Содержание

Возрастные кризисы детей — Психологос

Возрастные кризисы детей (от греч. krisis — переломный момент, исход) — проблемный период в развитии ребенка во перехода от одного возрастного этапа к другому.

Развитие ребенка происходит неравномерно, некоторые переходы от одного возрастного этапа к другому могут протекать болезненно, сопровождаясь упрямством ребенка, возражениями, конфликтностью и другими отрицательными чертами поведения. Если родители не отличаются педагогическим талантом, это и происходит, а когда это происходит повсеместно, укореняется мнение, что возрастные кризисы детей неизбежны и закономерны. Однако это не так.

««Кризис» поведения, часто наблюдаемый в трехлетнем возрасте, возникает лишь при определенных условиях и вовсе не обязателен при соответствующих изменениях во взаимоотношениях ребенка и взрослых», — писал Д.Б. Эльконин↑. Аналогична позиция и А.Н. Леонтьева: «В действительности кризисы отнюдь не являются неизбежными спутниками психического развития ребенка. Неизбежны не кризисы, а переломы, качественные сдвиги в развитии. Наоборот, кризис — это свидетельство не совершившегося своевременно и в нужном направлении перелома, сдвига. Кризиса вовсе может не быть, потому что психическое развитие ребенка является не стихийным, а является разумно управляемым процессом — управляемым воспитанием» (1983, т II, с 288 Возрастные кризисы детей).

Кризисы у детей лежат внутри отношений взрослого и ребенка. Они возникают там, где родители не вовремя или неграмотно реагируют на желание ребенка проявить свою самостоятельность. В хороших семьях, где у родителей разумная, согласованная позиция и воспитанием они управляют, возрастные кризисов у детей не бывает.

Л.С. Выготский выделил следующие возрастные кризисы детей:

  • кризис новорожденного — отделяет эмбриональный период развития от младенческого возраста;
  • кризис 1 года — отделяет младенчество от раннего детства; (См. →)
  • кризис 3 лет — переход к дошкольному возрасту; Подробнее см. → (См. также Капризы годовалого и трехлетки — разные)
  • кризис 7 лет — соединительное звено между дошкольным и школьным возрастом; См. →
  • кризис подросткового возраста (13 лет), см.→.

Возрастные личностные кризисы взрослых людей

Гейл Шихи выдвинула предположение, что для личностные кризисы посещают нас каждые семь лет. В сильно упрощенном виде: 16 лет «Я не маленький!», 23 года — «Я полноценный взрослый», 30 лет — «Мечты юности несостоятельны», 37 лет — кризис середины жизни, замаячила Смерть, и так далее… Смотри →

Возрастные кризисы у детей – календарь кризисов ребенка

 

Возрастные кризисы представляют собой переходные состояния с одного этапа жизни на другой. Существующие средства достижения целей переосмысливаются и кажутся неадекватными. Из-за этого развиваются непредсказуемые ситуации, а поведение кардинально меняется и не всегда в лучшую сторону. Возрастные кризисы – часть естественного развития ребенка.

Календарь кризисов

Возрастных кризисов у детей пять:

Психологи рассматривают их с физиологической и психологической точек зрения.

Кризис новорожденности

Физиология. Ребенок адаптировался к существованию вне материнской утробы. Организм привык самостоятельно дышать, регулировать температуру тела, получать и переваривать пищу. Регулярный сон и питание позволяют ощущать себя уверенно в новых обстоятельствах.

Психология. Качество психологической адаптации новорожденного зависит от родителей. Ребенок еще не владеет средствами общения, но нуждается в помощи, поэтому важную роль играет материнская интуиция.

Что делать? Научиться понимать язык тела, жестов и мимики ребенка. Чтобы выразить заботу и поддержку, как можно чаще берите его на руки, обнимайте, кормите грудью.

 

Кризис новорожденности заканчивается периодом оживления. Ребенок осваивается, узнает близких, улыбается, когда видит их.

Кризис первого года жизни

Физиология. Главные факторы кризиса раннего детства – обучение навыкам ходить и говорить, начало самостоятельного познания мира. Даже если ребенок общается на «своем» языке, ученые расценивают его как автономную детскую речь.

Психология. Ребенок начинает понимать, что главный человек в его жизни – мама – не принадлежит ему всецело, у нее есть собственная жизнь и интересы. Он начинает опасаться, что его бросят или потеряют. Ребенок добивается повышенного внимания, часто следует по пятам и зовет маму. В то же время он сравнивает себя с другими и пытается отстаивать волевые решения, противопоставлять их действующим семейным правилам, протестовать.

Что делать? Бороться с ребенком не только бесполезно, но и недопустимо, так как в период кризиса он еще больше нуждается в родительской любви и поддержке – физической и эмоциональной. Предоставьте ему определенную свободу, при этом контролируйте ее рамки – стимулируйте и притормаживайте время от времени, в зависимости от ситуации.

Кризис 3 лет

Физиология. В 3 года происходит первая гормональная перестройка организма. Ядра промежуточного мозга и гипофиза активизируются, это способствует интенсивно протекающим процессам познания.

Психология. Кризис 3 лет – один из самых острых. Ребенок трудно управляем, его поведение практически не поддается коррекции. Его самые популярные слова – «Не хочу» и «Не буду». Вы говорите, что пора домой, – он убегает. Вы просите сложить игрушки – он их разбрасывает. Ваш отказ в удовлетворении какой-то просьбы вызывает демонстративный протест – ребенок кричит, топает ногами, может замахнуться и ударить. Не бойтесь, это форма нормального взросления: ребенок начинает ощущать себя личностью, но выражает самостоятельность доступными ему средствами.

Что делать? Не пытаться демонстрировать силу и власть – это может закрепить негативное поведение и черты характера. Найдите в себе силы проявлять терпение, иногда ребенок сам хочет перестать плохо себя вести, но еще не умеет этого сделать. Вы можете помочь ему, например переключить внимание. Также попробуйте выявить объективные причины такого поведения, может быть, в вашей семье слишком строгие правила или ребенка обижают другие дети.

В то же время установите четкие границы того, чего делать нельзя, и не отступайте от этого – в противном случае ребенок начнет вами манипулировать. Во время истерик оставляйте его наедине с собой – без «зрителей» капризы проходят быстрее.

При правильном поведении взрослых кризис 3-леток проходит через год-полтора.

Кризис 7 лет

Физиология. Кризис 7 лет связан с периодом интенсивного физического роста, развитием мелкой моторики рук и сложных нервно-психических функций.

Психология. На фоне физических изменений меняется социальный статус ребенка – он становится школьником. У некоторых детей необходимость привыкнуть к новому окружению и требованиям провоцирует неврозы. Ребенок становится тревожным, но прячет эмоции, у него снижается аппетит, по утрам возможны тошнота и рвота. Он может не хотеть идти на занятия, отвечать на вопросы учителя, спорит с родителями, огрызается, передразнивает старших. В этом возрасте возможны первые уходы из дома: чаще у мальчиков из строгих семей.

Что делать? Проблемы чаще возникают у детей, которые физически или психологически в чем-то отстают от сверстников, поэтому не спешите отдавать ребенка в школу, по крайней мере, не посоветовавшись с педиатром. Не загружайте первоклассника дополнительными секциями, дайте ему адаптироваться к школе. Не предъявляйте повышенных требований к учебе и обеспечьте дома спокойную обстановку.

Не наказывайте за неудачи и плохие оценки – этим вы отобьете желание учиться. Предоставьте ребенку больше самостоятельности и ответственности. Если у него что-то не получается, поддерживайте его веру в себя.

Подростковый кризис

 

Физиология. В 11-15 лет наблюдается ускоренный физический рост и половое созревание.

Психология. На этом фоне происходят психологические изменения: повышенная чувствительность, возбудимость, неустойчивость настроения, несдержанность, возможна агрессивность. Стремление к независимости от взрослых и самоутверждению провоцирует необдуманные поступки: курение, алкоголь, ранние половые связи, наркотики. Подростки тяготеют к группированию и времяпрепровождению в обществе сверстников. Они эгоистичны и равнодушны к окружающим, при этом очень нуждаются во внимании и заботе взрослых.

Что делать? К подростку нужно относиться как к взрослому, способному принимать решения и отвечать за поступки. Не нужно навязывать ему свое мнение, постарайтесь подводить его к адекватным самостоятельным решениям. Если поведение подростка вызывает у вас опасения, проконсультируйтесь с психологом.

Возрастные кризисы закономерны. Их течение зависит от особенностей личности ребенка: может быть острым и болезненным либо мягким и практически незаметным. При правильном поведении взрослых ребенок преодолевает возрастные кризисы, а дома сохраняется спокойная, дружелюбная атмосфера.

Возрастные кризисы у ребенка

С первых дней жизни и до полнолетия ребенок сталкивается с немалым количеством кризисных периодов. Это время стремительного развития, когда дети овладевают новыми навыками и умениями, вместе с тем открывая новые эмоции, и не всегда это положительные эмоции. Кризисы чередуются со спокойными периодами, они могут быть не сразу заметны, часто вызывают недоумение родителей. Так как же распознать такую ситуацию и как реагировать?

Что такое возрастной кризис

Дети могут выражать беспокойство, шок или горе по-своему, не так, как взрослые. Поэтому родителям, учителям, старшим сложно понять, как ребенок переживает кризис. Нужно принять, что дети испытывают такие же чувства пустоты, замешательства, гнева, упадка сил, что и взрослые. Больше всего детям нужно присутствие, поддержка взрослых в сложных стрессовых ситуациях. При этом, обратите внимание: понятие “возрастной кризис” не обязательно несет в себе негативный контекст, а считается просто периодом стремительных изменений.

У каждого ребенка будут свои уникальные потребности, своя линия поведения. Многое зависит от его понимания ситуации, поддержки родных, возраста, уровня развития, индивидуального темперамента. Не существует единого “симптома”, который сигнализирует о начале кризисного периода, но присмотревшись к реакциям на те или иные события, родители могут выявить изменения.

Стрессу подвержены все — и дети, и взрослые. Поведение ребенка может сильно отличаться — может наблюдаться изменения аппетита (старшие дети переедают, младшие могут иметь пониженный аппетит), приступы гнева, нытье, а также физические симптомы, такие как головные боли. Все это означает, что кроха испытывает высокий уровень стресса. Родители часто разочарованы этими изменениями, но важно понимать, что непростое поведение вызвано кризисом, нужно постараться проявить больше терпения, сочувствия.

Чувства тревоги, печали, замешательства, страха — все это нормальные реакции. Благодаря родительской любви и поддержке большинство детей быстро преодолевают проблемы, приходя в норму. Обычно эмоциональная реакция ребенка на травму длится несколько недель, если же это возрастной кризис, его время наступления и продолжительность могут быть разными. Примерно можно выделить несколько периодов, когда стоит ожидать кризиса (однако помните, что все индивидуально):

  • младенцы до 3 лет;

  • раннее детство — 4-5 лет;

  • детство — 6-12 лет;

  • подростковый возраст — 13-17 лет. 

Нужно ли беспокоиться по поводу кризиса? Может возникнуть повод для родительской тревоги, если у ребенка чрезмерно интенсивные эмоциональные реакции, плохое самочувствие длятся долгое время, а настроение мешает нормально провести день (например, возникает неспособность ходить в школу, серьезные проблемы с питанием, трудности со сном). В таких случаях может понадобиться профессиональная психологическая помощь, но если ситуация не зашла так далеко, мама и папа вполне смогут справиться с возрастным кризисом самостоятельно.

Как справиться с проблемой — общие рекомендации

Детям в кризисной ситуации нужны безопасность, порядок. Чтобы обеспечить чувство безопасности, важно сохранить распорядок дня — кушать и ложиться спать в то же время, проводить время с теми же хобби, что до начала кризиса. Помимо всего этого детям потребуется много общения. Стоит ответить на вопросы крохи, объяснить, что временные изменения в настроении — нормальны (если он уже постарше), обсудить события, которые вызывают кризисную реакцию. При разговоре с детьми следует избегать метафор, туманных объяснений — говорите прямо, но без нравоучений. На вопросы, задаваемые детьми, следует отвечать правдиво, но понятно.

Ребенок должен знать, что по-разному реагировать на беспокоящие события — естественно. На примере взрослых стоит объяснить природу эмоций, научить не бояться странных мыслей, противоречивых чувств. Все это — не только помощь в преодолении кризиса, но и инвестиция в будущее — человеку приходится всю жизнь сталкиваться со стрессом, так что лучше подготовить малыша к этому заранее. Кризис может проявляться в виде плохой успеваемости в школе или проблем с одноклассниками. Тогда ситуацию следует обсудить с учителями.

Дети часто решают сложные вопросы в игре. Это особенно полезно, если ребенку сложно подобрать слова, чтобы описать чувства. Используйте игру как средство для обсуждения таких вопросов. Могут помочь справиться с негативными чувствами ведение дневника, рисование, лепка или другие виды декоративно-прикладного искусства.

Ободряйте ребенка словесно (“все хорошо, ты дома, в безопасности”) и физически — обнимайте, улыбайтесь, проводите время вместе. Возложите на детей несложные обязательства по дому — это дает им ощущение контроля над ситуацией. Достаточно простых заданий, не обязательно нужна физическая работа — например, самый маленький член семьи может быть ответственным за выбор игры для совместного отдыха или придумывание, что съесть на ужин.

Такие советы полезны для преодоления кризиса независимо от возраста. Но для каждого возраста существуют уникальные проблемы, с которыми придется столкнуться, и определенные, более действенные способы поддержать свое чадо.

Кризисы у самых маленьких — новорожденные и младенцы

В первые три года жизни ребенок переживает несколько критических моментов — сразу после рождения, отлучения от груди, в период самоутверждения. Кризис новорожденных вызван разлукой с матерью. После перерезания пуповины младенец сталкивается с новым миром и должен продемонстрировать, что способен “функционировать” самостоятельно. Важно установить связь с внешним миром, в первое время это проходит на руках матери благодаря ее опеке, кормлению. Первый период формирования привязанности длится 6-8 недель после рождения. С психологической точки зрения это первый кризис в развитии младенца. Если малыш имеет сильную привязанность к маме, окружен заботой, то примерно через 8 недель будет готов “отделиться”.

Второй кризис наступает в связи с отлучением от груди. Он связан с физическими изменениями от появляющейся способности есть и переваривать другую пищу, кроме молока или смеси. За этим следуют психологические изменения, заключающееся в более высокой степени осознания себя и внешнего мира. Отлучение начинается у разных детей по-разному, оно не всегда относится к окончанию грудного вскармливания, а, скорее, к началу приема твердой пищи.

Затем ребенок проходит очередной кризис, когда осознает, что является субъектом, может выражать свои желания, эмоции, влиять на внешний мир. Малыш уже может ползать или начинает ходить, способен самостоятельно двигаться к желаемым предметам. Важно, чтобы у малыша уже было собственное безопасное пространство для практики, тренировки движений. Не менее важна на данном этапе психологическая поддержка. Когда малыш начинает передвигаться, именно подбадривание родителей определяет, как далеко он зайдет. Если взрослые поддерживают, поощряют первые начинания, ребенок быстрее улучшает навыки. В психологическом плане появляется принятие других людей, которые приходят и уходят. Малыш начинает понимать, что взрослые, которые невидимы для него сейчас, все еще существуют и вернутся.

Кризис самоутверждения начинается в возрасте 18 месяцев и завершается к 2,5-3 годам. На данном этапе ребенок говорит «нет», казалось бы, всему. Это последний кризис младенчества, через который следует пройти, чтобы завершить заключительный этап разлуки с матерью. Малыш принимает, что он полностью отделен от матери, осознает себя, постоянно хочет делать что-то самостоятельно. Чем больше возможностей для независимости предоставить, тем сильнее, увереннее станет кроха.

Универсальным рецептом поведения для родителей в такие кризисы остаются уход, внимание, забота. Вместо наказаний или потакания капризам нужно тренировать терпение — детские вспышки агрессии, капризности или другие слишком бурные эмоции скоро пройдут.

Кризис у детей дошкольного возраста

Кризис у детей 5-6 лет проявляется в виде строптивости и желания показать характер, проявить себя вопреки родительским наставлениям. В этом возрасте дети уже могут выражать свои чувства, хотя может потребоваться помощь в определении сложных эмоций, таких как разочарование или ревность. Разговоры помогут научиться лучше контролировать чувства, предотвратить неожиданные вспышки гнева. Если проявить больше терпения, ваше чадо будет готово поговорить с вами.

Хотя ваш пятилетний ребенок любит быть независимым, он все же нуждается в любви, внимании. Связь с семьей — самое важное в жизни вашего сынишки или доченьки. Желание одобрения и сложности с приниманием критику полность объяснимы. Некоторые опасения может вызвать постоянно растущее понимание окружающего мира и следующее за ним придумывание собственных миров. Например, некоторые дети боятся сверхъестественных вещей (например, призраков), критики, тестов, неудач, физического вреда или угрозы. Подарить безопасность, уверить, что внешний мир не несет угрозы, — важное задание для родителей.

Кризисы у школьников 6-12 лет

С началом школы у детей полностью меняется распорядок дня и весь образ жизни, что вызывает новый кризис. Стоит проверить готовность к обучению и началу нового этапа, советы как это сделать — в данной статье. У детей появляется восстание против всякой власти. При этом резко меняется настроение, становятся более частыми ссоры. Важно помнить: данный период изменений — нормальная часть формирования личности. Попытки укрепить характер, сформировать свою личность могут быть травмирующими, неуклюжими, но имеют место быть. Такую часть взросления просто нужно пережить, смело принимая физические, умственные и социальные трансформации.

В детском мозгу начинают происходить большие изменения. Наблюдая за поведением взрослых, дети тянуться к открытию нового, смело выражают то, что хотят, думают, чувствуют. Уверенности добавляет улучшение разговорных навыков, умение обращаться к разным людям, осознавать чувства других. Школа, общение, новые знакомства окунает в водоворот событий, учить различать реальность и воображение.

Кризис данного возраста связан как раз с навалой самых противоположных эмоций. Не позволяйте этому процессу вызвать у вас отчаяние. Помните: детское поведение связано с развитием тела и мозга. Дайте ребенку время повзрослеть, научиться контролировать порывы. Просто помогите своему сыночку или доченьке найти зону комфорта.

Кризисы у подростков 13-17 лет

В подростковом возрасте дети становятся более независимыми, появляется интерес к противоположному полу, еще большее желание проводить время с друзьями. Здоровая дружба очень важна для социального развития подростка, но проблемой может стать давление сверстников. Уверенные в себе подростки могут противостоять негативному давлению со стороны сверстников и легче переносить кризис. По мере расширения круга общения могут возникать социальные конфликты. Родители должны поговорить с ребенком о повседневных делах, чтобы быть в курсе любых проблем, которые могут возникнуть.

Второй аспект, влияющий на подростковый кризис, — гормональные изменения в организме. Последствиями становятся эмоциональная неустойчивость, желание казаться взрослее. Общение с подростками становится целой наукой, порой трудно осваиваемой родителями. Важно принятие, понимание и предоставление пространства для личной жизни, собственных целей. Позвольте чаду искать себя, предоставляя поддержку в нужные моменты!

В кризисе подростки более подвержены стрессу и тревоге. Они осознают опасность, склонны запоминать факты несправедливости, при этом уже могут контролировать импульсы. Хотя последствиями кризиса часто становятся переедание, нарушенный режим сна, чрезмерное использование интернета или видеоигр, самоизоляция от сверстников. Важно отслеживать такие признаки и быть готовым помочь своему ребенку. В половине случаев помогает искреннее общение без угроз, нравоучений, ссор.

Умение слушать ребенка — важный навык, помогающий родителям справиться с большинством кризисов. Понимание детской психологии часто рождается именно в разговорах, а затем на горизонте появляется выход из кризисной ситуации. Помните об этом!

Детские возрастные кризисы: к чему готовиться?

Был нормальный ребенок, а потом как подменили!» — эту фразу врачи слышат от родителей регулярно. Не спешите обвинять себя в плохом воспитании или срываться на собственном чаде. Возможно, это тот самый возрастной кризис, который нужно пережить. Рассказываем, к чему вам готовиться, и как пережить.

Границы возрастных кризисов и их интенсивность — понятия весьма размытые. У одних кризисы проходят мягко, а других может надолго увести в «крутое пике»

Время детских революций

Малыш появился на свет. Вокруг него – огромный мир, загадочный и незнакомый. Каждый день приносит ребенку массу открытий: предметы, запахи, звуки… Представьте, что однажды вы очутились на незнакомой планете и вынуждены познавать с нуля все ее законы. Примерно так же ощущает себя дитя, только ему приноровиться ко всему еще сложнее!

Копилка знаний и ощущений об окружающем мире постепенно наполняется – и вот ребенок переходит на новый уровень своего развития. Почти всегда возрастной кризис сопровождается скачкообразным изменением в физиологическом плане.

В оценке детских и подростковых кризисов современные психологи обычно опираются на труды советского психолога Льва Семеновича Выготского. Ученый подробно исследовал и описал, как развиваются высшие психологические функции ребенка, и выделил шесть кризисных пиков. Каждый кризис может пройти почти незаметно, а может затянуться на год-два. Сроки наступления пиков тоже условны и во многом зависят от индивидуальных особенностей становления здоровья и психики малыша.

Кризис новорожденности

Рождение – это большой стресс не только для мамы, но и для малыша. Ребенку нужно с первых секунд новой жизни научиться самостоятельно дышать, по-новому питаться, привыкнуть к необычной обстановке. На адаптацию уйдет примерно 1-3 месяца. Не случайно это время часто называют «четвертым триместром» беременности.

— У новорожденного происходят важные изменения в части физиологии. Формируется работа желудочно-кишечного тракта, малыша могут беспокоить колики, его нервной системе приходится привыкать к массе внешних раздражителей. Ребенок учится держать головку, осваивает различные движения, — поясняет врач-педиатр высшей категории клиники «Источник» Елена Путилова. – Врачи очень внимательно следят за развитием ребенка от рождения до года. В это время могут проявиться различные патологии, и нужно вовремя их заметить, чтобы избежать негативных последствий в будущем.

Что делать? Забота, внимание, любовь и – много родительского терпения. Постепенно вы научитесь понимать язык ребенка, а он адаптируется к новой обстановке.

Кризис одного года

Ребенок подрос и вовсю учится ходить и говорить. Он находит и изучает ранее недоступные ему предметы и явления, старается сделать многое сам. И тут не обходится без аффективных вспышек и агрессии. Протест, истерики с падениями на пол, обиды – частые «симптомы» кризиса одного года. Родителям приходится непросто. Но, поверьте, даже самые мудрые мама и папа с огромным педагогическим и врачебным опытом могут оказаться в аналогичной ситуации.

Что делать? Важный урок этого периода – можно ли доверять окружающему миру и рассчитывать на поддержку взрослых? Одинаково плохо работают и наказания, и потакания капризам. Попробуйте договориться с ребенком, отвлечь его во время вспышек агрессии, объяснить причину запретов. Не поддерживайте своими эмоциями детскую истерику, чтобы она не закрепилась в сознании ребенка как естественный способ добиться желаемого. И, конечно, поощряйте тягу к самостоятельности.

Ребенок многое умеет, становится самостоятельным и пробует противопоставить себя взрослым. Упрямство, своеволие, негативизм, строптивость, обесценивание действий других людей – вот спутники кризиса у трёхлеток. В этом возрасте дети отвергают многие семейные правила, могут отказаться от привычного режима дня, устраивать протест-бунт без явной причины («потому что у меня синие носочки», «потому что правая варежка – не левая»). Также активно включается фантазия, особенно если нужно защититься от наказания («приходил злой дядя и разбросал мои игрушки»). Тоддлер учится управлять своим поведением и вырабатывать автономию.

Что делать? Не пытайтесь подавить эту революцию, попробуйте ее возглавить! Тут на помощь приходят хитрость и смекалка («сегодня садик – уже не садик, а дом друзей; пойдем посмотрим, что там новенького»). Если вы установили правила, то дома их соблюдают все. Чем больше спокойствия и уверенности ребенок видит сейчас в вас, тем проще ему пройти этот турбулентный период.

Пять лет: время новых открытий

Врачи-педиатры особо выделяют пятилетний возраст ребенка. В отличие от кризисных моментов, это – «золотая пора» для дошколенка. Малыш уже уверен в себе, знает, какими навыками обладает, стремится быть первым, активно фантазирует и размышляет, кем хочет стать. Подержите творческие начинания вашего крохи!

Кризис 7 лет

Наступает очень насыщенное социальными контактами время. Ребенок идет в школу, параллельно может посещать кружки и секции. Он смотрит на других, «малышковая» наивность отходит на второй план. Родители сталкиваются с проявлениями агрессии, кривляниями, вычурностью поведения. Дело в том, что ребенок пытается понять, как его оценивают не внутри семьи, а в социуме. Он пробует установить и проверить взаимосвязь «ошибка-последствие». Формируется детская самооценка, которая подкрепляется либо разрушается извне.

Что делать? Вашими помощниками в это время могут стать учителя, тренеры, друзья родителей и другие взрослые, с которыми вне семьи контактирует ребенок. Делайте акцент не на школьных отметках, а на интересе к обучению. Проговаривайте, что ошибаться может каждый, и важно делать правильные выводы. Хотя ребенок внешне пытается абстрагироваться от вас, продолжайте быть для него примером и помогайте конструктивно преодолевать неудачи.

Кризис 13 лет

Пожалуй, именно этого кризиса боится большинство родителей. Картина схожа с тем, что вы наблюдали в три года, плюс сюда добавляются колоссальные гормональные изменения в организме ребенка. «Я не могу им управлять», — часто говорят мамы и папы. Впрочем, ребенок пока тоже сам себе не хозяин. Настроение меняется мгновенно, появляется чрезмерное внимание к своей внешности. Он уже не ребенок, он – подросток. Пришла пора выстроить новый формат отношений с ним.

— Он как никогда хочет взрослой свободы и на этой почве часто конфликтует с родителями, — уточняет Елена Путилова. – Ребенок реже делится своими переживаниями, личной жизнью. Зачастую взрослые могут не знать о том, что у сына или дочери что-то болит. Проявляется интерес к противоположному полу, могут появиться ранние половые контакты. Всё это нужно учитывать родителям, чтобы вместе с компетентными врачами вовремя поддержать ребенка и, если нужно, оказать медицинскую помощь.

Что делать? Признать самостоятельность и право на личную жизнь – одна из самых сложных задач для любого родителя. Самое время решиться на это и расширить границы свободы для подростка. Вы многое вложили в его воспитание; ваша вера в ребенка становится важным для него ресурсом. Не скупитесь на ободряющие слова. Пусть ребенок знает, что даже в самые сложные периоды у вас есть тысяча причин гордиться им.

Кризис 17 лет

Юность – период страхов и сомнений. Школьные годы заканчиваются, и вот он – реальный шаг во взрослую жизнь. Подростка, скорее всего, ждут поступление в вуз, отправка в армию или даже свадьба. В кризис юности человек учится осознавать ответственность за любой выбор во всей его полноте.

Что делать? Куда бы не занесло вашего ребенка, именно вы останетесь той самой константой, которая поддержит его. Расскажите ему об этом. В конце концов, когда-то вы тоже были в подобной ситуации, правда?

Нужна консультация педиатра? Звоните в клинику «Источник»

+7(351)77-88-887

www.ci74.ru

Возрастные кризисы у ребенка: как не сойти с ума родителю?

Психолог центра «Архитектура будущего» Александра Чернышева рассказала нам о возрастных кризисах, которые подстерегают ребенка, а также дала советы родителям, как вести себя в каждый из них. 

— Пресловутый подростковый кризис – единственный в жизни человека?

— Нет. В целом вся жизнь – это череда спокойных периодов и кризисов, но, конечно, в детском возрасте их больше, и подростковый кризис как раз один из завершающих.

— В чем основной психологический смысл любого кризиса, и чем он принципиально отличается от обычного состояния?

— Любой кризисный период отличается тем, что в этот момент у ребенка происходит перестройка психики, организма, иногда жизни в целом. По выходу из кризиса ребенок обладает либо новыми навыками, умениями, качествами,  либо, если кризис не пройден, остается на предыдущем этапе, что может отражаться на дальнейшей жизни.

— То есть во время кризиса человек меняется, сдает определенный «экзамен»  на получение новых свойств?

—  Если очень сильно упрощать, то да. На самом деле это достаточно длительный период: не так, что сегодня к вам пришел кризис, а завтра вы проснулись новым человеком. Нет, это протяженный период, когда какие-то вещи перестают работать, и человек учится жить, чувствовать, реагировать по-другому.

— При каждом кризисе перед человеком встает какая-то актуальная проблема, которая требует решения?

— Скорее да. Мне не очень нравится идея, что проблема «встает». Это неосознанный процесс. Просто в какой-то момент родители отмечают, что поведение ребенка изменилось. В нем появилось что-то другое, чего не было раньше. Если брать пресловутый подростковый кризис, про который очень много говорят, практически все родители отмечали конфликтность ребенка. Может быть, не в отношениях внутри семьи, но с друзьями, близкими, когда ребенок, который вчера еще реагировал одним образом, внезапно начал реагировать по-новому.

Низкая самооценка у ребенка: кто виноват и что делать?

— Как отличить кризис от изменений в личности и ошибок в воспитании?

— Да в принципе никак.  Кризис – это тоже изменение личности. То, что у ребенка кризис, не означает, что нужно от него срочно отстать и перестать с ним взаимодействовать, уточнять, как у него дела, что он думает, чувствует. Скорее это маркер того, что ребенок взрослеет, меняется. Возможно, пора пересмотреть ваши отношения, что-то убрать или добавить.

— Расскажите, пожалуйста, об основных кризисах, которые подстерегают ребенка на протяжении его жизни.

— Если мы начинаем с самого начала, то первый кризис, про который обычно говорят, — это кризис первого года. Ребенок, изначально полностью зависимый от мамы, внезапно начинает сам познавать мир, вставать на ноги, ходить. И здесь, в зависимости от того, есть ли мама рядом, готова ли она при этом дать ему некоторое количество самостоятельности или нет, будет меняться отношение ребенка к миру.  Будет ли он все трогать или всего бояться, узнавать мир,  ориентируясь на маму, или прижиматься к ней и никуда от нее не отходить. Это еще называется базовым доверием к миру, о котором сейчас тоже много говорят.

— Как стоит вести себя маме, чтобы этот кризис прошел адекватно?

— Во-первых,  давайте ребенку познавать мир. Если мы ему запрещаем все («Не стой!», «Не ходи!», «Не бегай!», «Не трогай!» и т.д.), то каким образом ребенок поймет, что хорошо, что плохо, что опасно, что безопасно? Стоит контролировать, безусловно, проверять, помогать ребенку, но при этом давать ему возможность познавать мир. Если он сидит в клетке, то он вряд ли сможет узнать что-то об этом мире.

— Следующий кризис – это..?

— Следующий очень известный кризис, про который написано много, а звучит еще больше, — это кризис трех лет. Практически все родители сталкивались с  примером яркого негативизма, когда ребенок внезапно начинает очень жестко отстаивать свое «я», на все говорить «нет», выдвигать свою позицию.

В моей практике была девочка, которая на любое предложение делала ровно противоположное. Доходило до смешного. Если с ней хотелось о чем-то договориться, то ей нужно было предложить  ровно противоположное действие. «Аня, стой!» —  Аня бежит. «Аня, беги!» — Аня останавливается. Это тоже период проявления кризиса и да, безусловно, он не наступает ровно в три года. У кого-то раньше, у кого-то позже. В два с половиной ребенок начинает выдвигать первые требования.

Основной смысл кризиса – в том, что ребенок начинает осознавать себя в этом мире, и, если он не заявит о себе и своих интересах, то каким образом мир о нем узнает? Формирование самосознания как раз происходит в этот период. Ребенок начинает активно  отделять себя от мира, переходит на  употребление слова «я» по отношению к себе. И начинает отстаивать территорию: не хочет делиться игрушками, возражает против любого действия, которое ему не нравится.

— Как себя правильно вести в этот период?

— Для ребенка очень важны две составляющих: первая – это готовность родителя услышать мнение ребенка. С другой стороны – жесткие границы. Самое страшное, что мы как родители можем сделать, – это разрешить ребенку все. С другой стороны, если мы запретили ребенку все, то опять же ничего хорошего мы не получим, поскольку это развивающееся создание, которое должно пробовать этот мир, должно пробовать по-разному себя проявлять, должно заявлять о себе. Если заявлять о себе не получается, то, соответственно, возможны разные сложности. В принципе, кризис трех лет и кризис подросткового возраста между собой очень похожи. Только у ребеночка 14+ лет гораздо больше возможностей.

— Перейдем к следующему кризису.

— Следующий кризисный период – это возраст шести-семи лет, когда ребенок идет в школу. В этот период очень у многих ребят, особенно тех, кто имеет возможность общаться со сверстниками, то есть ходят в садик или на кружки, в речи появляются слова-паразиты, грубости, скабрезные шуточки, которыми они с удовольствием обмениваются. Это такой способ показать себя взрослым. Вспомните себя и шутки своего детства.

Ребенок-аутсайдер

Основной выход из кризиса – это формирование произвольного внимания и готовности учиться. Но развитие этих навыков проходит через протест, негативизм, возмущение со стороны ребенка. У него может резко меняться настроение, он может агрессивно реагировать на запреты. Это все нормально и естественно.

Что касается проявлений «взрослости»: если мы слишком много внимания на это обращаем, все время тюкаем ребенка  на тему того, как это стыдно, некрасиво, неприятно и так далее, мы добьемся ровно противоположного эффекта. Важно проговаривать, что вам неприятно слышать скабрезные шутки. Объясните, что между собой сверстники могут общаться по-разному, но это не всегда красиво и не очень вежливо, и, наверняка, не стоит выносить эти шутки за пределы дружеской компании.

Следующий период – это младший подростковый возраст. 11-13 лет. Здесь зачастую в последнее время есть такая тенденция, что он переживается ярче, чем основной кризис подросткового возраста. Дети акселерируются, это правда, и начинают активно заявлять о себе и в эмоциональном плане, и в психологическом, и в физиологическом тоже. Наши родители вспоминают себя и говорят, что в возрасте 11-12-13 лет были совсем детьми.

Следующее поколение было немножко взрослее, но тоже интересовалось разными детскими играми, детскими шалостями. Нынешнее поколение 11-13 лет уже активно пребывают во влюбленностях, переживаниях по поводу мальчиков, девочек, и это связано, в том числе, и с гормональными процессами.

Как только гормональный фон начал меняться, ребенку в этом мире становится очень интересно и очень непросто, поскольку детское привычное тело, знакомое с рождения, внезапно выдает какие-то импульсы, сигналы и интересы, с которыми он до этого момента не сталкивался. И это, безусловно, оказывает огромное влияние на все, что происходит с подростком. Когда в голове бушует гормональная буря, очень сложно самому сформулировать, чего ты хочешь. Подливают масла в огонь родители, которые считают тебя ребенком, сверстники,  перед которыми не хочется выглядеть маленьким, ну и так далее.

Сейчас все признаки традиционного подросткового возраста мы можем наблюдать в 11-13 лет: отстаивание собственных прав, хлопанье дверьми, ссоры.  Чем старше ребенок, тем больше свободы от родителей он требует, с одной стороны, с другой стороны, он все равно остается ребенком и очень хочет заботы, понимания, поддержки. Это абсурдная ситуация для родителей, и она тяжело им дается. Когда ребенок, с одной стороны, кричит: «Я взрослый, не трогайте меня!» —  с другой стороны, хочет, чтобы от него ничего особо не требовали, подошли, обняли. Но, к сожалению, это подростки. И это так и будет. Поэтому важно выстраивать шаг за шагом отношения, с каждым годом уменьшая директивность и добавляя в отношения возможность обсуждения, дискуссии, объяснения мотивов.

Контроль и свобода: как найти баланс?

— Подростковый кризис последний?

— Нет, конечно, есть кризисы и в дальнейшей жизни. То, о чем мы сейчас говорим с вами, это кризисы возрастные, кризисы развития. Дальше выделяют кризис отделения, самостоятельности. В среднем, это происходит в 21-22 года, когда юноши, девушки заканчивают обучение и выходят в самостоятельную жизнь.

Если вспоминать замечательного психолога Эрика Эриксона, который говорил про возрастные этапы и этапы взросления, то нас еще поджидают кризис среднего возраста и кризис старения. Также есть семейные кризисы, в том числе связанные с рождением детей. Отдельно есть кризисы жизненные, связанные с тяжелыми жизненными ситуациями, с утратами, с травмами.

— Успешное прохождение у ребенка в большей степени зависит от него самого, либо от родителей и  ближайшего окружения?

— В сумме. Ребенок не может жить и адекватно социализироваться в обществе без родителей. Статистика успешной адаптации выпускников детских домов (около 10%), к сожалению, это доказывает. Безусловно, чем младше ребенок, тем меньше он способен справиться с кризисом без помощи и поддержки родителей, без грамотного реагирования родителей. Под грамотностью я понимаю адекватность решений.  Если вы чувствуете, что малыш устал и поэтому сидит и плачет, важно его успокоить, а не наорать. Если вы чувствуете, что ребенок тянется все время к горячему чайнику, то лучше вместе попробовать аккуратно прикоснуться, почувствовать, что чайник горячий, чем каждый раз его отгонять. Кризисы даны в жизни, чтобы выходить на новую ступень, чтобы развиваться.

—  Чем грозит неуспешное прохождение того или иного кризиса?

— Цитируя классиков, это скорее застревание на одной точке. Продолжая упоминать господина Эриксона, вспоминая нашего замечательного психолога Выготского, который тоже говорил про возрастные кризисы, если мы не переходим на следующую стадию, мы остаемся на предыдущем уровне. Мы не учимся чему-то новому, мы застреваем на каком-то моменте, не давая себе возможность развиваться. По опыту практики, как профессиональной, так и личной, если кризис подросткового возраста не пройден в подростковые годы, обычно он вылезает позже.

— Со всеми теми же характеристиками?

— Иногда с теми же, иногда возможностей побольше, поэтому с более яркими. Например, я помню однокурсников, которые приехали учиться из других городов и из-под контроля строгих родителей вышли в самостоятельный мир. Было достаточно страшно смотреть на то, что они устраивали, имея полную свободу и самостоятельность. Да, не все, да, не всегда, но кто-то просто всегда останется маленьким инфантильным ребенком, кто-то уйдет во все тяжкие позже, кто-то будет бояться сказать слово поперек, если какой-то кризис не пройден. Практически у нас у всех какой-то кризис не пройден, мы все живем в живом обществе, далеком от идеального. У всех у нас есть то, что мы называем личностными особенностями, включая комплексы, страхи. Часть из них связаны как раз с непрохождением каких-то этапов, когда побоялись, не отпустили, не смогли, не поддержали, рявкнули и так далее.

— Если очень сильно упростить, то если человек как-то капитально не прошел определенный кризис, то мы получаем не взрослого человека, а такого условно состарившегося ребенка, застрявшего на одной из стадий?

— Если очень упростить, то да, но опять же. Про подростковый кризис Лев Семенович Выготский говорил, что это возможность пройти кризисы, которые были не пройдены ранее. Поэтому следующий кризис  — это возможность добрать что-то, что мы не добрали до этого момента.

— При этом надежда есть, если мне кажется, что мой ребенок в какой-то момент не прошел какой-то из кризисов, то это исправить?

— Да, безусловно, психика – гибкая вещь. Нет каких-то вещей, которые навсегда. По крайней мере,  в большинстве своем. Есть периоды, когда это проще или когда сложнее. Но зачастую бывает так, что вроде все хорошо, и тут внезапно с ребенком что-то случается. Вопрос: почему случается? В теме приемных родителей, например, есть термин про открывшееся окно. Это когда ребенок, оказавшийся в семье после детского дома, внезапно начинает проживать непрожитый период своей жизни. Вести себя инфантильно или, наоборот, со всеми скандалить. В этот момент он выходит на новый уровень развития. Такое бывает и в жизни домашних детей, когда внезапно ребенок проснулся, и «его подменили», как иногда говорят родители. В таком случае подумайте, какие ситуации он может проигрывать и переживать. Но опять же говоря о кризисах, я не призываю в этот момент относиться к ребенку, как к хрустальной вазе. Это скорее маркер, чтобы посмотреть, какие рамки и границы ребенок уже перерос, что в ваших отношениях хорошо, что не очень.

— Свести дебет с кредитом и выработать новую стратегию?

— Да, что-то оставить, что-то укрепить, что-то выкинуть.

— В кризисные периоды, где родителям найти силы, чтобы не орать на ребенка, а проявлять адекватность и терпение?

— Мы все люди, мы все иногда повышаем голос. В этом нет ничего страшного, критичного и безнадежного. И ребенок живет в семье живых людей. Если ребенок растет в семье роботов, то это уже другая сфера, иногда полуклиническая, потому что ребенку нужно откуда-то брать эмоции и понимать, как это. Соответственно, если уж орем, то просто объясняем почему. Если чувствуем себя виноватыми – извиняемся.

Очень здорово, если родители в этот период имеют что-то помимо детей или конкретно этого ребенка. Если отношения с супругом, супругой крепкие, надежные и основанные на взаимной любви, то это огромный и ценный ресурс. В этом случае мы не только воспитываем ребенка, но и живем своей полноценной жизнью, и все проблемы переживаются легче.

Родителям стоит искать для себя хобби, увлечения, получать удовольствие от жизни. Иначе ребенок получает все время «замордованных» родителей, которые занимаются только тем, что его воспитывают. В принципе, до добра это еще никого не доводило и никакие отношения не укрепляло.

— То есть неплохо было бы иметь разные жизненные сферы, чтобы успех в одной мог временно сгладить неудачи в другой?

— Да, поддержку близких людей, свои интересы, хобби, увлечения. Интересный родитель будет ребенку интересен, помимо всего прочего. Мама, которая занимается только тем, что воспитывает подростка, ждет его домой, кормит его и ругает, — о чем поговорить с такой мамой?

Родитель — не только и не столько воспитатель, а помимо всего прочего еще и напарник, человек, с которым можно поговорить, поделиться какими-то своими переживаниями. Спросить что-то, услышать другое мнение. Если родитель интересен как личность, то значительно выше шансы, что отношения с ребенком будут хорошие. Мы же все тянемся к интересным людям.

— Несколько слов на прощание….

— Чем больше популяризируется психология, тем, с одной стороны, родители, люди больше узнают, появляется шанс воспитывать ребенка более осознанно, чем это делали предыдущие поколения. С другой стороны, культ под названием «это же ребенок», тоже ни к чему хорошему не приводил. Поэтому разумность хороша везде и с точки обсуждения возрастных кризисов тоже. Мы можем понимать, что происходит с ребенком, но оттого, что мы понимаем, мы не всегда можем что-то объективно сделать. Поэтому, ко всему прочему, главное беречь себя и сохранять спокойствие, все равно для наших детей лучшие родители – это их родители.

Биографическая справка:

Александра Чернышева

Александра Чернышева – психолог-консультант, закончила факультет психологии СПбГУ кафедру Кризисных и экстремальных ситуаций.

С 2007 Александра ведет индивидуальные, групповые консультации и тренинги с детьми и подростками, а также координирует работу лагеря «Архитектура будущего». К сфере ее научных и практических интересов относятся следующие темы:

  • «Уверенность в себе»,
  • «Интеллектуальная успешность»,
  • «Эффективность в общении».

Вы можете бесплатно забронировать путевку в лагерь «Архитектура будущего», где работает Александра:

Генеральный директор incamp.ru

Навигация по записям

Возрастные кризисы у детей — «Рита» — детский центр №1 в Липецке

Как пережить кризисы детского возраста?

В жизни каждой семьи возникают периоды, когда ребёнок вдруг резко меняется, буквально «отбивается от рук», доставляя родителям немало хлопот и проблем. Однако очень часто родители даже не подозревают о том, что подобное поведение их чада нормально и обусловлено возрастным кризисом.

Психологи утверждают, что возрастной кризис ― это переломные точки на кривой развития человека, отделяющие один возраст от другого. На самом деле, любой человек постоянно переживает кризисы. И это абсолютно нормально. Первый кризис происходит в 1 год, второй — в 3 года, третий — в 7 лет. Следующий кризис, весьма сложный, растянут по времени от 10 до 18 лет.

Необходимо сразу отметить: время наступления возрастных кризисов условно, их нельзя чётко градуировать. Кризисы могут наступить раньше или позже: они связаны с физиологией человека, с его гормональной перестройкой. И происходят кризисы в прямой связи с развитием человека, пугаться их не стоит. Давайте разберёмся в особенностях некоторых кризисов и рассмотрим кризисы детского развития.

Кризис первого года жизни

Первый кризис — это кризис первого года жизни ребёнка.

С точки зрения родителей, самый приятный «переломный момент» в жизни ребёнка. Ребёнок начинает ходить, понимает некоторые слова и начинает говорить сам. Ребёнка очень интересует окружающий мир, его больше не нужно постоянно держать на руках, подносить к нему те или иные предметы, сейчас он сам готов знакомиться со всем окружающим.

Рекомендации психолога: в это время ребёнку очень важна родительская реакция — как одобрительная, так и наоборот. Худшее, что могут позволить себе родители, — это равнодушие. Или же когда родители реагируют только на плохие поступки своего ребёнка. У их чада сразу вырабатывается стереотип: «На меня обращают внимание только тогда, когда я веду себя плохо, значит, чем хуже я себя веду, тем больше на меня будут обращать внимание».

Кризис трёх лет

Из милого ангелочка, которым только что был ваш ребёнок, он вдруг превращается в настоящего непоседу.

Ребёнок учится манипулировать, всё время кричит, что то или иное действие будет выполнять «он сам». Второй способ манипулирования — капризы: ребёнок кусается, плачет, бросается на пол.
Рекомендации психолога: для того чтобы этот кризис благополучно миновал, очень важно, чтобы к 3 годам ваш ребёнок уже начал хорошо говорить. Речь в данном случае для ребенка — это не только средство коммуникации, но и некая регуляторная функция поведения — «это можно, а это нет». Если ребёнок сможет понять, что именно значит слово «нет» и почему «этого делать нельзя», — кризис пройдёт быстрее. После «кризиса 3-х лет» у ребёнка наступает пора игр: через них он познаёт мир, взрослую жизнь. Важно, чтобы ребёнок умел играть, и научить его этому должны вы. И это не должны быть игры на компьютере!

Кризис семи лет

Ребёнок идёт в школу, а значит, получает больше свободы.

За ним уже не следят круглые сутки взрослые, он приучается к самостоятельности, к ответственности, к самостоятельному решению своих проблем. Ребёнок всё больше времени проводит со своими сверстниками — и многое от них перенимает. А потому может начать хулиганить, но не со злости. Дети в этом возрасте не могут отвечать за свои поступки, не понимают их последствий, не понимают опасностей.
Рекомендации психолога: очень важно, чтобы вы уделяли ребёнку как можно больше своего свободного от работы времени: вместе гуляли, проверяли домашние задания, общались с ребёнком, интересовались его успехами в школе.

Подростковый период

Самый сложный период в развитии человека — это подростковый возраст: ребёнок отдаляется от родителей, подвергает сомнению их авторитет.

У него появляются новые объекты для подражания — сверстники, «звёзды» телевидения. Ребёнок-подросток по-новому видит свою жизнь, свои подростковые проблемы и пытается их решить так, как умеет. Это сложный возраст: с одной стороны, подростку нужны новые степени свободы, с другой — нельзя оставлять его наедине с собой.
Рекомендации психолога: ребёнок должен сам внутренне пройти через свои ошибки, осознать их, ведь это непременное условие на пути к взрослой жизни. Ребёнок проходит через этот кризис, как бы перешагивая со ступеньки на ступеньку. В конце концов, этот растянутый по времени кризис даёт подростку понимание того, кем он хочет быть в этой жизни. И речь тут идёт не о будущей специальности, а о личности в глобальном плане и её месте в жизни человечества. И именно вы, родители, должны показать ему, насколько богат этот мир. Помните, ведь вы сами когда-то были такими. И все возникающие перед ребёнком проблемы стоит решать вместе с ребёнком, тем не менее предоставляя ему свободу выбора.

Общие рекомендации психолога родителям для преодоления кризисов детского возраста:

  1. Понять ребёнка и осознать его неповторимость и уникальность.
  2. Не превращать всю жизнь ребёнка в способ удовлетворения своих высоких родительских амбиций.
  3. Создать условия для «поощрения» умственных и поведенческих проявлений ребёнка.
  4. Не проецировать на ребёнка собственные увлечения и интересы.
  5. Не перегружать ребёнка.
  6. Учить ребёнка терпению и поощрять за все старания.
  7. Тактично, деликатно помогать ребёнку во всем.
  8. Учить ребёнка не воспринимать любую неудачу как трагедию.
  9. Стараться всеми способами уменьшить чрезмерную эмоциональную ранимость ребёнка.
  10. Спокойно относиться к эмоциональным перепадам в настроении ребёнка.
  11. Учить ребёнка владеть собственными эмоциями.
  12. Не возвышать ребёнка над остальными членами семьи.
  13. Учить ребёнка быть дружелюбным в коллективе.
  14. Как можно больше уделять внимания физической активности ребёнка.
  15. Следить за уровнем развития моторики и помогать осваивать различные физические навыки.
  16. Понять, в чем суть проблемы вашего ребенка. С чем, например, могут быть связаны агрессия и неприятие себя. Что беспокоит ребёнка все время.
  17. Суметь создать доброжелательную атмосферу по отношению к ребёнку, привлекая не только близких, но и воспитателей / педагогов ребёнка.
  18. Считать себя самым счастливым из всех родителей в мире!

Уважаемые родители, искренне желаем вам успехов в воспитании детей!

Другие статьи детских психологов и педагогов смотрите здесь.

Возрастные кризисы у детей дошкольного возраста

Почти все родители и воспитатели отмечают, что в определенный период ребенок так сильно меняется, что становится не похожим на себя прежнего. Из послушного, веселого или спокойного малыш превращается в капризного и настырного. Участившиеся проявления негативизма и бунта в его поведении, кажется, лишены здравого смысла… Причиной подобных перемен являются возрастные кризисы у детей.

Кризис – необходимое условие развития. Поэтому возрастная психология уделяет внимание изучению критических периодов детства и выработке рекомендаций, как взрослому вести себя с ребенком в это время.

Кризисы в психическом развитии ребенка в дошкольном детстве

В дошкольном возрасте кризисы развития ребенка являются тем поворотным моментом, который направляет формирование личности по определенному пути. Направление может быть прогрессивным, обеспечивающим рывок в развитии дошкольника, но также может стать тормозящим, если ограничивать ребенка в проявлении самостоятельности и активности.

Каждый возрастной этап (а в дошкольном детстве почти каждый год) характеризуется формированием определенных психологических процессов и особенностей. До поры до времени ребенку достаточно тех умений и качеств, которые у него уже сформировались. Но наступает час, когда заявляет о себе потребность в крайне важных новых умениях и способах поведения.

Эти новые приобретения появляются не по мановению волшебной палочки. Ребенку нужно их постепенно освоить, что требует как внутренних, так и физических усилий.

Тот переломный период, когда ребенок переходит с одной ступеньки на другую, и который приводит к качественным изменениям в развитии личности, и называется возрастным кризисом.

Например, в таком нежном возрасте как 1 год детям нужно научиться ходить, осмысленно произносить первые слова, понять, что есть «Я». Очень непростые задачи! Малыш прикладывает огромные усилия и преодолевает кризис первого года жизни.

В дошкольном возрасте от 3 до 7 лет дети переживают два кризисных этапа:

  • Кризис 3 лет
  • Кризис 7 лет

Следует учитывать, что эти переходные периоды в развитии дошкольника растягиваются и смещаются. Поэтому чаще говорят о кризисе третьего года жизни, который может начаться в 2,5 или же задержаться до 3,5 лет. Преддошкольный критический период приходится на 6-7 лет.

Границы начала и завершения кризиса четко не обозначаются, но прослеживается некий пик бурных проявлений характера в виде капризов, упрямства, раздражительности, противостояния.

Кризисы возрастного развития у детей наступают, когда их новые, только что открывшиеся  потребности вступают в противоречие с прежними, которые удовлетворяются привычным способом. Например, малыш загорелся желанием самостоятельно обуваться. Мама хочет завершить сборы на прогулку быстрее, но ее повзрослевшее чадо противится надеванию ботиночек и требует «Я сам». Потребность справляться самостоятельно борется с потребностью быстрого обслуживания, и первая из них гораздо важнее для трехлетки.

Кризисы — это периоды выраженных перемен, в процессе которых у дошкольника меняется отношение к самому себе и взаимоотношения с окружающим миром.

Как происходит развитие во время возрастного кризиса

Непростые периоды с резкими переменами в ребенке зачастую доставляют столько беспокойства родителям, что они сомневаются в положительном значении кризиса. Причина заключается в том, что положительные приобретения детей становятся очевидными для окружающих не сразу.

Первое, что становится внезапным и неприятным открытием для взрослого, – ребенок стал капризничать на ровном месте и проявлять необъяснимую строптивость.

Когда наступают изменения в развитии ребенка, родители, как правило, не готовы, потому что они живут в другом темпе. Взрослым удобно «как было», и как было вчера, а малыш ведет себя иначе.

Чтобы не затягивать кризисную перестройку, родителям важно вовремя устранить потерявшие свою актуальность запреты и поддержать активность и самостоятельность ребенка. Если папы и мамы не готовы перестроить свое отношение к ребенку, в ответ они получат характерные негативные проявления, которые называют симптомами кризиса.

Особенности протекания кризисов дошкольного возраста

Если рассматривать кризисы на фоне общего хода развития, то в эти периоды ребенок меняется так быстро, как будто его подстегнули. В развитии личности в принципе нет равномерности, а в детстве скачкообразность физиологического и внутреннего роста особенно выражена.

Особенно в трехлетнем возрасте или на пороге школы выпячиваются недоразумения, вносящие сложности в общение детей и взрослых. Объясняется это тем, что ребенок нуждается в изменении формы отношений, а взрослые продолжают общаться с ним как и раньше. Родители не успевают заблаговременно перестроиться, и реализуют свою потребность – опекать своего дитя так, чтобы привычным способом обеспечить его безопасность и свое спокойствие.

«Заявка» на самостоятельность и проявление своей воли исходит от дошкольника, и взрослые не всегда готовы ее принять. Хочет ребенок самостоятельно сходить в магазин – родители понимают, что это важный навык, и следовало бы обучить этому своего сынишку или дочку, но им тревожно отпускать ребенка одного. Пока приобретение важного социального навыка затмевается родительским страхом, дошкольник противостоит доступными ему способами: отказывается выполнять то, о чем просят взрослые, обижается, закатывает истерику и пр.

От взрослых дошкольник ждет не запретов и опеки, а признания и оценки его детских успехов, так как важнейшим новообразованием в этом возрасте является гордость за свои достижения.

Можно сказать, что механизмом развития в период кризиса является «тренировка в естественных условиях». Чтобы овладеть новыми навыками, нужно испытывать свои способности – осуществлять конкретные действия, выполнять новые задания. А двигателем развития выступают новоявленные потребности.

Значение кризисов в психическом развитии ребенка

Сущность процесса развития состоит в том, что переход с одной ступени на следующую происходит через кризис. Мы только что прояснили, что это некая точка, после которой не работают прежние правила. Не может ребенок на каждом возрастном этапе делать только то, чему он научился раньше. В его опыте и сознании идет постепенное накопление, на смену которому приходит рывок. Количественные накопления переходят в качественные.

Достижением кризисных периодов дошкольного возраста является становление самосознания, появление у ребенка волевых качеств с их дальнейшим укреплением, обретение своего представления, что он может. По сути, происходит рождение личности, свободы воли.

Личностные приобретения 3 и 7 лет несколько отличаются, но имеют сходство в том, что они обеспечивают автономизацию ребенка от взрослого.

Такой рывок в развитии требует пересмотра правил и отношений, которые организовывали жизнедеятельность дошкольника прежде. Но и в тех прежних отношениях было много полезного. Поэтому в условиях кризиса перед ребенком стоит задача научиться отстаивать свои интересы, сохраняя отношения с окружающими. А взрослые должны принять потребность в изменении и обеспечить определенную свободу действий ребенку, не разрушая доверительных взаимоотношений с ним.

  Вся информация взята из открытых источников.
Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста, напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

Психосоциальное развитие | Психология развития

Кризис среднего возраста?

Помните теорию Левинсона из нашего прошлого урока? Левинсон обнаружил, что мужчины, с которыми он беседовал, иногда с трудом согласовывали свои «мечты» о будущем с реальностью, которую они переживали сейчас. «Что я действительно получаю и даю своей жене, детям, друзьям, работе, сообществу и себе?» — может спросить мужчина (Левинсон, 1978, с. 192). Задачи перехода среднего возраста включают 1) окончание ранней взрослости; 2) переоценка жизни в настоящем и внесение изменений, если это необходимо; и 3) примирение «полярностей» или противоречий в самоощущении .Возможно, ранняя взрослость заканчивается, когда человек уже не стремится к взрослому статусу, а чувствует себя полноправным взрослым в глазах окружающих. Это «разрешение» может привести к другому выбору в жизни; выбор, который делается для самореализации, а не для общественного признания. В то время как люди в возрасте 20 лет могут подчеркивать свой возраст (чтобы завоевать уважение, чтобы их считали опытными), к тому времени, когда люди достигают 40 лет, они, как правило, подчеркивают, насколько они молоды. (Немногие 40-летние ругают друг друга за то, что они такие молодые: «Тебе всего 43? Мне 48!!»)

Этот новый взгляд на время порождает новое ощущение безотлагательности жизни.Человек становится сосредоточенным больше на настоящем, чем на будущем или прошлом. Человек становится нетерпеливым, находясь в «зале ожидания жизни», откладывая дела, которые он всегда хотел сделать. Сейчас самое время. Если это когда-нибудь произойдет, то лучше сделать это сейчас. Прежняя сосредоточенность на будущем уступает место акценту на настоящем. Neugarten (1968) отмечает, что в среднем возрасте люди больше не думают о своей жизни с точки зрения того, как долго они прожили. Скорее, жизнь мыслится с точки зрения того, сколько лет осталось.Если взрослый человек не удовлетворен в среднем возрасте, у него появляется новое чувство срочности, чтобы начать вносить изменения сейчас.

Изменения могут включать прекращение отношений или изменение ожиданий от партнера. Эти модификации легче, чем изменение себя (Levinson, 1978). Средний возраст — это переходный период, когда человек сохраняет прежние образы себя, формируя новые представления о себе будущего. Ощущение молодости сопровождает большее осознание старения. И вред, который, возможно, был нанесен ранее в отношениях, преследует новые мечты о содействии благополучию других.Эти полярности представляют собой более тихую борьбу, которая продолжается после исчезновения внешних признаков «кризиса».

Левинсон охарактеризовал средний возраст как период кризиса развития. Тем не менее, исследования показывают, что большинство людей в Соединенных Штатах сегодня не испытывают кризиса среднего возраста и что, по сути, многие женщины считают средний возраст периодом свободы и удовлетворения. Результаты 10-летнего исследования, проведенного Исследовательской сетью Фонда Макартуров по успешному развитию среднего возраста и основанного на телефонных интервью с более чем 3000 взрослых людей среднего возраста, показывают, что годы между 40 и 60 годами отмечены чувством благополучия.Только 23 процента их участников сообщили, что пережили кризис среднего возраста. Кризис, как правило, возникал среди высокообразованных людей и был вызван важным жизненным событием, а не страхом старения (Research Network on Successful Midlife Development, по состоянию на 2007 г.). Может быть, только более богатые и образованные могут позволить себе роскошь (или бремя) такого самоанализа. Тем не менее, в изобилии продаются товары, предназначенные для того, чтобы чувствовать себя моложе, и дни рождения «за бугром» с черными шарами и транспарантами.

Жизнь без целей

Одна из причин, по которой мужчины в исследовании Левинсона стали беспокоиться о своей жизни, заключалась в том, что она не пошла по тому пути, который они себе представляли. Шапиро (2006) предлагает альтернативу линейному мышлению о будущем и карьере. Многие планируют свое будущее с помощью карты. У них есть чувство, где они находятся и где они хотят быть, и формируют стратегии, чтобы добраться из точки А в точку Б. Хотя это кажется совершенно логичным, Шапиро предполагает, что следование карте закрывает возможности для будущего и обеспечивает стандарт которого могут не хватить все реальные события.Таким образом, жизнь оценивается по тому, насколько близко реальные жизненные события следовали за картой. Если да, то все хорошо. Если нет, закрадывается чувство разочарования и неудачи. Шапиро предлагает использовать в качестве ориентира компас, а не карту. Компас указывает направление, но не указывает пункт назначения. Таким образом, человек, который живет «без цели», имеет направление и сферы интересов, которыми руководствуется при принятии решений, но не знает результата. (Многие из нас не знают результата, даже если мы следуем по карте!) Такой подход открывает человеку возможности, которые часто появляются случайно, и освобождает его от стресса или опустошения, если заранее заданная цель не будет достигнута к определенному времени. .И что еще более важно, бесцельная жизнь (или жизнь по компасу) фокусирует внимание человека на процессе путешествия и помогает ему оценить весь свой опыт на этом пути. Как вы думаете? Сколько из ваших планов было намечено ранее? Могли бы вы быть счастливы, зная, что не знаете, где будете через 5 лет?

Четкое ощущение себя, идентичности и контроля может быть важным для решения проблем среднего возраста (Lachman and Firth, 2004). Рассмотрим эту историю преодоления гендерной идентичности в среднем возрасте.

Обретение личности в зрелом возрасте: история Эрики

В конце 40-х в жизни Эрики произошли кардинальные перемены. Эрика — транссексуал, который начал процесс перехода от мужчины к женщине примерно в 48 лет. Примерно с 8 лет Эрика (тогда Ричард) чувствовала, что он больше женственный, чем мужской. Импровизированная игра «наряжаться» с девушкой, которая жила по соседству, вызвала у Ричарда чувство связи и «правильности», которых он раньше не испытывал. На протяжении многих лет переодевание и ношение макияжа приносили утешение и облегчение, а также беспокойство о возможном обнаружении.Ричард женился и начал карьеру в армии, а затем в качестве геолога, две очень мужские карьеры, но все это время чувствовал себя неуместным в мужском мире.

С годами дискомфорт породил депрессию и мысли о суициде. «Я чувствовал себя каким-то больным, странным человеком». Не знать, что случилось, и не иметь никого, с кем можно было бы поговорить, было очень трудно. Эрика наконец узнала, что не так после поиска в Интернете. Сначала она искала слово «трансвестит». — Это я? — спросила она.Но эти описания не применялись. Наконец, она узнала о расстройстве гендерной идентичности, которое характеризуется чувством дискомфорта и несоответствием между ощущением себя и биологическим полом. В конце концов, Ричард набрался смелости, чтобы рассказать об этом своей жене. Ее ответ был: «Вы убиваете моего мужа», на что он ответил: «Он все равно бы умер». Пара рассталась после 24 лет брака. Однако через несколько месяцев пара снова сошлась. «Мы были слишком хорошими друзьями, чтобы расстаться.«Но ее жена изначально не хотела этого видеть. «Я одевался в гараже или одевался как мужчина выше пояса, а затем останавливался за продуктовым магазином и заканчивал переодеваться, прежде чем я добирался до места назначения».

Эрика нашла в телефонной книге психолога и начала лечение по стандарту помощи Гарри Бенджамина. Эта уход требует, чтобы человек был идентифицирован как транссексуал двумя психологами и полностью жил как представитель другого пола в течение одного года, прежде чем начать хирургическое и гормональное лечение.Операция Эрики стоила около 30 000 долларов. Гормональная терапия и электроэпиляция стоят намного дороже.

Сейчас, на 30 лете совместной жизни, Эрика и жена живут под одной крышей, но больше не делят спальню. Эрика теперь имеет полный статус женщины в штате и правительстве. А ее жена – теплая, гостеприимная соседка по комнате. «День, когда она кричала из своей спальни: «У тебя есть колготки?», был важным днем». И вид ее помады на краю винного бокала вызвал у Эрики чувство конгруэнтности.Теперь Эрика могла быть Эрикой.

 

Теория Эриксона

По словам Эриксона, взрослые люди среднего возраста сталкиваются с кризисом генеративности и стагнации. Это включает в себя взгляд на свою жизнь и вопрос: «Делаю ли я что-нибудь стоящее? Кто-нибудь узнает, что я был здесь? Чем я помогаю другим?» В противном случае может возникнуть ощущение застревания или застоя. Этот дискомфорт может побудить человека перенаправить энергию на более значимые действия. Здесь важно внести изменения, чтобы в дальнейшей жизни человек мог испытывать чувство гордости и достижения и быть довольным сделанным выбором.

Производительность дома

Семейные отношения

Молодые и пожилые люди, как правило, испытывают больше стресса, связанного с супругом, чем взрослые среднего возраста. Взрослые люди среднего возраста часто испытывают перегрузочные стрессоры , например, слишком много требований, предъявляемых к ним детьми, или из-за финансовых проблем. В это время родители привыкают запускать своих детей в собственную жизнь. Некоторые родители, которые чувствуют себя некомфортно из-за того, что их дети уходят из дома, могут на самом деле спровоцировать кризис, чтобы этого не произошло, или слишком рано вытеснить своего ребенка (Anderson and Sabatelli, 2007).Но даже долгожданный и ожидаемый отъезд все же может потребовать корректировки со стороны родителей, поскольку они привыкают к своему пустому гнезду.

Взрослые дети обычно поддерживают частые контакты со своими родителями, хотя бы по какой-либо другой причине, за деньгами и советом. Отношение к родителям может стать более терпимым и снисходительным, поскольку родители рассматриваются более объективно — как люди со своими достоинствами и недостатками. И, став взрослыми, дети могут продолжать подвергаться критике, насмешкам и оскорблениям со стороны родителей.До каких пор мы «взрослые дети»? Пока живы наши родители, мы остаемся в роли сына или дочери. (У меня была соседка лет девяноста, которая говорила мне, что ее «мальчики» придут навестить ее на этих выходных. Ее мальчикам было за 70, но они все еще были ее мальчиками!) Но после того, как родители ушли, взрослый перестал дольше ребенок; как объяснил один 40-летний мужчина после смерти своего отца: «Я никогда больше не буду ребенком». А взрослые дети, известные как дети-бумеранги, могут временно вернуться домой после развода или в случае потери работы.

Быть ребенком среднего возраста иногда означает   родственных связей ; организация мероприятий и общение с целью поддержания семейных связей. Родственники часто являются дочерьми среднего возраста (это люди, которые говорят вам, какую еду принести на собрание, или договариваются о воссоединении семьи), но родственники могут быть и сыновьями среднего возраста.

Уход за ребенком-инвалидом, супругом или другим членом семьи является частью жизни некоторых взрослых среднего возраста. В целом, одним из основных источников стресса является попытка совместить уход с выполнением требований работы вдали от дома.Уход может иметь как положительные, так и отрицательные последствия, которые частично зависят от пола лица, осуществляющего уход, и лица, получающего уход. Мужчины и женщины испытывают больший стресс при уходе за супругом, чем при уходе за другими членами семьи. Мужчины, которые заботятся о супруге, с большей вероятностью будут испытывать большую враждебность, но также и более высокий личностный рост, чем не заботящиеся мужчины. Мужчины, ухаживающие за детьми-инвалидами, выражают более позитивные отношения с окружающими.Женщины испытывают более позитивные отношения с другими и большую цель в жизни, когда заботятся о родителях как дома, так и за его пределами. Но женщины, ухаживающие за детьми-инвалидами, в результате могут испытывать более слабое здоровье и более тяжелые страдания (Marks, 1998).

Кризис среднего возраста — возраст, старение, развитие, социальный, социальный и возраст

Одна из самых интригующих загадок психологии развития, связанная с продолжительностью жизни, — это миф о кризисе среднего возраста, кризисе психического здоровья, происходящем в среднем возрасте.В 1965 году Эллиот Жак предложил кризис среднего возраста как нормативный кризис раннего среднего взросления на основе психоаналитического подхода к осознанию смерти в раннем среднем возрасте (середина тридцатых годов). Хотя понятие кризиса среднего возраста получило широкое признание как в научных, так и в общественных дебатах, оно постоянно не получало эмпирической поддержки. Эмпирические исследования показали существование паттернов непрерывного развития среднего возраста, поддержания благополучия, а также адаптивности и устойчивости на протяжении всего среднего возраста; и они не раскрыли кризис психического здоровья среднего возраста как универсальный или даже общий опыт развития.

Адаптация к потенциалу роста и устойчивость в управлении потерями являются двумя основными компонентами регулирования развития. Средний возраст более чем какой-либо другой период жизни требует совместного овладения обоими этими составляющими регуляции собственного развития. Именно в среднем возрасте взрослые могут ожидать радикального увеличения изменений, связанных с потерей, в том числе превышения некоторых предельных сроков развития, которые требуют отказа от важной жизненной цели, такой как рождение детей. В то же время несколько областей жизни и функционирования (напр.г., профессиональные навыки, социальные навыки) достигают своего расцвета в среднем возрасте.

Тем не менее, регуляторная задача манипулирования прибылью и убытком не подавляет большинство взрослых людей среднего возраста. Вместо этого эти проблемы решаются с помощью богатого и сложного набора ресурсов, которыми большинство взрослых владеет на данном этапе жизни. Люди среднего возраста обычно находятся на пике своей профессиональной карьеры, способности зарабатывать, социального статуса и социального влияния. Более того, и, что, возможно, даже более важно, взрослые люди среднего возраста накопили знания о взрослом развитии и жизненных путях, а также имеют опыт преодоления трудностей, преодоления потерь и регулирования эмоциональных реакций.Кроме того, многие взрослые среднего возраста придерживаются оптимистичных убеждений в отношении собственной эффективности, занимают несколько социальных ролей, которые могут компенсировать потери, и наслаждаются поддерживающими социальными сетями. Наконец, взрослые люди среднего возраста могут самостоятельно регулировать свою заинтересованность и отказ от цели, основываясь на своих знаниях и ожидании окончательных сроков достижения определенных целей (например, деторождения, продвижения по службе). Так они смогут избежать разочарования и отчаяния, когда время для достижения заветных жизненных целей истекает.

Несмотря на свидетельства, противоречащие этому, понятие кризиса среднего возраста сохранилось как общедоступный миф о развитии в течение четвертого и пятого десятилетий жизни. Это сохранение мифа о кризисе среднего возраста — интригующее явление, требующее научного объяснения. Представляется вероятным, что сам миф выполняет адаптивную функцию, которая придает ему достоверность и устойчивость. В поперечном исследовании взрослых от раннего взросления до старости (Heckhausen and Brim, 1997) восприятие себя и «большинства других моего возраста» отражало мнение, что большинство других обременены проблемами, тогда как каждый человек считает себя быть благоприятным исключением.Эта тенденция проявлялась у взрослых всех возрастов и была особенно ярко выражена в тех областях деятельности, в которых соответствующий взрослый испытывал угрозу (например, здоровье, карьера, застой, конфликты с детьми). Таким образом, оказывается, что социальное понижение (недооценка качеств других), основанное на негативных стереотипах, связанных с возрастом (например, пожилые люди, кризис среднего возраста), является компенсаторной интерпретацией, используемой взрослыми, которые переживают утрату или угрозу. Такие возрастные стереотипы существуют не только в отношении пожилого возраста, но и в среднем возрасте.Миф о кризисе среднего возраста может выполнять эту функцию, организуя социальный стереотип о среднем возрасте, допускающий социальное принижение сверстников и тем самым относительное самоутверждение. Таким образом, миф о кризисе среднего возраста является адаптивным стереотипом, как и негативные стереотипы о старении.

Другим адаптивным следствием мифа о кризисе среднего возраста является тот факт, что он делает определенные проблемы предсказуемыми, такие как повышенная склонность к чувству сожаления, разочарования и отсутствия цели и смысла, которые, вероятно, чаще всего возникают в среднем возрасте из-за растущее значение конечной продолжительности жизни.Таким образом, исходя из ожиданий, подразумеваемых в понятии кризиса среднего возраста, люди могут переходить в средний возраст, предвосхищая и готовые отказаться от определенных целей, которые устарели.

БИБЛИОГРАФИЯ

C HIRIBOGA , DA «Стресс и потеря в среднем возрасте». В Потеря среднего возраста: стратегии преодоления. Под редакцией Р. А. Калиша. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage, 1989. Страницы 42–88.

F ARRELL , MP, и R OSENBERG , SD Мужчины в Средний возраст. Бостон, Нью-Джерси: Auburn House, 1981.

H ARRIS , L., and Associates. Старение в восьмидесятых: Америка в переходный период. Вашингтон, округ Колумбия: Национальный совет по проблемам старения, 1981 г.

H ECKHAUSEN , J. Регуляция развития во взрослом возрасте: возрастные нормативные и социоструктурные ограничения как адаптивные вызовы. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1999.

H ECKHAUSEN , J. «Адаптация и устойчивость в среднем возрасте.В Handbook of Midlife Development. Под редакцией М. Э. Лахмана. Нью-Йорк: John Wiley, 2001. Страницы 345–394.

H ECKHAUSEN , J. и B RIM . OG «Воспринимаемые проблемы для себя и других: самозащита путем социального понижения в зрелом возрасте». Психология и старение 12 (1997): 610–619.

H ECKHAUSEN , Дж.; W РОЩ , С.; и F LEESON , W. «Регулирование развития до и после крайнего срока развития: пример «биологических часов» для деторождения». Психология и старение 16 (2001): 400–413.

H UNTER , S., и S UNDEL , M. «Исследование ключевых вопросов, касающихся среднего возраста». В книге «Мифы среднего возраста : проблемы, выводы и практическое значение». Под редакцией С. Хантера и М. Сандела. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage, 1989. Страницы 8–28.

J ACQUES , E. «Смерть и кризис среднего возраста». Международный журнал психоанализа 46 (1965): 502–514.

О’Г ОРМАН , Х.Дж. «Ложное сознание вида: плюралистическое невежество среди пожилых людей». Исследование старения 2 (1980): 105–128.

R OSENBERG , С. Д.; R OSENBERG , H.J.; и F ARRELL , член парламента «Возвращение к кризису среднего возраста». В Жизнь в середине: психологическое и социальное развитие в среднем возрасте. Под редакцией С. Л. Уиллиса и Дж. Д. Рида. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press, 1999. Страницы 47–73.

W HITBOURNE , S. K. The Me I Know: A Study of Adult Identity. Нью-Йорк: Springer, 1986.

W ROSCH , C., и H ECKHAUSEN , J. «Процессы управления до и после прохождения крайнего срока развития: активация и деактивация целей интимных отношений». Журнал личности и социальной психологии 77 (1999): 415–427.

Как сделать так, чтобы ваши дети пережили кризис среднего возраста

Одна из досадных ироний жизни заключается в том, что мама и папа часто борются со своим чувством идентичности (так называемый кризис среднего возраста) в то время, когда их дети-подростки борются за создание собственной идентичности.То, как родители справляются с такими переходами, чрезвычайно важно для благополучия их детей.

Почему кризис среднего возраста представляет такой риск для семьи? Потому что по определению кризис среднего возраста происходит во время большей, чем обычно, озабоченности собой. Возможно, папа потерял работу или его обошли по службе; мама чувствует себя немного не в своей тарелке или устала от заботы как о детях, так и о стареющих родителях; или это ежедневное давление разрушает брак. Независимо от причины, в центре этого уравнения много «я».

К сожалению, это часто происходит в то же самое время, когда подростки подобным же образом фокусируются на себе в своем стремлении выковать собственную предвзрослую идентичность. (На самом деле, дети старшего возраста, отдаляющиеся от мамы и папы, могут подлить масла в кризис среднего возраста.)

Но — и это важная часть — множество исследований говорят нам, что наши угрюмые, далекие подростки по-прежнему очень нуждаются в стабильном доме. Это означает, что землетрясение, сотрясающее ваш мир, может предвещать плохое для фундамента, который ваш ребенок закладывает для своей жизни.

Значит ли это, что мама и папа не имеют права на самоанализ или пересмотр некоторых своих жизненных решений? Нисколько. Но если вы не хотите, чтобы ваши дети потеряли привязку и попали в мутную воду, то, как вы ведете свой так называемый кризис среднего возраста, имеет значение.

Подросткам нужна стабильность, даже если они этого не показывают

Для тех, кому любопытно, кризис среднего возраста официально появился в 1957 году, когда доктор Эллиотт Жак сообщил о большом количестве взрослых людей среднего возраста, проявляющих «ипохондрическую заботу о здоровье и внешнем виде» наряду с «навязчивыми попытками» вернуть увядающую молодость. .

И хотя некоторые исследователи считают кризис среднего возраста не более чем «культурной конструкцией», правда заключается в том, что миллионы взрослых в какой-то момент в возрасте 30, 40 или 50 лет поддаются своего рода недомоганию среднего возраста.

Ваше беспокойное присутствие лучше для вашего подростка, чем ваше физическое отсутствие.

Однако более важно то, что в настоящее время исследования догоняют последствия этих взрослых кризисов для детей, особенно подростков.Внезапная смена работы, внебрачная связь, решение переместить семью и другие, казалось бы, опрометчивые и иррациональные поступки мамы или папы могут потрясти мир ребенка, когда он пытается обрести чувство собственного достоинства.

Результат? Ребенок может начать принимать такие же иррациональные, основанные на эмоциях решения, которые, как мы все помним из своих подростковых лет, не всегда заканчиваются хорошо.

Зрелый кризис среднего возраста

Так что же делать экзистенциально нетерпеливому родителю? Вот несколько советов от специалистов.

Пример для подражания – Даже когда вы сами ищете ответы на некоторые вопросы, помните, что ваши дети – да, даже далекие подростки – наблюдают, впитывают, учатся. То, как вы проводите свой «кризис» (и мы используем этот термин в широком смысле), будет иметь большое значение для того, чтобы помочь вашим детям пережить бури среднего возраста (и другие) их собственные.

Оставайтесь на связи . Не исчезайте внезапно из семейного круга и не истолковывайте приходы и уходы вашего подростка как предлог для резкого изменения семейного распорядка.Исследования показывают, что даже регулярная близость одного родителя (время приема пищи, время сна и т. д.) приносит большие дивиденды для психического здоровья подростка. Даже если вы боретесь со своей собственной жизнью, пишет Лиза Дамур, психолог и клинический преподаватель Университета Кейс Вестерн Резерв, «ваше беспокойное присутствие лучше для вашего подростка, чем ваше физическое отсутствие».

Поделись и успокой . Исследования показали, что родители, пытающиеся защитить своих детей от суровых реалий жизни, в том числе, в данном случае, от трудностей среднего возраста, на самом деле вовсе не защищают их.Вместо этого используйте свои трудности как возможность показать своим детям, что взрослые могут искать ответы, сомневаться в выборе и т. д., но не всегда иметь немедленные ответы на эти проблемы. Это не только подготовит ваших детей к собственным трудностям, но и покажет им, как конструктивно справляться с ними. И кто знает, может быть, у вашего подростка есть хороший совет для вас?

Избегайте чрезмерной эмоциональности . Хотя нет ничего плохого в том, чтобы пролить несколько слез или выразить разочарование перед ребенком, слишком эмоциональные родители рискуют оттолкнуть своих детей или научить их тому, что эмоционально заряженное поведение приемлемо.Это может быть особенно опасно для подростков, в чьем мозгу все еще отсутствуют многие из импульсивных контролей, которые есть у вас. Исследования показывают, что эмоционально непредсказуемые родители могут психологически травмировать детей и сделать их неуравновешенными.

Кризис среднего возраста может случиться даже с лучшими из нас. Но то, как мы ведем себя во время таких испытаний, будет иметь большое значение для помощи детям в решении их собственных проблем.

Переходы в зрелом возрасте: кризис среднего возраста и синдром опустевшего гнезда — видео и стенограмма урока

Кризис среднего возраста

Винни чувствует себя подавленным и немного не в себе.Конечно, ее жизнь выглядит хорошо, и она не хочет ныть об этом, когда у стольких людей дела обстоят еще хуже. Но она просто чувствует, что в жизни должно быть что-то большее, чем эта колея, в которой она чувствует себя застрявшей.

Винни переживает кризис среднего возраста , или кризис идентичности или самооценки, который происходит в среднем возрасте. Многие люди среднего возраста переживают кризис среднего возраста. Это может быть вызвано любым из многих изменений, происходящих в это время. Наблюдение за тем, как родители стареют и умирают, может заставить человека задуматься о смертности и неизбежности старения.Например, в прошлом году Винни пришлось отдать маму в дом престарелых. Это повлияло на Винни, потому что она начала понимать, что не сильно отстает.

Наблюдение за возрастом детей также может повлиять на человека среднего возраста. Дети Винни — подростки и более независимы. Это еще один признак того, что Винни стареет. И поскольку большая часть ее жизни была сосредоточена на том, чтобы быть матерью, тот факт, что ее дети не нуждаются в ней, также немного угнетает.

Наконец, многие люди оглядываются вокруг себя в раннем среднем возрасте и сравнивают, кто они есть, с тем, кем они себя представляли.Будучи молодыми людьми, они, возможно, представляли себе гламурную жизнь, и реальность могла не соответствовать их мечте. Например, Винни всегда предполагала, что она будет влиятельным руководителем, но на самом деле она всего лишь менеджер среднего звена.

Что же происходит во время кризиса среднего возраста? Стереотип таков: лысеющий мужчина покупает спортивную машину и заводит роман с молодой красивой девушкой. Но это только часть истории, кризис среднего возраста у всех разный.

Есть исследования, показывающие, что мужчины и женщины по-разному переживают кризис среднего возраста.Мужчины, похоже, чувствуют себя неадекватными и считают, что должны доказывать свою мужественность, поэтому машина и молодая девушка — это стереотипы, которые могут быть правдой для некоторых мужчин.

Женщины, с другой стороны, склонны оценивать свои способности как жены или матери. Винни, например, начинает беспокоиться, что она плохая мать, потому что ее дети больше не нуждаются в ней.

Тем не менее, представители любого пола могут испытывать депрессию как симптом кризиса среднего возраста. Общение с профессионалом может помочь.Также может помочь воспоминание о том, что было сделано. Например, Винни может признать, что она менеджер, и этим достижением стоит гордиться.

Кризис среднего возраста является частью переходного периода перехода от ранней взрослости, когда человек начинает карьеру и семью, к средней взрослости, когда человек готовится к выходу на пенсию и старости. Таким образом, многие люди рассматривают это как нормальную часть развития.

Переход среднего возраста — это переосмысление кризиса среднего возраста, чтобы сосредоточиться на переходных элементах среднего возраста взрослой жизни.По сути, это новый способ взглянуть на изменения, происходящие во время кризиса среднего возраста, и рассматривать их как положительные, а не как отрицательные.

Другими словами, наблюдение за тем, через что проходит Винни в переходный период среднего возраста, позволяет ей увидеть, как меняется ее жизнь, и подчеркивает положительные изменения, такие как появление большего количества времени для изучения хобби.

Синдром опустевшего гнезда

Кризис среднего возраста — это лишь один из переходных периодов, через которые проходят люди в середине взрослой жизни. Другим изменением, которое часто происходит в среднем возрасте, является синдром пустого гнезда , или депрессия или горе, которые испытывают родители, когда их дети уезжают из дома.

Помните, что дети Винни готовятся к поступлению в колледж. Всего через несколько лет их не станет, и Винни с мужем будут жить в доме, только вдвоем, впервые за десятилетия. Это огромное изменение!

Как и в случае с кризисом среднего возраста, синдром опустевшего гнезда дает как возможности, так и недостатки. Конечно, Винни может чувствовать себя подавленной и грустной из-за того, что ее дети уходят в колледж, но это также дает ей и ее мужу хорошую возможность воссоединиться как пара.Это дает ей больше времени для изучения хобби и других интересов, таких как путешествия. Тем не менее, многие люди считают, что для того, чтобы справиться с негативными чувствами и увидеть преимущества пустого гнезда, необходимо обратиться к профессионалу.

Резюме урока

Середина взрослости — время жизни между 40 и 65 годами. В это время изменения в жизни человека могут привести к кризису среднего возраста , когда человек испытывает негативные чувства из-за осознание того, что он стареет.Кроме того, некоторые люди среднего возраста испытывают синдром пустого гнезда , когда их дети уходят из дома, что приводит к депрессии и горю.

Результаты обучения

После этого урока вы сможете сделать следующее:

  • Определить возрастной диапазон среднего возраста
  • Опишите, что происходит во время кризиса среднего возраста
  • Объясните, почему люди среднего возраста могут испытывать синдром пустого гнезда

5 мифов о кризисе среднего возраста

Мифы о кризисе среднего возраста

  • Это случается со всеми
  • Это происходит после смерти родителей
  • Начало конца
  • Это должен быть кризис
  • Это всегда отрицательно

Ученых в области психологии развития иногда разочаровывают устойчивые мифы, окружающие так называемый кризис среднего возраста.В то время как популярная культура изображает это событие как губительное негативное изменение, вызванное надвигающимся ощущением смертности, реальность совершенно иная. Вот развенчание пяти самых распространенных мифов о кризисе среднего возраста.

Рейтинг: 10 самых доступных онлайн-программ по психологии развития

1. Это случается со всеми

Почти все думают, что к 40 годам у них наступит кризис. Некоторые даже ждут этого события как повода, чтобы купить новую машину или выбрать новую прическу.На самом деле психологи не нашли никаких доказательств его убеждений. Исследование Фонда Макартуров показало, что менее 10% пожилых людей когда-либо сталкивались с путаницей среднего возраста. Это также можно увидеть по неофициальным данным, поскольку большинство американцев доживают до 40 лет, не торгуя семейным седаном и не путешествуя по Европе в течение года.

2. Это происходит после смерти родителей

Потеря родителя — это травматический опыт, и неудивительно, что многие люди думают, что это событие может спровоцировать серьезный кризис.Хотя внезапная смерть одного из родителей действительно может привести к сильнейшему стрессу, большинство американцев не умирают внезапно. Это означает, что у детей среднего возраста есть годы, чтобы приспособиться к слабому здоровью родителей. Кроме того, все живут дольше. Детям обычно за 50 или 60 лет, то есть далеко за пределы среднего возраста, когда их родители уходят из жизни.

3. Это начало конца

Молодому человеку 50 или даже 40 лет кажется ужасной судьбой. Человек в этом возрасте, думается, будет отягощен морщинами и печалью.Никто не может быть по-настоящему счастливым после 30 лет или около того. Верно и обратное; Как отмечает The Economist , большинство людей становятся счастливее с возрастом. Это потому, что старость, как правило, приходит со стабильными дружескими отношениями и стабильными личными финансами, что приводит к удовлетворенности. Независимо от причины, ясно, что достижение середины жизни не означает медленный, мрачный марш в могилу.

4. Это должен быть кризис

Психологи, занимающиеся вопросами развития, признают период среднего возраста и обнаружили, что люди, как правило, наименее счастливы в этот переходный период.Это не означает, что она принимает форму кризиса. Вместо этого психологи определяют средний возраст как этап жизни, когда люди подводят итоги своих достижений и своих ценностей. Пришло время переосмыслить столь усердную работу, возобновить связи с дальними друзьями и взять на себя обязательство долгосрочного партнера, а затем освоиться и наслаждаться следующим этапом.

5. Всегда отрицательный результат

Типичная картина кризиса среднего возраста включает неуместный новый личный стиль, крупные покупки и радикальные изменения в карьере.Более типичная стадия среднего возраста будет иметь как положительные, так и отрицательные изменения. Кто-то в этот период развития может начать чаще заниматься спортом, чтобы похудеть и укрепить здоровье, ища более удовлетворительную работу и посвящая больше времени волонтерской работе. Для некоторых людей это правильный этап для внесения изменений, чтобы оставшиеся годы были приятными.

Психология может поделиться многими тайнами человеческого поведения, но к этой области нужно подходить осторожно. Как показывают эти мифы о кризисе среднего возраста, очень легко неправильно понять выводы психологии развития.

У вас нет кризиса среднего возраста, но в любом случае это наука

Парень с кризисом среднего возраста — легко узнаваемый культурный архетип. Может быть, у него есть большой дурацкий Corvette и маленькая дурацкая шляпа, чтобы соответствовать его парализующей неуверенности в себе. Может быть, он пристает к официантке. Может быть, он позволяет браку распасться. Он жалкий злодей, столкнувшийся с давно отложенной личной расплатой с неудачей и чувствами . Но он может быть и выдумкой.Хотя исследователи быстро признают, что некоторые мужчины действительно переживают эмоциональный переход в возрасте от сорока до пятидесяти лет, нет единого мнения о том, что это конкретное явление вызывается последовательными способами.

То, что мы называем кризисом среднего возраста, другими словами, может быть просто кучкой парней, ведущих себя как идиоты.

«Да, есть мужчины среднего возраста, у которых действительно есть проблемы, которые не удовлетворены своей жизнью», — сказала Александра М. Фройнд, профессор психологии Цюрихского университета, которая активно изучала дебаты о кризисе среднего возраста. Отцовский .«Существует ли кризис среднего возраста — нормативный кризис, через который проходят все? Нет, этому нет эмпирических доказательств».

Практически все психологи согласны с Фрейндом и утверждают, что кризис не наступает вовремя. Их консенсус в значительной степени основан на масштабном исследовании мужчин среднего возраста, проведенном Марджи Лахман из Университета Брандейса в 2004 году, которое показало, что только 26 процентов участников старше 40 лет сообщают о «кризисе среднего возраста» и что многие из этих взрослых собирались через несвязанные кризисы.Экономисты, с другой стороны, говорят, что существуют статистические доказательства существования кризиса среднего возраста. Эндрю Освальд из Уорикского университета идет еще дальше и говорит, что у него есть графики, подтверждающие это. Освальд обнаружил измеримое снижение уровня счастья в возрасте 40 лет среди 1,3 миллиона взрослых в 51 стране, а затем – примечательно и памятно – воспроизвел свои выводы на бездельниках, взяв интервью у смотрителей зоопарка.

«Мы наблюдаем эту U-образную форму, это психологическое падение снова и снова», — сказал Освальд Bloomberg в 2017 году.«Определенно существует низкий средний возраст». Тем не менее психологи, такие как Сьюзан Краусс Уитборн, профессор Массачусетского университета в Амхерсте, не убеждены. «Чтобы идея кризиса среднего возраста была обоснованной, она должна быть связана с истинным средним возрастом… когда это «должно» случиться», — довольно уместно написала она в The Huffington Post . «Это также должен быть настоящий кризис».

Когда наступает «средний возраст» и что такое «настоящий кризис»?

В большинстве исследований средний возраст определяется как середина взрослой жизни или около 45 лет.Теория гласит, что в этот момент взрослые (особенно мужчины) начинают думать о собственной смертности и о том, что они вряд ли достигнут всех целей, которые поставили в молодости. Это естественным образом приводит к разочарованию, печали, нарушению семейной жизни и большому количеству необдуманных покупок. Многие из этих целей до жути похожи на мечты большинства 18-летних, а не на тщательно обдуманные цели, которых мы ожидаем от ответственных взрослых — быстрая машина, вызывающе молодой партнер.

«Это действительно серьезный вызов.Вы чувствуете, что это не та жизнь, которой вы хотите жить — вы не хотите умирать, в какой-то момент ваши физические способности могут ухудшиться, это не то, на что вы подписывались», — говорит Фройнд. И часто это происходит из-за нереалистичных ожиданий. «У всех нас есть мечты стать известными поп-звездами или великими писателями, но потом мы понимаем, что этого не произойдет». Но эти чувства не лезут в кризис, пока не наступит депрессия и отчаяние. «Кризис рассматривается как очень сильная реакция, когда ваши ценности, цели и отношения кажутся шаткими», — добавляет Фройнд.И этот кризис не является «кризисом среднего возраста», если средний человек не может ожидать, что он почувствует его в возрасте около 45 лет.

Бывает ли у среднего человека кризис среднего возраста?

Зависит от того, кого вы спросите. Освальд и его группа экономистов, похоже, убеждены. Они даже утверждают, что люди могут быть биологически запрограммированы входить в кризисный режим в возрасте около 45 лет. «Биология и физиология должны быть в верхней части списка возможных объяснений» кризиса среднего возраста, появляющегося как у обезьян, так и у людей, сказал Освальд Live Science. в 2012 году.«У обезьян нет ипотечных кредитов, разводов, школьных сборов и всех атрибутов современной жизни».

Психологи расходятся во мнениях. «Это миф, — пишет Уитборн. «Научные исследования показывают, что у большинства из нас средний возраст проходит без единой точки на экране нашего психологического радара. Опросы, интервью, личностные тесты и данные скрининга психического здоровья не показывают, что в среднем возрасте есть что-то такое, что неизбежно приводит людей к эмоциональным потрясениям.

Но даже психологи согласны с тем, что существуют определенные особенности среднего возраста, которые могут сделать личные кризисы более частыми. Есть некоторые свидетельства того, что мы чаще всего впадаем в кризисный режим в поворотные моменты — после окончания средней школы или колледжа, непосредственно перед созданием семьи и перед выходом на пенсию. В такие моменты мы склонны подводить итоги своих достижений и, обнаружив себя неадекватными, впадать в панику. Фройнд говорит, что ключ к тому, чтобы каждое изменение в жизни не превратилось в крах, заключается в том, чтобы регулярно обновлять свои цели на протяжении всей жизни, уточняя их по мере взросления.

«Есть люди среднего возраста, которые впервые садятся, вспоминают свои цели в 18 лет и говорят: «Блин, я этого не добилась», — говорит она. «Одна вещь, которая может спровоцировать кризис среднего возраста, заключается в том, что вы понимаете, что все больше и больше дверей закрывается. Для женщин это могут быть дети и семья. Для мужчин, поскольку биология благоволит им в этом отношении, это может быть профессионально.

Вне зависимости от того, кризис это или нет, семья помогает

Семья является одним из важнейших строительных блоков счастливого среднего возраста для большинства американцев, пишет Лахман в своей основополагающей работе на эту тему.Она обнаружила, что взрослые люди среднего возраста часто играют несколько ролей партнера и родителя, и сообщила, что эти роли «могут иметь разные последствия для благополучия, в зависимости, например, от того, имеет ли родитель плохое здоровье или в зависимости от возраста». своих детей», — пишет Лахман. «У тех, кто был родителями, было больше психологических проблем, чем у детей без детей, но они также имели большее психологическое благополучие».

Фройнд соглашается. «В среднем возрасте особенно важно иметь семью, — говорит она.«Это не означает, что все, у кого нет детей в среднем возрасте, склонны к кризису, но это может способствовать тому, что вы всегда хотели этого, а теперь понимаете, что уже слишком поздно».

Как пережить кризис среднего возраста

«Каждое утро вы просыпаетесь и не знаете, зачем вам вставать с постели; вас не интересует ни ваше здоровье, ни ваши друзья; это отсутствие мотивации — признак того, что что-то не так», — говорит Фройнд. «Если это продолжается более короткого периода времени, вы должны быть обеспокоены.

И заботы должны распространяться на значимых других. Одна из проблем поведения, которое мы обычно связываем с кризисом среднего возраста, заключается в том, что оно обесценивает давние отношения. В той мере, в какой это заставляет переосмыслить прошлое, кризис может быть заразным. Так что лучше думать об этом как о чем-то, что нужно содержать. Если у любимого человека проявляются признаки депрессии и отчаяния, особенно если они продолжаются в течение длительного периода времени, нельзя игнорировать эти крики о помощи.Психологическое вмешательство, вероятно, необходимо и почти наверняка желательно. «Поощряйте их обращаться к профессионалу за пределами отношений», — предлагает Фройнд. «Как супруги, мы не готовы проводить терапию с нашими партнерами. Это просто не очень хорошая идея».

Но во многих случаях кризис среднего возраста — будь то статистическая достоверность или просто психологический миф — наступает более мягко. Это внезапное желание осуществить причудливые юношеские мечты, которые могут показаться неподходящими для возраста. Это заставляет близких насмехаться, но в конечном итоге это не делает его плохим.Это может стать началом славной эры безразличия к мнению других людей.

Если ваш так называемый кризис не причиняет вреда ни вам, ни кому-либо еще, то это никого больше не касается. «Почему людям среднего возраста нельзя покупать спортивные автомобили?» — спрашивает Фройнд.

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

Лучшие книги о кризисе среднего возраста

Довольно необычная тема для философа.Я не могу придумать другой философской трактовки среднего возраста. Как ты на это наткнулся?

Ответ вас не удивит. Мой интерес к этой теме проистекает из моего собственного недомогания в среднем возрасте. Штатный профессор на хорошей кафедре, я был на том этапе своей академической карьеры, когда вы перестаете карабкаться и достигаете плато, и я понял, что не знаю, что делать с остальной частью моей жизни. У меня действительно не было представления о том, что будет дальше. Моя идея состояла в том, чтобы использовать дзюдоистский прием размышлений о среднем возрасте как путь через неопределенность среднего возраста.Я искал философов, которые писали об этом, и вы правы, их не так много.

И в итоге вы написали книгу?

Да. Я закончил тем, что написал Midlife: A Philosophical Guide , книгу о кризисе среднего возраста или множестве кризисов среднего возраста: множестве проблем адаптации к среднему возрасту.

Прежде чем мы перейдем к пяти книгам, которые вы выбрали по этой теме, не могли бы вы дать представление о том, когда, по вашему мнению, начинается средний возраст, потому что это само по себе довольно спорная тема.

Когда фраза «кризис среднего возраста» появляется в эссе Эллиотта Жака 1965 года под названием «Смерть и кризис среднего возраста», он имеет в виду людей в возрасте от тридцати до тридцати пяти лет. Вероятно, картина среднего возраста изменилась настолько, что теперь, когда мы говорим «средний возраст», мы имеем в виду как минимум сорок или, может быть, пятьдесят.

Но, на самом деле, многие вопросы, которые меня интересуют в среднем возрасте, довольно общие и возникают как раньше, так и позже. Они о том, чтобы смириться с тем фактом, что у вас есть существенное прошлое, которое вы не можете изменить, и что оно ограничивает то, что вы можете делать со своим будущим.Вы можете начать беспокоиться об этом в свои двадцать или тридцать лет. Но я думаю, что сороковые и пятидесятые годы кажутся сейчас парадигмой среднего возраста.

И клише, особенно для мужчин среднего возраста, заключается в том, что вы делаете какие-то радикальные изменения в качестве компенсации за чувство беспомощности по поводу того, как идет жизнь. Итак, вы идете и покупаете Harley Davidson или бросаете работу преподавателя философии, как это сделал я, и начинаете новую жизнь. Вас волнует такая тема?

В какой-то степени да.Идея кризиса среднего возраста зародилась в 1960-х годах, а по-настоящему стала популярной в 1970-х благодаря книге Гейл Шихи « отрывков: предсказуемые кризисы взрослой жизни », которая разошлась тиражом в три миллиона экземпляров. Там действительно зацементировано клише радикальной трансформации. Вопрос о том, насколько широко распространено это явление, оспаривался в последующих социальных науках. Текущий консенсус исходит из работы экономистов. Дэвид Бланчфлауэр и Эндрю Освальд написали серию эссе за последние десять лет, в которых они отслеживают удовлетворенность жизнью по возрасту и обнаруживают, что она принимает форму плавно изогнутой буквы U.Он начинается высоко в юности, достигает дна к сорока годам и заканчивается выше в пожилом возрасте.

Получить еженедельный информационный бюллетень Five Books

Я думаю, что эта работа изменила как восприятие людьми реальности кризиса среднего возраста, так и их восприятие смысла этой фразы. Феномен, который меня интересует, — это не просто радикальные перемены, к которым иногда прибегают люди, а представление о том, что вам за сорок как периоду относительной трудности, когда ваши уровни счастья и удовлетворения ниже.Кривая плавная, но разрыв между, скажем, юностью и средним возрастом с точки зрения удовлетворенности жизнью примерно равен разрыву, связанному с потерей работы или разводом. Так что это важно. В среднем возрасте люди несчастнее, чем раньше или позже.

И мужчины, и женщины?

Да. В исследованиях последних десяти лет он проявляется у мужчин и женщин. И они провели регрессионный анализ, чтобы исключить отцовство. Так что, независимо от того, есть у вас дети или нет, это, вероятно, произойдет с вами.Исследования проводятся более чем в семидесяти странах мира. В развивающихся странах она проявляется немного меньше, но там она проявляется, так что это не совсем проблема первого мира. Это более распространено, чем это.

Мысль о том, что есть несколько эпох человечества, когда вы попадаете в определенную фазу, и с вами могут произойти определенные вещи, завораживает. Очевидно, что в детстве, когда вы развиваетесь эмоционально и физически, вы ожидаете, что подростковый возраст — переход от детства к взрослой жизни — будет весьма травмирующим и значительным моментом.Но взрослую жизнь можно воспринимать просто как долгий, медленный процесс упадка, а не отдельные его этапы.

Верно. И действительно, представление о среднем возрасте как о своеобразной фазе жизни стало популярным совсем недавно, начиная с XIX века. Это попадание в одну из книг, о которых мы собираемся поговорить.

Тогда давайте перейдем к вашему первому выбору книги. Это In Our Prime: The Invention of Middle Age (2012) Патрисии Коэн.

Это культурная история идеи среднего возраста как особого этапа жизни: идеи о том, что в среднем возрасте связаны особые проблемы. Коэн прослеживает эту идею до конца 19 века, когда, как она рассказывает, это не было связано с травмой или кризисом. На самом деле, это часто ассоциировалось с достижением полной компетентности и полного управления своей жизнью. Только в начале 20-го века постепенно начинает появляться представление о среднем возрасте как о явном вызове или проблематике.

Значит ли это, что до ХХ века не было кризиса среднего возраста?

Не знаю. Когда я писал свою книгу, я обнаружил, что люди довольно далеко тянутся к примерам кризиса среднего возраста. Люди укажут на Данте в темном лесу. Есть даже книга психоаналитика, в которой Одиссей используется как пример кризиса среднего возраста: неверность, пьянство и своенравие, которые в конечном итоге разрешаются, когда он возвращается домой. Таким образом, очень неясно, как далеко уходит корнями феномен борьбы со средним возрастом.Концептуализация среднего возраста как отдельной фазы и проблемы возникла относительно недавно, но это не говорит нам, как далеко ушло само явление.

Патрисия Коэн историк?

Она журналист, опирающаяся на работы историков и социологов. То, как она рассказывает эту историю, завораживает отчасти тем, что существует связь между идеей среднего возраста как особенно проблематичной и растущей механизацией рабочей силы, а также влиянием экспертов по эффективности, таких как Дж. Стэнли Холл, которые ушли на фабрики и предприятия и подчеркнул, как максимизировать производительность.

«Мое отношение к сократовскому указу о том, что неисследованная жизнь не стоит того, чтобы жить, всегда было скептическим. Есть много людей, которых я знаю, которые не интересуются философией или философскими размышлениями и, кажется, преуспевают гораздо лучше, чем многие из моих друзей-философов».

Это связано с сосредоточением внимания на юношеской энергии, жизненной силе и выносливости и, следовательно, порождает идею о том, что к сорока годам вы, возможно, уже за горами. Вы будете конкурировать с более молодыми людьми, у которых есть движущая сила, чтобы вытеснить вас.А потом мы сталкиваемся с Депрессией, и безработица среднего возраста становится в США социальной проблемой. Вместе эти факторы приводят к проблематизации среднего возраста.

Я вижу, как это работает с ручным или фабричным трудом, но не с управленческим классом. Возможно, пятидесятилетний человек не так сообразителен, как двадцатилетний, но это с лихвой компенсируется опытом и силой, которые он приобрел в течение жизни, работая в определенной отрасли или бизнесе. Вы видите это и в академических кругах.В некотором смысле некоторые двадцатилетние абсолютно гениальны, но несколько наивны, менее опытны и не имеют такого диапазона знакомства с различными философскими взглядами, как пятидесятилетний.

Вы абсолютно правы в том, что первоначальная тревога по поводу того, что вы устарели, возникает из-за синего воротничка. Это связано не с занятым руководителем, у которого роман в среднем возрасте, а с безработицей людей, работающих на фабрике, которых заменяют более молодыми и более эффективными работниками.Как рассказывает Коэн, дальнейшее распространение страха быть за горой на белых воротничков происходит позже в истории.

Патрисия Коэн просто диагностирует болезни среднего возраста как это новое явление 20-го века? Или у нее есть какой-то прогноз или какое-то лечение состояния, которое она описывает?

У нее точно нет лечения. Ее книга не самопомощь, а история культуры. Тем не менее, одна из его стратегий состоит в том, чтобы взять идею, которая стала казаться естественной и неизбежной, и использовать тот факт, что она имеет относительно недавнюю историю, чтобы дестабилизировать ее и вытеснить ощущение неизбежности.У нас есть идея, что средний возраст — это период недомогания, но это не всегда так воспринималось.

Многое из того, что некоторые авторы сделали для подросткового возраста в истории, что было весьма поразительно, что идея подросткового возраста не существовала, скажем, до 19-го века.

Точно. Это не столько разоблачение идеи кризиса среднего возраста, сколько утверждение, что он культурно специфичен и, следовательно, не неизбежен. Возможно, удастся восстановить более ранние представления о среднем возрасте или среднем возрасте, которые менее изнурительны.Одна из вещей, которые делает Коэн, — это прослеживание работы, которая использовалась для борьбы со стереотипом о среднем возрасте как о времени больших трудностей. Интересным фактом о сроках написания ее книги является то, что она вышла в 2012 году, как раз в то время, когда исследование о U-образной кривой было опубликовано, но еще не было опубликовано. Социальные науки, которые она изучает, — это более ранний цикл исследований Сети Макартуров по успешному развитию среднего возраста в США. Это было исследование, которое проводилось в 90-х годах и было опубликовано примерно в 2000 году, и оно очень оптимистично относилось к среднему возрасту как к периоду компетентности и удовлетворенности жизнью.

Интервью Five Books обходятся дорого. Если вам понравилось это интервью, пожалуйста, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

Одна из вещей, на которую настаивает Коэн, — это не столько терапевтический подход, сколько доказательство того, что, возможно, средний возраст не так плох, как предполагает стереотип о кризисе. Как я уже сказал, это предшествовало исследованию U-образной кривой, поэтому история идеи кризиса среднего возраста была то взлётной, то падающей.Сначала это завоевывает популярность, затем социологи разоблачают его, а затем возвращаются экономисты и говорят: «Ну, на самом деле, у нас есть все эти данные, которые предполагают, что здесь существует какая-то всеобъемлющая проблема».

Итак, вы предполагаете, что она немного более оптимистична в отношении среднего возраста, чем это уместно, учитывая факты?

Думаю, она отвечает на имеющиеся у нее доказательства. Но это правда, что исследование, которое было проведено совсем недавно, предполагает, что U-образная кривая верна, что есть что-то в идее среднего возраста как периода особых трудностей для людей.И поэтому есть вызов, с которым нужно столкнуться. Даже если это культурно специфично, это не просто культурная конструкция в том смысле, что это просто способ мышления, который мы можем развенчать и от которого можно избавиться. Это соответствует тому, что действительно происходит с людьми.

Ваш второй выбор — Лето перед наступлением темноты  (1973) Дорис Лессинг.

Примерно в то время, когда в 70-х годах популяризировалась идея кризиса среднего возраста, появилось множество новаторских репрезентаций кризиса среднего возраста. Лето перед наступлением темноты символичен и симптоматичен; это каноническое изображение стереотипного женского кризиса среднего возраста 1970-х годов. Речь идет о сорокапятилетней женщине со взрослыми детьми, чей муж уезжает на полгода по работе. Она не знает, что делать с собой, но она свободно говорит на нескольких языках и ее нанимает глобальная пищевая компания. Она уезжает в Стамбул и начинает серию приключений, о которых она очень противоречива и неоднозначна.

«Когда возникает фраза «кризис среднего возраста», которая содержится в эссе Эллиота Жака 1965 года под названием «Смерть и кризис среднего возраста», он говорит о людях в возрасте от тридцати до тридцати пяти лет.

Это действительно отличное исследование культурного момента зарождающегося феминизма 1970-х через призму женщины средних лет, пытающейся изменить свою жизнь. Интересно, что главная героиня, Кейт Браун, находится в центре внимания романа, а ее семья невероятно второстепенна и набросана тонко.Получается своего рода инверсия: она определена как жена и мать, а в романе схематичными фигурами «мужа» и «взрослых детей» выступают другие. Она в центре внимания. Что мне нравится в этом романе, так это то, как он, хотя и весьма социально специфичен, очень сильно связан с более широкими проблемами бедности, социальной справедливости и смысла жизни. В нем есть моменты, когда он очень красиво переходит от особенностей ситуации Кейт к очень глубоким и совершенно общим вопросам о том, что делать с жизнью и что делает ее значимой.

Если, как вы его характеризуете, средний возраст обычно включает в себя размышления людей о том, какова цель их собственной жизни, и часто они берут поводья и меняют направление, это, по крайней мере, согласуется с определенным видом экзистенциалистской мысли о том, принимать роли, которые другие люди проецируют на вас, брать под контроль свою собственную жизнь, не быть недобросовестным или обманывать себя относительно смысла того, что вы делаете, и на самом деле, посвятив себя определенному курсу действий, определяя, кто вы являются.

Абсолютно. Я думаю, очень интересно, что вы должны связать это с идеей не соглашаться на роли, которые вам даны, потому что одна из центральных сцен в романе — та, в которой Кейт, вернувшись после романа с молодым человеком в Испания, ходит в театр, и там происходит расширенное размышление об абсурдности людей, играющих роли на сцене. (Кажется, она идет на «» Тургенева «Месяц в деревне ».) Глядя, она оглядывается на публику, на этих богатых людей, разодевшихся для вечернего выхода, и размышляет об исполнении социальных ролей и о том, что это такое. означало бы сбросить их.Это немного жестко, но это работает. И это соответствует именно тому, на что вы указывали: экзистенциалистскому пониманию важности признания собственной автономии, а не просто принятия данных социальных ролей. Таким образом, роман определенно имеет это как тему.

Третий вариант — еще один роман, но совершенно другого автора. Это The Information  (1995) Мартина Эмиса.

Да.Если «: Лето перед наступлением темноты» — это классический феминистский роман о кризисе среднего возраста, то роман Мартина Эмиса «: Информация » — великий нефеминистский роман о кризисе среднего возраста. Это роман, который некоторые люди находят женоненавистническим, но это невероятно забавное описание бед среднего возраста неудачливого романиста, чей друг, по его мнению, неоправданно знаменит. Главный герой, Ричард, высмеивает бестселлер своего друга Гвина, называя его пресным и сентиментальным: « Амелиор был бы замечательным, только если бы Гвин написал его ногой.Роман забавен отчасти потому, что его герой так обаятельно омерзителен. Он переходит от фарса к ужасающему насилию, но имеет в основе еще одну экзистенциальную проблему. «Информацией» в романе может быть многое, но одно из ее значений — это информация о том, что мы умрем. Это то, что мы часто усваиваем в среднем возрасте.

Итак, это темная правда, которую мы еще толком не обсуждали в отношении среднего возраста. В некотором смысле, находясь над холмом, мы мчимся вниз с другой стороны к могиле.

Правильно. Информация — очень эффективное воплощение этого чувства. Часть предыстории романа заключалась в том, что Эмис получил этот сумасшедший аванс после увольнения своего агента Пэт Кавана, жены его друга Джулиана Барнса, а затем потратил кучу денег на обширную реставрацию зубов. Это один из тех метонимов для отрицания своей смертности, идея о том, что когда зубы разрушаются, вы можете просто заменить их все, и они будут совершенно новыми.

«Роман смешной отчасти потому, что его герой так подкупающе омерзителен»

Это напоминает мне, что Джулиан Барнс также написал потрясающую книгу, которая не совсем о среднем возрасте, а о смерти, под названием Нечего бояться .В обоих случаях есть что-то в длительном размышлении о смерти на протяжении трехсот страниц, которое является своего рода стоическим умственным упражнением: думайте о смерти и делайте это, пока читаете Информация , глава за главой за главой. Это интенсивный опыт.

Кстати, поскольку мы говорим о смерти, есть разные способы охарактеризовать средний возраст. Один из них — это период, когда мы осознаем свою смертность и справляемся с ней способами, которые иногда бывают неожиданными и преобразующими.Еще одним способом характеристики среднего возраста может быть время, когда мы больше всего отрицаем тот факт, что мы уже не молоды. Для многих людей средний возраст — это время косметической хирургии, окрашивания волос, лечения зубов, как вы говорите, занятий фитнесом, сумасшедших режимов питания и всего, что может предотвратить видимое старение тела.

Об этом есть замечательный отрывок в «Информация », где, подражая Оруэллу, рассказчик говорит: «Глядя в зеркало утром в день своего сорокалетия, Ричард почувствовал, что никто не заслуживает того лица, которое у него было».Возвращаясь к книге Патрисии Коэн, одна из вещей, которые она прослеживает, — это сдвиг в идеалах, например, женской красоты от модели конца 19-го века, в которой сорокалетняя женщина была идеалом, к возрастающей ценности молодежи как образец красоты. Я уверен, что это способствует возникновению у людей в возрасте сорока и пятидесяти лет ощущения, что они должны стремиться быть в расцвете сил, в котором они были в тридцать. Думаю, вы правы, происходит одновременное осознание и отрицание неизбежности физического распада и смерти.

Я хотел бы знать, в каком возрасте в Калифорнии наступает средний возраст. Может быть, в семьдесят?

Забавно. Разговаривая с людьми на эту тему в течение последних пяти или шести лет, я узнал, что некоторые принимают этот ярлык, как только могут, в то время как другие упорно сопротивляются. Когда мне исполнилось тридцать пять, я подумал: «Да, средний возраст; это кажется правильным». А затем, когда друзьям делают предположение, что они могут быть в среднем возрасте в шестьдесят лет, они такие: «Ого, я не уверен.Итак, существует определенная проблема самонавешивания ярлыков, к которой люди часто сильно относятся.

Возвращаясь к роману, вы предположили, что он указывает на определенные ключевые темы, в первую очередь связанные со смертностью, в нашей адаптации к среднему возрасту. Помогает ли книга нашему пониманию или просто высмеивает ее как своего рода одержимость собой?

Хороший вопрос. Проза удивительна и блестяще вызывает столкновение со смертностью. Гораздо труднее сказать, способствует ли это нашему пониманию.Центральной темой романа являются не только размышления о смерти, но и профессиональные амбиции. Суть в чувстве уязвленного тщеславия Ричарда из-за того, что он не так успешен, как его друг. Есть что-то очищающее в том, чтобы изображать худшие моменты человеческого нарциссизма и тщеславия так откровенно и так жестоко, и преследовать их так целеустремленно и весело. Есть определенная терапевтическая ценность в одновременном отвращении и отождествлении с центральным персонажем романа. В конце концов, однако, я чувствую, что Эмис не столько заинтересован в решении проблемы, сколько в том, чтобы тереться о нее.И делает это исключительно хорошо.

Интересно, что среди выбранных вами книг вы не выбрали книгу по медицине. Могла быть чистая физиология среднего возраста. И ваш интерес, кажется, больше в жизненном опыте.

Меня интересуют оба. Выбор частично связан с тем, какие книги интереснее всего читать и рекомендовать. Есть книга под названием Насколько мы здоровы? , который редактируется Орвиллом Гилбертом Бримом и является результатом исследования MacArthur Network по среднему возрасту, о котором я упоминал ранее.Он содержит кучу эссе медицинских социологов, врачей и психологов. Если вам нужно введение в состояние науки примерно в 2000 году, то эта книга очень хороша. Но это академично; это не популярное изложение результатов социальных наук, и хотя оно доступно, это не захватывающее чтение. Более свежий обзор — это книга Барбары Брэдли Хагерти «Переосмысление жизни: наука, искусство и возможности среднего возраста », которую стоит посмотреть.

Давайте перейдем к вашему четвертому варианту.Это книга Сары Бейкуэлл « Как жить: жизнь Монтеня в одном вопросе и двадцати попытках ответа » (2010).

Немного эксцентричный выбор, но я думаю, что это замечательная книга. Это о многих вещах, но одна из них — средний возраст. В нем прослеживаются долгие последствия кризиса среднего возраста Монтеня, который включал смерть его ближайшего друга Этьена де ла Боэти, а затем два года спустя его собственное столкновение со смертью, когда он упал с лошади и чуть не умер. Монтень ушел из общественной жизни, когда ему было около тридцати восьми лет, чтобы стать писателем.Это была история преображения, когда он говорил в середине жизни: «Мне нужно остановиться и подумать обо всем ». И он размышляет! Монтень пишет эту легендарно творческую, оригинальную, непредубежденную, любопытную и исследовательскую серию эссе, которые стали культовыми в отношении того, чем может быть саморефлексия.

В книге рассказывается о многих способах, которыми Монтень пытался дать практический ответ на вопрос о том, как жить. В конечном итоге это решает практически любую проблему, которая может возникнуть у вас в среднем возрасте.Что бы это ни было, Монтеню было что сказать по этому поводу, будь то тяжелая утрата, религиозные потрясения или камни в почках. Где-то он обратился к этому гуманно и занимательно. Книга Бейкуэлла дает вам невероятно ясный и увлекательный обзор этого.

Еще одна тема Монтеня — секс. В книге много очень честных, открытых дискуссий о сексе. И это тема, которую мы не затронули и которая должна иметь отношение к среднему возрасту.

Да, это правда.Есть замечательные обсуждения его беспокойства по поводу размера пениса или, скорее, его решительного отсутствия беспокойства по поводу размера пениса, импотенции и так далее. У Монтеня есть эта невероятная терпимость и принятие слабостей человеческой жизни и эта готовность принять и принять посредственность в том смысле, что, да, мы должны радоваться тому факту, что жизнь не станет вершиной успеха, которую вы могли бы представляли себе в юности. Я думаю, это довольно утешительно.

Но, как и в случае с Мартином Эмисом, легко говорить, когда знаешь, что ты хороший писатель.Легко насмехаться над претензиями амбициозного, не очень хорошего писателя, когда тебя чествуют как одного из великих британских романистов, или легко не заботиться о своем социальном статусе, когда ты герцог, или кем бы ни был Монтень. , когда у вас есть свои виноградники, и вы также являетесь блестящим эссеистом с удивительными психологическими способностями. И при жизни Монтеня он был очень успешным писателем. Итак, есть небольшой смысл в том, что писать о неудачах и о том, как жизнь не реализовалась с этих позиций… это не значит, что они не выполнили какое-то обещание.

Совершенно верно. Есть ирония в том, что Монтень пишет о посредственности, хотя еще при жизни его прославляли как писателя. И в других отношениях он был богат. Но его произведения написаны на фоне того, что смерть может быть неминуемой. Его ближайший друг умер в тридцать с небольшим, и он чуть не умер, так что есть ощущение, что жизнь хрупка и может ускользнуть в любой момент, и этого никак не избежать. Существует осознание уязвимости человеческого состояния.

«Есть даже книга психоаналитика, в которой Одиссей используется как пример кризиса среднего возраста: неверность, пьянство и своенравие, которые в конечном итоге разрешаются, когда он возвращается домой».

Никакое богатство или успех не могут избавиться от этого, и это то, к чему Монтень очень привязан. Верно и то, что в своих изображениях других людей он с любовью внимателен. Есть открытость и принятие человеческой индивидуальности, которая заставляет вас чувствовать, что прославление посредственности или человечества во всех его формах — успешных или нет — не просто для показухи.Это не накладной. Это также часть того, что прекрасно в Как жить . Ему удается много раз прославлять Монтеня, исследуя различные нити в его творчестве. Есть что-то в идее человеческого индивидуума как достойного прославления, что очень трогательно показано как в «Очерках » Монтеня, так и в книге Бейкуэлла.

И все это построено вокруг того момента среднего возраста Монтеня, когда он уходит из общественной жизни, чтобы стать писателем-размышляющим.Таким образом, все это исходит из среднего возраста, даже если речь не идет явно о среднем возрасте.

Верно, да. После этого его неохотно возвращают в общественную жизнь, но его идея заключалась в том, чтобы отступить и позволить ферме работать самой. Он не был невероятно энергичным землевладельцем. Он позволил вещам просто плыть по течению, и это факт, который он забавляет в Эссе . Но да, идея заключалась в том, чтобы просто пойти и почитать, подумать и поразмышлять о жизни в библиотеке его поместья. Это была реакция на его конфронтацию со смертью.Это также медитация на дружбу. Есть глубокая печаль в том факте, что у него была невероятно близкая дружба с Ла Боэти, а настоящими друзьями они были всего четыре года, а потом Ла Боэти умирает. В некотором смысле Эссе усваивают Ла Боэти; У Монтеня есть этот голос в голове, которым он говорит туда-сюда, что позволяет ему продолжать виртуальные отношения со своим другом. Это очень важно.

Ваш окончательный выбор — Средневековье  (2009) Кристофера Гамильтона.

Это одна из очень немногих книг философа о среднем возрасте. Я думаю, что это действительно интересная, смелая книга. Он появляется в серии под названием Art of Living популярных философских вступлений на такие темы, как счастье, смерть или неудача. Но на самом деле это не работа философского спора. Это воспоминания об изученной жизни. Естественно, будучи философом, вещи, которые Гамильтон использует для исследования своей жизни, носят философский характер. В результате получилась своего рода заурядная книга, в которой цитируются Ханна Арендт, Джозеф Конрад и Т.С. Элиот и Вуди Аллен, Монтень и Ницше. В этом отношении « Средневековье » похоже на другие замечательные мемуары, которые могли бы быть в моем списке: « Средняя пауза » Марины Бенджамин, которые варьируются от Эдит Уортон до Колетт и Карла Юнга. Трудно обсуждать книгу Гамильтона без спойлера, но спойлер появляется очень рано, а именно: в зрелом возрасте (кажется, ему было тридцать восемь) он обнаруживает, что человек, которого он считал своим биологическим отцом, на самом деле таковым не является. Все остальные в его семье знали об этом, но скрывали это от него.

«Я чувствую, что слишком мало примеров, когда философы лишали себя жизни и действительно пытались примириться с ними, особенно в недавней западной традиции»

Когда он узнает об этом, у него начинается кризис личности. Во многом это своеобразно. Это довольно своеобразный и необычный опыт — с большинством из нас он не случается, — но размышления Гамильтона о важности чувства идентичности и проблемах его формирования и поддержания связаны с более широкими темами.Это действительно необычная книга для философа, и я очень ценю ее. Я чувствую, что слишком мало примеров, когда философы лишают себя жизни и действительно пытаются примириться с ними, особенно в недавней западной традиции. «Автобиография » Милля — одна из них. Это невероятный случай, когда философ говорит: «У меня был нервный срыв, позвольте мне попытаться философски понять, что происходит». Книга Кристофера Гамильтона как раз такая. Это попытка философа, имеющего в своем распоряжении литературу и инструменты философии, выяснить, как справиться с очень трудным опытом среднего возраста.

Считаете ли вы, что чтение книги представляет собой нечто большее, чем автобиографическое исследование отдельных вещей, которые сформировали его? Есть ли что-то, что имеет отношение к среднему возрасту для каждого читателя среднего возраста?

Думаю да. Одна вещь, которую делает Гамильтон в духе Монтеня и Ницше, — это пробовать афоризмы. Он рисует общие морали о среднем возрасте. Как и все афоризмы, некоторые кажутся точнейшими; некоторые нет. Но есть многие, которые я люблю. Например, он пишет: «Я думаю, что к среднему возрасту большинство людей понимает, как мало можно получить от того, что действительно важно в жизни, если делать что-либо, кроме ожидания.— Я думаю, это отличный афоризм. Не знаю, правда ли это, но это носит характер одного из тех ницшеанских афоризмов, где думаешь: «это может быть глубокое проникновение в человеческую жизнь, а может быть и совершенно одностороннее ».

А мог быть мрачно-пессимистичным, как ожидание Годо.

Да. Так что неясно, то ли это совет к терпимому терпению, то ли безнадежное ощущение, что действие бесполезно и что не стоит пытаться что-либо предпринять.

Средневековая мудрость состоит в том, что молодые люди, увлеченные погоней за тем, что, по их мнению, имеет значение, возможно, упускают то, что действительно имеет значение, и осознают это позже, и вы не можете сказать им об этом сейчас.

Да. Еще одна вещь, в которой Гамильтон очень хорош, — это постоянная борьба в жизни многих людей между, с одной стороны, стремлением чего-то добиться, а с другой — желанием перестать стремиться; стремление к стазису и покою. Ни от одного из них не так легко отказаться, и в разные моменты жизни один проявляет больше решительности, чем другой. Гамильтон не пишет как человек, который думает, что жизненные проблемы разрешимы. Книга во многом о том, как мы все еще не можем отдыхать и должны постоянно стремиться, но в то же время мы хотим покоя и облегчения от этого.Жесткий. В человеческом состоянии вам просто нужно бороться с этой двойственностью.

Это не то, что сказали бы буддисты и не то, что сказал бы в некоторые моменты Монтень. Монтень интересно написал о той классической идее, что философствовать — значит научиться умирать, смириться со своей смертью и возможностью того, что ты больше не будешь существовать. Мне кажется, что это потенциально хорошее положение для достижения среднего возраста, потому что шансы, что вы скоро умрете, возрастают.

Да. Я думаю, что в книге Гамильтона вы можете увидеть более агональную картину человеческого состояния. В конечном счете, я не принимаю его и, по крайней мере, надеюсь на что-то большее, на какую-то интеллектуальную и эмоциональную картину жизни, которая позволит нам более удовлетворительно отдыхать в данный момент и не чувствовать этого постоянного стремления к будущему. И я думаю, что по-разному вы улавливаете это у стоиков и у Монтеня в идее внимания к настоящему. Тема, которая лежит в основе всех его эссе, — простое внимание к тому, что происходит прямо сейчас.Эта тема связана с идеями внимательности, восходящими к буддийской традиции. Таким образом, существует своего рода конвергенция между направлениями западной и незападной философии в идее, что может быть утешительная истина в некоторой интерпретации идеи жизни в настоящем. Это то, что я развиваю в своей книге. Но надо сказать, что Хэмилтона нет на борту. Он гораздо более пессимистично относится к человеческому состоянию.

Это интересно, потому что кризис среднего возраста, как его стереотипно описывают, — это момент, когда кто-то бросает все, чтобы вести более простую жизнь.Речь не идет о том, чтобы бросить все, чтобы вести более материалистическую жизнь. В кризис среднего возраста я не бросаю заниматься философией и становлюсь юристом или менеджером хедж-фонда. Я иду на пенсию в деревню в деревне или бросаю вещи, вместо того, чтобы усложнять свою жизнь. Я не знаю, справедливо ли это, но я считаю, что обычно, когда люди переживают кризис среднего возраста, они склонны делать что-то другое, что позволяет им наслаждаться своими чувственными переживаниями, проводить больше времени со своей семьей и заниматься более полезными делами. .Может быть, они занимаются благотворительностью, или путешествуют, или пытаются помочь людям в дальних странах. В некотором смысле кризис среднего возраста — это отход от характерных стяжательных и конкурентных крысиных бегов, а не прыжок в них.

Это, безусловно, верно в отношении одного из видов кризиса среднего возраста. То, что вы описываете, звучит вполне корректно. Существует также стереотип, согласно которому вы покупаете «Феррари», бросаете жену и заводите интрижку. Есть способы достичь своего рода бодрости в настоящем, которые менее полезны, чем уединение в своем саду.Но я думаю, их объединяет желание отступить от крысиных бегов и полностью погрузиться в то, что вы делаете прямо сейчас. Это может быть вождение вашего Феррари или проведение большего количества времени с семьей.

В случае с Феррари, возможно, вам нужен символ статуса или вы чувствуете, что никогда не могли получить то, что хотите для себя, и это ваш последний шанс. У тебя всегда была мечта, но она никогда не могла осуществиться, потому что у тебя всегда была ответственность перед другими людьми, и теперь ты собираешься пойти на это.

Происходит много всего. Во-первых, это ощущение жизни как ограниченной — необходимости платить ипотеку и, по сути, подчиняться требованиям семейной ответственности и т. д. — а затем желания сделать что-то, что только для вас. Еще одна особенность вождения быстрых автомобилей заключается в том, что в некотором роде оно парадигматически не ориентировано на цель. Вы не покупаете быструю машину, чтобы эффективнее добираться до места. Дело в том, чтобы быть за рулем.

Размышляя о среднем возрасте и предлагая книги в этом интервью, вы потратили много времени на размышления о природе среднего возраста.Как вы думаете, это само по себе здорово? Мы говорим о стадии жизни, которая сама по себе является рефлексивной, поэтому сейчас происходит своего рода метарефлексия. Это хороший способ жить?

Мое отношение к сократовскому указу о том, что неисследованная жизнь не стоит того, чтобы жить, всегда было скептическим. Я знаю множество людей, не интересующихся философией или философскими размышлениями, которые, кажется, преуспевают в этом гораздо лучше, чем многие из моих друзей-философов. Более того, я думаю, что вопрос о том, будет ли философская рефлексия утешительной, изначально открыт.Когда вы размышляете о среднем возрасте, возможно, результаты будут утешительными, а может быть, и нет. Как это бывает — и это отражено в книге, которую я написал — я думаю, что философские идеи могут обеспечить утешение для некоторых из многих кризисов среднего возраста. Но так уж вышло. Я не думаю, что с самого начала было неизбежно, что размышления о моей жизни должны были быть утешительными. Бывают ситуации, когда лучше не думать об этом.

Five Books стремится постоянно обновлять свои книжные рекомендации и интервью.Если вы даете интервью и хотели бы обновить свой выбор книг (или хотя бы то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу [email protected]

. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.