Содержание

Международная академия исследования лжи — Учёба.ру

Высшее образование онлайн

Федеральный проект дистанционного образования.

Я б в нефтяники пошел!

Пройди тест, узнай свою будущую профессию и как её получить.

Химия и биотехнологии в РТУ МИРЭА

120 лет опыта подготовки

Международный колледж искусств и коммуникаций

МКИК — современный колледж

Английский язык

Совместно с экспертами Wall Street English мы решили рассказать об английском языке так, чтобы его захотелось выучить.

15 правил безопасного поведения в интернете

Простые, но важные правила безопасного поведения в Сети.

Олимпиады для школьников

Перечень, календарь, уровни, льготы.

Первый экономический

Рассказываем о том, чем живёт и как устроен РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Билет в Голландию

Участвуй в конкурсе и выиграй поездку в Голландию на обучение в одной из летних школ Университета Радбауд.

Цифровые герои

Они создают интернет-сервисы, социальные сети, игры и приложения, которыми ежедневно пользуются миллионы людей во всём мире.

Работа будущего

Как новые технологии, научные открытия и инновации изменят ландшафт на рынке труда в ближайшие 20-30 лет

Профессии мечты

Совместно с центром онлайн-обучения Фоксфорд мы решили узнать у школьников, кем они мечтают стать и куда планируют поступать.

Экономическое образование

О том, что собой представляет современная экономика, и какие карьерные перспективы открываются перед будущими экономистами.

Гуманитарная сфера

Разговариваем с экспертами о важности гуманитарного образования и областях его применения на практике.

Молодые инженеры

Инженерные специальности становятся всё более востребованными и перспективными.

Табель о рангах

Что такое гражданская служба, кто такие госслужащие и какое образование является хорошим стартом для будущих чиновников.

Карьера в нефтехимии

Нефтехимия — это инновации, реальное производство продукции, которая есть в каждом доме.

Международная Академия исследования лжи (Москва). Все Тренинги .ру

Мы изучаем «теорию лжи» и демонстрируем «практику правды» в нашей работе и деятельности.

Мы всегда видим ложь. И за это нам платят деньги. И, естественно, возникает вопрос — как мы это делаем и что мы для этого используем.

Полиграф популярен во всем мире. Особую известность он приобрёл в США. Россия не стала исключением. У нас в стране, наверное, как и во всем мире за первенство в области исследований идёт жестокая конкуренция. Американские полиграфологи, российские учёные (в.т.ч. Академик Варламов В.А. — создатель серии полиграфов, не имеющих аналогов в мире) пытаются создать суперсовременный и абсолютно точный прибор, который смог бы со стопроцентной уверенностью отличить правду от лжи. Однако это невозможно.

И как показывает практика, полиграф считывает изменения, происходящие в организме человека, однако он не способен выяснить истинную причину этих изменений. И это очень хорошо показано в популярном сериале «Теория лжи. Обмани меня».

Однако правду установить можно и для этого нужно использовать комплексную систему в детекции лжи. И практика это подтверждает ежедневно.

«Вся правда написана на ваших лицах».

Человек, говорящий неправду, обязательно скажет правду всем своим телом. Особенностью методик, которые используют сотрудники Академии, как раз и заключается в заключается в комплексном использовании и изучении всех достижений современной науки. Специалисты Академии, являясь профессионалами по невербальному определению лжи, в своей работе опираются на аппаратные и безаппаратные визуальные методики верификации лжи. В своей деятельности мы в первую очередь опираемся на методы знаменитого американского учёного Пола Экмана.

Мы используем полиграф как установленный законом и только как общепринятый всеми метод документальной фиксации неправды. Однако нашими достоинством, силой и преимуществом остаётся в комплексном принятии всех методов верификации лжи.

Среди полиграфологов есть замечательная поговорка — «полиграф обмануть можно — полиграфолога нельзя». И это абсолютная правда. Однако в связи с коммерциализацией рынка детекции лжи проверками стали заниматься люди, не имеющие ни психологического образования, ни опыта работы с людьми и совершенно профанирующие сисетму полиграфных проверок. Из-за этого складывается неверное представление о полиграфных проверках.

Особенностью работы наших специалистов является стопроцентное установление правды или точности исследования. Подтверждение исследований прорабатывается несколькими способами анализа информации (полиграф, анализатор стресса по голосу, визуальная психодиагностика, тестирование). Исследования проводятся только специалистами-психологами, имеющими специальное профильное образование. Мы постоянно стремимся к использованию в своей практике только последних достижений в области верификации лжи.

Специалисты Академии являются профессиональными психологами и психиатрами, имеющими собственные разработки в области бизнес-психологии. Мы активно сотрудничаем с организациями, работающими в этой области на территории СНГ и дальнем зарубежье. Клиентами Академии являются известные московские, российские и западные предприятия.

Мы предлагаем огромный спектр услуг:

  • Психологическое тестирование персонала.
    • Предоставляет истинную характеристику качеств человека, знание которых позволяет вам точно позиционировать будущего сотрудника внутри компании и максимально использовать все его способности. Даёт рекомендации («ключ») по работе именно с этим индивидуумом. Позволяет найти подход для быстрой адаптации соискателя в компании и последующего воздействия на сотрудника.
  • Проведение психологического тестирования соискателей на должность.
    • Обследование персонала для выявления состояния сотрудника в коллективе и межличностных отношений в группе.
    • Научно-методическая деятельность — разработка новых и адаптация старых методик для выполнения психологического тестирования.
  • Психофизиологическое тестирование персонала с помощью полиграфа (детектора лжи).
    • Предоставляет истинные данные о фактах в биографии сотрудника, которые по объективным обстоятельствам не могут быть искренне и правдиво изложены проверяемым.
  • Скрининговые проверки.
    • Проведение психофизиологического тестирования соискателей на должность.
  • Профилактические проверки.
    • Периодическое обследование персонала по выявлению нарушений совершаемых в текущий период.
  • Проверки увольняемого персонала.
    • Обследование персонала по выявлению нарушений совершенных в период работы на фирме. Позволяют избежать потерь от так называемого «законсервированного» вреда и предотвращают хищение коммерческой информации, документов и баз данных.
  • Весь комплекс услуг по проведению служебных расследований.
    • Опция полиграфа, падающая на выявление единственного виновного и реабилитацию остальных подозреваемых сотрудников.
  • Обучение на полиграфе и основам распознавания лжи.
    • Академия, единственная в России, которая представляет на рынке ряд уникальных образовательных программ. Готовим по специальным программам специалистов-профайлеров и предлагаем услуги профайлера для обеспечения успешных переговоров. Мы также готовим экспертов-полиграфологов по собственным программам с углублённым изучением психологии и невербальной коммуникации.

Выстраивать эффективные модели ведения бизнеса на всех уровнях управления, помогать людям налаживать контакты, и не только деловые, но и межличностные — вот наша миссия.

Мы команда профессионалов, которая работает достаточно давно и качественно. Для нас нет понятия КРИЗИС. Мы его не видели.

Потому что точно знаем, как достигать поставленной цели.

Это происходит потому, что при ведении проектов мы придерживаемся нескольких важных правил:

  1. Все дела и проекты ведутся по нашим правилам, поскольку как показала практика, мы зачастую лучше знаем, что нужно делать. Если бы не знали, к нам бы не обращались.
  2. Проект, за который берётся наша команда, должны соответствовать нашей модели мира и опираться на позитивную власть (с дураками и криминалом не работаем принципиально).
  3. Бизнес должен поддерживать нашу жизнь. А не наоборот.
  4. Бесплатно мы не работаем. Задёшево — тоже. НАШ бизнес — не хобби. За занятие любимым хобби люди платят любые деньги. Наш бизнес — это наша работа. Которую, мы любим, предаёмся ей всей душой и знаем, что далеко не каждый может делать то, что делаем МЫ настолько же эффективно. Соответственно, она должна так и оплачиваться.
  5. Это не значит, что мы берёмся за любой проект, сколько бы нам не заплатили. Мы не продаёмся! Мы честно зарабатываем деньги. Проект должен нас интересовать. Иначе работа в большинстве своём для нас не будет иметь смысла. Деньги можно заработать множеством способов. НАМ на сегодняшний день повезло, мы можем себе позволить выбирать только интересные проекты, над которыми хочется работать нашей команде. И которые оплачивают наши цели, мечты и желания. А их у нас немало. Наверное, не меньше чем у ВАС!
  6. Если мы берёмся за проект, мы доводим его до конца, и сами определяем, сколько времени и какие ресурсы нам понадобятся для достижения результата.
  7. Хотим заметить что, семизначные цифры не дают заказчику права звонить нам в третьем часу ночи и спрашивать, будет ли все готово вовремя. На это есть своё время. И менеджер проекта, которому обычно и можно звонить. В заранее обговорённые часы.
  8. И когда это все становится понятно — мы можем поговорить о возможной работе вместе.

Профессионализм — единственная основа успешности!

Международная академия исследования лжи 2022, проходной балл, стоимость обучения, официальный сайт

Профайлер-верификатор

от1 недели

35000 р.

Повышение квалификации

Любой
Когда Стоимость Срок обучения График занятий Вариант обучения
по мере набора 70000 р. 10 недель 128ак.ч Осень 2021, 2 раза в неделю с 19.00 до 21.30 Вечерняя
по мере набора 70000 р. 10 дней 128ак.ч Февраль 2022 года. Суббота воскресенье, с 11.00 до 18.00 Группа выходного дня
1 авг 35000 р. 3 месяца 128ак.ч Дистанционная
2 авг →8 авг 70000 р. 7 дней 128ак.ч ежедневно с 11.00 до 18.00 Интенсив Очная

Отзывы о Международная академия исследования лжи

Что ВсёКонцертыФильмы в прокатеСпектакли в театрах8 мартаАвтособытияАкцииАлые парусаБалБалет, операБлаготворительностьВечеринки и дискотекиВыставкиВыступления DJДень влюбленныхДень городаДень ПобедыДень снятия блокадыКинопоказыКонференцииКрасота и модаЛекции, семинары и тренингиЛитератураМасленицаМероприятия в ресторанахМероприятия ВОВНочь музеевОбластные событияОбщественные акцииОнлайн трансляцииПасхаПраздники и мероприятияПрезентации и открытияПремииРазвлекательные событияРазвлечения для детейРеконструкцииРелигияРождество и Новый годРождество и Новый Год в ресторанахСобытия на улицеСпектаклиСпортивные события Творческие вечераФестивалиФК ЗенитШкольные каникулыЭкологические событияЭкскурсииЯрмарки

Где ВездеАдминистрации р-новКреативные art заведенияПарки аттракционов, детские развлекательные центрыКлубы воздухоплаванияБазы, пансионаты, центры загородного отдыхаСауны и баниБарыБассейны и школы плаванияЧитальные залы и библиотекиМеста, где играть в бильярдБоулингМагазины, бутики, шоу-румы одеждыВерёвочные городки и паркиВодопады и гейзерыКомплексы и залы для выставокГей и лесби клубыГоры, скалы и высотыОтели ГостиницыДворцыДворы-колодцы, подъездыЛагеря для отдыха и развития детейПрочие места отдыха и развлеченийЗаброшки — здания, лагеря, отели и заводыВетеринарные клиники, питомники, зоогостиницыЗалы для выступлений, аренда залов для выступленийЗалы для переговоров, аренда залов для переговоровЗалы и помещения для вечеринок, аренда залов и помещений для вечеринокЗалы и помещения для мероприятий, аренда залов и помещений для мероприятийЗалы и помещения для праздников, аренда залов и помещений для праздниковЗалы и помещения для празднования дня рождения, аренда залов и помещений для празднования дня рожденияЗалы и помещения для проведения корпоративов, аренда залов и помещений для проведения корпоративовЗалы и помещения для проведения семинаров, аренда залов и помещений для проведения семинаровЗалы и помещения для тренингов, аренда залов и помещений для тренинговЗалы со сценой, аренда залов со сценойКонтактные зоопарки и парки с животнымиТуристические инфоцентрыСтудии йогиКараоке клубы и барыКартинг центрыЛедовые катки и горкиРестораны, бары, кафеКвесты в реальности для детей и взрослыхПлощадки для игры в кёрлингКиноцентры и кинотеатрыМогилы и некрополиВодное поло. байдарки, яхтинг, парусные клубыКоворкинг центрыКонференц-залы и помещения для проведения конференций, аренда конференц-залов и помещений для проведения конференцийКонные прогулки на лошадяхКрепости и замкиЛофты для вечеринок, аренда лофтов для вечеринокЛофты для дней рождения, аренда лофта для дней рожденияЛофты для праздников, аренда лофта для праздниковЛофты для свадьбы, аренда лофтов для свадьбыМагазины одежды и продуктов питанияМаяки и фортыМед клиники и поликлиникиДетские места отдыхаРазводный, вантовые, исторические мостыМузеиГосударственные музеи-заповедники (ГМЗ)Креативные и прикольные домаНочные бары и клубыПляжи, реки и озераПамятники и скульптурыПарки, сады и скверы, лесопарки и лесаПейнтбол и ЛазертагКатакомбы и подземные гротыПлощадиПлощадки для мастер-классов, аренда площадкок для мастер-классовПомещения и конференц залы для событий, конференций, тренинговЗалы для концертовПристани, причалы, порты, стоянкиПриюты и фонды помощиПрокат спортивного инвентаряСтудии красоты и парикмахерскиеОткрытые видовые крыши и площадкиКомплексы, арены, стадионыМужской и женский стриптиз девушекЗалы и помещения для онлайн-мероприятий, аренда залов и помещений для онлайн-мероприятийШколы танцевГипер и супермаркетыДК и театрыЭкскурсионные теплоходы по Неве, Лагоде и Финскому ЗаливуТоргово-развлекательные центры, комплексы и торговые центры, бизнес центрыУниверситеты, институты, академии, колледжиФитнес центры, спортивные клубы и оздоровительные центрыПространства для фотосессий и фотосъемкиСоборы, храмы и церкви

Когда Любое времясегодня Вт, 5 апрелязавтра Ср, 6 апрелячетверг, 7 апреляпятница, 8 апрелясуббота, 9 апрелявоскресенье, 10 апреляпонедельник, 11 апрелявторник, 12 апрелясреда, 13 апрелячетверг, 14 апреля

Международная Академия Исследования Лжи, тренинговая компания, учебный центр

Есть закономерный и предсказуемый результат работы, правильная постановка и уверенное достижение цели. А Ваши главные враги — это лень и ложь.

С ленью Вы справитесь сами, а бороться с ложью мы Вас научим!

Причины неизбежного успеха на рынке детекции лжи?

Почему НАШИ выпускники и сотрудники видят ложь сразу?

Почему Академия растет стремительными темпами?

Почему с нами сотрудничают лучшие компании?

1. Мы — практики.

  • Мы анализируем, учимся и развиваемся в опоре на каждодневные проверки и экспертизы. Мало кто в России и за рубежом может похвастать таким исследовательским опытом.

2. Знания.

  • Мы взяли опыт лучших специалистов в области детекции лжи, включая американский опыт, опыт Пола Экмана, опыт занаменитой 30-й лабаратории КГБ СССР, адаптировали его к российской реальности и российскому бизнесу, пропустили через него сотни своих студентов. Теперь мы можем давать «выжимку» — концентрат практических знаний, отфильтрованный от злободневных рассуждений, опирающийся на строгий понятийный,научный аппарат.

3. Среда.

  • Здоровая среда — это общество умных, позитивных людей, разделяющих твои ценности, готовых помочь и поделиться своими знаниями и опытом в любой ситуации. IARL — сообщество, основанное на принятии позиции каждого человека, реализующее в детекции лжи принцип ЧЕЛОВЕКОЛЮБИЯ и ЧЕЛОВЕКОВЕДЕНИЯ.

4. Методология.

  • Мы говорим простыми словами, без лишних усложнений. Мы говорим на живом языке. Мы говорим с юмором, иногда может показаться, что легковесно. Но за видимой простотой стоит продуманная и выверенная образовательная методология и структура, в ее основе лежат исследования ученых-эволюционистов: Пола Экмана, Дисмонда Морриса, Роберта Плутчика, Грегори Бейтсона и многих других исследователей.

5. Удовольствие.

  • Кругом люди критикуют всех подряд и стараются изменить мир и людей. Мы верим, что человек, в первую очередь, должен и может меняться сам — сам становиться хорошим человеком — здоровым, успешным, эффективным, а главное, счастливым!

Мы начинали Академию не как коммерческий проект, а ради удовольствия, — все, что мы делаем с удовольствием, — мы делаем хорошо. Мы не ушли от этого принципа и сегодня. Слушатели и партнеры чувствуют это.

Им хорошо с нами, а нам с ними.

Наши пользователи еще не оставили отзывов об этом учебном центре. Станьте первым!

Копытько Александр , Сертифицированный эксперт-профайлер, специалист в области профайлинга и безинструментальной детекции лжи, профессиональный переговорщик, бизнес-консультант, Международная академия исследования лжи

Образование

2005 г. – юридический факультет, Институт им. К. В.Россинского.

Образовательные курсы и аккредитации

2012 г. – Профайлер-специалист (г. Москва, Международная Академия исследования лжи, Спирица Е. В.),
2013 г. – Профайлер-эксперт (г. Москва, Международная Академия исследования лжи, Спирица Е. В.),
2014 г. – Бизнес-вербовка (г. Москва, Институт Современного НЛП, Пелехатый М. М., Международная Академия исследования лжи, Спирица Е. В.),
2014 г. – FACS (Facial Аction Coding System). Распознавание лжи по мимике (г. Москва, Представительство Paul Ekman International),
2015 г. – Гарвардские переговоры (г. Москва, Институт Современного НЛП, Пелехатый М. М.),
2015 г. – Система FACS (г. Москва, Международная Академия исследования лжи, Баев М. С.),
2016 г. – Семь радикалов (г. Москва, Тренинговый центр Asset Consulting & Training Group, Пономаренко В. В.),
2017 г. – НЛП-практик (г. Краснодар, Учебный центр НЛП КРАСНОДАР, Крохалевская В. С.),
2018 г. – Детекция лжи. Онлайн-курс (г. Москва, СёрчИнформ, Филатов А. В.),
2018 г. – Тренинг тренеров (г. Москва, тренинговый центр «Синтон», Паратнова О. Н.),
2018 г. – Лечение аллергий (г. Ростов-на-Дону, Институт Современного НЛП М. Пелехатого, Янчиков В. Н.),
2018 г. – Эриксоновский гипноз (г. Москва, Институт групповой и семейной психологии и психотерапии, Гинзбург М. Р.),
2018 – 2019 гг. – НЛП-мастер (г. Краснодар, Учебный центр НЛП КРАСНОДАР», Крохалевская В. С.).

Профессиональный опыт

2002 г. – частное охранное предприятие «Оберег»*,
10.2013 г. – н. вр. учредитель, Тихорецкгазсервис
03.2016 г. – н. вр. учредитель, Газстройсервис
03. 2017 г. – н. вр. учредитель, Геострой-Тихорецк
04.2017 г. – н. вр. учредитель, Флос
Имеет опыт проведения избирательных кампаний кандидатов в Государственную Думу, Законодательное собрание, Городскую Думу.
*ЧОП «Оберег» занимается консультациями по вопросам обеспечения безопасности мероприятий до 15 000 человек, на которых присутствуют первые лица государства.
Проводит корпоративные тренинги по продажам, эффективным переговорам, профайлингу для компаний из сфер:
недвижимости, безопасности, оптовой и розничной торговли, крупных сетевых операторов обслуживания питания на территории России, для штабов партий, кандидатов в депутаты и депутатов политических партий.

Профессиональные достижения:

Победитель турнира по управленческой борьбе «Кубок Дона 2016. Осень», 23–24 сентября 2016 года.
Победитель Летнего Турнира по классической управленческой борьбе в Краснодаре, 17–18 июня 2017 года.
Победитель Фестиваля управленческой борьбы «Убеди! – 2017», 21–22 октября 2017 года.
Победитель Турнира по классической управленческой борьбе Фестиваля управленческой борьбы «Убеди! – 2018», 20–21 октября 2018 года.

Наука о вранье. Чем занимается академия исследования лжи

Сейчас в академии есть девять факультетов, которые занимаются разными направлениями. Есть, например, направление, посвящённое транспортной и авиационной безопасности — сотрудников аэропортов и вокзалов обучают получать информацию о людях по их внешнему виду, мимике, манерам, и делать это максимально быстро, в условиях, когда нет возможности пообщаться с каждым, кто проходит мимо. Есть отдельное направление, которое занимается человеческим лицом. Там учат распознавать эмоции, передаваемые мимикой, причём не просто отслеживать их, но и пытаться понять, что они могут обозначать. Отдельный блок посвящён банковской безопасности — в первую очередь туда приходят те, кто выдаёт кредиты: им нужно научиться понимать, можно ли доверять тому или иному заёмщику и каких сюрпризов стоит от него ожидать. 

— До последнего времени мы работали в основном со специфическими заказчиками — теми, кто связан с безопасностью, — говорит Виктор. — Но сейчас потихоньку расширяемся и делаем программы также для тех, кто просто хотел бы начать лучше разбираться в людях и понимать, чем мотивированы те или иные их поступки. Это ведь полезно в любой работе, да и просто в общении. Хорошо, если перед тем, как вы пойдёте на более тесный контакт с каким-либо знакомым, вы будете примерно понимать, как с ним лучше взаимодействовать. В человеческом поведении всегда есть этакие маркеры, характерные поступки и фразы, после которых стоит задуматься и сделать выводы. И это совсем не значит, что с человеком нужно перестать общаться или обвинить его в чём-то. Просто, возможно, стоит быть немного прозорливее и понаблюдать за теми или иными его проявлениями.

Академия работает как с коммерческими, так и с некоммерческими структурами — например, некоторые специалисты сотрудничают с СК РФ, кто-то — с бизнес-структурами. 

— Мы стараемся выстраивать со всеми клиентами длительные отношения и рассматривать все варианты взаимодействия, — говорит Виктор. — Можем поучаствовать в каких-то проектах или познакомить друг с другом людей, которые явно друг другу пригодятся. Правда, бывают случаи, когда мы вообще ничем не можем помочь той или иной фирме. Например, случается такое, что кто-то из сотрудников что-то украл, и к нам обращаются, чтобы мы вроде как помогли выявить виновного. Но на самом деле начальству нужно не чтобы мы нашли человека, а чтобы помогли уличить того, кого они уже заранее считают преступником. И если он оказывается ни в чём не виноват, на нас ещё и злятся. То есть некоторые хотят, чтобы мы выступили этакими публичными палачами. Как правило, проблема в таких организациях лежит куда глубже, чем обычная кража. Мы стараемся в таких случаях сразу доступно объяснить, чем мы тут действительно можем быть полезны и чего от нас ожидать не стоит. 

Каждый, кто работает в академии, знает, что не стоит называть однажды совравшего человека лжецом. Да и вообще не нужно делать оценочных суждений — в конце концов, если бы все и всегда говорили только правду, непонятно, во что превратился бы наш мир. Работа Международной академии исследования лжи построена не на том, чтобы кого-то постоянно уличать и обвинять. Главное — понять окружающих людей и их мотивы и научиться с ними сосуществовать. В конце концов, хоть сериалы и основаны на вымысле, а враньё нельзя определить по тому, как человек чешет нос, иногда киногерои всё-таки бывают правы — все лгут, и с этим надо научиться жить.

P.S.:

Подготовить этот материал нам помогли наши друзья из фирмы «Кнопка» — они помогают Международной академии исследования лжи вести бухгалтерию. «Мы специалисты в области образовательных услуг и детекции лжи, — поясняет Виктор Макаров, — но отчётность и бухгалтерия — вовсе не наши сильные стороны. Пока формы отчётности были простыми, а наша организация маленькой, мы справлялись сами. Но со временем становилось всё сложнее. Как-то раз мы расстались с очередным бухгалтером и искали нового. А потом узнали про «Кнопку» и решили, что хотим отдать все дела, связанные с отчётностями и бумагами, специалистам на аутсорс. У нас и без того дел хватает».

Тема исследования 2017-18: Ложь | Институт перспективных исследований (IAS)

Стипендиаты доктор Джо Стадольник и доктор Грегори Уитфилд исследуют эту тему.

Эта тема открыта для самой широкой интерпретации и, как предполагается, затрагивает проблемы многих дисциплин и отделов, обеспечивая основу для размышлений в обход или даже в обход укоренившихся или установившихся способов мышления. Это может включать следующие проблемы:

  • Обман, ложь, дезинформация и ложь
  • Технологии обмана и отрицания, цифровые разработки и фабрикация фактов, вымыслов, фактоидов и вымыслов
  • Альтернативные факты, постправда, фейковые новости, двусмысленность и искажение фактов
  • Неверные нарративы, мифы и выдумки, рассказы и басни
  • Язык и ложь, онтологии лжи
  • Долгая история лжи
  • Добыча «правды»: пытки, принуждение и преследование
  • Ложные доказательства, идеологии, подделки и подлоги
  • Ересь и слухи, слухи и сплетни, умышленное незнание и тайны, уклонение и стирание
  • Полемика, убеждение, пропаганда и политика, заговоры и сокрытие
  • Достоверные доказательства, свидетельские показания, лжесвидетельство, клятвы и свидетельские показания, ложь и закон
  • Детекторы лжи и мозговые машины, сканеры мозга и неврология, для Энзик и выдумка
  • Этика и честность, утаивание информации и экономия на «правде»
  • Маскировка и маскировка, мошенники и обманщики, самосохранение, субъективность и стратегическая демонстрация/маскировка.
  • Подавление, отказ, регресс и отсрочка

IAS изучает эту тему в сотрудничестве с Мишконской академией в Мишкон-де-Рейя, разрабатывая программу мероприятий по следующим конкретным областям:

  • Технологии обмана и отрицания, цифровые разработки
  • Альтернативные факты, постправда, фальшивые новости, двусмысленность и искажение фактов
  • Этика и честность, сокрытие информации и экономия на «правде»
  • Достоверные доказательства, свидетельство лжесвидетельство, клятвы и показания, ложь и закон

Предстоящие события

Канал Funnelback: https://cms-feed.ucl.ac.uk/s/search.json?collection=drupal-social-and-hi… Дважды щелкните URL-адрес фида выше, чтобы отредактировать


Звуковой архив

Канал Funnelback: https://cms-feed. ucl.ac.uk/s/search.json?collection=drupal-social-and-hi… Дважды щелкните URL-адрес фида выше, чтобы отредактировать

Полиграф и детектор лжи | The National Academy Press

и поддержку комитета, особенно в связи с эмпирическим анализом, представленным в главе 5 и приложении F.

Этот отчет был рассмотрен в виде черновика лицами, выбранными с учетом их различных точек зрения и технических знаний, в соответствии с процедурами, утвержденными Комитетом по рассмотрению отчетов NRC. Цель этого независимого обзора состоит в том, чтобы предоставить откровенные и критические комментарии, которые помогут учреждению сделать опубликованный отчет как можно более надежным и гарантировать, что отчет соответствует установленным стандартам объективности, доказательств и соответствия стоимости исследования.Комментарии рецензента и черновик рукописи остаются конфиденциальными, чтобы защитить целостность совещательного процесса.

Мы благодарим за участие в рецензировании этого отчета следующих лиц: John F. Ahearne, Sigma Xi и Университет Дьюка; Гершон Бен-Шахар, кафедра психологии, Еврейский университет, Иерусалим; Рой Д’Андраде, факультет антропологии, Калифорнийский университет, Сан-Диего; Пол Джианелли, юридический факультет Университета Кейс Вестерн Резерв; Берт Ф. Грин-младший, почетный профессор психологии Университета Джонса Хопкинса; Джеймс А. Хэнли, кафедра эпидемиологии и биостатистики, Университет Макгилла, Канада; Барбара С. Хансен, Медицинский факультет Мэрилендского университета, Балтимор; Рэй Хайман, факультет психологии Орегонского университета; Салли Келлер-Макналти, специалист по статистике, Лос-Аламосская национальная лаборатория; Джон Кирчер, факультет педагогической психологии, Университет штата Юта; Джеймс Л. Макго, Центр нейробиологии обучения и памяти, Калифорнийский университет, Ирвин; Грегори А.Миллер, Университет Иллинойса; Уильям Ревелл, Северо-Западный университет; Энтони Э. Сигман, Макмертри, профессор технических наук, почетный член Стэнфордского университета; Роберт М. Стерн, Университет штата Пенсильвания; Стивен Стиглер, факультет статистики Чикагского университета; и Джеймс Вулси, Ши и Гарднер, Вашингтон, округ Колумбия.

Несмотря на то, что перечисленные выше рецензенты предоставили много конструктивных комментариев и предложений, их не просили одобрить выводы или рекомендации, и они не видели окончательный проект отчета перед его выпуском.За рецензированием этого отчета наблюдали Джон Бэйлар, Чикагский университет (почетный), и Майкл Познер, Факультет психологии Орегонского университета. Назначенные Национальным исследовательским советом, они отвечали за то, чтобы независимая экспертиза этого отчета проводилась в соответствии с институциональными процедурами и чтобы все комментарии по обзору были тщательно рассмотрены. Ответственность за окончательное содержание этого отчета полностью лежит на авторском комитете и учреждении.

Стивен Э. Финберг, Стул

Комитет по рассмотрению научных данных о полиграфе

Данные не лгут, не так ли?

Положенный рядом слайд, показанный на конференции в конце 1980-х годов, оказался похожим, но, конечно, не идентичным рисунку в статье в ведущем научном журнале.

Но обвинение, выдвинутое автором статьи, вспоминает Маргарет Дейл, бывший декан факультета и научно-исследовательской честности, тогда входившая в группу по делам преподавателей Школы, утверждала, что слайд был копией слайда из его опубликованной работы.

Обвинение стало делом Мортимера Литта, ответственного лица Школы за академическую и исследовательскую честность.

Литт, главный научный сотрудник Управления академической и исследовательской честности HMS, внимательно изучил два слайда. В стиле, который стал его визитной карточкой за почти три десятилетия как пионера в области честности исследований, Литт проложил путь, чтобы найти истину: вместо того, чтобы увеличивать фотографии, чтобы обнаружить сходство или заметные различия в изображениях, он смотрел на микроскопические частицы, которые непреднамеренно оседают на каждом предметном стекле во время подготовки.

Литт обнаружил отчетливые, точные узоры мусора на каждом предметном стекле, что указывает на то, что предметные стекла были идентичными. Обвинения в плагиате были правдой.

«Это было бы очень трудно доказать, но Морт нашел творческий способ исследовать обвинения, а затем представил свои выводы таким образом, чтобы все могли ясно видеть и понимать», — говорит Дейл, все еще пораженная способностью своего бывшего коллеги разбирать объемы сложной информации, чтобы найти ответы на, казалось бы, неразрешимые вопросы.

90-летний Литт до сих пор каждое утро приходит в свой маленький солнечный офис, чтобы найти правду, как он делал это с конца 1980-х годов. Литт и его коллеги из группы академической и исследовательской честности Школы фактически сформировали то, как проводятся расследования добросовестности исследований не только в HMS, но и на федеральном уровне.

Подготовленный разум

На книжной полке справа от незахламленного стола Литта лежат стопки манильских папок, около семидесяти, по его оценке, каждая из которых содержит подробный отчет о проведенном им расследовании обвинений в неправомерных действиях, фабрикации или плагиате в исследовательских лабораториях HMS и его пятнадцать дочерних учреждений.

Мортимер Литт

Как он стал расследователем мошенничества в исследованиях — это отдельная история, отмеченная тем, что Литт описывает как «опыт — и удачу».

Из государственной средней школы в Бруклине он поступил в Колумбийский университет, где начал изучать философию, но закончил его, получив диплом. Именно удача поставила его во главе бригады медиков в госпитале армии США в Японии во время Второй мировой войны, и, по его словам, счастливая случайность усилила его интерес к возможности карьеры в медицине.
Вернувшись домой с войны и окончив Колумбийский университет, он подал документы в двенадцать медицинских вузов, но ни в один из них его не пригласили на собеседование.

И снова вмешалась удача. Один из его профессоров предложил ему «выполнить рутинную работу» в ведущей исследовательской лаборатории Рокфеллеровского института медицинских исследований в Принстоне, штат Нью-Джерси.

Там, по словам Литта, он почувствовал, что может дать работа в медицинской лаборатории, и по рекомендации своих руководителей в институте был принят в медицинскую школу Рочестерского университета.

Масса доказательств

Литт говорит мягко, сосредоточенно и страстно, когда он объясняет свое стремление раскрыть секреты, содержащиеся в подробных лабораторных заметках, фотографиях, сложных расчетах, методах и словах, используемых учеными вверх и вниз по иерархии исследовательского сообщества.

«Наша работа — найти правду, — говорит он.

На карту поставлена ​​не только репутация, но и честность науки, как отмечается в полугодовом отчете Управления генерального инспектора Национального научного фонда за 2015 год.

Незаконное проведение исследований, говорится в нем, «наносит ущерб научному предприятию, является потенциальным нецелевым использованием государственных средств и подрывает доверие граждан к исследованиям, финансируемым государством».

В том же отчете обобщаются результаты анализа, в ходе которого были обнаружены доказательства плагиата в более чем 8000 заявок, присужденных NSF в течение 2011 финансового года. Используя коммерческое программное обеспечение для обнаружения плагиата, офис оценил, какая часть текста каждой заявки оказалась скопированной. .

Хотя многие предложения содержали скопированный текст, количество копий, обнаруженных в других, привело к тридцати четырем расследованиям на предмет плагиата.Десять из них привели к выявлению неправомерных действий при проведении исследований, что на момент составления отчета привело к возмещению 357 602 долларов из федеральных фондов.

Исследование 2012 года, опубликованное в Proceedings of the National Academy of Sciences исследователями из Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна, показало, что неправомерные действия, а не ошибки, были причиной большинства опровержений из журналов.

Среди 2047 отозванных статей, которые они проанализировали, исследователи обнаружили, что «21 процент отзывов был связан с ошибкой, а 67 процентов — с неправомерным поведением, включая мошенничество или подозрение в мошенничестве (43 процента), дублирование публикации (14 процентов) и плагиат (10 процентов).Разные или неизвестные причины составляют оставшиеся 12 процентов».

Расследования неправомерных действий также несут расходы как для отдельных учреждений, так и для финансирующих учреждений. В статье 2010 года, опубликованной в PLoS Medicine исследователями из Института рака Розуэлл-Парк в Буффало, штат Нью-Йорк, анализируются прямые и косвенные затраты на одно такое исследование в их учреждении. Когда было принято во внимание множество факторов — от потери производительности до потери времени преподавателями, участвующими в расследовании, как обвиняемыми, так и теми, кто рассматривал доказательства, до стоимости штрафов и опровержений из литературы, — ученые оценили стоимость этого один случай приблизился к 525 000$.

Еще один взгляд на цену неправомерных действий появился в 2014 году в онлайн-журнале eLife , посвященном работе, финансируемой Национальным институтом здравоохранения. Его авторы обнаружили, что исследовательские работы, отозванные из-за неправомерных действий, «принесли примерно 58 миллионов долларов прямого финансирования NIH в период с 1992 по 2012 год, что составляет менее 1 процента бюджета NIH за этот период». Хотя финансовые потери оказались менее значительными, чем ожидали авторы, они обнаружили, что потери для карьеры исследователей были значительными, и многие из них были сорваны с рельсов.

Основополагающая работа

Это было в середине-конце 1980-х годов, когда особенно сложное дело попало на стол Элеоноры Шор 55-го года, тогдашнего декана факультета и ответственной за надзор за редкими обвинениями в правонарушениях в отношении исследований, проводимых в школе.

Когда возник случай, коллега предложил Шору, чтобы Литт мог ему помочь.

Гретхен Бродницки

«То, что сделал Морт, — вспоминает Гретхен Бродницки, декан факультета и исследовательской честности в Управлении академической и исследовательской честности, отдельном офисе Школы с 2008 года, — заключалось в том, чтобы создать новую дисциплину, профессионализировать и стандартизировать оценку опасений по поводу целостности данных, оценку цифр, данных и публикаций.Он помог создать механизм для определения наличия проблем с честностью».

«Этого просто не существовало, пока он не начал делать эту работу», — добавляет она.

Бродницкий говорит, что методологии судебно-медицинских исследований, разработанные Литтом в HMS, теперь используются федеральным Управлением честности исследований и преподаются людям в учреждениях по всей стране.

По словам Дейла, Литт был вовлечен в это первое дело незадолго до того, как была введена всеобъемлющая политика Школы в отношении конфликтов интересов и обязательств.Вопросы о недобросовестном проведении исследований возникали нечасто — и никогда не предполагалось, что они возникнут снова в ближайшее время.

Сегодня на стол Бродницкого ежегодно поступает от двадцати пяти до тридцати заявлений, касающихся исследователей из Школы или дочерних больниц. По словам Бродницкого, необходимость публикации является движущей силой, стоящей за более высокими цифрами.

Публикации сегодня стимулируют академические исследования и могут означать финансирование, продвижение по службе, успех или следующую работу.Для некоторых людей это может означать пребывание в этой стране, поскольку публикация может служить основанием для подачи заявления на получение визы.

Но основная причина, по мнению Бродницки, в ее офисе сегодня регистрируется больше дел, заключается в том, что сейчас гораздо больше внешнего контроля, чем в прошлом. Почему? Интернет.

«Количество запросов, которые мы получаем из внешних источников, резко возросло», — говорит она, в то время как количество дел, поступающих от тех, кто видел, был свидетелем или был причастен к неправомерным действиям, осталось неизменным.

Также согласуются цифры HMS по сравнению с другими медицинскими школами. Тем не менее, поскольку офис Бродницкого рассматривает дела из всех дочерних учреждений Школы, цифры могут показаться высокими.

Во что бы то ни стало

Процесс рецензирования соответствует строгим федеральным нормативным требованиям, но остается академическим рецензированием коллег-ученых: факты и обстоятельства оцениваются профессорами. Судебное разбирательство носит конфиденциальный характер до тех пор, пока не будет установлено, что исследователь причастен к неправомерным действиям в ходе исследования.

Литт подчеркивает, что «это всего лишь обвинение; это не доказательство», поэтому сохранение конфиденциальности всей информации жизненно важно, чтобы избежать риска серьезного и неоправданного ущерба репутации исследователя.

Заявления о фальсификации, фабрикации или плагиате данных могут быть сделаны любым количеством способов. Это может начаться с электронного письма от коллеги за соседним лабораторным столом, который увидел что-то странное. Или кто-то может войти в офис Бродницкого и сказать, что «кто-то опубликовал эту работу, и это моя работа», имея в руках подтверждающую документацию.Одна лаборатория может заявить о правонарушениях другой лаборатории в кампусе, или обвинения могут исходить от людей из других учреждений в Соединенных Штатах или где-либо еще.

Дейл вспоминает звонок, который поступил от исследователя из России, который прочитал статью и увидел цифру, которая не имела смысла. Исследователь нашел имя Дейла на веб-сайте HMS и отправил ей свое беспокойство.

— И была проблема, — говорит Дейл.

После того, как выдвинуто обвинение, Бродницки и члены ее команды, в которую очень часто входит Литт, встречаются, чтобы определить, соответствует ли обвинение определению неправомерного поведения при проведении исследований, определенному в США.S. Управление добросовестности исследований как «фабрикация, фальсификация или плагиат при предложении, проведении или обзоре исследований или при сообщении результатов исследований».

«Если кто-то говорит: «Я пытался выполнить эту работу в своей собственной лаборатории, и у меня не получилось заставить ее работать таким же образом, и поэтому я думаю, что этот человек сфальсифицировал данные», такая жалоба не обязательно будет удовлетворена. определение неправомерного проведения исследований», — говорит Бродницкий. «Определение неправомерного проведения исследований не включает в себя честную ошибку или расхождение научных мнений.

Если утверждение соответствует определению, оно переходит в фазу расследования. Обвиняемый официально уведомляется, и три профессора, которые работают вне отдела обвиняемого, но имеют соответствующие научные знания, образуют комиссию для оказания помощи в расследовании. Обвиняемому предоставляется возможность оценить членов комиссии на предмет возможных конфликтов. Те, кто находится под следствием, могут нанять стороннего адвоката.

Пол Рассел

На данный момент вся информация, относящаяся к рассматриваемому исследованию, включая лабораторные журналы, компьютеры, компьютерные диски и дополнительные материалы, блокируется.В это же время часто вмешивается Пол Рассел, заслуженный профессор хирургии Джона Хоманса в Массачусетской больнице общего профиля и председатель Постоянного комитета по вопросам поведения преподавателей в HMS и HSDM. Принимается решение либо закрыть дело в связи с тем, что неправомерные действия не были обнаружены или доказаны, либо перейти к полному расследованию.
Расследование может занять год или два. Именно в этот затяжной период просеивания данных работа Литта в качестве сыщика помогла сформировать поле.

Литт может потратить сотни часов на изучение рукописей и лабораторных материалов в случаях, когда подозревается плагиат.

«Я читаю статью, смотрю библиографию и проведу посимвольный анализ», — сказал он.

Литт отмечает, что, когда постоянный комитет Рассела работает над делом, они ссылаются не только на результаты судебно-медицинской экспертизы, но и на вещественные доказательства, которые Литт тщательно создает. Например, в тех случаях, когда считается, что письменная работа была заимствована без указания авторства, Литт готовит экспонаты, демонстрирующие оригинал и предполагаемую копию, и отмечает идентичные слова зеленым цветом, а похожие слова — желтым цветом.Если Литт действительно обнаружил, что работа является результатом плагиата, его экспозиции покажут это с первого взгляда, в ярких деталях. Литт отвергает программное обеспечение, предназначенное для обнаружения плагиата, а Бродницкий говорит, что он действительно улавливает то, что такие программы упускают.

«Программное обеспечение идентифицирует идентичный текст, — говорит Бродницкий, — но ничто не может заменить человеческую оценку этого текста и возможность объяснения повторного использования определенного текста».

Рассел также указывает на способность Литта находить закономерности, будь то в скопированных фотографиях, в сомнительных расчетах или экспериментах.

«Нередко очевидно, что что-то в лаборатории, критическая программа, пошло не так, как надо», — говорит Рассел. «И нам решать: было ли это следствием должностных преступлений, ошибкой или недобросовестным поведением?» он добавляет. «Мы должны решить, плут этот человек или дурак?»

Часто работа Литта, говорит Рассел, помогает ответить на вопрос о намерении, ключевом критерии при установлении неправомерного поведения.

Каждый ли просчет, каждая небрежная техника, каждый измененный слайд направляют вывод в том направлении, в котором хотел бы его видеть исследователь? Какова правдоподобие ошибок? Можно ли воссоздать обстоятельства, в которых они были созданы? Есть ли последовательность, с которой произошли ошибки? Ответы Литта на эти и другие вопросы содержатся в отчете, который постоянный комитет Рассела использует для окончательного определения того, имеет ли место неправомерное проведение исследований, и, если таковые имеются, для вынесения рекомендаций о том, какие меры следует принять.

Дискуссии эмоциональны и часто трудны, по словам Литта и Бродницкого, результаты могут варьироваться от похвалы человеку, который был рассмотрен, до увольнения человека.

«Когда я устанавливаю связи, это удовлетворяет меня интеллектуально», — сказал Литт. «Но наряду с этим я чувствую трагедию ситуации».

Для Литта и других, которые каждый день видят работу блестящих, преданных своему делу ученых, которые сохраняют строгую честность наряду с теми немногими, кто преднамеренно, сознательно или безрассудно пытается изменить ситуацию в свою пользу, разница разительна.

«Это двусторонний опыт, один положительный и один отрицательный, бок о бок», — говорит Литт.

Эллен Ишканян — независимый писатель из Массачусетса.

Изображения: Джон Соарес

МИР ЛЖИ — PMC

Глобальная исследовательская группа по обману

Тойво Аавик (Тартуский университет, Эстония), Махер Абу-Хилал (Университет Объединенных Арабских Эмиратов [ОАЭ]), Фаррух З. Ахмад (Институт профессиональной психологии, Пакистан), Рамадан А.Ахмед (Кувейтский университет, Кувейт), Барбара Аларко (Университет Лимы, Перу), Бенджамин Ампонса (Университет Ганы, Гана), Аднан Атум (Университет Ярмук, Иордания), Хади Бахрами (Университет Тегерана, Иран), Питер Бэнтон (Университет Экс-Марсель, Франция), Вероника Барка (Государственный университет Молдовы, Молдова), М. Басуальдо (Колумбийский университет Парагвая), Корина Бенджет (Национальный институт психиатрии, Мексика), Ума Бховон (Университет Маврикия, Маврикий) , Чарльз Ф. Бонд-младший (Техасский христианский университет), Тревор И.Кейс (Университет Маккуори, Австралия), Летиция Касо (Римский университет, Италия), Дерек Чади (Университет Вест-Индии, Тринидад и Тобаго), Роберт Чёрни (Колледж Микронезии, Микронезия), Марджори Кортуа (Лувенский католический университет, в Лувен-ла-Нев, Бельгия), Грач Датевян (Ереванский государственный лингвистический университет, Армения), Дахуру Донатьен (Университет Уагадугу, Буркина-Фасо), Сесилия Гастардо-Конако (Филиппинский университет, Филиппины), Гвидо Гендолла (Женевский университет, Швейцария), М.Ариф Гаюр (Государственный университет Слиппери Рок, Слиппери Рок, Пенсильвания), Виджай Н. Гири (Индийский технологический институт, Харагпур, Индия), Раджа Гунавардхане (Университет Коломбо, Шри-Ланка), Хюсеог Хан (Чоннамский национальный университет, Корея), Мария Хартвиг ​​(Гетеборгский университет, Швеция), Нида Уль Хасанат (Университет Гаджа Мада, Индонезия), Дора Эррера (Университет Лимы, Перу), Анжелика Хофхансл (Медицинская школа Венского университета, Австрия), Роберта Холланд (Мальтийский университет, Мальта) ), Джон Хорган (Университетский колледж Корка, Ирландия), Ши-Цэн Тина Хуанг (NCCU, Тайвань), Росна Исмаил (Университет Малайзии Сабах, Малайзия), Тина Джавахишвили (Академия наук, Грузия), Люси Джонстон (Кентерберийский университет , Новая Зеландия), Андреас Капардис (Университет Кипра, Кипр), Мужде Кер-Динсер (Эгейский университет, Турция), Мария Керслаке (Национальный университет Самоа, Самоа), Анна Халтурина (Академия наук, Россия), Дарья Халтурина ( Академии наук, Россия), Дженнифер Ах Кион (Универ Маврикий, Маврикий), Гюнтер Кёнкен (Университет Киля, Германия), Флора Коккинаки (Афинский университет экономики и бизнеса, Греция), Младен Колятич (Пантийский католический университет Чили, Чили), Александра Костик (Университет Ниша, Сербия) и Черногории), Дженни Курман (Университет Хайфы, Израиль), Канг Ли (Калифорнийский университет Сан-Диего, Сан-Диего, Калифорния), Елена Левинца (Государственный университет Молдовы, Молдова), Ладислас Ловас (Университет П.Дж. Шафарик, Словакия), Жауме Масип (Университет Саламанки, Испания), Карлос Руис Матук (Университет Санто-Доминго, Доминиканская Республика), Анника Мелиндер (Университет Осло, Норвегия), Харальд Меркельбах (Университет Маастрихта, Нидерланды), Рачи Мессили (Университет Алжира, Алжир), Линден Майлз (Университет Кентербери, Новая Зеландия), Патрисия Тули Мнгади (Университет Свазиленда, Свазиленд), Маргарет М. Муньяе (Университет Ботсваны, Ботсвана), Ясмина Неделькович (Университет Ниша) , Сербия и Черногория), Феликс Нето (Университет Порту, Португалия), Марика Ниеми (Институт гигиены труда, Финляндия), Шанта Нираула (Множественный кампус Падма Канья, Трибхуванский университет, Непал), Георгий Нижарадзе (Академия наук, Грузия) , Такаси Ока (Токийский университет, Япония), Д.Э.М. О’Салливан (Университетский колледж Корка, Ирландия), Богуслав Павловский (Вроцлавский университет, Польша), Маркос Э. Перейра (Федеральный университет штата Баия, Бразилия), Каролина Платон (Государственный университет Молдовы, Молдова), Сандья Рао ( Техасский христианский университет), Шон Рейнольдс (Институт поведенческих исследований), Бернар Райм (Лувенский католический университет, Лувен-ла-Нев, Бельгия), Ольга Родригес (Национальный университет Колумбии, Колумбия), Рути Роно (Международный университет США, Кения), Incze Roxana (Университет Бабеш-Бойяи, Румыния), Velko S.Рус (Университет Любляны, Словения), Марион Шульмейер (Университет Привада-де-Санта-Крус, Боливия), Ли Шу (Институт науки, Китай), Моника Сильва (Пантийский католический университет Чили, Чили), Рома Симулионене (Клайпедский университет, Литва) ), Ива Стухликова (Университет Южной Богемии, Чехия), Ива Сверко (Институт социальных наук, Хорватия), Виктория Талвар (Университет Макгилла, Канада), Тереза ​​М. Чомбе (Университет Яунде, Камерун), Соня Тифнер (Национальный Университет Сан-Луиса, Аргентина), Колин Треду (Университет Кейптауна, Южная Африка), Мартин Ворачек (Университет Вены, Австрия), Олдерт Врей (Университет Портсмута, Великобритания), Кип Уильямс (Университет Маккуори, Австралия), Рекс Райт ( Университет Алабамы) и Yuching Zhang (Институт науки, Китай).

Врут? Исследование показывает, что невербальные подсказки могут и не могут сказать вам — Институт исследования справедливости в области общественного здравоохранения

От сайтов знакомств до собеседований при приеме на работу и правоохранительных органов — принятие решений было бы намного проще, если бы присутствовала некоторая манерность, которая служила бы гарантированным признаком ложь.

К несчастью для тех, у кого нет даты, менеджеров по найму, полиции или всех, кто хочет знать, когда кто-то говорит правду, а может и нет, такого сигнала не существует.

Тем не менее, в чьем-то поведении часто есть что-то, что может послужить ключом к поиску неопровержимых доказательств, которые могут устранить неопределенность, согласно результатам нового исследования Марка Франка, профессора в области невербального поведения, опубликованного в Журнале невербального поведения. Департамент связи УБ.

Результаты показывают, что обнаружение лжи — это процесс, который часто инициируется невербальными подсказками, а не моментом, определяемым невербальной коммуникацией.

«Ответа Пиноккио нет», — говорит Фрэнк, эксперт по невербальной коммуникации и обману, работавший со многими федеральными правоохранительными органами и спецслужбами, включая ФБР и ЦРУ. «Ничего подобного в человеке нет. Вы не можете доказать ложь, глядя только на поведение».

Ключ, по словам Фрэнка, в понимании полезности невербальных подсказок, «горячих точек», как он их называет.

«Кто-то может пожать плечами или дотронуться до носа, но всегда есть другие причины, по которым он может нервничать или показывать эти признаки», — говорит он. «Нет ничего конкретного, но эти поведенческие проблемы могут вас насторожить, потому что, хотя они коррелируют с обманом, они не доказывают обмана.

«Единственный способ узнать наверняка, что кто-то лжет, — это иметь безупречные подтверждающие доказательства. И невербальные сигналы могут запустить этот процесс».

В исследовании Фрэнка, проведенном под руководством бывшего студента UB Эрика Новотны, ныне аспиранта в штате Мичиган, и студентов UB Закари Карра, Сары Дитрих, Тимоти Шеддока, Меган Кардвелл и Андреа Декер, это ответ на предыдущее исследование, которое предполагало не- вербальное общение было бесполезно для обнаружения лжи в реальном мире.

«Наша проблема с этим исследованием заключалась в использовании слова «обнаружить», которое ассоциируется с неопровержимыми доказательствами за счет процесса, необходимого для их обнаружения», — говорит Фрэнк.

«Когда мы говорим: «Археолог обнаружил кости под землей», вы представляете, что у археолога есть кости. Но когда мы говорим: «Археолог подозревал кости под землей», вы представляете возможность костей, но у археолога их еще нет».

В ходе двух отдельных экспериментов с примерно 150 участниками в каждой группе Фрэнк и его соавторы спрашивали одних людей, как они «обнаружили» ложь в своей жизни, и спросили других, как они «заподозрили» ложь.

«Когда мы сказали «обнаружить», мы обнаружили ту же закономерность, что и в другой статье: веские доказательства выдавали ложь с небольшим вкладом невербальных сигналов», — говорит он. «Когда мы сказали «подозреваемый», невербальная коммуникация была фактором № 1, который вызвал поиск веских доказательств.

«Это почти перевернуло результаты предыдущего исследования».

Фрэнк говорит, что поп-культура может преувеличивать значение невербального общения, но с более низкими ожиданиями и пониманием того, как применять невербальные средства, люди, по крайней мере, могут знать, когда нужно исследовать.

«При обучении сотрудников правоохранительных органов я говорю им, что поведение, не соответствующее ситуации, не обязательно является ложью; это «горячие точки», которые могут подсказать вам начать поиск дополнительной информации.

«Иногда вы обнаружите, что человек лгал, а иногда нет, но вы никогда не ошибетесь, потому что использовали невербальную подсказку в качестве предупреждения, чтобы посмотреть дальше и просто собрать больше информации, а не чем определение правдивости».

Может ли машина определить, когда вы лжете? Исследование предполагает, что ответ «да» — Community Health Equity Research Institute

В исследовании 40 случаев компьютер правильно идентифицирует лжецов более чем в 80 процентах случаев, что лучше, чем люди, которые невооруженным глазом обычно достигают лжи -учения по обнаружению

БУФФАЛО, Н.Y. — Вдохновленные работой психологов, которые изучают человеческое лицо в поисках подсказок о том, что кто-то лжет с большими ставками, компьютерщики UB изучают, могут ли машины также читать визуальные сигналы, которые выдают обман.

На данный момент результаты обнадеживают: при изучении 40 записанных на видео разговоров автоматизированная система, которая анализировала движения глаз, правильно определяла, лгали испытуемые или говорили правду в 82,5 процентах случаев.

Это лучший уровень точности, чем опытные следователи, которые обычно достигают в экспериментах по обнаружению лжи, сказала Ифеома Нвогу, доцент-исследователь Центра унифицированной биометрии и датчиков Университета Нью-Йорка (CUBS), который помогал разрабатывать систему.Согласно опубликованным результатам, даже опытные следователи в среднем приближаются к 65 процентам, сказал Нвогу.

«Мы хотели понять, есть ли изменения сигналов, излучаемых людьми, когда они лгут, и могут ли машины обнаружить их? Ответ был да, и да», — сказал Нвогу, чье полное имя произносится как «э-фо- ма нво-гу».

Исследование было рецензировано, опубликовано и представлено в рамках конференции IEEE 2011 года по автоматическому распознаванию лиц и жестов.

Среди коллег Нвогу по исследованию были ученые CUBS Ниша Бхаскаран и Вену Говиндараджу, а также профессор коммуникации UB Марк Г.Фрэнк, ученый-бихевиорист, основной областью исследований которого были мимика и обман.

В прошлом в попытках Фрэнка автоматизировать обнаружение лжи использовались системы, которые анализируют изменения температуры тела или изучают множество непроизвольных выражений лица.

Автоматизированная система UB отслеживала другую характеристику — движение глаз. Система использовала статистический метод для моделирования того, как люди двигали глазами в двух разных ситуациях: во время обычного разговора и при ответе на вопрос, призванный спровоцировать ложь.

Люди, чьи движения глаз изменились между первым и вторым сценарием, считались лжецами, в то время как те, кто сохранял постоянное движение глаз, считались правдивыми. Другими словами, когда был задан критический вопрос, сильное отклонение от нормальных моделей движения глаз свидетельствовало о лжи.

Предыдущие эксперименты, в которых люди-судьи кодировали движения лица, обнаружили документально подтвержденные различия в зрительном контакте в моменты, когда испытуемые лгали с высокими ставками.

Нвогу и его коллеги-компьютерщики создали автоматизированную систему, которая могла бы проверять и улучшать информацию, используемую программистами для успешной классификации лжецов и говорящих правду. Следующим шагом будет расширение числа изучаемых предметов и разработка автоматизированных систем, анализирующих язык тела в дополнение к зрительному контакту.

Нвогу сказал, что, хотя размер выборки был небольшим, результаты захватывающие.

Они предполагают, что компьютеры могут быть в состоянии узнать достаточно о поведении человека за короткое время, чтобы помочь с задачей, которая бросает вызов даже опытным следователям.Видео, использованные в исследовании, показали людей с разным цветом кожи, позами головы, освещением и препятствиями, такими как очки.

Это не означает, однако, что машины готовы заменить людей, задающих вопросы, а только то, что компьютеры могут быть полезным инструментом в выявлении лжецов, сказал Нвогу.

Она отметила, что технология не является надежной: очень небольшой процент исследованных субъектов были превосходными лжецами, сохраняя свои обычные модели движения глаз, когда они лгали. Кроме того, характер допроса и опыт следователей могут повлиять на эффективность метода обнаружения лжи.

Видео, использованные в исследовании, были отобраны из набора из 132, которые Фрэнк записал во время предыдущего эксперимента.

В первоначальном исследовании Фрэнка 132 субъектам интервью была предоставлена ​​возможность «украсть» чек, выписанный политической партии или причине, по которой они были категорически против.

Субъекты, которые получили чек, но успешно солгали об этом отставному следователю правоохранительных органов, получили вознаграждение для себя и группы, которую они поддерживали; Субъекты, уличенные во лжи, подвергались наказанию: они и их группа не получали денег, а группа, которую они презирали, получали.Субъекты, которые не украли чек, подвергались аналогичному наказанию, если были признаны лжецами, но получали меньшую сумму за то, что их признали правдивыми.

Каждый допрос следователи начинали с простых, повседневных вопросов. После этого обыденного разговора следователи спросили о проверке. В этот критический момент денежные вознаграждения и штрафы увеличили ставки лжи, создавая стимул обманывать и делать это хорошо.

В своем исследовании автоматического обнаружения лжи Нвогу и ее коллеги отобрали 40 записанных на видео допросов.

Они использовали обыденное начало каждого из них, чтобы установить, как выглядело нормальное базовое движение глаз для каждого субъекта, сосредоточив внимание на частоте моргания и частоте, с которой люди меняли направление взгляда.

Затем ученые использовали свою автоматизированную систему для сравнения исходных движений глаз каждого испытуемого с движениями глаз во время критической части каждого допроса — момента, когда следователи перестали задавать повседневные вопросы и начали расспрашивать о проверке.

Если в это время машина обнаруживала необычные отклонения от базовых движений глаз, исследователи предсказывали, что испытуемый лгал.

Правда о детекторах лжи (также известных как проверки на полиграфе)

Тесты на детекторе лжи стали популярной культурной иконой — от криминальных драм до комедий и рекламы — изображение ручки полиграфа, дико вращающейся по движущейся диаграмме, является легко узнаваемым символом. Но, как утверждал психолог Леонард Сакс, доктор философии (1991), идея о том, что мы можем определить правдивость человека, наблюдая за психофизиологическими изменениями, является скорее мифом, чем реальностью.Даже термин «детектор лжи», используемый для проверки на детекторе лжи, является неправильным. Так называемое «обнаружение лжи» включает в себя вывод лжи посредством анализа физиологических реакций на структурированную, но нестандартную серию вопросов.

Прибор, обычно используемый для проведения тестов на детекторе лжи, состоит из физиологического регистратора, который оценивает три показателя вегетативного возбуждения: частоту сердечных сокращений/артериальное давление, дыхание и проводимость кожи. Сегодня большинство экзаменаторов используют компьютеризированные системы записи.Частота и глубина дыхания измеряются с помощью пневмографа, обернутого вокруг груди испытуемого. Сердечно-сосудистую деятельность оценивают с помощью манжеты для измерения артериального давления. Проводимость кожи (называемая кожно-гальванической или электродермальной реакцией) измеряется с помощью электродов, прикрепленных к кончикам пальцев субъекта.

Записывающее устройство и методы опроса используются только во время проверки на детекторе лжи. Типичный экзамен включает этап предварительного тестирования, во время которого объясняется техника и просматривается каждый тестовый вопрос.Предварительное собеседование предназначено для того, чтобы убедиться, что испытуемые понимают вопросы, и вызвать у испытуемого опасение, что он может ввести в заблуждение. Проверки на детекторе лжи часто включают процедуру, называемую «тестом на стимуляцию», которая является демонстрацией точности прибора в обнаружении лжи.

В тестах на детекторе лжи обычно используются несколько методов опроса. Наиболее широко используемый формат теста для испытуемых в расследовании уголовных происшествий — это тест контрольных вопросов (CQT).CQT сравнивает ответы на «соответствующие» вопросы (например, «Вы стреляли в свою жену?») с ответами на «контрольные» вопросы. Контрольные вопросы предназначены для контроля эффекта в целом угрожающего характера соответствующих вопросов. Контрольные вопросы касаются проступков, аналогичных расследуемым, но относящихся к прошлому субъекта, и обычно имеют широкий охват; например: «Вы когда-нибудь предавали кого-либо, кто вам доверял?»

Предполагается, что человек, говорящий правду, боится контрольных вопросов больше, чем соответствующих вопросов.Это связано с тем, что контрольные вопросы предназначены для того, чтобы вызвать у субъекта беспокойство по поводу его прошлой правдивости, в то время как соответствующие вопросы касаются преступления, которое, как они знают, они не совершали. Паттерн большей физиологической реакции на релевантные вопросы, чем на контрольные, приводит к диагнозу «обман». Больше ответов на контрольные вопросы приводит к суждению об отсутствии лжи. При отсутствии различий между релевантными и контрольными вопросами результат теста считается «неубедительным».

Альтернативная процедура на детекторе лжи называется тестом на наличие вины (GKT).GKT включает в себя разработку теста с множественным выбором с элементами, касающимися знаний, которые мог иметь только виновный субъект. Проверка подозреваемого в краже может, например, включать такие вопросы, как «Было ли украдено 500, 1000 или 5000 долларов?» Если только виновный подозреваемый знает правильный ответ, более широкая физиологическая реакция на правильный выбор укажет на обман. При достаточном количестве вопросов можно разработать психометрически обоснованную оценку. GKT широко не используются, но есть большой интерес к этому.Одним из ограничений GKT является то, что его можно использовать только тогда, когда у следователей есть информация, которую может знать только виновный субъект. Интерпретация «отсутствие обмана» также является потенциальным ограничением, поскольку может указывать на отсутствие знаний, а не на невиновность.

Точность (т. е. достоверность) проверки на детекторе лжи долгое время вызывала споры. Основная проблема является теоретической: нет никаких доказательств того, что какая-либо модель физиологических реакций уникальна для обмана. Честный человек может нервничать, отвечая правдиво, а нечестный человек может не беспокоиться.Кроме того, имеется несколько хороших исследований, подтверждающих способность полиграфа выявлять обман. Как отмечают д-р Сакс и израильский психолог Гершон Бен-Шахар (1999), «на самом деле может оказаться невозможным провести надлежащее исследование достоверности». В реальных ситуациях очень трудно узнать, где правда.

Особая проблема заключается в том, что исследования на детекторе лжи не отделяют плацебоподобные эффекты (уверенность субъекта в эффективности процедуры) от фактической связи между обманом и его физиологическими реакциями.Одна из причин, по которой тесты на детекторе могут казаться точными, заключается в том, что испытуемые, которые верят, что тест работает и что их можно обнаружить, могут признаться или будут очень тревожиться при допросе. Если эта точка зрения верна, то детектор лжи лучше было бы назвать детектором страха.

Возникает некоторая путаница в отношении точности проверки на детекторе лжи, поскольку они используются для разных целей, и для каждого контекста применимы несколько разные теории и исследования. Так, например, практически ни одно исследование не оценивает тип теста и процедуры, используемые для проверки людей на предмет работы и допуска к секретным материалам.Большинство исследований было сосредоточено на тестировании конкретных инцидентов. Совокупные данные исследований свидетельствуют о том, что CQT обнаруживают обман лучше, чем случайность, но со значительным уровнем ошибок, связанных как с неправильной классификацией невиновных субъектов (ложноположительные результаты), так и с невозможностью обнаружить виновных лиц (ложноотрицательные результаты).

Исследования процессов, связанных с проверками на полиграфе CQT, показывают, что на достоверность теста влияют несколько факторов, связанных с экзаменатором, испытуемым и ситуацией, а также метод, используемый для оценки полиграфических диаграмм.Существует мало исследований влияния различий испытуемых в таких факторах, как образование, интеллект или уровень вегетативного возбуждения.

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что стратегии, используемые для «преодоления» проверок на детекторе лжи, так называемые контрмеры, могут быть эффективными. Контрмеры включают простые физические движения, психологические вмешательства (например, манипулирование представлениями испытуемых о тесте) и использование фармакологических агентов, которые изменяют модели возбуждения.

Несмотря на отсутствие хороших исследований, подтверждающих проверку полиграфа, предпринимаются усилия по разработке и оценке новых подходов.Некоторые работы включают использование дополнительных вегетативных физиологических показателей, таких как сердечный выброс и температура кожи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.