Содержание

Преобладание сферы духа — залог здоровья души. Интервью митрополита Воронежского и Лискинского Сергия / Интервью / Патриархия.ru

16 июня 2021 г. 17:52

Уже более десяти лет ведется диалог о сотрудничестве священнослужителей и врачей-психиатров. Первое такое обсуждение состоялось на площадке Международных Рождественских образовательных чтений в 2008 году в ходе работы секции «Медицинская наука и религия о психическом здоровье». С тех пор практически ежегодно проводились российские и международные конференции с участием клириков и медработников; в помощь священнослужителям издано практическое руководство «Основы пастырской психиатрии», подготовленное доктором медицинских наук В.Г. Каледой. Недавно Комиссией по церковному просвещению и диаконии Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви создан документ «Пастырское попечение в Русской Православной Церкви о психически больных».

В перерыве работы секции «Попечение Церкви о душевнобольных» XXIX Международных образовательных чтений, проходившей в мае этого года в Отделе внешних церковных связей, состоялась беседа с митрополитом Воронежским и Лискинским Сергием, который возглавляет рабочую группу по изучению проблематики пастырского окормления душевнобольных в указанной Комиссии Межсоборного присутствия.

Явления духовного мира не являются объектом познания науки, в том числе психиатрической

— Владыка Сергий, благословите. На одной из конференций предыдущих лет Вы обозначали проблему необходимости разграничения душевных расстройств и проявлений духовного, религиозного характера. Как эта проблема учитывается, а, может быть, так или иначе, решается в виде, по крайней мере, рекомендательных подходов в разработанном Комиссией Межсоборного присутствия документе?

— Действительно, существует определенная трудность в различении религиозных мистических феноменов, проявлений бесоодержимости и психических заболеваний. Мистические феномены, неотъемлемые от сокровенной жизни Церкви, могут рассматриваться как часть проявлений психической жизни человека, в том числе, психически здорового. Но мы не можем ограничивать, как говорят святые отцы, действия Промысла Божия: «Дух дышит, где хочет» (Ин. 3:8). Таким образом, закономерен вопрос: может ли мир духовный оказывать влияние на психику душевнобольного человека? Очевидно, что может. Традиционно это влияние более сводилось к воздействию мира падших духов, причем сюда подмешивали проблемы, о которых современная психиатрическая наука уже с точностью может свидетельствовать как о имеющих своей причиной нарушения структурно-функционального состояния систем головного мозга. Этого тоже отрицать нельзя.

Однако в разработанном нами документе говорится и о том, что «Церковь констатирует недопустимость сведения всей сложности и многообразия душевных и духовных проявлений человеческой жизни лишь к проявлениям биологических процессов, осуществляемых головным мозгом». Сложность дифференциации всех этих явлений и требует сотрудничества священников и врачей-психиатров.

С одной стороны, количество психических заболеваний, — это объективные данные, — в современном стрессогенном, нравственно развращаемом мире растет. С другой стороны, за последние десятилетия в психиатрии, следует отметить, опять укрепляется тенденция не принимать во внимание религиозную жизнь пациентов и сводить все мистические феномены к проявлению психических заболеваний. Так, с 1994 года в «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам», которое используется в США и других странах мира, была внесена диагностическая группа «религиозные и духовные проблемы». Сторонники этого дополнения, внесенного в классификацию психических болезней, утверждали, что хотели только подчеркнуть и напомнить о том, что религиозность пациента необходимо учитывать. Однако, сам очередной перенос религиозных и духовных проблем из церковной жизни в сферу психиатрии и можно расценивать как наглядное свидетельство недостаточной осведомленности психиатрического сообщества в религиозных вопросах, как недопустимое смешение мистических событий и физиологического уровня человеческого бытия. При таком подходе, тем более если врач сам не является верующим, проявления мистического опыта и прославленных Церковью святых людей могут быть с легкостью описаны современными психиатрами как галлюцинации, делирий или диссоциативные расстройства. Но когда речь идет о явлениях духовного мира, — ангелов, демонов, о заступничестве святых, — это, безусловно, сфера, которая не является объектом познания науки, в том числе психиатрической.

Эти нюансы мы и попытались учесть и прописать в разработанном документе. Там особо отмечено, что «выделяя в личностной структуре духовный, душевный и телесный уровни ее организации, святые отцы различали болезни, развившиеся «от естества», и недуги, вызванные бесовским воздействием либо ставшие следствиями поработивших человека страстей. В соответствии с этим различением представляется одинаково неоправданным как сведение всех психических заболеваний к проявлениям одержимости, что влечет за собой необоснованное совершение чина изгнания злых духов, так и попытка лечения любых духовных расстройств исключительно клиническими методами».

Отдельно отмечена ситуация, когда сами пациенты и их родственники пытаются подменить психиатра священником, а все психические заболевания рассматривать как форму бесоодержимости.

Как достигается душевное здоровье

— Владыка, но есть и другая крайность: скепсис и полное категоричное отрицание практики отчиток.

— Да, и среди врачей-психиатров, и даже в числе верующих, есть люди, которые склонны сводить все к психическим заболеваниям, а бесоодержимости не признают. Даже начни кто-то чаще, чем им кажется «достаточным» («без фанатизма») в церковь ходить, — тоже могут посоветовать «к врачу обратиться». В немалой степени все это — наследие советского периода, многие так и остаются заложниками навязанных тогда установок. Одно дело — сменить политический строй, и совсем другое — избавиться от привычных шаблонов мысли, тех духовных вывихов, которые при воспитании еще с детства закладывались. У многих все эти богоборческие, отрицающие существование духовного мира клише так и остаются определяющими в мировоззрении. Человек должен сам от этого всего освобождаться, впускать в свою душу Христа. Без обращения к опыту Церкви с ее таинствами, без усиленной работы над собой, борьбы с гнездящимися в душе страстями, — без этого оздоровительного процесса невозможно обрести верные духовные ориентиры, а тем более — диагностировать состояние других людей и браться за лечение их душ.

Поэтому не удивительно, что многие допускают ошибки, отрицая сферу духа, хотя опыт Церкви о ней неоспоримо свидетельствует. Врач, даже верующий, далеко не всегда может иметь достаточный духовный опыт, чтобы проникнуть в тайны «невидимой брани», пытаясь в каких-то сложных случаях разобраться самостоятельно, без благодатной помощи Божией. Так что и сам врач может себя подвергать в отдельных случаях духовной опасности. Еще раз повторю: необходимо сотрудничество священников и врачей.

Известно, именно обращение к духовной жизни зачастую облегчает состояние людей, страдающих психическими заболеваниями, а иногда и исцеляет их. Об этом писал профессор Д.Е. Мелехов, основываясь на святоотеческом учении (прежде всего сочинениях святителя Феофана Затворника и преподобного Никодима Святогорца): «Когда три сферы человеческой личности — дух, душа и тело — находятся в согласии, в гармонии друг с другом, что достигается только при условии преобладающего влияния сферы духа, можно говорить о здоровье».

Христос изгонял демонов и даровал Церкви власть изгонять бесов

— А там, где имеет место одержимость, отчитки нужны или нет? Все-таки это дискутируемый вопрос и в церковной среде.

— Люди одержимые есть, и им нужна помощь, этого невозможно отрицать. Христос изгонял демонов и даровал эту власть Своим ученикам; в этом — часть миссии Церкви (см. Мф. 10:8, Мк. 3:15; Мк. 6:13 и т.д.). В таинстве Крещения над человеком прочитываются заклинательные молитвы, в которых призывается Божественная благодать для запрещения действия в крещаемом демонских сил. В Церкви издревле существует чин изгнания бесов. С литургической точки зрения это чинопоследование состоит в призывании помощи Святого Духа, читаются особые молитвы. В некоторых случаях действительно нет возможности облегчить страдания одержимого без особого усердного церковного моления. О совершении над беснующимися чина изгнания злых духов упоминается в разработанном ныне документе «Пастырское попечение в Русской Православной Церкви о психически больных» (п. 1.3). В народе такие молебствия называют «отчитками», они совершались и совершаются по благословению Священноначалия опытными священнослужителями, как правило — старцами-монахами высокой духовной жизни при монастырях. Такое служение способны нести пастыри действительно духоносные: вспомните пример преподобного Сергия Радонежского, которому Ангелы Господни сослужили. Но таких людей немного.

Важно помнить, что причиной вселения падшего духа в человека является грех, от того и «лечить» нужно прежде всего греховность, а не просто ее следствие — одержимость. Поэтому было бы ошибочным назвать совершение чинопоследования единственным действенным способом избавления от одержимости. Тема отчитки была предметом размышлений и для членов профильной комиссии Межсоборного присутствия. Некоторые наши выводы вошли в этот принятый сейчас документ в качестве приложения «Психические заболевания и бесоодержимость».

К сожалению, порой человек сам себя загоняет в это порабощение падшим духам, безрассудно (у молодежи это называется «по приколу») призывая злую силу словами или действиями, участвуя во всякого рода оккультных практиках, гаданиях, магических ритуалах, приобщаясь к языческим или восточным культам. Последствия всех этих «заигрываний» с бесами очень печальны.

Дом души необходимо благоустраивать, и Церковь указывает путь благодатной христианской жизни

— Собственно те, кто прибегал к такого рода прямому контакту с темной силой, обычно и ищут потом старцев, «сильных духовников» — тех, кто реально может им помочь? Этим людям, как правило, уже не надо объяснять, что духовный мир существует, — пусть они и убедились в этом, попытавшись зайти в него, как это еще называют, «с черного входа»?

— Тех, кто нуждается в духовной помощи, сейчас, действительно, очень много. Но среди тех, кто обещает такого рода помощь, тоже встречаются разные люди. Это могут быть и просто мошенники, шарлатаны, которые якобы от лица Церкви предлагая помощь, манипулируют внушаемостью и страхами как самих бесноватых или душевнобольных, так и их родственников.

Но могут и священнослужители браться изгонять бесов, не понимая до конца, какую ответственность они на себя принимают. Это дело нельзя совершать самочинно. Можешь просто не совладать с теми, с кем вышел на брань — такой случай описан в книге Деяний святых апостолов (Деян. 19:13-16).

Так что и самим ищущим такого рода помощь следует очень внимательно отнестись к священнику, совершающему чинопоследование. Лучше заранее приехать, посмотреть на него: какова практика общения с людьми? У пастыря ни в коем случае не должно быть стремления подчинить себе другого человека, тем более находящегося в духовно бедственном положении. Сам Бог не порабощает волю человека. Это очень важный критерий: никакого доминирования быть не должно. От «младостарцев» тоже нужно держаться подальше.

Богу мы нужны по Его любви к нам, а мы, особенно в беде, нуждаемся в Его помощи. Осознающий это человек, получив облегчение или исцеление от своей болезни, будет строить свою дальнейшую жизнь с чувством благодарности Богу, в соответствии с евангельскими заповедями.

Пережив духовную трагедию, люди обычно понимают, что дом души необходимо благоустраивать, и Церковь указывает путь благодатной христианской жизни: пост, молитва, воздержание, участие в таинствах, добрые дела… Употребляя эти средства, душа постепенно перестраивается, и, освободившись от греха, освобождается и от порабощения силами зла.

Монастырь — это не дом отдыха и не реабилитационный центр

— Владыка, сейчас при поступлении в монастырь необходимо предоставить Священноначалию справку от психиатра о состоянии душевного здоровья. Сказано же: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные» (Мк. 2:17). И разве монастыри не являются духовными лечебницами? Вы же цитировали слова профессора Д.Е. Мелехова об исцелении и психических расстройств тех, кто налаживает духовную жизнь. Протоиерей Валериан Кречетов, который лично был знаком с Дмитрием Евгеньевичем, передает с его слов свидетельства о случаях снятия даже серьезных диагнозов у тех, кто глубоко воцерковлялся.

— Монастырь — место сосредоточенности, молитвы, большого духовного и физического труда. Нельзя рассматривать его как своего рода «дом отдыха», место реабилитации для людей, уставших или надорвавшихся в мирской суете. Когда человек приходит в монастырь, у него начинаются всякого рода искания, скорби. А для психически слабого человека, — если он не может адекватно себя оценивать, сдерживать себя, — нужно создавать особые условия. Например, необходимо, чтобы постоянно кто-то за ним присматривал, — а примет ли он эту (пусть даже ненавязчивую) слежку? Не создаст ли она в его уме новые нездоровые связи-интерпретации? Это все очень тонкие и сложные моменты.

Кроме того, чтобы принимать в свою среду тех, кто имеет психические расстройства, неуравновешен, само монастырское братство или сестричество должны быть в духовном плане весьма здоровыми. Только тогда они, может быть, и смогут подъять эту дополнительную нагрузку. Но главное — нельзя стеснять волю самого человека. А зачастую родственники просто хотят «сдать» своих близких в монастыри, пользуясь тем, что человек не может сам адекватно рассудить, оценить свое состояние, сделать выбор.

— С глаз долой — из сердца вон?

— Да, избирают такой способ, чтобы избавиться от больного и еще оправдывают себя «благими намерениями» заботы о его душе. В первую очередь необходимо спросить человека: где он сам хочет находиться? Может быть лучше создать для него надлежащие условия в его собственной семье? Тогда вы сможете жить спокойно вместе с ним, не заостряя особого внимания на его недуге, не провоцируя проявлений болезни, а, наоборот: заботой, вниманием и любовью умиротворяя больного. Или предложите ему пожить с кем-то из близких в деревне, чтобы он мог ловить рыбу или возиться в огороде. На природе он смог бы успокоиться, прийти в норму. Уход за нездоровым человеком — это большой труд. Огромный труд. А родственники, получается, отказываются от своего креста и ответственности за больного члена семьи? Почему же вместо родных этот труд должен взвалить на себя кто-то другой — в монастыре ли или еще где-то?

Бывают еще печальные случаи, например, когда человек кончает жизнь самоубийством, и его родные тут же начинают писать епархиальному архиерею, что этот несчастный был таким славным, хорошим и замечательным, но вот в последнее время что-то с ним случилось… Хочется их спросить: «А где же вы были, когда с ним начало происходить что-то неладное? Почему, пока он был еще жив, никто не захотел протянуть ему руку помощи, хотя бы просто поговорить с ним, расспросить: что его мучает, что в душе и сердце происходит?»

С психически нездоровым человеком нужно постоянно работать — как с его внутренним бытием: душевным, духовным, так и с внешним: физическим состоянием.

— Еще не так давно и в монастырях были юродивые. Дивеево было славно блаженными. А ведь этот подвиг внешне так похож на проявление душевного нездоровья…

— Это явление совершенно иного порядка — здесь речь идет о добровольном подвиге мнимого безумия, принятом на себя человеком ради Христа. Такие люди психически совершенно нормальны, это нередко подтверждалось даже врачебным заключением. Они «безумием мнимым безумие мира обличали» (тропарь святой блаженной Ксении Петербургской). Недаром с ними общались государи, государственные деятели, военачальники, ученые… В том числе и духовные лица. И, вразумляемые Богом, юродивые давали обращавшимся к ним советы, иногда неясные сразу, но оказывавшиеся впоследствии очень полезными в жизни и спасительными для душ вопрошавших.

Беседовала Ольга Орлова

Синодальный отдел по монастырям и монашеству/Патриархия.ru

Методическое сопровождение

 

Pismo_Rosobrnadzora_ot_26_10_21_04_416_O_napravlenii_MR_po_sochineniyu.pdf

1_MR_po_organizatsii_i_provedeniyu_itogovogo_sochineniya_izloyeniya_v.pdf

2_Pravila_zapolneniya_blankov_it_soch_izl_v_2021_22_uch_godu.pdf

3_Sbornik_otchetnykh_form_2021-22.zip

Утверждены тематические направления итогового сочинения 2021/22 учебного года:

1. Человек путешествующий: дорога в жизни человека
2. Цивилизация и технологии — спасение, вызов или трагедия? 

3. Преступление и наказание — вечная тема

4. Книга (музыка, спектакль, фильм) — про меня
5. Кому на Руси жить хорошо? — вопрос гражданина

Комментарий к открытым тематическим направлениям итогового сочинения 2021/2022 учебный год
1. Человек путешествующий: дорога в жизни человека

Тематическое направление нацеливает выпускника на размышление о дороге: реальной, воображаемой, книжной.
Выпускник сможет написать о личном опыте путешествий и путевых впечатлениях других людей, дорожных приключениях литературных героев, фантазийных перемещениях во времени и в пространстве, о теме дороги в произведениях искусства. Не исключено понимание дороги как пути научных исследований и творческих поисков. Дорога может быть осмыслена не только в конкретном, но и в символическом значении. Темы сочинений позволят рассуждать о том, как человек на жизненном пути обретает практический и духовный опыт, меняется, лучше понимает самого себя и других людей.
Обращение к художественной, философской, психологической, краеведческой, научной литературе, мемуарам, дневникам, травелогам и публицистике, позволит рассмотреть путешествие как важное средство познания действительности и внутреннего мира человека.
2. Цивилизация и технологии — спасение, вызов или трагедия?
Тематическое направление заостряет внимание выпускника на достижениях и рисках цивилизации, надеждах и страхах, связанных с ее плодами.
Темы сочинений будут способствовать раздумьям выпускника о собственном опыте столкновения с технологическими новшествами и экологическими проблемами, дадут импульс к рассуждению о влиянии научно-технического прогресса на человека и окружающий его мир. Все эти проблемы стали особенно актуальны на фоне вызовов пандемии 2020−2021 гг. Темы позволят задуматься о диалектике «плюсов» и «минусов» цивилизационного процесса, о благих и трагических последствиях развития технологий, о способах достижения равновесия между материально-техническими завоеваниями и духовными ценностями человечества.
Примеры из философской, научной, публицистической, критической и мемуарной литературы покажут, как мыслители, деятели науки и искусства понимают технологический прогресс, в чем видят его пользу и вред. Оправданно также обращение к художественным произведениям, в которых присутствует мотив научных открытий, в том числе к жанрам научной фантастики, утопии и антиутопии.
3. Преступление и наказание — вечная тема.
Тематическое направление предлагает осмыслить «преступление» и «наказание» как социальные и нравственные явления, соотнести их с понятиями закона, совести, стыда, ответственности, раскаяния.
Темы сочинений позволят анализировать и оценивать поступки человека с правовой и этической точек зрения. В рассуждениях можно касаться таких проблем, как ответственность за сделанный выбор, последствия преступления для окружающих и самого преступника, возмездие и муки совести и др.
Многообразны литературные источники, рассматривающие вечную тему с научной точки зрения (юридической, психологической, социальной, философской). Богата названной проблематикой публицистическая, мемуарная и, конечно, художественная литература, в которой особое место занимает роман «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского, 200-летний юбилей со дня рождения которого все человечество будет отмечать в конце 2021 г.
4. Книга (музыка, спектакль, фильм) — про меня.
Тематическое направление позволяет высказаться о произведении различных видов искусства (литература, музыка, театр или кино, в том числе мультипликационное или документальное), которое является личностно важным для автора сочинения.
В сочинении раскроются читательские (зрительские, музыкальные) предпочтения, выпускник даст собственные интерпретации значимого для него произведения. Мотивировка выбора произведения может быть разной: сильное эстетическое впечатление, совпадение изображенных событий с жизненным опытом выпускника, актуальность проблематики, близость психологических и мировоззренческих установок автора и выпускника.
Высказываясь о произведении искусства с опорой на собственный опыт осмысления жизни, участник может привлечь при аргументации примеры из художественных текстов (включая сценарии), мемуаров, дневников, публицистики, а также из искусствоведческих трудов критиков и ученых.
5. Кому на Руси жить хорошо? — вопрос гражданина.
Тематическое направление сформулировано с отсылкой к известной поэме Н. А. Некрасова, 200-летие со дня рождения которого отмечается в конце 2021 г. Поставленный вопрос дает возможность рассуждать о самом понятии «гражданин», об общественной справедливости и личной ответственности гражданина, о счастье и долге, о причинах социальных пороков и способах их устранения, о необходимости помогать тем, у кого возникли жизненные проблемы, о путях совершенствования общественного и государственного устройства.
Темы сочинений, ориентированные на широкий круг социально-философских вопросов, позволят соотнести историю и современность, опереться на читательский кругозор и опыт социально-значимой деятельности выпускника.
При раскрытии тем этого направления можно привлечь для аргументации примеры из художественной, исторической, психологической, философской литературы и публицистики, обозначая при их интерпретации свою гражданскую и нравственную позицию.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психиатрия и проблемы духовной жизни››

Много веков человеческая личность стоит пред проблемой здоровья и болезни: определения этих понятий, разграничения их и переходов между ними. Религиозно-нравственное понимание всякой болезни, в том числе и психической болезни, отличается от рационального и научного. Для верующего человека болезнь всегда вызывает удивление, недоумение и необходимость самопроверки, выяснения духовного смысла посланного испытания: человек в болезни имеет время подумать, сосредоточиться с помощью друзей, близких или духовного отца, проверить свою жизнь, свои ошибки и падения, которые могли послужить причиной болезни, исправить их последствия через покаяние и таким образом использовать время болезни для духовно-нравственного исправления.

Смиренное принятие болезни, терпеливое несение этого периода, надежда на помощь не только врачей, но и Того, Кто силен врачевать все болезни — все эти качества были всегда типичны для людей высокого духа в период болезни. Каждый человек должен иметь такое отношение к болезни как образец для подражания. Именно такое принятие болезни открывает возможность духовного возрастания, служит успокоению человека пред лицом труднопереносимых страданий, является источником утешения; самопознания и духовного подъема в несчастии (Ясперс). Биологическое понимание болезни, как одной из форм проявления нарушений всеобщего закона приспособления к условиям существования, требует объективного выяснения причин и механизмов этого (в данном случае нарушенного) приспособления, знание причин и механизмов развития этих нарушений является основой для помощи организму в преодолении повреждений, внесенных болезнью, и мобилизации защитных, компенсаторных механизмов, помогающих устранить или, по крайней мере, уменьшить проявления болезни. Общечеловеческое отношение к болезни, как оно отразилось в жизни, философских и художественных произведениях, связано с пониманием несовершенства человеческой природы, какого-то исходного ее нарушения и повреждения. Для одних (как Ницше) это повреждение изначальное, выявляющее порочность самой человеческой личности. Для других оно-результат какой-то глубокой метафизической духовно-нравственной катастрофы, совершившейся в глубинах человеческого духа и извратившей первозданную гармонию человеческой личности, которая теперь является для человека заданной и искомой. Всякая болезнь и особенно психическая, вызывает недоумение. удивление, протест. Человек проходит ряд ступеней — уровней от дисгармонии, декоординации структурных частей его личности, до их распада, дезинтеграции, деградации. В ряде случаев на разных этапах болезни происходит заострение отдельных качеств личности, выявление ранее незамеченных творческих возможностей и даже какой-то особой мудрости и нравственной высоты этих людей (примеры ДОН Кихота, Гамлета, князя Мышкина и многих других). Эти общечеловеческие и философские попытки определять сущность здоровья и болезни могут иметь определенный интерес.

Актеон определял здоровье как гармонию противостоящих сил. Цицерон — как правильное взаимоотношение психических сил. Для Эпикура здоровье — полное удовлетворение всех потребностей. Для стойка — высокий моральный подход в преодолении страданий. Для Ницше здоровья как такового в природе не су шествует. Для Груле здоровье — свободное развитие врожденного влечения к добру. Вайцзеккер определяет здоровье как естественную возможность выполнить человеческое предназначение или найти самою себя в наиболее полном и гармоничном включении в общество. Комитет экспертов ВОЗ ООН близок к этому и определяет здоровье не только как отсутствие болезней и страданий, но и возможность полноценной общественной активности. И.П.Павлов видел основу здоровой личности, целости нашего «Я» в правильном взаимоотношении и взаимодействии трех инстанций, трех систем высшей нервной деятельности:

  1. безусловных рефлексов -врожденных биологических потребностей и инстинктов,
  2. условных рефлексов, отражающих конкретный опыт личности и
  3. третьей инстанции — второй сигнальной системы, отражающей в речевой и обобщенной абстрактной форме высшие достижения человеческой истории и культуры.

Здесь уместно напомнить то, что было сказано в гпаве 1-й о понимании здоровья Еп.Феофаном и Никодимом Святогорием, для которых основным признаком здоровья было единство и гармония всех трех ступеней (сфер, ярусов, слоев) человеческой личности -духовной, душевной и телесной, и это единство и гармония достигается только при условии преобладающего влияния сферы духа, который должен властвовать над душой и телом. В этом единстве и гармонии — здоровье, норма человеческой жизни. В этом спасение (греческое слово Soteria значит одновременно и спасение и здоровье). В болезни, наоборот, видят распад и изоляцию противоположно действующих сил или элементов и слоев личности. Но в истории, поэзии, в искусстве мы находим постоянное стремление осмыслить значение болезни для человека. Часто обращают внимание на то, что существуют какие-то скрытые соотношения между болезнью и самыми глубокими человеческими возможностями, между мудростью и болезнью, творчеством и болезнью. Постоянно ставится вопрос: раскрытие творческих возможностей у душевнобольного человека происходит благодаря болезни или вопреки болезни, за счет сохраняющихся творческих возможностей личности? Вопрос о соотношении религиозных переживании человека и болезни стоит в ряду этих проблем. Мы рассмотрим на конкретных примерах три стороны этого вопроса:

  1. Религиозные переживания человека, как проявления болезни, когда больной воспринимает их как откровение, как реальность, ложная мистика по терминологии западных психологов и психиатров состояние прелести, прельщения по терминологии православных подвижников.
  2. Религиозные переживания больного человека, их роль в борьбе с болезнью и значение их для компенсации последствий болезни.
  3. Религиозные переживания, связанные с болезнью: могут ли они быть источником положительного религиозного опыта?

Ответ на эти вопросы требует внимательного анализа соотношения духовных и душевных процессов при различных психических заболеваниях (патологических формах) с учетом характера течения и стадии болезни, а также клинического состояния (синдрома), в котором болезнь проявляется на той или иной стадии развития. Для нашей задачи целесообразно иметь в виду современное разделение трех видов психических заболеваний в зависимости от их течения и степени участия органически деструктивных мозговых процессов в их развитии.

1-я группа болезней, в основе которых лежат соматические заболевания и органические процессы в головном мозге. Психопатологические проявления здесь отражают установленные физические изменения. Их точная квалификация, а не только психопатологический анализ является конечной целью врача: правильно поставленный диагноз открывает пути к лечению и помощи больному. Эти органические заболевания мозга в собственном смысле дают около 28% всех больных, находящихся на лечении в психиатрических больницах и диспансерах. Сюда относятся травмы и опухоли мозга, последствия энцефалитов и менингитов, мозговые специфические инфекции (сифилис мозга и прогрессивный паралич), склероз головного мозга, атрофические старческие и предстарческие заболевания, состояния врожденного слабоумия и умственной отсталости. Эта сравнительно простая для понимания группа болезней, оставляет еще нерешенные вопросы в связи с отсутствием совпадения и параллелизма между тяжестью болезни мозга и психическими нарушениями. Есть тяжелые психозы при умеренно выраженном страдании мозга, и есть тяжелые соматические мозговые поражения при умеренно выраженных нарушениях психики и даже при ясном сознании и душевном здоровье до самой смерти.

2-я группа психических заболеваний — так называемые эндогенные процессы. В этой группе нет специфических для диагноза соматических признаков. Диагноз ставится в основном на основе характерных изменении психики. Во многих случаях имеются отдельные соматические нарушения, которые позволяют предполагать наличие патологических процессов в головном мозге или явлений интоксикаций (самоотравления) в организме. Но часто соматические нарушения от-сутствуют, в особенности на начальных этапах процесса или при благоприятном его течении. Если в дальнейшем они будут обнаружены (в чем у части психиатров в частности у наших отечественных есть уверенность) — тогда эти болезни могут перейти в 1-ю группу. При этих болезнях установлены специфические и необычные для здоровых людей психические проявления, психозы, припадки, изменения личности, которые имеют определенные и установленные закономерности развития и составляют основу нозологической характеристики и механизмов развития заболевания. Эти заболевания составляют подавляюшее большинство бопьных, находящихся в больницах и диспансерах (50-60%). Сюда относятся три основные нозологические формы:

  1. Маниакально-депрессивный психоз, циклотимия, вся группa аффективных психозов, типичные и атипичные формы их.
  2. Шизофрения с различными ее формами и вариантами течения (медленно текущие. так называемые вялые — благоприятные формы, периодические приступообразно-рецидивирующие формы, непрерывно текущие бредовые формы и юношеские злокачественно-текущие заболевания).
  3. Генуинная наследственная эпилепсия.

При всех этих заболеваниях установлено определенное значение наследственного предрасположения, что дает основание признавать их эндогенную природу при определенном значении факторов внешней среды, воспитания, психических травм, защитных механизмов и сопротивляемости личности для выявления этого наследственного предрасположения, которое не считается роковым. Анатомические находки в мозгу отсутствуют при маниакально — депрессивном психозе, не характерны для шизофрении, при эпилепсии коррелируют с течением болезни и возможно являются не причиной, а следствием повторяющихся припадков, (эпилепсические заболевания при органических процессах в мозгу относятся к 1-й группе болезней).

3-я группа заболеваний — наиболее легких, функциональных и психогенных, а также консгитуциональных аномалий личности, не имеющих в своей основе деструктивных, т.е. разрушительных процессов в головном мозге. Эти заболевания не угрожают прогрессирующим течением. разрушением личности, снижением интеллекта, слабоумием. Сюда относятся реактивные психогенные заболевания, неврозы. психопатии, патологические характеры, аномалии личности и поведения. В больницах эти формы дают не более 10-15%. Их чаше можно встретить в санаториях, диспансерах, и даже в общих поликлиниках. По зарубежным данным в условиях урбанизации и индустриализации неврозами, если учесть и самые легкие формы, страдает большая часть человечества. Следовательно, это те пограничные заболевания, стоящие на границе между здоровьем и болезнью, с которыми врачу психотерапевту и пастырю в церкви приходится встречаться чаше всего:

  1. Психопатии, патологические характеры (врожденные и приоб ретенные в связи с неблагоприятными условиями воспитания) типа возбудимых, эмоционально лабильных, патологически замкнутых, эмоционально холодных, конституциональных астеников, неврастеников, инфантильных, эмоционально лабильных истеричных, эгоцентричных инертных упрямцев, склонных к сверхценным (переоцениваемым) и бредовым образованиям (одержимых идеями ревности, сутяжничества, изобретательства, реформаторов обшества), фантазеров, сексуально извращенных и т д Незрелость суждения и черты инфантильности являются общей особенностью большинства этих больных
  2. Неврозы, невротические реакции и затяжные невротические развития личности возникающие в ответ на психотравмирующие ситуации у конституционально слабых или неуравновешенных личностей, в особенности тогда, когда они оказываются несостоятельными пред лицом непосильных требовании или сверхсильных раздражителей окружающей среды Разделяют неврозы истерические навязчивые, фобические, ипохондрические, психастенические.

К этим формам врач будет подходить в поисках соматических и биологических причин и почвы, на которой они развились Психотера певт постарается устранить психотравмирующие причины или по крайней мере научить больного правильно на них реагировать Опытный духовник поможет больному преодолеть моральные причины, дефекты воспитания, помочь больному достигнуть здорового уровня в духовной жизни, найти посильные и вызывающие интерес занятия и профессию, преодолеть моральные затруднения Здесь психотерапевтическая работа часто связана с глубоким анализом душевных переживании и многолетним воспитанием, ведением больного, психагогика (от греческого ago веду) как вид психотерапии В зависимости от убеждении и возможностей больного он часто обращается за этим к духовнику Но даже и врачи психотерапевты в этих случаях аппелируют к моральной стороне личности и обязательно обращают внимание на наличие совести и чувства вины у больного.

Один человек видит в болезни выход и выгоду для себя (при истерии), у другого моральная реакция на симптом болезни возбуждает протест, будит совесть, способность к критике (Вайцзеккер). Американскии психиатр Карпмен в своей классификации пограничных состоянии (неврозов и психопатии) даже полностью отходит от медико-биологической точки зрения и придает решающее значение моральной самооценке больного и той реакции, которую вызывает только отрицательную реакцию, ибо психопаты бездушны, беззаботны, лишены чувства вины Жизнь у них проходит в примитивном животном плане Они не считаются с внешними обстоятельствами Их поведение определяется животными инстинктами неподчиняющимися диктату сознания. Они не способны на сложные эмоциональные реакции. Карпмен даже предложил заменить термин «психопатия» термином «анэтопатия» (патологическое отсутствие морального чувства). Один из последователеи его Р.Миллер на этом основании предложил такой дифференциально-диагностический признак:

Если у больного есть совесть и чувство вины, это не психопатия, а только невроз. У психопата нет совести и чувства вины. В лучшем случае только чувство неудобства от тех или иных проявлении психопатического характера. Мы так подробно привели здесь эту крайнюю чисто морализирующую точку зрения для того, чтобы показать, что она далека от объективной медико биологической и социальной характеристики психопатии, от научно медицинского и психотерапевтического подхода. Ибо христианский подход не заменяет, не подменяет медико-биологического подхода, а лишь его дополняет и обогащает. Эта морализирующая точка зрения по существу чужда и христианскому подходу к больным с психическими аномалиями; она противоречит всему многовековому опыту православной Церкви и в частности, монастырской психиатрии, заветам Христа о помощи больным и приведенному выше правилу епископа Игнатия Брянченинова. Но подробнее об этом речь 6удет идти в последуюших главах, при описании отдельных форм заболеваний и конкретных примеров. Здесь в заключение этих вводных глав необходимо сказать о том, важном что объединяет усилия всех трех представителей науки и религии, которые призваны врачевать душевные недуги, врача, представляющего медико-биологическую точку зрения, психотерапевта, используюшего методы психического воздействия на больного и духовника, представляющего религиозную точку зрения и использующего методы духовно-душевного воздействия. Все они в процессе работы с больными имеют одну общую задачу: помочь больному осознать свою болезнь, критически отнестись к симптомам болезни, к своим недостаткам, дефектам психики (интеллекта, темперамента, характера и поведения). Врач, использующий методы биологического и лекарственного (психофармакологического) воздействия для подавления бреда, галлюцинаций, возбуждения или депрессии, будет видеть успех своего лечения, если больной начинает понимать болезненное происхождение этих симптомов, относиться к ним, как к явлениям чуждым его личности. Такое критическое отношение говорит о выздоровлении. В других случаях больной говорит врачу: это было в прошлом (голоса, бред воздействия, колдовства, одержимости), а теперь этого нет. они меня оставили и не беспокоят. Такие больные иногда так и не понимают болезненного происхождения симптомов, но зная, что лекарство помогает их преодолеть, сами приходят к врачу в момент обострения или начинают вновь принимать назначенное ранее и помогавшее ранее лекарство. Врач в этих случаях констатирует неполное выздоровление, временное послабление хронической болезни, ремиссию с неполной критикой к болезни, с двойственным амбивалентным колеблющимся, неустойчивым отношением к ее симптомам.

Врач-психотерапевт сосредоточит внимание на тех симптомах, которые имеют психическое психогенное происхождение, которые связаны с психотравмирующими переживаниями (депрессия, навязчивые идеи, страхи, ипохондрические идеи) или с тяжелой реакцией на физическое или психическое заболевание, имеющие органическое, мозговое происхождение (склероз мозга, эпилепсия, шизофрения) или обусловлены конституцией, болезненным предрасположением (патология характера, психопатия). Во всех этих случаях задачей психотерапевта является выяснить путем детального исследования происхождение болезни, явные или скрытые психологические и конституциональные корни болезни объяснить их больному, довести до его сознания, помочь их осознать, критически оценить, преодолеть методами психотерапии, рациональной психотерапии разъяснением, разубеждением, внушением, гипнозом. самовнушением. аутогенной тренировкой, наконец воспитательной работой психологическими методами и т.д. Осознание с помощью врача порою давно забытых или вытесненных из сознания травмирующих переживаний помогает больному освободиться от их влияния (katarsis-древних греков). Правильное разумное отношение к психопатическим чертам характера или к болезненным влечениям с применением необходимой биологической терапии также облегчает состояние таких больных. В этих стадиях болезни нужна систематическая психотерапия и продолжение лекарственной, называемой теперь поддерживающей терапией.

Пред духовником стоит та же задача: помочь больному правильно критически отнестись к психической болезни, осознать ее и активно ей противостоять, пользуясь в необходимых случаях помощью врача. Верующий человек, живущий здоровой духовной жизнью, постоянно контролирует себя, состояние своего сердца, слышит голос совести, по мере духовного роста осознает свои грехи, может тяжело переживать раскаяние (плач о грехах), но в молитве, в покаянии, в литургии находит облегчение, освобождение и радость (печаль, которая от Бога производит неизменное покаяние ко спасению — ведет к духовному оздоровлению. Совсем иная печаль мирская, депрессия, которая не проходит от молитвы и покаяния, приводит человека в состояние тоски, отчаяния, уныния, «производит смерть».

Духовник должен уметь показать пришедшему к нему болезненный характер такой депрессии, является ли она результатом чрезмерной болезненной реакции на ту или иную потерю (близких людей, дорогих вещей, состояния) или результатом нарушения мозговой деятельности, витальной депрессией, эндогенной, циркулярной или даже шизофренической (т.е. происходит от природы, от естества). В таких случаях необходимо кроме лекарственной терапии постоянно и терпеливо напоминать больному, что это болезнь и она пройдет (аффективные психозы теперь доступны терапии). Также необходимо привести больного к осознанию болезни при противоположных состояниях -возбуждения, переоценки своих сил. горделивых бредовых мыслей о своем богатстве, об исключительных способностях, об изобретениях мирового значения, об исключительном понимании и праве всех учить, обличать (паранойя — бред изобретательства, реформаторства. сутяжничества. ревности и т.п.). В этих случаях, задача длительного и упорного лечения привести больного к самокритической оценке своего состояния. То же самое и при галлюцинациях, бредовых идеях воздействия, навязчивых идеях, осо бенно тягостных для верующего человека непреодолимых навязчивых идеях и автоматических, нерегулируемых волей идеях хульного содержания, (т.н. хульных мыслях). Они требуют длительного лечения. Духовник своим авторитетом должен помочь больному понять, что эти идеи не являются результатом воздействия злого духа, бесоодержимости, а происходят от болезненного состояния центральной нервной системы, от естества, от природы То же самое относится и к галлюцинациям и голосам ободряющего, критикующего, императивного характера или типа повторяющихся озарений,, откровений. Во всех этих случаях нужна особая трезвость оценки, правильный духовный диагноз и умение различить духовные явления от болезненных На примерах в дальнейшем изложении будет показано, что опыт в частности православных подвижников помогает отличить подлинно духовные переживания от болезненных, которые при отсутствии критического к ним отношения неизменно приводят верующего в состояние прелести.

УзА предупредило об опасности «внедрения идеи гомосексуализма» – Газета.uz

Национальное информационное агентство Узбекистана (УзА) опубликовало статью аналитика Миркомила Собитова, в которой он пишет об активизации «внедрения идеи гомосексуализма» в стране с помощью теории «Окно Овертона» (на узбекском языке — здесь).

Как утверждает автор, в последнее время в ряде СМИ и социальных сетях активно обсуждается статья 120 (мужеложство) Уголовного кодекса и проводятся различные опросы для изучения мнения людей о гомосексуализме. «В одном из них задавался вопрос „Какова будет ваша реакция, если ваш ребенок придет домой и заявит о своей нетрадиционной сексуальной ориентации?“», — написал он (ссылки на обсуждения и опросы не приводятся).

«Безусловно, в основном люди негативно высказываются о гомосексуализме, осуждают его представителей. Но ведь такие опросы и обсуждения проводятся не для оправдания или очернения, а чтобы люди чаще думали и рассуждали об этом. Это сигнализирует о начале страшной духовной диверсии против нашей страны», — считает Миркомил Собитов.

По мнению автора, в мире сегодня «идет интеллектуальная война», главная цель которой «завоевать не страны, а разум народов». «Первым делом наносится удар по духовным ценностям. В этом им помогает „Окно Овертона“», — пишет он.

Окно Овертона — модель для понимания того, как идеи в обществе меняются со временем и влияют на политику. Ее основная концепция заключается в том, что политики ограничены в том, какие политические идеи они могут поддержать — они обычно проводят только ту политику, которая широко принята в обществе. Теория разработана Джозефом Овертоном в середине 1990-х годов во время работы в Макинском центре публичной политики (США).

«Если вглядеться, то складывается такое впечатление, что управляют некие силы, влияющие на общественное мнение, и таким образом распространяется гомосексуализм», — отмечает Собитов. «Эта ситуация отчетливо обсуждается в социальных сетях. Значит, есть основание утверждать, что „Окно Овертона“ в Узбекистане для идеи гомосексуализма открыто», — считает он.

Для борьбы с внедрением этой идеи автор предложил несколько мер. Первая — «быть как все, не подрожать кому-либо, сохранять свою индивидуальность».

«В нашем случае это означает — сохранить национальные и религиозные ценности. К примеру, в школах под предлогом организации просветительского урока для лекции о половом воспитании предоставляются разные сведения о контрацепции, тем самым пропагандируется беспорядочная половая жизнь. На самом деле у узбеков есть своеобразная школа полового воспитания, которая подразумевает не выведение вопросов о половой жизни на всеобщее обсуждение. У нас не принято без конца обсуждать подобного рода вопросы, они деликатным образом передаются от матерей к дочерям, от старших сестер к младшим, от отцов к сыновьям. Это — наша ценность, наша индивидуальность», — утверждает Собитов.

Он отметил, что «в свое время» Министерство юстиции совместно с уполномоченными организациями оперативно пресекли «действия по легализации ЛГБТ, которые осуществлялись под „маской“ борьбы со СПИДом неправительственными организациями, финансируемыми некоторыми международными и зарубежными организациями».

Автор добавил, что в стране «чувствуется потребность» в структурах, обладающих современными социальными технологиями и психологическими знаниями. «Не надо прекращать бороться с чуждыми идеями, нужно поднять эту работу на новый уровень», — подчеркнул он.

В качестве второй меры Миркомил Собитов предложил «отказаться от эвфемизма и непонятных жестов, говорить все, как есть».

«Например, если кто-то начинает спекулировать на смерти гомосексуала и предлагает исключить из УК 120-ю статью, то это означает, что „Окно Овертона“ открылось. Если в этой ситуации оставить вопрос открытым или пассивно противиться этому жестами, которые можно трактовать по-разному, то это предложение получит право на жизнь», — полагает автор.

По утверждению аналитика, в Узбекистане начали применять «разные вредоносные социальные манипуляционные технологии» и призвал читателей быть бдительными. «Если это и дальше будет продолжаться, то мы можем увидеть первое успешное внедрение в нашей стране теории „Окно Овертона“», — говорится в статье.

При внедрении этой теории, считает автор, используются «слабые стороны нашего народа», такие как «излишняя сдержанность в обвинении кого-то, желание быть активным в дискуссиях, сплетничать».

«Безусловно, гомосексуализм был в нашей стране, но это никогда и нигде ни оглашалось, не обсуждалось в прессе, не показывалось по телевидению, в фильмах, не раскрывалось в художественных произведениях. А сейчас, хоть и в черных красках, эта тема освещается очень широко. Табу на гомосексуализм исключено! Но ведь табу должно оставаться табу», — подчеркнул Миркомил Собитов, посоветовав СМИ и блогерам «сделать эту тему для себя табу».

«Это не просто духовная, но и политическая диверсия», — делает вывод аналитик. По его мнению, цель внедрения гомосексуализма — «развивать человека не как личность, а превратить его в существо, чудовище, заставить его подчиняться своим инстинктам, духовно убить, сделать рабом своего тела».

«Если человек поддастся этому увлечению, он потеряет такие духовные качества, как чувство патриотизма, инстинкт самосохранения и самозащиты. Он пойдет на все ради политики и идеологии, обеспечивающих легкий доступ к получению любого физического удовольствия. Такой народ легко повести за собой», — отметил автор.

«Узбекский народ не может пойти против своей природы и национальных ценностей. Гомосексуализм — это призыв к прекращению человеческого рода, вечной жизни, орудие против разума человека. Мы не примем и отвергнем эту идею. Мы — на стороне общечеловеческих и национальных ценностей», — подытожил аналитик.

Кто такие православные психологи и чем они занимаются

«Афиша Daily» узнала, как православная психология смотрит на актуальные проблемы горожан, разводы, аборты и гомосексуальность, а затем отправила атеистов из редакции на консультацию к практикующим специалистам.

На вопросы отвечает Наталия Скуратовская

Православный психолог, психотерапевт, преподаватель курса пастырской психологии, директор консалтинговой компании

Кто такие православные психологи?

Православный психолог — это специалист православного мировоззрения, который понимает конфессиональные особенности и этические установки христиан, подбирает соответствующие методы работы и видит взаимосвязь психологических и духовных проблем. Хочу сказать сразу: духовных советов я не раздаю. Нельзя примерять роль «великого гуру» или «старца», хотя сами клиенты иногда этого ждут.

По светской профессии я бизнес-психолог, консультант по управлению персоналом и оптимизации бизнес-процессов. Я окончила психфак МГУ, прошла дополнительное обучение по психодраме, гештальт-терапии и другим методам психотерапии. Для того чтобы стать православным психологом, необязательно получать именно православное образование, хотя сейчас такие учебные заведения уже есть.

Мне регулярно приходилось объяснять, что психология — это не сатанизм

Православные психологи часто работают за пожертвования или бесплатно, но поскольку консультирование стало занимать более 80 процентов моего времени, я определила базовую стоимость часа, которая относительно московских цен невысока. При этом, если у кого-то кризисная и одновременно сложная в финансовом плане ситуация, я соглашаюсь на меньшую оплату или даже на бесплатное консультирование. Сейчас я зарабатываю существенно меньше, чем раньше, когда занималась в основном бизнес-консультированием.

Опасаются ли православные люди психологии?

Некоторые люди считают, что психологи конкурируют со священниками, борются с ними за души паствы. Другие боятся, что их могут загипнотизировать. И еще каких-то восемь лет назад мне регулярно приходилось объяснять, что психология — это не сатанизм. Самое крупное заблуждение — православному человеку психология не нужна, она якобы для неверующих. Я всегда говорю: если у человека не решены внутренние конфликты, есть застарелый невроз, то к духовной жизни у него приступить не получится. Иногда невротизированные люди с агрессивной моделью поведения обличают еретиков, громят выставки и выдают картину совершенно неадекватной нехристианской злобы.

Христос не ставил ультиматумы ни одной из блудниц, с которыми он общался

Кого не станет консультировать православный психолог?

Психолог, который выбирает себе клиентов исключительно по конфессиональному признаку, не психолог. Но если какие-то жизненные установки совершенно несовместимы с базовым христианским мировоззрением, я просто понимаю, что мне как верующему человеку будет сложно найти с этим клиентом взаимопонимание. Психолог должен обсуждать открыто свою позицию и вместе с клиентом решать, есть ли смысл работать дальше.

Например, я бы не стала консультировать мужчину, который обратился с вопросом, как ему лучше снимать девушек на одну ночь. Но я бы спросила, зачем ему это и что его пугает в длительных отношениях. Возможно, так мы бы вышли на его реальные проблемы.

Что будет делать православный психолог, если к нему придет гомосексуал?

Человек не выбирает сексуальную ориентацию, поэтому с догматической точки зрения проблема не в ней. Грехом церковь считает именно практику гомосексуальных отношений. В таких случаях я спрашиваю, зачем человек пришел ко мне: если с внутренним конфликтом между верой и ориентацией, с этим я работаю, помогая клиенту найти приемлемый для него выход.

Один из вариантов — пожизненное воздержание. С одной стороны, это звучит жестоко, но с другой — в церкви многие категории людей призваны к сексуальному воздержанию. Например, все не состоящие в браке люди, вдовы и вдовцы, не вступившие в повторный брак. Но и с духовной, и с психологической точки зрения это должен быть личный выбор. Я считаю недопустимым требовать воздержания от другого человека. Если мы обратимся к Священному Писанию, то увидим, что Христос не ставил ультиматумы ни одной из блудниц, с которыми он общался.

Часто гомосексуалы приходят с тем, что свою ориентацию они считают грехом, у них появляется ощущение богооставленности, отчаяния. Я говорю, что могу помочь справиться с отчаянием, но переделать ориентацию еще не удалось никому. В этом, кстати, я расхожусь с консервативной частью наших церковных кругов, потому что они склонны отвергать таких людей. Но я верю в просвещение.

Подробности по теме

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

Как поступает православный психолог, если клиент хочет решить вопрос методом, который не принимает христианство?

Отговорить — значит, принять на себя ответственность за судьбу другого. А это неправильно и даже жестоко по отношению к взрослому и обладающему свободной волей человеку.

Если бы ко мне пришла женщина, которая собирается сделать аборт, я бы помогла ей разобраться в себе и в ситуации, чтобы она приняла взвешенное решение. Любой православный психолог имеет на этот счет совершенно определенную собственную позицию, о которой стоит предупредить клиентку.

Если женщина уже сделала аборт, это не значит, что у нее нет шанса на прощение Бога. Пока человек жив, шанс есть всегда. Это одна из основ аскетики  — отделять грех от грешника. Грешника надо любить, а грех — ненавидеть. Если человек не понимает, что его поступок — грех, то нужно просто зафиксировать разницу понимания, проговорить ее вслух и работать дальше в той парадигме, которая не противоречит взглядам терапевта.

Даже Господь не посягает на свободу воли, а тем более психологу не подобает этим заниматься

Священникам тоже нужны психологические консультации?

У священнослужителей те же личностные и семейные проблемы, и нередко им не с кем посоветоваться. Кроме того, у них случается профессиональное выгорание, но они редко обращаются с этим к профессионалам. Считается, что священнослужители должны решать эти проблемы не в душевном, то есть психологическом, а в духовном ключе, обсуждая, например, проблемы со своими духовными отцами, но, к сожалению, они есть далеко не у каждого.

Что такое религиозные травмы?

Люди приходят в церковь по разным причинам: хотят обрести душевный покой, избавиться от неврозов, почувствовать Божью благодать. Часто им не хватает того, что в психологии называется безусловным принятием, то есть веры в то, что их может кто-то любить просто так. Люди идут за этим в церковь, а сталкиваются с тем, что им ставят условия, в том числе священнослужители — иногда так же жестко, как родители, мужья, жены, начальники, но только теперь это все считается духовным, освященным авторитетом церкви. Из-за этой жестокости нередко рушатся идеалы — и травма человека не лечится, а только усугубляется.

Возвращаться или не возвращаться после этого в церковь — выбор человека. Даже Господь не посягает на свободу воли, а тем более психологу не подобает этим заниматься. В случае религиозной травмы основные задачи психолога — помочь человеку преодолеть травмирующие обстоятельства и обрести необходимую устойчивость. Иногда такой уход и переосмысление приводит к сознательному приходу в церковь: человек идет уже к Богу, а не за решением своих психологических проблем.

Подробности по теме

«Церковь подошла к краю пропасти»: монологи оскорбленных верующих

«Церковь подошла к краю пропасти»: монологи оскорбленных верующих

Есть ли среди православных психологов мошенники?

Напуганные мифами о психологии целенаправленно ищут православного психолога. У нас в стране психологическая деятельность не лицензируется. Вы можете повесить на шею крестик, сходить пару раз в церковь, послушать пару популярных лекций и объявить себя в интернете православным психологом, наговорив любую чушь, которая звучит близко к теме. Но в большинстве случаев это не мошенничество, а шарлатанство, поскольку сами люди, которые занимаются таким консультированием, часто уверены в своем подходе.

Если психолог дает советы исцеляться постом, молитвой и паломничеством по святым местам — это не психолог

Шарлатана от настоящего психолога отличить нетрудно. Во-первых, стоит обратить внимание на то, насколько человек категоричен. Если он навязывает свое мнение, значит, это, скорее всего, не очень хороший психолог. Еще можно посмотреть, что человек пишет у себя в соцсетях. Во-вторых, насторожиться следует, если вы видите, что человек не разграничивает зону ответственности психолога и священнослужителя. Если психолог дает советы исцеляться постом, молитвой и паломничеством по святым местам — это не психолог. Третье — надо посмотреть, как он договаривается о результате. Некоторые псевдопсихологи считают, что раз человек пришел, значит, надо его воцерковлять, хочет он того или нет.

Господь, конечно, силен, он творит чудеса, но если у человека аппендицит, можно молиться и ждать его исцеления, а можно взять и вызвать скорую

Что православные психологи думают о депрессии?

То, что депрессия и уныние одно и то же, — страшное заблуждение. Тут важна дифференциальная диагностика, потому что это разные состояния. Если подойти с аскетической точки зрения, то уныние — это болезнь воли, а депрессия — это с научной точки зрения нарушение баланса нейромедиаторов. Также состояние депрессии для человека неприятно и неестественно. А уныние, как и любая страсть, поначалу даже приятно: «А не пойти ли мне потупить, порасслабляться?» Бывает и бодрое уныние — когда человек вроде и занят, но какой-то ерундой.

Для начала надо исключить или подтвердить депрессию. Я всегда объясняю священникам опасность депрессии, а также опасность приложения к ней всех аскетических средств, которые рекомендованы для уныния. Если человеку с клинической депрессией советовать больше поститься, молиться и усугублять аскетические подвиги, его расстройство будет прогрессировать — причем очень быстро и с увеличением риска суицида. Кстати, это понимают даже те священники, которые психологию не любят. Я им рассказываю о симптомах и говорю, что если хотя бы часть из них есть, ваша задача — деликатно, тактично отправить человека к психиатру. Господь, конечно, силен, он творит чудеса, но если у человека аппендицит, можно молиться и ждать его исцеления, а можно взять и вызвать скорую.

Подробности по теме

Как вести себя, если близкий человек в депрессии? Объясняет психолог

Как вести себя, если близкий человек в депрессии? Объясняет психолог

Атеисты из «Афиши Daily» идут к православному психологу

Мы решили проверить, как работает православная психотерапия на практике, поэтому отправили атеистов из редакции поговорить с разными православными психологами о своих проблемах.

Вика Лобанова

Шеф-редактор раздела «Красота»

Своего сеанса я ждала час — к православному психологу Светлане Азарьевне Швецовой пришел человек с «реальной проблемой», и свою нереальную я обдумывала самостоятельно, сидя на лавочке у храма Воскресения Христова. Светлана Азарьевна консультирует индивидуально и ведет групповые приемы в трапезной этого самого храма у метро «Семеновская», а параллельно преподает в Российском православном университете святого Иоанна Богослова.

Перед встречей я почитала, о чем обычно говорят в первый раз (о семье, учебе, работе — о предыстории), как правильно формулировать проблему (никак, точнее — как хотите, так и формулируйте, задача психолога — услышать вас), чем в идеальном мире должен закончиться час беседы (планом работы на будущее). Поняла, что огромных проблем у меня нет или я их не вижу, но обсудить есть что. Доверие у меня устроено так: незнакомому человеку я могу рассказать такое, что даже наедине с собой сформулировать не могу, — поэтому все точно должно было пройти хорошо.

Она — уж так мне показалось — в снисходительном режиме с грустной улыбкой постановила, что я «добрый и светлый человечек с высоким уровнем надежды», поэтому «все будет хорошо»

Первый вопрос — что я чувствую, прождав час встречи, на которую я пришла вовремя, — немедленно вызвал симпатию, а вот резкий переход на «ты» после моего ответа, напротив, оттолкнул. Психолог несколько раз упомянула, что наш прием — игровой, поэтому говорить о серьезном расхотелось. Это даже не было неприятно — все были в курсе эксперимента. Мы обсудили мой возраст, образование и семью — Светлана Азарьевна аккуратно записывала все на бумагу и рисовала схемы родственных связей. Пыталась применить ко мне эффект Зейгарник — я сказала, что не понимаю, что это такое, и она подробнейшим образом объяснила, что это феномен запоминания незавершенных действий: то, что мы успешно закончили, мы забываем скорее, чем то, что не удалось завершить. Единожды упомянула святых отцов, на чьей мудрости вроде как и основана православная психология, — без назиданий и давления, так же просто, как могла бы сослаться на Юнга. Внимательно слушала и задавала вопросы, но вот искать ответы не помогала. Возможно, я должна была додуматься до чего-то сама, но у меня не получилось ни за пять лет до этого приема, ни за те полчаса, что он шел. Мы поговорили обо всем понемногу, и, кажется, запретных тем на такой консультации нет в принципе.

А ближе к концу встречи мы начали ходить по кругу. Разные формулировки одного и того же вопроса наводили меня на самоочевидный ответ, но я его нарочно не озвучивала — он же очевидный, а я пришла за другим, который не могу найти сама. Скоро это, видимо, надоело и психологу. Она — уж так мне показалось — со снисходительной улыбкой постановила, что я «добрый и светлый человечек с высоким уровнем надежды», поэтому «все будет хорошо».

Это был (не считая комичного опыта во время обучения за границей) мой первый поход к психологу, и это притом что я обожаю уберизированные сервисы записи куда угодно через приложение — от массажиста до гинеколога. У меня перед глазами — примеры друзей, и отчаявшихся, и оживших после терапии, и попробовать на себе, конечно, хочется. Если бы такой сервис придумала и запустила РПЦ, я бы пошла не раздумывая. Как по мне, ничем православный психолог от неправославного не отличается — все они иногда опаздывают.

Александр Ляско

Автор «Афиши Daily»

Недавно я получил психологическое образование, поэтому мне было особенно интересно посмотреть, как работают мои православные коллеги. За последние несколько лет я периодически работал с психологами-консультантами, преимущественно это были специалисты, занимающиеся транзактным анализом и гуманистической психологией. Если говорить простыми словами, то наша работа была нацелена на то, чтобы научить меня выстраивать внутренний диалог и четко разделять понятия «я хочу» и «мне нужно».

Не могу сказать, что подход психолога Михаила Леонидовича Котляревского серьезно отличался. Как мне показалось, в его случае «православный» — это не столько о парадигме, в которой он работает, сколько о клиентах: преимущественно Михаил работает с верующими, воцерковленными людьми.

Церковь должна выступать не контролирующими органом, который говорит, что делать человеку, а скорее другом и советником

Мой опыт показывает, что с консультантом надо совпасть: психолог должен быть тебе приятен, чтобы ты мог по-настоящему работать с ним. В нашем случае этого не случилось — мне было крайне неудобно обсуждать с Михаилом свои проблемы. Это связано не столько с его профессионализмом или каким-то особенностями подхода, сколько с простыми человеческими различиями.

Наш сеанс проходил в шумном и многолюдном кафе «Грабли» на Пушкинской — это очень мешало беседе, так как слушать и говорить было довольно сложно. В нашей беседе я не заметил каких-то элементов проповеди. Михаил в своей работе в первую очередь опирается на какие-то базовые гуманистические принципы и старается сочетать подходы различных психологических течений. По словам православного консультанта, вне зависимости от степени религиозности человек должен сам выстраивать внутренний диалог и понимать, что ему по-настоящему важно. Церковь должна выступать не контролирующими органом, который говорит, что делать человеку, а скорее другом и советником.

Мы обсуждали проблему одиночества, которая для меня довольно значима. Так как наша встреча была первой и к тому же отчасти вынужденной (все-таки это был редакционный эксперимент), нам не удалось детально поработать с моим запросом, зато Михаил рассказал несколько историй своих клиентов. Например, с ним работала пожилая женщина, которая была подвержена депрессии, вызванной одиночеством. В ходе работы консультанту удалось сместить фокус ее внимания с собственных проблем, которые решить не представлялось возможным, на проблемы других. Пенсионерка начала помогать в организации паломнических туров и через это смогла побороть ощущение оставленности и ненужности.

Мне кажется, что к православному консультанту определенно стоит обращаться в тех случаях, когда религиозные убеждения вступают в конфликт с желаниями и окружающей действительностью. По словам Михаила, часто верующие люди отдают священникам роль родителей, которые диктуют им, что делать, хвалят их или наказывают. И многие священнослужители подхватывают эту роль.

Подробности по теме

«Уроки разумного эгоизма»: зачем ходить к психотерапевту в 20, 30, 45 и 60 лет

«Уроки разумного эгоизма»: зачем ходить к психотерапевту в 20, 30, 45 и 60 лет

Ольга Чуковская

Редактор раздела «Красота»

И с психологией, и с религией я не наладила никакой связи — мы чудесно живем друг без друга, не скучаем и не жалуемся. У психолога я была один раз в жизни по просьбе другого человека — и ничего стоящего для себя оттуда не вынесла. С верой дела обстоят так же — родители не считали нужным направлять нас и скорее поддерживали естественное саморазвитие. Вообще, я открыта для всего нового, так что к православному психологу пошла без каких-либо предрассудков, с чистого листа.

«Гомосексуализм — такой вид отклонения, который должен быть проработан с психотерапевтом, а не с психологом»

Православный психолог Ирина Анатольевна Рахимова работает на Тверской улице в историческом здании, построенном на месте Саввино-Сторожевского монастыря. В 2000 году часть здания была отдана церкви — и тогда здесь появилась галерея русской и византийской иконы, а также центр помощи «Православная семья».

Поскольку у меня нет опыта общения с психологом, первые минуты нашей встречи прошли в неловком молчании. Я не понимала, как себя вести. Не могу же я прийти к человеку и просто начать рассказывать о проблемах? В итоге начала я: описала свою работу, семью и занятия в свободное время, но мы не смогли найти хоть какую-нибудь проблему. Тогда я начала задавать интересующие меня вопросы для материала.

«Мы всегда будем поддерживать институт брака и никогда не поддержим измену или наличие любовников в отличие от светских психологов»

Выяснила, что Ирина Анатольевна не консультирует гомосексуалов, но не потому что имеет по их поводу какую-либо позицию, а потому что считает, что это не в ее компетенции: «Гомосексуализм — такой вид отклонения, который должен быть проработан с психотерапевтом, а не с психологом». Мы молчим. Дальше я задаю вопросы о семейном консультировании, и тут все понятно: «Мы не даем советы, а помогаем разобраться в ситуации. Мы всегда будем поддерживать институт брака и никогда не поддержим измену или наличие любовников в отличие от светских психологов. Существуют ситуации, когда развод — единственное решение, но я стараюсь подвести человека к самой сути проблемы и попробовать вместе найти пути решения. Если человеку помогают проповеди и молитвы — хорошо. А мы поможем разобраться, о чем именно нужно просить Бога».

Ирина Анатольевна работает не только с православными, она также принимает мусульманские пары или людей с неопределенным вероисповеданием (как я). Я начала рассказывать о своем легком чувстве неловкости на первом сеансе, и Ирина Анатольевна рассказала историю из опыта работы: «Ко мне одно время приходил муж постоянной клиентки. На первом сеансе он зашел со своим портфелем, сел в кресло и поставил портфель на колени — просидел так целый час. На втором сеансе он поставил портфель около стула. На третьем портфель остался около окна, а поза в кресле стала более расслабленной». Эта история меня позабавила, немного расслабила, но наладить диалог не помогла.

Подробности по теме

8 вещей, которые я узнала о людях, когда стала работать психологом

8 вещей, которые я узнала о людях, когда стала работать психологом

Существует мнение, что после посещения психолога человек должен чувствовать себя расслабленным, открытым ко всему новому, одухотворенным и порхающим. У меня был явно не тот случай. Я вышла, проверила рабочую почту и продолжила жить своей жизнью.

Возможно, в моей жизни еще не случалось ситуаций, которые я бы хотела обсудить с профессионалом. Могу ли я посоветовать Ирину Анатольевну? Скорее да, чем нет. Формат эксперимента не совсем подошел: психолог знала, что я журналист, а я знала, что у меня нет острых проблем. Что касается религиозности, тут я тоже ничего не заметила, кроме икон, которые смотрели на нас с буфета. Ирина Анатольевна — человек приятный и располагающий к себе, она вполне может помочь разобраться с собой, просто я об этом не узнаю. А еще она печенье бесплатно предлагает.

Духовный отец — кто это? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 15 мин.

С таким вопросом мы обратились к протоиерею Владиславу СВЕШНИКОВУ, настоятелю Московского храма Трех Святителей на Кулишках.

Протоиерей Владислав Свешников.
Фото Ю. Маковейчук

Кто такой духовник или духовный отец?

По большей части в церковной практике духовником или духовным отцом является священник, с которым те, кого принято называть его духовными чадами, совершают общий путь ко спасению. Но, поскольку он не просто рядом идущий, а еще и священник, он, во-первых, совершает таинство (в первую очередь речь идет о таинстве покаяния — исповеди). Во-вторых, он как пастырь стремится помочь духовному чаду, чтобы в душе последнего внедрились те духовные и нравственные качества жизни, которые находятся в пространстве Священного Писания и Предания. И если с Писанием дело довольно просто, потому что оно для всех одно и в каждом конкретном случае речь идет только о том, как применить к данному конкретному лицу различные евангельские принципы, чтобы сделать их осуществимыми, то в Предании по его бесконечности и возможностям многообразных форм проявления, область деятельности духовника становится гораздо более обширной, значимой. Он стремится нежно и ласково показать, в чем некоторые жизненные установки его духовных чад не соответствуют духу Предания и что, напротив, следовало бы в этом духе Предания раскрывать и развивать в себе, в своей душе и в своей жизни. Но это в обычной практике.

Есть и идеальные случаи (есть и ниже обычного, тогда они являются искажением отношений духовник — духовное чадо), они встречаются очень редко, но особо ценные. Это тот особый тип отношений, когда духовник посредством духа Святого знает полноту содержания души своего духовного чада и открывает ему то, что дух Святой открывает. И в таком случае духовник показывает своему духовному чаду его личный путь ко спасению, при том, что они объединены духом и содержанием общей молитвы, как общей, так и литургической.

Существуют какие-то особенности в отношениях между духовным отцом и духовными детьми?

По-настоящему чаще всего не понимается главное, что отношения духовный отец — духовное чадо — понятия и реальность глубокие и существующие. Но для этого совершенно не обязательны ни условия послушничества и послушания, ни требования и претензии, чтобы духовники непременно и как можно быстрее научили всему, что они знают сами.

Духовный отец на самом деле внутренне, не обязательно с долгими словами и размышлениями, входит в жизнь духовных детей. В жизнь тех, кто с ним — просто потому, что он их любит, и душа за них болит. И одним только фактом, что душа о них болит, они оказываются вместе и вместе идут путем спасительным. А он старается вести их ко Христу.

Духовный отец чуть впереди, потому что так оказался поставлен, и таинственным явлением духовной жизни его как нового лица, первого лица и своей любовью, имеющей очень обширную направленность. Потому что расширяющееся сердце вмещает в себя всех. Во всяком случае, всех, кто к нему прибегает. Таким образом, в общине и осуществляется то духовное содержание жизни, при котором духовный отец частным образом сказанным словом, проповедным словом, всем примером своей жизни, простотой в общении, скромностью, беспретенциозностью, нетребовательностью — не духовной нетребовательностью, духовная должна быть, разумеется, требовательность — (нетребовательностью для себя) достигает гораздо большего.

Потому что тогда его духовное чадо видит перед собою образец хорошего опыта духовной жизни, который к тому же не отдален страницами книги или какого-нибудь рассказа, а наоборот, предельно приближен непосредственным и личным общением. Вот тогда это и есть настоящий духовный отец, который заботится о своих детях. Заботится не тем, что доставляет им необходимые средства, а самим фактом их общего движения.

Насколько полным должно быть послушание духовнику? Потому что иногда приходилось читать о буквальном, абсолютном послушании. Например, по воспоминаниям духовных чад тех же оптинских старцев, советы спрашивались обо всем, вплоть до механических действий — какую книжку прочитать или в какую сторону пойти.

Какую книжку прочитать — как раз не механическое действие. Это может быть очень хороший способ управления и помощи в духовной жизни человеку, которому некоторые книги могут оказаться неполезными (даже вполне нормальные, имеющие хорошее христианское содержание) как несвоевременные. С другой стороны, предложение неофитам читать «Добротолюбие», которого еще не поймет современный человек, как правило, показывает странный монашеский опыт духовника.

Кстати говоря, что еще очень важно для духовника, так это понимание того, что мир постоянно ставит новые проблемы. И нужно пытаться увидеть разрешение этих проблем, именно как новых, если не по существу, то, по крайней мере, по формам, по новым принципам, по новым содержаниям. Начиная от таких простых вещей, как отношение к Интернету, к телевидению.

А отношение к грехам меняется?

Отношение к грехам принципиально остается то же. Оно меняться не может, и в этом смысле можно как бы лозунг древних отцов «лучше смерть, чем грех», оставить навсегда как лозунг и знамя. Лучше смерть, чем грех.

Другое дело, что, входя в область конкретного рассмотрения греховной жизни того лица, которое подходит к духовнику, нужно увидеть и ему помочь увидеть то, к чему следует пока, по крайней мере, отнестись более-менее снисходительно и спустить это как не то, что бы должное, а как временно допустимое. Не то, что грех надлежит культивировать, а в том плане, что, может быть, и нужно в этом грехе каяться, но не особенно сильно, зная, что энергия не безгранична, и силы души нужно пустить на то, что является более важным.

Это является одним из больших постоянных казусов, потому что увидеть, что важно, для этого нужен ум духовный, и совсем не обязательно он совпадает с практическим умом, со сметкой, если она есть у духовника, либо с его знаниями древних традиций. Но, во всяком случае, тот опыт, когда есть автоматическое требование абсолютного послушания, совершенно не ведет к исполнению главной задачи, которая состоит в воспитании в человеке, который приходит к священнику, подлинной духовной свободы.

Он пришел из одного вида рабства попадает в другой вид рабства. И он никогда не узнает, что такое духовная свобода. Тем более, что это дело довольно тонкое и требует очень серьезного подхода. Больше того, я бы сказал, беседуя со многими священниками, многие даже не понимают, что такое эта духовная свобода, и потому воспитать своего ученика в рамках духовной свободы они просто не могут. Все эти послушания важны на самом деле до тех пор, пока они воспитывают в человеке понимание того, как осуществляется духовно свободная жизнь. И послушание на самом деле не ограничивает свободу — оно дает для нее начало, определенные рамки, как форма сонета или еще того более — «венка сонетов», где очень строгая определенная форма, но внутри которой могут быть осуществлены высшие проявления творческой поэтической возможности.

Когда говорят, духовник благословил сделать, что это значит?

Это значит велел.

Но зачем человек идет за благословением к священнику?

По-всякому бывает. В основном, если он идет за благословением к священнику, то он идет за санкцией, санкцией на то решение, которое он уже сам принял. Например, он хочет поехать в Дивеево, и говорит: «Батюшка, благословите поехать в Дивеево». Я с трудом представляю себе такую редкую ситуацию, когда батюшка говорит: «Нет, не благословляю».

Фото Ю. Маковейчук

А если священник благословляет поступать так, что ты не можешь? Или он тебя уже благословил, а ты чувствуешь, что ты не в состоянии принять его решение?

Если между духовным отцом и духовным чадом нормальные отношения, то — не можешь и не можешь — дело просто кончается. Если действительно не можешь, если не выдуманная немочь.

В нормальной ситуации оба — и священник и тот, кто послушание не выполнил, — относятся к этому нормально. Ну что же? Ну, увидели, ну, поняли. Все хорошо, жизнь идет, жизнь не кончается. Настаивать, в таком случае, на обязательности выполнения решения, значит иметь священническое своеволие или послушническое своеволие. Это только кажется, что человек находится в области послушания, на самом деле, он находится в области своеволия.

Даже когда речь идет о таких обычных благословениях, которые ради смеха разделены на две категории. Одна женщина говорит: «Батюшка, у меня много во рту скопилось слюны. Благословите сплюнуть». А другая: «Батюшка, у меня во рту скопилось много слюны, куда благословите — направо или налево сплюнуть?» Этот пример свидетельствует не только о том, что обычно подходят за благословением по мелочи, для которой не требуется никакого благословения. Он, конечно, карикатурный, и таких не бывает на самом деле. Но по типу — бывает сколько угодно вопросов по мелочам, на которые никакого благословения специального не требуется. Либо от священника требуется санкция, требуется выбор в альтернативной или мнимой альтернативной ситуации. Но, как правило, речь в таких случаях идет о человеческой безответственности.

Другое дело, что для серьезных решений, особенно духовного порядка, безусловно, требуется внутренний совет, который даже и не столько совет, сколько рассуждение о содержании проводимого дела. Чтобы было ясно, что оно духовно и неопасно, полезно и плодотворно. И, соответственно, наоборот.

Если духовник посоветовал одно, родственники говорят другое, а сердце подсказывает третье, что в этой ситуации стоит сделать?

Плюнуть, и сделать по-четвертому. Ну, а на деле, — когда как. Иногда оказываются правы родственники, хотя бы потому, что священник может не знать полноту ситуации. Иногда оказывается прав священник, потому что родственники не понимают полноту духовного отношения. А иногда оказывается право сердце. Хотя своему сердцу в целом доверять не особенно возможно, потому в своей ветхости, во всех своих возможностях понимания действительности, в том числе и интуитивного понимания, ошибки вероятны и возможны ровно так же, как и верные решения. Так что и то, и другое, и третье, а там, может быть, и четвертое, и пятое.

Самое лучшее — если речь идет о понимании промысла Божия — когда человек искренне желает исполнять волю Божию, и в этом отношении он рассматривает все свои дела. А так как они могут быть рассмотрены как исполнение (или неисполнение) воли Божией, то лучшим ориентиром верности оказываются обстоятельства. Обстоятельства, посылаемые промыслом, наиболее четко подсказывают картины и направление жизни. Нужно тебе или не нужно уходить с работы, потому что тебя зовут на другую работу? Предоставь все воле Божией, предоставь все промыслу, и через какое-то время так сложатся обстоятельства, что окажется, что иным образом нельзя было поступить, чем тем, который подсказывает промысел.

Если случится конфликт с духовным отцом, стоит к кому-то обращаться за советом? И можно ли менять духовного отца?

Такие ситуации требуют каждый раз индивидуального разбора. Чаще всего не стоит, особенно, если вопрос мелкий. Потому что у нас в жизни крупных вопросов вообще не так уж много. Тем более, что ошибка, даже если она действительная ошибка, а не мнимая, если она не приводит к каким-то очевидным, быстро действующим отрицательным исходам, ошибка есть вещь полезная и преодолимая. Полезная, потому что дает возможность увидеть еще раз себя и все, что тебя окружает, на более верных жизненных основаниях. Не стоит забывать, что каждое становление верных отношений не проходит без ошибок.

Но все имеет значение только в тех случаях, когда возникают неправильности. В некоторых случаях без совета просто не обойтись. Особенно, когда кажется, что совет, или предложение, или приказ священника имеют явно нравственно или недопустимый, или сомнительный характер. И в таком случае посоветоваться было бы, конечно, не худо, поскольку тупое послушание в таком случае ничего хорошего не дает.

Что же касается смены духовников, да, она возможна. Во-первых, когда священник, духовник грешит ересью. Тогда, естественно, совершать подобное ему — грех, означающий отлучать себя от общего церковного, отлучать себя духа Святого. Да, можно, когда священник тяжко согрешает каким-то грехом, связанным с тобой лично. Я не говорю, когда священник блудит, поскольку дело нечастое, но любым другим явным образом, скажем, себялюбием с твоей помощью или еще чем-то. И ты видишь, что не спасаешься. Наконец, печально, но сменить духовного отца можно в тех случаях (лишь бы это не стало нормой), когда оказалось, встреча была почти случайной, когда налицо ваше глубокое несоответствие. И кто прав, кто виноват, даже лучше не разбираться.

Старец отличается от духовного отца?

Я не знаю, что такое старец. Я знаю, что такое младостарец.

Хорошо, что такое младостарец?

Не хочу говорить только потому, это прекрасно описано митрополитом Сурожским Антонием в одном из великолепных докладов, который прямо говорит о младостарчестве. Я просто к каждому слову присоединяюсь.

«Речь не идет о том, чтобы различать между молодыми или старыми безумцами. Речь идет здесь о том, чтобы по возможности оценить духовную зрелость человека, его способность быть руководителем для человека» — говорит владыка Антоний. — «Старец — это не просто человек, который долго занимался пастырской работой и приобрел какой-то навык или опытность; старец в настоящем смысле — это нечто иное, это благодатное состояние. Старцев не «выделывают», старцы силой Святого Духа рождаются; и если говорить о том, что характеризует старца, то я скажу коротко и о том, каково место старчества по отношению к обычному священству.

Мне кажется, что есть в духовничестве три степени. Есть приходской священник, роль которого — совершать таинства Церкви. Он может не быть хорошим проповедником, он может не давать никаких советов на исповеди, он может ничем не проявлять себя в пастырском отношении. Достаточно того, что он совершает Божественную литургию, если только он помнит, что чудо Божественной литургии или других таинств совершается Господом. Но это не значит, что ему дано право или возможность руководить другими людьми. Рукоположение не дает человеку ни ума, ни учености, ни опытности, ни духовного возраста. Оно дает ему страшное право стоять перед престолом Божиим там, где только Христос имеет право стоять. Он в каком-то смысле икона, но он не должен воображать, будто он святыня.

Есть другая степень. Это священник опытнее или старше, который более научен и призван давать наставления другому человеку о том, как идти от земли на небо. И этот священник должен быть предельно осторожен. Он не должен говорить того, чего он опытно не пережил или чего он как-то своим нутром не знает. Мы приходим к духовнику с тем, чтобы встретить проводника дверей до Царства Божия. Но если он там не бывал, он нам ничего не может дать. Об этом должен задумываться каждый духовник, каждый священник, которому приходят люди на исповедь. Можно ли сказать, что каждый священник имеет в себе способность каждому человеку сказать то, что ему нужно? Нет. Бывает так, что исповедующий священник или просто священник, к которому пришел человек на духовную беседу, слышит его, понимает то, что говорится, но ответа у него нет. В таком случае священник должен быть честен и сказать своему духовному чаду: «Все, что ты мне сказал, я понимаю, но ответа у меня для тебя нет. Я буду молиться о тебе. И ты молись, попроси Бога о том, чтобы Он мне простил то, что по своей неопытности я не могу тебе и Ему послужить в этой встрече, но я тебе не могу сказать ничего».

А есть еще третий уровень. Это старчество, уровень тех людей, которые, говоря образно, почти всю дорогу прошли до дверей Царства Небесного, может быть, не вошли в него, а может, допущены были в него, но были посланы обратно, на землю, к нам, чтобы нас вести в это Царство. Вот это старец. Это человек, который весь путь прошел до глубин своей души, дошел до того места, где запечатлен образ Божий в нем, и который может говорить из этих глубин. Но старцем самого себя не сделаешь, и, если можно так выразиться, старцами не рождаются. Это люди, которых коснется благодать Святого духа и которые отзовутся на нее и будут верными, — верными тому, чему учит нас Христос, и верными тому, что говорит дух Святой в их душах. Старцы — явление редкое.

Если бы самый неопытный священник так относился к исповеди, то он был бы уже тайносовершителем; а старец только тогда старец, когда он именно так может относиться к человеку — и на исповеди и вне исповеди при всякой встрече. И так мне хотелось бы сказать громко, на всю Русь: Берегитесь, братья мои, священники! Берегитесь, не приниимайте на себя роль, которая не соответствует вашему духовному возрасту, будьте просты! Будьте просто священниками — это уже так много! Человек, который силой благодати Святого духа может совершить Литургию, может окрестить ребенка, может помазать миром, это не мало, это нечто столь великое!»

Нужен ли духовный отец священнику?

Как правило, нужен, особенно молодому. Если священник уже напитан хорошим духовным опытом, исповедоваться все равно необходимо. По возможности чаще, чем это принято в современной Православной Церкви, потому что очень многие священники исповедуются только на общих исповедях в епархии.

То есть два раза в год?

Да, два раза в год. А что же, священники меньше грешат, что ли? Внутренними грехами они не меньше грешат, чем другие люди. Поэтому, конечно, желательно гораздо чаще исповедоваться. Исповедь необходима, потому что вообще необходим непрекращающийся покаянный опыт жизни.

И к руководству в духовной жизни священники не привыкли. Они не знают, что это такое, они умеют только руководить, а быть руководимыми, как правило, не умеют и не хотят. Но молодым священникам, конечно, лучше все-таки набираться опыта под руководством более опытного священства.

А не страшно священнику становиться духовником? Ведь речь идет об ответственности за души человеческие?

Ну, это вопрос, относящийся к области психологии. Так же ведь не получается, что ты решаешь: «Стану-ка я духовником». Идет жизнь, идет процесс, становишься священником и, тем самым, возлагаешь на себя ряд обязанностей. Приходишь на исповедь — приходят к тебе люди, исповедуются. Некоторые исповедуются часто, кроме того, у них возникают вопросы, кроме того, возникает необходимость за них молиться, кроме того, идет уже отчасти общая жизнь. Вот так и получается. А не то, чтобы ставишь себе задачу: пункт один — стать духовником.

Хотя и это страшно.

Фома-справка:

Протоиерей Владислав Свешников родился в 1937 году. Окончил ВГИК, киноведческий факультет. Именно там впервые прочитал Библию, которая, по его словам, «навсегда стала самой ценной книгой, но до прихода в Церковь оставалось еще 5-6 лет работы в Госфильмофонде, в течение которых на окончательное решение влияли жизнь, книги и друзья. Именно в этот период открывалась неправильность жизни без высших идеалов, в то время, как все жизненные обстоятельства подталкивали к тому, что есть правда выше человека, и эта правда Божественная.

Поскольку в семидесятые годы XX века поступить в семинарию человеку с высшим образованием было практически невозможно, в 1976 был рукоположен в Калининской (ныне Тверской) епархии в городе Осташков, где несколько лет служил у мощей преподобного Нила Столобенского.

Сейчас настоятель храма Трех Святителей на Кулишках, профессор Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета. Написал несколько книг, в частности, первый после государственного переворота 1917 года, учебник по нравственному богословию «Очерки Христианской Этики», «Заметки о национализме подлинном и мнимом».

Фотография на заставке: mitropolia74.ru

Как найти духовного отца (духовника) в миру?

Найти духовного наставника подчас сложнее, чем спутника жизни. Проблема такого поиска усугубляется отсутствием у людей чёткого представления о том, кого и зачем они ищут. Давайте разбираться.

Фотография священника Игоря Палкина

Найти духовного наставника подчас сложнее, чем спутника жизни. Для многих впервые пришедших в Церковь людей проблема такого поиска усугубляется отсутствием чёткого представления о том, кого и зачем они ищут. При отсутствии духовного опыта новообращенный христианин в новой для него системе отношений пытается руководствоваться привычными мирскими стереотипами и в конечном счёте испытывает разочарование. Не меньшей проблемой, если не сказать бедой, является отсутствие у большого количества регулярно исповедующихся и причащающихся прихожан самой потребности в постоянном духовном наставнике. Современному человеку крайне трудно кому-то полностью довериться. А без взаимного доверия духовнические отношения невозможны.

Не секрет, что наиболее распространённой причиной обращения современного человека к Богу является трудно переносимая скорбь в земной жизни. В числе прочего люди страдают от сложных отношений с родителями или вообще от отсутствия таковых, от неудач в семейной жизни, от разнообразных болезней, от отсутствия ценностно-близких людей. И вот, придя со своей бедой в храм, человек может попытаться компенсировать свои душевные неудачи общением со священником. Что это означает? Скорбящий человек хочет как можно быстрее уврачевать свою душевную боль. И от священника он в первую очередь ждёт душевного тепла и участия, отеческой опеки, дружеского расположения. Далеко не всегда это происходит осознанно. Даже если разговоры со священником будут преимущественно посвящены духовным проблемам, главным желанием человека будет устранение испытываемой им в настоящей момент боли. Одним из средств этого и будет Бог. Средством, а не целью! Но в Евангелии Господь призывает нас искать ПРЕЖДЕ всего Царство Божие и только потом всё остальное. А Царство Божие – это Он Сам, Бог Троица, и живое общение с Ним в Его любви.

Духовник может вести своё духовное чадо за собой в Царство Небесное, может идти с ним рядом, может его просто периодически поддерживать на этом пути, но во всех этих случаях цель духовных усилий наставника и его пасомого – Сам Христос, а не удовольствие от душевного общения с духовником. От этой ошибки целеполагания необходимо оградить себя в самом начале поиска духовника, особенно если к этим поискам приступает женщина, не реализовавшая себя в полноценной семейной жизни. Помощь в разрешении душевных проблем вполне могут оказать квалифицированные психологи, в том числе и православные. Психология, как и любая другая наука, предназначена для того, чтобы сделать земную жизнь человека более комфортной и безопасной. А Христос своим последователям честно обещает: «в мире скорбны будете».

Далее необходимо оценить свою собственную способность или готовность к близким доверительным отношениям с духовником, особенно если в обычной мирской жизни опыта подобных отношений вообще не было. Даже в приходских храмах встречаются духовники, которые требуют от своих чад неукоснительного послушания в самых незначительных вопросах. Немалое количество мирских духовников, напротив, всячески уклоняются от жёсткого руководства духовными чадами. Стоит трезво оценить свою способность к послушанию на первоначальном этапе духовной жизни и искать соответствующего духовника.

Стоит предостеречь людей, по жизни ведомых, нуждающихся в «крепкой руке», от скорого и безрассудного предания себя во власть авторитарного духовника. Тайна послушания заключается в свободе, что принципиально отличает христианское послушание от армейской дисциплины. По слову преподобного Иоанна Дамаскина «то, что делается по принуждению, не есть добродетель». Опытный духовник сделает так, что его вновь обретённый духовный сын (или дочь) сам захочет подойти поближе, сам начнёт советоваться по всем духовным и житейским вопросам. И стоит крепко подумать о глубоких отношениях с духовником, который после первой встречи настаивает на исповеди за всю жизнь, откровении помыслов и исполнении строго регламентированного молитвенного правила.

Важным, но не всегда обязательным, является соответствие культурного, образовательного уровня и даже психологического способа мировосприятия духовника и его чада. Очень многие проблемы общения снимаются, когда люди говорят на одном языке, используют сходные метафоры и понимают друг друга с полуслова. Необязательным данное условие является в силу того, что чем больше преуспевает в духовной жизни духовник, тем больше он научается быть «всем для всех». Преподобный Паисий Святогорец, будучи по-мирски малообразованным человеком, находил общий язык с представителями самых разных национальностей, с простыми людьми и учёными мужами. И он не просто беседовал с ними на отвлечённые темы, но раскрывал им суть их духовных проблем и указывал пути их разрешения.

Если христианин преисполнен решимости создать семью или уже является супругом (супругой), то его регулярное общение с женатым приходским священником, в доме которого царит мир, может оказаться много полезнее, чем редкие наставления иеромонаха. Духовные проблемы тесно переплетаются с семейными отношениями, которые всегда остаются для любого внешнего по отношению к семье человека тайной. Для женатого священника такая тайна – реальность, тогда как для никогда не состоявшего в браке иеромонаха – всегда в некоторой степени теория.

С чего же начать поиски духовника? С молитвенной просьбы помощи у Господа в этом важном деле. Для Него нет ничего невозможного. Доверившись Христу, надо начинать общение с теми священниками, которые служат поблизости, регулярно исповедуют людей и доступны для общения за рамками храмового богослужения. Если после нескольких исповедей возникнет желание доверительного общения со священником, стоит попросить его о личной встрече, в ходе которой подробно рассказать об обстоятельствах своей жизни и о своих духовных проблемах. Параллельно стоит присмотреться к духовным чадам этого священника. Ведь не исключено, что именно с ними в дальнейшем будет протекать наша церковная жизнь. Если поиски вызывающего доверия священника в близлежащих храмах не увенчались успехом, то необходимо расширить географию поисков. Но не увлекаться. Личную встречу с духовником, разговор лицом к лицу не заменят никакие современные средства коммуникации. Поэтому стоит остановить свой выбор на том священнике, до которого в критическую минуту реально добраться в любой ситуации.

Регулярная исповедь у одного и того же священника даст ему возможность провести качественную «диагностику» духовных проблем своего потенциального чада. Если с таким священником складываются доверительные отношения, стоит перейти к стадии жизни по совету, т.е. при возникновении любой проблемной или нестандартной жизненной ситуации после напряжённой личной молитвы Господу о вразумлении обращаться за советом к священнику. Именно за советом, а не за благословением (приказом) поступить тем или иным образом. Окончательное решение на этой стадии отношений с духовником человеку придётся принимать самому. В условиях всеобщей разобщённости современных людей, особенно в крупных мегаполисах, именно такой характер отношений со священником представляется наиболее реалистичным. Необходимым условиям близких отношений является совместное проживание жизни, а этого подчас нет и в современных крупных монастырях.

Только в случае благоприятного развития отношений при жизни по совету стоит переходить к отношениям духовного сыновства, предварив их глубокой и искренней исповедью за всю жизнь. Собственно, только на этой стадии священник становится для христианина духовным отцом. Общение с духовником происходит постоянно и регулярно, а не эпизодически. Человек полон решимости без рассуждения исполнить любое благословение духовника. Но приступать к таким предельно доверительным отношениям с духовником надо крайне осторожно. На первых двух стадиях «знакомства» с будущим духовником надо поверять его советы и рекомендации на соответствие Евангелию и учениям святых отцов. А для этого необходимо постоянно читать Евангелие, изучать творения святых отцов и в реальной жизни учиться всему написанному следовать.

Духовное сыновство у разных людей может протекать по-разному. Человек, привыкший жить по инструкции, будет обращаться к духовнику за согласованием каждого своего шага. Тот, кто больше нацелен на конечный результат, будет просить благословение гораздо реже – в самых сложных и принципиальных ситуациях (женитьба, выбор специальности, разрешение сложных нравственных коллизий). По-настоящему опытный духовник обязательно учитывает отличия в душевном устроении своих чад и не выстраивает общение с ними по одному шаблону.

Нельзя, конечно, исключать и встречи со своим духовником, подобной любви с первого взгляда. Но, как и в мужеско-женских отношениях, в духовной жизни такая встреча редкое исключение на фоне часто встречающейся и ни к чему позитивному не приводящей влюблённости.

Особняком в духовничестве стоят старцы – те подвижники, которые получили от Бога дар узнавать и сообщать человеку волю Божью о нём. Вероятность стать духовным чадом старца крайне невелика. Их слишком мало, а поток обращающихся к ним за помощью людей огромен. Но это не исключает возможности обратиться к старцу в случае мучительного выбора жизненного пути, например, между монашеством или семейной жизнью. Но и в этом случае на поездку к старцу стоит получить благословение своего духовника.

В заключение хотелось бы порекомендовать всем приступающим к поискам духовника прочитать книгу протоиерея Вячеслава Тулупова «Как найти духовного отца и жить под его руководством».

Духовная борьба

Обзор духовной борьбы при преодолении трудностей  

  • За последние 30 лет проводились психологические исследования различных духовных проблем. Одной из духовных проблем, которой уделяется значительное внимание, является духовная борьба.
  • Основные жизненные стрессоры воздействуют на людей не только психологически, социально и физически, но и духовно. Стихийные бедствия, несчастные случаи, болезни и другие стрессовые события могут угрожать людям или причинять им духовный вред, вызывая духовную борьбу.
  • Духовная борьба в преодолении представляет собой усилия по защите или изменению отношений людей с тем, что они считают священным, включая их связь с Богом/Высшей Силой, их духовную идентичность и их связи с религиозным сообществом.
  • Терминология . Многие исследования духовной борьбы называются «негативным религиозным преодолением», но мы и другие исследователи начали использовать термин «духовная/религиозная борьба». Почему?
    • Духовная борьба может быть поворотным пунктом во времени или «развилкой на пути» в развитии человека.Некоторые исследования показывают, что люди, способные решать духовные проблемы с течением времени, извлекают из них пользу и растут. Другие могут временно или навсегда отказаться от духовной борьбы. Третьи, которые остаются застрявшими в своей борьбе, угасают эмоционально и физически.
    • Даже атеисты и люди, не связанные с организованной религией, могут испытывать духовную борьбу, например, чувствовать себя отчужденными, несчастными, злыми, отрезанными от Бога или покинутыми Богом.
  • Для получения более общей справочной информации о духовной борьбе см. Конструкции/Наши меры

Как мы определяем и измеряем духовную борьбу в преодолении трудностей?

  • Духовная борьба относится к конфликтам по духовным вопросам с Богом/Высшей Силой, внутри себя и с другими людьми.Эти конфликты порождают тревожные эмоции и вопросы о духовном путешествии в жизни.
  • Это определение указывает на три типа духовной борьбы:
    • Божественная борьба с Богом/Высшей силой — конфликт с Богом/Высшей силой   
    • Внутренняя/внутрипсихическая духовная борьба — внутренний конфликт по поводу духовности или религии
    • Межличностная/общинная духовная борьба — конфликт с другими членами семьи, друзьями, духовенством, членами сообщества или более широкой культурой по поводу духовности или религии
  • Духовная борьба чаще всего измеряется с помощью подшкалы негативного религиозного преодоления из 7 пунктов из Краткого RCOPE (Pargament, Feuille, & Burdzy, 2011).См. «Конструкции/Наши меры» для полного краткого RCOPE и более подробной шкалы для более полной оценки духовной борьбы.
  • Подробнее о нашем подходе к определению этих двух пересекающихся понятий см. в разделе «Определение религии и духовности».

Какие систематические эмпирические исследования были проведены в отношении духовной борьбы при решении семейных проблем?

  • Несмотря на обширные исследования духовной борьбы по другим темам, почти ни одно систематическое исследование не было сосредоточено непосредственно на духовной борьбе с семейными проблемами.Тем не менее, Модель духовности в отношениях подчеркивает, что серьезные или хронические проблемы в браке, такие как неверность, могут вызвать духовную борьбу с Богом, внутри себя или в религиозном сообществе.
  • Предыдущие исследования духовности и семейных проблем основывались на косвенных показателях, таких как частота посещения религиозных обрядов или общая важность религии в повседневной жизни, чтобы определить, испытывают ли люди духовную борьбу из-за семейных трудностей. Чтобы поощрить более глубокое исследование духовной борьбы с семейными проблемами, мы опираемся на определения и меры духовной борьбы, которые использовались в предыдущих исследованиях внебрачных стрессоров (напр.г., стихийные бедствия, проблемы со здоровьем).
  • С практической точки зрения, наша исследовательская программа духовной борьбы из-за семейных проблем была сосредоточена на Божественной духовной борьбе, а не на внутренней или межличностной духовной борьбе.

Как мы определяем Божественную Духовную Борьбу в преодолении семейных проблем?

  • Мы определяем Божественную Духовную Борьбу с семейными проблемами как конфликт с Богом при интерпретации и реагировании на семейные проблемы.Чтобы распаковать это определение, полезно определить конфликт. Мы определяем конфликт как индивидуум, испытывающий разногласия внутри себя или с другими по поводу своих жизненных целей и/или путей достижения этих целей. Подобно тому, как люди могут конфликтовать внутри себя или друг с другом, они могут конфликтовать с Богом, когда возникают проблемы. Семейные проблемы могут угрожать заветным целям в жизни. У человека может возникнуть конфликт с Богом из-за того, почему возникли семейные проблемы и что нужно сделать, чтобы решить семейные проблемы.Эта борьба с Богом может вызвать неприятные эмоции и мысли об отношениях с Богом.

Как мы измеряем Божественную борьбу в решении семейных проблем для психологических исследований?

  • При переходе к изучению родительских обязанностей мы использовали следующие три подшкалы (по три пункта в каждой) из R-COPE компании Pargament для оценки божественной духовной борьбы с семейными проблемами. Эти девять пунктов были смешаны с пунктами из других подшкал из R-COPE.См. Конструкции/Наши меры для получения дополнительной информации об истории и развитии подшкал R-COPE и духовной борьбы.
  • 3 субшкалы из RCOPE по Божественной духовной борьбе
  • Инструкции по преодолению семейных проблем. Следующие утверждения описывают конкретные способы, которыми люди могут справляться с неизбежными семейными трудностями, возникающими время от времени. Думая о трудностях, с которыми вы столкнулись в браке, насколько часто вы используете каждую из следующих вещей, чтобы справиться с этими трудностями? Когда у меня проблемы в браке, я…
  • Подшкала духовного недовольства
    • Интересно, не оставил ли меня Бог.
    • Голос гнева, что Бог не ответил на мои молитвы.
    • Вопрос о любви Бога ко мне.
  • Подшкала наказания Бога
    • Интересно, что я сделал, чтобы Бог наказал меня.
    • Решить, что Бог наказал меня за мои грехи.
    • Чувствую себя наказанным Богом за отсутствие преданности.
  • Переоценка субшкалы Божьей силы
    • Вопрос о силе Божьей.
    • Думайте, что некоторые вещи находятся вне контроля Бога.
    • Поймите, что Бог не может ответить на все мои молитвы.

Как Божественная духовная борьба в решении семейных проблем помогает или вредит отношениям в браке/паре?

  • Насколько нам известно, наш переход к изучению отцовства представляет собой первоначальную попытку изучить, насколько супружеские пары испытывают духовную борьбу из-за семейных трудностей, и какое влияние божественная духовная борьба оказывает на брак и психологическое или духовное благополучие каждого из супругов.Мы все еще проводим анализы и опубликуем результаты позже.

Как определить, является ли проблема духовной или психологической?

Хотя кажется, что культура все еще имеет тенденцию бороться со стигматизацией психических заболеваний, католические психологи говорят, что она уменьшается. Гигантский шаг.

Однако для католиков из-за того, что духовное и психологическое так сильно пересекаются, различить проблему как духовную или человеческую может быть сложно — и даже в этом случае они все еще очень связаны.Исцеление на самом деле гораздо более динамичный процесс, в который Бог вовлекает нас через человеческие средства.

Исцеление — это не просто отступление

«Вообще, Бог использует обычные средства для исцеления человека. Иногда существует неправильное представление о том, что исцеление происходит во время ретрита», — сказала Мализ Лагард Гарольд, директор католической консультационной службы в Архиепископии Нового Орлеана.

В своей практике Гарольд видел, как люди неправильно понимают исцеление и ощущение счастья. Исцеление и рост счастья требуют работы, которая не всегда доставляет удовольствие.

«Мы можем связать исцеление с хорошим самочувствием — быть счастливым и хорошо себя чувствовать — две разные вещи», — сказал Гарольд.

Она указала на склонность людей путать голос Бога со своими человеческими эмоциями, тогда как эмоции — это всего лишь часть человека. Негативные эмоции, которые люди могут испытывать при исцелении или при принятии правильных решений, не являются надежным показателем того, где Бог хочет, чтобы мы были.

«Бог не говорит с нами чувствами, он говорит с нами разумом; просто потому, что им что-то нравится, это, вероятно, не лучший способ подтвердить голос Бога.Истинное счастье приходит через добродетель. Когда вы постоянно принимаете хорошие и добродетельные решения и действия, вы будете счастливы, но это не всегда хорошо», — сказал Гарольд.

— Реклама —

«Есть огромная составляющая чувств: «Если я не чувствую себя хорошо, должно быть что-то не так», я думаю, люди путают это. Мы должны помнить, что не всякая боль плоха. Кто-то может испытывать боль, когда он сделал что-то не так, и эта боль — функция правильно сформированной совести», — добавила она.

Бог не говорит с нами через чувства, Он говорит с нами через интеллект; просто потому, что им что-то нравится, это, вероятно, не лучший способ подтвердить голос Бога. Истинное счастье приходит через добродетель».

Истинный покой — это целостность, но он не всегда переживается как эмоциональный покой.

«Вы можете чувствовать себя ужасно, но вы поступили хорошо и добродетельно; вместо того, чтобы впадать в негативные размышления, вы сделали правильный выбор, — сказал Гарольд. «Эта неделя за неделей: «Как мы работали над этим?», формирование привычек и способов мышления.Когда вы психически здоровы, у вас больше возможностей для благодати, потому что благодать строится на природе».

«Я думаю, что католикам важно понимать, что у нас тоже есть психологические проблемы, и важно признать, что Бог использует обычные средства исцеления», — добавил Гарольд.

Духовное или психологическое?

Так как же определить, является ли проблема более духовной или психологической? Как вы к этому относитесь? Вам нужен духовный наставник, терапевт или и то, и другое?

«Духовное руководство больше касается того, где Бог работает в вашей жизни.С помощью психологии мы помогаем людям лучше понять, как Бог может помочь им обрести исцеление», — сказал доктор Джим Лэнгли, лицензированный психолог из Консультационной службы Святого Рафаэля в Денвере.

Доктор Лэнгли сказал, что часто лучше иметь духовного наставника, а также терапевта, а иногда они могут даже работать вместе. Особенно, когда грань между ними пересекается.

Но есть способы определить, что есть что, сказал доктор Лэнгли.

«Что отличает [духовное от психологического], так это то, что зло может имитировать психологические симптомы, тогда как на самом деле основной проблемой является нечто духовное.Но чаще всего это две стороны одной медали. Чаще всего они нуждаются как в духовном, так и в психологическом исцелении», — сказал доктор Лэнгли.

Когда вы психически здоровы, у вас больше возможностей для благодати, потому что благодать строится на природе».

«Зло проникает в наши эмоциональные раны, это чаще всего», — добавил доктор Лэнгли. «[Но] если кто-то получает доступ к таинствам и молитве за освобождение, и [это не проходит], есть психологическая проблема, с которой нужно разобраться в первую очередь.

Он также сказал, что духовные проблемы, как правило, сосредоточены в одной области жизни человека, в то время как психологические проблемы «влияют на всех».

Как и Гарольд, он подчеркивал, что лучше всего исцеление происходит в обеих сферах, но обычно это не чудодейственное лекарство.

«Чтобы залечить духовную/психологическую рану, в первую очередь нужна Божья благодать. И он также дает вам смелость что-то с этим делать. Огромная часть исцеления — это ваше участие в нем», — говорит доктор.— сказал Лэнгли.

Обращение за помощью

И Гарольд, и доктор Лэнгли согласились с тем, что многие люди слишком долго ждут психологической помощи, и что эти проблемы можно вылечить при правильном лечении.

«Я думаю, что когда у вас есть проблема, и ничто другое не помогло, и она все еще существует, они ждут, пока они больше не смогут так себя чувствовать, им следует обратиться за помощью как можно скорее», — сказал доктор Лэнгли.

Некоторые из наиболее распространенных проблем, с которыми люди должны обращаться за помощью, — это тревога, депрессия, работа с горем, травма, брак и семейное консультирование, а также две проблемы, которые встречаются чаще, чем люди думают: перфекционизм и порнография.

Перфекционизм может стать формой обсессивно-компульсивного расстройства или щепетильности, сказал доктор Лэнгли. И терапия порнографии, наряду с духовной помощью, может лечить глубинные эмоциональные раны, которые в первую очередь привели человека к зависимости.

Чтобы залечить душевную/психологическую рану, в первую очередь нужна Божья благодать. И он также дает вам смелость что-то с этим делать. Огромная часть исцеления — это ваше участие в нем».

«Это сложно, потому что это табу.Люди упоминают об этом с кафедры, и тем не менее, люди так неохотно получают реальную помощь. Это огромная проблема. Психология чертовски хорошо справляется с этими проблемами», — сказал доктор Лэнгли.

В терапии нет ничего постыдного, и католики должны стремиться к ней, чтобы лучше жить своим призванием.

«Консультирование может помочь отдельным людям, супружеским парам и семьям более полно реализовать свое призвание любить. Это, безусловно, верно для людей, страдающих зависимостями, компульсивным поведением, горем и потерей, а также трудностями, связанными со стрессовыми жизненными событиями», — сказал доктор.Линда Монтанья, исполнительный директор Regina Caeli Clinical Services.

Также не стыдно принимать лекарства, когда это необходимо; однако Гарольд предлагает использовать его при более тяжелых случаях психических заболеваний.

«Исследования показывают, что лекарства от депрессии, например, не лучше, чем плацебо. Это немного похоже на пластырь. Проблема в том, что нет понимания причин как беспокойства, так и депрессии. Изменение взгляда на проблему [которая вызывает у кого-то тревогу или депрессию] устранит расстройство», — сказал Гарольд.

«Тем не менее, лекарства имеют место, и их следует рассматривать в более тяжелых случаях психического заболевания, когда в игру вступают потенциальные вред, травма или смерть, или в тех психотических состояниях, которые могут улучшиться некоторой химической стабилизацией».

Для получения дополнительной информации о консультировании св. Рафаэля посетите сайт strhaelcounseling.com/mdesterrestraphaelcounselingcom. Для получения дополнительной информации о консультировании Regina Caeli посетите веб-сайт ccdenver.org/reginacaeli.

Духовная борьба, связанная с проблемами психического и физического здоровья

Люди, сталкивающиеся с трудностями в своей вере, чаще имеют симптомы болезни — и новое исследование, опубликованное в Журнале научных исследований религии, предполагает, что социально-экономический статус человека играет определенную роль.

Трудности, с которыми сталкивается человек со своей верой, связаны с болезнью, и новые исследования показывают, что определенную роль играет социально-экономический статус человека.

«Существует множество исследований взаимосвязи между религиозностью и физическим, а также психическим здоровьем. Однако большая часть этой работы сосредоточена на том, как религиозное участие может способствовать укреплению здоровья и благополучия», — сказал автор исследования Нил Краузе из Мичиганского университета. «Мои коллеги и я интересуемся духовной борьбой, потому что она позволяет дать более сбалансированный взгляд на эти отношения, предполагая, что религиозное участие не всегда может быть полезным.”

В ходе исследования были проанализированы данные, собранные в ходе ориентировочного исследования духовности и здоровья (LSHS). Общенациональный личный опрос 3010 взрослых американцев был завершен в 2014 году и, среди прочего, собрал информацию о духовной борьбе.

Чтобы оценить духовную борьбу, участников опроса спрашивали, злятся ли они на Бога или организованную религию, беспокоятся ли они о том, что проблемы, с которыми они сталкиваются, являются делом рук дьявола или злых духов, чувствуют ли они вину за то, что не живут в соответствии со своими моральными стандартами, или беспокойства о том, была ли какая-либо конечная цель существования.

Исследователи обнаружили, что чем больше духовной борьбы было связано с большим количеством симптомов болезни.

«Есть два вывода из нашей работы. Во-первых, быть вовлеченным в религию не всегда легко, и иногда религия может быть источником стресса», — сказал Краузе PsyPost. «Во-вторых, если духовная борьба достаточно сильна, она может привести к проблемам с психическим и физическим здоровьем».

Предыдущие исследования показали, что психологические факторы, такие как черты характера, связаны с духовной борьбой.

Но новое исследование также обнаружило доказательства того, что социальные факторы были связаны с духовной борьбой. Люди с более низким уровнем образования чаще сталкивались с финансовыми проблемами, в то время как те, у кого были финансовые проблемы, чаще жили в бедных районах. Кроме того, жизнь в запущенных районах была связана с чувством гнева, которое, в свою очередь, было связано с духовной борьбой.

Исследование использовало поперечный дизайн, что означает, что исследователи не могут сделать каких-либо убедительных выводов о причине и следствии.

«Два ключевых вопроса остаются в значительной степени неизученными», — пояснил Краузе. «Во-первых, хотя ряд исследований показывает, что духовная борьба связана с более серьезными проблемами психического здоровья, мы не знаем, что возникло раньше. Духовная борьба «вызывает» проблемы с психическим здоровьем или проблемы с психическим здоровьем «вызывают» духовную борьбу».

«Во-вторых, духовная борьба не всегда может иметь нежелательные последствия. Иногда духовная борьба необходима для духовного роста. Религиозное сомнение дает хороший пример.Религиозные сомнения широко признаны одной из форм духовной борьбы. Ряд исследователей утверждают, что сомнение является необходимой частью обучения и роста. В конце концов, вы не сможете расти, если не будете задавать вопросы».

Исследование «Духовная борьба и здоровье: оценка влияния социально-экономического статуса» в соавторстве с Кеннетом И. Паргаментом и Гейл Айронсон.

Духовность и психические заболевания

Полезные контакты

«Создание пространства для духовности»

Фонд психического здоровья выпустил буклет под названием «Освобождая пространство для духовности».Он предназначен для медицинских работников и дает практические советы о том, как поддерживать и реагировать на духовные потребности людей, которые нуждаются в поддержке.

Веб-сайт: www.mentalhealth.org.uk/publications/making-space-spirituality

Национальный форум духовности и психического здоровья

У них есть список духовных и религиозных ресурсов и организаций, связанных с психическим здоровьем. Некоторые из этих организаций перечислены ниже.

Адрес: Национальный форум духовности и психического здоровья, 36 Greenacres, Hendon Lane, London, N3 3SF

.

Электронная почта: [email protected]

Веб-сайт: www.spiritualitymentalhealth.org.uk

КРИСТИАН

Быть рядом с

Национальная христианская добровольная ассоциация, признающая важность духовных ценностей и поддержки психического здоровья.

Телефон: 020 8647 3678

Адрес: BA/APCMH, c/o St Paul’s Church, 5 Rossmore Road,

Лондон, NW1 6NJ

Веб-сайт: www.beingalongside.org.uk/

ЕВРЕЙСКИЙ

Чизук

Chizuk стремится помочь людям и их семьям в ортодоксальной еврейской общине, у которых есть проблемы с психическим здоровьем. У них есть группы поддержки, драма и арт-терапия, поддержка семьи, дружеские отношения, организация посещений больниц для лиц, осуществляющих уход, и защита интересов.

Телефон: 020 8800 7494

Адрес: Чизук, 91-93 Стэмфорд Хилл, Лондон, N16 5TP

Электронная почта: [email protected]

Еврейская ассоциация душевнобольных (JAMI)

Jami стремится помочь людям в еврейской общине вылечиться от психических заболеваний.

Телефон: 020 8458 2223

Адрес: Martin B Cohen Centre, Gould Way, Deans Brook Road, Edgware HA8 9GL

Электронная почта: [email protected]

Веб-сайт: www.jamiuk.org

Еврейская забота

Они предлагают различные услуги для евреев, которые испытывают эмоциональные трудности и страдания или справляются с проблемами психического здоровья. Такие как жилье, реабилитационные центры, трудоустройство и группы поддержки.

Телефон: 020 8922 2222

Адрес: Jewish Care, дом Амели, кампус Мориса и Вивьен Воль, 221 Golders Green Road, Лондон, NW11 9DQ

Электронная почта: [email protected]

Веб-сайт: www.jewishcare.org

ИСЛАМСКАЯ

Психическое здоровье 4 мусульман

Это американский веб-сайт, который предоставляет информацию о проблемах психического здоровья, которые клинически поддерживаются и полезны для исламских людей.

E-mail: Онлайн-форма на сайте

Веб-сайт: www.mentalhealth5muslims.com

Телефон доверия для мусульманской молодежи

Горячая линия для мусульманской молодежи (MYH) — это благотворительная организация, которая предоставляет религиозные и культурные услуги молодым мусульманам в Великобритании.

Телефон: 0808 808 2008 Работает с 16:00 до 22:00

Электронная почта: [email protected]

Веб-сайт: www.myh.org.uk/

ДУХОВНОСТЬ

Сеть духовного кризиса

Они признают связь между психическим здоровьем и духовностью для некоторых людей и имеют группы поддержки по всей стране.

E-mail: через сайт

Веб-сайт: www.spiritualcrisisnetwork.uk

1 Дейн С., Кук С.Ч.Х., Пауэлл А. и Иггер С. Религия, духовность

Фонд Янки

Британская благотворительная организация, выступающая за то, чтобы духовность была связана со здравоохранением. Он поддерживает медицинских работников посредством диалога и обучения, основанного на ценностях, и предлагает помощь в общем благополучии с помощью книг, компакт-дисков и лекций.

Телефон: 020 8459 1400

Электронная почта: [email protected]

Адрес: Moran House, Suite 12, 449/451 High Street, NW10 2JJ

Веб-сайт: www.jankifoundation.org

Специальная группа по духовности и психиатрии

Это форум для психиатров, на котором они исследуют влияние духовности и религии на пациентов.

Веб-сайт: www.rcpsych.ac.uk/workinpsychiatry/specialinterestgroups/spirituality.aspx

духовных вызовов — Десять духовных вызовов нашего века | Формирование католической веры Ватерлоо

Несколько лет назад настоятель миссионерского облата Непорочной Марии в Риме попросил о. Рональду Ролхайзеру составить список основных духовных вопросов, бурлящих в католическом мире, на основе его опыта писателя и оратора. В апреле 2010 года Ролхайзер обновил список по запросу National Qatar Reporter.Вот обновленный список:

1. Атеизм
Борьба с атеизмом нашего обыденного сознания, т. е. борьба за жизненное ощущение Бога в секулярности, которая, к добру и к худу, является самой сильнодействующий наркотик, когда-либо применявшийся на этой планете; быть мистиком, а не неверующим.

2. Поляризация
Борьба за то, чтобы жить в разорванных, разделенных и крайне поляризованных сообществах, как сами раненые, и нести это напряжение без обиды, быть целителями и миротворцами, а не просто отвечать тем же.

3. Идеологии
Борьба за то, чтобы жить, любить и прощать помимо заразительных идеологий, которые мы ежедневно вдыхаем, т. е. борьба за истинную искренность, за истинное знание и следование своим сердцам и разумом сверх того, что предписано нам правые и левые не должны быть ни либеральными, ни консервативными, а скорее мужчинами и женщинами истинного сострадания.

4. Сексуальность
Борьба за сохранение нашей сексуальности без фригидности и безответственности, т.е.э., борьба за здоровую сексуальность, быть одновременно целомудренной и страстной.

5. Внутреннее и молитва
Борьба за внутреннее и молитва внутри культуры, которая представляет собой виртуальный заговор против глубины и безмятежности — чтобы наши глаза смотрели в бесконечный горизонт.

6. Неугомонность
Борьба за то, чтобы справиться с личной грандиозностью, честолюбием и патологической неугомонностью, внутри культуры, которая их ежедневно сверхстимулирует, — жить в муках недостаточности всего достижимого и принять это в этом жизни нет законченной симфонии.

7. Паранойя
Борьба за то, чтобы не руководствоваться паранойей, страхом, узостью и чрезмерным протекционизмом перед лицом терроризма и непреодолимой сложности, за то, чтобы потребность в ясности и безопасности не взяла верх над состраданием и правдой.

8. Одиночество
Борьба с моральным одиночеством внутри религиозной, культурной, политической и моральной диаспоры, чтобы найти родственную душу, которая спит с нами на самом глубоком уровне.

9. Справедливость
Борьба за то, чтобы связать веру со справедливостью, экологией и гендером — получить рекомендательное письмо от бедных.

10. Община и церковь
Борьба за общину и церковь, борьба за здоровую грань между индивидуальностью и общиной, духовностью и экклезиологией, за то, чтобы быть одновременно зрелым и преданным, духовным и церковным.

Духовные проблемы

Духовные проблемы


© 1997-2016 Корпорация FNX и попечители Дартмутского колледжа.
Все права защищены.

ГЛАВА 9:


ДУХОВНЫЕ ВОПРОСЫ
  • Что означает духовность?
  • Придание смысла концу жизни

Что делает Духовность Имеется в виду?

Духовность относится к гораздо больше, чем просто ходить в церковь.Духовность включает в себя идеи которые исходят от организованной религии, а также более глубокие вопросы у всех нас есть о том, почему мы здесь и где мы находимся идущий.

Когда люди сталкиваются с жизнью угрожающие болезни, духовные проблемы могут быть как источником забота и утешение. Духовное расстройство может привести к чувствам депрессия, низкая самооценка, одиночество, гнев, горечь, страх и непрекращающиеся физические симптомы.

Придание смысла концу жизни

Некоторые люди не заинтересованы или не комфортно обсуждать духовные вопросы со своим здоровьем специалист по уходу.Какими бы ни были ваши религиозные или духовные убеждения может быть полезно потратить некоторое время на обдумывание следующих «четырех рупий». для духа» (Линн Дж. и Гарольд Дж. Справочник для смертных. Оксфорд University Press, 1999, стр. 30).

  • Воспоминание — Найдите время, чтобы подумать о своей жизни и ее Мероприятия. Каковы были ваши достижения? Что нужно оставить несделанным? Кто повлиял на вас, в лучшую или в худшую сторону, и чью жизнь вы изменили? влияние? Кого ты любил? Кого ты любишь? Что эти отношения значат для вас сейчас?
  • Переоценка — Взять время, чтобы увидеть свою жизнь в целом.Вы можете спросить, что ваша жизнь на самом деле в сумме или кем вы были на самом деле. Вы даже можете поделиться своим мысли с теми, кто знает и любит вас.
  • Примирение — Попытаться будь в мире с собой. Возможно, вам придется смириться с не сделав то, что всегда хотел сделать. Вам может понадобиться простить себя за свои недостатки, или простить тех, кто обидел или разочаровать вас. Возможно, вам придется попросить других простить вас. Примирение со своими несовершенствами — и несовершенствами других — может помочь тебе обрести покой.
  • Воссоединение — Постарайтесь быть в мире с теми, кого вы любите. Большинство из нас имеют различные отношения, нарушенные в течение нашей жизни от смерть, гнев, переселение и множество сил, толкающих людей отдельно. Поскольку грозит тяжелая болезнь, важно прийти вместе с семьей и друзьями, когда вы можете, и иметь возможность попрощаться. Не ждите слишком долго, чтобы попытаться увидеть это давно разлученной сестре или сыну, или даже посидеть с другом с давних пор. Если вы верите в какую-то загробную жизнь или рай, что загробная жизнь также может быть местом, где наши души воссоединятся с тех, кто умер до нас.

Мы постарались сделать как ваше здоровье без ошибок. Однако лица, занимающиеся его подготовкой, не могут гарантировать, что вся информация является точной и полной. Когда вы используете How’s Your Health в качестве справочника по своему здоровью и уход, обязательно обсудите любые вопросы по этому поводу с врачом, медсестра или другой медицинский работник.

Духовный рост или упадок и осмысление как посредники беспокойства и удовлетворенности жизнью во время религиозной борьбы

  • Абрахам, К.М. и Штейн, CH (2015). Связанный со стрессом личностный рост среди молодых людей, у матерей которых диагностировано психическое заболевание. Журнал психиатрической реабилитации, 38 (3), 227–233.

    ПабМед Google ученый

  • Allport, GW (1950). Человек и его религия . Нью-Йорк: Макмиллан.

    Google ученый

  • Ано, Г.Г. и Васконселлес, Э. Б. (2005). Религиозное преодоление и психологическая адаптация к стрессу: метаанализ. Журнал клинической психологии, 61 (4), 461–480.

    ПабМед Google ученый

  • Batson, CD, & Schoenrade, PA (1991). Измерение религии как поиска: 2) Вопросы надежности. Журнал научных исследований религии, 30 (4), 430–447.

    Google ученый

  • Бек, Р., и Тейлор, С. (2008). Эмоциональное бремя монотеизма: сатана, теодицея и отношения с Богом. Журнал психологии и теологии, 36 (3), 151–160.

    Google ученый

  • Бреннан, М. (2002). Духовность и психосоциальное развитие людей среднего и пожилого возраста с потерей зрения. Журнал развития взрослых, 9 (1), 31–46.

    Google ученый

  • Брайант, А. Н., и Астин, Х. С. (2008). Корреляты духовной борьбы в студенческие годы. Журнал высшего образования, 79 (1), 1–27. https://doi.org/10.1353/jhe.2008.0000.

    Артикул Google ученый

  • Карвер, К.С. (1997). Вы хотите измерить совладание, но ваш протокол слишком длинный: рассмотрите краткое совладание. Международный журнал поведенческой медицины, 4 (1), 92–100.

    КАС пабмед Google ученый

  • Коул, Б.С., Хопкинс, К.М., Тисак, Дж., Стил, Дж.Л., и Карр, Б.И. (2008). Оценка духовного роста и духовного упадка после диагноза «рак»: достоверность и достоверность шкалы духовной трансформации. Психоонкология, 17 (2), 112–121.

    ПабМед Google ученый

  • Десаи, К. М. (2006). Предикторы роста и упадка после духовной борьбы (неопубликованная магистерская диссертация) . Боулинг-Грин, Огайо: аспирантура государственного университета Боулинг-Грин.

    Google ученый

  • Динер, Э., Эммонс, Р. А., Ларсен, Р. Дж., и Гриффин, С. (1985). Масштаб удовлетворенности жизнью. Журнал оценки личности, 49 (1), 71–75.

    КАС Google ученый

  • Эдмондсон, Д., Парк, К.Л., Шодуар, С.Р., и Вортманн, Дж.Х. (2008). Смерть без Бога. Религиозная борьба, опасения смерти и депрессия в терминальной стадии III. Психологические науки, 19 (8), 754–758.

    ПабМед Google ученый

  • Эллисон, К.Г., Фанг, К., Фланнелли, К.Дж., и Стеклер, Р.А. (2013). Духовная борьба и психическое здоровье: изучение сдерживающего воздействия религиозной идентичности. Международный журнал психологии религии, 23 (3), 214–229.

    Google ученый

  • Эллисон, К.Г. и Ли, Дж. (2010). Духовная борьба и психологическое расстройство: есть ли темная сторона религии? Исследование социальных показателей, 98 (3), 501–517.

    Google ученый

  • Эллисон, К.Г., Роалсон, Л.А., Гиллори, Дж.М., Фланнелли, К.Дж., и Маркум, Дж.П. (2010). Религиозные ресурсы, духовная борьба и психическое здоровье в общенациональной выборке духовенства PCUSA. Пастырская психология, 59 (3), 287–304.https://doi.org/10.1007/s11089-009-0239-1.

    Артикул Google ученый

  • Эриксон, Э. Х. (1968). Личность: Молодость и кризис . Нью-Йорк: Компания WW Norton.

    Google ученый

  • Exline, JJ (2013). Религиозная и духовная борьба. В KI Pargament, JJ Exline и JW Jones (Eds.), APA справочник по психологии, религии и духовности (Vol.1): Контекст, теория и исследования (стр. 459–475). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Google ученый

  • Экслайн, Дж. Дж., Паргамент, К. И., Граббс, Дж. Б., и Яли, А. М. (2014). Шкала религиозной и духовной борьбы: развитие и первоначальная проверка. Психология религии и духовности, 6 (3), 208–222.

    Google ученый

  • Экслайн, Дж.Дж., Парк, С.Л., Смит, Дж.М., и Кэри, член парламента (2011). Гнев по отношению к Богу: социально-когнитивные предикторы, распространенность и связь с приспособлением к тяжелой утрате и раку. Журнал личности и социальной психологии, 100 (1), 129–148.

    ПабМед Google ученый

  • Экслайн, Дж. Дж., и Роуз, Э. Д. (2013). Религиозная и духовная борьба. В R. F. Paloutzian & C.L.Park (Eds.), Справочник по психологии религии и духовности (стр. 380–398). Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Джордж, Л.К., Эллисон, К.Г., и Ларсон, Д.Б. (2002). Объяснение отношений между религиозной вовлеченностью и здоровьем. Психологическое исследование, 13 (3), 190–200.

    Google ученый

  • Харли, Дж.Л. (2007). Взгляд пятидесятников на причины и лечение психических расстройств . Неопубликованная докторская диссертация, Риджентский университет.

  • Хартог, К., и Гоу, К.М. (2005). Религиозные атрибуции, относящиеся к причинам и методам лечения психических заболеваний. Психическое здоровье, религия и культура , 8 (4), 263–276.

    Google ученый

  • Хейс, А. Ф. (2013). Введение в посредничество, модерацию и анализ условных процессов: подход, основанный на регрессии .Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Хилл, П.С., и Паргамент, К.И. (2003). Достижения в концептуализации и измерении религии и духовности: значение для исследований физического и психического здоровья. Американский психолог, 58 (1), 64–74.

    ПабМед Google ученый

  • Холкомб, Г.Л. и Ноннеман, А. Дж. (2004). Верные изменения: изучение и оценка развития веры у студентов-христианских гуманитарных наук. Новые направления институциональных исследований, 2004 (122), 93–103.

    Google ученый

  • Хансбергер Б., Алисат С., Пансер С. М. и Пратт М. (1996). Религиозный фундаментализм и религиозные сомнения: содержание, связи и сложность мышления. Международный журнал психологии религии, 6 (3), 201–220.

    Google ученый

  • Хансбергер Б., Пратт М. и Пансер С. М. (2002). Продольное исследование религиозных сомнений в старшей школе и за ее пределами: отношения, стабильность и поиск ответов. Журнал научных исследований религии, 41 (2), 255–266.

    Google ученый

  • Кениг, Х.Г., Маккалоу, М.Э., и Ларсон, Д.Б. (2001). Справочник по религии и здоровью . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Колберг, Л. Г. (1976). Моральная стадия и морализация: когнитивно-развивающий подход к социализации. В Т. Ликона (ред.), Нравственное развитие и поведение: теория, исследования и социальные проблемы (стр.31–53). Нью-Йорк: Холт, Рейнхарт и Уинстон.

    Google ученый

  • Kooistra, WP, & Pargament, KI (1999). Предикторы религиозных сомнений среди католических и голландских реформатских старшеклассников. Журнал психологии и теологии, 27 (1), 33.

    Google ученый

  • Краузе Н., Чаттерс Л.М., Мельцер Т. и Морган Д.Л. (2000). Негативное взаимодействие в церкви: идеи фокус-групп с пожилыми людьми. Обзор религиозных исследований, 41 (4), 510–533.

    Google ученый

  • Краузе, Н., Ингерсолл-Дейтон, Б., Эллисон, К.Г., и Вульф, К.М. (1999). Старение, религиозные сомнения и психологическое благополучие. Геронтолог, 39 (5), 525–533.

    КАС пабмед Google ученый

  • Краузе, Н., и Вульф, К.М. (2004). Религиозные сомнения и здоровье: изучение потенциальной темной стороны религии. Социология религии, 65 (1), 35–56.

    Google ученый

  • Крумрей, Э.Дж., Махони, А., и Паргамент, К.И. (2011). Демонизация развода: показатели распространенности и связи с приспособлением после развода. Семейные отношения, 60 (1), 90–103.

    Google ученый

  • Кушнер, Х.С. (1981). Когда с хорошими людьми случаются плохие вещи . Нью-Йорк: Шокен.

    Google ученый

  • Ларсон Д.Б. и Ларсон С.С. (2003). Потенциальная значимость духовности для физического и эмоционального здоровья: краткий обзор количественных исследований. Журнал психологии и теологии, 31 (1), 37–51.

    Google ученый

  • Нильсен, М.Е., и Фульц, Дж. (1995). Дальнейшее изучение отношений религиозной ориентации к религиозному конфликту. Обзор религиозных исследований, 36 (4), 369–381.

    Google ученый

  • Паргамент, К.И. (1997). Психология религии и копинг . Нью-Йорк: публикации Гилфорда.

    Google ученый

  • Паргамент, К.И. (2007). Духовно интегрированная психотерапия: понимание и обращение к священному . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Паргамент, К. И., Десаи, К. М., МакКоннелл, К. М., Калхун, Л. Г.и Тедески, Р. Г. (2006). Духовность: путь к посттравматическому росту или упадку. В LG Calhoun & RG Tedeschi (Eds.), Справочник по посттравматическому росту: исследования и практика (стр. 121–137). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Google ученый

  • Паргамент, К.И., Кениг, Х.Г., и Перес, Л.М. (2000). Многие методы религиозного преодоления: разработка и первоначальная проверка RCOPE. Журнал клинической психологии, 56 (4), 519–543.

    КАС пабмед Google ученый

  • Паргамент, К.И., Смит, Б.В., Кениг, Х.Г., и Перес, Л. (1998a). Модели положительного и отрицательного религиозного совладания с основными жизненными стрессорами. Журнал научных исследований религии, 37 (4), 710–724.

    Google ученый

  • Паргамент, К. И., Циннбауэр, Б.Дж., Скотт А.Б., Баттер Э.М., Зеровин Дж. и Станик П. (1998b). Красные флажки и религиозное преодоление: выявление некоторых религиозных предупредительных знаков среди людей, находящихся в кризисе. Журнал клинической психологии, 54 (1), 77–89.

    КАС пабмед Google ученый

  • Парк, CL (2005a). Религия и смысл. В RF Paloutzian & CL Park (Eds.), Справочник по психологии религии и духовности (стр.295–314). Нью-Йорк: Нью-Йорк.

    Google ученый

  • Парк, CL (2005b). Религия как смыслообразующая основа преодоления жизненного стресса. Журнал социальных вопросов, 61 (4), 707–729.

    Google ученый

  • Парк, К.Л., и Слэттери, Дж.М. (2013). Религия, духовность и психическое здоровье. В R. F. Paloutzian & C.Л. Парк (ред.), Справочник по психологии религии и духовности (2-е изд., стр. 540–559). Лондон: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Сербич, Д., и Пинкус, Т. (2017). Взаимосвязь между болью, инвалидностью, виной и принятием боли в пояснице: посреднический анализ. Журнал поведенческой медицины, 40 (4), 651–658.

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Смит Т.Б., Маккалоу, М.Э., и Полл, Дж. (2003). Религиозность и депрессия: свидетельство основного эффекта и сдерживающего влияния стрессовых жизненных событий. Психологический бюллетень, 129 (4), 614–636. https://doi.org/10.1037/0033-2909.129.4.614.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Спилбергер, К.Д., Горсуч, Р.Л., и Лушен, Р.Е. (1970). Руководство по инвентаризации тревожных состояний .Пало-Альто, Калифорния: Consulting Psychologists Press.

    Google ученый

  • Спилка Б., Шейвер П. и Киркпатрик Л. А. (1985). Общая теория атрибуции для психологии религии. Журнал научных исследований религии, 24 (1), 1–20.

    Google ученый

  • Стэнтон А.Л., Кирк С.Б., Кэмерон, К.Л., и Данофф-Бург, С. (2000). Преодоление с помощью эмоционального подхода: построение и проверка шкалы. Журнал личности и социальной психологии, 78 (6), 1150–1169.

    КАС пабмед Google ученый

  • Тиллих, П. (1957). Динамика веры . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Google ученый

  • Уилт, Дж.А., Экслайн, Дж. Дж., Граббс, Дж. Б., Парк, С. Л., и Паргамент, К. И. (2016). Роль Бога в страданиях: теодицеи, божественная борьба и психическое здоровье. Психология религии и духовности, 8 (4), 352–362.

    Google ученый

  • Вортманн, Дж. Х., Парк, К. Л., и Эдмондсон, Д. (2012). Духовная борьба и приспособление к потерям у студентов колледжей: Модерация по деноминации. Международный журнал психологии религии, 22 (4), 303–320.

    Google ученый

  • Зажицкая Б. (2017). Religijne Zmagania. Uwarunkowania i funkcje [Религиозная борьба: детерминанты и функции] . Люблин: Wydawnictwo KUL.

    Google ученый

  • Зажицка Б., Чишек П. и Рыковска К.(в прессе). Польская адаптация шкалы религиозной и духовной борьбы: внутренняя структура и психометрические значения. Roczniki Psychologiczne/Анналы психологии . Принят к публикации.

  • Зиннбауэр, Б.Дж., Паргамент, К.И., и Скотт, А.Б. (1999). Формирующиеся смыслы религиозности и духовности: проблемы и перспективы. Журнал личности, 67 (6), 889–919.

    Google ученый

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.