Содержание

Детекция лжи — выявление информации. Метод детекции лжи

Детекция лжи с применением полиграфа позволяет оценить достоверность полученной от опрашиваемого человека информации. Суть метода детекции лжи состоит в том, что в процедуре детекции лжи фиксируются психофизиологические реакции человека, происходящие в результате задаваемых вопросов и полученных ответов. Наличие или отсутствие в памяти (подсознании) проверяемого интересующей информации фиксируется полиграфом, однако выявляется специалистом.

Основная задача метода инструментальной детекции лжи состоит в том, чтобы выяснить наличие в памяти человека необходимых данных (фактов, обстоятельств произошедших событий). Как говориться «Ничто на земле не проходит бесследно!»,  — и это действительно так, даже если какое-то событие осталось незамеченным для окружающих, оно обязательно сохранится в подсознании человека и детекция лжи помогает это проверить. Перед тем, как покупать детектор лжи рекомендуем Вам ознакомится с основными принципами работы полиграфа.

Принцип детекции лжи (основная методика)

Подсознание человека всегда фиксирует абсолютно всю информацию, поступающую через всевозможные каналы восприятия организма (зрение, слух, обоняние, осязание и т.д.). Факты произошедших событий отпечатываются в памяти человека тем прочнее, чем более значительным было эмоциональное переживание, сопровождавшее их.

Вторым непреложным свойством подсознания является то, что оно всегда «правдиво», оно может только «подтверждать» или «отрицать» факты. Оценивать произошедшее по категориям «хорошо — плохо» присуще только сознанию – нашему «недремлющему критику».

Следовательно, ложь это производная от сознательного восприятия мира. Ложь, как и стресс – естественная защитная функция организма, помогающая ему адаптироваться и выжить. Для человеческого организма любая ложь это микростресс: если подсознание «подтверждает» что-либо, а сознание «отрицает», то в результате такого «рассогласования мнений» в считанные секунды в организме зарождается, развивается и гаснет «внутриличностный конфликт».

Именно эти скоротечно протекающие реакции организма (повышение давления, увеличение потоотделения, расширение зрачков и т.д.) качественно фиксируют высокочувствительные датчики современного полиграфа (детектора лжи) в ходе проведения процедуры детекции лжи.

Возможно ли обмануть детектор лжи?

«Возможно ли обмануть детектор лжи?» – довольно популярный и закономерный вопрос. Да, обмануть полиграф конечно возможно, но только если проверку проводит нерадивый «специалист», обученный где-нибудь и как-нибудь. Есть ещё один способ – попробовать «договориться» с проверяющим. Вот только обмануть детектор лжи, как и «договориться с полиграфом» — невозможно, да и оказывать противодействие полиграфу — бессмысленно. Ведь у детектора лжи нет интеллекта, он всего лишь регистрирует и отображает различные показатели психофизиологической активности организма испытуемого.

Возможно ли ошибиться при оценке результатов тестирования на «детекторе лжи»? – да, возможно! Специалисту-полиграфологу, как и любому человеку, присущи сомнения. Поэтому, объективность и опытность являются одними из основных качеств профессионала в сфере детекции лжи.

В настоящее время уже есть действующие технологии, позволяющие при исследовании памяти человека устранять большинство субъективных факторов, как со стороны морали, нравственности специалиста, так и со стороны большинства возможных видов противодействия тестируемого лица.

К примеру, наша компания в своей работе при инструментальной детекции лжи дополнительно применяет специальную систему психологического тестирования. В результате, сочетание проверки на полиграфе с методами прямого сканирования подсознания на порядок увеличивает непредвзятую объективность и достоверность результатов наших исследований.

Профайлинг • АЛИБИНЕТ.РУ ✅ Центр Детекции Лжи

Бесконтактная детекция лжи, коммерческий профайлинг.

Профайлинг – это неинструментальная детекция лжи, основанная на социально-психологических методиках и выражающаяся в оценке достоверности сообщаемой информации по невербальному поведению человека, или проще говоря – это расшифровка и анализ специалистами психологами информации передаваемой с помощью сигналов тела, мимики и голоса в процессе личностного общения людей, (сопоставление невербального поведения и содержания речи). В ситуациях когда для выполнения поставленной задачи нет возможности использовать инструментальную детекцию лжи или существуют ограничения в использовании их по отношению к респонденту (различного вида медицинские ограничения или возраст).

Люди научились менять свои маски, обманывать и маскировать свои черты индивидуальности, подстраиваться, изменяя поведение и показывая себя в том виде, в каком хотят видеть их окружающие.

Но мимика, жесты, позы, голос и поведенческие особенности всегда выдают лжеца, независимо от степени его подготовленности, образования, национальности и социального статуса.

Поэтому психолог – профайлер, анализируя невербальное и вербальное поведение человека, которое не контролируются им, и на которое он не может повлиять, а также коммуникативные особенности общения (диагностика микровыражений, вегетативных реакций, изменений пластики, мимических признаков лжи, анализ речи) фиксирует неискренность и ложь и делает предположения о возможности обмана и о его целях.

Специалисты нашего Агентства решают проблемы оценки достоверности информации и обнаружения скрытых мотивов при кадровых проверках в корпоративном секторе, а также при служебных и частных расследованиях, связанных с выявлением и предотвращением деструктивных (в некоторых случаях – криминальных) действий, обмана, кражи, взятки, мошенничества и манипуляцией сознанием.

В дальнейшем, при необходимости подтверждения предположений, проводятся различного рода исследования и проверки подозреваемого с применением контактного и бесконтактного полиграфа (контактных и бесконтактных модулей), что вкупе с информацией и анализом невербального поведения дает полную объективность и точность в установлении истины.



Услуги профайлинга:
  • Бизнес профайлинг – сопровождение специалистом — профайлером (пол и возраст специалиста-профайлера, а также его внешние данные варьируются в зависимости от ситуации и необходимости) бизнес- переговоров, в процессе которых намеренное искажение информации довольно частое явление. Принятие решения о партнерстве, оценка потенциального партнера на предмет скрытых мотивов и прогноз угроз, с ним связанных, а также своевременное выявление нечистоплотных партнеров, использующих различные формы обмана. Получение объективной информации о них, оценка достоверности их высказываний и их реальное отношение к предмету переговоров, что позволяет спрогнозировать скрытые цели, которые они преследуют.
  • Криминальный профайлинг – помощь в выявлении исполнителей и соучастников противоправного деяния, определение роли каждого из них, склонение к признанию, отсеивание непричастных лиц. Составление психологического портрета человека подозреваемого в совершении противоправных действий.
  • Кадровый профайлинг
  • выявление обмана со стороны кандидатов на должность, обоснованное отсеивание неквалифицированных и неуравновешенных претендентов на работу или при переводе на другую должность.
  • Банковский профайлинг
    – помощь банковским структурам в минимизации рисков при выдаче кредитов физическим и юридическим лицам ещё на стадии рассмотрения заявки на выдачу кредита при собеседовании с заемщиком. Помощь в проведении расследований при банковском мошенничестве.
  • Страховой профайлинг – помощь страховым компаниям в проведении независимых расследований по выявлению сотрудников и других лиц, участвующих в мошеннических схемах при выплатах страховых возмещений.
  • Семейный профайлинг – выявление обмана и неискренности интимных партнеров и супругов (измена, финансовые махинации,сокрытие доходов ). Тайная личная жизнь. Расследования частного характера при домашних кражах и происшествиях. Помощь в проверке и подборе домашнего персонала.
  • Оценка достоверности сообщаемой информации по невербальному поведению при проведении различного рода расследований, а также оценка достоверности информации, предоставление которой зафиксировано на видеозаписи с помощью технических средств или осуществляется скрытно от респондента.
  • Составление физиогномического и психологического портрета человека на основе наблюдений за его действиями, движениями, разговором, привычками и внешностью с целью прогнозирования его поведения в различных ситуациях, выявление склонностей и предпочтений в различных сферах его жизни и деятельности. Анализируется вся доступная информация о человеке.
  • Тестирование несовершеннолетних лиц на предмет наркозависимости, табакокурения, участия в сектах и других пороков.

 

Мы будем рады помочь вам и доступны для вас круглосуточно, включая выходные и праздничные дни.

Определяющие мотивации в технике детекции лжи — науковий online журнал «Судово-психологічна експертиза»

На сегодняшний день в среде практикующих психофизиологов устоялось мнение, что полиграф, — это не «детектор лжи», а лишь регистратор эмоциональных состояний человека, которые характеризуются изменением ряда вегетативных физиологических показателей, претерпевающих изменение в процессе предъявления испытуемому специально сформулированных вопросов. Наша практическая деятельность (более 10.000 исследований) позволяет опровергнуть эту точку зрения.

Полиграф способен выполнить самые разнообразные функции, будучи, по сути, регистратором функциональных состояний человека. Роль детектора лжи он может выполнить только в сочетании с опытным оператором и соответствующей методикой, актуализирующей мотив самосохранения: в виде «избежания социальной оценки» для невиновного, «угрозы наказания» для виновного испытуемого. Концепция извлечения следов памяти в процессе психофизиологического тестирования, по сути правильная, но не полно отражающая суть явлений, сопровождающих процесс детекции лжи, в котором осознание вины испытуемым или мотив «угрозы наказания» является решающим фактором инициирующим эмоциональную реакцию. Наблюдаемая тенденция к подмене функций детектора лжи процессом восстановления картины событий в практике судебной экспертизы, приводит к необоснованному увеличению временных затрат при тестировании, а главное к ошибочным выводам. Картина события с позиций свидетеля и пострадавшего будет различной. Восстанавливать картину событий, иными словами использовать известные форматы вопросников знаний виновного или однородные ряды, как сейчас принято говорить, целесообразно только после установления вины испытуемого.

Библиографическое описание: Трофимов Т.Ф: Определяющие мотивации в технике детекции лжи // г. Москва. 24 января 2012 года // Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.poligraftest.ru/

Текст статьи.

На сегодняшний день в среде практикующих психофизиологов устоялось мнение, что полиграф, — это не «детектор лжи», а лишь регистратор эмоциональных состояний человека, которые характеризуются изменением ряда вегетативных физиологических показателей, претерпевающих изменение в процессе предъявления испытуемому специально сформулированных вопросов. Наша практическая деятельность (более 10.000 исследований) позволяет опровергнуть эту точку зрения.

Начнем с того, что функции детектора лжи свойственны человеку и необходимы ему в жизни в гораздо большей степени, чем любому техническому устройству, изобретенному им же с целью регистрации эмоционального напряжения.

Мы давно привыкли к тому, что общение в кругу близких нам людей  вызывает у нас  целую гамму чувств от  радости до тревоги и отторжения. Каждый раз мы вынуждены примерять на себя любое слово, любую мысль, любое предложение, звучащее из уст собеседника, сравнивать свою систему ценностей  с той, которая отражает особенности личности беседующего с вами.

Представим себе ситуацию, в которой Вы с собеседником  затрагиваете, например, дежурную тему о прогнозе погоды. Если услышанный прогноз не устраивает вас по причине предстоящих проблем, вы тотчас задаете вопрос о том, действительно ли собеседник уверен в своих сведениях о погоде и откуда у него такая информация. Не замечая этого, вы смотрите ему в глаза, наблюдаете за выражением лица, особенностями его поведения и т.д.

Задумаемся над тем, с какой целью мы это делаем всякий раз. Совершенно очевидно, мы решаем для себя вопрос, — доверять ли сообщенной информации о погоде, следует ли изменить свои планы. Если вы доверяете своему собеседнику (скажем он вас никогда не обманывал), или  наблюдаемое поведение не вызывает у вас подозрений, вы меняете свои планы. Иное дело, когда ваш собеседник подшучивает либо сознательно вводит вас в заблуждение. Заметив это, вы вынуждены перепроверить информацию о прогнозе погоды и решить проблему изменения планов на предстоящий день.

Это лишь маленький пример той мыслительной работы, которую совершает человек в процессе общения и деятельности ежедневно и ежечасно. Любая мысль, высказанная сторонним субъектом общения, так или иначе, ставит перед нами задачу проверки достоверности его высказываний и, в зависимости от тех выводов, к которым мы приходим на основе своего жизненного опыта, мы вынуждены действовать в жизни.

Беда в том, что наш индивидуальный опыт далек от совершенства. Иное дело «детектор лжи». Весь опыт человечества, начиная с древних цивилизаций до последних дней, последних достижений научно технического прогресса, вложен в специальное устройство, которое распознает лживость или неискренность собеседника в процессе предъявления вопросов и получения ответов на них.

В ситуации обыденной беседы ваш собеседник, имея определенный театральный опыт, легко может вас ввести в заблуждение. Иное дело прибор, объективно регистрирующий изменение физиологических функций, и специально разработанные методические приемы предъявления вопросов. В этой ситуации, чтобы обмануть, нужно уметь владеть навыками управления своим эмоциональным состоянием. Полиграф это точный инструмент измерения эмоциональных реакций. Эмоциональная реакция человека, это реакция адаптации к условиям среды обитания в самом широком смысле. Она возникнет на любое внешнее воздействие, независимо от его воли. Иными словами, это не управляемая волевым усилием человека реакция, что дает основание считать метод детекции лжи не только эффективным,  но и единственным методом изобличения лжецов.

Что же добавляет уверенности исследователю в его практической работе с полиграфом, безграничную веру в эффективность и непогрешимость этого метода детекции лжи. Ответ очевиден. Любое психофизиологическое исследование обращено к человеку с его системой нервно-психической организации и к закономерностям реагирования этой системы в процессе жизнедеятельности. Центром этой системы, безусловно, является мозг человека.

Память как наиболее важная функция мозга обеспечивает не только, закономерности реагирования человека при воздействии различных стимулов внешней среды на сенсорные системы организма, но и закономерности поведения личности в социуме. Опыт нейрохирургии убеждает нас в удивительных резервных возможностях мозга. Даже удаление одного полушария не приводит к полному разрушению памяти. Эти наблюдения дают, в свою очередь, основания полагать, что память организована по голографическому принципу, согласно которому любой отдел коры головного мозга несет информацию о запечатленных памятью образах, аналогично тому, как любой кусочек голограммы, облученный когерентным световым потоком, может в объеме воспроизвести запечатленный на голограмме образ.

Структурно-функциональные изменения, выражающиеся в способности мозга фиксировать и хранить информацию, хранить реакции адаптации организма на эту информацию, а также использовать эту информацию для построения текущего поведения — это и есть т.н. нейрологическая  или нервная память, а сам процесс называется процессом образования энграммы (1).

Воздействие информации приводит к изменениям структурных и ферментных белков, изменению концентрации и перемещению нейромедиаторов. Этот уровень информационной реакции длится от нескольких минут до нескольких часов и называется промежуточная память. Промежуточная память способна увеличивать объем кратковременной памяти, увеличивать ее продолжительность.

Параллельно с информационными  процессами идет образование новой устойчивой внутримозговой функциональной структуры, базирующейся на изменениях в мембранах нейронов и межнейронных связях, приводящий к феномену долговременной памяти, то есть к надежной, постоянной фиксации информации.

Энграммы, позволяющие создавать представления, являются одновременно физиологической предпосылкой памяти, тесно связанной с воображением. Память, в свою очередь, фиксирует (рецепция), удерживает (ретенция) и воспроизводит (репродукция) прежнее содержание нашего опыта. Различают следующие виды памяти: 

  1. Двигательная. 
  2. Наглядная или чувственная (визуальная, акустическая, тактильная, вкусовая, одорологическая).
  3. Эмоциональная. 
  4. Логическая. 
  5. Механическая.  

Что касается ее качества, то память отдельных людей может отличаться: скоростью запоминания, длительностью хранения следов информации, объемом и точностью запечатленного материала.

Выполнение мозгом любой из функций требует энергетических затрат организма, что приводит к соответствующим изменениям в работе периферической нервной системы, всех ее отделов и, как следствие, изменению вегетативных функций организма человека или эмоции, наполняющей энергетическим содержанием любой вид его деятельности. Отсюда следует, что эмоция, являющаяся продуктом деятельности мозга, может быть вызвана не только воздействиями на человека стимулов внешней среды, требующих включения механизма рецепции и сохранения информации, но и работой мозга, как связанной с воспроизведением, узнаванием или переработкой мозгом сохраненной информации, то есть мыслительной деятельностью, вызванной ситуативной необходимостью.

Когда мы говорим о психофизиологическом исследовании, так или иначе, предполагаем наличие объекта исследования, т.е. человека с его сложнейшей системой психофизиологической организации и памятью, что является основной функцией здорового мозга. Психофизиология имеет прямое и непосредственное отношение к деятельности мозга, к его главной функции памяти, мнестической деятельности. Наличие действующего мозга в ситуации психофизиологического тестирования является условием абсолютно необходимым, но в ряде случаев недостаточным.

Память и эмоции

В известных московских кругах специалистов бытует мнение о том, что суть и содержание психофизиологического тестирования состоит в обращении к следам памяти, связанным, например, с какой-нибудь расследуемой ситуацией. Заявление о том, что специалист- психофизиолог работает со следами памяти, или «с идеальными следами»,  в отличие от вещественных (доказательств),  обычно используемых в судопроизводстве, равносильно заявлению, что специалист психофизиолог работает с живым человеком. 

Мы не согласны, что при такой трактовке сути психофизиологического эксперимента, можно быть уверенным в верности получаемых результатов.

В качестве иллюстрации к высказанному предположению, приведем реальный случай, когда испытуемый перед прохождением тестирования на полиграфе делает признание в совершенном им административном нарушении (присвоении части денежной суммы от сделки, т.н. откат) своему руководству, снимает с себя груз вины чистосердечным признанием. Администратор, похлопывая подчиненного по плечу, предлагает вернуть деньги фирме без каких-либо последствий для подчиненного. Испытуемый, тем не менее, проходит тестирование, и результаты говорят о невиновности испытуемого.

Картина вполне объяснима. Феномен психологического катарсиса помог испытуемому пройти тестирование без осложнений, поскольку реакции на проверочные вопросы отсутствовали. Однако это вовсе не говорит о том, что следы совершенного им административного нарушения стерлись в памяти. Реакции отсутствовали по причине осознания испытуемым отсутствия каких-либо последствий для его жизненно важных целей, карьеры и т.п. После сделанного им признания уже ничто не угрожает его здоровью, не страдает его самооценка.

Аналогичная картина возникает в тех случаях, когда после первого предъявления вопроса об употреблении наркотика (Вы когда-либо пробовали наркотики?), вызывающего выраженную эмоциональную реакцию, испытуемый делает искреннее признание, что пробовал курить легкий наркотик. Последующее предъявление вопросов о приеме наркотиков уже не вызывает у испытуемого каких либо значимых реакций, что является свидетельством искренности его пояснений.  Это прием, позволяющий в скрининговом  обследовании при найме на работу сделать прогноз в пользу испытуемого. Утверждение о том, что в процессе тестирования следы приема наркотика в памяти испытуемого сразу же стерлись, согласитесь, было бы абсурдным.

Детекция лжи — это искусство

Приведенные примеры являются свидетельством наличия гораздо более сложного механизма возникновения реакций в психофизиологическом тестировании. Следы памяти не являются достаточным условием, предполагающим возникновение эмоциональной реакции объекта исследования, это всего лишь необходимое условие. Беда в том, что на этой концепции, паразитирующим образом развивается целое направление «новых» исследований, проходят подготовку «дипломированные» специалисты-полиграфологи и пытаются защищать научные труды. И, что более всего настораживает, приемы и методы, базирующиеся на этой концепции, внедряются сегодня в практику судебной экспертизы.

Практикующие сегодня полиграфологи, называя детектор лжи полиграфом, делают подмен понятий. Полиграф регистрирует эмоциональные реакции человека, но не более того. С его помощью можно решить множество задач психофизиологии: изучить особенности нервной системы человека, получить объективную картину психологических качеств (т.н. профиль личности), проверить уровень профессиональной подготовки испытуемого и т.д. Все зависит от характера поставленной задачи или цели исследования.

Задача проверки искренности испытуемого или попытки скрыть истину — типичная задача детекции лжи, и полиграф, в рамках этой задачи, выполняет функцию детектора лжи. Иначе говоря, детектор лжи это не только полиграф, но и соответствующий задаче расследования методический прием, используемый полиграфологом. Представить себе выполнение задачи детекции лжи без оператора, его опыта, искусства составления вопросов, способностей в анализе поведенческих реакций испытуемого, оценке результатов тестирования, — полный абсурд. Итак, детектор лжи  — это не только полиграф, это сложная решающая система, в которой полиграфологу отводится решающая роль, а полиграф всего лишь специальный измерительный прибор в его руках.

Почему до сих пор существует такая путаница в умах практикующих психофизиологов. Ведутся споры о том, следует ли вообще отказаться от термина «детектор лжи», коль скоро полиграф это регистратор эмоций. Можно ли с помощью полиграфа решать ряд других важных задач изучения личности. Множество методических приемов и подходов создает впечатление хаоса, отсутствие законченной картины закономерностей в психофизологических исследованиях. Одни, находясь в рамках традиций американской школы, переставляют последовательность вопросов в предъявляемых тестах, добавляют свои вопросы, меняют их формулировки, предполагая, что тем самым служат прогрессу в развитии методов детекции лжи. Другие, пытаются максимально упростить процедуру тестирования, регистрируя всего лишь один физиологический показатель КГР. Третьи, внедряют в практику детекции лжи элементы свободной беседы с испытуемым и проводят оценку результатов на неограниченных интервалах анализа. Появились идеи ввести в практику детекции лжи кроме однозначных ответов «ДА», «НЕТ» — ответ «НЕ ЗНАЮ». Все это говорит о том, что метод психофизиологии у нас в стране получил признание, появился интерес к методу, творческий подход в решении насущных задач кадрового отбора.

Замечательно, но какое отношение все указанное разнообразие имеет к детекции лжи? Нельзя не согласиться с тем, что элементы детекции в каждом из перечисленных подходов конечно есть. Тем не менее, складывается впечатление, что мы за деревьями леса не видим.

Например, принятая уже многими молодыми практикующими психофизиологами концепция извлечения следов памяти в процессе психофизиологического тестирования привела к тому, что широко известная методика детекции лжи — «знаний виновного», к  которой относятся форматы тестов GKT и POT, превратилась в метод воссоздания картины произошедшего в криминальном расследовании. Пользователи этого метода ссылаются на авторитетные источники, якобы существующий стандартизованный подход, получивший статус официально признанного метода.

Казалось бы, что тут особенного? Поставив задачу воссоздания картины произошедшего, полиграф успешно разрешит эту проблему, обращаясь к следам памяти испытуемого. Задача вполне допустимая и разрешимая. Однако следует помнить, что следы памяти, даже долговременной, претерпевают изменения обусловленные временем. Постоянной может быть только генетическая память. Когда же по истечении года, испытуемому предлагают вспомнить, какого числа произошло то или иное событие, рассчитывать на успех воспроизведения застарелого следа памяти, и связанной с ним эмоциональной реакций испытуемого, сомнительно.

Обращаясь к следам памяти, субъективным впечатлениям испытуемого, его отношению к произошедшему событию мы сможем построить картину его собственного восприятия, которая иногда весьма далека от истины. Делать на основании результатов подобного тестирования выводы, подтверждающие либо отрицающие участие (или вину) испытуемого, недопустимо. Можно ли говорить об использовании такого методического подхода в практике судебной экспертизы?

По сути, используя этот метод, мы уповаем на то, что испытуемый, пребывая в расследуемой ситуации, должен быть един в двух лицах: в роли участника события и в роли объективного стороннего наблюдателя (согласитесь, такая методика хороша в психиатрической практике, в исследовании раздвоения личности). Нам становится тревожно за судьбы невинных людей попавших в ситуацию психофизиологической экспертизы, использующей такой методический подход. Время тестирования превышает все разумные нормы (ведь проводится не менее 10 тестов, с повторением каждого не менее трех, четырех раз), но более существенны морально психологические нагрузки, которым подвергаются испытуемые.

… в детектор лжи

Активно внедряемая психотехнология обращения к следовым процессам памяти весьма отдаленно напоминает известную методику «знания виновного». В чем же разница этих двух подходов?

Для обеих предметом исследования выбран мозг человека, но первая использует полиграф как регистратор-измеритель эмоций, вторая — как классификатор эмоциональных реакций — детектор лжи. Первый дает представление о сохраненных в памяти впечатлениях испытуемого, вторая отвечает на главный вопрос расследования: виновен или не виновен.  Первая методика не предполагает у испытуемого каких-либо существенных мотивов поведения в процессе тестирования, кроме как реализации своего отношения к случившемуся событию. Вторая, использует мотив избежания угрозы наказания (см. ст. «Социальная адаптация в рамках методики контрольных вопросов»).

Внешне формат тестов для указанных методов одинаков. И тот и другой используют однородные ряды стимулов. Именно внешнее сходство и приводит пользователей к иллюзии, что они заняты настоящим серьезным делом. На самом деле, большая часть тестов, составленных по методу восстановления картины события, оказываются пустыми. Ответные реакции испытуемого невыразительны и сомнительна надежность их классификации, поскольку динамика эмоциональных признаков показателей лежит в диапазоне шума.

На наш взгляд, тест формата GKT должен содержать в себе стимул, заведомо значимый для виновного испытуемого. На этапе предтестовой установки в его сознании должен быть актуализирован мотив — избежать угрозы наказания, а значит, актуализировано осознание вины за совершенный асоциальный поступок. В случае отсутствия осознания вины испытуемым, результат обращении к следу памяти непредсказуем. Если при подготовке теста не нашлось такого рода стимулов, нет необходимости использовать и этот методический прием. Этот вывод полностью относится и к поисковому варианту вопросников формата GKT и POT.

На этапе предъявления испытуемому последовательности отдельных стимулов, происходит обращение к его памяти, что вызывает активизацию следов памяти, содержащих энграммы события. Энграммы несут информацию о всей гамме факторов, сопровождающих событие.

Все каналы восприятия, участвовавшие в оценке ситуации, сопутствующей совершенному  деянию, получают свое отражение в энграмме. Все виды памяти (двигательная, чувственная, эмоциональная, логическая, механическая) оставляют в ней свой вклад, пропорциональный степенью своего развития (для конкретной личности). Важно, что длина ассоциативной цепочки, связанная с воспроизведением энграммы, может влиять на выраженность эмоциональной реакции: чем длиннее вызываемая вопросами теста ассоциативная цепочка, тем более выражена эмоциональная реакция. Вслед за извлечением образа энграммы, у испытуемого возникает мотив избежать угрозы наказания, который как дамоклов меч висит в сознании виновного испытуемого и вливает дополнительную энергетику в эмоциональную реакцию.

Невиновный испытуемый, напротив, будет эмотивен, отвечая на вопросы теста.  Предъявляемые стимулы для него будут носить нейтральный характер. Его ответы автоматичны, он действует практически на рефлекторном уровне. Изначальный мотив самосохранения, обусловленный возможными ошибками полиграфолога, легко снимается предтестовой установкой испытуемого. У него без каких-либо осложнений происходит сдвиг исходного мотива самосохранения на цель — своевременно дать соответствующий ответ на вопросы.

В заключении необходимо еще раз напомнить о том, что методика знания виновного  и соответствующие ей тесты ориентированы на осознание испытуемым вины за совершенное им асоциальное деяние. Память об этом сохраняется мозгом в течение всего периода активной жизни человека, поскольку близка по своему содержанию генетической памяти, которая обладает свойством устойчивости. Это не удивительно, ведь затрагивается физическая и психофизиологическая целостность организма человека. Попытки же подменить метод «знания виновного» методом восстановления картины события с обращением к следам памяти человека не допустимы при использовании полиграфа в практике судебной защиты либо обвинения.                                      

Выводы

1. Полиграф способен выполнить самые разнообразные функции, будучи, по сути, регистратором функциональных состояний человека. Роль детектора лжи он может выполнить только в сочетании с опытным оператором и соответствующей методикой, актуализирующей мотив самосохранения: в виде «избежания социальной оценки» для невиновного, «угрозы наказания» для виновного испытуемого.   

2. Концепция извлечения следов памяти в процессе психофизиологического тестирования, по сути правильная, но не полно отражающая суть явлений, сопровождающих процесс детекции лжи, в котором осознание вины испытуемым или мотив «угрозы наказания» является решающим фактором инициирующим эмоциональную реакцию.

3. Наблюдаемая тенденция к подмене функций детектора лжи процессом восстановления картины событий  в практике судебной экспертизы, приводит к необоснованному увеличению временных затрат при тестировании, а главное к ошибочным выводам. Картина события с позиций свидетеля и пострадавшего будет различной. Восстанавливать картину событий, иными словами использовать известные форматы вопросников знаний виновного или однородные ряды, как сейчас принято говорить, целесообразно только после установления вины испытуемого.

Принцип работы полиграфа. Как работает детектор лжи

Принцип работы полиграфа. Как работает детектор лжи?

Данила Багров (к/ф Брат-2):
“В чём сила, брат? А сила, брат, в правде!”.


Упрощенно: принцип работы и действия полиграфа можно объяснить следующей схемой: когда в воду бросаешь “камень” – то по воде идут “круги”. Дело в том, что полной информацией про человека обладает только он сам. Только тестируемый на детекторе на 100% знает про себя такие произошедшие с ним факты и события. Как например: был ли он вчера в определенном месте или нет, совершал ли какие-то действия или не совершал. А так же: похищал ли там или нет, помогал похищать или не помогал, заходил или нет и так далее.

Многие умеют очень искусно врать и при этом все окружающие им верят. Но особенность, принцип работы и действия детектора лжи при тестировании основан на том, что самого себя не обманешь. Тестируемый, когда лжет на полиграфе, сам всегда в глубине души на 100% знает о своей лжи. Животные обманывать не способны, умышленно и сознательно лгать умеют только люди. А люди по своей физиологии – существа правдивые. Поэтому принцип работы и действия полиграфа основан на принципе: когда опрашиваемый лжет на детекторе, то совершает насилие над собственной психикой. Так как самого себя не обманешь и самому себе не соврёшь.

Любое совершенное человеком действие оставляет “след” в его собственной памяти. И пока никто ещё не придумал “резинку”, которой можно было бы “стереть” эту информацию о совершенных им поступках из его мозга. А любая серьёзная информация хранится в сознании очень долго, иногда всю жизнь. Эти самые “отпечатки пальцев” о совершенных в прошлом действиях и событиях  находятся в памяти тестируемого. Эти “следы” и ищет полиграфолог методом детекции лжи с помощью проверки на полиграфе.

По какому принципу работает и действует полиграф

  • Причины изменения параметров организма при проверке на детекторе лжи

Простейшие детекторы лжи люди применяли ещё сотни лет назад. С глубокой древности было замечено, что когда опрашиваемый лжёт, то у него непосредственно в момент лжи подсознательно резко меняются физиологические параметры его организма. Это происходит независимо от его воли, желания и усилий. Меняется пульс, давление, амплитудно-частотная характеристика голоса, дыхание, сопротивление кожи. Начинается микро дрожь в мышцам, прекращается слюноотделение (пересыхает во рту) и т.д. Речь идет как раз о тех параметрах, которые измеряет полиграф при своей работе.

Это происходит из-за того, что в момент лжи собеседник УМЫШЛЕННО и СОЗНАТЕЛЬНО искажает хранящуюся у него в мозгу информацию (лжет). Что приводит к ИЗМЕНЕНИЮ всех данных параметров. На этой особенности организма и построен принцип работы и действия детектора лжи. Самое интересное в том, что опрашиваемый не может сдерживать и контролировать изменения своих параметров.

Поэтому хочет он этого или нет, а реакции его организма сами “выдают” всю правдивую информацию о нём. Причем независимо от его воли, желания и усилий. Например, если кого-то уколоть в руку иголкой, то человек инстинктивно и непроизвольно отдернет свою руку. При проверке на полиграфе происходит то же самое. Это особенность, закон, принцип действия и работы человеческой физиологии. Причем он постоянен, действует у всех людей и в любых условиях.

Как построена работа и действие всех других законов природы: биологии, астрономии, медицины и т.д. Этот принцип работы и действия физиологии человека можно игнорировать. Считать неработающим, каким-то вымыслом или даже запрещать. Но законом от этого он быть не перестанет и всё равно будет действовать, глубоко наплевав на разные мнения о нём всех окружающих.

Данный феномен человеческой психики и заложен в принцип работы и действия детектора лжи. Если тестируемый соврал – то у него пошли физиологические реакции организма на ложь (“круги” по воде). Если сказал правду – реакции не идут (“круги” отсутствуют). Регистрация изменения показателей данных параметров и производится с помощью датчиков полиграфа, которые крепятся на теле тестируемого на детекторе.

Получается, что на лгуна и обманщика начинает “ябедничать” и “предавать” его собственное тело. Откровенно показывая истинные и правдивые результаты полиграфологу, который проводит проверку на детекторе лжи. Это, кстати, больше всего и раздражает противников метода детекции лжи с помощью проверок на полиграфе.

При этом опрашиваемый может сохранять неизменное выражение лица, казаться непринуждённым. Может прямо смотреть в глаза, улыбаться, смеяться, утверждать, что говорит правду и никак не подавать вида о том, что лжёт. Но сдержать принцип действия и работу своего мозга, и последующих изменений физиологических реакций своего организма, тестируемый не в состоянии. Потому что они ему не подконтрольны. Многие умеют отлично внешне себя контролировать. По лицу и по поведению визуально ихнюю ложь определить очень сложно.

Принцип действия полиграфа позволяет специалисту увидеть то, что не видно обычными глазами. При проверке на детекторе лжи реакции и действие организма на ложь появляются даже после приёма сверхсильных доз успокоительных препаратов. В состоянии сна, гипноза и постгипнотической амнезии, даже когда опрашиваемый, в принципе, не испытывает никакого волнения или страха. Этот принцип действия и работы мозга, как реакция на ложь, происходит при всех условиях. И эти процессы выявляются при проверке на детекторе лжи.

Тестируемый не может сознательно контролировать и управлять работой и действием происходящих в организме реакций. А их тесная взаимосвязь с хранящейся в памяти актуальной информацией и сделало проверку на полиграфе научно обоснованным способом. Который признан во многих странах мира надёжным и эффективным методом выявления скрываемой информации.

Когда полиграфолог задаёт вопросы, то детектор лжи чётко фиксирует всю работу и действия мозга. Отслеживает изменения физиологических параметров, происходящие в организме у тестируемого при его ложных ответах. На основании полученных реакций на них, на полиграфе видно, на какой из вопросов солгал опрашиваемый.

Дополнительным и вспомогательным источником информации при проверке на детекторе лжи служат поведенческие, невербальные и вазомоторные признаки. Поведение тестируемого, его бледность или покраснение кожи, жесты, дыхание, действия и поза опрашиваемого. Так же положение его рук и ног, движения головы, испарина, выражение лица, звучание голоса, речь, слова, паузы и т.д. Все эти источники информации поведения тестируемого полиграфолог должен внимательно отслеживать, изучать и анализировать при своей работе.

Но это вспомогательные источники и им необязательно уделять особого значения. Так как они могут быть по абсолютно разным причинам. Некоторые неопытные и начинающие специалисты – “операторы” полиграфа, плохо обучены верификации и умению правильно “читать” полученные полиграммы. После проведенных ими проверок на детекторе лжи, они уделяют много внимания именно данным вспомогательным признакам и поведенческим действиям. Как следствие, из-за этого часто ошибаются в своих выводах при работе на полиграфе.

Принцип работы полиграфа понятно показан в данном мультфильме:

 

Принцип работы полиграфа

Как устроен детектор лжи?

Прибора детектор лжи не существует

 

Понятия детектор лжи и полиграф часто используются как синонимы. В строгом смысле это не правильно, здесь происходит подмена понятий. Что такое детектор лжи? Каковы преимущества и результаты использования детектора лжи?

 

Содержание:

 

 

Детектор лжи – это полиграф или полиграфолог?

Понятия детектор лжи и полиграф часто используются как синонимы. В строгом смысле это не правильно, здесь происходит подмена понятий.

Полиграф – это прибор, регистрирующий физиологические корреляты эмоциональных реакций тестируемого и не более того. Ложь он не выявляет.

Прибора, выявляющего ложь или правду ВООБЩЕ не существует.

Задачу выявления лживых ответов тестируемого решает специальное психофизиологическое исследование — детекция лжи, представляющая собой строго регламентированную, многоэтапную процедуру и без участия специалиста полиграфолога задачи детекции лжи не выполнимы.

Полиграфолог анализирует записи регистратора и выносит свое заключение о фактах лжи или правды на основании фактов корреляции конкретных вопросов с конкретными психофизиологическими реакциями тестируемого, устойчивой ситуационной значимости для опрашиваемого отдельных вопросов и других критериев.

Таким образом, детектор лжи, в строгом смысле, – это сложная анализирующая система, решающая задачи детекции лжи и состоящая из двух неотъемлемых элементов – регистратора (прибор полиграф) и анализатора (полиграфолог).

Первая демонстрация возможностей прибора была в 1935 г. в США. Леонард Килер, использовал изобретенный им прибор в криминальном расследовании и смог доказать на суде виновность двух преступников в совершенном ими злодеянии.

С этого момента прибор стал быстро приобретать признательность во всем мире.

 

Стоит ли доверять детектору лжи?

Мишенью тестирования на детекторе лжи являются следы в памяти обследуемого. Если человек оказывался в значимой для него жизненной/бытовой ситуации, совершал там какие то действия, это надолго запечатлевается в его памяти. Доказано — с помощью детектора лжи запечатленная в памяти информация о значимом событии, о его действиях может быть выявлена даже если обследуемый спит.

В 1958 г. по ходатайству правозащитной организации, с целью реабилитации убийцы, отбывающего пожизненный срок и утверждавшего, что он не виновен, было проведено дополнительное обследование. По настоянию губернатора штата Мэн было решено заключенного проверить на детекторе лжи. Прохождение детектора лжи подтвердило правомерность пожизненного приговора. С момента совершения преступления прошло 34 года, но детектор лжи смог выявить наличие в его памяти знаний о таких деталях преступления, которые знал ТОЛЬКО ПРЕСТУПНИК!

 

Применение детектора лжи

В наше время прибор используется при проведении расследований и проверки благонадежности.

С его помощью решаются такие задачи как:

  • сужение круга подозреваемых, выявление причастных к правонарушениям;
  • выяснение фактов совершения противоправных деяний;
  • выявление всех участников с определением их ролей;
  • получение признательных показаний;
  • получение дополнительных фактов по делу;

Использование детектора лжи просто незаменимо в ситуациях, в которых иными методами нет возможности получить достоверную информацию.

Например:

  • при необходимости подтвердить/опровергнуть информацию из биографии, которая нигде не была документально зафиксирована и не может быть опровергнута или подтверждена иными лицами;
  • при необходимости выявить достоверную информацию, получение которой иными методами требует больших финансовых, временных затрат, привлечение значительных людских ресурсов;
  • при необходимости срочно выявить достоверную информацию. В таких ситуациях, как правило, не помогает даже привлечение больших сил и средств;

 

Таким образом, комплекс: детектор лжи + научно обоснованная методика применения детектора лжи + полиграфолог с высокой квалификацией — это и есть наиболее эффективный инструмент для получения достоверной (95-99%) информации по всем интересующим заказчика вопросам с минимальными финансовыми, временными и иными затратами.

Проверка на детекторе лжи

Процедура проведения проверки на детекторе лжи четко регламентирована и добровольна.

Тестирование всегда начинается с объяснения целей и задач, принципов работы прибора, датчиков, объяснения порядка проведения обследования.

Предтестовая беседа – очень важный этап проверки, необходимый для:

  • снятия страхов тестируемого путем обсуждения с ним всех вопросов теста.
  • подбора максимально эффективной модели общения с обследуемым, выявления сильных и слабых сторон его личности.
  • выбора обследуемым модели своего поведения. Именно на этом этапе тестируемый решает, будет он врать или нет.

 

Тест проводится несколько раз с изменением последовательности задаваемых вопросов с целью исключить привыкание тестируемого к процедуре проверки и исключения влияния как внешних факторов, так и возможных попыток противодействия на результаты теста.

Процедура прохождения детектора лжи строго регламентирована. Результаты детектора лжи обеспечиваются соблюдением всех стандартов работы.

 

Детектор лжи можно ли обмануть

Прибор обмануть нельзя, полиграфолога можно в случае низкой квалификации.

 

Результаты детектора лжи

Использование детектора лжи стало законным инструментом современного бизнеса. В силу своих преимуществ он помогает успешно решать самые разные проблемы во многих запутанных ситуациях.

Вот несколько ситуаций из нашей практики.

На предприятии по производству упаковки для мясных продуктов и сыров использовались собственные разработки, являющиеся его коммерческой тайной. В СБ возникли подозрения по поводу возможности кражи данной информации и передачи ее конкурентам, были приглашены наши специалисты. Проверка установила факт кражи, участников, было установлено также на какой машине в какое место будет доставлена информация с целью ее передачи. Оперативно полученные сведения помогли поймать злоумышленника с поличным.

Нас пригласили на предприятие по производству обуви и других изделий, на котором использовались собственные разработки в создании резиновых и пластиковых материалов. Причиной стало отсутствие роста оборота и прибыли на протяжении длительного времени. Проверка установила факт создания собственного параллельного бизнеса и увода части клиентов предприятия менеджером этого направления. Результаты проверки послужили доказательством в суде того, что работодатель понес ущерб непосредственно из-за противоправных действий сотрудника, а не по иным причинам, суд был выигран.

 

Услуги детектора лжи

Наша компания оказывает услуги детектора лжи как юридическим, так и частным лицам, которые помогут вам избежать обмана, сохранить свои деньги, время, здоровье.

Наши специалисты имеют большой практический опыт успешного решения различных в запутанных профессиональных, житейских, бытовых ситуациях.

Заказать проверку на детекторе лжи вы можете кликнув на кнопке «Оставить заявку». Получить информацию по всем интересующим вопросам — сколько стоит пройти детектор лжи, как проверить на детекторе лжи сотрудников/мужа/жену/ребенка и другие, вы можете кликнув на кнопке «Написать письмо» или позвонив по указанным телефонам.

 

Где пройти полиграф?

Мы окажем вам наши услуги в удобной для вас форме сотрудничества, в удобное для вас время и месте.

Прямо сейчас Вы можете:

получить бесплатную консультацию по интересующим вопросам

оставить заявку на проведение исследований/экспертизы.

Связаться с нами очень просто — позвоните!

 

Наш опыт — Ваша гарантированная безопасность!

 

Статьи по теме:

 

Проверка на полиграфе | детекторе лжи

Услуги проверка на полиграфе

Цены на услуги — проверки на полиграфе (детекторе лжи)

Отзывы, кейсы полиграф детектор лжи

Полиграф против корпоративного воровства

Применение полиграфа для уменьшения потерь в бизнесе.

«Детектор лжи» как источник доказательств

То, что в просторечии называется детектор лжи, по-научному называют полиграф. Это устройство, которое фиксирует психофизиологическую реакцию человека на вопросы специалиста. Полиграф давно используется в практике следствия, однако единого мнения, насколько полученные с его помощью сведения правомерны, пока нет. На самом деле выявлять ложь или правду устройство само по себе не может. Несколько медико-биологических приборов пассивно считывают некоторые психофизиологические показатели. Их может расшифровать специалист-полиграфолог. В случае с использованием прибора важно то, что преступник стремится скрыть не только своё участие в преступлении, но и свои переживания. Для преступника факты и мелкие детали, связанные с преступлением, вызывают сильную эмоциональную реакцию. При опросе возникает эмоциональная реакция на всплывающие мысленные образы. При этом активизируются отделы мозга непосредственно связанные с физиологическими реакциями. И датчики на теле фиксируют невидимые глазом изменения дыхания, потоотделения. Таким образом можно объективно зафиксировать насколько значимы те или иные факты для опрашиваемого, имеются ли они в памяти испытуемого. Выводы делаются на основании анализа соотношения реакций и вопросов. Разработка «детектора лжи» начиналась ещё в 20-е годы ХХ века. Тогда академик А. Р. Лурия начал проводить опыты по выявлению скрытой информации. Исследователи сравнивали реакции испытуемых на разные наборы слов. В ходе опытов часто удавалось определить настоящего преступника среди подозреваемых. Однако в 1937 году Генеральный прокурор СССР А.Я. Вышинский жёстко раскритиковал психофизиологические методы выявления скрываемых сведений, после чего подобные методы надолго получили клеймо методов инквизиции. При этом на практике использовался метод «утюга и паяльника» для получения признания, как главного доказательства вины. И только с 1996 года в нашей стране начали готовить специалистов-полиграфологов. В 2005 году появился специальный Институт полиграфа, а в штате ЭКЦ при ГУВД г. Москвы —  специалист-полиграфолог. И в наши дни полиграф очень популярен в уголовном судопроизводстве. Однако законодательно его применение никак не регламентировано, а значит и полученные доказательства небесспорны. Наибольшие сомнения вызывают три вопроса. Во-первых, насколько этична сама процедура и не нарушаются ли при этом права личности. Во-вторых, насколько достоверны полученные сведения. И в-третьих, насколько соответствует получение сведений с помощью полиграфа и сами сведения Уголовному Кодексу. Следователи многих ведомств используют полиграф в качестве средства, способного защитить права и интересы законопослушных граждан, и для того, чтобы проверка сведений стала менее трудоёмкой. Многие учёные считают, что опрос с помощью полиграфа можно считать экспертным исследованием, а это снимает вопрос о законности метода. А те учёные, кто не признаёт данное исследование экспертизой, говорят о несоответствии данного метода Уголовному кодексу, а значит и незаконности. Судебная экспертиза требует специальных знаний, полученных с помощью особой подготовки, профессиональных навыков. Государственные требования к получению дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов» и «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа» довольно высоки. В них учитывается возраст, наличие высшего образования в естественнонаучной, инженерно-технической, гуманитарной областях. А также необходимость прохождения итоговой государственной аттестации. То есть, специальные знания, которые должны быть у эксперта, есть и у специалиста-полиграфолога, а требования к их получению и присвоению категории специалиста жёстко регламентировано. Значит, специалист-полиграфолог может проводить экспертизу по своему профессиональному профилю, если этого потребует суд или следователь. Проведение судебной экспертизы законодательно регламентировано, как и оформление её результатов. А следовательно и психофизиологическое исследование в качестве экспертизы может проводиться в соответствии с УК. А результаты судебного исследования оформляет эксперт, то есть в этом случае специалист-полиграфолог. Однако этот вид экспертизы требует специальных ограничений. Нельзя принуждать участников уголовного процесса к опросу с помощью полиграфа либо таким образом ограничивать их права. Для исключения широкого толкования принудительное использование «детектора лжи» должно быть прямо ограничено законом. Чтобы исключить злоупотребления и ошибки, процедуру проверки с помощю полиграфа необходимо разработать и единую методику исследования. Обеспечить высокий уровень подготовки специалистов. Для защиты от злоупотреблений ввести методы объективного контроля, например, видеосъёмку. Во избежание ошибок должна быть возможность повторного проведения исследования экспертной комиссией. Если не выделять полиграфическую экспертизу в отдельный вид, то можно проводить её совместно с психолого-психиатрической, что сэкономит время и даст комплексный анализ. Избегать переоценки возможностей прибора и оценивать весь опрос в целом. Особенно следует обратить внимание на законодательную защиту граждан, проходящих исследование с помощью полиграфа. Мария Лукашина Материалы по теме ИСТОЧНИК// Первый пермский правовой портал

Детектор лжи, полиграф проверка персонала, тестирование, детекция лжи в Москве

Детектор лжи — это прибор, регистрирующий и оценивающий реакции человеческого организма на внешние раздражители.

К примеру, человек реагирует на громкий звук не только внешне — поворотом головы в сторону его источника, но и внутренне – учащается сердцебиение, меняется частота дыхания и другие биологические параметры. Причём эта реакция проявляется рефлекторно, человек не способен её контролировать.

Что такое проверка на детекторе лжи (полиграфе) ?

По уникальной методике тестирования на полиграфе, человеку задаются вопросы, на которые он должен отвечать. Ответы, несоответствующие истине, в силу строения человеческого организма, вызывают инстинктивную реакцию у испытуемого, которую регистрирует полиграф (детектор лжи). Скрыть эти реакции невозможно, поскольку человек не может их контролировать. Проверка на полиграфе, состоит, таким образом, в фиксации рефлекторно изменяемых психо-физиологических параметров.

Какие задачи можно ставить перед проверкой на детекторе лжи?

Многие специалисты называют полиграф «детектором правды», поскольку основной задачей, стоящей перед полиграфологом, является задача выявить правду – при помощи полиграфа, снять подозрения с невиновного человека, вернуть нормальную атмосферу в коллектив или в семью. А кроме того, проверка на детекторе лжи позволяет, обнаружить осознанное искажение истины, скажем, при тестировании персонала.

Какова процедура проверки?

Тестирование на полиграфе длится от 40 минут до 2-х часов – таким образом за рабочий день проверить на детекторе лжи можно не так уж много людей. На опрашиваемого надеваются датчики, полиграфолог объясняет как себя вести и что говорить во время опроса, в котором используется полиграф (детектор лжи). Проверка на детекторе лжи – абсолютно безопасная и безболезненная процедура. Результат проверки становится понятен практически сразу после ее проведения или, реже, в течение нескольких часов после нее..

Как мы работаем?

Такая услуга, как проверка персонала при помощи детектора лжи в Москве пользуется особой популярностью. Это связано с темпом ритма жизни мегаполиса, многим предпринимателям не хватает времени проводить личные беседы и осуществлять проверку персонала в Москве. Полиграф (детектор лжи) позволяет получить необходимые сведения о тестируемых в кратчайшие сроки.

При этом услуги тестирования на детекторе лжи могут оказываться полезными, как частным лицам, так и организациям, заинтересованных в проверке наиболее ответственных лиц, кандидатов на трудоустройство и др. Часто объективный ответ о наличии тех или иных свойств кандидатов может дать только полиграф (детектор лжи).

При приеме на работу новых сотрудников часто необходимо знать о них правдивую информацию, но как быстро выявить реальные недостатки или другие причины, препятствующие трудоустройству или сотрудничеству без проверки на полиграфе?

Наш специалист, проведя тестирование, сможет выявить все слабые стороны тестируемых, защитить нанимателя от любых рисков связанных с приемом на работу новых людей.

Особенности применения в корпоративной практике

Тестирование всего персонала организации может проходить поэтапно, на основе долговременных договоров на абонентское обслуживание. Такой принцип проведения проверок позволит сократить единовременные траты организации на тестирование персонала, растягивая процедуру на год.

В то же время сотрудники предприятия будут уверены, что каждому из них предстоит проверка на полиграфе. В таком случае проверка на полиграфе выступает в качестве профилактической меры по предупреждению нарушения правил корпоративной этики и закона.

Применяя тестирование персонала на детекторе лжи можно получить любую скрытую информацию, представляющую особую важность. Детекция лжи особенно необходима в случае кражи, утечки конфиденциальной информации и материальных потерь.

Проверка на детекторе лжи – помощь службе безопасности

Существует мнение, что если в компании есть служба безопасности, помощь со стороны, не нужна. Это заблуждение. Агентство детекции лжи «Степанов и партнеры» всегда помогает решать проблемы безопасности быстро, качественно и конфиденциально, благодаря тому, что полиграфолог – стороннее лицо, которое относится к сотрудникам организации объективно. С другой стороны – полиграф (детектор лжи) – всего лишь электронный прибор, относящийся к любому человеку беспристрастно.

 

Часто задаваемые вопросы:

Как происходит тестирование?

Проверка на детекторе лжи (полиграфе) состоит из трёх основных этапов: первого этапа — этапа предварительной беседы, в ходе которой специалист – полиграфолог разъясняет тестируемому то, как будет проходить опрос, выясняет его состояние здоровья и его анкетные данные. Второй этап – сама проверка, которая обычно проходит в форме ответов тестируемого на задаваемые вопросы. Третий этап – послетестовая беседа, в ходе которой уточняется, почему человек, прошедший тестирование на полиграфе, дал те или иные ответы на заданные вопросы.

Если я очень волнуюсь, полиграф (детектор лжи) может дать неправильные результаты?

Волнение – нормальное состояние при таком обследовании, и если вы не лжете, то бояться вам нечего, полиграф проверка легко отделяет правду от лжи.

А тестирование на детекторе лжи – это не больно? Безопасна ли проверка? Полиграф не стукнет ли меня током?

Нет, датчики надеваются на человека таким образом, чтобы они не вызывали ни малейшего дискомфорта, а напряжение настолько мало, что удар электрическим током при проверке на полиграфе просто невозможен.

Сколько времени занимает тестирование на полиграфе?

Детекция лжи занимает обычно – от 40 минут до 2-х часов, в зависимости от поставленной задачи.

У меня высокое артериальное давление, не заставит ли это полиграф (детектор лжи) показывать, что я лгу, когда я говорю правду?

Нет, конечно, высокое давление тестируемого не повлияет на способность полиграфа отличать правду от лжи, но перед тестированием необходимо сообщить о такой вашей особенности специалисту-полиграфологу.

Требуется ли согласие проверяемого на тестирование?

Проверить на детекторе лжи (полиграфе) можно только с добровольного согласия проверяемого, выраженного в письменной форме. Такое правило действует, как при проверке персонала, так и при проведении служебных расследований.

| Детекция лжи и неврология обманаCenter for Law, Brain & Behavior

С незапамятных времен ученые пытались изобрести методы обнаружения лжи. Обнаружение лжи имеет большое значение для судебной системы, поскольку предлагает альтернативу принудительным допросам и возможности для оправдания. Потенциальные выгоды от этой работы экстраординарны по своему масштабу и включают использование технологии в качестве неинвазивного метода допроса для правоохранительных и антитеррористических инициатив, использование технологии для оправдания невиновных уголовников и использование технологии во множестве гражданских и рабочих контекстов.В то время как полезность этих технологий очевидна, так же очевидны и опасности. По сравнению с технологиями обнаружения лжи прошлых десятилетий, такими как детектор лжи, новые методы могут нарушать фундаментальные права на неприкосновенность частной жизни и права против самообвинения. Надежность, специфичность и чувствительность этих тестов должны быть тщательно проверены перед их оптовым импортом в правовую систему. Проект по мере правды направлен на систематический сбор данных о доступных методах детекции лжи и научную оценку этих технологий по мере их выхода на юридическую арену.

Первая фаза этого проекта началась летом 2010 года с проекта по изучению природы различных методов детекции лжи и того, как они взаимодействуют друг с другом в центральной и периферической нервной системе. Цель этого исследования, которое сейчас близится к завершению, состояла в том, чтобы изучить существующие технологии обнаружения лжи, рассмотреть их корреляты в нервной системе и использовать это понимание для выбора многообещающего метода обнаружения лжи для клинических исследований. Результаты этого анализа будут использованы для организации экспериментального испытания выявленной технологии обнаружения лжи.Вторая часть проекта будет сосредоточена на выявлении разрозненных правовых стандартов в отношении допустимости этих доказательств в соответствии как с государственными, так и на федеральными правилами доказывания, а также на изучении контекстов, в которых такие доказательства уже используются. Цель этого второго исследовательского проекта состоит в том, чтобы определить, какими атрибутами должна обладать технология обнаружения лжи, чтобы соответствовать стандартам допустимости в правовой сфере.

Долгосрочная цель программы по обнаружению лжи и нейробиологии обмана состоит в том, чтобы внести свой вклад в современные знания о существующих технологиях обнаружения лжи и предложить плодотворные пути для разработки превосходных инструментов обнаружения лжи.Мы надеемся, что вклад Центра в повышение достоверности, воспроизводимости и допустимости методов обнаружения лжи будет способствовать дальнейшему использованию преимуществ этой технологии.

Посмотрите видео с мероприятия «Мера правды и обмана», которое ведет доктор Брюс Прайс с участием доктора Джудит Эдершайм, доктора Джошуа Грина и Атти. Ф. Ли Бейли в качестве участников дискуссии.

Обнаружение лжи в криминалистическом контексте – Психология

В цитируемой здесь работе представлен обзор всех основных областей обнаружения лжи (невербальной, вербальной, физиологической и мозговой активности).Авторы Granhag and Strömwall 2004 организовали в своей родной Швеции конференцию по детекции лжи для практиков и пригласили десять ведущих международных ученых представить работу по невербальным и физиологическим, но в основном вербальным исследованиям детекции лжи. Эта книга – результат. Vrij 2008 предлагает исчерпывающий обзор невербальных, вербальных и физиологических инструментов обнаружения лжи с акцентом на первых двух. Kleiner 2002 — это книга о физиологической детекции лжи, в которой собрались авторы, представляющие две основные точки зрения на физиологическую детекцию лжи (обнаружение лжи на основе беспокойства и памяти), что является редким достижением.Lykken 1998 объясняет, почему автор выступает против физиологической детекции лжи, основанной на тревоге, и представляет свой альтернативный инструмент, основанный на памяти. Вершуэр и др. 2011 — это подробный текст о детекции лжи на основе памяти. Национальный исследовательский совет 2003 г. представляет собой подробный текст о физиологических тестах, основанных на тревоге, а Уилкокс 2009 г. фокусируется на том, как такие тесты можно использовать в повседневной жизни. Royal Society 2011 — хороший и доступный обзор обнаружения лжи на основе мозга. В Гранхаге и др. В 2015 году ведущие исследователи обмана представили исчерпывающие сводки по всем аспектам обнаружения лжи.

  • Гранхаг П. А. и Л. А. Стрёмвалль, ред. 2004. Обнаружение лжи в судебно-медицинских контекстах . Кембридж, Великобритания: Кембриджский унив. Нажимать.

    DOI: 10.1017/CBO97805114

    Акцент этой отредактированной книги сделан на обнаружении вербальной лжи, но она также включает главы, посвященные невербальным сигналам обмана, физиологическому обнаружению лжи, обнаружению лжи в разных культурах, обману детей, ложным признаниям, связанным с преступлениями. амнезия, обучение обнаружению лжи, представления о признаках лжи и волшебники в обнаружении лжи.Все авторы являются ведущими мировыми исследователями в своей области.

  • Гранхаг, П. А., А. Врей и Б. Вершуере. 2015. Обнаружение лжи: текущие проблемы и когнитивные подходы . Чичестер, Великобритания: John Wiley & Sons.

    В этой отредактированной книге представлены последние достижения в области обнаружения обмана. Он разделен на три раздела: (1) устоявшиеся подходы, в которых обсуждается традиционная детекция лжи; (2) проблемы, в которых обсуждаются некоторые конкретные приложения обнаружения лжи; и (3) новые подходы, где обсуждается новое исследование «Интервьюирование для обнаружения лжи».

  • Кляйнер, М., изд. 2002. Справочник по проверке на полиграфе . Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

    Ученые и практики внесли свой вклад в эту книгу. Он дает сбалансированное представление о физиологической детекции лжи, что является редким достижением в этой области исследований, и охватывает как детекцию физиологической лжи, основанную на тревоге, так и на основе памяти. Представители обеих точек зрения представляют свои собственные аргументы и опасения по поводу другой точки зрения. Большинство глав легко доступны для непрофессионалов.

  • Lykken, D. T. 1998. Дрожь в крови: использование и злоупотребление детектором лжи . Нью-Йорк: Пленум Трейд.

    В этой книге, впервые опубликованной в 1981 году, Ликкен представляет свой взгляд на физиологическую детекцию лжи, основанную на тревоге (он против этого), и в качестве альтернативы вводит детекцию лжи на основе памяти, метод, который он разработал в 1959 году. хорошо написанная книга, доступная для непрофессионалов и действительно занимательная.

  • Национальный исследовательский совет.2003. Полиграф и детекция лжи . Вашингтон, округ Колумбия: Издательство национальных академий.

    Правительство США применяет проверку на детекторе лжи для проверки сотрудников, имеющих дело с секретной информацией. Эта практика вызывает споры, и Конгресс США попросил Национальную академию наук оценить ее полезность после фиаско в деле Вен Хо Ли, ученого-ядерщика, обвиненного в утечке конфиденциальной информации. В этом превосходном отчете представлена ​​независимая оценка достоверности и полезности полиграфа группой ведущих ученых.

  • Rosenfeld, J. P. 2018. Обнаружение скрытой информации и обмана: последние разработки . Сан-Диего, Калифорния: Elsevier Academic Press.

    Содержит самые последние теоретические, эмпирические и прикладные идеи в области физиологического обнаружения лжи на основе памяти, а также другие многообещающие подходы, которые могут помочь выявить скрытую информацию.

  • Королевское общество. 2011. Мозговые волны, модуль 4: нейронауки и закон . Лондон: Королевское общество.

    Национальная академия наук Соединенного Королевства опубликовала серию статей о пересечении неврологии и права. В этом отчете обсуждается современное состояние детектирования лжи с помощью мозга, а также его потенциал и ограничения. Это отличное введение в некоторые из ключевых вопросов обнаружения лжи на основе мозга, подходящее как для непрофессионалов, так и для ученых.

  • Verschuere, B., G. Ben-Shakhar, and E. Meijer, eds. 2011. Обнаружение памяти: теория и применение теста скрытой информации .Кембридж, Великобритания: Кембриджский унив. Нажимать.

    DOI: 10.1017/CBO9780511975196

    В этой отредактированной книге представлено современное состояние физиологической детекции лжи на основе памяти. Помимо глав, посвященных теоретическому и эмпирическому фундаменту, большая часть книги посвящена его применению, а также связанным с ним перспективам и опасностям. Предоставляет очень полный отчет о физиологической детекции лжи на основе памяти.

  • Врий, А. 2008. Обнаружение лжи и обмана: ловушки и возможности .2 изд. Чичестер, Великобритания: Wiley.

    Эта книга, содержащая более 1100 ссылок, представляет собой исчерпывающий обзор инструментов и исследований по обнаружению лжи, особенно в области вербального и невербального обнаружения лжи. Он содержит главы о подводных камнях и возможностях обнаружения лжи и будет интересен ученым, практикам и непрофессионалам.

  • Уилкокс, Д., изд. 2009. Использование детектора лжи при оценке, лечении и наблюдении за сексуальными преступниками: Руководство для практикующих .Чичестер, Великобритания: Wiley.

    Использование полиграфа для оценки, лечения и надзора за сексуальными преступниками является стандартной практикой в ​​Соединенных Штатах и ​​​​используется в Соединенном Королевстве с 2014 года. Эта отредактированная книга предназначена для практикующих врачей, но также является хорошим читать для тех, кто хочет получить представление о том, как и почему детектор лжи используется с сексуальными преступниками.

  • Исторические методы детекции лжи

    Полиграф

    После френологии в 1881 году итальянский криминалист, врач и антрополог Чезаре Ломроссо создал первый современный прибор для детекции лжи под названием «Перчатка Ломроссо».Он попытался измерить изменения артериального давления обвиняемого, которые были записаны на графике или в таблице. Эта сложная технология была усовершенствована во время Первой мировой войны Уильямом М. Марстоном и доведена до окончательного варианта только после войны в 1921 г. Этот прибор служил для регистрации изменений артериального давления и изменений дыхания во время дачи показаний (Trovillo, 1939). ). Несколько лет спустя Джон Ларсон и Леонард Кил разработали психиатрическое устройство под названием «Кардио-пневмопсихограф», также известное как полиграф или детектор лжи (Lewis & Cuppari, 2009).На этом полиграфе регистрировались частота дыхания, изменения артериального давления, изменения кожно-гальванической реакции (биоэлектрической реактивности кожи). Учитывая тот факт, что исследования (Lewis & Cuppari, 2009) указывают на соотношение между грудным и диафрагмальным дыханием как на чувствительный показатель стресса и эмоциональных изменений (мужское и женское дыхание по этим показателям обычно различаются), современные полиграфы измеряют частоту дыхания грудной клетки. и живота отдельно, что приводит к значительному повышению диагностической ценности измерения.В основе оценки результатов полиграфа лежит взаимосвязь между физиологическими изменениями, которые проявляются, когда человек говорит неправду. Эти изменения можно наблюдать и измерять с помощью полиграфа, используя проводимость кожи, кровяное давление, частоту сердечных сокращений и дыхание. К сожалению, телесные изменения могут различаться и также вызываются состояниями, отличными от лжи (Brewer & Williams, 2005). В этом виде тестирования использовались два типа вопросов — тест контрольных вопросов (CQT) и тест на знание вины (GKT).Стандартным полиграфом часто является CQT, поскольку он чаще всего используется в уголовных расследованиях. CQT часто задает подозреваемому два типа вопросов – контрольные вопросы и релевантные вопросы. Контрольные вопросы связаны с расследованием преступления подозреваемого, но не конкретно с преступлением. Этот тест измеряет подробные знания подозреваемого о преступлении, которыми он или она не хочет делиться. Например, полиграфолог может обсудить с подозреваемым несколько различных типов автомобилей, один из которых фактически использовался при совершении преступления (Lewis & Cuppari, 2009).

    В конце 1990-х в США полиграф стал использоваться не только полицией, но и для проверки благонадежности сотрудников и руководителей органов общественной безопасности (проверка достоверности сведений, указанных о себе в резюме, предыдущих трудоустройство и др.). Из-за растущей популярности и повторяющихся неточных результатов проверка надежности проводилась на полиграфе. Национальные академии наук (NAS) указали надежность полиграфа на уровне 81–91% (Национальный исследовательский совет, Комитет по рассмотрению научных данных о полиграфе, 2003 г., стр.4). Эти результаты были подтверждены такими исследователями, как Фидлер, Шмид и Шталь (2002 г.), Бартол и Бартол (2004 г.), Грубин и Мэдсен (2005 г.), Грубин (2008 г.), Льюис и Куппари (2009 г.), Гинтон (2013 г.). Например, признаки нервозности, страха и эмоциональных расстройств встречаются не только у людей, сообщивших ложную информацию, но и у людей, говорящих правду. В заключение можно сказать, что полиграф не выявляет ложь, а вместо этого измеряет физиологические реакции, которые постулируются как связанные с обманом.Ни один из этих ответов не является специфичным для обмана, и они не обязательно всегда присутствуют, когда обман имеет место. Однако при использовании хорошо подготовленными экспертами и в сочетании с другими методами он, по-видимому, является полезным дополнением к выявлению тех, кто пытается ввести в заблуждение (Национальный исследовательский совет, Комитет по рассмотрению научных доказательств на полиграфе, 2003 г., стр. 7). .

    Наблюдение за невербальными выражениями и анализ голосового стресса. Стремление обнаружить ложь проявляется не только в использовании различных технических средств.Наблюдение и внимание, сосредоточенное на некоторых конкретных проявлениях поведения, также сыграли важную роль. Дарвин (2002/1872) описал работу Дюшенна 1862 года, которая предполагает возможность выявления истины путем наблюдения за выражением лица. Улыбка, являющаяся результатом переживания счастья, проявляется сокращением большой скуловой мышцы (musculus zygomaticus major), в результате чего уголки рта приподнимаются. При электростимуляции этой мышцы улыбка выглядит неестественно.Точно так же это относится к круговым мышцам глаза (orbicularis oculi), которые при сокращении тянут лицо немного выше и опускают брови. Эти две мышцы могут выявлять истинное эмоциональное состояние, так как их деятельность можно целенаправленно контролировать только с большими трудностями, заметил Чарльз Дарвин в 1872 году (Ford, 2006).

    К середине 1960-х Экман инициировал серию кросс-культурных исследований, посвященных выражениям лица, эмоциям и жестам. Помимо основных исследований эмоций и их выражения, он также изучал обман.В 1991 году Экман провел исследование, в котором сосредоточился на способности распознавать ложь у представителей различных профессий. Это касалось в основном профессий, в которых чаще встречается ложь. Участниками были сотрудники спецслужб, психиатры, судьи, милиционеры, сотрудники полиграфов и группа студентов университета. Испытуемых просили описать изменения в поведении, мимике и интонации голоса женщины, дающей показания, и на основании этих признаков сделать вывод, было ли ее заявление истинным или ложным.Наиболее успешной группой оказалась группа агентов спецслужб. Авторы видели связь такого исхода в том, что большинство этих агентов имели опыт охраны важных государственных деятелей, где во время публичных выступлений им приходилось полагаться на невербальные выражения людей в толпе. Была обнаружена отрицательная корреляция с возрастом в том смысле, что участники моложе 40 лет набрали больше баллов. Исследователи предположили, что младшие коллеги имеют более реальный опыт работы в данной сфере, тогда как старшие коллеги чаще занимаются административной работой.Эксперимент Конкена (1987; цитируется по Vybíral, 2003) в отношении возраста исследователей показал противоположные результаты. В ходе обучения сотрудников полиции выявлена ​​положительная возрастная корреляция с успешностью выявления лжеочевидцев. Старшие следователи были более успешными в обнаружении. Дальнейшие результаты исследования Экмана свидетельствуют о слабом успехе судей и психиатров в выявлении лжи. Неудачу судей объяснили тем, что они не видят лица человека, дающего показания, потому что свидетель часто сидит в таком положении, когда судья не может видеть лица.Судьи, как правило, сосредотачивают свое внимание на прослушивании и написании заметок. Психиатры не считали важным распознавать первоначальную ложь, предполагая, что ложь в конечном итоге выйдет на поверхность (Ekman & O’Sullivan, 1991). Интерпретируя результаты, следует учитывать, что вышеупомянутая исследовательская работа была преимущественно сосредоточена на способности достоверной передачи эмоций (видеосъемка медсестер) и связанного с ней специфического вида лжи – сокрытия эмоций, – что может сильно повлиять на возможность обобщить результаты.Экман подчеркнул разницу между тем, что люди думают, и тем, что они знают. Это различие связано с тем, что люди часто переоценивают свои способности распознавать ложь (McNeill, 1998).

    Craig, Hyde и Patric (1991) провели исследование, чтобы помочь клиницистам выявить искажения переживания боли, такие как преднамеренное сведение к минимуму проявлений боли (маскирование) или преувеличение такого поведения (имитация). Авторы выявили мимические движения, связанные с маскировкой и имитацией, а также подлинную боль.В ответ на это исследование Галин и Торн (1993) провели исследование, в котором основное внимание уделялось выявлению ложных выражений боли с использованием метода, называемого FACS (система кодирования лицевых действий). FACS — это исследовательский инструмент, полезный для измерения любого выражения лица человека. FACS — это анатомически обоснованная система для подробного описания всех наблюдаемых движений лица. Этот метод был изобретен Экманом в 1979 году. Позже этот метод был усовершенствован и переименован в Инструмент обучения микровыражениям Экмана.Руководство по этому методу предназначено для самообучения. То есть люди читали руководство, практиковались с видеоизображениями и, в конце концов, сдавали окончательный тест на сертификацию (Ekman, 2015).

    Кроме того, Экман (1996) представил шесть интерпретаций того, почему нам не удается распознать ложь. Одной из причин является эволюционная нехватка средств как для подлинной маскировки, так и для обнаружения лжи. Люди в сообществах постоянно жили тесно друг с другом и не имели много возможностей прикрыть читерство, а, как было сказано в начале статьи, обнаружение лжи влекло за собой применение крайних санкций.Существенно изменились условия жизни, и общество предоставляет больше возможностей для лжи, порой чуть ли не поощряет своих членов лгать или говорить полуправду (например, рекламная сфера, торговля и бизнес). Тем не менее, мы все еще малочувствительны к обнаружению лжи (Vybíral, 2003). Человек, согласно Экману (1996), обычно предопределен доверием, что также упрощает жизнь. Что касается четвертого фактора, Экман (1996) упоминает желание быть обманутым или незнание правды. Сюда входят ситуации, в которых мы не хотим ничего знать о некоторых фактах, поэтому не задаем вопросов (напр.г., в отношениях). Другое объяснение Экмана основано на выводах Гоффмана (1974, цит. по Ekman, 1996), который утверждает, что для нас важно быть социально принятыми — быть приветливыми — вместо того, чтобы говорить правду (так называемая вежливая ложь). . Последнее объяснение касается непосредственно профессионалов, которые занимаются детектированием лжи. Как мы видели в исследовании Экмана (1996), ни один из этих результатов не показал способность точно распознавать ложь. В этом случае подходящим методом оказалось обучение с помощью FACS (Facial Action Coding System), позволяющее успешно обнаруживать ложь путем изучения эмоциональных выражений в 70% случаев (Matsumoto, Hwang, Skinner, & Frank, 2011).

    Проявление пережитых эмоций связано с другой методикой, которая называется Voice Stress Analysis (VSA). Анализ голосового стресса (VSA) выполняется путем измерения колебаний физиологического микротремора, присутствующего в речи. Микротремор представляет собой низкоамплитудное колебание рефлекторного механизма, контролирующего длину и напряжение растянутой мышцы, вызванное конечной задержкой передачи между нейронами к мышце-мишени и от нее. Микротремор присутствует в каждой мышце тела, включая голосовые связки, и имеет частоту около 8–12 Гц.Во время повышенного стресса частота этого микротремора меняется. Это изменение частоты передается от мышц голосового тракта к воспроизводимому голосу. На основании этих выводов VSA рассматривается как подходящее средство, например, для обнаружения ложных утверждений. В сравнительном исследовании Патил, Наяк и Саксена (2013) заявляют, что частота микротремора технологии Voice Stress Analysis (VSA) может определять эмоциональный стресс лучше, чем полиграф. Патил и др. (2013) планирует дальнейшую проверку надежности VSA для выявления ложных показаний в сфере правосудия.

    Обнаружение лжи на основе мозга

    С 1980-х годов и с появлением нейробиологии появились совершенно разные взгляды на возможность обнаружения лжи на высшем уровне психических процессов посредством измерения активности мозга, такой как транскраниальная магнитная стимуляция – ТМС , функциональная магнитно-резонансная томография – фМРТ, позитронно-эмиссионная томография – ПЭТ и дактилоскопия мозга (волна ЭЭГ). На момент написания этой статьи статьи по этой теме были опубликованы Блесом и Хейнсом (2008 г.), Ганисом, Кослином, Стоузом, Томпсоном и Юргелун-Тоддом (2003 г.), Ланглебеном и др.(2002), Ли и соавт. (2002) и Spence et al. (2001). В нашей статье мы описываем наиболее часто используемые методы: дактилоскопию мозга, ПЭТ, ЭЭГ и фМРТ. Guevin (2002) описал первый метод дактилоскопии мозга, изобретенный Дончиным и его учеником Фарвеллом в 1990 году. Цифровая дактилоскопия мозга — это способ обнаружения определенной волны ЭЭГ (электроэнцефалограммы). Теория состоит в том, что мозг обрабатывает известную и важную информацию иначе, чем неизвестную или не относящуюся к делу информацию (Farwell & Donchin, 1991).Обработка мозгом известной информации, например сведений о преступлении, хранящихся в мозгу, проявляется в виде определенного паттерна ЭЭГ (Farwell, 1994; Farwell & Smith, 2001). При снятии отпечатков пальцев Фарвелла изначально использовалась хорошо известная реакция мозга P300 для обнаружения распознавания мозгом известной информации (Farwell, 1995; Farwell & Donchin, 1986, 1991). Позже Фарвелл открыл P300-MERMER («Многогранный электроэнцефалографический ответ, связанный с памятью и кодированием»), который включает в себя P300 и дополнительные функции и, как сообщается, обеспечивает более высокий уровень точности и статистической достоверности, чем один P300 (Farwell, 1994; Farwell). , 1995; Farwell, 2012; Farwell & Smith, 2001).В рецензируемых публикациях Фарвелл и его коллеги сообщают о частоте ошибок менее 1% в лабораторных исследованиях (Farwell & Donchin, 1991; Farwell & Richardson, 2006) и в реальных полевых условиях (Farwell & Smith, 2001; Farwell, 2012). В независимом исследовании Iacono (1997, цит. по Allen & Iacono, 1997) подтвердил результаты Фарвелла (Allen & Iacono, 1997). Несмотря на полученные результаты, метод дактилоскопии мозга имеет некоторые недостатки. Чтобы эти методы можно было использовать при раскрытии уголовных преступлений, исследователи должны располагать достаточным объемом информации о событии и преступнике.Это необходимо для того, чтобы иметь возможность задокументировать паттерны ЭЭГ подозреваемого при правильном ответе. Также возможно, особенно при интенсивном освещении в СМИ, что подозреваемый может владеть информацией о преступлении, не будучи его исполнителем. Отпечатки пальцев мозга намного дороже и требуют больше времени и подготовки, чем стандартный детектор лжи; это, наряду с патентом Фарвелла, ограничило возможности использования этой процедуры.

    Другими возможностями использования графической томографии головного мозга с целью детекции лжи являются функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ – функциональная магнитно-резонансная томография) и позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ), которые фокусируются на деятельности центральной нервной системы (мозга и спинной мозг), а не периферическая нервная система (нейроны).В другом исследовании Langleben et al. (2002) использовали фМРТ BOLD (в зависимости от уровня оксигенации крови) в попытке локализовать изменения в активности региональных нейронов во время обмана. Они изучили 18 студентов и подвергли их версии GKT с игрой в карты. Они обнаружили скопление, простирающееся от правой передней поясной извилины до медиальной части правой верхней лобной извилины, которая значительно отличалась между двумя состояниями: говорить правду и лгать. Сообщалось, что этот кластер связан с конфликтом ответов и открытыми ответами, а также с некоторыми задачами исполнительного функционирования, такими как принятие решений и выполнение задач (Carter et al., 1998). В частности, передняя поясная кора участвует в обработке эмоций и разрешении конфликтов (Tancredi, 2004).

    Группа исследователей из Гарварда (Ganis et al., 2003) использовала BOLD фМРТ для сравнения активации мозга в трех сценариях: правда, спонтанная ложь и заученная ложь. Они обнаружили, что оба типа лжи вызывают большую двустороннюю активацию передних отделов префронтальной коры, участвующих в восстановлении воспоминаний (Fletcher & Henson, 2001). Они также обнаружили, что спонтанная ложь преимущественно активирует переднюю часть поясной извилины по сравнению с заученной ложью.Это согласуется с Langleben’s et al. (2002) результаты исследования, и может быть связано с конфликтом, связанным с подавлением правды.

    Эксперименты продолжались, тогда как фМРТ была сосредоточена на наблюдении за височными долями, где часть коры головного мозга (FFA — веретенообразная область лица) активируется, когда человек смотрит на человеческое лицо. Далее впереди находится область (PPA — парагиппокампальная область), которая активируется, когда человек наблюдает за зданиями и объектами. Во время случайного проецирования лиц и различных объектов можно с вероятностью 80% обнаружить то, что было замечено на самом деле (Канвишер, 2009, цит. по Koukolík, 2011).Исходя из этого предположения, были запущены эксперименты, в которых респондентов просили солгать. Исследование мозга выявило семь областей, которые активизировались больше, чем другие, когда лгали. 90% случаев были определены правильно.

    Koukolík (2011) обращает внимание на то, что не эксперимент отвечает на вопрос ложь — правда, а вопрос о том, какие области мозга активны, когда человек лжет. Самое главное, чтобы экспериментаторы знали, кто на самом деле лгал, а кто нет, поскольку участников просили солгать.Исследование Monteleone et al. (2009) проанализировали данные вовлеченных участников, и результаты показали, что ни одна из частей коры головного мозга не может быть использована для точного распознавания лжи в отдельных случаях. Одной из альтернатив, казалось, был мониторинг медиальной префронтальной коры. Это удалось сделать 71% участников. Козел, Джонсон, Му, Гренеско, Лейкен и Джордж (2005) получили аналогичные результаты. В своем исследовании он попытался изучить так называемое симулированное преступление, в котором участников просили украсть предмет.Во время МРТ-обследования его попросили солгать об этом событии. Вводящий в заблуждение ответ стимулировал главным образом префронтальную кору. В другом исследовании группу попросили выстрелить из ружья и, следовательно, солгать об этом действии. При этом активировались только передняя часть коры больших полушарий и левая латеральная зрительная область. Источником этих различий может быть различная природа лжи. Изменение задачи означало обработку различных раздражителей, акустических или зрительных. Реакции на активность также различались; он включал либо словесный, либо практический ответ — нажатие кнопки, выбор правильной карты, разыгрывание сценария.Каждая заданная задача обрабатывается по-разному.

    Все исследования фМРТ по обнаружению лжи обычно описывают молодых и здоровых взрослых людей. Однако известно, что активность BOLD изменяется с возрастом (Buckner, Snyder, Sanders, Raichle, & Morris, 2000; D’Esposito, Deouell, & Gazzaley, 2003), у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями (Pineiro, Pendlebury, Johansen-Berg). , & Matthews 2002; Röther et al., 2002), и те, кто страдает от жестокого обращения (Levin et al., 1998; Sell et al., 1997). Другие опубликованные исследования, изучающие работу мозга во время обмана, показали, что результаты этих методов недостаточно точны и не имеют прочной эмпирической основы (Greely & Illes, 2007; Porter, ten Brinke, & Gustaw, 2010; Spence, 2008; Wolpe et al., 2005, цитируется по Vrij, Mann, & Leal, 2013). В частности, Спенс (2008) указывает на проблемы с воспроизведением, большие индивидуальные различия в мозге и неуказанные области мозга, связанные с правдивостью. Также активность мозга при лжи зависит от ситуации.

    Еще одним ограничением методов в области детекции лжи является сам человеческий мозг. Он обрабатывает все, что проходит через поле восприятия не только извне, но и изнутри. Неважно, насколько эта деятельность проникнет в сознание.Обвинение, справедливое или ошибочное, доводит мозг до предельной ситуации: активизирует память, внимание, эмоциональный уровень и способность принимать решения. Все эти изменения можно зафиксировать с помощью функционального магнитного резонанса или с помощью полиграфа. Однако можно «скрыть» то, что происходит в мозгу во время решения задачи, заняв мозг совсем другими видами деятельности (например, математическими операциями, воспоминаниями), прием, называемый самозащитой (Коуколик, 2011). Это первый круг вопросов, которые дискредитируют методы визуализации мозга.Вторая проблема возникает из-за экспериментов, которые носят чисто лабораторный характер, а участниками в основном является определенная выборка студентов (факультет психологии или медицины). Их результаты могут не совпадать с результатами других испытуемых групп. Что касается третьей проблемы, то она возникает из-за того, что экспериментаторов просят обмануть, чтобы это не считалось спонтанной ложью. Возможность избежать этого – не следовать инструкциям. Экспериментатор должен вмешиваться, только если участник просит об этом.Четвертая проблема связана с разнообразием ситуаций и с различными видами обмана. У разных людей с одним и тем же видом мошенничества может быть разное отношение. Таким образом, личность и отношение человека должны быть приняты во внимание.

    Искусство обмана: обнаружение лжи на полиграфе

    Статья, воспроизведенная здесь с разрешения автора, была опубликована в Gray Areas, Vol. 4, № 1 (весна 1995 г.), стр. 75-77. Эту статью также можно загрузить в виде отсканированного PDF-файла размером 1 МБ.


    Майкл Лоуренс Ланган, доктор медицины

    Я готов поклясться в этом всей душой, Если я солгу, пусть я замерзну.»

    — Рубин и Чериз
    (Хантер/Гарсия)

    Точность полиграфической детекции лжи чуть выше случайности. Тем не менее, государственные и местные полицейские управления и правоохранительные органы по всей территории Соединенных Штатов являются преданными сторонниками этого ненаучного и благовидного устройства. Кроме того, американская общественность, кажется, безоговорочно доверяет «детектору лжи», о чем свидетельствует его повсеместное использование в телевизионных криминальных шоу и в литературе о детективах.Ему открыто приписывают доверие к бульварным ток-шоу и новостным шоу. Например, в получившем широкую огласку деле Тони Хардинг репортер заявил не с отсутствующей объективностью, а с сардонической ухмылкой и насмешливым акцентом, что обвиняемая провалила две проверки на детекторе лжи. Подразумевается, что если человек не прошел проверку на детекторе лжи, то, следовательно, он или она виновны независимо от других доказательств. Нижняя линия. Вина из машины. Конец истории.

    Детекция лжи с помощью полиграфа основана на предположении, что акт лжи вызывает специфические, универсальные и воспроизводимые физиологические реакции, проявляющиеся вегетативной нервной системой.(Saxe, 1991) Эти физиологические реакции, которые в значительной степени не поддаются произвольному контролю, затем измеряются с помощью полиграфа. Сам полиграф имеет упрощенную конструкцию. Он состоит из нескольких устройств, которые прикрепляются к субъекту для регистрации артериального давления, пульса, дыхания и кожно-гальванической реакции (которая связана с потоотделением). Затем результаты записываются на движущейся бумаге с помощью «кимографа». Следовательно, любое изменение одной из переменных вегетативной нервной системы будет записано на бумаге как изменение по сравнению с исходным уровнем.Затем полиграфолог интерпретирует записи. Характерное изменение по сравнению с исходным уровнем по соответствующему вопросу интерпретируется как ложь.

    На самом деле тест на детекторе лжи измеряет активность вегетативной нервной системы. Роль вегетативной нервной системы с ее симпатическими и парасимпатическими ветвями хорошо определена в области медицины и была хорошо описана французским врачом Клодом Бернаром более века назад. Основная роль вегетативной нервной системы заключается в поддержании телесного гомеостаза, позволяющего человеку существовать в изменяющейся среде.

    В упрощенном виде вегетативная нервная система представляет собой часть периферической нервной системы, которая состоит из множества исходящих нервных путей, которые регулируют важные физиологические функции, как правило, вне произвольного и сознательного контроля. Таким образом, дыхание, температура тела, частота сердечных сокращений, пищеварение, потоотделение и кровяное давление частично или полностью регулируются вегетативной нервной системой. Он делится на симпатическую и парасимпатическую ветви, которые имеют противоположные функции с точки зрения эффекта.Симпатическая ветвь увеличивает частоту сердечных сокращений, частоту дыхания, кровяное давление и потоотделение. Он активен все время, но меняется в зависимости от постоянно меняющейся окружающей среды, и особенно активен во время ярости или испуга и подготавливает тело к так называемому феномену «бей или беги». Многие из этих реакций вызваны высвобождением адреналина. С другой стороны, парасимпатическая нервная система в первую очередь занимается сохранением и восстановлением. Полиграф измеряет активность симпатического отдела вегетативной нервной системы.Таким образом, с медицинской точки зрения вполне допустимо, что полиграф точно измеряет активность симпатической нервной системы с помощью своих инструментов.

    Ложное предположение о проверке на полиграфе состоит в том, что нечестность является единственной причиной симпатического возбуждения во время проверки на полиграфе. Обман — это когнитивный феномен, который невозможно измерить. Действительно, за всю историю медицины не было ни одного научного исследования, доказывающего, что когнитивный феномен (такой как любовь, ненависть, правда, альтруизм, ревность) поддается измерению.Поскольку в сложном царстве правды и лжи не существует известной физиологической реакции, коррелирующей с ложью, тест недействителен. Хотя акт лжи может вызвать страх и тревогу через симпатическую нервную систему, то же самое могут сделать и многие другие сбивающие с толку и сложные эмоциональные факторы, включая стресс, смущение, гнев и страх. «Сам обман нельзя измерить напрямую». (Steinbrook, 1992) Кроме того, каждый человек отличается вегетативной лабильностью. Некоторые люди сохраняют спокойствие с пистолетом у головы.В то время как другие приходят в автономное возбуждение, с колотящимся сердцем и потливостью ладоней при простом рукопожатии.

    На самом деле само обследование по своей сути предназначено для того, чтобы вызвать страх и тревогу. Это допрос. Если этот страх и тревога зафиксированы на релевантном вопросе, то, по мнению «экспертов» на полиграфе, вы провалили этот вопрос.

    Методика полиграфа начинается с предварительной проверки. После лекции на уровне шестого класса о нервной системе и провозглашения безошибочности теста экзаменатор просматривает все сформулированные вопросы.

    Эти вопросы состоят из контрольных, релевантных и нерелевантных вопросов. Затем испытуемого подключают к полиграфу, и начинается формальное тестирование.

    Наиболее важными вопросами проверки на детекторе лжи, или «Контрольного теста», являются контрольные вопросы и соответствующие вопросы. Контрольные вопросы получают от подозреваемого, задавая ему безобидный вопрос, от которого нельзя было бы правдиво отказаться. Например: «Вы когда-нибудь думали о том, чтобы причинить кому-то боль?» или «Вы когда-нибудь лгали кому-нибудь?» Ответы на контрольные вопросы вызовут некоторую степень вегетативной активности, которая затем может служить отправной точкой для сравнения последующих вопросов.Соответствующие вопросы относятся к фактическому расследованию. Величина ответов на релевантные вопросы и контрольные вопросы по сравнению с нерелевантными вопросами затем интерпретируется исследователем неслепым образом. Предполагается, что если вы уклоняетесь от ответа, релевантные вопросы вызовут больший отклик, чем контрольные вопросы. Итак, если на вопрос «Вы когда-нибудь опаздывали на встречу?» (контрольный вопрос) вызывает меньшую эмоциональную реакцию на детекторе лжи, чем «Ты убил и изнасиловал свою девушку?» (соответствующий вопрос) вы провалили тест.И, согласно Американской ассоциации полиграфологов (АПА), вы лжете. Если предположить, что испытуемый невиновен, совершенно очевидно, что он будет реагировать с большей эмоциональной автономной активностью на вопрос о недавно умершем близком человеке, чем на вопрос о пунктуальности. Очевидно для всех, кроме АПА.

    APA — это профессиональная организация полиграфологов, полностью уверенных в точности теста. У них есть собственный торговый журнал Полиграф , в котором они сообщают о бесполезных с научной точки зрения исследованиях и рассказывают анекдоты о чудесах своего ремесла.Большинство из этих членов могут гордиться тем, что прошли курс обучения искусству полиграфии продолжительностью от 6 недель до 6 месяцев после окончания средней школы. У них нет формального образования в области медицины, психологии, физиологии или поведения; сами дисциплины, на которых основано тестирование. Большинство из них обслуживают правовую систему, от которой зависит их экономическое существование.

    Поскольку им в первую очередь платят за выявление виновных подозреваемых, мотивационные факторы могут играть роль в их стремлении найти виновного подозреваемого.(Клейнмунц, 1987)

    Точность любого теста определяется его чувствительностью (способностью найти положительный результат) и специфичностью (способностью найти отрицательный результат). Полиграфолог горячо скажет вам, что тест имеет где-то около 95% чувствительности. Это означает, что если 100 виновных подозреваемых пройти проверку на детекторе лжи, 95 из них будут выявлены с помощью проверки. Только пять из 100 будут ложноотрицательными и не будут обнаружены этим чудесным методом. Точно так же они будут заявлять об аналогичном уровне специфичности и заявлять, что если вы говорите правду, у вас есть почти 100% шанс пройти тест.Джон Рид, изобретатель теста с контрольным вопросом, заявил о точности 99%. (Рид и Инбау, 1977 г.)

    Это явно не точно. Полиграф не подвергался серьезному критическому и научному исследованию до последних двух десятилетий. (Saxe, et al., 1983) С тех пор было проведено несколько исследований с обоснованным научным дизайном и методологией, которые явно опровергают высокую специфичность и чувствительность, о которых заявляют сторонники полиграфа. Эти исследования были опубликованы в авторитетных рецензируемых журналах, а не в специализированных изданиях.Хорват, например, сообщил о 76-процентной чувствительности и 52-процентной специфичности. (Horvath, 1977) Это означает, что из 100 лжецов 76 будут обнаружены полиграфом. Что удивительно, так это специфичность 52 процента. Это означает, что из 100 человек, которые не лгут, 52 будут признаны говорящими правду, а 48 честных людей будут заклеймены как лжецы. Шансы аналогичны шансам подбрасывания монеты, специфичность которого составляет 50 процентов. Исследование Барланда и Раскина фактически продемонстрировало специфичность 45%.Хуже, чем подбрасывание монеты. (Барланд и Раскин, 1976) Аналогичные результаты были получены во множестве других исследований. (Бретт и др., 1986; Кляйнмунц и Шуко, 1984; Ликкен, 1984).

    Полиграфолог сравнивает свои «навыки» с навыками рентгенолога, читающего рентген грудной клетки, или кардиолога, интерпретирующего ЭКГ. (Бэрфут, 1974) Эта аналогия не только нелепа, но и фактически, если бы медицинский тест обладал такой же чувствительностью и специфичностью, что и проверка на полиграфе, он просто не использовался бы в области медицины.Они будут ссылаться на тот факт, что полиграф используется в Соединенных Штатах более 70 лет, как будто долговечность напрямую связана с достоверностью. Они заявят, что лично проводили сотни или тысячи таких тестов и почти никогда не ошибались, как будто общее количество проведенных тестов определяет точность.

    Они настолько убеждены в точности полиграфа, что считают противников полиграфии коммунистами и бездельниками-профессорами. (Артер, 1986) Им не приходит в голову, что кто-то с докторской степеньюД. и многолетний исследовательский опыт в тех самых предметах, которыми они невежественно занимаются, могут знать нечто большее, чем они.

    Поразительно, что система уголовного правосудия узаконила и увековечила так называемую «технологию», которая не имеет научных доказательств и фактически отвергается научным сообществом. Это так же нелепо, как приобрести в парке развлечений так называемый «измеритель любви», измеряющий кожно-гальваническую реакцию, и установить его в зале суда. Но в отсталой правовой системе, которая, как известно, использует экстрасенсов для помощи в расследовании нераскрытых убийств и позволяет умственно отсталым быть присяжными, это не совсем удивительно.

    Инструмент полезен для них тем, что от 25 до 50 процентов испытуемых под напряженным психологическим давлением экзамена признаются в содеянном. (Lykken, 1981, Lykken, 1991) Убедившись, что их нечестность доказана «научными» средствами, они теряют надежду. Обычно полиграфолог допрашивает испытуемого, не прошедшего тест. Они заявят, что сейчас нет возможности отрицать объективную вину, доказанную этим беспристрастным и беспристрастным научным приемом, и что единственный доступный вариант — признаться.

    Оценка полиграфолога действительно убедительна, потому что, к сожалению, он сам в нее верит. Таким образом, инструмент явно полезен как средство, побуждающее к признанию. Можно только удивляться, сколько за последние 70 лет было получено таким образом ложных признаний от невиновных людей.

    Подводя итог, можно сказать, что полиграф — это смехотворное воплощение лженауки в худшем ее проявлении. Члены APA не являются учеными, практикующими науку, и последствия часто бывают ужасными.Lykken сообщает о делах трех мужчин, которые были осуждены за убийство во многом благодаря показаниям полиграфолога о том, что, по их «экспертному заключению», они не прошли проверку. Впоследствии все трое были признаны невиновными. (Lykken, 1991) Полиграфологи игнорируют такие случаи или объясняют их редкой некомпетентностью некоторых проверяющих.

    Продолжающееся использование полиграфической детекции лжи потенциально может причинить большой вред тем, кто по ее результатам будет признан нечестным.Специфичность и чувствительность не отличаются от подбрасывания монеты. У невиновных подозреваемых шансы примерно 50/50. Одного провала достаточно, чтобы разрушить вашу жизнь. После решения Федерального суда 1923 года по делу Фрай против Соединенных Штатов (293 F 1013 [DC Cir 1923]) показания полиграфа не допускались в делах федерального суда, поскольку тест считался недостаточно научным. Однако эта пародия до сих пор широко используется судебной системой штата. Фьюреди характеризует продолжающееся использование полиграфии как серьезную «социальную болезнь».(Furedy, 1987) Государственные законы, касающиеся злоупотребления детектором лжи, должны измениться, и настало время для медицинского и научного сообщества разъяснить законодателям и политикам истинную обоснованность этого извращения науки. царство парапсихологии как Совет Уиджа, френология и хиромантия.Относительно консервативный Совет по Науке Американской Медицинской Ассоциации рекомендовал не использовать детектор лжи при приеме на работу и проверке безопасности.(Совет по научным вопросам, 1986 г.) Настало время распространить эту рекомендацию на всех и вывести из бизнеса более 3000 полиграфологов-анахронистов в Соединенных Штатах.

    Между тем, если вас попросят пройти проверку на детекторе лжи — не делайте этого. Те, кто участвует в системе уголовного правосудия, в том числе юристы, в основном не имеют образования в области научных исследований и экспериментальной методологии.

    Они могут не разделять науку и лженауку и ошибочно полагать, что полиграф является точным научным инструментом.Они взаимодействуют с полиграфологами, которые проповедуют его использование, и практически не взаимодействуют с учеными, психологами и врачами, которые опровергают его использование. Откажитесь проходить тест и обучать их. Процитируйте доктрину Фрая, зайдите в медицинскую библиотеку, скопируйте научные статьи, опровергающие ее достоверность, и предъявите их тому, кто попросит вас пройти тест. Заявите, что принципы и предположения, лежащие в основе полиграфии, не подтверждаются нашим пониманием психологии, неврологии и физиологии.Тогда возложите бремя доказывания на их головы. Скажите им, чтобы они представили вам научные доказательства, подтверждающие достоверность теста. У машины просто нет рациональной основы для обнаружения лжецов.

    Ссылки

    Артер РО. 1986. Враги полиграфа: обновление. Журнал полиграфологии. 20: 133-136.

    Босиком Дж. 1974. История с полиграфом. Клуэтт Пибоди и Ко, Нью-Йорк.

    Барланд Г., Раскин Д. 1976. Валидность и достоверность проверок подозреваемых в совершении преступлений на полиграфе (Отчет 76-1, Контракт 75 NI-99-0001).

    Бретт А.С., Филлипс М., Бери Дж.Ф. 1986. Прогностическая сила полиграфа: действительно ли «детектор лжи» выявляет лжецов? Ланцет. 1: 544-547.

    Совет по науке. 1986. Полиграф. Журнал Американской медицинской ассоциации. 256: 1172-1175.

    Фьюреди Джей Джей. 1987. Оценка полиграфии с психофизиологической точки зрения: анализ специфических эффектов. Павловский журнал биологических наук. 22: 145-151.

    Хорват Ф.1977. Влияние выбранных переменных на интерпретацию записей полиграфа. Журнал прикладной психологии. 62: 127-136.

    Клейнмунц Б. 1987. Прогностическая сила полиграфа: Детекторы лжи говорят ложь. Журнал Американской медицинской ассоциации. 257: 189-190.

    Kleinmuntz B, Szucko J. 1984. Полевое исследование ошибочности полиграфического обнаружения лжи. Природа. 308: 449-450.

    Ликкен Д. 1984. Допрос на полиграфе. Природа. 307: 681-684.

    Ликкен ДТ. 1981. Дрожь в крови: использование и злоупотребление детектором лжи. Макгроу-Хилл, Нью-Йорк.

    Ликкен ДТ. 1991. Почему (некоторые) американцы верят в детектор лжи, а другие верят в тест на знание вины. Интегративная физиология и поведенческие науки. 26: 214-222.

    Рейд JE, Inbau FE. 1977. Правда и обман: метод полиграфа («детектор лжи»). Уильямс и Уилкинс, Балтимор.

    Сакс Л.1991. Наука и полиграф CQT: теоретическая критика. Интегративная физиология и поведенческие науки. 26: 223-231.

    Сакс Л., Догерти Д., Кросс Т. 1983. Научная достоверность проверки на детекторе лжи: обзор и оценка исследования. Конференция: ОТА-ТМ. Управление по оценке технологий Конгресса США.

    Стейнбрук Р. 1992. Тест на полиграфе — ошибочный метод диагностики. Медицинский журнал Новой Англии. 327: 122-123.

    Сканирование мозга выявляет ложь точнее, чем детектор лжи

     

    Обычная сцена из эпизода криминальной телевизионной драмы: подозреваемый привязан к полиграфу.Он потеет. Он корчится. Его глаза бегают с одного направления на другое. Стрелка полиграфа сильно качается, указывая на то, что подозреваемый лжет.

     

    На самом деле, повышение артериального давления или пульса, а также наличие потных ладоней больше не считаются явными признаками лжи: с 1980-х годов полиграфы считались недопустимыми в качестве юридических доказательств в большинстве в США и для большинства проверок перед приемом на работу.

     

    Тем не менее, детектор лжи остается единственным биологическим методом обнаружения лжи, используемым в США.S. в определенных случаях, таких как государственные проверки биографических данных и проверки безопасности.

     

    В последние годы исследователи успешно использовали функциональную магнитно-резонансную томографию, или фМРТ, для картирования моделей активации мозга, связанных с преднамеренным обманом. Исследования нейровизуализации также показали, что фМРТ довольно точно выявляет обман у людей. Однако эксперты согласны с тем, что использование фМРТ в реальной полицейской или судебно-медицинской работе остается непрактичным без всестороннего тестирования и проверки.

     

    Даниэль Ланглебен, профессор психиатрии; его коллеги из Медицинской школы имени Перельмана; и Рональд Барндоллар, агент ФБР по надзору и полиграфолог, решили заполнить один из этих пробелов, сравнив полиграф и фМРТ в детекции лжи. Исследование, опубликованное в журнале Journal of Clinical Psychiatry , показало, что эксперты, читающие данные фМРТ, на 24% чаще обнаруживают ложь участника исследования, чем профессиональные эксперты, просматривающие записи полиграфа.

     

    Исследование было первым, в котором сравнивались проверка на детекторе лжи и фМРТ в почти одинаковых условиях и у одних и тех же участников, что, по словам Ланглебена, было непростой задачей, поскольку тесты проводятся и оцениваются по-разному.

     

    Он объясняет, что с помощью полиграфа экзаменатор задает вопросы субъекту до тех пор, пока не будет получено достаточно данных для принятия решения. Записи обычно читает тот же человек, который проводит тест. Хотя пакеты автоматизированного программного обеспечения для оценки данных полиграфа включены в большинство цифровых систем, эксперты редко полагаются на них при принятии решений.

     

    Для сравнения, задачи фМРТ программируются заранее и не меняются между участниками; оператор сканера взаимодействует с испытуемым по интеркому и только в экстренных случаях. Эксперты не сравнивают результаты. Это, как говорит Ланглебен, «почти идеальная экспериментальная среда».

     

    Задача, по его словам, заключалась в организации эксперимента, в котором две разные технологии используются в условиях, достаточно схожих , чтобы можно было провести прямое сравнение.

     

    «Мы решили, что, поскольку это новая технология , которая должна доказать свою эффективность против старой — или, чтобы быть вежливой, «современной» технологии, — старая технология должна быть отправной точкой. В нашем случае это означало, что специалистов МРТ просили вести себя так, как если бы они были полиграфологами», — говорит Ланглебен. «Цель исследования заключалась не в том, чтобы достичь наилучшей производительности, на которую способна любая из технологий, [а] в том, чтобы сравнить их производительность при использовании идентичных методов».

     

    Исследователи дали 28 участникам «Тест на скрытую информацию», который предназначен для проверки наличия у людей конкретных знаний, которые в реальной ситуации могут быть компрометирующими, с помощью серии вопросов, на некоторые из которых есть известные ответы.Исследователь попросил участников записать число от трех до восьми, скрыть его и не признаваться, что написали число. Затем участников подключали к детектору лжи или сканировали аппаратом фМРТ и спрашивали, написали ли они определенное число. Людей проинструктировали отвечать «нет» на все вопросы, делая один из ответов ложью. В конце сеанса участники передали свои скрытые заметки назначенному члену команды, который поместил их в запечатанный конверт в запертый ящик.Результаты были проанализированы тремя экспертами по детектору лжи и тремя экспертами по нейровизуализации независимо друг от друга, а затем сравнивались, чтобы увидеть, какая технология была более точной в обнаружении лжи каждого участника.

     

    В целом специалисты фМРТ обнаруживали ложь на 24 % чаще. Ланглебен и его коллеги также обнаружили еще один важный момент: когда все согласились с номером, о котором лгал участник, эксперты фМРТ и полиграфа оказались правы на 100 процентов.Это произошло в 17 случаях и предполагает, что два теста могут дополнять друг друга.

     

    Ланглебен говорит, что исследование не было разработано, чтобы доказать это неожиданное наблюдение, но оно указывает на потенциально полезный подход в странах, которые придерживаются принципа «виновен, пока не доказано обратное». Если подозреваемый может пройти последовательные МРТ и проверку на детекторе лжи, «шансы, что он/она лжет, очень малы», – говорит он. «Это может быть приведено как доказательство «обоснованных сомнений», ведущих к оправданию или смягчению наказания.”

     

    Ланглебен говорит, что люди должны быть открыты для возможности и силы сканирования мозга.

     

    «Визуализация — это самая мощная технология на сегодняшний день для наблюдения за тем, как работает живой мозг, — говорит он. «Эта работа важна не только как проект по обнаружению лжи, но особенно потому, что она открывает двери и окна для всех видов связанных фундаментальных явлений, таких как заблуждения, самообман и понимание».

     

    Детекция лжи: могут ли технологии раскрыть обман? | by Neurodata Lab

    Ложь — это часть жизни, от которой мы не можем уклониться.Преднамеренно это или ложь во спасение, мы сталкиваемся с ложью каждый день. Эволюция не предоставила нам какой-либо защиты от обмана. Хотя люди могут случайно обнаружить, что их собеседник может что-то скрывать, ученые работают над технологиями, которые облегчат эту задачу. Точность проверки на детекторе лжи, которая существует уже много лет, уже давно обсуждается, поэтому должна быть какая-то альтернатива.

    В нашей новой серии статей мы решили разобраться с понятием лжи и рассказать о том, как технологии могут раскрыть, если кто-то пытается вас обмануть.

    Что ж, есть некоторые вещи, на которые стоит обратить внимание, когда вы подозреваете, что кто-то не искренен с вами. Исследователи утверждают, что речь лжеца имеет отчетливые языковые модели, в основном отраженные в лексикологии и грамматике [1]. Например, лжецы склонны использовать простые предложения и избегать конкретных фактов [2]. Они могут использовать множество ярких описаний для создания атмосферы, но избегают фактов, которые можно проверить. Чтобы дистанцироваться от своей лжи, будет много отрицаний, эмоциональных и нецензурных слов.Ну вообще будет много слов. (Или, может быть, совсем наоборот. Лжецы понимают, что предоставление слишком большого количества ложной информации увеличивает шансы быть пойманным. Это называется гипотезой дилеммы лжецов [2].

    Источник: Neurodata Lab. На основе [2].

    Действительно ли мы Трудно сказать, можно ли полагаться на лингвистические особенности, но согласно теории обнаружения лжи — ALIED [3] — если у нас есть надежные подсказки о том, что кто-то лжет или нет, мы следуем им, и у нас больше шансов обнаружить, что лжет. продолжается.Однако, когда таких подсказок нет, мы делаем рациональное предположение, основанное на нашем понимании ситуации. По нашему мнению, то, как мы понимаем ситуацию, является рациональным, и полагаться на эти предположения правильно, однако мы не можем предсказать будущее или осознать, насколько наше мышление на самом деле соответствует контексту. Следовательно, мы можем ошибаться или даже игнорировать контекст, снижая вероятность обнаружения лжи.

    Пытаясь распознать лжеца, вы также можете принять во внимание следующую статистику: высокоинтеллектуальные экстраверты чаще ведут себя обманчиво, в то время как высокоинтеллектуальные интроверты, а также экстраверты с более низким интеллектом менее всего склонны дурачиться.В то время как черты личности определяют общие поведенческие тенденции, именно интеллект человека и окружающая среда устанавливают границы его или ее поведения.

    Что касается цифр, то данные весьма тревожны. «Этот человек лжец или говорит правду?» — метаанализ многих исследований показал, что средняя точность обнаружения лжи у человека составляет 54 % (чуть больше, чем было бы шансом), правильно классифицируя 47 % 100 % лжи как ложь и 61 % 100% правда как правда.[4] Это означает, что мы можем распознать, если кто-то лжет, но это предположение будет ненадежным.

    Источник: Лаборатория нейроданных. На основании [4].

    Традиционному полиграфу почти 100 лет. Он был введен в 1939 году и в то время сопровождался отслеживанием дыхания. Считалось, что изменения в паттернах дыхания являются чувствительным индикатором стресса и эмоциональных изменений. Точность проверки на полиграфе зависит от многих внешних факторов, но в лабораторных условиях она может достигать 90%.[5]

    Традиционная процедура обнаружения лжи, направленная на успешное выявление лжи, состоит из двух важнейших компонентов: полиграфа и полиграфолога. По данным Американской психологической ассоциации (APA), полиграфы могут регистрировать несколько физиологических показателей, например. частота сердечных сокращений, дыхание, кожная проводимость (для измерения потоотделения). Измерения кожно-гальванической реакции показывают изменения в нашей реакции на стресс, но неясно, является ли она психологической, физиологической или эмоциональной.Затем полиграфист проводит очень сложную процедуру опроса и сопоставляет ответы с физиологическими реакциями людей.

    Однако связь между физиологическими реакциями и показателями недобросовестности не подтверждена, и существует способ обмана во время теста или интерпретация физиологических реакций как ложноположительных результатов. Что еще? Испытания не всегда проводятся в надлежащих условиях.

    Нервозность, страх и эмоциональная неуравновешенность, эти самые состояния можно измерить полиграфом, но физиологических показателей, которые можно отнести ко лжи, пока нет.Классический детектор лжи скорее можно назвать детектором страха, но далеко не все преступники беспокоятся о вредоносности своих действий. Кроме того, сейчас существует множество техник, которые можно использовать для обхода теста.

    Источник: Всемирная книжная энциклопедия науки и изобретений.

    За 100 лет технологии продвинулись вперед. Существуют не только методы, предполагающие контакт, но и новые дистанционные инструменты, которые могут стать прорывными в отрасли. Все они имеют дело с физиологией человека или анализом мозга.

    В отличие от полиграфа, обнаружение лжи с помощью мозга может быть еще более точным. Когда мы лжем, мы намеренно скрываем известную нам информацию. Оказывается, мозг по-разному реагирует на известное и неизвестное, и измерение активности мозга в такие моменты может повысить точность обнаружения лжи до 90%.

    Реакции мозга настолько тонки и нюансированы, что, анализируя их во время допроса, можно даже определить, знал ли подозреваемый, убита ли жертва ножом или пулей.Основная трудность в том, что если подробности дела будут обнародованы, то все допрашиваемые будут знать, что было орудием убийства, и предсказать вину будет невозможно.

    Физиологические реакции, такие как пульс, частота дыхания и даже изменения сопротивления кожи, можно научиться изменять сознательно, но люди еще не научились контролировать приток крови к различным областям мозга. Именно поэтому идея обнаружения лжи с помощью методов нейровизуализации остается очень привлекательной для ученых.Один хороший пример — ложь влияет на количество кислорода, поступающего в разные части мозга. Эти изменения могут быть зарегистрированы с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) [6].

    Основная проблема с обнаружением лжи на основе мозга заключается в том, что каждая конкретная ситуация обмана состоит из многих переменных, таких как мотивация лгать, раскаяние или стыд, или, возможно, их полное отсутствие. Человек может бояться, что люди узнают правду и будут последствия и наказание.В противном случае он может быть к ней совершенно равнодушен. Это может привести к потенциальным ложным срабатываниям. Дорогостоящая томография или исследования ЭЭГ также требуют высококвалифицированного персонала для сбора, анализа и интерпретации данных мозга, а гарантия того, что специфические извилины виновника активированы, довольно низка. И, вероятно, дело не в том, что все люди имеют одни и те же нейронные структуры, отвечающие за ложь, поэтому могут потребоваться годы, чтобы обнаружить одну-единственную нейронную сеть обмана, если таковая существует.

    Обычно ложь считается интенсивным и негативным опытом, требующим больших когнитивных усилий.Сам процесс лжи может вызвать стресс у самого лжеца, что становится заметно визуально. Отследить эти проявления способна техника, называемая тепловидением, или термографией.

    Термография недавно была внедрена в индустрию обнаружения лжи. Лицо и тело человека записываются на инфракрасную камеру, чтобы отслеживать изменения температуры кожи.

    Помните Пиноккио? Да, тот деревянный парень, у которого нос рос, когда он лгал. Оказывается, это может быть и не фантастика.Во многих исследованиях упоминается так называемый эффект Пиноккио. Когда мы лежим, температура кончика носа падает, а лоб наоборот становится теплее. [7]

    Термография. Прежде чем солгать. Источник: https://canal.ugr.es/noticia/efecto-pinocho-termografia-persona-miente/Thermography. В процессе лжи по телефону. Источник: https://canal.ugr.es/noticia/efecto-pinocho-termografia-persona-miente/

    Почему температура лба может быть столь показательной? Есть предположение, что при повышенном уровне стресса, связанного с обманом, у человека непроизвольно нахмуриваются брови, что сопровождается приливом крови и соответствующим повышением температуры лба.Исследователи сообщают, что для 38 испытуемых детектор обмана на лбу дает 76,3% успеха. [8]

    Термография в первую очередь более удобна, чем тест на детекторе лжи, потому что это бесконтактный метод регистрации реакции вегетативной нервной системы. Подозреваемый даже не будет знать, что его записывают, а его средняя точность может колебаться от 70% до 90%.

    Этот метод детекции лжи может быть достаточно надежным, но остается проблема приобретения дорогостоящих тепловизионных камер с высоким временным и пространственным разрешением для отслеживания малейших колебаний температуры на разных участках лица.Кроме того, существует гипотеза, что у людей, не испытывающих угрызений совести (с высоким уровнем макиавеллизма и/или психопатии), физиологические реакции организма на обман будут минимальными и неидентифицируемыми [9].

    Альтернативные методы детекции лжи имеют ряд недостатков. Универсального контрольного списка для определения мошенника не существует. У насильника учащается пульс, повышается артериальное давление, нарушается ритм дыхания, хмурятся брови, слезятся глаза, активизируются некоторые области головного мозга (передняя префронтальная кора и поясная извилина), изменяется температура носа, голос дрожит, зрачки расширяются.Или не.

    Физиологические параметры зависят от множества неконтролируемых факторов, которые невозможно учесть в простой экспериментальной методике. Возможно, ИИ сможет разгадать тайну. Нейронная сеть проанализирует тысячи истинных и ложных фрагментов в разных условиях и найдет закономерности, которые люди не смогли обнаружить.

    Однако нельзя забывать, что ложь зависит от контекста. Сложно будет создать какую-то универсальную технологию, которая, как волшебная палочка, распознавала бы ложь во всех ее проявлениях.Более вероятно, что будет множество алгоритмов с определенным набором приложений. Но только время может сказать.

    Как детекторы лжи вызывают расовую предвзятость

    Можно подумать, что в 2018 году наши основные государственные учреждения не будут полагаться на мистические проверки правды, как охотники на ведьм Средневековья. Но вы были бы неправы. В понедельник Wired опубликовал увлекательное расследование об использовании полиграфов, также известных как «детекторы лжи», для проверки вакансий полицией и другими государственными учреждениями в Соединенных Штатах.

    В статье представлен научный обзор, представлены новые доказательства присущей устройствам ненадежности и представлены талантливые и авторитетные люди, которым отказали в приеме на работу на государственной службе из-за «неудачных» проверок на детекторе лжи. И это также показывает, что технология допускает расовую предвзятость при приеме на работу.

    Технология обнаружения лжи была отвергнута учеными на протяжении десятилетий, наиболее определенно в всеобъемлющем экспертном отчете Национальной академии наук, который, как выразился Wired, оценил полиграфы как «псевдонаучную чушь».Детекторы лжи запрещены для использования частными работодателями (за несколькими очень узкими исключениями) и не могут использоваться в качестве доказательства в суде. Тем не менее, закон разрешает использование устройств при приеме на работу в государственные органы, и, как показывает Wired, они используются при принятии решений о приеме на работу не только агентствами национальной безопасности, такими как ФБР, ЦРУ и АНБ, но и многочисленными полицейскими управлениями штатов и местных органов власти. .

    Wired использовала записи об использовании детектора лжи, полученные из полицейских управлений и нескольких судебных процессов, чтобы показать, что не только процент «провалов» для различных предполагаемых лжи сильно различается от экзаменатора к экзаменатору, но также и то, что чернокожие «проваливались» непропорционально часто.

    Как говорится в статье, «полиграф записывает только необработанные данные; экзаменатор должен интерпретировать данные и сделать вывод о честности испытуемого. Один экзаменатор может счесть пик артериального давления признаком обмана, другой может отмахнуться от него — и именно в этих индивидуальных суждениях может проскальзывать предвзятость».

    Один эксперт в области неврологии сказал журналу: «Решение эксперта, вероятно, основано в первую очередь на человеческом взаимодействии двух людей».

    В этом отношении полиграфы ничем не отличаются от других псевдонаучных технологий, с которыми мы сталкивались в последние годы: поскольку они в основе своей фальшивы, в конечном итоге они становятся не более чем средством, с помощью которого операторы заменяют свои собственные личные оценки испытуемых. отсутствие действительно полезных измерений.Для некоторых операторов это неизбежно будет означать расовую предвзятость.

    Это верно, например, для программы TSA «SPOT», которая пытается обучить «офицеров по обнаружению поведения» для выявления террористов, болтая с путешественниками возле линии безопасности аэропорта. SPOT основан на поиске предполагаемых «признаков терроризма», которые расплывчаты и банальны и — к удивлению, к удивлению — часто выливались в грубое расовое профилирование.

    Программы, подобные этим, хуже, чем просто создание новых путей для расовой предвзятости, также скрывают расовую предвзятость, скрывая ее за маской научной объективности.В этом отношении они работают так же, как мы опасаемся, что непрозрачные алгоритмы ИИ будут работать — берут ошибочные и предвзятые данные, пропускают их через слишком человеческий процесс и выдают результат, который, хотя и предвзят, поставляется в виде «объективный компьютерный анализ».

    В течение многих лет мы предупреждали, что неопределенные и необоснованные методы безопасности способствуют расовому профилированию. В 2004 году, например, мы предупреждали, что широкие и расплывчатые призывы властей сообщать о «подозрительном» поведении «оставляют гораздо более широкие возможности для расового профилирования и паранойи, направленных на любого, кто отличается или выделяется.”

    Неудача с детектором лжи может иметь длительные негативные последствия в жизни заявителя. Wired сообщает: «Неудачная проверка на детекторе лжи может стоить вам не только работы, но и преследовать вас на протяжении всей вашей карьеры. Людей, не прошедших проверку на детекторе лжи, обычно просят сообщить об этом факте, если они повторно подают заявление на должность в правоохранительных органах по всей стране, и некоторые департаменты могут делиться результатами полиграфа с другими агентствами в том же штате».

    Сегодняшние полиграфы удивительно похожи на те, что были разработаны много десятилетий назад, но постоянно выдвигаются новые схемы якобы обнаружения лжи, включая отслеживание взгляда, фМРТ-чтение мозга и (конечно) машинное обучение ИИ.Ни один из них не доказал свою надежность в практических условиях — во-первых, очень сложно проверить способность устройства обнаруживать высокомотивированную ложь.

    Как я уже говорил, наша оппозиция ACLU против детекторов лжи, восходящая к 1950-м годам, никогда не была направлена ​​исключительно на их неэффективность или специфическую технологию полиграфа. Мы говорили с 1970-х годов, что даже если полиграф преодолеет приемлемый порог надежности или появится более точная технология обнаружения лжи, мы все равно будем выступать против нее, потому что рассматриваем методы заглядывания внутрь человеческого разума как нарушение. Четвертой и Пятой поправок, а также фундаментальным оскорблением человеческого достоинства.

    Использование детекторов лжи при приеме на работу является примером более серьезной тревожной тенденции: очевидной неспособности американских правоохранительных органов провести различие между надежными научными данными и весьма дискреционными методами, которые, как выразилась National Geographic в тревожной статье 2016 года, полагаются «на методы и интерпретации, которые требуют больше мастерства, чем науки». Среди судебно-медицинских методов, которые, как было установлено в резком отчете Национальной академии наук, основаны на неопределенных научных основаниях, — анализ волос, анализ следов укусов, анализ поджога (вероятно, использованный для казни невиновного жителя Техаса в 2004 году) и другие широко используемые судебно-медицинские экспертизы.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.