Содержание

23) Бихевиоризм как наука о поведении.

Бихевиоризм — направление в психологии человека и животных, буквально — наука о поведении. Это направление в психологии, определявшее облик американской психологии в начале 20-го века, радикально преобразовавшее всю систему представлений о психике. Его кредо выражала формула, согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание. Поскольку тогда было принято ставить знак равенства между психикой и сознанием (психическими считались процессы, которые начинаются и заканчиваются в сознании), возникла версия, будто, устраняя сознание, бихевиоризм тем самым ликвидирует психику. Основателем данного направления в психологии был американский психолог Джон Уотсон.

Методы: Бихевиористами применялось два основных методологических подхода для исследования поведения: наблюдение в лабораторных, искусственно создаваемых и управляемых условиях, и наблюдение в естественной среде обитания.

Развитие: Бихевиоризм положил начало возникновению и развитию различных психологических и психотерапевтических школ, таких, как необихевиоризм, когнитивная психология (наука, изучающая познавательные процессы человеческого сознания), поведенческая терапия, рационально-эмоционально-поведенческая терапия. Существует множество практических приложений бихевиористской психологической теории, в том числе и в далёких от психологии областях.

Сейчас подобные исследования продолжает наука о поведении животных и человека — этология, использующая другие методы (например, этология гораздо меньшее значение придаёт рефлексам, считая врождённое поведение более важным для изучения).

Уотсон: поведение – это система реакция. ( Реакция – новое понятие, введенное бихевиоризмом).

24) Типы реакций по Уотсону:

1) врожденные – поведенческие акты, наблюдаемые у новорожденных детей: чихание, икание, сосание, улыбка, плач, движение туловища и т.д.

2) приобретенные

Врожденные р-ции Уотсон описал без труда, т.к. достаточно понаблюдать за поведением новорожденных. Описание законов приобретением врожденных реакций шло труднее. Он обратился к работам Павлова и Бехтерева, где описаны механизмы возникновения условных рефлексов. Уотсон принимает концепцию условных рефлексов как естественнонаучную базу своей теории: все новые реакции приобретаются путем обусловливания.

25) Инструментальное или оперантное обусловливание в бихевеоризме.

Другое достижение бихевиоризма – изучение особого типа условных реакций – инструментальных или определенных. Инструментальное или оперантное обусловливание – если подкреплять действие индивида, то оно фиксируется и воспроизводится с большей легкостью.

Бихевиористы: классическое (т.е. павловское) и оперантное обусловливание – универсальный механизм научения, общий для животного и человека. Процесс научения, представлялся как автоматический, не требующий активности человека. Достаточно использовать 1 подкрепление, что бы «закрепить» в нервной системе успешные реакции независимо от воли или желаний человека.

С помощью S и подкрепления можно «лепить» любое поведение человека, «манипулировать» им. Поведение жестко «детерминировано» и зависит от внешних обстоятельств и прошлого опыта.

Таким образом, игнорировалось существование сознания, т.е. внутреннего психического мира человека, что лишено здравого смысла. Позже это поняли и бихевиористы. С конца 60-ы гг. даже на родине бихевиоризма, в Америке, вернулись к изучению сознания – высшей формы психического отражения объективной действительности.

Рассмотрение бихевиоризма в качестве психологической науки о поведении

В 1913 году американский психолог Дж. Уотсон (1878-1958 гг.), который впоследствии стал теоретическим лидером бихевиоризма (от английского слова behavior, что означает «поведение»), заявил, что психология получит полное право называться наукой, только когда начнет использовать объективные экспериментальные методы изучения. Но с объективной точки зрения, возможно изучать исключительно поведение человека, проявляющееся в одной либо другой ситуации. Все, что невозможно объективно зарегистрировать, то есть человеческие мысли и сознание – все, что происходит непосредственно внутри человека, изучению уже не подлежит. Объективно изучать и регистрировать возможно исключительно реакции, внешние действия индивида, а также те стимулы и ситуации, которые к этим реакциям приводят. Согласно Дж. Уотсону, задача психологической науки состоит в том, чтобы непосредственно по реакции определять возможный стимул, а по этому стимулу предсказывать конкретную реакцию. Та либо другая поведенческая реакция проявляется на отдельный стимул, какую-либо ситуацию. Формула «стимул-реакция» (S-R) считалась ведущей в бихевиоризме.

Определение 1

С точки зрения последователей этого направления, личность человека – это некая совокупность поведенческих реакций, присущих конкретному индивиду. Новые формы поведения возникают в результате образования условных рефлексов (так называемое обусловливание).

Психологические закономерности управления поведением людей

Можно осуществлять управление поведением людей, применяя некоторые психологические закономерности.

Закон эффекта

Был определен одним из первооткрывателей бихевиористского направления Э. Торндайком (1874-1949 гг.), подчеркивает: связь между стимулом и реакцией увеличивается, когда присутствует подкрепление. Оно бывает положительного характера (некая похвала, получение ожидаемого результата, материальное вознаграждение и т.д.) либо отрицательного (наказание, болевые ощущения, критическое замечание, неудача и т.п.). Поведение индивида зачастую вытекает из ожидания какого-либо положительного подкрепления, но в редких случаях преобладает желание в первую очередь избежать отрицательного подкрепления.

Закон субъективной ценности подкрепления

Чтобы осуществлять управление поведением, важно учитывать, какое именно подкрепление, какая именно награда предпочтительна, ценна и наиболее значима для индивида на конкретный момент. В концепции бихевиоризма индивид понимается в первую очередь как действующее, реагирующее, способное к обучению существо, которое «запрограммировано» на одни либо другие реакции, действия, проявления поведения. Меняя подкрепления и стимулы, можно «программировать» индивида на предпочтительное поведение. Помимо этого, в недрах самого бихевиоризма психолог Э. Толмен (1886-1959 гг.) подверг явному сомнению схему «стимул-реакция» как чрезвычайно упрощенную и добавил к этим членам новую переменную, стоящую между ними – психические процессы конкретного индивида, напрямую зависящие от его наследственности, прошлого опыта и нынешнего физиологического состояния.

Американский психолог Б.Ф. Скиннер (1904-1990 гг.) сформулировал положение о трех типах поведения человека: безусловно рефлекторном, условно рефлекторном и оперантном. Безусловно рефлекторный и условно рефлекторный типы поведения вызываются некими стимулами и называются, в свою очередь, респондентным (или отвечающим) поведением. Они составляют некую часть репертуара поведения человека, но исключительно ими не обеспечивается полная адаптация человека к нынешней среде его обитания. Сам процесс приспособления выстраивается на основании активных проб – то есть воздействий человека на окружающий его мир.

Замечание 1

Некоторые такие пробы совершенно случайно способны привести к получению полезного результата, который из-за своей очевидной полезности закрепляется. Данные реакции не вызываются стимулом, а выделяются (можно сказать, испускаются) самим организмом. Одни из них оказываются действительно верными и поэтому подкрепляются.

Скиннер дал им название «оперантные» (реакции типа Я). По мнению Скиннера, конкретно данные реакции можно считать преобладающими в адаптивном поведении человека. Основным средством формирования нового социального поведения является подкрепление.

Информация, приобретенная при изучении животных, перенесена Скиннером на людское поведение, что привело к довольно биологизаторской трактовке человека. Для решения некоторых социальных проблем современного социума Скиннер выдвинул задачу формирования технологии поведения, призванную вести контроль одной части людей над другой частью. В роли средства управления людского поведения выступал контроль за режимом подкреплений, дающий возможность осуществлять определенное манипулирование. Получается, что Скиннер огласил еще две психологические закономерности, которые можно увидеть ниже.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Принцип оперантного обусловливания

Поведение живых существ в полной мере определяется последствиями, к которым оно может привести. В зависимости от того, будут ли эти последствия положительными, безразличными либо отрицательными, данный живой организм проявит определенную тенденцию повторять конкретный поведенческий акт, не придавать ему малейшего значения либо стараться полностью избегать тех действий и тех ситуаций, которые способны привести к отрицательным последствиям.

Закономерность субъективной вероятности последствий

Индивид субъективно проводит оценку доли вероятности наступления одних либо других последствий своих собственных реакций. Чем сильнее субъективная вероятность проявления отрицательных последствий, тем значительнее это влияет на поведение индивида, и тем в большей степени он склоняется к тому, чтобы отказаться от подобных инициативных действий.

Определение 1

Скиннер говорил, что личность – это определенная совокупность социальных реакций, определенных навыков, сформировавшихся в результате оперантного научения.

Под достаточным влиянием конкретной системы подкреплений и наказаний человек получает новые социальные навыки, а также другие свойства личности.

Представитель школы необихевиоризма Альберт Бандура (1925-1988 гг.) продемонстрировал, что новое поведение способно появляться не только в результате спонтанной инструментальной активности (как считал Скиннер), но и как подражание либо как результат словесного (вербального) инструктирования. Именно так были озвучены закономерности управления поведением людей, перечисленные далее.

Закономерность подражания

Индивид склонен копировать поведение других индивидов с расчетом на то, что результаты этого копирования окажутся положительными для него лично.

Закономерность научения через пример либо наблюдение

Индивиды способны учиться, просто наблюдая, читая либо слыша об определенном поведении других людей.

Закономерность самоподкрепления

Индивиды обладают способностью самостоятельно давать оценку собственному поведению и поощрять либо критиковать либо каким-то образом наказывать себя в том случае, если они нарушили общепринятые нормы, которые кажутся им правильными.

Теория Джулиана Роттера

В теории социального научения, разработанной Дж. Роттером (1916-1914 гг.), социальное поведение человека возможно обрисовать, используя нижеперечисленные понятия:

  • Поведенческий потенциал. Любой индивид обладает конкретным набором действий, поведенческих реакций, образовавшихся в течение его жизни.
  • Субъективная вероятность. С какой, как считает индивид, вероятностью, некое подкрепление будет после конкретного поведения в какой-либо ситуации (когда индивид думает, что есть высокая вероятность того либо другого вида подкрепления в этой ситуации, он быстрее усваивает нужное поведение, которое максимально соответствует и ситуации, и подкреплению).
  • Характер и ценность подкрепления. Различные индивиды ценят и выбирают различные подкрепления. Для кого-то намного более ценна устная похвала, необходимо уважение окружающих, для кого-то – материальные блага, кто-то сильнее чувствителен к наказанию и так далее.
  • Локус контроля. От латинского слова locus, что означает «место», «местоположение». Это понятие, которое ввел Роттер, разделяет индивидов по такому принципу: часть считает себя «пешкой», а часть – человеком, чьи усилия могут привести к достижению поставленной цели. Экстерналы снимают с себя ответственность за абсолютно все происходящее с ними, и перекладывают ее на окружающих и жизненные обстоятельства. Интерналы склонны считать ответственным за все положительные и отрицательные события в жизни исключительно себя самих. Проще поддаются внешнему влиянию и управлению именно экстерналы, их поведение гораздо легче программируется переменами внешних воздействий, определенных ситуаций, стимулов и подкреплений.

Сильные и слабые стороны бихевиоризма

Основными достижения бихевиоризма в качестве психологии как науки о поведении считаются внедрение объективных методов регистрации, а также анализа внешне наблюдаемых реакций, действий индивида, неких процессов и событий, а также открытие конкретных закономерностей научения, появления навыков, поведенческих реакций.

Замечание 2

Значительное влияние бихевиоризм оказал на развитие психотерапии, а также на методы программированного обучения.

Главный недостаток бихевиоризма состоит именно в недостаточном учете сложности психической человеческой деятельности, значительном сближении психики человека и животного, игнорировании процессов сознания, самоопределения индивида, творчества.

Маклаков А. Г. М15 Общая психология

Маклаков А. Г.

М15 Общая психология: Учебник для вузов. — СПб.: Питер, 2008. — 583 с: ил. — (Серия «Учебник для вузов»).

ISBN 978-5-272-00062-0

Учебник написан в соответствии с программой подготовки психологов и педагогов по учебному курсу «Общая психология». В нем с учетом современных достижений пси­холого-педагогической науки рассматриваются общие вопросы психологии, психические и познавательные процессы, состояния и свойства, эмоционально-волевая сфера лично­сти, се индивидуальные особенности. Учебник богато иллюстрирован, снабжен удобным служебным справочно-библиографическим аппаратом.

Учебник предназначен для преподавателей, аспирантов и студентов факультетов пси­хологии и высших педагогических учебных заведений.

ББК 88.3я7 УДК 159.9(075)

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было фор­ме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

ISBN 978-5-272-00062-0

© ООО «Питер Пресс», 2008
Содержание


Часть I. Введение в общую психологию 6

12.6. Развитие мышления 318


ТЕКСТЫ ВО ВРЕЗКАХ Имена

Ананьев Борис Герасимович 13

Бехтерев Владимир Михайлович 32

Аристотель 42

Уотсон Джон Бродус 51

Челпанов Георгий Иванович 54

Рубинштейн Сергей Леонидович 55

Павлов Иван Петрович 81

Выготский Лев Семенович 94

Анохин Петр Кузьмич 114

Леонтьев Алексей Николаевич 126

Бернштейн Николай Александрович 138

Фрейд Зигмунд 158

Шеррингтон Чарльз Скотт 170

Фехнер Густав Теодор 174

Лурия Александр Романович 182

Гельмгольц Герман 190

Вундт Вильгельм 230

Теплов Борис Михайлович 240

Эббингауз Герман 251

Смирнов Анатолий Александрович 262

Зинченко Петр Иванович 264

Бине Альфред 312

Пиаже Жан 327

Гальперин Петр Яковлевич 328

Ухтомский Алексей Алексеевич 358

Узнадзе Дмитрий Николаевич 360

Корнилов Константин Николаевич 378

Джемс Уильям 387

Ланге Николай Николаевич 431

Селье Ганс 451

Юнг Карл Густав 494

Адлер Альфред 495

Хорни Карен Клементина 497

Роджерс Карл Рэпсом 498

Маслоу Абрахам Харольд 500

Жане Пьер Мари Фели 503

Олпорт Гордон Уиллард 507

Макдугалл Уильям 521

Бандура Альберт 533

Гальтон Фрэнсис 544

Фромм Эрих П 577

Это необходимо знать

Валидность и надежность психодиагностического теста 27

Моральные принципы деятельности психолога 30

Перспективы выпускников психологических факультетов 66

Что такое «мозговой штурм»? 323

Гомеостатические механизмы организма 440

Антисоциальная личность 515

Из истории психологии

Классический эксперимент И. П. Павлова 82

Исследования функциональной асимметрии мозга 112

Теория научения 128

Теории слуха 192

Теории цветового зрения 196

Феноменальная память 280

Патология воли 381

Это интересно

Что является механизмами сознания? 96

Существует ли явление «пси»? 154

Как происходит передача информации от рецептора в мозг? 166

Как человек распознает объект ы? 204

Что позволяет человеку адекватно воспринимать окружающий мир? 226

Можно ли изучать представления? 237

Как происходит кодирование и сохранение информации в памяти 256

Амнезия детства 278

Что такое творческая личность? 287

Что является физиологической основой мышления? 302

Могут ЛИ другие биологические виды овладеть человеческим языком? 342

Что является материальной основой ВНИМАНИЯ? 356

Из чего состоит эмоция человека? 406

Сможет ли «искусственный интеллект» заменить мозг человека? 418

Что формирует личность: наследственность или среда? 474

Агрессивное поведение 530


Часть I. Введение в общую психологию


  • Глава 1. Предмет психологии, ее задачи и методы

  • Глава 2. Психология в структуре современных наук

  • Глава 3. Понятие о психике и ее эволюции

  • Глава 4. Происхождение и развитие сознания человека

Глава 5. Психологическая теория деятельности

Глава 6. Неосознаваемые психические процессы

ОТ АВТОРА

Предлагаемая вниманию читателя книга написана в соответствии с учебной программой курса «Общая психология». Автор не ставил перед собой задачи дать переоценку системы психологических взглядов, а ориентировался на наиболее объективное и максимально доступное изложение учебных вопросов с общепри­знанных позиций. Представленные в этом учебнике материалы являются резуль­татом обобщения работ известных отечественных и зарубежных психологов и со­ответствуют требованиям Государственного стандарта подготовки специалистов.

Основой учебника являются работы классиков отечественной психологии: С. Л. Рубинштейна, Л. С. Выготского, Б. Г. Ананьева, Б. М. Теплова, А. Н. Леонтье­ва, Б. Ф. Ломова и многих других известных российских ученых. Но психология пополняется все новыми и новыми знаниями, в связи с чем пересматриваются от­дельные теоретические положения этой научной дисциплины. Поэтому существует необходимость периодически обновлять классический учебный материал. При соз­дании данной книги был осуществлен анализ значительного количества учебни­ков и учебных пособии, в том числе таких авторов, как Ю. Б. Гиппенрейтер, Р. С. Немов, А. А. Реан, Е. И. Рогов и др. Проанализированы позиции и взгляды представителей двух ведущих российских психологических школ — московской и петербургской.

Выход в свет этого учебника был бы невозможен без помощи многих людей. Автор выражает искреннюю благодарность за содействие и поддержку в работе декану факультета психологии и педагогики Ленинградского государственного областного университета В. Л. Ситникову, а также профессору А. А. Реану, взяв­шему на себя труд по рецензированию книги. Особую признательность автор вы­ражает сотрудникам издательства «Питер», принимавшим непосредственное участие в подготовке книги к печати.

Глава 1. Предмет психологии, ее задачи и методы
Краткое содержание

Методологические основы изучения человека. Общие принципы познания мира. Подход Ь. Г. Ананьева к изучению человека как биосоциального существа. Попятия «индивид», «субъект деятельности», «личность». Первичные R вторичные свойства человека как индивида. Общие характеристики личности. Отличительные черты человека как субъекта деятельности. Понятия «сознание» и «деятельность».

Науки о человеке и человечестве. Исследования человека как биологического вида, труды К. Линнея. Общее Представление об антропологии. Психологические аспекты исследования че­ловека как биологического вида: Сравнительная психология, ЗООПСИХОЛОГИЯ, общая психология. Общие проблемы исследования перехода человека из животного в социальный мир. Науки, изу­чающие социогенез человека. Науки, изучающие взаимодействие человека с природой. Общие проблемы исследования человека как индивида и его онтогенеза.

Психология как наука. Психология как гуманитарная наука. Житейские и научные психо­логические знания. Значение термина -психология». Психология как наука о психике и психи­ческих явлениях. Предмет психологии. Классификация психических явлений: психические про­цессы, психические состояния, психические свойства. Психические процессы: познавательные, эмоциональные, волевые. Психические СОСТОЯНИЯ как характеристика общего состояния психи­ки. Основные характеристики психических состояний: длительность, направленность, устойчи­вость, интенсивность, Психические свойства личности: направленность, темперамент, способно­сти, характер.

Основные методы психологических исследований. Общее, представление о методах науч­ного исследования. Основные группы психологических методов: объективные и субьективные. Основные субъективные методы психологии: наблюдение, включенное наблюдение, самонаблю­дение, опрос (письменный, устный, свободный). Субъективные методы количественной оценки психических явлений. Основные типы психологических тестов. История создания тестов. Про­ективные тесты и эксперимент (лабораторный, естественный). Общее представление о методах моделирования.

1.1. Методологические основы изучения человека

Как понять поведение другого человека? Почему люди обладают разными спо­собностями? Что такое «душа» и какова ее природа? Эти и другие вопросы всегда занимали умы людей, причем со временем интерес к человеку и его поведению постоянно возрастал.

Рациональный подход к познанию мира основывается на том, что окружаю­щая нас действительность существует независимо от нашего сознания, может быть исследована опытным путем, а наблюдаемые явления вполне объяснимы с науч­ных позиций. Для реализации такого подхода необходимо иметь общее представ­ление о предмете исследования. В различных направлениях науки ученые не-

Глава 1. Предмет психологии, ее задачи и методы ■ 13

Ананьев Борис Герасимович (1907-1972) — выдающийся российский психолог. Научную деятельность начал в качестве аспиранта в Институте мозга еще при жизни В. М. Бехтерева. В 1968-1972 гг. был деканом факультета психологии ЛГУ. Явля­ется основателем ленинградской психологической школы. Ав­тор фундаментальных работ в области чувственного восприя­тия, психологии общения, педагогической психологии. Предло­жил систему человекознания, в которой были интегрированы данные различных наук о человеке.
однократно предпринимали попытки сформулировать целостное представление о человеке. Конечно, такое представление существует и в психологии.

Один из наиболее популярных в отечественной психологии подходов к изуче­нию человека был предложен Б. Г. Ананьевым. Оценивая значение деятельности Ананьева для отечественной науки, в первую очередь необходимо подчеркнуть, что им был разработан принципиально новый методологический подход к иссле­дованию психики человека. Это позволило не только выделить новые разделы психологии, которые до этого не существовали как самостоятельные, но и по-но­вому взглянуть на самого человека. Говоря об основных особенностях развития научного знания о человеке, Ананьев отмечал, что проблема человека становится общей проблемой для всей науки в целом. При этом для научного познания чело­века характерны как все возрастающая дифференциация и специализация отдель­ных дисциплин, так и тенденция к объединению различных наук и методов иссле­дования человека. Современную науку все больше и больше интересуют пробле­мы, связанные со здоровьем человека, его творчеством, обучением и, конечно, его мыслями и переживаниями, причем исследование человека и человеческой дея­тельности осуществляется комплексно, с учетом всех аспектов этих проблем.

Ананьев выделял в системе человекознания четыре основных понятия: инди­вид, субъект деятельности, личность и индивидуальность.

Понятие «индивид» имеет несколько толкований. Прежде всего, индивид — это человек как единичное природное существо, представитель вида Homo sapiens. В данном случае подчеркивается биологическая сущность человека. Но иногда ЭТО понятие используют для обозначения человека как отдельного представителя че­ловеческой общности, как социальное существо, использующее орудия труда. Однако и в этом случае не отрицается биологическая сущность человека.

Человек как индивид обладает определенными свойствами (рис. 1.1). Ананьев выделял первичные и вторичные свойства индивида. К первичным он относил свойства, присущие всем людям, такие как возрастные особенности (соответствие определенному возрасту) и половой диморфизм (принадлежность к определен­ному полу), а также индивидуально-типические характеристики, в том числе кон­ституциональные особенности (особенности сложения тела), нейродинамические



свойства мозга, особенности функ­циональной геометрии больших по­лушарий. Совокупность первичных свойств индивида определяет его вто­ричные свойства: динамику психофи­зиологических функций и структуру органических потребностей. В свою очередь, интеграция всех этих свойств обусловливает особенности темпера­мента и задатки человека.

Другое понятие, характеризующее человека как объект реального мира, — «личность». Данное понятие, как и понятие «индивид», имеет различные варианты толкования. В частности, под личностью понимается индивид как субъект социальных отношений и сознательной деятельности. Некото­рые авторы под личностью понимают системное свойство индивида, фор­мирующееся в совместной деятельно­сти и общении. Есть и другие толко­вания этого понятия, но все они схо­дятся в одном: понятие «личность» характеризует человека как социаль­ное существо (рис. 1.2). В рамках дан­ного понятия рассматриваются такие психологические свойства личности, как мотивация, темперамент, способ­ности и характер.

Следующее понятие, которое выделял Ананьев при изучении человека, — «субъект деятельности». Это понятие по своему содержанию занимает промежу­точное положение между понятиями «индивид» и «личность». Субъект деятель­ности соединяет в единое целое биологическое начало и социальную сущность че­ловека. Если бы человек не обладал способностью выступать в качестве субъекта деятельности, то вряд ли он мог бы рассматриваться как социальное существо, поскольку его эволюция и социальное развитие невозможны без деятельности.

Прежде чем охарактеризовать человека как субъекта деятельности, необходи­мо уяснить смысл понятия «субъект» как философской категории. Чаще всего это понятие употребляется совместно с понятием «объект». Объект и субъект всегда находятся в определенной взаимосвязи. Объект — это существующие независимо от нашего сознания предмет или явление реального мира, выступающие в виде цели, на которую обращена активность человека — субъекта воздействия. Чело­век всегда окружен определенными предметами или сталкивается с явлениями реального мира. В зависимости от того, на что или на кого обращена его актив­ность, тот или иной предмет может выступать в качестве объекта. Объектом мо­жет быть и сама деятельность человека.

Главной чертой человека как субъ­екта, отличающей его от остальных живых существ, является сознание (рис. 1.3). Сознание — это высшая форма психического развития, присущая только человеку. Оно определяет возможность познания объективной реальности, формирования целена­правленного поведения и, как след­ствие, преобразования окружающего мира. В свою очередь, способность со­знательной деятельности по преобра­зованию окружающего мира является еще одной чертой человека как субъ­екта. Таким образом, субъект — это индивид как носитель сознания, обла­дающий способностью к деятельности.

Итак, человек может рассматри­ваться, во-первых, как представитель живой природы, биологический объ­ект, во-вторых, как субъект сознательной деятельности и, в-третьих, как социаль­ное существо. То есть человек — это биосоциальное существо, наделенное созна­нием и способностью к деятельности. Объединение этих трех уровней в одно це­лое формирует интегральную характеристику человека — его индивидуальность.

Индивидуальность — это совокупность психических, физиологических и соци­альных особенностей конкретного человека с точки зрения его уникальности, свое­образия и неповторимости. Предпосылкой формирования человеческой индиви­дуальности служат анатомо-физиологические задатки, которые преобразуются в процессе воспитания, имеющего общественно обусловленный характер. Разнооб­разие условий воспитания и врожденных характеристик порождает широкую ва­риативность проявлений индивидуальности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что человек — один из наиболее сложных объектов реального мира. Структурная организация человека носит многоуровневый характер и отражает его природную и социальную сущность (рис. 1.4). Поэтому не удивительно, что существует значительное число наук, изу­чающих человека и его деятельность.

1.2. Науки о человеке и человечестве

Современной наукой человек, во-первых, изучается как представитель биоло­гического вида; во-вторых, он рассматривается как член общества; в-третьих, изу­чается предметная деятельность человека; в-четвертых, изучаются закономерно­сти развития конкретного человека.


Началом целенаправленного изучения человека как биологического вида мож­но считать труды Карла Линнея, выделившего его в качестве самостоятельного вида Homo sapiens в отряде приматов. Таким образом, было впервые определено место человека в живой природе. Это не значит, что ранее человек не вызывал интереса у исследователей. Научное познание человека берет свое начало в натур­философии, естествознании и медицине. Однако эти исследования носили узкопрофильный, недостаточно систематизированный, а самое главное, противоречи­вый характер, и человек чаще всего противопоставлялся в них живой природе. К. Линней предложил рассматривать человека как элемент живой природы. И это было своеобразным поворотным пунктом в изучении человека.

Специальной наукой о человеке как особом биологическом виде является антропология. В структуру современной антропологии включают три основных раз­дела: морфология человека (изучение индивидуальной изменчивости физического типа, возрастных стадий — от ранних стадий зародышевого развития до старости включительно, полового диморфизма, изменения физического развития человека иод влиянием различных условий жизни и деятельности), учение об антропогене­зе (об изменении природы ближайшего предка человека и самого человека в тече­ние четвертичного периода), состоящее из приматоведения, эволюционной анато­мии человека и палеоантропологии (изучающей ископаемые формы человека) и расоведение.

Помимо антропологии существуют и другие связанные с ней науки, изучаю­щие человека как биологический вид. Например, физический тип человека как его общую соматическую организацию изучают такие естественные науки, как анатомия и физиология человека, биофизика и биохимия, психофизиология, нейропсихология. Особое место в этом ряду занимает медицина, которая включа­ет многочисленные разделы.

Учение об антропогенезе — происхождении и развитии человека — также свя­зано с науками, изучающими биологическую эволюцию на Земле, поскольку при­роду человека невозможно понять вне общего и последовательно развивающегося процесса эволюции животного мира. К данной группе наук могут быть отнесены палеонтология, эмбриология, а также сравнительная физиология и сравнитель­ная биохимия.

Необходимо подчеркнуть, что в развитии учения об антропогенезе сыграли важную роль частные дисциплины. К их числу прежде всего надо отнести физио­логию высшей нервной деятельности. Благодаря И. П. Павлову, проявившему большой интерес к некоторым генетическим проблемам высшей нервной деятель­ности, наиболее сформировавшимся отделом сравнительной физиологии стала физиология высшей нервной деятельности антропоидов.

Огромную роль в понимании развития человека как биологического вида иг­рает сравнительная психология, объединяющая в себе зоопсихологию и общую психологию человека. Начало экспериментальных исследований приматов в зоо­психологии положили научные работы таких ученых, как В. Келер и Н. Н. Ладыгина-Котс. Благодаря успехам зоопсихологии стали понятны многие механизмы поведения человека и закономерности его психического развития.

Существуют науки, которые не соприкасаются непосредственно с учением об антропогенезе, но играют значимую роль в его развитии. К ним относятся генети­ка и археология. Особое место занимает палеолингвистика, исследующая проис­хождение языка, его звуковых средств и механизмов управления. Происхождение языка — один из центральных моментов социогенеза, а происхождение речи — цент­ральный момент антропогенеза, поскольку членораздельная речь является одним из основных отличий человека от животных.

В связи с тем что мы коснулись проблем социогенеза, следует отметить обще­ственные науки, которые самым тесным образом связаны с проблемой антропоге­неза. К их числу относятся палеосоциология, изучающая становление человече­ского общества, и история первобытной культуры.

Таким образом, человек как представитель биологического вида является объектом изучения многих наук, в том числе и психологии. На рис. 1.5 представ­лена классификация Б. Г. Ананьева основных проблем и наук о Homo sapiens. Цен­тральное место среди наук, изучающих происхождение и развитие человека как самостоятельного биологического вида, занимает антропология. Основной вывод, который позволяет сделать современное состояние антропологии в отношении развития человека, может быть сформулирован следующим образом: на каком-то этапе биологического развития произошло выделение человека из животного ми­ра (пограничный этап «антропогенеза- социогенеза») и в эволюции человека пре­кратилось действие естественного отбора, основанного на биологической целесо­образности и выживании наиболее приспособленных к природной среде особей и видов. С переходом человека из животного мира в социальный, с его превращени­ем в биосоциальное существо законы естественного отбора сменились качествен­но иными законами развития.

Вопрос о том, почему и как произошел переход человека из животного мира в социальный, является центральным в науках, изучающих антропогенез, и до на­стоящего времени на него нет однозначного ответа. Существует несколько точек зрения на данную проблему. Одна из них основана на следующем предположе­нии: в результате мутации мозг человека превратился в супермозг, что позволило человеку выделиться из животного мира и создать общество. Этой точки зрения придерживается П. Шошар. Согласно этой точке зрения в историческое время органическое развитие мозга невозможно из-за его мутационного происхождения.

Существует и другая точка зрения, которая основывается на предположении о том, что органическое развитие мозга и развитие человека как вида привели к каче­


ственным структурным изменениям мозга, после чего развитие стало осуществ­ляться по другим законам, отличающимся от законов естественного отбора. Но то, что тело и мозг остаются в целом неизменными, не означает, что не происходит никакого развития. Исследования И. А. Станкевича свидетельствуют, что в мозге человека происходят структурные изменения, наблюдаются прогрессивное разви­тие различных отделов полушария, обособление новых извилин, формирование новых борозд. Поэтому на вопрос о том, будет ли изменяться человек, можно дать утвердительный ответ. Однако эти эволюционные изменения главным образом

будут касаться социальных условий жизни человека и его личностного развития, а биологические изменения вида Homo sapiens будут иметь второстепенное зна­чение1.

Таким образом, человек как социальное существо, как член общества не менее интересен для науки, поскольку современное развитие человека как вида Homo sapiens осуществляется уже не по законам биологического выживания, а по зако­нам социального развития.

Проблема социогенеза не может рассматриваться вне общественных наук. Пе­речень этих наук весьма велик. Их можно подразделить на несколько групп в за­висимости от явлений, которые они изучают или с которыми связаны. Например, науки, связанные с искусством, с техническим прогрессом, с образованием.

В свою очередь, по степени обобщенности подхода к изучению человеческого общества эти науки могут быть подразделены на две группы: науки, рассматриваю­щие развитие общества в целом, во взаимодействии всех его элементов, и науки, изучающие отдельные аспекты развития человеческого общества. С точки зрения данной классификации наук человечество представляет собой целостное, разви­вающееся по собственным законам образование и в то же время множество от­дельных людей. Поэтому все общественные науки могут быть отнесены или к на­укам о человеческом обществе, или к наукам о человеке как элементе социума. При этом следует иметь в виду, что в данной классификации не существует доста­точно четкой грани между разными науками, поскольку многие общественные науки могут быть связаны как с изучением общества в целом, так и с изучением отдельного человека.

Ананьев считает, что в систему наук о человечестве (человеческом обществе) как целостном явлении должны входить науки о производительных силах обще­ства, науки о расселении и составе человечества, науки о производственных и об­щественных отношениях, о культуре, искусстве и самой науке как системе позна­ния, науки о формах общества на различных этапах его развития.

Необходимо особо выделить науки, изучающие взаимодействие человека с природой и человечества с природной средой. Интересна точка зрения, которой придерживался по этому вопросу В. И. Вернадский — создатель биогеохимиче­ского учения, в котором им выделены две противоположные биогеохимические функции, находящиеся во взаимодействии и связанные с историей свободного кислорода — молекулы 02. Это функции окисления и восстановления. С одной стороны, они связаны с обеспечением дыхания и размножения, а с другой — с раз­рушением умерших организмов. Как полагает Вернадский, человек и человече­ство неразрывно связаны с биосферой — определенной частью планеты, на кото­рой они живут, поскольку они геологически закономерно связаны с материально энергетической структурой Земли.

Человек неотделим от природы, но в отличие от животных он обладает актив­ностью, направленной на преобразование природной среды с целью обеспечения оптимальных условий жизни и деятельности. В данном случае идет речь о появле­нии ноосферы.




Понятие «ноосфера» было введено Ле-Руа совместно с Тейяром де Шарденом в 1927 г. Они основывались на биогеохимиче­ской теории, изложенной Вернад­ским в 1922-1923 гг. в Сорбон­не. По определению Вернадско­го, ноосфера, или «мыслящий пласт», — это новое геологиче­ское явление на нашей планете. В ней впервые человек предста­ет как крупнейшая геологиче­ская сила, способная преобразо­вать планету.

Существуют науки, предме­том изучения которых является конкретный человек. К данной категории могут быть отнесены науки об онтогенезе процессе развития индивидуального орга­низма. В рамках данного направ­ления изучаются половые, воз­растные, конституциональные и нейродинамические особенно­сти человека. Кроме этого суще­ствуют науки о личности и ее жизненном пути, в рамках которых изучаются мотивы деятельности человека, его мировоззрение и ценностные ориентации, отношения с окружающим миром.

Следует иметь в виду, что все науки или научные направления, изучающие че­ловека, тесно взаимосвязаны между собой и вместе дают целостное представление о человеке и человеческом обществе. Однако какое бы КЗ направлений ни рассмат­ривалось, в той или иной мере в нем представлены различные разделы психоло­гии. Это не случайно, так как явления, которые изучает психология, в значитель­ной степени определяют деятельность человека как биосоциального существа.

Таким образом, человек — это многоплановое явление. Его исследование долж­но носить целостный характер. Поэтому не случайно одной из основных методо­логических концепций, используемых для изучения человека, является концеп­ция системного подхода. Она отражает системность мироустройства. В соответ­ствии с данной концепцией любая система существует потому, что существует системообразующий фактор. В системе наук, изучающих человека, таким факто­ром является сам человек, и изучать его необходимо во всем многообразии прояв­лений и связей с внешнем миром, так как только в этом случае можно получить полное представление о человеке и закономерностях его социального и биологи­ческого развития. На рис. 1.6 представлена схема структурной организации чело­века, а также его внутренние и внешние взаимосвязи.



1.3. Психология как наука

При делении наук на группы по признаку предмета изучения выделяют есте­ственные, гуманитарные и технические науки. Первые изучают природу, вторые — общество, культуру и историю, третьи связаны с изучением и созданием средств производства и орудий труда. Человек — существо социальное, и все его психи­ческие явления в значительной мере социально обусловлены, поэтому психоло­гию принято относить к гуманитарным дисциплинам.

Понятие «психология» имеет как научный, так и житейский смысл. В первом случае оно употребляется для обозначения соответствующей научной дисципли­ны, во втором — для описания поведения или психических особенностей отдель­ных лиц и групп людей. Поэтому в той или иной степени каждый человек знако­мится с «психологией» задолго до ее систематического изучения.

Уже в раннем детстве ребенок говорит «я хочу», «я думаю», «я чувствую». Эти слова свидетельствуют о том, что маленький человек, не отдавая себе отчета в том, чем он занимается, исследует свой внутренний мир. На протяжении всей жизни каждый человек, осознанно или неосознанно, изучает себя и свои возможности. Следует отметить, что уровень познания своего внутреннего мира во многом опре­деляет то, насколько человек может понять других людей, насколько успешно может построить с ними взаимоотношения.

Человек — это социальное существо, и он не может жить вне общества, без кон­тактов с окружающими. В практике живого общения каждый человек постигает многие психологические законы. Так, каждый из пас уже с детства умеет «читать» но внешним проявлениям — мимике, жестам, интонации, особенностям поведе­ния — эмоциональное состояние другого человека. Таким образом, каждый чело­век — своего рода психолог, поскольку в обществе невозможно жить без опреде­ленных представлений о психике людей.

Однако житейские психологические знания очень приблизительны, расплыв­чаты и во многом отличаются от научных знаний. В чем состоит это отличие (рис. 1.7)?

Во-первых, житейские психологические знания конкретны, привязаны к кон­кретным ситуациям, людям, задачам. Научная же психология стремится к обобще­нию, для чего используются соответствующие понятия.

Во-вторых, житейские психологические знания носят интуитивный характер. Это обусловлено способом их получения — случайным опытом и его субъектив­ным анализом на бессознательном уровне. В отличие от этого научное познание основано на эксперименте, а полученные знания вполне рациональны и осознава­емы.

В-третьих, существуют различия в способах передачи знаний. Как правило, знания житейской психологии передаются с большим трудом, а часто эта переда­ча просто невозможна. Как пишет Ю. Б. Гиппенрейтер, «вечная проблема «отцов и детей» состоит как раз в том, что дети не могут и даже не хотят перенимать опыт отцов». В то же время в науке знания аккумулируются и передаются намного легче.


В-четвертых , научная психология располагает обширным, разнообразным и подчас уникальным фактическим материалом, недоступным во всем объеме ни одному носителю житейской психологии.

Так что же такое психология как наука?

Слово «психология» в переводе с древнегреческого буквально означает «наука о душе» (psyche — «душа», logos«понятие», «учение»). В научном употреблении термин «психология» появился впервые в XVI в. Первоначально он относился к особой науке, которая занималась изучением так называемых душевных, или психических, явлений, т. е. таких, которые каждый человек легко обнаруживает в собственном сознании в результате самонаблюдения. Позднее, в XVII-XIX вв. область, изучаемая психологией, расширяется и включает в себя не только осо­знаваемые, но и неосознаваемые явления. Таким образом, психология — это наука о психике и психических явлениях. Что же является предметом изучения психоло­гии в наше время?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо построить классифика­цию психических явлений. Следует отметить, что существуют различные точки зрения на структуру психических явлений. Например, те или иные психические явления в зависимости от автора позиции могут быть отнесены к разным струк­турным группам. Более того, очень часто в научной литературе можно столкнуть­ся со смешением понятий. Так, некоторые авторы не разделяют характеристики психических процессов и психические свойства личности. Мы будем разделять психические явления на три основных класса: психические процессы, психические состояния и психические свойства личности (рис. 1.8).

Психические процессы выступают в качестве первичных регуляторов поведе­ния человека. Психические процессы имеют определенное начало, течение и ко­нец, т. е. обладают определенными динамическими характеристиками, к которым прежде всего относят параметры, определяющие длительность и устойчивость психического процесса. На основе психических процессов формируются опреде­ленные состояния, происходит формирование знаний, умений и навыков. В свою очередь, психические процессы могут быть разделены на три группы: познаватель­ные, эмоциональные и волевые.

К познавательным психическим процессам относятся психические процессы, связанные с восприятием и переработкой информации. В их число входят ощуще­ние, восприятие, представление, память, воображение, мышление, речь и внима­ние. Благодаря данным процессам человек получает сведения об окружающем его мире и о себе. Однако сами но себе сведения или знания для человека не играют никакой роли, если они для него не значимы. Вы, наверное, обращали внимание на то, что одни события у вас остаются в памяти надолго, а о других вы забываете на следующий день. Иная же информация вообще может остаться для вас незаме­ченной. Это связано с тем, что любая информация может иметь или не иметь эмо­циональную окраску, т. е. может быть значимой или незначимой. Поэтому наряду с познавательными психическими процессами в качестве самостоятельных выде­ляют эмоциональные психические процессы. В рамках этой группы психических процессов рассматривают такие психические явления, как аффекты, эмоции, чув­ства, настроения и эмоциональный стресс.

Мы вправе полагать, что если определенное событие или явление вызывает у человека положительные эмоции, то это благоприятно сказывается на его дея­тельности или состоянии, и, наоборот, отрицательные эмоции затрудняют дея­тельность и ухудшают состояние человека. Тем не менее бывают и исключения. Например, событие, вызвавшее отрицательные эмоции, повышает активность че­ловека, стимулирует его к преодолению возникших преград и препятствий. По­добная реакция свидетельствует о том, что для формирования поведения челове­ка существенны не только эмоциональные, но и волевые психические процессы, ко­торые наиболее ярко проявляются в ситуациях, связанных с принятием решений, преодолением трудностей, управлением своим поведением и др.

Иногда выделяют как самостоятельную еще одну группу психических процес­сов — неосознаваемые процессы. В нее входят те процессы, которые протекают или осуществляются вне контроля со стороны сознания.

Психические процессы тесно взаимосвязаны между собой и выступают в каче­стве первичных факторов формирования психических состояний человека. Пси-


хические состояния характеризуют состояние психики в целом. Они, как и психи­ческие процессы, имеют свою динамику, которая характеризуется длительностью, направленностью, устойчивостью и интенсивностью. В то же время психические состояния влияют на течение и результат психических процессов и могут способ­ствовать или тормозить деятельность. К психическим состояниям относят такие явления, как подъем, угнетенность, страх, бодрость, уныние. Следует отметить, что психические состояния могут быть чрезвычайно сложными явлениями, имею­щими объективную и субъективную обусловленность, но характерной для них об­щей особенностью является динамичность. Исключение составляют психические состояния, обусловленные доминирующими характеристиками личности, в том числе и патохарактерологическими особенностями. Подобные состояния могут быть весьма устойчивыми психическими явлениями, характеризующими лич­ность человека.

Следующий класс психических явлений — психические свойства личности — характеризуется большей устойчивостью и большим постоянством. Под психиче­скими свойствами личности принято понимать наиболее существенные особенно­сти личности, обеспечивающие определенный количественный и качественный уровень деятельности и поведения человека. К психическим свойствам относят направленность, темперамент, способности и характер. Уровень развития этих свойств, а также особенности развития психических процессов и преобладающие (наиболее характерные для человека) психические состояния определяют непо­вторимость человека, его индивидуальность.

Явления, изучаемые психологией, связаны не только с конкретным человеком, но и с группами. Психические явления, связанные с жизнедеятельностью групп и коллективов, подробно изучаются в рамках социальной психологии. Мы рассмот­рим только краткую характеристику таких психических явлений.

Все групповые психические явления могут быть также разделены на психиче­ские процессы, психические состояния и психические свойства. В отличие от ин­дивидуальных психических явлений психические явления групп и коллективов имеют более четкое деление на внутренние и внешние.

К коллективным психическим процессам, выступающим в качестве первично­го фактора регуляции существования коллектива или группы, относят общение, межличностное восприятие, межличностные отношения, формирование группо­вых норм, межгрупповые взаимоотношения и др. К психическим состояниям груп­пы относятся конфликт, сплоченность, психологический климат, открытость или закрытость группы, паника и др. К числу наиболее значимых психических свойств группы относят организованность, стиль руководства, эффективность деятельности.

Таким образом, предметом психологии являются психика и психические явле­ния как одного конкретного человека, так и психические явления, наблюдаемые в группах и коллективах. В свою очередь, задачей психологии является исследова­ние психических явлений. Характеризуя задачу психологии, С. Л. Рубинштейн пишет: «Психологическое познание — это опосредованное познание психическо­го через раскрытие его существенных, объективных связей»2.

1.4. Основные методы психологических исследований

Психология, как и любая другая наука, имеет свои методы. Методы научных исследований — это приемы и средства, с помощью которых получают сведения, необходимые для вынесения практических рекомендаций и построения научных теорий. Развитие любой науки зависит от того, насколько используемые ею мето­ды совершенны, насколько они надежны и валидны. Все это справедливо и по от­ношению к психологии.

Явления, изучаемые психологией, настолько сложны и многообразны, настоль­ко трудны для научного познания, что на протяжении всего развития психологи­ческой науки ее успехи непосредственно зависели от степени совершенства при­меняемых методов исследования. Психология выделилась в самостоятельную на­уку лишь в середине XIX в., поэтому она очень часто опирается на методы других, более «старых» наук — философии, математики, физики, физиологии, медицины, биологии и истории. Кроме этого психология использует методы современных наук, таких как информатика и кибернетика.

Следует подчеркнуть, что любая самостоятельная наука имеет только ей при­сущие методы. Такие методы есть и у психологии. Все они могут быть разделены на две основные группы: субъективные и объективные (рис. 1.9).



Достарыңызбен бөлісу:

Психология как наука о поведении: ученые, мнения

Бихевиоризм: наука о поведении: Freepick

Какие тайны может раскрыть психология? Как наука о поведении предугадывает действия и поступки человека в различных ситуациях? Бихевиоризм дает ключи не только к пониманию, но и к управлению поведением людей. Рассмотрим кратко основы этого направления, а также самых ярких его представителей.

Психология как наука о поведении кратко

В психологии много граней, а предмет психологии понимают по-разному в зависимости от ее направления. Так, бихевиоризм занимается изучением реакций индивидов на различные события, то есть фактически это наука о поведении человека.

Как и почему возник бихевиоризм? Кратко стоит сказать о том, что это направление достаточно молодое, зародилось оно сто лет назад и стало кардинально новым психологическим подходом. Его задачу определили так — изучение поведения человека с точки зрения рефлексов. Методологический аппарат нового направления включал наблюдение и анализ.

Психология как наука о поведении стала своеобразным протестом против умозрительности выводов и описаний, основанных на метафорах. Новое направление сделало акцент на практической, а не теоретической психологии.

Приведем пример того, как работает наука о поведении. Джон Уотсон, основатель бихевиоризма, верил, что реакции людей на различные действия можно предсказать. Подтвердил он это таким экспериментом:

  1. Для опыта собралась небольшая группа детей. Принесли кроликов.
  2. У малышей возникало естественное желание погладить животных.
  3. При попытке это сделать ребенок получал слабый разряд тока.
  4. На следующий день при виде кроликов дети начинали плакать, так как помнили о предыдущем опыте.
  5. Ученый давал им сладости, продолжая держать кроликов рядом.
  6. Постепенно дистанция сокращалась, а в конце опыта дети вновь охотно играли с животными.

Таким образом, согласно теории бихевиоризма, поведение людей обусловлено преимущественно безусловными рефлексами. Зная стимулы и реакции человека на разные факторы, его поведение можно предугадывать и, соответственно, управлять личностью.

Мозг человека и его поведение: Freepick

За прошедшее столетие внутри бихевиоризма сформировалось несколько направлений:

  • Методологическое (бихевиоризм Уотсона). Предполагает, что объективному наблюдению поддаются лишь публичные события (поведение человека), а его личные чувства и мысли можно не брать во внимание.
  • Радикальное (бихевиоризм Скиннера) направление принимает во внимание, наряду с внешними, также внутренние события в жизни человека. Считается, что изменения в среде влияют и на них, и на поведение.
  • Телеологическое (целевое). Занимается объективными наблюдениями, противопоставляя их когнитивному процессу.
  • Теоретический бихевиоризм принимает в расчет внутренние (невидимые) процессы.
  • Биологическое (теория поведенческих систем) сориентировано на сознательную и бессознательную обработку данных.
  • Психологическое, которое сосредоточено на методах практического контроля поведения человека.

В современном мире бихевиоризм нашел широкое применение. Особое расположение ему оказывают, например, менеджеры по продажам и политики, которые заинтересованы в этих знаниях. Также метод используют практикующие психологи, чтобы помогать людям бороться с фобиями и страхами.

Но есть у этого течения и свои недостатки. Его основа — общие реакции человека, не учитывается темперамент и особенности его характера. По этой причине манипуляции поведением окружающих зачастую оказываются гораздо сложнее, а реакции плохо поддаются контролю.

Психология как наука о поведении: представители

Первенство в обосновании и развитии бихевиоризма принадлежит американскому ученому Джону Уотсону. В 1913 году исследователь сделал доклад, в котором четко изложил суть новой теории.

Основное открытие состояло в том, что стимул вызывает определенный отзыв. По мнению Уотсона, чтобы понять особенности индивида, необходимо за ним наблюдать. Верный подход помогает предугадывать реакции человека на различные действия. Основой направления стала физиологическая теория о рефлексах.

Основатель бихевиоризма Джон Уотсон: Gettyimages

С Уотсоном согласились и поддержали его идеи такие ученые:

Уильям Хантер

Этому ученому принадлежит обоснование теории отсроченного поведения. Ее смысл заключается в том, что стимул человеку можно дать сейчас, а ответная реакция может быть получена позже. Свои эксперименты Хантер проводил на обезьянах:

  • ставил в комнате ящик с бананами;
  • отгораживал его ширмой;
  • наблюдал за реакцией животных;
  • спустя время награждал приматов фруктами.

Карл Лешли

Взаимосвязь между раздражителями и центральной нервной системой изучал Карл Лешли. Ученый проводил опыты с животными: обучал их определенным навыкам, а после производил удаление частей головного мозга. Это позволило определить взаимозаменяемость участков мозга.

Беррес Скиннер

Способствовал развитию и популяризации бихевиоризма:

  • Разработал теорию оперантного обусловливания. В ней ученый обосновал, что поведение вызывает изменения в окружающей среде, которые в дальнейшем формируют особенности поведения.
  • Способствовал развитию программированного обучения.
  • Писал художественные и публицистические произведения о бихевиоризме.

Свои теоретические работы Скиннер подтвердил экспериментально с помощью функционального анализа. Их цель — изучение, прогнозирование и контроль поведения людей путем управления окружающей средой.

Эдвард Торндайк

Ученому принадлежит теория, согласно которой сознание рассматривается как система связей, объединенных ассоциациями. Торндайк предложил закон упражнений и эффекта. Его объясняют так: чем больше совершается повторов действия, тем сильнее оно запечатлевается в сознании.

Эдвард Торндайк: Facebook/@afender2017

Эдвард Толмен

Толмен развил стандартную теорию бихевиоризма, которую предложил Уотсон, и занялся разработкой когнитивного учения. Согласно его подходу, стимул и реакцию разделяют особенные знаки-гештальты, основа которых — это когнитивные карты.

Свою теорию он доказывал экспериментами на крысах. Они могли отыскать новую дорогу к кормушке, если освоенный ранее путь по каким-либо причинам оказывался недоступным.

Нил Миллер

Ученый занимался исследованиями поведенческой психологии. Бихевиористскую концепцию применял в изучении таких понятий, как мотивация, агрессия, фрустрация, а также в конфликтологии и психотерапии. Исследователя интересовали физиологические механизмы, которые лежат в основе влечений и подкреплений, электрофизиология мозга и психофармакология.

Психология — одна из самых загадочных наук, ведь предмет ее познания — внутренний мир человека. Загадки психологии решают целые поколения ученых. Новые открытия экспериментаторов приносят не только ответы, но и становятся источником вопросов.

Психология как наука о поведении сохраняет свою актуальность. Она продолжает развиваться и открывать неизведанные грани психики человека. Но все же точное прогнозирование поведения людей остается фантастической задачей, так как на него влияет множество факторов и не все из них можно заранее оценить и определить.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/family/self-realization/1767841-psihologia-kak-nauka-o-povedenii-ucenye/

Психология как наука о поведении. Бихевиоризм и необихевиоризм — Студопедия

Этот этап начинается в начале ХХ века, когда американский психолог Джон Уотсон указал на несостоятельность деккарто-локковской концепции сознания и заявил, что психология должна оказаться от изучения сознания и должна сосредоточить свое внимание только на том, что доступно наблюдению, т. е. на поведении человека. В рамках этой концепции психологи должны изучать только поступки и реакции человека и животных, не пытаясь проникнуть в механизмы психической деятельности. Одним из видных представителей этого направления явился Б.Ф.Скиннер, который показал, что живые существа способны к эффективному обучению способом «проб и ошибок». Такое направление психологии получило название бихевиоризма. Основным методом бихевиоризма является создание экспериментальных ситуаций, фиксация реакций на воздействие и наблюдение. С точки зрения бихевиористов, психика — это абстракция, которую невозможно изучать научными методами.

гиппократ темперамент платон

Рис. 1 Представления бихевиористов о принципе работы мозга

Бихевиористы использовали механизм условных рефлексы для объяснения сложных поведенческих актов. Они открыли также условные рефлексы второго рода (инструментальные рефлексы) — основа преобразования внешней среды — переходный этап к осознанной деятельности человека.4. Бихевиоризм (от англ. behavior — поведение). Основатель — американский психолог Дж. Уотсон. Он писал: «С точки зрения бихевиоризма подлинным предметом психологии (человека) является поведение человека от рождения до смерти». Уотсон исключил из психологии сознание, хотя его наличие не отрицалось. А вот поведение стало центром внимания. Бихевиористы считают, что человек — реактивная система, его поведение управляется внешней средой. Система поощрений и наказаний имеет решающее значение для того, к чему стремится человек и чего он избегает.

Бихевиори́зм (англ. behaviour — поведение) — направление в психологии человека и животных, буквально — наука о поведении. Это направление в психологии, определявшее облик американской психологии в начале 20-го века, радикально преобразовавшее всю систему представлений о психике. Его кредо выражала формула, согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание. Поскольку тогда было принято ставить знак равенства между психикой и сознанием (психическими считались процессы, которые начинаются и заканчиваются в сознании), возникла версия, будто, устраняя сознание, бихевиоризм тем самым ликвидирует психику. Основателем данного направления в психологии был американский психолог Джон Уотсон.

Важнейшими категориями бихевиоризма являются стимул, под которым понимается любое воздействие на организм со стороны среды, в том числе и данная, наличная ситуация, реакция и подкрепление, в качестве которого для человека может выступать и словесная или эмоциональная реакция окружающих людей. Субъективные переживания при этом в современном бихевиоризме не отрицаются, но ставятся в положение, подчиненное этим воздействиям.

Во второй половине 20-го века бихевиоризм был замещен когнитивной психологией, которая с тех пор доминирует в психологической науке[1]. Однако многие идеи бихевиоризма до сих пор используются в определённых направлениях психологии и психотерапии.

НЕОБИХЕВИОРИЗМ Б.Ф. Скиннера

Необихевиоризм опирается на тот же самый принцип, что и концепция Уотсона, а именно: психология не имеет права заниматься чувствами или влечениями или какими-либо другими субъективными состояниями он отклоняет любую попытку говорить о «природе» человека, либо конструировать модель личности, либо подвергать анализу различные страсти, мотивирующие человеческое поведение. Всякий анализ поведения с точки зрения намерений, целей и задач Скиннер квалифицирует как донаучный и как совершенно бесполезную трату времени. Психология должна заниматься изучением того, какие механизмы стимулируют человеческое поведение и как они могут быть использованы с целью достижения максимального результата. «Психология» Скиннера — это наука манипулирования поведением; ее цель — обнаружение механизмов «стимулирования», которые помогают обеспечивать необходимое «заказчику» поведение.

Маклаков А. Г. М15 Общая психология

Маклаков А. Г.

М15 Общая психология: Учебник для вузов. — СПб.: Питер, 2008. — 583 с: ил. — (Серия «Учебник для вузов»).

ISBN 978-5-272-00062-0

Учебник написан в соответствии с программой подготовки психологов и педагогов по учебному курсу «Общая психология». В нем с учетом современных достижений пси­холого-педагогической науки рассматриваются общие вопросы психологии, психические и познавательные процессы, состояния и свойства, эмоционально-волевая сфера лично­сти, се индивидуальные особенности. Учебник богато иллюстрирован, снабжен удобным служебным справочно-библиографическим аппаратом.

Учебник предназначен для преподавателей, аспирантов и студентов факультетов пси­хологии и высших педагогических учебных заведений.

ББК 88.3я7 УДК 159.9(075)

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было фор­ме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

ISBN 978-5-272-00062-0

© ООО «Питер Пресс», 2008
Содержание


Часть I. Введение в общую психологию 6

12.6. Развитие мышления 318


ТЕКСТЫ ВО ВРЕЗКАХ Имена

Ананьев Борис Герасимович 13

Бехтерев Владимир Михайлович 32

Аристотель 42

Уотсон Джон Бродус 51

Челпанов Георгий Иванович 54

Рубинштейн Сергей Леонидович 55

Павлов Иван Петрович 81

Выготский Лев Семенович 94

Анохин Петр Кузьмич 114

Леонтьев Алексей Николаевич 126

Бернштейн Николай Александрович 138

Фрейд Зигмунд 158

Шеррингтон Чарльз Скотт 170

Фехнер Густав Теодор 174

Лурия Александр Романович 182

Гельмгольц Герман 190

Вундт Вильгельм 230

Теплов Борис Михайлович 240

Эббингауз Герман 251

Смирнов Анатолий Александрович 262

Зинченко Петр Иванович 264

Бине Альфред 312

Пиаже Жан 327

Гальперин Петр Яковлевич 328

Ухтомский Алексей Алексеевич 358

Узнадзе Дмитрий Николаевич 360

Корнилов Константин Николаевич 378

Джемс Уильям 387

Ланге Николай Николаевич 431

Селье Ганс 451

Юнг Карл Густав 494

Адлер Альфред 495

Хорни Карен Клементина 497

Роджерс Карл Рэпсом 498

Маслоу Абрахам Харольд 500

Жане Пьер Мари Фели 503

Олпорт Гордон Уиллард 507

Макдугалл Уильям 521

Бандура Альберт 533

Гальтон Фрэнсис 544

Фромм Эрих П 577

Это необходимо знать

Валидность и надежность психодиагностического теста 27

Моральные принципы деятельности психолога 30

Перспективы выпускников психологических факультетов 66

Что такое «мозговой штурм»? 323

Гомеостатические механизмы организма 440

Антисоциальная личность 515

Из истории психологии

Классический эксперимент И. П. Павлова 82

Исследования функциональной асимметрии мозга 112

Теория научения 128

Теории слуха 192

Теории цветового зрения 196

Феноменальная память 280

Патология воли 381

Это интересно

Что является механизмами сознания? 96

Существует ли явление «пси»? 154

Как происходит передача информации от рецептора в мозг? 166

Как человек распознает объект ы? 204

Что позволяет человеку адекватно воспринимать окружающий мир? 226

Можно ли изучать представления? 237

Как происходит кодирование и сохранение информации в памяти 256

Амнезия детства 278

Что такое творческая личность? 287

Что является физиологической основой мышления? 302

Могут ЛИ другие биологические виды овладеть человеческим языком? 342

Что является материальной основой ВНИМАНИЯ? 356

Из чего состоит эмоция человека? 406

Сможет ли «искусственный интеллект» заменить мозг человека? 418

Что формирует личность: наследственность или среда? 474

Агрессивное поведение 530


Часть I. Введение в общую психологию


  • Глава 1. Предмет психологии, ее задачи и методы

  • Глава 2. Психология в структуре современных наук

  • Глава 3. Понятие о психике и ее эволюции

  • Глава 4. Происхождение и развитие сознания человека

Глава 5. Психологическая теория деятельности

Глава 6. Неосознаваемые психические процессы

ОТ АВТОРА

Предлагаемая вниманию читателя книга написана в соответствии с учебной программой курса «Общая психология». Автор не ставил перед собой задачи дать переоценку системы психологических взглядов, а ориентировался на наиболее объективное и максимально доступное изложение учебных вопросов с общепри­знанных позиций. Представленные в этом учебнике материалы являются резуль­татом обобщения работ известных отечественных и зарубежных психологов и со­ответствуют требованиям Государственного стандарта подготовки специалистов.

Основой учебника являются работы классиков отечественной психологии: С. Л. Рубинштейна, Л. С. Выготского, Б. Г. Ананьева, Б. М. Теплова, А. Н. Леонтье­ва, Б. Ф. Ломова и многих других известных российских ученых. Но психология пополняется все новыми и новыми знаниями, в связи с чем пересматриваются от­дельные теоретические положения этой научной дисциплины. Поэтому существует необходимость периодически обновлять классический учебный материал. При соз­дании данной книги был осуществлен анализ значительного количества учебни­ков и учебных пособии, в том числе таких авторов, как Ю. Б. Гиппенрейтер, Р. С. Немов, А. А. Реан, Е. И. Рогов и др. Проанализированы позиции и взгляды представителей двух ведущих российских психологических школ — московской и петербургской.

Выход в свет этого учебника был бы невозможен без помощи многих людей. Автор выражает искреннюю благодарность за содействие и поддержку в работе декану факультета психологии и педагогики Ленинградского государственного областного университета В. Л. Ситникову, а также профессору А. А. Реану, взяв­шему на себя труд по рецензированию книги. Особую признательность автор вы­ражает сотрудникам издательства «Питер», принимавшим непосредственное участие в подготовке книги к печати.

Глава 1. Предмет психологии, ее задачи и методы
Краткое содержание

Методологические основы изучения человека. Общие принципы познания мира. Подход Ь. Г. Ананьева к изучению человека как биосоциального существа. Попятия «индивид», «субъект деятельности», «личность». Первичные R вторичные свойства человека как индивида. Общие характеристики личности. Отличительные черты человека как субъекта деятельности. Понятия «сознание» и «деятельность».

Науки о человеке и человечестве. Исследования человека как биологического вида, труды К. Линнея. Общее Представление об антропологии. Психологические аспекты исследования че­ловека как биологического вида: Сравнительная психология, ЗООПСИХОЛОГИЯ, общая психология. Общие проблемы исследования перехода человека из животного в социальный мир. Науки, изу­чающие социогенез человека. Науки, изучающие взаимодействие человека с природой. Общие проблемы исследования человека как индивида и его онтогенеза.

Психология как наука. Психология как гуманитарная наука. Житейские и научные психо­логические знания. Значение термина -психология». Психология как наука о психике и психи­ческих явлениях. Предмет психологии. Классификация психических явлений: психические про­цессы, психические состояния, психические свойства. Психические процессы: познавательные, эмоциональные, волевые. Психические СОСТОЯНИЯ как характеристика общего состояния психи­ки. Основные характеристики психических состояний: длительность, направленность, устойчи­вость, интенсивность, Психические свойства личности: направленность, темперамент, способно­сти, характер.

Основные методы психологических исследований. Общее, представление о методах науч­ного исследования. Основные группы психологических методов: объективные и субьективные. Основные субъективные методы психологии: наблюдение, включенное наблюдение, самонаблю­дение, опрос (письменный, устный, свободный). Субъективные методы количественной оценки психических явлений. Основные типы психологических тестов. История создания тестов. Про­ективные тесты и эксперимент (лабораторный, естественный). Общее представление о методах моделирования.

1.1. Методологические основы изучения человека

Как понять поведение другого человека? Почему люди обладают разными спо­собностями? Что такое «душа» и какова ее природа? Эти и другие вопросы всегда занимали умы людей, причем со временем интерес к человеку и его поведению постоянно возрастал.

Рациональный подход к познанию мира основывается на том, что окружаю­щая нас действительность существует независимо от нашего сознания, может быть исследована опытным путем, а наблюдаемые явления вполне объяснимы с науч­ных позиций. Для реализации такого подхода необходимо иметь общее представ­ление о предмете исследования. В различных направлениях науки ученые не-

Глава 1. Предмет психологии, ее задачи и методы ■ 13

Ананьев Борис Герасимович (1907-1972) — выдающийся российский психолог. Научную деятельность начал в качестве аспиранта в Институте мозга еще при жизни В. М. Бехтерева. В 1968-1972 гг. был деканом факультета психологии ЛГУ. Явля­ется основателем ленинградской психологической школы. Ав­тор фундаментальных работ в области чувственного восприя­тия, психологии общения, педагогической психологии. Предло­жил систему человекознания, в которой были интегрированы данные различных наук о человеке.
однократно предпринимали попытки сформулировать целостное представление о человеке. Конечно, такое представление существует и в психологии.

Один из наиболее популярных в отечественной психологии подходов к изуче­нию человека был предложен Б. Г. Ананьевым. Оценивая значение деятельности Ананьева для отечественной науки, в первую очередь необходимо подчеркнуть, что им был разработан принципиально новый методологический подход к иссле­дованию психики человека. Это позволило не только выделить новые разделы психологии, которые до этого не существовали как самостоятельные, но и по-но­вому взглянуть на самого человека. Говоря об основных особенностях развития научного знания о человеке, Ананьев отмечал, что проблема человека становится общей проблемой для всей науки в целом. При этом для научного познания чело­века характерны как все возрастающая дифференциация и специализация отдель­ных дисциплин, так и тенденция к объединению различных наук и методов иссле­дования человека. Современную науку все больше и больше интересуют пробле­мы, связанные со здоровьем человека, его творчеством, обучением и, конечно, его мыслями и переживаниями, причем исследование человека и человеческой дея­тельности осуществляется комплексно, с учетом всех аспектов этих проблем.

Ананьев выделял в системе человекознания четыре основных понятия: инди­вид, субъект деятельности, личность и индивидуальность.

Понятие «индивид» имеет несколько толкований. Прежде всего, индивид — это человек как единичное природное существо, представитель вида Homo sapiens. В данном случае подчеркивается биологическая сущность человека. Но иногда ЭТО понятие используют для обозначения человека как отдельного представителя че­ловеческой общности, как социальное существо, использующее орудия труда. Однако и в этом случае не отрицается биологическая сущность человека.

Человек как индивид обладает определенными свойствами (рис. 1.1). Ананьев выделял первичные и вторичные свойства индивида. К первичным он относил свойства, присущие всем людям, такие как возрастные особенности (соответствие определенному возрасту) и половой диморфизм (принадлежность к определен­ному полу), а также индивидуально-типические характеристики, в том числе кон­ституциональные особенности (особенности сложения тела), нейродинамические



свойства мозга, особенности функ­циональной геометрии больших по­лушарий. Совокупность первичных свойств индивида определяет его вто­ричные свойства: динамику психофи­зиологических функций и структуру органических потребностей. В свою очередь, интеграция всех этих свойств обусловливает особенности темпера­мента и задатки человека.

Другое понятие, характеризующее человека как объект реального мира, — «личность». Данное понятие, как и понятие «индивид», имеет различные варианты толкования. В частности, под личностью понимается индивид как субъект социальных отношений и сознательной деятельности. Некото­рые авторы под личностью понимают системное свойство индивида, фор­мирующееся в совместной деятельно­сти и общении. Есть и другие толко­вания этого понятия, но все они схо­дятся в одном: понятие «личность» характеризует человека как социаль­ное существо (рис. 1.2). В рамках дан­ного понятия рассматриваются такие психологические свойства личности, как мотивация, темперамент, способ­ности и характер.

Следующее понятие, которое выделял Ананьев при изучении человека, — «субъект деятельности». Это понятие по своему содержанию занимает промежу­точное положение между понятиями «индивид» и «личность». Субъект деятель­ности соединяет в единое целое биологическое начало и социальную сущность че­ловека. Если бы человек не обладал способностью выступать в качестве субъекта деятельности, то вряд ли он мог бы рассматриваться как социальное существо, поскольку его эволюция и социальное развитие невозможны без деятельности.

Прежде чем охарактеризовать человека как субъекта деятельности, необходи­мо уяснить смысл понятия «субъект» как философской категории. Чаще всего это понятие употребляется совместно с понятием «объект». Объект и субъект всегда находятся в определенной взаимосвязи. Объект — это существующие независимо от нашего сознания предмет или явление реального мира, выступающие в виде цели, на которую обращена активность человека — субъекта воздействия. Чело­век всегда окружен определенными предметами или сталкивается с явлениями реального мира. В зависимости от того, на что или на кого обращена его актив­ность, тот или иной предмет может выступать в качестве объекта. Объектом мо­жет быть и сама деятельность человека.

Главной чертой человека как субъ­екта, отличающей его от остальных живых существ, является сознание (рис. 1.3). Сознание — это высшая форма психического развития, присущая только человеку. Оно определяет возможность познания объективной реальности, формирования целена­правленного поведения и, как след­ствие, преобразования окружающего мира. В свою очередь, способность со­знательной деятельности по преобра­зованию окружающего мира является еще одной чертой человека как субъ­екта. Таким образом, субъект — это индивид как носитель сознания, обла­дающий способностью к деятельности.

Итак, человек может рассматри­ваться, во-первых, как представитель живой природы, биологический объ­ект, во-вторых, как субъект сознательной деятельности и, в-третьих, как социаль­ное существо. То есть человек — это биосоциальное существо, наделенное созна­нием и способностью к деятельности. Объединение этих трех уровней в одно це­лое формирует интегральную характеристику человека — его индивидуальность.

Индивидуальность — это совокупность психических, физиологических и соци­альных особенностей конкретного человека с точки зрения его уникальности, свое­образия и неповторимости. Предпосылкой формирования человеческой индиви­дуальности служат анатомо-физиологические задатки, которые преобразуются в процессе воспитания, имеющего общественно обусловленный характер. Разнооб­разие условий воспитания и врожденных характеристик порождает широкую ва­риативность проявлений индивидуальности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что человек — один из наиболее сложных объектов реального мира. Структурная организация человека носит многоуровневый характер и отражает его природную и социальную сущность (рис. 1.4). Поэтому не удивительно, что существует значительное число наук, изу­чающих человека и его деятельность.

1.2. Науки о человеке и человечестве

Современной наукой человек, во-первых, изучается как представитель биоло­гического вида; во-вторых, он рассматривается как член общества; в-третьих, изу­чается предметная деятельность человека; в-четвертых, изучаются закономерно­сти развития конкретного человека.


Началом целенаправленного изучения человека как биологического вида мож­но считать труды Карла Линнея, выделившего его в качестве самостоятельного вида Homo sapiens в отряде приматов. Таким образом, было впервые определено место человека в живой природе. Это не значит, что ранее человек не вызывал интереса у исследователей. Научное познание человека берет свое начало в натур­философии, естествознании и медицине. Однако эти исследования носили узкопрофильный, недостаточно систематизированный, а самое главное, противоречи­вый характер, и человек чаще всего противопоставлялся в них живой природе. К. Линней предложил рассматривать человека как элемент живой природы. И это было своеобразным поворотным пунктом в изучении человека.

Специальной наукой о человеке как особом биологическом виде является антропология. В структуру современной антропологии включают три основных раз­дела: морфология человека (изучение индивидуальной изменчивости физического типа, возрастных стадий — от ранних стадий зародышевого развития до старости включительно, полового диморфизма, изменения физического развития человека иод влиянием различных условий жизни и деятельности), учение об антропогене­зе (об изменении природы ближайшего предка человека и самого человека в тече­ние четвертичного периода), состоящее из приматоведения, эволюционной анато­мии человека и палеоантропологии (изучающей ископаемые формы человека) и расоведение.

Помимо антропологии существуют и другие связанные с ней науки, изучаю­щие человека как биологический вид. Например, физический тип человека как его общую соматическую организацию изучают такие естественные науки, как анатомия и физиология человека, биофизика и биохимия, психофизиология, нейропсихология. Особое место в этом ряду занимает медицина, которая включа­ет многочисленные разделы.

Учение об антропогенезе — происхождении и развитии человека — также свя­зано с науками, изучающими биологическую эволюцию на Земле, поскольку при­роду человека невозможно понять вне общего и последовательно развивающегося процесса эволюции животного мира. К данной группе наук могут быть отнесены палеонтология, эмбриология, а также сравнительная физиология и сравнитель­ная биохимия.

Необходимо подчеркнуть, что в развитии учения об антропогенезе сыграли важную роль частные дисциплины. К их числу прежде всего надо отнести физио­логию высшей нервной деятельности. Благодаря И. П. Павлову, проявившему большой интерес к некоторым генетическим проблемам высшей нервной деятель­ности, наиболее сформировавшимся отделом сравнительной физиологии стала физиология высшей нервной деятельности антропоидов.

Огромную роль в понимании развития человека как биологического вида иг­рает сравнительная психология, объединяющая в себе зоопсихологию и общую психологию человека. Начало экспериментальных исследований приматов в зоо­психологии положили научные работы таких ученых, как В. Келер и Н. Н. Ладыгина-Котс. Благодаря успехам зоопсихологии стали понятны многие механизмы поведения человека и закономерности его психического развития.

Существуют науки, которые не соприкасаются непосредственно с учением об антропогенезе, но играют значимую роль в его развитии. К ним относятся генети­ка и археология. Особое место занимает палеолингвистика, исследующая проис­хождение языка, его звуковых средств и механизмов управления. Происхождение языка — один из центральных моментов социогенеза, а происхождение речи — цент­ральный момент антропогенеза, поскольку членораздельная речь является одним из основных отличий человека от животных.

В связи с тем что мы коснулись проблем социогенеза, следует отметить обще­ственные науки, которые самым тесным образом связаны с проблемой антропоге­неза. К их числу относятся палеосоциология, изучающая становление человече­ского общества, и история первобытной культуры.

Таким образом, человек как представитель биологического вида является объектом изучения многих наук, в том числе и психологии. На рис. 1.5 представ­лена классификация Б. Г. Ананьева основных проблем и наук о Homo sapiens. Цен­тральное место среди наук, изучающих происхождение и развитие человека как самостоятельного биологического вида, занимает антропология. Основной вывод, который позволяет сделать современное состояние антропологии в отношении развития человека, может быть сформулирован следующим образом: на каком-то этапе биологического развития произошло выделение человека из животного ми­ра (пограничный этап «антропогенеза- социогенеза») и в эволюции человека пре­кратилось действие естественного отбора, основанного на биологической целесо­образности и выживании наиболее приспособленных к природной среде особей и видов. С переходом человека из животного мира в социальный, с его превращени­ем в биосоциальное существо законы естественного отбора сменились качествен­но иными законами развития.

Вопрос о том, почему и как произошел переход человека из животного мира в социальный, является центральным в науках, изучающих антропогенез, и до на­стоящего времени на него нет однозначного ответа. Существует несколько точек зрения на данную проблему. Одна из них основана на следующем предположе­нии: в результате мутации мозг человека превратился в супермозг, что позволило человеку выделиться из животного мира и создать общество. Этой точки зрения придерживается П. Шошар. Согласно этой точке зрения в историческое время органическое развитие мозга невозможно из-за его мутационного происхождения.

Существует и другая точка зрения, которая основывается на предположении о том, что органическое развитие мозга и развитие человека как вида привели к каче­


ственным структурным изменениям мозга, после чего развитие стало осуществ­ляться по другим законам, отличающимся от законов естественного отбора. Но то, что тело и мозг остаются в целом неизменными, не означает, что не происходит никакого развития. Исследования И. А. Станкевича свидетельствуют, что в мозге человека происходят структурные изменения, наблюдаются прогрессивное разви­тие различных отделов полушария, обособление новых извилин, формирование новых борозд. Поэтому на вопрос о том, будет ли изменяться человек, можно дать утвердительный ответ. Однако эти эволюционные изменения главным образом

будут касаться социальных условий жизни человека и его личностного развития, а биологические изменения вида Homo sapiens будут иметь второстепенное зна­чение1.

Таким образом, человек как социальное существо, как член общества не менее интересен для науки, поскольку современное развитие человека как вида Homo sapiens осуществляется уже не по законам биологического выживания, а по зако­нам социального развития.

Проблема социогенеза не может рассматриваться вне общественных наук. Пе­речень этих наук весьма велик. Их можно подразделить на несколько групп в за­висимости от явлений, которые они изучают или с которыми связаны. Например, науки, связанные с искусством, с техническим прогрессом, с образованием.

В свою очередь, по степени обобщенности подхода к изучению человеческого общества эти науки могут быть подразделены на две группы: науки, рассматриваю­щие развитие общества в целом, во взаимодействии всех его элементов, и науки, изучающие отдельные аспекты развития человеческого общества. С точки зрения данной классификации наук человечество представляет собой целостное, разви­вающееся по собственным законам образование и в то же время множество от­дельных людей. Поэтому все общественные науки могут быть отнесены или к на­укам о человеческом обществе, или к наукам о человеке как элементе социума. При этом следует иметь в виду, что в данной классификации не существует доста­точно четкой грани между разными науками, поскольку многие общественные науки могут быть связаны как с изучением общества в целом, так и с изучением отдельного человека.

Ананьев считает, что в систему наук о человечестве (человеческом обществе) как целостном явлении должны входить науки о производительных силах обще­ства, науки о расселении и составе человечества, науки о производственных и об­щественных отношениях, о культуре, искусстве и самой науке как системе позна­ния, науки о формах общества на различных этапах его развития.

Необходимо особо выделить науки, изучающие взаимодействие человека с природой и человечества с природной средой. Интересна точка зрения, которой придерживался по этому вопросу В. И. Вернадский — создатель биогеохимиче­ского учения, в котором им выделены две противоположные биогеохимические функции, находящиеся во взаимодействии и связанные с историей свободного кислорода — молекулы 02. Это функции окисления и восстановления. С одной стороны, они связаны с обеспечением дыхания и размножения, а с другой — с раз­рушением умерших организмов. Как полагает Вернадский, человек и человече­ство неразрывно связаны с биосферой — определенной частью планеты, на кото­рой они живут, поскольку они геологически закономерно связаны с материально энергетической структурой Земли.

Человек неотделим от природы, но в отличие от животных он обладает актив­ностью, направленной на преобразование природной среды с целью обеспечения оптимальных условий жизни и деятельности. В данном случае идет речь о появле­нии ноосферы.




Понятие «ноосфера» было введено Ле-Руа совместно с Тейяром де Шарденом в 1927 г. Они основывались на биогеохимиче­ской теории, изложенной Вернад­ским в 1922-1923 гг. в Сорбон­не. По определению Вернадско­го, ноосфера, или «мыслящий пласт», — это новое геологиче­ское явление на нашей планете. В ней впервые человек предста­ет как крупнейшая геологиче­ская сила, способная преобразо­вать планету.

Существуют науки, предме­том изучения которых является конкретный человек. К данной категории могут быть отнесены науки об онтогенезе процессе развития индивидуального орга­низма. В рамках данного направ­ления изучаются половые, воз­растные, конституциональные и нейродинамические особенно­сти человека. Кроме этого суще­ствуют науки о личности и ее жизненном пути, в рамках которых изучаются мотивы деятельности человека, его мировоззрение и ценностные ориентации, отношения с окружающим миром.

Следует иметь в виду, что все науки или научные направления, изучающие че­ловека, тесно взаимосвязаны между собой и вместе дают целостное представление о человеке и человеческом обществе. Однако какое бы КЗ направлений ни рассмат­ривалось, в той или иной мере в нем представлены различные разделы психоло­гии. Это не случайно, так как явления, которые изучает психология, в значитель­ной степени определяют деятельность человека как биосоциального существа.

Таким образом, человек — это многоплановое явление. Его исследование долж­но носить целостный характер. Поэтому не случайно одной из основных методо­логических концепций, используемых для изучения человека, является концеп­ция системного подхода. Она отражает системность мироустройства. В соответ­ствии с данной концепцией любая система существует потому, что существует системообразующий фактор. В системе наук, изучающих человека, таким факто­ром является сам человек, и изучать его необходимо во всем многообразии прояв­лений и связей с внешнем миром, так как только в этом случае можно получить полное представление о человеке и закономерностях его социального и биологи­ческого развития. На рис. 1.6 представлена схема структурной организации чело­века, а также его внутренние и внешние взаимосвязи.



1.3. Психология как наука

При делении наук на группы по признаку предмета изучения выделяют есте­ственные, гуманитарные и технические науки. Первые изучают природу, вторые — общество, культуру и историю, третьи связаны с изучением и созданием средств производства и орудий труда. Человек — существо социальное, и все его психи­ческие явления в значительной мере социально обусловлены, поэтому психоло­гию принято относить к гуманитарным дисциплинам.

Понятие «психология» имеет как научный, так и житейский смысл. В первом случае оно употребляется для обозначения соответствующей научной дисципли­ны, во втором — для описания поведения или психических особенностей отдель­ных лиц и групп людей. Поэтому в той или иной степени каждый человек знако­мится с «психологией» задолго до ее систематического изучения.

Уже в раннем детстве ребенок говорит «я хочу», «я думаю», «я чувствую». Эти слова свидетельствуют о том, что маленький человек, не отдавая себе отчета в том, чем он занимается, исследует свой внутренний мир. На протяжении всей жизни каждый человек, осознанно или неосознанно, изучает себя и свои возможности. Следует отметить, что уровень познания своего внутреннего мира во многом опре­деляет то, насколько человек может понять других людей, насколько успешно может построить с ними взаимоотношения.

Человек — это социальное существо, и он не может жить вне общества, без кон­тактов с окружающими. В практике живого общения каждый человек постигает многие психологические законы. Так, каждый из пас уже с детства умеет «читать» но внешним проявлениям — мимике, жестам, интонации, особенностям поведе­ния — эмоциональное состояние другого человека. Таким образом, каждый чело­век — своего рода психолог, поскольку в обществе невозможно жить без опреде­ленных представлений о психике людей.

Однако житейские психологические знания очень приблизительны, расплыв­чаты и во многом отличаются от научных знаний. В чем состоит это отличие (рис. 1.7)?

Во-первых, житейские психологические знания конкретны, привязаны к кон­кретным ситуациям, людям, задачам. Научная же психология стремится к обобще­нию, для чего используются соответствующие понятия.

Во-вторых, житейские психологические знания носят интуитивный характер. Это обусловлено способом их получения — случайным опытом и его субъектив­ным анализом на бессознательном уровне. В отличие от этого научное познание основано на эксперименте, а полученные знания вполне рациональны и осознава­емы.

В-третьих, существуют различия в способах передачи знаний. Как правило, знания житейской психологии передаются с большим трудом, а часто эта переда­ча просто невозможна. Как пишет Ю. Б. Гиппенрейтер, «вечная проблема «отцов и детей» состоит как раз в том, что дети не могут и даже не хотят перенимать опыт отцов». В то же время в науке знания аккумулируются и передаются намного легче.


В-четвертых , научная психология располагает обширным, разнообразным и подчас уникальным фактическим материалом, недоступным во всем объеме ни одному носителю житейской психологии.

Так что же такое психология как наука?

Слово «психология» в переводе с древнегреческого буквально означает «наука о душе» (psyche — «душа», logos«понятие», «учение»). В научном употреблении термин «психология» появился впервые в XVI в. Первоначально он относился к особой науке, которая занималась изучением так называемых душевных, или психических, явлений, т. е. таких, которые каждый человек легко обнаруживает в собственном сознании в результате самонаблюдения. Позднее, в XVII-XIX вв. область, изучаемая психологией, расширяется и включает в себя не только осо­знаваемые, но и неосознаваемые явления. Таким образом, психология — это наука о психике и психических явлениях. Что же является предметом изучения психоло­гии в наше время?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо построить классифика­цию психических явлений. Следует отметить, что существуют различные точки зрения на структуру психических явлений. Например, те или иные психические явления в зависимости от автора позиции могут быть отнесены к разным струк­турным группам. Более того, очень часто в научной литературе можно столкнуть­ся со смешением понятий. Так, некоторые авторы не разделяют характеристики психических процессов и психические свойства личности. Мы будем разделять психические явления на три основных класса: психические процессы, психические состояния и психические свойства личности (рис. 1.8).

Психические процессы выступают в качестве первичных регуляторов поведе­ния человека. Психические процессы имеют определенное начало, течение и ко­нец, т. е. обладают определенными динамическими характеристиками, к которым прежде всего относят параметры, определяющие длительность и устойчивость психического процесса. На основе психических процессов формируются опреде­ленные состояния, происходит формирование знаний, умений и навыков. В свою очередь, психические процессы могут быть разделены на три группы: познаватель­ные, эмоциональные и волевые.

К познавательным психическим процессам относятся психические процессы, связанные с восприятием и переработкой информации. В их число входят ощуще­ние, восприятие, представление, память, воображение, мышление, речь и внима­ние. Благодаря данным процессам человек получает сведения об окружающем его мире и о себе. Однако сами но себе сведения или знания для человека не играют никакой роли, если они для него не значимы. Вы, наверное, обращали внимание на то, что одни события у вас остаются в памяти надолго, а о других вы забываете на следующий день. Иная же информация вообще может остаться для вас незаме­ченной. Это связано с тем, что любая информация может иметь или не иметь эмо­циональную окраску, т. е. может быть значимой или незначимой. Поэтому наряду с познавательными психическими процессами в качестве самостоятельных выде­ляют эмоциональные психические процессы. В рамках этой группы психических процессов рассматривают такие психические явления, как аффекты, эмоции, чув­ства, настроения и эмоциональный стресс.

Мы вправе полагать, что если определенное событие или явление вызывает у человека положительные эмоции, то это благоприятно сказывается на его дея­тельности или состоянии, и, наоборот, отрицательные эмоции затрудняют дея­тельность и ухудшают состояние человека. Тем не менее бывают и исключения. Например, событие, вызвавшее отрицательные эмоции, повышает активность че­ловека, стимулирует его к преодолению возникших преград и препятствий. По­добная реакция свидетельствует о том, что для формирования поведения челове­ка существенны не только эмоциональные, но и волевые психические процессы, ко­торые наиболее ярко проявляются в ситуациях, связанных с принятием решений, преодолением трудностей, управлением своим поведением и др.

Иногда выделяют как самостоятельную еще одну группу психических процес­сов — неосознаваемые процессы. В нее входят те процессы, которые протекают или осуществляются вне контроля со стороны сознания.

Психические процессы тесно взаимосвязаны между собой и выступают в каче­стве первичных факторов формирования психических состояний человека. Пси-


хические состояния характеризуют состояние психики в целом. Они, как и психи­ческие процессы, имеют свою динамику, которая характеризуется длительностью, направленностью, устойчивостью и интенсивностью. В то же время психические состояния влияют на течение и результат психических процессов и могут способ­ствовать или тормозить деятельность. К психическим состояниям относят такие явления, как подъем, угнетенность, страх, бодрость, уныние. Следует отметить, что психические состояния могут быть чрезвычайно сложными явлениями, имею­щими объективную и субъективную обусловленность, но характерной для них об­щей особенностью является динамичность. Исключение составляют психические состояния, обусловленные доминирующими характеристиками личности, в том числе и патохарактерологическими особенностями. Подобные состояния могут быть весьма устойчивыми психическими явлениями, характеризующими лич­ность человека.

Следующий класс психических явлений — психические свойства личности — характеризуется большей устойчивостью и большим постоянством. Под психиче­скими свойствами личности принято понимать наиболее существенные особенно­сти личности, обеспечивающие определенный количественный и качественный уровень деятельности и поведения человека. К психическим свойствам относят направленность, темперамент, способности и характер. Уровень развития этих свойств, а также особенности развития психических процессов и преобладающие (наиболее характерные для человека) психические состояния определяют непо­вторимость человека, его индивидуальность.

Явления, изучаемые психологией, связаны не только с конкретным человеком, но и с группами. Психические явления, связанные с жизнедеятельностью групп и коллективов, подробно изучаются в рамках социальной психологии. Мы рассмот­рим только краткую характеристику таких психических явлений.

Все групповые психические явления могут быть также разделены на психиче­ские процессы, психические состояния и психические свойства. В отличие от ин­дивидуальных психических явлений психические явления групп и коллективов имеют более четкое деление на внутренние и внешние.

К коллективным психическим процессам, выступающим в качестве первично­го фактора регуляции существования коллектива или группы, относят общение, межличностное восприятие, межличностные отношения, формирование группо­вых норм, межгрупповые взаимоотношения и др. К психическим состояниям груп­пы относятся конфликт, сплоченность, психологический климат, открытость или закрытость группы, паника и др. К числу наиболее значимых психических свойств группы относят организованность, стиль руководства, эффективность деятельности.

Таким образом, предметом психологии являются психика и психические явле­ния как одного конкретного человека, так и психические явления, наблюдаемые в группах и коллективах. В свою очередь, задачей психологии является исследова­ние психических явлений. Характеризуя задачу психологии, С. Л. Рубинштейн пишет: «Психологическое познание — это опосредованное познание психическо­го через раскрытие его существенных, объективных связей»2.

1.4. Основные методы психологических исследований

Психология, как и любая другая наука, имеет свои методы. Методы научных исследований — это приемы и средства, с помощью которых получают сведения, необходимые для вынесения практических рекомендаций и построения научных теорий. Развитие любой науки зависит от того, насколько используемые ею мето­ды совершенны, насколько они надежны и валидны. Все это справедливо и по от­ношению к психологии.

Явления, изучаемые психологией, настолько сложны и многообразны, настоль­ко трудны для научного познания, что на протяжении всего развития психологи­ческой науки ее успехи непосредственно зависели от степени совершенства при­меняемых методов исследования. Психология выделилась в самостоятельную на­уку лишь в середине XIX в., поэтому она очень часто опирается на методы других, более «старых» наук — философии, математики, физики, физиологии, медицины, биологии и истории. Кроме этого психология использует методы современных наук, таких как информатика и кибернетика.

Следует подчеркнуть, что любая самостоятельная наука имеет только ей при­сущие методы. Такие методы есть и у психологии. Все они могут быть разделены на две основные группы: субъективные и объективные (рис. 1.9).



Поделитесь с Вашими друзьями:

Бихевиоризм как наука о поведении. Психология как наука о поведении Наука о поведении

Наука о поведении с XIX до конца XX в. в поисках объективных закономерностей и попытках разработки концепций , которые могли бы объяснить нормальное и аномальное поведение, прошла несколько этапов своего развития — рефлекторный, бихевиориальный, этологический. Эти этапы принято противопоставлять друг другу, однако, по нашему мнению, каждый из них представляет собой базу для развития последующего.

Несмотря на то что они оперируют разными понятиями, все эти понятия можно объединить в целостную концепцию поведения. В частности, метод условных рефлексов, иногда противопоставляемый этологическо-му подходу, изучающему преимущественно инстинктивные формы поведения в неэкспериментальных условиях, является в комплексе с этологией самым важным инструментом построения теории обучения. К тому же современная этология от изучения только инстинктивных форм до ее концепции невербального поведения в сфере коммуникаций в значительной мере строится на базе сложных форм условно-рефлекторной деятельности. При противопоставлении изучения поведения с этологических позиций условно-рефлекторным исследованиям с точки зрения экспериментальности исследований степени естественности среды не учитывают, что фактически при изучении рефлекса создаются модели внешних воздействий, мало отличимые от этологических релизеров. Особенно стерта такая грань в экспериментальных моделях неврозов И. П. Павлова.

По-видимому, недостаточно обосновано и абсолютное противопоставление рефлекторного подхода бихевиориальному и этологическому; конечно, речь идет не об ортодоксальных бихевиористах (J. В. Watson, 1913; J. Skinner, 1938), а о тех исследователях, которые стояли на позициях «молекулярного» бихевиоризма (Е. Tolman, 1932) и занимаются преимущественно особенностями внешних моторных проявлений в зависимости от средовых стимулов (N. J. MacKintosh, 1983).

По нашему мнению, предпосылки практически всех последующих гипотез и обобщений в изучении поведения содержатся в учениях отечественных физиологов И. М. Сеченова и И. П. Павлова. По И. М. Сеченову, архитектоника психического акта заключается в том, что он имеет начальную, центральную и конечную фазы, непосредственно соединяющие его с внешней средой. Предметом психологического исследования, по И. М. Сеченову (1952), должен стать процесс, развертывающийся не в сознании и даже не в системе бессознательного, а в поведении или, как говорил И. М. Сеченов, в объективной системе отношений (научного термина «поведение» во времена И. М. Сеченова не было).

Таким образом, получается, что И. М. Сеченов еще до И. П. Павлова , различных бихевиориальных течений и современной этологии предвосхитил науку о поведении. И. М. Сеченов использовал также эволюционный подход к психологии и физиологии, опередив на десятилетия исследователей по детской психологии, и, отправляясь от нее, ввел в общую психологию новые объяснительные понятия. Об экспериментальном методе в его программе речи не было. Сейчас зарубежные историки признают, что И. М. Сеченов первый произвел этот переворот (цит. по М. Г. Ярошевскому). Известно, что одним из важнейших итогов замечательных работ И. М. Сеченова в области физиологии и психологии является положение, что мышечные сокращения, в том числе мимические,являются конечным этапом психического акта.

При этом И. М. Сеченов заключает, что внешние проявления мозговой деятельности действительно могут быть сведены к мышечным движениям. Что же касается учения И. П. Павлова, оно дает целую систему для объяснения сложнейших форм поведения. В своих, условно-рефлекторных исследованиях И. П. Павлов применял метод наблюдения над животными, что дало ему возможность при знакомстве с психиатрической клиникой перенести полученные экспериментальные данные на сложнейшие проявления поведения человека, его психологию и психопатологию. И. П. Павлов делал это не путем механического переноса, как большинство экспериментаторов, а путем глубоких обобщений, опирающихся на эволюционный подход как в плане онтогенеза, так и филогенеза. По мере возрастания его интереса к психиатрии, в частности к неврозам и шизофрении, эти обобщения усугублялись и оттачивались. Лишь гениальному уму И. П. Павлова было доступно подлинно естественно-научное объяснение разнообразных психопатологических форм поведения и наиболее сложных психопатологических синдромов, благодаря которому были заложены основы понимания механизмов психических заболеваний в целом. Большая часть таких умозаключений основана первоначально на оценке невербального поведения животных с сопоставлением сходных, хотя неидентичных расстройств поведения человека.

Один из видных этологов М. McGuire (1977) считает И. П. Павлова истинным основоположником этологии, ссылаясь на его наблюдения за поведением собак во время наводнения в Ленинграде.

Отношения людей и животных начали складываться ещё в первобытные времена. Знать повадки и особенности поведения различных обитателей нашей планеты было жизненно важно для людей, живших в то далёкое время. Некоторые виды животных были столь опасны, что встреча с ними грозила неминуемой гибелью для беспечного охотника. Лишь знание механизмов, которые движут этими свирепыми существами, могло спасти жизнь в подобной ситуации.

Первобытные времена

Раньше отношение к животным было совсем иным, чем в наши дни. Об этом свидетельствуют многочисленные наскальные рисунки и примитивные произведения искусства того времени. Если нынешний человек мнит себя хозяином земли и считает животных бездушным ресурсом, который нужно использовать в своих целях, то наши предки относились к этому вопросу совершенно иначе.

Тогда животных почитали, учились у них, некоторых даже обожествляли. Не только человек изменяет мир, приспосабливаясь к постоянно меняющимся условиям среды. Эволюция идеально адаптировала всех живых существ к их среде обитания. Например, муравьи могут научить правильной организации коллективного труда и даже принципам постройки всевозможных сооружений. Бобры показывают пример того, как ум и напористость могут изменить мир. Тигр — отличный охотник с превосходными рефлексами.

В те далёкие времена были свои науки, изучающие поведение животных. Они, естественно, были куда проще, но, несмотря на это, приводили к взаимовыгодному сотрудничеству. Так, собаки могли предупреждать о приближении чужаков, взамен получая часть еды, добытой людьми. Наблюдение за дикими зверями могло дать информацию о приближении стихийного бедствия. Неудивительно, что поразительно острые чувства животных вызывали почтение и желание подражать им.

История исследований поведения и психики животных

Когда же начала развиваться современная система знаний, изучающая психику животных? Можно сказать, что это исследовательское течение зародилось в XIX веке, благодаря Жану Батисту Ламарку. Сегодня наука о поведении животных называется этологией и имеет много последователей по всему миру, но в те далёкие времена такие знания скорее принадлежали к философии, чем к естественным наукам. Ламарк первым изложил теорию о том, что организмы изменяются под действием внешней среды.

Талантливый француз считал, что трансформации, происходящие в физиологии живых существ, вызваны реакцией их нервной системы на непрерывно изменяющиеся условия жизни. Он считал, что сначала изменяется психика животного, а затем вырабатываются необходимые для адаптации качества, которые передаются следующим поколениям.

Революционный подход

Ламарк определил основные направления в изучении поведения животных на долгие годы вперёд. Он утверждал, что психика зависит от нервной системы и выделял три основных психических акта — раздражительность, чувствительность и сознательность. Помимо этого, он считал, что инстинкты занимают ключевое место в жизни животных, так как позволяют действовать правильно, не теряя времени на раздумья и неуверенность. Интересно то, что Ламарк не ставил человека отдельно от животных, как любят делать его коллеги.

Безусловно, нельзя говорить об этологии, не упомянув Чарльза Дарвина. Вклад этого выдающегося человека в науку невозможно переоценить. Его труд под названием «Проявление эмоций у животных и человека» рассматривал поведение живых существ, с точки зрения эволюции, что послужило основой для дальнейших научных изысканий его учеников и последователей.

Дарвин

Этология — наука о поведении животных, и другие, смежные с ней отрасли, многим обязаны Чарльзу Дарвину. Этот нестандартный человек родился в Великобритании, где получил образование в лучших университетах страны. Но его инновационные умозаключения были сделаны отнюдь не в лабораториях и библиотеках. Он целых шесть лет путешествовал по миру, наблюдая за животными, изучая их поведение и ореол обитания. Не будь Дарвина, кто знает, как бы развивалась современная наука.

Именно труды Чарльза Дарвина изучали человека и животных с эволюционной точки зрения. Учёный считал, что качества, которые его коллеги относили только к индивиду (любознательность, внимательность, любовь, подражание), есть у братьев наших меньших. Зачастую они развиты слабо, но в некоторых случаях не уступают человеку. Также многие инстинктивные реакции, такие как вздыбливание волос или оскал зубов присущи как животным, так и людям. Именно труды Дарвина стали той базой, на которой строились исследования основателей этологии — Лоренца и Тинбергена.

Выводы Дарвина

Выводы, к которым пришёл этот неутомимый исследователь, в корне отличались от общепринятых догм того времени. Именно он начал объективное, а не субъективное изучение психики. Основные направления науки о поведении животных развились благодаря этому подходу. Раньше учёные считали человека чем-то отдельным от природы, думали, что её законы не распространяются на людей и никак на них не влияют. Безусловно, такие нелепые выводы лишь тешили самолюбие подобных исследователей, но не развивали науку.

Дарвин отказался от этих иллюзий. Более того, он пришёл к выводу, что люди и приматы имеют общего предка, так как их инстинкты схожи между собой. Также он выделил три основных категории поведения — инстинкты, способность к обучению и способность к рассуждению. По его мнению, разница между психикой человека и животных была не в качестве, а в степени развития.

Этология

Наука о поведении животных называется этологией. Её основателями принято считать и Нико Тинбергена. Именно эти зоологи решили совместить эволюционный и причинный подход к исследованию поведения животных. Их интересовали причины, по которым зверь совершает то или иное действие, какое значение оно имеет для выживания вида и его эволюционного становления.

Этология — наука об инстинктах. Поведение животных при этом бессмысленно рассматривать без учёта их среды обитания. Лоренц, Тинберген и другие учёные, работавшие в этой области, понимали, что инстинкты формировались как попытка организма приспособиться к условиям внешней среды. Поэтому именно место обитания формирует как физиологические особенности вида, так и его поведенческие реакции.

Принципы этологии

Это позволило современным учёным узнать основные особенности формирования инстинктов, познакомиться с ролью стимулов, которые их запускают. Этологи пытаются лучше узнать о роли приобретённых и врождённых качеств. Оказалось, что некоторые инстинкты развиваются даже тогда, когда животное никак не взаимодействует с раздражителем, который их вызывает. Интересно то, что именно инстинкты обеспечивают гармоничное сосуществование особей одного вида и их рассредоточение на определённой территории.

Значимость этологии

Как вы уже знаете, называется этологией. Это слово встречается нечасто, но значение дисциплины весьма велико. Наблюдение за дикими животными в их естественной среде обитания помогает лучше понять мир вокруг и, соответственно, лучше приспособиться к нему. Ведь всё на планете взаимосвязано, каждый вид живых существ, так или иначе, влияет на всю экосистему. Более того, изучая поведение животных, можно сделать интересные выводы о нас самих, понять почему люди поступают так, а не по-другому.

Не каждый знает, как называется наука о поведении животных, но большинство из нас использует её плоды. Исследования в этой области смогут оптимизировать такую важную отрасль, как животноводство. На сегодняшний день эта промышленность полностью автоматизирована, превращена в безжалостный конвейер, использующий примитивнейшие понятия о живых существах. Получаемая продукция отличается ужасным качеством, не говоря о том, какой вред она наносит здоровью потребителей. К сожалению, невозможно провести объективные исследования на эту тему, так как компании, занимающиеся животноводством, очень богаты. Если применить знания, добытые этологами, в сельском хозяйстве, то качество вырабатываемой продукции обязательно возрастёт.

Перспективы

Наука о поведении животных называется этологией и является одним из важнейших направлений на сегодняшний день. Человек слишком долго эксплуатировал природу, не задумываясь о том, что он делает. Однако знания, добытые этологами, могут положить этому конец. Применение этих исследований на практике поможет восстановить естественный порядок вещей на Земле. Понимание того, как формировались инстинкты у животных, позволит нам заглянуть в прошлое нашего собственного вида, понять в каких условиях жили наши предки и, наконец-то, открыть тайну происхождения человека.

Во втором десятилетии XX века, менее чем через 40 лет после того, как Вильгельм Вундт формально основал психологию, наука пережила момент коренного пересмотра своих основ. Психологи больше не превозносили возможности интроспекции, сомневались в существовании психических элементов и не соглашались с тем, что психология должна оставаться чистой наукой. Психологи — функционалисты переписывали правила, используя психологию в том виде, в котором она вряд ли могла быть принята в Лейпциге или Корнелле.

Движение функционализма было не столько революционным, сколько эволюционным. Функционалисты не стремились намеренно изничтожать положения Вундта и Титченера. Вместо этого они внесли в него некоторые коррективы — что — то добавили здесь, что — то подправили там, — и вот с течением времени возникла новая форма психологии. Это была скорее тихая перестройка изнутри, а не мощная атака извне. Лидеры функционалистов были не настолько амбициозны, чтобы добиваться официального признания. Свою роль они видели не столько в разрушении прошлого, сколько в построении нового на основе старого. Поэтому переход от структурализма к функционализму в самый момент своего осуществления не был очевиден.

Такова была ситуация в области психологии в США во втором десятилетии XX века: развивался функционализм, но структурализм все еще удерживал свои сильные, хотя уже не исключительные позиции.

В 1913 году обе позиции были опротестованы. Это было намеренное и запланированное нападение, тотальная война против обеих точек зрения. Автор этой акции не хотел никаких модификаций прошлого, никаких компромиссов с ним.

Новое течение получило название бихевиоризма , а его лидером стал тридцатипятилетний психолог Джон Б. Уотсон. Всего за десять лет до этого Уотсон получил степень доктора философии в Чикагском университете. В те времена — в 1903 году — Чикаго был центром функциональной психологии, то есть одного из течений, которое Уотсон вознамерился сокрушить.

Основные положения бихевиоризма Уотсона были просты, смелы и прямы. Он призывал научную психологию заниматься только наблюдаемым поведением, которое можно объективно описать в терминах «стимул — реакция». Позднее психология Уотсона отвергнет все концепции и термины, касающиеся процесса мышления. Такие слова, как «образ», «разум», «сознание», которые традиционно использовались еще со времен ранней философии, — для науки о поведении потеряли всякий смысл.

Уотсон особенно упорствовал в опровержении концепции сознания. Он говорил, что еще никто и никогда «не видел, не трогал, не нюхал, не пробовал на зуб и двигал» сознания. Сознание — «это не более чем научное допущение, столь же недоступное для опытной проверки, как старое понятие «души»» (Watson & McDougall. 1929. P. 14). Методы интроспекции, которые предполагают существование сознательных процессов, оказались, таким образом, совершенно неуместными и не имеющими отношения к науке о поведении.

Основные идеи движения бихевиоризма не были порождены Уотсоном — они развивались в психологии и биологии в течение многих лет. Уотсон, как и все основатели учений, развил идеи и положения, которые соответствовали интеллектуальному . Здесь мы рассмотрим те основные силы, которые Уотсон столь успешно свел воедино, чтобы сформировать новую систему психологии: 1) философские традиции объективизма и механицизма; 2) зоопсихологию; 3) функциональную психологию.

Настойчивое требование Уотсона большей объективности в психологии для 1913 года не было чем — то необычным. Такой подход имел длинную предысторию, восходившую к Декарту, попытки которого объяснить функционирование организма человека на основе простых механических представлений были первыми шагами на пути к большей объективности. Наиболее важной фигурой в истории объективизма был французский философ Опост Конт (1798–1857), основатель учения, получившего название позитивизма и ставившего во главу угла только позитивное знание (факты), истинность которых не вызывает сомнений. Согласно Конту, единственно истинным знанием является знание, социальное по своей природе и объективно наблюдаемое. Эти критерии совершенно исключают из рассмотрения интроспекцию, зависящую от личного, индивидуального сознания и не являющуюся объективно наблюдаемой.

В первые годы XX века «духом времени» в науке был именно позитивизм. Уотсон редко обсуждал положения позитивизма — как, впрочем, и большинство американских психологов того времени, — но все они «действовали, как позитивисты, даже если отказывались навешивать ярлыки» (Logue. 1985Ь. Р. 149) Таким образом, к тому времени, когда Уотсон начал работать над бихевиоризмом, объективистские, материалистические и механистические влияния были достаточно сильны. Их воздействие было настолько существенным, что неизбежно привело к появлению нового вида психологии, в которой не упоминалась ни душа, ни сознание, ни разум, — психологии, которая принимала во внимание только то, что можно увидеть, услышать или потрогать. Неизбежным результатом этого подхода стало появление науки о поведении, рассматривающей людей как некие машины.

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Развитие наук во второй половине XIX в. В середине XIX в. начинает формироваться самобытная отечественная психология, начинается поиск путей ее построения, методологии и собственного предмета исследования. Русская психологическая традиция формируется как самобытная научная школа, не похожая на другие российские науки и отличная от западных психологических школ.

Прежде всего, было необходимо разработать методологию новой науки, определить путь ее развития: естественнонаучный или гуманитарный. Из ответа на этот вопрос вытекало и то, на основе какой науки следует формировать психологию – на основе философии или физиологии.

Практически было представлено две концепции построения психологии; у истоков каждой стояли выдающиеся мыслители: Н. Чернышевский и Памфил Юркевич. Они заложили в России традиции человекознания, исходя из противоположных способов осмысления природы человека.

К антропологическому принципу Чернышевского восходит русский путь в науке о поведении (И.М. Сеченов, И.П. Павлов, А.А. Ухтомский, В.М. Бехтерев). Принципы, изложенные в “Опытной психологии сознания” Юркевича, легли в основу работ В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, С.Л. Франка и др. И новое учение о поведении и “апология русского религиозного сознания» являются плодами русской мысли, двух ее мощных течений – естественнонаучного и религиозно-философского.

Религиозно-философское направление в русской психологии . Идейным основателем религиозно-философского направления в русской психологии был профессор Московского университета Памфил Юркевич. Юркевич отстаивал положения “опытной психологии”, согласно которым психические явления не могут быть описаны с использованием качеств, свойственных физическим телами познаваемы в своей сущности только самим субъектом. Юркевич также утверждал существование “двух опытов” – телесного и душевного, посредством которых мы познаем человека.

Юркевич оказал большое влияние на студента физико-математического факультета В. Соловьева, который в свое время был завзятым материалистом и поклонником Бюхнера. После знакомства с идеями Юркевича Соловьев коренным образом меняет свою философскую ориентацию.

Владимир Сергеевич Соловьев является одной из центральных фигур в российской науке XIX в. как по значительности своих трудов, так и по влиянию, которое он оказал на взгляды своих современников.

Теория Соловьева фактически обозначила кульминационную точку того поворота в мышлении, который произошел в конце 80-х гг XIX в. и знаменовал собой разочарование в объяснительных способностях науки, особенно естествознания, и новое возрастание интереса к религиозной жизни. Свою философскую систему Соловьев назвал мистицизмом, т.е. таким учением, которое, не отвергая эмпиризма и рационализма, опирается на иной источник взглядов о мире – религиозную веру.

Соловьев считал, что трансцендентный мир (Бог) имеет непосредственное отношение к человеку, который занимает срединное положение между Богом и преходящим миром природы. Бытие развивается, проходя через пять царств: от мертвой материи к разумному нравственному царству, и это развитие бытия совершается через человека. Исторический процесс должен завершиться созданием “царства божия”, победой любви над смертью; но для этого необходим непрерывный прогресс человеческого духа. Нравственное совершенствование человека достигается усилиями свободной воли и при помощи Божьей благодати.

Это был новый подход к осмыслению роли и места человека в мире, который определил философские концепции в России в конце XIX – начале XX вв.

Последователем В.С. Соловьева считал себя Николай Онуфриевич Лосский – профессор Петербургского университета. Свою философскую концепцию он назвал “интуитивизмом”, поскольку только интуиция способна открыть путь к истинному познанию человека. Основным предметом своей теории Лосский видит переживания, которые отражают сущность объектов окружающего мира в религиозных, эстетических, нравственных и других нормах.

В своей концепции Лосский пытался раскрыть понятие личности. В личности сочетаются индивидуализм и универсализм, частное и общественное. Индивидуализм сводит жизнь человека в конечном счете к стремлению к самосохранению, но в этом стремлении все люди одинаковы; поэтому индивидуализм в итоге приводит к утрате индивидуальности. Личность развивается только тогда, когда индивидуализм в ней гармонично уравновешивается универсализмом (стремлением соединиться с другими людьми).

Лосский также посвятил несколько своих работ изучению “русского характера”, его специфической ментальности. Хотя анализ психологических качеств и причин их формирования субъективен, эти работы опираются на значительный объем материала и содержит описание ряда “психических качеств русских людей”. Поэтому Лосский с полным правом может считаться основателем отечественно этнической психологии.

Со многими философскими положениями, сформулированными Н.О. Лосским, был согласен другой русский религиозный философ, профессор Московского университета С.Л. Франк.

Семен Людвигович Франк считал, что психология должна развиваться на основе философии, а не естествознания, поскольку психология должна изучать не психические явления по отдельности, а душу человека в целом.

Франк разводил такие понятия, как душевная жизнь и сознание. Душевная жизнь, считал он, шире, чем сознание и в критических ситуациях способна “затапливать” его. Именно в таких ситуациях и проявляется истинное содержание души человека.

В унисон с психоанализом Франк говорил, что под тонким слоем формальной рассудочной культуры тлеет жар великих страстей, темных и светлых, которые могут “прорвать плотину сознания” и выйти наружу, ведя к насилию, бунту и анархии.

Таким образом, мы можем сказать, что в России в конце XIX – начале XX вв. сложилась мощная школа религиозно-философской психологии, представленная просвещенными людьми страны, часто – профессорами крупных университетов. В рамках данной школы разрабатывались важнейшие онтологические, гносеологические и методологические проблемы; выдвигались идеи, некоторые из них перекликались с выдающимися достижениями мировой научной мысли, некоторые предлагали совершенно новый взгляд на проблему человека в мире.

Русская наука о поведении . Другое течение в развитии психологии (и психофизиологии) в России касалось, прежде всего, изучения поведения как активности организма во внешней среде, выраженного в реальных действиях.

Если Германия дала миру учение о физико-химических основах жизни, Англия – о законах эволюции, то Россия дала миру науку о поведении. Создателями этой новой науки, отличной от физиологии и психологии, были русские ученые – И.М. Сеченов, И.П. Павлов, В.М. Бехтерев, А.А. Ухтомский. У них были свои школы и ученики, и их уникальный вклад в мировую науку получил всеобщее признание.

В начале 60-х гг. XIX в. в журнале “Медицинский вестник” была опубликована статья Ивана Михайловича Сеченова “Рефлексы головного мозга”. Она произвела оглушительный эффект среди читающего населения России. Впервые со времен Декарта, введшего понятие рефлекса, была показана возможность объяснения высших проявлений личности на основе рефлекторной деятельности.

Рассмотрим, как изменялась старинная модель рефлекса в учении Сеченова. Рефлекс включает в себя три звена: внешний толчок, вызывающий раздражение центростремительного нерва, которое передается в мозг, и отраженное раздражение, передающееся по центробежному нерву к мышцам. Сеченов переосмыслил эти звенья и добавил к ним новое, четвертое звено.

Раздражение становится в учении Сеченова чувством, сигналом. Не “слепой толчок”, а различение внешних условий, в которых совершается ответное действие.

Сеченов выдвигает также оригинальный взгляд на работу мышцы. Мышца – это не только “рабочая машина”, но и, благодаря наличию в ней чувствительных окончаний, еще и орган познания. В дальнейшем Сеченов говорит о том, что именно рабочая мышца производит операции анализа, синтеза и сравнения объектов, с которыми она оперирует. Но из этого следует важнейший вывод: рефлекторный акт не завершается сокращением мышцы. Познавательные эффекты ее работы передаются в центры головного мозга, и на этом основании изменяется картина воспринимаемой среды. Так рефлекторная дуга преобразуется в рефлекторное кольцо, которое образует новый уровень отношений организма со средой. Изменения среды отражаются в психическом аппарате и вызывают последующие изменения в поведении; поведение становится психически регулируемым (ведь психика – это отражение). На базе рефлекторно организованного поведения возникают психические процессы.

Сигнал преобразуется в психический образ. Но и действие не остается неизменным. Из движения (реакции), оно превращается в психическое действие (сообразное среде). Соответственно изменяется и характер умственной работы – если раньше она являлась бессознательной, то теперь показывается основа возникновения сознательной деятельности.

Одно из важнейших открытий Сеченова, касающееся работы головного мозга, — это открытие им так называемых центров торможения. До Сеченова физиологи, объясняющие деятельность высших нервных центров, оперировали только понятием возбуждения. Оставалось непонятным, каким образом человек способен не только реагировать на внешние воздействия, но и удерживать себя от нежелательных реакций. Это объяснялось наличием у человека свободной воли, которую не могли связать с деятельностью тех или иных физиологических механизмов. Так, невозможность объяснения способности тормозить нежелательные реакции косвенно приводила к положению о регуляции поведения не только физиологическими механизмами, но и чем-то еще (душой?).

Работы Сеченова показали, что раздражением центров головного мозга можно вызвать не только ответные действия, но и, напротив, задержку реакции. Его открытие показало, что организм способен противостоять действующим раздражителям. Таким образом появлялась возможность объяснить поведение человека, включая сложные поведенческие акты, не прибегая к понятиям “души” и “свободной воли”, а опираясь на схему рефлекторной деятельности.

Открытие центрального торможения позволило описать процессы “обрыва” рефлекса. Не получив внешнего разрешения, завершающая часть рефлекса “уходит вовнутрь”, превращается в мысль. Это дало Сеченову возможность воскликнуть: “Каждая мысль имеет рефлекторную природу!”. Этот процесс перехода внешнего во внутреннее получил название интериоризация.

Основные идеи и понятия, разработанные И.М. Сеченовым, получили свое полное развитие в работах Ивана Петровича Павлова.

С именем Павлова ассоциируется, прежде всего, учение о рефлексах. Павлов разделил раздражители на безусловные (безусловно вызывают ответную реакцию организма) и условные (организм реагирует на них только в том случае, если их действие становится биологически значимым). Эти раздражители, совместно с подкреплением порождают условный рефлекс. Выработка условных рефлексов – основа обучения, приобретения нового опыта.

В ходе дальнейших исследований Павлов существенно расширяет экспериментальное поле. Он переходит от изучения поведения собак и обезьян к изучению нервно-психических больных. Исследование поведения людей приводит Павлова к выводу о необходимости различения двух видов сигналов, управляющих поведением. Поведение животных регулируется первой сигнальной системой (элементы этой системы – чувственные образы). Поведение человека регулируется второй сигнальной системой (элементы – слова). Благодаря словам у человека возникают обобщенные чувственные образы (понятия) и мыслительная деятельность.

Павлов также предложил оригинальную идею происхождения нервных расстройств. Он обнаружил удивительную аналогию в поведении больных, страдающих неврозами, и поведении подопытных животных, у которых произошел “срыв” “выученного поведения”. (В этих опытах у животного формировали условный рефлекс, положительно подкрепляя определенную форму поведения. Затем вместо положительного подкрепления животное получало отрицательное, например, удар током. В таких случаях происходил сбой сформированного поведения, и животное демонстрировало определенное специфическое поведение.) Павлов предположил, что причиной неврозов у людей могут служить столкновения противоположных тенденций – возбуждения и торможения. Когда впоследствии этот материал попал в руки З.Фрейда, он воскликнул: “Знай я это лет десять назад, как помогли бы мне эти данные!”

В период, непосредственно предшествующий Российской революции, Павлов обращается к анализу движущих сил поведения человека. Он говорит о “рефлексе цели”, “рефлексе свободы”, “рефлексе рабства” и т.д. Несомненно, здесь явно сказалось влияние ситуации на проблематику научного исследования, но это означало и включение принципа мотивационной активности в детерминистскую схему анализа поведения.

Идеи, сходные с павловскими, развивал другой великий русский психологи и физиолог Владимир Михайлович Бехтерев.

Бехтерев был увлечен идеей создания науки о поведении, основанной на изучении рефлексов – рефлексологии. В отличии от бихевиористов и И.П. Павлова, он не отвергал сознание как объект психологического исследования и субъективные методы исследования психики.

Одним из первых отечественных и мировых психологов, Бехтерев начинает изучать личность как психологическую целостность. Фактически, он вводит в психологию понятия индивид, личность и индивидуальность, где индивид – это биологическая основа, личность – социальное образование и т.д. Исследуя структуру личности, Бехтерев выделял ее сознательную и бессознательную части. Как и З.Фрейд, он отмечал ведущую роль бессознательных мотивов во сне и при гипнозе. Как и психоаналитики, Бехтерев развивал идеи о сублимации и канализации психической энергии в социально-приемлемом направлении.

Одним из первых Бехтерев занялся вопросами психологии коллективной деятельности. В 1921 г. выходит в свет его труд “Коллективная рефлексология”, где он пытается рассмотреть деятельность коллектива через изучение “коллективных рефлексов” — реакций группы на воздействия среды. В книге поднимаются проблемы возникновения и развития коллектива, его влияния на человека и обратное влияние человека на коллектив. Впервые показаны такие явления, как конформизм, групповое давление; ставится проблема социализации личности в процессе развития и т.д. Таким образом, можно сказать, что в школе В.М. Бехтерева зарождаются основы еще одной отечественной теории личности, которой не суждено было развиться.

Иную линию в исследовании рефлекторной природы регуляции психики развивал в своих трудах Алексей Алексеевич Ухтомский.

Он делал основной упор на центральной фазе целостного рефлекторного акта, а не на сигнальной, как первоначально И. П. Павлов, и не на дви­гательной, как В. М. Бехтерев. Но все три воспри­емника сеченовской линии прочно стояли на по­чве рефлекторной теории, решая каждый под своим углом зрения поставленную И. М. Сеченовым за­дачу детерминистского объяснения поведения целостного организма. Если целостного, а не поло­винчатого, то непременно охватывая системой сво­их понятий феномены, относящиеся столько же к психологии. Таковым являлось, в частности, пред­ставление о сигнале, перешедшее к И. П. Павлову от И. М. Сеченова. Таковым же являлось и учение А. А. Ухтомского о доминанте.

Под доминантой Ухтомский понимал системное образование, которое он называл органом, пони­мая, однако, под этим не морфологическое, «от­литое» постоянное образование, с неизменными признаками, а всякое сочетание сил, могущее при­вести при прочих равных условиях к одним резуль­татам. При этом мозг рассматривался как орган «предупреди­тельного восприятия, предвкушения и проектиро­вания среды».

Представление о доминанте как общем принци­пе работы нервных центров так же, как и сам этот термин, было введено Ухтомским в 1923 году. Под доминантой он понимал господствующий очаг возбуждёния, который, с одной стороны, накапливает импульсы, идущие в нервную систему, а с другой — одновременно подавляет активность других цент­ров, которые как бы отдают свою энергию господ­ствующему центру, т. е. доминанте.

Свои теоретические воззрения Ухтомский испы­тывал как в физиологической лаборатории, так и на производстве, изучая психофизиологию рабочих процессов. При этом он считал, что у высокразвитых организмов за видимой «обездвиженностью» таится напряженная психическая работа. Следова­тельно, нервно-психическая активность достигает высокого уровня не только при мышечных формах поведения, но и тогда, когда организм по видимо­сти относится к среде созерцательно. Эту концеп­цию Ухтомский назвал_ “оперативным покоем”, ил­люстрируя его известным примером: сравнением поведения щуки, застывшей в своем бдительном покое, с поведением «рыбьей мелочи», неспособ­ной к этому. Таким образом, в состоянии покоя организм удерживает неподвижность с целью де­тального распознавания среды и адекватной реак­ции на нее.

Для доминанты также характерна инертность т. е. склонность поддерживаться и повторяться, когда внешняя среда изменилась и раздражители, некогда вызывавшие эту доминанту, более не действуют. Инертность нарушает нормальную регуляцию поведения, она становится источником навязчивых об­разов, но она же выступает в качестве организующего начала интеллектуальной активности.

Механизмом доминанты Ухтомский объяснял ши­рокий спектр психических актов: внимание (его на­правленность на определенные объекты, сосредото­ченность на них и избирательность), предметный ха­рактер мышления (вычленение из множества раздражителей среды отдельных комплексов, каждый из которых воспринимается организмом как опреде­ленный реальный объект в его отличиях от других). Это «разделение среды на предметы» Ухтомский трактовал как процесс, состоящий из трех стадий: укрепление наличной доминанты, выделение только тех раздражителей, которые являются для организма биологически интересными, установление адекват­ной связи между доминантой (как внутренним со­стоянием) и комплексом внешних раздражителей. При этом наиболее отчетливо и прочно закрепляет­ся в нервных центрах то, что переживается эмоцио­нально.

Идеи, развитые Ухтомским, связывают в единый узел психологию мотивации, познания, общения и личности. Его концепция, явившаяся обобщением большого экспериментального материала, широко ис­пользуется в современной психологии, медицине и педагогике.

Наименование параметра Значение
Тема статьи: Наука о поведении
Рубрика (тематическая категория) Психология

Во втором десятилетии XX века, менее чем через 40 лет после того, как Вильгельм Вундт формально основал психологию, наука пережила момент коренного пересмотра своих основ. Психологи больше не превозносили возможности интроспекции, сомневались в существовании психических элементов и не соглашались с тем, что психология должна оставаться чистой наукой. Психологи–функционалисты переписывали правила, используя психологию в том виде, в котором она вряд ли могла быть принята в Лейпциге или Корнелле.

Движение функционализма было не столько революционным, сколько эволюционным. Функционалисты не стремились намеренно изничтожать положения Вундта и Титченера. Вместо этого они внесли в него некоторые коррективы – что–то добавили здесь, что–то подправили там, – и вот с течением времени возникла новая форма психологии. Это была скорее тихая перестройка изнутри, а не мощная атака извне. Лидеры функционалистов были не настолько амбициозны, чтобы добиваться официального признания. Свою роль они видели не столько в разрушении прошлого, сколько в построении нового на базе старого. Поэтому переход от структурализма к функционализму в самый момент своего осуществления не был очевиден.

Такова была ситуация в сфере психологии в США во втором десятилетии XX века˸ развивался функционализм, но структурализм все ещё удерживал свои сильные, хотя уже не исключительные позиции.

В 1913 году обе позиции были опротестованы. Это было намеренное и запланированное нападение, тотальная война против обеих точек зрения. Автор этой акции не хотел никаких модификаций прошлого, никаких компромиссов с ним.

Новое течение получило название бихевиоризма* , а ᴇᴦο лидером стал тридцатипятилетний психолог Джон Б. Уотсон. Всего за десять лет до этого Уотсон получил степень доктора философии в Чикагском университете. В те времена – в 1903 году – Чикаго был центром функциональной психологии, то есть одного из течений, которое Уотсон вознамерился сокрушить.

Основные положения бихевиоризма Уотсона были просты, смелы и прямы. Он призывал научную психологию заниматься только наблюдаемым поведением, которое можно объективно описать в терминах ʼʼстимул–реакцияʼʼ. Позднее психология Уотсона отвергнет все концепции и термины, касающиеся процесса мышления. Такие слова, как ʼʼобразʼʼ, ʼʼразумʼʼ, ʼʼсознаниеʼʼ, которые традиционно использовались ещё со времен ранней философии, – для науки о поведении потеряли всякий смысл.

Уотсон особенно упорствовал в опровержении концепции сознания. Он говорил, что ещё никто и никогда ʼʼне видел, не трогал, не нюхал, не пробовал на зуб и двигалʼʼ сознания. Сознание – ʼʼэто не более чем научное допущение, столь же недоступное для опытной проверки, как старое понятие «души»ʼʼ (Watson & McDougall. 1929. P. 14). Методы интроспекции, которые предполагают существование сознательных процессов, оказались, таким образом, совершенно неуместными и не имеющими отношения к науке о поведении.

Наука о поведении — понятие и виды. Классификация и особенности категории «Наука о поведении» 2015, 2017-2018.


  • — Лекция 4 ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА О ПОВЕДЕНИИ

    ФАКТЫ ПОВЕДЕНИЯ. БИХЕВИОРИЗМ И ЕГО ОТНОШЕНИЕ К СОЗНАНИЮ; ТРЕБОВАНИЯ ОБЪЕКТИВНОГО МЕТОДА. ПРОГРАММА БИХЕВИОРИЗМА; ОСНОВНАЯ ЕДИНИЦА ПОВЕДЕНИЯ; ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ; ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПРОГРАММА. ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ БИХЕВИОРИЗМА. ЕГО ЗАСЛУГИ И НЕДОСТАТКИ Мы переходим… .


  • — Классический бихевиоризм как наука о поведении

    Разочарование в интроспективной теории сознания, успехи эволюционной биологии, попытки использовать объективный метод при изучении поведения животных и человека привели к созданию на рубеже XIX — XX вв. так называемой поведенческой психологии, бихевиоризма — науки о… .


  • — Классический бихевиоризм как наука о поведении

    Разочарование в интроспективной теории сознания, успехи эволюционной биологии, попытки использовать объективный метод при изучении поведения животных и человека привели к созданию на рубеже XIX — XX вв. так называемой поведенческой психологии, бихевиоризма — науки о… .


  • — Бихевиоризм как наука о поведении

    Развитие экономики и социальных отношений в ХХ веке, расширение областей человеческой деятельности привело к постановке новых задач как в технической, так и в научной сфере. Как известно, в ХІХ веке под психологией понималась наука о сознании. Однако ни структурализм, ни… .


  • — III этап (середина XIX в. – середина XX в.) – психология как наука о поведении

  • — III этап (середина XIX в. – середина XX в.) – психология как наука о поведении.

    С 60-х гг. XIX в. начался новый период развития психологической науки. В это время возникает много разных «психологий» со своими принципами и языком; первоначально они с трудом взаимодействовали, чаще всего существуя в противопоставлении друг другу (на современном этапе эти… .


  • Как изучать поведение человека

    Многие люди очарованы человеческим поведением. Почему мы поступаем так, как поступаем? Как наше поведение влияет или измеряется? И почему изменить поведение так сложно?

    В этом сообщении блога мы описываем несколько поведенческих теорий, а также различные способы измерения человеческого поведения. Наконец, мы обсуждаем области исследований, в которых человеческое поведение играет центральную роль, такие как психология, здравоохранение, образование и исследования потребителей.

    Как изучать человеческое поведение

    оглавление

    0
  • перспективы по поведению
  • качественный поведение
  • Качественное наблюдение
  • Наблюдение
  • ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕРЫ
  • 9001
  • Неявные меры
  • Увеличение психологии развития
  • Медицинские расстройства
  • Здоровье исследования
  • Образование и обучение
  • Пользовательский опыт и исследование человеческого фактора
  • Исследование поведения потребителей
  • Взгляды на поведение

    Бихевиоризм: это окружающая среда

    Под влиянием выдающихся мыслителей, таких как Джон Б.Уотсона и Б. Ф. Скиннера, поведенческая психология приобрела популярность между 1920 и 1950 годами. Сосредоточив внимание на наблюдаемом поведении, а не на психических состояниях, бихевиоризм предоставил систематический способ изучения человеческого поведения.

    Бихевиористы утверждают, что поведение усваивается во взаимодействии с окружающей средой и что все виды поведения усваиваются через опыт. Два ключевых принципа, задействованных в новом поведении, — это классическое и оперантное обусловливание.

    В классическом обусловливании что-то новое сочетается с чем-то естественным.Через некоторое время этот новый стимул вызывает ту же реакцию, что и первоначальный стимул, что приводит к новой ассоциации. Известный пример этого принципа можно найти в исследовании Ивана Павлова.

    Что такое классическое обусловливание?

    В своих экспериментах с собаками Павлов сочетал звук колокольчика (новый стимул) с подачей пищи (естественный стимул). В конце концов, у собак началось слюноотделение, когда они услышали звонок, даже когда им не давали еды (новая ассоциация).И вуаля, новое поведение усвоено.

    Что такое оперантное обусловливание?

    Второй принцип обучения, оперантное обусловливание, описывает то, как наше поведение формируется последствиями. В частности, в нем говорится, что вознаграждение и наказание могут влиять на вероятность повторения поведения.



    Подумайте о том, как вы хвалите ребенка, когда он ест овощи, или как вы можете отобрать любимую игрушку, когда она плохо относится к своему брату. В обоих случаях вы даете ей наказание за ее поведение.Скорее всего, в следующий раз она тоже съест свои овощи и дважды подумает, прежде чем дразнить своего брата.

    Эти методы во многом объясняют, как формируется поведение человека. Однако критики утверждают, что бихевиоризм не принимает во внимание такие важные факторы, как свобода воли, внутренние влияния и другие типы обучения. В следующих абзацах мы рассмотрим две другие поведенческие теории.

    Теория социального научения: это другие люди

    Теория социального научения была предложена в 1970-х годах Альбертом Бандурой, который считал, что одно только обусловливание не может объяснить все виды поведения.По своей сути теория социального научения предполагает, что люди учатся, наблюдая за другими.

    Это наблюдательное обучение происходит не только при наблюдении за другим человеком, но и при прослушивании описаний поведения или просмотре символических моделей. С самого начала это дает нам много возможностей для обучения.

    Важно отметить, что теория социального обучения подчеркивает, что на поведение также влияют психические состояния, такие как мотивация или мысли.

    Еще одно отличие от бихевиоризма заключается в том, что обучение через наблюдение не обязательно приводит к постоянным изменениям в поведении.Другими словами, люди могут узнавать новую информацию, фактически не демонстрируя нового поведения.

    На данный момент мы установили, что человеческое поведение можно формировать с помощью опыта и наблюдения. Третий метод изучения поведения описан в теории реляционных фреймов. Теория реляционных фреймов: это наш языкЧто нового в этой теории, так это роль человеческого языка в обучении новому поведению.

    В частности, исследователи RFT утверждают, что язык позволяет нам узнавать новую информацию опосредованно. Ключевые процессы обучения в этой теории сосредоточены на отношениях между стимулами или фреймах отношений.

    В качестве примера представьте, что вы познакомились с тремя новыми людьми: Аароном, Бьянкой и Крисом. Аарон представляется вам и объясняет, что Бьянка — его сестра, а Крис — его отец. Важно отметить, что, зная эти отношения напрямую (B-A, C-A), вы теперь знаете несколько других отношений косвенно.

    Во-первых, вы можете вывести, что Аарон — брат Бьянки (A-B) и сын Криса (A-C). В RFT это называется «взаимным следствием». Но вы также можете понять, что Бьянка — дочь Криса (B-C), а Крис — отец Бьянки (C-B), что называется «комбинаторным взаимным следствием».

    Несмотря на то, что эти отношения могут показаться очевидными, пример показывает, что мы можем учиться косвенно, через уже известные нам отношения или фреймы. Чем больше отношений мы знаем, тем больше отношений мы можем вывести.И, как и теория социального научения, она показывает, что нам не нужен реальный опыт для изучения новой информации.

    Почему сложно изменить поведение?

    Как вы, возможно, знаете из личного опыта, изменить поведение бывает непросто. Возможно, вы пытались больше заниматься спортом или есть больше здоровой пищи, но через неделю вернулись к своим старым привычкам.

    Почему изменить поведение так сложно? И что вы можете сделать, чтобы добиться успеха в любом случае?

    Во-первых, важно знать, что около 95% нашего поведения определяется бессознательными процессами.Просто потребовалось бы слишком много умственной энергии, чтобы осознавать все наши действия. Вместо этого большая часть этого становится автоматической, частью наших привычек.

    Во-вторых, бихевиоризм учит нас тому, что окружающая среда через ассоциации и последствия формирует наше поведение. Итак, давайте рассмотрим последствия поведения, которое мы хотим изменить.

    Чтобы вернуться к нашему предыдущему примеру, представьте, что вы хотите тренироваться чаще. Каковы последствия такого поведения? Больше энергии, лучшее здоровье, стройное тело.Звучит хорошо, правда? Но чтобы туда попасть, нужно тренироваться, потеть и пропускать удобные часы на диване.



    Вы замечаете разницу между этими последствиями, особенно в их времени? Неприятные последствия наступают сразу же, а вам приходится упорствовать неделями или даже месяцами, пока вы не сможете испытать на себе приятные последствия своего поведения.

    Если нашим поведением руководят последствия, неудивительно, что немедленные, видимые вознаграждения побеждают долгосрочные, абстрактные.И если мы не осознаем 95% нашего поведения, как мы можем ожидать его изменения? К счастью, мы также можем использовать эти принципы в своих интересах.

    Изменение поведения

    Мощный способ использовать наше автоматическое поведение — это накопление привычек. По сути, это означает, что вы берете существующую привычку, а затем добавляете к ней новое поведение. Например, когда вы регулярно забываете принять лекарство, вы «накладываете» это поведение на привычку, которой уже овладели, например, чистите зубы по утрам.

    Сделав новое поведение частью автоматической процедуры, вы с большей вероятностью будете ее придерживаться. Прелесть этого в том, что вы можете продолжать накапливать новые модели поведения, как только новое поведение станет привычкой.

    Сила последствий

    Вы также можете использовать силу последствий, создавая способы сделать краткосрочные последствия желаемого поведения более позитивными, в то же время делая краткосрочные последствия прокрастинации более дорогостоящими.

    Например, вы можете поощрять себя каждый раз, когда едите здоровую пищу.Простое восхваление себя за каждый шаг в правильном направлении может иметь значение, равно как и активное представление о долгосрочных преимуществах своего поведения. А если вы хотите сделать последствия прокрастинации более дорогостоящими, вы можете попробовать объединиться с приятелем, объявить о своих намерениях или сделать дорогостоящую ставку на свое поведение.

    Изменение среды

    Еще один важный шаг, который вы можете предпринять, — изменить среду. Если у вас включен телевизор, а спортивная одежда лежит на чердаке, гораздо проще полежать на диване, чем начать тренировку.Вместо этого отключите телевизор и держите все необходимое для занятий спортом под рукой.

    Подобные принципы также используются в (когнитивной) поведенческой терапии. С помощью терапевта поведение, связанное с тревогой, депрессией, зависимостями или другими психическими расстройствами, изучается и постепенно изменяется. Чтобы обеспечить людям наилучший уход, необходимы точные измерения и постоянные исследования поведения.

    Качественные и количественные исследования

    Для измерения человеческого поведения в нашем распоряжении имеются всевозможные исследовательские инструменты.Эти инструменты можно разделить на качественные измерения и количественные измерения.



    Что такое качественное исследование?

    Качественные измерения помогают исследователям глубже понять человеческое поведение, изучая глубинные причины, мнения и мотивы. Они особенно полезны для понимания контекста явлений и того, как они влияют на отдельных лиц и группы. Все дело в деталях. Он стремится объяснить, «как» и «почему» люди ведут себя именно так, а не иначе.

    Методы измерения качественных данных

    Размер выборки в этом типе исследований обычно невелик, поскольку он чрезвычайно трудоемкий. К методам измерения качественных данных относятся, например, глубинные интервью, фокус-группы, наблюдения и неструктурированные анкеты с использованием открытых вопросов. Предпочтительно качественное исследование проводится в естественных условиях.

    Что такое количественные исследования?

    С другой стороны, количественные измерения используются для количественной оценки предпочтений, мнений, фактов, поведения и других определенных переменных, а также для обобщения результатов более крупной выборки.Он используется для ответа на такие вопросы, как «Сколько?», «Как часто?», «Сколько?» из которых ответы выражены цифрами. Вы можете статистически анализировать собранные данные. Методы сбора этих данных, например. опросы, структурированные анкеты и онлайн-опросы с использованием закрытых вопросов.

    Сочетание качественных и количественных данных

    Общей целью исследования является установление истины. Однако «без хороших данных вы просто догадываетесь». Сочетание качественных данных с количественными данными предоставит исследователям подробную информацию об определенном поведении и различных аспектах этого поведения.Два разных подхода дополняют друг друга, а недостатки каждого из них будут уравновешены.

    Noldus Consulting может помочь вам провести исследование наилучшим образом, получив объективные и высококачественные результаты, которые придадут вам сил двигаться вперед.

    Подробнее: Примеры исследований человеческого поведения

    Наблюдение

    Очень важной частью изучения человеческого поведения является проведение наблюдений. Есть ли лучший способ рассказать о чьем-то поведении, чем наблюдать за этим человеком? Как ваш участник теста взаимодействует с ребенком, пациентом или компьютером?

    Наблюдательные исследования

    Наблюдательные исследования обычно проводятся дома, на рабочем месте или в специально созданной лаборатории наблюдения.Лучший способ наблюдать за своим истинным поведением — ненавязчиво. С односторонним зеркалом можно наблюдать за каждым движением вашего объекта, физически не присутствуя в комнате. Используя The Observer XT, вы можете аннотировать все интересующие вас модели поведения и выполнять анализ, превращая качественные данные в количественные.

    Видеонаблюдение также является отличным способом изучения человеческого поведения. Использование видео значительно расширяет рамки любого исследовательского проекта. Аннотирование видео позволяет делать описания поведения с точностью до кадра.Viso – это идеальное решение для высококачественной записи видео и аудио в нескольких комнатах, которое предоставляет видеоматериалы, необходимые для получения информации о процессах, деятельности человека и общении.

    Наблюдение за поведением в мозгу

    Еще один способ наблюдения за своим поведением — заглянуть внутрь, точнее: заглянуть в мозг. Поскольку мы не осознаем большинство процессов, происходящих внутри, изучение деятельности мозга может дать новое понимание поведения людей.

    Мы можем наблюдать корреляции между поведением и мозговой активностью, например, при изучении поврежденного мозга и его влияния на пациента. В некоторых случаях данные о мозге помогают решить загадки, над которыми психологи бились десятилетиями.

    Узнайте больше о наблюдении за поведением, рассмотрев мозг в записи блога: Когнитивная неврология: поведение.

    Физиологические меры

    Хотя ваш испытуемый может казаться спокойным, он или она может скрывать значительное количество стресса.Чтобы выявить этот уровень стресса, вы можете комбинировать поведенческое кодирование с физиологическими измерениями, полученными с помощью системы сбора данных.

    Это позволяет одновременно получать физиологические данные, такие как ЭЭГ, ЭКГ, ЭМГ, артериальное давление, проводимость кожи и выражения лица, в то время как вы собираете данные наблюдений. Например, электропроводность кожи — это метод измерения электропроводности кожи, используемый как показатель психологического или физиологического возбуждения. ЭЭГ позволяет включать активность нейронов во время теста, а FaceReader фиксирует выражение лица.Эти измерения позволяют изучить взаимодействие физиологии и поведения, вызванное внешним событием.



    Observer XT предназначен для синхронизации всех этих типов потоков данных. Одним нажатием вы можете синхронно записывать видео, снимки экрана, данные о местоположении, физиологические сигналы, данные отслеживания взгляда, данные FaceReader и, конечно же, поведенческие данные. Расширенный анализ поддерживает вас в ваших исследованиях, обеспечивая более быстрое получение результатов исследований и публикаций.

    Неявные показатели

    Хотя анкеты могут быть полезны для сбора мнений, личностных качеств или проблем (психического) здоровья, они также имеют некоторые ограничения.

    Одна важная проблема заключается в том, что люди могут быть предвзятыми в своих ответах. Мы склонны давать социально желательные ответы, на нас влияет экспериментальная установка или мы отвечаем на все вопросы определенным образом (в основном крайними или нейтральными, чаще всего «да» или «нет»).

    Кроме того, мы не всегда осознаем, что думаем, чувствуем или делаем. Как мы упоминали ранее в этом блоге, около 95% нашего поведения происходит бессознательно и автоматически. Некоторая информация о нас может ускользнуть от нашего внимания.

    Помня об этих ограничениях, исследователи разработали меры для захвата наших бессознательных мнений, эмоций и поведения.Эти имплицитные тесты требуют, чтобы люди очень быстро реагировали на различные раздражители. Различия во времени отклика отражают то, как вы действительно относитесь к чему-то.

    Обычно вы быстрее отвечаете, когда соглашаетесь.

    Например, в тесте участникам может быть предложено рассортировать слова по категориям, расположенным по обе стороны экрана компьютера.



    При встрече с позитивным словом («хороший», «счастливый») или изображением кота вам придется выбирать слева. Вы бы выбрали правильную сторону, увидев негативное слово («плохой», «уродливый») или изображение собаки.На другом этапе теста эти пары меняются местами.

    Если бы вы реагировали быстрее, когда «положительно» и «собаки» связаны, по сравнению с тем, когда связаны «положительно» и «кошки», это говорит о том, что вы неявно предпочитаете собак. Другие имплицитные тесты оценивают поведение приближения и избегания, искажения внимания или реляционные фреймы.

    Исследования в области психологии развития

    Психология развития — это научное исследование того, как и почему люди меняются в течение своей жизни.Психологи развития стремятся объяснить, как мышление, чувства и поведение меняются на протяжении всей жизни.

    Хотя психология развития охватывает всю жизнь, исследователи в основном сосредотачиваются на периоде, когда изменения быстро следуют друг за другом, от рождения до раннего взросления. Они изучают такие темы, как базовое понимание детьми физического мира, то, как дети усваивают язык, как развивается поведение при обучении и как они социально взаимодействуют с другими людьми, например, в исследованиях взаимодействия родителей и детей.

    Способы изучения развития

    Использование видео значительно расширяет рамки такого исследовательского проекта. Это позволяет исследователям фиксировать поведение и реакции младенцев, когда они выполняют задание, сталкиваются с новым объектом, играют с братом или сестрой или сверстником или едят. Кодирование видео, независимо от того, сделаны ли они дома или в лаборатории, позволяет быстро просматривать, визуализировать и анализировать поведение.

    Программа Baby FaceReader была разработана как передовая система для автоматического определения выражений лица младенцев, помогающая решать вопросы психологии развития, связанные с аффективными расстройствами и нарушениями развития, такими как расстройство аутистического спектра (РАС).




    Исследования помогают нам понять, чему учатся младенцы, что они обрабатывают и какие факторы влияют на их развитие. В другом сообщении в блоге выделено 5 примеров исследований младенцев.

    Психические расстройства

    Понимание человеческого поведения необходимо для профилактики и лечения психических расстройств.

    Психические расстройства определяются как сочетание ненормальных мыслей, эмоций и поведения.Во всем мире миллионы людей страдают от таких расстройств, как депрессия, зависимость, тревога и деменция.

    Помимо ряда психологических и когнитивных симптомов, люди с психическими расстройствами часто испытывают проблемы в школе, на работе или в семейной жизни.

    Понимание психических расстройств

    При таком разнообразии симптомов и сопутствующих факторов исследования играют важную роль в дальнейшем понимании этих расстройств.

    Например, в недавних исследованиях изучалась эффективность игрового вмешательства при социальной тревожности, лучшие способы наблюдения за выражением боли при деменции, эмоции врачей во время лечения депрессии, а также роль социального познания в развитии социальной тревожности. беспокойство.

    Подобные исследования помогают улучшить профилактику и лечение психических расстройств и способствуют общему психическому здоровью.

    Исследования в области здравоохранения

    В области исследований в области здравоохранения основное внимание уделяется качеству жизни и, следовательно, качеству медицинского обслуживания. Википедия описывает качество жизни, связанное со здоровьем, как оценку того, как болезнь, инвалидность или расстройство могут повлиять на благополучие человека с течением времени. Высшей целью медицинских работников является улучшение качества жизни своих пациентов путем предоставления наилучшего возможного качества обслуживания.

    Различные темы могут представлять интерес для исследований в области здравоохранения, например, взаимодействие врача и пациента, планировка операционной, симуляционное обучение, командная работа и общение или работа с эмоциями. Все это влияет на качество ухода и, следовательно, на качество жизни.

    Использование видеотехнологий

    С помощью решений Noldus исследователи получат необходимую им информацию о процессах, деятельности человека и общении. Например, использование видеотехнологий дает ученым важные преимущества в раскрытии сложных моделей поведения и установлении взаимосвязей между поведением, эффективностью вмешательств и т. д.



    Образование и обучение

    Целью образования является получение учащимися знаний о фактах, событиях, ценностях, убеждениях, общих понятиях, принципах и т. д. С другой стороны, обучение — это способ развития навыков, а не просто знаний о чем-то. Обучение основано на практическом применении, включает в себя практический опыт и помогает людям внедрять новую систему, улучшать определенные способности или развивать свои способности в чем-либо.

    Обучение и профессиональная подготовка могут проводиться в самых разных областях и в различных условиях, таких как классы или лаборатории навыков. Теория может применяться на практике в безопасной и контролируемой среде.

    Инструмент обратной связи с видео

    Все больше и больше видео обратной связи используется в учебных заведениях и учебных заведениях. Он продолжает доказывать свою эффективность как для преподавателей, так и для студентов. Используя видео- и аудиозаписи в обучении и обучении, учащиеся и преподаватели могут получать прямую обратную связь и извлекать из нее пользу.

    Наблюдения в классе

    Для изучения, например, эффективности преподавания и взаимодействия учителя и ученика можно использовать наблюдения в классе в качестве метода для получения желаемого понимания. Использование программного инструмента для наблюдения за вопросами, которые задают ученики, за реакцией учителя и за тем, проверяет ли учитель, понимают ли ученики его объяснение, значительно облегчит исследование. Это позволяет точно кодировать поведение, записывать одно или несколько видео, интегрировать модальности данных и изучать результаты.


    Исследование пользовательского опыта и человеческого фактора

    Что происходит с эмоциями и отношением человека при использовании определенного продукта, веб-сайта, приложения или системы? Что испытывает пользователь и как пользователь взаимодействует? Используется ли он так, как он предназначен для использования? Поиск ответов на эти вопросы позволяет оптимизировать конкретный продукт, веб-приложение или систему. Чтобы удовлетворить потребности своих пользователей, чтобы улучшить пользовательский опыт.

    Инструменты для измерения простоты использования и эффективности

    Методологии обратной связи, такие как наблюдение и анализ задач, позволят выявить простоту использования и эффективность продукта или услуги. Пока вы наблюдаете за пользователем вашего продукта, вы можете получать прямую обратную связь о вашем продукте.

    Чтобы упростить UX-тестирование, вы можете записывать аудио- и видеопотоки с цифровых камер, захватывать наложение взгляда и эмоций с помощью отслеживания глаз, а также добавлять заметки или маркеры на лету для быстрого просмотра.



    Как создать лабораторию юзабилити?

    UX-тесты можно проводить в лаборатории юзабилити или на месте с помощью портативной лаборатории. Он обеспечивает контролируемые условия и полностью интегрированное оборудование и программное обеспечение, чтобы сделать испытания максимально реалистичными. Несколько примеров — Лаборатория социальных сетей в Монсе, Бельгия, которая взаимодействует с бизнесом и учеными, чтобы лучше понять использование социальных сетей и цифровой мир в целом.



    В Лаборатории человеческого фактора и эргономики Zodiac Seats участников попросили оценить шесть различных дорожных подушек для поддержки головы и шеи, когда они сидели в кресле самолета и пытались отдохнуть или уснуть.

    В ходе исследования с велосипедистами исследователи из VTI, Шведского национального института дорожных и транспортных исследований, наблюдали за поведением велосипедистов, используя технологию отслеживания взгляда, видеозаписи и поведенческое кодирование. Все данные в совокупности позволили им оценить, соответствуют ли велосипедисты требованиям в конкретных ситуациях.

    Найдите больше примеров нескольких лабораторий в этом интерактивном pdf.

    Исследование поведения потребителей

    Знакомство с вашей целевой аудиторией — лучший способ понять поведение и предпочтения потребителей при выборе.Как потребители используют продукт? Почему они решили купить этот продукт в первую очередь? Имел ли к этому отношение упаковка или планировка магазина? Или бессознательные эмоции сыграли свою роль?

    Недавние исследования были направлены на то, чтобы ответить на некоторые из этих вопросов. Вот некоторые из них:

    • В исследовании Элизы Костыры и ее коллег использовалась технология чтения по лицу, чтобы определить влияние образцов копченой ветчины на эмоции потребителей, что может привести к более глубокому пониманию того, предпочитает ли потребитель купить пробный продукт.
    • Во Франции группа исследователей разработала тестовую кухню, включающую четыре купольные камеры и одну портативную камеру GoPro, для изучения процессов хранения продуктов.
    • Исследователи Торрико и Фуэнтес попробовали различные неявные методы измерения, чтобы приблизиться к измерению симпатий и предпочтений с помощью изображений и шоколада!

    Более подробную публикацию в блоге об исследованиях поведения потребителей можно найти здесь: Понимание покупательского поведения потребителей.


    Готовы изучать поведение человека?


    ОБЗОР ПРОДУКТА: Решения для исследования поведения

    Загрузите наш бесплатный обзор продуктов и узнайте, какие продукты Noldus подходят для ваших исследований.

    • Разделены на области исследования
    • Найдите решение для вашего исследования
    • Доверьтесь нашему 30-летнему опыту

    Не хотите пропускать новые сообщения в блоге? Будьте в курсе событий и подпишитесь прямо сейчас!  Вы будете ежемесячно получать обновления новых сообщений в блогах.

    Ссылки

    https://www.verywellmind.com/behavioral-psychology-4157183

    https://www.verywellmind.com/social-learning-theory-2795074

    https://contextualscience.org/what_is_rft

    How to Build New Habits by Taking Advantage of Old Ones

    Two Harvard Professors Reveal One Reason Our Brains Love to Procrastinate

    https://www.simplypsychology.org/qualitative-quantitative.html

    http: //www.socialresearchmethods.net/kb/qual.php

    https://www.theclassroom.com/qualitative-measurements-8473589.html

    https://keydifferences.com/difference-between-training-and- Education.html

    https://www.nextiva.com/blog/response-bias.html

    https://implicit.harvard.edu/implicit/iatdetails.html

    https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/mental-disorders



    Наука и человеческое поведение: обзор книги Уильяма Баума «Понимание бихевиоризма: поведение, культура и эволюция» (2-е изд.)

  • Баум, В. М. (1994). Понимание бихевиоризма: наука, поведение и культура . Нью-Йорк: HarperCollins.

    Google ученый

  • Баум В.М. (2002). От молекулярного к молярному: сдвиг парадигмы в анализе поведения. Журнал экспериментального анализа поведения, 78 , 95–116.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Баум, В. М. (2005). Понимание бихевиоризма: поведение, культура и эволюция (2-е изд.). Молден, Массачусетс: Блэквелл.

    Google ученый

  • Баум В.М. и Хит, Дж. Л. (1992). Поведенческие объяснения и интенциональные объяснения в психологии. Американский психолог, 47 , 1312–1317.

    Артикул Google ученый

  • Хомский, Н. (1959). Обзор Verbal Behavior Б. Ф. Скиннера. Язык, 34 , 26–58.

    Артикул Google ученый

  • Фриман, П. К., Аллен, К.Д., Кервин, М.Л.Э., и Ларзелере, Р. (2000). Сомнительная валидность, а не живучесть. Американский психолог, 55 , 274–275.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Hergenhahn, BR (2005). Введение в историю психологии (5-е изд.). Белмонт, Калифорния: Томсон Уодсворт.

    Google ученый

  • Hineline, PN (2001).Помимо молярно-молекулярного различия: нам нужен многомасштабный анализ. Журнал экспериментального анализа поведения, 75 , 342–347.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Келлер и Ф. С. (Шенфельд). В. Н. . Принципы психологии: 1950.

  • Лейгланд, С. (1997). Системы и теории в аналитической науке о поведении: обзор альтернатив. В Л.J. Hayes & PM Ghezzi (Eds.), Исследования по поведенческой эпистемологии (стр. 11–31). Рино, Невада: Context Press.

    Google ученый

  • Лейгланд, С. (1998). Намеренные объяснения и радикальный бихевиоризм: ответ Лейси. Поведение и философия, 26 , 45–61.

    Google ученый

  • Лейгланд, С. (1999). Прагматизм, наука и общество: обзор книги Ричарда Рорти «Объективность, релятивизм и истина: философские статьи, том 1 ». Журнал экспериментального анализа поведения, 71 , 483–500.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Лейгланд, С. (2000). О когнитивизме и бихевиоризме. Американский психолог, 55 , 273–274.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Мерфи, Дж. П. (1990). Прагматизм: от Пирса до Дэвидсона .Боулдер, Колорадо: Westview Press.

    Google ученый

  • Робинс Р.В., Гослинг С.Д. и Крейк К.Х. (1999). Эмпирический анализ тенденций в психологии. Американский психолог, 54 , 117–128.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Рорти, Р. (1979). Философия и зеркало природы . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Рорти, Р. (1991). Объективность, релятивизм и истина: Философские статьи, том 1 . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Скиннер, Б.Ф. (1945). Оперативный анализ психологических терминов. Psychological Review, 52 , 270–277, 291–294.

    Артикул Google ученый

  • Скиннер Б.Ф. (1953). Наука и поведение человека . Нью-Йорк: Макмиллан.

    Google ученый

  • Скиннер, Б.Ф. (1957). Вербальное поведение . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

    Книга Google ученый

  • Скиннер, Б.Ф. (1971). За гранью свободы и достоинства . Нью-Йорк: Кнопф.

    Google ученый

  • Скиннер Б.Ф. (1976). Уолден Два . Нью-Йорк: Макмиллан. (Оригинальная работа опубликована в 1948 г.)

    Google ученый

  • Скиннер, Б.Ф. (1989). Поведение организмов в пятьдесят. В Б. Ф. Скиннере (ред.), Последние проблемы анализа поведения (стр. 121–135). Колумбус, Огайо: Меррилл.

    Google ученый

  • Как наука о человеческом поведении начинает изменять правительство США

    Еще в сентябре президент Барак Обама подписал указ, который стал важным поворотным моментом в роли, которую играет поведенческая наука в оказании помощи федеральному правительству в достижении политических целей.

    Приказ, предписывающий федеральным агентствам включать в свои программы данные, полученные в области поведенческой науки, может оказаться одним из самых важных актов его второго срока. Это, безусловно, точка зрения Касса Санстейна, ученого-юриста из Гарварда и соавтора бестселлера по поведенческой экономике Nudge.

    Учитывая, что только за последний год Обама добился согласия Ирана ограничить его ядерную программу и подписал крупнейшую торговую сделку за последние десятилетия, это высокая планка.Но на самом деле мы уже начинаем понимать, почему это может оказаться правдой.

    Здравый смысл платит

    Распоряжение

    Обамы совпало с публикацией инаугурационного отчета группы социальных и поведенческих наук Белого дома (SBST). В отчете задокументированы успехи (и неудачи) первоначальных усилий команды по преобразованию политики за счет лучшего понимания того, как и почему люди действуют именно так, а не иначе.

    Может показаться здравым смыслом, что когда вы разрабатываете программы, предназначенные для обслуживания людей, вы должны включать идеи экспертов по человеческому поведению.Но здравый смысл не всегда дается легко. Хотя поведенческие идеи обычно используются компаниями в частном секторе, внедрение их в федеральное правительство — особенно систематическим и научным образом — может быть очень трудным.

    Но, как правильно отмечает Санстейн, эти идеи могут изменить правительство, сделать его более эффективным и действенным, повысить благосостояние граждан, сохраняя при этом их способность делать собственный выбор. Это ранний урок так называемого британского подразделения по подталкиванию, которое сообщает, что за два года оно окупило более чем в 20 раз свои первоначальные инвестиции за счет улучшения сбора налогов, сокращения отсева студентов и перевода большего числа людей из льгот на работу.

    То же самое сейчас начинает происходить по эту сторону Атлантики.

    Ограниченная рациональность

    До недавнего времени большинство экономистов твердо придерживались мировоззрения, согласно которому люди рационально максимизируют полезность. То есть они всегда ведут себя рационально и идут по жизни, принимая полностью осознанные решения.

    Это может быть полезным упрощением при попытке понять, как функционируют рынки и как работает экономика, но на самом деле люди так себя не ведут.

    Когда мы игнорируем ограничения человеческого разума и систематические ошибки, которые эти ограничения порождают, мы в конечном итоге разрабатываем политику, которая логична, но в конечном итоге не работает на людей, которым она должна служить.

    Это не означает, что люди иррациональные дураки, просто люди имеют ограничения — или, как выразился Херб Саймон (лауреат Нобелевской премии по экономике 1978 года): наша рациональность «ограничена». Таким образом, если мы сможем исследовать систематические причины, по которым поведение людей не соответствует рациональным стандартам экономистов, можно получить важные сведения.

    Подход, основанный на науке о поведении, повышает эффективность государственной политики, признавая эти ограничения и помогая людям преодолеть их, иногда с помощью таких простых подходов, как отправка текстового сообщения с напоминанием, изменение времени отправки электронного письма или изменение параметра по умолчанию на принтере с одного — на двусторонний.

    Цель поведенчески информированной политики — облегчить людям принятие правильных решений, сохраняя при этом их способность к свободному выбору.

    Маленькие хитрости, большие результаты

    Команда Белого дома, созданная и возглавляемая Майей Шанкар, когнитивным нейробиологом, сотрудничала с рядом государственных учреждений, включая министерства обороны, образования и сельского хозяйства, чтобы превратить поведенческие данные в более эффективную политику. Как она выразилась:

    Недостаточно просто разработать хорошие федеральные программы. Мы должны убедиться, что эти программы эффективно охватывают именно тех людей, для которых они предназначены.Наука о поведении учит нас, что даже небольшие препятствия для доступа к программам, будь то сложная форма или обременительный процесс подачи заявки, могут иметь непропорционально негативное влияние на уровень участия.

    Задокументированные в отчете испытания, как правило, были направлены на упрощение доступа к существующим государственным программам и повышение эффективности. Основное внимание уделялось проектам, в которых мельчайшие и малозатратные изменения, основанные на самых основных психологических концепциях, могли привести к немедленным, поддающимся количественной оценке улучшениям результатов и вызвать серьезные сдвиги в поведении.

    В ходе одного из таких мероприятий команда совместно с Министерством обороны работала над увеличением количества участников пенсионной программы для военнослужащих. SBST изменил электронные письма, отправляемые участникам, которые не были зарегистрированы, более четко описывая шаги, необходимые для регистрации, и подчеркивая преимущества даже небольшой экономии каждый месяц. В результате количество военнослужащих, прошедших обучение по программе, увеличилось на 67%.

    Обычно команда пыталась определить области, в которых наблюдался сбой в эффективности политик, которые можно было бы улучшить с помощью анализа поведения.И хотя вмешательства были основаны на существующих данных в таких областях, как психология и поведенческая экономика, SBST тщательно оценивал результаты с помощью рандомизированных контролируемых испытаний, что позволяло им оценить, какие из них произвели ожидаемый эффект и насколько сильными были эти эффекты на самом деле.

    Другие проекты были немного более амбициозными в отношении используемых поведенческих идей, хотя они по-прежнему вносили лишь минимальные изменения в способ реализации политик.

    Например, федеральные поставщики, которые платят небольшую комиссию в размере 0.75% правительству на основе самоотчетных продаж — их попросили поставить подпись в начале их формы декларации, подтверждающую, что они предоставляют точную информацию. По сравнению с поставщиками, которые не подписывались (существующий статус-кво), те, кто подписал, сообщили о немного большем объеме продаж (в среднем 445 долларов США). Хотя это может показаться скромным, вмешательство было практически бесплатным и только в третьем квартале 2014 года принесло 1,59 миллиона долларов дохода.

    Успех через неудачу

    Несмотря на впечатляющий успех многих испытаний первой волны вмешательств SBST, возможно, еще более обнадеживающими были ее неудачи.

    Не все вмешательства, основанные на поведенческих инсайтах, сработают — в конце концов, именно поэтому крайне важно их тщательно оценивать. Но именно то, как обрабатываются неудачи, определяет окончательный успех команды. Примечательно, что в отчете SBST говорится как об успехах, так и об ошибках.

    Один из проектов заключался в том, чтобы попытаться сократить чрезмерное количество назначений определенных лекарств, информируя врачей о том, что они прописывают их чаще, чем их коллеги. Этот метод был успешным в других контекстах, таких как ограничение потребления энергии домовладельцами, просто давая им знать, что они используют больше, чем их соседи.Но на врачей это не оказало заметного влияния на количество рецептов.

    Хотя может быть заманчиво (а иногда и политически целесообразно, особенно в краткосрочной перспективе) подчеркивать успехи и заметать неудачи под ковер, очень важно понимать, что работает, а что нет, чтобы не повторять наши неудачи. и мы можем учиться у них.

    В некоторых случаях вмешательства будут неудачными, потому что они в корне ошибочны, возможно, потому, что то, что работало в тщательно контролируемой лабораторной среде, размывается шумом реального мира, или, возможно, потому, что вмешательство просто не работает в данном контексте. .В таких случаях вмешательства следует отменить или заменить другими подходами.

    Но в других случаях неудачное вмешательство — это только начало. Прямо смотреть в лицо неудаче — это первый шаг к разработке действенного вмешательства. Исследователи могут выяснить, в чем заключались проблемы и почему вмешательство работало в одних случаях, но не в других. Такое обучение не только улучшит политику, но и станет чрезвычайно важным вкладом в сотрудничество с академическим сообществом.

    Применение фундаментальных исследований в реальном мире

    Хотя социальная психология уходит своими корнями в решение проблем реального мира, в последние десятилетия ее участие в государственной политике ослабло, а прикладная деятельность стала менее престижной, чем фундаментальная наука.

    Но два типа исследований — строго контролируемые лабораторные исследования и оценка результатов в полевых условиях — могут быть симбиотическими. Есть обнадеживающие признаки того, что социальные психологи и другие специалисты по поведению движутся в этом направлении.

    Сейчас в Белом доме основное внимание уделяется настройке существующих программ. Поскольку данные о программах SBST продолжают накапливаться, есть надежда, что поведенческие идеи станут такими же центральными в мышлении политиков, как и экономические, помогая нам создавать эффективную политику с нуля.

    Группа социальных и поведенческих наук проделала впечатляющую работу, используя небольшие и недорогие изменения, чтобы сделать федеральную политику более удобной для граждан.

    Психолог Барри Шварц, написавший в 2012 году статью в Atlantic, призывающую к созданию Совета консультантов по психологии, хорошо резюмировал это, сказав: «Это фантастика, что на самом деле есть агентство в правительстве, которое серьезно относится к психологии.Предстоит пройти долгий путь, прежде чем он станет сестрой Совета экономических консультантов, но если он окажется полезным, я могу себе это представить».

    «Наука и поведение человека» Б. Ф. Скиннера

    Боже мой!!!

    Итак, я наконец закончил эту штуку.

    Это удивительно блестящая книга абсолютно гениального провидца, героя науки.

    И…..

    Это был УЖАСНЫЙ опыт чтения.

    Не все вместе неприятно.

    Но это настоящий подвиг на выносливость.

    Бихевиоризм имеет различные языковые уровни (Bx-Speak).

    Верхний уровень Bx-Speak — это способ донести бихевиоризм до непрофессионалов. Это легко понять, но не очень точно.

    Средний уровень Bx-Speak немного сложнее понять без специальной подготовки, но это тоже

    OMG!!!

    Итак, я наконец закончил эту штуку.

    Это удивительно блестящая книга абсолютно гениального провидца, героя науки.

    И…..

    Это был УЖАСНЫЙ опыт чтения.

    Не все вместе неприятно.

    Но это настоящий подвиг на выносливость.

    Бихевиоризм имеет различные языковые уровни (Bx-Speak).

    Верхний уровень Bx-Speak — это способ донести бихевиоризм до непрофессионалов. Это легко понять, но не очень точно.

    Средний уровень Bx-Speak немного сложнее понять без специальной подготовки, но он также более точен. Именно так бихевиоризм обычно передается терапевтам и другим специалистам в области психического здоровья.

    Низкоуровневый Bx-Speak трудно понять, но он очень точен. Это язык исследователей и серьезных клиницистов, ориентированных на поведение. прикладные поведенческие аналитики и т.д.

    Эта книга представляет собой попытку Скиннера объяснить его работу и мировоззрение на среднем и верхнем уровне. А также. По сегодняшним меркам популяризации точных наук это своего рода провал.

    Но это вполне успешный мост между обычным языком и нижними уровнями Bx-Speak. И поэтому действительно полезный и до странного удовлетворяющий (если вы мазохист).

    Итак, если обычные мужские неприятные стимулы — это подкрепление аппетита. Получите эту вещь. Но если вы ищете удобное введение в скинарианский бихевиоризм. Чем продолжать искать.

    Больше нечего сказать, кроме того, что чтение этой штуки заражает все ваше мировоззрение. Другими словами, вы начинаете видеть все с точки зрения принципов поведения, к лучшему или к худшему.

    Итак, если вы готовы стать Скинн-Хедом (преобразовать Б. Ф. Скиннера), тогда примите эту маленькую синюю таблетку и будьте готовы к тому, что через сверхтонкие объяснительные выдумки, на которые мы все полагаемся, сияет ужасно ужасная/интересная правда. просто поддерживать наше одинокое бессмысленное существование в этой холодной мертвой вселенной.

    Пять страдающих смайликов😫😫😫😫😫

    Нет нет. Не совсем.

    Работа Скиннера на самом деле весьма жизнеутверждающая.

    Окончательное чувство, которое остается после того, как вы действительно воспользуетесь тем, что предлагает Скиннер, — это чувство оптимизма и надежды на человечество. Речь идет об обусловленности, а не о характере, и мы, люди, можем взять на себя ответственность за этот процесс (до некоторой степени) и создать жизнь, управляемую нашими ценностями, а не нашими скрытыми запрограммированными пристрастиями.

    Пять радуг 🌈🌈🌈🌈🌈

    Психология с точки зрения бихевиориста

    Психология с точки зрения бихевиориста

    Психология с точки зрения бихевиориста.


    Джон Б. Уотсон (1913).

     

    Впервые опубликовано в Psychological Review , 20 , 158-177

    Взято из
    Кристофера Д. Грина
    Йоркский университет, Торонто, Онтарио


    Психология с бихевиористской точки зрения является чисто объективным экспериментальным отрасль естествознания. Его теоретическая цель – предсказание и контроль поведение. Самоанализ не составляет существенной части его методов, равно как и научная ценность его данных не зависит от готовности, с которой они поддаются интерпретации с точки зрения сознания.Бихевиорист в своих попытках получить единую схема реакции животных, не распознает грань между человеком и животным. Поведение человека со всеми его изощренность и сложность, составляет лишь часть общей схемы бихевиориста расследования.

    Его последователи обычно утверждали, что психология есть наука о феноменах сознания. Он поставил своей задачей, с одной стороны, анализ сложных психических состояния (или процессы) в простые элементарные составляющие, а с другой — построение сложных состояний когда даны элементарные составляющие.Мир физических объектов (стимулы, включая сюда все, что может возбудить активность рецептора), которое образует целостные явления естествоиспытателя, рассматривается просто как как средство для достижения цели. Эта цель — производство ментальных состояний, которые могут быть «осматривается» или «наблюдается». Психологический объект наблюдения в случае эмоции, например, есть само психическое состояние. Проблема в эмоциях это определение количества и вида присутствующих элементарных составляющих, их локусы, интенсивность, порядок появления и т. д. согласовано, что интроспекция есть метод par excellence посредством которого ментальное состояниями можно манипулировать в целях психологии. Исходя из этого предположения, данные о поведении (включая под этим термином все, что идет под названием Сравнительная степень психология) не имеют ценности как таковые. Они имеют значение только в насколько они могут пролить свет на сознательные состояния. Такие данные должны иметь по крайней мере аналогичную или косвенную относится к области психологии.

    Действительно, иногда встречаются психологи, которые скептически относятся даже к этому аналогичная ссылка. Такой скептицизм часто проявляется в вопросе, который поставить к изучающему поведение, ‘какой подшипник работы животных на человеческую психологию? Раньше мне приходилось учиться над этим вопрос. На самом деле меня это всегда несколько смущало. меня интересовало собственное работы и чувствовал, что это важно, и все же я не мог проследить никаких близких связь между этим и психологией, как мой собеседник понимал психологию.я надеюсь, что такое признание очистит атмосферу до такой степени, что мы больше не придется работать под ложным предлогом. Мы должны откровенно признать, что факты, столь важные для нас, которые мы смогли почерпнуть из продолжительной работы на органы чувств животных поведенческим методом внесли свой вклад лишь в фрагментарный путь к общей теории процессов органов чувств человека, равно как и они предложили новые точки экспериментальной атаки. Огромное количество эксперименты, которые мы проводили в процессе обучения, также способствовали мало для человеческой психологии.Кажется достаточно очевидным, что какой-то должен быть затронут компромисс: либо психология должна изменить свою точку зрения, чтобы принимать факты поведения, независимо от того, имеют ли они отношение к проблемам ‘сознание’; иначе поведение должно стоять отдельно как совершенно отдельное и независимая наука. Если человеческие психологи не будут благосклонно относиться к нашим предложения и отказываются изменить свою позицию, бихевиористы будут вынуждены использовать людей в качестве испытуемых и применять методы исследования, точно сравнимы с теми, кто сейчас занят в животноводстве.

    Любая другая гипотеза, кроме той, которая допускает независимую ценность поведения материал, независимо от того, какое отношение этот материал может иметь к сознанию, неизбежно принудит нас к абсурду позиция попытки сконструировать сознательное содержание животное, поведение которого мы изучали. С этой точки зрения, после определяют способность нашего животного к обучению, простоту или сложность его методы обучения, влияние прошлой привычки на нынешнюю реакцию, диапазон раздражителей, на которые он обычно реагирует, расширенный диапазон, на который он может реагировать в экспериментальных условиях — в более общем смысле, его различные проблемы и различные способы их решения — мы все равно должны чувствовать, что задача не завершена и что результаты ничего не стоят, пока мы не сможем интерпретировать их по аналогии в свете сознания.Хотя мы решили нашу проблема, которую мы чувствуем неловко и беспокойно из-за нашего определения психологии: мы чувствуем себя обязанными сказать что-нибудь о возможных психических процессах нашего животного. Мы говорим, что, не имея глаз, его поток сознания не может вместить ощущения яркости и цвета, какими мы их знаем, — не имея вкусовых рецепторов, поток не может содержать ощущений сладкого, кислого, соленого и горького. Но на с другой стороны, поскольку он реагирует на термические, тактильные и органические раздражители, его сознательное содержание должно состоять в основном из этих ощущений; и мы обычно добавим, чтобы защитить себя от упрека в антропоморфности, «если у него есть какое-то сознание».Несомненно, это учение, призывающее к Анологическая интерпретация всех данных о поведении может оказаться ложной: положение о том, что значимость наблюдения за поведением определяется его плодотворность в получении результатов, интерпретируемых только в узком области (действительно человеческого) сознания.

    Этот акцент на аналогии в психологии привел бихевиориста к некоторому вдали Не желая сбросить ярмо сознания, которое он чувствует вынужден занять место в схеме поведения, где рост можно определить сознание.Этот момент менялся. Несколько лет назад считалось, что некоторые животные обладают «ассоциативным памяти», в то время как некоторым другим ее не хватало. Один встречает это искать происхождение сознания под множеством обличий. некоторые из наших текстов утверждается, что сознание возникает в тот момент, когда рефлекторно-инстинктивное деятельность не может должным образом сохранить организм. Идеально приспособленный организм не хватило бы сознания. С другой стороны, всякий раз, когда мы находим наличие диффузной активности, приводящей к формированию привычки, мы оправдываем в принятии сознания.Должен признаться, что эти аргументы имели вес меня, когда я начал изучать поведение. Я боюсь, что многие из нас все еще рассматривая проблемы с поведением, имея в виду нечто подобное. Больше, чем один Исследователь поведения попытался сформулировать критерии психического — разработать набор объективных, структурных и функциональных критериев, которые, когда применяется в конкретном случае, позволит нам решить, являются ли такие и такие ответы являются положительно сознательными, просто указывают на сознание или являются ли они чисто «физиологическими».Подобные проблемы больше не могут удовлетворять поведение мужчин. Лучше вообще отказаться от провинции и откровенно признать, что изучение поведения животных не имеет оправдания, чем признать, что наши поиски носят блуждающий огонек. Можно предположить либо наличие, либо отсутствие сознания где-либо в филогенетическом масштабировать, не затрагивая проблем поведения ни на йоту, ни на одну черточку; и никоим образом не влияя на способ экспериментальной атаки на них.На с другой стороны, я ни на мгновение не могу предположить, что парамеций реагирует на свет; что крыса быстрее усваивает проблему, работая над задание пять раз в день, а не один раз в день, или что у человеческого ребенка наблюдается платокс в его кривых обучения. Это вопросы, которые жизненно важны для поведения и которое должно быть решено прямым наблюдением в экспериментальных условиях.

    Эта попытка рассуждать по аналогии от процессов человеческого сознания к сознательных процессов у животных, и наоборот: сделать сознание, каким его знает человек, центр отсчета всего поведения, ставит нас в ситуацию, подобную той, которая существовала в биологии в Дарвина время.О всем дарвиновском движении судили по тому, какое отношение оно имело к зарождение и развитие человеческого рода. Были предприняты экспедиции по сбору материал, который установит положение о том, что возникновение человеческой расы было совершенно естественное явление, а не акт специального творения. Вариации тщательно искали вместе с доказательствами эффекта нагромождения и устранение эффекта отбора; ибо в этих и других дарвиновских механизмах должны были быть найдены факторы, достаточно сложные, чтобы объяснить происхождение и расу дифференциация человека.Богатство материала, собранного в это время, было считался ценным главным образом постольку, поскольку он имел тенденцию к развитию концепции эволюция в человеке. Странно, что эта ситуация должна была остаться доминирующей в биологии на протяжении стольких лет. В тот момент, когда зоология взялась за экспериментальное изучение эволюции и происхождения, ситуация сразу же изменилась. Человек перестал быть центром отсчета. Я сомневаюсь, что какой-либо биолог-экспериментатор сегодня, если на самом деле не занимается проблемой расовой дифференциации человека, пытается интерпретировать свои открытия с точки зрения эволюции человека или когда-либо ссылается на это в его мышлении.Он собирает данные из изучения многих видов растений. и животных и пытается разработать законы наследования в конкретном типе над которым он проводит эксперименты. Естественно, он следит за ходом работа над расовой дифференциацией в человеке и в происхождении человека, но он рассматривает их как особые темы, равные по важности своим собственным, но что его интересы никогда не будут жизненно заняты. Несправедливо так говорить вся его работа направлена ​​на эволюцию человека или на то, что она должна быть интерпретируется с точки зрения эволюции человека.Он не должен отклонять определенные свои факты о наследовании окраски шерсти у мышей, потому что, по правде говоря, у них мало влияет на дифференциацию рода homo на отдельные расы, или при происхождении рода homo от какой-то более примитивный инвентарь.

    В психологии мы все еще находимся на той стадии развития, когда мы чувствуем, что должны выбрать наш материал. У нас есть общее место отбраковки для процессов, которые мы предаем анафеме, поскольку их ценность для психологии касается говоря: «это рефлекс»; ‘это чисто физиологический факт, который ничего общего с психологией».Нас (как психологов) не интересует получение всех процессов приспособления, которые использует животное в целом, и в поиске того, как эти различные реакции связаны, и как они падают обособленно, таким образом разрабатывая систематическую схему прогнозирования и контроля ответ вообще. Если наши наблюдаемые факты не указывают на сознание, нам они бесполезны, и если только наш аппарат и метод не предназначены для выбрасывая такие факты на первый план, о них думают так же пренебрежительно.Я всегда буду помнить замечание, сделанное одним выдающимся психологом, когда он осмотрели цветной аппарат, предназначенный для проверки реакции животных на монохроматический свет на чердаке в Johns Хопкинс. Это было так: «И это называют психологией!»

    Я не хочу чрезмерно критиковать психологию. Это явно не удалось, Полагаю, за пятьдесят с лишним лет своего существования в качестве экспериментального дисциплина, чтобы занять свое место в мире как бесспорная естественная наука.В психологии, как ее обычно понимают, есть нечто эзотерическое. методы. Если вам не удается воспроизвести мои выводы, это не из-за какой-то ошибки в вашего аппарата или в контроле вашего стимула, но это связано с тем, что что твой самоанализ необученный.2 Атака направлена ​​на наблюдателя, а не на экспериментальная установка. В физике и в химии нападают на экспериментальные условия. Аппарат был недостаточно чувствительным, нечистым использовались химикаты и т.В этих науках лучшая техника даст воспроизводимые результаты. Психология другая. если вы не можете наблюдать 3-9 состояний ясности во внимании, ваш самоанализ плохой. если, с другой стороны, чувство кажется вам достаточно ясным, ваш самоанализ снова ошибочен. Ты слишком много видят. Чувства никогда не бывают ясными.

    Кажется, настало время, когда психология должна отбросить все ссылки на сознание; когда ему больше не нужно обманываться, думая, что он превращение психических состояний в объект наблюдения.Мы так запутались спекулятивные вопросы, касающиеся элементов разума, природы сознательного контент (например, без изображений мысли, отношения и Bewusstseinslage, д.), что я, как студент-экспериментатор, чувствую, что что-то не так с нашими предпосылками и типами проблем, которые из них развиваются. Здесь нет больше никаких гарантий, что мы все имеем в виду одно и то же, когда используем термины сейчас течение в психологии. Возьмем случай ощущения.Ощущение определяется в с точки зрения его атрибутов. Один психолог с готовностью заявит, что атрибутами зрительного ощущения являются качество, протяженность, продолжительность и интенсивность. Еще добавит четкости. Еще один заказ . Я сомневаюсь, что какой-либо психолог может составить набор утверждений, описывающих что он имеет в виду под ощущением, с которым согласятся три других психолога разных повышение квалификации.Обратимся на мгновение к вопросу о количестве изолируемых ощущения. Существует ли чрезвычайно большое количество цветовых ощущений или только четыре, красный, зеленый, желтый и синий? Опять желтый, пока психологически простой, можно получить, накладывая красные и зеленые спектральные лучи на один и тот же рассеивающая поверхность! Если, с другой стороны, мы говорим, что каждый едва заметный разница в спектре это просто ощущение, и что каждый едва заметный увеличение значения белого данного цвета дает простые ощущения, мы вынуждены признать, что численность столь велика и условия получения настолько сложны, что понятие ощущения неприменимо ни для цель анализа или цель синтеза.Титченер, кто вел самую доблестную борьбу в этой стране за основанную на психологии при самоанализе чувствует, что эти различия во мнениях относительно числа ощущения и их атрибуты; относительно того, существуют ли отношения (в смысле элементов) и многих других, которые кажутся фундаментальными в каждом попытки анализа, совершенно естественны в нынешнем неразвитом состоянии психология. Хотя признано, что каждая развивающаяся наука полна вопросы без ответов, конечно, только те, кто привязан к системе, как мы сейчас те, кто боролся и страдал за это, могут с уверенностью полагать, что никогда не будет большего единообразия, чем сейчас в ответах, которые мы должны такие вопросы.Я твердо верю, что через двести лет, если только интроспективный метод отбрасывается, психология по-прежнему будет разделена на вопрос о том, обладают ли слуховые ощущения качеством «протяженности», является ли интенсивность атрибутом, применимым к цвету, существует ли разница в «текстуре» между образом и ощущением и на многие сотни других с таким же характером.

    Состояние в отношении других психических процессов такое же хаотичное.Могу тип изображения будет экспериментально проверен и проверен? Непонятная мысль процессы, механически зависящие от образов? Согласны ли психологи по какому чувству? Один утверждает, что чувства — это установки. Другой находит их быть группами органических ощущений, обладающих известной солидарностью. Еще другая и большая группа находит их новыми элементами, коррелирующими с наравне с ощущениями.

    Моя психологическая ссора не с систематическим и структурным психолог один.За последние пятнадцать лет наблюдается рост того, что называется функциональным психология. Этот тип психологии порицает использование элементов в статическое чувство структуралистов. Он делает акцент на биологическом значение сознательных процессов, а не на анализе сознательных состояний на интроспективно изолируемые элементы. Я сделал все возможное, чтобы понять Отличие функциональной психологии от структурной психологии. Вместо ясности, смущение растет на меня.Термины ощущение, восприятие, привязанность, эмоция, воля используются как функционалистами, так и структуралистами. Добавление слова «процесс» («психический акт в целом» и тому подобные термины часто встречающийся) после каждой подачи каким-то образом убрать труп контента’ и оставить «функцию» вместо нее. Конечно, если эти концепции неуловимы, когда если смотреть на них с точки зрения содержания, они еще более обманчивы при просмотре. с точки зрения функции, и особенно когда функция достигается метод интроспекции.Довольно интересно, что ни один функциональный психолог тщательно провел различие между «восприятием» (и это верно в отношении других психологические термины), используемые систематиками, и процесс», используемый в функциональной психологии. Это кажется нелогичным и едва ли справедливым критиковать психологию, которую дает нам систематик, а затем использовать его термины без тщательного показа изменений в значении, которые должны быть присоединены им. Некоторое время назад я был очень удивлен, когда открыл магазин Pillsbury’s. книгу и увидел, что психология определяется как «наука о поведении».Еще больше в недавнем тексте говорится, что психология — это «наука о психическом поведении». Когда я увидел эти многообещающие заявления подумал, теперь наверняка у нас будут тексты на основе по разным линиям. Через несколько страниц наука о поведении отбрасывается и можно обнаружить традиционную трактовку ощущения, восприятия, воображения и т. д. наряду с некоторыми смещениями акцентов и дополнительными фактами, которые служат для того, чтобы дать личный отпечаток автора.

    Одной из трудностей на пути последовательной функциональной психологии является параллелизм гипотеза.Если функционалист попытается выразить свои формулировки в термины, с помощью которых ментальные состояния действительно кажутся функционирующими, играющими некую активную роль. роль в мире приспособления, он почти неизбежно впадает в термины, которые относятся к взаимодействию. Когда его облагают этим налогом, он отвечает, что так удобнее и что он делает это, чтобы избежать многословия и неуклюжести, присущих любому абсолютный параллелизм.3 На самом деле я считаю, что функционалист на самом деле мыслит в терминах взаимодействия и прибегает к параллелизму только тогда, когда вынужден выражать свои взгляды.Я чувствую, что бихевиоризм является единственным последовательный и логичный функционализм. В нем избегают как Сциллы параллелизм и Харибда взаимодействия. Эти освященные веками реликвии философские спекуляции должны беспокоить изучающего поведение так же мало, как они беспокоить студента-физика. Рассмотрение проблемы разум-тело не влияет ни на тип выбранной задачи, ни на формулировку решения этой проблемы. Я могу изложить свою позицию здесь не лучше, чем сказать, что я хотел бы воспитывать моих студентов в таком же незнании таких гипотез, как можно найти среди студентов других отраслей науки.

    Это подводит меня к тому, что я хотел бы привести аргумент конструктивный. Я считаю, что мы можем написать психологию, определить ее как Пиллсбери, и никогда не возвращайтесь к нашему определению: никогда не используйте термины сознание, ментальное состояния, ум, содержание, интроспективно проверяемые, образы и тому подобное. я считаем, что мы можем сделать это за несколько лет, не натыкаясь на абсурд терминология пива, Бете, фон Икскль, Нюэль и представители так называемых объективных школ. в общем.Это можно сделать в терминах стимула и реакции, в терминах формирование привычек, интеграция привычек и тому подобное. Более того, я считаю, что это действительно стоит сделать эту попытку сейчас.

    Психология, которую я должен попытаться построить, возьмет за отправную точку указать, во-первых, на наблюдаемый факт, что организмы, как человек, так и животные, приспосабливаться к окружающей среде посредством наследственности и привычки оборудование. Эти корректировки могут быть очень адекватными или они могут быть настолько неадекватными что организм едва поддерживает свое существование; во-вторых, определенные раздражители привести организмы к ответным реакциям.В системе психологии совершенно выработано, по реакции на раздражители можно предсказать; учитывая стимулы реакцию можно предсказать. Такой набор утверждений является грубым и грубым в крайностью, как и все подобные обобщения. Тем не менее, они вряд ли более сырые и менее осуществимы, чем те, которые появляются в современных текстах по психологии. я возможно, лучше проиллюстрирует мою точку зрения, выбрав повседневную проблему, которая кто-нибудь может встретиться в ходе его работы.Некоторое время назад меня позвали при изучении некоторых видов птиц. Пока я не пошел в Tortugas Я никогда не видел этих птиц живыми. Когда я добрался туда, я нашел животных делать определенные вещи: некоторые из действий, казалось, работали особенно хорошо в такой среде, в то время как другие казались неподходящими для их образа жизни. я первый изучали ответы группы в целом, а затем и отдельных лиц. В чтобы лучше понять отношение между тем, что было привычкой, и тем, что был наследственным в этих реакциях, я взял молодых птиц и вырастил их.В таким образом я смог изучить порядок появления наследственных приспособлений и их сложность, а затем и начало формирования привычки. Мои усилия в определение стимулов, вызывающих такие приспособления, было действительно грубым. Следовательно, мои попытки контролировать поведение и производить реакции по желанию не имел большого успеха. Их еда и вода, секс и другие социальные отношения, световые и температурные условия были вне контроля в поле изучать.Я обнаружил, что можно в какой-то степени контролировать их реакцию, используя гнездо и яйцо (или молодняк) как раздражители. Это не нужно в это документ для дальнейшего развития того, как такое исследование должно проводиться и как работа этот вид должен быть дополнен тщательно контролируемыми лабораторными экспериментами. Если бы меня призвали исследовать туземцев некоторых австралийских племен, Я должен был выполнить свою задачу таким же образом. Я должен был найти проблема сложнее: типы реакций, вызываемых физическими раздражителями было бы разнообразнее, а число действующих раздражителей больше.я должны были определять социальную обстановку своей жизни в гораздо более осторожный способ. На этих дикарей больше повлияют ответы каждого кроме как в случае с птицами. Кроме того, привычки были бы более сложны, и влияние прошлых привычек на нынешние реакции показался более отчетливым. Наконец, если бы меня призвали разработать психологии образованного европейца, моя проблема потребовала бы нескольких жизни.Но в том, что у меня есть, я должен был следовать тому же общая линия атаки. В основном, мое желание во всей такой работе состоит в том, чтобы получить точное знание приспособлений и стимулов, вызывающих их. мой финал причина этого в том, чтобы изучить общие и частные методы, с помощью которых я могу контролировать поведение. Моя цель — не «описание и объяснение состояний сознания как такового», ни достижения такого мастерства в умственном гимнастику, которую я могу немедленно уловить в состоянии сознания и сказать: ‘это, в целом, состоит из серого ощущения номер 350, из таких-то и таких-то степени, происходящие в сочетании с ощущением холода определенной интенсивность; давление определенной силы и степени» и т. д. и бесконечность. Если бы психология последовала предложенному мной плану, педагог, врач, юрист и бизнесмен могли бы использовать наши данные в практическим путем, как только мы сможем экспериментально получить их. Те, кто иметь возможность применять психологические принципы практически не найдет нужды жаловаться, как они это делают в настоящее время. Спросите любого врача или юриста сегодня играет ли научная психология практическую роль в его повседневной жизни и вы услышите, как он отрицает, что лабораторная психология находит себе место в его схема работы.Я думаю, что критика крайне справедлива. Один из самых ранних условия, которые сделали меня неудовлетворенным в психологии, было ощущение, что не было областью применения принципов, которые разрабатывались в условия содержания.

    Что дает мне надежду на то, что позицию бихевиористов можно защитить, так это тот факт, что те отрасли психологии, которые уже частично отошли от родителя, экспериментальной психологии, и которые, следовательно, менее зависимые от самоанализа, сегодня находятся в самом процветающем состоянии.Экспериментальная педагогика, психология наркотиков, психология рекламы, юридическая психология, психология испытаний и психопатология наросты. Их иногда ошибочно называют «практической» или «прикладной» психологией. Конечно, никогда не было худшего неправильного названия. В будущем может вырасти профессиональные бюро, которые действительно применяют психологию. В настоящее время эти поля действительно научными и находятся в поиске широких обобщений, которые приведут к контроль над поведением человека.Например, выясняем опытным путем. можно ли легче усвоить серию строф, если выучить все целиком сразу, или выгоднее учить каждую строфу отдельно и затем переходите к следующему. Мы не пытаемся применить наши выводы. То применение этого принципа является чисто добровольным со стороны учителя. В психологии наркотиков мы можем показать влияние на поведение определенных доз наркотиков. кофеин. Мы можем прийти к выводу, что кофеин хорошо влияет на скорость и точность работы.Но это общие принципы. Мы оставляем это на отдельное лицо относительно того, будут ли применяться результаты наших тестов или нет. Опять же, в судебных показаниях мы проверяем влияние давности на надежность показания свидетеля. Мы проверяем точность отчета в отношении перемещения объекты, неподвижные объекты, цвет и т. д. Это зависит от судебной машины страны, чтобы решить, будут ли когда-либо применяться эти факты. Для «чистому» психологу сказать, что его не интересуют вопросы, поднятые в эти разделы науки, потому что они косвенно связаны с приложением психологии показывает, во-первых, что он не в состоянии понять научную цели в таких проблемах, а во-вторых, что он не заинтересован в психология, занимающаяся человеческой жизнью.Единственная ошибка, которую я должен найти с этими дисциплинами заключается в том, что большая часть их материала изложена в терминах самоанализ, в то время как утверждение в терминах объективных результатов было бы далеко более ценным. Нет причин, по которым когда-либо следует обращаться к сознания в любом из них. Или почему следует искать интроспективные данные в ходе экспериментов или опубликованных в результатах. В экспериментальном педагогики особенно видна желательность сохранения всех результатов в чисто объективной плоскости.Если это будет сделано, работа над человеком будет можно сравнить непосредственно с работой над животными. Например, в Хопкинсе г. Ульрих получил определенные результаты при распределении усилий в обучение — использование крыс в качестве субъектов. Он готов дать сравнительные результаты после того, как животное работало над задачей один раз в день, три раз в день и пять раз в день. Целесообразно ли иметь животное изучает только одну проблему за раз или изучает три в ряд.Мы должны Подобные эксперименты ставили над человеком, но мы так же мало заботимся о его «сознательные процессы» во время проведения эксперимента, поскольку мы заботимся о таких процессов у крыс.

    В настоящий момент меня больше интересует попытка показать необходимость для поддержания единообразия в экспериментальной процедуре и в методе констатация результатов как человеческой, так и животной работы, чем разработка каких-либо идей, которые я может иметь на изменения, которые обязательно произойдут в сфере человеческого психология.Давайте на мгновение рассмотрим диапазон раздражителей, какие животные реагируют. Сначала я расскажу о работе над зрением у животных. Мы ставим наше животное в ситуацию, когда оно будет реагировать (или учиться реагировать) на один из двух монохроматических источников света. Кормим его на одном (положительном) и наказываем его на другом (отрицательном). За короткое время животное научится ходить на свет, при котором его кормят. Здесь возникают вопросы, которые я могу сформулировать в двумя способами: я могу выбрать психологический путь и сказать: «Видит ли животное эти две фары как у меня, i.э., как два различных цвета, или он видит их как два оттенка серого, различающиеся по яркости, как у полного дальтоника? Сформулировано бихевиориста, оно читалось бы следующим образом: «Реагирует ли мое животное на на основе разницы в интенсивности двух раздражителей или на разница в длинах волн? Он нигде не думает о реакции животного в терминах собственного опыта цветов и серых тонов. Он хочет установить факт является ли длина волны фактором приспособления этого животного.4 Если да, то какие длины волн эффективны и какие различия длина волны должна поддерживаться в разных регионах, чтобы обеспечить основу для дифференциальные ответы? Если длина волны не является фактором адаптации, он желает знать, какая разница в интенсивности послужит основой для ответа, и достаточно ли той же разницы во всем спектре. Более того, он хочет проверить, может ли животное реагировать на длины волн, которые не воздействовать на человеческий глаз.Он так же заинтересован в сравнении крысиного спектра с тем из цыпленка, как в сравнении с мужчиной. Точка зрения, когда различные наборы сравнений не меняются ни в малейшей степени.

    Как бы мы ни сформулировали вопрос про себя, мы берем свое животное после ассоциации, а затем ввести некоторые контрольные эксперименты, которые дайте нам возможность ответить на только что поставленные вопросы. Но есть так же сильное желание с нашей стороны испытать человека в тех же условиях и констатировать результаты в обоих случаях в общих чертах.

    Человек и животное должны быть размещены как можно ближе под одним и тем же экспериментальные условия. Вместо того, чтобы кормить или наказывать человека, мы следует попросить его ответить, установив второй аппарат до стандартного и контроль не давал оснований для дифференцированной реакции. Я открываю себя для обвинение здесь, что я использую самоанализ? Мой ответ вовсе нет; это в то время как я вполне мог бы накормить своего человека за правильный выбор и наказать его за неправильный и, таким образом, произвести ответ, если субъект может его дать, нет необходимости впадать в крайности даже на той платформе, которую я предлагаю.Но будь так понял, что я просто использую этот второй метод как сокращенное поведение метод.5 Мы может зайти так же далеко и достичь столь же надежных результатов более длительным методом, как и по сокращенному. Во многих случаях прямой и типично человеческий метод не может быть безопасно используется. Предположим, например, что я сомневаюсь в точности установки контрольный инструмент в приведенном выше эксперименте, что я, скорее всего, сделаю, если подозреваете дефект зрения? Для меня безнадежно получить его интроспективный взгляд отчет.Он скажет: «Нет разницы в ощущении, оба красные, идентичны по качеству». Но предположим, что я противопоставлю ему стандарт и контролировать и таким образом создать условия, при которых он будет наказан, если ответит на «контроль», но не со стандартом. Меняю местами стандарт и контроль по желанию и заставить его попытаться отличить один от другой. Если он сможет научиться приспосабливаться даже после большого количества испытаний становится очевидным, что два стимула действительно дают основу для дифференциальной отклик.Такой метод может показаться бессмысленным, но я твердо верю, что мы все чаще прибегать именно к такому методу, когда у нас есть основания не доверять языковой метод.

    Едва ли существует проблема человеческого зрения, которая не была бы проблемой зрение животных: я упоминаю пределы спектра, пороговые значения, абсолютные и относительное мерцание Талбота закон, Вебера закон, поле зрения, Пуркинье явление и т. д. Каждый способен быть выработан поведением методы.Многие из них разрабатываются в настоящее время.

    Я чувствую, что вся работа над чувствами может быть последовательно продолжена. вдоль линий, которые я предложил здесь для видения. Наши результаты, в конце концов, дают превосходную картину того, что означает каждый орган в плане функционирования. Анатом и физиолог могут взять наши данные и показать, с одной стороны, структуры, отвечающие за эти реакции, а с другой стороны, физико-химические отношения, которые обязательно вовлечены (физиологические химия нерва и мышц) в этих и других реакциях.

    Ситуация с изучением памяти почти не отличается. Около все методы памяти, используемые сегодня в лаборатории, дают тип результатов, за которые я выступаю. Какая-то серия глупостей слоги или другой материал предъявляется субъекту-человеку. Что должно получают акцент на быстроте формирования привычки, ошибках, особенности формы кривой, постоянство сформировавшейся таким образом привычки, отношение таких привычек к тем, которые формируются при использовании более сложного материала, и т.п.Теперь такие результаты снимаются самоанализом субъекта. То эксперименты проводятся с целью обсуждения психических механизмов6 участвуют в обучении, воспоминании, воспоминании и забывая, а не с целью поиска человеческого пути формирования его ответы для решения проблем в ужасно сложной среде в который он бросает, ни для того, чтобы показать сходства и различия между методами человека и другими животными.

    Ситуация несколько иная, когда мы подходим к изучению более сложные формы поведения, такие как воображение, суждение, рассуждение и зачатие. В настоящее время единственные заявления, которые у нас есть о них, находятся в содержании. термины.7 Наши умы были настолько искажены пятьдесят с лишним лет, которые были посвящены изучения состояний сознания, что мы можем представить эти проблемы только в одном способ. Мы должны прямо встретить ситуацию и сказать, что мы не в состоянии нести продвигать исследования по всем этим направлениям с помощью поведенческих методов, которые используются в настоящее время.В оправдание я хотел бы обратить внимание к абзацу выше, где я указал, что интроспективный метод сама достигла тупика по отношению к ним. Темы имеют стать настолько изношенными от большого количества манипуляций, что их вполне можно убрать на какое-то время. время. По мере того, как наши методы станут более совершенными, можно будет предпринять исследования все более сложных форм поведения. Проблемы, которые теперь отложенные в сторону, снова станут императивными, но их можно рассматривать как возникают под новым углом и в более конкретных условиях.

    Останутся ли в психологии мир чистой психики, если использовать Йеркса? срок? Признаюсь, я не знаю. Планы, которые я больше всего одобряю для психологии, ведут практически к игнорированию сознания в том смысле, в каком этот термин употребляется психологами сегодня. Я практически отрицал, что это царство экстрасенсов открыты для экспериментального исследования. Я не хочу углубляться в проблему в настоящее время потому, что она неизбежно ведет к метафизике.Если вы предоставите бихевиорист право использовать сознание так же, как другие естествоиспытатели используют его, т. е. не делая сознания особым объект наблюдения — вы предоставили все, что требует мой тезис.

    В заключение, я полагаю, я должен признаться в глубокой предвзятости по этим вопросам. я посвятили почти двенадцать лет экспериментам на животных. Это натурально что такой должен дрейфовать в теоретическую позицию, которая находится в гармонии со своей экспериментальной работой.Возможно, я поставил соломенное чучело и был бороться с этим. Не может быть абсолютного отсутствия гармонии между позицией изложенные здесь и функциональной психологии. Я склонен думать, однако эти две позиции нелегко согласовать. Конечно Позиция, которую я отстаиваю, в настоящее время достаточно слаба и может быть атакована многими точки зрения. Тем не менее, когда все это признается, я все еще чувствую, что соображения которые, как я настаивал, должны иметь широкое влияние на тип психологии который предстоит развивать в будущем.Что нам нужно сделать, так это начать работу над психология, делающая поведение, а не сознание, объективной точкой наша атака. Конечно, в контроле над поведением достаточно проблем, чтобы заставлять нас всех работать много жизней, не давая нам времени подумать о сознании сич . Однажды запустившись в предприятие, мы окажемся в короткое время так же далеко от интроспективной психологии, как психология настоящего времени оторвана от факультета психологии.

    Сводка

    1. Человеческая психология не смогла заявить о себе как о естественной науке. Из-за ошибочного представления о том, что его поля фактов являются сознательными явлениями и что интроспекция является единственным прямым методом установления этих фактов, она запутался в ряде спекулятивных вопросов, которые, хотя и имеют фундаментальное значение для его нынешние принципы не подлежат экспериментальной обработке. В погоне за ответы на эти вопросы, она все дальше и дальше отдавалась от контакт с проблемами, которые жизненно касаются человеческих интересов.

    2. Психология, как ее понимает бихевиорист, есть чисто объективная, экспериментальная область естествознания, которая так же мало нуждается в самоанализе, как и науки химия и физика. Допускается, что поведение животных можно исследовать без обращения к сознанию. До сих пор точка зрения заключалась в том, что такие данные имеют ценность только в той мере, в какой они могут быть интерпретируется по аналогии с точки зрения сознания. Позиция занята здесь что поведение человека и поведение животных необходимо рассматривать на тот же самолет; в равной степени важны для общего понимания поведения.Он может обойтись без сознания в психологическом смысле. Отдельный наблюдение за «состояниями сознания», при таком предположении, больше не является частью задачи психолога, чем физика. Мы могли бы назвать это вернуться к нерефлексивному и наивному использованию сознания. В этом смысле сознание можно назвать инструментом или орудием, с помощью которого все ученые работай. Вопрос о том, правильно ли этот инструмент используется в настоящее время учеными, проблема для философии, а не для психологии.

    3. С точки зрения предлагаемых здесь фактов о поведении амебы имеют ценность сами по себе и для себя независимо от поведения человека. В биологические исследования расовой дифференциации и наследования в форме амб отдельный раздел исследования, который должен оцениваться с точки зрения обнаруженных законов там. Выводы, сделанные таким образом, могут не иметь места в какой-либо другой форме. Независимо от того из-за возможного отсутствия общности такие исследования необходимо проводить, если эволюция как целое всегда должно регулироваться и контролироваться.Точно так же законы поведения в амб, диапазон ответов и определение эффективных раздражителей, формирование привычек, устойчивость привычек, вмешательство и подкрепление привычки, должны быть определены и оценены в себе и для себя, независимо от их общность или их влияние на такие законы в других формах, если феномены поведения всегда должны быть включены в сферу научных контроль.

    4. Это предполагало устранение состояний сознания как собственных объектов исследования сами по себе снимут преграду с психологии, которая существует между ней и другими науками.Выводы психологии становятся функциональные корреляты структуры и поддаются объяснению в физико-химические термины.

    5. Психология как поведение, в конце концов, должна будет пренебречь лишь немногими из действительно насущные проблемы, с которыми сейчас психология как интроспективная наука касается себя. По всей вероятности, даже этот остаток проблем можно сформулировать таким образом, чтобы утонченные приемы в поведении (которые непременно должны прийти) привести к их решению.


     

    использованная литература

    1 То есть либо непосредственно в сознательном состоянии наблюдателя или косвенно на сознательное состояние экспериментатора.

    2 В связи с этим обращаю внимание на полемику теперь между сторонниками и противниками безобразной мысли. Типы реакторов (сенсорных и моторных) также были предметом ожесточенных споров. То усложнение эксперимента стало источником очередной словесной войны относительно точность самоанализа оппонентов.

    3 Мой коллега, профессор Х. К. Уоррен, по чьему совету эта статья была предложена Обзору , считает, что параллелист может полностью избегайте терминологии взаимодействия, проявляя некоторую осторожность.

    4 У него было бы точно такое же отношение, как если бы он был провести эксперимент, чтобы показать, будет ли муравей ползать по карандашу, положенному пересечь тропу или объехать ее.

    5 Я бы предпочел рассмотреть этот сокращенный метод, когда субъекту-человеку говорят словами, например, приравнять два раздражителя; или словесно констатировать наличие или отсутствие данного раздражителя и т. д., как язык метод в поведении. Это никоим образом не меняет статус экспериментов. То метод становится возможным лишь в силу того, что в частном случае экспериментатор и его животное имеют системы аббревиатур или скорописей. поведенческие признаки (язык), каждый из которых может обозначать привычку, принадлежащую репертуар как экспериментатора, так и его испытуемого. Чтобы сделать данные получить с помощью языкового метода практически все поведение — или попытаться приводить все данные, полученные другими методами, к тому, который судя по всему, самый ограниченный диапазон — это поставить телегу впереди лошади с месть.

    6 Они часто предпринимаются явно с целью создание грубых картин того, что должно или не должно происходить в нервной системе.

    7 Необходимо все больше и больше подвергать сомнению существование того, что психология называет образами. Еще несколько лет назад я думал, что центральные зрительные ощущения были такими же четкими, как и периферические. Я никогда не аккредитовал себя ни с каким другим видом. Однако при ближайшем рассмотрении приводит меня к отрицанию в моем собственном случае присутствия образов в гальтоновском смысле.Я полагаю, что в настоящее время все учение о центрально возбужденном образе очень ненадежный фундамент. Энджелл, а также Фернальд приходят к выводу, что объективное определение типа изображения невозможно. Это было бы интересное подтверждение их экспериментальной работы, если мы постепенно найдем что мы ошиблись, строя эту огромную структуру центрально возбуждаемое ощущение (или образ).

    Гипотеза о том, что все процессы так называемого «высшего мышления» происходят в с точки зрения слабого восстановления исходного мышечного акта (в том числе речевого здесь) и что они интегрированы в системы, которые отвечают в последовательном порядке (ассоциативные механизмы) является, я считаю, обоснованным.Это делает рефлексивным процессы столь же механические, как привычка. Схема привычки, которую Джеймс давно описанный — где каждый возвратный или афферентный ток высвобождает следующий подходящий двигательная разрядка — это верно как для «мыслительных процессов», так и для явных мышечных актов. Недостаток «образов» был бы правилом. Другими словами, везде, где есть в мыслительных процессах наблюдаются слабые сокращения мышечной системы вовлечены в открытое осуществление обычного акта, и особенно в до сих пор тонкие системы мускулатуры, участвующие в речи.Если это правда, а я не видите, как это можно опровергнуть, образы становятся умственной роскошью (даже если они на самом деле существует) без какого-либо функционального значения. Если экспериментальная процедура оправдывает эту гипотезу, мы будем иметь под рукой осязаемые явления, которые могут быть изучается как материал поведения. Я должен сказать, что в тот день, когда мы сможем учиться рефлексивные процессы такими методами так же далек, как и тот день, когда мы сможем определить физико-химическими методами разницу в строении и расположении молекул между живой протоплазмой и неорганическими веществами.Решения обе проблемы ждут появления методов и аппаратуры.

    [После написания этой статьи я услышал обращения профессоров Торндайка и Энджелл на собрании Американской психологической ассоциации в Кливленде. я надеюсь иметь возможность обсудить их в другое время. я должен даже здесь попытаться ответить на один вопрос, поднятый Торндайком.

    Торндайк […] подозревает идеомоторное действие. Если по идео-мотору действие он имеет в виду именно это и не стал бы включать сенсомоторное действие в свой общий донос, я от всего сердца с ним согласен.Я должен выбросить образы в целом и попытаться показать, что практически все естественное мышление происходит в с точки зрения сенсомоторных процессов в гортани (но не с точки зрения «безобразного мысль»), которые редко приходят в сознание у человека, не нащупавшего для образов в психологической лаборатории. Это легко объясняет, почему так много хорошо образованные миряне ничего не знают об образах. Я сомневаюсь, что Торндайк забеременеет таким образом. Он и Вудворт, похоже, пренебрегли речью. механизмы.

    Было показано, что улучшение привычки происходит бессознательно. Первые мы знать об этом, когда это достигнуто — когда это становится объектом. я полагаю, что «сознание» имеет столь же мало общего с улучшением мышления процессы. Поскольку, по моему мнению, мыслительные процессы на самом деле являются двигательными привычки в гортани, улучшения, короткие пути, изменения и т.д., в этих привычках происходят так же, как такие изменения производятся в других двигательных привычки.Эта точка зрения подразумевает, что не существует рефлексивных процессы (процессы, инициированные централизованно): индивидуум всегда изучает предметов, в одном случае предметов в принятом теперь смысле, в другом их заменители, а именно, движения речевой мускулатуры. От этого это Отсюда следует, что теоретического ограничения поведенческого метода нет. Там остается, конечно, практическая трудность, которую никогда нельзя преодолеть, изучение речевых движений таким образом, что общее поведение тела может быть осмотрел.]

    Behavior, Culture, and Evolution (2-е изд.)

    не имеют ничего общего с анализом поведения

    (но, по иронии судьбы, имеют

    связи с методологическим бе-

    хавиоризмом, который практикуют большинство когнитивистов). Рекомендовать подходящую

    альтернативу названию сложно, однако

    . Понимание радикального поведения

    или Понимание поведения

    Анализ громоздкий и, вероятно,

    прозвучит немного странно для обычного читателя.Возможно, лучше всего, как есть,

    с текущим подзаголовком, добавляющим контекст

    .

    Baum’s Understanding Behavior-

    ism: Behavior, Culture, and Evolution

    имеет организацию и общее

    покрытие, подобное классическому Скиннеру,

    Science and Human Behavior (1953).

    Трактовка Баумом как науки, так и

    человеческого поведения предлагает ценное обновление и расширение вопросов

    , первоначально описанных Скиннером (и

    также в более ранней классической работе Келлера и Шенфельда

    , Принципах психологии,

    ).

    Первое предложение «Понимания

    Бихевиоризма» повторяется в различных

    формах на протяжении всей книги: «

    Центральная идея бихевиоризма может быть

    сформулирована просто: наука о поведении

    возможна» (стр. 3). Баум здесь слишком скромен, так как его книга ясно демонстрирует, что наука идет полным ходом.

    Поскольку книга может информировать других о

    постоянном развитии этой области, она

    может также напомнить поведенческим

    охвату и глубине поведенческого

    анализа как комплексного естественного

    научного подхода ко всем поведенческим

    явления, научная область, которая

    еще может полностью раскрыть свой потенциал.

    ССЫЛКИ

    Baum, WM (1994). Понимание поведения –

    изм: наука, поведение и культура. Новый

    Йорк: HarperCollins.

    Баум, В. М. (2002). От молекулярного к

    молярному: сдвиг парадигмы в анализе поведения

    . Журнал экспериментального анализа поведения

    , 78, 95–116.

    Баум, В. М. (2005). Понимание поведения —

    изм: поведение, культура и эволюция (2-е изд.

    ).Молден, Массачусетс: Блэквелл.

    Баум, В. М., и Хит, Дж. Л. (1992).

    Поведенческие объяснения и интенциональные

    объяснения в психологии. Американский психолог,

    , 47 лет, 1312–1317.

    Хомский, Н. (1959). Обзор Verbal

    Behavior Б. Ф. Скиннера. Языковая, 34,

    26–58.

    Фриман, П. К., Аллен, К. Д., Кервин, М. Л. Э.,

    и Ларзелере, Р. (2000). Сомнительная

    валидность, а не живучесть. Американский психолог, 55,

    274–275.

    Hergenhahn, BR (2005). Введение в

    историю психологии (5-е изд.). Белмонт,

    Калифорния: Томсон Уодсворт.

    Hineline, PN (2001). Помимо молярно-

    молекулярных различий: нам нужны многомасштабные

    анализы. Журнал экспериментального анализа поведения,

    , 75, 342–347.

    Келлер, Ф.С., и Шенфельд, В.Н. (1950).

    Основы психологии. Нью-Йорк: Apple-

    ton-Century-Crofts.

    Лейгланд, С. (1997). Системы и теории в

    аналитической науке о поведении: обзор

    альтернатив. В LJ Hayes & PM Ghezzi

    (Eds.), Исследования по поведенческой эпистемологии (стр. 11–31). Рино, Невада: Контекст

    Press.

    Лейгланд, С. (1998). Намеренные объяснения

    и радикальный бихевиоризм: ответ Лейси.

    Поведение и философия, 26, 45–61.

    Лейгланд, С. (1999).Прагматизм, наука и

    общество: обзор книги Ричарда Рорти «Объективность, релятивизм и истина: философские

    статьи, том 1». Журнал экспериментального анализа поведения, 71, 483–500.

    Лейгланд, С. (2000). О когнитивизме и бихевиоризме. Американский психолог, 55 273–

    274.

    Мерфи, Дж. П. (1990). Прагматизм: от

    Пирса до Дэвидсона. Боулдер, Колорадо: Westview

    Press.

    Робинс, Р. В., Гослинг, С. Д., и Крейк, К. Х.

    (1999). Эмпирический анализ тенденций

    психологии. Американский психолог, 54,117–

    128.

    Рорти, Р. (1979). Философия и зеркало

    природы. Принстон, Нью-Джерси: Принстонский университет

    Press.

    Рорти, Р. (1991). Объективность, релятивизм и

    истина: Философские статьи, том 1. Cam-

    мост: Издательство Кембриджского университета.

    Скиннер, Б.Ф. (1945). Оперативный анализ

    психологических терминов. Psychological Re-

    взгляд, 52, 270–277, 291–294.

    Скиннер, Б.Ф. (1953). Наука и поведение человека

    . Нью-Йорк: Макмиллан.

    Скиннер, Б.Ф. (1957). Вербальное поведение. Новый

    Йорк: Appleton-Century-Crofts.

    Скиннер, Б.Ф. (1971). За гранью свободы и

    достоинства. Нью-Йорк: Кнопф.

    Скиннер, Б.Ф. (1976). Уолден Два. Нью-Йорк:

    Макмиллан.(Оригинальная работа опубликована в 1948 г.)

    Skinner, BF (1989). Поведение Организмов —

    измов в пятьдесят. В книге Б. Ф. Скиннера (ред.), «Последние

    проблемы анализа поведения» (стр. 121–

    135). Колумбус, Огайо: Меррилл.

    В КНИГАХ 287

    Бихевиоризм – обзор | ScienceDirect Topics

    2.2 Послевоенная неоклассическая теория

    Появление бихевиоризма, отмеченное появлением статьи Джона Б. Уотсона «Психология с точки зрения бихевиориста» [1913], включало нападки как на сильную опору на интроспекцию, так и на ссылки на ментальные состояния.Бихевиористы, такие как Уотсон, утверждали, во-первых, что все научные методы должны быть публичными (тем самым отвергая использование, например, интроспекции), и, во-вторых, что наука о поведении должна фокусироваться только на поведении (тем самым избегая ссылок на ненаблюдаемые объекты, такие как убеждения, желания и т. , планы и намерения) [Гарднер, 1985/1987, 11]. Эти идеи отчетливо присутствуют и в трудах послевоенных экономистов-неоклассиков. Переход от ранней к послевоенной неоклассической теории, хотя и вдохновленный более ранними работами (т.г., [Парето, 1906/1971; Bruni, Sugden, 2007]), происходило в течение примерно 20 лет, с середины 1930-х до середины 50-х годов [Мандлер, 1999, 8]. Как мы увидим, послевоенные экономисты-неоклассики хотели дистанцироваться от психологии всех видов, возражали против того, что экономическая наука должна ссылаться на состояния сознания, и отвергали идею о том, что интроспекция является научно приемлемым средством исследования таких состояний.

    Послевоенные экономисты-неоклассики руководствовались самыми разными соображениями.Многие из них, по-видимому, были непосредственно вдохновлены методологическими ограничениями логического позитивизма в философии, бихевиоризма в психологии и операционализма в физике (ср. [Lewin, 1996]). Более того, некоторые экономисты были разочарованы скудными результатами раннего неоклассицизма в отношении теорий с предсказательной силой. В язвительной критике Кэрнса [1888/1965], как цитировалось выше, Т.В. Хатчисон [1938] заметил: кропотливое исследование», но любопытно и жаль, что этот грандиозный старт не позволил ему сформулировать сколько-нибудь значительный корпус надежных прогнозов, подобных тем, которые удалось сделать естественным наукам [Hutchison, 1938, 132].

    Таким образом, послевоенные экономисты-неоклассики решили поставить свою дисциплину на более прочную методологическую основу и в то же время улучшить предсказательную силу своих теорий.

    Согласно послевоенному неоклассическому взгляду, или ординализму , как его часто называют (ср. [Hicks, 1975]), фундаментальным предположением является то, что у людей есть предпочтения. Как писал Лайонел Роббинс, автор чрезвычайно влиятельной книги «Эссе о природе и значении экономической науки » [1932/1984], «все, что предполагается… это то, что разные товары имеют различное применение и что эти разные применения имеют различное значение для действие таким образом, что в данной ситуации одно использование будет предпочтительнее другого и одно благо перед другим» [Роббинс, 1932/1984, 85-86].Таким образом, порядок предпочтений человека просто представляет его или ее ранжирование любых доступных вариантов, ни больше, ни меньше. Как выразился Филип Х. Уикстид:

    Под человеческой «шкалой предпочтений» или «относительной шкалой» мы должны отныне понимать весь реестр терминов, на основании которых (мудро или глупо, последовательно или непоследовательно, преднамеренно, импульсивно или по инерции, к своему будущему удовольствию или к своему будущему сожалению) он, если представится случай, примет или отвергнет ту или иную альтернативу [Wicksteed, 1910/1967, 36].

    В этом отношении, как и во многих других, послевоенные экономисты опирались на Вильфредо Парето [1909/1971], который утверждал, что теория экономического равновесия во всех существенных аспектах может быть выведена из фактов о безразличии [Bruni and Sugden, 2007, 155].

    Используя «предпочтение», а не «полезность» в качестве примитивного понятия, послевоенные экономисты-неоклассики явно намеревались избавить экономическую науку от ее связей с психологической теорией — гедонистической и иной. Как писал Роббинс, неоклассическая экономическая теория «может быть изложена и защищена в абсолютно негедонистических терминах» и не имеет «существенной связи с психологическим гедонизмом или, если на то пошло, с какой-либо другой разновидностью Fach-Psychologie » [Роббинс , 1932/1984, 85].Послевоенные экономисты снова обратились к Вильфредо Парето, который хотел, чтобы экономика была наукой, отдельной от психологии в особенности [Bruni and Sugden, 2007, 155].

    Важно отметить, что послевоенные экономисты не отрицали, что люди могут быть мотивированы удовольствием, болью и/или другими психическими состояниями. Как выразился Дж. Р. Хикс [1939/1946]: «Конечно, это не означает, что если у кого-то есть какие-либо другие основания предполагать, что существует некоторая подходящая количественная мера полезности, удовлетворения или желаемости, приведенный выше аргумент против него» [Hicks, 1939/1946, 18].Вместо этого послевоенные экономисты предпочли оставаться агностиками в вопросах мотивации, формирования предпочтений и выбора. Более того, они часто утверждали, что такие вопросы выходят за рамки экономической теории. Так, например, Роббинс писал: «Почему человеческое животное придает особую ценность в этом смысле определенным вещам, это вопрос, который мы не обсуждаем. Это совершенно правильный вопрос для психологов или, возможно, даже физиологов» [Роббинс, 1932/1984, 86].

    Из-за своего агностицизма в отношении психологических основ человеческого поведения послевоенная неоклассическая экономика часто описывается как менее приверженная, чем классическая и ранняя неоклассическая экономика.Отсюда: «Поскольку упорядочение предпочтений не предполагает кардинальных суждений об интенсивности удовлетворения, и поскольку агенты вполне могут формировать свои ранжирования предпочтений совершенно негедонистическими средствами, ординализм является более общим, чем подход, основанный на полезности или удовольствии» [Мандлер, 1999, 5]. . В то время как ранние экономисты-неоклассики делали предположения об индивидуальной психологии — например, о том, как чувства удовольствия и боли меняются в результате потребления — и выводили свойства предпочтения — e.грамм. утверждение о транзитивности предпочтений — послевоенные экономисты-неоклассики просто стали рассматривать транзитивность предпочтений как аксиому [Mandler, 1999, 5].

    Экономисты-ординалисты не отказались от разговоров о полезности, но стали использовать этот термин по-другому. Они считали полезность индексом или мерой удовлетворения предпочтений [Mandler, 1999, 78]. С этой точки зрения, сказать, что полезность x больше, чем полезность y для человека p , означает просто сказать, что p предпочитает x y .Короче говоря, полезность не обязательно имеет какое-либо отношение к удовольствию, боли или любому другому психологическому или мотивационному состоянию. Однако послевоенные экономисты по-разному понимали понятие «предпочтения». Согласно некоторым источникам — таким как Теория выявленных предпочтений Пола Самуэльсона [1948] — предпочтения отождествляются с наблюдаемым выбором. По мнению других, таких как Роббинс, предпочтения не отождествляются с наблюдаемым выбором, но, тем не менее, тесно связаны с ним.Связь, какой бы ни была ее точная природа, такова, что выбор отражает предпочтения, так что выбор имеет те же свойства, что и предпочтения, и поэтому данные о выборе можно использовать для вывода о порядке предпочтений (см. [Robbins, 1932/1984, 87–88]). .

    Ординализм, очевидно, имел последствия для экономики благосостояния (см. [Hicks, 1975]). Во-первых, объяснения благосостояния ментального состояния (согласно которым благосостояние — это вопрос счастья, удовольствия и т. п.) уступили место описаниям удовлетворения предпочтений (согласно которым благосостояние — это вопрос удовлетворения предпочтений).Более того, утилитарный критерий благосостояния был заменен критерием Парето, который говорит, что одно государство лучше другого, если хотя бы один человек находится в лучшем положении, и никто не находится в худшем положении в первом, чем во втором. Предполагалось, что критерий Парето позволит экономистам давать экономические советы, не требуя агрегирования полезностей или сравнения межличностного благосостояния [Mandler, 1999, 6]. Однако, понимая, что немногие изменения в реальной жизни, например, в экономической политике, являются истинными улучшениями по Парето, послевоенные экономисты-неоклассики часто возвращаются к таким критериям, как потенциальных улучшений по Парето, которые на практике обычно сводятся к сравнению совокупного богатства независимо от последствий распределения. .

    Ординализм также имел методологические последствия. В результате отказа от интроспекции послевоенные экономисты-неоклассики пришли к убеждению, что единственный действенный метод сбора информации о предпочтениях — это изучение рыночных операций или других наблюдаемых вариантов выбора. Это убеждение осталось сильным. Как отмечает Амартья Сен [1982]:

    Выбор рассматривается как достоверная информация, тогда как самоанализ не открыт для наблюдения… . Большая часть экономической теории, кажется, связана с сильными, молчаливыми людьми, которые никогда не говорят! Нужно подкрасться к ним сзади, чтобы посмотреть, что они делают на рынке и т. д., и вывести из этого, что они предпочитают, что делает их лучше, что они считают правильным и так далее [Sen, 1982, 9].

    Точно так же: «Большая часть эмпирических исследований паттернов предпочтений [и, следовательно, благосостояния], по-видимому, основана на убеждении, что [невербальное] поведение является единственным источником информации о предпочтениях человека» [Sen, 1982, 71]. ]. 7 Это убеждение, как мы видели, разделяли бихевиористы [Gardner, 1985/1987, 11]. Типичным примером позиции бихевиористов был Эдвард С.Знаменитое высказывание Толмена о том, что «все важное в психологии… может быть исследовано по существу путем непрерывного экспериментального и теоретического анализа детерминант поведения крысы в ​​точке выбора в лабиринте» [Толмен, 1938, 34].

    Короче говоря, послевоенная неоклассическая экономическая теория представляет собой резкий отход от классической и ранней неоклассической традиции. В процессе приведения экономики в большее соответствие с современными методологическими ограничениями и для улучшения предсказательной силы теории послевоенные теоретики стремились разорвать все связи с психологией, гедонистической и иной.В результате они разработали очень общую теорию, адекватность которой не зависит от правдоподобия какого-либо конкретного объяснения человеческого поведения. Между тем ряд преимуществ ранней неоклассической теории был утерян. Во-первых, послевоенная теория (в отличие от ранней неоклассической теории) не содержит описания размышлений. Таким образом, послевоенные экономисты-неоклассики ничего не могут сказать о том, как формируются предпочтения.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.