками обмана! Руки становятся липкими, когда мы нервничаем, а сердца бьются быстрее, когда наши эмоции возбуждены и ставки высоки.

Что такое стим-тест на полиграфе?

Перед проведением проверки на детекторе лжи большинство операторов пытаются убедить подозреваемого в том, что полиграф никогда не дает сбоев, проводя так называемую «стимуляцию» или «стимулирование». Самый распространенный метод — продемонстрировать подозреваемому, что машина сможет определить, какую карту подозреваемый выберет из колоды.После того, как подозреваемый выбрал карту и вернул ее в колоду, его просят говорить «нет» каждый раз, когда оператор полиграфа спрашивает его, была ли «эта» карта первоначально выбранной. Они оправдывают ложь подозреваемому двумя причинами: если он невиновен, важно, чтобы он думал, что машина не ошибается. Если он виновен, важно заставить его бояться быть пойманным.

Большинство операторов детектора лжи не занимаются обманом, а вместо этого полагаются на запись детектора лжи, чтобы определить, какая карточка была взята.Однако для тех, кто использует эту технику, очень важно не допускать ошибок. Это приводит к тому, что некоторые интервьюеры усиливают свой контроль над окружающей средой, иногда предпочитая использовать набор карточек с тайной маркировкой, что по существу избавляет полиграф от необходимости выполнять какое-либо реальное обнаружение лжи. Особенно в подобных случаях полиграфы могут быстро утратить свою целостность как способ изучения поведения человека независимо и беспристрастно; в противном случае они просто еще один инструмент, используемый для укрепления доверия к собранным данным.

Когда экзамены на детекторе лжи терпят неудачу

Подозреваемый должен поверить в способность верификатора. Признаки страха были бы двусмысленными, если бы нельзя было устроить так, чтобы боялся только лжец, а не говорящий правду. Проверка на полиграфе проваливается не только потому, что некоторые невиновные до сих пор боятся быть ложно обвиненными или по другим причинам расстраиваются при проверке, но и потому, что некоторые преступники не верят в магию машины. Они знают, что могут сойти с рук, а если знают, то, скорее всего, смогут это сделать.

Некоторые операторы полиграфа пытаются добиться признания, убеждая подозреваемых, что они не могут победить машину. Когда подозреваемый не признается, некоторые операторы полиграфа запугивают подозреваемого, говоря ему, что машина показала, что подозреваемый не говорит правды. Увеличивая опасения обнаружения, есть надежда заставить виновного признаться. Невиновные страдают от ложных обвинений, но якобы будут оправданы. К сожалению, под таким давлением некоторые невиновные признаются, чтобы получить помощь.

Узнайте, как обнаруживать ложь с помощью микровыражений

Любой может научиться распознавать обман. Узнайте больше о микровыражениях, выражениях лица, раскрывающих чьи-то истинные эмоции.

Пол Экман — известный психолог и один из первооткрывателей микровыражений. В 2009 году журнал TIME назвал его одним из 100 самых влиятельных людей мира. Он работал со многими государственными учреждениями в стране и за рубежом. Доктор Экман собрал более 50 лет своих исследований, чтобы создать комплексные обучающие инструменты для чтения скрытых эмоций окружающих.

Тесты на детекторе лжи в Юте скоро станут более точными

Y Вы знаете эту сцену в фильме, где парень прикован цепью к металлическому столу, а свет над головой пронзает каждую пору его лица? Мы слышим голос копа за кадром, хриплый, устрашающий, давит на последний изнашивающийся нерв своей жертвы. «Зачем ты это сделал?» — шипит он. Он сокращается до крупного плана. Взгляд прикованного парня на долю секунды скользит по его рукам, прежде чем он заглядывает копу в душу и говорит: «Я же говорил тебе, это был не я.Но офицер знает, что у него есть парень, потому что, ну, он посмотрел вниз.

Или, может быть, вы помните другую сцену, где гений криминального мира привязан к полиграфу. Он с легкостью отвечает на вопросы, скрывая каждый из своих подлых поступков под слоями геля для волос и ледяного холода. Ему это сходит с рук, потому что игла полиграфа держит курс.

Вот как мы, обычные люди, понимаем мир обнаружения лжи — следователи, наблюдающие за физическими показаниями, или детектор лжи, исследующий изменения артериального давления, дыхания и проводимости кожи.Но, как указывает Конверус из Лехи, оба подхода имеют свои ограничения. И благодаря большому количеству исследований и технологий у компании есть решение для обнаружения лжи следующего поколения.

Как узнать, кто лжет?

Давайте сначала распакуем этот физический жест. Если только вы не играете в покер меня (да, мое лицо расскажет вам все о блефе, который я пытаюсь провернуть!), физические жесты абсолютно не помогут распознать ложь.

Мало того, что люди могут действительно хорошо притворяться, но культура играет на то, как наши тела согласуются с нашими нарративами.«За последние два года было проведено много исследований, и они обнаружили, что эти теллсы очень культурны и очень специфичны для языка», — говорит Тодд Микельсен, генеральный директор Converus. «В некоторых культурах неуместно смотреть своему руководителю в глаза; другие, это».

А как же полиграф? Ну, это сложно.

Только что полиграфу исполнилось 100 лет. Службы безопасности, правоохранительные органы и предприятия по всему миру используют полиграфы для допросов и проверки сотрудников, что делает эту индустрию стоимостью 2 миллиарда долларов.

Несмотря на столетнюю практику, есть много сомнений в эффективности метода. Во-первых, Микельсен объясняет трудный процесс, который может повлиять на результаты. Проверка на детекторе лжи может длиться до 90 минут с несколькими перерывами, необходимыми для предотвращения осложнений со здоровьем от сужающих инструментов.

Большинство тестов проводится высококвалифицированными специалистами, что может быть непомерно дорогим для некоторых организаций и влиять на результаты. «С полиграфом все зависит от человека, который задает вопросы», — говорит Микельсен.«Это не основано на когнитивных способностях — умственное усилие лгать не увеличивается. Он основан на эмоциях. Если экзаменатор считает, что вы виновны, они будут приставать к вам таким образом, чтобы заставить вас реагировать, заставить ваше сердце биться чаще, чтобы вы начали потеть».

И еще есть критика Американской психологической ассоциации: «Большинство психологов согласны с тем, что существует мало доказательств того, что тесты на детекторе лжи могут точно выявлять ложь… Честный человек может нервничать, отвечая правдиво, а нечестный человек может не беспокоиться, », — говорится в нем.Так как же, черт возьми, мы узнаем, что чьи-то штаны действительно горят?

У глаз есть

Вот где компания Converus вмешалась с обнаружением лжи следующего уровня — сначала с введением EyeDetect (окулярно-моторный детектор лжи) в 2014 году, а совсем недавно с EyeDetect+ 2.0 (первый в мире автоматический полиграф плюс окулярно-моторный детектор). объединены в один).

«Эта наука больше основана на непроизвольных изменениях, происходящих в глазах», — объясняет Микельсен.«Вы прилагаете больше умственных усилий, чтобы лгать — ученые называют это «когнитивной нагрузкой», — чем когда вы говорите правду, и вы испытываете некоторые непроизвольные изменения. Ваши зрачки расширяются до 10 миллиметра. Это то, что вы не можете увидеть невооруженным глазом. Это минутное изменение, которое происходит за пару миллисекунд. Но с помощью специальной камеры, фиксирующей эти изменения во время прохождения компьютерного теста с высокой степенью точности, мы можем определить, лжете ли вы».

Микельсен говорит, что технология была разработана учеными Университета Юты, пользующимися большим уважением как мировые лидеры в области обнаружения лжи: профессорами Джоном К.Кирчер и Дэвид С. Раскин (оба изобрели первый в истории автоматизированный детектор лжи в начале 90-х), а также Дуг Хакер, Энн Кук и Дэн Вольц.

В 2002 году ученые начали задаваться вопросом о взаимосвязи между когнитивной нагрузкой и движениями глаз, а также о том, может ли это привести к лучшему обнаружению лжи. Спустя почти два десятилетия исследований и разработок и опубликованных экспертных обзоров у нас есть инновации Converus.

Чтобы объяснить, как работает EyeDetect, говорит Микельсен, предположим, что вы проходите тест в качестве отбора для новой работы.Вы сидите за компьютером со специальной камерой, которая отслеживает движения ваших глаз и отвечаете на компьютеризированные вопросы. Скрининг может включать такие вопросы, как, например, сидите ли вы в кресле, чтобы пройти тест, а также были ли вы когда-либо осуждены за уголовное преступление. Тест отслеживает диаметр зрачка, время отклика (люди часто отвечают на несколько миллисекунд быстрее, когда лгут), и то, на чем вы фиксируете внимание (во время лжи глаза обычно быстро перемещаются к концу вопроса).

«Мы используем научные алгоритмы, чтобы использовать то, что является наиболее диагностическим, и мы присваиваем вес каждой из этих функций», — говорит Микельсен.«Мы проверили это в разных странах. Мы ездили в Саудовскую Аравию, Колумбию и Мексику и проводили полевые и лабораторные исследования на их языках, чтобы проверить, расширяются ли глаза по-разному. Они делают то же самое. В Converus нет функций, зависящих от культуры или языка. Все одинаково независимо от населения; алгоритм согласован. При балле от 1 до 100 результат 50+ означает правдивость, ниже 50 — ложь».

Во всей своей литературе и сообщениях компания Converus прозрачна: точность для EyeDetect составляет от 86 до 88 процентов, а для EyeDetect+ — от 89 до 91 процента, при этом более 500 клиентов в 43 странах проводят тесты на 40 различных языках.

Эти организации используют тесты для всего: от проверок вакансий для предприятий до правоохранительных органов и органов безопасности, судебных расследований, проверок при въезде на границу и соблюдения условно-досрочного освобождения.

А ненавистники?

Если у полиграфов всегда были скептики, то как насчет окулярно-моторного обнаружения Converus? T Газета Washington Post недавно опубликовала статью со ссылкой на некоторых скептически настроенных экспертов, на что Микельсен опубликовал опровержение.

«На самом деле у нас больше рецензируемых исследований по обнаружению глаз, чем по любому отдельному методу полиграфа», — говорит Микельсен.«Люди, которые говорят, что эта штука не работает, наверняка не рассматривали рецензируемый метод. Иногда люди заявляют, что они эксперты — люди, у которых нет степени в области определения правдоподобности, которые даже не читали наши исследования. На самом деле они просто против обнаружения лжи в целом».

А мошенники?

Итак, если какой-нибудь Проныра Рик может обмануть детектор лжи, как насчет зрительно-моторного обнаружения?

«Мы только что закончили исследование, которое длилось три года в университете и Чешской Республике.Цель исследования заключалась в том, чтобы попробовать различные контрмеры, чтобы обмануть систему», — говорит Микельсен. «Исследование сейчас находится на рецензировании. Мы обнаружили, что люди, испробовавшие эти контрмеры, вели себя на хуже — они выглядели на более виновными, чем те, кто не применял контрмеры. Это не значит, что есть какой-то способ постоянно побеждать его, но мы его не нашли».

Для продукта, который изначально был разработан для выявления потенциально нечестных кандидатов на работу, компания Converus проделала большой путь в разработке технологий, которые помогут нескольким организациям избежать коррупции.Только не переносите это на следующую игру в покер — есть еще или мест, где допустим небольшой блеф.

Как работают детекторы лжи и насколько они точны

Стив Элиас

Бывший общественный защитник рассказывает о своем первом опыте работы с детектором лжи и выступает за их место в американских залах суда.

Я хорошо помню свою первую проверку на детекторе лжи. Тестировали не меня, а клиента, обвиненного в изнасиловании. Я был относительно новичком в бизнесе защиты по уголовным делам, недавно был нанят штатом Вермонт в качестве государственного защитника Северо-восточного королевства (так назывались три самых северо-восточных округа Вермонта).Перед началом теста оператор-испытатель отвел меня в сторону, чтобы объяснить, как это работает.

«Это очень просто, — сказал он. «Сначала я объясняю испытуемому основную теорию теста: ложь вызывает беспокойство, которое отображается на моих графиках. Затем я объясняю, что тест называется полиграфом, потому что я графически отслеживаю три их бессознательных физиологических реакции одновременно. Тогда я объясняю, что им не сойдет с рук врать мне, так как только тот, кто занимается йогой, может одновременно управлять всеми тремя физиологическими реакциями (дыхание, частота сердечных сокращений и кожно-гальваническая реакция).Затем я подключаю их к этим графикам и прошу выбрать число от одного до десяти. Я говорю им отвечать «нет» каждый раз, когда я угадываю число, даже если я угадываю правильное число. Когда они отвечают «нет» на правильный номер, это всегда вызывает всплеск на графиках. В этот момент я останавливаю процедуру, говорю им, что они солгали, и показываю им графики. Теперь, когда они убеждены, что мои графики могут читать их мысли, их ответы сбиваются с толку, когда они лгут по ходу моего фактического расспроса. Дело в том, что очень немногие из тех, кого я тестировал, удосужились солгать после этого знакомства.Я получаю больше признаний, чем полиция могла бы получить простым допросом».

Конечно же, мой клиент, который до этого упорно заявлял мне о своей невиновности, а также всем, кто имел отношение к его делу, скорее признал свою вину, чем солгал тому, кто, как он полагал, знал, когда он лгал. Я был убежден.

И поскольку я был верующим, я имел тенденцию отговаривать своих клиентов от прохождения тестов на детекторе лжи. Правда заключалась в том, что я мог бы гораздо лучше работать для своих клиентов, если бы я мог поддерживать личную веру в их невиновность.Однако в некоторых случаях обвинение предлагало снисхождение при условии, что мой клиент согласится пойти на поле (как в просторечии называется тест). Итак, за три года моей работы общественным защитником около полудюжины клиентов добровольно прошли проверку на детекторе лжи в надежде на лучшую сделку. И, за одним исключением, они либо признались во время теста, либо признали свою вину мне после того, как тест показал, что их ответы были обманчивы. Я остался верующим.

Как насчет исключения? Результаты были неубедительными; оператор сказал, что подозревает валиум.Поскольку я знал, что у моего клиента давняя проблема с валиумом, я подумал, что это хороший звонок. В любом случае, когда его дело было передано в суд, присяжные, как последний детектор лжи, ему не поверили и вынесли обвинительный вердикт.

Детекторы лжи говорят правду?

Вы можете удивиться, как при отсутствии признания полиграфолог может уверенно определить, лжет ли человек. Разве большинство людей, даже невинных, не испытывают стресса, когда им задают вопросы, которые могут привести к большим неприятностям? Да, но у оператора полиграфа есть способы решить эту проблему.Прежде чем перейти к сути вопроса («Вы это сделали? Были ли вы там? Есть ли у вас какие-либо личные сведения о том, что произошло?») оператор сначала задает ряд вопросов, некоторые из которых эмоционально нейтральны, а некоторые из которых рассчитаны на то, чтобы вызвать эмоциональный дискомфорт в зависимости от личных обстоятельств испытуемого. Физиологические ответы субъекта на эти вопросы тщательно откалиброваны. Затем, когда оператор переходит к основным вопросам, ответы на эти вопросы можно измерить и сравнить с ответами на нейтральные и контрольные вопросы.Это правда, что в пространстве измерений относительной тревожности может жить много дьяволов, но многочисленные независимые тесты показали точность в диапазоне 80-90%.

Итак, если эти тесты настолько точны, почему они не требуются в каждой ситуации, когда речь идет об истине? Зачем тратить миллиарды долларов на суды присяжных и независимых прокуроров, если можно просто «подключить» ключевых свидетелей и докопаться до истины без суеты и шума?

Недавно Верховный суд США вынес решение по делу, касающемуся именно этого предмета.В деле United States v. Scheffer, 000 US 96-1133 (1998) Верховный суд оставил в силе правило о доказательствах военного суда (правило 707), которое запрещает использование результатов детектора лжи в военных процессах. В этом случае Шеффер, военный следователь, взял обычный анализ мочи. Тест на амфетамины оказался положительным. Затем Шеффер попросил пройти проверку на детекторе лжи, которая показала, что он не знал об употреблении амфетамина. На суде по обвинению в употреблении наркотиков, основанном на анализе мочи, Схеффер попытался представить доказательства своих благоприятных результатов детектора лжи.Суд отказался принять это доказательство на основании военного доказательства Правило 707.

Шеффер подал апелляцию на том основании, что он должен был иметь возможность представить результаты теста в рамках своего конституционного права «подготовить защиту». Верховный суд оставил Правило 707 в силе по следующим причинам:

  • слишком много споров о достоверности результатов проверки на детекторе лжи
  • проверка на детекторе лжи может подорвать роль присяжных в оценке достоверности свидетелей, а
  • проверка на детекторе лжи создает возможность возникновения досадных побочных вопросов о надежности теста.
Ошибка может быть механической

Без сомнения, тесты на детекторе лжи вызывают споры. Если оставить в стороне их полезность в качестве средств допроса, достоверность их результатов зависит от правильного выполнения множества вещей — правильных контрольных вопросов, правильных нейтральных вопросов, правильных основных вопросов, правильной интерпретации графиков, правильной настройки для допрос и так далее. И не все научные оценки пришли к выводу, что они точны, даже если все сделано правильно.

Многие оценки пришли к выводу, что результаты полиграфа с большей вероятностью будут достоверными, если они показывают невиновность, чем если они показывают вину. Это связано с тем, что во многих ситуациях подсудимый может быть виновным (и, таким образом, показывать результаты полиграфа обманщиком), но на самом деле не быть виновным. Это то же самое, что полет. Когда подсудимый убегает от полиции или места преступления, присяжные имеют право сделать вывод о его виновности. Но бегство не обязательно равно вине. С другой стороны, невиновность гораздо более однозначна.Но даже здесь некоторые люди настолько оторваны от морали или угрызений совести, что могут проверить честность — потому что они действительно хорошие лжецы или убедились в истине, которая вовсе не является правдой. И последнее, но не менее важное: можно передать результаты с помощью других методов, таких как занятия йогой или биологической обратной связью, прием «гвоздь в ботинок» (втыкание острого гвоздя в ботинок, чтобы причинить себе боль во время вопросов, чтобы исказить ответ). результаты полиграфа) или использование легальных или нелегальных наркотиков для калибровки своих эмоций.Проще говоря, нет никакого способа превратить проверку на детекторе лжи в слэм-данк. По этой причине большинство судов не признают результаты полиграфа, если обе стороны по делу не согласны.

Для тех, кто верит в проверку на детекторе лжи, ответ на эти вопросы надежности таков: ну и что? Многие другие типы доказательств также имеют проблемы. Возьмем, к примеру, анализы мочи. Есть много вещей, которые могут пойти не так с анализом мочи, включая лабораторное загрязнение, ложные срабатывания и пассивное курение. (Однако в случае Шеффера против него был признан анализ мочи, но проверка на детекторе лжи не использовалась в качестве защиты.Конечно, другие типы доказательств, которые заведомо ненадежны, также обычно допускаются к военным (и большинству других) процессам, включая показания очевидцев (особенно показания свидетелей разных рас), свидетельство поведения (он «выглядел» виновным) и, как уже упоминалось, , доказательства виновного ума, такие как бегство.

Человек, машина или и то и другое

Обеспокоенность тем, что детектор лжи может заменить присяжных в качестве судьи достоверности свидетелей, поднимает некоторые интересные вопросы. Он основан на опасении, что присяжные откажутся от своей человеческой оценки достоверности свидетеля и вместо этого подтвердят машинную версию правды.Безусловно, если бы мы были мудры, мы бы очень внимательно относились к тому, какую часть наших важных дел мы поручаем машинам. К сожалению, мы уже в значительной степени отдали магазин на этом. Тесты на наркотики, сопоставление ДНК, расчет алиментов, компьютерные профили и кредитный скоринг — это лишь некоторые из типов машинной информации, которую мы используем для важных коммерческих, трудовых и юридических сделок.

Если мы можем доверять присяжным, чтобы они оставались независимыми перед лицом лженауки, которая уже регулярно используется в качестве доказательства — в частности, психологические профили и оценки психического состояния — тогда, возможно, мы также должны полагаться на то, что присяжные останутся независимыми перед лицом тест, который, как показывают независимые исследования, может быть правильным по крайней мере в 80-85% случаев.

Создатели EyeDetect обещают новую эру обнаружения правды, но многие эксперты настроены скептически. девушку, когда его адвокат сделал необычный запрос. Он хотел, чтобы судья признал показания EyeDetect, теста на обнаружение лжи, основанного на движениях глаз, который прошел Раэль.

Судья согласился, и пятеро из 12 присяжных проголосовали за отказ от осуждения. Был объявлен ошибочный суд.

EyeDetect является продуктом компании Converus из Юты. «Представьте, если бы вы могли оправдать невиновных и выявить лжецов. . . просто глядя им в глаза», — обещает YouTube-канал компании. — Ну, теперь ты можешь! Его исполнительный директор Тодд Микельсен говорит, что они построили лучшую мышеловку для обнаружения правды. Он считает, что движения глаз гораздо лучше отражают их носителя, чем гораздо более старый и по большей части дискредитированный детектор лжи. Его популярность может расти: компания заявляет, что число клиентов EyeDetect увеличилось с 500 в 2019 году до 600 сейчас.

Однако его критики говорят, что EyeDetect — это всего лишь полиграф в более алгоритмической одежде. Они утверждают, что машина принципиально не в состоянии выполнить свои требования, потому что человеческое высказывание правды слишком тонко для любого набора данных.

И они беспокоятся, что полагаясь на него, можно получить трагические результаты, такие как наказание невиновных или прикрытие виновных.

EyeDetect поднимает вопрос, который возвращает нас в райский сад: настолько ли люди запрограммированы говорить правду, что выдают себя, если не говорят?

И к более актуальному вопросу 21-го века: могут ли современные технологии предложить инструменты для обнаружения этих теллсов?

В тесте EyeDetect испытуемый помещается перед монитором с цифровой камерой и, как и в случае с детектором лжи, задает общие вопросы типа «вы когда-нибудь причиняли кому-нибудь боль», чтобы установить базовый уровень.

Тогда конкретные вопросы. Если физические реакции испытуемого здесь более демонстративны, предполагается, что они лгут. Менее демонстративно, они говорят правду. (Точное количество ошибочных вопросов, которое определяет отказ, регулируется алгоритмом. Компьютер выдает ответ «да» или «нет» на основе настраиваемой формулы.) на такие факторы, как расширение зрачка и скорость движения глаз.«Полиграф эмоционален, — сказал Микельсен. «EyeDetect основан на когнитивных способностях». Он объясняет, почему могут быть затронуты движения глаз: «Чтобы солгать, нужно больше думать, чем чтобы сказать правду».

EyeDetect представляет собой форму техно-аспиративного мышления. Наш веб-браузер уже предлагает нам отпуск, который, мы клянемся, жил только в наших умах, в то время как приложения для знакомств предлагают романтического партнера, о котором мечтали в наших сердцах. Неужели алгоритм тоже может заглянуть в нашу душу?

Но эксперты говорят, что такая логика может не иметь большого научного обоснования.

«Люди пытались сделать эти прогнозы в течение долгого времени», — сказал Леонард Сакс, психолог из Университета Брандейса, который провел одни из ведущих исследований в области обнаружения правды. «Но наука не сильно продвинулась за 100 лет».

Как и большинство известных экспертов, он специально не просматривал исследования EyeDetect. Но он говорит: «Я не знаю никаких доказательств того, что движения глаз связаны с обманом».

Когда дело доходит до полиграфа, эксперты уже давно заявляют о его неудачах.

Машина, которая в этом году отмечает свое столетие, по-прежнему используется в таких областях, как полицейские допросы, правительственные расследования допусков и отслеживание сексуальных преступников. Рынок оценивается примерно в 2 миллиарда долларов благодаря найму сотрудников во многих федеральных и местных офисах.

Однако Американская психологическая ассоциация занимает однозначную позицию. «Большинство психологов согласны с тем, что существует мало доказательств того, что тесты на детекторе лжи могут точно выявлять ложь», — говорится на его веб-сайте.Хорошие лжецы, в конце концов, могут скрыть тики, в то время как нервные правдолюбы могут привести машину в бешенство.

Федеральный закон 1988 года запрещает частным работодателям проводить проверку на полиграфе, хотя в нем есть некоторые лазейки. Большинство штатов также не принимают их в качестве доказательств в суде (штат Нью-Мексико, как известно, слабее), а постановление Верховного суда 1998 года лишало обвиняемых по федеральным уголовным делам конституционных прав на них.

Если он окажется более точным, чем полиграф, EyeDetect может вызвать ряд полезных следствий и несколько антиутопических.Какие ужасы ждут, если кто-нибудь сможет узнать, говорите ли вы правду, просто взглянув на вас? Эта ложь, чтобы пощадить чувства вашей тети Лили на Рождество, была бы выброшена в окно. Как и быть подростком.

Однако, если он окажется пустым, подстерегает совершенно другая опасность: многие эксперты в области права опасаются, что внешний вид авторитета может завести правоохранительные органы, частных работодателей, государственные учреждения и даже некоторые суды еще дальше по ложному пути, чем детектор лжи. .

«Вопрос в разрешении.Мы склонны полагать, что там, где задействована наука, она надежна», — сказала Лори Левенсон, профессор права в Университете Лойола Мэримаунт, которая изучала этот вопрос.

Она сказала, что обеспокоена тем, что люди не получат разрешения на работу или будут привлечены к ответственности за то, что они не сделали из-за ложных срабатываний. Она отметила, что это также может помочь виновным уйти.

Существуют исторические причины для скептицизма в отношении любой новой технологии, говорящей правду. Подобно диетическим подсластителям в индустрии безалкогольных напитков, такие нововведения регулярно появляются в юридическом мире.Но они часто не выполняют своих обещаний. Около 15 лет назад функциональная магнитно-резонансная томография, которая постулировала, что приток крови к мозгу может содержать ключ к обнаружению истины, пользовалась периодом ажиотажа. Но устройство в значительной степени не соответствовало научным стандартам, а стоимость и интенсивность еще больше препятствовали его широкому внедрению.

Тест на знание вины P300, отстаиваемый давним профессором Северо-Западного университета Питером Розенфельдом, который утверждал, что будущее обнаружения правды лежит в мозговых волнах, вызвал некоторый энтузиазм в научном сообществе.Этому было посвящено более дюжины журнальных статей, многие из которых были обнадеживающими, и оно получило предварительную поддержку Генри Грили, профессора Стэнфордской школы права, одного из ведущих экспертов в области технологий и права. Помимо других преимуществ, он включает в себя ЭЭГ, которая довольно дешева и проста в использовании.

Тем не менее, Розенфельд умер прошлой зимой, а метод не прижился. Работу продолжает его лаборатория, которая провела большую часть исследований P300 и может рассчитывать на уважаемых юристов, таких как Джон Мейкснер, помощник У.С. поверенный в Мичигане, как прошлые исследователи и протеже Розенфельда.

Недавним днем ​​Микельсен сидел в своем офисе в технологическом коридоре Лехи, штат Юта, и через Zoom хладнокровно демонстрировал серию графиков и диаграмм, чтобы показать, чем EyeDetect отличается от неудачных технологий прошлого.

Точность EyeDetect определяется допросом, имитирующим преступление. Группе «невиновных» и «виновных» испытуемых сообщают, следует ли совершить смоделированное преступление по мелкой краже наличных денег в промышленной среде, а затем проводят проверку зрения. Скорость, с которой машина будет правильно предсказывать статус человека, говорящего правду — исследователи Converus уже знают правильный ответ для каждого субъекта — , составляет от 83 до 87 процентов, согласно результатам теста, сообщает компания.

Это примерно то же самое, что и полиграф в своих тестах, хотя полиграф может отбросить до 10 процентов пограничных результатов как «неубедительные», в то время как EyeDetect выдает результат по каждому тесту, оставляя процент точности выше.Микельсен также говорит, что эта система предпочтительнее полиграфа, потому что, полностью автоматизируя тест, она исключает возможность предвзятости со стороны человека.

Человеком в научном ядре EyeDetect является Джон Кирчер, ныне отставной профессор Университета Юты, который консультировал ЦРУ и финансировал свою лабораторию Министерством обороны. Кирхер десятилетиями исследовал и писал программное обеспечение для технологий обнаружения лжи, когда в начале 2000-х он наткнулся на профессора из Университета Нью-Гэмпшира, который исследовал, как наши взгляды меняются во время чтения.

«Внезапно меня осенило: все программное обеспечение, которое я разрабатывал в течение 30 лет, может быть применено к этой проблеме», — сказал Кирхер. Он поженил их и большую часть последних двух десятилетий совершенствовал EyeDetect, теперь уже в качестве главного научного сотрудника Converus.

Кирхер говорит, что программное обеспечение для его айтрекера фиксирует 350 000 показателей движения глаз на машинном уровне, включая «фиксацию», миллисекундные паузы между словами, в течение 25-минутного теста. Каждую секунду снимаются четыре показателя. (У Converus также есть EyeDetect Plus, который представляет собой вариант традиционного полиграфа, управляемый компьютером.)

EyeDetect завоевал своих сторонников в этой области. Клиенты из правоохранительных органов хвалят эту систему как более эффективную, чем традиционный детектор лжи.

«Люди будут нервничать, потому что они ожидают того, что увидят по телевизору, где вы подключены к этой машине и потеете, и это кажется действительно агрессивным», — сказал Джошуа Харди из дорожного патруля Вайоминга. «Это просто чисто и быстро».

За последние два года отдел Харди использовал EyeDetect для проверки более 150 потенциальных кандидатов на работу.Его отдел и другие компании платят около 5000 долларов за систему EyeDetect, которая состоит из ноутбука, устройства отслеживания глаз, мыши, наушников и опоры для подбородка, а также программного обеспечения, которое генерирует вопросы и вычисляет ответы, а затем 80 долларов Converus за оценку каждого отдельного теста, если клиент обучает и использует свой собственный персонал, и плата больше, если они этого не делают. По мнению Харди, машина снижает количество ложных тревог лжецов, потому что тревога играет меньшую роль.

Другие государственные служащие также были убеждены.Пожарная служба Тусона использует EyeDetect для проверки сотрудников. По словам Конверуса, машина также используется правоохранительными органами или исправительными учреждениями в штатах, включая Айдахо, Нью-Гэмпшир, Вашингтон, Юту, Огайо и Коннектикут. Адвокаты защиты в продолжающемся деле Джеррода Баума, обвиняемого в убийстве двух подростков в Юте, обратились к судье с ходатайством о разрешении EyeDetect. Присяжные по делу Раэля тоже оказались сговорчивыми. (Позже подсудимый признал себя виновным и избежал тюремного заключения. Ему дали четыре года условно.)

Но многих специалистов это не поколебало. Сакс подчеркивает точку зрения многих ученых и академиков: даже если движения глаз фундаментально различаются в разных обстоятельствах, невозможно связать их со ложью. На самом деле, разница может быть просто связана с тем, что испытуемый нервничает при выполнении теста.

«Страх разоблачения не является мерой обмана», — сказал он. В глубине души проблема может сводиться к желанию 21-го века автоматизировать и оцифровать процесс — в данном случае человеческие эмоции и мотивацию — который фундаментально сопротивляется предприятию.

Грили из Стэнфорда говорит, что EyeDetect также не развеивает его более широкого скептицизма в отношении технологий, говорящих правду.

«Я не вижу причин полагать, что это работает хорошо или вообще работает», — сказал он в электронном письме. «Покажите мне большие, хорошо спланированные беспристрастные исследования, и мне будет интересно».

В телефонном интервью он отметил, что, хотя гипотетически не исключено, что в организме происходят определенные физиологические изменения в ответ на ложь, бремя доказывания ложится тяжелым бременем на новые технологии.По его словам, тесты с имитацией преступлений, которые использует EyeDetect, содержат фундаментальную слабость: люди, которых просят солгать, в тестовой ситуации могут реагировать более демонстративно, чем преступник в реальном мире.

Он также отметил отсутствие опубликованных исследований людей, не связанных с Кирхером или его лабораторией.

Кирхер говорит, что министерство обороны в настоящее время проводит исследование глазных технологий, которое, как он надеется, завершится к лету. Представитель Пентагона не ответил на запрос о комментарии.

Однако не все сторонние эксперты остаются равнодушными. «Все методы обнаружения правды несовершенны. Но вот почему на них стоит полагаться — не слишком полагаться, а полагаться — на них», — сказал Кларк Фрешман, профессор права Калифорнийского университета в Гастингсе, специализирующийся на обнаружении лжи, выражая оптимизм по поводу EyeDetect.

«Люди могут даже хуже, чем подбрасывание монеты, определить, лжет ли кто-то. Поэтому, если вы получаете лучшие результаты — даже если они точны всего на 70 или 80 процентов — чем если бы вы их не использовали, и в целом они свободны от предвзятости, я не понимаю, почему вы не сделаете это частью общей картины. — сказал первокурсник.

Он сказал, что исследования показали, что присяжные не слишком полагаются на эти технологии, а вместо этого включают их как один из многих факторов.

EyeDetect также вызывает особую озабоченность по поводу злоупотреблений. Без человеческого фактора может быть меньше предвзятости. Но устройство также может быть намеренно настроено на алгоритмическом уровне, который затруднит его прохождение, по крайней мере, с полиграфом есть расшифровка человеческих разговоров. (Converus говорит, что обучает клиентов тому, как пользоваться машиной, и, хотя она признает, что она позволяет им устанавливать свой собственный «базовый уровень вины», представитель также говорит, что «если мы наблюдаем, что BRG установлен за пределами разумного диапазона , мы делаем запрос.»)

Даже если глазная технология не может на самом деле искоренить лгунов, может быть некоторая ценность в том, как она может отпугнуть их в первую очередь. Другими словами, EyeDetect может не нуждаться в сверхбыстрой технологии. Он просто должен выглядеть высокотехнологично. Как говорит Брэд Брэдли, начальник пожарной охраны в Тусоне, в материалах Converus: «Провинившийся заявитель, например, с наркотической историей, смотрит на это и думает: «Я не пройду. Так что я даже не собираюсь подавать заявление».

Тем не менее, шансы на то, что это переместится из таких сфер, как найм, в обычные залы суда, невелики.Платон говорил, что глаз – это зеркало души. Он умолчал о том, был ли это билет из тюрьмы.

«Практически в любом суде это будет непростым делом, особенно после фиаско с полиграфом», — сказал Левенсон из Лойолы Мэримаунт. По ее мнению, они не заслуживают взбираться на этот холм. «Говорить правду должны люди, а не машины», — сказала она.

Детектор лжи для полиграфологов: Гринвилл, Южная Каролина

Полиграфолог Местные сертифицированные, конфиденциальные, точные и лицензированные тесты на обнаружение лжи в Гринвилле, Южная Каролина
Служба обнаружения лжи, служба проверки на полиграфе, служба детектора лжи
Получите бесплатную консультацию.Узнайте цену – позвоните по телефону (864) 569-0672


Посмотрите этот список в Google:

Почему полиграфолог?

Единственный детектор лжи/полиграфолог, который путешествует с настоящим креслом полиграфа, чтобы найти любого, кто пытается пройти тест на детекторе лжи на детекторе лжи.

Детектор лжи для полиграфологов: Гринвилл, Южная Каролина

  • Специалист по выявлению лжи в отношениях и сексуальном насилии
  • Многонациональная лицензия и сертификат
  • Строгое соблюдение протоколов тестирования, установленных Американской ассоциацией полиграфологов и Американской ассоциацией полицейских полиграфологов
  • Точность от 95 до 98 процентов по сравнению с менее качественными вариантами тестирования, составляющими всего 50% +/-
  • Гарантия конфиденциальности
  • Местный Гринвилл, Южная Каролина Детектор лжи Полиграф – День, ночь и выходные

Дополнительные вопросы см. на нашей странице часто задаваемых вопросов , нажав здесь

Получите бесплатную консультацию.Узнайте цену – позвоните по телефону (864) 569-0672


Электронная почта полиграфолога

Нажмите здесь, чтобы отправить нам электронное письмо (пожалуйста, укажите свое имя и номер телефона вместе с адресом электронной почты для быстрого ответа. Ответы на все электронные письма будут отправлены на тот же адрес электронной почты, который использовался для отправки нам по электронной почте.)

Встречи и экзамены только по предварительной записи.
Из соображений этики, конфиденциальности и точности полиграфолог не приезжает к вам, потому что нам нужна определенная среда для эффективного проведения проверок на полиграфе.Чтобы обеспечить конфиденциальность других наших клиентов, не разрешены встречи без предварительной записи.


Если вы считаете, что проверка на полиграфе или детекторе лжи необходима для ваших отношений, то один из вас или вы оба потеряли базовый уровень доверия, необходимый для мира. Экспертно проведенная проверка на полиграфе (или проверка на детекторе лжи) даст вам истину на уровне земли, даже если это так: одна сторона отказывается быть честной. Итак, независимо от того, пройден тест на полиграфе и детекторе лжи или нет, у вас есть хотя бы один факт, на основе которого вы можете начать принимать более обоснованные решения на будущее.Узнайте больше об использовании проверки на полиграфе и проверки на обнаружение лжи для решения проблем в отношениях.
Вы можете спросить: «Есть ли рядом со мной проверка на полиграфе?» Да. Так же, как и в этом городе, у The Polygraph Examiner есть филиалы в Северной Каролине, Южной Каролине и Джорджии.

Как пройти проверку на полиграфе?

Что обычно имеют в виду люди, когда спрашивают «Как пройти проверку на детекторе лжи?» Как ПОБЕДИТЬ тест на детекторе лжи? » Может ли кто-нибудь «обмануть» таблицы полиграфа так, чтобы они казались правдивыми, когда это не так.Ответ таков… они, безусловно, могут попытаться. Но это крайне маловероятно. Если у человека нет долгосрочной практики и доступа к полиграфу и прибору для обнаружения лжи с кем-то для проведения измерений биологической обратной связи, он не сможет успешно «пройти» тест. Если бы мне предложили проверку на полиграфе, проверку на детекторе лжи или проверку на детекторе лжи и я попытался бы «превзойти» проверку, я бы также потерпел неудачу, хотя я точно знаю, как работает проверка и методы.

Насколько точны проверки на полиграфе?

«Насколько точны тесты на детекторе лжи?» хороший вопрос.Американская ассоциация полиграфологов заявляет, что правильно проведенное исследование конкретного вопроса, выполненное настоящим профессионалом, даст уровень точности от 92% до 98%.

Сколько стоит проверка на детекторе лжи?

«Сколько стоит проверка на детекторе лжи?» Реальные и профессиональные цены на проверку на детекторе лжи по всей стране варьируются от 900 до 1500 долларов США, при этом средняя плата составляет около 1250 долларов США за проверку по конкретному вопросу. Пожалуйста, позвоните, чтобы узнать точную цену для вашего вопроса.

Мы протестировали новый европейский цифровой детектор лжи.Это не удалось.

Они называют его Безмолвным Говорящим. Это виртуальный полицейский, призванный укреплять границы Европы, подвергая путешественников проверке на детекторе лжи, прежде чем их пропустят через таможню.

Перед прибытием в аэропорт, используя свой собственный компьютер, вы заходите на веб-сайт, загружаете изображение своего паспорта, и вас встречает аватар шатенка в темно-синей форме.

«Как ваша фамилия?» он спросил. «Какое у вас гражданство и цель вашей поездки?» Вы устно отвечаете на эти и другие вопросы, а виртуальный полицейский использует вашу веб-камеру, чтобы сканировать ваше лицо и движения глаз в поисках признаков лжи.

По окончании собеседования система выдает вам QR-код, который вы должны показать охраннику по прибытии на границу. Охранник сканирует код с помощью портативного планшета, берет ваши отпечатки пальцев и просматривает изображение лица, снятое аватаром, чтобы проверить, соответствует ли оно вашему паспорту. Табличка охранника отображает оценку из 100, сообщая ему, признала ли машина вас правдивым или нет.

Лицо, признанное пытавшимся обмануть систему, классифицируется как «высокий риск» или «средний риск» в зависимости от количества вопросов, на которые он дал ложные ответы.Наш репортер — первый журналист, протестировавший систему перед пересечением сербско-венгерской границы в начале этого года — честно ответил на все вопросы, но машина сочла его лжецом: четыре ложных ответа из 16 и 48 баллов. Венгерский полицейский, который оценивал результаты детектора лжи нашего репортера, сказал, что система предложила подвергнуть ее дальнейшим проверкам, хотя они не проводились.

Путешественникам, которые считаются опасными, может быть отказано во въезде, хотя в большинстве случаев они никогда не узнают, повлиял ли тест аватара на такое решение.Результаты теста обычно не сообщаются путешественнику; The Intercept получил копию теста нашего репортера только после подачи запроса на доступ к данным в соответствии с европейскими законами о конфиденциальности.

Виртуальный полицейский проекта iBorderCtrl.

Изображение: iBorderCtrl

Виртуальный полицейский является продуктом проекта под названием iBorderCtrl, в котором участвуют службы безопасности Венгрии, Латвии и Греции. В настоящее время проверка на детекторе лжи является добровольной, а пилотная схема должна завершиться в августе.Однако, если это будет успешным, он может быть развернут в других странах Европейского Союза, потенциальное развитие, которое вызвало споры и освещение в СМИ по всему континенту. Система обнаружения лжи

IBorderCtrl была разработана в Англии исследователями из Манчестерского столичного университета, которые говорят, что технология может улавливать «микрожесты», которые человек делает, отвечая на вопросы на своем компьютере, анализируя выражение его лица, взгляд и позу.

Исследовательская программа ЕС прокачала около 4.5 миллионов евро в проект, которым управляет консорциум из 13 партнеров, в том числе греческий Центр исследований в области безопасности, Ганноверский университет имени Лейбница в Германии, а также технологические и охранные компании, такие как венгерская BioSec, испанская Everis и польская JAS.

Исследователи из Манчестерского столичного университета считают, что эта система может представлять собой будущее безопасности границ. В научной статье, опубликованной в июне 2018 года, они заявили, что аватары, такие как их виртуальный полицейский, «подойдут для обнаружения обмана в интервью при пересечении границы, поскольку они эффективно извлекают информацию из людей.

Однако некоторые ученые ставят под сомнение ценность системы, которая, по их словам, полагается на лженауку при принятии решений о честности путешественников.

Рэй Булл, профессор уголовного розыска в Университете Дерби, помогал британской полиции с методами допроса и специализируется на методах выявления лжи. Он сказал The Intercept, что проект iBorderCtrl «не заслуживает доверия», потому что нет никаких доказательств того, что мониторинг микрожестов на лицах людей является точным способом измерения лжи.

«Они обманывают себя, думая, что это когда-нибудь будет существенно эффективным, и тратят впустую много денег», — сказал Булл. «Эта технология основана на фундаментальном непонимании того, что делают люди, когда говорят правду и лгут».

В последние годы, после кризиса с беженцами и серии террористических актов во Франции, Бельгии, Испании и Германии, полиция и службы безопасности в Европе оказались под растущим политическим давлением с целью более эффективного отслеживания перемещений мигрантов.Представители пограничной службы на континенте говорят, что они пытаются найти более быстрые и эффективные новые способы, используя искусственный интеллект, для проверки проездных документов и биометрических данных более чем 700 миллионов человек, которые ежегодно въезжают в ЕС.

«Они тратят много денег впустую».

Европейская комиссия — исполнительная власть ЕС — выделила 34,9 млрд евро на пограничный контроль и управление миграцией в период с 2021 по 2027 год. Между тем, в сентябре прошлого года европейские законодатели согласились создать новую автоматизированную систему, которая будет проверять граждан из безвизовых третьих стран, включая США, для определения того, следует ли им разрешить въезд в ЕС.

В будущем безвизовому путешественнику, который по какой-либо причине не смог подать заявление заранее, не будет предоставлен въезд в Шенгенскую зону, зону, охватывающую 26 стран Европы, где путешественники могут свободно пересекать границы без проверки паспорта.

IBorderCtrl — это технология, предназначенная для усиления процесса предварительной проверки. Но активисты прозрачности говорят, что проект не следует развертывать до тех пор, пока не будет доступно больше информации о технологии, например, об алгоритмах, которые она использует для принятия решений.

Ранее в этом году исследователи из расположенного в Милане Центра прозрачности и цифровых прав человека Hermes использовали законы о свободе информации для получения внутренних документов о системе. Они получили сотни страниц; однако они были сильно отредактированы, многие страницы полностью затемнены.

«Попытка подавить дебаты путем сокрытия документов, посвященных этим вопросам, действительно пугает», — сказал Риккардо Колуччини, исследователь из Центра Гермес. «Абсолютно необходимо понять причины, лежащие в основе процесса финансирования.Что написано в этих документах? Как консорциум оправдывает использование такой псевдонаучной технологии?»

Исследование, проведенное исследователями из Манчестера, протестировало iBorderCtrl на 32 людях и показало, что их результаты показали, что точность системы составляет 75 процентов. Исследователи, однако, отметили, что их группа участников была несбалансированной с точки зрения этнической принадлежности и пола, поскольку было меньше азиатских или арабских участников, чем белых европейцев, и меньше женщин, чем мужчин.

Джованни Бутарелли, глава надзорного органа ЕС по защите данных, сказал The Intercept, что он обеспокоен тем, что система iBorderCtrl может дискриминировать людей на основе их этнического происхождения.

«Мы только оцениваем возможную ложь о личности или пытаемся также проанализировать некоторые соматические черты человека, контуры лица, цвет кожи, разрез глаз?» — сказал Бутарелли. «Кто задает параметры, чтобы установить, лжет или не лжет тот или иной субъект?»

Представитель iBorderCtrl отказался отвечать на вопросы по этой статье. На веб-сайте проекта признается, что система обнаружения лжи «повлияет на основные права путешественников», но говорится, что, поскольку тест в настоящее время является добровольным, «проблемы в отношении дискриминации, человеческого достоинства и т.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.