Содержание

«Я смотрю на свою жизнь почти как из гроба»: что такое деперсонализация и почему ей страдает все больше людей

Новая болезнь? Вряд ли

Деперсонализация как человеческий опыт вовсе не нова. Традиционно ее считали естественным способом, с помощью которого сознание справляется с непосильным шоком или стрессом, невыносимыми жизненными обстоятельствами (например, жизнь в концлагере). В таких случаях сознание отделяет себя от окружающего мира, просто чтобы выжить. Но, как это ни странно, деперсонализация может проявляться спонтанно, без какого-либо очевидного триггера. Потенциальные причины этого (мы рассмотрим их далее) начали серьезно изучать только в последние несколько лет, хотя теорий за прошедший век расплодилось множество. Некоторые люди не могут точно вспомнить, когда и как начала проявляться проблема и было ли это вообще привязано к какому-то конкретному событию. У других недуг начался так рано, что иного состояния они просто не знают. В таких случаях деперсонализация становится безопасным вакуумом, где их ничто не может потревожить. Правда, цена этому очень высока: люди не могут что-то почувствовать, даже если хотят этого. Они становятся тем, что Рон и другие назвали «живыми мертвецами».

Термин «деперсонализация» в диагностическом процессе относится одновременно и к симптому, и к полноценному психическому заболеванию. Людовику Дуга, психологу и философу, который часто писал на темы памяти и симптома дежавю, часто приписывают первое использование термина «деперсонализация» в современном значении — в конце 1890-х годов. Однако Дуга сам впервые увидел это слово в популярном литературном произведении того времени — «Дневнике» Анри-Фредерика Амьеля (Henri Frédéric Amiel, 1821–1881). Этот подробный дневник замкнутого и загадочного профессора был опубликован посмертно. Одна запись оттуда позволила обозначить природу деперсонализации на все последующие времена: «Теперь я могу смотреть на жизнь почти как из гроба; все мне странно, я могу быть вне своего тела, вне своей личности, я обезличен, отрешен, улетучен. — Не сумасшествие ли это?» Другие, более известные персоны понимали деперсонализацию и дереализацию как вполне определенный человеческий опыт. Зигмунд Фрейд соприкоснулся с ярким опытом дереализации, когда ездил в Афины в 1904 году и посетил Акрополь. «Значит, все это в действительности так, как мы изучали в школе?» — пишет он примерно 30 лет спустя в открытом письме Ромену Роллану и там же объясняет, что в тот день пережил краткий приступ дереализации. Он читал про знаменитые руины на протяжении многих лет и знал, что они существуют на самом деле, но воочию они почему-то явно превзошли его ожидания. Фрейд осознавал свое реальное присутствие в Акрополе, но странным образом ему было сложно воспринимать эту реальность.

Известные психологи в последующие годы как затрагивали тему деперсонализации в своих книгах вскользь, так и писали о ней объемные статьи практически на всех основных языках мира. В 1930-х годах в медицинское пособие Modern Clinical Psychiatry впервые включили понятие «деперсонализация». Изучая эту книгу годы спустя, можно обнаружить исключительно проницательное описание:

Деперсонализация, остро ощущаемое стрессогенное чувство отчужденности, иногда называемое еще синдромом деперсонализации, может быть определено как аффективное расстройство, при котором основными симптомами являются чувство оторванности от реальности и потеря уверенности в собственной личности, чувства отождествленности с собственным телом и контроля над ним. Симптомы оторванности от реальности бывают двух типов: ощущение, что изменилась собственная личность, и ощущение, что внешний мир нереален. Пациент не чувствует себя собой, но и не чувствует, что стал кем-то еще. Поэтому такое состояние — вовсе не то, что называют изменением личности. Переживаемое теряет эмоциональную значимость и может быть окрашено пугающим чувством непривычности и оторванности от окружающего. Начало болезни бывает как острым, сопровождающимся сильным эмоциональным шоком, так и постепенным в связи с продолжительным физическим или эмоциональным стрессом. Чаще всего деперсонализация проявляется у людей с высоким уровнем интеллекта, тонкой душевной организацией, богатым воображением, чувствительных, интровертов. Пациент может говорить, что его чувства «заморожены», что его мысли странны, что он думает и действует механически, как будто бы стал машиной, автоматом. Люди и предметы кажутся ему нереальными, далекими, безжизненными, бесцветными. Пациент может говорить, что он чувствует себя как в трансе или во сне, выглядеть растерянным и сбитым с толку из-за необычности этого чувства нереальности. У него сложности с концентрацией, он может жаловаться, что его мозг «умер» или «перестал работать».

Если быть совсем дотошными и учитывать то, что известно на сегодняшний день, описание должно заканчиваться здесь. Но, сообразуясь с более старыми теориями о деперсонализации, учебник постулирует, что это явление — не отдельное заболевание вне других невротических и психотических состояний, которые чаще встречаются у женщин и подростков и при которых рекомендована электрошоковая терапия как эффективная форма лечения.

Сегодня известно, что деперсонализация одинаково часто появляется у обоих полов и в любом возрасте. Хроническая деперсонализация сегодня известна как уникальное самостоятельное расстройство, а не вторичный симптом в структуре депрессивных, обсессивных или психотических состояний.

В отличие от начального периода изучения психики сегодня в области психиатрии разработано «Руководство по диагностике и статистике психических расстройств» (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, DSM-IV), которое регулярно обновляют, чтобы поддерживать актуальность. Новые редакции содержат список самых современных критериев для постановки точного, основанного на более актуальных доказательствах диагноза практически любого психического заболевания. В ранних версиях DSM, с 1950-х по 1960-е годы, деперсонализация упоминалась вне описания диссоциативной реакции, в категории психоневротических расстройств. Согласно последней редакции DSM-IV, деперсонализация, помещенная теперь в раздел диссоциативных расстройств, частично определена так:

Необходимыми признаками деперсонализации являются постоянные или повторяющиеся эпизоды деперсонализации, характеризующиеся чувством отстраненности или отчужденности от собственного тела (критерий А). Пациент может чувствовать себя роботом или живущим во сне или в кинофильме. Может присутствовать ощущение, что человек наблюдает за своими же мыслями, телом или его частями извне. Часто возможны ощущения потери чувствительности различных типов, недостаток эмоционального отклика, ощущение недостатка контроля над своими действиями. Человек с деперсонализационным расстройством постоянно доказывает себе, что реальность не повреждена (например, что он/она не робот, а просто чувствует себя таким) (критерий B). Деперсонализация — это общее восприятие, и такой диагноз должен быть поставлен только в случае, если симптомы достаточно тяжелые, чтобы вызывать выраженный дистресс или нарушения жизненных функций (критерий С).

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Отстраненность или отчужденность от самого себя вкупе с осознанием этой отстраненности — отличительное свойство деперсонализации, несмотря на множество сопутствующих симптомов, которые были зафиксированы в динамике. Пациенты, как отмечается в DSM-IV, могут испытывать затруднения в описании своих симптомов или опасаться, что их ощущения сигнализируют о «сумасшествии».

В дополнение к этому DSM-IV обращает внимание на другие возможные проявления расстройства деперсонализации:

  • дереализация — восприятие внешнего мира как чуждого или нереального;
  • макропсия или микропсия — необычное изменение восприятия размеров или форм объектов;
  • восприятие других людей как «странных» или «механических».

Другие характерные черты деперсонализации — симптомы тревоги, депрессии, обсессивные руминации, соматические проявления и изменения в ощущении времени. В некоторых случаях потеря чувств, характерная для деперсонализации, может имитировать депрессивное расстройство или сосуществовать с ним. Деперсонализация и дереализация — частые симптомы панических атак, добавляет DSM-IV. Однако, если они проявляются только во время таких эпизодов, пациенту нельзя диагностировать деперсонализационное расстройство. Другой базовый диагностический справочник, который используют психиатры, — Международная классификация болезней (МКБ-10), упоминает деперсонализацию, но, что любопытно отметить, помещает ее в категорию «Другие смешанные расстройства поведения и эмоций», а не в категорию диссоциативных расстройств, для которых есть специфические методы лечения. Это подогревает непрекращающиеся дебаты по поводу того, к какой категории следует отнести деперсонализацию. DSM-IV и МКБ-10 описывают это состояние с небольшими различиями, но в целом приводят одни и те же диагностические критерии. DSM-IV также отмечает, что примерно половина людей в какой-то период своей жизни могут испытывать единичный краткий эпизод деперсонализации, сопровождающийся, как правило, серьезным стрессом. Краткосрочная деперсонализация проявляется примерно у трети тех, кто оказывается в ситуациях, угрожающих жизни, и примерно у 10% пациентов, госпитализированных с психическими расстройствами. Деперсонализация различных типов, которая длится секунды, минуты или даже часы, может запросто проявляться и у «нормальных» людей в экстремальных ситуациях: депривация сна, сенсорная депривация, путешествия в незнакомые места, острая интоксикация марихуаной или галлюциногенами.

Установлено, что высокая частота временных проявлений деперсонализации характерна для ⅓—½ студентов, равно как и для людей, которые пережили угрозу собственной жизни. Последний случай имеет отдельное название — «посттравматическая диссоциация» и представляет особый интерес, поскольку часто возникает после чрезвычайно глубоких потрясений, которых боится современный западный мир.

Особенности таких эпизодов и дают возможность предсказать, как человек справится с такой ситуацией спустя длительное время. Как было отмечено выше, многие люди переживали короткие эпизоды деперсонализации после сильного эмоционального шока, употребления некоторых наркотиков или в период значительного стресса. Установлено, что деперсонализация хотя бы кратковременно проявляется у 50–70% населения. Исследования показывают, что примерно 1–3% от общей популяции могут страдать хронической деперсонализацией. Зачастую первичная деперсонализация проходит так же внезапно, как и началась, но иногда становится хронической и существует по своим собственным таинственным законам. В большинстве случаев это расстройство заставляет людей думать, что они сходят с ума. Когда деперсонализация начинается после приема ряда наркотических веществ, человек решает, что его мозг поврежден. Потеряв привычные ощущения себя и пространства, люди чувствуют, как будто они теряют связь с реальностью. Но, в отличие от пациентов с психическими заболеваниями типа шизофрении, такие люди вовсе не сходят с ума. Скорее наоборот — они внезапно становятся чересчур понимающими реальность и бытие, слишком хорошо осознающими, где и как именно их ощущение деформировано по сравнению с «нормальным» ощущением себя настоящих.

В принципе, деперсонализация похожа на что-то вроде видоизмененной «осознанности» или «пробуждения», которые в отдельных культурах считаются определенным уровнем духовного роста. Вкратце об этом упомянуто и в DSM-IV, но для большинства жителей стран Запада «ненормальное» ощущение «не-я» — состояние, которое они бы предпочли оставить в прошлом. (В следующей главе мы подробнее поговорим о философских интерпретациях этого состояния ума.)

Душевное расстройство нового тысячелетия

Исследование природы деперсонализации — как временного симптома или как полноценного хронического заболевания — сегодня становится особенно важным по нескольким причинам. Во-первых, за последние 30 лет возникла целая волна случаев деперсонализации, спровоцированная употреблением запрещенных наркотиков — с 1960-х годов по наши дни. Марихуана и многие современные «наркотики ночных клубов» — определенно триггеры как острой, так и хронической деперсонализации, и это детально задокументировано. Во-вторых, доказано, что сегодня деперсонализацию испытывает (или, по крайней мере, заявляет о ней) гораздо больше людей, чем когда-либо, вне зависимости от первичного триггера. Многие из этих людей годами страдают молча, чувствуют замешательство и стыд. Распространение интернета послужило толчком к созданию нескольких сайтов с группами поддержки для тех, кто страдает деперсонализацией. С помощью этих площадок в конце 1990-х начали объединяться тысячи людей с поразительно похожими переживаниями и симптомами, испытывающих информационный голод и ищущих утешения. Один из сайтов — http:// depersonalization.info — в 2001 году посетили 10 000 раз за три месяца. Запись, приведенная ниже, типична для множества людей, которые заглянули на страницу, а потом вернулись в свои изолированные миры.

Я смотрю на свой разум извне, чувствую себя одновременно пойманным в ловушку и запутавшимся в необычности моего существования. Мои мысли бесконечно вращаются, я постоянно исследую непривычное ощущение самого себя. Почему я существую? Почему я — это я, а не кто-то другой? Во время этих размышлений я покрываюсь холодным потом, как будто пугаюсь собственных мыслей. Бывает, что я не чувствую под собой твердой почвы. Я смотрю на свое тело и не могу понять, почему я нахожусь в нем. Я слышу, как разговариваю с кем-нибудь, и не могу понять, откуда идет голос. Я представляю себе, что смотрю на собственную жизнь как на кинофильм. Но где в таком случае я? Кто смотрит это кино? Что это за кинотеатр? Хуже всего, что это все кажется правдой, а периоды моей жизни, когда этих ощущений нет, — вымыслом.

Это отрывок из электронного письма, но точно так же сформулированные выражения непривычности деперсонализации могли бы выйти из-под пера Амьеля или появиться в десятках других философских и литературных произведений любой эпохи. И эти крики о помощи не остались без внимания.

Читайте также

Что такое синдром дереализации — деперсонализации, из-за которого можно потерять себя, мир, пространство и время

Осознание проблемы, пришедшее из интернета и кабинетов врачей, достаточно впечатлило несколько медицинских исследовательских институтов, чтобы положить начало программам изучения деперсонализации. Это отделение исследования деперсонализации в Институте психиатрии Королевского колледжа Лондона и программа исследования деперсонализации и дереализации в Школе медицины Маунт-Синай в Нью-Йорке. Эти программы направлены на изучение деперсонализации во всех ее глубинных аспектах — описательном, когнитивном и биологическом, и на исследование новых методов лечения, которые могут помочь тем, кому деперсонализация приносит невыносимые страдания.

Выйти из себя. Что такое деперсонализация

Деперсонализация — симптом ряда психических расстройств (депрессии, расстройств тревожного спектра, шизофрении), но она может проявляться и при сильном стрессе, недосыпании, джетлаге, эпилепсии и из-за приема некоторых препаратов (как лекарственных, так и наркотических). Несмотря на диковинные и пугающие ощущения, это достаточно распространенное явление — по разным оценкам, оно встречается у 1–2,5% населения. Как же ощущается деперсонализация?

Во-первых, как можно понять из названия, человеку кажется, что его личность словно стерта или ее типичные черты сильно приглушены. То, что его определяло раньше — чувства, реакции и желания, — теперь теряет смысл и словно относится к кому-то другому. Остаются только самые базовые эмоции, более тонкие и сложные переживания исчезают. Что особенно неприятно, приглушаются или временно пропадают чувства к близким людям (человек может «умом» понимать, что все еще любит родителей, ребенка или супруга, но не ощущать при этом совершенно никакого тепла).

При этом может субъективно ухудшаться память и страдать образное мышление. Человеку становится сложнее воспринимать произведения искусства и те проявления внешнего мира, которые его раньше эмоционально трогали (например, красивые пейзажи, рассвет, умилительные животные и т. д.). Кажется, что в голове нет никаких мыслей, и настроение тоже никакое. Но от обычной апатии деперсонализация отличается более широким и ярким спектром проявлений.

Такое состояние буквально делает окружающий мир «бесцветным» и «ненастоящим». Обстановка кажется «плоской», «мертвой» или воспринимается притупленно, как бы через стекло. Человеку может казаться, что он все время находится словно под куполом или в подводной лодке и напрямую не соприкасается с реальностью, лишь наблюдая за ней через искаженный объектив. Притупляется цветовосприятие, все краски будто тускнеют и все становится серым. Иногда отстранение достигает такой силы, что даже привычные места и предметы могут казаться увиденными впервые и чужими, как будто ты находишься во сне или смотришь фильм. Этот набор ощущений также называется дереализацией.

Тактильность тоже страдает — человек перестает ощущать свое тело привычным образом. Собственные действия воспринимаются как бы со стороны, больному сложно поверить, что они произвольны и как-то связаны с его желаниями. Может притупляться осязательная и температурная чувствительность, ослабевают вкусовые ощущения и так называемая проприоцепция (восприятие собственного положения в пространстве). Время тоже будто замедляется или вовсе останавливается.

Весь этот набор ощущений может оказаться гораздо более неприятным, чем то, что мы привыкли обычно воспринимать как страдание (тревога, подавленность, злость, тоска и т. д.). Многие люди предпочли бы испытывать боль, чем такое ощущение пустоты, бесцветности и потери контакта с миром. Чаще всего деперсонализация — это редкий эпизод в жизни человека, но в некоторых случаях (например, после серьезных психологических травм) такое состояние может растянуться надолго и начать заметно мешать человеку в разных аспектах повседневности, дезориентируя его и лишая возможности получать удовольствие от жизни. В таких случаях говорят о «расстройстве деперсонализации-дереализации».

Почему это происходит?

Как правило, деперсонализация является защитным механизмом психики при возникновении сильного эмоционального потрясения. Это что-то вроде анестезии в экстремальной ситуации: такое состояние позволяет спокойно оценить обстановку, отключив все, что может мешать трезвому анализу. Что именно ваша психика посчитает достаточно экстремальной ситуацией для включения подобного протокола — десятибалльное землетрясение, разрыв с любимым человеком или сдачу амбициозного проекта, зависит от многих факторов, в том числе и генетики.

Если рассматривать процесс с нейробиологической точки зрения, что именно происходит в мозгу человека с деперсонализацией, пока не очень понятно, есть лишь приблизительные теории. Одна из них выглядит так: в ответ на стресс мозг в большом количестве вырабатывает эндорфины с высоким родством к μ-опиоидным рецепторам. Основная функция этих рецепторов — снижение болевых ощущений, но они же «отвечают» за эйфорию при употреблении опиатов вроде героина. Их сильная активация вызывает перекос в нейрохимическом балансе, из-за чего во избежание «перегрева» блокируется центр удовольствия и отключается лимбическая система, порождающая эмоции. Другая версия связывает деперсонализацию с нарушением баланса глутаминовой кислоты — возбуждающего нейромедиатора, усиливающего нервные импульсы.

Как лечить

Из психотерапевтических методик рекомендуются когнитивно-поведенческая и психодинамическая терапия. С медикаментами все сложнее: лекарства, реально работающего именно против деперсонализации, ученые еще не нашли. Несколько исследований показали, что при деперсонализации эффективны антагонисты опиоидных рецепторов, например, препараты налоксон и налтрексон, но данные все еще остаются противоречивыми. Логика также подсказывает, что деперсонализация, вызванная депрессией и тревожными расстройствами, должна смягчаться при использовании антидепрессантов и противотревожных лекарств, но на практике не все так очевидно. Из 60 исследований, посвященных использованию антидепрессантов последнего поколения — селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, только девять продемонстрировали заметный эффект. Практический опыт врачей показывает, что транквилизаторы в больших дозах часто снимают симптоматику, но качественных исследований на эту тему тоже не хватает. Тем не менее есть шанс облегчить свое состояние, обратившись к специалисту, который поможет индивидуально подобрать медикаменты.

Ситуация HELP: деперсонализация сотрудника

«Она головой кивает, как деревянный болванчик. Даже что-то отвечает, но чаще всего невпопад. А взгляд пустой, отстранённый… Ассоциация с домом, в котором свет горит, но внутри никого нет», – вспоминает об одной из сотрудниц Марина, главред интернет-журнала. 

 

Вот была корреспондент Машенька – любознательная, подвижная, весёлая. Сто дел за день успевала переделать. Про таких говорят «с огоньком» или «вечный двигатель». А потом случился аврал… и Машу в запланированный отпуск не отпустили. Да ещё и в выходные пришлось работать. 

 

Оплата внеурочных шла по тройной ставке. Обещали на неделе выходной дать… но забыли. А Маша напомнить постеснялась. 

 

«В суете никто и не заметил, что Маша два месяца без отдыха отпахала. И вот пришла она как-то на планёрку… «свет горит, а дома никого», – рассказывает Марина.

 

Спойлер: у истории хороший конец. Но всё могло быть иначе, если бы Маше вовремя не помогли.

 

Помните диснеевский мультсериал про бурундуков Чипа и Дейла, которые спасали тех, кто оказался в беде? Такими Чипом и Дейлом в редакции оказались главред Марина и HR-менеджер Ольга Анатольевна. Они сразу уловили яркий симптом деперсонализации. И вовремя отреагировали.

 

Что такое деперсонализация? Как отличить деперсонализацию как симптом выгорания от серьёзного психического расстройства и о чём уместно говорить HR-ам с сотрудником? Графики благополучия в контексте деперсонализации и выгорания: зачем они нужны, что показывают и какими бывают? Разбираемся в новом материале Yva.ai.

 

Деперсонализация: синдром или симптом?

 

Если следовать метафоре с домом, деперсонализация – это тело, в котором есть жизнь, а личности нет (или она присутствует не полностью). В переводе с латыни – языка медиков – деперсонализация означает утрату личности (dē – приставка, выражающая отсутствие + persōna – «личность»)1.

 

 

При деперсонализации человек ощущает внутреннюю пустоту, утрату собственного «Я». Это состояние по-научному называют ценестезией2

 

Медики разграничивают понятие деперсонализации на симптом и самостоятельный синдром. 

 

Деперсонализация как симптом нередко сопровождает серьёзные невротические расстройства и эндогенные (вызванные внутренними причинами) психические заболевания: биполярное и генерализированное тревожное расстройства, шизофрению, клиническую депрессию, панические атаки, посттравматическое и обсессивно-компульсивное расстройства и др.3

 

Ощущение деперсонализации может, например, вызывать приём успокоительных средств, антигистаминных препаратов и некоторых лекарств. Употребление кофеинсодержащих и алкогольных напитков, любого рода интоксикация организма также могут приводить к ценестезии.

 

«Симптомы деперсонализации могут проявиться и у психически здоровых людей – как реакция на переживание травмы, но проходят они достаточно быстро, спустя какое-то небольшое время»4 – уточняет клинический психолог, супервизор Антон Вьюков.

 

 

Синдром деперсонализации – классика диссоциативных расстройств. В международной классификации болезней (МБК-10) ему присвоен код F48.1. Впервые синдром был описан в 1838 году французским психиатром Жаном Эскиролем. 

 

В 1840 году его соотечественник и коллега Моро де Тур также обратил внимание на симптоматику отчуждения собственного «Я» у некоторых обследованных пациентов. Более обширно болезнь исследовал Р. Крисгабер. В 1873 году он описал в монографии примерно 40 клинических случаев деперсонализации5

 

Термин «деперсонализация», означающий обезличивание, ввели в обращение психиатры Д. Дюга (1898) и К. Мутье (1910)6. Статистика, которую ведут отечественные и зарубежные психиатрические клиники, показывает, что заболевание в ярко выраженной форме встречается примерно у 2 % людей.

 

Какими признаками характеризуется такое состояние? Пациент жалуется, что его тело кажется ему нереальным, чужим и безжизненным. Он не понимает, что с ним происходит. Не может подобрать слова для описания своего состояния. Сообщает, что он больше не думает, не вспоминает и не действует сам. Некоторые люди ощущают себя мёртвыми и будто наблюдают за собой со стороны.

 

Синдром деперсонализации может развиваться медленно и незаметно. А может остро, когда пациент способен точно описать первый эпизод – время, место, обстоятельства7

 

«В отличие от психотических расстройств деперсонализация указывает на нарушение только эмоционального компонента самосознания или восприятия.

Рациональное понимание себя и смысловое содержание восприятия окружающего полностью сохранены» – считает психиатр, доктор медицинских наук профессор Сергей Юрьевич Циркин.

 

Эксперты московского городского психоэндокринологического центра говорят, что синдрому деперсонализации могут способствовать различные заболевания8:

 

  • инсульт,
  • гипертония,
  • опухоль мозга,
  • неврологическая болезнь,
  • травма головы и заболевания шейного отдела позвоночника,
  • ВСД,
  • эпилептический приступ,
  • нейрохирургическая операция,
  • тяжелая инфекционная болезнь в детстве,
  • родовая травма и др.

 

Также риск развития синдрома деперсонализации увеличиваю неблагоприятные обстоятельства:

 

  • хроническое или острое перенапряжении организма,
  • недосыпы, бессонница, фоновая усталость и отсутствие возможностей для восстановления сил,
  • осознанное или вынужденное одиночестве (дистанционировании от членов семьи, коллег или друзей),
  • возрастные кризы,
  • пережитые в детстве физическое или психоэмоциональное насилие.

 

Какие факторы повышают риск развития патологии? В зоне риска люди с определенными чертами характера – мнительные, с повышенной эмоциональностью, склонные к самоедству и зацикленности на неудачах. 

 

 

Такой человек при поражении не учитывает объективных обстоятельств. Если он не может достигнуть желаемого результата и не ощущает сил для дальнейшей борьбы, то отгораживается от собственного «Я». Человек ощущает, что потерял прежние личностные качества. Его истощённая психика прячется за защитным барьером.

 

Стресс как двигатель внутреннего сгорания

 

К синдрому деперсонализации могут приводить стрессовые ситуации, в частности – чрезмерная рабочая нагрузка или конфликты в коллективе. 

 

«Впервые с чувством нереальности происходящего я столкнулась, когда мне было 22 года. Однажды я просто перестала испытывать какие-либо эмоции; родные вдруг стали чужими, я не хотела ни с кем общаться, никуда выходить. Я не чувствовала себя – личность стерлась, а я стала другим человеком: ощущение, будто души больше нет, только одна оболочка. Это сопровождалось постоянной тревогой, самокопанием, головными болями, ощущением безысходности», – делится9 переживаниями на форуме Татьяна, пациентка с диагностированным синдромом деперсонализации.

 

Татьяна во время обратилась к врачу. После первых приёмов выписанных антидепрессантов девушка почувствовала себя более здоровой. Прошли симптомы, вернулась работоспособность, хорошее настроение, и Татьяна самостоятельно бросила принимать препараты. Чего делать не следовало. 

 

Через четыре года болезнь вернулась. Этому способствовал сильный стресс. Его вызвало стремление попасть на новую работу, где к сотрудникам предъявляют повышенные требования. Для этого Татьяна поступила в университет и взяла несколько курсов. Чрезмерная нагрузка и стресс привели к возвращению симптомов деперсонализации. По понятным причинам интервью девушка провалила. 

 

В памяти человека, страдающего от синдрома деперсонализации, сохраняются ранее проживаемые эмоции: любовь, радость, грусть, раздраженность, восхищение и т. д. Однако они не вызывают энтузиазма, который сопровождает реальное переживание. Прошлые мечты и хобби перестают волновать. Сегодня человек уже не помнит какие задачи и цели ставил перед собой вчера. В некоторых случаях состояние деперсонализации схоже с клинической депрессией и может ей предшествовать.

 

Недуг негативно отражается на процессах мышления, интеллектуальной деятельности и памяти. Появляются проблемы на работе, разрушаются отношения в коллективе. Это только усугубляет ситуацию со здоровьем. Человек чувствует себя роботом, который всё делает по инерции. Жить с подобными нарушениями тяжёло и мучительно.  

 

 

«Запах горящей психологической проводки» – так в 1981 г. охарактеризовал профессиональное выгорание психолог А. Морроу. Если продолжить галерею ярких образов, отражающих психологические проблемы, то деперсонализацию можно сравнить со «сгоревшим автоматом защиты электросети».

 

Здоровая человеческая психика обладает мощными защитными механизмами. Сравним их с автоматическими выключателями в сети. В критической ситуации «автомат вырубает». Эпизодическую, кратковременную деперсонализацию многие испытывали на себе, и в этом нет ничего страшного.

 

Так мозг защищает психику от серьёзных нарушений. Кратковременную деперсонализацию врачи также называют психической анестезией. Человек в такие моменты эмоционально отключается, отстраняется от источника проблем или опасности. Это даёт возможность сохранить «холодный» рассудок, чтобы рационально мыслить и грамотно действовать.

 

При этом, когда опасность миновала, многим знаком так называемый «отходняк», когда после мобилизации для решения человека накрывает осознание и эмоциональное переживание.

 

Переизбыток чувств, большой объём новой информации, тяжёлая умственная или физическая нагрузка – также могут привести к возникновению чувства отчуждения. Переутомлённый мозг берёт паузу, чтобы восстановиться. Для этого он максимально замедляет мыслительные процессы и отключает эмоции.

 

Однако в некоторых случаях состояние приобретает затяжной характер. Например, при синдроме деперсонализации. Чувство отчуждения и утраты эмоций может сопровождать человека месяцы и годы. В таком случае помочь справиться с недугом может только квалифицированный врач.

 

Мало кто в состоянии самостоятельно признать, что болен и нуждается в лечении. Симптомы списываются на усталость, особенности характера, кризис среднего возраста или ещё что-нибудь.

 

Не пропустить стресс и выгорание

 

Также деперсонализацию упоминают, когда речь идёт об эмоциональном выгорании – помните, герои нашей истории заметили её признаки у Маши? 

 

Мы много говорили о феномене выгорания и стрессе, который к нему приводит.  Обсуждали стадии выгорания. Искали способы борьбы с СЭВ. Рассматривали разные подходы к классифицированию состояний при выгорании. Интересно, что некоторые психологи считают деперсонализацию одним из этапов выгорания.

 

Так, например, психолог Марина Морозова, говоря о трёх стадиях профессионального выгорания, даёт им названия в зависимости от ярко выраженного симптома. Первая стадия – эмоциональное истощение. Вторая стадия – деперсонализация. Третья стадия – редукция личных достижений10

 

Чем отличается деперсонализация, сопровождающая психическое расстройство, от деперсонализации при эмоциональном выгорание?

 

«Деперсонализация как синдром отличается от деперсонализации при выгорании. В первом случае это отчуждение от собственных чувств, ощущение их отличности от прежнего опыта, утрата контакта с ними. 

 

В случае выгорания, мы говорим про изменение отношения к людям, с которыми работаем. Деперсонализация при выгорании это негативное или безразличное отношение к коллегам, начальству, задачам и целям работы. 

 

Там есть отстранённость, но не всегда. Человек может и не выпадать из рабочих процессов, но воспринимает их участников негативно или безразлично», – говорит практикующий психиатр из Петрозаводска, научный журналист Виктор Лебедев

 

Бывает, что клиенты или коллеги начинают жаловаться на нетипичные реакции со стороны сослуживца. Внимательный руководитель или опытный HR могут заметить негативные изменения в поведении сотрудника. Но поставить психиатрический диагноз может только дипломированный врач, поэтому задача HR-специалиста – поговорить с сотрудником и, если есть какие-то подозрения, порекомендовать обратиться к доктору. 

 

При удалённом формате работы можно пропустить сотрудника, который длительное время находится в состояние стресса. Это чревато и выгоранием, и развитием различных стресс-ассоциированных клинических состояний, в т. ч. синдрома деперсонализации. Как быть, если у вас большой штат или гибридный офис, и вы не можете видеть ваших сотрудников каждый день? 

 

На помощь приходят новые технологии на базе ИИ, и в их числе – платформа управления вовлечённостью и эффективностью сотрудников Yva.ai.

 

Аналитика выгорания, реализованная в платформе Yva.ai, помогает эйчарам и руководителям оценивать уровень стресса сотрудников и реагировать своевременно, чтобы успеть помочь людям справиться с проблемными ситуациями на самой ранней стадии – ещё до явных признаков выгорания и/или деперсонализации.

 

Узнать подробнее об алгоритме оценки выгорания вы можете в Базе знаний Yva.ai, где мы знакомим пользователей с экспертизой и методологией Yva.ai в этой области.

 

Как Yva.ai заботится о благополучии сотрудников?

 

Сотрудник может посмотреть свой индекс благополучия в личном кабинете. Это помогает человеку заподозрить у себя наличие проблемы или найти подтверждение собственным ощущениям. Но даже ярые трудоголики, которые отрицают у себя наличие стресса, не останутся незамеченными. Платформа Yva.ai предупредит эйчара и руководителя о падении кривой их благополучия.

 

Yva.ai предоставляет эйчарам и руководителям список наиболее выгоревших

 

  • департаментов, 
  • команд, 
  • топ-менеджеров, 
  • сотрудников. 

 

Давайте рассмотрим некоторые типы графиков благополучия Yva.ai, которые часто встречаются в работе. 

 

 

Первый график самый оптимистичный. «Всё в порядке, мама» – название говорит само за себя. Мы видим, что кривая благополучия сотрудника находится в зелёной зоне. Это значит, что у него всё хорошо – признаков выгорания нет.

В интервале с марта по август график не выходит за пределы зелёного квадрата. Кривая слегка снижается со временем, что в пределах нормы, но затем снова приподнимается, и общий уровень благополучия остаётся достаточно высоким.

Здесь нет никаких предпосылок к выгоранию. Стресс отсутствует. Сотрудник работоспособен и пребывает в хорошем расположении духа. 

Второй график уже не такой радужный. Он носит название «Где мой отпуск?». Мы видим, что кривая благополучия сотрудника, преодолев желтую зону – раннее выгорание, оказалась в красной зоне – зоне позднего выгорания. Очевидно, что в последние несколько сотрудник испытывает стресс, и его мотивация к работе снижена.

Возможно, это не сразу будет заметно в работе. Некоторые люди способны долгое время игнорировать стресс и показывать высокие результаты. Но если не принять меры, в перспективе длительный стресс приведёт и падению результатов, и – потенциально – к решению уволиться. Не менее 50 % добровольных увольнений предваряются именно такой картиной выгорания сотрудника.

Однако не стоит впадать в панику, увидев похожий график. Падение уровня благополучия может носить временный характер, и мы видим, что первый участок жёлтой зоны был сотрудником успешно преодолён.

Например, такой график может быть у сотрудника, который давно не был в отпуске и у него накопилась усталость. Также вхождение в зону выгорания может объясняться тяжёлым рабочим периодом, например, связанным с сезонностью бизнеса или реализацией крупного проекта, который потребовал от сотрудника много сил.

Если вы обнаружили падение уровня благополучия сотрудника, обязательно пообщайтесь с человеком. Узнайте, в каком состоянии он находится в последнее время? Как себя чувствует? Какие события происходят в его жизни? Платформа Yva.ai поможет подготовиться к этому разговору, так как Yva.ai собирает обратную связь и проясняет причины того или иного состояния команды.

В каких ещё случаях мы можем увидеть подобный график?

К временному падению индекса благополучия могут приводить: 

Важно, что на график благополучия могут влиять различные обстоятельства, не связанные с работой:

График индекса благополучия бывает связан с особенностями специальности. Например, у разработчиков и бухгалтеров он будет иметь цикличный характер – как на графике «По ямкам, по кочкам».

График разработчиков часто носит волнообразный характер. Это связано с периодами интенсивной работы перед релизом нового продукта или обновления старой версии. Как мы видим, на графике «По ямкам, по кочкам» идёт чередование периодов высокого уровня благополучия и активности сотрудника с низкими. И это считается нормой. Вопрос о стрессе и выгорание возникает, когда сотрудник надолго «зависает» в красной или жёлтой зоне, как на графике «Сбитый лётчик».

«Важно хорошо отдыхать и достаточно спать. Производительность сильно падает, а количество ошибок растёт при недостатке сна. Также нужна физическая активность. Особенно сейчас, когда люди даже на работу и в магазин не выходят. 

Старайтесь хотя бы гулять, а лучше бегать, плавать или что душе угодно. Хорошо помогает прочистить голову и отвлечься от работы. Хобби, общение с друзьями и близкими – ключевые составляющие ментального здоровья. 

На самой работе важны отношения в коллективе. Когда все заодно, работать приятнее и веселее. Если случаются частые переработки, то стоит задуматься о выстроенных процессах в компании. Возможно, если что-то поменять, станет значительно лучше», – советует разработчикам QA-инженер Yva.ai Константин Будаев.

Аналогичную кривую мы можем наблюдать у бухгалтеров и других специалистов, чья работа предполагает периодический напряжённый период (квартальные и годовые отчёты, аудиты). Когда он заканчивается, индекс благополучия сотрудника снова повышается и держится на высоком уровне до следующего периода напряжённой работы.

Ещё такой график мы можем встретить, например, у менеджеров по туризму или судебных юристов. Амплитуда кривой в разных профессиях будет различаться в зависимости от длины цикла. Говорить о выгорании, как и в предыдущем случае, мы можем только если у сотрудника затянулся выход из красной или жёлтой зоны.  

«Стресс у бухгалтеров не сильный, но длится достаточно продолжительный период. А он оказывает куда более негативное влияние на организм, чем сильный, но кратковременный»11,  – комментирует психотерапевт Олег Кузин.

Некоторые профессии имеют высокий риск СЭВ. Например, учителя, врачи, эйчары, топ-менеджеры или менеджеры активных продаж. Олег советует таким специалистам заниматься профилактикой. Общение с друзьями, интенсивные физические нагрузки, массаж, пешие прогулки, выезды на природу, хобби и т. п. помогут снизить стресс.

Подробнее о том, как работать с графиками благополучия сотрудника в платформе Yva.ai, вы можете узнать в видео Академии Yva.ai – «Как читать график выгорания».

А как быть, если пообщавшись, вы обнаруживаете, что сотрудник действительно находится на глубокой стадии выгорания? 

Чтобы поддержать сотрудника, компания может многое. Подробнее об этом вы можете узнать в руководстве «40 инсайтов противодействия выгоранию сотрудников», которое мы рекомендуем всем ответственным HR-ам и руководителям (в том числе молодым, начинающим управленцам).

Забота о людях и проактивное решение проблем сплотит команду сильнее, чем любые другие HR-инструменты. Каждый работник будет ощущать свою ценность, знать, что при любых обстоятельствах может рассчитывать на помощь и поддержку в коллективе. И это станет огромным стимулом для продуктивной работы и преданности компании.

Закончить эту непростую тему хочется на приятной ноте. Совсем скоро состоится релиз обновлённой версии платформы Yva.ai с новой моделью выгорания. Он обещает всем нам ещё больше точности и заботы о сотрудниках. 

Хотите узнать, как с помощью инновационных технологий можно заботиться о благополучии сотрудников? Выявлять стресс и предотвращать выгорание? А также повышать удовлетворённость сотрудников и лояльность к компании? Запишитесь на мастер-класс, посвящённый функционалу платформы Yva.ai. Просто выберите удобный день и время!

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ — Что такое ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ?

Слово состоит из 16 букв: первая д, вторая е, третья п, четвёртая е, пятая р, шестая с, седьмая о, восьмая н, девятая а, десятая л, одиннадцатая и, двенадцатая з, тринадцатая а, четырнадцатая ц, пятнадцатая и, последняя я,

Слово деперсонализация английскими буквами(транслитом) — depersonalizatsiya

Значения слова деперсонализация. Что такое деперсонализация?

Деперсонализация

Деперсонализация (лат. de – приставка, означающая отделение, удаление, отмену, а также снижение, движение вниз; persona — личность, особа) — 1. в психопатологии — нарушение самоосознавания в виде отчуждения различных аспектов собственного Я…

vocabulary.ru

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ – состояние, характеризующееся расстройством самосознания личности, отчуждением некоторых или всех психических процессов, собственным ощущением нереальности.

Словарь-справочник по психоанализу. — 2010

Деперсонализация Нарушение самосознания, выражающееся в отчуждении от самого себя, называется деперсонализацией. Чувство отчуждения от собственного «я» может касаться как личности в целом, так и отдельных психических и соматических функций.

Справочник психотерапевта. — 2005

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ (DEPERSONALIZATION) Изменение самовосприятия, при котором временно утрачивается или искажается предстовление о собственной реальности.

Психоаналитические термины и понятия

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ Франц. DEPERSONALISATION, англ. DEPERSONALIZATION. Общее определение тех явлений кризиса личностного начала, которые в философии, эстетике и литературной критике структурализма…

Ильин И. Постмодернизм: Словарь терминов

Деперсонализация бредовая

Деперсонализация бредовая — бредовые идеи овладения, воздействия, открытости, инсценировки, связанные в своём развитии, предположительно, с деперсонализацией.

vocabulary.ru

Деперсонализация бредовая — бредовые идеи овладения, воздействия, открытости, инсценировки, связанные с деперсонализацией.

Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии

Деперсонализация личности

Деперсонализация личности (лат. – отрицание, лицо) – расстройство самосознания личности, выражающееся как утрата собственного «я», отчуждение, отстранение от своих же чувств, мыслей и действий.

Безрукова В.С. Основы духовной культуры. — 2000

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ и ДЕРЕАЛИЗАЦИЯ

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ и ДЕРЕАЛИЗАЦИЯ Деперсонализация — нарушение самосознания, чувство изменения своего . Клинически нарушение самосознания проявляется по-разному. Иногда деперсонализация выражается в утрате единства или чувства в чувстве раздвоения.

Справочник невропатолога и психиатра

Деперсонализация или аутометаморфопсия

Деперсонализация или аутометаморфопсия — буквально: отчуждение от самого себя, искаженное восприятие собственной личности, отдельных ее качеств, а также частей тела.

Клиническая психология. — 2003

Синдром деперсонализации-дереализации

Синдром деперсонализации-дереализации — принятый в большинстве классификаций психических расстройств общий термин, обозначающий различные расстройства самовосприятия.

vocabulary.ru

Синдром деперсонализации-дереализации Расстройство, при котором пациенту его мысли, психическая активность, тело, все вокруг кажутся отчужденными и представляются нереальными, отдаленными, а действия автоматизированными.

Неврология. Полный толковый словарь. — 2010

F48.1 Синдром деперсонализации-дереализации

F48.1 Синдром деперсонализации-дереализации. А. Любое из двух: 1. Деперсонализация. Пациент жалуется, что отдалился или находится «на самом деле не здесь». Например, больные могут жаловаться, что их чувства или ощущение внутренней жизни отделены…

Классификация психических расстройств МКБ-10

Русский язык

Деперсонализа́ция, -и.

Орфографический словарь. — 2004

Де/персон/ал/из/а́ци/я [й/а].

Морфемно-орфографический словарь. — 2002

  1. депарафинизация
  2. департаментский
  3. департамент
  4. деперсонализация
  5. депеша
  6. депигментация
  7. депиляция

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Общая психиатрия››

Деперсонализация обычно определяется как расстройство самосознания, чувство изменения, утраты, отчуждения или раздвоения своего Я. Обычно сопровождается признаками дереализации, проявляющимися изменением восприятия окружающего мира. В относительно легких случаях больные констатируют ощущение внутренней измененности, которая воспринимается ими крайне неопределенно; впоследствии они говорят об изменении мыслей и чувств, которые становятся «иными», не похожими на прежние. В более тяжелых случаях больные сообщают об утрате чувств, утверждают, что не чувствуют ни радости, ни горя, ни печали. У одних больных это сопровождается болезненным, мучительным ощущением такой утраты (anaesthesia psychica dolorosa), у других это мучительное ощущение отсутствует (anaesthesia psychica). Деперсонализация может проявляться отчуждением чувств, мыслей, действий, т.е. отчуждением собственного Я. Возможен феномен расщепления Я. При этом больные ощущают раздвоение Я, утверждая, что в них появилось как бы два человека, причем каждый из этих двоих по-разному воспринимает окружающее, думает и действует. В самых тяжелых случаях наблюдается чувство исчезновения своего Я, сопровождающееся сомнениями больного в своем существовании вообще.

Деперсонализационные расстройства характеризуются повышенной рефлексией, подробным изложением больными своих ощущений и переживаний и попытками их анализировать.

В последние десятилетия исследование деперсонализационных расстройств связано с особым интересом, который проявляют к этому синдрому представители экзистенциализма, а также некоторые американские психиатры, выделяющие случаи деперсонализации в самостоятельную нозологическую форму — «диссоциативную болезнь», причины которой они рассматривают в плане концепций Фрейда.

К исследованию деперсонализации с позиций расстройств определенных функций личности подошел K.Scharfetter (1984), который считает, что в основе этого состояния лежат расстройства самосознания витальности, активности, целостности, границ самосознания и идентичности самосознания. Расстройства самосознания витальности (по K.Scharfetter) проявляются снижением или исчезновением истинности, реальности своего существования; расстройство самосознания активности — ощущением ослабления физической активности, затруднением мышления, ослаблением физических возможностей; расстройство самосознания целостности — нарушением восприятия себя как единого целого, появлением ощущения раздвоения Я. Расстройство границ самосознания характеризуется ослаблением, а иногда и исчезновением различия между реальностью и воображением, между существующей личностью в действительности и личностью воображаемой; расстройство идентичности самосознания — сомнением в непрерывности самосознания от первых лет жизни до последнего времени, отчуждением определенных этапов и периодов жизни, сомнением, что те или иные события происходили с больными.

В литературе существуют разные мнения по поводу того, какой из феноменов раздвоения или исчезновения Я отражает более глубокий уровень поражения психической деятельности.

При состояниях деперсонализации в сочетании с дереализацией наряду с изменением самосознания окружающие мир и обстановка воспринимаются больными неотчетливо, неясно, как нечто бесцветное, призрачное, застывшее, безжизненное, декоративное и нереальное. Утрачивается чувственное восприятие предметов и лиц окружающих людей, которые представляются им отвлеченными, абстрактными, лишенными чувственного компонента.

К дереализации относятся явления «уже виденного» (deja vu), «уже слышанного» (deja entendu),» испытанного и пережитого» (deja vecu) и «никогда не виденного» (jamais vu), «не слышанного» (jamais entendu), «не испытанного и не пережитого» (jamais vecu). В первом случае у больных в незнакомой обстановке возникает ощущение, что эта ситуация им знакома, известна, что они в ней находились прежде, во втором хорошо известная обстановка кажется чуждой, как будто увиденной впервые. Нередко нарушается восприятие времени, которое кажется больным медленно текущим или необычайно стремительным, быстро проносящимся.

Явления дереализации, как и деперсонализационные расстройства, нередко возникают в структуре сложных депрессивных и других синдромов. При остром развитии таких явлений у больных нередко возникают растерянность, чувство страха и двигательное беспокойство.

Что такое деперсонализация личности? — Блог Викиум

Человеческая психика до конца не изучена. Современная жизнь является настолько активной, что часто она оказывает негативное влияние на психическое и эмоциональное состояние индивида. Постоянные проблемы на работе и напряженные отношения с близкими могут привести к депрессии и неврозам. На фоне расстройств психики человек начинает воспринимать себя как чужую личность. Данное явление в психологии называется деперсонализацией личности. Так называют чувство распада на 2 личности, когда человек ощущает себя в качестве действующего и одновременно наблюдающего лица. В таком состоянии человек не узнает собственных мыслей, а голос кажется чужим.


Причины возникновения синдрома

Причины, вызывающие подобный аутопсихический синдром, могут быть следующие:

  • пребывание в депрессивном состоянии;
  • шизофрения;
  • неврозы;
  • панические атаки;
  • эмоциональное потрясение;
  • инсульт;
  • злоупотребление алкоголем.

Такое состояние появляется, когда организм максимально пытается защитить себя от сильных эмоциональных переживаний. Когда распад личности наблюдается у индивида постоянно, необходимо обратиться за помощью к специалисту.

Развитие нарушения

Из-за психологической травмы в отделах нервной системы происходит процесс, вследствие которого гибнут клетки. В связи с этим работоспособность нервной системы снижается, и происходит разделение личности. Таким образом, можно сделать вывод, что деперсонализацией является ответная реакция мозга на очень неприятную ситуацию. Данное состояние провоцирует депрессию.

Виды синдрома

Патология потери личности делится на 3 вида:

  • Соматопсихический характеризуется неузнаванием себя в зеркале, человек перестает ощущать прикосновения и боль.
  • Аутопсихический тип подразумевает полную потерю себя на некоторое время.
  • При аллопсихическом типе человек теряет связь с внешним миром. Весь окружающий мир кажется больному иллюзией.

Диагностика и лечение

Для лечения деперсонализации следует избавиться от провоцирующих факторов. Диагностику расстройства проводят посредством ввода в организм диазепама, после чего наблюдают за реакцией. Диагноз деперсонализации ставится в том случае, если все признаки данного расстройства пропадают спустя полчаса после инъекции.

После подтверждения диагноза психолог начинает работу с пациентом, чтобы выяснить основные причины расстройства. Далее проводится терапия, чтобы купировать это психическое расстройство.

В современной медицине для лечения деперсонализации используют транквилизаторы, антидепрессанты, гормоны и нейролептики. Полное выздоровление наступает не слишком быстро, а через несколько месяцев. Во избежание возобновления расстройства пациенты должны прислушиваться к лечащему врачу и придерживаться правил лечения.

Чтобы избежать первичного развития деперсонализации, человеку необходимо избегать сильных стрессов и потрясений, а также не перенапрягаться физически и умственно. А сократить уровень стресса можно с помощью курса Викиум «Детоксикация мозга».

Читайте нас в Telegram — wikium

Читать «Я не я. Что такое деперсонализация и как с этим жить» — Симеон Дафни — Страница 5

Это отрывок из электронного письма, но точно так же сформулированные выражения непривычности деперсонализации могли бы выйти из-под пера Амьеля или появиться в десятках других философских и литературных произведений любой эпохи. И эти крики о помощи не остались без внимания.

Осознание проблемы, пришедшее из интернета и кабинетов врачей, достаточно впечатлило несколько медицинских исследовательских институтов, чтобы положить начало программам изучения деперсонализации. Это отделение исследования деперсонализации в Институте психиатрии Королевского колледжа Лондона[17] и программа исследования деперсонализации и дереализации в Школе медицины Маунт-Синай в Нью-Йорке[18]. Эти программы направлены на изучение деперсонализации во всех ее глубинных аспектах – описательном, когнитивном и биологическом, и на исследование новых методов лечения, которые могут помочь тем, кому деперсонализация приносит невыносимые страдания.

В следующей главе мы увидим деперсонализацию глазами людей, рассказавших свои истории.

Глава 2

Выразить невыразимое

Никто не знает, что есть люди, прикладывающие колоссальные усилия, чтобы быть нормальными.

АЛЬБЕР КАМЮ. ПОСТОРОННИЙ

Известно, что в целом диссоциативные расстройства провоцируются переживанием травмы или насилия. Их рассматривают как способ, с помощью которого психика человека справляется с невыносимыми обстоятельствами, способ сбежать, чтобы выжить любой ценой. Современная американская психиатрия относит деперсонализацию к категории диссоциативных расстройств, но с гораздо более вариативной травматической составляющей, нежели у других, более серьезных заболеваний. Это состояние могут спровоцировать не только детские травмы, но и стрессовые или пугающие ситуации во взрослом возрасте, и другие психические болезни, и даже употребление наркотиков. В некоторых случаях у деперсонализации вообще нет явного триггера.

Иногда под нормальным психическим состоянием подразумевается нечто немного большее, чем обычный коллективный опыт. Если один человек видит парящего за окном ангела, а остальные – нет, мы решим, что этот человек либо религиозный мистик, либо шизофреник. Если 10 человек видят одного и того же ангела, это может быть массовая галлюцинация. Если ангела видят все, мы спокойно допускаем, что он существует, каковы бы ни были причины его появления. Люди с деперсонализацией всегда были обречены на изоляцию и страх за свой рассудок. Однако сайты и подобные им площадки для обмена опытом позволяют обобщить их мысли и ощущения. Многие люди с синдромом деперсонализации – дереализации моментально приободряются, когда читают или слышат от других о собственных мыслях и чувствах (какими бы фантастичными те ни были).

В этой главе мы более детально обсудим истории реальных пациентов, страдающих синдромом деперсонализации – дереализации. Отрывки из историй болезней, представленные ниже, – опыт деперсонализации в разрезе с небольшими вариациями. В личных воспоминаниях эти ощущения будут более живыми и наглядными, чем в описании из медицинского пособия. Следует помнить, что краткосрочная (острая) деперсонализация довольно часто встречается у людей в условиях внезапного чрезмерного стресса, депривации сна или наркотической интоксикации, а хроническая деперсонализация менее типична (хоть и никоим образом не редка). Это – повод поднимать вопрос о том, а страдает ли вообще пациент тем, что, согласно четвертой редакции «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» (DSM-IV), называется «расстройством деперсонализации». В главе 1 мы вкратце коснулись базовых характеристик этого явления, а здесь обсудим их более подробно.

В целом для постановки диагноза «первичный синдром деперсонализации – дереализации» эпизоды деперсонализации:

● должны повторяться или быть постоянными;

● не должны появляться исключительно в контексте иного психического или медицинского заболевания;

● должны ассоциироваться со значительным стрессом или жизненным кризисом.

Кроме того, синдром деперсонализации – дереализации должен быть связан с «неискаженным восприятием реальности», то есть человек должен понимать, что это необычное субъективное переживание оторванности от реальности – не норма.

В этой главе мы разберем пять историй очень разных людей, страдающих синдромом деперсонализации – дереализации, и подробно ответим на вопросы об этом загадочном заболевании, которое зачастую не распознают.

История Салли

Салли К. 19 лет. Она единственный ребенок в семье, росла в маленьком калифорнийском городке с матерью, страдавшей шизофренией. Мать не работала, а отец, менеджер местного супермаркета, трудился дни напролет и редко общался с дочерью. Несмотря на кое-какие попытки организовать эффективное лечение, миссис К. практически не получала медицинской помощи и никогда не принимала таблетки вовремя. Самые ранние воспоминания Салли – о беспокойной, непредсказуемой, странно ведущей себя матери, которой не удавалось содержать дом в чистоте и порядке: все было запущено, неорганизованно, повсюду валялись кучи писем и одежды. Регулярно готовить мать не могла, и Салли с детства помнит, как приходилось с трудом собирать себе подобие ужина из того, что было в полупустом холодильнике. Миссис К. любила дочь и никогда не применяла насилия, но, несмотря на это, была не способна дать ей постоянную заботу, тепло и участие.

Часто Салли чувствовала, что мать мучают какие-то приступы: той казалось, что соседи сговорились и пытаются заставить ее уехать из района. Поэтому она закрывала окна и двери, выключала в доме свет и просила Салли прятаться под столом или кроватью. Эти приступы могли длиться часами или днями, хотя худшие опасения матери никогда не оправдывались. Девочка пугалась тех опасностей, о которых говорила ее мать, а со временем стала опасаться их еще сильнее, хотя порой мать казалась ей сумасшедшей. Салли вспоминает, как бесчисленное множество раз терпеливо ждала, что казавшийся бесконечным кризис пройдет и семья сможет вернуться к подобию нормы. Временами девочка пыталась достучаться до отца и рассказать ему, что творится дома, но он почти всегда оставался отстраненным и, казалось, неспособным осознать, насколько серьезной может стать ситуация. В конце концов Салли и на него махнула рукой.

Она вспоминает, как обычно приходила домой из школы и готовилась к очередному вечеру, полному одиночества, тревоги и неопределенности. Салли училась в местной государственной школе, но, несмотря на безграничное желание дружить и веселиться с другими детьми, не смогла завести постоянных хороших друзей. Проблема была отчасти в том, что мать непреднамеренно сводила на нет ее попытки социализироваться. Когда другие ученики приглашали Салли в гости, миссис К. часто начинала переживать, что девочке там навредят и будут над ней издеваться, и умоляла или требовала, чтобы та возвращалась домой. Иногда друзья спрашивали разрешения зайти, но Салли слишком стыдилась приглашать их в дом, опасаясь, что они или их родители столкнутся с пунктиками матери. У миссис К. в городе уже была репутация женщины со странностями, и люди обычно старались избегать ее, опасаясь, что она непредсказуемо поведет себя или начнет обвинять их в вымышленных грехах.

В обстановке изоляции и неблагополучия Салли прожила все школьные годы. Оглядываясь назад, она вспоминает несколько случаев краткосрочной деперсонализации. Первый произошел, когда ей было лет восемь: у матери случился первый серьезный параноидный приступ, она закрылась в середине дня в доме, отключила свет и настаивала, чтобы Салли спряталась в подвале. Дочь покорно исполнила требование. Она помнит, как сидела на корточках в углу, чувствуя, что все это какой-то сон. Себя она ощущала не маленьким напуганным ребенком, которым была, а отстраненным наблюдателем, который смотрит на Салли и оценивает происходящее. Все это было неправдоподобно, как будто происходило и не происходило одновременно.

24 человека рассказали, как на самом деле ощущается деперсонализация

Статья обновлена ​​24 февраля 2020 г.

Как и ряд проблем с психическим здоровьем, деперсонализация — это симптом, который часто окутан тайной. Хотя это не тот термин, который мы можем слышать постоянно, деперсонализация встречается чаще, чем мы можем себе представить.

Что такое деперсонализация?

Деперсонализация — это тип диссоциации, который вызывает «чувство оторванности от самого себя (например, от собственных чувств, мыслей, поведения, чувств или тела)», по словам Марлен Стейнберг, М.D. Вам может казаться, что вы наблюдаете за собой со стороны, или вам кажется, что окружающие вас вещи нереальны. Это симптом, который затрагивает людей, страдающих от депрессии и биполярного расстройства и шизоидного расстройства личности, или тех, кто пережил травму.

Поскольку информации о деперсонализации так мало, людям легко бояться того, чего они не знают или не понимают. Важно помнить, что люди, которые испытывают этот симптом, нуждаются в понимании и поддержке, как и все, кто переживает трудности, связанные со здоровьем.

Мы хотели дать людям, которые пережили деперсонализацию, возможность пролить свет на то, каково это на самом деле, поэтому мы попросили членов нашего сообщества Mighty поделиться своим опытом деперсонализации.

Вот что они сказали:

  1. «Похоже, что ваш сознательный мозг отсоединился, и вы не привязаны к своему телу. Все тускнеет, как будто включили фильтр». — Кейт Р.
  2. «Ощущение, что я не я.Как будто я смотрю на чужое тело и, глядя на свои руки, не могу понять, что они на самом деле часть меня. Я мог бы смотреть на себя в зеркало весь день и не чувствовать, что это мои глаза, смотрящие назад». — Лидия Г.
  3. «Вы чувствуете себя вне своего тела, вы просто чувствуете онемение, вы чувствуете себя наблюдателем… как будто вы просто смотрите фильм или телешоу о своей жизни, над которой у вас нет никакого контроля. Вы просто чувствуете, что находитесь на автопилоте. Вы смотрите в зеркало и видите себя, и вы просто не можете поверить, что это вы смотрите в ответ.Все кажется пустым». — Тайла Р.
  4. «Когда это начинается, я чувствую, что то, что делает меня человеком, начинает ускользать. Я теряю всякое чувство эмоций, мой разум становится пустым, и мне кажется, что моего тела не существует. Я выполняю задания и действия как хорошо запрограммированный робот, а когда говорю, то без собственного языка. Я звучу безжизненно. Иногда я кричу и паникую где-то в глубине души, но мое тело не слушается». — Эмити Л.
  5. «Такое ощущение, что ты наблюдаешь собственную жизнь за стеклянной стеной, как будто тебя никто не видит и не слышит, но ты все видишь и слышишь очень четко, даже яснее, чем обычно.Ты видишь, как двигается твое тело, и слышишь, как говорит твой голос, но у тебя нет никакого контроля над тем, что ты говоришь или делаешь, а потом ты просто продолжаешь стучать по стеклянной стене, надеясь, что кто-нибудь заметит, что тебя на самом деле нет внутри тела». — Кира Х.
  6. «Вы чувствуете, что ваше тело — это не ваше собственное тело, это что-то странное и далекое, как транспортное средство, которым вы не управляете». — Наташа С.
  7. «Однажды я описал это другу, нарисовав картину. Представьте, что вы плаваете, темно. Вы можете чувствовать, что вы делаете, и вы чувствуете, как вы.Продолжая, вы начинаете видеть себя с точки зрения прохожего. Вы двигаете руками, но не чувствуете, что двигаете ими, только наблюдаете. Вы можете смотреть на них сколько угодно, но чем дольше вы это делаете, тем более чужими они становятся. Вы чувствуете себя в ловушке в этом пространстве, словно вне своего тела, и не можете вернуться обратно». — Венера М.
  8. «Деперсонализация для меня выглядит так, как будто я только сейчас осознаю, что все вокруг меня — это жизнь. Как будто я никогда раньше не замечал. А потом вот так, я потерян и даже не уверен, что я на самом деле чувствую.Мне кажется, что я даже не здесь. Я оболочка среди оболочек». — Чанта Р.
  9. «Как будто я под водой. Я двигаюсь, но не думаю, что хотел. Мое тело выполняет мои обычные движения, пока я пытаюсь понять, как вернуться и взять под контроль». — Яна В.
  10. «Деперсонализация похожа на то, как будто другая версия меня берет верх и справляется с тем, о чем я беспокоюсь. Я вдруг стал более счастливым человеком. Я смеюсь и шучу, и я уверен. Как только я возвращаюсь в безопасную среду, появляется мое настоящее «я», и части того, что произошло за это время, теряются.Я не помню, что произошло». — Тамашви Г.
  11. «Это похоже на отсутствие связи с собственным телом. Ваш разум настолько перегружен, что просто полностью отрывается от реальности. Вы задаетесь вопросом, реальны вы или нет. Все в тебе незнакомо. Ты смотришь на свои руки и думаешь, чьи они. Это почти как смотреть, как совершенно незнакомый человек занимается своими делами». — Ванесса Л.
  12. «Честно говоря, это ужасно. Такое ощущение, что я не владею своим телом. Я чувствую, что разыгрываю события, и я ничего не могу с этим поделать.Есть легкое чувство онемения. Я полностью осознаю, что происходит, но ничего не могу сделать, чтобы остановить это. Как будто я разыгрываю кат-сцену и просто еду туда. Для меня это худший вид приступа паники, который у меня может быть». — Тоби О.
  13. «Ощущение, будто меня заперли в стеклянном ящике, но стекло грязное и запотело, поэтому я лишь частично вижу/понимаю, что происходит. Я чувствую себя настолько оторванным от всего, что находится за пределами коробки, что начинаю чувствовать себя оторванным и от самого себя, потому что я заперт, и все вокруг не имеет смысла.Я чувствую себя космически усталым и сбитым с толку, и мне интересно, действительно ли я реален. Как будто мой мозг чувствует себя оторванным от тела». — Сара С.
  14. «Ты не спишь, но ты заперт в основном в своей голове. Вы думаете, что находитесь в реальности, но проходит много времени, и когда вы внезапно чувствуете: «О боже, посмотрите, в каком месяце мы уже находимся?», вы понимаете, что на самом деле ничего не осознавали. Это непрерывный цикл». — Кэди С.
  15. «Мне кажется, что я на самом деле не отвечаю за свои движения или мысли.Я где-то не совсем вне себя, но и не полностью я. Я начинаю задаваться вопросом, реально ли то, что происходит вокруг меня». — Джес В.
  16. «Несколько раз за последние пару лет я смотрел в зеркало и на законных основаниях не знал, кто эта девушка смотрела на меня. Я не чувствовал своего тела. Мне казалось, что я просто пустота. Напугал меня до чертиков, когда я «возвратился» к реальности». — Джессика Х.
  17. «Как в одном из этих фильмов, быть инопланетным существом, просто обитающим в человеческом теле и управляющим им.Сильное ощущение странности и ощущение чрезмерного контроля над каждым движением». — Стефан К.
  18. «[Это как] парить в пузыре прямо над моей головой, неуклюже манипулируя своим телом на ниточках. Мои физические ощущения притупляются, за исключением звуков, которые странно усиливаются и не синхронизируются. Я могу ясно мыслить как я внутри пузыря, но не как я в теле. Я в теле кажется далеким, далеким, как другой человек. Мой голос выходит, но звучит странно и далеко. Все происходит слишком быстро и слишком медленно одновременно, люди и машины внезапно появляются из ниоткуда, а такие вещи, как движение, непредсказуемы.Мое восприятие странным образом искажено, что затрудняет пространственное восприятие и проприоцепцию. Я чувствую, что управляю своим телом с помощью дистанционного управления». — Кэти П.
  19. «Как будто я стою сзади и немного левее себя. В данный момент я вижу и слышу только себя. Все остальное черное и тихое. А если я в ярости, то могу говорить и делать ужасные вещи. Когда я возвращаюсь, я ничего не помню и ничего не чувствую к своим действиям, даже когда мне говорят, какой я ужасный. Это не я сказал/сделал эти вещи.” — Кэралин Р.
  20. «Мне кажется, что я стою в стороне и наблюдаю за собой. Но я ничего не чувствую. Пустой. Ни эмоций, ни чувств, ничего. Я смотрю, как люди разговаривают со мной, но ничего не слышу. Без звука. Все приглушено». — Шери С.
  21. «Это как быть инопланетянином в собственной голове, но ваше тело — это машина, работающая на автопилоте, поэтому вы почти ничего не контролируете. Ты видишь все, но ничего не чувствуешь. И когда вы проходите мимо зеркала, вы избегаете смотреть, потому что человек, которого вы видите в отражении, каким-то образом не вы.Это пустая неузнаваемая оболочка того, что вы помните, но не можете соединиться ни на каком уровне. Это также изолирует, потому что даже если кто-то заметит, когда вы проходите через это, они ни за что не смогут по-настоящему понять или понять, потому что сами никогда не проходили через это». — Девин Л.
  22. «Для меня это было так, как будто я не мог ни на чем сосредоточиться, как будто вся моя жизнь была сплошным размытием, как будто мне нужны были очки, чтобы сделать ее снова ясной, как будто я был там, но меня не было.Хуже всего было то, что я не мог это контролировать. Я смотрел в зеркало и едва узнавал девушку, смотрящую на меня. Вы чувствуете себя оторванным от реальности, вы просто работаете на автопилоте. Это действительно ужасно». — Керри Ф.
  23. «Похоже, что вы играете в видеоигру от первого лица. Вы можете как бы контролировать свои действия и выбирать взаимодействие с объектами и людьми, но на самом деле вы не делаете и не испытываете ничего из этого. Вы просто наблюдаете за происходящим из-за экрана, полностью отключившись. — Роуэн С.
  24. «Как будто мир вокруг меня сделан из человечков Lego, а машины — из Hot Wheels. Как будто я ребенок, который контролирует скорость движения машин и расположение людей, деревьев и домов. Это действительно страшно. Особенно потому, что когда я наконец понимаю, что я не тот, кем я управляю. Я чувствую себя настолько сбитым с толку тем, что произошло и что я чувствовал». — Эмми П.

Если вы пережили деперсонализацию, знайте, что вы не одиноки. Чтобы получить поддержку, когда вы чувствуете себя оторванным, ознакомьтесь со следующими статьями Mighty:

Фото Thinkstock через AnkDesign.

Что такое Деперсонализация? — Определение, симптомы и лечение

Что вызывает деперсонализацию?

Деперсонализация часто вызывается какой-либо формой травматического события и, как полагают, происходит из-за химического дисбаланса в мозге. Стресс, вызванный каким-либо типом травмы, может привести к развитию симптомов, а деперсонализация часто является симптомом какого-то более серьезного состояния, а не заболеванием как таковым. Люди, подвергшиеся словесному, эмоциональному или физическому насилию, несчастному случаю с применением насилия, нападению, серьезному заболеванию или сильному стрессу, могут быть более склонны к развитию симптомов деперсонализации.

Поскольку симптомы вызваны травматическими событиями, у любого человека может развиться расстройство деперсонализации. Однако некоторые люди могут подвергаться большему риску, чем другие. Люди, у которых есть проблемы с адаптацией к новым ситуациям, которые испытывают другие виды психических расстройств и находятся в подростковом и раннем взрослом возрасте, наиболее подвержены развитию симптомов деперсонализации после какого-либо стрессового события. Временная деперсонализация может быть вызвана злоупотреблением наркотиками или тяжелыми заболеваниями.

Симптомы деперсонализации

Теперь, когда мы знаем, что такое деперсонализация и что ее вызывает, что можно сказать о ее конкретных симптомах? По определению, мы знаем, что один из симптомов — это чувство оторванности от физического мира, часто чувство постороннего в собственной жизни. Эти чувства могут быть эмоционально тревожными и тревожными и часто приводят к нарушению других областей вашей жизни.

Конкретные описания симптомов деперсонализации включают:

  • Чувство робота
  • Потеря контроля над конечностями
  • Чувство онемения по отношению к окружающему миру (это может быть как умственное, так и физическое)
  • Ощущение, что ваши конечности физически искривлены (т.д., увеличенные или уменьшенные)
  • Чувство неуверенности в том, что ваши воспоминания принадлежат вам
  • Озабоченность различением того, что «реально», а что нет
  • Чувство тревоги, депрессии или паники

Все эти симптомы звучат крайне тревожно, но важно помнить, что истинная деперсонализация не характеризуется мимолетными симптомами; скорее, симптомы проявляются в течение длительного периода времени.

Симптомы деперсонализации часто включают ощущение, что ваши конечности вышли из-под вашего контроля и не принадлежат вам.

Варианты лечения

Каковы доступные варианты лечения после диагностирования деперсонализации? Поскольку большинство симптомов вызваны каким-либо травмирующим событием, часто существуют глубинные эмоциональные проблемы, с которыми необходимо справиться. Наиболее часто используемым типом лечения является традиционная психологическая терапия , когда пациент беседует с терапевтом о том, что он чувствует. Терапевт может помочь пациенту добраться до корня проблемы, определить, откуда берутся чувства, и предоставить ему инструменты преодоления, которые в конечном итоге могут привести к исчезновению симптомов.В некоторых случаях может быть уместно назначить определенные лекарства, предназначенные для лечения депрессии и/или тревоги. Не существует лекарств, отпускаемых по рецепту, специально предназначенных для лечения деперсонализации, но многие симптомы могут совпадать с депрессией и/или тревогой и помогают облегчить симптомы деперсонализации.

Итоги урока

Итак, что мы узнали о деперсонализации ? Во-первых, мы узнали, что это расстройство психического здоровья, при котором человек чувствует себя физически отделенным от своего тела в течение длительного периода времени.Они могут описать это как жизнь в состоянии, похожем на сон, или как действие как наблюдателя, а не своей собственной жизни. Обычно это происходит после того, как человек переживает травматическое событие в своей жизни в сочетании с химическим дисбалансом в мозгу. Лучшим лечением является психологическая терапия, когда пациент рассказывает о своих чувствах терапевту. В некоторых случаях для облегчения таких симптомов, как тревога или депрессия, могут использоваться лекарства, отпускаемые по рецепту, но обычно психологическая терапия достаточна для лечения этого состояния.Если бы только Нео знал это до того, как он стал «отключенным»!

Медицинская оговорка: Информация на этом сайте предназначена только для вашего ознакомления и не может заменить профессиональную медицинскую консультацию.

Деперсонализация — обзор | ScienceDirect Topics

Деперсонализационное расстройство

В DSM-IV деперсонализационное расстройство определяется как постоянное и повторяющееся ощущение отделения от тела или психологических процессов, но с неповрежденной проверкой реальности.Во время эпизода деперсонализации люди могут чувствовать себя оторванными от ощущений, чувств или мыслей, как будто они не совсем реальны или видят сон. Также часто встречаются сенсорные изменения, такие как странное качество цветов или звуков. Технически, деперсонализация относится к этому опыту, поскольку он относится к себе, тогда как дереализация относится к окружающей среде или к другим людям, например, «ощущению», что другие не совсем реальны.Эти переживания обычно сосуществуют.

Деперсонализация расстройство , при котором эти переживания являются повторяющимися, хроническими и являются центральным аспектом страдания или дисфункции человека, следует отличать от эпизодов деперсонализации , которые могут быть изолированными и безобидными или быть частью более крупного синдрома например, при ДРИ или паническом расстройстве, при котором сильный страх часто связан с деперсонализацией. Что касается тестирования реальности, то в то время как при психозе человек может, например, верить , что он/она умер, при деперсонализации человек знает, что он/она не умер, но так чувствует.

Эпизоды деперсонализации могут возникать в связи с судорожным расстройством, могут быть вызваны сильным беспокойством или воздействием травмы, или быть побочным продуктом приема психотропных препаратов или психических техник, таких как медитация и гипноз. Хотя эпизоды деперсонализации могут первоначально проявляться как часть расстройства настроения или тревожного расстройства, они могут оставаться после исчезновения других симптомов, становясь, таким образом, уникальным расстройством.

Недавние исследования деперсонализационного расстройства показали, что частым этиологическим фактором является раннее эмоциональное насилие (а не, скажем, физическое и/или сексуальное насилие, как в случае с ДРИ, см. ниже) и, что более близко, сильный стресс или травма.Расстройство связано с проблемами памяти и внимания, функциональными аномалиями в областях мозга, связанными с сенсорной интеграцией и схемой тела, притуплением нейроэндокринной реакции и дисрегуляцией гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы.

Поскольку эпизоды деперсонализации и дереализации часто происходят в тандеме или могут чередоваться, и нет клинических причин для их дифференциации, было рекомендовано, чтобы DSM-5 расширил определение расстройства деперсонализации, включив в него также эпизоды дереализации, которые в настоящее время диагностируются как DDNOS (DD не указано иное).

Расстройство деперсонализации-дереализации | Поведенческое и психическое здоровье

Причины DDD

Врачи не знают точных причин DDD. Некоторые люди подвергаются большему риску, если они пережили очень стрессовые или травмирующие события. Это может быть связано с особенностями вашего характера, особенно если вы часто предпочитаете избегать сложных ситуаций. Другие факторы, которые могут повлиять на получение DDD, включают:

  • Генетика
  • Детская травма
  • Тяжелый эмоциональный стресс
  • Наличие другого психического расстройства, такого как тревожность

Факторы риска для DDD

Если у вас есть члены семьи с это состояние, у вас может быть больше шансов его развить.Склонность избегать или отрицать трудные ситуации в попытке справиться с ними — еще один фактор риска. Другие состояния психического здоровья, включая депрессию или тревогу, подвергают вас более высокому риску. Употребление некоторых рекреационных наркотиков также может привести к эпизодам DDD.

Симптомы DDD

Основным симптомом DDD является то, что вы просто чувствуете, что ваша жизнь происходит прямо перед вами. Вы не чувствуете, что с вами происходят какие-то переживания. Вы можете опасаться, что «сойдете с ума». Это потому, что вы все еще осознаете свои мысли и ситуацию.Такое ощущение может случиться с каждым на короткое время. Одним из признаков состояния является то, что это происходит регулярно.

Другие симптомы включают:

  • Панику
  • Неспособность измерять время
  • Ощущение себя роботом или инопланетянином
  • Искаженное восприятие своего тела почти физически, как если бы между вами была стена

Диагностика DDD

Нередко или тревожно ощущать преходящие симптомы этого состояния.Вы можете заметить, что это происходит несколько чаще. Чувства могут беспокоить вас. Они могут затруднить функционирование на работе или в ваших отношениях. Если вы так себя чувствуете, поговорите со своим врачом. Они могут провести медицинский осмотр. Это может включать некоторые анализы крови, чтобы увидеть, есть ли другие состояния здоровья, которые влияют на вас. Затем ваш врач может направить вас к специалисту в области психического здоровья. Вы можете рассказать о своих симптомах, поведении и мыслях. Это поможет вам лучше понять свое состояние.

Лечение DDD

DDD может продолжаться в течение короткого времени. Это также может продолжаться в течение длительного времени. Цель лечения — взять симптомы под контроль. Таким образом, вы сможете жить нормальной, продуктивной жизнью. Одним из распространенных методов лечения этого состояния является разговорная терапия. Вы разговариваете с квалифицированным специалистом в области психического здоровья. Они могут помочь вам освоить приемы, позволяющие чувствовать себя более связанным с окружающим миром и лучше справляться со стрессом.

Лечение DDD также может включать медикаментозное лечение.Лекарств специально для этого состояния нет. Вместо этого ваш врач может порекомендовать медикаментозное лечение связанной проблемы психического здоровья, такой как депрессия или тревога.

Группы поддержки могут быть очень полезными во время лечения. Эти встречи побуждают вас общаться с людьми, которые знают, через что вы проходите. Эксперты также рекомендуют оставаться на связи с семьей, друзьями и членами вашей религиозной общины. Творческие методы лечения, такие как художественная или музыкальная терапия, могут помочь вам безопасно соединиться со своими чувствами.

Поговорите со своим врачом о возможности гипноза. Это занятие может вас расслабить. Это может помочь вам справиться с глубокими чувствами или воспоминаниями, которых вы избегаете.

Восстановление после DDD

Принять план лечения. Обратитесь к своему врачу и специалисту в области психического здоровья. Таким образом, можно полностью выздороветь и больше не испытывать никаких симптомов DDD. Если не лечить, состояние может ухудшиться. Поговорите со своим врачом, особенно если вы обеспокоены тем, что предстоящие стрессовые ситуации могут спровоцировать новый приступ.

Границы | Эмоциональный опыт и осознание себя: функциональные МРТ-исследования расстройства деперсонализации

Введение

Деперсонализационное расстройство (ДПР) характеризуется стойким и мучительным изменением качества субъективного опыта, при котором человек воспринимает себя (деперсонализация) и свое окружение (дереализация) как странным образом отчужденные и нереальные. Хотя деперсонализация и дереализация являются отдельными явлениями, на практике они обычно возникают одновременно (Sierra and David, 2011).В последние годы растет понимание того, что феноменология ЗПР влечет за собой чувство отчуждения и отчужденности от переживаний в целом, и в соответствии с этим пациенты с ЗПР часто описывают сниженную способность к эмоциональному отклику и общее снижение переживания переживаний. телесное ощущение. В феноменологической литературе к этим аспектам состояния применялись термины «деаффективизация» и «десоматизация». Два крупных факторных анализа (Sierra et al., 2005; Simeon et al., 2008) симптоматологии DPD подтвердили, что эмоциональное оцепенение (т. е. «де-аффектуализация») является ключевой областью симптомов при DPD. Имеются веские теоретические основания полагать, что это изменение эмоционального опыта является центральным при заболевании (Medford, 2012), и очень редко можно встретить пациента, который удовлетворяет критериям диагноза ДПД, но не описывает этот дефицит субъективных эмоциональных переживаний. отклик.

Ряд предыдущих фМРТ и психофизиологических исследований ДПД были сосредоточены именно на этом эмоциональном аспекте состояния, показывая, что вегетативная реакция на эмоционально значимые визуальные стимулы значительно снижена при ДПД (Sierra et al., 2002), и что изменения региональной активности мозга, наблюдаемые в ответ на эмоциональные стимулы у здоровых людей, практически отсутствуют при ДПД (Phillips et al., 2001; Medford et al., 2006). Эти результаты можно рассматривать как правдоподобные биологические корреляты субъективного дефицита эмоционального опыта, описанного у пациентов с ЗПР (Medford, 2012).

В этом исследовании пациенты с первичной ДПД изучались с использованием парадигмы фМРТ с эмоциональным и нейтральным дизайном блоков, которая использовалась в более раннем исследовании визуализации ДПД (Phillips et al., 2001), с использованием стимулов, взятых из Международной системы эмоциональных изображений (IAPS, Bradley and Lang, 1999). IAPS — это библиотека изображений, которым были присвоены нормативные оценки эмоциональной значимости и возбуждения, и которые широко используются в исследованиях эмоций. Пациентов обследовали до и после фармакологического лечения (ламотриджин), специально разработанного для ДПД (Sierra et al., 2001, 2006). Таким образом, пациентов сканировали дважды в два разных момента времени (14 пациентов сканировали во время 1, из которых 10 были повторно сканированы во время 2).Идея этого подхода двояка: сканирование в момент времени 1 представляет собой попытку воспроизвести предыдущие результаты в группе еще не леченных (т.е. не принимающих лекарств) пациентов с ДПД. Учитывая нехватку литературы по этому состоянию, важно попытаться воспроизвести этот вид, чтобы изучить надежность предыдущих результатов. Во-вторых, повторное сканирование во время 2 позволяет оценить влияние фармакологического лечения на нервную реакцию на эмоциональные стимулы в этой группе пациентов и то, как это связано с изменениями клинического состояния.

Конкретные гипотезы были следующими:

1. Результаты функциональной МРТ у пациентов с ДПД в момент времени 1 по существу повторяют предыдущие результаты с использованием изображений IAPS в группе пациентов с ДПД (Phillips et al., 2001), демонстрируя сниженную реакцию на эмоционально значимые стимулы и относительное отсутствие различий. в реакции на эмоциональный материал по сравнению с нейтральным. В частности, было предсказано, что правая вентролатеральная префронтальная кора (зона Бродмана 47) будет значительно активирована в эмоциональной фазе у пациентов с ДПД в момент времени 1, но не в контроле, как в исследовании Phillips et al.изучать. Также было предсказано, что здоровые люди из контрольной группы будут демонстрировать реакцию на эмоциональные образы, характеризующуюся значительной активацией в эмоциональной фазе областей, которые, как известно, участвуют в эмоциональной обработке, в частности передней доли, и активацией сенсорной (в данном случае зрительной) коры, связанной с модуляцией сенсорная кора за счет аффективной обработки.

2. Что во время 2 пациенты с ЗПР, сообщившие о значительном уменьшении своих симптомов, будут демонстрировать паттерн нейронных ответов на эмоциональные стимулы, более похожий на тот, что наблюдается у здоровых людей, в то время как пациенты, сообщившие об отсутствии такого снижения, будут продолжать демонстрировать паттерн ответа, аналогичный тому, что видели во время 1.В частности, из-за предшествующей работы, связанной с недостаточной активностью передней островковой доли при ДПД (подробно обсуждаемой ниже), мы предположили, что пациенты с ДПД, у которых наблюдалось клиническое улучшение, во время 2 будут демонстрировать значительно повышенную активацию передней доли островка в ответ по сравнению с временем 1. к эмоциональному материалу.

3. Что пациенты с ДПД в целом будут демонстрировать сниженную реакцию проводимости кожи (SCR) на стимулы IAPS по сравнению со здоровым контролем, и что во время 2 на этот эффект будет влиять ответ на лечение аналогично результатам фМРТ i.е., что пациенты с ДПД, у которых наступило клиническое улучшение, во время 2 будут иметь профиль SCR, напоминающий профиль контрольной группы, со значительно большей вегетативной реакцией на эмоциональные стимулы, чем у тех же пациентов во время 1 или у пациентов без улучшения во время 2.

Ключевая гипотеза в ее простейшей форме заключалась в том, что пациенты, демонстрирующие значительный ответ на лечение [определяемый как снижение баллов по Кембриджской шкале состояния деперсонализации (CDSS) на 30 % или более во время 2 по сравнению с временем 1 (Sierra et al., 2001, 2006), сопровождаемые субъективными сообщениями об улучшении при клиническом наблюдении] также продемонстрировали бы сопутствующие изменения в их нервных и физиологических реакциях.

Участники и методы

Четырнадцать взрослых пациентов были набраны из клиники деперсонализации больницы Модсли. Каждый пациент прошел диагностическую оценку, проведенную психиатром, имеющим опыт оценки и лечения ДПД (либо НМ, либо РС). Пациенты были набраны в соответствии со следующими критериями включения и исключения: (1) Соответствие диагностическим критериям первичной ДПД.Там, где присутствовала другая психопатология (например, тревога), требовалось, чтобы она была вторичной по отношению к хронической деперсонализации, так что последняя была преобладающим симптомом и была доминирующим симптомом на протяжении всего состояния (Medford et al. , 2005). (2) Без психотропных препаратов. В тех случаях, когда пациенты ранее принимали такие лекарства, требование исследования заключалось в том, чтобы они не принимали лекарства в течение как минимум 6 месяцев. Однако ближе к концу периода исследования, после того как четыре пациента выбыли из исследования по разным причинам, было принято решение включить еще двух пациентов, которые уже принимали обычные антидепрессанты на момент 1 (флуоксетин и венлафаксин соответственно).(3) Пригодность для лечения ламотриджином и информированное согласие на это лечение. (4) Отсутствие противопоказаний к МРТ и готовность пройти сканирование в двух разных случаях. (5) Отсутствие в анамнезе других психических или неврологических заболеваний.

Все пациенты дали информированное согласие, и им было сказано, что они могут выйти из исследования в любое время без объяснения причин. Пациенты были дополнительно проинформированы о том, что отказ от участия или выход из исследования не повлияет на характер или продолжительность их клинического лечения.Исследование получило этическое одобрение со стороны соответствующих университетов и наблюдательных советов Национальной службы здравоохранения Великобритании.

Четырнадцать пациентов с ДПД, удовлетворяющих критериям включения, дали информированное согласие на участие (11 мужчин, 3 женщины, возрастной диапазон 23–59 лет, средний 33,7, стандартное отклонение 8,9). Предполагаемый вербальный IQ, оцененный с использованием NART (Национальный тест чтения для взрослых, Нельсон, 1982 г.), колебался от 103 до 127, в среднем 115, стандартное отклонение 7,79. Длительность симптомов ДПД варьировала от 2 до более 40 лет, в среднем 15 лет, SD 11,42. Другими словами, все случаи были крайне хроническими.Психиатрические симптомы были количественно оценены с использованием Кембриджской шкалы деперсонализации (CDS, Sierra and Berrios, 2000), опросника депрессии Бека (BDI, Beck et al., 1988) и опросника тревоги Спилбергера (SAI; Spielberger, 1983). CDS представляет собой шкалу самоотчетов, в которой респондентов просят оценить частоту и продолжительность переживаний, связанных с деперсонализацией, за предшествующие 6 месяцев (Sierra and Berrios, 2000). Поскольку нас интересовали изменения между двумя временными точками, а не симптомы за 6-месячный период, мы использовали адаптированную версию CDS «по состоянию», т.е.e., CDSS, состоящий из 22 утверждений, связанных с деперсонализацией (например, Вещи вокруг меня теперь выглядят «плоскими» или «безжизненными», как если бы я смотрел на картинку ). Каждое утверждение оценивается по простой визуальной аналоговой шкале от 0 до 100, так что максимально возможная оценка составляет (22 × 100) = 2200. BDI — это широко используемый инструмент для исследования состояния настроения и других психических и поведенческих аспектов, имеющих отношение к депрессия, а SAI — еще одна широко используемая шкала тревожности, состоящая из двух разделов: в одном из них исследуются переживания, связанные с тревогой, за предшествующие 6 месяцев (черта), а в другом респондентам предлагается оценить чувства или переживания в данный момент (состояние) (Spielberger, 1983). .

Участники прошли первую сессию фМРТ-сканирования перед началом лечения ламотриджином, которое начинали с дозы 25 мг в день, а затем медленно повышали с шагом в две недели (Medford et al., 2005). При отсутствии нежелательных явлений, связанных с лечением, они продолжали принимать этот препарат в течение периода времени, достаточного для достижения целевой дозы в диапазоне 200–400 мг в сутки. Было нереально или нежелательно указывать, что все участники должны получать одну и ту же целевую дозу, поскольку предыдущий клинический опыт использования ламотриджина для ДПД убедительно свидетельствует о том, что, когда ламотриджин эффективен, доза, при которой он оказывает оптимальный терапевтический эффект, широко варьируется между отдельных лиц (как и многие препараты, используемые для лечения психических заболеваний; Sierra et al., 2006).

Четыре пациента сообщили, что симптомы ДПД первоначально возникли сразу после употребления запрещенных наркотиков [каннабис в трех случаях, МДМА («экстази») в четвертом, см. Таблицу 1]. Не было сочтено, что это представляет собой значительную путаницу, поскольку те, кто описал употребление наркотиков до появления симптомов, были в остальном неопытными потребителями наркотиков, которые избегали всех запрещенных наркотиков с момента первого появления симптомов DPD. Более того, в каждом случае эпизод употребления наркотиков был так далеко в прошлом, что весьма вероятно, что, даже если эффекты наркотиков сыграли роль в первоначальном опыте деперсонализации, продолжающееся поддержание деперсонализированного состояния было обусловлено психологическими причинами. и биологические процессы, лежащие в основе DPD в целом, а не какие-либо отдельные «лекарственные» разновидности состояния.Имеются убедительные эмпирические данные, подтверждающие это предположение, из исследования, показывающего, что течение, природа и феноменология ДПД очень постоянны, независимо от того, было ли употребление наркотиков в начале заболевания (Medford et al., 2003).

Таблица 1. Пациенты во время 1 и во время 2: показатели по шкале оценок, лечение во время 2 и состояние улучшения (1 = улучшение, 2 = отсутствие улучшения) .

Из исходной клинической выборки из 14 пациентов четыре пациента не явились на сканирование во время 2 (см. Таблицу 1).Двое из этих четырех выбыли из исследования вскоре после первого сканирования, решив, что они не хотят принимать психотропные препараты. Один пациент испытывал постоянную тошноту после начала приема ламотриджина и прекратил его прием через неделю. Четвертая пациентка приняла ламотриджин, как описано, а затем связалась с клиникой, чтобы сказать, что, по ее ощущениям, ее симптомы ДПД были полностью устранены с его помощью, и что ей больше не нужно наблюдаться, и она не желает посещать второе сканирование, поскольку она жила довольно долго. значительное расстояние от поликлиники.

Во время 2 10 оставшихся пациентов были классифицированы как «улучшение» или «не улучшение» на основании клинической оценки и их баллов по Кембриджской шкале деперсонализации, версия штата (CDSS, см. Таблицу 1). В соответствии с предыдущей работой (Sierra et al., 2001, 2006), клиническое улучшение определялось как снижение не менее чем на 30% баллов CDSS между временем 1 и временем 2, при этом процентное изменение рассчитывалось по формуле [(Time 1 CDSS балл – балл CDSS во время 2)/балл CDSS во время 1] × 100.В каждом случае категоризация «улучшение» или «не улучшение» подтверждалась описаниями симптомов и общего психического состояния, данными пациентами во время клинического опроса. Используя этот метод, пять из 10 пациентов были классифицированы как «улучшение» и пять как «неулучшение». Этот 50% показатель улучшения согласуется с предыдущими исследованиями ламотриджина в качестве потенциального средства для лечения ДПД (Sierra et al., 2001, 2006). Здесь следует подчеркнуть, что данное исследование не является формальным клиническим испытанием ламотриджина — за исключением небольшого числа пациентов, исследование не было плацебо-контролируемым или слепым, поэтому клиническое улучшение, наблюдаемое у некоторых пациентов, нельзя с уверенностью приписать действию ламотриджина. эффекты ламотриджина.Тем не менее следует отметить, что эффекты плацебо при ДПД минимальны (Sierra et al., 2001; Simeon et al., 2004), что особенно важно здесь, учитывая, что пациенты испытывали симптомы в течение длительного периода и в большинстве случаев. пациенты пробовали другие психотропные препараты (обычно СИОЗС) до направления в клинику DPD без какого-либо значительного влияния на их симптомы DPD.

В дополнение к группе пациентов было также набрано 25 здоровых субъектов контроля (14 мужчин, 11 женщин) (возрастной диапазон 23–46 лет, средний возраст 29 лет).8, стандартное отклонение 5,68; расчетный вербальный IQ 107–127, средний балл 117,5, стандартное отклонение 5,47). Средние баллы по шкале симптомов для контрольной группы были следующими: CDSS 38,7 (SD 48,0), BDI 2,56 (2,73), SSAI 31,6 (SD 8,61).

Хотя в группе пациентов было относительно больше мужчин (11 М, 3 Ж по сравнению с 14 М, 11 Ж), разница в гендерном составе двух групп не была статистически значимой (значение хи-квадрат 1,99, df = 1, ). р = 0,16). Непарные тесты t были выполнены для проверки других различий между группами.Не было никаких существенных различий между группами по возрасту ( t = 1,66, df = 37, p = 0,11) или оценке вербального IQ ( t = -1,18, df = 37, p = 0,24). Существовали очень значимые различия между группами по трем шкалам клинической оценки: BDI ( t = 4,41, df = 37, p < 0,001), SSAI ( t = 3,71, df = 37, p ). = 0,001) и CDSS ( t = 11,89, df = 37, p < 0.001).

Экспериментальная процедура и анализ данных

Субъекты прошли фМРТ-сканирование, во время которого они просматривали чередующиеся блоки нейтральных и аверсивных изображений, выбранных из IAPS (Bradley and Lang, 1999). Каждый блок аверсивных или нейтральных изображений длился 30 с и состоял из пяти картинок, по 6 с каждая на экране. Во время процедуры согласия испытуемых информировали о том, что некоторые изображения могут быть потенциально неприятными или шокирующими, но не сообщали подробностей о цели эксперимента.Для каждого изображения испытуемых просили нажать кнопку, чтобы указать, происходит ли изображенная сцена на открытом воздухе или в помещении. Эта простая задача обеспечивает когнитивную обработку изображения-стимула, но не требует явных суждений об эмоциональном возбуждении или значимости: скорее, эмоциональная обработка является неявной. Это та же самая процедура, которая использовалась в нашем более раннем исследовании фМРТ расстройства деперсонализации с использованием изображений IAPS (Phillips et al., 2001).

Во время каждого сеанса сканирования непрерывно регистрировали SCR с использованием стандартных хлорсеребряных электродов 0.5 см в диаметре. Электроды прикреплялись к кончикам первого и второго пальцев недоминантной руки. Все электроды и кабели были совместимы с МРТ, что позволяло одновременно записывать SCR во время сеансов сканирования фМРТ. Используя ответвитель кожной проводимости, аналого-цифровое преобразование и предварительное усиление, сигнал обрабатывался предусилителем PSYLAB (Кембридж, Массачусетс) SC5SA, усилителем SC5AL и программным обеспечением для онлайн-обработки сигналов PSYLAB в реальном времени. Эти устройства используют 24-битный аналого-цифровой преобразователь, фильтруют ответный сигнал на частоте 10 Гц для предотвращения наложения спектров и имеют выходной диапазон от 0 до 100 микросименс.Затем SCR отбирали с частотой 100 Гц без дальнейшего сжатия и последовательно сохраняли в автономном режиме, включая точки предъявления стимула. Были включены меры безопасности для предотвращения поражения электрическим током, сжигания радиочастот (RF) и для защиты сигналов SCL от магнитных искажений, вызванных сканером, с использованием экранированных кабелей. Экранирование проводов получило коррекцию резисторами 5,6 кОм, что дало стабильный сдвиг сигнала на 1%. Кабель был проложен из среды сканера с магнитным экраном через клетку Фарадея, и перед обработкой сигнала сигнал был отфильтрован на 1000 пФ с помощью конденсаторов и помещен в медный колпачок.В качестве контактной электролитной среды между электродами и кожей использовали водорастворимое желе (KY Jelly; Johnson and Johnson, Slough, England). Перед наложением электродов все испытуемые мыли руки с использованием обычного неабразивного мыла (как в Sierra et al., 2002), чтобы максимально стандартизировать контакт дермогель-электрод у всех субъектов. Во время сканирования участники прошли примерно 12 минут структурного сканирования до начала экспериментальных прогонов функциональной МРТ, что дало достаточно времени для привыкания SCR один раз в среде сканирования.

Оборудование фМРТ и сбор данных

Градиент-эхо-эхопланарные изображения были получены на нейроваскулярной системе GE Signa 1,5 T (General Electric, Милуоки, Висконсин, США) в больнице Модсли, Лондон. Сто Т2*-взвешенных изображений, изображающих ЖИРНЫЙ (зависящий от уровня оксигенации крови) контраст (Ogawa et al., 1990), были получены в течение 5 минут (для каждой задачи) в каждой из 14 близлежащих к оси несмежных параллельных плоскостей толщиной 5 мм. до межкомиссуральной (AC-PC) линии: TE 40 мс, TR 3 с, разрешение в плоскости 5 мм и межсрезовый промежуток 0.5 мм. Этот набор данных EPI обеспечивает полное покрытие височных долей и почти полное покрытие лобных, затылочных и теменных долей (Simmons et al., 1999).

данных фМРТ были проанализированы с помощью программного обеспечения XBAM, разработанного в Институте психиатрии, с использованием непараметрического подхода (см. Fusar-Poli et al., 2010, для дальнейшего обсуждения этого метода и сравнения с параметрическим картированием). Сначала данные были обработаны (Bullmore et al., 1999a) для сведения к минимуму артефактов, связанных с движением.Трехмерный объем, состоящий из средней интенсивности каждого вокселя в течение всего эксперимента, был рассчитан и использован в качестве шаблона. Объем 3D-изображения в каждый момент времени выравнивался по этому шаблону путем вычисления комбинации поворотов (вокруг осей x, y и z) и перемещений (по x, y и z), которые максимизировали корреляцию между интенсивностью изображения рассматриваемый том и шаблон. После повторного выравнивания данные были затем сглажены с использованием фильтра Гаусса (FWHM 7,2 мм) для улучшения характеристик отношения сигнал/шум изображений.

Ответы на экспериментальные парадигмы были затем обнаружены путем сначала свертки каждого компонента плана эксперимента с каждой из двух функций гамма-вариации (пиковые ответы на 4 и 8 с, соответственно). Наилучшее соответствие между взвешенной суммой этих сверток и временными рядами в каждом вокселе было вычислено с использованием ограниченной модели BOLD-эффекта (Friman et al., 2003). Результаты.После вычисления соответствия модели была рассчитана статистика согласия. Он состоял из отношения суммы квадратов отклонений от средней интенсивности изображения (по всему временному ряду) из-за модели к сумме квадратов отклонений из-за остатков (SSQratio). Эта статистика используется для преодоления проблемы, связанной с использованием статистики F (отношение дисперсии), заключающейся в том, что остаточные степени свободы часто неизвестны во временных рядах фМРТ из-за присутствия цветного шума в сигнале.Также было показано, что он ведет себя эквивалентно F при проверке перестановки (Эджингтон, 1995).

После вычисления наблюдаемого отношения SSQ в каждом вокселе данные переставляются методом на основе вейвлета (Bullmore et al., 2001). Повторное применение этого метода к каждому вокселу с последующим повторным вычислением отношения SSQ из переставленных данных позволяет (путем объединения результатов по всем внутримозговым вокселам) вычислить на основе данных нулевое распределение отношений SSQ при допущении об отсутствии экспериментально определенного ответа.Используя это распределение, можно рассчитать критическое значение SSQratio, необходимое для порога карт при любой желаемой частоте ошибок типа I. Кроме того, обнаружение активированных вокселей распространяется от уровня вокселей до кластерного уровня (Bullmore et al., 1999b). В дополнение к SSQratio размер ответа BOLD на каждое экспериментальное условие вычисляется для каждого человека в каждом вокселе в процентах от среднего уровня интенсивности изображения в состоянии покоя. Чтобы рассчитать размер эффекта BOLD, разница между максимальным и минимальным значениями подобранной модели для каждого условия выражается в процентах от среднего уровня интенсивности изображения по всему временному ряду.Наблюдаемые и переставленные карты SSQratio для каждого человека, а также карты размера BOLD-эффекта преобразуются в стандартное пространство (Talairach and Tournoux, 1988) с использованием двухэтапной процедуры деформации (Brammer et al., 1997). Это включает в себя сначала вычисление средней карты интенсивности изображения для каждого человека в ходе эксперимента. Преобразования, необходимые для сопоставления этого изображения со структурным сканированием для каждого человека, а затем из «структурного пространства» в шаблон Talairach, затем вычисляются путем максимизации корреляции между изображениями на каждом этапе.Карты размера эффекта SSQratio и BOLD затем преобразуются в пространство Талайраха с использованием этих преобразований. Затем рассчитываются карты групповой активации путем определения медианного отношения SSQ в каждом вокселе (по всем индивидуумам) в картах наблюдаемых и пермутированных данных (медианы используются для минимизации эффектов выбросов). Распределение медианных SSQratios по всем внутримозговым вокселам из переставленных данных затем используется для получения нулевого распределения SSQratios и может быть пороговым для создания карт групповой активации при любой желаемой частоте ошибок I типа на уровне вокселей или кластеров.Карты уровня кластера имеют пороговое значение <1 ожидаемого кластера ошибок типа I на мозг. Вычисление стандартизированной меры SSQratio эффекта на индивидуальном уровне с последующим анализом медианных карт SSQratio для всех индивидуумов рассматривает внутрисубъектные и межсубъектные вариации эффекта отдельно, что представляет собой подход к анализу со смешанным эффектом.

Сравнение ответов между группами или экспериментальными условиями выполнялось путем подгонки данных в каждом внутримозговом вокселе, в котором все испытуемые имеют ненулевые данные, с использованием линейной модели типа (Y = a + bX + e), где Y — вектор ЖИРНЫМ шрифтом выделены размеры эффекта для каждого человека, X — матрица контрастов для конкретных требуемых контрастов между условиями/группами, a — средний эффект для всех людей в различных условиях/группах, b — вычисленная разница между группами/условиями, а e — вектор остаточных ошибок.Модель подгоняется путем минимизации суммы абсолютных отклонений, а не суммы квадратов, чтобы уменьшить эффекты выбросов. Нулевое распределение b вычисляется путем перестановки данных между условиями/группами (при условии нулевой гипотезы об отсутствии влияния экспериментальных условий или членства в группе) и переоснащения приведенной выше модели. Карты групповых различий рассчитываются, как описано выше, на уровне вокселов или кластеров с помощью соответствующего порогового значения нулевого распределения b. Жирные карты эффектов использовались для вычисления значимых различий группы/состояния, а не стандартизированных показателей, таких как SSQratio, F или t, поскольку они содержат явные шумовые компоненты (ошибка SSQ или дисперсия ошибки), повышая вероятность того, что групповые различия, возникающие в результате F, SSQratio или t сравнения могут отражать различия в шуме, а не в сигнале.

Результаты

Поведенческие данные

Все испытуемые дали более 95% правильных ответов при оценке того, происходили ли сцены, изображенные на изображениях IAPS, на открытом воздухе или в помещении, без каких-либо различий между группами.

Данные реакции проводимости кожи (SCR)

Сравнение групп: все контроли (n = 25) и пациенты с DPD в момент времени 1 (n = 14)

Были исследованы следующие переменные: количество флуктуаций (амплитуда более 0,02 микросименса), амплитуда наибольшей флуктуации и средний SCL (уровень проводимости кожи) за эпоху.Эти переменные были рассчитаны для (i) всей эпохи (WE) (т. е. всего сеанса сканирования), (ii) первых 30-секундных эмоциональных блоков в каждом сеансе (E1) и (iii) первых 30-секундных нейтральных блок внутри каждой сессии (N1). По мере продвижения эксперимента вероятность того, что ответы SCR в последующих блоках будут загрязнены ответами на стимулы из более ранних блоков, увеличивается. Поэтому переменные SCR не рассчитывались для отдельных блоков, возникающих после первых эмоциональных и нейтральных блоков каждого сеанса.В результате было получено в общей сложности 9 переменных SCR, обозначенных как WEflucs, WEamp, WEmean (флуктуации за всю эпоху, максимальная амплитуда и среднее значение SCR), E1flucs, E1amp, E1mean (те же переменные, вычисленные для первого 30-секундного эмоционального блока) и N1flucs, N1amp, N1mean (те же переменные для первого 30-секундного нейтрального блока).

Первоначальная исследовательская статистика, выполненная для этих девяти переменных, разделенных по группам, показала, что эти данные демонстрировали значительную дисперсию, которая нарушала предположения о нормальности, даже после логарифмического преобразования.Во многом это было связано с положительной асимметрией данных (например, у четырех из 14 пациентов с ДПД в момент времени 1 не было флуктуаций более 0,02 микросименса на протяжении всей эпохи сканирования, что означает, что для этой группы распределение значений смещено вправо от кривая нормального распределения). По этой причине для сравнения внутри и между группами использовались непараметрические тесты.

Внутри нормальной контрольной группы ( n = 25) для сравнения SCR-ответов в первых эмоциональных и нейтральных блоках каждой эпохи сканирования (E1 и N1, см. выше) использовались двусторонние ранговые тесты Уилкоксона.Колебания в исходных эмоциональных блоках (E1flucs) были значительно больше, чем в исходных нейтральных блоках (N1flucs; сумма рангов 34,5 для E1flucs, 118,5 для N1flucs, p = 0,041). Не было никаких существенных различий в амплитуде наибольшей флуктуации или средней SCL. Аналогичные результаты были получены в группе пациентов с ДПД в момент времени 1, n = 14, где E1flucs был значительно выше, чем N1flucs (сумма рангов 0 для E1flucs, 28,0 для N1flucs, p = 0.017), без существенных различий в среднем SCL.

Однако ключевыми сравнениями здесь являются групповые сравнения между контрольной группой и пациентами. Здесь для каждой переменной были проведены групповые сравнения с использованием U-критерия Манна-Уитни, и ввиду относительно небольшого размера выборки эта статистика была скорректирована на точность в рамках SPSS. Эти данные суммированы в Таблице 2. Критерии значимости были односторонними, поскольку существовала четкая априорная гипотеза о том, что пациенты в момент времени 1 будут демонстрировать сниженную вегетативную реактивность по сравнению с контрольной группой.В исследовании Sierra et al. (2002), единственной мерой, по которой пациенты с ЗПР оказались более реактивными, чем контрольная группа, была укороченная латентность реакции на неспецифические стимулы (хлопки и вздохи), в то время как латентность реакции на аверсивные образы того типа, который используется в настоящее время исследование было продлено в группе пациентов с ДПД, и пациенты с ДПД также показали значительно сниженную величину ответа SCR на такие изображения. В текущем исследовании не использовались неспецифические стимулы, а латентность ответа не рассчитывалась, поскольку методология позволяет вычислять только ответы по эпохам или блокам, а не реакцию на отдельные события.По этим причинам гипотеза для текущего исследования заключалась в том, что в момент времени 1 пациенты с ДПД будут демонстрировать постоянно сниженную вегетативную активность (по индексу SCR) по сравнению со здоровым контролем, и это будет отражаться во всех типах переменных (количество колебаний, амплитуда , средний уровень SCR).

Таблица 2. Сравнение групп по переменным SCR: контрольная группа по сравнению с пациентами с ДПД (в момент времени 1) .

Для всех последующих анализов данных SCR использовались непараметрические тесты с поправкой на точность в соответствии с приведенным выше обоснованием.

Все различия между группами были либо значимы на уровне <0,05, либо приближались к этому порогу.

Сравнение групп: пациенты с ДПД во время 2, улучшение (n = 5) и отсутствие улучшения (n = 5)

Здесь были проведены сравнения между улучшающими и не улучшающими во время 2. Не было никаких существенных различий между группами ни для одной из индивидуальных переменных.

Функциональные данные МРТ

Групповые данные: Контрольная группа (n = 25)

Для здоровых контролей ключевым внутригрупповым анализом было сравнение на уровне группы региональной активации мозга в ответ на аверсивные образы по сравнению с нейтральными изображениями.Областями, значительно более активируемыми при просмотре аверсивных изображений, были мозжечок, билатеральные зрительные области коры, билатеральная дорсолатеральная префронтальная кора (DLPFC, поля Бродмана 44 и 45), правая супрамаргинальная извилина. Областями, значительно более активными при просмотре нейтральных изображений, были мозжечок, левая средняя височная извилина, правая супрамаргинальная извилина и левый островок. Эти результаты обобщены в таблице 3 (во всех последующих таблицах данных фМРТ для каждого кластера показаны координаты Талайраха максимально активированного воксела в этом кластере) и на рисунке 1.

Таблица 3. Области значительно большей активации в ответ на аверсивные образы (верхняя часть таблицы) и нейтральные образы (нижняя часть) у нормальных контрольных субъектов ( n = 25) .

Рис. 1. Карта нормальной контрольной группы. (A) Поперечный срез на z = -2, показывающий активацию в R передней островковой доле. (B) Поперечные срезы на z = 16, 24, 32, 40, показывающие двустороннюю активацию в DLPFC и затылочной коре.Все области значительно активизируются при просмотре аверсивных изображений по сравнению с нейтральными изображениями (т. е. в эмоциональной фазе).

Групповые данные: пациенты с ДПД, время 1 (n = 14)

Областями, значительно более активными при просмотре аверсивных изображений, были области правой латеральной префронтальной коры, билатеральной первичной зрительной коры, билатеральной передней поясной коры (ACC) и левой медиальной префронтальной коры. Средняя височная извилина значительно активировалась при просмотре нейтральных изображений в отличие от аверсивных изображений (см. Таблицу 4 и Рисунок 2).

Таблица 4. Области значительно большей активации в ответ на аверсивные образы (верхняя часть таблицы) и нейтральные образы (нижняя часть) у пациентов с ЗПР в момент времени1 ( n = 14) .

Рисунок 2. Групповые данные для всех пациентов с ДПД во время 1. (A) Поперечные срезы на уровне z = 18, 29, показывающие активацию в эмоциональной фазе в билатеральной зрительной коре, правой VLPFC и билатеральной медиальной префронтальной коре (включая АСС на двусторонней основе). (B) Срединный сагиттальный срез (т. е. x = 0), показывающий расположение медиальной префронтальной активации.

Групповые данные: пациенты с ДПД во время 2, улучшение (n = 5)

Областями, значительно более активными при просмотре аверсивных изображений, были области билатеральной зрительной коры, левой ДЛПФК и левой передней доли (таблица 5, рисунок 3). Один большой кластер в мозжечке был значительно более активен в нейтральную фазу.

Таблица 5. Области значительно большей активации в ответ на аверсивные образы и нейтральные образы у тех пациентов с ДПД, у которых во время 2 наблюдалось значительное снижение балла CDSS ( n = 5) .

Рис. 3. Пациенты с ДПД во время 2: групповые данные для улучшения (n = 5) только . Поперечные срезы на уровнях z = -8, -2, 6, показывающие активацию в эмоциональной фазе в зрительной коре на двусторонней основе и левый передний островок, простирающийся до DLPFC.

Групповые данные: пациенты с DPD во время 2, не улучшающиеся (n = 5)

Областями, значительно более активными при просмотре аверсивных изображений, были области билатеральной зрительной коры, правая ДЛПФК, правая ДЛПФК (поле Бродмана 47) и мозжечок.Для обратного сравнения наблюдался один большой кластер в мозжечке (табл. 6, рис. 4).

Таблица 6. Области значительно большей активации в ответ на аверсивные образы и нейтральные образы у тех пациентов с ДПД, у которых во время 2 не наблюдалось значительного снижения баллов CDSS ( n = 5) .

Рисунок 4. Пациенты с ДПД во время 2, групповые данные для не улучшающих ( n = 5) . Поперечные срезы на z = 20, 28, 36, показывающие активацию в эмоциональной фазе в билатеральной зрительной коре и правой ДЛПФК.

Сравнение групп: контрольная группа (n = 25) и все пациенты с DPD в момент времени 1 (n = 14)

Результаты сравнения контроля и пациентов (в момент времени 1) обобщены в таблице 7 и на рисунке 5.

Таблица 7. Сравнение контрольной группы и пациентов с ДПД на момент времени 1 .

Рис. 5. Сравнение групп между контрольной группой и пациентами с ДПД во время 1. (A) Области, значительно более активные в эмоциональной фазе у контрольной группы: коронарные срезы, показывающие обширную двустороннюю зрительную активность коры. (B) Области, значительно более активные у пациентов с ДПД: фронтальная и срединная сагиттальная проекции, показывающие место активации передней части поясной извилины.

Сравнение групп: пациенты с ДПД во время 2, улучшение (n = 5) и отсутствие улучшения (n = 5)

Для этого сравнения данные второго времени для пациентов с ДПД, у которых наблюдалось клинически значимое снижение балла CDSS ( n = 5), сравнивали с данными второго времени для тех пациентов, у которых такого снижения не наблюдалось. См. Таблицу 8 и Рисунок 6.

Таблица 8. Пациенты с ДПД: сравнение между улучшением и отсутствием улучшения во время 2 .

Рисунок 6. Области, значительно более активизированные в эмоциональной фазе у улучшающих, по сравнению с не улучшающими во время 2 . Проекция перекрестия с центром на левой передней островковой доле.

Сравнение улучшителей во время 1 и во время 2

Эти данные обобщены в таблице 9 и на рисунке 7.

Таблица 9. Пациенты с ДПД, у которых наблюдалось значительное снижение показателя CDSS по сравнению со временем 1 и временем 2 .

Рисунок 7. Сравнение групповых данных для улучшателей во время 1 и во время 2 . Области, значительно более активные в эмоциональной фазе во время 1, показаны огнем, области, значительно более активные во время 2, выделены синим цветом. (A) Поперечный срез на z = 26 с проекцией перекрестия с центром на кластере в R DLPFC. Обратите внимание на активацию в аналогичной контралатеральной области. (B) Обширная активация задней коры во время 2 (> время 1). Поперечный срез на z = 1, проекция перекрестия с центром в кластере в L затылочно-височной коре.

Обсуждение

Что касается данных оценочной шкалы: неудивительно, что пациенты и контрольная группа значительно различались по шкале тревоги (SSAI) ввиду установленной связи между деперсонализацией и тревогой (Medford et al., 2005, хотя ДПД — это не просто тревога). расстройство, см. Sierra et al., 2012), и аналогичные показатели тревожности были обнаружены в предыдущих эмпирических исследованиях пациентов с первичной ДПД (например, Sierra et al., 2002). Что касается баллов по шкале BDI, хотя у пациентов с ДПД баллы были значительно выше, чем в контрольной группе, тем не менее следует отметить, что в группе пациентов средний балл по-прежнему значительно ниже обычного клинического порогового значения, как и все индивидуальные баллы у пациента. группа, за исключением одного человека, набравшего 30 баллов, и другого с пограничным баллом 17.

Данные

SCR были проанализированы по трем осям (количество колебаний, амплитуда наибольшей флуктуации и средний уровень SCR) для всего сеанса сканирования и, кроме того, для первых 30-секундных аверсивных и нейтральных стимульных блоков, что дало в общей сложности девять зависимые переменные. Проверка гипотезы о том, что пациенты с ЗПР (в момент времени 1) обычно менее реактивны вегетативно, чем здоровые люди из контрольной группы, дала значимые результаты для пяти из девяти переменных и незначимые тенденции в том же направлении для остальных четырех переменных.Взятые в целом, эти результаты дают убедительные доказательства в поддержку вышеизложенной гипотезы. Следует отметить, что этот эффект не был специфичен для ответов на эмоциональные стимулы: результаты нейтральных блоков аналогичны результатам эмоциональных блоков. Как обсуждалось выше, исследование Sierra et al. (2002) обнаружили снижение латентного периода реакции на физические (неизображения) слуховые стимулы (хлопки, вздохи) в группе пациентов с ДПД по сравнению с контрольной группой. Авторы интерпретировали это как поддержку предыдущего теоретического предположения (Sierra and Berrios, 1998) о том, что при DPD наблюдается торможение эмоциональной реакции в сочетании с одновременным состоянием повышенной бдительности или бдительности (этот последний аспект специально не изучался в текущем исследовании). .Однако в том же исследовании, в дополнение к обнаружению того, что у пациентов с ПРЛ снижена реакция на аверсивные образы, были также слабые доказательства (не достигающие статистической значимости) сниженной реакции на нейтральные изображения в группе пациентов с ПРЛ.

Есть также более ранняя работа, поддерживающая идею о том, что деперсонализация связана со снижением эмоционального возбуждения и вегетативной реактивности. Имеются сообщения о лицах с эпизодической деперсонализацией, у которых периоды деперсонализации были связаны с паттернами ответов SCR, которые разительно отличались (с точки зрения значительного снижения амплитуды и отсутствия флуктуаций) от ответов SCR, зарегистрированных у тех же людей в то время, когда они были не испытывает симптомов деперсонализации (Lader and Wing, 1966).В другом исследовании (Kelly and Walter, 1968) кровоток в предплечье использовался как показатель симпатической активности, и было обнаружено, что у пациентов с деперсонализацией исходные уровни были самыми низкими по сравнению с различными группами других психиатрических пациентов. Таким образом, обнаружение сниженной вегетативной реактивности при деперсонализации является последовательным и согласуется с результатами текущего исследования.

Улучшение клинического состояния во время 2, индексированное по шкале CDSS, однако, не было связано с каким-либо значительным изменением переменных SCR.Никаких существенных различий в отдельных переменных SCR между улучшающими и не улучшающими в момент времени 2, или при сравнении результатов SCR у улучшающихся во время 1 и во время 2 не наблюдалось. Следует проявлять осторожность при интерпретации этих результатов, поскольку эти сравнения проводятся между небольшими группами. (две группы по пять в каждом случае). Принимая во внимание это предостережение, представляется, что, хотя показатели реактивности SCR, по-видимому, надежно отличают пациентов от контрольной группы, они, по-видимому, не имеют прогностической ценности с точки зрения ответа на фармакотерапию или прогресса с течением времени, а также улучшение клинического состояния не обязательно отражается. соответствующие изменения вегетативных реакций.Это может отражать тот факт, что во время 2 даже те пациенты, у которых наблюдалось значительное снижение балла по шкале CDSS по сравнению со временем 1, тем не менее имели баллы CDSS значительно выше клинического порогового значения для этой шкалы, за одним исключением. Другими словами, у четырех из этих пяти пациентов все еще были определенные симптомы ДПД, несмотря на значительное клиническое улучшение. Улучшение, по-видимому, отражается в изменениях паттерна нейронной активации в ответ на изображения IAPS (подробно обсуждается ниже), но это не отражается изменениями вегетативной реакции.Это говорит о том, что торможение вегетативной эмоциональной реакции является основной чертой синдрома ДПД, который является одним из последних аспектов, который «нормализуется», когда у пациентов происходит клиническое улучшение, независимо от того, является ли это улучшение спонтанным или ответом на специфические лечебные вмешательства. Хотя пациенты, состояние которых улучшилось, были обозначены как «улучшающие» для целей этого исследования, нельзя однозначно утверждать, что их улучшение действительно было связано с назначенной фармакотерапией. Исследование не было разработано как официальное испытание лечения — скорее, это наблюдательное исследование изменений с течением времени в группе пациентов, и причину этих изменений нельзя точно установить.Тем не менее, частота ответа 50% (среди 10 пациентов, которые были повторно обследованы во время 2) согласуется с предыдущим исследованием ламотриджина (либо в виде монотерапии, либо в комбинации с антидепрессантами) (Sierra et al., 2006). и следует также отметить, что все пациенты в момент времени 1 сообщали о хронических трудноизлечимых симптомах, которые не реагировали на какие-либо предыдущие вмешательства.

В отличие от данных SCR, результаты функциональной МРТ указывают на четкую закономерность связи между изменениями психического состояния с течением времени и соответствующими изменениями региональной активности мозга.В момент времени 1 у пациентов с ДПД наблюдалась значительная активация в ответ на аверсивные образы в правой латеральной префронтальной коре (как вентролатеральной, так и дорсолатеральной областях), двусторонней первичной зрительной коре, двусторонней ППК и левой медиальной префронтальной коре. Активация зрительной коры часто наблюдается в исследованиях функциональной нейровизуализации, когда эмоционально значимый материал представлен в визуальной модальности, как в текущем исследовании. Считается, что это отражает «модуляцию» сенсорной коры обратными проекциями из областей, участвующих в эмоциональной обработке (т.г., Моррис и др., 1998; Табберт и др., 2005). Этот процесс, по-видимому, все еще действует у пациентов с ЗПР, несмотря на их ослабленную биологическую и эмпирическую реакцию на эмоции. Однако важно отметить, что этот модулирующий эффект, по-видимому, усиливается, когда симптомы деперсонализации (по крайней мере, частично) уменьшаются. Доказательством этого является то, что, когда групповые данные для улучшений во время 2 были сопоставлены с эквивалентными данными из времени 1 для той же подгруппы пациентов, было значительно больше активации в областях зрительной коры (первичная зрительная кора с двух сторон и левая вторичная зрительная кора). в момент 2.Это говорит о том, что модуляторный эффект, наблюдаемый в зрительной коре в момент времени 1, менее выражен, чем можно было бы ожидать, и это подтверждается тем фактом, что в момент времени 1 у контрольной группы наблюдалась значительно более высокая активация зрительной коры, чем у пациентов с ЗПР, с двух сторон. Эти активации были большими (70 и 55 вокселей соответственно) и высоко статистически значимыми ( p <0,01). Напротив, у пациентов с ДПД ни одна зрительная область коры не была более активной, чем в контрольной группе. Однако у пациентов с ЗПР во время 2 картина результатов в зрительной коре более сложная.Как у улучшающих, так и у неулучшающих результатов наблюдается двусторонняя активация зрительной коры во время 2, при этом различные области значительно более активны в каждой из этих двух подгрупп. Однако следует отметить, что в подгруппе респондентов зрительная кора была значительно более активной во время 2, чем во время 1, что позволяет предположить, что снижение балла CDSS связано с усилением модуляции сенсорной коры при обработке эмоций. Возможно, по мере усиления этого модулирующего эффекта задействуются различные области вторичной сенсорной коры, что, возможно, объясняет разные паттерны зрительной активности коры, наблюдаемые в двух подгруппах.

Сеть правых префронтальных областей была активирована путем просмотра аверсивных изображений в группе пациентов с ДПД в момент времени 1. Это включало определенную область (попадающую в область Бродмана 47) правой вентролатеральной префронтальной коры. В предыдущем исследовании ДПД с помощью фМРТ (Phillips et al., 2001) было обнаружено, что эта же область преимущественно активируется у пациентов с ДПД в ответ на аверсивные изображения по сравнению с нейтральными изображениями, и было высказано предположение, что эта область может иметь ключевое значение. роль в непроизвольном торможении «сверху вниз» областей мозга, участвующих в генерации эмоционального ответа.Настоящее исследование предоставляет дополнительные доказательства того, что эта область играет ключевую роль в биологических основах состояния деперсонализации. Во-первых, он активировался в ответ на аверсивные образы у пациентов в момент времени 1, как подробно описано выше. Во-вторых, та же область активировалась при просмотре аверсивных изображений у не улучшающих во время 2, но не у улучшающих. Это свидетельствует о том, что уменьшение выраженности симптомов деперсонализации связано со снижением активности в этой области при эмоциональной обработке.Следствием этого является то, что правый BA47 является критической областью для торможения эмоциональных реакций при ДПД. В этом контексте интересно отметить, что одна и та же область неоднократно определялась как важная область торможения в исследованиях произвольной регуляции эмоций у здоровых добровольцев (Ochsner and Gross, 2005; Ohira et al., 2006). Взятые вместе, эти данные свидетельствуют о том, что правый BA47 задействуется при торможении эмоциональных реакций, независимо от того, является ли это эмоциональное торможение волевым (как при нормальной добровольной эмоциональной саморегуляции) или нет (как при ДПД).

Другие латеральные префронтальные области, активируемые у пациентов с ДПД при просмотре аверсивных изображений, были преимущественно правосторонними, с вовлечением всех BA44, 45 и 46. Область правой DLPFC была значительно более активной у пациентов с DPD в момент времени 1 по сравнению с контрольной группой. Это говорит о том, что, помимо описанной выше области правой VLPFC, более дорсальные области правой латеральной префронтальной коры также участвуют в торможении формирования эмоционального ответа при DPD.

Медиальные префронтальные области, включая двустороннюю ППК, также активировались при просмотре аверсивных изображений у пациентов с ДПД в момент времени 1.Известно, что ACC является ключевой областью в оценке эмоциональной значимости и регуляции эмоциональной реакции (Medford and Critchley, 2010), и ее можно рассматривать как кандидата на важную роль в подавлении эмоциональных реакций при DPD. Настоящее исследование лишь частично поддерживает эту идею. ACC был активирован у пациентов во время 1, но активация ACC не наблюдалась ни в одной из подгрупп пациентов (улучшивших или не улучшивших) во время 2, и при этом ACC не проявился как область значимой разницы между двумя подгруппами во время 2.

Одним из возможных возражений против нашего исследования может быть то, что результаты сканирования во время 2 могли быть искажены некоторым влиянием ламотриджина на регионарную перфузию головного мозга и, следовательно, на BOLD-ответ, поскольку есть одно исследование, предполагающее, что ламотриджин может снижать BOLD-ответ на соматосенсорную стимуляцию. у грызунов (Kida et al., 2006). Однако более актуальным для текущей работы является недавнее исследование, показывающее отсутствие значительного влияния ламотриджина на паттерны перфузии головного мозга у людей (Щербинин и соавт., 2015), предполагая, что такая путаница маловероятна. Кроме того, в предыдущем исследовании DPD с фМРТ, в котором некоторые пациенты принимали ламотриджин, а некоторые не принимали лекарств, анализ подгрупп участников, не получавших лекарств, не предполагал искажающего эффекта ламотриджина (Medford et al., 2006).

Левая передняя часть островка стала ключевой областью в этом исследовании. Эта область активировалась у контрольной группы в ответ на аверсивные образы, и этот вывод согласуется с большим объемом литературы, в которой передняя часть островка участвует в реакции на эмоционально выраженный (особенно аверсивный) материал (Phillips et al., 1997; Матэ-Колс и др., 2008 г.; Мериау и др., 2009). Активация островка не наблюдалась в ответ на эмоциональные образы у пациентов с ДПД во время 1. Однако передняя часть островка активировалась при просмотре аверсивных изображений у улучшающихся во время 2, но не у не улучшающих во время 2, и разница была статистически значимой, когда две группы сравнивались. Это дает убедительные доказательства того, что отсутствие активности передней доли связано со сниженной эмоциональной реактивностью, наблюдаемой при ДПД, и что «повторное пробуждение» островка наблюдается, когда пациенты улучшаются, а симптомы деаффективизации (и симптомы ДПД в целом) уменьшаются. .

Островковая доля часто считается ключевой областью мозга в процессах, связанных с эмоциями и телесными ощущениями (Craig, 2009). В частности, внимание привлекла его предполагаемая роль в интероцепции: «наша способность ощущать себя» (Damasio et al., 2000; Craig, 2002, 2009; Damasio, 2003; Critchley et al., 2004; Medford and Critchley, 2010). ). Интероцепция включает в себя восприятие дискретных телесных событий, таких как сердцебиение, в дополнение к более общему ощущению телесного состояния, которое, как считается, в значительной степени зависит от ощущений, связанных с вегетативными и висцеромоторными процессами (Farb et al., 2015). Широко распространено мнение, что это общее эмоциональное состояние тесно связано с эмоциональным состоянием (Craig, 2002, 2009; Medford and Critchley, 2010). Эта связь интероцептивных процессов с эмоциональным состоянием как в здоровых, так и в клинических группах была в центре внимания значительной эмпирической и теоретической работы в последние годы (последние обзоры см. в Barrett and Simmons, 2015; Farb et al., 2015). Одна из влиятельных концепций предполагает, что восходящая соматосенсорная информация сопоставляется и интегрируется («представляется») в задней и средней части островка (рассматриваемой как «первичная интероцептивная кора»), а затем «репрезентируется» передней частью островка для создания осознанно доступного чувственного состояния. «как я себя чувствую») (Крейг, 2009): «чувство целого» или «чувство внутренней среды.Теоретики расходятся в зависимости от того, какую центральную роль они отводят островковой доле. Например, было высказано предположение (Craig, 2009), что островок может быть местом самого самосознания, тогда как более поздняя формулировка (Barrett and Simmons, 2015) утверждает, что островковая кора является скорее одним из множества интероцептивных центров, так что хотя он и способствует интероцепции, но не имеет для него решающего значения. Конечно, первое, более драматичное утверждение кажется несовместимым с тем фактом, что тематические исследования пациентов с обширным двусторонним повреждением островковой доли (Philippi et al., 2012; Дамасио и др., 2013 г.; Feinstein et al., 2015) показывают, что в таких случаях сохраняются фундаментальные аспекты самосознания (такие как способность узнавать себя или иметь нормальное ощущение свободы воли) и эмоциональная реакция. Однако нарушение самосознания, встречающееся при ПРЛ, носит более тонкий характер: пациенты сохраняют базовое самосознание и не становятся бредовыми, скорее что-то изменилось в качестве самоощущения. Пациенты с ЗПР часто используют фразу «..как будто» при попытке передать свои переживания обезличенного состояния (например, «.. как если бы я был автоматом», «.. как если бы мир был искусственным»), состояния, в котором переживание и я, и окружающий мир чувствуют себя странно ослабленными. Таким образом, работа с DPD может служить клиническим подтверждением того, что, хотя островковая кора может и не иметь существенного значения для интероцептивного опыта, ее деятельность важна в некотором роде, добавляя важные эмпирические особенности более высокого порядка (Damasio et al., 2013), аспекты субъективного опыта, которые обычно можно считать само собой разумеющимися, но которые скомпрометированы при ЗПР.

Интересно, что в нашей выборке у пациентов с ДПД, показывающих клиническое улучшение во время 2, не было обнаружено значительных изменений их симпатического возбуждения, определяемого проводимостью кожи. Это говорит о том, что сообщаемое ими улучшение самосознания и сопутствующие изменения в нервной активности могут быть непосредственно связаны не с изменениями в симпатическом возбуждении, а скорее с другими интероцептивными изменениями — здесь стоит напомнить, что телесные сигналы, которые способствуют интероцептивному опыту разнообразны, включая вегетативные, висцеромоторные, гормональные, иммунологические и гуморальные элементы (Critchley and Harrison, 2013).Что касается интероцепции и ДПД, исследование осознания сердцебиения при ДПД не выявило различий в производительности между пациентами с ДПД и здоровыми людьми из контрольной группы (Michal et al., 2014), но более поздняя работа предполагает некоторые аномалии в корковом представлении телесных событий при ДПД. (Шульц и др., 2015). В любом случае, при ПРЛ изменение самоощущения не может быть лучше всего исследовано с помощью исследований, измеряющих осведомленность о дискретных событиях, таких как сердцебиение, поскольку самоотчеты пациентов убедительно свидетельствуют о том, что при ДРЛ более общее ощущение физического существа является наиболее важным. каким-то образом ослаблен или скомпрометирован (Medford, 2012).

В этом контексте особый интерес представляет то, что островок должен стать критическим при ДПД: с учетом его роли в порождении чувственных состояний и связи между ними и эмоциональным опытом снижение (или торможение) активности передней доли правдоподобный биологический субстрат как для симптомов десоматизации, так и для феномена деаффективализации, который является явной целью этого исследования. Таким образом, возможно, что субъективное изменение опыта, являющееся ядром деперсонализированного состояния, коренится в недостаточной активности передней островковой доли.Тот факт, что это отсутствие активности, по-видимому, поддается лечению или, по крайней мере, что оно не устраняется с течением времени, обнадеживает, поскольку предполагает потенциальную нейробиологическую мишень для будущих стратегий лечения ДПД.

Вклад авторов

NM набрал большинство участников, разработал и провел эксперименты фМРТ, провел большую часть анализа и интерпретации данных, подготовил рисунки и написал большую часть рукописи. MS набрала остальных участников и внесла свой вклад в теоретическое обсуждение результатов.AS способствовал анализу данных и теоретическому обсуждению. В.Г. и М.Б. внесли свой вклад в анализ как теоретически (написание программных процедур), так и практически (помощь в написании раздела «Методы»). AD руководил работой и внес свой вклад в концептуальную основу и теоретическое обсуждение.

Финансирование

NM был поддержан стипендией Wellcome Trust Research Training Fellowship, ref 065799/Z/01/Z.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Бек А., Стир Р. и Гарбин М. (1988). Психометрические свойства опросника депрессии Бека: двадцать пять лет оценки. клин. Психол. Ред. 8, 77–100. дои: 10.1016/0272-7358(88)-5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брэдли, М.М., и Ланг, П.Дж. (1999). Аффективные нормы для английских слов (ANEW). Гейнсвилл, Флорида: Центр изучения эмоций и внимания NIMH, Университет Флориды.

Академия Google

Brammer, M.J., Bullmore, E.T., Simmons, A., Williams, S.C.R., Grasby, P.M., Howard, R.J., et al. (1997). Общее картирование активации мозга при функциональной магнитно-резонансной томографии: непараметрический подход. Маг. Резон. Визуализация 15, 763–770. doi: 10.1016/S0730-725X(97)00135-5

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Буллмор, Э. Т., Браммер, М. Дж., Раб-Хескет, С., Кертис, В. А., Моррис, Р.G., Williams, S.C.R., et al. (1999а). Методы диагностики и лечения коррелированного со стимулом движения в общих исследованиях активации мозга с использованием фМРТ. Гул. Карта мозга. 7, 38–48.

Реферат PubMed | Академия Google

Bullmore, E.T., Long, C., Suckling, J., Fadili, J., Calvert, G., Zelaya, F., et al. (2001). Цветной шум и вычислительный вывод в анализе временных рядов фМРТ: методы повторной выборки во временной и вейвлет-областях. Нейроизображение 13, S86.doi: 10.1016/S1053-8119(01)91429-6

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Буллмор, Э. Т., Саклинг, Дж., Овермейер, С., Рабе-Хескет, С., Тейлор, Э., и Браммер, М. Дж. (1999b). Глобальные, воксельные и кластерные тесты с помощью теории и перестановок для различия между двумя группами структурных МРТ-изображений мозга. IEEE Trans. Мед. Визуализация 18, 32–42. дои: 10.1109/42.750253

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кричли, Х.Д., Винс, С., Ротштейн П., Оман А. и Долан Р. Дж. (2004). Нейронные системы, поддерживающие интероцептивную осведомленность. Нац. Неврологи. 7, 189–195. doi: 10.1038/nn1176

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дамасио, А.Р., Грабовски, Т.Дж., Бечара, А., Дамасио, Х., Понто, Л.Л., Парвизи, Дж., и соавт. (2000). Подкорковая и корковая активность головного мозга при ощущении самостоятельно порожденных эмоций. Нац. Неврологи. 3, 1049–1056. дои: 10.1038/79871

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Эджингтон, Э.С. (1995). Рандомизационные тесты, 3-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Деккер.

Академия Google

Фарб, Н., Добенмайер, Дж., Прайс, С.Дж., Гард, Т., Керр, К., Данн, Б.Д., и соавт. (2015). Интероцепция, созерцательная практика и здоровье. Фронт. Психол. 6:763. doi: 10.3389/fpsyg.2015.00763

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Файнштейн, Дж. С., Халса, С. С., Саломонс, Т. В., Пркачин, К. М., Фрей-Лоу, Л. А., Ли, Дж.Э. и др. (2015). Сохранение эмоционального осознания боли у больного с обширным двусторонним поражением островка, передней поясной извилины и миндалевидного тела. Структура мозга. Функц. 221, 1499–1511. doi: 10.1007/s00429-014-0986-3

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Fusar-Poli, P., Bhattacharyya, S., Allen, P., Crippa, J.A., Borgwardt, S., Martin-Santos, R., et al. (2010). Влияние программного обеспечения для анализа изображений на нейрофункциональную активацию при обработке эмоциональных человеческих лиц. Дж. Клин. Неврологи. 17, 311–314. doi: 10.1016/j.jocn.2009.06.027

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Келли, Д. Х., и Уолтер, К. Дж. (1968). Взаимосвязь между клиническим диагнозом и тревогой, оцениваемая по кровотоку в предплечье и другим измерениям. руб. Журнал психиатрии 114, 611–626. doi: 10.1192/bjp.114.510.611

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кида, И., Смит, А.Дж., Блюменфельд, Х., Бехар, К.Л., и Хайдер, Ф. (2006). Ламотриджин подавляет нейрофизиологические реакции на соматосенсорную стимуляцию у грызунов. Нейроизображение 29, 216–224. doi: 10.1016/j.neuroimage.2005.07.015

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ладер, М. Х., и Винг, Л. (1966). Физиологические меры, седативные препараты и болезненная тревога. Монографии Модсли нет. 14. (Лондон, Великобритания: издательство Оксфордского университета), 10:314. дои: 10.1016/0022-3999(66)-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Матэ-Колс, Д., An, S.K., Lawrence, N.S., Caseras, X., Speckens, A., Giampietro, V., et al. (2008). Индивидуальные различия в чувствительности к отвращению модулируют нейронные реакции на аверсивные/отвратительные стимулы. евро. Дж. Нейроски. 27, 3050–3058. doi: 10.1111/j.1460-9568.2008.06311.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Медфорд, Н. (2012). Эмоции и нереальное Я: расстройство деперсонализации и деаффектуализация. Эмоция. 4, 139–144. дои: 10.1177/1754073911430135

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Медфорд, Н., Бейкер, Д., Хантер, Э., Сьерра, М., Лоуренс, Э., Филлипс, М.Л., и др. (2003). Хроническая деперсонализация после употребления запрещенных наркотиков: контролируемый анализ 40 случаев. Пристрастие 98, 1731–1736. doi: 10.1111/j.1360-0443.2003.00548.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Медфорд, Н., Брайерли, Б., Браммер, М., Буллмор, Э. Т., Дэвид, А. С.и Филлипс, М.Л. (2006). Эмоциональная память при расстройстве деперсонализации: функциональное МРТ-исследование. Психиатрия Res. 148, 93–102. doi: 10.1016/j.pscychresns.2006.05.007

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Медфорд, Н., и Кричли, Х.Д. (2010). Совместная активность передней островковой и передней поясной коры: осознание и реакция. Структура мозга. Функц. 214, 535–549. doi: 10.1007/s00429-010-0265-x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Медфорд, Н., Сьерра М., Бейкер Д. и Дэвид А.С. (2005). Понимание и лечение деперсонализационного расстройства. Доп. психиатр. Обращаться. 11, 92–100. doi: 10.1192/apt.11.2.92

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Meriau, K., Wartenburger, I., Kazzer, P., Prehn, K., Villringer, A., van der Meer, E., et al. (2009). Островковая активность при пассивном просмотре аверсивных стимулов отражает индивидуальные различия в состоянии негативного аффекта. Познание мозга. 69, 73–80. дои: 10.1016/j.bandc.2008.05.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Михал, М., Ройхляйн, Б., Адлер, Дж., Райнер, И., Бейтель, М.Е., Вогеле, С., и соавт. (2014). Разительное несоответствие аномальных телесных переживаний нормальной интероцептивной точности при расстройстве деперсонализации-дереализации. PLoS ONE 9:e89823. doi: 10.1371/journal.pone.0089823

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Моррис, Дж. С., Фристон, К.Дж. и Долан Р. Дж. (1998) Зависимая от опыта модуляция тонотопических нейронных реакций в слуховой коре человека. Проц. биол. науч. 265, 649–657. doi: 10.1098/rspb.1998.0343

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нельсон, Его Превосходительство (1982). Национальный тест чтения взрослых (NART): для оценки преморбидного интеллекта у пациентов с деменцией: руководство по тестированию. Виндзор, Великобритания: NFER-Нельсон.

Огава С., Ли Т. М., Кей А.Р. и Танк Д.В. (1990). Магнитно-резонансная томография головного мозга с контрастом, зависящим от оксигенации крови. Проц. Натл. акад. науч. США 87, 9868–9872. doi: 10.1073/pnas.87.24.9868

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Охира Х., Номура М., Итикава Н., Исова Т., Иидака Т., Сато А. и др. (2006). Ассоциация нервных и физиологических реакций при произвольном подавлении эмоций. Нейроизображение 29, 721–733. doi: 10.1016/j.нейроизображение.2005.08.047

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Philippi, C.L., Feinstein, J.S., Khalsa, S.S., Damasio, A., Tranel, D., Landini, G., et al. (2012). Сохранение самосознания после обширного двустороннего повреждения островка, передней поясной извилины и медиальной префронтальной коры. PLoS ONE 7:e38413. doi: 10.1371/journal.pone.0038413

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Филлипс, М.Л., Медфорд, Н., Сениор, С., Буллмор, Е.Т., Саклинг, Дж., Браммер, М.Дж., и др. (2001). Расстройство деперсонализации: мышление без чувств. Психиатрия Res. 108, 145–160. doi: 10.1016/S0925-4927(01)00119-6

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Филлипс, М.Л., Янг, А.В., Сениор, К., Браммер, М., Эндрю, К., Колдер, А.Дж., и др. (1997). Специфический нейронный субстрат для восприятия выражений отвращения на лице. Природа 389, 495–498.дои: 10.1038/39051

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шульц, А., Кестер, С., Бейтель, М.Е., Шахингер, Х., Фёгеле, К., Рост, С., и др. (2015). Измененные паттерны потенциалов, вызванных сердцебиением, при расстройстве деперсонализации / дереализации: нейрофизиологические доказательства нарушения корковой репрезентации телесных сигналов. Психосом. Мед. 77, 506–516. doi: 10.1097/PSY.0000000000000195

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Щербинин С., Дойл, О., Селайя, Ф.О., де Симони, С., Мехта, М.А., и Шварц, А.Дж. (2015). Модулирующие эффекты кетамина, рисперидона и ламотриджина на перфузию головного мозга в состоянии покоя у здоровых людей. Психофармакология (Берл). 232, 4191–4204 doi: 10.1007/s00213-015-4021-z

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сьерра, М., Бейкер, Д., Медфорд, Н., и Дэвид, А.С. (2005). Распаковка синдрома деперсонализации: исследовательский факторный анализ по Кембриджской шкале деперсонализации. Психолог. Мед. 35, 1523–1532. дои: 10.1017/S0033291705005325

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сьерра, М., Бейкер, Д., Медфорд, Н., Лоуренс, Э., Патель, М., Филлипс, М.Л., и др. (2006). Ламотриджин в качестве дополнительной терапии расстройства деперсонализации: ретроспективное исследование 32 случаев. клин. Нейрофармакол. 29, 253–258. doi: 10.1097/01.WNF.0000228368.17970.DA

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сьерра, М.и Берриос, Г. Э. (1998) Деперсонализация: нейробиологические перспективы. Биол. Психиатрия , 44, 898–908.

Реферат PubMed | Академия Google

Сьерра, М., и Берриос, Г.Е. (2000). Кембриджская шкала деперсонализации: новый инструмент для измерения деперсонализации. Психиатрия Res. 93, 153–164.

Реферат PubMed | Академия Google

Сьерра, М., Медфорд, Н., Вятт, Г., и Дэвид, А.С. (2012). Деперсонализационное расстройство и тревога: особые отношения? Психиатрия Res. 197, 123–127. doi: 10.1016/j.psychres.2011.12.017

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сьерра, М., Филлипс, М.Л., Ламберт, М.В., Сениор, К., Дэвид, А.С., и Кристал, Дж.Х. (2001). Ламотриджин в лечении расстройства деперсонализации. Дж. Клин. Психиатрия 62, 826–827. дои: 10.4088/JCP.v62n1012b

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сьерра, М., Сениор, К., Далтон, Дж., Макдоно, М., Bond, A., Phillips, M.L., et al. (2002). Вегетативная реакция при деперсонализационном расстройстве. Арх. Общая психиатрия 59, 833–838. doi: 10.1001/archpsyc.59.9.833

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Симеон Д., Гуральник О., Шмайдлер Дж. и Кнутельска М. (2004). Терапия флуоксетином при расстройстве деперсонализации: рандомизированное контролируемое исследование. руб. Журнал психиатрии 185, 31–36. doi: 10.1192/bjp.185.1.31

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Симеон Д., Козин Д.С., Сегал К., Лерх Б., Дюжур Р. и Гисбрехт Т. (2008). Деконструкция деперсонализации: еще одно свидетельство кластеров симптомов. Психиатрия Res. 157, 303–306. doi: 10.1016/j.psychres.2007.07.007

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Симмонс, А., Мур, Э., и Уильямс, С.К.Р. (1999). Контроль качества функциональной магнитно-резонансной томографии с использованием автоматизированного анализа данных и построения диаграмм Шухарта. Маг. Резон. Мед. 41, 1274–1278.

Реферат PubMed | Академия Google

Спилбергер, К. (1983). Руководство по опроснику состояний тревоги (STAI). Пало-Альто, Калифорния: Consulting Psychologists Press.

Академия Google

Табберт К., Старк Р., Кирш П. и Вайтл Д. (2005). Гемодинамические реакции миндалевидного тела, орбитофронтальной коры и зрительной коры во время парадигмы кондиционирования страха. Междунар. Дж. Психофизиол. 57, 15–23. дои: 10.1016/j.ijpsycho.2005.01.007

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Talairach, J., и Tournoux, P. (1988). Копланарный стереотаксический атлас человеческого мозга. Штутгарт: Тиме.

Деперсонализационно-дереализационное расстройство — Реабилитация наркозависимых и алкоголиков The Recovery Village

Психические расстройства часто влияют на восприятие человеком реальности, но не многие психические расстройства влияют на него так непосредственно, как расстройство деперсонализации-дереализации.В то время как депрессия может сделать реальность более мрачной, чем она есть, а шизофрения заставляет людей видеть и слышать то, чего на самом деле нет, расстройство деперсонализации-дереализации может заставить людей сомневаться в самой реальности.

Что такое расстройство деперсонализации-дереализации?

Деперсонализация была засвидетельствована с конца 19-го века, но расстройство деперсонализации не было добавлено в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM) до 1968 года, когда было опубликовано второе издание.В то время деперсонализация и дереализация считались компонентами расстройства, но название состояния было обновлено, чтобы отразить это в пятом издании руководства (DSM-V) в 2013 году.

Деперсонализационно-дереализационное расстройство — это диссоциативное расстройство или состояние, при котором у человека изменяется ощущение реальности, но не до психоза. Другими словами, человек с диссоциативным расстройством чувствует себя оторванным от собственных переживаний, но обычно не страдает бредом или галлюцинациями.В случае деперсонализации и дереализации люди либо не чувствуют себя собой, либо им кажется, что окружающий мир нереален.

Симптомы расстройства деперсонализации-дереализации

Как видно из названия расстройства, существует два набора симптомов, которые определяют расстройство деперсонализации-дереализации: симптомы деперсонализации и симптомы дереализации. Оба состояния связаны с телесными ощущениями, чувствами и мыслями, которых не существует. Однако при деперсонализации самость кажется нереальной.И наоборот, при дереализации внешний мир кажется нереальным.

Поп-культура может быть полезным способом проиллюстрировать разницу в том, как люди испытывают каждый из этих кластеров симптомов. Например, человек, переживший деперсонализацию, может сказать, что чувствует себя андроидом или репликантом, за которым охотится Декард в «Бегущем по лезвию ». » С другой стороны, кто-то, кто испытывает дереализации, может сказать, что он чувствует, что живет в смоделированной реальности, как Нео в «Матрице».

Симптомы деперсонализации

Когда люди переживают деперсонализацию, их преследует потустороннее ощущение, что их мысли и чувства нереальны. Как будто они проснулись не в том теле или являются роботами, запрограммированными кем-то другим. Они чувствуют оторванность от собственного опыта. Симптомы деперсонализации могут включать:

  • Чувство нахождения на автопилоте
  • Испытывать глубокое чувство отстраненности
  • Притупление или отсутствие эмоциональных реакций
  • Ощущение, будто отделенное от ощущений стеклянной стеной
  • Видение частей тела, как если бы они были больше или меньше, чем они есть на самом деле
  • Чувство бестелесности
  • Неспособность распознавать или описывать эмоции (переживание алекситимии)

Деперсонализация может проявляться прежде всего через мысли, чувства или ощущения.Люди, испытывающие это, могут чувствовать, что они не принимают собственные решения, у них отсутствуют или притуплены эмоции, или они замечают, что их телесные ощущения искажены.

Симптомы дереализации

Когда люди испытывают дереализации, окружающий мир кажется им незнакомым. Жизнь может казаться сном, от которого они не проснулись, или симуляцией. После продолжительной дереализации они могли ожидать, что из-за кустов выйдет съемочная группа и скажет им, что все в их жизни было написано по сценарию для фильма.Симптомы дереализации могут включать:

  • Видение объектов больше или меньше, чем они есть на самом деле
  • Видение объектов ближе или дальше, чем они есть на самом деле
  • Визуальные искажения, такие как размытие или размытие текстур
  • Возникают искажения времени, такие как перемотка вперед или замедление
  • Восприятие мира как искусственного, плоского, чрезмерно гладкого или бесцветного
  • Чувство отчужденности от окружающего, как будто оно незнакомо

При дереализации когнитивный аспект мышления о жизни как об искусственной или нереальной, по-видимому, коренится в физических ощущениях, особенно в чувствах зрения и осязания.Исследования показывают, что мозг людей с расстройством деперсонализации-дереализации физически обрабатывает эту сенсорную информацию по-разному.

Причины расстройства деперсонализации-дереализации

Как и большинство диссоциативных расстройств, расстройство деперсонализации-дереализации часто возникает в результате травмы. Люди с этим заболеванием часто имеют историю эмоционального насилия и пренебрежения. Они могли вырасти в жестокой или хаотичной семье, в которой один или оба родителя отрицали, что имели место случаи жестокого обращения.Авторитетная фигура могла подвергнуть сомнению или преуменьшить их восприятие или чувства, говоря им, что они слишком чувствительны или сумасшедшие. В некотором роде они научились не доверять или дистанцироваться от собственного опыта.

Симптомы расстройства деперсонализации-дереализации также могут быть вызваны следующим:

  • Постоянное употребление изменяющих сознание веществ, таких как каннабис и галлюциногены
  • Тяжелые тревожные расстройства, особенно паническое расстройство
  • Неврологические состояния, такие как эпилепсия и мигрень
  • Органические изменения, такие как приобретенное поражение головного мозга

Эти симптомы могут перерасти в диссоциативное расстройство, если они сохраняются после лечения деперсонализации.

Расстройство деперсонализации-дереализации может иметь одно из двух причин. Он может развиться из-за стилей совладания или поведения, которым научились в очень стрессовых или травмирующих условиях, или из-за изменения частей мозга, ответственных за восприятие и эмоции.

Как диагностируется расстройство деперсонализации-дереализации?

Как и любое психическое расстройство, расстройство деперсонализации-дереализации в первую очередь диагностируется посредством клинического опроса. Используя DSM в качестве ориентира, специалисты в области психического здоровья могут с помощью серии целевых вопросов определить, соответствует ли человек клиническим критериям диагноза.

Важным аспектом этого процесса является дифференциальная диагностика. Симптомы деперсонализации и дереализации иногда указывают на родственное психическое состояние. Они могут возникать при других связанных с травмой расстройствах, таких как пограничное расстройство личности или посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Также возможно возникновение расстройства деперсонализации-дереализации и другого сопутствующего состояния. Целенаправленные вопросы могут осветить более широкую клиническую картину.

Факторы риска деперсонализации-дереализации

Помимо основных причин, таких как повторная травма в детстве, факторы риска развития расстройства деперсонализации-дереализации включают:

  • Эмоциональное или физическое насилие
  • Избегающий или отстраненный стиль личности
  • Употребление рекреационных наркотиков, вызывающих эти симптомы
  • Переживание внезапной, неожиданной потери любимого человека
  • Период сильного стресса на работе или дома
  • Страдает от невылеченной депрессии, тревоги или посттравматического стрессового расстройства
  • Переживание культурной травмы, такой как стихийные бедствия

Стресс является основным фактором развития деперсонализации и дереализации.Люди, столкнувшиеся с обстоятельствами, которые слишком подавляют их эмоционально или когнитивно, часто учатся отстраняться или отключаться от своих переживаний. Тяжелый, невылеченный стресс может привести к тому, что эти симптомы перерастут в расстройство.

Статистика расстройства деперсонализации-дереализации

В то время как более половины населения хотя бы раз испытывали деперсонализацию или дереализацию, только около 2% людей когда-либо соответствовали критериям расстройства деперсонализации-дереализации.В большинстве случаев расстройство развивается у людей в подростковом возрасте; только у 5 процентов людей заболевание развивается после 25 лет.

Лечение деперсонализации-дереализации

Как и при большинстве психических расстройств, процесс лечения расстройства деперсонализации-дереализации может включать:

  • Лекарства
  • Психотерапия
  • Модификация поведения

Хотя лекарства обычно не используются для лечения диссоциативных расстройств, они могут лечить другие состояния, усугубляющие диссоциативные симптомы, такие как деперсонализация и дереализация.Лекарства, которые могут помочь в лечении этого расстройства, включают антидепрессанты, успокаивающие препараты, антипсихотические препараты и ламотриджин.

Существует несколько видов терапии, которые хорошо работают при расстройстве деперсонализации-дереализации. Когнитивно-поведенческая терапия может помочь людям переосмыслить и подвергнуть сомнению свои убеждения, эмоции или восприятие. Десенсибилизация движениями глаз и репроцессинговая терапия эффективны для людей с травмами в анамнезе или расстройствами, связанными с травмами.

Поведенческие вмешательства, которые помогают уменьшить беспокойство, также могут помочь уменьшить симптомы деперсонализации и дереализации.Конкретные поведенческие подходы, которые помогают, включают аэробные упражнения, медитацию и другие упражнения на релаксацию, диетические изменения, творческую терапию, такую ​​как художественная и музыкальная терапия, и любые другие действия, которые помогают людям исследовать и более глубоко связываться со своим опытом.

Даже если вы или близкий вам человек не соответствуете критериям расстройства деперсонализации-дереализации, его симптомы можно и нужно лечить. Хотя деперсонализация и дереализация на самом деле могут быть успешными краткосрочными стратегиями выживания, в долгосрочной перспективе они часто становятся неадекватными.Люди могут обращаться к веществам, чтобы справиться с ситуацией, что со временем может привести к зависимости. Раннее обращение к ним может облегчить процесс исцеления, в ходе которого к людям, которые думали, что они ушли навсегда, возвращаются яркие цвета и текстуры жизни.

Чтобы узнать больше о лечении наркотической или алкогольной зависимости и диссоциативных расстройств, свяжитесь с представителем The Recovery Village сегодня.

Медицинский отказ от ответственности: Программа Recovery Village направлена ​​на улучшение качества жизни людей, борющихся с употреблением психоактивных веществ или психическим расстройством, с помощью основанного на фактах контента о характере психических расстройств, вариантах лечения и связанных с ними результатах.Мы публикуем материалы, которые исследуются, цитируются, редактируются и рецензируются лицензированными медицинскими работниками. Информация, которую мы предоставляем, не предназначена для замены профессиональной медицинской консультации, диагностики или лечения. Его не следует использовать вместо рекомендаций вашего врача или другого квалифицированного поставщика медицинских услуг.

часто неправильно понимаемых расстройств: что такое деперсонализация?

Деперсонализация — странный психологический феномен, который может быть плохо изучен. Это включает в себя отключение от реальности, которое часто связано с внетелесными переживаниями.Это расстройство имеет сходство с психотическим расстройством, но это не психоз. Это также происходит из-за естественной функции, которая служит защитным механизмом. Что такое деперсонализация и когда она превращается в диссоциативное расстройство? Узнайте больше о деперсонализации и о том, что вы можете сделать, чтобы справиться с этим расстройством.

Что такое деперсонализация?

Деперсонализация (ДП) — это психологический феномен, обычно связанный с периодами стресса или травмы. Для него характерно чувство оторванности от реальности, несмотря на осознание того, что это чувство ненастоящее.ДП встречается часто, но иногда может перерасти в расстройство. Расстройство DP относится к категории проблем психического здоровья, называемых диссоциативными расстройствами, которые определяются чувством оторванности от реальности, эмоциональным онемением и внетелесными переживаниями.

Деперсонализация относится к нескольким симптомам, которые могут быть связаны друг с другом. Общие симптомы могут включать:

  • Ощущение барьера между собой и реальностью, как будто смотришь в окно.
  • Ощущение, будто вы наблюдаете за собой в ситуации.
  • Ощущение, что ваше тело искажено, как ваши руки или ноги, меньше, больше или размыты.
  • Эмоциональное или физическое онемение.
  • Чувство оторванности от ваших воспоминаний или ощущение, что ваши воспоминания не принадлежат вам.

Хотя эти симптомы могут быть странными или пугающими, люди с расстройствами деперсонализации осознают, что они нереальны. Подобно паническим расстройствам, которые могут быть вызваны осечками при стрессе, вызывающем реакцию борьбы или бегства в неподходящее время, расстройства деперсонализации имеют аналогичный эффект с диссоциативными симптомами.

Нарушения DP

также могут вызывать петлю обратной связи, вызванную тревогой. Эпизод деперсонализации может быть пугающим опытом. Вам может казаться, что вы сходите с ума, что заставляет вас нервничать. Эта повышенная тревожность может привести к стрессу, который вызывает еще больше диссоциативных симптомов, и цикл повторяется.

Является ли деперсонализация психозом?

Психоз относится к психологическому состоянию, в котором вы оторваны от реальности. Это может вызвать галлюцинации или бред.Человек с психозом может слышать или видеть что-то, что кажется реальным, но не существует. У них могут быть убеждения и страхи, которые кажутся реальными, несмотря на логику или доказательства обратного. Из-за этого отрыва от реальности деперсонализация выглядит так, как будто она соответствует психотическим симптомам, но есть одно важное отличие: осознание.

Деперсонализация не является психозом, потому что тот, кто испытывает симптомы деперсонализации, полностью осознает, что его чувства ненастоящие. К сожалению, это осознание также делает деперсонализацию общеизвестно пугающей.Когда вы осознаете, что у вас есть чувство, которое не соответствует реальности, вы понимаете, что что-то не так. Этот разрыв между логикой и восприятием может быть пугающим.


Является ли деперсонализация защитным механизмом?

Деперсонализация часто неправильно понимается как проблема психического здоровья сама по себе, когда она часто является показателем какой-либо другой проблемы, такой как стресс или травма. Деперсонализация может не быть таким расстройством, как депрессия или тревога. Вместо этого это может быть естественный защитный механизм, встроенный в ваш мозг, чтобы защитить вас от травм.

Подобно тому, как насморк является симптомом, вызванным реакцией вашего организма на простуду, деперсонализация является симптомом, вызванным реакцией вашего мозга на травму. DP также сравнивают с подушкой безопасности в автомобиле. Хотя взрыв подушки безопасности может быть болезненным и неприятным, он защищает вас от более опасного удара о твердую поверхность.

Деперсонализация часто возникает в период стресса или травмы. Ваш мозг защищает вас от невероятно болезненной реальности, психологически удаляя вас от нее.Вы продолжаете действовать от третьего лица, а не находитесь в гуще испытаний. Опять же, в отличие от других диссоциативных проблем, вы можете продолжать различать реальность и нереальность, несмотря на ваше тревожное ощущение, что между вами и реальным миром существует барьер.

Связана ли деперсонализация с борьбой или бегством?

Считается, что деперсонализация связана с реакцией вашего тела на борьбу или бегство. Борьба или бегство — это функция вашего мозга, которая подготавливает вас к встрече с опасностью или потенциальной угрозой.Многие животные разделяют эту реакцию с людьми. Борьба или бегство имеет как физические, так и психические последствия. Ваши мысли становятся быстрее, тревога увеличивает ваше внимание к опасности и снижает вашу способность сосредоточиться на других вещах, а ваше сердце ускоряется, приливая кровь к вашим борющимся или бегущим мышцам. Это лишь некоторые из многих эффектов, через которые проходит ваше тело, когда у вас растут волосы, и деперсонализация может быть одним из этих эффектов.

На самом деле, деперсонализация может быть третьим путем, по которому идет ваше тело, который является уникальным для человека.В животном мире опасность заставляет животных вставать и драться, убегать или, в случае опоссумов и обморочных коз, замирать. Но в человеческом мире бывают ситуации, когда ни один из этих вариантов не очень хорош. Когда ваш начальник кричит на вас за ошибку, хотя вы можете захотеть дать ему пощечину или убежать, такие ответы обычно неуместны или не выгодны для вас.

Во многих жизненных стрессах и травмах единственный выход — пройти. Но иногда вам приходится с этим мириться.Вот где вступает в действие деперсонализация. Если вы не сражаетесь и не убегаете от травмы, ваш мозг позволяет вам взять на себя роль наблюдателя, в определенной степени разделяя вас и травму.

Насколько распространена деперсонализация?

Деперсонализация как явление очень распространено. По данным Национального альянса по психическим заболеваниям, деперсонализация возникает как мимолетный симптом у 75% людей. По большей части деперсонализация затрагивает людей только на мгновение как реакция на травму.Когда травма или стресс, вызвавшие ее, рассеиваются, деперсонализация уходит. Однако только 2% людей переживают деперсонализацию как расстройство, которое длится дольше, чем мгновенная реакция. Женщины более склонны к развитию расстройства, чем мужчины.


Переживания деперсонализации становятся расстройством, если они длятся дольше, чем мгновенный эпизод, связанный со стрессом или травмой. Если деперсонализация будет происходить часто или в течение длительного времени, это может начать негативно сказываться на вашей жизни.Если симптомы DP начинают негативно влиять на вашу способность функционировать в вашей жизни, вам может потребоваться обратиться к врачу или клиническому специалисту.

Как диагностируется и лечится деперсонализация?

Чтобы квалифицироваться как расстройство деперсонализации-дереализации, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание (DSM-5), выделяет следующие факторы. Во-первых, вы испытываете частые и повторяющиеся эпизоды нереальности, оторванности от реальности или стороннего наблюдателя за реальностью.

Во-вторых, вы все еще осознаете, что эти чувства оторванности от реальности не реальны, и вы все еще можете отличить странное восприятие от реального мира. В-третьих, эти симптомы вызывают дистресс, который влияет на вашу жизнь и способность функционировать в обществе, на работе и в других сферах вашей жизни. В-четвертых, ваши симптомы нельзя объяснить употреблением или злоупотреблением психоактивными веществами. В-пятых, ваши симптомы не могут быть лучше объяснены другой проблемой психического здоровья.

Во многих случаях лечение тревоги, стресса и травм, подпитывающих симптомы деперсонализации, может облегчить их.ДП часто является предупреждающим признаком того, что вы имеете дело с какой-то неразрешенной травмой или тревожным расстройством. Общение с врачом или клиническим специалистом может помочь выявить эти основные проблемы. Травматические и тревожные расстройства можно лечить с помощью психотерапии, поведенческой терапии и лекарств.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.