Содержание

Юмор в контексте психологической практики — Консультативная психология и психотерапия

Введение в проблему юмора

Проблема юмора не является магистральной ни для психологии, ни для психиатрии, и в специализированной литературе мало посвященных ей работ. В то же время клиническими психологами и психиатрами предлагаются описания наблюдений над спонтанными проявлениями смеха, улыбки, вербального и поведенческого чувства юмора (дурашливость, веселость). И хотя попыток интерпретации этих проявлений совсем немного, и они в основном сводятся к называнию, обозначению наблюдаемого в виде «смеховой депрессии» (Савенко Ю.С., Карвасарский Б.Д.) или «расстройств чувства юмора» (Блейхер В.М., Крук И.В.), или проблемы «расщепления аффекта» на смех и агрессию (Личко А.Е.), все же это позволяет обозначить проблему юмора как относительно самостоятельную и поставить вопрос о роли юмора и его нарушений в психической патологии и реабилитации.

На сегодня уже осознана регуляторная роль юмора в качестве защитного механизма [Фрейд, 1991; Лук, 1975; Иванова, Ениколопов, 2006; Мартин, 2009; Бороденко, 1995; Дедов, 2000] и в качестве психической функции [Домбровская, Леонтьев, 2000; Иванова, Ениколопов, 2006], однако, на наш взгляд, наиболее очевидно эта роль обнаруживается при анализе проявлений юмора, смеха и улыбки в ситуациях психической патологии. Кроме того, в традиции отечественной психологии ни одно явление не может быть понято, если не рассмотрено с точки зрения патологии и при патологии (Выготский Л.С.). И если верно положение о том, что при патологиях психика регрессирует на низшие уровни своего развития, то предлагаемый подход позволяет рассмотреть юмор на низших ступенях своего историко-эволюционного развития с точки зрения его функционального значения в истории человеческого вида.

Задачей этой статьи является анализ роли юмора и его нарушений в психической патологии и реабилитации. Следует отметить, что при интерпретации феноменологии юмора, смеха есть два основных риска: 1) биологизации и 2) идеализации (семиотизация и виртуализация). Их можно избежать при собственно психологическом подходе к явлению, учитывающем вариативность и многоуровневость личности и, конкретно, чувства юмора как системной, регуляторной по своей природе личностной способности. Дисгармоничность или недостаточность личностной регуляции приводит к появлению того смеха, который описывается как «патологический смех» [Askenasy, 1987]. Патологичность может быть основана также на разрушении связи смеха, улыбки и юмора в силу того, что при патологиях личности нарушаются связи человека с миром, и восприятие не обусловлено предметными характеристиками объектного дифференцированного мира. Мы предполагаем, что смех и юмор определенным образом замещают недостаток регуляторных способностей человека, а также способность к абстрактному и формально-логическому мышлению.

Юмор в контексте психиатрической нозологии

В современной медицине смех, юмор, улыбка, веселость (с которой связал юмор Кант [Кант, 1966]) чаще всего упоминаются не в контексте рассмотрения целостной личности, а в контекстах конкретных психофизиологических, биологических или социальных проблем человека.

В частности, о юморе говорится в контексте нозологии шизофрении [Кудрявцев, 1989, с. 41], алкоголизма [Булахова, 1989, с. 150]; улыбка, носящая «подражательный» характер, рассматривается в нозологии олигофрении [Булахова, 1989, с. 159; Уманский,1989, с. 25]. Также смех упоминается в контексте нозологии эпилепсии [Askenasy,1987], афазии [Вильсон/Выготский, 1984, с. 146], депрессии [Карвасарский, 1990, с. 91; Блейхер, Крук, с. 182], суицидальных наклонностей [Блейхер, Крук, 1995, с. 182], общих дисфункций организма [Карвасарский, 1990, с. 144, 160], а отсутствие юмора, смеха и улыбки оценивается как симптом психотропной интоксикации [Пятницкая, с. 153].

Клиницисты для описания «смеховых проблем» используют такие выражения, как: «смеховая депрессия» (Карвасарский), «ироническая депрессия» и «депрессия улыбающаяся» (Блейхер), «манерная дурашливость» (Кудрявцев), «непрерывное хихиканье» (Ашкенази), «алкогольное веселье» (Булахова), «алкогольный театр» (Братусь), «воспринимаемое осмеяние» (Личко).

В психотерапевтической работе смех, улыбка, юмор могут быть признаками психологического сопротивления [Ташлыков, с. 246; Томэ, Кехеле, 1994, с. 17], а могут быть и признаком установления межличностного контакта и доверия [Аккерман,1994, с. 39].

Юмор в контексте клинической психологии

Анализируя описанные в научной литературе случаи смеха в диагностической практике, можно сделать вывод о том, что при решении интеллектуальных задач в ходе диагностики смех может сопровождать инсайт, подтверждать понимание целого сюжета в серии картинок или выделения главного и его вербализации в назывании обобщающего типа [Цветкова, 1995, с. 68]. Как показывает анализ протоколов, приводимых Цветковой Л.С. в монографии «Мозг и интеллект», смеховая реакция вместе с обобщением и/или выделением главного в конкретных ситуациях может замещать когнитивную деятельность по последовательному, пошаговому анализу задачи и ее решения, а также критическую оценку найденного решения. Быстрый ответ, сопровождающийся смехом, является своего рода «обходным путем» (в понятиях Выготского) необходимости думать последовательно, компенсацией дефектов и пробелов понимания, и кроме того признаком «свернутости» деятельности.

С проблемой понимания, а именно глубиной понимания ситуации, связывают смех и чувство юмора и в философии [Гусев, Тульчинский, 1985, с. 172]. «Способность видеть смешное в привычном, чувство юмора – обычно свидетельство глубокого понимания ситуации» [Гусев, Тульчинский, 1985, с. 172]. Это также подтверждает связь юмора, смеха и инсайта. Приводимая цитата не противоречит положению о компенсаторности юмора, так как смех, юмор компенсирует пробелы понимания логического и восполняет дефицит регуляторных способностей личности.

В подтверждение сказанному можно привести пример из собственной диагностической практики автора. При проведении патопсихологического обследования (методики «10 слов») испытуемый, молодой человек 23 лет с высшим образованием и с психологической нормой, вдруг засмеялся. На вопрос о причине смеха он ответил: «Детсад вспомнил, там нам давали такие тесты». Обследование было продолжено, и результаты оказались в пределах нормы. Интерпретируя смех испытуемого, можно предположить, что это пример юмористической компенсации недостатка личностной регуляции при выполнении поставленной задачи, которая была его актуальной целью. После окончания обследования автор вернулся к теме смеха, и выяснилось, что к этому моменту клиент почувствовал себя уставшим, а на реплику о том, что детство вспомнить приятно, сознался, что не очень приятно, так как у него был детский энурез. Всплывание в памяти проблемы энуреза в связи с детством и смехом согласуется с наблюдениями Карвасарского о том, что недержание мочи может сопровождаться смехом [Карвасарский, 1990, с. 144].

При диагностике клиентов с аномалиями личности в практике автора причиной их смеха было непонимание вопросов методики, когда смеховая реакция замещала аналитическую деятельность, или сопротивление тестированию, вследствие непонимания важности процедуры для официально необходимой социально-психологической характеристики, причем смех и юмор здесь также замещали необходимость признания смысла тестирования.

В консультативной работе автора проявления юмора и улыбки встречались гораздо чаще, чем в диагностической. В этом случае, по нашему мнению, юмор восполняет или дополняет межличностный контакт, переводя общение и/или проблему на другой уровень осмысления, то есть представляет собой дополнительный и «непрямой» механизм развития.

Таким образом, спонтанный смех, юмор, улыбка могут использоваться клиентом как компенсаторная реакция в ситуациях непонимания и дефицита регуляторных способностей, а клиницистами для дифференцированной оценки этих способностей личности.

Необходимо признать, что в настоящее время в отечественной психологии более популярной, чем идея компенсаторности юмора, является идея развивающего значения юмора [Бороденко, 1995]. Вопрос о смысле юмора в регуляции по большому счету остается открытым. И предлагаемое нами определение смысла юмора в регуляции как компенсаторного требует уточнений хотя бы потому, что уточнений требует и само понятие компенсаторности. Так, Братусь Б.С., исследуя аномалии личности при алкоголизме, определяет компенсаторность как «компенсаторно-иллюзорную деятельность» [Братусь, 1988]. В приводимых нами примерах компенсаторность, скорее, следует рассматривать как компенсаторно-эволюционный смысл смеха, как компенсаторное подключение личностной регуляции к интеллектуальной деятельности, которое создает путь эволюционирования личности человека через понимание и через память как целостность судьбы. «Смех и юмор, на наш взгляд, несут компенсаторный (в понятиях Л.С. Выготского) смысл. Необходимость в юморе зарождается тогда, когда не хватает способностей к формальному логическому мышлению. И юмор предстает как механизм психики, создающий «обходной путь», компенсацию этого дефицита. В этом – индивидуальное приспособление. И в этом же – видовое развитие» [Домбровская, 2010]. Не исключено то, что юмор может носить и компенсаторно-иллюзорный смысл. Как, например, в случаях «дурашливой веселости» или «алкогольного театра».

Юмор в контексте проблемы алкоголизма

Дурашливая веселость, непрерывное остроумие, отшучивание в случае их однообразия и стереотипности, кроме того, что могут быть признаком личностного сопротивления, могут трактоваться и как признак психического подавления человеком своего собственного сознания, вытеснения способности к сложной, комплексной рефлексии. Т.е. такое вытеснение субъектности под прессом объектности – объекта, ситуации, межличностных отношений, значимого, но непонятого факта, замещая необходимость рефлексии, является своеобразным способом личностной регуляции ситуации. Кроме того, такая реакция может быть и практически-действенным способом разобраться в своих впечатлениях, и поэтому воспроизводится до того момента, пока не наступит понимание или усталость от дурашливого поведения.

Обобщая данные, приводимые Кудрявцевым, Бороденко, Садыковой и Платоновым [Платонов, 2001, с. 138], можно сделать вывод о том, что шутливые вербальные или изобразительные нелепости могут быть психологическим способом, психологическим орудием остановить развитие патологизации личности, а также «соскальзывание» регуляторной доминанты на биологический уровень, или затормозить биологическую доминанту, например, страх, в случае ее возникновения.

Склонность к «веселому времяпровождению», не связанному с восприятием комедий, анекдотов, шуток, смешных изображений, может возникать и при приеме алкоголя, вызываясь девиациями характера или приводя к ним [Пятницкая, 1989, с. 150], приводя к одноуровневой социальной, биологической или идеальной саморегуляции, к независимости реакций и поведения от внешнего мира.

При длительной алкоголизации наблюдается феномен «алкогольного юмора», когда смеховую реакцию не вызывают юмористические стимулы (рисунки, тексты), а смехопорождающим становится сам процесс выпивки [Братусь, 1988, с. 250]: «… в, казалось бы, шутливых высказываниях больного алкоголизмом нередко сквозят нотки агрессивности, направленности против окружающих их людей, против тех, кто ведет иной, трезвый образ жизни. Надо отметить, что больные алкоголизмом вовсе не обладают реальным чувством юмора. По мере деградации они становятся все менее способными уловить смысл юмористического рисунка или текста. Зато смешное начинают усматривать в том, что с точки зрения нормального восприятия не является таковым. При этом основным предметом шуток неизменно остается выпивка и связанный с ней комизм. Больные охотно рассказывают о своих приключениях в вытрезвителе, кто с кем, когда сколько, при каких обстоятельствах пил» [Братусь, 1988, с. 250].

По оценке Братуся Б.С. алкогольная деятельность является иллюзорно-компенсаторной. Общение представляет собой имитацию душевного общения здоровых, оно со временем становится все более стереотипным, «алкогольное действо» – все более свернутым, все менее опосредованным, его участники – все более случайными и легко заменимыми [Братусь, 1988, с. 250]. И если начало алкоголизации человека в группе, в алкогольной компании можно назвать «алкогольным театром» (определение Братуся Б.С.), то по мере деградации человек не только выбирает случайных собутыльников, но может вообще отдалиться от людей, у него может развиться отчуждение от общества, развиться так называемый «мрачный юмор» алкоголика. По мере алкоголизации разрываются связи смеха, юмора и веселости, то есть культурной и натуральной составляющих юмора, которые в норме всегда взаимодействуют. Порождается «черный юмор» и своеобразная психологическая «черная желчь», которая отличается от конституциальной меланхолии. Если меланхолический темперамент позволяет человеку концентрированно отражать общественные представления и настроения (по выражению В. Короткевича: «меланхолики – страдальцы за народ»), то мрачный черный юмор отличается малым разнообразием, сужением предмета юмора, недостаточным или неадекватным, но глобализированным отражением объектного мира. Алкоголики все похожи. Алкоголик не выделяется из группы, он сливается с нею. «Театр» алкоголика превращается в театр одного актера для одного зрителя – бутылки. Но некоторая театральность алкоголического скатывания на низшие уровни психической саморегуляции позволяет считать верной гипотезу о театральном происхождении юмора.

Юмор в контексте феномена подросткового осмеяния

«Феноменом воспринимаемого осмеяния» мы называем кратко описанный Личко А.Е. [Личко, 1989, с. 58] феномен, связанный с восприятием чужого смеха. Этот феномен возможен благодаря психологической подмене межличностных контактов, и «прояснению» отношений явлением «отраженной субъектности» [Петровский, 1992], которая при этом не ограничивается описанием в терминах проекции собственных опасений и ожиданий или эгоцентризма восприятия по типу приписывания себе центральной роли в ситуации, а также неадекватности восприятия ситуации и ее оценки. Это, скорее, именно феномен «отраженной субъектности», аналогичный замеченному Булаховой феномену «подражательной улыбки».

Смех группы воспринимается подростком как факт осмеяния его личности в целом. Это смех группы, а не смех отдельных ее членов. Этот групповой смех как бы интериоризуется целиком, по типу «шва» (Выготский). Непонятая социальность превращается в недифференцированную субъектность. Механизмы личностной регуляции в этой ситуации не включаются. При этом подростком понимается чужеродный, производный, отражательный характер своего акта восприятия стороннего смеха. Не исключено, что кажущееся осмеяние возникает из-за отсутствия средств интерпретации социального взаимодействия и при этом торможения подражательной реакции собственного смеха. Возможно, что само слово «смех» возникает в сознании подростка как некий условный знак для обозначения ситуации. И поскольку в подростковой субкультуре распространен страх быть высмеянным, то этот условный знак является достаточным для первичной оценки ситуации. Этот знак непонятен подростку. Даже в философии, психологии, культурологии он недостаточно расшифрован. Получается, что слово-знак «смех» сам становится объективным опорным признаком интерпретации не только ситуации, но и своей зарождающейся в подростковом возрасте личностной регуляции. Это выводит личность на идеальный уровень саморегуляции, с одной стороны, а с другой стороны, опускает доминанту системной регуляции на биологический уровень с замыканием условно-рефлекторной связи идеального и биологического без учета социального. В этом же, возможно, кроется и механизм «метафизической интоксикации». При этом возможны психологическая слитность субъекта и объекта, не выделение человеком себя из среды как субъекта. Слово «смех» возникает как замещение своей собственной непроизвольной реакции смехом на смех. По аналогии с тем, как в случаях, запротоколированных Цветковой, смех замещает аналитическую деятельность, здесь знак замещает даже сам смех.

Юмористическая нозология как симптом

Анализ знакового смеха в комплексе с анализом феномена подавленности или слабости биологического уровня вслед за Савенко Ю.С. приводит Карвасарский Б.Д., используя для их совокупного определения понятие «смеховая депрессия» [Карвасарский, 1990, с. 91]. Блейхер В.М. для обозначения этих близких явлений использует понятие «депрессии улыбающейся» и считает его заменимым понятием «депрессии иронической» [Блейхер, Крук, 1995, с. 182, 186].

Даже ориентируясь на наименования предложенных терминов, можно говорить о том, что это депрессии – культурные, знаковые, в которых идеальный уровень регуляции подавляет, депрессирует уровни биологический и социальный. Названия здесь подчеркивают разный генезис психологических механизмов патологизации личности – с доминантой на биологическом (смех), социальном (улыбка), идеальном (ирония). При этом субдоминанты не обязательно располагаются на одном уровне с доминантой. Карвасарский описывает смеховую депрессию как состояние «интенсивной, но поверхностной дезинтеграции» [Карвасарский, 1990, с. 91]. Хотя вероятнее всего, что доминанта и субдоминанта все же локализуются на одном уровне. Воспроизводимая одноуровневая, а не интегрально-личностная регуляция поведенческих актов потенциально может приводить к суицидальным намерениям, о риске которых при всех видах смеховой, иронической, улыбающейся депрессии говорят и Карвасарский, и Блейхер. Является ли суицид при «смеховой депрессии» витальным или экзистенциальным следствием – вопрос открытый. Решение этого вопроса возможно с использованием анализа логики суицидального поведения [Леонтьев, 2008].

Патологии улыбки как симптом

Рассматривая случай не сходящей с лица улыбки у девочки младшего школьного возраста и не обнаружив какой-либо задержки психического развития, Уманский К.Г. объясняет анализируемый феномен фактом неправильного – ситуативного, манипулятивного [Уманский, 1989, с. 25] и, мы бы сказали, «отчуждающего воспитания». Улыбка здесь не юмористической, а отражательной природы. Девочка воспринимает внешние впечатления, но не может их дифференцировать из-за несистемного воспитания, с чем и связана эта непрерывная улыбка.

Бороденко М.В. на основе анализа исследований улыбки в младенчестве полагает, что «если улыбка как реакция на лицо взрослого не появляется к третьему месяцу жизни, можно прогнозировать серьезную психическую патологию (шизофрению) или последующую физическую смерть ребенка» [Бороденко, 1995, с. 17]. Выготский Л.С. отмечает, что улыбка появляется как реакция на голос взрослого [Выготский, 1984а, с. 280]. Бехтерев В.М. вообще не замечает проблему улыбки, описывая онтогенез своей дочери.

Патологии смеха как симптом

В результате попытки систематизации дисфункций смеха Ашкенази пришел к выводу, что основными типами патологических проявлений являются эпидемический смех, распространяющийся в группе по принципу социального заражения или биологического подражания, никак не связанный с чувством юмора как способностью личности, и смех, индуцированный химическими веществами или психотехническим воздействием, нарушающий биологический уровень. Проведенный Ашкенази анализ этих случаев в русле различных нозологических единиц психиатрии позволяет говорить об адекватности рассмотрения патологических приступов смеха только в русле эпилепсии [Askenasy, 1987, с. 324]. Остальная нозология если и может быть применена, то скорее метафорически, чем аналитически. Подмечая вслед за Уманским известность эпилепсии как самой древней психической болезни, мы можем говорить о том, что смех как биологическая реакция глубоко укоренен в биологической природе человека и прошел длительный путь своей эволюции до культурной, нормативной связи смеха и юмора.

В поисках локализации юмора, смеха в структуре головного мозга Ашкенази обнаруживает локализацию только для патологического смеха – там же, где и «точка» агрессии. В норме психическая функция юмора, смеха не локализуется. Нарушения чувства юмора Ашкенази связывает с нарушениями контекстности восприятия, а также с феноменом, когда смех не связан с чувством юмора настолько, что его можно рассматривать независимо от него.

В целом, системный патопсихологический анализ, проведенный Ашкенази, позволяет сделать вывод о том, что дисфункции чувства юмора вне рассмотрения целостной системы личностной регуляции понять невозможно. Как невозможно это понять и вне развития личности.

Роль юмора в реабилитации

Как уже говорилось, в консультировании юмор, смех, улыбка отмечаются гораздо чаще, чем при клиническом обследовании, что объясняется спецификой психологического консультирования как межличностного контакта. По мнению авторов, различные проявления юмора в психотерапевтической работе могут быть признаками психологического сопротивления [Ташлыков, с. 246; Томэ, Кехеле, 1994, с. 17], а могут быть и признаком установления межличностного контакта и доверия [Аккерман, 1994, с. 39].

Роль юмора в случае активных шуток клиента определить сложно, но необходимо. Так, например, Обухов С.Г. приводит случай, когда клиент на вопрос «Что Вас сюда привело?» отвечает «ноги», что на первый взгляд является признаком конкретного мышления, но с позиций целостной ситуации этот ответ является скорее признаком сохранности личности [Обухов, 2007], а соответственно и сохранности многоуровневой регуляции.

У самого клинициста должно быть достаточно способностей к восприятию юмора с целью его идентификации. Способность к восприятию смешного, юмористического позволяет клиницисту заметить многоуровневость личностной регуляции клиента и, следовательно, личностный потенциал развития. Что же касается способности к производству юмора, то здесь ответ не так однозначен. Активные шутки терапевта, с одной стороны, могут спровоцировать неадекватное поведение клиента, в случае если у него дефицит регуляторных или когнитивных способностей, а с другой – могут и диагностировать их наличие. На наш взгляд, дозволенность этих шуток зависит от конкретной ситуации. Кроме того, применяя активный юмор в своей работе, клиницист должен делать это не спонтанно, а рефлексивно, и как «метод познания», а не как «метод провокации».

В случае же, если клиент способен к восприятию и производству юмора, последний используется как метод развития личности, развития саморегуляции и развития социальной компетентности [Бурно, 1993; Дедов, 2000; Умярова, 2008; Мартин, 2009; McGhee, 1999]. И если при патологии смысл юмора понимается нами как однозначно компенсаторный, то при норме высвечивается его развивающая роль.

Таким образом, в клинической практике стоит обращать внимание на спонтанные проявления юмора, смеха, улыбки, учитывать их компенсаторный смысл и оценивать их как метки тенденций патологизации или позитивного развития личности.

для чего человеку нужен юмор? — T&P

Смех — это рефлекс, у которого, кажется, нет никакой биологической цели, но он часто помогает избавляться от одиночества, смягчать агрессию, побеждать в спорах, быстро определять, кто «свой», и даже решать проблему неравенства. Ученый Стивен Пинкер, который занимается экспериментальной психологией и когнитивными науками, собрал разные идеи и исследования, посвященные юмору, и описал природу смеха. T&P публикуют главу из его книги «Как работает мозг», которая вышла на русском языке в издательстве «Кучково поле».

Что тут смешного?

Вот как описывает проблему юмора Артур Кестлер: «Какую ценность для выживания представляет непроизвольное одновременное сокращение 15 лицевых мышц в сочетании с определенными звуками, зачастую неудержимыми? Смех — это рефлекс, но рефлекс уникальный тем, что он не служит никакой явной биологической цели; его можно назвать рефлексом-роскошью. Его единственная практическая функция, насколько можно судить, состоит в том, чтобы принести временное облегчение от бремени утилитарности. С эволюционной точки зрения там, где появляется смех, в скучную Вселенную, управляемую законами термодинамики и выживания сильнейшего, закрадывается элемент легкомысленности.

Этот парадокс можно сформулировать иначе. Нам кажется вполне рациональным, что яркий свет, бьющий прямо в глаз, заставляет зрачок сжиматься, или что воткнувшаяся в ногу булавка заставляет немедленно отдернуть ногу — потому что и «стимул», и «реакция» находятся на одном и том же физиологическом уровне. Однако факт того, что сложная мысленная деятельность вроде прочитывания страницы из работы Тербера должна вызывать специфическую моторную реакцию на рефлекторном уровне, — односторонний феномен, который озадачивал философов еще с античных времен».

Теперь постараемся свести воедино основные нити из рассуждений Кестлера, из более поздних идей эволюционной психологии и из исследований, посвященных собственно юмору и смеху.

Смех, как отмечает Кестлер, — это непроизвольные звуки. Как знает любой школьный учитель, он отвлекает внимание от говорящего и мешает продолжать. Кроме того, смех заразителен. Психолог Роберт Провайн, исследовавший этологию смеха у людей, установил, что люди смеются в тридцать раз чаще, когда они находятся рядом с другими людьми, чем когда они в одиночестве. Даже когда люди смеются наедине с собой, они нередко представляют, что рядом с ними другие люди — они читают текст, написанный другим человеком, слышат его голос по радио или видят его по телевизору. Люди смеются, когда слышат смех; именно поэтому в телевизионных комедиях используются аудиозаписи смеха, чтобы компенсировать отсутствие живой аудитории. (Предшественником этого явления была барабанная дробь или удар по ободку барабана после шутки одного из комедиантов в водевиле.)

Все это приводит к двум выводам. Во-первых, смех выражается с помощью звуков не потому, что он представляет собой высвобождение накопившейся эмоциональной энергии, а потому, что так его могут слышать другие; это форма коммуникации. Во-вторых, смех является непроизвольным по той же причине, по которой непроизвольный характер носят другие проявления эмоций. Мозг делает честную, непритворную и довольно дорогостоящую рекламу психического состояния, передавая контроль от систем вычисления, отвечающих за произвольные действия, движущим элементам нижнего уровня, отвечающим за материальную часть человеческого тела. Как и в случае проявления злобы, сочувствия, стыда или страха, мозг идет на те же самые шаги, чтобы убедить аудиторию в том, что внутреннее состояние человека является искренним, а не поддельным.

Адриан Брауэр, «Юноша, делающий гримасу», 1632-35

По-видимому, у других видов приматов есть аналоги смеха. Социобиолог Иренеус Эйбль-Эйбесфельдт слышит ритмичные звуки смеха в «окрикивании», которое издают обезьяны, когда собираются в группу, чтобы запугать или атаковать общего врага. Шимпанзе издают другой звук, который приматологи описывают как смех. Это придыхательный звук, который произносится и на выдохе, и на вдохе, и он больше напоминает храп, чем «ха-ха-ха», из которого состоит человеческий смех. (Не исключено, что у шимпанзе существуют и другие разновидности смеха.) Шимпанзе «смеются», когда щекочут друг друга, прямо как дети. Щекотание заключается в том, чтобы дотронуться до уязвимых частей тела, притворяясь, что нападаешь. Многие приматы и дети во всех человеческих сообществах затевают потасовки, во время которых тренируются драться по-настоящему. Драка понарошку — это всегда дилемма для ее участников: потасовка должна быть достаточно реалистичной, чтобы предоставить полезную возможность потренировать навыки защиты и наступления, однако каждая из сторон должна показать другой, что это нападение понарошку, дабы драка не переросла во что-то более серьезное и никто не пострадал. Смех шимпанзе и другие «игровые лица» у приматов сформировались как сигнал, что драка затеяна, как говорится, в шутку. Итак, у нас есть два варианта прототипа смеха: сигнал коллективной агрессии и сигнал притворной агрессии. Одно не исключает другого, и оба варианта в совокупности могут помочь пролить свет на суть смеха у людей.

Юмор нередко представляет собой разновидность агрессии. Когда над тобой смеются, это неприятно и воспринимается как нападение. В основе многих комедий лежат грубый фарс и оскорбительные шутки, а в менее изысканной обстановке — в том числе, в сообществах охотников-собирателей, где происходила наша эволюция, — юмор может быть откровенно садистским. Дети часто смеются до истерики, если другому ребенку больно или с ним случилась неприятность. То же самое мы находим и во многих публикациях, посвященных юмору среди охотников-собирателей. Когда антрополог Реймонд Хеймс жил с племенем екуана в дождевых лесах Амазонии, он однажды ударился головой о перекладину у входа в хижину и упал, скорчившись от боли и обливаясь кровью. Свидетели этого происшествия просто тряслись от смеха. Нельзя сказать, что мы сильно отличаемся от них. В былые времена в Англии публичная казнь была событием, на которое можно было прийти всей семьей и вдоволь посмеяться над осужденным, пока его будут вести к виселице и казнить. В книге «1984» Оруэлл представил в виде отрывка из дневника Уинстона Смита сатирическое изображение популярного развлечения, которое беспокоит своим сходством с типичным вечером в суперсовременном кинотеатре:

Вчера в кино. Сплошь военные фильмы. Один очень хороший, где-то в Средиземном море бомбят судно с беженцами. Публику забавляют кадры, где пробует уплыть громадный толстенный мужчина, а его преследует вертолет. Сперва мы видим, как он по-дельфиньи бултыхается в воде, потом видим его с вертолета через прицел, потом он весь продырявлен, и море вокруг него розовое, и сразу тонет, словно через дыры набрал воды. Когда он пошел на дно, зрители загоготали. Потом шлюпка полная детей и над ней вьется вертолет. Там на носу сидела женщина средних лет, похожая на еврейку, а на руках у нее мальчик лет трех. Мальчик кричит от страха и прячет голову у нее на груди, как будто хочет в нее ввинтиться, а она его успокаивает и прикрывает руками, хотя сама посинела от страха. Все время старается закрыть его руками получше, как будто может заслонить от пуль. Потом вертолет сбросил на них 20-килограммовую бомбу, ужасный взрыв, и лодка разлетелась в щепки. Потом замечательный кадр, детская рука летит вверх, вверх прямо в небо, наверно, ее снимали из стеклянного носа вертолета, и в партийных рядах громко аплодировали…

С одной стороны, мне трудно даже читать этот отрывок, но с другой стороны, никогда я не смеялся в кино больше, чем когда Индиана Джонс вытащил пистолет и застрелил ухмыляющегося египтянина с кривой саблей в руках.

Тот ужас, который вызывает у нас Оруэлл своим душераздирающим описанием ужаса жертв, показывает, что стимулом для смеха не может быть одна только жестокость. Предмет насмешек должен быть представлен как предъявляющий незаслуженные претензии на достоинство и уважение, а смешной инцидент должен немного сбить с него спесь. Юмор — враг помпезности и внешнего приличия, особенно если они служат опорой для авторитета противника или вышестоящего. Наиболее привлекательный объект насмешек — это учителя, проповедники, короли, политики, военные чины и другие сильные мира сего. (Даже злорадство екуана кажется нам более понятным, если мы узнаем, что они — народ небольшого роста, а Хеймс — дюжий американец.) Едва ли не самая смешная ситуация, которую я видел в реальной жизни, произошла во время военного парада в Кали (Колумбия). Во главе парада гордо шествовал офицер, а перед ним не менее гордо шествовал уличный мальчишка лет семи или восьми, задрав кверху нос и величественно размахивая руками. Офицер пытался отогнать мальчишку, не сбившись при этом с шага, однако мальчик все время умудрялся проскочить на несколько шагов вперед и продолжал идти во главе процессии по улицам города.

Потеря собственного достоинства также лежит в основе неизменной привлекательности непристойного и «туалетного» юмора. Большинство шуток в мире напоминают скорее комедию «Зверинец», чем юмор «Алгонкинского круглого стола». […]

Конечно, мы бы никогда не стали смеяться над такими инфантильными шутками. Наш юмор всегда «пикантный», «житейский», «колоритный», «фривольный», «сочный» или «раблезианский». Секс и экскременты напоминают о том, что кто бы ни претендовал на то, что он двадцать четыре часа в сутки сохраняет достоинство, его утверждение неубедительно. Так называемое разумное животное испытывает безудержное желание спариваться, стонать и извиваться. И, как писал Исак Динесен, «что есть человек, если подумать, если не гениальная и точная машина, которая бесконечно искусно превращает ширазское красное вино в мочу?».

Впрочем, как ни странно, юмор одновременно является излюбленной тактикой в риторике и интеллектуальных дебатах. Остроумие в руках искусного полемиста может превращаться в опасное оружие. Рональд Рейган своей популярностью и эффективностью на посту президента был во многом обязан своей способности одним остроумным замечанием заставить замолчать оппонентов и критиков — хотя бы на минуту; например, отражая вопросы о праве на аборт, он как-то сказал: «Как я вижу, все, кто выступает за аборты, уже успели родиться». Философы любят пересказывать реальную историю о теоретике, который заявил на научной конференции, что хотя в некоторых языках для выражения утверждения используется двойное отрицание, ни в одном языке не используется двойное утверждение для выражения отрицания. Один из слушателей в задних рядах ответил на это: «Да-да…». Может быть, Вольтер и был прав, когда писал, что «остроумное высказывание ровным счетом ничего не доказывает», сам Вольтер был известен своей склонностью к использованию как раз таких высказываний. Идеальное саркастическое замечание может принести оратору мгновенную победу — заслуженную или нет — и заставить его оппонентов замолчать. Мы часто видим, что в одном емком изречении содержится истина, на доказывание которой другими словами ушло бы несколько страниц.

***

И здесь мы подходим к предпринятой Кестлером попытке обратного проектирования юмора. Кестлер был одним из первых энтузиастов когнитивистики в то время, когда повсюду доминировал бихевиоризм, и первым обратил внимание на имеющийся в мышлении инвентарь систем правил, способов интерпретаций, образов мыслей и систем координат. Юмор, по его словам, начинается с нити рассуждений в одной системе координат, которая сталкивается с несоответствием: событием или утверждением, которое не имеет смысла в контексте всего, что было до этого. Несоответствие можно разрешить, перейдя к другой системе координат, в которой событие будет иметь значение. А в этой системе отсчета положение данного человека будет преуменьшено. Кестлер называет этот переход «бисоциацией». Многие примеры юмора, приводимые Кестлером, неподвластны времени, поэтому я продемонстрирую эту теорию парой примеров; правда, мне придется в подробностях проанализировать их, из-за чего с юмористическим эффектом придется распрощаться. Леди Астор говорит Уинстону Черчиллю: «Если бы вы были моим мужем, я бы подсыпала вам в чай яду». Он отвечает: «Если бы вы были моей женой, я бы его выпил». Этот ответ парадоксален с точки зрения системы координат убийства, потому что обычно людям не хочется быть убитыми. Несоответствие разрешается путем переключения на систему координат самоубийства, в которой смерть является желанным избавлением от страданий. В этой системе координат леди Астор — причина неудачного брака, а это далеко не лучшая роль.

Альпинист падает с утеса и цепляется за веревку над обрывом высотой в тысячу футов. В ужасе и отчаянии он поднимает глаза к небесам и восклицает: «Есть там наверху кто-нибудь, кто может мне помочь?». С небес раздается голос: «Ты будешь спасен, если докажешь свою веру и отпустишь веревку». Альпинист смотрит вниз, потом вверх, а потом кричит: «А еще там есть кто-нибудь, кто может мне помочь?». С точки зрения системы координат религиозных сюжетов, где Бог творит чудеса в обмен на демонстрацию веры, а люди всегда оказываются благодарны ему за эту сделку, ответ альпиниста абсурден. Несоответствие разрешается за счет перехода в систему координат повседневной жизни, где люди со здоровым уважением относятся к законам физики и скептически — к тем, кто пытается бросать им вызов. В этой системе координат Бог (а также косвенным образом его сторонники из религиозных учреждений) может оказаться мошенником — впрочем, если это не так, то здравый смысл альпиниста приведет его к гибели. […]

Ян Стен, Автопортрет, 3-я четверть XVII века

Называемые Кестлером три компонента юмора — несоответствие, разрешение и нелепое положение — были подтверждены многочисленными экспериментальными исследованиями того, что делает шутку смешной. Грубый юмор с участием физических действий работает за счет конфликта между психологической системой координат, в которой человек является точкой отсчета для убеждений и желаний, и физической системой координат, в которой человек — это просто кусок материального вещества, подчиняющийся законам физики. «Туалетный» юмор работает за счет конфликта между психологической системой координат и физиологической системой координат, в которой человек производит вызывающие отвращение субстанции. Непристойный юмор также работает за счет конфликта между психологической и биологической системами координат; в этом случае человек — это млекопитающее со всеми инстинктами и органами, необходимыми для внутреннего оплодотворения. Вербальный юмор основывается на конфликте между двумя значениями слова, второе из которых — неожиданное, деликатное или оскорбительное.

***

Остальное содержание теории Кестлера испытывает влияние двух старомодных идей: гидравлической модели мышления, согласно которой имеющее свойство накапливаться психическое давление нуждается в аварийном клапане, и стремления к агрессии, которое порождает это давление. Чтобы дать полный ответ на вопрос «Для чего же вообще нужен юмор?», нам нужны три новые идеи.

Во-первых, достоинство, важность и другие воздушные шарики, которые юмор с такой легкостью прокалывает, представляют собой элементы комплекса влияния и статуса. Влияние и статус приносят выгоду тем, кто обладает ими, за счет тех, кто ими не обладает, поэтому у крестьян всегда есть мотив поднять бунт против высокопоставленных особ. Среди людей влияние — это не просто трофеи победы в борьбе, а некая туманная аура, приобретенная в результате признания эффективности в любой из областей взаимодействия людей — таких, как отвага, ловкость, мастерство, мудрость, дипломатические способности, связи, красота, богатство. Многие из этих претензий на престижное положение, можно сказать, «в глазах смотрящего»: они немедленно рассыпаются в прах, как только смотрящие поменяют свою оценку сильных и слабых сторон, которые в совокупности составляют ценность человека. Следовательно, юмор может быть оружием против господства. Использующий это оружие привлекает внимание к одной из многочисленных нелестных характеристик, которые имеются у любого смертного, каким бы влиятельным и могущественным он ни был.

Во-вторых, на господствующее положение можно претендовать, когда ты наедине с противником, но не с целой толпой. Человек, у которого в пистолете всего одна пуля, может удерживать десятки людей в заложниках, если у них не будет способа дать сигнал, по которому они все должны на него наброситься. Ни у одного правительства нет достаточной мощи, чтобы контролировать все население, поэтому, когда события разворачиваются быстро и люди теряют доверие к авторитету правящей верхушки, они могут ее свергнуть. Возможно, именно поэтому на службу юмору был поставлен смех — этот непроизвольный, дезорганизующий и весьма заразительный сигнал. Когда робкие смешки перерастают в безудержное веселье, подобно ядерной цепной реакции, люди начинают признавать, что все они замечали в столь восхваляемом лидере один и тот же недостаток. Если бы обидчик был один, он бы рисковал расправой со стороны объекта насмешек, однако если обидчиков целая толпа и все они, явно сговорившись, указывают на слабости объекта, это надежный способ. Рассказанная Гансом Христианом Андерсеном история про новую одежду короля — это хорошая притча о диверсионной мощи коллективного юмора. Конечно, в повседневной жизни нам не приходится свергать тиранов и срамить королей, но нам приходится ставить под сомнение претензии бесчисленных хвастунов, забияк, задир, пустозвонов, благодетелей, ханжей, мачо, всезнаек и примадонн.

В-третьих, мозг рефлекторно интерпретирует слова и жесты других людей, делая все возможное, чтобы они стали разумными и искренними. Если речь фрагментарна или неразборчива, мозг милосердно заполняет пробелы или переходит к другой системе координат, в которой сказанное будет иметь смысл. Без этого «принципа релевантности» был бы невозможен язык как таковой. Мысли, стоящие за простейшим предложением, так замысловаты, что если бы мы попытались их выразить в речи в полном объеме, наша речь стала бы напоминать витиевато-многословный стиль юридических документов. Допустим, я говорю: «Джейн услышала на улице мелодию фургона с мороженым. Она побежала к комоду, взяла копилку и начала трясти. Наконец, оттуда выпало немного денег». Хотя я использовал достаточно мало слов, вы поняли, что Джейн — ребенок (а не восьмидесятилетняя старуха), что она трясла копилку (а не комод), что из копилки выпали монеты (а не банкноты) и что ей нужны были деньги, чтобы купить мороженое (а не для того, чтобы их съесть, инвестировать или подкупить продавца мороженого, чтобы он выключил мелодию).

Шутник манипулирует этими ментальными механизмами таким образом, чтобы публика помимо своей воли начала задумываться о суждении, которое способно разрешить несоответствие. Людям нравится истина, выражаемая этим суждением, потому что она не была навязана им в форме пропаганды, которую они могли бы отвергнуть, а была выводом, к которому они пришли самостоятельно. В этом суждении должно содержаться хотя бы какое-то оправдание, иначе аудитория не сможет вывести его из остальных фактов и не сможет оценить шутку.

Джудит Лейстер, «Веселый пьяница», 1629

Этим объясняется ощущение, что остроумное замечание может выражать истину, которую сложно выразить словами, и тот факт, что это эффективное оружие, которое заставляет людей хотя бы на миг согласиться с тем, что в иных обстоятельствах они бы отрицали. Острота Рейгана о том, что все сторонники разрешения абортов уже успели родиться, представляет собой такую банальную истину — мы все уже родились, — что на первый взгляд кажется бессмысленной. Тем не менее она обретает смысл, если мы исходим из положения о том, что люди делятся на уже родившихся и еще не родившихся. Именно в таких терминах предпочитают говорить об этой проблеме противники абортов, и каждый, кто понимает это высказывание, тем самым имплицитно признает, что такая формулировка возможна. Если исходить из этой формулировки, сторонник абортов имеет привилегию, но хочет лишить ее других людей, а следовательно, лицемерит. Это не означает, что данный аргумент на сто процентов обоснован, однако чтобы опровергнуть его, потребуется гораздо больше слов, чем тот десяток слов, который использовал Рейган. «Высшие» формы остроумия — это случаи, когда когнитивные процессы слушателей обращаются против них самих, заставляя их делать умаляющий достоинство вывод из исходных посылок, которые они не могут отрицать.

***

Юмор далеко не всегда бывает злонамеренным. Друзья частенько подтрунивают друг над другом — это вполне безобидное занятие; более того, вечер, проведенный в шутливой беседе с друзьями, — одно из величайших удовольствий в жизни. Конечно, значительная часть этого удовольствия основывается на том, что друзья насмехаются над людьми, не входящими в их круг: это укрепляет дружбу в полном соответствии с принципом «враг моего врага — мой друг». Тем не менее значительную часть таких шуток составляет самоуничижение и снисходительное поддразнивание, которое, по-видимому, кажется всем приятным.

Компанейский юмор не только нельзя назвать агрессивным — его нельзя назвать и особенно смешным. Роберт Провайн сделал нечто, что никто даже не подумал сделать за более чем двухтысячелетнюю историю разглагольствований на тему юмора: он решил понаблюдать прямо на улице за тем, что заставляет людей смеяться. Его ассистенты незаметно подходили в кампусе колледжа к группам беседующих людей и подмечали, что вызывало у них смех. Что же им удалось обнаружить? Типичными фразами, после которых люди начинали смеяться, оказались «Мы с вами еще увидимся, ребята» и «Что бы это значило?!». Как говорится, это сложно объяснить, это нужно видеть. Только от 10 до 20% всех ситуаций можно было описать как смешные и то по очень мягким критериям. Самые смешные фразы из 1200 примеров были следующие: «Тебе пить не обязательно, ты нам купи что-нибудь выпить»; «Ты ходишь на свидания с представителями своего биологического вида?» и «Ты тут работаешь или просто делаешь вид?». Провайн отмечает: «То, что на многолюдных вечеринках часто слышится смех, не означает, что гости рассказывают друг другу безумно смешные шутки. По большей части диалог, предшествующий смеху, напоминает диалоги из бесконечного телевизионного ситкома, написанного крайне бездарным сценаристом».

Чем же объясняется привлекательность почти не смешной болтовни, которая в большинстве случаев вызывает у нас смех? Если юмор — это противоядие от чувства собственного величия, средство для борьбы с доминированием, то его не обязательно использовать только в пагубных целях. Основная идея в том, что люди, взаимодействуя друг с другом, должны выбирать из меню разных концепций общественной психологии, каждая из которых отличается собственной логикой. Логика доминирования и статуса основана на неявных угрозах и подкупе, и она исчезает, если вышестоящее лицо больше не может их реализовать. Логика дружбы основана на готовности предоставлять друг другу помощь в неограниченном масштабе, что бы ни случилось. Люди стремятся к статусу и доминированию, однако они также стремятся к дружбе, потому что статус и доминирование преходящи, а друг останется рядом с тобой в горе и в радости. Два этих варианта несовместимы, и здесь возникает проблема сигнала. Если взять любых двух человек, один из них всегда будет более сильным, умным, богатым, красивым или влиятельным, чем другой. Всегда есть условия для установления отношений типа «доминирующий — подчиняющийся» или «знаменитость — фанат», однако ни одна из сторон не хочет, чтобы отношения развивались в этом направлении. Принижая ценность качеств, с помощью которых вы могли бы подчинить своего друга или друг мог бы подчинить вас, вы подаете сигнал, что основой для ваших взаимоотношений — по крайней мере, для вас — не является статус или доминирование. Лучше всего, если этот сигнал является непроизвольным, и его сложно подделать.

Если эта идея верна, она могла бы объяснить сходство между смехом у взрослых людей и реакцией на имитацию агрессии и щекотание у детей и шимпанзе. Смех как бы говорит: «Может показаться, что я пытаюсь нанести тебе вред, но я просто делаю то, что нужно нам обоим». Эта идея также объясняет, почему дружеские шутки — это точный измерительный прибор, использующийся, чтобы оценить, какие отношения у вас с тем или иным человеком. Вы не будете поддразнивать вышестоящего или незнакомца, однако если один из вас отпустит пробную шутку, которая вызовет положительную реакцию, вы будете знать, что лед растоплен и что отношение движется в сторону дружбы. Если же поддразнивание вызовет недовольную ухмылку или ледяное молчание, вы поймете, что этот недовольный человек не желает становиться вашим другом (а может быть, даже истолковал вашу шутку как агрессию или вызов). Постоянные смешки, характерные для общения хороших друзей, — как бы повторное заявление о том, что основой для отношений по-прежнему является дружба, несмотря на то, что у одной из сторон регулярно появляется повод взять контроль в свои руки.

Юмор — Психологос

​​​​​​​​​​​​​​

Фильм «Я шагаю по Москве»

Дядя, а вы случайно здесь не клад ищете? Юмор на партнера — конфликтоген.
скачать видео

​​​​​​​​​​​​​​Ю́мор — интеллектуальная способность подмечать в явлениях их комические стороны. Чувство юмора связано с умением субъекта обнаруживать противоречия в окружающем мире.

Юмор — благосклонное, добродушное, миролюбивое веселье и позитивное отношение к жизни. В юморе ситуация (и участники) показываются с неожиданной, смешной стороны. Обычно в юморе уменьшается все большое — и статус больших людей, и объем и величина происшедших неприятностей, и увеличивается все маленькое…

Юмор позволяет спокойно относиться к человеческим особенностям, помогает пережить страх и горе. Благодаря юмору можно воспринимать мир чуть менее серьезно, а это бывает нужным во многих личных и деловых ситуациях.

Юмор уместен всегда, кроме ситуаций нормативной печали, когда никому не должно быть хорошо и никто не должен радоваться. Здоровый юмор — означает смеяться друг с другом, а не друг над другом.

Виды юмора

  • Юмор на ситуацию: ситуация смешная.
  • Юмор на себя: я смешной. Приветствуется всеми. Единственная опасность — когда-то на этом можно немного потерять в статусе.
  • Юмор на нас: мы смешные. Обычно хорошо, но этот юмор не понимают некоторые вышестоящие руководители.
  • Юмор на партнера: ты смешной. Такой юмор опасен и обычно является сильным конфликтогеном.
  • Черный юмор.

Достоинства юмора

  • Снимает стрессовые состояния, помогает пережить напряжённые моменты жизни.
  • Способствует лучшей межличностной коммуникации, развивает сплоченность и атмосферу доверия.
  • Помогает преодолевать конфликты, а в некоторых ситуациях препятствует их возникновению.
  • Усиливает чувство «мы — команда», повышает мотивацию, способствует более продуктивной работе в коллективе.
  • Способствует готовности к изменениям, новациям.
  • Формирует лояльные настроения по отношению к организации.

Сила юмора

Актер и режиссер Михаил Чехов в книге «Путь актера» написал следущие строки:

«Юмор дает познания, нужные для искусства, и вносит легкость в творческую работу. Юмор же, направленный на самого себя, избавляет человека от слишком большой самовлюбленности и честолюбия. Он научает ценить вещи в себе и вне себя по их истинному достоинству, а не в зависимости от личных склонностей, симпатий и антипатий человека. Сила юмора заключается еще и в том, что он поднимает человека над тем, что его смешит… Замечательно, что люди, умеющие смеяться, сразу узнают друг друга, понимают друг друга с полслова и часто становятся друзьями.

Актер (и художник вообще), умеющий только серьезно смотреть на жизнь и на себя самого, едва ли сможет быть хорошим или, по крайней мере, интересным художником…»

Взгляните на себя с юмором!

Юмор питает самооценку

Вокруг моей подруги детства всегда было много людей – в школе, институте, на работе, в компаниях. Секрет ее успеха прост: она умеет шутить. Ее юмор легкий, необидный, но всегда способный улучшить настроение. Катя и сама получает удовольствие, когда ее особенно удачное замечание вызывает взрыв смеха. Несомненно, ее эго в этот момент торжествует: остроумного человека другие воспринимают не только как балагура, но и как умницу и тонкого психолога, способного просто и смешно говорить о том, что тревожит и беспокоит всех. И открываться перед людьми, делая и их более открытыми.

Хороший анекдот – минута славы для рассказчика. Остроумная шутка – произведение искусства. Благодаря этим маленьким шедеврам наша самооценка моментально взлетает вверх. Особую гордость мы чувствуем, когда нам удается посмеяться над тревожной или неприятной ситуацией. Мы не только восстанавливаем душевное равновесие – мы внезапно ощущаем, что стали умнее. «Когда мы радуемся хорошей шутке, нам легче решить свои проблемы, потому что левое полушарие (разум, логика) работает более активно, – объясняет нейропсихолог Фредерик Розенфельд(Frederic Rosenfeld). Более того, когда мы смеемся от души, мозг становится более пластичным, что помогает устанавливать новые связи».

И еще: тот, кто обладает ценнейшим даром смешить, привлекает слушателей на свою сторону. Недаром лучшие ораторы, политические лидеры и руководители компаний начинают свои выступления с забавной истории, шутливого наблюдения или хорошего анекдота.

Юмор защищает от стресса

«Я уже много часов сидел в лондонском аэропорту Хитроу и не мог вылететь в Москву – извержение исландского вулкана парализовало полеты над Европой, – вспоминает 32-летний Дмитрий. – Отпуск закончился, я понимал, что моему начальнику все равно, из-за чего я не вышел вовремя на работу. И я был не одинок, стресс просто витал в воздухе. Но стоило кому-то выговорить «Эйяфьятлайокудль», как десятки человек закатывались гомерическим хохотом. И напряжение спадало». Катастрофы, как ни странно, порождают целую волну каламбуров, анекдотов и шуток. «Юмор помогает нам справиться со стрессом, – поясняет психолог Алена Иванова. – Благодаря ему мы можем немного расслабиться и, пусть на время, дистанцироваться от ситуации. Иногда одно это позволяет по-новому взглянуть на происходящее (и на себя), увидеть выход, найти решение проблемы. Те из нас, кто в сложные моменты разрешает себе пошутить, легче других справляются со стрессом». И в этом состоит феномен юмора, способного не только порадовать, но и вызвать в нашей душе подлинный катарсис.

Психология. Картинки. Юмор. Психологи шутят. Анекдоты по психологии.

Юмор, анекдоты о психологии и психологах, смешные цитаты, статьи.

— Пpекpасно! — говоpит вpач пациенту. — Сначала я думал, что у вас шизофpения, а тепеpь твеpдо увеpен, что только невpастения.
— А какая pазница между ними, доктоp?
— Видите ли, шизофpеник уверен, что дважды два пять, и спокоен, а невpастеник же знает, что дважды два четыpе, но так неpвничает…

Сегодня пересаживали рыбок из одного аквариума в другой.

В ходе издевательства над животными в очередной раз подтвердились следующие житейские правила:

— сопротивление судьбе — главная причина стрессов;

— если вам кажется, что судьба обращается с вами грубо и немилосердно, это вовсе не значит, что вам желают зла. Просто вы заняли неудобную для нее позицию;

— если увлеченно заниматься любимым делом (например, сосать корягу), можно пропустить даже апокалипсис.

М.Фрай

Я — психолог…
1. Что мои друзья думают я делаю
2. Что моя мама думает я делаю
3. Что пациенты думают я делаю
4. Что я думаю я делаю
5. Что я должен делать
6. Что я на самом деле делаю

Психолог просит девочку нарисовать картинку – лето!

Девочка рисует – сугробы, фигурка в валенках, тулупе и шапке-ушанке на лыжах…

Психолог:

— Я просил тебя нарисовать Лето!!

— Ну!

— Ну какое же это лето? смотри – снег, лыжи, одежда зимняя!

Девочка: [грустно глядя на дядю]

– Вот такое у нас в Сибири хреновое лето.


Невротики строят воздушные замки, шизофреники живут в них, а психиатры собирают арендную плату. Фриц Перлз

— … Люди боятся психотерапии.
— Почему? Что там такого страшного?
— На самом деле, там нет ничего страшнее самого себя. Там всё из материала заказчика.

Приходит к Фрейду дочка, и говорит:
— Папочка, приснился мне сон. Приходит ко мне дядюшка Юнг, и дает мне банан. А банан такой весь зеленый, такой неспелый и чем-то даже противный. И не понравился мне банан, и не взяла я его. А потом подошел ко мне дядюшка Фромм, и дал банан, а банан весь такой гадкий, гнилой и переспевший, и не взяла я этот банан тоже. А зато потом подошел ко мне ты, папочка, и дал мне банан весь такой хороший, приятный, созревший и вкусный…
Подумал Фрейд и говорит так неуверенно:
— А знаешь, дочка, иногда банан — это просто банан…


Ученые Британии предложили лечить депрессию c помощью ЛСД.

— Подскажите, а зачем человеку осознанные сновидения? Что за желание всё контролировать?!
— Я тоже не понимаю! Пусть 90% начнут, хотя бы практиковать осознанное бодрствование!

Если вы сказали, не подумав, значит, вы сказали то, что думаете.

– У вас в роду были проблемы с психикой?

– Вроде нет.

– Приятно быть первым, не правда ли?


Интересно, почему нельзя поставить в семейном положении

«влюблен в себя»? Об эгоистах вообще не думают…

– Тук-тук

– Кто там?

– Это мотивация, я на пять минут.


Весьма взволнованный Нострадамус прибегает к Фрейду и выплескивает: Мне такое виденье было накануне, не могу ничего понять… Помоги!
Фрейд степенно: Ну рассказывай… Чем смогу, так сказать…
Нострадамус: Привиделось мне, что в будущем вся Европа будет ходить под знаком…
— Дьявола?! — перебивает Фрейд.
— Нет. Это бы я понял.
— Креста Господнего?
— Нет, — вздыхает Нострадамус.
— А, что же тогда?
— ЕС. Какое-то непонятное ЕС.
— ЕС! — благоговейно восклицает Фрейд. — Я знал, я верил! ЕС! Ебическая Сила!

Мне нужен отпуск по уходу за внутренним ребенком. 🙂

Разница между психотерапией и консультацией:
Клиент: Доктор, что это у меня?
Консультант (уверенно): У вас Неведомая Хренотень!
Терапевт: АААА! Что это у вас?!

На тренинге. Группа:
— Обучите нас ещё чему-нибудь!
— Хватит ко мне приставать, психотерапия половым путём не передаётся!

Психолог — это тот, кто помогает человеку, наступающему на одни и те же грабли, сменить грабли.

На приёме у психолога.
— Доктор, всё у меня в жизни хорошо, но не хватает острых ощущений… Все я уже перепробовал, и с парашютом прыгал, и с аквалангом нырял и т. д. Хочется чего-то нового.
— Заведите себе любовницу.
— У меня их три — не помогает.
— Тогда расскажите о них вашей жене…

Встречаются две подруги — стоматолог и психолог. Психолог: «А ты знаешь, оказывается, лечение у стоматолога — это, в сущности, сублимированный половой акт, ты же находишься в оральной зоне, в тесном контакте, визуально форма опять же, сильнейший стимулятор половых влечений… Это Фрейд ещё отмечал…»
Стоматолог (устало): «Так вот почему я себя после смены такой зат..ханной чувствую…»

Ночь. Больница для пациентов с расстройствами в психике.
Внезапно из палаты доносится «…аааААА-А-А-А».
В палату спешит дежурный врач. На койке — пациент в смирительной рубашке.
Пациент (приподнимаясь с койки, с надеждой в голосе):
— Харе Кришна?! Харе Кришна?!
Врач (успокаивающе):
— Кришна, Кришна, Харе, Харе…

— Кстати, а вы случайно не в курсе, к чему снится Хеллингер?
— К перестановке мебели в квартире…

— Что такое депрессия?
— Депрессия — это когда воздушный замок упал и придавил своего создателя!

2 пары парапсихологов не парясь заменяют 8 обычных.

Юмор | Мир Психологии

ЮМОР

 

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

Юмор (от англ. humour — нрав, настроение) — см. чувство юмора.

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

Юмора расстройства (англ. humour — шутливый нрав) — личностное свойство, способность человека подмечать комические стороны явлений, эмоционально на них откликаться. чувство юмора связано с умением находить противоречия в окружающей действительности, осмыслять их.

Критерием наличия чувства юмора является Понимание человеком шуток, шаржей, карикатур, комизма ситуации. Отсутствие или недостаточная выраженность чувства юмора чаще всего свидетельствуют об изменениях в эмоциональной сфере или недостаточном интеллектуальном развитии. Однако в ряде случаев недоразвитие чувства юмора является признаком конституциональным.

В психиатрии Юмора расстройства наблюдаются при ряде заболеваний. При шизофрении отмечаются Ю.р., связываемые со своеобразным расщеплением интеллекта и эмоций [Познанский А.С., Дезорцев В.В., 1970; Блейхер В.М., Крук И.В., 1986]. Наиболее рано нарушается юмористическое восприятие жизненных ситуаций, не являющихся претенциозно-юмористическими, что связано с недостаточной самокритичностью и проявлением аутизма. Более длительное время сохраняется восприятие явно юмористической продукции, например, карикатур. В ряде случаев Ю.р. у больных шизофренией носят парциальный характер, при значительной выраженности психического дефекта они становятся тотальными. В описаниях юмористических рисунков выявляется формально-оценочный подход, резонерски-комментирующий характер суждений, разноплановость мышления.

У больных эпилепсией Ю.р. обнаруживаются соответственно степени выраженности слабоумия, при этом обнаруживаются тенденции к резонерству, эгоцентрическая интерпретация комического с привлечением преимущественно собственного жизненного опыта и своих непреодолимо инертных представлений, с затруднениями в выделении существенного и тенденцией к детализации.

Юмор алкоголиков отличается брутальностью, плоскими, циничными шутками. Часто больной в своих остротах не щадит и себя, обнажает свою интимную жизнь, представляет в черном цвете своих близких. Характерна своеобразная бравада больных алкоголизмом. В юморе алкоголиков часто виден элемент агрессивности, направленной против окружающих, придающих ему мрачный характер. Смешным становится то, что вовсе не представляется смешным здоровому. Юмор алкоголиков часто выступает как проявление механизмов психологической защиты.

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

Юмор алкоголиков — плоские, нередко циничные остроты. При этом некритичность к себе и бестактность по отношению к окружающим людям. Проявление хронического алкоголизма.

Большая энциклопедия по психиатрии. Жмуров В.А.

Юмор (англ. humor) – способность воспринимать нечто в смешном, комическом виде и в то же время добродушно, беззлобно: 

  1. умение подметить смешную сторону кого-, чего-либо и представить, показать их в незлобивом виде, без ненависти, злобы, зависти;
  2. художественный прием в иссусстве: изображение чего-либо в смешном, комическом виде; 
  3. шутки, остроты человека, назодящегося в безвыходном положении – юмор висельника.

предметная область термина

 

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

Чувство юмора — что это такое и как его развить

Чувство юмора – это индивидуальная личностно-психологическая особенность человека, которая проявляется в умении замечать противоречия и особенности окружающего мира, людей и событий с комической точки зрения. Хорошее чувство юмора часто является важной характеристикой человека в социальном плане, а также отражает его интеллектуальные возможности.

Процесс создания шутки и поиска нового решения довольно схожи – в обоих вариантах необходимо найти удачную оригинальную комбинацию действий или слов. Люди, у которых данный навык более развит или лучше натренирован, показывают лучшие результаты в решении сложных и нестандартных задач, а также отличаются хорошим чувством юмора.

Формируется чувство юмора в раннем детстве и является отражением окружающей среды и моделей реагирования родителей на различные жизненные ситуации. Чем больше анекдотов и примеров выделения смешного в любой ситуации окружает ребенка, тем лучше развивается его собственное умение шутить. Если подобных примеров в детстве мало, то у человека формируется прямолинейный характер и ограниченный взгляд на мир, жесткость установок и непримиримость, что в итоге приводит к социальным проблемам.

Однозначного взгляда и определения чувства юмора не существует. Его пытаются измерить и охарактеризовать множество социальных дисциплин, а также лингвистика и антропология. Выдвигается множество теорий юмора, объясняющих как его причины, так и назначение. В большинстве случаев считается, что юмор способен разрядить обстановку, сбросить нервное напряжение и даже снизить уровень агрессии. Улыбка и оскал по своей природе похожи, множество шуток и смеха выстроено на неприятностях других и собственном превосходстве, так родилась теория смещения агрессии в социально приемлемую форму. Когда в обществе стало порицаться прямое нападение, появилось нападение моральное и словесное – в шутках, иронии, сарказме.

Чем примитивнее шутки (торт в лицо, подножка и прочее), тем ниже уровень развития общества. Чаще всего подобные шутки встречаются в закрытых системах армии, тюрьмах, деградирующего общества. Чем выше духовный уровень человека, тем больше развита способность абстрагироваться от ситуации (а значит уметь анализировать и синтезировать, мыслить в масштабах общества, а не только собственной личности), тем тоньше и интереснее юмор. Качество образования и душевная организация напрямую влияют на чувство юмора. Оно никак не связано с бездумными замечаниями, которые граничат с насмешками, могут обидеть человека. Юмор всегда направлен на повышение настроения у всех присутствующих. Хорошее чувство юмора всегда помогает устанавливать прочные и легкие социальные контакты, а не разрушает их. Юмор может отражать социальные механизмы и общий уровень устройства общества.

Что такое чувство юмора

Чувство юмора – это черта характера, которую можно развивать в себе самостоятельно. Оно помогает изначально легче относиться к возникающим ситуациям и обеспечивает психологическую и эмоциональную устойчивость. Это социальная категория, появившаяся с возникновением общества, со своими законами и нормами. В животном мире не существует юмора, точно так же, как оно будет отсутствовать у человека, воспитывавшегося вне социума. Это не исключает смеха и шуток на низком примитивном уровне. Такой смех и веселье, который связан с болью, обидой, страданием другого существа не имеет отношения к юмору.

Во многом юмор выполняет роль психологической защиты, когда именно придание комичного смысла помогает пережить чрезмерно тяжелые моменты. Юмористичное описание ситуации запускает определенные механизмы в мозгу, формирующие новые нейронные связи, поскольку связывает привычные неожиданным способом. Именно в непредсказуемости и оригинальности сопоставления и заключается основная функция комичности. При этом каждое исследование отмечает специфичность и субъективность восприятие юмора. Например, шутки, присущие врачам и военным, полицейским и спасателям гражданскими лицами могут восприняться, как грубость, неуважение и прочее. Черный юмор данных специальностей объясняется именно активацией защитных механизмов психики, позволяющих абстрагироваться от происходящего ужаса и ежедневных столкновений со смертью.

Еще один вариант психологической защиты при помощи юмора происходит, когда человек сталкивается с табуированными темами. Возникающее напряжение необходимо куда-то сублимировать или найти иные способы контакта с происходящим, кроме прямого взаимодействия. Смех в таких ситуациях помогает снять значительную часть напряжения, а также позволить рассмотреть ситуацию под другим углом, не запретным.

Так еще одна функция юмора – гендерная. Мужчине надо иметь чувство юмора, чтобы нравиться женщинам, привлекать их внимание и дарить позитивные эмоции. Женщины предпочитают именно таких мужчин, поскольку подсознательно умение шутить воспринимается, как умение адаптироваться к любой ситуации, владеть различными приемами, конечно кроме моментов, когда смех является реакцией смущения.

Мужчины, в свою очередь, выбирают тех женщин, которые смеются их шуткам, комичным ситуациям или способны пошутить сами. Поскольку не только активное продуцирование юмористических ситуаций, но и их понимание свидетельствует о степени развитости чувства юмора. Это является своеобразным естественным отбором людей одного уровня развития, как среди друзей, так и в создании интимных отношений. Построение взаимодействия с человеком, которому не смешно то, что вам будет вызывать огромные трудности, и наоборот – самые крепкие и длительные отношения у тех, кто смеется над одинаковыми вещами.

Как развить чувство юмора

В нашей действительности надо иметь чувство юмора, которое поможет стать успешным и со многим справиться. Его развитие становится важнее накачки мышц и отработки скорости реакции. Физические моменты все больше уступают первенство моральным и социальным, а соответственно все большую актуальность занимает вопрос, как развить именно свою способность к юмору.

Чувство юмора не обладает генетической обусловленностью, а лишь поддается воздействию со стороны внешних условий, в частности воспитания. Кому-то повезло больше, и он натренировал эту способность в собственной семье, а кому-то придется постараться самому. В любом случае это не статичная категория, а требует постоянного развития. Даже тот, кто изначально был прекрасным шутником, может потерять свою актуальность вместе с интересом к происходящему. Вспомните дедушек, продолжающих шутить про Сталина или рассказывающих один и тот же анекдот, возможно ранее они были известными юмористами, которые перестали следить за сменой событий.

Чтобы оставаться на волне развивайте свою коммуникабельность. Юмор – это, прежде всего общение, взаимодействие на уровне слов и умение менять настроение и ожидание людей. Чем больше людей будет в вашем окружении, чем чаще вы будете с ними контактировать, тем выше будут чувство юмора. Вы автоматически будете цеплять интересный ход мысли своих собеседников, узнавать новые события. Чем разностороннее публика, с которой вы общаетесь, тем больше различной информации будет поступать в ваше сознание, тем между большим количеством факторов вы сможете провести новые связи.

Начинайте с себя и поиска смешного в своих поступках и внешнем виде, манере говорить и ходе мыслей. Ищите смешное в бытовых ситуациях – именно такой юмор больше всего ценится. Умение найти смешное в повседневности, посмотреть на все под другим углом радует значительно больше, чем заготовленные шутки, высказанные со сцены. Пока вы тренируетесь смотреть на себя с иронией, вы не только поднимаете собственное настроение, но и тренируете способность замечать смешное. Дополнительным плюсом идет установление высокой стабильной самооценки и способность выкрутиться из любой ситуации. Вместо того чтобы переживать о собственной взлохмаченной прическе с утра и пытаться все привести в порядок, можно над этим посмеяться. А если смеяться над собой, озвучивая комментарии кому-то, то можно заметить, что люди станут относиться к вам теплее, не когда укладка безупречна, а когда вы можете острить по поводу бардака в мыслях и кудрях.

Ищите смешное, рассматривая вещи. Старайтесь найти как можно больше смешного, креативного в привычных вещах или придумать нестандартное их использование. Зонт может стать мечом джедая, сухая макаронина волшебной палочкой, а телевизионный пульт способом вызова всезнающего голоса. Есть такая методика развития дивергентности мышления, которая подразумевает нахождение нестандартных способов использования стандартных предметов (газеты, линейки, жвачки, ложки). Можете начинать подобные тренировки, ища множество вариантов для одного предмета. Со временем вы начнете на автомате подбирать подобные вариации для всего, в том числе для ситуаций и людей.

Развивайтесь постоянно, это касается общей эрудированности и словарного запаса. Многие недоступны тем, чей лексикон ограничен, поскольку юмор строится на игре слов. Широкий кругозор поможет тому, чтобы ваши шутки были уместны в любой ситуации и были аутентичны контексту разговора. Чтобы применить полученные знания на практике – развивайте ассоциативное мышление. Именно оно является залогом юмора – умение подобрать неожиданную концовку привычной фразе, переиначить слово, обыграть ситуацию возможно только при возникновении нескольких параллельных ассоциаций в нескольких областях.

Толерантность и чувствительность должны быть вашими регулирующими качествами. Черный юмор приветствуется среди хирургов, но не на похоронах, можно шутить над какой-то национальностью, только принадлежа к ней и т.д. Каждый раз оценивайте ситуацию и собеседника, отмечая темы, которые могут задеть или обидеть. В первое время можно перестраховаться и наложить полное табу на шутки о смерти, религии, политике, национальности, возрасте, физических и умственных отклонениях, а также имеющие сексистские моменты.

Развивайте ощущение смешного на подсознательном уровне. Для этого отлично подходят кинокомедии, юмористическая литература, соответствующие паблики в соцсетях, развлекательные передачи. Чем больше подобных материалов вы просмотрите и прослушаете, тем глубже будет проработано ваше собственное чувство юмора. Со временем вы начнете отличать дешевые шутки и тонкий интеллектуальный юмор, поймете саму схему построения. Просматривая подобные передачи или колонки не нужно учить наизусть шутки, а просто смотреть и со временем появятся свои.

Используйте иронию, когда вещам или событиям придаются противоположные оценки или описания (например, «я ее настолько ненавижу, что женюсь» или «она была толстая, как балерина»). Подобный контраст вызывает вслед за удивлением улыбку. Не забывайте о жестикуляции, мимике и интонации. Одна и та же фраза, имеющая различную окраску данными способами, производит различное впечатление.

Как «прокачать» чувство юмора

Для того чтобы «прокачать» чувство юмора, необходимо провести соответствующие меры, предотвращающие его исчезновение и только потом развивать. Стоит поддерживать оптимистичный взгляд на мир, общаться с людьми, которые способны найти выход из любой ситуации и поддерживать собственное душевное равновесие. Обеспечьте себе оптимальный отдых и развитие, полноценное общение и направления развития. Физическая и моральная усталость, погруженность исключительно в работу, отсутствие смены деятельности и общения превращают жизнь в монотонно тянущуюся череду повторений.

Необходимо вовремя решать накопившиеся эмоциональные проблемы, поскольку именно они будут придавать горький оттенок всему окружающему пространству. Спите столько, сколько требуется вашему организму, ведь уставший человек не способен генерировать новое, что и есть смыслом юмора, а действует только по прежней колее. Кроме того сны дают почву для фантазии и новых образов. Избавляйтесь от стремления повторять удачную шутку везде и всем – важно ориентироваться на контекст ситуации, а также на то, кто присутствует. Вряд ли знакомый, который слышит от вас один и тот же юмор во всех местах, будет считать вас оригинальным.

Ориентация на аудиторию – главный момент в доступности шутки. Плох тот юмор, который приходится долго объяснять, поэтому узкоспециализированные колкости оставьте на работе, а от бабушки не ждите понимания акцентов в молодежных субкультурах. Учитывайте уровень образованности собеседника, поскольку непонятные слова могут лишить смысла всю фразу, а их объяснение занять еще больше времени – лучше сразу подбирайте синонимы.

Выбирая шутки многие пытаются соответствовать тонкому и высокому юмору, но иногда ситуация доведенная до абсурда или абсолютнейшая глупость способны разрядить обстановку гораздо лучше. Например, в ссоре с девушкой бесполезно тонко шутить о нелогичности ее выводов – скорее всего это воспримется серьезно и вызовет еще большую обиду. А вот преувеличение ее слов до максимума, например, сказав, что «я самый ужасный человек в мире и заслуживаю сожжения на костре за невымытую посуду» с дальнейшими неудачными попытками зажечь спичку могут перевернуть ситуацию.

Преувеличивайте ситуации и свои ощущения, гипербола всегда способствует преувеличению контрастности и выделению комичности. Например, встречать опаздывающего на десять минут можно словами «я знал, что ты придешь каждый день и каждую ночь, не сходя с этого места уже десять лет». Чтобы быстро рождались такие фразы необходимо работать с быстротой ассоциаций, которые можно тренировать каждый день. Так необходимо к первому попавшемуся предмету найти пять ассоциативных предметов и из этих шести слов составить небольшую веселую историю. Чем больше таких историй за день будет придумано, тем лучше. Потом ассоциации можно заменить антиассоциациями и подбирать пять противоположных понятий.

Прекрасно работает перестановка слов в ожидаемом предложении. Это вряд ли вызовет дикий приступ смеха, но улыбка на лицах людей при оговорочках всегда появляется. Используйте для этого близкие по значению слова, чтобы смысл все же интуитивно улавливался, а не делал фразу набором пустых слов.

Меняйте устоявшиеся выражения – это производит больший эффект, поскольку за годы восприятия в одном устоявшемся варианте мозг привыкает сильнее, чем к другим вариациям. Чем сильнее нарушаемая связь, тем больше эффект неожиданности и креативнее шутка. Например «баба с воза – мерседесу легче», «я хочу просить вашей ноги» и становящееся уже популярным «ты выйдешь за меня на работу?».

И никогда не предупреждайте людей о предстоящей шутке, кроме моментов, когда этого требует сама история (анекдот, авторская тема, цитата, реальная история). Чем дольше люди ждут неожиданного поворота, тем меньше они удивляются. Кроме того отсутствие комментария поможет вам определить действительно ли был ваш юмор удачен.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Психологи считают юмор сильной стороной характера

Юмор наблюдается во всех культурах и во все времена. Но только в последние десятилетия экспериментальная психология признала его важным, фундаментальным человеческим поведением.

Исторически сложилось так, что психологи негативно относились к юмору, предполагая, что он демонстрирует превосходство, вульгарность, фрейдовский конфликт Ид или защитный механизм, позволяющий скрыть свои истинные чувства. С этой точки зрения, человек использовал юмор, чтобы унизить или пренебречь других или завысить собственную самооценку.Таким образом, это рассматривалось как нежелательное поведение, которого следует избегать. И психологи, как правило, игнорировали ее как заслуживающую изучения.

Но исследования юмора в последнее время стали широко освещаться, и теперь юмор рассматривается как сильная сторона характера. Позитивная психология, область, изучающая, что люди делают хорошо, отмечает, что юмор можно использовать, чтобы заставить других чувствовать себя хорошо, сблизиться или помочь смягчить стресс. Наряду с благодарностью, надеждой и духовностью чувство юмора принадлежит к набору сильных сторон, которые позитивные психологи называют трансцендентностью; вместе они помогают нам наладить связь с миром и придать смысл жизни.Оценка юмора коррелирует и с другими сильными сторонами, такими как мудрость и любовь к учебе. А юмористические действия или упражнения приводят к повышению чувства эмоционального благополучия и оптимизма.

По всем этим причинам юмор теперь приветствуется в господствующей экспериментальной психологии как желательное поведение или навык, который исследователи хотят понять. Как мы понимаем, ценим и производим юмор?

Что нужно, чтобы пошутить

Для понимания и создания юмора требуется последовательность мыслительных операций.Когнитивные психологи отдают предпочтение трехэтапной теории юмора. Чтобы участвовать в шутке, нужно уметь:

  1. Мысленно представьте завязку шутки.

  2. Обнаружение несоответствия в его многочисленных интерпретациях.

  3. Устраните несоответствие, запретив буквальное, несмешное толкование и оценив значение смешного.

Знания человека организованы в структурах ментальной памяти, называемых схемами.Когда мы видим или думаем о чем-то, это активирует соответствующую схему; Сразу приходит на ум наша совокупность знаний по этой конкретной теме.

Например, когда мы видим коров в мультфильме «Дальняя сторона», мы активируем нашу коровью схему (стадия 1). Но когда мы замечаем, что коровы находятся в машине, в то время как люди пасутся на пастбище, в нашем сознании появляются два ментальных представления: то, что наша существовавшая ранее схема мысленно представляла о коровах, и то, что мы представляли из мультфильма (стадия 2).Подавляя репрезентацию реального мира (стадия 3), мы находим забавной идею о коровах, едущих по сельской местности, где пасутся люди. «Я знаю о коровах» превращается в «подождите, коровы должны быть в поле, а не люди» становится оценкой юмора в неправдоподобной ситуации.

Забавный — это субъективный опыт, возникающий в результате разрешения как минимум двух несовместимых схем. В словесных шутках вторая схема часто активируется в конце, в изюминке.

Это не смешно

Есть как минимум две причины, по которым мы иногда не понимаем шутки.Во-первых, кульминация должна создавать другое ментальное представление, которое противоречит тому, которое создается шуткой; треки времени и смеха помогают сигнализировать слушателю, что возможно другое представление кульминации. Во-вторых, вы должны быть в состоянии подавить первоначальное ментальное представление.

Вам нужен новый материал. Специальные коллекции Университета Джона Хопкинса, CC BY-NC

Когда шутки увековечивают стереотип, который мы считаем оскорбительным (например, этнические, расистские или сексистские шутки), мы можем отказаться подавлять оскорбительное представление.Насилие в мультфильмах — еще один пример; В мультфильмах Roadrunner, когда наковальня попадает в койота, любители животных могут быть не в состоянии сдержать смысл жестокого обращения с животными вместо того, чтобы сосредоточиться на забавном значении еще одного неизбежного провала.

Эта модель несоответствия может объяснить, почему пожилые люди не так часто понимают шутки, как молодые люди. Из-за ухудшения, связанного с процессом старения, у пожилых людей может не быть когнитивных ресурсов, необходимых для создания нескольких представлений, для одновременного удержания нескольких, чтобы обнаружить несоответствие, или для подавления первого активированного.Умение шутить зависит от объема рабочей памяти и контрольных функций. Однако, когда пожилые люди преуспевают в своих усилиях, они, как правило, больше ценят шутку, чем молодые люди, и сообщают о большем удовлетворении жизнью, чем те, кто не видит юмора.

Преклонный возраст может подготовить почву для понимания юмора. Энн Фишер, CC BY-NC-ND

Однако у юмора могут быть и другие аспекты, в которых пожилые люди имеют преимущество.Мудрость — это форма рассуждения, которая увеличивается с возрастом и коррелирует с субъективным благополучием. Юмор связан с мудростью — мудрый человек знает, как использовать юмор или когда посмеяться над собой.

Кроме того, интуиция — это форма принятия решений, которая может развиваться с опытом и знаниями, которые приходят с возрастом. Как и юмор, интуиция переживает своего рода ренессанс в психологических исследованиях сейчас, когда она была переосмыслена как основная форма рассуждений. Интуиция помогает юмору в формировании схемы и разрешении несоответствий, и мы воспринимаем и ценим юмор больше благодаря быстрым первым впечатлениям, а не логическому анализу.

Путешествие во времени

Это уникальная человеческая способность анализировать время, размышлять о нашем прошлом, настоящем и будущем и представлять детали в этих мысленных представлениях. Как и в случае с юмором, временная перспектива имеет фундаментальное значение для человеческого опыта. Наша способность наслаждаться юмором тесно связана с этой умственной способностью к путешествиям во времени и субъективному благополучию.

Люди сильно различаются по способности детализировать свои мысленные представления о прошлом, настоящем и будущем. Например, у некоторых людей может быть то, что психологи называют негативной перспективой прошлого: они часто думают о прошлых ошибках, которые не имеют ничего общего с текущим окружением, и даже переживают их в ярких деталях, несмотря на то, что настоящее или будущее позитивны.

Временная перспектива связана с чувством благополучия. Люди сообщают о большем чувстве благополучия в зависимости от качества деталей их прошлых или настоящих воспоминаний. Когда участники исследования сосредотачивались на деталях «как», которые, как правило, вызывают яркие детали, они были более удовлетворены жизнью, чем когда они сосредотачивались на «почему», которые, как правило, вызывают абстрактные идеи. Например, при воспоминании о неудавшихся отношениях те, кто сосредоточился на событиях, приведших к разрыву, были более удовлетворены, чем те, кто останавливался на абстрактных причинно-следственных объяснениях любви и близости.

То, как вы думаете о прошлом, связано с вашим чувством юмора. Задумчивое изображение с сайта www.shutterstock.com.

Одно исследование показало, что люди, которые используют юмор в позитивном ключе, имеют позитивные взгляды на прошлое, а те, кто использует самоуничижительный юмор, имеют негативные взгляды на прошлое. Такого рода исследования способствуют нашему пониманию того, как мы думаем и интерпретируем социальные взаимодействия. Такое исследование также предполагает, что попытки использовать юмор в позитивном ключе могут улучшить эмоциональный тон деталей в наших мыслях и, следовательно, наше настроение.Клинические психологи используют юмор для улучшения субъективного самочувствия.

В ходе недавней работы мы с моими студентами проанализировали баллы студентов колледжа по нескольким общепринятым шкалам, которые психологи используют для оценки юмора, временной перспективы и потребности в юморе — меры того, как человек создает или ищет юмор в своей повседневной жизни. Наши предварительные результаты показывают, что люди с сильным чувством юмора склонны концентрироваться на положительных аспектах своего прошлого, настоящего и будущего.Те, кто ищет юмора в своей жизни, появляются в нашей выборке исследования также для того, чтобы сосредоточиться на приятных аспектах своей текущей жизни.

Хотя наше исследование все еще находится на ранней стадии, наши данные подтверждают связь между когнитивными процессами, необходимыми для мысленного путешествия во времени и понимания юмора. Дальнейшие исследования временной перспективы могут помочь объяснить индивидуальные различия в обнаружении и разрешении несоответствий, которые приводят к забавным чувствам.

Учимся уважать смех

Психологи-экспериментаторы переписывают книгу о юморе, поскольку мы узнаем его значение в нашей повседневной жизни и его связь с другими важными психическими процессами и сильными сторонами характера.Как говорится, сколько нужно психологов, чтобы поменять лампочку? Всего один, но он должен хотеть измениться.

Изучение юмора позволяет нам исследовать теоретические процессы, связанные с памятью, мышлением, временной перспективой, мудростью, интуицией и субъективным благополучием. И это интересное поведение само по себе, поскольку мы работаем над описанием, объяснением, контролем и прогнозированием юмора в зависимости от возраста, пола и культуры.

Хотя мы можем не согласиться с тем, что смешно, а что нет, психологи-экспериментаторы как никогда единодушны в том, что юмор — это серьезно и имеет отношение к науке о поведении.И это не до смеха.

Психология Юмора или «Как убить шутку 101»

Вы юморист в своей социальной группе? Вы пытаетесь быть забавным? Я знаю, что стараюсь. Но давайте будем честными, эти каламбуры про «ананасовое прекрасное яблоко» действительно не в тему, извините. Шутки в сторону, юмор – неотъемлемая часть повседневной жизни. А кто не любит смеяться (кроме Апарны)? Мы желаем юмора в повседневном общении, процессах обучения, организационном управлении, больницах и свиданиях.Юмор — жизненно важное социальное явление. Давайте исследуем психологию юмора и преимущества юмора. Справедливое предупреждение: объяснения могут убить шутку.

Апарна из шоу Netflix Indian Matchmaking

Большинство из нас смотрят комедии в качестве развлечения. Будь то стендап-комедии или видео реакции на ситкомы, такие как «ДРУЗЬЯ» или «Шоу 70-х», или комментарии на YouTube и важные мемы. Помимо того, что это способ развлечения, он играет более важную роль как механизм противодействия стрессу и повышения психологического благополучия.И если это не убедит Апарну в ценности юмора, то, может быть, убедит: «90% мужчин и 81% женщин хотят, чтобы у их партнеров было чувство юмора».

Что такое юмор?

Юмор — это социальная смазка; это помогает облегчить социальные ситуации через чувство уязвимости и подлинности. Это умственная способность обнаруживать, выражать или оценивать нелепое или абсурдно несоответствующее (Merriam-webster.com). Несоответствие в юморе — это то, что кажется неуместным, странным или неожиданным с логической, предсказуемой или привычной точки зрения.Например, когда вы ожидаете определенного исхода события, а происходит совсем другое. Марк Твен совершенно правильно объяснял юмор, говоря: «Юмор — великая вещь, в конце концов, спасительная вещь. В ту минуту, когда он всплывает, все наши ожесточения уступают, все наши раздражения и обиды улетучиваются, и их место занимает солнечный дух». Все знают, что вы зарезали свою шутку в ту же минуту, как начали ее объяснять, но социологи сделали именно это! К счастью, психология юмора — это не шутки, так что вы не разочаруетесь.

Теории юмора

  1. Relief Theory: Предсказуемый, как фильм Netflix, он утверждает, что юмор действует как канал высвобождения (нервной энергии). Это способ выпустить пар.
  2. Теория превосходства: Эта теория говорит о том, почему мы смеемся над чужими несчастьями — с единственной целью показать свое превосходство. Также известен как Schadenfreude.
  3. Теория несоответствия: Теория несоответствия предполагает, что что-то юмористическое, когда вещи, которые обычно не сочетаются друг с другом, заменяют логику и знакомство.
  4. Быстрое снижение тревожности (RAR): RAR утверждает, что чувство юмора — это чувство быстрого снижения тревожности. Это поясняет, что юмор воспринимается как приятный и подкрепляющий, поскольку устраняется негативное аффективное состояние.
  5. Общая теория вербального юмора (GTVH): Согласно теории GTVH, для определения юмористичности текста необходимы шесть типов источников знаний. Этими источниками являются сценарная оппозиция, логический механизм, ситуация, цель, нарративные стратегии и язык.Сценарная оппозиция (противоположные идеи в контексте) обычно зависит от чьей-либо культуры.
  6. Трехкомпонентная теория юмора: Обработка юмора включает понимание юмора (несоответствие и разрешение), оценку юмора (развлечение) и выражение юмора (смех). Юмор состоит из познания, аффекта (эмоций) и смеха/выражения (или молчаливого смеха). Мысленные представления (схемы) активируются для каждого элемента и контекста в ситуации/меме/шутке/действии. Затем мы замечаем несоответствие.После этого наше внимание смещает контекст схемы в сторону юмористического аспекта из-за двусмысленности, пробела или преувеличения, что приводит к веселью. Например, время летит как стрела; плодовые мушки, как банан.

Типы юмора

Род Мартин классифицировал четыре типа юмора: аффилиативный юмор, агрессивный юмор, самоутверждающий юмор и самоуничижительный или пренебрежительный юмор.

  1. Самоуничижительный (самоуничижительный юмор) юмор означает пренебрежительные замечания, направленные на самого себя, чтобы вызвать у слушателя веселье.(например, «Он спросил меня, знаю ли я хорошего пластического хирурга. Если бы я знал, я уверен, что не выглядел бы так!»)
  2. Агрессивный юмор включает в себя унижение целевого человека или группы и может нанести психологический вред то и рассматриваться как угрожающие.
  3. Аффилиативный юмор — это юмор, который нравится всем и включает в себя чувство благополучия, комфорта и счастья.
  4. Самоутверждающийся юмор — это способность смеяться над собой, когда с вами происходит что-то неловкое или плохое.Например, если вы ошибаетесь в факте и утверждаете, что это правда, вы, вероятно, просто вздыхаете и говорите: «Ну, я не могу быть умным все время!»

Теперь ответим на главный вопрос: помогает ли вам юмор? Что ж, ответ — большое ДА!

Психология юмора

Юмор и интеллект

Я думаю, что представление о том, что нужно быть умным, чтобы быть забавным, существовало всегда, и оно подтверждается исследованиями. Юмор действительно требует когнитивных способностей, чтобы создавать, а также понимать шутки.В недавнем исследовании говорится, что общий и вербальный интеллект предсказывает способность создавать юмор и может быть признаком интеллекта. Существует также причинно-следственная связь между частью интеллекта и юмором — юмор может улучшить память. Связь между самоуничижительным юмором и интеллектом представляется отрицательной. Исследования показывают, что люди считают юмористического самоуничижителя менее умным, менее остроумным и менее уверенным в себе. Однако самоуничижительный юмор привлек внимание благодаря ситкомам, фильмам и стендап-комедиям.

Юмор и самооценка

В недавнем исследовании самооценка положительно коррелировала с самоутверждающим юмором и аффилиативным юмором, но не с самоуничижительным и агрессивным юмором. Другое исследование подтвердило это понимание. Их результаты показали, что высокая самооценка связана с более частым использованием аффилиативного, агрессивного и самоутверждающего юмора, но с меньшим самоуничижительным юмором. Исследование Stieger, Formann & Burger показывает, что самоуничижительный юмор положительно коррелирует с одиночеством, застенчивостью, депрессией, но отрицательно — с самооценкой.Их исследование также показывает, что люди с «поврежденной» самооценкой похожи на тех, кто использует самоуничижительный юмор. Поврежденная самооценка означает, что существует огромная разница между тем, как вы относитесь к себе, и тем, как вы представляете себя миру. Если вы чувствуете себя очень уверенно, но демонстрируете неуверенное поведение, это признак заниженной самооценки.

Юмор и лидерство

Многие из нас хотят быть великими лидерами или следовать за великими лидерами. Если вы босс или кто-то из высших чинов, то я уверен, что вы хотите, чтобы ваши сотрудники заявляли, что вы лучший босс на свете (в отличие от Майкла Скотта из «Офиса», который должен был отдать ее себе) .Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что юмор связан с более высокой воспринимаемой уверенностью, компетентностью и статусом. Таким образом, можно сделать вывод, что люди с чувством юмора более влиятельны. Юмор — это мощный инструмент, который помогает людям слушать, лучше общаться, а также помогает учиться. Успешные лидеры используют юмор не только для повышения сплоченности группы, но и для формирования здоровой рабочей культуры. Люди воспринимают тех, у кого есть соответствующие человеческие качества, как более уверенных в себе и компетентных. Это также может означать, что другие мысленно усиливают статус юмористического лидера.Что-то такое простое, как смех, когда он громкий и переменный по тону или выше, повышает воспринимаемый статус. Идея состоит в том, что лидеру удобнее выражать эмоции. Это объясняет, почему такие компании, как Facebook, Google и Southwest Airlines, кажутся интересными местами для работы. И в то же время их сотрудники реже страдают от выгорания.

Юмор и привлекательность

Многие мечтают о партнере, который рассмешит их. Юмор является признаком привлекательности и желательной чертой при выборе партнера.Есть свидетельства того, что люди считают аффилиативный юмор привлекательным в долгосрочных отношениях и агрессивный юмор в краткосрочных отношениях.

Эмоциональное и психологическое благополучие

Смех может быть лучшим лекарством. Результаты исследования «Содействие эмоциональному благополучию с помощью юмора» показали, что юмор привел к значительному увеличению нескольких маркеров эмоционального благополучия: самоэффективности, положительного аффекта, оптимизма и восприятия контроля.Клинические психологи используют юмор для улучшения субъективного самочувствия. На самом деле юмор — это способ остановить негативные мысли. «Теория расширения и построения» Барбары Фредриксон также поддерживает эту идею. Другое исследование, проведенное Мартином и его коллегами, предлагает эмпирическую поддержку: юмор защищает от стресса и играет вспомогательную роль в повышении удовольствия от положительного жизненного опыта. В общем, юмор и высокая самооценка идут рука об руку.

Юмор и общественное признание

Юмор может помочь детям принять группу.Более недавнее исследование предполагает, что высокое чувство юмора уменьшает социальную дистанцию ​​между членами группы. Это увеличивает желание взаимодействовать в будущем. Дети, которые были оценены как более юмористические, также воспринимались как менее социально отдаленные от обоих полов. Юмор помогает облегчить социальное признание и сократить социальную дистанцию. Забавность пойдет вам на пользу в долгосрочной перспективе. И это поможет вам завести друзей и получить признание в социальных группах.

Юмор в здравоохранении

Недавнее исследование пришло к выводу, что пользу юмора признают взрослые больные раком и медсестры.Юмор имеет терапевтический эффект в клинической практике. Исследования подтверждают распространенное мнение о том, что юмор является важным механизмом преодоления трудностей и инструментом приспособления. Исследование также выявило потенциальные преимущества юмора в стрессовых ситуациях обслуживания (дети) с этическим императивом не причинять вреда. Баттрик и его коллеги провели исследование в 2013 году, в ходе которого они зафиксировали восприятие детей, родителей, медсестер, врачей и другого медицинского персонала в детской больнице. Они пришли к выводу, что большинству детей нравилось играть с клоунами во время пребывания в больнице.Большинство родителей и педиатров считали, что врачи в костюмах клоунов положительно сказываются на детях и их семьях.

Юмор как эффективный механизм выживания

Юмор может быть психологическим щитом. В исследовании 1993 года говорится, что юмор является важным механизмом преодоления трудностей и инструментом приспособления. Эмиль Факенхайм, философ и переживший Освенцим, подчеркивает важность юмора, говоря, что юмор помогает им поддерживать моральный дух («Лагеря смерти Гитлера: здравомыслие безумия», 1981). 1 В исследовании Ostrower (1998), в котором брали интервью у пережившего Холокост, исследователи цитируют: «Когда у меня брали интервью для Спилберга и меня спрашивали, что, по моему мнению, было причиной моего выживания, они, вероятно, ожидали, что я отвечу на удачу. или другие вещи. Я сказал, что думал, что это смех или юмор». Использование юмора во время Холокоста никоим образом не уменьшает настоящие ужасы. Тем не менее, юмор субъективно уменьшал их, действуя как механизм преодоления. В некотором смысле юмор действует как защитное одеяло и бальзам.

Яркая сторона негативного юмора

Шутки на запретные темы или деликатные/мрачные/болезненные события называются черным юмором или юмором виселицы. И это может иметь терапевтическое значение, особенно для жертв травмы. Самоуничижительный юмор довольно распространен между потенциальными партнерами, друзьями и членами семьи, а также между постоянными партнерами после напряженности и споров, особенно во время процесса установления мира. Самоуничижительный юмор может быть признаком авторитета и хороших лидерских качеств, эффективно снимая напряжение и поощряя участие членов.Однако, если шутки говорящего нацелены на других, это может создать негативное впечатление с точки зрения полезности, общения и социальной привлекательности. Согласно исследованию, опубликованному в Journal of Cognitive Processing, понимание и оценка темного юмора может указывать на более высокий уровень интеллекта. В их исследовании те, кто предпочитал черный юмор, имели самый высокий вербальный и невербальный интеллект и высокую эмоциональную устойчивость. Высшая форма интеллекта — сарказм, — как сказали Хуан и его коллеги, — повышает креативность, не создавая конфликта между выразителем и получателем… но только тогда, когда между ними существует доверие.

Юмор обладает такими огромными преимуществами, что Стэнфорд предлагает курс под названием «Юмор: серьезный бизнес». Юмор и комедия — врожденная часть нас, и мы медленно раскрываем психологию того, почему что-то смешно. Смех, вероятно, не может вылечить ваше похмелье, но он поможет вам жить дольше (тем более, что COVID-19 отнял у нас 1600 лет жизни).

Итак, наконец, как мы можем научиться быть более забавными?

Как быть забавным 101

Процесс создания юмористического высказывания по мнению когнитивного психолога Джанет М.Гибсон:

Шаг 1: Мысленно сконструируйте среду для шутки

Шаг 2: Обнаружение или создание несоответствия в сценариях/элементах шутки или высказывания

Шаг 3. Устраните несоответствие, отвлекая внимание от ожидаемой или не смешной интерпретации элементов

Профессиональный совет : В следующий раз, когда вы будете объяснять шутку и убивать ее, помните – над этой статьей смеялись последней.

*1 Ссылка на книгу является партнерской.Это означает, что я могу заработать комиссию, если вы купите его на Amazon.in

.

Кара — студентка психологии и музыкант, интересы которой варьируются от мемов до всего, что связано с кофе! Увлекается социальной и когнитивной психологией.

Юмор | Психология Вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношения · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Эту статью необходимо переписать, чтобы повысить ее актуальность для психологов. .
Пожалуйста, помогите улучшить эту страницу самостоятельно, если можете..

Юмор (также пишется как юмор ) — это способность или качество людей, предметов или ситуаций вызывать чувство веселья у других людей. Этот термин охватывает форму развлечения или человеческого общения, которое вызывает такие чувства или заставляет людей смеяться или чувствовать себя счастливыми.

Происхождение этого термина происходит от гуморальной медицины древних греков, которая утверждала, что смесь жидкостей, известных как соки, контролирует здоровье и эмоции человека.

чувство юмора — это способность испытывать чувство юмора, качество, присущее всем людям, хотя степень, в которой человек лично находит что-то юмористическим, зависит от множества абсолютных и относительных переменных, включая, помимо прочего, географическое положение, культура, зрелость, уровень образования и контекст. Например, маленькие дети (любого происхождения) особенно любят фарс, а сатира больше нравится более зрелой аудитории.

Стили юмора

Люди часто находят поведение других животных забавным или забавным.

Вербальный

  • Черная комедия
  • Едкий юмор
  • Веселый юмор
  • Невозмутимый
  • Непоследовательный/случайный юмор
  • Непристойность
  • Пародия
  • Издевательства, такие как премия Дарвина
  • Сарказм
  • Сатира
  • Самоирония / Самоуничижение
  • Остроумие, как во многих остроумных шутках

Невербальное

  • Антиюмор
  • Невозмутимый
  • Юмор формы и содержания
  • Фарс
  • Сюрреалистический юмор или абсурд
  • Розыгрыш: заманивание кого-либо в юмористическую позицию или ситуацию, а затем смех над его счетом

Особые приемы пробуждения юмора

Юмор — это ветвь риторики, и существует около 200 приемов, которые можно использовать для шуток.

Устный

  • Фигура речи
    • Юмористическая тройка и парапросдок
    • Энтимема
    • Силлепсис (зевгма)
    • Гипербола
    • Занижение
  • Смешные по своей сути слова со звуками, которые делают их забавными на языке подачи
  • Ирония, когда высказывание или ситуация подразумевает как поверхностный, так и скрытый смысл, которые противоречат друг другу.
  • Шутка
    • Изречения, часто в форме парадоксальных «законов» природы, таких как закон Мерфи
    • Стереотипы, такие как шутки про блондинок, шутки про юристов, расовые шутки, шутки про альт.
    • Больные шутки, пробуждающие юмор посредством гротескных, жестоких или исключительно жестоких сценариев
  • Загадка
  • Игра слов

Невербальный

  • Батос
    • Преувеличенные или неожиданные жесты и движения
    • Причинение боли, например удар ногой в пах
  • Управляемый характером, юмор которого основан на том, как персонажи действуют в определенных ситуациях, без изюминок. На примере Шоу Ларри Сандерса и умерьте свой энтузиазм.
  • Конфликт контекстного юмора, типа «рыба из воды»
  • Комические звуки
  • Намеренная двусмысленность и путаница с реальностью, часто в исполнении Энди Кауфмана
  • Непреднамеренный юмор, то есть заставлять людей смеяться без намерения (как в случае с «Планом 9 из космоса» Эда Вуда)
  • Забавные картинки: фотографии или рисунки/карикатуры, которые намеренно или ненамеренно носят юмористический характер.
  • Прицелы
  • Визуальный юмор [Как сделать ссылку и дать ссылку на резюме или текст] : Подобно шутке, но включает повествование в театре или комиксах, в кино или видео.

Понимание юмора

Некоторые утверждают, что юмор нельзя или не следует объяснять. Писатель Э. Б. Уайт однажды сказал, что «юмор можно препарировать, как лягушку, но он умирает в процессе, а внутренности обескураживают любого, кроме чисто научного ума». Однако были предприняты следующие попытки сделать именно это.

Термин «юмор», ранее применявшийся в комедии, относился к интерпретации возвышенного и смешного. В этом контексте юмор часто является субъективным опытом, поскольку его эффективность зависит от особого настроения или точки зрения аудитории.Артур Шопенгауэр сетовал на неправильное использование этого термина (немецкое заимствование из английского) для обозначения любого типа комедии.

Язык — это аппроксимация мыслей посредством символической манипуляции, и разрыв между ожиданиями, присущими этим символам, и нарушением этих ожиданий приводит к смеху (это верно для многих эмоций и не ограничивается смехом) [Как ссылка и ссылка на резюме или текст] . Ирония явно является этой формой комедии, в то время как фарс берет более пассивные социальные нормы, относящиеся к телесности, и играет с ними [Как ссылаться и ссылаться на резюме или текст] .Другими словами, комедия является признаком «ошибки» в символическом составе языка, а также механизмом самокоррекции таких ошибок [Как ссылаться и ссылаться на резюме или текст] . Как только смысловая проблема описана с помощью шутки, люди немедленно начинают исправлять свои впечатления от осмеянных символов. Это одно из объяснений того, почему шутки часто кажутся смешными только тогда, когда их рассказывают в первый раз.

Другое объяснение заключается в том, что юмор часто содержит неожиданный, часто внезапный сдвиг точки зрения.Почти все может быть объектом этого поворота перспективы. Это, однако, не объясняет, почему люди, которых унижают и оскорбляют словесно, без неожиданности или смены точки зрения, считаются забавными — ссылка. Офис .

Другое объяснение заключается в том, что сущность юмора заключается в двух компонентах; фактор релевантности и фактор неожиданности. Во-первых, что-то знакомое (или релевантное ) аудитории представлено. (Однако релевантная ситуация может быть настолько знакома аудитории, что ее не всегда нужно представлять, как это происходит, например, в абсурдном юморе).Отсюда они могут подумать, что знают естественные последующие мысли или выводы. Следующим основным компонентом является представление чего-то отличного от того, что ожидала аудитория, или же естественный результат интерпретации исходной ситуации другим, менее распространенным способом (см. Фактор поворота или неожиданности). Например:

» Мужчина разговаривает со своим врачом после операции. Он говорит: «Док, теперь, когда операция сделана, я смогу играть на пианино?» Врач отвечает: «Конечно!» Мужчина говорит: «Хорошо, потому что раньше я не мог!»

Оба объяснения можно отнести к общему заголовку «несостоявшихся ожиданий».В языке, или в ситуации с релевантным фактором, или даже в возвышенной обстановке у аудитории есть определенное ожидание. Если эти ожидания терпят неудачу, вызывая некоторую доверчивость, возникает юмор. Было высказано предположение, что элемент смеха/хорошего настроения в юморе является биологической функцией, которая помогает человеку справиться с новой, расширенной точкой зрения: юрист думает иначе, чем священник или раввин (ниже), банановая кожура на полу может быть опасным. Вот почему некоторая связь доверчивости важна, а не любая случайная фраза, являющаяся изюминкой.

По этой причине многие шутки работают втроем. Например, существует класс анекдотов, начинающихся с шаблонной строки «Священник, раввин и адвокат сидят в баре…» (или близких вариациях на эту тему). Как правило, священник делает замечание, раввин продолжает в том же духе, а затем юрист делает третье замечание, которое образует резкий разрыв с установленным образцом, но, тем не менее, формирует логичный (или, по крайней мере, стереотипный) ответ. Пример вариации:

» Садовник, архитектор и юрист обсуждают, какое из их призваний самое древнее.Садовник комментирует: «Мое призвание восходит к Эдемскому саду, когда Бог сказал Адаму ухаживать за садом». Архитектор комментирует: «Мое призвание восходит к творчеству, когда Бог сотворил сам мир из первозданного хаоса». Оба с любопытством смотрят на адвоката, который спрашивает: «А кто, по-вашему, создал первобытный хаос?»

В этом ключе, знание изюминки заранее или какой-либо ситуации, которая может испортить подачу кульминации, может разрушить фактор неожиданности и, в свою очередь, разрушить развлекательную ценность или развлечение, которое шутка могла бы иметь в противном случае. при условии.И наоборот, человек, ранее придерживавшийся тех же неожиданных выводов или тайных взглядов, что и комик, мог получать удовольствие, слушая те же самые мысли, выраженные и развитые. Наличие общности, единства мыслей и способности открыто анализировать и выражать их (там, где ранее считалось необходимым сохранять секретность и сдержанное исследование) могут быть как актуальными, так и неожиданными факторами в этих ситуациях. Этот феномен во многом объясняет успех комиков, которые имеют дело с аудиторией того же пола и той же культуры по гендерным конфликтам и культурным темам соответственно.

Известные исследования юмора вышли из-под пера Аристотеля в Поэтике (Часть V) и Шопенгауэра.

Существуют также лингвистические и психолингвистические исследования юмора, иронии, пародии и притворства. Среди видных теоретиков в этой области Раймонд Гиббс, Герберт Кларк, Майкл Биллиг, Уиллибальд Рух, Виктор Раскин, Элиот Оринг и Сальваторе Аттардо. Хотя многие писатели подчеркивали положительные или катарсические эффекты юмора, некоторые, особенно Биллиг, подчеркивали потенциал юмора для жестокости и его участие в социальном контроле и регулировании.

Многие писатели-фантасты исследовали теорию юмора. В «Чужаке в чужой стране» Роберт А. Хайнлайн предполагает, что юмор возникает из боли, а смех — это механизм, который удерживает нас от слез. Айзек Азимов, с другой стороны, предполагает (в своем первом сборнике анекдотов «Сокровищница юмора»), что сущностью юмора является антикульминация: резкая смена точки зрения, при которой тривиальные вопросы внезапно возвышаются по важности над теми, которые обычно считались бы важными. гораздо важнее.

Эволюция юмора

Как и любой вид искусства, техники юмора со временем эволюционируют. Восприятие юмора сильно различается в зависимости от социальной демографии и даже от человека к человеку. На протяжении всей истории комедия использовалась как форма развлечения во всем мире, будь то при дворе королей или в деревнях Дальнего Востока. И социальный этикет, и определенный интеллект могут проявляться в формах остроумия и сарказма. Немецкий писатель 18-го века Георг Лихтенберг сказал, что «чем больше вы знаете юмор, тем больше вы становитесь требовательны к тонкости».

Формула юмора

Эта статья кажется необъективной или не имеет ссылок.
Вы можете помочь Psychology Wiki, цитируя соответствующие ссылки.
См. соответствующее обсуждение на странице обсуждения.


Необходимые компоненты:

Методы:

Роуэн Аткинсон объясняет в своей лекции Забавный бизнес , что объект или человек могут стать забавными тремя разными способами.Они есть:

  • Оказавшись в необычном месте
  • Необычное поведение
  • Из-за неправильного размера

Большинство прицелов относятся к одной или нескольким из этих категорий.

Юмор также иногда называют составной частью духовной жизни. Некоторые Мастера добавляли его в свои учения в различных формах. Известная фигура духовного юмора — смеющийся Будда, который со смехом отвечал на все вопросы [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст] .

См. также

  • черная комедия#
  • Мультфильмы
  • клоунов
  • комедии и юмористы
  • комедия
  • комиксы (также известные как анекдоты)
  • Интернет-юмор
  • Ирония
  • Шутки, в том числе антишутки, шутки внутри и мета-шутки
  • Роберт Бенчли
  • математическая шутка
  • политическая сатира
  • розыгрышей и розыгрышей
  • профессиональный юмор, например, адвокатские шутки
  • грубость
  • сюрреалистический юмор
  • туалетный юмор
  • Категория: Комедия и юмор по национальностям

Ссылки

  • Моббс, Д., Greicius, MD, Abdel-Azim, E., Menon, V. & Reiss, A.L. Юмор модулирует мезолимбические центры вознаграждения . Нейрон, 40 , 1041-1048, (2003).
  • Биллиг, М. (2005). Смех и насмешки: К социальной критике юмора . Лондон: Сейдж.
  • Даниэле Луттацци , Введение в его итальянский перевод трилогии Вуди Аллена Побочные эффекты , Без перьев и Получение даже (Бомпиани, 2004, ISBN 88-452-3304-9 (57-65).
  • Гольдштейн, Джеффри Х. и др. др. «Юмор, смех и комедия: библиография эмпирических и неэмпирических анализов на английском языке». Это забавная вещь, юмор. Эд. Энтони Дж. Чепмен и Хью К. Фут. Оксфорд и Нью-Йорк: Pergamon Press, 1976. 469–504.
  • Голландия, Норман. «Библиография теорий юмора». Смех: психология юмора. Итака: Корнеллский университет, 1982. 209–223.
  • МакГи, Пол Э. «Текущие американские психологические исследования юмора». Международный журнал германистики для мехов 16.2 (1984): 37-57.
  • Минц, Лоуренс Э. Юмор в Америке: исследовательский справочник по жанрам и темам. Вестпорт, Коннектикут: Гринвуд, 1988.
  • .
  • Погель, Нэнси и Пол П. Сомерс-младший «Литературный юмор». Юмор в Америке: исследовательский справочник по жанрам и темам. Эд. Лоуренс Э. Минц. Лондон: Гринвуд, 1988. 1–34.
  • Нильсен, Дон Л.Ф. «Сатира в американской литературе». Юмор в американской литературе. Нью-Йорк: Гарленд, 1992. 543-48.

http://uncyclopedia.org/wiki/Юмор

Внешние ссылки

границ | От редакции: Юмор и смех, Игривость и жизнерадостность: плюсы и минусы легкой жизни

Введение

Эта тема исследования объединяет четыре области исследования юмора, смеха, игривости и жизнерадостности.Между этими явлениями есть частичное совпадение. Юмор может вызвать смех, но не всякий смех связан с юмором. Игривость считается основой юмора (игра идеями), но не всякая игра юмористична. Жизнерадостность считается темпераментной основой хорошего настроения, склонности к смеху и сохранению юмора перед лицом невзгод, но в основном она пересекается с социально-аффективным компонентом юмора. Смех считался игровым сигналом и указанием на отмену серьезности, но есть игра без смеха и смех вне игры.Жизнерадостность может способствовать игре, а веселое состояние может повышаться благодаря игре, но опять же концептуальное совпадение лишь частичное. Все они способствуют легкомыслию в жизни, и их кажущееся сходство предполагает их совместное изучение для определения территории; т. е. увидеть, где они пересекаются, а что конкретно. Хотя эти черты и поведение могут способствовать хорошей жизни, существует опасность упустить из виду их недобродетельные стороны; то есть смех может выражать не только веселье, но и презрение к людям, юмор может быть благожелательным, но также может быть сарказмом, а игривость может вызывать положительные эмоции, но также и склонное к риску поведение.В то время как эта тема исследования запрашивала статьи по этим четырем областям без цели связать их, несколько статей сделали это, и ожидается, что слияние станет одним из результатов этого сборника статей.

В настоящее время эти месторождения изучаются в основном изолированно. Поиск литературы (с использованием базы данных по психологии Web of Science Core Collection от 1900 г., 06.08.2018) показал, что юмор явно лидирует по количеству публикаций ( n = 3006), за ним следует смех ( n = 1412). ), игривость ( n = 629) и веселость ( n = 204).Для сравнения, антонимы также были изучены и дали более высокие значения, такие как плач ( n = 1640), серьезность (или серьезность) ( n = 892) и грусть ( n = 3654). ). Последнее указывает на то, что грусть исследуется в 18 раз чаще, чем жизнерадостность.

Затем была исследована частота статей, сочетающих термины. Сочетания юмора и одного из других ключевых терминов довольно редки, за исключением «юмора и смеха» ( n = 454), что позволяет предположить, что около 10% всех статей о юморе также относятся к смеху.Юмор и игривость ( n = 59) и юмор и жизнерадостность ( n = 53) составляют всего 2% всех статей о юморе, и эти цифры все же намного выше, чем любая комбинация из трех других. Это ясно показывает, что необходима работа по интеграции этих областей, чтобы изучить, как концепции перекрываются как в отношении их определяющей сущности, так и в прогнозировании третьих переменных. Следует отметить, что в новаторской публикации, предшествовавшей возрождению эмпирических исследований юмора, три ключевых слова рассматривались вместе.Английский психолог из Торонто (Berlyne, 1969) описал смех, юмор и игру в одной из глав справочника по социальной психологии. Сбор исследований в четырех областях направлен на углубление нашего понимания этих концепций и стимулирование исследований, объединяющих их.

Обзор исследований

По данной теме исследования имеется 32 рукописи. Неудивительно, что большинство статей посвящено различным аспектам юмора, за которыми следует смех (включая склонность к насмешкам и высмеивание), игривость и жизнерадостность.Чтобы заранее осветить некоторые распространенные вопросы: Отдельные исследования связаны с введением новых концепций, новых шкал или работой с существующими (Айкан и Налчачи; Брунч и Рух; Хайнц и др.; Хофманн и др.; Хофманн и др.; Рух и Хайнц). ; Рух и др.; Рух и др.). Кроме того, предпринимаются существенные попытки разработать и оценить тренинги и вмешательства (Ауэрбах, Линге-Даль и др., Тагалиду и др., Веллензон и др.). Существует также значительное количество межкультурных сравнений (Heintz et al.; Панг и Пройер; Tosun et al.) и систематических обзоров литературы (Chadwick and Platt; Linge-Dahl et al.). Какие исследовательские вопросы были поставлены и что мы узнали в различных областях?

Юмор и черты, связанные с юмором

Семь публикаций связаны с юмором. Два из них представляют собой систематические обзоры, обобщающие использование юмора в смежных областях. Статья Чедвика и Платта основана на 32 существующих статьях о юморе в отношении умственной отсталости, которые, как они обнаружили, сгруппированы по восьми возникающим темам.В документе показано, что юмор важен в социальных взаимодействиях не только для людей с ограниченными интеллектуальными возможностями, но и для тех, кто их поддерживает, и подчеркивается как положительная, так и отрицательная роль юмора для обеих групп. Тем не менее, авторы предполагают, что будущие исследования должны быть нацелены на большую эмпирическую строгость при изучении этой важной, но сложной конструкции. Как Хайнц и др. Подчеркнуто, терминология дихотомического мышления позитивного и негативного юмора может быть слишком упрощенным подходом, особенно когда речь идет о развитии позитивных отношений.Например, найм опекунов со склонностью к доброжелательному юмору может помочь наладить не только рабочие отношения, но и дружбу.

В исследовании оценки юмора и вмешательств при паллиативной помощи Linge-Dahl et al. рассмотрел 13 работ. Обзор показал, что, хотя статьи было трудно сравнивать, было ясно, что юмор является подходящим и полезным ресурсом в паллиативной помощи неизлечимо больным пациентам (в разных условиях, таких как хосписы или онкологические отделения). Учитывая, что этот обзор относится к последним 20 годам, авторы отмечают, что исследования по-прежнему исключительно ограничены, хотя юмористические вмешательства показали многообещающие результаты в отношении многих результатов в отношении благополучия.

Юмор как качество, которое можно тренировать и развивать, очевидно, обладает потенциалом не только для улучшения самочувствия неизлечимо больных, но и для снижения стресса, депрессии и тревоги у людей с субклиническими состояниями (Tagalidou et al.). Это экспериментальное вмешательство продемонстрировало обнадеживающие доказательства того, что обучение юмору может оказывать стабильное и продолжительное влияние на повышение положительных аффективных состояний и снижение уровня стресса, депрессии и тревоги. В этом исследовании также сообщалось об относительно низком уровне отсева, что позволяет предположить, что участники получали удовольствие, в то же время оказывая общее положительное влияние на их психическое здоровье.

Wellenzohn et al. изучали, кто получает пользу от интервенций позитивной психологии, основанных на юморе. В исследовании 1 проверялись личностные качества, и именно экстраверты извлекли больше пользы из вмешательства с тремя забавными вещами, чем интроверты. Воспоминание об эмоциональных событиях позволяет заново пережить эмоцию, а склонность экстравертов к положительным эмоциям (т. е. развлечение из-за забавных событий в течение дня), по-видимому, способствовала повышению их уровня счастья и снижению симптомов депрессии.В исследовании 2 не было обнаружено влияния чувства юмора на эффективность пяти протестированных вмешательств, основанных на юморе. Интересно, однако, что изменения в чувстве юмора от предварительного теста до 1-месячного последующего наблюдения предсказывали более поздние изменения в счастье и депрессивных симптомах. Таким образом, повышение чувства юмора во время и после вмешательства связано с его эффективностью.

Инструменты для измерения аспектов юмора были исследованы в пяти исследованиях. Хайнц и др.исследовать ответы на BenCor в 25 образцах из 22 стран. BenCor измеряет юмор, направленный на добро, и может рассматриваться как характерный (в отличие от личности или темперамента) подход к юмору. Доброжелательный юмор доброжелательно относится к человеческим слабостям и проступкам, а корректирующий юмор направлен на их исправление и улучшение. 12 пунктов показали достаточные психометрические качества в большинстве выборок. Инвариантность метрических измерений поддерживалась в 25 выборках, а скалярная инвариантность поддерживалась в зависимости от возраста и пола.Это исследование подтвердило пригодность 12 маркеров доброжелательного и корректирующего юмора в разных странах, что позволило проводить кросс-культурные исследования и, в конечном итоге, применять юмор во благо. Важно отметить, что доброжелательный и корректирующий юмор были четко определены как два положительно связанных, но разных аспекта юмора, связанного с добродетелью.

Рух и Хайнц изучают конструкцию и критерий достоверности шкалы HSQ (Martin et al., 2003), которая оценивает стили юмора. Они утверждают, что каждый элемент влечет за собой релевантное для конструкции содержание (т.т. е., юмор), но и (нежелательные) различия, вызванные контекстом предмета. С 32 элементами экспериментально манипулировали, чтобы убрать контекст или заменить содержание юмора неюмористическими альтернативами (т. е. только оценку контекста). Исследование 1 показывает, что юмор не является основным источником дисперсии по трем шкалам HSQ, а самоуничижительный стиль юмора в первую очередь определяется контекстом. Исследование 2 показывает, что также отношения HSQ с личностью были уменьшены, а отношения с субъективным благополучием исчезли, когда контролировались неюмористические контексты в пунктах HSQ.Что касается саморазрушения, удаление контекста привело к положительному, а не отрицательному мнению о юморе в этом стиле юмора. Результаты показывают, что инструменты юмора требуют тщательного изучения.

Рух и др. расширить список стилей юмора, добавив веселье, доброжелательный юмор, абсурд, остроумие, иронию, сатиру, сарказм и цинизм, а также предоставив первые доказательства надежности и валидности набора из 48 маркеров для их оценки. Маркеры комического стиля (CSM).Исследовательский и подтверждающий факторный анализ показал, что восемь стилей можно было различить в англо- и немецкоязычных выборках, а изучение самоотчетов и других отчетов подтвердило как конвергентную, так и дискриминантную валидность. Исследования также показали, что шкалы по-разному учитывали личность, интеллект и сильные стороны характера; например, остроумие коррелировало с вербальным интеллектом, веселье — с показателями жизнеспособности и экстраверсии, и в то время как доброжелательный юмор был связан с силой сердца, стили, связанные с насмешкой/насмешкой (т.э., сарказм, цинизм, но и ирония) отрицательно коррелировали с сильными сторонами характера. Результаты показывают, что можно выделить больше стилей, чем это делалось до сих пор, что также подтверждается Heintz and Ruch (2019).

Еще два исследования рассматривают иронию более подробно и различают две ее формы. Брунч и Рух исследуют иронию в иронической критике (т. е. в иронической положительной оценке негативных обстоятельств) и в иронической похвале (т. е. в иронической отрицательной оценке позитивных обстоятельств).Они представляют TOVIDA (тест на способность обнаруживать вербальную иронию), содержащий 26 основанных на сценариях вопросов для выявления иронической критики и иронической похвалы. Начальная валидация обеспечивается путем изучения коррелятов личности и способностей по двум шкалам TOVIDA. Соответственно, Milanowicz et al. изучите насмешливые комплименты и ироническую похвалу с гендерной точки зрения. Способность к иронии оценивается и связана с тревожностью состояния и черты характера. Реакции мужчин всегда были более ироничными, но оба пола использовали больше иронии в ответ на ироническую критику мужчин, чем на ироническую похвалу женщин.Тревога предсказывала понимание иронии и готовность использовать иронию. Результаты обогащают дискуссию в рамках языковых межгрупповых предубеждений и стратегий естественного отбора.

Также Айкан и Налчачи представляют новый инструмент (ToM-HCAT) для оценки ToM (то есть теории разума) путем понимания и оценки юмора, подходящий для здоровых взрослых людей. Этот тест производительности, состоящий из мультфильмов, измеряет воспринимаемую забавность, время реакции на воспринимаемое решение о забавности и смысловой вывод.В то время как представлена ​​первая проверка (люди с высоким и низким коэффициентом спектра аутизма различаются по баллам смыслового вывода по подшкале с карикатурами ToM), ожидается дальнейшая проверка, подтверждающая утверждение о том, что полезно обнаруживать различия в способности ToM в здоровое взрослое население.

В то время как Heintz et al. изучить различия стран в измеренных характеристиках юмора, Tosun et al. исследовать непрофессиональные представления об идеальном чувстве юмора в трех странах, а именно в Иране, США и Турции.Как и в предыдущих исследованиях в США, они обнаружили, что воплощением идеального чувства юмора является преимущественно мужская фигура. Страна и пол оказали влияние на относительное количество специфических характеристик юмора. Например, американцы чаще, чем участники из других стран, упоминали враждебность/сарказм и заботу. Необходима дальнейшая работа, чтобы воспроизвести наблюдаемые групповые различия и определить их источники.

Канестрари и др. используйте Теорию удовольствий разума для изучения удовольствия, получаемого как от юмора, так и от решения проблем прозрения, поскольку они имеют схожие когнитивные механизмы.Результаты показывают, что поиск решения проблемы связан с положительной оценкой, а наиболее частыми объяснениями являются любопытство, виртуозность и нарушение ожиданий. Понимание шутки сопровождается радостью проверки и чувством удивления. Однако выбор наиболее приятных мультфильмов связан с другими факторами, такими как признание нарушения ожиданий и снижение умственных способностей, приписываемых персонажам мультфильма.

Мендибуро-Сегель и др. исследовать влияние политического юмора на доверие человека к политике и политикам. Они провели два эксперимента, в которых участников подвергали уничижительному политическому юмору, неюмористической политической информации или неполитическому юмору. Исследование 1 показало, что воздействие политического уничижительного юмора и неюмористического политического содержания негативно влияет на доверие к политикам сразу после воздействия. Исследование 2, в котором участникам рассылались сообщения раз в полгода, не дало значительных результатов.

Исследование Вагнера прекрасно демонстрирует, насколько близки положительные и отрицательные стороны юмора, показывая, что поведение классового клоуна было положительно связано с различными показателями социального статуса и поведением популярного лидера, но также с агрессивно-деструктивным поведением и отрицательно с просоциальное поведение. Таким образом, юмор способствует популяризации студента, но может быть использован и в деструктивных целях. Исследование также показывает, что важно проводить различие между различными аспектами поведения классного клоуна, поскольку они дали разные результаты.

Смех и склонность к насмешкам и насмешкам над

Смех является как социальным сигналом, так и выражением эмоций с несколькими поведенческими и физиологическими компонентами (например, дыхательными, акустическими, лицевыми, постуральными, гормональными). Существуют разные мотивы смеха (смех 90 322 над 90 323 и смех 90 322 над 90 323 являются минимальным различием, которое делают многие), и существуют индивидуальные различия, которые следует учитывать как в отношении смеющегося человека, так и в отношении того, кто воспринимает смех.Смех изучается среди здоровых, а также в рамках психопатологии. Очевидно, что раздел этой исследовательской темы, посвященный смеху и связанным со смехом диспозициям, получил самые разные отклики.

Риттер и Заутер исследовали, могут ли слушатели идентифицировать своих и чужих членов группы по смеху. Они показали, что слушатели не могли точно идентифицировать группу по смеху, а воздействие группы не влияло на эффективность классификации. В заключение, о принадлежности к группе нельзя судить по тому, как люди смеются.

Карран и др. проверить представление о том, что смех является двусмысленным сигналом, который правильно интерпретируется только в том контексте, в котором он происходит. Они предоставляют подтверждающие данные из двух экспериментов, в которых участники оценивали подлинность аудио-видео записей социальных взаимодействий, содержащих смех (оригинальный или замещающий смех). Когда замененный смех был сопоставлен по интенсивности, суждения о подлинности были аналогичны суждениям об исходных записях. Когда замещающий смех не был сопоставим по интенсивности, суждения об искренности, как правило, были значительно ниже.

Стюарт и др. использовали президентские дебаты в США в 2016 году для изучения смеха вместе с другими реакциями аудитории, такими как аплодисменты, аплодисменты, смех и даже освистывание. В трех взаимосвязанных исследованиях изучалось влияние поведения аудитории, нарушающего нормы, на тех, кто смотрит или слушает. Аплодисменты-аплодисменты значительно усиливали симпатию к выступающему кандидату, тогда как смех — нет, а партийная идентичность опосредовала реакцию на аплодисменты-аплодисменты, но не на смех. Таким образом, в таких условиях аплодисменты могут быть более социально заразными, а смех более стереотипным и, вероятно, будет имитироваться.

Исследование Ауэрбаха подтверждает, что важно различать дисплеи Дюшенна как показатель радости и проявления, не связанные с Дюшенном. Только первые сопровождаются разнообразными показателями положительного опыта во время посещения больничных клоунов в реабилитационном центре. Таким образом, и при таких вмешательствах окупается вложение средств в детальную оценку выражений лица; то есть использовать систему кодирования лицевых движений для кодирования аффективных реакций пациентов.Жизнерадостность влияет только на проявления Дюшенна, и они могут служить индикатором того, что вмешательства больничных клоунов полезны для пациентов.

Изучение смеха включает в себя также предрасположенность к смеху, точнее, индивидуальные различия в качествах, связанных со смехом и высмеиванием. Они все еще новички в блоке переменных, связанных с юмором и смехом, с исследовательской традицией около 10 лет. Гелотофобия (т. е. боязнь быть высмеянным) представляет собой одну из форм лишения чувства юмора, и гелотофобы рассматривают юмор и смех как оружие, направленное против них, а не как основу для приятного опыта, которым можно поделиться с другими.Вместе с гелотофилией (т. е. радостью быть высмеянным) и катагеластикой (т. е. радостью смеяться над другими) гелотофобия формирует предрасположенность к насмешкам и насмешкам.

Две статьи в настоящем сборнике статей относятся к их оценке. Рух и др. используйте задачу завершения изображения, чтобы получить более ненавязчивый полупроективный тест на гелотофобию. Этот альтернативный инструмент для оценки гелотофобии дает результаты, сравнимые со стандартной оценкой.Хофманн и др. удовлетворить потребность в ультракоротком инструменте для оценки этих трех предрасположенностей и расширить исследования на рабочем месте. Они предполагают (и подтверждают это на репрезентативной в национальном масштабе выборке сотрудников), что, если дружеские поддразнивания и смех коллег, начальства или клиентов ошибочно воспринимаются как злонамеренные, человек может чувствовать себя менее удовлетворенным работой и жизнью и испытывать больший рабочий стресс. И наоборот, гелотофилия сопровождалась положительными оценками своей жизни и работы, а катагеластика была отрицательно связана с удовлетворенностью работой и положительно связана со стрессом на работе.Торрес-Марин и др. предоставить доказательства того, что гелотофобия связана с потенциальной предвзятостью в различении взгляда в двух экспериментах. Интересно, что природа эмоции не сыграла ожидаемой роли, поставив вопрос о том, какие элементы необходимы для того, чтобы улыбающиеся лица вызывали эффект у гелотофобов.

Реннер и Манти исследуют способность создавать юмор в своем исследовании стилей самопрезентации и склонности к насмешкам и насмешкам. Они получают баллы за количественные (т.г., количество изюминок) и качественные (например, остроумие изюминок и остроумие человека по оценке трех независимых оценщиков) аспекты способностей к созданию юмора. Результаты показывают, что и гелотофилия, и истерическая самопрезентация поддерживаются беглостью и качеством способности создавать юмор.

Три рукописи исследуют гелотофобию в ограниченных группах. Кольманн и др. исследовали связь между опытом поддразнивания и насмешек, связанных с весом, с избыточным весом, самооценкой веса и гелотофобией в молодости.Отклонения от нормального веса были связаны с поддразниванием, которое, в свою очередь, было связано со страхом быть осмеянным. Четыре исследования предполагают, что исследование благополучия молодежи с проблемами веса принесло бы пользу, если бы мы изучали поддразнивания и насмешки, связанные с весом, в связи с гелотофобией. Цай и др. изучить взаимосвязь между склонностью к насмешкам и насмешкам, личностью и наличием расстройства аутистического спектра (РАС) у старшеклассников. Как и в предыдущих исследованиях, у группы РАС был обнаружен более высокий уровень гелотофобии, а настоящее исследование показывает, что у них также более низкие уровни гелотофилии и катагеластики.Однако экстраверсия полностью объясняет наблюдаемые более низкие показатели гелотофобии среди выборки с РАС и частично различия, обнаруженные для гелофилии. Брюк и др. исследовал распространенность гелотофобии среди пациентов с пограничным расстройством личности. Они показали необычайно высокий уровень страха быть осмеянными (т. е. 87%) по сравнению с другими клиническими и неклиническими контрольными группами.

Игривость

Раздел, посвященный игривости, состоит из пяти вкладов, два из которых имеют качественный подход, а остальные носят количественный характер.Две публикации посвящены игре , игре (поведение, связанное с чертой игривости) и игривости в школе, а в других используются образцы для взрослых. С 1235 твитами, достигшими верхней границы в 3 945 511 подписчиков (25 марта 2019 г.), статья Барнетта привлекла большое внимание в социальных сетях. Ее анализ показывает, что учителя по-разному — более негативно — реагируют на игривость мальчиков, чем девочек (дети детсадовского возраста наблюдались в течение 3 лет). Напротив, игривость девочек, по-видимому, не беспокоила учителей.Используемая методология и изучение гендерных различий дает ценную обновленную информацию о более ранней литературе. В целом возникает вопрос, какую пользу учителям, школам и обществу в целом может принести игривость в классе.

Пилотное исследование Пинчовера изучает взаимодействие игривости учителей и их учеников. Принимая во внимание ограничения этого первоначального исследования, это может указывать на то, что поведение учителя влияет на игривость детей. Учитывая, что есть первоначальные доказательства вклада игривости в академические достижения и более надежные данные о полезном использовании игривости для преодоления стресса, некоторые функции игривости могут быть полезны для учащихся в их учебном опыте и развитии.

Идея о том, что игровое состояние ума способствует новаторству и творчеству, вызвала большой интерес в литературе (обзоры см. в Proyer et al., 2019), и, например, утверждалось, что «[…] ребенок, по-настоящему «игровая игра» учит когнитивным и поведенческим процессам, которые повышают его творческий потенциал» (Bishop and Chace, 1971; стр. 321). Heimann и Roepstorff вводят микрофеноменологические интервью как метод исследования игривости. В этом первоначальном исследовании они обнаружили, что автономия и самовыражение имеют особое значение для достижения игривого состояния ума.

Пройер и др. проверить ассоциации игривости с самооценкой здоровья, активности и физической подготовки. Были собраны самооценка и оценки сверстников (т. е. оценки знающих других; исследование 1) и серия поведенческих тестов (исследование 2) для оценки игривости. В целом игривость связана с некоторыми аспектами физического функционирования. Будущие исследования должны будут прояснить пути и модераторы этих ассоциаций (например, причинно-следственные связи или косвенные способы воздействия на большую физическую активность).

Наконец, Панг и Пройер представляют первые данные по сравнению оценок игривости в выборках из двух регионов КНР и выборке из немецкоязычных стран — с использованием измерений как с Востока, так и с Запада. В статье подробно рассказывается о культурных различиях и языковых проблемах при переводе термина «игривость». В целом результаты показывают, что различия меньше, чем ожидалось, но различие между частными и общественными ситуациями влияет на то, как люди в этих двух регионах любят выражать свою игривость.Это исследование сокращает пробел в литературе, предоставляя исходные данные о межкультурных различиях (см. также Barnett, 2017) и подчеркивает, что межкультурные сравнения в более широком масштабе приветствуются.

Эти пять исследований подтверждают мнение о том, что игривость влияет на различные сферы жизни, но также необходимы дополнительные исследования для лучшего понимания ее роли в разных возрастных группах.

Бодрость

Жизнерадостность имеет более чем 100-летнюю традицию в психологических исследованиях (т.г., Морган и др., 1919). Черты бодрости, серьезности и плохого настроения были предложены в качестве темпераментной основы юмора. В обход расплывчатого народного понятия «чувство юмора» они должны были предсказывать связанные с юмором мысли, чувства и действия. Уошберн в своих ранних исследованиях утверждала, что человек с жизнерадостным отношением не способен к депрессивным мыслям, а между тем существует достаточно доказательств того, что жизнерадостные люди сохраняют бодрость (т. Е. Сохраняют чувство юмора) перед лицом невзгод.Вклад настоящего сборника статей разнообразен. Во-первых, тренировка юмора дала результаты (жизнерадостность, серьезность и плохое настроение) в желаемом направлении со средними и большими величинами эффекта (Tagalidou et al.). В отличие от недавнего исследования (Ruch et al., 2018) использовалась государственная версия. В соответствии с предположением, что жизнерадостность предсказывает улыбку и смех, Ауэрбах показывает, что жизнерадостные пациенты демонстрировали более искреннюю улыбку и смех во время вмешательства больничного клоуна, чем жизнерадостные люди с низкими чертами характера.Хофманн и др. представить адаптацию инструмента, измеряющего состояние и черту бодрости, с использованием образцов из США и Великобритании, чтобы обеспечить основу для исследований с англоязычными участниками. Наряду с длинной версией со 106 элементами они предоставляют стандартную краткую форму с 60 элементами и предоставляют начальные данные проверки. Лопес-Бенитес и др. исследовать когнитивный механизм, связанный с чертой жизнерадостности. Используя парадигму переключения задач, они обнаружили, что, хотя жизнерадостность не влияет на затраты на переключение, она модулирует эффекты подготовки и повторения.Подобные исследования необходимы для дальнейшего освещения процессов, связанных с чертами характера, будь то жизнерадостность, игривость или чувство юмора. Брунч и Рух находят черту жизнерадостности и пониженного плохого настроения, облегчающую обнаружение иронической похвалы.

Выводы

Отдельные вклады показывают, как юмор, смех, игривость и жизнерадостность связаны и в то же время неоднородны. Каждая область выиграет, начав общаться друг с другом, видеть совпадения в масштабах, находить общую структуру, общий язык и работать над теориями, связывающими эти области.Объединение доменов в предсказании важных критериев также может быть важным. Темы, изучаемые в этой теме исследования (плюс другие), можно понимать как узлы в более крупной сети, и взаимосвязи должны быть лучше изучены.

Приятно видеть, что в настоящее время разрабатываются интегративные модели в доменах. Это действительно должно быть главной целью, а именно работать над прочной структурой в рамках четырех полей. Потребовалось более полувека исследований личности и интеллекта, чтобы прийти к моделям, которые разделяют многие.Также в этих областях у нас когда-то были «школы», которые верили в одну модель и защищали ее всю жизнь. Последующие поколения исследователей обнаружили, что конкурирующие модели были неполными вариантами и вписывались в более общую, часто иерархическую модель. Мы рекомендуем объединить усилия для решения этих основных вопросов, возможно, путем составления специальных выпусков по соответствующим темам.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить всех авторов, которые согласились участвовать в этой теме своими оригинальными вкладами, а также всех рецензентов, которые своими комментариями способствовали повышению качества исследований и рукописей. Кроме того, особая благодарность сотрудникам Frontiers и профессорам Марселю Зентнеру и Анат Барди за предоставленную нам возможность.

Сноски

Каталожные номера

Барнетт, Лос-Анджелес (2017). Привитие взрослой игривости: с запада на восток. Междунар. Дж. Плей 6, 255–271. дои: 10.1080/21594937.2017.1383010

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Берлин, округ Колумбия (1969). «Смех, юмор и игра», в Handbook of Social Psychology, Vol. 3 , редакторы Г. Линдзи и Э. Аронсон (Рединг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли), 795–852.

Бишоп, Д. В., и Чейс, К.А. (1971). Родительские концептуальные системы, домашняя игровая среда и потенциальное творчество детей. Дж. Экспл. Детская психология. 12, 318–338. дои: 10.1016/0022-0965(71)

-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хайнц, С., и Рух, В. (2019). От четырех до девяти стилей: обновленная информация об индивидуальных различиях в юморе. чел. Индивид. Дифф. 141, 7–12. doi: 10.1016/j.paid.2018.12.008

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мартин Р.А., Пулик-Дорис П., Ларсен Г., Грей Дж. и Вейр К. (2003). Индивидуальные различия в использовании юмора и их связь с психологическим благополучием: разработка анкеты стилей юмора. Дж. Рез. Перс. 37, 48–75. doi: 10.1016/S0092-6566(02)00534-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Морган, Э., Малл, Х.К., и Уошберн, М.Ф. (1919). Попытка проверить настроение или темперамент жизнерадостности и депрессии путем направленного воспроизведения эмоционально окрашенных переживаний. утра. Дж. Психол. 30, 302–304.

Академия Google

Пройер, Р. Т., Тандлер, Н., и Брауэр, К. (2019). «Игривость и креативность: выборочный обзор», в Creativity and Humor , редакторы С. Р. Лурия, Дж. Баер и Дж. К. Кауфман (Сан-Диего, Калифорния: Academic Press), 43–60. doi: 10.1016/B978-0-12-813802-1.00002-8

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рух В., Хофманн Дж., Руш С. и Штольц Х. (2018). Тренировка чувства юмора с помощью программы «7 юмористических привычек» и удовлетворенность жизнью. Юмор Интерн. Дж. Юмор Res . 31, 287–309. дои: 10.1515/юмор-2017-0099

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Психология юмора: комплексный подход: 9780123725646: Мартин, Род А.: Книги

С обратной стороны обложки

Большинство из нас смеется над чем-то смешным несколько раз в течение обычного дня. Юмор служит нескольким целям, и, хотя по этому вопросу существует обширная и расширяющаяся исследовательская литература, исследования распространяются на различные дисциплины.До сих пор не было систематического объединения этой литературы в единую книгу. «Психология юмора» анализирует литературу, объединяя разрозненные результаты из разных дисциплин психологии, а также смежных областей, таких как антропология, биология, информатика, лингвистика и социология. Книга начинается с определения юмора, за которым следует обсуждение теорий юмора, а затем начинается анализ результатов исследований различных дисциплин психологии. Охват включает когнитивные процессы, связанные с юмором, а также влияние юмора на познание, нейробиологию юмора, социальные функции юмора, индивидуальные различия в личности и юморе, развитие понимания и использования юмора на протяжении всей жизни, ассоциации юмора с физическим и психическим здоровьем, а также применение юмора в психотерапии, образовании и на рабочем месте.|Большинство из нас смеется над чем-то смешным несколько раз в течение обычного дня. Юмор служит нескольким целям, и, хотя по этому вопросу существует обширная и расширяющаяся исследовательская литература, исследования распространяются на различные дисциплины. До сих пор не было систематического объединения этой литературы в единую книгу. «Психология юмора» анализирует литературу, объединяя разрозненные результаты из разных дисциплин психологии, а также смежных областей, таких как антропология, биология, информатика, лингвистика и социология.Книга начинается с определения юмора, за которым следует обсуждение теорий юмора, а затем начинается анализ результатов исследований различных дисциплин психологии. Охват включает когнитивные процессы, связанные с юмором, а также влияние юмора на познание, нейробиологию юмора, социальные функции юмора, индивидуальные различия в личности и юморе, развитие понимания и использования юмора на протяжении всей жизни, ассоциации юмора с физическим и психическим здоровьем, а также применение юмора в психотерапии, образовании и на рабочем месте.

Об авторе

Доктор Род Мартин защитил докторскую диссертацию. получил степень доктора клинической психологии в Университете Ватерлоо, Канада, в 1984 году. Впоследствии он работал профессором кафедры психологии в Университете Западного Онтарио до выхода на пенсию в июле 2016 года, а в настоящее время является почетным профессором. Находясь в Western, он много лет занимал должность директора программы клинической психологии. Основное внимание в его исследованиях уделяется психологии юмора, особенно в том, что касается психологического здоровья и благополучия.Он также проводил исследования депрессии, личности типа А и влияния стресса на иммунитет. Он является автором более 100 статей, книг и глав в научных журналах, в том числе «Психология юмора: интегративный подход». Он разработал несколько тестов для измерения аспектов чувства юмора, которые были переведены на множество языков и использовались исследователями по всему миру. Он представлял свои исследования на конференциях во многих странах, и его исследования освещались в национальных и международных газетных и журнальных статьях, а также в радио- и телевизионных программах.Он был президентом и членом правления Международного общества исследований юмора и в течение многих лет был членом редколлегии журнала Humor: International Journal of Humor Research. У него и его жены трое взрослых детей и восемь внуков.

Польза юмора и смеха для здоровья

Здоровое чувство юмора поможет вам пережить трудные времена. Юмор может показаться успокаивающим бальзамом или легким развлечением. Но юмор гораздо сильнее, чем то, что нас просто убаюкивает или успокаивает.

На самом деле, это часто упускаемый из виду инструмент в нашем арсенале в борьбе за поддержание хорошего здоровья. Во времена, когда нас окружают экономические, социальные, политические проблемы и проблемы со здоровьем, разумно обратиться к не столь очевидному способу защитить себя. Множество преимуществ для здоровья юмора и смеха широко распространены.

В моменты легкомыслия, когда кажется, что вы просто смеетесь над шуткой друга или монологом комика, на самом деле вы улучшаете свое здоровье.Клинические данные показывают, что, щекоча свою забавную кость, вы не только развлекаетесь, но и улучшаете свое физическое, психологическое и социальное благополучие.

Врачи и специалисты в области психического здоровья ссылаются на множество исследований, чтобы напомнить нам: смех способствует улучшению здоровья.

В этой статье обсуждаются некоторые преимущества смеха для здоровья, как физические, так и психологические. Он также охватывает социальные преимущества, которые может принести смех.

Физические преимущества

На самом базовом уровне смех тренирует вашу диафрагму.Это позволяет вам вдыхать больше насыщенного кислородом воздуха и стимулирует ваши легкие. В моменты хриплого смеха вы снимаете физическое напряжение в мышцах.

Смех может улучшить здоровье сердца

В то время как эти мышцы расслабляются во время, казалось бы, незначительной активности, медицинские работники сообщают нам, что вы также улучшаете работу своих сосудов. Когда вы смеетесь над веселыми событиями, ваше сердечное здоровье улучшается. Смех увеличивает частоту сердечных сокращений и снижает кровяное давление.

Юмор успокаивает и облегчает физическую боль

Роберт Бонакдар, доктор медицинских наук, FAAFP, FACN, директор по лечению боли в Центре интегративной медицины Скриппса, поднимает настроение, когда приветствует пациентов. Он говорит, что ему нравится приносить смех в процедурный кабинет, когда это возможно. Он обычно использует ледокол, чтобы помочь пациентам расслабиться и, надеюсь, вызвать улыбку на их лицах.

Этот подход является целенаправленным. Он не только помогает своим пациентам чувствовать себя более комфортно, привнося смех в свою практику, но также способствует уменьшению их восприятия боли.

Роберт Бонакдар, доктор медицины, FAAFP, FACN

Мы знаем, что в исследованиях было показано, что смех снижает болевой порог, вероятно, из-за опосредованного эндорфинами эффекта опиатов. Что интересно, это, по-видимому, не зависит от вашего настроения, а это означает, что это может иметь положительный эффект, даже когда вы подавлены.

— Роберт Бонакдар, доктор медицины, FAAFP, FACN

Допустим, у вас мигрень, но вы смотрите истерически смешное шоу Netflix. Пока вы смотрите и смеетесь, вы можете хоть немного отвлечься от мигренозной боли и дискомфорта.Но само по себе отвлечение — это не то, что снижает ваше восприятие боли.

Проверенные процессы работают за кулисами в вашем теле, чтобы повысить вашу терпимость к боли. Эндорфины, например, начинают работать. Поскольку вы смеетесь до небес, ваше тело вырабатывает эти естественные обезболивающие.

Смех может улучшить сон и повысить иммунитет

Психолог Скотт Беа, PsyD, говорит, что от души и много смеясь, вы получаете еще одно физическое преимущество: исследования показывают, что он также может улучшить качество сна.

В целом, продолжительный смех поддерживает иммунную систему, что делает вас более устойчивыми к болезням. Смеясь, вы увеличиваете количество клеток, вырабатывающих антитела, и повышаете эффективность Т-клеток в своем организме. Эти клетки действуют как защитная армия для борьбы с болезнями.

Резюме

Физические преимущества смеха могут включать в себя улучшение здоровья сердца, повышение переносимости боли, повышение иммунитета и улучшение сна.

Психологические льготы

Юмор может облегчить стресс и беспокойство, с которыми мы сталкиваемся в самые трудные и трудные времена.

Смех снижает стресс

Клинические данные показывают, что юмор снижает уровень гормонов стресса. Кортизол — это основной гормон стресса, который циркулирует по всему телу, когда вы испытываете стресс. Снижение уровня кортизола важно, потому что высокий уровень кортизола нагружает вашу иммунную систему.

Когда вы заняты чем-то забавным, вы не можете одновременно сосредоточиться на негативе. Юмористические интермедии помогут вам отдохнуть от беспокойства. Это пространство, это место, где вы можете распустить волосы и дышать, само по себе полезно.

Юмор может обеспечить здоровую перспективу. Возможно, после смеха вы откроете для себя новый взгляд на проблему. Возможно, вы понимаете, что прошли через другие трудные периоды, и успокоились. С новой точки зрения вы можете рассматривать угрозы, такие как вызовы и проблемы, как возможности.

Или вы можете намеренно найти забавные аспекты своей стрессовой проблемы. Если вы чем-то смущены или вам нужно простить себя за допущенную ошибку, вы можете использовать юмор и смех в качестве механизма преодоления.

Юмор улучшает память

Еще одно преимущество использования юмора, которое может вас удивить, также связано с мозгом. Использование юмора улучшает сохранение памяти. Когда соответствующий юмор сочетается с фактом, вы лучше запомните этот факт.

В исследовании, посвященном взаимосвязи юмора с политикой и новостями, исследователи обнаружили, что у информации больше шансов запомниться и поделиться ею, если содержание вызывало у участника смех.

Социальные пособия

Более чем нормально вместе смеяться над забавными, нелепыми или абсурдными вещами.Отношения выигрывают, когда вы общаетесь с другими через юмор.

Смех объединяет людей

Общий смех создает связи между людьми. Большинство из нас помнят время, когда смех стал заразным и быстро распространился от двух человек к группе. Люди обычно становятся ближе после совместного смеха.

Смех добавляет позитива в разговор

У юмора есть еще одно полезное социальное преимущество: он способствует более позитивному общению между людьми.Просто поделившись мемом или рассказав анекдот, другой человек более предрасположен к тому, чтобы захотеть поговорить с вами. Использование юмора, особенно во время каверзных разговоров или разногласий, может проложить путь к лучшему обсуждению. Это рассеивает напряжение и расслабляет другого человека.

Обмен забавными историями не только поднимет настроение вашему другу, родственнику или коллеге, но и улучшит их самочувствие. Скорее всего, они уйдут в лучшем настроении и счастливее, чем раньше.

Все сводится к общению с людьми по-человечески.Чтобы посмеяться над одной из своих черт или посмеяться над собой из-за ошибки, которую вы совершили, требуется общее понимание человечества.

Бьянка Л. Родригес, LMFT

В юморе есть что-то священное. Если вы можете смеяться над собой, тогда вы можете простить себя. И если вы можете простить себя, вы можете простить и других.

— Бьянка Л. Родригес, LMFT

Юмор помогает понять себя и других

Терапевт Бьянка Л. Родригес, LMFT, подчеркивает, что польза юмора выходит за рамки физической, психологической и социальной сфер.Это связано с нашим пониманием себя и других. Она говорит: «Юмор необходим для сочувствия и сострадания, и по этой причине прощение является принципом каждой духовной традиции».

Поэтому обращайтесь к тому, что заставляет вас смеяться, особенно в трудные времена. Эти вирусные видео TikTok и забавные мемы не являются сиюминутными удовольствиями. Они помогают нам справиться с тревогой, страхом и горем. В то же время вы также активируете множество преимуществ, связанных со здоровьем, для себя и других.

Резюме

Психологические преимущества смеха и юмора, включая снижение стресса, улучшение памяти и улучшение ваших социальных отношений.

Слово от Verywell

Смех — это больше, чем просто приятное ощущение в данный момент, он может принести реальную пользу вашему физическому, психологическому и социальному благополучию. Вы можете привнести в свою жизнь больше юмора, если будете искать возможности посмеяться. Ищите вещи, которые приносят радость и смех в вашу жизнь, будь то ваш любимый ситком или глупый TikTok.

Психологические исследования юмора и смеха: в честь научного вклада профессора Рода Мартина

Книги о юморе и смехе
  • Лефкур, Х.М., и Мартин, Р.А. (1986). Юмор и жизненный стресс: противоядие от невзгод . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Springer.

  • Мартин, Р. А. (2007). Психология юмора: комплексный подход . Берлингтон, Массачусетс, США: Elsevier Academic Press.[Переведено на испанский, корейский, японский и русский]

Оценка юмора и смеха
  • Мартин, Р. А. (1996). Опросник ситуационного юмора (SHRQ) и шкала совладания с юмором (CHS): результаты десятилетних исследований. Юмор: Международный журнал исследований юмора, 9 , 251–272.

  • Мартин, Р. А., Пулик-Дорис, П., Ларсен, Г., Грей, Дж., и Вейр, К. (2003). Индивидуальные различия в использовании юмора и их связь с психологическим благополучием: разработка опросника по стилям юмора. Журнал исследований личности, 37 , 48-75.

  • Эдвардс, К.Р., и Мартин, Р.А. (2014). Концептуализация, измерение и роль юмора как силы характера в позитивной психологии. Европейский журнал психологии, 10 , 505-519.

Юмор и физическое здоровье
  • Мартин, Р. А. (2001). Юмор, смех и физическое здоровье: Методологические вопросы и результаты исследований. Психологический бюллетень, 127 , 504-519.[PubMed]

  • Мартин, Р. А. (2002). Смех лучшее лекарство? Юмор, смех и физическое здоровье. Текущие направления в психологии , 11 , 216-220. [приглашенная статья]

  • Мартин, Р. А. (2004). Чувство юмора и физическое здоровье: теоретические вопросы, недавние результаты и направления на будущее. Юмор: Международный журнал исследований юмора, 17 , 1–19.

  • Эдвардс, К. Р., и Мартин, Р.А. (2012). Люди с чувством юмора хуже заботятся о своем здоровье? Ассоциации между стилями юмора и употреблением психоактивных веществ. Европейский журнал психологии, 8 , 1-12.

Юмор, психологическое благополучие и психопатология
  • Мартин, Р. А., и Лефкорт, Х. М. (1983). Чувство юмора как модератор связи между стрессорами и настроениями. Журнал личности и социальной психологии, 45 , 1313-1324.

  • Койпер, Н.А., Мартин, Р. А., и Олинджер, Л. Дж. (1993). Совладание с юмором, стрессом и когнитивными оценками. Canadian Journal of Behavioral Science, 25 , 81–96.

  • Койпер, Н. А., Мартин, Р. А., Олинджер, Л. Дж., Казарян, С. С., и Джетт, Дж. Л. (1998). Чувство юмора, самооценка и психологическое благополучие у психиатрических стационаров. Юмор: Международный журнал исследований юмора, 11 , 357-381.

  • Фрюэн ​​П.А., Бринкер Дж., Мартин Р.А. и Дозуа, DJA (2008). Стили юмора и личность — уязвимость к депрессии. Юмор: Международный журнал исследований юмора, 21, 179-195.

  • Дозуа, Д. Дж. А., Мартин, Р. А., и Билинг, П. Дж. (2009). Ранние неадаптивные схемы и адаптивные/неадаптивные стили юмора. Когнитивная терапия и исследования, 33 , 585-596.

  • Дозуа, Д. Дж. А., Мартин, Р. А., и Фолкнер, Б. (2013). Ранние дезадаптивные схемы, стили юмора и агрессия. Юмор: Международный журнал исследований юмора, 26 (1), 97-116.

Юмор, позитивная психология и качество жизни
  • Койпер Н.А., Мартин Р.А. и Дэнс К.А. (1992). Чувство юмора и повышение качества жизни. Личность и индивидуальные различия, 13 , 1273-1283.

  • Койпер, Н. А., и Мартин, Р. А. (1998). Является ли чувство юмора положительной характеристикой личности? В W. Ruch (Ed.), Чувство юмора: исследование характеристики личности (Серия исследований юмора) (стр.159-178). Берлин, Германия: Мутон де Грюйтер.

  • Койпер, Н. А., и Мартин, Р. А. (1998). Смех и стресс в повседневной жизни: отношение к положительному и отрицательному аффекту. Мотивация и эмоции [Специальный выпуск об аффектах и ​​саморегуляции], 22 , 133-153.

  • Эдвардс, К.Р., и Мартин, Р.А. (2010). Способность создавать юмор и психическое здоровье: Являются ли веселые люди психологически более здоровыми? Европейский журнал психологии, 3 , 196-212.

  • Веселка, Л., Шермер, Дж. А., Мартин, Р. А., и Вернон, П. А. (2010). Смех и устойчивость: поведенческое генетическое исследование стилей юмора и психологической стойкости. Исследования близнецов и генетика человека, 13 , 442-449. [PubMed]

Юмор, личность и другие атрибуты индивидуальных различий
  • Martin, R. A., & Kuiper, N. A. (1999). Ежедневное появление смеха: отношения с возрастом, полом и личностью типа А. Юмор: Международный журнал исследований юмора, 12 , 355–384.

  • Мартин, Р. А., Ластук, Дж. М., Джеффри, Дж., Вернон, П. А., и Веселка, Л. (2012). Отношения между темной триадой и стилями юмора: репликация и расширение. Личность и индивидуальные различия, 52, 178-182.

  • Шермер, Дж. А., Мартин, Р. А., Мартин, Н. Г., Лински, М., и Вернон, П. А. (2013). Общий фактор личности и стилей юмора. Личность и индивидуальные различия, 54 (8), 890-893.

  • Мартин, Р. А. (2014). Юмор и пол: обзор психологических исследований. В Д. Кьяро и Р. Бакколини (редакторы), Гендер и юмор: междисциплинарные и международные перспективы (стр. 123-146). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Рутледж.

Юмор и вопросы развития
  • Мартин, Р. А. (1989). Юмор и мастерство жизни: использование юмора, чтобы справиться с ежедневными стрессами взросления.В PE McGhee (Ed.), Юмор и развитие детей: практическое руководство по приложениям . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Haworth Press, 135–154.

  • Казарян С.С., Могни Л. и Мартин Р.А. (2010). Воспринимал родительскую теплоту и неприятие в детстве как предсказатели стилей юмора и субъективного счастья. Европейский журнал психологии, 3 , 71-93.

Юмор и межкультурные вопросы
  • Казарян С.С.и Мартин Р.А. (2006). Стили юмора, личность, связанная с культурой, благополучие и семейные отношения армян в Ливане. Юмор: Международный журнал исследований юмора, 19 , 405–423.

  • Чен, Г. Х., и Мартин, Р. А. (2007). Сравнение стилей юмора, совладания с юмором и психического здоровья китайских и канадских студентов университетов. Юмор: Международный журнал исследований юмора, 20 , 215–234.

  • Чен Г., Уоткинс Д.и Мартин, Р. А. (2013). Чувство юмора в Китае: роль индивидуализма, коллективизма и облицовки. Психология, 56, 57-70.

Юмор и генетика поведения
  • Бресслер, Э. Р., Мартин, Р. А., и Балшайн, С. (2006). Производство и оценка юмора как черты, выбранной половым путем. Эволюция и поведение человека, 27 , 121-130.

  • Вернон, П. А., Мартин, Р. А., Шермер, Дж. А., и Маки, А.(2008). Поведенческое генетическое исследование стилей юмора и их корреляций с личностными параметрами Большой пятерки. Личность и индивидуальные различия, 44 , 1116-1125.

  • Веселка Л., Шермер Дж. А., Мартин Р. А., Черкас Л. Ф., Спектор Т. Д. и Вернон П. А. (2010). Поведенческое генетическое исследование отношений между стилями юмора и шестью личностными факторами HEXACO. Европейский журнал психологии, 3 , 9-33.

Юмор в социальных взаимодействиях и близких отношениях
  • Йип, Дж.А. и Мартин, Р. А. (2006). Чувство юмора, эмоциональный интеллект и социальная компетентность. Journal of Research in Personality, 40 , 1202-1208.

  • Кэмпбелл, Л., Мартин, Р. А., и Уорд, Дж. Р. (2008). Наблюдательное исследование использования юмора при разрешении конфликтов в паре на свиданиях. Личные отношения, 15 , 41-55.

  • Кэрд, С., и Мартин, Р. А. (2014). Стили юмора, ориентированные на отношения, и удовлетворенность отношениями в встречающихся парах: схема повторяющихся измерений. Юмор: Международный журнал исследований юмора, 27 (2), 227-247.

Юмор и профессиональные комики