Содержание

АВТОРИТАРНЫЙ — это… Что такое АВТОРИТАРНЫЙ?

  • АВТОРИТАРНЫЙ — [фр. autoritaire властный Словарь иностранных слов русского языка

  • авторитарный — ая, ое. autoritaire adj. 1866. Лексис. 1. Властный, с непререкаемым авторитетом. Уш. 1934. Они <издатели> .. совершенно против ауторитарного, террористического образа действия. 1869. Герц. 30 (1) 198. Восхваление преимуществ физического… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • АВТОРИТАРНЫЙ — АВТОРИТАРНЫЙ, авторитарная, авторитарное; авторитарен, авторитарна, авторитарно (франц. autoritaire) (книжн.). Властный, с непререкаемым авторитетом. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • авторитарный — прил., кол во синонимов: 5 • антидемократический (2) • властный (32) • диктаторский …   Словарь синонимов

  • Авторитарный — (от лат. autokratos власть, влияние) основанный на беспрекословном подчинении власти, диктаторский; властный. Авторитарное лидерство предполагает единовластное и директивное (т.е. категорически приказное, не терпящее возражений) управление людьми …   Политология. Словарь.

  • авторитарный — (властный, директивный) Личностная характеристика субъекта или его поведения относительно других людей, отмечающая склонность утвердить свою власть и авторитет, использовать недемократические способы воздействия: давление, приказы, распоряжения и …   Большая психологическая энциклопедия

  • авторитарный — ая, ое; рен, рна, книжн. 1) Основанный на беспрекословном подчинении власти, диктатуре. Авторитарная форма правления. Авторитарный режим. Синонимы: дикта/торский 2) Стремящийся утвердить личную власть, свой авторитет. Авторитарное руководство.… …   Популярный словарь русского языка

  • Авторитарный капитализм — экономическая система, при которой основные ресурсы находятся в частной собственности, но правительство в широких масштабах направляет и регулирует экономический процесс. По английски: Authoritarian capitalism См. также: Капитализм Финансовый… …   Финансовый словарь

  • Авторитарный стиль управления — Авторитарный стиль управления  совокупность приёмов управления, используя которые, руководитель ориентируется на собственные знания, интересы, цели. Этот стиль наиболее востребован в период становления, то есть на начальном этапе… …   Википедия

  • АВТОРИТАРНЫЙ КАПИТАЛИЗМ — экономическая система, при которой основные ресурсы находятся в частной собственности, а правительство в широких масштабах направляет и регулирует экономические процессы посредством принятия, законов и других нормативных актов, контроля за их… …   Экономический словарь

  • Значение слова «авторита́рный»

    ая, ое; авторита́рен, рна, рно.

    1. Полит.Основанный на беспрекословном подчинении личной власти.

    Авторитарное государство. Авторитарный строй. Авторитарные методы управления. Противодействие авторитарным угрозам. Авторитарные тенденции в деятельности руководства страны.

    2. Стремящийся утвердить свою власть, авторитет, влияние; требующий беспрекословного подчинения.

    Авторитарный лидер. Авторитарные педагоги, родители.

    Данные других словарей

    Большой толковый словарь русского языка

    Под ред. С. А. Кузнецова

    авторита́рный

    -ая, -ое; -рен, -рна, -рно.

    [от франц. autoritaire — властный]

    Книжн.

    1. Основанный на беспрекословном подчинении власти, авторитету.

    А-ая форма правления. А. строй.

    2. Стремящийся утвердить свой авторитет.

          нареч.

          -и; ж.

    Толковый словарь иноязычных слов

    Л. П. Крысин

    авторита́рный

    ая, ое, рен, рна

    [фр. autoritaire властный

    1. Основанный на беспрекословном подчинении власти, диктатуре (во 2-м знач.).

    А. режим.

    Ср. тоталитарный.

    2. Основанный на стремлении утвердить свою власть.

    Авторитарное решение.

          — свойство авторитарного (в 1-м и 2-м знач.).

    Школьный словарь иностранных слов

    Л. А. Субботина

    авторита́рный

    -ая, -ое

    [франц. autoritaire – властный

    1. Основанный на беспрекословном подчинении власти, диктаторский (авторитарная форма правления, авторитарный строй).

    2. Стремящийся утвердить свою власть, авторитет; властный (авторитарное решение, авторитарная манера поведения).

         

    методологические подходы и концептуальные модели – тема научной статьи по политологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

    Информация о статье:

    Поступила в редакцию:

    2 июля 2019

    Принята к печати:

    12 декабря 2019

    Об авторе:

    д.филос.н., профессор, кафедра социальной философии и этнологии, Северо-Кавказский федеральный университет

    e-mail: [email protected]

    Ключевые слова:

    авторитарный либерализм; рыночный капитализм; представительная демократия; неолиберализм; ордолиберализм; политический либерализм; экономический либерализм; де-демократизация; ограниченная демократия; постдемократия; идеология; легитимация; транснациональная солидарность; европейская интеграция

    001: 10.24411/2221-3279-2020-10035

    АВТОРИТАРНЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ В СОВРЕМЕННОЙ ЕВРОПЕ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ

    Максим Евгеньевич Попов

    Северо-Кавказский федеральный университет,

    Ставрополь, Россия

    Аннотация: Автор проводит сравнительный анализ концепций авторитарного либерализма в современной политической теории. В статье анализируются основные направления интерпретации авторитарного либерализма в рамках методологических подходов и концептуальных моделей неолиберализма, ордолиберализма, политического либерализма Дж. Ролза, «ограниченной демократии» Я.-В. Мюллера, «кризиса легитимации» Ю. Хабермаса, «постдемократии» К. Крауча, «де-демократизации» М. Уилкин-сона, «демократии участия» К. Макферсона, «кризиса демократического капитализма» В. Штреека, «криптофедерализма» Дж. Маджоне. Базовым аналитическим концептом является идея авторитарного экономического либерализма, впервые предложенная Г. Хеллером и К. Поланьи. В целях методологической рефлексии проведен аналитический обзор методов и концепций, опирающихся на современную политическую и конституционную теорию и применяющихся при изучении институциональной специфики авторитарного либерализма. Авторитарный либерализм концептуализируется как неолиберальная идеология и практика де-демократизации и ограничения демократии, результатом которой становится регионализация протеста против супранационального режима либеральной демократии и политической интеграции. Если авторитарный либерализм делает акцент на экономическом либерализме, то авторитарные способы реализации политики подчиняются интересам частной собственности: авторитаризм усиливает экономический либерализм, который, в свою очередь, усиливает «авторитарную трансформацию». В контексте еврокризиса авторитарный либерализм ограничивает традиционные формы представительной демократии, политической борьбы и легитимации власти, способствуя реанимации этнического национализма. В современной Европе правые евроскеп-тики набирают популярность и в этой ситуации авторитарно-либеральное ограничение социал-демократии может привести не только к укреплению капитализма, но и к возрождению реакционных форм «нового национализма» и авторитарного иллиберализма. ЕС сегодня развивается в «неоколониальной парадигме» в соответствии с отношениями между ядром и периферией между странами-кредиторами и должниками; в этой ситуации демократически легитимным инструментом разрешения фундаментального противоречия между рыночным капитализмом и представительной демократией может стать подавляемая авторитарным либерализмом транснациональная солидарность.

    В период, охватывающий десятилетие с начала финансового кризиса 2008 г., на авторитет и легитимность конституционного государства и государственного строя в Европе повлиял ряд экзистенциальных вызовов, связанных с будущим Европейского проекта, его фундаментальными ценностями и траек-

    торией интеграции. На данный момент ЕС остается относительно устойчивым; за пределами Великобритании политические идеи прекращения евроинтеграционного эксперимента остаются маргинальными, хотя в ведущих европейских странах усиливается антиевропейское давление, а евроскептиче-

    ские партии находятся на подъеме. Очевидно, что системные и антисистемные вызовы связаны как с легитимностью внутригосударственных режимов, так и с самим функционированием ЕС, что обусловлено фрагментарным давлением «снизу» в контексте субнациональных претензий на автономию. В регионах Европы, где наблюдается рост поддержки выступающих с автономистских позиций партий, политическая мобилизация сторонников независимости происходит на основе принадлежности к территориальному сообществу; декларируемое в публичном дискурсе «стремление к инклюзивности придает такой мобилизации позитивное гражданское звучание»1.

    Конституционный кризис касается не только Европейского союза в целом, но и региональной политической системы и порядка управления на континенте. Фундаментальные условия для этих множественных субкризисов были созданы в эпоху Маастрихтского договора и сопутствующей ему геополитической реконфигурации современной Европы. Маастрихт создал конституционную структуру Экономического и валютного союза, заложил основу для Шен-генского режима, открыл двери для дифференцированной интеграции и предвосхитил расширение Европы на Восток. Это ознаменовало изменение экономического баланса сил, «деполитизацию капитализма» (В. Штреек), «реунификацию», открывшую путь к «немецкой Европе» (У. Бек), а также возможный конец «реальной альтернативе» рыночному капитализму и неолиберализму со стороны националистов, евроскептиков и центристов, призывающих ограничить или завершить «эмансипативные проекты»2. По мнению Ю. Хабермаса, после 1992 г.

    1 Семененко И.С. Гражданская идентичность // Идентичность: Личность, общество, политика. Энциклопедическое издание. Отв. ред. И.С. Семененко. М.: Весь Мир, 2017. С. 354. [Semenenko, I.S. Grazhdanskaya identichnost’ (Civic Identity) / Identichnost’: Lichnost’, obshchestvo, politika. Entsiklopedicheskoe izdanie (Identity: The Individual, Society, and Politics. An Encyclopedia). Ed. by I. Semenenko. Moscow: Ves MIR Publishers, 2017. P. 354.]

    2 Beck, U. German Europe. Cambridge, UK, Malden, MA: Polity Press, 2013. P. 42.

    невозможно вырваться из «вселенной капитализма»; единственный оставшийся вариант — «цивилизовать и укротить капиталистическую систему изнутри»3.

    М. Уилкинсон описывает конституционный кризис в современной Европе как «авторитарный экономический либерализм»4, который как феномен впервые был проанализирован Г. Хеллером в качестве сущностной характеристики позднего Веймарского режима5. К. Поланьи обозначил «авторитарный либерализм» как общую характеристику всего периода межвоенного краха либеральной демократии6. Я.-В. Мюллер в качестве репрезентации феномена авторитарного либерализма вводит концепт «ограниченной демократии» (restrained democracy)1. Авторитарный либерализм трансформирует нормы демократического конституционализма и представительной демократии с целью поддержания либерально-экономических обязательств в отношении стабильности валюты и цен, жесткой фискальной дисциплины и конкурентоспособности.

    Авторитарный либерализм сегодня сопровождается системными и антисистемными вызовами господствующему порядку в процессе поиска интеграционных альтернатив, активизации правого консерватизма и «нового национализма», возвращения политического популизма и неоавторитаризма, что наиболее очевидно в Центральной и Восточной Европе, но также отражается в росте

    3 Habermas, J. The Crisis of the European Union: A Response. Malden, MA: Polity Press, 2012. P. 106.

    4 Wilkinson, M. Authoritarian Liberalism in the European Constitutional Imagination: Second Time as Farce? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, P. 313.

    5 Heller, H. Authoritarian Liberalism? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, P. 295.

    6 Polanyi, K. The Great Transformation: The Political and Economic Origins of Our Time. Boston, Mass.: Beacon Press, 2001. P. 79.

    7 Мюллер Я.-В. Споры о демократии: Поли-

    тические идеи в Европе XX века. М.: Изд-во Института Гайдара, 2014. C. 37. [Muller, J.-V. Spory o demokratii: Politicheskie idei v Evrope

    XX veka (The Debate about Democracy: Political Ideas in Europe of the XX Century). Moscow: Izd-vo Instituta Gaidara, 2014. P. 37.]

    евроскептических партий, таких как «Национальный Фронт» и «Альтернатива для Германии». Современные модели политической интеграции имеют противоречивый характер: в ситуации традиционализации и демодерни-зации региональных сообществ либеральные интеграционные модели могут увеличивать социальную нестабильность, создавая условия для эскалации этноконфессиональной напряженности и ее перерастания в конфликты идентичностей 8.

    Задача данной статьи — оценить когнитивный потенциал концепта «авторитарный либерализм» и проанализировать магистральные направления интерпретации данного феномена в рамках различных методологических подходов и концептуальных моделей с целью дальнейшей концептуализации. В этом контексте исключительным приоритетом становится осмысление авторитарного либерализма как категории современного политического и научного дискурсов. По словам С.П. Перегудова, необходимо «рассматривать современный либерализм как качественно новую ипостась, требующую к себе особого внимания как обществоведов-концептуалистов, так и занимающихся изучением конкретных проблем современного политического развития специалистов. Результаты этих исследований уже сегодня позволяют со всей определенностью констатировать, что современный либерализм есть качественно новая, постоянно обновляющаяся субстанция, оказывающая возрастающее влияние на суть и характер общественно-политического процесса в западных демократиях»9. В ста-

    8 Попов М.Е. Политика социокультурной интеграции: основные теоретические подходы // Полис. Политические исследования. 2017. №1. С. 99. [Popov, M.E. Sociocultural integration policy: main theoretical approaches (The Policy of Socio-Cultural Integration: Basic Theoretical Approaches) // Polis. Politicheskie issledovaniia, 2017, №1, P. 99.]

    9 Перегудов С.П. Либерализм XXI века — кризис или обновление? // Полис. Политические исследования. 2015. №4. С. 64. [Peregudov, S.P. Liberalizm XXI veka — krizis ili obnovleniye? (Liberalism of the XXI Century — a Crisis or an Update?) // Polis. Politicheskie issledovaniia, 2015, №4, P. 64.]

    тье будет обосновано, что в критические и трансформационные периоды актуализация авторитарного либерализма соответствует фундаментальной напряженности в либерально-демократическом государстве между рыночным капитализмом и представительной демократией. Идентифицируя современный либерализм как политический либерализм, политическая и конституционная теория исключает конфликтную динамику между капитализмом и демократией, что создаёт трудности для восприятия концепта «авторитарного либерализма».

    Противоречия либерализма и демократии в политической теории

    Анализируя четыре модели либеральной демократии — протекционную демократию, демократию развития, демократию равновесия и демократию участия — К. Мак-ферсон отмечает, что «перспективы, касающиеся движения к более демократическому обществу, не столь безрадостны. Продвижение к нему в одно и то же время требует увеличения меры участия и побуждает к такому участию»; в качестве базового условия возникновения «либеральной демократии участия» К. Макферсон называет «значительное снижение уровня социального и экономического неравенства»: «Мы не можем достичь более демократического участия без предварительного изменения уровня социального неравенства и изменения в сознании, но мы не можем достичь изменения уровня социального неравенства и изменения в сознании, пока не повысим уровень демократического участия»10.

    Хронологически либерализм в современной Европе предшествует демократии и отношения между ними противоречивы11. Теоретическое различие между либерализмом и демократией заключается в том, что

    10 Макферсон К. Жизнь и времена либеральной демократии. М.: Изд. дом гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2011. C. 11. [Macpherson, C. Zhizn’ i vremena liberal’noi demokratii (The Life and Times of Liberal Democracy). Moscow: Izd. dom Gos. un-ta — Vysshei shkoly ekonomiki, 2011. P. 11.]

    11 Macpherson, C. The Real World of Democracy.

    Toronto: CBC Radio, 1966. P. 62.

    либерализм — это, в первую очередь, инструмент ограничения государственной власти, в то время как демократия — это «внедрение народной власти» в государство; либерализм и демократия определяют конституционную и социальную сферы, первая из которых закреплена за либерализмом, регулирующим роль демократии в государстве, а вторая — за демократией, регулирующей экономическое благосостояние и социальное равенство: «либерализм плохо обслуживает демократию и ее выживание зависит от поиска новых институциональных форм, ослабляющих связь демократии с либеральной теорией»12. Противоположную позицию занимает Ф. Закария, утверждающий, что либерализм поддерживает и усиливает демократию, при этом демократия без либерализма нефункциональна: чем сильнее либерализм «контролирует» демократию, тем выше качество демократического режима13. Данный тезис был ранее подтвержден в докладе «Кризис демократии» М. Крозье, С. Хантингтона и Д. Ватануки в 1975 г. в рамках работы «Трехсторонней комиссии»14.

    Слияние авторитаризма и либерализма кажется несовместимым в силу длительного доминирования дискурса политического, а не экономического либерализма: на протяжении ХХ в. либерализм в странах Запада развивался, имея в качестве главной антитезы концепт тоталитаризма, а потому акцентировал свое принципиальное несогласие с любыми формами коллективистской идеологии. В период идеологических сражений периода холодной войны либерализм ассоциировался с демократией и противостоял авторитарному социализму. Это было подкреплено тезисом о «конце истории» Ф. Фукуямы, в котором либеральная демократия являлась кульминацией исторического прогресса. Под влиянием

    12 Barber, B. Strong Democracy: Participatory Politics for a New Age. Berkeley: University of California Press, 2003. P. 330.

    13 Zakaria, F. The Rise of Illiberal Democracy // Foreign Affairs, 1997, Vol. 76, Iss. 6, P. 22.

    14 Crozier, M.; Huntington, S.; Watanuki, J. The Crisis of Democracy: Report on the Governability of Democracies to the Trilateral Commission. New York: New York University Press, 1975. P. 220.

    идей Дж. Ролза и Ю. Хабермаса либерализм мыслился как синоним демократии даже с эгалитаристских и прогрессивных позиций в контексте реально существующей либеральной демократии и социал-демократического целеполагания15.

    Послевоенный политический мейн-стрим не предлагал альтернативы капитализму как потенциальной угрозе демократическому порядку, что сегодня отразилось в критике не только экономического либерализма Ф. фон Хайека, но и политического либерализма Ю. Хабермаса и Дж. Ролза за недостаточную согласованность с проблемой способности экономической власти влиять на политику. Говоря о длительных взаимоотношениях экономического либерализма и демократии, можно вспомнить недоверие Ф. фон Хайека не только к социальной справедливости, но и к демократии, а также его заигрывания с политическим авторитаризмом. Поддержав критику К. Шмитта в отношении попыток немецких левых влиять на частную собственность бывшего кайзера, Ф. фон Хай-ек предложил разработать общие правила сдерживания «прихоти электората» для обеспечения свободного потока капитала, товаров, рабочей силы и ограничения способности демократически избранных правительств инициировать изменения, которые наносили бы ущерб доходам от собственности16. По мнению Й. Шумпетера, «демократия главенствовала в процессе политических и институциональных изменений, посредством которых буржуазия изменила форму социальной и политической структуры, предшествовавшей ее господству, и, с ее точки зрения, сделала ее более рациональной: демократический метод был практическим инструментом этой реконструкции. Современная демократия -продукт капиталистического процесса»17.

    15 Habermas, J. Between Facts and Norms: Contributions to a Discourse Theory of Law and Democracy. Cambridge, MA: MIT, 1996. P. 78; Rawls, J. Political Liberalism. New York: Columbia University Press. 1993. P. 123.

    16 Hayek, F. The Constitution of Liberty. London: Routledge, 1960. P. 12.

    17 Schumpeter, J. Capitalism, Socialism, and

    Democracy. New York, London: Routledge,

    2000. P. 296.

    Демократическая парадигма современной политической науки исходит из концепции соревновательной электоральной демократии. Для определения государства как «электоральной демократии» широко используются индексы, рассчитываемые Freedom House (конкурентная многопартийная политическая система; всеобщее избирательное право; регулярные альтернативные выборы; широкий доступ общественности к основным политическим партиям через СМИ и путем открытой политической агитации). Электоральная демократия носит процедурный и ограниченный характер и определяются как «метод»: такая трактовка не вторгается в сферу экономики и политической системы. Как отмечают Ф. Шмиттер и Т. Карл, «демократизация не обязательно ведет к экономическому росту, социальной стабильности, управленческой эффективности, политической гармонии, свободному рынку или «концу идеологии»»18. Современные политические аналитики рассматривают механизм электоральной демократии вне отрыва от политических институтов и рамок капиталистической экономики либеральной демократии. В этом контексте многие критики рассматривают либеральную демократию как «политический инструментарий и наиболее подходящую оболочку для капитализма, а отнюдь не средство освобождения человека»19.

    В либерально-демократических режимах политическая сфера является преимущественно сферой либерализма, а социальная — сферой демократии: демократия больше, чем либерализм, в социально-экономическом смысле, но меньше, чем либерализм, в политическом смысле. Политическое — это сфера ограничения полномочий государства и защиты прав и свобод личности, социальное — это демократическое

    18 Schmitter, P.; Karl, T. What Democracy Is… And Is Not. In: Global Resurgence of Democracy. Baltimore: John Hopkins University Press, 1993. P. 39.

    19 Лэйн Д. Мираж демократии // ПолиС. Политические исследования. 2014. №6. С. 128. [Lane, D. Mirazh demokratii (The Mirage of Democracy) // Polis. Politicheskie issledovaniia, 2014, No. 6, P. 128.]

    пространство перераспределения благосостояния. Современные левые выступают за социокультурный либерализм, который продвигает индивидуальные права и равенство возможностей, в то время как правые выступают за авторитарный экономико-политический либерализм, который защищает свободный рынок, освобожденный от сковывающих оков бюрократического государства: эти конфликтующие формы современного либерализма взаимно усиливают друг друга и способствуют «конвергенции экономического индивидуализма, бюрократического коллективизма и социокультурной атомизации», что, в свою очередь, ведет к «деполитизации» социально-экономической сферы жизни общества, делает его зависимым от рынка, одновременно уменьшая свободу самореализации, разрушает прежние социальные связи и активизирует правый консерватизм.

    Процесс «европейской деполитизации» как один из важных источников авторитарного либерализма достиг своего апогея в контексте концепции «политики третьего пути» Э. Гидденса (воплощенной в центризме «нового лейборизма» Т. Блэра и впоследствии имитируемой всеми социал-демократами), предложившей альтернативу неолиберальной парадигме, но во многих случаях углубившей ее20. Европейская интеграция усилила «радикальный центризм» благодаря своим институциональным процедурам «консенсусного законотворчества» и императивной поддержке рыночного либерализма. В отсутствие устойчивой системы наднациональной демократии, государства-члены остались с «политикой без политического курса» (with politics but without policies), а ЕС — «с политическим курсом без политики» (with policies but no politics)21. Западная представительная демократия разрывает связи между избирателями и партийными элитами, которые в прошлом обеспечивали легитимность системы; лейбористские

    20 Wilkinson, M. Authoritarian Liberalism in the European Constitutional Imagination: Second Time as Farce? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, P. 319.

    21 Mair, P. Ruling the Void: The Hollowing of Western Democracy. London: Verso, 2013. Р. 14.

    и социалистические партии имеют меньше связей с низовыми организациями и действуют как технократические организации, созданные для управления системой вне зависимости от предпочтений избирателей. Капиталистическая глобализация создает структурное давление на левые правительства с целью ограничения социального государства и увеличения стимулов для частных инвесторов. Как пишет В. Штреек о новой фазе еврокризиса и деполитизации экономики, «там, где в Европе все еще существуют демократические институты, нет экономического управления, которое не было бы «захвачено» некапиталистическими интересами, трансформирующими рынок. Там же, где есть экономическое управление, нет демократии»22.

    В рамках теории коммуникативного действия Ю. Хабермаса эту динамику можно охарактеризовать как глубокое изменение «демократически легитимированного цикла власти» (democratically legitimate cycle of power): демократическая политика устойчива и функциональна, если она фундирована и легитимирована «коммуникативной властью», сформированной публичной сферой «взаимопонимания». Коммуникативная власть является силой сопротивления и ограничения «функциональных императивов» системного воспроизводства экономики и административной системы государства. Коммуникативная власть должна преобладать над такими «функциональными императивами», ограничивая их законами. Однако, когда импульс публичной сферы исчезает и люди становятся апатичными, функциональные императивы экономической системы перестают встречать сопротивление и начинают «колонизировать» политический процесс: политика становится инструментом стабилизации системы и нивелирования институциональных и моральных прав человека23.

    Авторитарные тенденции европейской интеграции все более отчетливо проявляют-

    22 Streeck, W. Buying Time: The Delayed Crisis of Democratic Capitalism. London: Verso, 2013. P. 75.

    23 Habermas, J. Between Facts and Norms:

    Contributions to a Discourse Theory of Law and

    Democracy. Cambridge, MA: MIT, 1996. P. 239.

    ся в политической практике, которую Дж. Маджоне называет «криптофедерализмом» (crypto-federalism) и «стелс-интеграцией» (integration by stealth) (идея Ж. Монне). Криптофедерализм — это «федерализм без федеральной конституции», когда силы и субъекты политической интеграции не действуют открыто в направлении федеральной конституции — главной цели функционализма — но преследуют стратегию «незначительных шагов и грандиозных эффектов». Криптофедерализм скрытно и непублично запускает процесс интеграции, при этом политическая интеграция происходит «под маской» экономической интеграции. Стратегия «стелс-интеграции» делает демократию неактуальной и предоставляет ключевые решения европейским элитам: это «стратегия свершившегося факта — осознанного факта, который делает бесполезным противостояние и общественные дебаты»24.

    Основными условиями еврорежима, навязываемыми государствами-членами Еврогруппы, а также «Тройкой» институтов (МВФ, Европейский центральный банк и Европейская комиссия), являются неолиберальные меры «жесткой экономии» (приватизация, либерализация, реформы рынка труда, регрессивное налогообложение). Это требует чрезвычайного вмешательства государства в общество, разрыва социальных контрактов и нарушения существующих отношений. Анализируя институциональные изменения в управлении Экономическим и валютным союзом, в частности, новые полномочия и авторитет Еврогруппы и Европейского центрального банка, важно отметить, что неолиберальный тренд является симптомом длительных тенденций в экономическом конституционализме Европы.

    Вытеснение социал-демократии в пользу «рыночной технократии» и «рыночной рациональности» также является проявлением этих тенденций. Опасения по поводу дефицита демократии в ЕС существовали задолго до финансового кризиса 2008 г. Ю. Хабермас отмечает рост дефицита демократии в Европе: по его мнению, социально-

    24 Majone, G. Europe as the Would-be World Power: The EU at Fifty. Cambridge University Press, 2009. P. 66.

    экономическая динамика в рамках существующей институциональной структуры ведет к размыванию национальных государств посредством европейского права25. В этом контексте необходимо понять, является ли авторитарный либерализм модифицирующим или сдерживающим фактором демократии. Внутренний электорат может принять идею о том, что не существует альтернативы неолиберальным структурным реформам, если эта идея навязывается как «конституционное принуждение» и идеологической конструкт, несмотря на то, что она все еще представляется противоречивой. Сегодня еврорежим трансформируется из номинально основанной на правилах структуры, поддерживаемой рыночной дисциплиной, в «дискреционный порядок», усиленный бюрократической властью.

    Авторитарный либерализм в эпоху постдемократии

    Термин «авторитарный либерализм» охватывает два базовых симптома конституционного развития Европы. Во-первых, в ЕС, и особенно в еврозоне, существует авторитарный аспект управления, представленный бинарным процессом «де-демократизации и делегализации», связанный с игнорированием парламентских полномочий и парламентских дебатов, а также с нарушением гарантий верховенства закона и защиты социальных прав. Для понимания данного бинарного процесса используются термины «исполнительный менеджерализм» и «чрезвычайная Европа». Во-вторых, в новых исследованиях недооценивается конфликтная природа авторитарного либерализма и его противоречивая родословная26.

    В контексте радикальной демократической критики неолиберализм (и связанный с ним неореспубликанизм) игнорирует опасность авторитарного господства, не ограни-

    25 Habermas, J. Between Facts and Norms: Contributions to a Discourse Theory of Law and Democracy. Cambridge, MA: MIT, 1996. P. 210.

    26 Wilkinson, M. Authoritarian Liberalism in the European Constitutional Imagination: Second Time as Farce? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, P. 317.

    чивающегося социально-экономической сферой27. Либерализм принимает «как должное» существование «живой демократической культуры», недооценивая ее хрупкость и уклоняясь от признания угроз, возникающих внутри капиталистической экономики: логика индивидуализма и рыночной конкуренции может вести к эрозии социальной солидарности, в которой нуждается демократия. Теоретики конституционализма также избегают вопроса о сущности и последствиях экономического либерализма в капиталистическом обществе, анализируя общие проблемы легитимности конституционного пересмотра законодательства для защиты гражданских сво-бод28. По словам М. Сандела, «празднование метафорического «рынка идей» снимает озабоченность по поводу фактического рынка товаров, капитала, услуг и, в более широком смысле, по поводу влияния коммодификации и рыночного поведения на социальные отношения, не считая маргинальные примеры рыночной аморальности»29.

    Синтез политического авторитаризма и экономического либерализма не уникален в рамках еврокризиса, этот подход использовался в контексте трансформации капитализма в Юго-Восточной Азии и Латинской Америки для обозначения автократических и даже диктаторских мер по реализации так называемой «экономики свободного рынка». Этот тип авторитарно-либерального синтеза иногда называют «авторитарным неолиберализмом», что связано с переходом от относительно консенсуального неолиберализма «третьего пути» к новому «коерсивному типу», возникшему во время недавнего финансового кризиса30.

    Относительная автономия экономического, действующего согласно логике де-политизации (натурализации) неравенства,

    27 Rawls, J. Political Liberalism. New York: Columbia University Press, 1993. P. 19.

    28 Alexander, L. Constitutionalism: Philosophical Foundations. Cambridge University Press, 1998. P. 27.

    29 Sandel, M. What Money Can’t Buy: The Moral Limits of Markets. London: Allen Lane, 2012. P. 44.

    30 Bruff, I. The Rise of Authoritarian Neoliberalism // Rethinking Marxism, 2014, Vol. 26, Iss. 1, P. 113.

    коммодификации социальных отношений и эрозии солидарности, влияет на легитимность политического измерения демократии и отношений между управляющими и управляемыми. Либеральная теория уклоняется от анализа этой динамики, принимая рыночный капитализм как данность: она не разрешает ни капиталистические противоречия между общественными благами и частными интересами, ни структурные неравенства, заложенные в капиталистическом государстве31.

    Политический анализ «авторитарного либерализма» проводит К. Крауч, используя концепт «постдемократии» для объяснения противоречий между современным капитализмом и демократией: «постдемократия» связана с упадком социальных классов, сделавших возможными массовую политику, и распространением глобального капитализма. По словам К. Крауча, «при наличии всего двух понятий — демократии и не-демократии — мы не слишком далеко продвинемся в дискуссиях о здоровье демократии. Идея постдемократии помогает нам описать те ситуации, когда приверженцев демократии охватывают усталость, отчаяние и разочарование; когда заинтересованное и сильное меньшинство проявляет гораздо большую активность в попытках с выгодой для себя эксплуатировать политическую систему, нежели массы простых людей; когда политические элиты научились управлять и манипулировать народными требованиями; когда людей чуть ли не за руку тащат на избирательные участки»32. Постдемократия связана с возникновением замкнутого политического класса, больше заинтересованного в создании связей с бизнес-группами, чем в проведении демократических программ, отвечающих интересам всех граждан; в условиях авторитарного либерализма, когда

    31 Wilkinson, M. Authoritarian Liberalism in the European Constitutional Imagination: Second Time as Farce? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, P. 319.

    32 Крауч К. Постдемократия. М.: Изд. дом

    ГоС. ун-та — Высшей школы экономики, 2010. С. 35. [Crouch, K. Postdemokratiia (Post-democracy). Moscow: Izd. dom Gos. un-ta —

    Vysshei shkoly ekonomiki, 2010. P. 35.]

    власть оказывается в руках «сильного меньшинства», нет оснований рассчитывать на эгалитарную политику перераспределения власти и богатства.

    В. Штреек концептуализирует динамику отношений политического авторитаризма и экономического либерализма в рамках ситуационного анализа. Разделение между политическими и экономическими сферами отражает напряженность между демократией и капитализмом как реальными политическими и социальными силами: в послевоенный период капиталистическое государство трансформируется из «налогового государства» через «долговое государство» неолиберальной эры в новое «консолидационное государство» с принципами жесткой экономии и давления единой валюты33.

    Современное государство продолжает развиваться как демократическое государство; его конституционный авторитет сущностно зависит от связи с «народом». «Народ» здесь представляет риторическую и символическую силу суверенитета, что отражает относительную автономию политической сферы не только от классической теократии в контексте современной секуляризации, но и экономической власти. Это не только модернистское мировоззрение, но и непрерывный и хрупкий процесс модернизации, обусловленный социальной борьбой против слияния политической и экономической власти и классового общества; данный нарратив включает классовые, рабочие, феминистские, антиколониальные, этнонациональные движения и другие виды борьбы за равенство и признание. Современное государство может быть представлено в виде напряженности между демократией и капитализмом, солидарностью и индивидуализмом.

    В критические периоды, когда капитализм и демократия вступают в эксплицитный конфликт как с точки зрения интересов, так и ценностей, государство «воспринимается» как репрезентация этой напряженности в политической экономии, а в некоторых случаях и как актор конфликтного разрешения. Причина, по которой здесь можно говорить о государстве, а не только о временно

    33 Streeck, W. Buying Time: The Delayed Crisis of Democratic Capitalism. London: Verso, 2013. P. 89.

    избранном правительстве, заключается в том, что все институты государства («идеологический и репрессивный государственный аппарат» по Л. Альтюссеру) укрепляют и переформатируют отношения между демократией и капитализмом посредством военных, полицейских, судебных органов, центральных банков, учреждений культуры и СМИ34. Этот «репрессивный и идеологический аппарат» в Европе (Еврокомиссия, Европейский совет, Европейский центральный банк, Еврогруппа, Европарламент), не имея сильного представительного органа в качестве «коррективной силы», уклоняется от демократического контроля.

    Так же, как современный капитализм и неравенство могут угрожать демократическому государству, демократическая борьба за политическое и социальное равенство может выступать в качестве потенциальной угрозы капиталистическому государству. Демократические движения могут угрожать фундаментальной структурной конфигурации политики и экономики с новым требованием политико-демократического контроля над экономикой (в случае демократического социализма). В таком контексте для сохранения статус-кво «идеологический и репрессивный аппарат» капиталистического государства предлагает более продвинутую форму либерального неоавторитаризма. Чтобы отразить конфликтную динамику авторитарного либерализма в современной Европе, необходимо представить диахронический обзор рассматриваемой проблемы.

    Европейский ордолиберализм

    как форма авторитарного либерализма

    В критические периоды трансформаций усиливается напряженность между демократическим и капиталистическим государством, что влечет за собой глубокий конституционный кризис. Важнейшим моментом в истории европейской интеграции является межвоенный период, знаменующий конец «долгого девятнадцатого века». В поздней Веймарской Германии демократическое

    34 Althusser, L. On the Reproduction of Capitalism:

    Ideology and Ideological State Apparatuses.

    London: Verso, 2014. 320 р.

    капиталистическое государство достигло апогея вследствие роста политически эмансипированного пролетариата, который стал угрожать дифференциации политического и экономического, созданной и защищаемой Конституцией. Реакцией правящей элиты на эту угрозу стала конвергенция авторитаризма и экономического либерализма, на что впервые указал в 1933 г. конституционный теоретик г. Хеллер. Основным принципом «авторитарного либерализма» в феноменологии г. Хеллера является принцип авторитарной власти вместо принципа демократического большинства; авторитарная поддержка экономического либерализма не обязательно сводится к фашистскому «квазирелигиозному спасению». Авторитарный либерализм основывается на рациональном понимании экономической необходимости и умозаключениях, говорящих об отсутствии реальной альтернативы деполитизации экономики и сокращению социальных программ, а не на «либидозной идентификации с вождем»35.

    Термин «авторитарный либерализм» использовался Г. Хеллером для радикальной критики попыток Германии вступить в союз с крупным бизнесом в период между 1930 и 1933 гг. с целью поддержания экономического либерализма ценой вмешательства в политику в пользу капиталистических интересов. Целью критики Г. Хеллера выступала не только центристская политика канцлера г. Брюнинга, но и конституционная теория К. Шмитта с формулой «сильное государство — свободная экономика»: К. Шмитт рекомендовал Германии «сильное государство со свободным рынком», противостоявшим угрозе демократического социализма и экспериментам экономической демократии36.

    Центристское правительство г. Брю-нинга игнорировало парламентскую демократию, используя президентские указы под прикрытием чрезвычайной ситуации, чтобы навязать жесткую экономию и защитить базовые принципы экономического

    35 Heller, H. Authoritarian Liberalism? // European Law Journa, 2015, Vol. 21, Iss. 3, P. 212.

    36 Cristi, R. Carl Schmitt and Authoritarian

    Liberalism: Strong State, Free Economy. Cardiff:

    University of Wales Press, 1998. Р. 52.

    либерализма. В основе этой политики лежало разочарование демократической солидарностью с целью поддержания капиталистической экономики в критический период послевоенной дефляции, безработицы и политической турбулентности. Для авторитарных либералов Германии страх, усиленный успехом большевиков в России, заключался в потенциальном повороте демократии к социализму. Эта модель авторитарной реакции на экономический кризис была не уникальной для позднего Веймара — по всему миру страны пытались поддерживать требования Золотого стандарта, сопротивляясь социал-демократии, пока не отказались от золота, что привело к «велфаризму» в Британии и «новому курсу» в США. По словам К. По-ланьи, чем яростнее страны сопротивлялись социал-демократии через авторитаризм во имя экономического либерализма, тем сильнее и жестче была обратная реакция: авторитарный либерализм вытеснил демократию, ослабив ее способность реагировать на фашистскую угрозу37.

    Основной аргумент г. Хеллера заключается в том, что социальное неравенство несовместимо с конституционной демократией, поскольку она требует высокой степени социальной гомогенности, или, по крайней мере, ее перспективы для поддержания политической легитимности38. Однако современная либерально-конституционная теория по-прежнему недооценивает вызовы демократии со стороны экономического либерализма и видит в ней основою угрозу капитализму. После Второй мировой войны политическая теория обосновывает ключевую идею конституционной защиты либерализма, пренебрегая исследованиями властных структур, которые могут формально или неформально подорвать демократию в капиталистическом государстве. Теоретики-конституционисты, занятые дизайном правовых и политических институтов, разрабатывают внутренние, международные и наднациональные институциональные ме-

    37 Polanyi, K. The Great Transformation: The Political and Economic Origins of Our Time. Boston, Mass.: Beacon Press, 2001. P. 57.

    38 Heller, H. Authoritarian Liberalism? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, P. 210.

    ханизмы контроля над мажоритаризмом и «демократической иррациональностью»39.

    Независимые технократические институты, такие как конституционные суды, комиссии и центральные банки, становятся нормой и постепенно укореняются в либеральном сознании. Европейская интеграция становится неотъемлемой частью послевоенного либерально-конституционного процесса построения «воинствующей демократии» (К. Левеншталь): Я.-В. Мюллер в качестве репрезентации этого феномена предлагает концепт «ограниченной демократии» (restrained democracy)40. Принцип «воинственной защиты» либерализма во имя демократической консолидации обусловлен, в первую очередь, заботой об экономическом либерализме, а не целями защиты политического либерализма и усиления представительной демократии. В современной конституционной теории основное внимание уделено анализу вызовов и опасностей «неограниченной демократии» (unfettered democracy), а не явных интенций «неограниченного капитализма» (unfettered capitalism) к социальному и экономическому неравенству, о чем предупреждали Г. Хеллер и К. Поланьи.

    В послевоенной политической практике противоречия капитализма и демократии были фасилитированы «Славным тридцатилетием» (Les Trente Glorieuses, термин Ж. Фурастье) «государства всеобщего благосостояния». «Послевоенные демократии — отмечает Я.-В. Мюллер, — создавались не просто в противовес государственному террору или агрессивному национализму, но в противовес тоталитарной концепции стихийного исторического действия, осуществляемого коллективными политическими субъектами, такими как нацистская Volksgemeinschaft. В ответ западноевропейцы построили в высшей степени управляемую

    39 Hailbronner, M. Tradition and Transformations: The Rise of German Constitutionalism. Oxford: Oxford University Press, 2015. Р. 74.

    40 Мюллер Я.-В. Споры о демократии: Политические идеи в Европе XX века. М.: Изд-во Института Гайдара, 2014. C. 79. [Muller, J.-V. Spory o demokratii: Politicheskie idei v Evrope XX veka (The Debate about Democracy: Political Ideas in Europe of the XX Century). Moscow: Izd-vo Instituta Gaidara, 2014. P. 79.]

    форму демократии, отмеченную печатью глубокого недоверия к народному суверенитету и даже традиционному парламентскому суверенитету»41. Либеральная теория стремилась к разрешению «мажоритарной дилеммы» посредством ограничения демократии как институционально (конституционный контроль), так и идеологически (концепт «разумности» (reasonableness) Дж. Ролза). Таким образом, современная конституционная теория уходит от критического взаимодействия с политической экономией. Сама европейская интеграция рассматривается как аспект проекта «ограниченной демократии», а не как дальнейшая стадия реконструкции отношений между политикой и экономикой в процессе демократического развития.

    Послевоенное развитие Европы характеризовалось новым видением не только технократических функций управления, но и отношений управления, в частности, характера и пределов управления экономикой. М. Уилкинсон называет это новое видение «де-демократизацией власти, суверенитета и правительства»; по его мнению, «в этом подходе изложено новое видение индивида как участника рынка, а не политического гражданина»42. Новая концепция экономической роли государства была предложена фрайбургскими ордолибералами, для которых неограниченный капитализм являлся угрозой и вызовом социальному рыночному хозяйству, основанному на конкуренции. К. Фридрих, анализируя идеологическое значение «нового либерализма», отметил (как и позднее М. Фуко в лекциях о неолиберализме), фундаментальный теоретический поворот немецкого ордолиберализма с его идеей трансформации народного суверенитета в индивидуальную рыночную свободу как инструмент легитимизации конституционного порядка43. Для ордолибералов экономический конституционализм, основанный на

    41 Ibid.

    42 Wilkinson, M. Authoritarian Liberalism in the European Constitutional Imagination: Second Time as Farce? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, P. 317.

    43 Friedrich, C. The Political Thought of Neo-

    liberalism // American Political Science Review, 1955, Vol. 49, P. 96.

    равенстве, индивидуальных правах и конкуренции, был призван обеспечить полную элиминацию классовых и этнонациональ-ных конфликтов из политической сферы. С этого момента самоидентификация субъектов конституционных отношений в Европе (в частности, Европейского суда и Европейской комиссии) будет обусловлена идеологией экономической рациональности и логикой рыночной конкуренции. По словам И.В. Левакина, «конституции либеральных демократий, оформляют систему достижения общего блага, в которой, тем не менее, большинство отчуждает свой труд в пользу имущего меньшинства — собственников средств производства, в интересах которых действует публичная власть. Социальный порядок обеспечивает механизм деалиена-ции, включающий комплекс конституционных прав и свобод»44.

    Социал-демократия не была ключевым компонентом послевоенного либерального конституционализма — начиная с Маастрихта, она сдерживалась в парламентах и на референдумах. С началом еврокризиса либеральный центризм попытается стабилизироваться, становясь предметом растущих политических споров с позиций государственной власти. Потеряв веру в силу институциональных инструментов, европейская государственная система начнет прибегать к принуждению в попытке поддержания порядка. Поскольку демократическая поддержка либерального центризма остается

    44 Левакин И.В. Об отчуждении по общественному договору: компаративистский анализ основных черт алиенации и деалиенации в конституциях буржуазно-демократических, социалистических, постсоциалистических и религиозных государств // Сравнительная политика. 2019. №3. С. 29. [Levakin, Igor V. Ob otchuzhdenii po obshchestvennomu dogovoru: komparativistskiy analiz

    osnovnykh chert aliyenatsii i dealiyenatsii v konstitutsiyakh burzhuaznodemokraticheskikh, sotsialisticheskikh, post sotsialisticheskikh i religioznykh gosudarstv (The Alienation along the Social Contract: Comparative Analysis of Basic Features of Alienation and Dealienation in the Constitutions of Burgium-democratic, Socialist, Post-socialist and Theocratic and Clerical States) // Comparative Politics Russia, 2019, No. 3, P. 29.]

    слабой, он может компенсировать ее другими способами, представляя его критику как иррациональную и антиевропейскую силу. В итоге авторитарный либерализм сегодня должен поддерживать не только «де-демократизацию» с целью усиления либерального экономического порядка, но и оправдывать «гегемонистские» отношения между столицами в новой «немецкой Европе», где каждая страна должна быть «похожа» на Германию, несмотря на невозможность такого требования45.

    В современной Европе ордолибераль-ные правила экономического либерализма, установленные Экономическим и валютным союзом, вступают в конфликт с демократическими и социальными движениями против жесткой экономии (в случае с Грецией данный конфликт был доведен до предела после избрания проевропейского правительства, выступающего против жесткой экономии). Демократия и верховенство закона, в том числе защита социальных прав, также номинально защищены в договорах ЕС и Хартии Европейского союза. Таким образом, еврокризис трансформируется в «легитима-ционный кризис» и столкновение основных политических целей: ордолиберализма, рыночного капитализма, европейской интеграции и демократического самоуправления. «Дефицит рациональности в сфере общественного управления, — отмечает Ю. Ха-бермас — означает, что госаппарат в данных пограничных условиях не может выполнять никаких достаточных позитивных функций управления в отношении экономической системы; дефицит легитимации означает, что легитимационно действенные нормативные структуры не могут поддерживаться или производиться в необходимом объеме при помощи административных средств»46.

    45 Wilkinson, M. Authoritarian Liberalism in the European Constitutional Imagination: Second Time as Farce? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, P. 324.

    46 Хабермас Ю. Проблема легитимации позднего капитализма. М.: Праксис, 2010. С. 81. [Habermas, J. Problema legitimatsii pozdnego kapitalizma (The Problem of Legitimation of Late Capitalism). Moscow: Praksis, 2010. P. 81.]

    Заключение

    Современный авторитарный либерализм стремится к рациональному управлению свободными рынками. Институционально это проявляется в конституционном закреплении экономических свобод и передаче контроля за экономической деятельностью экспертным органам и исполнительной власти. Если авторитарный либерализм делает акцент на экономическом либерализме, то авторитарные способы реализации политики подчиняются интересам частной собственности: авторитаризм усиливает экономический либерализм, который, в свою очередь, усиливает «авторитарную трансформацию» Европы. Для авторитарного либерализма государство является доминирующей категорией политической экономии. Авторитарный либерализм признает, что свободная экономика как политическая категория основана на определенном социальном порядке и представляет собой всеобъемлющую практику де-демократизации и ограниченной демократии.

    Демократически легитимным инструментом разрешения противоречий рыночного капитализма и представительной демократией сегодня может стать подавляемая авторитарным либерализмом транснациональная солидарность; однако ЕС развивается в «неоколониальной парадигме» в соответствии с отношениями между ядром и периферией между странами-кредиторами и странами-должниками и неизбежно трансформируется в «неоколониальный режим интеграции», которому противостоит набирающий силы праворадикальный консерватизм. Активизация правоконсервативных партий заставила международный институт «Политические сети» (Policy Network) опубликовать доклад «Стресс демократии, популизм и угроза экстремизма», ставший идеологической программой его деятельности. В этом документе намечен ряд мер, призванных отслеживать меняющуюся политическую ситуацию и растущую роль политики идентичности. В ряду этих мер — выявление сигналов популизма и угроз экстремизма, состояние проблемы доверия, идентичности и культуры; указывается также на необходимость разработки «гене-

    ральной политической стратегии, способной противостоять авторитарному стрессу»; подчеркивается роль прямой демократии (contact democracy) как фундаментальной стратегии сдерживания антидемократического стресса.

    Политическое равенство и супранаци-ональная солидарность в современной Европе становятся иллюзорными, поскольку отношения между странами-должниками и кредиторами напоминают условия «безоговорочной капитуляции»41. По мнению Ю. Хабермаса, «супранациональные конституции опираются на основные права и свободы, юридические принципы и санкции, которые вырастают из демократических процессов освоения права и политики и доказывают свою пригодность в рамках демократически устроенных национальных государств. В этом отношении генетически их нормативная субстанция питается конституциями республиканского типа»48.

    Институциональная модель ограниченной демократии складывается из нескольких принципов: конституционно провозглашенные и защищенные права человека и процедуры принятия обязывающих политических решений или долго остаются неизменными, или изменить их сложнее, чем положения, которые регулируются обычным законодательством. Утверждение модели конституционно ограниченной демократии в послевоенной Западной Европе было невозможно без двух условий: во-первых, это развитие социального государства, или государства всеобщего благосостояния, гарантировавшего каждому его члену определенную долю в общественном богатстве; во-вторых, процессы авторитарной либерализации и интеграции, развернувшиеся в 1950-60-е гг., накладывают ограничения на национальный суверенитет европейских демократий за счет создания наднациональных институтов.

    47 Scharpf, F. After the Crash: A Perspective on Multi-Level European Democracy // European Law Journal, 2015, Vol. 21, P. 372.

    48 Хабермас Ю. Расколотый Запад. М.: Весь мир, 2008. С. 117. [Habermas, J. Raskoloty Zapad (The Divided West). Moscow: Ves’ Mir, 2008. P. 117.]

    Авторитарный либерализм в современной Европе — это неолиберальная идеология и практика де-демократизации и ограничения демократии, результатом которой становится регионализация протеста против супранационального режима либеральной демократии и структурной интеграции. В контексте еврокризиса свертывание традиционных форм парламентской демократии ограничивает традиционные формы политической борьбы и легитимации и способствует реанимации этнического национализма и разрушению социал-демократии в Европе. Де-демократизация заключается в том, что вопросы распределения и производства выводятся из публичной сферы политики и определяются рыночной рациональностью и технократическими органами: когда политика сводится к экономической логике, а возможность подлинного обновления и реформизма редуцируется к конституции и учредительной власти, автономия политического сводится к формальности или перспективе «революционного прорыва» правоконсервативного фундаментализма. В современной Европе правые евроскептики набирают популярность и в этой ситуации авторитарно-либеральное «ограничение демократии» может привести уже не только к «укреплению капитализма», но и к возрождению реакционных форм нового национализма и авторитарного иллиберализма.

    Литература:

    Крауч К. Постдемократия. М.: Изд. дом Гос. ун-та -Высшей школы экономики, 2010.

    Левакин И.В. Об отчуждении по общественному договору: компаративистский анализ основных черт алиенации и деалиенации в конституциях буржуазно-демократических, социалистических, постсоциалистических и религиозных государств // Сравнительная политика. 2019. №3. С. 22-31.

    Лэйн Д. Мираж демократии // Полис. Политические исследования. 2014. №6. С. 127-148.

    Макферсон К. Жизнь и времена либеральной демократии. М.: Изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2011.

    Мюллер Я.-В. Споры о демократии: Политические идеи в Европе XX века. М.: Изд-во Института Гайдара,

    2014.

    Перегудов С.П. Либерализм XXI века — кризис или обновление? // Полис. Политические исследования.

    2015. №4. С. 64-74.

    Попов М.Е. Политика социокультурной интеграции: основные теоретические подходы // Полис. Политические исследования. 2017. №1. С. 99-115.

    Семененко И.С. Гражданская идентичность // Идентичность: Личность, общество, политика. Энциклопедическое издание. Отв. ред. И.С. Семененко. М.: Весь Мир, 2017.

    Хабермас Ю. Проблема легитимации позднего капитализма. М.: Праксис, 2010.

    Хабермас Ю. Расколотый Запад. М.: Весь мир, 2008.

    Alexander, L. Constitutionalism: Philosophical Foundations. Cambridge University Press, 1998.

    Althusser, L. On the Reproduction of Capitalism: Ideology and Ideological State Apparatuses. London: Verso, 2014. 320 р.

    Barber, B. Strong Democracy: Participatory Politics for a New Age. Berkeley: University of California Press, 2003.

    Beck, U. German Europe. Cambridge, UK, Malden, MA: Polity Press, 2013.

    Bruff, I. The Rise of Authoritarian Neoliberalism // Rethinking Marxism, 2014, Vol. 26, Iss. 1, pp. 113-129.

    Cristi, R. Carl Schmitt and Authoritarian Liberalism: Strong State, Free Economy. Cardiff: University of Wales Press, 1998.

    Crozier, M.; Huntington, S.; Watanuki, J. The Crisis of Democracy: Report on the Governability of Democracies to the Trilateral Commission. New York: New York University Press, 1975.

    Friedrich, C. The Political Thought of Neo-liberalism // American Political Science Review, 1955, Vol. 49, pp. 77-96.

    Habermas, J. Between Facts and Norms: Contributions to a Discourse Theory of Law and Democracy. Cambridge, MA: MIT, 1996. P. 78; Rawls, J. Political Liberalism. New York: Columbia University Press. 1993.

    Habermas, J. The Crisis of the European Union: A Response. Malden, MA: Polity Press, 2012.

    Hailbronner, M. Tradition and Transformations: The Rise of German Constitutionalism. Oxford: Oxford University Press, 2015.

    Hayek, F. The Constitution of Liberty. London: Routledge, 1960.

    Heller, H. Authoritarian Liberalism? // European Law Journa, 2015, Vol. 21, Iss. 3.

    Macpherson, C. The Real World of Democracy. Toronto: CBC Radio, 1966.

    Mair, P. Ruling the Void: The Hollowing of Western Democracy. London: Verso, 2013.

    Majone, G. Europe as the Would-be World Power: The EU at Fifty. Cambridge University Press, 2009.

    Polanyi, K. The Great Transformation: The Political and Economic Origins of Our Time. Boston, Mass.: Beacon Press, 2001.

    Rawls, J. Political Liberalism. New York: Columbia University Press, 1993.

    Sandel, M. What Money Can’t Buy: The Moral Limits of Markets. London: Allen Lane, 2012.

    Scharpf, F. After the Crash: A Perspective on MultiLevel European Democracy // European Law Journal, 2015, Vol. 21.

    Schmitter, P.; Karl, T. What Democracy Is… And Is Not. In: Global Resurgence of Democracy. Baltimore: John Hopkins University Press, 1993.

    Schumpeter, J. Capitalism, Socialism, and Democracy. New York, London: Routledge, 2000.

    Streeck, W. Buying Time: The Delayed Crisis of Democratic Capitalism. London: Verso, 2013.

    Wilkinson, M. Authoritarian Liberalism in the European Constitutional Imagination: Second Time as Farce? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, pp. 313-339.

    Zakaria, F. The Rise of Illiberal Democracy // Foreign Affairs, 1997, Vol. 76, Iss. 6, pp. 22-43.

    References:

    Alexander, L. Constitutionalism: Philosophical Foundations. Cambridge University Press, 1998.

    Althusser, L. On the Reproduction of Capitalism: Ideology and Ideological State Apparatuses. London: Verso, 2014. 320 p.

    Barber, B. Strong Democracy: Participatory Politics for a New Age. Berkeley: University of California Press, 2003.

    Beck, U. German Europe. Cambridge, UK, Malden, MA: Polity Press, 2013.

    Bruff, I. The Rise of Authoritarian Neoliberalism // Rethinking Marxism, 2014, Vol. 26, Iss. 1, pp. 113-129.

    Cristi, R. Carl Schmitt and Authoritarian Liberalism: Strong State, Free Economy. Cardiff: University of Wales Press, 1998.

    Crouch, K. Postdemokratiia (Post-democracy). Moscow: Izd. dom Gos. un-ta — Vysshei shkoly ekonomiki, 2010.

    Crozier, M.; Huntington, S.; Watanuki, J. The Crisis of Democracy: Report on the Governability of Democracies to the Trilateral Commission. New York: New York University Press, 1975.

    Friedrich, C. The Political Thought of Neo-liberalism // American Political Science Review, 1955, Vol. 49, pp. 77-96.

    Habermas, J. Between Facts and Norms: Contributions to a Discourse Theory of Law and Democracy. Cambridge, MA: MIT, 1996. P. 78; Rawls, J. Political Liberalism. New York: Columbia University Press. 1993.

    Habermas, J. Problema legitimatsii pozdnego kapitalizma (The Problem of Legitimation of Late Capitalism). Moscow: Praksis, 2010.

    Habermas, J. Raskoloty Zapad (The Divided West). Moscow: Ves’ Mir, 2008.

    Habermas, J. The Crisis of the European Union: A Response. Malden, MA: Polity Press, 2012.

    Hailbronner, M. Tradition and Transformations: The Rise of German Constitutionalism. Oxford: Oxford University Press, 2015.

    Hayek, F. The Constitution of Liberty. London: Routledge, 1960.

    Heller, H. Authoritarian Liberalism? // European Law Journa, 2015, Vol. 21, Iss. 3.

    Lane, D. Mirazh demokratii (The Mirage of Democracy) // Polis. Politicheskie issledovaniia, 2014, No. 6.

    Levakin, Igor V. Ob otchuzhdenii po obshchestvennomu dogovoru: komparativistskiy analiz osnovnykh chert aliyenatsii i dealiyenatsii v konstitutsiyakh burzhuaznodemokraticheskikh, sotsialisticheskikh, post sotsialisticheskikh i religioznykh gosudarstv (The Alienation along the Social Contract: Comparative Analysis of Basic Features of Alienation and Dealienation in the Constitutions of Burgium-democratic, Socialist, Post-socialist and Theocratic and Clerical States) // Comparative Politics Russia, 2019, No. 3, pp. 22-31.

    Macpherson, C. The Real World of Democracy. Toronto: CBC Radio, 1966.

    Macpherson, C. Zhizn’i vremena liberal’noi demokratii (The Life and Times of Liberal Democracy). Moscow: Izd. dom Gos. un-ta — Vysshei shkoly ekonomiki, 2011.

    Mair, P. Ruling the Void: The Hollowing of Western Democracy. London: Verso, 2013.

    Majone, G. Europe as the Would-be World Power: The EU at Fifty. Cambridge University Press, 2009.

    Muller, J.-V. Spory o demokratii: Politicheskie idei v Evrope XX veka (The Debate about Democracy: Political Ideas in Europe of the XX Century). Moscow: Izd-vo Instituta Gaidara, 2014.

    Peregudov, S.P. Liberalizm XXI veka — krizis ili obnovleniye? (Liberalism of the XXI Century — a Crisis or an Update?) // Polis. Politicheskie issledovaniia, 2015, №4.

    Polanyi, K. The Great Transformation: The Political and Economic Origins of Our Time. Boston, Mass.: Beacon Press, 2001.

    Popov, M.E. Sociocultural integration policy: main theoretical approaches (The Policy of Socio-Cultural Integration: Basic Theoretical Approaches) // Polis. Politicheskie issledovaniia, 2017, №1.

    Rawls, J. Political Liberalism. New York: Columbia University Press, 1993.

    Sandel, M. What Money Can’t Buy: The Moral Limits of Markets. London: Allen Lane, 2012.

    Scharpf, F. After the Crash: A Perspective on MultiLevel European Democracy // European Law Journal, 2015, Vol. 21.

    Schmitter, P.; Karl, T. What Democracy Is… And Is Not. In: Global Resurgence of Democracy. Baltimore: John Hopkins University Press, 1993.

    Schumpeter, J. Capitalism, Socialism, and Democracy. New York, London: Routledge, 2000.

    Semenenko, I.S. Grazhdanskaya identichnost’ (Civic Identity) / Identichnost’: Lichnost’, obshchestvo, politika. Entsiklopedicheskoe izdanie (Identity: The Individual, Society, and Politics. An Encyclopedia). Ed. by I. Semenenko. Moscow: Ves MIR Publishers, 2017.

    Streeck, W. Buying Time: The Delayed Crisis of Democratic Capitalism. London: Verso, 2013.

    Wilkinson, M. Authoritarian Liberalism in the European Constitutional Imagination: Second Time as Farce? // European Law Journal, 2015, Vol. 21, Iss. 3, pp. 313-339.

    Zakaria, F. The Rise of Illiberal Democracy // Foreign Affairs, 1997, Vol. 76, Iss. 6, pp. 22-43.

    DOI: 10.24411/2221-3279-2020-10035

    AUTHORITARIAN LIBERALISM IN CONTEMPORARY EUROPE: METHODOLOGICAL APPROACHES AND CONCEPTUAL MODELS

    Maxim E. Popov

    North Caucasus Federal University, Stavropol, Russia

    Article history:

    Received:

    02.07.2019

    Accepted:

    12.12.2019

    About the author:

    Dr. of Philosophy, Professor, Department of Social Philosophy and Ethnology, North Caucasus Federal University

    e-mail: [email protected]

    Key words:

    authoritarian liberalism; market capitalism; representative democracy; neoliberalism; ordoliberalism; political liberalism; economic liberalism; de-democratization; restrained democracy; post-democracy; ideology; legitimation; transnational solidarity; European integration

    Abstract: The author conducts a comparative analysis of authoritarian liberalism’s concepts in contemporary political theory. The article deals with the main directions of interpretation of authoritarian liberalism in the framework of methodological approaches and conceptual models of neoliberalism, ordoliberalism, John Rawls’ theory of political liberalism, Jan-Werner Mueller’s «restrained democracy», Jürgen Habermas’ «legitimation crisis», Colin Crouch’s «post-democracy», Michael Wilkinson’s «de-democratization», Crawford Macpherson’s «participatory democracy», Wolfgang Streeck’s «democratic capitalism crisis», Giandomenico Majone’s «crypto-federalism». The basic analytical concept is the idea of authoritarian economic liberalism, first proposed by H. Heller and K. Polanyi. For the purpose of methodological reflection, an analytical review of methods and concepts based on modern political and constitutional theory and used in the study of the institutional specifics of authoritarian liberalism has been carried out. Authoritarian liberalism is conceptualized as the neoliberal ideology and practice of de-democratization and restriction of democracy, which results in regionalization of protest against the supranational regime of liberal democracy and political integration in Europe. If authoritarian liberalism focuses on economic liberalism, then authoritarian ways of implementing policies are subject to the interests of private property: authoritarianism strengthens economic liberalism, which, in turn, reinforces the EU’s «authoritarian transformation». In the context of the Euro-crisis, authoritarian liberalism restricts traditional forms of representative democracy, political struggle, and the legitimation of power, contributing to the reanimation of ethnic nationalism. In contemporary Europe, right-wing euroskeptics are gaining popularity. The authoritarian-liberal restriction of social democracy can lead not only to the strengthening of capitalism, but also to the revival of the reactionary forms of «new nationalism» and authoritarian illiberalism. The EU is developing today in the «neo-colonial paradigm» in accordance with the relations between the core and the periphery between creditor countries and debtor countries. Transnational solidarity suppressed by authoritarian liberalism can become a democratically legitimate tool for resolving a fundamental conflict between market capitalism and representative democracy

    Для цитирования: Попов М.Е. Авторитарный либерализм в современной Европе: методологические подходы и концептуальные модели // Сравнительная политика. — 2020. — № 3. — С. 41-56. Б01: 10.24411/2221-3279-2020-10035

    For citation: Popov, Maxim E. Avtoritarnyy liberalizm v sovremennoy Yevrope: metodologicheskiye podkhody i kontseptual’nyye modeli (Authoritarian Liberalism in Contemporary Europe: Methodological Approaches and Conceptual Models) // Comparative Politics Russia, 2020, No. 3, pp. 41-56.

    DOI: 10.24411/2221-3279-2020-10035

    Банкиры и авторитарные директора: кто из топ-менеджеров под ударом

    Проблемы банкиров под санацией

    Дел о субсидиарной ответственности не только становится больше в количественном выражении, но растут и суммы взысканий по таким спорам. Об этом говорил партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) (high market) Профайл компании × Сергей Савельев и обращал внимание на то, что не каждое из таких требований судам удается досконально разобрать. Особенно в том случае, если речь идет о московском регионе, где нагрузка на судей запредельная, отметил эксперт. Но подробнее докладчик остановился на теме возмещения убытков от санации с топ-менеджеров кредитных организаций (п. 5 ст. 189.23 ФЗ «О банкротстве»). 

    Во-первых, Савельев заметил, что решение Центробанка о введении такого «принудительного оздоровления» очень сложно оспорить: «Если регулятор решил, что у вас проблемы, значит, они у вас есть». После чего ЦБ начинает вливать в капитал коммерческого банка деньги и становится его 100%-ным акционером. Эти средства формально передаются под 0% на 20 лет. Определяется величина убытков из того, что ЦБ мог бы не тратить средства на санацию бесплатно, а разместить их по ключевой ставке, действовавшей на момент передачи денег. 

    Важно прийти к тому в практике, чтобы к субсидиарной ответственности привлекались не все участники банка-должника, а те, кто привел организацию в состояние банкротства. В практике мало дел, где суды дифференцируют размер и степень вины. Обычно все привлекаются солидарно.

    Вера Рихтерман, партнёр Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Морское право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) 1место По выручке 1место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1место По количеству юристов Профайл компании ×

    Савельев обращает внимание, что спорная норма сформулирована таким образом, что обратиться с иском о возмещении ущерба может как сам банк, так и ЦБ. А какие убытки могут быть в таком случае у первого? – задается вопросом Савельев. Санируемому только выгода от того, что ему дали средства на таких условиях. Но конструкция спорной нормы такова, что регулятор может обращаться с иском только от имени кредитной организации и в ее пользу. Как такая схема может работать? – удивляется юрист и считает это юридическим абсурдом. Другая проблема такой новеллы в том, что на практике ЦБ пытается придать ей обратную силу.

    По сути, у нас в практике появляется новая конструкция – взыскание убытков в пользу третьего лица. Как это возможно? Я не знаю случаев, чтобы такое было, но так получается в данном случае.

    Сергей Савельев, партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) (high market) Профайл компании ×

    Границы ответственности руководителей

    Партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж Профайл компании × Николай Покрышкин говорил о том, как важно оценивать масштабы компании, когда решается вопрос о привлечении ее директора к ответственности. Не всегда руководитель предприятия может быть в курсе самых мельчайших процессов на производстве. Особенно это актуально, если речь идет об огромном предприятии.

    Покрышкин привел в пример дело, когда директора привлекли к ответственности за то, что его сотрудники подписали документы о приемке товаров, но само имущество отсутствовало. Суд посчитал, что в случившемся виноват директор. Эксперт полагает, что к таким случаям у судов должен быть более тщательный подход. Если отсутствовали базовые бумаги по сделке, то действительно речь идет о «просчете» топ-менеджера. А если документы были, в том числе и основание платежа, то повально руководителей не нужно привлекать к ответственности в таких случаях, уверен Покрышкин. Он добавил, что при должном подходе можно доказать невиновность директоров в подобных ситуациях. Один из его советов – ввести на производстве инструкции, в которых будут перечислены рекомендации для сотрудников.

    В продолжение темы Илья Алещев из ЮФ «Алимирзоев & Трофимов» отмечал, что под ударом зачастую находятся те директора, которые привыкли использовать авторитарный стиль управления, а в их компаниях отсутствует корпоративная структура. В делах о субсидиарной ответственности суды учитывают и вовлеченность топ-менеджера в принятие тех или иных решений. Для этого изучается его переписка с коллегами, вызывают самих сотрудников, которые дают свидетельские показания. Если бенефициар все контролирует лично, то это плохо, констатировал Алещев: «Этот человек потом будет отвечать за все и всех». Чтобы избежать таких последствий, он рекомендовал создать руководящий коллегиальный орган с четким разделением полномочий. И тщательно следить за документооборотом в организации, добавил он.  

    Концептуально разницы между субсидиарной ответственностью за долг перед бюджетом или другим лицом нет. Так что советую всем топ-менеджерам проводить ежегодный аудит, сохранять документы бухучета и следить за финансовой отчетностью, чтобы максимально обезопасить себя и подтвердить свою добросовестность.

    Роман Скляр, управляющий партнер ЮФ «Интеллектуальный капитал»

    А Виктор Петров из Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) Профайл компании × остановился на теме оспаривания убыточных сделок акционерами компании. Он сразу подчеркнул, что процент удовлетворения таких требований низкий – не превышает 25%. Два главных основания для подобных исков – явный ущерб фирме или сговор участников сделки. Второе доказать особенно сложно, если нет уголовных дел по факту такой операции. Рассуждая на эту тему, докладчик обратился и к практике Верховного суда, который задал вектор для нижестоящих инстанций и рассмотрел один из подобных споров. Чтобы добиться признания сделок недействительными, надо доказать, что их заключили в ущерб интересам общества, решил ВС (дело № А41-6748/2018). А составной частью интереса общества является интерес участника. Поэтому недействительными являются сделки, которые, хотя не навредили обществу, но не являются «разумно необходимыми», были совершены в интересах только одной части участников, а другим, несогласным, причинили неоправданный вред, говорится в определении экономколлегии.

    В условиях коронавирусного карантина некоторые спикеры выступали на конференции в онлайн-формате. Виктория Смирнова, старший юрист Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Морское право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Частный капитал группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) 14место По выручке на юриста (более 30 юристов) 17место По количеству юристов 24место По выручке Профайл компании × , говорила о том, что на практике юристы сталкиваются с проблемой доказывания сговора. Порой суды решают, что формальные акты приема-передачи товара подтверждают реальность операции. По словам эксперта, судьям отнюдь не интересно рассматривать косвенные доказательства в таких случаях. Ее коллега Кирилл Берковский, старший юрист Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Морское право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Частный капитал группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) 14место По выручке на юриста (более 30 юристов) 17место По количеству юристов 24место По выручке Профайл компании × , добавил, что юристы даже не знают, какие косвенные доказательства нужно привести, чтобы суд признал сделку недействительной: «Законодательно не закреплен такой перечень».

    Наследники и финансовая экспертиза

    Актуальным является вопрос о субсидиарной ответственности наследников. Алексей Николаев, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) Профайл компании × , рассказал, что суды долгое время неохотно привлекали наследников к «субсидиарке». Но ВС в прошлом году своим решением задал четкий ориентир в таком вопросе. В рамках дела о банкротстве ООО «Амурский продукт» кредитор обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности наследников покойного контролирующего лица. Суды отказали в удовлетворении заявления, поскольку такие требования неразрывно связаны с личностью контролирующего лица, в связи с чем на его наследников не может быть возложена субсидиарная ответственность. 

    Практика

    Отменяя судебные акты, ВС указал: у судов не было оснований полагать, что обязанность компенсировать свое негативное поведение, возникающая в результате привлечения к субсидиарной ответственности, является связанной с личностью наследодателя. Равным образом гражданское законодательство не содержит запрета на переход спорных обязательств в порядке наследования. По мнению судебной коллегии ВС, субсидиарная ответственность является самостоятельной ответственностью контролирующего лица за нарушение обязанности действовать добросовестно и разумно по отношению к кредиторам подконтрольного лица. 

    Исходя из этого, для реализации права кредитора на судебную защиту не имеет значения момент предъявления и рассмотрения иска о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности: до либо после его смерти. Более того, не так важно, вошло ли непосредственно в состав наследственной массы то имущество, которое приобретал сам наследодатель за счет кредиторов в результате незаконных действий, повлекших субсидиарную ответственность (№ А04-7886/2016). По словам Николаева, в таких случаях надо четко понимать, что наследники иногда бывают не в курсе дел наследодателей: «Суд должен это учитывать и содействовать в истребовании доказательств». А самим бенефициарам он посоветовал все решения фиксировать документально и объяснять мотивы тех или иных спорных сделок.

    Илья Жарский, управляющий партнер экспертной группы VETA, говорил о важности установить причины банкротства, когда лицо пытаются привлечь к субсидиарной ответственности. Порой компания рушится из-за внешних факторов, но ситуация ухудшается неправильными внутренними решениями. В таких случаях важную роль играет финансово-экономическая экспертиза, подчеркнул Жарский. По его словам, такое исследование поможет установить, откуда возник долг, определить фактическую дату объективного банкротства организации и выявить сделки, которые ухудшили ситуацию. Своего рода таймлайн всех значимых событий в этой истории.

    Существующий механизм применения обеспечительных мер в спорах о субсидиарной ответственности нуждается в изменении правового регулирования и определении особых условий с учетом их специфики. В том числе речь идет об установлении подобия «презумпции» обоснованности требований для применения этих мер. В силу такой «презумпции» суд изначально должен исходить из необходимости применения обеспечительных мер, если соблюдаются критерии достоверности и обоснованности иска.

    Никита Филиппов, заведующий Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 8место По количеству юристов 13место По выручке на юриста (более 30 юристов) 15место По выручке Профайл компании ×

    Уголовные аспекты

    Обсудили докладчики и проблемы, которые возникают в уголовном процессе. Адвокат Андрей Бастраков, советник уголовно-правовой практики АБ Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Морское право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) 1место По выручке 1место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1место По количеству юристов Профайл компании × , начал с того, что поприветствовал инициативу председателя ВС Вячеслава Лебедева расширить компетенцию суда присяжных на экономические составы. 

    Присяжные заседатели прекрасно понимают и чувствуют принцип презумпции невиновности. И для многих людей экономика вовсе не является темной историей, где они ничего не понимают.

    Андрей Бастраков, советник уголовно-правовой практики

    Денис Саушкин, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41место По выручке Профайл компании × , подробно рассказал о том, какие составы могут грозить предпринимателям за «обнал». А Артур Большаков, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × , предупредил об ответственности сотрудника, который по поручению начальства пойдет относить «подарок» за выполнение какой-нибудь услуги для фирмы. Руководителю в таком случае грозит наказание за дачу взятки. А «исполнительный» работник будет считаться посредником в преступлении. Поэтому не стоит слепо выполнять все просьбы директора, напутствовал эксперт.   

    Конференции во время карантина – все онлайн 

    31 марта – «Коронавирус и бизнес: правовые вопросы»;

    2 апреля – «Фармацевтика против коронавируса: как эпидемия повлияла на отрасль».

    Расписание всех конференций – по ссылке. Там же можно приобрести доступ к трансляциям, а также материалы с прошедших мероприятий.

    Российский адаптивный авторитаризм — New Lines Institute

    Недавние конституционные реформы в России широко изображались как укрепление личной власти президента Владимира Путина, но анализ этих мер показывает, что страна готовится к окончательному прекращению правления Путина, а также надвигающийся экономический, демографический и социально-политический кризисы.

    Введение  

    На референдуме в июле 2020 года российское правительство приняло новую конституцию, которая скорректировала отношения между различными органами власти, кодифицировала несколько популярных мер социального обеспечения и продлила право президента Владимира Путина оставаться на своем посту до 2036 года.Распространенная интерпретация заключается в том, что эти реформы — способ для Путина расширить свою личную власть, но мотивы России не обязательно тоталитарны; по сути, эта новая конституция — это план постпутинской эпохи.

    Россия скоро столкнется со сменой поколений в руководстве и рядом серьезных экономических, демографических и социально-политических проблем. Новая конституция призвана подготовить страну к более коллективному руководству, которое сохранит власть нынешней элиты — политических, промышленных и силовых воротил, которых представляет правление Путина, — при сохранении баланса между их конкурирующими интересами, чтобы ни одна группа или отдельный человек не становится доминирующим.Неясно, будут ли конституционные реформы в России успешными в долгосрочной перспективе, но эти реформы иллюстрируют намерение российского руководства адаптироваться к тому, как оно формирует управление перед лицом неопределенного будущего.

    Одной из важнейших проблем является тот факт, что Путин в конечном итоге уйдет в отставку или не сможет продолжать управлять страной. Новая конституция направлена ​​на то, чтобы предвидеть это, устанавливая новую политическую культуру, основанную на коллективном принятии решений. Путин продвигает эту цель вместе с более широкой элитой власти, которая правит через него и стремится сохранить контроль за его пределами.Российские правители в значительной степени опираются на историю России, определяя этот будущий курс, но это не просто возврат к царским или советским моделям авторитаризма. Современная Россия бросает новые вызовы в дополнение к старым, которые привели к неоднократным неудачам в попытках реформ.

    Сегодняшняя Россия — это не просто тоталитарная диктатура, как ее представляют многие современные исследователи. Вместо этого Путин как глава государства выполняет роль координатора или арбитра между влиятельными фракциями России и группами интересов, которые составляют ее элиту.Сама эта элита также не просто правит с помощью откровенного авторитаризма, но вместо этого создала более тонкую, жестко контролируемую систему «управляемой демократии», которая играет важную роль в установлении легитимности элиты. Эта система фактически разделяет атрибуты как демократии, так и диктатуры. Но, как и в любой политической системе, ее природа вынуждена приспосабливаться к изменениям внешней среды и внутренним требованиям.

    Учитывая, что правлению Путина приписывают возрождение России на постсоветском пространстве за последние два десятилетия, окончание этого правления лишь внесет дополнительную неопределенность.Политические элиты России опасаются ослабления централизованной власти из-за внутренней конкуренции и/или появления слабых лидеров. Это, в свою очередь, приведет к неэффективной политике и возврату к новому периоду проблем, наблюдавшемуся в 1990-е годы, или, в еще более экстремальном сценарии, к насильственным потрясениям, подобным 1917 году. Каждое из этих событий будет означать неопределенность политического климата в России, где власть готова к захвату, и нынешние лидеры могут быть не в состоянии защитить свое богатство или власть. Элита, безусловно, не хочет повторения десятилетия 1990-х годов, когда российское государство погрязло в неопределенности, пока Путин не появился внутри истеблишмента и не смог вернуть Москве статус великой державы.Текущие усилия, направленные на то, чтобы избежать таких беспорядков, могут на самом деле не пережить самого правления Путина, но цель состоит в том, чтобы создать самоусиливающуюся политическую структуру или культуру, способную уравновесить конкурирующие группировки внутри российской элиты и замедлить любые потенциальные новые реформаторы. Если эти меры увенчаются успехом, они могут предоставить США возможность остановить дрейф в сторону политики, основанной на личностях в отношении России, и вернуться к политике, основанной на институтах.

    Природа управляемой демократии в России  

    Российская политика и общественная политика формируются нынешней политической элитой, которая развивалась вокруг и через самого Путина, но не ограничивается им.Сюда входит множество различных фракций, возникших в результате краха советских институтов и ныне составляющих высшие эшелоны политической, экономической и силовой сфер Российской Федерации. Сам Путин, будучи бывшим сотрудником КГБ и главой ФСБ при бывшем президенте Борисе Ельцине, обращает внимание на видную роль так называемых силовиков — высокопоставленных силовиков, обладающих политической властью, — в российском правительстве. Однако помимо них огромной властью обладает крупная финансово-экономическая элита, состоящая из руководителей крупных государственных предприятий в составе государственных структур России и многих могущественных олигархов за ее пределами.Помимо этих силовых фракций, в результате постсоветской формализации интересов в партийно-политические структуры возникли и отдельные фракции. Эти политические фракции с правящей партией «Единая Россия» в качестве основного центра притяжения, но также распространяющиеся на местных силовых игроков, во многом пересекаются с элитой жесткой власти, но также генерируют свои собственные политические предпочтения. Несмотря на то, что сегодня Путин считается исключительным авторитарным лидером, основа его правления зиждется на его способности управлять натянутыми отношениями между этими различными фракциями и интересами.

    Легитимность нынешней российской системы, посредством которой это правление элиты, основывается на возможности эффективно претендовать на то, чтобы представлять волю российского народа и действовать в интересах государства. Несмотря на жестко управляемую демократию, динамика выборов и настроения населения по-прежнему вызывают серьезную озабоченность у элиты. Серьезные протесты общественного гнева вызвали существенные сдвиги в государственной политике, и, хотя на выборах колода складывается в пользу «Единой России», оппозиционные партии могут конкурировать и побеждать в местных, региональных и национальных конкурсах.«Единая Россия» и населяющие ее элиты создали сеть политического покровительства и готовы выборочно использовать репрессивную тактику против оппонентов. Благодаря такому сочетанию популистско-демократических и авторитарных стратегий нынешняя элита смогла сохранить народный мандат и поддержку в российском обществе и может претендовать на то, чтобы представлять политический консенсус в отношении будущего пути России. Если элита хочет сохранить эту власть, она должна бороться и адаптироваться к возобновившимся стремлениям к большей политической либерализации и внутренней борьбе за власть.

    Что касается самого Путина, роль, которую он отвел как центральный координатор между различными заинтересованными сторонами, включая как элиты, так и российский народ, также несет в себе вызов. Мысль о простой замене Путина другой влиятельной фигурой может стать рецептом всеобщей конкуренции между политическими фракциями России, подобной тому, что было в раннюю постсоветскую эпоху. Российская элита считает, что во избежание такой конкуренции следующий президент России не может быть таким же могущественным, как Путин, и что после его ухода с поста необходимо будет ввести жесткую систему, гарантирующую централизацию власти при сохранении баланса внутри политическая элита.

    Подготовка к русской зиме  

    Будущее Российской Федерации, которое ее нынешняя политическая элита стремится защитить, пронизано препятствиями. Сочетание демографического переворота и внешних политических влияний подрывает электоральную силу, которую в настоящее время предлагает «Единая Россия», которая обеспечивает политическую власть элиты. Растущие требования политической либерализации среди молодого поколения – о чем свидетельствуют недавние протесты в Хабаровске и общественный резонанс по поводу обращения с политическим активистом Алексеем Навальным – уже подтолкнули Кремль к расширению своих инструментов для управления этим с помощью контролируемой оппозиции, запугивания и все более неохотно , прямые репрессии.

    Демографические проблемы России простираются гораздо дальше, чем смена поколений. Естественный прирост населения страны, который колеблется между стагнацией и спадом, вызывает опасения по поводу долгосрочной устойчивости российской рабочей силы и даже государственных доходов. Прогнозы численности населения как ООН, так и российской федеральной службы статистики Росстата сходятся в том, что общее сокращение населения составит до 10 процентов в течение следующих 15 лет, с примерно 146 миллионов в настоящее время до всего лишь 134 миллионов в 2036 году.Из-за низкого уровня рождаемости и эмиграции молодых и талантливых россиян в стране наблюдается сокращение, особенно высокообразованных работников, способных стимулировать инновации. Меньшая рабочая сила также означает ограничения на набор в армию и государственные доходы за счет подоходного налога с населения.

    Эти проблемы станут еще хуже, и ожидается, что новый демографический кризис поразит страну в период с 2035 по 2040 год. Ранее Россия переживала волны убыли населения, когда исторические кризисы, такие как Вторая мировая война или экономический кризис 1990-х годов, привело к снижению рождаемости и, в свою очередь, привело к уменьшению объема рождений от образовавшегося «малого поколения».«Различные кризисы на протяжении десятилетий совпадали с и усиливали последствия этих меньших поколений. Россия недавно столкнулась с перспективой сокращения общей численности рабочей силы в результате этих демографических кризисов, в результате чего правительство приняло далеко идущие и широко непопулярные меры по повышению пенсионного возраста в 2018 году, но отступило после общенациональных протестов. Но когда наступит следующий кризис, российское правительство будет вынуждено принять еще менее популярные меры. Кроме того, именно эти временные рамки совпадают с рядом экономических и политических тенденций — связанных со снижением мирового потребления нефти и собственной добычи нефти в России, а также предварительным окончанием правления Путина в 2036 году — которые могут привести к Смутное время в России.

    Россия сталкивается с серьезными проблемами в устранении недостатков своей экономической структуры. Из-за череды экономических кризисов за последнее десятилетие экономический рост стагнирует, что, в свою очередь, негативно влияет на политическую стабильность и налагает серьезные ограничения на поддержание военной и дипломатической мощи. Зависимость страны от добывающих отраслей, в первую очередь углеводородов, для ее государственного бюджета и как общего двигателя ее экономики также предъявляет неотложные требования к реформе.Добыча нефти в России, вероятно, сократится в течение следующих десятилетий, поскольку стареющие месторождения истощены, а рынки природного газа становятся все более конкурентоспособными из-за роста спроса на сжиженный природный газ и глобальных изменений в использовании энергетических ресурсов. Чтобы российская элита обладала властью, необходима эффективная экономика, которая подкрепляла бы ее возможности.

    Внутренняя стабильность России также находится под растущим внешним давлением. Действуя в глобальной среде среди держав, превосходящих ее по возможностям, таких как Соединенные Штаты и Китай, России трудно поддерживать собственное внешнее агентство.Проведение эффективной внешней политики перед лицом тактики давления, такой как режимы санкций, которые сами по себе усугубляют внутренние опасения России, требует такого уровня устойчивости, которого Москва еще не достигла. Чтобы противостоять тому, что Кремль воспринимает как продолжающееся стратегическое вторжение со стороны НАТО, и сохранить общее внешнее влияние, Россия пошла по пути защиты своей экономики и политики от внешних зависимостей, но ей еще предстоит пройти большой путь.

    Призрак российской реформы  

    Российским лидерам не привыкать проводить радикальные реформы для устранения национальных недугов.Большинство высокопоставленных фигур в нынешнем российском руководстве, включая самого Путина, пережили и сформировались в результате перехода России от Советского Союза к Российской Федерации. После формального распада Советского Союза Россия быстро превратилась из зарождающейся демократии в сильно управляемую и ограниченную демократию из-за навязывания Ельциным конституции 1993 года, которая подтвердила высокоцентрализованную суперпрезидентскую систему России.

    Хотя Ельцин укрепил формальные полномочия своего офиса, он был слишком слаб и болен, чтобы установить новый политический консенсус.Кроме того, приспешники Ельцина использовали свои близкие отношения с президентом, чтобы грабить страну. Отсутствие консенсуса привело к тому, что администрация Ельцина хромала, а Россия в течение нескольких лет пребывала в состоянии хаотической политической фракционности. Думские выборы 1993 года также породили российский законодательный орган, охваченный распрями между десятками политических фракций, которые постепенно объединялись в партии.

    Только после прихода Путина на пост президента и слияния правоцентристских политических партий «Единство» и «Отечество» в «Единую Россию» установился новый господствующий политический консенсус.Путин также использовал конституцию Ельцина , чтобы восстановить господство государства и позиционировать себя в качестве окончательного арбитра между российскими влиятельными игроками. Путин, вероятно, также осознает, что умственная и физическая деградация Ельцина в последние годы его жизни сделала его легко эксплуатируемым недальновидными оппортунистами, и осознает, что будущая борьба за власть может стать насильственной, как это произошло во время конституционного кризиса 1993 года, или, по крайней мере, серьезно подорвать национальные амбиции России. Тем не менее Кремль знает, что Путин не может оставаться у власти бесконечно и что ему необходимо оставить в России основу для стабильного управления.

    Путин не следует каким-то четким планам или указаниям на этот счет, да и нет уверенности в том, что его планы увенчаются успехом. Он, безусловно, учится на опыте прошлых усилий России как в советский, так и в позднецарский периоды, чтобы внедрить реформы. Путин следует примеру Михаила Горбачева, чтобы добиться согласия нынешней элиты с государственной системой, что позволит ей оставаться у власти и поддерживать функционирование государства в долгосрочной перспективе. Реформы Горбачева не смогли спасти СССР от политического краха, потому что его усилия открыли возможности для националистов усилить свою власть, одновременно раздирая Советский Союз.

    Также маловероятно, что Путин пытается сделать точную копию каких-либо зарубежных моделей управления, но в его подходе определенно есть отголоски успешных политических реформ Китая. Китаю, как и России, пришлось переходить от командной экономики к экономике, способной конкурировать на мировой арене. Однако, в отличие от СССР, который пытался изменить все сразу, китайский лидер Дэн Сяопин выбрал постепенный подход, включая медленное открытие особых экономических зон и ряд поправок к конституции, которые вводили коллективный подход к руководству.Дэн официально ушел с поста лидера Китая в 1989 году, но оставался ключевой фигурой на заднем плане, управляя переходным периодом в стране. Хотя недавние события изменили первоначальный замысел Дэна, с макроэкономической точки зрения он все равно был успешным, поскольку сделал нацию стабильной и способной стать сильнее.

    Путин, вероятно, надеется, что его собственные реформы также оставят Россию в положении, в котором она сможет укрепиться, не будучи уязвимой перед капризами одного человека или узкого круга оппортунистов.Поскольку Китай является соседом Китая и его коллегой-наследником трудностей, связанных с преодолением коммунистического наследия, многие в российских политических и академических кругах выступают за то, чтобы обращаться к Китаю за примерами управления и управления экономикой, учитывая положительный опыт Пекина в постепенном переходе к системе свободного рынка, который показал весьма впечатляющий и устойчивый рост.

    Новая Конституция для постпутинской эпохи  

    Хотя недавние конституционные реформы, введенные российским правительством в июле 2020 года, широко изображались как консолидация личной власти Путина, комбинация поправок на самом деле говорит о другом.Общее намерение, проявленное Путиным и окружающей его элитой, похоже, состоит в том, чтобы изменить политическую культуру России от культуры, зависящей от авторитета одного арбитра , к культуре, основанной на коллективном процессе принятия решений. Несмотря на то, что президент действительно получает некоторые полномочия в соответствии с новой конституцией, другие поправки четко передают часть полномочий от президента Думе и Совету Федерации.

    Эти корректировки означают, что Дума в гораздо большей степени, чем раньше, будет доминировать в кабинетных позициях, связанных с внутрихозяйственными делами.Совет Федерации, в состав которого входят делегаты от 85 субъектов Российской Федерации, также наделен дополнительными полномочиями в качестве проверки президентских назначений и как способ гарантировать участие регионов в централизованном принятии решений Москвой. Это эффективно обеспечивает разделение ответственности за управление Россией, которое вынуждает различные ветви власти сотрудничать для формулирования политики, поскольку каждая ветвь по-прежнему будет зависеть от сотрудничества или ресурсов, предоставляемых другими ветвями власти.Такая система, скорее всего, не позволит одной фракции доминировать во всех аспектах политики.

    Расширение возможностей Путина баллотироваться на пост президента интерпретируется большинством как авторитарный механизм, гарантирующий его личное правление, хотя, учитывая упор на коллективное принятие решений, это, скорее всего, связано с полезностью такой фигуры, как Путин, для управлять переходом России. С упором на структуру, а не на агентство, новая конституция также ограничивает будущих президентов, ограничивая их двумя сроками.В таких условиях будущие президенты будут менее способны доминировать в «эпоху» российской политики, как это сделал Путин.

    Поправки к конституции также раскрывают более широкие усилия по формированию людей, составляющих политический аппарат в целом. Требования к заниманию государственных должностей в России были значительно ужесточены, например, за счет дисквалификации тех, кто проживал за границей или проживал за границей в течение длительного времени. Эти меры, вероятно, направлены на то, чтобы воспрепятствовать попыткам изгнанных лидеров оппозиции или олигархов, проживающих за границей, прийти к власти.

    Взгляд в будущее России  

    План России не обязательно будет успешным. Новая политическая машина может стать чрезвычайно уязвимой после того, как сам Путин уйдет с политической сцены, и новые правители вполне могут попытаться свергнуть ее, чтобы вернуться к более централизованной, авторитарной системе. Несмотря на эти усилия по созданию новой, ориентированной на будущее политической культуры в России, опыт прошлых попыток страны провести аналогичные реформы рисует мрачную картину ее потенциального успеха.

    Пока рано говорить, насколько новая конституция сможет достичь своих целей, но исторические примеры показывают, что любая смена власти в России может быстро превратиться в борьбу за власть. С точки зрения нынешних реформаторских амбиций, в лучшем случае такая конкуренция может привести к тупиковой ситуации в управлении, когда отдельные фракции будут доминировать над отдельными ветвями власти и отказывать друг другу в ресурсах, необходимых им для проведения политики. В худшем случае могущественный субъект или фракция могут получить контроль над различными ветвями власти и отменить конституцию в ее нынешнем виде.

    Серьезным препятствием для культурного сдвига также будет сокращение бюджета и ресурсов, к которым имеет доступ российская элита, в условиях продолжающейся экономической, технологической и демографической стагнации. В этих условиях дефицит, скорее всего, усилит внутреннюю конкуренцию за власть, а не приведет к коллективной ответственности. Это одна из причин, по которой сам Путин, вероятно, будет играть активную роль в управлении этим переходом. Расширение его возможности баллотироваться на пост может позволить ему остаться у власти в то время, которое, как ожидается, станет бурным и критическим периодом для России.В конце концов, однако, Путину придется отойти в сторону, и этот момент все еще может наступить раньше 2036 года, в зависимости от его личного здоровья. Необходимость управлять преемственностью в дополнение к различным системным проблемам, с которыми уже сталкивается Россия, несомненно, подчеркнет жизнеспособность успешных реформ, как это предполагается в настоящее время.

    С точки зрения США, российские вызовы и реформы поднимают важные вопросы о направлении их стратегии в отношении России. В реформированной российской политической системе текущая политика может не сохраниться.При эффективном внедрении российская политическая культура, делающая упор на институциональную власть, а не на политику, основанную на личностях, создаст для американской дипломатии возможность расширить связи между регионами и политическими уровнями. С другой стороны, неспособность консолидировать российское управление может создать сложную политическую среду, изобилующую как рисками, так и возможностями.

    Джефф Хоун — независимый консультант по геополитическим рискам и эксперт по тактическому анализу. Ранее Хоун четыре года работал аналитиком по открытым исходным кодам в частной разведывательной фирме Stratfor, где он специализировался на домашнем экстремизме и гражданских беспорядках.Он также является доктором философии. Кандидат Лондонской школы экономики по международной истории сосредоточился на конституционном кризисе в России 1993 года и появлении мирового порядка после окончания холодной войны. Он пишет в Твиттере по номеру @jeff_hawn .  

    Сим Тэк — геополитический и военный аналитик в Force Analysis. Его деятельность сосредоточена вокруг разведывательных подходов к изучению вооруженных конфликтов и военного потенциала, а также других ресурсов власти, поддерживающих внешнеполитическое поведение.Он пишет в Твиттере по адресу @SimTack

    Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не являются официальной политикой или позицией Newlines Institute.  

    Авторитаризм набирает обороты по мере того, как мир борется с пандемией

    ЛОНДОН (AP) — Вот кое-что из того, что произошло, пока мир был отвлечен коронавирусом: Венгрия запретила публичное изображение гомосексуализма. Китай закрыл последнюю продемократическую газету Гонконга. Правительство Бразилии восхваляло диктатуру.А Беларусь угнала пассажирский самолет, чтобы арестовать журналиста.

    COVID-19 поглотил энергию мира и изолировал страны друг от друга, что, возможно, ускорило распространение авторитаризма и экстремизма по всему миру, считают некоторые исследователи и активисты.

    «COVID — это возможность, о которой мечтает диктатор», — сказал Тери Сенг, камбоджийско-американский адвокат по правам человека, которому были предъявлены обвинения, включая государственную измену, в якобы демократической стране Юго-Восточной Азии, где премьер-министр Хун Сен находится у власти более три десятилетия.

    Хьюман Райтс Вотч обвиняет правительство Камбоджи в использовании пандемии как прикрытия для лишения свободы политических оппонентов без надлежащей правовой процедуры. Десяткам предъявлены обвинения и предстоят массовые судебные процессы.

    Когда дело доходит до правительственной оппозиции, «страх перед COVID сам по себе и как политическое оружие существенно ограничивает мобильность для формирования собрания или движения», — сказал Сенг.

    Крупнейшая глобальная чрезвычайная ситуация в области общественного здравоохранения за столетие передала власть государственным органам и ограничила жизнь миллиардам людей.

    Люк Купер, исследователь Лондонской школы экономики и автор книги «Авторитарное заражение», сказал, что огромные экономические, медицинские и социальные ресурсы, направляемые на борьбу с пандемией, означают, что «государство возвращается в качестве силы, управляющей обществом и обеспечивающей общественные блага.»

    Ограничения гражданских свобод или политических оппонентов были усилены во время пандемии на нескольких континентах.

    На протяжении десятилетия премьер-министр Венгрии, консервативный националист Виктор Орбан ограничивал свободу СМИ и судей, критиковал мультикультурализм и нападал на мигрантов-мусульман как на угрозу христианской идентичности Европы.

    Во время пандемии правительство Орбана внесло законопроект о чрезвычайных полномочиях, позволяющий ему выполнять резолюции без одобрения парламента — фактически лицензию на управление декретом. В июне был принят закон, запрещающий распространение контента, изображающего гомосексуальность или смену пола, с лицами младше 18 лет. Правительство утверждает, что цель состоит в том, чтобы защитить детей от педофилов, но он фактически запретил обсуждение сексуальной ориентации и гендерной идентичности в школах и СМИ. .

    Консервативное правительство Польши урезало права женщин и геев. Прошлогоднее решение подконтрольного правительству суда, наложившего почти полный запрет на аборты, вызвало волну протестов, которые бросили вызов запрету на массовые собрания во время вспышки вируса.

    В Индии, крупнейшей демократической стране мира, премьер-министра-популиста Нарендру Моди обвинили в попытке заставить замолчать голоса, критикующие реакцию его администрации на жестокую волну пандемии, прокатившуюся по стране в апреле и мае.Его правительство арестовало журналистов и приказало Твиттеру удалить посты, в которых критиковались его меры по борьбе со вспышкой, после введения радикальных правил, дающих ему больше полномочий для контроля над онлайн-контентом.

    Еще до пандемии правящая индуистская националистическая партия Моди Бхаратия Джаната обвинялась оппонентами в подавлении инакомыслия и проведении политики, направленной на преобразование многоконфессиональной демократии в индуистскую нацию, дискриминирующую мусульман и другие меньшинства.

    В России правительство президента Владимира Путина использовало пандемию в качестве последнего предлога для ареста деятелей оппозиции.Соратники заключенного оппозиционера Алексея Навального были подвергнуты домашнему аресту и обвинены в том, что массовые акции протеста против его ареста нарушают правила проведения массовых мероприятий.

    В соседней Беларуси авторитарный президент Александр Лукашенко продлил свою четвертьвековую железную хватку у власти, победив на выборах в августе 2020 года, которые, по мнению оппозиции и многих западных стран, были сфальсифицированы. Вспыхнувшие массовые протесты были встречены слезоточивым газом, резиновыми пулями и массовыми арестами.

    Затем, в мае, самолет Ryanair, летевший из Афин в Вильнюс, был вынужден приземлиться в белорусской столице Минске после того, как экипажу сообщили о предполагаемой угрозе. Пассажир оппозиционного журналиста Раман Пратасевич был снят с самолета вместе со своей девушкой и арестован.

    Западные страны назвали насильственную диверсию наглым захватом и ввели санкции против Беларуси, но вряд ли они заставят Лукашенко изменить свое поведение и подчеркнут слабость демократий в противостоянии жестким режимам.Действия Венгрии вызвали резкие высказывания со стороны других лидеров Европейского союза, но блок из 27 стран не имеет единого ответа на ограничительные режимы, подобные тем, что действуют в Венгрии или Польше.

    Еще до появления COVID-19 экстремизм был на марше.

    «За последние 15 лет авторитарная политика распространилась по всему миру, — сказал Купер. «Демократия кажется очень хрупкой. Демократия не имеет четкого представления о том, что она пытается сделать в 21 веке».

    Глобальный финансовый кризис 2008 года, когда правительства вливали миллиарды в балансирующие банки, подорвал доверие к западному мировому порядку.А годы рецессии и жесткой экономии, последовавшие за этим, усилили популизм в Европе и Северной Америке.

    Власти Китая восприняли экономический крах 2008 года как свидетельство того, что они, а не мировые демократии, находятся на правильном пути.

    Историк Рана Миттер, директор Китайского центра Оксфордского университета, сказала, что кризис убедил коммунистическое правительство Китая в том, что «у Запада больше нет уроков, которым можно было бы их научить». С тех пор Пекин все чаще напрягал экономические мускулы Китая за границей, подавляя оппозицию внутри своих границ.

    В последние годы сотни тысяч уйгуров-мусульман были заключены в лагеря перевоспитания в западном китайском регионе Синьцзян, где активисты и бывшие заключенные обвиняют власти в использовании принудительного труда, систематическом принудительном контроле над рождаемостью и пытках. Вместо этого Пекин характеризует лагеря как центры профессиональной подготовки.

    Пекин также ужесточил контроль над Гонконгом, подавляя инакомыслие в бывшей британской колонии. Протестующие, издатели и журналисты, критикующие Пекин, были заключены в тюрьму, а последняя оставшаяся продемократическая газета Apple Daily перестала выходить в июне после ареста ее главных редакторов и руководителей.

    Когда коронавирус впервые появился в китайском городе Ухань, власти отреагировали решительно — хотя и далеко не прозрачно — драконовскими мерами изоляции, которые обуздали вирус.

    Миттер сказал, что пандемия укрепила мнение — среди многих простых китайцев, а также лидеров страны — «что-то пошло не так с точки зрения того, как демократический мир справился с вирусом, и что-то пошел прямо в Китае ».

    «Сейчас это очень часто используется как урок не только о пандемии, но и о достоинствах китайской системы в отличие от систем либеральных стран», — сказал он.

    В прошлом году комендантский час и ограничения на поездки также стали обычным явлением по всей Европе. Людям во Франции нужно было предъявить подписанную декларацию, чтобы проехать более 1 километра (чуть более полумили) от дома. А британцам по закону запрещалось выезжать в отпуск за границу, а некоторые участники лондонской панихиды по убитой женщине были арестованы за незаконное собрание.

    Британские законодатели выразили озабоченность по поводу объема чрезвычайных полномочий консервативного правительства, многие из которых были приняты без обсуждения в парламенте.

    «С марта 2020 года правительство приняло большое количество новых законов, большая часть которых меняет повседневную жизнь и вводит беспрецедентные ограничения на обычную деятельность», — сказала Энн Тейлор, политик оппозиционной Лейбористской партии, возглавляющая Конституционный комитет Палаты лордов. . «Однако парламентский надзор за этими важными политическими решениями был крайне ограничен».

    Политики и спецслужбы на Западе также предупреждали об угрозе теорий заговора о коронавирусе, которые согласуются с существующими экстремистскими нарративами.Во многих странах прошли крупные протесты против карантина, масок и вакцин, в которых приняли участие как крайне правые, так и крайне левые и различные заговорщики.

    Британское правительство предупредило об «экстремистах, использующих кризис, чтобы посеять раскол и подорвать социальную ткань нашей страны», при этом различные группы ненависти по-разному обвиняют мусульман, евреев и телефонную технологию 5G в пандемии.

    Но есть признаки сопротивления. Пандемия также повысила доверие к ученым и стимулировала требования более подотчетного политического руководства.

    В Венгрии, которая имеет один из самых высоких показателей смертности от коронавируса на душу населения в мире, растет оппозиция как политике правительства в отношении пандемии, так и его более широкому авторитарному курсу, и тысячи людей вышли на улицы в поддержку академической свободы и ЛГБТ. права. В преддверии выборов в 2022 году шестипартийная оппозиционная коалиция объединилась, чтобы попытаться свергнуть партию Орбана Фидес.

    И экстремизм, и сопротивление можно увидеть в Бразилии, где ультраправый президент Жаир Болсонару выразил ностальгию по двухдесятилетней военной диктатуре страны и в прошлом году участвовал в акциях протеста против судов и Конгресса страны.Он назвал вирус «маленьким гриппом», поставил под сомнение эффективность вакцин и выступил против социальных и экономических ограничений.

    Ренато Мейреллес, директор бразильской компании Locomotive Institute, занимающейся опросами общественного мнения, сказал, что авторитаризм продвинулся вперед благодаря «стратегии фальшивых новостей и нападок на фактическую правду». «Следующим шагом будет вопрос об электронном голосовании и, как таковом, о результатах следующих выборов», — сказал он.

    Болсонару до сих пор находился под контролем бразильских учреждений, особенно Верховного суда, который помешал ему запретить штатам и городам вводить ограничения для сдерживания COVID-19 и распорядился провести расследование ответных мер правительства на пандемию.И протесты, наконец, выплеснулись на улицы. Дважды за последний месяц демонстранты прошли маршем по десяткам городов страны.

    «Я здесь, чтобы бороться за права тех, кто в ней нуждается, за права моих детей, за свое право на жизнь, за вакцины для всех», — заявила протестующая в Рио-де-Жанейро Клаудия Мария.

    В Соединенных Штатах президент Джо Байден отклонился от популизма Дональда Трампа, но Республиканская партия, радикализированная сторонниками бывшего президента, имеет все шансы вновь завоевать власть.

    Купер из Лондонской фондовой биржи заявил, что авторитарная волна вряд ли скоро отступит.

    «Это борьба между демократией и авторитаризмом, которая продлится десятилетия», — сказал он.

    ___

    Авторы Associated Press Джим Хайнц в Москве, Джастин Спайк в Будапеште, Дэвид Биллер в Рио-де-Жанейро, Кристофер Боден в Пекине, Шейх Саалик в Нью-Дели и Грант Пек в Бангкоке.

    «Авторитаризм» — аналитически бесполезное понятие

    Угадайте термин: некоторые научные труды по истории и политической теории используют его особым и последовательным образом, но почти никто другой.Вместо этого его основная роль в нашем дискурсе — демонизировать политических оппонентов и закрывать дебаты, неопределенно ссылаясь на память о нацистской Германии и других жестоких репрессивных режимах. В этом случае он обращается к понятию, которое слишком расплывчато и субъективно, чтобы что-либо объяснять или описывать; в этом случае он никогда не продвигает разговор вперед и не способствует какому-либо предметному анализу. Похоже, что на практике ему отдают предпочтение бросающие бомбы демагоги и юные сторонники колледжей, которые хотят очернить людей и идеи, не прибегая к осмысленной критике.

    Если слово, которое приходит на ум, это фашист , то вы, несомненно, слышали выступления республиканцев в какой-то момент за последние шесть лет; Делегитимация этого термина была крупным проектом правых, по крайней мере, с 2015 года. Как и в случае с фашистским , действительно существует относительно малоизвестная литература, в которой термин авторитарный определяется достаточно конкретным и строгим образом, чтобы быть полезным.Но если фашизм — так определяемый — вымирающий вид в нашем дискурсе, значимое использование авторитарного практически исчезло.

    Как мы обычно сталкиваемся с этим в дискурсе, авторитарный аналитически бесполезен. Это напоминает образы нацистов, отдающих приказы, и Большого Брата, пропагандирующего на большом экране, сравнения, которые по понятным причинам вызывают у порядочных людей рефлекс «бей или беги»; но это не дает нам реального способа оценить, являются ли эти сравнения справедливыми или разумными.Понимаемая буквально, любая вообразимая форма власти — разумная или неразумная, благотворная или злонамеренная, законная или незаконная, тривиальная или экспансивная — может быть отнесена к величайшим чудовищам истории, поскольку обе они авторитарны .

    ***

    Еще одно общее с фашизмом и авторитарным : оба страдают не столько от отсутствия определений, сколько от избытка определений. Существует почти столько же авторитаризмов , сколько и политических традиций, а это означает, что, хотя они используют один и тот же термин, они часто описывают очень разные и часто несовместимые идеи.Давайте посмотрим на некоторые из них.

    • Франкфуртская школа использует авторитарное для описания определенного типа личности или, скорее, своего рода психологического комплекса. Его политические и культурные проявления часто совершенно непредсказуемы и даже безобидны; интерес к астрологии, например, является авторитарным и может быть напрямую связан с подъемом фашизма в начале двадцатого века. На самом деле Франкфуртская школа иногда использует термины авторитарный и фашистский взаимозаменяемо, что подводит нас к более широкой тенденции.

    • В частности, сразу после Холокоста целый жанр писателей, таких как Арендт и Оруэлл, пытался объяснить ужасы фашизма начала двадцатого века как проблему определенного рода власти, обладающей определенными полномочиями. В «Что такое власть?», например, Арендт возражает против либерального «смешения власти с тиранией и законной власти с насилием», но настаивает на том, что она имеет в виду не «власть вообще», а скорее очень специфическая форма».

    • Анархическая традиция, конечно же, делает «авторитет вообще» своей главной заботой — хотя даже среди анархистов общеизвестно разнообразие подходов. Хомский, например, настаивает на том, что есть случаи, когда власть может быть оправдана, и конкретно утверждает, что «государство… предоставляет средства для сдерживания гораздо более опасных сил частной власти». Между тем Прудон пишет, что «Власть, Правительство, Власть, Государство — все эти слова означают одно и то же… свободы не будет… до тех пор, пока в политическом катехизисе отказ от авторитета не заменит веру в авторитет.(Исповедь с.7)

    • В отличие от Хомского, либертарианцы и объективисты утверждают, что частную власть вообще не следует понимать как разновидность власти, что капитализм на самом деле является прямым выражением свободы, и что авторитаризм должен понимать исключительно как проблему государственной власти.

    Ни в одной из этих теорий авторитаризма нет реальной сквозной линии; а если и есть, то совершенно тривиально, добиваясь консенсуса только по самым вопиющим и очевидным проблемам (опять же на ум приходит нацистская Германия).Так что показательно, что в разговорах об авторитаризме редко предпринимаются какие-либо попытки установить общие интеллектуальные рамки или даже прояснить, в каких рамках они действуют. Когда объективист небрежно называет налоги авторитарными, это не настоящая попытка сообщить некоторый лежащий в основе анализ, который можно принять или отвергнуть; это ничем не отличается от того, когда объективист называет налоги фашистскими. И то, и другое гораздо лучше понять как упражнения в чувстве вины по ассоциации с репрессивными режимами.

    Даже когда речь идет о взглядах, отличных от объективизма, авторитарный обычно страдает от той же проблемы. Разногласия по поводу того, является ли что-либо авторитарным, обычно выражают конфликт между различными политическими взглядами; но вместо того, чтобы прямо говорить об этих перспективах, говорящий просто предполагает их так, как он использует авторитарное и ожидает, что его критики примут это.

    ***

    В рамках капитализма термин авторитарный , по-видимому, играет особую роль.Так как он смутно указывает на какую-то абстрактную, общую проблему, которая может затрагивать как государственную, так и частную власть, он кажется в этом смысле идеологически нейтральным, существующим вне мелочных догматизмов как капитализма, так и социализма. По той же причине описания государства как авторитарного предполагают ложную эквивалентность авторитаризму частной власти, как будто оба они одинаковы по последствиям и оправданиям. Современные дебаты о требованиях вакцинации от Covid, например, обычно предполагают, что мандат, налагаемый государством, является авторитарным в том же смысле, что и требование, налагаемое частным работодателем.

    И все же в то же время либертарианская концепция авторитаризма по-прежнему идеологически доминирует. По умолчанию наш дискурс обычно протекает так, как будто на самом деле не существует такой вещи, как частная власть; при капитализме каждый объединяется добровольно и может перейти на новую работу, перейти на новую должность или найти другое дело, которым можно было бы покровительствовать на досуге. В той мере, в какой авторитаризм заразил частный сектор, это понимается как проблема государственной власти, поскольку она вообще признается; антиутопическая угроза работодателей, требующих прививок, например, действительно начала попадать в заголовки газет только при условии, что правительство потребует от них этого.

    Всегда есть гораздо более строгие и продуктивные способы поговорить об этих проблемах. Когда мы говорим о частном секторе, например, мы можем получить необычайное представление о действующей динамике власти и роли различных акторов в системе власти, если мы конкретно говорим о капитализме; например, если у вас есть проблемы с требованиями работодателей о вакцинации, вы можете поговорить о том, что именно это и происходит, когда рабочие не контролируют средства производства и вынуждены подчиняться воле какого-нибудь богатого капиталиста, который это делает.Когда мы говорим о государстве, мы можем конкретно говорить о том, расходится ли и каким образом государственная власть с мандатом демократии, или мы можем говорить о том, должно ли какое-то «право» не вакцинироваться перевешивать общее благо. Ни в одном из этих разговоров не нужно прибегать к расплывчатой ​​риторике об авторитаризме — и на самом деле, когда вы видите появление этого термина, это часто является хорошим признаком того, что эти содержательные разговоры избегаются в пользу гиперболических, демонизирующих нападок на государство.

    Преодоление авторитарного дрейфа в Тунисе | Кризисная группа

    В чем проблема?  По мере приближения седьмой годовщины тунисского восстания 2011 года страна возвращается к своим старым авторитарным рефлексам. Во многом это связано с неспособностью националистических и исламистских партнеров в коалиционном правительстве Туниса реализовать конституцию от января 2014 года.

    Почему это важно?  Авторитарный дрейф сопровождается ностальгией по плохому правлению бывшего президента Бен Али. Тунис несет особую ответственность за то, чтобы противостоять этой тенденции, избегать нового насилия со стороны джихадистов, предотвращать возвращение к политической поляризации и поддерживать свою роль единственного арабского государства, придерживающегося мирного и более демократического курса после арабских восстаний 2011 года.

    Что делать?  Чтобы предотвратить потенциальное насилие, лидеры Туниса должны идти вперед, а не назад.Они должны переориентироваться на укрепление институтов, создание Конституционного суда, создание независимых надзорных органов и проведение в 2018 году затянувшихся местных выборов.

    Продолжающиеся усилия по поддержанию парламентской и правительственной коалиции между националистической Нида Тунес и исламистской Ан-Нахда задерживают выполнение конституции Туниса и ослабляют его институты. По мере того, как экономика дает сбои, распространяется ностальгия по сильному государству, созданному по образцу прежнего режима.Но для укрепления государства и реагирования на неожиданные повороты событий, такие как новые крупномасштабные атаки джихадистов, неконтролируемые протесты или временное или постоянное отсутствие президента, страна должна укрепить свои институты, соблюдая и выполняя свою конституцию. . Нынешний дрейф в сторону авторитаризма имеет мало шансов на успешное установление режима в стиле Бен Али, учитывая многочисленные социально-экономические и политические разногласия и новообретенную свободу, которой пользовались средства массовой информации за последние семь лет.Любая попытка воссоздать атмосферу страха среди населения встретит ожесточенное сопротивление. Правительство не станет более эффективным, а подавленные конфликты в конечном итоге выйдут на поверхность в более насильственных формах.

    После парламентских и президентских выборов в конце 2014 года парламентская и правительственная коалиция во главе с Нидой Тунес и Ан-Нахдой значительно уменьшила политическую поляризацию. Но эти две ключевые партии должны преодолеть ряд проблем, если они хотят сохранить свою коалицию.Поскольку бывшие враги превратились в партнеров, они изо всех сил пытаются сохранить свою политическую идентичность и внутреннюю сплоченность; конфликты возникают в соответствии с усилением или ослаблением их соответствующих переговорных полномочий в рамках партнерства. Возникшая напряженность на фоне взаимного недоверия способствует откладыванию на неопределенный срок реформ, обещанных конституцией: создание нового Конституционного суда, независимых конституционных органов, выборных региональных советов и усиление парламентской автономии.

    После парламентских и президентских выборов в конце 2014 года парламентская и правительственная коалиция во главе с Нидой Тунес и Ан-Нахдой значительно уменьшила политическую поляризацию.

    И наоборот, когда дела у коалиции идут хорошо, Нида Тунес и Ан-Нахда стремятся к политической дуополии в ущерб автономии парламента и существующим независимым административным институтам. Рачед Ганнуши, президент Ан-Нахды, и Беджи Каид Эссебси, глава государства и основатель Nida Tounes, который продолжает время от времени выступать в качестве лидера партии, персонализируют каналы политических дебатов и кризисного управления.Эссебси, в частности, делает режим президентом и узаконивает голоса, призывающие внести поправки в конституцию 2014 года, чтобы расширить его прерогативы.

    Между тем реализация основных аспектов конституции 2014 года продолжает сталкиваться с задержками. Конституционный суд, призванный сыграть решающую роль в случае политического и институционального кризиса, еще не создан. Независимые органы власти, воплощающие принципы добросовестности, беспристрастности и нейтралитета, задуманные после восстания 2010-2011 годов для решения проблем государственного управления, до сих пор не существуют, а созданные независимые административные органы лишены какой-либо реальной автономии.Муниципальные выборы, которые могут стать испытанием для коалиции (в зависимости от результатов двух доминирующих партий в избирательных урнах, уровней воздержавшихся и возможного появления новых политических сил) и значительно увеличить число избранных представителей, откладывались четыре раза. Процесс децентрализации застопорился: он должен был привести к выборам региональных советов, но политики и высокопоставленные чиновники опасаются, что это ослабит центральную власть.

    По мере увеличения разрыва между конституционными принципами и текущей политической реальностью любое обсуждение конституционных поправок, предложенных главой государства при поддержке ряда политических деятелей, приведет к возобновлению антагонизма в момент, когда поддержка растет. для авторитарных режимов как в Тунисе, так и во всем мире.Противодействие исламистской партии (основной парламентской группировке) всем конституционным поправкам, ставящим под сомнение парламентский характер режима, вызовет более сильную поляризацию, чем та, что наблюдалась в 2013 году. Если она согласится на изменения, централизация власти в руках президента может значительно ужесточить режим и создать больше проблем, чем решений. Не стоит открывать этот ящик Пандоры.

    Тунис вступает в период избирательной неопределенности: муниципальные выборы запланированы на 2018 год, а парламентские и президентские — на 2019 год.Нынешняя коалиция, которая теоретически может уступить свое место новому большинству, должна ускорить реформы, запланированные в рамках конституции, улучшая при этом условия для мирной передачи политической власти. Остается необходимым:

    • провести муниципальные выборы в 2018 году и в краткосрочной перспективе обеспечить надлежащее функционирование Независимой высшей избирательной комиссии (НВИК), ответственной за организацию этих выборов, а также выборов в законодательные органы и президентских выборов в 2019 году;
       
    • как можно скорее создать Конституционный суд;
       
    • создать полноправные независимые конституционные органы;
       
    • и увеличить финансовую и административную автономию парламента.
       

    Тунис/Брюссель, 11 января 2018 г.

    В феврале 2015 года ряд боевиков и избирателей «Нида Тунес» расценили создание коалиции с исламистской партией «Ан-Нахда» как предательство, что, по их мнению, несовместимо с идентичностью их политической группы. [fn] Nida Tounes (Призыв к Тунису) — политическая партия, созданная в апреле 2012 года и возглавляемая Беджи Каидом Эссебси.В нее входят сторонники старого режима, сторонники рабочей партии и либералы, которые опасались отсутствия политической структуры, способной бросить вызов дисциплинированным исламистам Ан-Нахда (Партии Возрождения), возглавлявшей тогда правительственный альянс, известный как Тройка ( 2011-2014). См. также Брифинг Крайсис Груп по Ближнему Востоку и Северной Африке № 44, Выборы в Тунисе: старые раны , Новые страхи , 19 декабря 2014 г. вечеринка.С одной стороны, существовала антиисламистски настроенная фракция во главе с Мохсеном Марзуком, руководителем предвыборной кампании президента республики и лидера Нида Тунес Беджи Каид Эссебси, который был назначен на должность советника-посланника. президенту в начале января 2015 года. С другой стороны, Хафед Беджи Каид Эссебси, сын президента, возглавил другую фракцию, которая поддерживала как союз, так и консенсус с исламистской группировкой. [fn] В 2015 году несколько членов этой фракции даже упомянули о создании политического фронта, оправданного общим наследием Абдельазиза Таальби, основателя национального движения в 1920-х годах.Он был представлен как смесь светской и западной философии Нида Тунеса и арабо-исламизма Ан-Нахды. См. Доклад Крайсис Груп по Ближнему Востоку и Северной Африке № 168, Тунис: Правосудие переходного периода и борьба с коррупцией , 3 мая 2016 г. Скрыть сноску Официальные лица партии присоединились к последней группе, полагая, что президент нарушил свое слово, исключив их. от исполнительной власти.

    В январе 2016 года последняя фракция выиграла борьбу, что привело к разделению Nida Tounes, уходу Мохсена Марзука, который затем основал свою собственную отколовшуюся политическую группу (Machrou Tounes — проект для Туниса) — и ослаблению политического влияния Ниды в парламенте. Tounes, упав с 89 депутатов в начале 2015 года до 56 в конце 2017 года.

    В отличие от Nida Tounes, An-Nahda не была разделена своим вступлением в коалицию, даже всплыли исторические расколы. Внутреннее инакомыслие усилилось в результате его усилий сделать свой образ более совместимым с «светской» идентичностью альянса, особенно под влиянием региональных и международных тенденций, неблагоприятных для политических организаций, порожденных движением «Братья-мусульмане». [fn] Мурад С., «Тунис: Реорганизация политики оплаты труда, создание координации между Нидаа Тунес, Эннадха и УПЛ», Tunisie numérique, (www.tunisienumerique.com), 11 ноября 2017 г. Скрыть сноску  Ан-Нахда была вынуждена пойти на большее количество уступок, чем Нида Тунес, и более активно демонстрировать свою лояльность партнеру по коалиции. Это породило многочисленные конфликты в партии, отняв время и энергию у большинства ее чиновников. [fn] Вообще говоря, конфликты связаны с навязыванием нового политического подхода, направленного на централизацию власти вокруг Рачеда Ганнуши и его последователей, исключая других исторических боевиков.Интервью Крайсис Груп с боевиками и сторонниками Ан-Нахда, Тунис, 2016–2017 гг. Скрыть сноску

    В целом, противоречия связаны с навязыванием новой политической линии, связанной с централизацией авторства Рашеда Ганнуши, и се-с верных по направлению и по отношению к другим историческим боевикам. Entretiens de Crisis Group, боевики и сочувствующие д’Ан-Нахда, Тунис, 2016–2017 гг. Скрыть сноску

    В мае 2016 года на своем 10-м съезде Ан-Нахда приняла новую стратегию, сосредоточив внимание партии на строго политической деятельности (т. е. на завоевании власти и ее осуществлении) и теоретически делегировав свою культурную, социальную и религиозную деятельность ряду ассоциаций. слабо связаны с его политическим ядром.Партия увеличила количество сделанных ею заявлений об отходе от политического ислама, «разделении политики и религии» и отказе от ярлыка «исламист», приняв вместо него ярлык «мусульманские демократы». [fn] Фредерик Бобин, «Рачед Ганнуши: Il n’y a plus de justification à l’islam politique en Tunisie», Le Monde , 19 мая 2016 г. Скрыть сноску

    Чтобы облегчить совместную работу в Ассамблее и Совете министров, лидеры исламистской партии передали высшие посты в партии и правительстве более сдержанным и согласованным активистам, а не историческим боевикам. [fn] Доклад Крайсис Груп по Ближнему Востоку и Северной Африке № 177, Блокированный переход: коррупция и регионализм в Тунисе , 10 мая 2017 г. Скрыть сноску. преуменьшение исламистской идентичности партии, ее подчиненного положения по отношению к Ниде Тунес и ее активного взаимодействия, а в некоторых случаях и сотрудничества с представителями старого режима, которые участвовали в ликвидации партии в первой половине 1990-х годов. . [fn] Интервью Крайсис Груп с бывшим лидером КОД, боевиками Ан-Нахда, Тунис, октябрь-ноябрь 2017 г. Скрыть сноску

    Entretiens de Crisis Group, ancien dirigeant du RCD, боевики д’Ан-Нахда, Тунис, октябрь-ноябрь 2017 г. Скрыть сноску

    Память об идеологических противостояниях и репрессиях между исламистами и антиисламистами подпитывала опасения, разделяемые обеими основными партиями коалиции. В Ниде Тунес высокопоставленные активисты и интеллектуалы из крайне левых арабских националистов или из Демократического конституционного объединения («КОД», распущенная партия бывшего президента Бен Али), пережившие радикальный исламистский и «фундаменталистский» период Ан- Нахда в 1980-х подпитывал эти опасения. [fn] Сами А. Абу Салие, «Тунисское движение исламского движения, права ислама и прав человека», Annuaire de l’ Afrique du Nord , Vol. XXXV, 1996.Hide Footnote В «Ан-Нахде» травма массовых арестов и пыток, которую в то время поддерживали или одобряли лица, в настоящее время являющиеся членами «Нида Тоунес», до сих пор очень сильна, особенно среди рядовых боевиков. [fn] Интервью Крайсис Груп, Психологи, специализирующиеся на лечении, связанном с пытками, боевики Ан-Нахда, Тунис, октябрь-ноябрь 2017 г.Скрыть сноску

    Эти взаимные озабоченности резко всплывают на поверхность всякий раз, когда одна или другая сторона увеличивает свою переговорную силу в коалиции. Любой дисбаланс сил между двумя политическими организациями подпитывает (часто иррациональный) страх распада альянса. Более того, переговорная сила каждой партии — в зависимости от их электорального веса — варьируется в зависимости от внезапных инцидентов, нарушающих нормальную работу коалиции.

    Таким образом, всякий раз, когда на страну обрушивается теракт джихадистов (что произошло трижды в 2015 г.), в медиапространстве проявляется исламистская и антиисламистская поляризация, хотя рядовые граждане уделяют этому гораздо меньше внимания, чем во второй половине 2013 г.У «Ан-Нахды» меньше ретрансляторов в прессе, чем у антиисламистов (крайне левых, арабских националистов, диссидентов Нида Тунес или даже членов указанной партии). При поддержке сторонников коалиции, влиятельных в СМИ, ей, тем не менее, удалось смягчить последствия каждого теракта, опровергнув обвинения в небрежности или даже соучастии в джихадистском насилии при Тройке (2011–2014 гг.), тем самым продемонстрировав способность уменьшать поляризацию.

    Однако каждая кампания, обвиняющая исламистскую партию в том, что она несет ответственность за джихадистское насилие, заставляет ее занимать оборонительную позицию. [fn] Так было и в конце декабря 2016 года, после нападения в Берлине, совершенного гражданином Туниса. В результате было резко осуждено неизбежное возвращение джихадистов из зон конфликта обратно в Тунис. В ноябре 2017 г. стартовала кампания по обвинению исламистской партии в активном участии в отправке тунисских боевиков в зоны конфликта. «Тунис: Après Issam Dardouri, Leila Chettaoui apporte des précisions sur l’implication d’Ennahdha», Direct Info, (directinfo.webmanagercenter.com), 22 ноября 2017 г. Hide Footnote Лидер «Ан-Нахды» Рачед Ганнуши затем использует опасения рядовых активистов, чтобы оправдать необходимость альянса, который «защищает существование партии», а также поддержка инициатив президента Эссебси, представленная как последний оставшийся оплот против тех, кто желает искоренить партию. [fn] Интервью Крайсис Груп с членами и сторонниками «Ан-Нахда», политиками, общественными активистами, Тунис, 2015–2017 гг.Скрыть сноску

    Entretiens de Crisis Group, члены и сочувствующие д’Ан-Нахде, ответственные политики, активисты-ассоциаты, Тунис, 2015–2017 гг. Скрыть сноску

    Это правда, что Ан-Нахда извлекает выгоду из отсутствия внутренней последовательности и повторяющихся кризисов в Нида Тунес, а иногда даже тайно способствует им. [fn] Интервью Крайсис Груп, лидера «Ан-Нахда», общественных активистов, Тунис, Кассерин, Меденин, 2015–2017 гг.Скрыть сноску Таким образом, в начале 2016 года выход из партии и парламентского блока 22 членов «Нида Тунес» (из 86) привел к тому, что она потеряла свое большинство в Ассамблее в пользу «Ан-Нахда» (69 членов). После этого события Ганнуши, приглашенный на конгресс Nida Tounes, взял слово и сравнил Тунис с птицей, крыльями которой выступают Ан-Нахда и Nida Tounes. [fn] Аймен Гарби, «Тунис: Quand la métaphore de l’oiseau de Rached Ghannouchi est tournée en dérision», Huffington Post Maghreb (www.huffpostmagreb.com), 12 января 2016 г. Скрыть сноску

    Тем не менее, несмотря на то, что влияние Ан-Нахды внутри альянса номинально усилилось, оно ограничено критериями, определенными Эссебси в согласии с Ганнуши, который «постоянно опасается, что глава государства повернется против него», как представитель оппозиционной партии из Эттаяр («Демократическое течение») заключил. [fn] Интервью Крайсис Груп с лидером Демократического течения, Тунис, ноябрь 2017 г. «Демократическое течение» — политическая партия, основанная в мае 2013 г. Мохамедом Аббу, бывшим лидером партии «Конгресс за республику» (КПР). во главе с бывшим президентом республики Монсефом Марзуки.В парламенте ее представляют три члена. профсоюзы, силы безопасности, банковские учреждения, государственные предприятия и частные олигополии. [fn] Отчет Крайсис Груп, Blocked Transition , op. cit.Hide Footnote Rapport de Crisis Group, La transition bloquée, op.цит. Скрыть сноску

    Несмотря на свое соперничество, как ключевые партии в коалиции, Нида Тунес и Ан-Нахда иногда действовали как дуополия.

    На лидерство Ан-Нахды действительно сильно повлияла деградация международного и регионального контекста для всех политических групп, рожденных движением «Братья-мусульмане». Избрание Дональда Трампа в США; изменение военного баланса в Ливии, сместившегося к фельдмаршалу Хафтару, поддержанному ОАЭ и Египтом; выжидательная позиция Турции и Алжира, сосредоточенных на своих внутренних проблемах; дипломатическое и экономическое наступление на Катар, близкого союзника исламистской партии, — лишь несколько примеров этих неблагоприятных геополитических реконфигураций.В сочетании с национальными политическими ограничениями это помешало Ан-Нахде в полной мере воспользоваться слабостями Ниды Тунес, в результате чего переговорная сила партии оставалась ниже ее электорального и политического веса в альянсе. [fn] Действительно, после двух последних изменений в кабинете министров (Чахед I в сентябре 2016 г. и Чахед II в сентябре 2017 г.) An-Nahda увеличила свой портфель (шесть министерств и государственных секретариатов из 36), получив больше земли в министерствах, занимающихся экономическими вопросами.Тем не менее, наиболее важные управления министерств, связанные с национальным суверенитетом (то есть обороны, внутренних дел и иностранных дел), по-видимому, зарезервированы за неисламистами в соответствии с соглашениями, заключенными Эссебси и Ганнуши. Интервью Крайсис Груп с лидерами «Ан-Нахда», высшими государственными служащими, общественными активистами, Тунис, 2015–2017 гг. Скрыть сноску

    Несмотря на свое соперничество, как ключевые партии в коалиции, Нида Тунес и Ан-Нахда иногда действовали как дуополия. Ганнуши несколько раз поддерживал законопроект президента республики об экономическом и финансовом урегулировании, несмотря на резкую критику законопроекта. [fn] Эрик Гобе, «Тунис в 2015 г.: La pésidentialisation de l’impuissance politique?», L’annee du Maghreb , N°15 (2016), стр. 281-307.Hide Footnote In В некоторых муниципалитетах две партии определили свои избирательные списки таким образом, чтобы гарантировать победу только одной из двух партий. Они согласились поддержать единый независимый список, а в 2016 году обсуждали возможность открытого формирования совместных избирательных списков.

    Кроме того, две группы распределяют между собой посты в региональных и местных администрациях (которые являются стратегическими с точки зрения патронажа на следующий избирательный цикл). [фн] На юридическом уровне эти кандидатуры выдвигаются заинтересованным министерством – в данном случае министерством внутренних дел, поскольку оно является высшим органом для должностных лиц региональных и местных администраций – и после обсуждения на Совете министров. Об этом сообщается президенту республики. На практике главы правительств обычно составляют список кандидатов в партнерстве с основными коалиционными силами, который затем направляют в МВД и президенту республики для внесения поправок.См. Закон 2015-33 от 17 августа 2015 г., устанавливающий порядок приема на работу высокопоставленных государственных служащих в соответствии со статьей 92 Конституции. сторонники Ниды Тунес. [fn] С 2016 года из-за отсутствия выборных муниципалитетов губернаторы также несут ответственность за специальные делегации (временные муниципальные советы). степень, независимые и члены основной профсоюзной конфедерации, Всеобщего профсоюза Туниса (UGTT). [fn] С августа 2016 года и после подписания Карфагенского соглашения профсоюз рабочих имел большее влияние на выбор губернаторов и делегатов. При распределении должностей также учитывается региональный баланс. Региональное происхождение семей административных чиновников имеет важное значение и не обязательно соответствует губернаторству, к которому они приписаны. в службе общественного вещания, где Нида Тунес и Ан-Нахда совместно управляют различными каналами и, следовательно, могут влиять на их повестку дня.

    A. Реформы отложены Sine Die

    Напряженность внутри коалиции и входящих в нее партий значительно замедляет реализацию предусмотренных конституцией реформ, ослабляя тем самым государственные институты. Кроме того, создание условий для ротации власти является трудоемким занятием для обеих сторон коалиции из-за отсутствия взаимного доверия.

    Партии изо всех сил пытались создать правовую и институциональную основу для организации предстоящего избирательного цикла (Закон о выборах и Независимый высший орган по выборам – ISIE).Действительно, они были и до сих пор обеспокоены тем, что в результате их нынешний партнер станет их врагом, составив большинство и исключив их. Сторонники «Ан-Нахды» часто обеспокоены тем, что Нида Тунес, получив власть в одиночку, загонит их в оппозицию и постепенно подорвет свое влияние в сотрудничестве с силами безопасности (в значительной степени антиисламистскими). [fn] Интервью Крайсис Груп, боевики Ан-Нахда и Нида Тунес, профсоюзные деятели, высокопоставленные чиновники министерства внутренних дел, журналисты, Тунис, 2017 г.Скрыть сноску С другой стороны, многие боевики Нида Тунес обеспокоены тем, что Ан-Нахда навязывает свою идеологическую гегемонию легко консервативному тунисскому обществу и что это нарушит социально-экономический баланс между различными регионами страны в пользу зарождающаяся элита, а именно с юга страны. [fn] Отчет Крайсис Груп, Blocked Transition , op. cit.Hide Footnote Rapport de Crisis Group, La transition bloquée, op.цит. Скрыть сноску

    Споры между An-Nahda и Nida Tounes способствовали блокированию создания Конституционного суда, ключевого института в случае серьезного кризиса. Парламентское большинство не смогло прийти к компромиссу по выдвижению четырех своих членов в Ассамблею и не смогло избрать председателя Высшего судебного совета (ВСС), которому было поручено выбрать еще четырех членов. [fn] Интервью Крайсис Груп с юристами, Тунис, октябрь 2017 г.Скрыть сноску Временный орган по проверке конституционности законопроектов в настоящее время выполняет основную роль будущего Конституционного суда, но не обладает другими прерогативами суда, имеющими принципиальное значение в исключительных случаях, т.е. должность в результате явного нарушения конституции, арбитраж в случаях конфликта полномочий между главами государства и правительства и определение временной или окончательной вакансии поста президента республики. [fn] Органический закон № 2014-14 от 18 апреля 2014 г. «О Временном органе по проверке конституционности законопроектов». См. также статьи 80, 84 и 101 Конституции Туниса. Интервью Крайсис Груп с юристом и общественным деятелем, Тунис, ноябрь 2017 г. См. Конституцию Туниса от 26 января 2014 г. Скрыть сноску

    .

    Межпартийные трения также способствовали задержке голосования по избирательному закону о муниципальных выборах, которое первоначально было запланировано на конец 2016 года, но неоднократно откладывалось.Переговоры о следующих выборах в региональные советы, [сн.] Действительно, конституция предусматривает создание выборных региональных советов. См. Конституцию Туниса от 26 января 2014 г. Интервью Крайсис Груп, журналистов, сторонников «Ан-Нахды», Тунис, май 2017 г. ), 24 января 2017 г. Скрыть сноску, направленную на продвижение процесса децентрализации, также был отложен sine die . Ряд неисламистских политиков и высших должностных лиц опасаются этого процесса, считая, что центральные власти слишком слабы, чтобы его поддержать. [fn] Интервью Крайсис Груп, политики, высокопоставленные государственные служащие, Тунис, сентябрь–октябрь 2017 г. Споры между An-Nahda и Nida Tounes способствовали блокированию создания Конституционного суда, ключевого института в случае серьезного кризиса.

    Местные выборы имеют политическое значение, что объясняет споры, которые они вызывают. Помимо укрепления демократических процессов на местах за счет значительного увеличения числа выборных должностных лиц (примерно 7150 на всю республику), они могут оказать существенное влияние на переговорные полномочия членов коалиции. Если «Ан-Нахда» выиграет большое количество муниципалитетов, она может потребовать перестановки министров, которая лучше соответствовала бы ее новому электоральному весу.

    Кроме того, эти выборы позволят партиям-победителям укрепить свои сети покровительства и, следовательно, свою избирательную базу, чтобы добиться лучших результатов в национальном избирательном цикле в конце 2019 года (парламентские и президентские выборы). Безусловно, они не смогут проводить настоящую политику местного развития из-за отсутствия финансовой самостоятельности и хронической нехватки средств у муниципалитетов. [fn] Хела Юсфи, «Redessiner les Relations Etat/collectivés locales en Tunisie: enjeux social-culturels et Institutionnels du projet de decentralisation», Papiers de Recherche AFD , N°2017-47, июнь 2017 г.Скрыть сноску Но они могли бы, например, использовать прежние сети КОД, которые очень сильны в сельской местности, предоставлять социальное жилье и сдавать в аренду муниципальные сельскохозяйственные земли своим сторонникам или одобрять проекты городского планирования, повышающие стоимость окружающей земли в своих интересах. услуга. [fn] Интервью Крайсис Груп с политиком, политологом, жителями мухафазы Кайруан, Тунис, мухафаза Кайруан, сентябрь-октябрь 2017 г. Скрыть сноску

    В феврале 2017 года рост веры в то, что Нида Тунес и несколько периферийных партий могут победить на выборах в большом количестве муниципалитетов, а также подтверждение Алжиром поддержки «примирения» и «консенсуса» в Тунисе, позволили принять Закона о выборах, организующем муниципальные выборы.Затем споры перешли под контроль руководства Независимого высшего органа по выборам (ISIE). [fn] Эта поддержка была подтверждена во время соответствующих визитов Эссебси и Ганнуши в Алжир 15 декабря 2016 г. и 22 января 2017 г. Интервью Крайсис Груп с политиками, Тунис, январь 2017 г. Скрыть сноску В мае 2017 г. президента Чафика Сарсара уйти в отставку, что он объяснил чрезмерным политическим давлением. [fn] «Sarsar fait part de pressions et pose des Conditions pour le retrait de sa démission», Tunis Afrique Presse (www.tap.info.tn), 11 мая 2017 г. Скрыть сноску Его пост оставался вакантным до 14 ноября 2017 г., когда Ассамблея избрала нового и более согласованного президента Мохамеда Тлили Мансри.

    Следовательно, в сентябре 2017 года местные выборы были снова отложены. Ан-Нахда согласился с этим, [фн] По данным ISIE, муниципальные выборы должны состояться 25 марта 2018 года. «Тунис-ISIE: Муниципальные выборы в прошлом году 25 марта 2018 года», Африканский менеджер (www .africanmanager.com), 21 ноября 2017 г. Скрыть сноску, несмотря на недовольство рядовых активистов, которые вложили большие средства в выборы с согласия своих лидеров, и партия даже запросила еще один перерыв в ISIE с Нидой Тунес в декабре 2017 г. [фн] «Государственная коалиция требует отчет муниципальных органов», Kapitalis (www.kapitalis.com), 13 декабря 2017 г. 16 декабря 2017 г. ISIE установил новую дату указанных выборов: 6 мая 2018 г. .«Тунис: муниципальные отчеты за 6 мая 2018 г.», Agence France Presse, 16 декабря 2017 г. Скрыть сноску

    Даже если официально эти отсрочки поощрялись более мелкими политическими партиями, которые утверждали, что «Кодекс местных органов власти, определяющий миссию и прерогативы будущих муниципалитетов», еще не принят и что у ISIE нет президента, [fn] Мурад С., «Тунис [Видео]: Политические партии требуют отчета о муниципальных выборах», Тунисский нумерик (www.tunisienumerique.com), 5 сентября 2017 г. Скрыть сноску неофициально, тот факт, что Ан-Нахда была фаворитом, имел решающее значение. [fn] Интервью Крайсис Груп, политики, журналисты, чиновник министерства внутренних дел, житель мухафазы Кайруан, Тунис, мухафаза Кайруан, сентябрь 2017 г. списки до декабрьского срока 2017 года, запланированного на апрель 2017 года. Он представил кандидатов в 350 муниципалитетах страны, сумев соблюдать критерии разнообразия, изложенные в законе о выборах. [фн] Органический закон № 2017-7 от 14 февраля 2017 г., которым были внесены изменения и дополнения в Органический закон № 2014-16 от 26 мая 2014 г. о выборах и референдумах, перечислил ряд критериев, позволяющих обеспечить лучшее представительство женщин, молодежи (до 35 лет) и кандидатов с ограниченными физическими возможностями и имеющих карту инвалида. Что касается женщин, то выдвижение кандидатур в члены муниципальных и региональных советов должно осуществляться на основе принципа паритета между женщинами и мужчинами, а также правила чередования их в списках.«Даже Нида Тунес не смогла этого сделать», — заявил сторонник партии. [fn] Интервью Крайсис Груп с сторонником Ан-Нахды, Тунис, сентябрь 2017 г. Entretien de Crisis Group, сторонником Ан-Нахды, Тунис, сентябрь 2017 г. Скрыть сноску

    B. Партизанский контроль независимых административных органов

    An-Nahda и Nida Tounes также искажают роли независимых административных органов [сн.] Этим органам «поручены задачи по надзору или регулированию, которые ранее находились в ведении «обычных» администраций».См. Пьер Розанваллон, La légitimité démocratique , (Париж, 2008 г.), с. 121.Скрыть сноску, поместив туда своих кандидатов, которые затем защищают партийные интересы, давая пищу для критики со стороны оппозиционных партий и гражданского общества, заявляющих о «возвращении к авторитаризму». [fn] Азиз Кричен, «Essebsi et Ghannouchi tombent le masque», Huffington Post Maghreb (www.huffpostmaghreb.com), 25 сентября 2017 г. Скрыть сноску Действительно, конституция предусматривает создание пяти независимых конституционных органов для поддерживать принципы честности, беспристрастности и нейтралитета, которые после восстания 2010–2011 годов большинство политических сил считали противоядием от болезней государственного управления. [fn] Это ISIE, Независимый высший орган по аудиовизуальным коммуникациям, Управление по правам человека, Управление по устойчивому развитию и правам будущих поколений, Управление по надлежащему управлению и Управление по борьбе с Коррупция. См. Конституцию Туниса от 26 января 2014 г. Скрыть сноску

    .

    Уже действуют три временных органа, созданных в 2011 году: Независимый высший орган по выборам (ISIE), Независимый высший орган по аудиовизуальным коммуникациям (HAICA) и Национальный орган по борьбе с коррупцией (INLUCC).В 2011 году революционным ходом два первых административных органа смогли атаковать основу двух столпов авторитарного режима: организацию выборов министерством внутренних дел на службе правящей партии и строгий контроль СМИ со стороны режим. Со временем парламентское большинство Национальной учредительной ассамблеи (АНС) и Собрания народных представителей (АНП) лишило эти органы власти независимости, усилив их власть над составом органов, их организацией и их деятельностью. надзор, что противоречит демократической траектории, начатой ​​уходом Бен Али и которую должна поддерживать конституция. [fn] Органический закон № 2012-23 от 20 декабря 2012 г. о Независимом высшем органе по выборам; см. также проект Органического закона № 2016/30 об общих конституционных положениях для конституционных органов, в котором АРП одобрила наиболее спорные статьи. См. также: «Chawki Tabib: La loi sur l’Instance de la bonne gouvernance votee par le parlement réduit ses pouvoirs», Shems FM (www.shemsfm.net), 21 июня 2017 г.; «Quand l’ARP accepte des article inconstitutionnels», Nawaat (www.nawaat.org), 7 ноября 2017 г.; «Тунис: la HAICA se жалоба, обвинения в порте де могилы против обвинения», African Manager (www.africanmanager.com), 3 ноября 2017 г. Скрыть сноску

    Три оставшихся независимых административных органа, созданных вне конституционных рамок, – Комиссия по установлению истины и достоинству (IVD), отвечающая за процесс правосудия переходного периода, Управление по доступу к информации и Управление по предотвращению пыток (INPT) – столкнулись с аналогичными проблемами. проблемы. [fn] Интервью Крайсис Груп, членов независимых административных органов, высокопоставленных государственных служащих, общественных активистов, политиков Демократического течения, Тунис, сентябрь-ноябрь 2017 г. Скрыть сноску В сентябре 2017 г., в интервью В тунисской прессе президент Эссебси раскритиковал эти независимые органы, заявив, что они представляют угрозу «существованию государства и его целостности». [fn] Hechmi Nouira, «Le président Béji Caïd Essebsi à Assahafa et à La Presse: «Le système politique actuel ne peut assurer le développement et la stabilité du pays»», La Presse de Tunisie (www.lapresse.tn), 6 сентября 2017 г. Скрыть сноску Хечми Нуира, «Президент Бежи Каид Эссебси в Ассахафа и Ла Прессе: «Политическая система актуальна и безопасна для развития и стабильности» », Ла Пресс де Тунис ( www.lapresse.tn), 6 сентября 2017 г. Скрыть сноску

    C. Все более президентский режим

    Несмотря на свой интервенционизм, несовместимый с духом конституции, но соответствующий его легитимности в качестве выборного должностного лица, избранного на должность всеобщим голосованием, Эссебси пытается монополизировать каналы политической дискуссии, персонализируя механизмы кризисного управления, которые становятся все больше зависит от того, останется ли он главой государства. [fn] В последнем абзаце статьи 76 Конституции указывается, что «президент республики не может совмещать свои обязанности с какой-либо другой партийной ответственностью». См. Конституцию Туниса от 26 января 2014 г. Скрыть сноску

    .

    Во-первых, он продолжал вкладываться в свою партию, Нида Тунес, время от времени играя роль посредника и усиливая внутреннюю напряженность, способствуя восхождению своего сына в партии. [fn] В июне 2015 года он играл роль посредника между Мохсеном Марзуком и его сыном Хафедом в споре о дате партийного съезда.В октябре 2015 года, накануне важного заседания исполнительного бюро после лимита в 30 депутатов в парламентской группе, он предпринял попытку примирения. 29 ноября 2015 года в выступлении по телевидению он предложил состав комитета из тринадцати членов, на который возложена «миссия по объединению двух противоборствующих сторон». Наконец, 9 января 2016 года он был почетным гостем на так называемом «консенсусном» съезде Нида Тунес, в ходе которого призвал к углубленному диалогу между различными фракциями партии.См. Eric Gobe, «La Tunisie en 2015: La présidentialisation de l’impuissance politique?», L’annee du Maghreb , N°15 (2016), стр. 281-307. См. также С. Бен Фархат, «La bataille de Verdun à Nida», La Presse , 12 ноября 2015 г. Скрыть сноску Он активно вмешивался в баланс и деятельность коалиции. Он предпринял личные инициативы, которые не были предметом предварительного соглашения, чтобы укрепить альянс и держать под давлением исламистскую партию, главного конкурента Ниды Тунес на выборах.Иногда он поощрял соперничество между Нида Тунес и Ан-Нахда, подчеркивая «модернистскую» политическую идентичность Ниды Тунес, особенно для того, чтобы предотвратить голосование протеста против этих двух столпов коалиции на предстоящих выборах. [fn] «Круговой циркуляр 1973 года между венчанием Туниса и немусульманским должностным лицом, аннулированным селон ла порт-условно-досрочного освобождения президента Республики», Huffington Post Maghreb (www.huffpostmaghreb.com), 14 Сентябрь 2017 г. См. также Азиз Кричен, «Essebsi et Ghannouchi tombent le masque», Huffington Post Maghreb (www.huffposmagreb.com), 25 сентября 2017 г.
    [1] Интервью Крайсис Груп с боевиками Ан-Нахда и Нида Тунес, Тунис, май-октябрь 2017 г. Скрыть сноску

    С первой половины 2017 года Эссебси находится в латентном конфликте с новым главой правительства.

    Несмотря на то, что он дипломатически защищал и продвигал стабильность альянса, Эссебси является инициатором нынешнего национального правительства единства, которое пришло к власти в конце августа 2016 года и застало врасплох все политические партии.Это саботировало все более привилегированные отношения между Ан-Нахдой, которая приобрела международный авторитет после своего конгресса в мае 2016 года, и Хабибом Эссидом, тогдашним главой правительства.

    Поскольку Эссид продемонстрировал, что может действовать самостоятельно, в соответствии со своими конституционными прерогативами (как высший руководитель исполнительной власти), глава государства потребовал его отставки. Следуя совету своих советников, Эссид стремился соблюдать положения конституции и запросил парламентский вотум доверия, который, как и ожидалось, ему не был предоставлен. [fn] Интервью Крайсис Груп, боевики Ан-Нахда и Нида Тунес, Тунис, май-октябрь 2017 г. Hide Footnote маргинальная фигура в партии и оказал значительное влияние на состав министерского кабинета.

    С первой половины 2017 года Эссебси находится в латентном конфликте с новым главой правительства. Он попытался лишить себя некоторых своих прерогатив, увеличив полномочия Совета национальной безопасности, которым он руководит. [фн] Постановление Правительства № 2017-70 от 19 января 2017 г. о Совете национальной безопасности; Постановление президента республики и председателя Совета национальной безопасности от 30 октября 2017 года о постоянных комиссиях при Совете национальной безопасности; Интервью Крайсис Груп, политики, журналисты, Тунис, май-сентябрь 2017 г. Скрыть сноску Шахед действительно начал создавать новое политическое движение в преддверии парламентских и президентских выборов 2019 г., позиционируя себя как центр новой политической оси, которая в состоянии отойти от политической коррупции и привлечь навыки «технократов», в то же время объединяя силы с социальными силами (а именно с профсоюзами).Таким образом он надеялся использовать слабости коалиции и ее опорных партий, недовольных главой государства. [fn] Интервью Крайсис Груп, политики, журналисты, Тунис, май-сентябрь 2017 г. Скрыть сноску

    Чахед также воспользовался арестом спорного бизнесмена Чафика Джаррая, [сн] Чафик Джаррая действительно был арестован силами военной безопасности за «сговор с иностранной армией в мирное время» в контексте дело, связанное с поставкой оружия для ливийских воюющих группировок, связанных с правительством Триполи.Несколько раз он поддерживал клан Хафед Каид Эссебси ввиду получения им власти над структурами Нида Тунес. У него много возможностей в Сфаксе и на юге страны благодаря связям с бизнесменами и контрабандистами из зарождающейся элиты. Интервью Крайсис Груп, сочувствующие Нида Тунес, бизнесмены, сторонники Ан-Нахда и Нида Тунес, Тунис, июль-октябрь 2017 г. См. также Сэми Горбал, «Тунис: aux origines de la chute de Chafik Jarraya, l’homme qui personnifiait l’impunité о коррупции», Jeune Afrique , 16 июня 2017 г.; см. также Отчет Крайсис Груп, Blocked Transition , op.cit.Hide Footnote, которую несколько тунисских политологов назвали одним из главных спонсоров политического блока Нида Тунес. [fn] Интервью Крайсис Груп с политическими аналитиками, Тунис, 2014–2015 гг. Скрыть сноску Таким образом, он объявил «войну против коррупции», которая, по словам боевиков «Ан-Нахда» и «Нида Тунес», служит его политическим интересам. [fn] Интервью Крайсис Груп, боевики Ан-Нахда и Нида Тунес, Тунис, май-октябрь 2017 г. Скрыть сноску

    Более того, Эссебси проводит все больше закрытых встреч с лидерами основных политических сил и профсоюзов, чтобы позиционировать себя в качестве единственного арбитра наряду с Ганнуши, который делает то же самое на своей стороне.Социолог отметил, что одна из целей состоит в том, чтобы «сделать содержание переговоров менее прозрачным, чтобы отклонить критику и избежать необходимости постоянно оправдывать полезность альянса или стратегический выбор, сделанный консенсусным и осторожным образом». [fn] Интервью Крайсис Груп с социологом, Тунис, октябрь 2017 г. Скрыть сноску

    Поиск восходящего компромисса между Ганнуши и Эссебси и, в меньшей степени, между коалиционными партиями ведет к подрыву и ослаблению роли Собрания народных представителей (АНП).Президент ARP Мохамед Эннасер, член Nida Tounes, «управляет своим парламентом как министерством», отметил менеджер НПО, отвечающей за наращивание потенциала в Ассамблее:

    Вмешательство депутатов — это все для показухи. Законы принимаются с небольшими поправками. Депутаты разочарованы. Они участвуют в различных проектах, но не имеют структуры. У них нет четкого представления о своей работе. Законодательная повестка навязывается им в последнюю минуту, они этого не знают.Все сделки между политическими партиями осуществляются на Согласительной комиссии. [fn] Эта специальная комиссия была создана в июне 2013 г. с целью упорядочить компромисс между различными политическими группами во время усиления поляризации сторонников и противников Тройки. Скрыть сноску Cette ad hoc a été créée en juin 2013 afin de faciliter le compromis entre les différentes politiques lors de la montée de la entre pro et anti-troika.Скрыть сноску

    В результате, несмотря на демократическую атмосферу, которую оппозиция пытается сохранить, спровоцировав разногласия, парламент рискует превратиться в штамповочную ассамблею для заранее подготовленных политических решений, как это было при режиме Бен Али. Многие депутаты «меняют позиции после телефонного звонка», заметил бывший помощник парламентария. [fn] Интервью Крайсис Груп с помощником парламента при Тройке (2011–2014 гг.), Тунис, октябрь 2017 г.Скрыть сноску

    Для большинства повышение роли Ассамблеи далеко не приоритет. В ряде случаев «Нида Тунес» и «Ан-Нахда» отменяли рассмотрение проекта органического закона с помощью своих финансовых административных полномочий, которые, по мнению нескольких экспертов по парламентским вопросам, позволили бы ей получить необходимые средства для работы над фактически в соответствии с конституционными рамками. [fn] Конституция Туниса от 26 января 2014 г.Скрыть сноску Все более и более очевидным становится разрыв между конституционными принципами, сформулированными на основе консенсуса на первом переходном этапе, и реалиями современной политической жизни.

    Недостаточно инвестируя в укрепление демократических институтов, политический класс удерживает страну в бесконечном переходном состоянии, что ослабляет государство. Эссебси и Ганнуши посредством своих многочисленных тайных встреч поддерживают коалицию и уменьшают поляризацию, но также персонализируют каналы для политических дискуссий и управления кризисом, тем самым увеличивая вероятность насильственного конфликта в случае исчезновения одного из них.Даже если в своих новогодних пожеланиях на 2018 год глава государства заявил, что в течение года будет создан Конституционный суд, отсутствие этого органа – единственного, наделенного полномочиями определять предварительную или окончательную вакансию на пост президента республики – создает риск неконституционной передачи президентской власти. [fn] «Beji Caid Essebsi: 2018 sera une année décisive (videos)», Mosaïque FM (www.mosaiquefm.net), 31 декабря 2017 г.Скрыть сноску Такой сценарий усилит сторонников авторитарной реставрации. [fn] Интервью Крайсис Груп, юриста, члена международной НПО, Тунис, октябрь 2017 г. Скрыть сноску Entretien de Crisis Group, юрист, член международной организации ONG, Тунис, октябрь 2017 г.

    A. Дилемма лиц, принимающих политические решения

    Лица, принимающие политические решения, сталкиваются с очень деликатной проблемой, когда возникают сомнения в эффективности демократии для преодоления вызовов.Рискуя ослабить институты и частично потерять свою международную легитимность, они должны применять конституцию в соответствии с принципами, определенными бывшим парламентом. В то же время, в январе 2014 года революционная волна, принесенная так называемой «арабской весной», пошла на убыль, Исламское государство завоевало феноменальные позиции в Сирии и Ираке с 2013 года, в июле 2013 года в Египте произошел государственный переворот. , а в июле-августе 2014 года в Ливии началась гражданская война.

    В то же время лица, принимающие политические решения, должны изо всех сил стараться поддерживать коалицию, которая предотвращает поляризацию между «за» и «против» Ан-Нахды, но чей нынешний режим работы довольно непрозрачен и усиливает оппозицию «революционеров» и ностальгия по авторитарному режиму.Они также должны решать повседневные вопросы безопасности, особенно экономические проблемы, которые угрожают стабильности страны.

    С 2016 года значительная деградация экономических основ увеличила вероятность неконтролируемых беспорядков, а это означает, что политики вынуждены принимать немедленные меры. Рост оставался слабым (между 1 и 2 процентами). Тунисский динар упал на одну треть своей стоимости за год, не повысив внешней конкурентоспособности национального производства и не сократив дефицит торгового баланса, который продолжает расти. [fn] За первые десять месяцев 2017 года он достиг 3,2 млрд динаров, т.е. 5,2 млрд долларов. См. «Balance Commerciale Mensuelle», Institut national de la statistique (INS). Скрыть сноску. Заработная плата государственных служащих потребляет практически половину государственного бюджета, оставляя мало средств на проекты развития. Простые граждане страдают от скачков цен и испытывают уровень инфляции, который намного превышает официальный уровень в 6,3%. [fn] «Экономические таблицы»; «Synthèses mensuelles des principaux signalurs de la conjuncture économique», Institut National de la Statistique (INS).Интервью Крайсис Груп с экономистами, Тунис, сентябрь 2017 г. Скрыть сноску Международные организации, такие как Международный валютный фонд (МВФ), выражали свою озабоченность и регулярно подчеркивали свое недовольство сложившейся ситуацией. [fn] Интервью Крайсис Груп с руководителями международной организации, май-ноябрь 2017 г. Скрыть сноску

    С середины 2017 года, несмотря на новые региональные возможности, [fn] Тауфик Хабаиб, «Омар Бехи и 130 тунисских экономистов-коммандос, экспортирующих в Катар», Leaders , 14 ноября 2017 г.Скрыть Footnote Предприниматели из авторитетной элиты пострадали от участившихся налоговых проверок, направленных на «любой ценой получение доходов в государственную казну». [fn] Entretien de Crisis Group, предприниматель Сфаксиен, Тунис, ноябрь 2017 г. Скрыть сноску Бизнесмены из неформальной экономики считают, что война с коррупцией, начатая главой правительства в мае 2017 г., оказывает на них давление. [fn] Entretiens de Crisis Group, hommes d’affaires du Sud du pays, Тунис, июль 2017 г.Скрыть сноску

    Непрекращающееся падение уровня жизни среднего класса усугубляет напряженность внутри политических партий, особенно в партии «Ан-Нахда», чьи сторонники на низовом уровне страдают от роста цен, как и любой другой рядовой гражданин. Это приводит к тому, что боевики обвиняют своих лидеров в неспособности исправить ситуацию. Ежедневные лишения, инфляция и относительная деградация общественной инфраструктуры (транспорт, здравоохранение, образование), ударяющие по рабочим районам, порождают ностальгию по 1990-2000-м годам, т.е. когда у власти был Бен Али, делая граждан более восприимчивы к националистическому дискурсу некоторых представителей старого режима.Эти деятели становятся заметными в СМИ, и они не колеблясь отождествляют демократию и защиту прав человека со слабостью государства, поддержкой джихадистского терроризма и вмешательством Запада. [fn] «Лотфи Ламери, представляющие организации по защите прав человека и руководящую роль Хьюман Райтс Вотч в Тунисе, звонят по социальным сетям», Huffington Post Maghreb (www.huffpostmaghreb.com) , 10 ноября 2011 г. Скрыть сноску « Lotfi Laameri s’en prend aux Organizations des droits de l’homme et à la directrice Human Rights Watch в Тунисе, tollé sur les réseaux sociaux », Huffington Post Maghreb (www.huffpostmagreb.com), 10 ноября 2011 г. Скрыть сноску

    B. Возрождение авторитарного режима: рискованная и нереалистичная игра

    Ослабление государственных институтов придает правдоподобность голосам «антиарабской весны», которые часто ностальгируют по эпохе Бен Али. Они неявно утверждают, что единственный способ спасти страну — это централизовать власть и ресурсы в руках уполномоченного исполнительного органа с единой идеологией и вернуть всемогущее президентство. [fn] Интервью Крайсис Груп, политиков и высокопоставленных государственных чиновников, Тунис, 2017 г. Скрыть сноску Приверженцы этого безрассудного отступления утверждают, что институты, созданные после ухода Бен Али, являются искусственными, неподходящими для тунисской политической культуры, и неблагополучный. С их точки зрения, демократическая трансплантация не приживается, о чем свидетельствует умножение центров власти, коррупции и бесполезных дебатов политиков. [fn] Хабиб Аяди, «Unutile Assemblée inutile, l’Assemblée des représentants du peuple», Leaders , 30 октября 2017 г.Скрыть сноску Этот «фоновый шум, согласно которому демократия в Тунисе не функционирует», как выразился один европейский дипломат, становится все громче и побуждает некоторых общественных интеллектуалов в средствах массовой информации критиковать тунисский переходный период в целом и, в частности, конституцию, если только из популизма. [fn] Интервью Крайсис Груп с европейским дипломатом, Тунис, октябрь 2017 г. Скрыть сноску

    Многие политики и государственные чиновники считают, что независимые временные административные органы (ISIE, HAICA, INLUCC) ослабляют центральную власть. [fn] Интервью Крайсис Груп, политиков и высокопоставленных государственных чиновников, Тунис, 2017 г. Скрыть сноску В некотором смысле это правда, хотя бы потому, что у них нет необходимых технических и финансовых средств для выполнения обязанностей по мониторингу и регулированию, которые они предполагается проводить вместо штатной бюрократии. Как объясняет высокопоставленный государственный чиновник, вторя обвинению Эссебси в том, что эти органы представляют угрозу «существованию государства и его целостности»: La Presse : «Политическая система, обеспечивающая развитие и стабильность», La Presse de Tunisie (www.lapresse.tn), 6 сентября 2017 г. Скрыть сноску

    Эти институты подрывают власть государства. Они представляют собой юридическую и административную власть, но фактически не независимы от политических партий или центрального правительства. У них есть эксклюзивные области компетенции, но им не хватает средств для их применения. [fn] Интервью Крайсис Груп с высокопоставленным государственным чиновником, Тунис, сентябрь 2017 г. Hide Footnote Entretien de Crisis Group, haut fonctionnaire, Тунис, сентябрь 2017 г.Скрыть сноску

    Предоставляя им правовой статус, который наделяет их широкими прерогативами де-юре, но не поддерживая их фактические прерогативы, лица, принимающие политические решения, подрывают государственное управление. Последний, в свою очередь, отказывается работать с этими властями, которые затем защищают свои корпоративные владения. [сн] Интервью Крайсис Груп с высокопоставленными государственными чиновниками, сентябрь 2017 г. Скрыть сноску Ситуация сравнима с ситуацией, парализующей Собрание народных представителей (АРП), при условии наличия законопроектов, предложенных исполнительной властью, но необходимых финансовых средств. и административная автономия для выполнения своей роли, закрепленной в конституции. [fn] Конституция Туниса от 26 января 2014 г. Скрыть сноску

    По мнению некоторых диссидентов и членов партии Нида Тунес, поскольку нынешний режим действует практически на президентской основе, эта реальность должна быть отражена в конституции, как это предлагает глава государства, и «перейти к системе мажоритарного голосования, будет иметь преимущество стабильного большинства без необходимости прибегать к извращенной коалиции». [fn] Интервью Крайсис Груп с лидером Nida Tounes, Тунис, октябрь 2017 г.Скрыть сноску

    Но, учитывая скрытую поляризацию между фракциями сторонников и противников Ан-Нахда, открытие дебатов о внесении поправок в конституцию было бы рискованным гамбитом, создающим возможность того, что одна из этих групп сформирует большинство, исключая другую. Двусмысленность конституции в отношении прерогатив двух лидеров исполнительной власти можно рассматривать как мирный договор между политическими силами, развязанный восстанием 2010–2011 годов. Попытки изменить его, как выразился один активист гражданского общества, «[когда] он еще не реализован и учитывая, что политики не предоставили смешанной парламентской системе средства для выполнения ее работы», [фн] Интервью Крайсис Груп с активистом гражданского общества, Тунис, октябрь 2017 г.Скрыть сноску может либо вновь разжечь идеологические конфликты, якобы разрешенные в ходе конституционного процесса (2011-2014 гг.), либо привести к все более жесткому режиму.

    Лидеры «Ан-Нахды», несмотря на поддержку парламентаризма во время разработки конституции, сейчас разделились по этому вопросу. Некоторые считают, что сдвиг режима в сторону президентского правления со всеми вытекающими отсюда рисками уже происходит и что необходимы переговоры, чтобы обеспечить партии меньшинство, но стабильную роль в формирующемся авторитарном режиме. [fn] Интервью Крайсис Груп, активист гражданского общества, имеющий тесные связи с Ан-Нахда, сторонники Ан-Нахды, Тунис, ноябрь 2017 г. ожидая, что президентские выборы 2019 года пройдут в этот более благоприятный период. Другие утверждают, что президентский режим позволил бы одному лидеру или партии доминировать над будущим Конституционным судом и независимыми конституционными властями, и это означало бы конец демократии, красную черту, которую, по их словам, они готовы пересечь, «даже если половина партия должна была вернуться в тюрьму», по словам одного из членов партии. [fn] Интервью Крайсис Груп с представителем «Ан-Нахда», Тунис, ноябрь 2017 г. Скрыть сноску Entretien de Crisis Group, ответственный д’Ан-Нахда, Тунис, ноябрь 2017 г. Международные партнеры Туниса должны продолжать поддерживать эти реформы, которые являются единственным средством укрепления государства и поддержания долгосрочной стабильности.

    Пока что политический класс еще не поддался этому авторитарному искушению, наблюдаемому многими международными аналитиками и критикуемому как «реставрация» различными активистами гражданского общества, которые часто преувеличивают. [fn] Сара Э. Йеркс, «Демократия рухнула? Tunisia’s Transition Veers Off Course», Foreign Affairs , 2 October 2017.Hide Footnote Учитывая различные социально-экономические, политические и административные разногласия, а также свободу выражения мнений, полученную с 2011 года, возвращение к режиму в стиле Бен Али кажется нереалистичным . Это означало бы, что политическая сила или коалиция безопасности могла бы заблокировать страну и восстановить систему наблюдения и контроля над населением, которая опиралась на несуществующее КОД (бывшая правящая партия-гегемон, распущенная около семи лет назад и члены которой сейчас рассеяны по стране). политически) и ныне раздробленное министерство внутренних дел. [fn] Доклад Крайсис Груп по Ближнему Востоку и Северной Африке № 163, Стратегия реформ и безопасности в Тунисе , 23 июля 2015 г. Скрыть сноску В настоящее время этот вариант остается технически невозможным.

    В любом случае, даже за счет расширения исполнительной власти и восстановления авторитарного режима Тунис никоим образом не преодолеет проблемы структурной безопасности и экономики, с которыми он сталкивается. Наоборот, такой шаг приведет к дальнейшему обострению политической и социальной напряженности.Тунис попадет в спираль репрессий, призванных восстановить атмосферу страха среди членов оппозиции и гражданского общества. Свобода слова будет ограничена, что сделает лиц, принимающих политические решения, менее восприимчивыми к большим слоям общества, снизит качество жизни и усилит чувство социально-региональной дискриминации и еще больше повысит вероятность восстания против государства.

    Возрождение авторитарного режима также поставит под угрозу культуру переговоров и поиска мирных компромиссов — подход, который укрепился после падения прежнего режима.Даже при наличии сильной исполнительной власти, способной принимать оперативные решения, результатом, скорее всего, станет провал реформ, направленных на повышение эффективности государственного управления (прозрачность, ответственность, улучшение отношений между государством и гражданами). Это также ограничило бы инициативы и творческий подход, необходимые для бизнес-инноваций для повышения экономической конкурентоспособности. Наконец, расточительство демократического авторитета, завоеванного Тунисом в международном масштабе, лишило бы страну значительной части финансовой и политической поддержки, которую она получает из-за рубежа. [fn] Существует риск того, что крупная международная финансовая поддержка, составляющая почти 20 процентов государственного бюджета в 2017 году, не будет возобновлена, если страна скатится к авторитаризму и жестоким репрессиям против прежний режим. Интервью Крайсис Груп с членами международных организаций и властями, Тунис, 2016–2017 годы. платит ренуаит с авторитаризмом и жестокой практикой старого режима.Entretiens de Crisis Group, члены инстанций и международных организаций, Тунис, 2016–2017 годы. Скрыть сноску

    Вместо того чтобы предпринимать тщетные попытки воссоздать институты прежнего режима, что было бы равносильно авантюризму, Тунису следует укреплять свои институты, соблюдая и выполняя свою конституцию. Несмотря на то, что постбеналиевская революционная эйфория прошла и коалиция тратит больше времени на то, чтобы выжить, чем на проведение реформ, страна продолжает двигаться вперед, хотя и нелинейно.

    Но чтобы Тунис закрепил свой переходный период и подготовился к непредвиденным вызовам, политический класс должен избегать внесения поправок в конституцию. Вместо этого он должен найти необходимую готовность как можно скорее создать Конституционный суд, повысить автономию парламента, создать эффективные независимые конституционные органы и провести муниципальные выборы в 2018 году.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.