Содержание

25 самых странных и нелепых фобий | Стиль жизни

Этот список можно рассматривать не только как перечень необычных страхов, но и как рассказ о том, насколько сложными бывают латинские слова.

Наш мозг чрезвычайно сложен, что позволяет нам наслаждаться всеми прелестями человеческого существования. Увы, порой такая сложность приводит к неожиданным неполадкам, и определенные ситуации причиняют нам странное беспокойство, которое со временем может превратиться в устойчивый страх — фобию.

Фобии — это тревожные расстройства, заставляющие нас всеми силами избегать определенных вещей, которые мы воспринимаем как опасные. И хотя совершенно нормально бояться, скажем, ядовитых змей, люди, страдающие фобиями, прикладывают непропорционально огромные усилия к тому, чтобы никогда не столкнуться с объектом своего страха.

Такие расстройства делятся на две основные категории: социальные и специфические фобии. В число первых входит страх унижения, что проявляется, как, например, боязнь публичных выступлений. Последние же чаще относятся к определенной обстановке или предметам — например, боязнь глубины или змей. Большинство нарушений в этом списке относятся к специфическим фобиям.

Талассофобия — страх моря. Люди, страдающие этой фобией, могут испытывать приступы паники при виде утонувших предметов или кораблекрушений.

Если вы страдаете дейпнофобией, вам ничего не остается, кроме как обедать дома за сериалами: это боязнь обедов и разговоров за ними.

Боязнь длинных слов получила немилосердное название гиппопотомонстросесквипедалиофобия.

Турофобия, боязнь сыра, может помешать вам сойтись с таким любителем чеддера.

Медитация — неподходящее увлечение для страдающих омфалофобией: они боятся пупка.

Номофобия — это боязнь остаться без доступа к мобильной связи.

Можно ли считать, что католики не страдают от папафобии — боязни Папы Римского?

Пожалуй, самая конкретная фобия в этом списке: арахибутирофобия — страх, что арахисовое масло прилипнет к вашему небу.

Вам определенно стоит держаться подальше от бардов, если вы страдаете метрофобией — боязнью поэзии.

А если у вас обнаружили погонофобию, лучше избегайте хипстерских кафе: это страх перед бородами.

Люди, страдающие от генуфобии — боязни колен — должно быть, не очень любят теплые деньки.

Никто не любит, когда на флейте играют джаз, но особенно — люди с аулофобией, боязнью флейт.

Лаханофобия — панический страх при виде овощей. Таким людям лучше держаться подальше от рынков.

Гениофобия — боязнь подбородков.

А зелофобия — это боязнь ревности, которая сама представляет собой страх потерять что-то или кого-то (не путайте с завистью).

Микофобия — боязнь грибов.

Плохие новости для счастливых обладателей эвфобии — это боязнь хороших новостей.

Золушка, вероятно, страдала новеркафобией: боязнью приемных матерей.

Но, должно быть, гораздо чаще людям приходится сталкиваться с пентерафобией: боязнью тещ.

Фобофобия — это очень рекурсивное заболевание: страх страхов. Она часто бывает связана с другими тревожными расстройствами.

А тем, кто страдает от аллодаксафобии — боязни мнений, — на время выборов, вероятно, стоит прятаться на необитаемом острове.

Заключение сделок, должно быть, трудно дается людям с хирофобией — боязнью рук.

А тем, кто страдает от ортофобии, скорее всего, хорошо подходит коммунистическая идеология: это страх обладания собственностью.

Валлонофобия — страх перед валлонами, маленькой франкоязычной народностью, населяющей бельгийский регион Валлония.

И, наконец, эпистемофобия — страх знания. Всем, кто страдает этим расстройством, мы приносим свои извинения, если вы узнали что-то из этой статьи.

Боязнь грибов фобия. Микофобия что это? Как избавиться от страха

Что может быть лучше поездки в лес за грибами. По азарту, их сбор сродни рыбалке и охоте. Сколько радости приносит каждый найденный грибочек. Гриб за грибом, и вот уж целое лукошко и предвкушение вкусного домашнего грибного блюда. Но, далеко не все разделяют такое увлечение. Люди, страдающие микофобией – страхом отравиться грибами, панически боятся даже дотрагиваться до них, не говоря об употреблении их в пищу.

Микофобия – это приобретенная фобия . Вот её причины.

1.Непосредственное столкновение с отравлением грибами.

2.Грибы бывают как съедобные, так и ядовитые. Одного такого достаточно, чтобы отравиться. Они очень токсичны. Поэтому есть риск.

3.С каждым годом увеличивается загрязнение окружающей среды опасными для человека отходами химического производства и прочими вредными веществами, а гриб, сам по себе, — впитывающая природная губка. Съедобный гриб может стать смертельным, особенно в промышленной и придорожной зонах.

4.В весенний и осенний периоды частенько мелькают сообщения в СМИ об отравлениях грибами.

По этим причинам у многих впечатлительных, мнительных людей и возникает микофобия – боязнь грибов. Они панически боятся и категорически отказываются употреблять их в пищу вне зависимости от того, где те выращены. Если такой человек случайно съест грибок и узнает об этом, у него начнется паника, и он сразу же почувствует все симптомы отравления, от страха конечности сведет судорогой.

Из-за ухудшения экологической обстановки, с каждым годом увеличивается опасность отравления грибами, выросшими в природных условиях, поэтому страдающие микофобией, наверное, больше выигрывают, чем проигрывают. Как говорится, береженного и бог бережет!

Я с детства панически боюсь грибов. Особенно выделяю группу зонтообразных. Это такие огромные и высокие. К небольшим, вроде дождевиков, отношусь с опаской, подходить близко и трогать, конечно, не буду. А вот эти большие наводят на меню прямо-таки смертельный ужас. Доходит даже до судорог. Скоро они обильно начнут расти на всех газонах, поэтому я начинаю волноваться. Может, у кому-нибудь знакома моя проблема?

НЕт, впервые о таком слышу
А причина появления такой фобии ясна? Откуда это?

Листик, думаю, родители в детстве напугали. Наверное, думали, что я потяну какую-нибудь гадость в рот. А вдруг это будет ядовитый гриб или ягода? Мы дачу тогда каждое лето снимали и в лес ходили.

Ходила однажды к психиатору. Не помогло.
Когда я их вижу, у меня все внутри сжимается, даже кричать не могу. Сердце где-то в горле стучит. Иногда судорогой ноги сводит. Одним словом, ужас. Они мне представляются чем-то невыносимо злым и ЧУДОВИЩНО страшным.

А на картинках?

Картинки тоже пугают. Особенно та группа, зонтообразных. Есть среди них НАВОЗНИКИ. Начинаются с конца августа обычно. Растут группками. Вот они мне очень часто в шомарах являются. Как будто я стою в комнате, а они повсюду через пол растут.
Еще я ипохондрией страдаю. Но она не в такой развитой стадии у меня.

А что врач советовал? А во сне- бежишь в ужасе от них?

не пробовала сорвать или потоптать их?
Или ты сном не можешь руководить?

Лечилась-то я от одной мании, но заодно упоминала и о грибах. С манией полегче стало, а вот с грибами он так и не справился.
Снами руководить, к сожалению, не удается.
А насчет сорвать и потоптать — мне даже подумать о таком невозможно. Однажды отец советовал подойти к ним и ПОГОВОРИТЬ с ними. Типа, вот я перед тобой стою, я тебя не боюсь, я даже тебя съесть смогу, если захочу. Но как к ним подойти, если они так пугают!?

А я вот галлюциногенных грибов боюсь…
Один раз, знаете ли, поела… Никакие ПА со всем сопутствующим набором там даже рядом не стояли… А вообще мне кажется, страх этот, зараза, ему вообще все равно чего бояться, лишь бы бояться. Так что дело не в грибах. Грибы это так — условность. ИМХО!

Охххх, Elya, еслиб у меня когда-нибудь получилось подойти к ним и сказать: «Вы-условность!» Галюциногенных не пробовала по той же причине.
Листик, а как у тебя получается помнить во сне то, что ты задумала наяву? Вот бы мне так!

а я люблю грибочки, боровички и лисички в супе, ням-ням

Листик, уважаемая, вы спец по снам, я смотрю. Не будете ли любезны заглянуть в «Прошу совета» и прочитать там мой пост «Что это может быть» (кажется так я озаглавила тему). Может вы мне что-нибудь дельное скажете на сей счет. А то у меня со снами проблема. Они у меня как бы в реальности продолжаются. Так это паралельно присутствуют в реальности. Извините, что я тут не в кассу…

А про условность, Maria, я имела в виду, что не в грибах, собственно, дело, а именно в страхе, точнее в механизме, который его запускает. А на что этот страх перекинется — это вопрос второй. Может на подсознании грибы у вас ассоциируется с чем-то, чего вы действительно боитесь? Когда есть конкретный страх, разобраться, мне кажется, с ним легче. А у меня вот страх бывает вообще что называется иррациональный. Вдруг страшно и все. Вот поди тут разберись.

Elya, скорее всего, вы правы. Они сами по себе мне ничего сделать не могут. Разобраться бы мне, что у меня там в лабиринтах делается, в недрах. Помимо грибов у меня еще много разных заморочек. Всякие «ритуалы» и навязчивые идеи. Но это, думаю, у многих есть. А вот с грибами я действительно намучилась. В школе, помню, имела глупость рассказать ребятам о моем страхе — как они меня травили потом!

Глупо, конечно, но мне иногда кажется, что если я на них посмотрю, то они меня своим видом убить; что-то в них очень злое заключено.
Мой кавалер чаек и голубей боится. Я у него спрашивала про причины. Говорит, боюсь и все тут. Ему тоже кажется, что они чуть ли не «универсальное зло».
Elya, под «Вдруг страшно и все» имеете ли вы в виду внезапные приступы страха, когда аж в животе все сводит без причины?

Ну естественно, это и имею ввиду. И много еще вариантов этого страха. А я вот снов своих боюсь. Вообще боюсь, что они мне снятся, а потом я их вспоминаю. Листик мне сейчас терапию проводила на соседней ветке. Разбираться, конечно, надо с этим, если привыкнуть к страху не получается… Все рашаемо. Выход там, где вход. А вот где он? Может в детстве.

Мне кажется, тот внезапный страх это спазм в желудке, а мы его со страхом смешиваем. Когда вам страшно, иногда живот начинает крутить. А тут наоборот, наверное.

Я так же, до полусметри, боюсь пауков. Грибы-то хоть на месте стоят, а паук может упасть с потолка, заползти на кровать на юге…Представляешь, если бы твои грибочки пошли на тебя? Может, такой пример более опасного, ползающего страха, тебя отрезвит немножко? Не смотри на грибы, забудь о них! Я пауков стараюсь исключить из своей жизни. Но во сне они обязательно на меня падают неожиданно…Как бы дуба не дать во сне…А грибы я просто в рот не беру, как рыбу и морепродукты-боюсь отравиться, лщущение скользкого во рту не переношу, косточек боюсь. Не ем! И все…

Побороть конкретную, тем более неподвижную, фобию можно только тренеровками. Но это врач должен уметь делать! Иначе-только избегание! Сам себя не уговоришь ведь…Сходи в амбулаторию Горбатова (виртуально, есть ссылки на Форуме) -там методика преодоления страхов полетов есть-может придумаешь что и с грибами…

Я очень прошу прощения за такую прямо нецензурщину, в книге Леви «Прирученеи страха» меня насмешило выражение: «Где бздёшь — туда и прешь!». Реально это помогает. Может набраться храбрости и пойти в лес за грибами?

Золотые слова! Все наши страхи и фобии- НАШИ!
И только мы сами можем их преодолеть.
В наших мозгах- Вселенная. Так неужели мы не сможем найти способ с ними справиться?!
Мне кажется, когда мы говорим- это невозможно, я не могу, бесполезно. Это все наша оборона.
Значит с нашими страхами нам УДОБНО! Туда мы концентрируем какой-то очень важный наш комплекс. Искать его, может, и бесполезно, для этого специалисты нужны. Но, по-возможности, своим нелепым фобиям нужно сопротивляться обязательно!
Одно время у меня появился страх переходить улицу по переходу, даже со светофором. Т.е. сначала я переходила только со светофором, могла пилить километр до перехода, но без светофора- ни-ни. Даже, если машин не наблюдалось.

Переходила, сжав зубы, головой вертела (машины стояли, как положено), иногда даже зубы не сжимались, ходуном челюсть ходила.
Это было тогда, когда мои фобии появлялись как грибы после дождя ( извини, дорогая).
Как меня не уговаривали, за руки тянули- до истерики доходило…
Так же было с лестницами, метро, мостами, лифтами…
Подумай! Раз ты здесь об этом написала и просишь совета- значит ты уже внутренне готова с этим работать. Нет?

П.С. В лес рано , а вот на мертвые грибочки (в магазине, на рынке) советую полюбоваться.

Листик, я очень хочу от этого избавиться, конечно же! В магазине на банки могу смотреть. Трогать не буду, но и визжать не стану.

Знаю, бывают такие периоды, когда фобии всех калибров тебя просто волнами накрывают. Могу похвастать одним: раньше я истерически боялась летать на самолетах. Казалась, что вот-вот мы все рухнем, и от тебя ничего не зависит. Под тобой пропасть, и уже невозможно выйти! Никакие доводы не помогали. Ни статистика (мол, самолет самый безопасный транспорт), ни то, что ежесекундно в небе сотни самолетов, и все они спокойно долетают. Поскольку летать приходилось довольно часто, страх мой меня просто замучил. И вот я как-то выбрала для себя установку, уговорила себя, нашла нужные струны, и уже 5 месяцев летаю без особенных страхов. Бывает, конечно, когда самолет начинает трясти, но я уже не зарываюсь в живот соседу с воплями.
Этим своим достижением очень горда.
P.S. В лес не пойду НИ ЗА ЧТО! И по газонам тоже ходить не буду:)

Знатете ли.. Вот тоже как па начались стала грибов панически бояться
Особенно группу псилоцибов… Ну просто до ужаса…

Ну так вот и я о том же (см. пост выше)…

Страхов человека не перечесть. Примечательнее всего то, что с течением времени и развитием общества число фобий у Homo sapiens только растёт.

Так, к стандартной боязни пауков и темноты у современного человека прибавилось пару сотен изощрённых фобий, которые удивляют, смешат и даже шокируют.

Но о каких бы видах фобий мы не слышали, абсолютно абсурдной и необоснованной кажется боязнь цветов или же солнца. Далее вас ждут 14 фобий, «подаренных» человеку природой.

Боязнь облаков — нефофобия (Nephophobia)

Вряд ли болеющие нефофобией так радовались «белогривым лошадкам» из мультфильма «Трям! Здравствуйте!», ведь вид облаков вызывает у них суверенный ужас. Скорее, вместо фигур животных из белых воздушных хлопьев, они представляют монстров, готовых напасть на них в любой момент.

Определить больного нефофобией человека несложно – он в основном всегда смотрит под ноги, когда небо чистое, может полюбоваться на него, но когда на нем есть хоть одно облако, то он боится поднимать голову. Если же он увидит во время фильма, на картинках или где-либо еще облако, то у него начнется если не паника, то, как минимум, неприятное состояние с учащенным пульсом и дрожащими ладонями.

Боязнь холода, льда и мороза — криофобия (Cryophobia)

Многие из нас боятся зимы, холода, остаться без продуктов, замерзнуть насмерть, какие только ужасы не ассоциируются с холодом. Только почти все понимают, что это лишь выдумка, и шанс перечисленного невероятно мал. Однако те, кто страдает криофобией, так не считает. Они ужасаются всего, что связано с холодом, ненавидят зиму и боятся ее.

Как ни странно, страдают от этого заболевания вовсе не жители северных широт — они в холоде живут, и совершенно его не боятся, они знают как в такой обстановке не только выживать, но и жить с удовльствием. Жители южных широт не страдают тоже — просто не знают чего бояться. А вот средние широты, где нет-нет, да и случается по-настоящему суровая зима(ну или неделя реально сильных морозов) — как раз и заболевают иногда.

Боязнь дня — эозофобия (Eosophobia)

«Мы с каждым днём всё ближе к смерти». Для кого-то это почти ничего не значащая цитата, но для больных эозофобией, она полностью характеризует их состояние. Боязнь наступления нового дня – именно это подразумевает данная патология. Что случиться завтра? Чем может закончиться следующий день? В какой-то степени это боязнь неизвестности. Больные опасаются того, что несет в себе следующий рассвет.

Боязнь солнечного света — фенгофобия (Phengophobia)

Болезнь вампиров – фенгофобия. Боясь солнечного света, который причиняет им боль физическую, вампиры и в книгах и в фильмах не могли долго на нем находится, хотя обычный свет не вызывал у них никаких реакций. В реальной жизни больные фенгофобией испытывают душевные страдания от солнечного света, которые сложились у них в результате какой-то длительной болезни, например, болезни глаз (яркий свет режет и причиняет боль).

Боязнь луны — селенофобия (Selenophobia)

Волки, оборотни, НЛО, — кого только себе не представляют болеющие селенофобией. Боязнь луны распространена и была распространена в районах с близлежащим лесом. Полная луна всегда ассоциировалась с пробуждающимся зверьем, желающим поесть человечинки. Да еще и эти вои собак, волков во время полной луны – все это, несомненно, навевает ужас.

Боязнь северных сияний — аурорафобия (Auroraphobia)

Очень редкая патология и одна из самых «безболезненных». Вызывает резкое чувство страха и паники при виде северного сияния.

Встречается аурорафобия нечасто из-за большой удаленности самой объекта, вызывающего отрицательные эмоции. Как известно, северные сияния можно увидеть лишь над полярными частями Земли и лишь в северном полушарии, особенно часто в северных частях Аляски, Финляндии, Сибири, США, Канады и Скандинавии. Да и то, только в определенные периоды времени, чаще всего зимой между 10 и 12 часами ночи. К тому же небо обязательно должно быть безоблачным. Так что шанс увидеть северное сияние не так велик.

Боязнь солнца — гелиофобия (Heliophobia)

Патология связана с боязнью солнца и его лучей. Обычно является следствием страха перед другими заболеваниями, например, перед раком кожи. Иногда патология возникает после заболеваний глаз, которые, в свою очередь, очень остро реагируют на яркий свет. Гелиофобия часто приводит к агорафобии (боязни открытых пространств).

Боязнь дождя — омброфобия (Ombrophobia)

Существует одна очень интересная болезнь – омброфобия. Заключается она в боязни попасть под дождь. Именно попасть под него, ведь вид дождя, его изображение или он сам, идущий рядом с больным, но не попадающий на него, не вызывает абсолютно никаких отрицательных эмоций. Однако стоит лишь одной капле упасть на страдающего этой патологией человека, как он заходится в панике и испытывает жуткий страх.

Боязнь леса — гилофобия (Hylophobia)

«Волков бояться – в лес не ходить» — идеальная поговорка для описания гилофобии, боязни леса. Только гилофобы боятся не только волков, но и маньяков, диких животных, убийц, даже монстров, то есть всех, кто может скрываться в лесу и навредить им. Прогрессирующая болезнь способна вызывать страх у больного, который находится даже в небольшой посадке.

Боязнь грибов — микофобия (Mycophobia)

В наше время с таким обилием различных фобий люди боятся буквально всего. Некоторые страхи чем-то обоснованы, а некоторые не имеют под собой никакой силы. Микофобия – боязнь отравления грибами, которая появлялась под влиянием многочисленных факторов и мучает огромное количество людей.

Боязнь цветов — антрофобия (Anthrophobia)

Причины возникновения антофобии могут быть различны, начиная от конкретной ситуации в жизни человека (например, ребёнок собирал цветы, из букета вылетела пчела и укусила малыша, в подсознании ребёнка отложился страх перед букетами цветов) и заканчивая наследственностью. Именно наследственности должны сказать спасибо большинство антофобов. Ведь, как известно гены отвечают не только за внешность человека, но и за его эмоциональные характеристики.

Боязнь запахов — ольфактофобия (Offactophobia)

Большинство людей живут и не обращают особого внимания на окружающие их запахи. Но есть и такие люди, для которых запахи играют достаточно серьёзную роль. Ольфактофобы — это люди, которые испытывают страх перед запахами. Как правило, они боятся каких-то определённых ароматов, которые вызывают у них неприятные ассоциации или воспоминания (обычно это острые, пряные запахи, или запахи пота). Последствия от этой, казалось бы, забавной фобии могут быть очень серьёзными, в некоторых случаях ольфактофобия может довести больного до помешательства.

Боязнь животных — зоофобия (Zoophobia)

Далеко не у каждого человека вид маленького щенка или котёнка может вызвать умиление. Встречаются такие люди, которые на дух не переносят животных. И это совсем не означает, что такие люди чёрствые и злые, вполне возможно, что они страдают от зоофобии, а проще говоря, боятся животных.

Зоофобия довольно распространённая форма иррациональных страхов. К тому же, она может иметь множество различных форм (например, боязнь собак, птиц, рептилий и т.п.). Обычно панику у зоофобов вызывает какой-то конкретный вид животного, хотя в редких и особо запущенных случаях такие люди могут бояться животных в целом.

Боязнь насекомых — энтомофобия (Entomophobia)

Среди различных фобий встречаются и такие как боязнь насекомых или энтомофобия Люди, страдающие от этой фобии, по-настоящему ненавидят лето, ведь именно в это время начинают жить активной жизнью различные букахи, мошки и прочие жучки-паучки.

Следует заметить, что арахнофобия (боязнь пауков)- это другое. В случае энтомофобии больному абсолютно всё равно кто перед ним ползает, важен тот факт, что это существо шевелится, прыгает, летает и соответственно пугает энтомофоба.

Этот список можно рассматривать не только как перечень необычных страхов, но и как рассказ о том, насколько сложными бывают латинские слова.

Наш мозг чрезвычайно сложен, что позволяет нам наслаждаться всеми прелестями человеческого существования. Увы, порой такая сложность приводит к неожиданным неполадкам, и определенные ситуации причиняют нам странное беспокойство, которое со временем может превратиться в устойчивый страх — фобию.

Фобии — это тревожные расстройства, заставляющие нас всеми силами избегать определенных вещей, которые мы воспринимаем как опасные. И хотя совершенно нормально бояться, скажем, ядовитых змей, люди, страдающие фобиями, прикладывают непропорционально огромные усилия к тому, чтобы никогда не столкнуться с объектом своего страха.

Такие расстройства делятся на две основные категории: социальные и специфические фобии. В число первых входит страх унижения, что проявляется, как, например, боязнь публичных выступлений. Последние же чаще относятся к определенной обстановке или предметам — например, боязнь глубины или змей. Большинство нарушений в этом списке относятся к специфическим фобиям.

Талассофобия — страх моря. Люди, страдающие этой фобией, могут испытывать приступы паники при виде утонувших предметов или кораблекрушений.

Если вы страдаете дейпнофобией, вам ничего не остается, кроме как обедать дома за сериалами: это боязнь обедов и разговоров за ними.

Боязнь длинных слов получила немилосердное название гиппопотомонстросесквипедалиофобия.

Турофобия, боязнь сыра, может помешать вам сойтись с таким любителем чеддера.

Медитация — неподходящее увлечение для страдающих омфалофобией: они боятся пупка.

Номофобия — это боязнь остаться без доступа к мобильной связи.

Можно ли считать, что католики не страдают от папафобии — боязни Папы Римского?

Пожалуй, самая конкретная фобия в этом списке: арахибутирофобия — страх, что арахисовое масло прилипнет к вашему небу.

Вам определенно стоит держаться подальше от бардов, если вы страдаете метрофобией — боязнью поэзии.

А если у вас обнаружили погонофобию, лучше избегайте хипстерских кафе: это страх перед бородами.

Люди, страдающие от генуфобии — боязни колен — должно быть, не очень любят теплые деньки.

Никто не любит, когда на флейте играют джаз, но особенно — люди с аулофобией, боязнью флейт.

Лаханофобия — панический страх при виде овощей. Таким людям лучше держаться подальше от рынков.

Гениофобия — боязнь подбородков.

А зелофобия — это боязнь ревности, которая сама представляет собой страх потерять что-то или кого-то (не путайте с завистью).

Микофобия — боязнь грибов.

Плохие новости для счастливых обладателей эвфобии — это боязнь хороших новостей.

Золушка, вероятно, страдала новеркафобией: боязнью приемных матерей.

Но, должно быть, гораздо чаще людям приходится сталкиваться с пентерафобией: боязнью тещ.

пищевые фобии, которые вредят здоровью

Бояться… еды? Звучит странно, и тем не менее такой навязчивый страх действительно встречается и носит название кибофобии. Ее часто путают с анорексией, но главное отличие состоит в том, что страдающие анорексией боятся того, как пища отразится на их фигуре и образе тела, а люди с кибофобией боятся самой пищи. Впрочем, есть и те, кто страдают от двух расстройств одновременно.

Разберем основные симптомы кибофобии. Это, кстати, не так просто: в современном мире, где делается ставка на ЗОЖ, большинство отказывается от многих продуктов. При этом:

  1. Люди с кибофобией в большинстве случаев избегают определенных продуктов, которые стали для них объектами страха, — например, скоропортящихся, таких как майонез или молоко.
  2. Большинство подверженных кибофобии пациентов чрезвычайно обеспокоены возможностью истечения срока годности продукта. Они тщательно нюхают продукты, срок годности которых скоро истекает, и, как правило, отказываются их есть.
  3. Для таких людей очень важно видеть, знать, понимать, как приготовлено блюдо. Например, такой человек может отказаться от салата с морепродуктами, если ресторан находится не на побережье.

Помимо кибофобии встречаются и другие пищевые фобии.

Страх кислоты на языке (Ацерофобия)

Эта фобия исключает из рациона людей любые цитрусовые, кислые конфеты и любые другие продукты, вызывающие покалывание на языке или странное, неприятное ощущение во рту.

Страх, отвращение к грибам (Микофобия)

Основная причина такого страха — грязь. Грибы растут в лесу, в земле, «в грязи». Для большинства из нас это не составляет проблемы: достаточно помыть грибы — и можно приступать к готовке. У тех же, кто подвержен Mycophobia, такая перспектива может вызвать непреодолимое чувство страха и даже тахикардию.

Страх мяса (Карнофобия)

Эта фобия вызывает тошноту, боли в грудной клетке, сильное головокружение только от одного вида стейка или шашлыка.

Страх перед овощами (Лаканофобия)

Страдающие данной фобией не то что не могут есть овощи, — они не способны даже взять их в руки. Такого человека может напугать даже вид овоща на тарелке. На зелень, впрочем, страх не распространяется.

Страх глотания (Фагофобия)

Крайне опасная фобия, с которой необходимо работать. Людей, страдающих Phagophobia, путают с анорексиками. Иррациональный страх глотания обычно вызывает у пациентов чрезвычайно сильный рвотный рефлекс.

МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ ПИЩЕВЫХ ФОБИЙ

Почему у людей развиваются те или иные фобии? Причин довольно много: и генетическая предрасположенность к беспокойству, и негативные воспоминания или происшествия, связанные с едой, и определенные переживания. Например, пищевое отравление или аллергическая реакция может оставить негативные воспоминания, которые постепенно перерастают в фобию. Еще одна возможная причина пищевых фобий — социальный страх и связанный с ним дискомфорт.

Социальный страх — это паническая фобия, боязнь осуждения. Например, если все в окружении человека придерживаются ЗОЖ, а ему вдруг нестерпимо хочется съесть фаст-фуд, он может отказаться от этого желания, боясь, что его осудят.

Какова бы ни была причина, фобии — это иррациональные страхи, и при избегании стимула (например, отказе от определенной пищи) ситуация лишь усугубляется.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

Цель — помочь человеку осознать, что его страх иррационален. Такая терапия позволяет пациенту бросать вызов дисфункциональным мыслям или убеждениям, помня о своих чувствах. КПТ может проводиться индивидуально или в группах. Пациента ставят перед тем образом или ситуацией, которые вызывают панические атаки, таким образом, что страх не возникает. Врач работает в темпе клиента, сначала берутся наименее пугающие ситуации, потом — самые интенсивные страхи. Лечение в большинстве случаев (до 90%) бывает успешным, если человек готов терпеть некоторый дискомфорт.

Терапия виртуальной реальностью

Еще одна техника, которая помогает людям с фобиями противостоять объекту, которого они боятся. Виртуальная реальность используется для создания сцен, которые не были возможны или этичны в реальном мире, к тому же она более реалистична, чем воображение определенных сцен. Пациенты могут контролировать сцены и выдерживать больше экспозиции (визуализации), чем в реальности.

Гипнотерапия

Может использоваться отдельно и в сочетании с другими видами терапий и помогает определить первопричину фобии. Фобия может быть вызвана событием, о котором человек забыл, вытеснил его из сознания.

Человеку, подверженному той или иной фобии, важно осознать, что с паническими атаками и постоянным страхом можно справиться. Безусловно, есть фобии, которые требуют более основательного и тщательного лечения, но в итоге можно избавиться даже от них. Главное — вовремя обратиться к специалисту.

Боязнь новой еды передается по наследству — РБК

Многим родителям порой стоит немалого труда уговорить своего ребенка съесть брокколи или шпинат. А, между тем, виноваты в этом они сами, точнее их гены. Как показало последнее научное исследование, неофобия, то есть боязнь нового, обусловлена генетически.

«На самом деле детям следует винить в этом своих матерей», — говорит профессор Джейн Вардл из Университетского колледжа Лондона (University College London) и один из авторов исследования.

Как сообщает Associated Press, Дж.Варлд и ее коллеги опросили родителей 5 тыс.390 однояйцевых и разнояйцевых близнецов (двойняшек). Оказалось, что близнецы с идентичным генотипом (однояйцевые) чаще похожим образом реагируют на новые продукты, нежели двойняшки, у которых, как у других детей одних родителей, одинаковой является примерно половина генов. На основании этого ученые сделали вывод, что генетика играет гораздо большую роль в формировании пищевых предпочтений по сравнению с внешними факторами.

По всей видимости, любовь человека к тем или иным продуктам наследуется так же, как и физические характеристики, например, рост, констатирует Вардл. При этом она отмечает, что в отличие от остальных фобий, неофобия является естественным этапом развития человека.

Ученые предполагают, что неофобия – эволюционно выработанный защитный механизм, призванный предотвратить случайное употребление в пищу опасных продуктов, например, ядовитых ягод или грибов.

Неофобия обычно проявляется в два-три года. Именно в этом возрасте дети становятся весьма подвижными и часто ускользают из поля зрения родителей. Возможно, как раз страх перед новой едой не дает им пробовать на вкус все, что попадает под руку.

FEAR FOR — Перевод на русский

He never told anyone that he had AIDS, his fear of the stigma was so strong.

Он никому не сказал, что у него — СПИД, он слишком сильно боялся позора.

But the reason why everyone was silent is what I call the psychological barrier of fear.

Но причиной всеобщего молчания было то, что я называю психологический барьер страха.

We call it mycophobia, the irrational fear of the unknown, when it comes to fungi.

Мы называем это микофобией — иррациональный страх неизвестного, когда дело касается грибов.

And any psychologist will tell you that fear in the organism is linked to flight mechanism.

А любой психолог скажет вам, что страх в организме связан с реакцией бегства.

Fear really sucks because what it means is you’re not focusing on what you’re doing.

Страх действительно отвратителен, потому что он не даёт сосредоточиться на том, что вы делаете.

And race is an illegitimate concept which our selves have created based on fear and ignorance.

А раса — это необоснованное понятие, изобретенное нами вследствие страха и невежества.

And this fear is what causes us to be conservative in our thinking.

И этот самый страх заставляет нас быть консервативными в нашем мышлении.

And you know, we have a society, a world, that is paralyzed by fear.

И вы знаете, что мы живем в обществе, в мире, парализованном страхом.

We’ve used fear, if you like, to grab people’s attention.

Если можно так сказать, мы использовали страх, чтобы привлечь внимание людей.

You know, there is a fear of dying, and do not believe any movie character where the hero is not afraid.

Когда знаешь страх смерти, трудно поверить киногерою, изображающему смелость.

The politics of fear and anger have made us believe that these are problems that are not our problems.

Политика устрашения и злобы заставила нас поверить, что эти проблемы не наши проблемы.

But, fear is better than apathy because fear makes us do something.

Но страх всё же лучше апатии, ибо страх побуждает нас к действию.

They don’t seem to suffer from the same fear of heights that humans do.

Они, кажется, не страдают от страха высоты, как все люди.

I’m going to talk to you today about hopefully converting fear into hope.

Я расскажу вам сегодня, о превращении страха в надежду.

But I kept telling myself fear and tears are options I did not have.

Но я напоминала себе постоянно, что страх и слезы — две опции, которые не могли быть приняты в расчет.

If we feel it now and think it through, we will realize we have nothing to fear but fear itself.

Если мы прочувствуем это сейчас и обдумаем, мы поймём, что бояться нам нечего кроме самого страха.

And I had to overcome my fear of deep water to find this one.

И я должна была преодолеть страх перед глубиной, чтобы найти его.

So don’t fear, this is not going to be a cooking demonstration.

Так что не бойтесь, я не собираюсь устраивать кулинарное шоу.

NA: Well there is a saying that says, «You fear what you don’t know, and you hate what you fear

НА: Есть мудрость, в которой говорится: «Ты боишься того, чего не знаешь, и ненавидишь то, чего боишься».

This is the exact opposite of the way that anger and fear and panic, all of the flight-or-fight responses, operate.

Это прямая противоположность тому, как работают страх, ужас и паника, все шоковые реакции.

Гербарий КГПУ им. Л.М. Черепнина :: КГПУ им. В.П. Астафьева

Гербарий КГПУ им. В.П. Астафьева является фундаментальной базой интеграции учебно- и научно-исследовательской деятельности преподавателей-ботаников и студентов по изучению флоры и растительности юга Средней Сибири, выполняемой ежегодно в течение 75 лет, что привело в итоге к формированию высококвалифицированной научной ботанической школы им. Л.М. Черепнина и уникальной, специальной, бесценной научной коллекции – самой крупной в России по флоре Красноярского края и Хакасии.

Куратор Гербария доктор биологических наук, профессор Е.М. Антипова и заведующий Гербарием Ф.С. Юзефович (2018)

В результате этой многолетней и кропотливой работы собран богатый гербарный материал, составляющий научный, учебный и дублетный фонды.

Гербарий им. Л.М. Черепнина Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева является благодатным первоисточником исторической, флористической и культурной информации, используемой:

– для совершенствования учебно-методического процесса, развития инновационной и научно-исследовательской деятельности в вузе;

– для фиксации изменений в растительном покрове, происходящих в процессе развития экономики и общества;

– в качестве основного фундамента научной работы сотрудников кафедры при выполнении кандидатских и докторских диссертаций, студентов – при выполнении курсовых и дипломных работ;

– для консультаций и справок специалистам краевых и центральных учреждений;

– для таксономического изучения флор и создания определителей растений нашего края, Сибири и России, Красных книг Красноярского края и прилегающих территорий Хакасии и Тувы;

– для работы с одаренными детьми, подготовки и переподготовке учителей биологии и квалифицированных ботанических кадров в крае.

 

К.б.н., доцент С.В. Антипова; Ф.С. Юзефович; д.б.н., профессор Е.М. Антипова

В настоящее время научный фонд, содержащий гербарный материал, тщательно определенный, с подробнейшими этикетками – имеет cтатус Гербария мирового значения и свой международный индекс (акроним) KRASс 1977 г., зарегистрирован во всемирной сводке гербариев «Index herbariorum» (Нью-Йорк).

Годом создания Гербария является 1938, когда Леонид Михайлович приехал в г. Красноярск и занялся изучением флоры и растительности совершенно неизученного Красноярского края. В это время Леонид Михайлович закончил аспирантуру при кафедре ботаники Московского педагогического института, поступив в нее после окончания естественно-химического факультета.

Л.М. Черепнин, 1940 г.

Он был учеником известного эколога, геоботаника и флориста проф. А.А. Уранова, под руководством которого в 1941 г. им была защищена кандидатская диссертация «Растительность каменистой степи Жигулевских гор». Докторская работа Черепнина по югу края была защищена в Ботаническом институте АН СССР, консультантом был Б.К. Шишкин – автор и редактор легендарной 30-томной «Флоры СССР». Всего Л.М. было полностью обработано свыше 12 тыс. экземпляров растений (Черепнин, 1954) с территории юга Красноярского края, Хакасии и Тувы, что и составило базу и явилось основой для дальнейшего формирования современного Гербария.

Создавая Гербарий, Л.М. Черепнин поставил перед собой трудную задачу – изучение флоры и растительности юга Красноярского края. Эту задачу возможно было решить на основе обширных материалов, объективно отражающих все флористическое разнообразие этой территории, в свою очередь проблему накопления и хранения материалов мог решить только Гербарий. С первых лет существования Гербария на его базе стали проводить экспедиционные исследования. Вместе с сотрудниками кафедры и студентами, располагая незначительными средствами, Леонид Михайлович проводил флористические и геоботанические изыскания по степным и лесостепным районам Красноярского края, которые интересовали его в первую очередь.

В настоящее время в Гербарии сохраняется первоначальная система оформления и хранения коллекций, принятая его создателем. За основу оформления гербарных коллекций был взят опыт Гербария Томского университета: также был принят единый формат гербарного листа, однотипный способ монтирования и этикетирования растений, хранения в коробках, что обеспечило надежную сохранность коллекций, информативность и удобство пользования.

Гербарий создавался как единый Гербарий Приенисейской флоры сначала только высших растений. Для расположения семейств в коллекции была принята система Энглера. Подразделений по территориальному признаку на отделы не было, была попытка в 80-х годах ХХ века выделить гербарий Тувы, но впоследствии он был также разложен в общий основной фонд из-за боязни потери коллекций (в 1984 г. Е.М. Антиповой – в то время зав. Гербарием).

Гербарий пополнялся за счет экспедиционных сборов сотрудников и преподавателей кафедры ботаники, обязательных гербарных сборов соискателей кандидатских и докторских степеней, энтузиастов и любителей природы.

Шарыповский район, Е.М. Антипова  с группой студентов. Закладка гербария (2010 г.)

В сборе гербарных материалов принимали участие свыше 30 коллекторов – руководителей экспедиций (не считая студенческих сборов), общий объем коллекционных фондов Гербария насчитывает в настоящее время около 140 тыс. единиц хранения. В основном сборы с территории юга Красноярского края, Хакасии и Тувы.

Доктор исторических наук, профессор, бывший ректор КГПУ Н.И. Дроздов (2001 г.)

Некоторые сборы есть из Эвенкии, Китая (Л.М. Черепнина), с Дальнего Востока и из Подмосковья (М.И. Бегляновой), Монголии (Н.И. Дроздова), Чехии и Германии (Н.Н. Тупицыной).

Доктор биологических наук, профессор Н.Н. Тупицына (2018)

Гербарий состоит из систематической части и именных коллекций. Высшие растения до недавнего времени были представлены в основном цветковыми. Хвощи, плауны, папоротники и голосеменные составляли небольшой процент в коллекции, мхи вообще отсутствовали. В настоящее время научный фонд Гербария имеет три отдела: Гербарий сосудистых растений, Гербарий грибов и лишайников, Гербарий мхов и печеночников.

Т.К. Некошнова 

Наиболее крупные коллекции отдела сосудистых растений были собраны следующими сотрудниками кафедры ботаники: Черепниным Леонидом Михайловичем (1938–1961), Кунцевичем Иваном (1928–1938), Некошновой Тамарой Константиновной (1940–1950, 1954–1968), Самойловой Алевтиной Петровной (1942–1950), Фирсовой Натальей Александровной (1949–1950), Кашиной Лилией Ильиничной (1948–1988), Бегляновой Матильдой Ивановной (1952–1968), Панкратовой Людмилой Алексеевной (1953–1966), Красноборовым Иваном Моисеевичем (1954–1959), Елизарьевой Марией Федоровной (1956–1961), Черепниным Виктором Леонидовичем (1956–1957, 1962–1964), Тупицыной Натальей Николаевной (1978–1983; 1985; 1996).

Доктор биологических наук, профессор И.М. Красноборов 

В последние 3 десятилетия коллекция пополнялась в основном за счет полевых материалов профессора кафедры ботаники Антиповой Екатерины Михайловны (1985–2012) и ее аспирантов:

Новоселовский район, Е.М. Антипова  с группой студентов на переправе (2010 г.)

[img=6616]

Гербарий им. Л.М. Черепнина: слева направо – О.В. Енуленко  (аспирант), Е.М. Антипова, Ю.В. Кулешова, С.В. Рябовол  (кандидат биологических наук, доцент).

Е.В. Зубаревой  (1998–1999, 2002–2005), С.В. Рябовол (2001–2012), Ю.В. Кулешовой  (2008-2012), О.В. Енуленко (2009–2012), М.И. Кузьминой (2009–2012).

Районы исследований высших растений Красноярского края (по данным Гербария им. Л.М. Черепнина)

Отдел сосудистых растений насчитывает 60 000 гербарных экземпляров. Из них хвощей – 720 листов (1,2 %), плаунов – 300 (0,5 %), папоротников – 840 (1,4 %), голосеменных – 360 (0,6 %), цветковых – 57 780 (96,3 %).

С 1953 г. по инициативе Матильды Ивановны Бегляновой и при поддержке Л.М. Черепнина было заложено начало микологической коллекции. В микологический отдел входит и коллекция лишайников.

Основными коллекторами отдела грибов и лишайников являются: Яворский Александр Леопольдович (1913–1971), Беглянова Матильда Ивановна (1953–1983), Кравчук Серафима Васильевна (1966–1983), Комаров Николай Петрович (1967–1970), Кашина Лилия Ильинична (1967–1970), Перова Нина Васильевна (1961–1967).

Большинство образцов грибов определены А.Л. Яворским и М.И. Бегляновой. А.Л. Яворский учился в Красноярской мужской гимназии.

А.Л. Яворский  – первый заведующий кафедрой ботаники пединститута

В 1915 году окончил биологический факультет Киевского университета и возвратился в Красноярск, отказавшись от предложения остаться на Украине. В Красноярске начал работать консерватором-хранителем фонда краеведческого музея, директором которого был А.Я. Тугаринов. В 1918 г. возглавил ботанический отдел краеведческого музея, с которым сотрудничал на протяжении всей жизни. С 1925 г. – первый директор заповедника «Столбы», организатор метеонаблюдений и ботанических сборов, автор первых научных исследований и работ о Столбах. В 1932 г. А.Л. Яворского приглашают на должность преподавателя ботаники в открывающийся Красноярский педагогический институт. Он организует учебный ботанический кабинет, читает курсы, проводит лабораторные и полевые практикумы, после 1934 г. возглавляет кафедру ботаники КГПИ. Коллекции грибов А.Л. Яворского хранятся в краеведческом музее, Гербарии им. Л.М. Черепнина.

Матильда Ивановна – выпускница Московского областного педагогического института, приехавшая в Красноярск в 1952 году.

Кандидат биологических наук, доцент М.И. Беглянова

Она собрала, обработала коллекции и опубликовала статьи по флоре сумчатых (дискомицетов), дождевиков, гастеромицетов и афиллофоровых грибов, активно способствовала публикации работ А.Л. Яворского. Ею установлено более 800 видов агариковых грибов, 50 из них собраны впервые на территории СССР. Итогом многолетних работ явилось издание «Флоры агариковых грибов южной части Красноярского края» (1972).

В настоящее время микологическая коллекция насчитывает 11 403 образца, относящихся к 769 видам, 100 родам и 15 семействам (лишайники не учтены). После ухода М.И. коллекция, к сожалению, не пополняется из-за отсутствия специалистов-микологов, проводятся лишь профилактические мероприятия для сохранения от вредителей. Микологическая коллекция ждет своего продолжателя, ведь большая часть объединенного Красноярского края не охвачена микологическими исследованиями (рис. 2).

Микологические исследования на территории Красноярского края (по данным Гербария).

К 1991 году выявилась необходимость оформления многолетних полевых материалов (1966–1990 гг.) с центральной части Южной Сибири, собранных заведующим кафедрой ботаники А.Н. Васильевым, который и стал инициатором создания и основным коллектором биологического отдела.

А.Н. Васильев, доктор биологических наук, профессор.

Коллекция бриофитов появилась благодаря работе зав. Гербарием И.И. Гончаровой: определенные образцы мхов были ею подшиты, систематизированы, инвентаризированы и распределены в коробки по системе Р.Н. Шлякова (печеночники) и работам советских бриологов (листостебельные мхи).

Бриологическая коллекция в Гербарии насчитывает в настоящее время более 6 500 образцов. В ее состав вошли также сборы Н.В. Благовещенского (1907–1909) с территории Приангарья, М.Ф. Елизарьевой (1949–1958) – с восточной окраины Западно-Сибирской низменности, И.М. Красноборова (1956–1959) – с территории Кутурчинского белогорья (Восточный Саян), Л.В. Бардунова (1968) – с территорий Восточного и Западного Саян (Антипова и др., 1997). С 1998 по 2004 гг. коллекция пополнялась за счет сборов молодого специалиста Н.В. Беловой с территории г. Красноярска (рис. 2).

Бриологические исследования на территории Красноярского края (по данным Гербария им. Л.М. Черепнина)

Все гербарные поступления каталогизированы. В настоящее время создается электронный каталог.

Кроме основного научного фонда, Гербарий имеет фонд дублетов, который используется для обмена с другими Гербариями, для оформления тематических коллекций редких, охраняемых, лекарственных и других групп растений, а также студентами на уроках биологии во время прохождения педагогической практики.

В коллекции сохраняются 2 именных гербария:

– А.Л. Яворского – 2 коробки гербария высших растений, собранных им в 1915–1920 гг. с разных территорий бывшего СССР. Определенные растения были найдены и выделены при разборе не заинвентаризованного гербария;

– В. Л. Черепнина – коллекция семян древесных растений Красноярского края.

С 1992 г. был выделен гербарий типов – коллекция типовых образцов растений – одна из ценнейших частей каждого травохранилища, послужившая основой для описания и названия новых для науки видов и внутривидовых таксонов.

В KRAS хранится в особом собрании 19 таксонов, относящихся к 9 семействам и 11 родам. Всего коллекция типов содержит 54 аутентичных образца и состоит из типовых образцов 3 видов (в количестве 3 гербарных листов), изотипов 14 таксонов (19 гербарных листов) и паратипов 4 видов (32 гербарных листа). Таксоны, главным образом, видового (16) ранга.

Авторами коллекции являются Н.В. Степанов (фото), Н.Н. Тупицына, Е.М. Антипова.

В связи с изданием Красной книги Красноярского края (2005) Е.М. Антиповой и Н.Н. Тупицыной  начато выделение Гербария краснокнижных видов, реликтов и узколокальных эндемиков Приенисейской Сибири.

Для того чтобы Гербарий был настоящим научным и учебным ботаническим центром, в нем собирается библиотека специальной ботанической литературы (около 1 000 экземпляров), пополняющаяся ежегодно новыми монографиями и учебными пособиями сотрудников кафедры.

Монографии сотрудников кафедры ботаники и Гербария им. Л.М. Черепнина

Пополнение библиотеки происходит покупкой за счет университетских и личных средств преподавателей кафедры, обменом и дарственным путем. Часть своей прекрасной библиотеки подарено доцентом кафедры ботаники Л.И. Кашиной, профессором А.Н. Васильевым, часть изданий были переданы из Научного отдела Краевой библиотеки.

На базе Гербария специально для студентов, учителей и школьников с 1985 г. создавался Школьный Ботанический музей. Основной целью его создания была необходимость иллюстрации краеведческим материалом школьных учебников биологии, так как в них были приведены примеры растений Европейской части России. Ботанический музей включает «школьный гербарий» и экспозиции некоторых тем в объеме школьной программы по ботанике (Антипова, Гончарова, 1993): 1. Историческое развитие растительного мира на Земле; 2. Основные группы современного растительного мира; 3. Природная флора: лекарственные, ядовитые, кормовые, пищевые и сорные растения; 4. Культурные растения; 5. Растительные сообщества: березовый лес, разнотравный луг.

Экспозиции оформлялись студентами во время летних полевых практик, коллекция школьного Гербария была подобрана и создана Антиповой Е.М. (в то время зав. Гербарием). В основу списка школьного гербария был положен перечень растений из наиболее популярного в то время учебника В.А. Корчагиной (1989) «Биология» (Растения, Бактерии, Грибы, Лишайники), но с учетом видового разнообразия местной флоры. В настоящее время с появлением множества учебников по ботанике коллекция школьного гербария расширяется, главным образом, за счет увеличения видового разнообразия. Поскольку основные учебники, как и раньше, построены на примерах видов европейской флоры, то наш гербарий не утратил своего значения до сих пор, как характеризующий региональный компонент. Экспозиции используются во время экскурсий школьников и для работы с учителями школ и студентами города и края, особенно во время педагогических практик, дней факультета и профориентационных мероприятий.

Материалы Гербария им. Л.М. Черепнина послужили основой для создания флор и определителей.

Первые определители растений местной флоры были составлены Л.М. Черепниным: «Весенние школь­ные экскурсии по ботанике в условиях лесостепной полосы Красноярского края» (1945), «Ранневесенние растения Красноярского края» (1948). Эти работы впервые дали возможность учителям и любителям природы определять растения Красноярского края.

Первым фундаментальным трудом, созданным исключительно на основе коллекций Гербария, была написанная Леонидом Михайловичем – «Флора южной части Красноярского края» (1957–1967), которая была завершена его учениками и соратниками и до сих пор является непревзойденным образцом создания региональной флоры для последующих поколений. Ею пользуются студенты, учителя школ, научные работники, крае­веды. Четкая в изложении и, благодаря прекрасно составлен­ным ключам, доступная при определении растений для широкого круга любителей природы и специалистов, она еще долго будет служить святому делу познания и охраны живой природы. Логическим завершением работы явился «Определитель растений юга Красноярского края», составленный коллегами и учениками Леонида Михайловича в 1979 году. В настоящее время назрела настоятельная необходимость в его переиздании: он устарел в номенклатурной части, появились новые данные по составу флоры, редким видам и т.д.

Л.И. Кашиной были написаны определители для весенней (1975) и осенней (1973) флор, значительно облегчающих полевую работу в эти периоды, М.И. Бегляновой «Определитель агариковых грибов» (1973) и ряд статей с определительными таблицами по другим группам грибов (гастеромицеты, афиллофоровые, рогатиковые, дискомицеты), А. Л. Яворским – по трутовым и ржавчинным грибам.

Кандидат биологических наук, доцент Л.И. Кашина 

Ученики Л.М. Черепнина использовали материалы Гербария в создании капитального ботанического труда ХХ века «Флоры Сибири» (1988 – 2003) – последнего на сегодняшний день фундаментального труда по флоре одной из самых больших территорий России. Под руководством И.М. Красноборова, который был автором и редактором многих томов этого издания, работали Л.И. Кашина (1, 5 том), Н.Н. Тупицына (5 и 13 том), Е.М. Антипова (13 том).

В 1995 году материалы Гербария по Красноярскому краю и Хакасии были включены в Международную базу данных семейства Бобовые – ILDIS по Северной Евразии (Goncharova, 1995).

В Гербарии начато создание компьютерной базы данных.

Компьютерная база данных Гербария им. Л.М. Черепнина

На базе Гербария в последние годы вышли монографии сотрудников кафедры по флоре (Антипова, 2003, 2012; Антипова, Рябовол, 2009), систематике (Тупицына, 2004) и охране природы (Красная книга Красноярского края: растения и грибы, 2005; 2011, 2012).

За последние 2 года опубликовано или сдано в печать 3 монографии, 19 статей ВАК, 5 учебно-методических пособий, среди которых программа, словарь и практикумы. Эти работы являются продолжением дела Л.М. Черепнина, а его указка из тропического черного эбенового дерева, которая передается от одного поколения ботаников к другому, является для молодых преподавателей кафедры эстафетой добра, порядочности и преданности ботаническому делу.

На базе Гербария начиная с 1984 г. выполняются гранты, финансируемые РАН, Госкомэкологии РФ, Администрациями Красноярского края и Республики Хакасии, краевым экологическим фондом, ККФПН и НТД, РФФИ, а также международными фондами – фондом Д. Сороса (Васильев, 1992), DAAD (Германия, Антипова, 2012). За последние 3 года выполнено 3 гранта РФФИ, ККФПН и НТД, а также DAAD.

С 1996 г. на базе Гербария сотрудники кафедры ботаники начали проводить чтения памяти Л.М. Черепнина, где представлялись самые выдающие исследования сибирской и дальневосточной флоры. За пять лет до этого (1991) была проведена первая всероссийская конференция «Флора и растительность Сибири и Дальнего Востока», которая, как и «Чтения», стала традиционной, проводиться впоследствии раз в пять лет.

Чтения памяти Л.М. Черепнина (2011 г.): возложение цветов у памятника Л.М. Черепнину

Гербарий ежегодно посещают исследователи из различных городов России, занимающиеся монографическими обработками отдельных таксонов, либо изучением флоры того или иного региона.

С 2010 г. ведется активное международное сотрудничество с Германией – с Техническим университетом г. Дрездена: в 2011 г. совместная экспедиция по югу Красноярского края.

Международная экспедиция: Окр. Танзыбея, база института леса им. В.Н. Сукачева СО РАН, определение растений с немецкими коллегами (2011 г.)

Международная экспедиция: Краснотуранский район, Красноярское море. Студенты, аспиранты и сотрудники Технического университета и Ботанического сада г. Дрездена (Германия) и КГПУ им. В.П. Астафьева (2011 г.)

В июне и сентябре 2012 г. по приглашению ТУ Дрездена осуществлены совместные учебные (студентов и магистрантов) и научно-исследовательские (аспирантов и сотрудников) полевые практики в Германии, Чехии, участие в семинарах и выступление с докладом в Институте Ботаники ТУ Дрездена, участие в различных мероприятиях в ТУ, работа по обмену опытом.

Изучение растительности кальцефильных лугов Саксонии: студенты и магистры Технического университета г. Дрездена и КГПУ им. В.П. Астафьева (2012). Руководители доктор биологических наук, профессор Е.М. Антипова и доктор Ф. Мюллер.

Гербарий им. Л.М. Черепнина – уникальная, специальная, бесценная научная коллекция. Задача современных исследователей – сохранить и пополнить коллекцию для будущих поколений. Ежегодно собирается по 1 000–1 500 гербарных образцов.

Перспективы развития Гербария связаны с пополнением его фондов образцами с территорий малоизученных районов края. Но дальнейшее развитие Гербария сдерживается отсутствием научных сотрудников в нем, нехваткой технических работников, площадей для хранения, недостатком гербарных и книжных шкафов. За время перестройки в Гербарии осуществлялась работа лишь по сохранению и поддержанию в надлежащем виде коллекций. В настоящее время флористических экспедиционных исследований сама лаборатория не может проводить и не существует как самостоятельная административная единица, как это принято во всех классических университетах.

Лаборатория Гербарий многие десятилетия существует как центр интеграции ботанических исследований в Сибири и научно-практической деятельности студентов. Именно это сотрудничество является одним из методов пропаганды и освоения ботанических знаний, способствующих подготовке квалифицированных научно-педагогических кадров и воспитанию экологической культуры молодежи.

Один из старейших экземпляров Гербария им. Л.М. Черепнина Galatella hauptii (Ledeb.) Lindl. датированный 1841 годом

Пауков бояться – в лес не ходить

13. сентября, 2019

Как нелегко бывает встать до восхода солнца, чтобы отправиться на рыбалку или в лес за грибами. Так же непросто заставить себя, стоя под теплым душем, включить холодную воду или выйти из тёплой квартиры в мокроту тумана, забирающегося даже под одежду. Но есть в этом преодолении какой-то смысл, иначе всякий, кто прошел эти испытания и вернулся из леса или с болот с полной корзиной грибов, ягод и целым ворохом впечатлений, не получил бы столько удовольствия от лесного похода.

Это предисловие для тех, кто не любит рано вставать, боится клещей и диких зверей, опасается ощущения холодной росы и паутины на лице, и кому противен даже самый вид пауков, жучков, комаров и лосиных мух, заставляющий отказаться от прогулки в лес.

Все эти мнимые опасности преодолимы, стоит только познакомиться с ними поближе. В большинстве случаев опасения связаны со страхами или предубеждениями, основанными на незнании предмета, а в результате человек лишает себя удовольствия от общения с природой.

В этом и смысл народной пословицы про волков, легко заменяемых, например, на пауков.



Сентябрь – замечательный месяц грибов и ягод, росистых туманов и яркого солнца, красной рябины и жёлтых листьев, улетающих птиц и как можно лишать себя всего этого!

Кто сумел преодолеть самую большую «неприятность» из перечисленных и смог встать пораньше, чтобы отправиться в лес за грибами, увидит, как трава на полях и вдоль дорог по утрам покрывается паутинными кружевами.

Через пару часов солнце поднимется выше, ветер высушит капельки росы на нитях паутины и кружева станут почти незаметны, так что стоит поспешить, чтобы успеть застать это удивительное зрелище.


Скоро эти капли росы испарятся под лучами солнца и волшебство исчезнет, но пока ещё есть возможность полюбоваться искусством невидимых мастеров.


Эти кружева – ночная работа тысяч пауков-кругопрядов, и самый распространённый их представитель у нас – обыкновенный крестовик. Этого паука можно опознать по характерной раскраске: он и название своё получил от напоминающего крест узора на верхней стороне брюшка.
Ничего страшного и опасного в этом паучке для человека нет.

Такие красивые и симметричные сети умеют плести только кругопряды, в том числе и крестовики. И работают они, в основном, по ночам, чтобы подготовиться к утренней охоте.

Поутру в сеть попадают не только комары да мухи, но и… грибники! Каждому любителю тихой охоты, наверное, знакомо ощущение липкой паутины на лице, оказавшейся на пути неожиданно как будто ниоткуда. Дело в том, что разглядеть тончайшую сеть в лесу можно лишь под определённым углом к солнцу, а при облачной погоде и в тени паутина практически незаметна.

В этот момент по щеке даже может пробежать раздосадованный паучок, ведь сеть его порвана, и ему придется восстановливать свои тенета. Выглядит паук, на первый взгляд не очень симпатично, а кому-то покажется страшным и ужасным, но при более близком знакомстве с ним неприязнь и опасения должны улетучиться. Постарайтесь не раздавить паучка, а посочувствуйте ему и подсадите на ближайший куст.

У крестовика четыре пары ног и столько же глаз, но они не очень хорошо видят и способны различать лишь очертания предметов, их движение. Паук больше доверяет своему осязанию, реагируя на вибрации паутины, как опытный рыбак, умеющий подсечь рыбу, не глядя при этом на поплавок, а только чувствуя рукой дрожание лески.

Да и своими восемью ногами паук пользуется, в основном, для плетения сетей, иногда передвигаясь на большие расстояния при помощи ветра и «паруса», которым служит его собственная паутинка, при необходимости переносящая его с места на место. С помощью ветра устанавливается и «мост» — длинная нить, проходящая между двумя ветвями или двумя деревьями, с которой и начинается постройка сети.



Любуясь красотой паутины крестовика, можно забыть, что это не украшение, а приспособление для ловли добычи.

Паутина крестовика очень прочна: справочники сравнивают её со стальным канатом, причём не в пользу стали, пятикратно уступающей паутине в прочности, кроме того она очень эластична и может удлиняться при растяжении. Паутина способна убивать болезнетворные бактерии – это свойство раньше использовали в народе для обеззараживания ран и порезов, нам же это знание пригодится в лесных походах.

Часть нитей паутины сухая – по ним паук передвигается сам, а другая часть — клейкая и предназначена для захвата добычи. У насекомого, попавшего в крепкую, эластичную и липкую сеть, шансы на спасения минимальны.

Паук сторожит жертву, сидя в центре паутины или на её краю рядом со специальной сигнальной нитью, вибрацией оповещающей крестовика — добыча в ловушке.

Сигнал получен – и паук молниеносно бросается на жертву, парализует её ядом из челюстей, и быстро оборачивает насекомое несколькими слоями прочной паутины, создавая вокруг неё плотный кокон. Крестовик питается с помощью внешнего пищеварения, впрыскивая жертве в тело пищеварительные ферменты, а после высасывает из неё уже переваренные соки.

Иногда боязнь пауков связывают с их ядовитостью, но яд крестовиков, а также и других пауков наших лесов, не опасен для человека – у нас, скорее, можно получить достаточно чувствительный укус муравья, не говоря уже об осах и пчёлах.

Во всяком случае никогда не стоит провоцировать ни паука, ни шмеля, ни другое насекомое – они не станут жалить человека без веского на то основания.

Иногда в сеть крестовика попадают крупные насекомые – осы или шмели, и, если паук чувствует, что не справится с ними, то обгрызает паутину вокруг насекомого и отпускает его на волю. Но так бывает не всегда.

Однажды в моей корзине с грибами оказался крестовик и обосновался у меня на кухне прямо над плитой. Две недели я с интересом наблюдал за ним, не позволяя домашним стряхнуть паутину, но даже если кто-то случайно и задевал её – сеть всегда наутро была как новенькая.

Крестовик активно включился в мою борьбу с мухами и дрозофилами, расплодившимися в доме, – мы варили варенья и выжимали сок из осенних фруктов. За две недели паук растолстел, точнее, растолстела, так как сети плетут только самки.

Мы сдружились и мне было очень жаль с ней расставаться.

Ближе к осени у паучихи масса неотложных дел. После свидания с самцом, которого она после спаривания может запросто съесть, если тот не успеет вовремя сбежать, она откладывает яйца в прочный кокон, оставляемый на зимовку в укромном месте.

А весной сотни маленьких паучков, разорвав кокон, побегут в разные стороны, чтобы начать самостоятельную жизнь.

Познакомившись с пауками поближе, можно избавиться от неоправданных опасений, связанных с ними.

Правда, существует ещё один страх перед пауками, от которого не так просто избавиться – это арахнофобия. И в таких случаях нужна помощь специалистов. Современная медицина утверждает, что арахнофобию – боязнь пауков – можно излечивать, используя как один из методов лечения изучение пациентами поведения пауков и непосредственный контакт с ними.

В любом случае природа способна лечить разные недуги, а для начала надо бы просто встать пораньше и…

Страх перед грибами — Северная спора

«Грибы — антитеза цивилизации, порожденные диким мицелием, свободным от социальных ограничений и не подчиняющимся навязанным иерархиям». — Питер Маккой, Радикальная микология.

Скоро Хэллоуин, а это значит, что самое время поговорить о том, что нас пугает. Большинство из нас здесь любят грибы, поэтому я сомневаюсь, что кто-то из вас, читающих это, боится из них; но если вы любите грибы, я уверен, вы знаете, что это довольно узкоспециализированный интерес.Большинство людей в нашей культуре остаются невежественными или равнодушными, а некоторые даже страшно избегают мира наших грибковых компаньонов, но почему?

Микофобия определяется как иррациональный страх перед грибком и плесенью. По сути, он основан на идее, что любой грибок и окружающая его среда токсичны. Легко понять, почему кто-то страдает от микофобии в нашем обществе, поскольку мы оставили грибы в темных углах нашей культуры. Конечно, некоторые из них ядовиты, но бояться ВСЕХ грибов, а затем оставаться неосведомленными об их ценности, а также об их рисках — это трагедия.Кроме того, это социальное неприятие может быть достойно агрессивного допроса. Товарищ Мейнер и эксперт по экологии Артер Хейнс поднимает хороший вопрос в аналогичном сообщении в блоге:

«Нам сказали [грибы] могут убить нас, если мы съедим не тот вид (это правда). Поэтому мы избегаем кулинарного взаимодействия со всеми дикими видами, потому что некоторые из них ядовиты. Чем это отличается от растений или диких животных , или люди (не опасны ли некоторые из них)? Чем это отличается от продуктов, выращенных на ферме (люди ежегодно умирают от употребления в пищу выращенных продуктов).Признайте, что более 300 000 человек ежегодно госпитализируются в США, питаясь «безопасной пищей». Зная это, собираетесь ли вы избегать продуктов, купленных в магазине? Возможно нет. Все мы знаем какую-нибудь страшную историю с автомобильной аварией. Значит ли это, что вы не будете ездить на машинах?»

Очевидно, что в культурном улье происходит какая-то другая умственная гимнастика (и предвзятость). Как постулирует Питер Маккой в ​​книге «Радикальная микология »: «…я нахожу степень, в которой некоторые общества боятся грибов, не только интригующей, но и, при более глубоком анализе, отражающей отношения этой культуры с миром — более загадочное и мрачное выражение человеко-грибковые отношения.

Грибы — сложные, многогранные организмы. Мнения о них разнятся и могут быть крайними. О них судят за риск неправильной идентификации их самих, их вкусов, их психоактивных эффектов… и вместо того, чтобы заниматься самообразованием, как мы делаем многие другие естественные вещи, по большей части кажется, что мы пометили грибы вечным черепом — и — скрещенные кости. Но, как и все остальное, несущее вес сотен лет стигмы и непонимания, во время накопления знаний я рад видеть, что мы начали переоценивать.

Грибы имеют физическую и символическую связь со смертью, возрождением, естественным здоровьем и естественным разложением. Эти отношения, особенно в культурах, которые боятся неопределенности природы и смерти, оставляют место для избегания и даже пренебрежения. Но на самом деле грибы не только фантастически полезны для тела и ума, но и полезны для окружающей среды.

Итак, поскольку мы вступаем в эпоху заботы об окружающей среде, почему бы нам не задуматься о наших запутанных отношениях с грибами? С нашей новой заботой о том, как мы обращаемся с землей, приходят другие, желающие баланса: как мы относимся к животным и как мы относимся друг к другу.Как и мы, люди, грибы живут в царстве множества истин. Можем ли мы как культура принять внутреннюю податливость, двойную идентичность? Мы начинаем исследовать серые зоны отношений: с собой и с окружающим миром.

Образование, общение и поддержка приведут нас к плодотворному будущему. Как вы думаете?

Для дальнейшего изучения посетите книжный магазин North Spore.

Хотите войти в микологическую дверь? Прочтите статью в нашем блоге о грибах, которые вы обязательно вырастите дома.

-Нейт

 

Ты боишься гриба?

Сегодня грибы широко доступны в качестве вкусной, безопасной и питательной пищи в магазинах и супермаркетах, но на протяжении всей истории они имели репутацию опьяняющих и загадочных врагов. За прошедшие годы это привело к образованию двух отдельных категорий людей — тех, кто любит грибы (микофилы), и тех, кто их боится (микофобы), при этом восточная половина мира исторически была в основном микофилами, а западная — микофобами.

Откуда страх перед грибами?

Грибофобия обычно имеет два источника происхождения: либо человеку в детстве сказали что-то, что застряло в нем, например, «не ешьте грибы, иначе с вами случится что-то плохое», либо иррациональный страх перед грибами развился подсознательно из-за врожденных культурных и социальных триггеров, таких как негативное использование гриба в западных рассказах и сказках, особенно когда они упоминаются как «поганки».

Хотя грибы часто относят к категории овощей, технически они являются грибами, что может звучать несколько сомнительно. У нас есть негативные коннотации, связанные со словом «гриб», и, учитывая, что существуют разновидности дикорастущих грибов, которые могут вызывать сильные галлюцинации, стоит ли удивляться, что мы осторожно обходим эти растения?

Слово «гриб» используется для описания более 38 000 разновидностей грибов, которые имеют одинаковые нитевидные корни и шляпку, при этом шампиньоны являются наиболее популярным коммерческим сортом, на долю которого приходится примерно 40% продаж грибов в год.

В то время как на Западе грибы традиционно считались смертоносными и ядовитыми, на Востоке точка зрения общества была полной противоположностью: грибы почитались и восхвалялись как целебное вещество с сильными целебными свойствами. В 19 веке Франция ввела грибы в свою изысканную кухню, и вскоре весь остальной мир начал употреблять их в пищу.

Однако, несмотря на то, что многие из нас теперь едят грибы в своем обычном рационе, мы все еще не использовали их в полной мере.Грибы чага, часто называемые «королем грибов», уже много лет потребляются на Востоке из-за их многочисленных и разнообразных преимуществ для здоровья. Обычно используемая в виде чая или кофе, чага изобилует антиоксидантами, которые помогают избавить организм от болезнетворных свободных радикалов, а также обладает значительными противовирусными свойствами, подтвержденными научными исследованиями.

В качестве суперпродукта многоцелевой гриб чага обладает не только удивительными профилактическими и борющимися с болезнями свойствами, но также богат бета-D-глюканами, которые помогают сбалансировать реакцию иммунной системы организма.Клинические испытания доказали, что чага помогает уменьшить воспаление, а также помогает организму использовать гликоген в мышцах и печени, снижая при этом уровень молочной кислоты в кровотоке, что приводит к снижению утомляемости и повышению выносливости.

Низкокалорийный, с высоким содержанием клетчатки, без жиров, сахара и углеводов, пришло время избавиться от фобии и стать микофильными любителями грибов.

Купите Ötzibrew Chaga прямо сейчас и окунитесь в путешествие во времени с помощью лекарственных грибов.

ГРИБОВ: почему грибы скорее друзья, чем враги

Многие жители Великобритании с подозрением относятся к грибам и поганкам.Но появляется все больше доказательств того, что грибы обеспечивают материалы и лекарства, уничтожают загрязняющие вещества и улучшают наши почвы, а это означает, что наша микофобия неуместна, утверждает Майкл Грин .

«Это не дружелюбный гриб», — предупреждают комментарии в ленте друга на Facebook. В LinkedIn фотография невинного красно-белого гриба мухомора красного цвета вызывает страх и ненависть по всему миру: «Суперяд», — пишет журналист из Швейцарии.Пользователь из Аризоны заявляет, что это «гриб Ковида».

Но возмущение происходит не только в Интернете. На грибы нападают и в реальной жизни. Существуют веб-сайты, посвященные помощи садоводам в уничтожении нежелательных грибов на их газонах, и в Британии нередко можно обнаружить, что грибы опрокидывают или топчут, предположительно из-за опасений, что они отравляют людей или собак.

Это симптомы того, что микофилы — любители грибов — называют микофобией, иррациональной боязнью грибов или, точнее, грибов, репродуктивных органов грибов.

Рис: Amanita Muscaria

Так что же стоит за этим страхом перед грибками?

Загадочные грибы. С незапамятных времен они очаровывали нас и захватили наше воображение, как никакие другие организмы. Воспринимаемые как живительные, изменяющие сознание и смертоносные, грибы одновременно внушают удивление, страх и замешательство.

Люди любят распределять вещи по категориям, поэтому, возможно, трудности, с которыми мы столкнулись при классификации грибов, которые до середины -го -го века считались типом растений, говорят нам кое-что о нашем двойственном отношении к ним.

Миколог Джулиана Фурчи переехала из Камден-Тауна на севере Лондона в Чили, где она основала Fungi Foundation, глобальную неправительственную организацию, которая занимается сохранением и распространением грибов. «Микофобия — это слишком громкий термин, — говорит она. «В таких странах, как Чили или Великобритания, не существует абсолютной микофобии. Все любят дрожжи — чем был бы Лондон без пабов и пива, а Чили без вина?

«Некоторые люди боятся грибов, но грибы — это малая часть всего царства грибов или королевства.Есть некоторые обоснованные страхи перед этими макроскопическими проявлениями грибков, но есть набожная любовь к микроскопическим грибкам, таким как дрожжи».

Городские грибные сафари

Во время карантина 2020 и 2021 годов, когда путешествия и развлечения в помещении были исключены из меню, миллионы людей вышли на улицу, чтобы исследовать зеленые насаждения, которые мы, возможно, раньше игнорировали. Многие из нас открыли новое понимание дикой природы, от деревьев и полевых цветов до птиц и городских лисиц.

Однако грибы часто остаются незамеченными.Многие из нас ожидают найти дикорастущие грибы только в лесах. Но грибы процветают в самых неожиданных местах, в том числе в крупных городах Великобритании. Хотя их среда обитания может быть фрагментирована или деградировать, эти устойчивые организмы являются экспертами в поиске городских ниш, которые можно назвать домом.

Грибы можно найти в диком виде в городских ландшафтах, от трещин в тротуарных плитах и ​​щепках автостоянок до футбольных полей и газонов жилых домов, а также в заброшенных зеленых насаждениях, таких как «колючие леса», любимая среда обитания Али МакКернана, который документирует свою страсть к обнаружению грибов в неожиданных местах вокруг Бери недалеко от Манчестера на своем канале YouTube The FUNgi Guy.

Фото: Redlead Roundhead

Миколог и писатель Роджер Филлипс зарегистрировал 50 видов грибов в своем соседнем саду, в пяти минутах ходьбы от одного из самых оживленных железнодорожных вокзалов в центре Лондона.

Хотя вы вряд ли найдете известные виды, лисички или восковые попугаи, которые полагаются на зрелые экосистемы в городских ландшафтах, если вы замедлитесь и присмотритесь, вы увидите, что наши городские центры с обилием грибков соседей, от лохматых чернильных колпачков, которые разлагаются за 24 часа, до многолетних коньков типа скобки художника.

Охота за грибами может быть способом тренировки внимательности; осознание того, что происходит вокруг в настоящий момент. Многие микофилы обнаруживают, что, помимо противоядия от стрессового городского образа жизни, общение с грибами меняет их отношения с природой.

«Благодаря грибам я стала глубже понимать природу», — объясняет писательница Юджиния Боун, автор книг Mycophilia и Fantastic Fungi . «Грибы были окном, через которое я получил доступ к более сложной картине биологии.Как вещи взаимосвязаны. Это был духовный опыт.

«Грибы влияют на погоду, погодные условия — на растения, растения — на млекопитающих, млекопитающие — на бактерий… это больше похоже на паутину».

Изменение повествования

Грибы представляют собой живую метафору взаимосвязанности жизни на Земле. Поэтому во время карантина летом 2020 года была запущена сеть London Fungus Network, чтобы помочь горожанам познакомиться со своими грибковыми соседями.

При поддержке инициативы London National Park City сеть объединяет людей для изучения грибов, чтобы узнать о распространенных видах грибов, онлайн-бесед и вечеров Open-Myc, посвященных скромным грибкам в искусстве и культуре.

Отношение к грибам меняется. Не проходит и недели, чтобы грибы не попали в заголовки газет; от медицинских испытаний с использованием психоделических соединений псилоцибина для лечения психических расстройств до прототипа кроссовок Adidas Mylo, изготовленных из кожи, не содержащей грибков животного происхождения.

В прошлом году в лондонской галерее Somerset House прошла выставка, посвященная Искусство, дизайн и будущее грибов . Во время карантина уволенные предприниматели запустили грибные микрофермы.А книга Мерлина Шелдрейка «Запутанная жизнь » распространила споры миколюбопытства среди широкой публики, жаждущей узнать больше об этих загадочных организмах.

Когда-то порошкообразные грибы рейши и львиная грива, которые когда-то были заповедником традиционной медицины в Азии, нашли свое применение в западной оздоровительной индустрии, даже в напитках и шоколаде.

Грибы можно найти в диком виде в городских ландшафтах, от трещин в тротуарных плитах и ​​щепках автостоянок до футбольных полей и газонов жилых домов, а также в заброшенных зеленых насаждениях, таких как «колючие леса», любимая среда обитания Али МакКернана, который документирует свою страсть к обнаружению грибов в неожиданных местах вокруг Бери недалеко от Манчестера на своем канале YouTube The FUNgi Guy.

Фото: Лохматая чернильница

«Благодаря грибам я стала глубже понимать природу», — объясняет писательница Юджиния Боун, автор книг Mycophilia и Fantastic Fungi . «Грибы были окном, через которое я получил доступ к более сложной картине биологии. Как вещи взаимосвязаны. Это был духовный опыт.

«Грибы влияют на погоду, погодные условия — на растения, растения — на млекопитающих, млекопитающие — на бактерий… это больше похоже на паутину.”

Изменение повествования

Грибы представляют собой живую метафору взаимосвязанности жизни на Земле. Поэтому во время карантина летом 2020 года была запущена сеть London Fungus Network, чтобы помочь горожанам познакомиться со своими грибковыми соседями.

При поддержке инициативы London National Park City сеть объединяет людей для изучения грибов, чтобы узнать о распространенных видах грибов, онлайн-бесед и вечеров Open-Myc, посвященных скромным грибкам в искусстве и культуре.

Отношение к грибам меняется. Не проходит и недели, чтобы грибы не попали в заголовки газет; от медицинских испытаний с использованием психоделических соединений псилоцибина для лечения психических расстройств до прототипа кроссовок Adidas Mylo, изготовленных из кожи, не содержащей грибков животного происхождения.

В прошлом году в лондонской галерее Somerset House прошла выставка, посвященная Искусство, дизайн и будущее грибов . Во время карантина уволенные предприниматели запустили грибные микрофермы.А книга Мерлина Шелдрейка «Запутанная жизнь » распространила споры миколюбопытства среди широкой публики, жаждущей узнать больше об этих загадочных организмах.

Когда-то порошкообразные грибы рейши и львиная грива, которые когда-то были заповедником традиционной медицины в Азии, нашли свое применение в западной оздоровительной индустрии, даже в напитках и шоколаде.

Мы начинаем видеть, как повествование меняется от страха перед грибками к восхищению.

«Эта группа организмов представляет собой гораздо больше, чем грибы, — говорит Фурчи.«Существует так много примеров фантастического взаимодействия с людьми, от истории твида и окрашивания шерсти до напитков, материалов или скрипок Страдивари… [которые] выбирают дерево, окрашенное грибком, чтобы придать этому особому звуку. Так что этого достаточно, чтобы превратить людей из грибофобии в грибофилию».

Назад к природе

Одно малоиспользуемое приложение для грибов — это восстановление дикой природы; восстановление экосистем путем повторного введения естественных процессов или отсутствующих видов.«Существует огромный пробел в использовании грибов для прикладной экологии и восстановления», — говорит защитник природы и основатель Rewilding Mycology Дэвид Сатори. «Грибы могут ускорить и увеличить успех этих проектов».

Более 80 процентов видов растений находятся в симбиотических отношениях с микоризными грибами; эктомикоризы, которые снаружи колонизируют корни растений, или арбускулярные микоризы, которые проникают непосредственно в клетки корней, обмениваясь питательными веществами и водой и создавая устойчивость к патогенам или стрессам, таким как засуха.

Рис: Седло Дриады

Когда деятельность человека нарушает почву, сеть микоризных грибов разрушается. Али Куреши из Кувейтского института научных исследований утверждает, что переустановка этих корневых сетей грибов «необходима» для восстановления среды обитания.

В сельском хозяйстве арбускулярные микоризные грибы использовались десятилетиями, но мы все еще только учимся применять грибы для восстановления нарушенных ландшафтов, особенно с эктомикоризой.Нам нужно больше знать о том, как растения, грибы, почва и климат взаимодействуют в природе.

«Многие места, которые мы пытаемся восстановить, представляют собой экосистемы, отличные от тех, что мы хотим, например, преобразование сельскохозяйственных земель в леса», — говорит Сатори. «Нельзя бросить дерево в землю и ожидать, что оно вырастет.

«Для процветания деревьям нужен здоровый микробиом, поэтому мы должны выращивать грибы так же хорошо, как выращиваем деревья. Грибы и деревья не могут расти друг без друга, они как один сверхорганизм.”

Майкл Грин — основатель London Fungus Network, волонтер-рейнджер Лондонского национального парка и консультант по окружающей среде. Подпишитесь на @londonfungusnetwork или напишите по телефону [email protected]

Понимание страха перед грибами, грибком и плесенью

Есть люди, которые боятся сухих мест, света, кошек или даже деревьев, но сегодня мы сосредоточимся на людях, боящихся грибов.Грибы являются обычными ингредиентами в кухнях, и большинство людей ели грибы в одном из своих любимых блюд. Грибы являются деликатесом для многих, хотя они классифицируются как грибы. А есть те, кто терпеть не может вид грибов и боится их. Этот страх известен как микофобия.

Что такое определение микофобии?

Микофобия — это разновидность фобии, которая просто означает боязнь грибов. Люди с боязнью грибов испытывают сильный страх перед грибами, так что они не только избегают их есть, но и не прикасаются к ним.Любой контакт с грибами вызывает у них симптомы микофобии, такие как потливость, плач и крик.

Что такое боязнь плесени?

Микофобия также включает боязнь плесени в помещении или заражения плесенью. Большинство людей в США на самом деле боятся плесени. Страх перед плесенью возникает из убеждения об опасности спор черной плесени, которые могут попасть в глаза или легкие и вызвать реакцию.

Микофоб с боязнью плесени очень бдителен, особенно во влажных и грязных местах.Они также избегают ванных комнат и бассейнов с любыми признаками плесени.

Они становятся очень навязчивыми в очистке любых следов плесени, которые они видят, и если они не в состоянии сделать очистку сами, они попросят кого-нибудь сделать это.

Чего грибок боится?

Боязнь грибов — это форма боязни грибов. Это иррациональный страх перед всеми видами грибков. Люди с боязнью грибка боятся заболеть от вещей, которые являются грибками. К грибам относятся поганки, грибы и плесень.

Страх перед грибами часто развивается после того, как человек слышит истории об опасности употребления в пищу поганок или даже разновидностей грибов, которые, как известно, не ядовиты.

Микофоб с боязнью грибков боится среды с грибком или грибками, например лесов, где растут дикие грибы или поганки. У них всегда есть мысли о грибке, который потенциально может их заразить, и они делают все, чтобы предотвратить это.

Очень редко человек боится и поганок, и плесени.В большинстве случаев обычно бывает и то, и другое. И боязнь грибков, и боязнь плесени возникают в результате того, что в раннем детстве вы слышите об опасностях грибков и плесени, что затем вызывает фобию.

Что вызывает микофобию?

Трудно определить точную причину микофобии, но общепризнано, что каждая фобия является результатом сочетания внешних событий, таких как травматические события, и внутренних предрасположенностей, таких как гены.

Боязнь грибов можно проследить до определенного триггерного события, которое обычно является травмирующим опытом в раннем возрасте.Некоторые люди боятся грибов из-за их галлюциногенных эффектов и из-за того, что они могут изменить их сознание.

В других случаях страх перед тем, что индивидуальный опыт может быть результатом смоделированного поведения кого-то, кого они любят и кому доверяют. Например, если родитель боится грибов, это может спровоцировать развитие личного страха. Большинство людей, которые боятся грибов, считают, что некоторые грибы могут быть ядовитыми при употреблении в пищу.

Как правило, микофобия сложна, и ее причины точно не известны, но наследственность, генетика, химический состав мозга и жизненный опыт играют значительную роль в развитии этого страха.

Каковы симптомы микофобии?

Люди, страдающие микофобией, обычно избегают их и полностью отказываются от контакта с ними. Другие симптомы, с которыми им, возможно, придется иметь дело, включают:

– Потливость
– Плач
– Крик
– Повышенная температура тела
– Учащенное сердцебиение
– Крайняя тревога
– Одышка
– Учащенное дыхание
– Нерегулярное сердцебиение
– Ксеростомия
– Тошнота
– Неспособность членораздельной речи

Как лечить микофобию?

Грибы не выглядят угрожающе, но люди с микофобией понимают травму, которая приходит вместе с переживанием страха.Таким образом, лечение является одним из лучших способов борьбы с тревогой.

Одной из форм лечения является консультация терапевта. Терапевт может помочь преобразовать страх в уменьшение беспокойства. Он или она также помогает узнать, как получить доступ к ответу, основанному на логике, а не на эмоциях.

Другие полезные формы терапии включают консультирование, гипнотерапию, психотерапию и нейролингвистическое программирование. Иногда могут быть назначены лекарства, но их недостатком является то, что лекарства имеют побочные эффекты и симптомы отмены, которые могут быть серьезными.

Кроме того, лекарства не помогают вылечить фобию, а лишь временно подавляют работу систем. Лечение требует от человека принятия помощи других людей, которые могут помочь ему достичь своих целей.

Как победить микофобию?

Как уже упоминалось, лечение не может продолжаться. Поэтому для микофобов важно найти способ побороть свои страхи раз и навсегда. Один простой и тонкий способ сделать это – привязаться. Якорение — это процесс связывания чувств с опытом.

При использовании якорения для преодоления страха перед фобией грибов ожидается, что вы намеренно создадите связь между уникальным стимулом, который находится под вашим контролем и может быть инициирован в любое время, и мощной смесью спокойствия и уверенности, которую вы хотите испытать. вместо микофобии.

Процесс якорения включает в себя:

– Решение о том, какое состояние или эмоция должны быть закреплены, и только чистые позитивные состояния должны быть закреплены
– Выбор части тела, к которой прикрепляется якорь, т.е.сжимание крепкого кулака непишущей рукой
– На пике ощущений следует нажать на якорь на 5-10 секунд
– Позволить чувствам вернуться в норму
– Повторить упражнение несколько раз
– Запоминание время, когда было ощущение этого состояния или эмоции, и позволить чувствам того времени течь по всему телу

Преодоление микофобии требует от вас понимания того, что вы несете личную ответственность за управление своими эмоциями.Чтобы чувствовать себя лучше, вы должны сознательно изменить то, о чем вы думаете и как вы используете свое тело. Вполне возможно жить без микофобии независимо от предыдущего опыта.

Борьба с фунгофобией (или микофобией) … боязнью грибов

Фунгофобия — это термин, придуманный Уильямом Делислом Хэем, известным британским микологом (человеком, изучающим грибы, в том числе грибы), в 1887 году. Он был одним из первых, кто заговорил о социальном или культурном страхе перед грибами, который он видел в Англии.

Он написал, что все грибы…

…слились в одном огульном осуждении. На них смотрят как на растительных паразитов, созданных только для уничтожения. … человек, желающий заняться их изучением, должен физически столкнуться с большим презрением. Над ним смеются из-за его странного вкуса в высших классах, а среди низших сословий он фактически считается чем-то вроде индийца. Ни одна причуда или хобби не почитается так презренно, как «охотник за грибами» или «пожиратель поганок».

Это популярное мнение, для выражения которого мы можем использовать слово «грибная фобия», очень любопытно.Если бы оно было человеческим, т. е. всеобщим, его можно было бы считать инстинктом и соответственно уважать. Но это не человек — это просто британец. Это настолько глубокое и сильное предубеждение, что оно равнозначно национальному суеверию.

Эта фунгофобия распространилась с колонизацией на Америку и Австралию. Если вы выросли, как и я, в культуре, полученной в результате британской экспансии по всему миру, то у вас может быть такой же страх перед грибами. Теперь это может быть не тот же тип страха, вызывающего освобождение мочевого пузыря, как у человека с акрофобией (боязнью высоты), когда он стоит на краю Гранд-Каньона.Это может выражаться как общее отвращение к появлению грибов, появляющихся в вашем году, или это может быть легкий ужас при виде ребенка, играющего с грибами, потому что он может откусить один из них, начать биться в конвульсиях и умереть, пока вы смотрите. Вы можете чувствовать себя комфортно, поедая шампиньоны на пицце, но эти «новые» грибы в продуктовом отделе продуктового магазина заставляют вас немного нервничать. Если бы ваш сосед сказал вам, что ушел в лес и вернулся с съедобными грибами, вы бы задались вопросом, сколько времени осталось до приезда скорой помощи по соседству.

Миколог и блестящий автор Дэвид Арора пишет…

Принеси домой на ужин что-то похожее на дикий лук, и никто не задумается об этом — несмотря на то, что это может быть Камас Смерти, особенно если ты не удосужился его понюхать. Но принеси домой на ужин лесной гриб, и смотри, как на лицах твоих друзей мурашки от разных комбинаций страха, беспокойства, отвращения и недоверия!

…ибо мало что вызывает у среднестатистического американца такой страх, как простое упоминание о диких грибах или «поганках».Подобно змеям, слизням, червям и паукам, они считаются неземными и недостойными, презренными и необъяснимыми — паразитами растительного мира. И все же подумайте вот о чем: из нескольких тысяч различных видов дикорастущих грибов в Северной Америке только пять или шесть смертельно ядовиты! А когда вы знаете, что искать, отличить смертоносный Мухомор от пикантной лисички так же сложно, как лимскую фасоль от артишока.

Позвольте мне еще раз повторить одну фразу: Из нескольких тысяч различных видов диких грибов в Северной Америке только пять или шесть смертельно ядовиты! Тогда чего бояться?

Дождевик обыкновенный ( Lycoperdon perlatum ), выделяющий споры

Помню, как я пинал дождевые шарики и бросал их в мою старшую сестру на заднем дворе, когда мне было три или четыре года.Не помню, кто мне это сказал, но отчетливо помню, как мне сказали не трогать их, потому что, если «дым» от дождевиков (на самом деле споры) попадет мне в глаза, я ослепну. В моем исследовании для этой статьи выяснилось, что пуховые шарики, вызывающие слепоту, представляют собой распространенную угрозу, которая удерживает детей от игры с ними; два других местных британских названия обыкновенного дождевика ( Lycoperdon perlatum ) – это «мехи слепого» и «безглазый». В том возрасте я бы даже не смог связать дождевики с типичным грибом, но это было мое знакомство с миром микологии.Прошло не менее двадцати лет, прежде чем я, наконец, начал стряхивать с себя иррациональное отвращение к грибам, а потом еще десять или около того, прежде чем я стал выращивать грибы (нарочно!) в своей ванной… к большому огорчению моей жены.

Недавно я добавил Mycelial или Fungal Layer в Layers of the Edible Forest Garden ( вы можете прочитать мою статью здесь ). Я понял, что первые семь слоев были созданы британцем! Роберт Харт разработал лесной сад для умеренного климата, но не включил в него существенный микологический слой… Частично в этом может быть виновата фунгофобия.

Как врач я нередко вижу пациентов с фобиями к тому или иному. Общая тема в лечении фобий одна и та же… образование. Как только человек действительно начинает понимать и постигать все аспекты предмета, которого он боится, страх начинает уменьшаться. В ближайшие несколько недель я собираюсь поделиться некоторой базовой информацией о грибах из списка, составленного Дэвидом Арора, под названием «Семьдесят характерных грибов». Я хочу показать красоту грибов. Я также хочу показать их разнообразие и различия.Я хочу немного просветить, чтобы начать преодолевать страх перед грибами. Я хочу бороться с фунгофобией!

 

Подпишитесь на TCPermaculture.com и получайте обновления всякий раз, когда публикуется новая статья!

Каталожные номера фотографий:

  • http://www.huh.harvard.edu/libraries/Amanita_exhibit/images/macadam1.jpg
  • http://www.stevegettle.com/uploads/shroomcloud.jpg

 

Как есть волшебные грибы без (лишнего) страха – БЛОГ Shroom Circle

Этот предмет представляет большой интерес для всех, кто хочет попробовать психоделическое вещество, и кажется, что ничто не вызывает большего страха, чем галлюциногенные грибы, ЛСД или аяуаска.Но что это за страх? В конечном счете, это первичная эмоция, в которой доминирует инстинкт, raison d’être которого состоит в том, чтобы попытаться помочь вам пережить жизненные опасности. В неизвестности есть страх — очень редко человек испытывает страх перед чем-то, с чем он хорошо знаком.

Бесстрашный?

Отсутствие страха — не смелость, а беспечность. Ведь нельзя испытывать мужество, когда нет страха, который нужно преодолеть. Да, вам понадобится немного храбрости, чтобы противостоять психоделическому веществу, поскольку оно ставит перед вами нечто совершенно неизведанное: самого себя.Страх — это тренировочная площадка мужества.

Правда и ложь

Зачем бояться психоделиков, если вы не испытываете страха перед действительно опасными наркотиками? Все просто: грибы раскрывают правду, а наркотики только лгут.

Возьмем в качестве примера кокаин, который подбадривает и укрепляет все, во что верит ваше эго. На самом деле, ваша личность действительно черпает больше силы из ситуаций, в которых вы чувствуете себя наиболее уязвимым — по крайней мере, пока действует вещество.В результате получается усиление того, от чего вы хотите избавиться, принимая этот наркотик. Кокаин не страшен, потому что он заставляет вас чувствовать себя сильнее, в большей безопасности. В этом состоянии нет ничего неизвестного, кроме страха и неуверенности, которые скрываются за маской.

Волшебные грибы, тем временем отображают психику , а точнее они психоделики . Для многих это сродни прыжку в темноту, поэтому страх, который испытывают люди, более чем понятен.Грибы показывают вам вашу психику; подчеркнуть свою слабость; иллюстрируя вам все ваши противоречия; придавая форму страхам, как известным, так и неизвестным. У грибов есть способность абсолютно реальным образом убедить вас в том, что вы умрете — момент, когда, наконец, могут произойти многие важные осознания. Исследования показывают, что опыт «смерти» с грибами невероятно духовен и дает богатую возможность учиться, чему участники приписывают силу, за которую они глубоко благодарны.Беспокойная поездка всегда является признаком того, чего вы желаете не видеть. Следовательно, осознание этого может стать основой для понимания того, что стоит за трудностями в вашей повседневной жизни, будь то в связи с вашей работой, вашими отношениями или даже вашим здоровьем.

То, что кокаин не вызывает страха, не является большой загадкой. Это даст вам ложное чувство безопасности, чтобы усилить маску вашей внешней личности, за которой все скрыто. Эти широко распространенные наркотики только обманывают нас, а грибы ничего не говорят, кроме правды, потому что показывают нам вещи такими, какие они есть на самом деле.

Побег из Матрицы

Выбор между наркотиком и психоделическим веществом похож на знаменитый вопрос, который Морфеус задает Нео: синяя пилюля или красная пилюля? Вы хотите продолжать мечтать или хотите проснуться? Хотите продолжить иллюзию нормальной жизни или нырнуть в кроличью нору и узнать, насколько она глубока на самом деле?

Если вы начали читать эту статью и видите, что читаете до сих пор, я предполагаю, что вы хотите принять красную таблетку и встретиться с Алисой в стране чудес.Но для этого вам нужно сначала противостоять своему страху — и именно для этого мы здесь. Я не могу заставить этот страх просто исчезнуть, но я хотел бы, чтобы эти скрытые эмоции немного проявились. Прежде чем понять, разум должен знать , чтобы напитать все свое важное мужество и силу.

Смотреть страху в глаза

Давайте придадим конкретную форму тому, что нас пугает в психоделических веществах – давайте начнем смотреть этому прямо в глаза.Самые большие страхи у большинства будут только два: страдание — или даже смерть — и безумие. Есть ли страх больший, чем эти? Это требует большой смелости, но чем серьезнее вызов, тем больше выгода будет в конце.

Почему я хочу принять психоделик?

В большинстве случаев это путешествие предпринимается ради простого любопытства. Многие люди говорили мне, что их первая встреча произошла в Голландии. Вы в отпуске, так почему бы не попробовать все, что запрещено законом, дома?

Каннабис во всех его формах — трава, гашиш, космические пирожные — соблазнителен, во-первых, а во-вторых, псилоцибин.После того, как с 2009 года галлюциногенные грибы были сняты с запрета, рынок расширился, включив в него трюфели, а затем, в меньшей степени, Salvia Divinorum – название, которое, вероятно, внушает больше всего страха всем, вызывая беспокойство не только у тех, кто с ним не знаком, но также и те, кто на собственном опыте открыл для себя силу этого вида.

Большинство людей, отдыхающих в Голландии, не имеют ни малейшего представления о грибах или трюфелях, получая информацию в основном из кофешопов.Часто эта информация носит приблизительный характер или просто считывается с этикеток, прикрепленных к купленной упаковке. В слишком многих случаях получающийся в результате опыт пугает, и поэтому голландцы в целом адекватно подготовлены к тому, чтобы успокоить параноидальных туристов, особенно в отделении неотложной помощи!

Сегодня волшебные грибы переживают новый ренессанс, становясь все более известными. Однако этого социального изменения никогда не бывает достаточно. Если ничего не знать, то и страха не почувствуешь — речь идет об отсутствии сознания, — но как только обнаруживаешь силу воздействия чего-либо, сразу же начинаешь относиться к этому с уважением.Если первоначальные переживания вводятся из любопытства, то можно сразу понять, что это не обязательно рекреационные вещества — даже те, кто делает это ради удовольствия, почти всегда имеют возможность мельком увидеть неприятную сторону, и иногда требуется совсем немного, чтобы перейти от сердечного смеха к темной, мрачной паранойе. В большинстве случаев эти переживания не имеют продолжения, потому что хочется только, чтобы отпуск подошел к концу, но также и потому, что мы едва ли чувствуем себя комфортно в отсутствие Set & Setting.Если вы еще не знакомы с фразой Set & Setting, читайте ЗДЕСЬ.

Те немногие, кто по-прежнему впечатлен увиденным потенциалом, оказываются перед выбором, как лучше поступить. Представляются два пути: следует ли идти по пути рекреационного использования или осмелиться исследовать само сознание?

Теперь нет ничего плохого в рекреационном использовании: низкая или очень низкая доза не поставит вас на колени и не подарит интересные сенсорные ощущения.Глаза и уши изменяются так, что то, что вы видите, и музыка, которую вы слышите, часто обогащаются очень интригующими спецэффектами. Но если я ищу только удовольствия, новизна, которая делает первые несколько опытов такими особенными, в конце концов улетучивается. Чтобы заново открыть для себя тот диапазон опыта, который подразумевается в рекреационном подходе, мне нужно задрать нос или даже начать комбинировать грибы с другими веществами.

Это маршрут, по которому обычно идут туристы с психоделиками, пробуя все возможные вещества, но не испытывая ни одного из них в полной мере.Они ищут опыт «комбо», или, скорее, комбинаций, которые позволяют им использовать как можно больше веществ вместе. Это маршрут, который отговаривает нас от чувства – на самом деле он опасен тем, что ему не хватает определенного уважения к грибам, а также к себе. К сожалению, некоторые из них погибли в этом процессе, а многие другие в конечном итоге получили тяжелые уроки, которые они будут помнить всю свою жизнь.

Увеличивать дозу для удовольствия — это путь в никуда, потому что грибы на самом деле не забава в высоких дозах — по крайней мере, согласно общепринятому определению этого слова.

Если я увеличиваю свою дозу, я делаю это, зная, что должен быть готов погрузиться в себя – и это погружение увеличивается в глубину экспоненциально с увеличением количества.

А зачем вообще грибы? Если это происходит время от времени, это может быть любопытно, а также довольно весело. Но сразу после того, как я решил раскрыть реальный потенциал этого вещества, мне нужно подготовиться, как аквалангисту, готовящемуся к глубине.

Правила снижения страха

Грибы безопасны.Если мы будем соблюдать только последовательность, посредством которой количество увеличивается, а также строгую практику Set & Setting, опыт всегда будет невыразимым, но никогда не проблематичным. В этом документе я подробно описал все необходимое, чтобы не бояться больше, чем полезно, но позвольте мне пойти немного дальше, потому что я думаю, что информация, которую я должен сообщить, будет ясной и полезной для всех.

Сделать путь

Первые три из четырех переживаний служат основой для понимания наших индивидуальных психофизических реакций, т.е.е. наша чувствительность к веществу и наши вероятные эмоциональные реакции. Какая-то паранойя? Страх? Боль и дискомфорт в теле и душе? Этот опыт помогает нам определить, с какой «дозой» мы можем справиться, не рискуя психотическими эпизодами или «потеряв ее». Это то количество, с которым следует работать.

Использование волшебных грибов — это путь, открытый с течением времени, и, кроме того, это процесс работы над собой, который разыгрывается даже в обычных состояниях сознания. Медитация может быть хорошей помощью; устроиться на терапевтическую работу; встреча с психологом; или, возможно, загляните в Семейные Расстановки.Короче говоря, грибы — это часть путешествия, которое мы совершаем вне их, в котором сознание встречается с непосредственным опытом — они всего лишь инструмент, открывающий доступ к драгоценному знанию.

Терапевтическое использование

На самом деле есть вожатые и психологи, которые проводят психотерапию с помощью психоделиков. Тем не менее, они делают это незаконно и рискуют попасть в тюрьму за то, что помогают своим клиентам докопаться до глубины их проблем, даже несмотря на то, что эффективность их методов превосходит эффективность более традиционных терапевтических методов.

Я бы порекомендовал законодателям ознакомиться с результатами экспериментов, проведенных несколько десятилетий назад (уже в 50-х годах). То, что они найдут, — это необычайно положительные результаты без побочных эффектов и неоспоримый вывод о том, что эти вещества безопасны. Интересно, что мы могли бы сделать, чтобы конкретно закрепить законодательные изменения, но в Италии мы сильно отстали. Стоит только взглянуть на тупые нереальные предубеждения людей против чего-то такого простого, как каннабис. Нетрудно предсказать, что США, вероятно, доберутся до этого раньше, чем мы.

Сделай сам

При отсутствии возможности работать с компетентным терапевтом, нужно попробовать немного «Сделай сам». Здесь необходима небольшая осмотрительность: нужно понимать вещество, которое употребляешь, а также понимать основные правила, необходимые для того, чтобы действовать без риска для своего психического или физического здоровья. Я посвящаю много страниц своей книги основным умственным и физическим недостаткам, и этот последний очень деликатный недостаток часто недооценивают. Одновременный прием фармацевтических препаратов является вопросом, которому следует уделять большое внимание.Действительно, различные лекарства, отпускаемые без рецепта, могут сильно взаимодействовать с потреблением псилоцибина. Одним из наиболее примечательных являются антигистаминные препараты, используемые для лечения аллергии на сенную лихорадку, которые можно приобрести без рецепта врача, но они вызывают сильное взаимодействие с другими распространенными лекарствами для самолечения. В книге этому вопросу посвящена целая глава, в которой также обсуждаются некоторые медицинские применения псилоцибина.

Выпрыгнуть из окна

Люди спрашивали меня, выбрасывался ли кто-нибудь из окна во время психоделического путешествия, убежденный, что может летать.Это правда? Это действительно может случиться? Это то, чего вам следует опасаться?

Меня лично больше бы пугала перспектива гнать за парой «Маргарит», подвергая риску себя и других, — но это вина «Маргарит» или вина пьяного водителя? Виноваты ли грибы, если случится что-то плохое, или виноват тот, кто принял слишком большую дозу, не обращая внимания на Set & Setting, а затем выпрыгнул из окна посреди эпизода? Попытки вылететь из окна — не более чем городские легенды — вроде сенсационной лжи о том, что прием ЛСД может буквально сжечь клетки мозга дотла, — но употребление некоторых психоделиков человеком, страдающим психическими расстройствами, вызывает серьезные опасения.Следовательно, при приеме психоделиков следует осознавать все возможные взаимодействия и риски.

Грибы безопасны

Проще говоря, за 60 лет приема галлюциногенных грибов я ни разу не умер от воздействия вещества. Арахис, например, гораздо опаснее, потому что он вызвал у многих людей анафилактический шок. Тем временем грибы не сделали ничего подобного.

Заключение

Подводя итог: страх физиологичен, особенно когда вы чувствуете, что действие дозы начинает проявляться.Но страх — это тоже совершенно нормально, если вы знаете, что делаете. А что вам нужно знать? Вам нужно будет понимать умственные и физические побочные эффекты, применять строгую практику Set & Setting (подробнее об этом ЗДЕСЬ), начинать с низкой дозы и постепенно увеличивать ее в зависимости от вашей физической реакции. Как только вы и волшебные грибы хорошо познакомитесь друг с другом, вы можете попытаться исследовать себя еще глубже, используя большее количество грибов. Вот где опыт значительно меняется, но вы увидите, что здоровые страхи, которые вы будете испытывать время от времени, следует воспринимать не более чем как повод для возбуждения вашей смелости.

(не забудьте прочитать здесь ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ)

Грибы — не тихий убийца — SPINE ONLINE

Уже более 20 лет у меня в спальне висел плакат Дэвида Ароры под названием «Съедобные грибы лесной подстилки». Это потрясающего цвета, и разнообразие всевозможных грибов заставило бы ваши глаза коситься, если бы вы смотрели на него слишком долго — но мне это нравится. Мне нравится знать, что грибы генетически ближе к млекопитающим, чем к растениям.Мне нравится знать, что самый большой известный организм на Земле — это гриб, но даже со всей этой информацией у меня также появился страх встретить один из них во время прогулки по лесу.

Что, если гриб был просто копией своего нетоксичного собрата, а потом его съела моя собака? Или если споры каким-то образом попадут мне в легкие, и я стану грибницей? Думаю, любой засомневается в ситуации, бросится к ветеринару или позвонит в токсикологическую службу. Как общество, мы обычно боимся грибков и их плодов — грибов — если они не завернуты в целлофан в продуктовом магазине, предполагая, что они могут быть ядовитыми только в том случае, если их найдут сами по себе.Но на самом деле грибы — самые невероятные, продуктивные и увлекательные организмы на нашей планете. И мы все еще изучаем, что они могут сделать для нас, а также то, что они могут сделать с по нас.

За последние несколько недель у меня было несколько разговоров о грибах. Разговор обычно начинается с того, что я спрашиваю человека: «Вы слышали о Поле Стаметсе?» Я всегда отчаянно пытаюсь рассказать о его открытиях, но разговор всегда приводит к разговору о психоделических грибах (псилоцибине).Это разочаровывает каждый раз; Я уделяю время обучению и просто получаю пустые взгляды или взгляды на стену позади меня.

Во-первых, Пол Стамец — очаровательный человек, который больше всех увлекается грибами, чем кто-либо, кого я когда-либо встречал; и во-вторых, я не говорю о психоделических грибах. Хотя они являются большой частью растущего страха, который развился в Северной Америке, я говорю о грибах, растущих на вашей лужайке в середине августа, или о коробках для гурманов, которые вы видите в продуктовом магазине, или даже о тех, которые вы купили. никогда не слышал о таком грибе, как агарикон с тихоокеанского северо-запада.Для меня есть несколько тем, которые более неправильно поняты, чем грибы, и что делает их более интригующими для меня, так это то, как мы их боимся.

Первое упоминание о микофобии было сделано британским микологом У. Д. Хэем в 1887 году. Он утверждал, что жители Британии, как известно, боялись грибов и держались от них подальше, почти полностью, чтобы избежать отравления. Теперь покупать только белые шампиньоны для еды и рассматривать грибы портобелло как экзотический сорт на наших кухнях — это лишь верхушка шапки нашей продолжающейся коллективной фобии.Единственный способ освободить наше общество от этого иррационального страха — стать образованным и, наконец, вырасти из этой ожесточенной первобытной заботы.

Другие страны более склонны к сбору дикорастущих грибов (например, Россия, Польша и Украина), и они хвалят возможность делать это в соответствии с законодательными правилами. Это те, кто известен как микофилы, полная противоположность британцам времен У. Д. Хейса и нам в 21 веке. Дэвиду Арора — ветерану микологического сообщества, а также специалистам по выращиванию грибов не чуждо это клеймо в отношении их любимой группы грибов.

«…задумайтесь: из нескольких тысяч различных видов дикорастущих грибов в Северной Америке только пять или шесть смертельно ядовиты! А когда вы знаете, на что обращать внимание, отличить смертоносный мухомор от пикантной лисички так же сложно, как лимскую фасоль от артишока». Утешительные слова Дэвида Ароры. Он — так же, как Пол Стамец и другие микологи — терпелив и внимателен к нашим страхам. Поэтому, прежде чем паниковать в парке или в продуктовом магазине, вспомните, что вы читали здесь сегодня.

 

Если вам интересно узнать больше о микологии, грибах и людях, которые их выращивают, посетите эти сайты:

https://www.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.