Содержание

Психология созависимых отношений. Как «работает» стокгольмский синдром?


Елена Исупова

Как распознать нездоровую привязанность? Можно ли ограничивать свободу того, кого любишь? Как «работает» стокгольмский синдром — не только там, где есть мучитель и жертва, но и в обычных парах? Мы задавались такими вопросами, когда читали роман «Взаперти». И поняли: они важны для каждого, кто вступает в близкие отношения. Поэтому включили в книгу послесловие семейного психолога Яны Катаевой. Делимся им с вами.

Джемма и Тай



Взаперти
Но сначала немного о самом романе. 16-летняя Джемма знакомится с Таем в аэропорту Бангкока. Симпатичный и застенчивый парень угощает ее кофе. Они болтают о родителях, отпуске, планах… А потом Джемма просыпается в чужом доме посреди пустыни. На много километров вокруг нет ничего. Только песок, солнце и тот, кто ее похитил.

Люси Кристофер, автор книги, погружает читателя во внутренний конфликт. Тот же самый, в который попадает Джемма. Сначала она боится странного парня, потом начинает понемногу понимать его, очаровываться его внутренним миром. И в то же время сердится на себя за симпатию. Ведь он — похититель.

И героине, и читателям трудно не попасть под его обаяние. Тай берег Джемму, даже спас ее ценой своей свободы. И конечно, в детстве ему досталось: о нем некому было позаботиться, рядом с ним не было любящих, надежных взрослых. Мы сочувствуем его одиночеству, его острому желанию иметь близкого человека. Но преступление остается преступлением.

Стокгольмский синдром

Не только голубоглазым, широкоплечим и романтичным похитителям жертвы начинают в какой-то момент симпатизировать.

Представьте себе отделение банка. В нем нет клиентов, только четыре сотрудника, три женщины и мужчина. Открывается дверь, заходит человек с автоматом и кричит: «Вечеринка только начинается!» Он захватил сотрудников банка в заложники и потребовал, чтобы к нему привезли еще одного грабителя, его сокамерника. Двое грабителей шесть дней удерживали заложников. Загнали в небольшое помещение и обложили взрывчаткой. Когда полиция пустила в помещение слезоточивый газ и преступникам пришлось сдаться, их жертвы просили полицию отпустить их. Затем наняли им адвокатов и выступали в суде в их защиту. Это произошло в Швеции, в Стокгольме, в 1973 году. Тогда и возник термин «стокгольмский синдром».

Таких случаев известно множество. Вот еще один. В 1974 году террористы одной радикальной организации захватили в заложники 19-летнюю внучку миллиардера Патрицию Херст. Ее били, насиловали, морили голодом. Со временем она стала поддерживать террористов, примкнула к их организации и стала сама участвовать в налетах на банки и магазины.

Как так получается? Это реакция психики на травмирующую ситуацию. Жертва беспомощна и зависит от похитителя. Если лучше узнать его, иметь с ним добрые отношения, верить в его хорошие намерения, шансы выжить вырастают. Ну и, как сказала Джемма, невозможно ненавидеть того, кого понимаешь. Тогда в Стокгольме грабители и заложники рассказывали друг другу истории из жизни, играли в крестики-нолики, пока одни держали других на мушке. И сблизились.

Тревожные звоночки

Размышляя, как относиться к чему-либо и что можно простить, а что нет, стоит прежде всего смотреть на поступки. Тай совершил недопустимое — он решил за Джемму, где ей быть и с кем. Никто не может решать за другого. Кроме родителей детей до 18 лет (и то с каждым годом всё меньше).

Здоровые любовные отношения — это отношения без принуждения. В них важны желания каждого.

Девушкам хочется видеть рядом смелого и надежного парня, способного разруливать проблемы. Безумно влюбленного в них супермена. Это понятное желание. Взрослым женщинам тоже нравятся такие герои. Но бывает, мы принимаем за решительность или сильные чувства то, что на самом деле должно бы нас насторожить.

  • Он говорит: «Ты красива и без косметики. Тебе не нужно краситься». Радоваться или насторожиться? Насторожиться. Только вам решать, краситься или нет. Попытка решать за вас — тревожный звонок.
  • Он говорит: «Я буду зарабатывать, а ты — тратить. Тебе не нужно будет работать». Казалось бы, не парень — мечта! Но, увы, у таких договоренностей есть своя цена. Если один полностью финансово зависит от другого, то голос слабого мало весит в совместных решениях.
  • Он говорит: «Зачем тебе поступать на врача? Морги, кровища, зубрежка… Моя девушка должна быть окружена красотой». Воспринять как заботу или как нарушение ваших границ? Нарушение границ. Чьей бы вы ни были девушкой, в первую очередь вы — своя собственная. Ваши планы важны.

Вы можете даже не замечать, что находитесь в клетке. — Источник

Тай задумал «спасти» Джемму, увезти ее из города, который казался ему лицемерным и искусственным. Но — ему казался, не ей. Ему, а не ей хотелось прожить жизнь в пустыне. Она не просила о спасении и не принимала решение там жить. Неважно, ошибся ли Тай в том, что пустыня Джемме подходит, или нет. Важно, что у него не было права решать за нее.

Созависимость в семье

Стокгольмский синдром возникает не только у жертв похитителей. В обычных парах тоже. Вы наверняка слышали такие истории: муж бьет жену, а она не уходит или уходит и снова возвращается. Часто женщины жалеют своего обидчика: он такой несчастный, детство у него такое тяжелое, только я его понимаю и выдерживаю. И нет, это не какие-то особенные женщины, которым нравится страдать. Обычные, как мы.

Из подобных отношений действительно очень сложно вырваться. Ведь до грубости дело доходит далеко не сразу. Сначала — безумная любовь, совместные планы, ощущение, что вот он, нашелся, «тот самый». Ситуация ухудшается постепенно, когда человек уже стал очень родным, часто — отцом общих детей. Есть только один способ не попасть в такие отношения: заметить первые «звоночки». Выше три примера таких «звоночков». Вот еще:

  • Парень плохо отзывается о бывшей девушке. Она выглядит чуть ли не монстром или полной дурой, по его словам. А вот вы — не такая, как все остальные. Одна на миллион. Только вы во всем свете его понимаете.
  • Парень не спрашивает вас, как вы хотите провести время, куда пойти. Он решает это за вас обоих. Если так происходит иногда, всё в порядке. Если часто — сигнал опасности.
  • Его шутки про ваших подруг или даже про вас — недобрые, унизительные.
  • Парень очень ревнив. Закатывает скандалы, выражает подозрения на ровном месте. Это плохо кончится.
  • Парень хочет, чтобы вы проводили с ним всё время. Сначала это может выглядеть мило: «Я так соскучился! Может, отменишь встречу с подругами и побудем вдвоем?» Если это повторяется третий раз — бегите!
  • Когда он сердится на вас или даже на кого-то еще, это выглядит по-настоящему пугающе. Словно он не вполне владеет собой. Бьет кулаком по стене, ломает предметы. Сыплет страшными угрозами. Рано или поздно он разозлится на вас и не станет сдерживаться.
  • Он считает: то, что позволено мужчине, не подобает женщине. Это называется «двойные стандарты». Тоже плохой знак.
  • Он слишком давит на вас в том, чтобы вы стали считаться парой или начали заниматься сексом.
  • Он требует отчет, где и с кем вы проводили время.
  • Он словно не слишком рад вашим успехам и достижениям.

Выход не всегда виден, но он есть. — Источник

Здоровые отношения

Как же выглядят здоровые отношения? Что их отличает? Оба партнера уважают желания, планы, интересы, друзей друг друга. Каждый видит другого хорошим. Не нужно ничего доказывать: ни свою любовь, ни то, достаточно ли вы хороши для него. Не нужно оправдываться за свою внешность, семью или хобби. Можно быть собой, никого не изображая. Смешной, нелепой, грустной, вялой — какой угодно. Оба бережно относятся к чувствам друг друга. Когда один расстроен, другой сочувствует. Когда один рад и горд, другой разделяет радость и тоже гордится. Можно поделиться чем-то очень личным и не бояться, что это когда-то будет использовано против вас. Спорные вопросы обсуждаются. Могут быть и споры, и ссоры — это нормально. Но любимый не пугает вас и не наказывает за «непослушание». Он готов вас слушать. В компании друзей он на вашей стороне. Если кто-то подшучивает над вами, он не смеется. Вам не треплют нервы: то он смотрит влюбленно, то холодный и далекий. Вам не нужно всё время гадать: у нас всё серьезно? А почему тогда он так себя ведет? Вы чувствуете уверенность в нем. Вам тепло и спокойно рядом с ним.

Такие отношения очень редко показывают в кино и в книгах. У нас мало примеров и в жизни. Замечайте их, складывайте во внутреннюю «копилку». Бывает очень трудно признать, что с отношениями что-то не так. Что вас не слышат, не ценят, не берегут. И все же чем быстрее вы посмотрите на ситуацию реально, тем лучше. Может быть много чувств, в том числе нежность, привязанность, тепло. Лучше всего смотреть на факты, они надежней.

Люси Кристофер, автор этой книги, призналась, что ей трудно дались последние страницы, где Джемма дописывала письмо Таю. Она переписывала окончание десять раз! Никак не могла придумать, что же Джемме лучше всего сделать. И в конце концов решила написать насколько возможно честно о чувствах Джеммы, как она их себе представляет. Так Джемма осталась в смешанных чувствах. Но ей удалось очень важное и очень сложное: посмотреть на свою историю реально, как есть. Тай украл ее. Но он и спас ее. Он сделал свои выборы, и теперь ему предстоит нести за них ответственность. Так и должно быть. Вместе с Джеммой читатель надеется, что в его жизни еще будет светлая полоса. А Джемме придется постепенно пережить и оставить позади этот опыт. Нелегкое дело. Но, кажется, она справится.

 

По материалам книги «Взаперти»

Обложка поста — unsplash.com

Стокгольмский синдром — что это такое, причины возникновения

Стокгольмский синдром – это словосочетание описывает необычный психологический феномен, проявляющийся в неадекватном реагировании объекта нападения на своего обидчика. Иначе говоря, это бессознательная защитная связь, возникающая при травмирующем событии (похищении, угрозе насилия, захвате заложников) между захватчиком и обороняющейся стороной. Подобная связь может быть взаимной симпатией либо односторонней. Вследствие сильного эмоционального переживания у жертвы зарождается чувство сочувствия по направлению к агрессору. Они пытаются отыскать оправдание деяниям захватчиков. Нередко это приводит к перениманию заложником идей агрессора.

Что это такое

Описываемый феномен являет собой психологическое состояние, зарождающееся при переживании индивидом травмирующего прецедента быть заложником. Возникает он, когда у жертв просыпается симпатия в отношении захватчиков. Нередко заложники отождествляют себя с «оккупантами».

При длительном взаимодействии объектов атаки и нападающей стороны в психике и поведенческом реагировании заложников наблюдается переориентация, именуемая стокгольмским синдромом, который являет собой инструмент психологической защиты, формируемый бессознательно. При этом он часто осознается самой жертвой. Рассматриваемый стокгольмский синдром разворачивается на двух ярусах – психическом и поведенческом. На уровне психических процессов данный механизм реализуется при помощи идентификации, обеления преступника и его деяний, прощения. Это позволяет сберечь цельность «Я» в качестве структуры личности, включающей волю, любовь к собственной персоне и самоуважение. На поведенческом ярусе заложник проявляет принятие, покорность, оказание помощи захватчику, выполнение требований, приумножает шанс возникновения положительной реакции, проявляемой сокращением насильственных деяний, отказом от смертоубийства, готовностью к переговорам. Это повышает вероятность выживания, сохранения здоровья для объекта насилия.

Таким образом, простыми словами стокгольмский синдром является необычным психологическим феноменом, обозначающим возникновение у жертвы симпатии к её мучителям.

Описываемое явление примечательно не только непонятной симпатией к агрессорам, возникающей у похищенных индивидов, но и их особым поведенческим реагированием – нередки случаи, когда жертвы собственноручно препятствуют собственному освобождению.

Так что это такое? Научные деятели, исследовавшие анализируемый феномен, полагают, что стокгольмский синдром – это не парадокс психики, не расстройство в традиционном понимании, а нормальная реакция человеческого организма на серьёзное травмирующее событие.

Для зарождения этого феномена психики необходимо соблюдение следующих условий:

– наличие мучителя и жертвы;

– благожелательное отношение мучителя к пленнику;

– возникновение у похищенного субъекта особого настроя в отношении агрессора – оправдание и понимание его деяний;

– постепенное замещение страха у заложника привязанностью и состраданием, усиление таких эмоций по мере роста атмосферы риска, когда ни захватчик, ни его жертва не ощущают безопасность (совместное перенесение опасности роднит их).

Главная опасность рассматриваемого феномена заключается в трансформации поведенческого реагирования заложника. Жертва совершает действия, направленные против собственных интересов, например, препятствует правоохранительным органам задержать захватчиков. Известны прецеденты, когда при осуществлении антитеррористических мероприятий специальными подразделениями захваченные субъекты предупреждали агрессоров о появлении освободителей, нередко даже загораживали террориста собственным телом. В иных случаях, террористы могли скрываться среди потерпевших и их инкогнито никто не разоблачал. Как правило, подобное наваждение, именуемое стокгольмским синдромом, исчезает после лишения жизни террористами первой жертвы.

Причины возникновения

Ключевым условием формирования описываемого синдрома является наличие ситуации взаимодействия индивида либо группы субъектов с агрессорами, ограничивающими их свободу, способными содеять насилие. Противоречивое поведенческое реагирование жертвы проявляется при политических или криминальных террористических актах, военных операциях, похищении, семейной или религиозной диктатуре.

Гуманизация взаимодействия между агрессором и обороняющейся стороной обусловлена ниже перечисленными причинами.

Людям, подвергнутым физическому насилию, наблюдающим принуждение со стороны, присуще проявление человечного отношения. Боязнь смерти, увечий, боли делается стимулом, мотивирующим поведение.

Языковая преграда либо культурный барьер могут увеличивать вероятность зарождения данного синдрома или, наоборот, препятствовать формированию описываемой болезненной привязанности. Иная культура, речь, религия подсознательно воспринимаются заложниками в качестве оправдывающих факторов жестокости террористов.

Психологическая грамотность, выраженная в знании приемов выживания обоими участниками ситуации, приумножает гуманизацию отношения. Активно включаются механизмы психологического воздействия, направленные на выживание.

Анализируемый стокгольмский синдром чаще отмечается у коммуникативных субъектов, обладающих умением сопереживать. Дипломатическое взаимодействие часто меняет поступки захватчиков, повышая этим шансы на выживание у их заложников.

Продолжительность травмирующей ситуации также является условием зарождения этой пагубной связи. Стокгольмский синдром зарождается в течение пары суток с момента активных действий захватчика. Длительное взаимодействие дает возможность лучше узнать мучителя, постигнуть причины насильственных деяний и оправдать их.

Выделяют такие симптомы стокгольмского синдрома, как:

– непритворное восхищение захватчиками;

– сопротивление спасательным мероприятиям;

– защита похитителя;

– стремление угодить преступникам;

– несогласие на дачу показаний, направленных против террористов;

– отказ сбежать от мучителей при появлении такого шанса.

Рассматриваемая роковая зависимость зарождается, когда объект атаки не обладает средствами дабы защитить себя, он занимает инертную позицию. Поведение похитителя обусловлено определенной целью, вследствие чего зачастую воплощается в соответствии с намеченным планом либо согласно привычному сценарию, результат которого зависит именно от мучения, угнетения, принижения заложников.

Желание гуманизировать взаимоотношения обнаруживается в попытках жертвы установить плодотворный контакт. Поэтому такой субъект начинает оказывать медицинскую либо бытовую помощь захватчику, инициировать беседу личного характера, например, на тему семейных взаимоотношений, причин, побудивших стать на преступную стезю.

История происхождения термина

Творцом данного термина считается криминалист Н. Бейерт. Он оказывал помощь в освобождении четверых банковских работников в 1973 году, захваченных сбежавшим заключенным в городе Стокгольм. Пять дней заключения конторских служащих послужили посылом для возникновения данного термина, обозначающего психологический феномен роковых взаимоотношений объекта атаки и агрессора.

После описанного случая все симпатии потерпевших к их мучителям относят к проявлениям данного синдрома.

Летом 73-го года беглый уголовник Ульссон захватил Стокгольмский банк. Захват он совершил самостоятельно, ранив одного охранника. В его владении оказались три служащих женского пола и один мужчина. Требование Ульссона было доставить в банк соседа по каземату Олофссона. При этом сами жертвы звонили действующему премьер-министру с требованием выполнить поставленное преступником условие.

Между злоумышленниками и потерпевшими довольно быстро завязалось общение. Они делились личными подробностями насущного бытия. Когда одна из служащих замерзла, Олофссон поделился с ней собственной курткой. Он утешал другую работницу, занятую безуспешными попытками дозвониться близким.

По прошествии нескольких суток правоохранительные органы в потолке проделали отверстие, сфотографировав Олофссона и захваченных граждан. Ульссон заметил эти действия, пригрозив лишить жизни работников банка при совершении газовой атаки.

На пятые сутки полисмены провели газовую атаку, вследствие которой злоумышленники решили сдаться. Захваченные служащие были вызволены. Освобожденные заложники сообщили, что захватчики их не страшили, они опасались полицейского штурма.

Инструмент защиты психики, именуемый после описанных выше событий стокгольмским синдромом, базируется на зарождении надежды захваченного субъекта, что при условии беспрекословного выполнения требований преступников, они проявят снисхождение. Вследствие этого, пленники стремятся демонстрировать, дабы проще было мириться с возникшим положением, они стараются логически оправдать деяния захватчиков, спровоцировать у них одобрение.

Бытовой стокгольмский синдром

Анализируемый феномен также может реализовываться и на бытовом уровне, являясь второй наиболее распространённой разновидностью описываемого синдрома. Появляется он обычно в доминантных семейных взаимоотношениях. Когда внутри ячейки общества один партнер совершает неподобающие деяния в отношении второго (постоянное унижение, насмешки, издевки, насилие), зарождается стокгольмский синдром. Невзирая на страдания по причине издевательств, объект нападок привыкает к неизменным унижениям и постепенно начинает оправдывать поступки любимого.

Часто подобную ситуацию можно встретить в семьях, где супруг страдает чрезмерными алкогольными возлияниями, вследствие чего регулярно избивает благоверную. Супруга, в свой черед, неистово защищает садиста, мотивируя его деяния тем, что у него временные трудности, он устал. Нередко такие барышни могут даже отыскивать причину насилия в собственной персоне. Ведь благоверный унижает и поколачивает супругу лишь потому, что борщ слегка пересолен, а свинина жирновата.

Особенность проявления данной вариации стокгольмского синдрома обнаруживается в том, что потерпевшая сторона не просто защищает своего мучителя, но и в последующем скучает по тирану при разрыве взаимоотношений.

Этот феномен объясняется включением защитного механизма, основывающегося на смирении и принятии существующего положения при невозможности устранить фактор, причиняющий боль.

Если индивид, подвергающийся насилию, сразу не покидает своего мучителя, например, вследствие отсутствия такой возможности, не разрывает всяческий контакт с ним, то психика пытается отыскать иные варианты спасения. Если избежать стрессовой ситуации не удалось, значит, придется научиться сосуществовать и ладить с тираном, причиняющим боль. Вследствие этого жертва постепенно начинает узнавать причины поступков собственного мучителя. Она интересуется, старается понять тирана, проникается сочувствием к палачу. После чего даже предельно иррациональное делается рациональным. Посторонний субъект вряд ли уразумеет, почему страдалец не покинет дом, где его унижают, издеваются над ним. Все просто, жертва прониклась сочувствием к истязателю, пониманием, вследствие чего стремится его спасти, обелить, помочь.

Лечение стокгольмского синдрома преимущественно заключается в психотерапевтической помощи. При легком течении описываемого явления применяются методы смысловой трансформации установок и убеждения. Психотерапевт поясняет механизмы, обуславливающие возникновение приспособительного поведенческого реагирования, рассказывает о неразумности подобного отношения.

Успешно применяются когнитивно-поведенческая психотерапевтическая методика (изменяются представления о мучителе в сочетании с выработкой и последующим внедрением поведенческих паттернов, позволяющих оставить позицию жертвы) и психодрама (направлена на восстановление критического отношения пострадавшего к собственному поведенческому реагированию и к деяниям похитителя).

Примеры из жизни

История криминалистики может насчитать множество случаев проявления стокгольмского синдрома среди похищенных субъектов или в бытовых взаимоотношениях.

Наиболее известным прецедентом стал виновник возникновения рассматриваемого термина – захват банковских служащих в городе Стокгольм.

Не менее знаменито еще одно происшествие, связанное с похищением в 74-м году радикально настроенными террористами наследницы газетного капиталиста Патрисии Херст. Описываемый случай знаменит тем, что после освобождения Патрисия вступила в ряды, ответственного за ее похищение, леворадикального партизанского формирования. Кроме того жертва стокгольмского синдрома даже участвовала в банковских ограблениях совместно с «коллегами» по организации.

Еще одним выдающимся эпизодом является захват Наташи Кампуш. Десятилетнюю девочку похитил бывший техник В. Приклопиль и удерживал насильно более восьми лет. Благодаря удачному стечению обстоятельств заложнице удалось сбежать, после чего Приклопиль, преследуемый полицией, совершил суицид. Наташа призналась, что сочувствовала собственному мучителю и расстроилась от известия о его кончине. Помимо того она описывала своего истязателя, как отзывчивого и хорошего человека, рассказывала, что он холил ее больше, нежели родители.

Известным случаем, вошедшим в анналы криминалистики, является захват самопровозглашенным священником пятнадцатилетней Элизабет Смарт. Похищенная девушка возвратилась домой спустя 9 месяцев заточения. Психологи утверждают, что у жертвы было множество шансов сбежать, которыми она не воспользовалась по причине влюбленности в похитителя.

Одиннадцатилетняя Джейси была поймана супружеской парой Гарридо, когда направлялась к школьному автобусу. Эта пара удерживала ребенка в течение восемнадцати лет. В четырнадцатилетнем возрасте Джейси Дьюгард родила от истязателя дочь, по прошествии трех лет – еще одну. После ареста четы маньяков, девушка пыталась сокрыть преступление, утаивала собственное имя, придумывала легенды, объясняющие происхождение дочерей.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

«Стокгольмский синдром»: может ли жертва понять мучителя?

Например, существует много ситуаций, в которых захватчики пользовались тем, что у жертв развивался этот синдром, и умело поворачивали это в свою пользу. Возможен и другой вариант, когда при вынужденном общении заложники пытаются понять своих мучителей и, наоборот, последние стараются объяснить жертве мотивы своих действий, и, как следствие, привыкание друг к другу.

Авторство термина «стокгольмский синдром» приписывают криминалисту Нильсу Биджероту, который он ввёл во время анализа ситуации, возникшей в Стокгольме во время захвата заложников в августе 1973 года.

23 августа 1973 года швед Ян Эрик Ульссон захватил в банке четырех заложников — в самом центре Стокгольма. Он потребовал доставить из тюрьмы своего подельника, принести ему оружие, деньги, бронежилеты и дать скоростную машину. Одна из захваченных женщин стала упрашивать полицию не штурмовать банк и сказала, что она доверяет террористам, обещавшим не трогать своих пленников.

Hа следующий день террорист позвонил премьер-министру Улофу Пальме, угрожая убить всех заложников, если его требования останутся не выполненными. Следующий звонок премьеру был уже от заложницы, которая стала ругать Пальме за медлительность и требовала выпустить преступников и заложников. Еще накануне многие находящиеся в захваченном здании звонили и говорили, что террористов можно и нужно понять.

После освобождения заложницы устроили скандал, не желая расставаться с новыми «друзьями» и умоляя не причинять им боли. Освобожденные заявляли, что больше всего боялись штурма полиции. При этом многие расхваливали террористов. Так, один канадский бизнесмен в интервью назвал главаря бандитов вежливым, образованным человеком. Более того, после освобождения они стали собирать деньги на адвокатов для своих захватчиков, а две женщины из числа заложников обручились с преступниками.

Это была лишь ситуация, давшая название, но на самом деле, их было гораздо больше. Психологи, например, вспоминают о доверительных отношениях между членами царской семьи и их охранниками.

Психологический механизм стокгольмского синдрома состоит в том, что в условиях полной физической зависимости от захватчика человек начинает толковать любые его действия в свою пользу. Если человеку не причиняют физического вреда, он, так или иначе, начинает чувствовать себя в безопасности. Это называется синдромом заложника.

В случае с Наташей Кампуш ситуация, возможно, более сложная. Ее заточение длилось слишком долго, она попала в плен в возрасте, когда личность человека еще формируется. Выстоять при таких обстоятельствах может только очень сильная личность. Тем не менее, делать выводы о ее состоянии на основании телевизионного интервью очень сложно.

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации Агентства РИА Новости и других источников

Что такое Стокгольмский синдром и как из него выйти | Психология эффективной жизни — Психология эффективной жизни

Несмотря на то что вы о нем слышите в основном только в новостях, стокгольмский синдром часто наблюдается в ситуациях повседневной жизни. Он к вам намного ближе, чем можно представить.

В начале 1970-х годов, в условиях политической нестабильности и начинающегося масштабного экономического кризиса, в одном из банков Стокгольма произошел захват заложников. Злоумышленники взяли в заложники клиентов и сотрудников банка. После нескольких дней переговоров с силами правопорядка заложники были освобождены. Было проведено судебное разбирательство, и, как ни странно, в своих показаниях заложники защищали своих похитителей и давали показания в их пользу.

Именно отсюда происходит название «стокгольмский синдром». Этот термин означает, что человек сочувствует своему мучителю, принимает его точку зрения и даже защищает его.

Стокгольмский синдром: как определить, что это он

В психоанализе есть несколько объяснений этому механизму:

  • «идентификация с агрессором». Из-за травматического страха, вызванного насилием, человек исчезает как отдельная личность и принимает точку зрения своего мучителя, становится на его место, идентифицирует себя с ним. Это механизм защиты, который позволяет «вынести невыносимое». До стокгольмского синдрома его уже разбирал венгерский психоаналитик Шандор Ференци;
  • человек боится умереть, а поскольку не умер, то чувствует себя обязанным и благодарным за это своему мучителю, который «спас ему жизнь»;
  • в крайнем случае человек, который подвергся насилию, ощущает себя абсолютно беспомощным и чувствует, что больше не существует. Ему кажется, что похититель удерживает его личность, и только он может ему помочь снова стать тем, кем он был раньше. Когда его жизнь находится в руках кого-то другого, человек как бы перемещается на его сторону, на сторону того, кто имеет над ним власть.

Синдром в ситуациях повседневной жизни

Все ситуации с домашним насилием (физическим или моральным) могут развиваться по этому принципу, особенно когда они длятся или повторяются.

Пострадавший будет в конечном итоге против своей воли привязываться к мучителю и испытывать благодарность за то, что тот не сделал ему еще хуже. Развивается своего рода физическая привязанность, привычка к этому насилию (физическому или словесному), ощущение, что мы пережили что-то очень сильное, связывающее нас с этим человеком.

В сексуальном насилии взрослого над ребенком или даже внутри пары можно увидеть тот же механизм. Кроме того, стокгольмский синдром может обнаруживаться в семье, когда извращенная личность захватывает контроль над кем-то из ее членов.

Унижение или пренебрежительное отношение супруга имеют тот же эффект: мы признательны ему уже за то, что он не заходит еще дальше, что не делает чего-нибудь намного более унизительного для нас. Также наблюдается тенденция к поиску минимизации унижения, особенно когда эта ситуация является неотъемлемой частью повседневной жизни. Мы пытаемся найти оправдания унижающему, принять неприемлемое.

Синдром в профессиональной среде

Часто это ситуации, кажущиеся совершенно безобидными. На травлю в школе униженный ученик может сказать: «Я легко отделался, они могли бы сделать мне намного хуже». У затравленного ребенка может даже возникнуть некоторое восхищение перед такими «крутыми парнями».

В профессиональной среде также можно говорить об этом синдроме, когда коллега или начальник оказывается психологическим манипулятором. Шантаж, дискредитация, унижения — оружие этого типа агрессоров. Первый раз, когда в адрес человека произносится неуместная или жестокая фраза, он чувствует удивление, но впоследствии этот тип поведения «терпится», «принимается», поскольку становится обыденным из-за частого повторения.

«Я должен ему это, это же мой начальник, если не выполню, если не засуну свое мнение куда подальше, то поставлю под угрозу свой рост в компании». Мы часто склонны преуменьшать серьезность ситуации и, может, даже неосознанно принимаем точку зрения человека, который с нами жесток. «Все начальство такое, это нормально, что они так себя со мной ведут».

Стокгольмский синдром: как из этого выйти?

1. Отдавать себе отчет в том, что находишься под чьей-то властью, — это уже хорошо. Уловить, что такое поведение не является приемлемым. Осознать, что постепенно принимаешь точку зрения другого, что с удивлением обнаруживаешь, как начинаешь даже восхищаться этим человеком.

Пример: встаем на его защиту, когда кто-то посторонний отмечает, что то, как с нами обращаются, не является «нормой», и сводим к минимуму достоверность фактов при рассмотрении этого вопроса, объясняем, что «по сути, это не имеет значения» и «все могло бы быть намного хуже».

2. После осознания этого надо действовать, поговорить с кем-то со стороны. Можно это сделать с врачом, супругом, психологом, другом, родственником. Это позволит вам услышать от кого-то еще, что происходящее не вписывается в норму, что не только вам кажется. Такой подход позволит вам открыть глаза на серьезность ситуации и взять все в свои руки. Знайте, что решение для выхода из нее существует не одно. Кстати, думать, что выхода нет, — это один из признаков, что вы находитесь во власти стокгольмского синдрома.

3. Далее целью является занятие определенной позиции, то есть установление границ во взаимодействии с этим человеком, опасным для вас. Для этого вы можете поговорить с ним по существу, объясняя, что вы переживаете, предъявляя предельно конкретные факты. Вы также можете радикально изменить свое поведение, не позволяя повторения такого обращения с собой.

Есть ли какие-то последствия?

В этом механизме особенным является то, что, пока человек находится в самом стокгольмском синдроме, он больше не страдает, так как разделяет точку зрения агрессора, признает «законным» все, что переживает, забывает о себе.

Страдания, кстати, хороший знак, поскольку они означают, что какая-то часть сознания отказывается оставаться в этой нездоровой ситуации, что она не понимает, что происходит, и хочет что-то изменить.

Конечно, в тяжелых случаях будут психологические, а иногда даже физические последствия. Но чаще, например в профессиональной сфере, мы можем испытывать чувство вины за то, что не отреагировали раньше: «Как я мог согласиться на все это?» А также чувствовать себя обесцененным, страдать от сожалений…

Но это может стать ценным жизненный опытом, который позволит в дальнейшем избегать повторения подобных ситуаций. Когда быстро замечаешь, во что начинают перерождаться отношения, и знаешь, как кратчайшим путем положить этому конец, вряд ли станешь наступать на те же грабли несколько раз.

 

От редакции

Оливер Джеймс, британский психолог, говорит в своей книге «Дело не в генах. Почему (на самом деле) мы похожи на родителей» о так называемом «детском стокгольмском синдроме» — феномене, когда дети копируют своих родителей. Мы прочли эту книгу за вас и делимся саммари ключевых идей автора: https://psy.systems/post/oliver-dzhejms-delo-ne-v-genax.

Существуют отношения, в которых один играет роль вечной жертвы, а другой — роль вечного агрессора. Казалось бы, все просто: агрессор — «плохой», жертва — «хорошая». Но не все так просто. Ольга Юрковская объясняет, почему жертве выгодно оставаться жертвой: https://psy.systems/post/bednaya-ovechka-pochemu-tebevygodno-obizhatsya.

Юрий Антонян, специалист в криминальной психологии, идет в этой теме глубже и рассматривает сексуальное насилие. В своей книге «Быть жертвой. Природа сексуального насилия» он рассматривает поведение потенциальной жертвы и человека, склонного к насилию: https://psy.systems/post/urij-antonyan-byt-zhertvoj.

Стокгольмский синдром — это что: психологические особенности

Стокгольмский синдром – психологический феномен, при котором жертва начинает испытывать симпатию и даже сожаление к своему агрессору, тирану, насильнику. Еще недавно этот синдром рассматривали только в контексте возникновения положительных эмоций у заложников к своим захватчикам. Но сегодня этот термин применим и к бытовым ситуациям, отношениям мужчины и женщины. Чаще всего роль жертвы в отношениях занимает женщина, хотя и не в 100 % случаев.

Суть феномена

Встречается в 8 случаев из 100. В основе стокгольмского синдрома находится принцип зависимых отношений. Суть синдрома в том, что жертва начинает испытывать симпатию, чувствует эмоционально-психологическую зависимость, защищает своего тирана в глазах других людей.

Известны случаи, когда заложники сбегали вместе со своими тиранами или закрывали их от пуль, помогали избегать наказания. При бытовом стокгольмском синдроме жертва укрывает тирана, ищет причину его агрессии в себе, находит оправдания агрессору.

Проще говоря, это смена ненависти и страха на сочувствие, понимание, симпатию и любовь. Современное понимание феномена стокгольмского синдрома значительно шире и сложнее:

  • Сегодня информация об этом синдроме столь доступна, что особенности синдрома используют в своих целях террористы и другие преступники. Потому стало сложнее работать психологам и полиции, другим службам. Важно определить не только истинные мотивы преступника, но и истинные мотивы жертвы.
  • Феномен стокгольмского синдрома можно видеть и в деловых отношениях. Когда работники понимают, что живут под вечными перегрузками и неадекватными требованиями начальства, но со временем начинают воспринимать это как должное. Ведь иногда работники получают бонусы. Самооценка сотрудника снижается, желание противиться если и возникает, то тут же отсекается. Об увольнении не идет и речи. А страх быть уволенным или разочаровать начальство становится ведущим.
  • Термин употребляется не только в отношении семейных отношений или классически в отношениях захватчика и заложника, но и в отношении детско-родительских взаимоотношений. Притом роль тирана (властителя) может принадлежать как родителям, так и детям.
  • Еще одно современное применение термина – отношения покупателя и товаров, или шопоголизм. Покупатель всеми правдами и неправдами (пригодится потом, акция, скидка, бонус) оправдывает свои покупки. И хотя сам шопоголик знает, что эти акции не последние, в глубине души думает «а вдруг именно на этот товар последние».

История открытия стокгольмского синдрома

Автор названия синдрома – криминалист Нильс Бейерот. Понятие стокгольмского синдрома появилось после одного реального случая.

23 августа 1973 года на центральной площади Стокгольма вооруженные преступники (32-летний Ян-Эрик Ольссон и 26-летний Кларк Олофссон) захватили банк и 4 заложников (31-летнюю Бригитту Лундберг, 26-летнюю Кристину Энмарк, 21-летнюю Элизабет Ольдгрен, 26-летнего Свена Сефстрема). Внешне все жертвы благополучны, красивы, успешны и уверенны в себе.

За время плена, пока грабители просили выкуп, жертвы выдержали 2 дня полной голодовки, угрозы убийства, пытки (стоять с петлей на шее, при малейшем изменении положения она натягивалась и душила). Но уже в скором времени стало отмечаться сближение преступников и заложников. Вплоть до того, что одна из жертв смогла передать информацию полиции, но потом сама же призналась в этом грабителям. А на четвертые сутки она просила полицию дать возможность ей и преступникам уехать.

Свен после освобождения утверждал, что грабители были хорошими людьми. На шестые сутки во время освобождения заложники защищали грабителей и держались с ними за руки. Позже две заложницы признались, что добровольно совокуплялись с грабителями, а еще чуть позже они стали навещать тех в тюрьме и в итоге обручились с ними.

Тогда такой феномен и получил название Стокгольмского синдрома. После этого случая проявления стокгольмского синдрома встречались не единожды в разных уголках мира и разных ситуациях. Подробнее об этом читайте в статье «Стокгольмский синдром в жизни: 5 реальных историй».

Причины развития синдрома

В 80 % случаев формирование синдрома вызвано определенным типом мышления. Большая часть жертв психологически запрограммирована следовать этой роли.

Мышление жертвы

К основным особенностям мышления жертвы относятся следующие положения:

  • Видение мира в пессимистичных тонах, ощущение себя как магнита для неприятностей.
  • Ощущение того, что большего жертва и не заслуживает.
  • Присутствует установка на смирение и терпение. Особенно свойственно для женщин, если им еще в детстве прививали необходимость подчиняться мужчине. В семьях, где отец был тираном или просто ведущим грубым человеком, а мать безмолвной, слабой.

Жертвы чаще выходят из чрезмерно требовательных семей, где ребенок старался заслужить любовь родителей. Кроме того, на замеченные попытки угодить ребенок получал еще большую критику. Или в семьях, где ребенок чувствовал себя ненужным и был обделен вниманием.

Чаще синдром развивается у людей с подвижной и неустойчивой психикой (меланхолики и холерики).

Защитный механизм психики

Вторая причина формирования стокгольмского синдрома – активация защитного механизма у женщины, подвергшейся гендерному насилию. Суть в том, что вспышки агрессии у тирана будут реже и меньше или направлены на другой объект, если жертва не будет проявлять противоречий. Для гендерного насилия характерны два этапа: унижение и раскаянье. В силу эмоциональной слабости жертва не выдерживает и прощает своего агрессора.

Влияние защитного механизма рассматривалось и в первом случае на площади в Стокгольме. Британский психолог Анна Фрейд назвала его тогда идентификацией с агрессором. Это иррациональная реакция, включающаяся в условиях выживания, неэффективности и безнадежности рациональных реакций.

Жертва бессознательно отождествляет себя с агрессором и надеется, что он не причинит вреда такому же, как он человеку. Для того чтобы такая идентификация стала возможна, восприятие перестраивает свою работу. В результате перестройки агрессор воспринимается как симпатичный человек, а не как тиран. Ведь в противном случае идентифицировать себя с преступником было бы невозможно. Свою лепту вносит и вынужденное длительное нахождение в одном пространстве, общение.

Влияние стереотипов

Третий вариант развития стокгольмского синдрома – влияние стереотипов. Актуально для бытового синдрома. В основном действие оказывает мысль о том, что одинокая женщина не может быть счастливой и успешной. Или о том, что женщина должна всю жизнь прожить с одним мужчиной (особенно если мужчина первый в плане секса). Женщины, воспитанные стереотипами, могут годами терпеть физическое и психическое насилие и «нести свой крест».

Стоит отметить, что повлиять на развитие синдрома могут сразу два или все из описанных факторов. Такое встречается нередко. И это не удивительно, так как в итоге проблема синдрома произрастает из детства. А семья в ответе и за развитие, и за воспитание, и за формирование убеждений и культуры.

Благоприятные условия для развития синдрома

Стокгольмский синдром развивается не всегда, а только в определенных условиях:

  • длительное вынужденное пребывание жертвы и агрессора в одном пространстве;
  • гуманное и лояльное отношение агрессора к жертве;
  • реальная угроза жизни жертвы, которую агрессор демонстрирует;
  • осознание жертвой отсутствия альтернативы, реальность только одного исхода, продиктованного агрессором.

Сам синдром при таких условиях формируется в 4 этапа:

  1. Установка близких отношений из-за вынужденной совместной изоляции.
  2. Готовность жертвы сделать все, что скажет агрессор, дабы сохранить себе жизнь.
  3. Сближение через общение, проникновение во внутренний мир агрессора, понимание его мотивов поведения.
  4. Развитие эмоциональной зависимости от агрессора из-за его лояльного отношения и вынужденного общения, чувство благодарности за сохраненную жизнь, желание помочь.

Как избавиться от синдрома

Жертва сама мешает своему же высвобождению. Помочь ей не сможет ни один человек до тех пор, пока она сама не осознает неадекватность собственного поведения.

Самостоятельно справиться с такой проблемой, как стокгольмский синдром, практически невозможно. Рекомендуется обратиться к психологу. Он поможет заглянуть вглубь души и разобраться в истинных причинах жертвенности. Чаще всего жертве свойственна по жизни роль «девочки/мальчика для битья». Но вот откуда сформировалась такая жизненная позиции – вопрос более сложный и частный.

Коррекция бытового стокгольмского синдрома проходит сложнее других. Ведь единственный вариант решения – осознать иррациональность поведения жертвы, увидеть нереальность собственных надежд и иллюзий, уйти от агрессора. Жертва до последнего будет верить в то, что ситуацию (читай: агрессора) можно изменить.

Проще всего корректируется покупательский синдром. Достаточно посмотреть, сколько из купленных вещей ни разу не использовались в течение месяца. Или посчитать, чего покупатель себя лишил, чем пожертвовал.

Синдром в деловых отношениях не обязательно требует смены работы. Ведь жертва снова найдет такого же тирана-начальника. Нужно повысить самооценку у жертвы, расставить жизненные приоритеты (работа не должна занимать все время), найти и ценить свою индивидуальность (убеждения, интересы, потребности).

Работа с любым видом стокгольмского синдрома предполагает работу с самосознанием человека, его Я-концепцией, повышением самоуважения.

Стокгольмский синдром — причины, симптомы, диагностика и лечение

Стокгольмский синдром – это специфическое психологическое состояние, характеризующее парадоксальную взаимную или одностороннюю симпатию между жертвой и агрессором. Возникает в ситуациях захвата заложников, похищения, угроз, применения насилия. Проявляется сочувствием к преступникам, попытками рационально объяснить, оправдать их действия, отождествлением себя с ними, помощью агрессорам при вмешательстве полиции, вынесении официальных обвинений. Диагностика проводится психологами, психиатрами с помощью наблюдения, клинической беседы, опроса свидетелей. Коррекция выполняется после окончания конфликта методами психотерапии.

Общие сведения

Термин «стокгольмский синдром» введен криминалистом Н. Бейеротом в 1973 году при исследовании ситуации захвата в заложники сотрудников швейцарского банка в городе Стокгольм. Сам феномен парадоксального поведения жертвы был описан в 1936 году А. Фрейд, получил название «идентификация с агрессором». Существует множество синонимов синдрома – синдром идентификации заложника, стокгольмский фактор, синдром здравого смысла. Распространенность среди жертв террористов составляет 8%. Данный поведенческий феномен не включен в официальные классификации заболеваний, рассматривается как нормальная адаптивная реакция психики на травмирующее событие.

Стокгольмский синдром

Причины

Условием развития синдрома является ситуация взаимодействия с агрессорами – группой людей или одним человеком, ограничивающим свободу, способным совершить насилие. Парадоксальное поведение жертвы разворачивается при политических, криминальных терактах, военных операциях, тюремном заключении, похищении, развитии диктатуры внутри семей, профессиональных коллективов, религиозных сект, политических групп. Гуманизации отношений между захватчиком и жертвой способствует ряд факторов:

  • Демонстрация насилия. Люди, подвергнутые физической расправе, наблюдающие ее со стороны, склонны к проявлению гуманного отношения. Страх смерти, увечий становится источником мотивации поведения.
  • Языковой, культурный барьер. Данный фактор может препятствовать развитию синдрома или увеличивать вероятность его возникновения. Положительное влияние объясняется тем, что другой язык, культура, религия интерпретируются как условия, оправдывающие жестокость агрессоров.
  • Знание приемов выживания. Психологическая грамотность обеих участников ситуации усиливает гуманизацию взаимоотношений. Активно задействуются механизмы психологического влияния, способствующие выживанию.
  • Личностные качества. Синдром чаще наблюдается у людей с высоким уровнем коммуникативных навыков, способностью к эмпатии. Дипломатическое общение способно изменить действия агрессора, снизив риски для жизни жертв.
  • Длительность травмирующей ситуации. Синдром возникает на протяжении нескольких суток после начала активных действий преступника. Длительное общение позволяет лучше узнать агрессора, понять причины насилия, оправдать действия.

Патогенез

Стокгольмский синдром является механизмом психологической защиты, формируется бессознательно, но может быть постепенно осознаваем жертвой. Он разворачивается на двух уровнях: поведенческом и психическом. На уровне поведения жертва демонстрирует принятие, послушание, выполнение требований, оказание помощи агрессору, что увеличивает вероятность положительной реакции – сокращения насильственных действий, отказа от убийства, согласия на переговоры. Для жертвы повышается вероятность выжить, сохранить здоровье. На психическом уровне синдром реализуется через идентификацию, оправдание поступков «террориста», прощение. Такие механизмы позволяют сохранить целостность Я как системы личности, включающей самоуважение, любовь к себе, силу воли. Психологическая защита предупреждает развитие психических расстройств после травматичной ситуации – люди легче справляются со стрессом, быстрее возвращаются к привычному образу жизни, не страдают ПТСР.

Симптомы

Идентификация жертвы с личностью агрессора возникает в разных типах отношений: при вооруженных захватах, похищениях, семейных и профессиональных конфликтах. Ключевая особенность – распределение ролей. «Жертва», не имея средств для активной самозащиты, занимает пассивную позицию. Поведение «агрессора» преследует определенную цель, часто реализуется согласно плану или привычному сценарию, при котором угнетение жертвы является условием достижения результата. Стремление гуманизировать отношения проявляется попытками установить продуктивный контакт. Человек, занимающий позицию жертвы, оказывает необходимую медицинскую, бытовую помощь агрессору, инициирует беседу. Темой обсуждения часто становятся аспекты личной жизни – семья, вид деятельности, причины, побудившие к насилию, совершению преступления.

В отдельных случаях жертвы защищают агрессоров от полиции, обвинений при судебном разбирательстве. Если стокгольмский синдром развивается на бытовом уровне между членами семьи, пострадавшие часто отрицают факт насилия и тирании, отзывают собственные официальные заявления (обвинения). Существуют примеры, когда заложники скрывали преступника от полицейских, закрывали его собственным телом при угрозе применения оружия, выступали на судебных заседаниях на стороне защиты. После разрешения критической ситуации агрессор и жертва могут стать друзьями.

Осложнения

Стокгольмский синдром – форма адаптивного поведения в ситуации угрозы. Он направлен на защиту жертв от действий агрессоров, но при этом может стать препятствием для действий реальных защитников – полицейских, группы специального подразделения, обвинительной стороны при судебных разбирательствах. Особенно неблагоприятные последствия наблюдаются в «хронических» ситуациях, например, при домашнем насилии. Избежав наказания, агрессор повторяет свои действия с большей жестокостью.

Диагностика

Специфических диагностических методов для выявления синдрома не разработано. Обследования выполняются после завершения психотравмирующей ситуации. Признаки доброжелательного отношения жертвы к захватчикам определяются в ходе беседы, наблюдения за поведением в периоды судебных заседаний. Обычно люди открыто рассказывают о произошедших событиях, стремятся оправдать преступников в глазах врача-психиатра или психолога. Они преуменьшают значимость, реальность прошедшей угрозы, склонны обесценивать риски («он бы не стал стрелять», «он ударил, потому что был спровоцирован»). Для большей объективизации исследования проводится опрос других пострадавших либо наблюдателей. Их рассказы сопоставляются с данными опроса пациента.

Лечение стокгольмского синдрома

В опасной ситуации (террористического захвата, деспотичного поведения начальника, супруга) стокгольмский синдром поощряется специалистами служб поддержки. Вопрос о терапии становится актуальным после конфликта, когда жертва находится в безопасности. Часто специальная помощь не требуется, спустя несколько дней проявления синдрома исчезают самостоятельно. При «хронических» формах (бытовом стокгольмском синдроме), необходима психотерапия. Распространено применение следующих ее видов:

  • Когнитивная. При легких формах синдрома используются методы убеждения, смысловой переработки установок. Психотерапевт рассказывает о механизмах, лежащих в основе приспособительного поведения, о нецелесообразности такого отношения в нормальной жизни.
  • Когнитивно-поведенческая. Техники убеждения, изменения представлений об агрессоре сочетаются с разработкой и внедрением поведенческих шаблонов, позволяющих уйти от роли жертвы. Обсуждаются варианты ответов на угрозы, способы предотвращения конфликтов.
  • Психодрама. Данный метод помогает восстановить критическое отношение пациента к собственному поведению, к поведению агрессора. Психотравмирующая ситуация проигрывается, обсуждается участниками группы.

Прогноз и профилактика

Случаи стокгольмского синдрома, произошедшие вследствие терактов и похищений, имеют благоприятный прогноз, реабилитация продуктивно проходит при минимальной психотерапевтической помощи. Бытовой и корпоративный варианты хуже поддаются коррекции, так как сами жертвы склонны отрицать наличие проблемы и избегать вмешательства психологов. Способы профилактики данного состояния не являются актуальными, адаптивное поведение направлено на сохранение физического и психического здоровья жертв, подверженных агрессии. Чтобы предупредить развитие неблагоприятных последствий, необходимо обеспечить пострадавшим психологическую помощь.

что это, формы, стадии, симптомы и проявление, лечение и профилактика

Стокгольмский синдром не является серьезной болезнью или серьезным психическим расстройством, однако, психотерапия при нем все-таки показана. Что подразумевает данный синдром, узнайте из статьи.

В нормальных, здоровых отношениях нет места насилию и издевательствам, а люди, которые все-таки подверглись насилию с чьей-то стороны, как правило, люто ненавидят своего обидчика. Однако в современном мире случается разное. Очень часто в таких нездоровых отношениях и ситуациях можно разглядеть проявление стокгольмского синдрома.

Стокгольмский синдром: что это в психологии?

Стокгольмский синдром имеет множество других названий, например, синдром выживания заложника, синдром здравого смысла и т. д. Этот синдром представляет собой не что иное, как психологическое состояние человека, который подвергается насилию, однако, испытывает к своему мучителю сострадание и даже симпатию.

  • Получило данное психологическое состояние такое название из-за трагедии, случившейся в Стокгольме в 1973 г. Сбежавший заключенный смог в одиночку захватить банк, при этом он ранил одного полицейского и еще 4 людей взял в заложники. Полиция выполнила все требования преступника и даже доставила к нему его сокамерника, однако, в это же время ею разрабатывался план спасения людей путем газовой атаки.
  • После освобождения всех заложников последние сказали, что боялись не своих обидчиков, а полицию, поскольку по их словам преступники не сделали им ничего плохого. Есть информация, что именно заложники за свои деньги нанимали захватчикам адвокатов. Одного из преступников оправдали и отпустили. Известно, что после этого он поддерживал общение с одной из заложниц, а по некоторым данным, они даже поженились.
  • Из вышесказанного можно сделать однозначный вывод: при стокгольмском синдроме жертва всегда заинтересована судьбой своего истязателя. Более того, пострадавший человек никогда не считает себя жертвой и старается всячески помочь насильнику избежать наказания.
Жертва и истязатель
  • Известны случаи, когда жертвы террористов, насильников и семейных тиранов полностью становились на их сторону и даже защищали в суде. Некоторые умудрялись за свои деньги нанимать для злодеев адвокатов и защитников, также навещали их в тюрьме, а во время судебных заседаний заявляли, что они сами виноваты в случившемся и что именно они спровоцировали какую-то трагедию.

Стокгольмский синдром: формы

Нужно отметить, что различают несколько форм стокгольмского синдрома:

  • Бытовая. Данная форма проявляется в семейной жизни и может касаться:
  • Отношений мужа и жены. К сожалению, практически каждый человек может вспомнить хотя бы одну семью из своего окружения, в которой муж поднимает руку на жену (реже жена на мужа). И даже несмотря на все эти побои и моральные издевательства, женщины остаются в отношениях с обидчиком.
  • Что это? Глупость, выгода? Женщины оправдывают свое решение тем, что не хотят оставлять детей без отца, не могут уйти потому, что им некуда, что они финансово зависят от обидчика, что это они сами постоянно провоцируют скандалы и побои и т. д. На самом деле именно так проявляет себя стокгольмский синдром. Женщины не дают отпор обидчику, не вызывают полицию (даже имея серьезные повреждения), выгораживают мужа, придумывая истории «шла, упала, заработала синяк под глазом» и т. д.
Жертва
  • Отношения родителей и детей. Это тот самый случай, когда родитель позволяет себе публично унижать и оскорблять ребенка, дома позволяет себе поднять на него руку, сказать, что он ему не нужен и т. д., однако, при всем этом, если у малыша спросить, любит ли он своего обидчика, он с уверенностью ответит да. Как правило, дети, страдающие стокгольмским синдромом, никогда не жалуются на родителей-обидчиков, также оправдывают их поступки и ищут причины проблем в себе
  • Корпоративный стокгольмский синдром. Эта форма психологической зависимости появляется в отношениях между начальством, вышестоящим руководством и обычными трудящимися, подчиненными. Проявляется стокгольмский синдром в таком случае постоянным чувством вины обычного работника перед его начальством: мало сделал, не успел в срок, просит внеплановый выходной и т. д. Как правило, «болеют» этим синдромом те работники, которые получают самую низкую заработную плату, работают в свои выходные, не ходят в отпуска и т. д.

Стокгольмский синдром: причины возникновения

Для того, чтобы у человека появился стокгольмский синдром, он должен напрямую контактировать со своим обидчиком. Это может происходить в условиях теракта, во время выполнения военных операций, при тюремном заключении, в семье, где царит диктатура и есть тиран, в рабочих коллективах и т. д.

Жертвенность
  • Страх умереть от рук насильника, быть избитым. Это, пожалуй, первая причина, по которой жертва начинает слушаться своего обидчика и всячески оправдывать его поведение. В первую очередь она оправдывает его жестокое поведение для себя, ведь так будет гораздо проще терпеть издевательства, а уже после думает о реакции общества и хочет таким образом избежать ее. Зачастую стыд и вину за поведение тирана испытывает именно его жертва.
  • Привычка. Люди, которые с детства были биты, обижены своими родителями, сверстниками и т. д., привыкают к насилию и чаще всего именно в детстве у них начинает развиваться стокгольмский синдром. Более того, такие люди очень часто становятся на сторону истязателя в ситуации с другими людьми. Вот наглядный пример, который, к сожалению, известен многих людям. Дочка приходит и жалуется родителям, что ее избивает ее же муж. Несмотря на то, что это ее родные люди, вместо поддержки и помощи женщина чаще всего может услышать: «сама виновата, повод даешь», «значит, что-то делаешь не так, нужно угождать мужу», «просто так он бы тебя не бил, значит, на то есть причина», ну и классика «бьет, значит любит». Так размышлять может только жертва, у которой также есть стокгольмский синдром.
  • Понимание того, как можно выжить в стрессовой ситуации. В этом случае жертва играет роль послушного солдата, который не обсуждает действия и приказы начальства, а молча выполняет их, считая единственно верными. Стоит отметить, что и тиран в такой ситуации ведет себя несколько иначе. Он все же понимает ценность своей жертвы, поэтому, несмотря на грубые слова, поведение и т. д., не причиняет ей серьезные травмы. В результате, как правило, все остаются довольны: жертва вроде как не пострадала, а преступник/домашний тиран получил все, что хотел.
  • Личные качества. Есть люди, которые менее подвержены влиянию со стороны, они могут быть скрытные, замкнутые в себе, не болтливы и т. д. Такие люди, как правило, менее подвержены стокгольмскому синдрому. Они тихо ненавидят своего обидчика и просто ждут, когда он расплатиться за все зло, которое он им причинил. Люди же коммуникабельные более подвержены появлению этой нездоровой связи с обидчиком. Они могут разговаривать с ним, копаться в причинах его поведения и даже пытаться направить на «правильную» дорогу. Во время такого общения жертва проникается ситуацией и мотивами тирана, и начинает жалеть его.
  • Низкая самооценка человека, который подвергается насилию, нежелание действовать. Есть 2 варианта развития ситуации: либо примерять на себя роль жертвы, либо активно действовать и пытаться противостоять истязателю. Второй вариант выбирают куда реже, нежели первый. Почему? Потому что для многих это куда проще, чем пытаться изменить ситуацию. Например, если речь идет о жертве домашнего насилия. Согласитесь, в 99% человек может уйти, начать новую жизнь и т. д., но он не хочет, потому что так проще, удобнее, комфортнее и главное – не нужно выходить за рамки привычного. Еще больше такую ситуацию усугубляет самооценка жертвы. Если она низкая, человек начинает думать, что другого он просто недостоин, что все то, что он имеет, это лучшее, чего он заслуживает и т. д.
Жертва и обидчик
  • Любовь к агрессору. Это также касается бытового стокгольмского синдрома. Женщина очень привязана к своему мужу, очень любит его и начинает ставить его интересы выше всего, в том числе своего здоровья (психологического и физического), комфорта и счастья. В таком случае агрессор будет пользоваться беззащитным состоянием своей жертвы, и будет мучить ее всеми доступными способами. Стоит отметить, что насилие может быть физическим, психологическим и даже сексуальным.

Стокгольмский синдром: стадии

Стокгольмский синдром всегда формируется в 4 стадии:

  • Изначально жертва устанавливает контакт со своим обидчиком. Так происходит не потому, что эти люди хотят поговорить или открыть друг другу души, а из-за вынужденного совместного пребывания (особенно в случае с захватом заложников, террористическим актом и т. д.).
  • Из-за боязни смерти, увечий жертва начинает подчиняться истязателю и проявляет готовность сделать все, что тот прикажет.
  • Далее, как правило, жертва общается со своим обидчиком, иногда последний может рассказать, почему он поступает именно так (может рассказывать очень грустные истории и т. д.). На этом этапе пострадавший человек проникается пониманием и состраданием к своему истязателю.
  • На 4 этапе жертва уже полностью эмоционально зависит от насильника, она испытывает благодарность за то, что не убил, сохранил жизнь и т. д.
Жертва и насильник

Стокгольмский синдром: симптомы и проявление синдрома

Понять, что у человека развился стокгольмский синдром очень просто. Главный симптом этой нездоровой зависимости – симпатия между жертвой и агрессором (односторонняя, взаимная).

  • То есть, если есть ситуация, в которой человек на самом деле является жертвой, но сам он себя жертвой не считает и пытается всячески защитить своего обидчика, мы можем говорить о наличии данного синдрома.
  • Еще одним симптомом того, что человек уже имеет стокгольмский синдром или же подвержен ему, является сострадание к преступникам, гуманное к ним отношение. Например, люди, не страдающие данным синдромом, при виде маньяка, убийцы и т. д. не пытаются выяснить причины и мотивы его поступка, безапелляционно заявляют, что преступник виновен и заслуживает наказания, а человек, страдающий стокгольмским синдромом, в такой же ситуации начнет сочувствовать преступнику, попытается выяснить, что подтолкнуло его к такому поступку и уж точно найдет ему оправдание.
Сострадание и любовь к мучителю
  • Отказ от помощи, даже если очевидно, что эта помощь жертве нужна. Если жертва долго находится со своим мучителем, она начинает бояться не его, а того, что всю эту ситуацию разоблачат, истязателя накажут, а ее спасут. Как бы парадоксально это не звучало, но это так. Поэтому чаще всего жертвы домашнего насилия никогда не рассказывают, что они страдают, что они подвержены насилию и т. д., они покорно рассказывают всем, кто видит угрозу и хочет помочь им, что в их семье все хорошо, что их никто не обижает.
  • Многие в такой ситуации делают вывод, что это тиран так настраивает жертву, однако, ему и делать ничего не нужно, психологическая и эмоциональная зависимости жертвы от него такая, что последняя что угодно готова делать и говорить, лишь бы не огорчить свой объект сострадания (иногда обожания).

Стокгольмский синдром: диагностика, лечение и профилактика

Конечно же, прежде чем начать какое-либо лечение, необходимо удостовериться, что человек действительно страдает стокгольмским синдромом, однако, как таковой диагностики этой зависимости нет.

  • Работа с жертвой начинается после того, как заканчивается психотравмирующая ситуация. То есть, после освобождения из заложников, после развода супругов, если имело место бытовое насилие и т. д.
  • Выясняют, есть ли эта нездоровая привязанность к агрессору, психологи и психотерапевты в ходе бесед с жертвами. Если специалист видит, что жертва пытается смягчить обстоятельства произошедшего, с состраданием относится к истязателю и т. д., делается вывод, что у нее есть стокгольмский синдром.
  • Также могут анализировать слова жертвы во время судебного заседания. В этом случае наблюдают за тем, как жертва ведет себя при виде своего обидчика, оправдывает ли она его, поскольку очень часто пострадавшие заявляют, что агрессор на самом деле не хотел причинять кому-либо вред, не собирался стрелять, убивать и т. д.
  • Что касается лечения, то в целом данный синдром проходит самостоятельно уже спустя несколько дней после того, как жертва перестает быть с истязателем.
Нужен психолог

Однако, если речь идет о семейном стокгольмском синдроме, то в качестве лечения назначают психотерапию:

  • Как правило, психотерапевт разговаривает с жертвой, объясняет ей, почему она относится к своему обидчику именно так, переубеждает, что такое поведение не является нормой, программирует на «здоровое» поведение.
  • Также специалисты используют специальные техники, которые помогают жертве объективно оценить произошедшее, поведение свое и агрессора, посмотреть на ситуацию под другим углом.
  • Еще одним способом терапии является проигрывание стрессовой ситуации и ее анализ. В таком случае психотерапевт предлагает пострадавшему от насилия человеку вспомнить случившуюся ситуацию, все ее детали. Далее вместе со специалистом жертва анализирует ситуацию, ищет из нее правильный выход и т. д.
  • Стоит отметить, что прогнозы практически всегда благоприятные. Жертвы терактов, заложники очень быстро теряют нездоровую связь с преступниками. Жертвы же домашнего и корпоративного насилия справляются с синдромом немного дольше, поскольку очень часто они отвергают помощь и не видят никаких проблем в сложившейся ситуации.

Все люди, которые так или иначе пострадали от стокгольмского синдрома, должны пройти курс психологической помощи. Это поможет им выйти из стрессового состояния и начать полноценную жизнь.

  • К сожалению, профилактики для предупреждения этого синдрома нет, поскольку это нормальная защитная реакция организма на опасность и стресс.
  • Все, что мы можем сделать, чтобы уменьшить шанс возникновения стокгольмского синдрома, это не давать себя в обиду, уважать себя и не давать другим людям пренебрежительно относиться к нам.
Важно не давать себя в обиду

Если вы столкнулись с такой ситуацией, обязательно обратитесь за помощью к специалистам. Поверьте, выйти из сложившейся ситуации без вреда для себя, можно, стоит только захотеть и приложить капельку усилий.

Видео: Что чувствует жертва при стокгольмском синдроме?

Что это такое, симптомы и как лечить

Обзор

Что такое Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром — это психологическая реакция на пребывание в плену. Люди со стокгольмским синдромом устанавливают психологическую связь со своими похитителями и начинают им сочувствовать.

В дополнение к первоначальной ситуации похитителя и заложника Стокгольмский синдром теперь включает другие типы травм, при которых существует связь между обидчиком и человеком, подвергающимся насилию.

Многие медицинские работники считают позитивные чувства жертвы по отношению к своему обидчику психологической реакцией — механизмом выживания, — который они используют, чтобы пережить дни, недели или даже годы травмы или жестокого обращения.

Другие тесно связанные психологические состояния включают:

  • Склеивание травм.
  • Выученная беспомощность.
  • Синдром избитого человека.

Как Стокгольмский синдром получил свое название?

Это состояние получило свое название от инцидента с ограблением банка в 1973 году, который произошел в Стокгольме, Швеция.Во время шестидневного противостояния с полицией многие из пленных банковских служащих стали сочувствовать грабителям банков. После освобождения некоторые банковские служащие отказались свидетельствовать против грабителей в суде и даже собрали деньги в свою защиту.

Криминалист и психиатр, расследовавшие это событие, разработали термин «Стокгольмский синдром», чтобы описать симпатию некоторых банковских служащих к грабителям банка.

Симптомы и причины

Каковы симптомы стокгольмского синдрома?

Люди со Стокгольмским синдромом имеют:

  • Положительные чувства к похитителям или обидчикам.
  • Сочувствие убеждениям и поведению своих похитителей.
  • Негативные чувства по отношению к полиции или другим авторитетным лицам.

Другие симптомы сходны с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) и включают:

  • Воспоминания.
  • Чувство недоверия, раздражения, нервозности или беспокойства.
  • Не можете расслабиться или получить удовольствие от того, что вам раньше нравилось.
  • Проблемы с концентрацией внимания.

Что вызывает стокгольмский синдром?

Исследователи не знают, почему у одних пленников развивается Стокгольмский синдром, а у других нет.

Одна из теорий состоит в том, что это выученная техника, переданная нашими предками. В ранней цивилизации всегда существовал риск быть захваченным или убитым другой социальной группой. Связь с похитителями увеличивала шансы на выживание. Некоторые психиатры-эволюционисты считают, что эта наследственная техника является естественной человеческой чертой.

Другая теория состоит в том, что ситуация пленения или жестокого обращения очень эмоциональна. Люди приспосабливаются к своим чувствам и начинают сострадать своему обидчику, когда со временем к ним проявляют некоторую доброту.Кроме того, работая с обидчиком, а не борясь с ним, жертвы могут обеспечить свою безопасность. Когда обидчик не причиняет вреда, жертва может чувствовать благодарность и даже считать своего обидчика гуманным человеком.

Диагностика и тесты

Как диагностируется стокгольмский синдром?

Американская психиатрическая ассоциация официально не признает и не включает стокгольмский синдром в качестве состояния в свое последнее диагностическое руководство — золотой стандарт психических заболеваний и состояний. Поскольку это не включено, поставщики медицинских услуг могут распознавать или не распознавать это состояние.Тем не менее, все медицинские работники признают поведение, являющееся результатом травмирующей ситуации. Критерии посттравматического стрессового расстройства или острого стрессового расстройства, а также некоторые методы лечения часто аналогичны стокгольмскому синдрому.

Управление и лечение

Как лечится стокгольмский синдром?

Поскольку стокгольмский синдром не признается психологическим заболеванием, стандартного лечения не существует. Однако, как и лечение посттравматического стрессового расстройства, лечение стокгольмского синдрома обычно включает психиатрическое и психологическое консультирование («разговорная терапия») и/или медикаментозное лечение.Если у вас или у вашего близкого есть стокгольмский синдром, вы научитесь здоровым способам справиться со своей травмой.

Терапия может вам помочь:

  • Поймите свой опыт.
  • Поймите, как сочувственное отношение к своим похитителям было навыком выживания.
  • Узнайте, как вы можете двигаться вперед в своей жизни.

Если у вас есть симптомы, ваш лечащий врач может прописать лекарства, которые помогут вам уснуть или уменьшить тревогу или депрессию.

Перспективы/прогноз

Каков прогноз для людей со стокгольмским синдромом?

Во-первых, у большинства людей, подвергшихся жестокому обращению, травмам или попавшим в плен, стокгольмский синдром не развивается.Стокгольмский синдром — это редкая психологическая реакция на ситуацию плена или жестокого обращения. Психотерапия может помочь вам или близкому вам человеку выздороветь и двигаться дальше по жизни.

Часто задаваемые вопросы

Стокгольмский синдром применим только к ситуациям с заложниками?

Хотя Стокгольмский синдром был назван на основании места ограбления банка и захвата заложников, некоторые из тех же типов поведения и чувств наблюдаются у жертв других типов травм, в том числе:

  • Сексуальное, физическое и эмоциональное насилие.
  • Жестокое обращение с детьми.
  • Жестокое обращение с тренером-спортсменом. Одним из примеров могут быть спортсмены, которые соглашаются на экстремальные, оскорбительные тренировки, потому что считают, что тренер знает, что для них лучше.
  • Торговля людьми в целях сексуальной эксплуатации.

Записка из клиники Кливленда

Стокгольмский синдром — это механизм выживания. Вместо чувства страха, ужаса и враждебности по отношению к вашему обидчику вы можете начать испытывать чувство человечности и сострадания к нему. Если вы или ваш близкий человек испытали стокгольмский синдром, знайте, что ваши положительные чувства по отношению к обидчику не являются ошибкой.То, что вы чувствуете, — это понятный способ справиться с тем, что с вами произошло, и выжить. Ваш лечащий врач будет работать с вами, чтобы помочь вам или вашему близкому выздороветь.

Стокгольмский синдром в популярной психологии

23 августа 1973 года двое бывших заключенных, вооруженные автоматами, взрывчаткой и капсюлями-детонаторами, проникли в один из крупнейших банков Швеции и взяли четырех заложников. В течение следующих 131 часа этих заложников, похитители которых привязали к ним взрывчатку, держали в банковском хранилище.Когда шесть дней спустя прибыли спасатели, пленники удивили их, сопротивляясь спасению и защищая своих похитителей. Впоследствии они отказались давать показания против похитителей и даже собрали деньги на свою юридическую защиту. Источники различаются, но широко сообщалось, что по крайней мере одна (некоторые источники говорят, две) из трех женщин-заложниц в конечном итоге обручились с одним из грабителей банков.

Последующие инциденты в сочетании с повторным изучением многих ситуаций с заложниками социологами показали, что эта причудливая модель поведения на самом деле была настолько распространена, что заслужила название, и поэтому она стала широко известна как стокгольмский синдром.Психологи действительно зафиксировали схожие модели поведения во многих несопоставимых ситуациях, включая концлагеря, культы, инцест, отношения между проститутками и их сутенерами, военнопленными, угоны самолетов, супружеское насилие и, конечно же, похищения людей и захват заложников. Для развития стокгольмского синдрома необходимо соблюдение четырех условий:

  • Пленник чувствует как угрозу выживанию, так и готовность похитителя действовать в соответствии с этой угрозой.
  • Пленник понимает, что не может сбежать.
  • Пленник изолирован от точки зрения, отличной от точки зрения похитителя.
  • Похититель совершает акты доброты по отношению к пленнику. Они могут варьироваться от решения не убивать пленника и информирования его об этом до снятия ограничений и просто более мягкого обращения.

Возможно, самый известный пример стокгольмского поведения в Америке — это случай Пэтти Херст. Херст был похищен, заключен в тюрьму, изнасилован и подвергнут пыткам Симбионистской освободительной армией (ОАС), небольшим радикальным формированием, получившим некоторую известность в начале 1970-х годов (они не были армией, и их национальность не была симбионской — на самом деле, эта национальность выдуманное слово, происходящее от слова «симбиоз»).После своего испытания г-жа Херст, наследница огромного издательского состояния, была заснята камерами банковской безопасности, участвовавшей в ограблении вместе с членами SLA под новым именем «Таня».

Каким бы иррациональным это поведение ни казалось наблюдателям, стокгольмский синдром на самом деле является механизмом выживания, поскольку более склонные к сотрудничеству заложники с меньшей вероятностью будут застрелены, а в некоторых ситуациях с заложниками даже поощряются. К сожалению, это также повышает вероятность того, что заложники не будут сотрудничать ни во время спасения, ни во время судебного преследования.Подобное явление уже давно наблюдается полицией, которая арестовывает мужчин за супружеские побои. Женщины часто физически нападают на полицейских, которых вызывают, чтобы спасти их от жестокого нападения, а затем выручают мужа или бойфренда из тюрьмы под залог и впоследствии не выдвигают обвинений.

По крайней мере, одна феминистка-психолог, Ди Грэм, развила эту идею в противоречивую теорию: она утверждает, что, поскольку наша культура патриархальна, все женщины в той или иной степени страдают от того, что она называет социальным стокгольмским синдромом.Эта идея не получила широкого распространения среди психологов, но ее книга на эту тему продавалась большими тиражами, отчасти потому, что многие феминистки рассматривали ее как противоядие идеям Джона Грея. В то время как Грей представляет различия между мужчинами и женщинами как врожденные, неизменные различия, с которыми люди должны научиться жить, Грэм предполагает, что различия представляют собой стратегии выживания в мире, в котором женщины являются «заложниками» доминирующих мужчин, и, таким образом, это может быть можно преодолеть и устранить эти различия.Это стало очень популярным в публикациях поп-психологии — поиск «Стокгольмского синдрома» в Интернете в основном дает книги об отношениях между мужчинами и женщинами. Хотя это, безусловно, интересная перспектива, похоже, что она имеет мало общего со стокгольмским синдромом в его обычном понимании.

Артикул:

  1. Грэм, Д.Л.Р. Любовь к выживанию: сексуальный террор, мужское насилие и жизнь женщин. Нью-Йорк: издательство Нью-Йоркского университета, 1995.
  2. .

Стокгольмский синдром | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношения · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Эта статья нуждается во внимании психолога/академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если вы квалифицированы.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью

.

Четыре заложника при ограблении Kreditbanken симпатизируют своему похитителю (справа)

Стокгольмский синдром — это психологическая реакция, иногда наблюдаемая у похищенного заложника, когда заложник проявляет признаки лояльности к захватившему заложников, независимо от опасности (или, по крайней мере, риска), в которой находится заложник.Стокгольмский синдром также иногда обсуждается в связи с другими ситуациями с аналогичной напряженностью, такими как рабство, синдром избитого человека, случаи изнасилования, жестокого обращения с детьми и похищение невесты. Синдром назван в честь ограбления Norrmalmstorg Kreditbanken в Norrmalmstorg, Стокгольм, Швеция, в ходе которого грабители банка держали в заложниках сотрудников банка с 23 по 28 августа 1973 года. В этом случае жертвы эмоционально привязались к своим преследователям и даже защищали своих похитителей после того, как они были освобождены от шестидневного мытарства.Термин «Стокгольмский синдром» был придуман криминалистом и психиатром Нильсом Беджеро, который помогал полиции во время ограбления и упомянул синдром в выпуске новостей.

Другое использование

Лояльность к более сильному обидчику — несмотря на опасность, в которую эта лояльность ставит жертву — распространена среди жертв домашнего насилия, избитых партнеров и жестокого обращения с детьми (дети-иждивенцы). Во многих случаях жертвы предпочитают оставаться верными своему обидчику и предпочитают не оставлять его или ее, даже когда им предлагают безопасное размещение в приемных семьях или убежищах.Этот нездоровый тип психического феномена также известен как «связь с травмой» или «связь с преступником». Этот синдром был описан психоаналитиками школы теории объектных отношений ( см. Fairbairn) как феномен психологической идентификации с более сильным обидчиком. Вариант стокгольмского синдрома включает случаи жестокого обращения родителей и жестоких братьев и сестер, когда жертва, даже достигнув совершеннолетия, все еще оправдывает жестокое обращение в семье. (см. Бежеро).

Эволюционные и психоаналитические объяснения

Согласно психоаналитическому взгляду на синдром, тенденция вполне может быть результатом использования стратегии, выработанной новорожденными, для формирования эмоциональной привязанности к ближайшему влиятельному взрослому, чтобы максимизировать вероятность того, что этот взрослый позволит — в самый как минимум — выживание ребенка, если не показать еще и хорошую родительскую фигуру.Этот синдром считается ярким примером защитного механизма идентификации.

Социологическое объяснение

Согласно теории капитала Пьера Бурдье, в обществе ведется постоянная борьба за пять форм капитала от экономического до символического. Социальные действия представляют собой капитал, который можно использовать для получения власти в различных областях социального взаимодействия. Эта сила зависит от насильственного предотвращения доступа других к капиталу и противоположна ненасильственному социальному действию, когда капиталы используются для увеличения капитала, которым владеют другие.В марксистской теории классов капитал необходим для самореализации. Было высказано предположение, что традиции поддерживают классовое общество и формы капиталистического насилия. В ситуации с заложниками эти традиции обходят стороной, что может позволить непредвиденным действиям человека из низшего класса получить капитал. Поскольку личные интересы вступают в противоречие с традиционной культурой, этот отход от традиции предоставляет жертвам независимый форум, где они интерпретируют действия похитителя вне традиционных норм и относятся к похитителю с сочувствием.Это может привести к необходимости гарантировать, что острая борьба похитителя за социальное равенство увенчается успехом. Эта потребность может сопровождаться чувством безопасности, которое существует между лояльным человеком и похитителем.

Возможные примеры стокгольмского синдрома

  • Коллин Стэн, также известная как «Кэрол Смит», с 1977 по 1984 год находилась в плену у Кэмерона и Дженис Хукер в запертых деревянных ящиках. Она спала в ящике, похожем на гроб, под кроватью Проституток. Во время заключения Коллин постоянно подвергалась пыткам и сексуальным домогательствам, вплоть до полного морального и физического подчинения.Тем не менее, несмотря ни на что, она оставалась, даже когда казалось, что она может сбежать. В конце концов, присяжным предстоит ответить на вопрос: была ли Коллин Стэн промыты мозги и была вынуждена терпеть годы сексуальной деградации и психических пыток, как утверждали она и Дженис Хукер, или добровольным партнером в собственном порабощении, как Кэмерон Хукер утверждал, что в «любовных» отношениях по обоюдному согласию? Для подробного ознакомления с этим делом см. «Дело о семилетней секс-рабыне и идеальной жертве: правдивая история «Девушки в коробке» Д.A. Который преследовал ее похитителя [ISBN 978-0440204428]. Также задокументировано в эпизоде ​​​​166 «Американского правосудия» A&E.
  • Наследница-миллионер Пэтти Херст была похищена Симбионистской освободительной армией. После двух месяцев в плену она активно участвовала в ограблении, которое они организовали. Ее безуспешная юридическая защита заключалась в том, что она страдала стокгольмским синдромом и была принуждена к помощи SLA.Она была осуждена и заключена в тюрьму за свои действия по ограблению, хотя ее приговор был смягчен в феврале 1979 года президентом Джимми Картером, и она получила президентское помилование от Билла Клинтона.
  • Наташа Кампуш, 10-летняя австрийская девочка, похищенная Вольфгангом Приклопилем перед побегом в возрасте 18 лет в 2006 году, имела признаки стокгольмского синдрома, о чем свидетельствует ее скорбь после самоубийства похитителя. [1]
  • Шон Хорнбек был похищен в возрасте 11 лет в 2002 году и удерживался в течение четырех лет Майклом Дж. Девлином в штате Миссури. Шон Хорнбек начал использовать фамилию Девлина и, несмотря на то, что дважды разговаривал с полицией по другим, не связанным с этим вопросам, Шон Хорнбек не обращался за помощью в правоохранительные органы.В сообщениях СМИ, связанных с его спасением в январе 2007 года, было поднято много вопросов о том, почему он не высказался ранее, что привело к предположениям, что он страдал стокгольмским синдромом. Однако многие, в том числе другие жертвы сексуального насилия и другие жертвы похищений, выразили свое понимание и поддержку решения Шона не предпринимать попыток побега. [2] [3]

Синдром Лима

Кризис с захватом заложников в японском посольстве в декабре 1996 года в настоящее время преподносится как пример так называемого «синдрома Лимы», в котором проявились эффекты, противоположные стокгольмскому синдрому.Вместо того, чтобы пленники стали покорными, этот инцидент показал признаки того, что партизаны MRTA стали более сочувствовать бедственному положению и потребностям своих заложников.

См. также

Ссылки

Внешние ссылки

Стокгольмский синдром — Therapedia


Введение

Если вы или ваш любимый человек в настоящее время находитесь в оскорбительных отношениях, вы можете ознакомиться с некоторыми характеристиками, связанными со стокгольмским синдромом.Это описывает, как отношения могут сформироваться между жертвой и их обидчиком. Хотя это сложная психологическая реакция, она наиболее опасна, поскольку заложник может проникнуться сочувствием к похитителю или хищнику и позволить продолжить оскорбительные действия.

Диагноз «Стокгольмский синдром» может вызвать у жертвы эмоциональный паралич. Связь, которая возникает между обидчиком и пленником, может начаться как механизм выживания. Считается, что это состояние, также известное как синдром идентификации выживания, возникает, когда жертва начинает сочувствовать похитителю.Из-за страха эмоции, которые они испытывают, могут перерасти в привязанности. Убеждения могут возникать, когда есть сценарии жизни и смерти и продолжительные периоды времени, проведенные с похитителем. Это может даже вызвать появление симптомов у пленника, когда он не подвергается словесному или физическому насилию.

Как стокгольмский синдром может навредить нам

Это развитое состояние, которое может возникнуть более чем в одном сценарии. Это часто встречается у детей, подвергшихся насилию, избитых женщин, членов секты, жертв инцеста и тех, кто участвует в контролирующих отношениях.Хотя это считается стратегией выживания для жертв, это может привести к тому, что они сформируют эмоциональную связь с обидчиком и позволят продолжить опасную деятельность. Если есть попытка спасти заложника, они могут не сотрудничать или не выдвигать обвинения против кого-либо, несмотря на то, что имело место насильственное нападение. Важно понимать, что Стокгольмский синдром делает с жертвой, когда она остается в отношениях. В попытке выжить они могут защищать или даже любить контроллера.Это опасно, поскольку они могут испытывать к ним положительные эмоции, поддерживать их доводы и избегать всего, что может вывести их из-под контроля. Для того, чтобы человек высвободил или устранил этот мыслительный процесс, ему требуется обширная помощь и терапия.

Как стокгольмский синдром влияет на другие отношения

Людям со стороны может быть труднее всего изменить убеждения того, у кого есть возможность избежать отношений. Контролирующий характер партнера или члена семьи может устранить любые отношения, которые жертва имеет за пределами жестокого отношения.У контролера могут быть повышенные обязательства, так что другой партнер не сможет выжить самостоятельно. Если есть кто-то, кто готов помочь в этой ситуации, вмешаться может быть труднее всего, когда жертва не знает об опасном рабстве. Они могут остаться в отношениях из-за сильной вины, которую излучает контролер. Присутствие детей может оказать травмирующее воздействие на их способность развиваться и понимать природу окружающей среды. Иногда контролер может даже угрожать детям и близким жертвы, что затрудняет уход и получение профессиональной помощи.В этих отношениях жертва, вероятно, потеряла чувство собственного достоинства, уверенность в себе и может чувствовать себя отделенным от своего тела в попытке выжить. Из-за этой потери они могут прервать внешние отношения, не слушать других людей и сопротивляться получению помощи из внешних источников.

Как может помочь терапия

Стокгольмский синдром — это психологическое состояние, требующее интенсивной терапии. Когда жертва проявляет восхищение своим обидчиком или отказывается прекратить отношения из-за эмоциональной связи, которую они с ним установили, очень важно помочь этому человеку.Количество времени, которое требуется, чтобы осознать опасность и насилие, зависит от каждого человека. Часто они подвергаются насилию в умственной, эмоциональной и физической форме. Из-за этой боли могут пройти годы, прежде чем пациент поймет, что ему дает консультирование по лечению. Обычно жертвы становятся обусловленными из-за интенсивности эмоций. Они могут чувствовать себя важными или глубокими из-за этой интенсивности. Это может вызвать у них эмоциональные переживания и установить связь с кем-то, кто инициирует обидное выражение.Продукт этих эмоций может создать опасную связь, заставляя их «любить цепи, которые их связывают». Если вы член семьи, вашему близкому человеку, вероятно, был предоставлен выбор в этих отношениях, хотя ему, возможно, промыли мозги, заставив поверить, что будут неблагоприятные последствия, если он выберет свою семью, а не контролера. Получение профессиональной помощи для них имеет важное значение для их здоровья, поскольку они не знают об опасном цикле, который они допускают. Это состояние, которое в основном развилось из-за стресса и страха человека.Независимо от того, прекратили ли они уже эти отношения, необходимо, чтобы они получили немедленную помощь, руководство и большую любящую поддержку со стороны семьи и друзей.


Помогите нам улучшить эту статью

Нашли неточность? Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставить точную и научно достоверную информацию. Если вы обнаружили какую-либо ошибку, сообщите нам об этом, отправив электронное письмо по адресу [email protected], указав название статьи и проблему, которую вы обнаружили.


Делитесь терапевтическими услугами с другими

Психология стокгольмского синдрома (объяснение) — ПсихМеханика

Стокгольмский синдром — интригующий психологический феномен, при котором заложники испытывают положительные чувства к своим похитителям во время плена. Звучит запутанно. Ведь здравый смысл говорит, что мы должны ненавидеть тех, кто насильно захватывает нас и угрожает расправой, верно?

Стокгольмский синдром не только делает жертв похожими на своих похитителей.Некоторые также сопереживают похитителям, отказываются свидетельствовать против них в суде и даже собирают средства на их юридическую защиту!

Происхождение стокгольмского синдрома

Термин «стокгольмский синдром» впервые был использован после того, как четыре человека были взяты в заложники в банке в Стокгольме, Швеция, в 1973 году. В течение нескольких дней жертвы испытывали положительные чувства к своим похитителям и убеждали полицию не предпринимать никаких действий.

Они сказали, что чувствуют себя в большей безопасности со своими похитителями. Они сказали, что их шансы на выживание были бы выше, если бы их оставили наедине со своими похитителями без вмешательства властей.

Позже, когда полиция наконец вмешалась и освободила их, заложники встали на защиту своих похитителей и отказались свидетельствовать против них в суде.

Хотя термин «стокгольмский синдром» изначально использовался в контексте этой ситуации с заложниками, его использование распространилось и на такие ситуации, как похищения людей и жестокое обращение. Это потому, что жертвы в этих ситуациях иногда демонстрируют схожие модели поведения.

Стокгольмский синдром как реакция на стресс

Нет никаких сомнений в том, что насильственный захват или жестокое обращение — это стрессовое переживание, которое вызывает у жертв сильный страх.У нас, людей, есть ряд стратегий, позволяющих справляться с такими потенциально опасными для жизни ситуациями.

Во-первых, есть очевидная реакция «сражайся или беги»: сражайся с ними или убегай от них и спаси свою жизнь. Однако бывают ситуации, когда ни одна из этих стратегий выживания не может быть реализована.

Похититель слишком силен и приковал вас, например. Но выживание имеет первостепенное значение, и поэтому у нас есть больше трюков в рукаве.

Одним из таких трюков является реакция заморозки, когда жертва остается неподвижной, чтобы свести к минимуму сопротивление и отговорить агрессора от участия в насилии.

Другой реакцией является реакция испуга, когда жертва притворяется мертвой, заставляя агрессора не обращать на нее внимания (см. Почему люди теряют сознание).

Стокгольмский синдром

относится к этим категориям реакций, призванных повысить шансы на выживание в опасных для жизни ситуациях, таких как похищение людей и жестокое обращение.

Как это работает?

Похитители и насильники часто требуют от своих жертв подчинения, а подчинение более вероятно, если кто-то вам нравится.Если жертвы не подчиняются, их шансы умереть увеличиваются.

Итак, стокгольмский синдром — это реакция на стресс и защитный механизм, который человеческий разум использует, чтобы сделать жертв более послушными требованиям своих похитителей. 1

Психология стокгольмского синдрома

Эффект Бена Франклина может быть частично ответственным за стокгольмский синдром. Эффект гласит, что мы склонны любить тех, кому помогаем, даже если они совершенно незнакомы.Разум рационализирует помощь незнакомцу так: «Я помог им, они должны мне понравиться».

Ключевое отличие стокгольмского синдрома состоит в том, что жертвы вынуждены подчиняться, и тем не менее у них развиваются положительные чувства к агрессорам. Ум такой: «Я их выполняю, они мне должны нравиться».

Работает в обе стороны. То, что они вам нравятся, заставляет вас хотеть им подчиняться, а соблюдение их заставляет вас любить их.

Есть и другие важные силы.

Как правило, похититель угрожает жертве страшными последствиями. Они будут угрожать им расправой или смертью. Жертва моментально чувствует себя бессильной и беспомощной.

Они начинают думать о своей неминуемой смерти. Они потеряли все. Они в конце своей веревки.

В этом сценарии разум жертвы преувеличивает малейший акт доброты или милосердия со стороны похитителя. Несколько мгновений назад они угрожали им смертью, а теперь проявляют милосердие.Этот эффект контраста увеличивает небольшие акты доброты похитителей в сознании жертвы.

В результате жертва чрезмерно благодарна похитителю за то, что он был добр, накормил их, оставил в живых и не убил.

Облегчение, которое испытывает жертва от осознания того, что похититель не убил их и способен на помилование, огромно для жертвы. Настолько, что потерпевшая отрицает, что произошло. Они забывают о принудительном захвате и фокусируются лазером на хорошей стороне своего похитителя.

«Они ничего нам не сделали. В конце концов, они не так уж плохи».

Это опять-таки эффективная стратегия выживания разума, потому что, если жертвы каким-то образом проецируют эту веру в то, что их похитители — хорошие люди, на похитителей, то похитители с меньшей вероятностью убьют.

Жертвы хотят отрицать случившееся, потому что насильственный захват может быть унизительным опытом. Они спрашивают своих похитителей, почему они были схвачены, надеясь найти причины, оправдывающие захват — причины, которые убеждают их в том, что похитители не являются злыми по своей природе.

Должно быть, у похитителей были веские причины сделать то, что они сделали. Они должны стремиться к какой-то причине.

Следовательно, жертвы сопереживают и отождествляют себя с причинами похитителей.

Еще одна вещь, которую делают жертвы, это то, что они проецируют свой статус жертвы на своих похитителей. Это тешит их эго. Это отвлекает их мысли от собственных проблем, поскольку они сосредотачиваются на том, что их похитители действительно являются настоящими жертвами — жертвами общества, жертвами богатых и влиятельных или кем-то еще.

«Общество было к ним несправедливо».

Через все это жертвы сближаются со своими похитителями.

Эволюционные корни стокгольмского синдрома

Стокгольмский синдром — это развившаяся реакция, которая способствует выживанию в потенциально опасной для жизни ситуации. Мы видим форму стокгольмского синдрома у шимпанзе, когда жертвы жестокого обращения действуют покорно, чтобы успокоить своих обидчиков. 2

Исследования показывают, что женщины более склонны к развитию стокгольмского синдрома. 3

Есть разные точки зрения, чтобы понять это.

Во-первых, женщины более просоциальны, чем мужчины, что заставляет их искать хорошее в других людях. Во-вторых, женщины, как правило, более эмпатичны, чем мужчины. В-третьих, женщины находят доминирование привлекательным. Похититель занимает доминирующее положение во взаимодействии захват-захваченный.

Во многих фильмах есть причина, по которой женщины влюбляются в своих похитителей мужчин.

В доисторические времена женщин из соседних племен часто захватывали и включали в собственное племя похитителей.Вероятно, поэтому захват женщин во время войн был обычным явлением на протяжении всей истории (см. Почему люди идут на войну).

Даже сегодня похищение жены происходит в некоторых культурах, где это считается приемлемым поведением. Будущий жених обычно планирует похищение со своими приятелями-мужчинами, заставляя похищенную женщину выйти замуж. Некоторые даже считают, что медовый месяц является пережитком этой традиции.

В старые времена женщины, которые сопротивлялись захвату, повышали вероятность быть убитыми. В опасной для жизни ситуации, когда сопротивление вряд ли сработает, Стокгольмский синдром увеличил свои шансы на выживание.

Когда виновного в неудачном ограблении в Стокгольме в 1973 году спросили об инциденте, он дал довольно веселый ответ. Он отражает суть того, что мы обсуждали до сих пор:

.

«Это все они (заложники) виноваты. Они были слишком уступчивы и делали все, о чем я их просил. Это затрудняло убийство. Ничего не оставалось делать, как познакомиться».

Ссылки

  1. Адоржан М., Кристенсен Т., Келли Б. и Павлух Д.(2012). Стокгольмский синдром как местный ресурс. The Sociological Quarterly , 53 (3), 454-474.
  2. Кантор, К., и Прайс, Дж. (2007). Травматическая ловушка, умиротворение и сложное посттравматическое стрессовое расстройство: эволюционные перспективы реакций захвата заложников, домашнего насилия и стокгольмского синдрома. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии 41 (5), 377–384.
  3. Осе, К. (2015). Кризисные нарративы и маскулинная защита: определение пола исходного стокгольмского синдрома. Международный феминистский журнал политики , 17 (4), 595-610.

Привет, я Ханан Парвез (MBA, MA Psychology), основатель и автор PsychMechanics. Я опубликовал одну книгу и написал более 300 статей в этом блоге (начиная с 2014 года), которые набрали более 4 миллионов просмотров. PsychMechanics был отмечен в Forbes , Business Insider , Reader’s Digest и Entrepreneur . Не стесняйтесь обращаться ко мне, если у вас есть вопрос.

Что такое стокгольмский синдром? Это реально?

 

Если вы готовитесь к экзамену AP по психологии, вы, вероятно, наткнулись на термин «Стокгольмский синдром». Но что такое стокгольмский синдром? Как оказалось, стокгольмский синдром — сложный диагноз, который до сих пор вызывает много споров.

В этом руководстве w e мы расскажем вам все, что вам нужно знать о стокгольмском синдроме, и ответим на следующие часто задаваемые вопросы:

  • Что такое стокгольмский синдром?
  • Откуда это?
  • Что вызывает стокгольмский синдром и каковы его симптомы?
  • Стокгольмский синдром – это настоящий диагноз?

В конце этой статьи мы подведем итоги, подробно рассмотрев два реальных случая стокгольмского синдрома.(Вы захотите остаться до конца… эти дела действительно интересны.)

Готов? Тогда давайте прыгать!

 

 

Что такое стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром, который также иногда называют «привязанностью к травме» или «привязанностью к террору», определяется как «психологическая тенденция заложника связываться со своим похитителем, отождествлять себя с ним или сочувствовать ему». Другими словами, Стокгольмский синдром возникает, когда кто-то, кого удерживают против его воли, начинает испытывать положительные чувства к человеку (или группе), который держит его в плену.

Кроме того, несмотря на то, что стокгольмский синдром является психологическим феноменом, он не является психическим расстройством. Вместо этого i t классифицируется как синдром , который представляет собой состояние, характеризующееся набором симптомов, которые часто встречаются вместе. Чтобы диагностировать такой синдром, как стокгольмский синдром, у человека должны быть обнаружены большинство — но не все! — основных симптомов, связанных с самим синдромом.

 

Здание Kreditbanken в Нормальмсторге, Швеция


История Стокгольмского синдрома

В отличие от большинства синдромов, которые обнаруживаются со временем, когда врачи выявляют тенденции у своих пациентов, происхождение Стокгольмского синдрома можно проследить до одного конкретного события.

Утром 23 августа 1973 года Ян-Эрик Олссон, который уже был условно-досрочно освобожден за ограбление, вошел в Kreditbanken, банк в Стокгольме, Швеция. Он открыл огонь по двум шведским полицейским, после чего взял в заложники четырех банковских служащих. В рамках списка требований, которые он предъявил властям, Олссон просил привести к нему Кларка Олофссона, одного из его друзей из тюрьмы. (Олофссон стал сообщником Олссона в ситуации с заложниками в Kreditbanken, а два года спустя он ограбил еще один банк.)

Ситуация с заложниками продлится шесть дней , прежде чем полиция применит слезоточивый газ, чтобы усмирить Олссона и спасти заложников.

Развернувшаяся драма привлекла внимание всего мира. Однако в течение этих 130 часов произошло еще одно странное: заложников Олссона начали испытывать симпатию к своему похитителю.

Одна из заложниц, Кристин Энмарк, сказала журналистам после испытания, что она и другие заложники боятся полиции больше, чем Олссон.Позже она и ее товарищи по заложникам рассказали властям, что Олссон хорошо относился к ним, хотя он держал их в плену. Например, Олссон отдал свою куртку Кристин, когда она начала дрожать, а когда Элизабет Олдгрен — еще одна заложница — заболела клаустрофобией, Олссон позволил ей выйти из хранилища, где он держал всех в заложниках. Сочувствие заложников к Олссону продолжалось. даже после того, как их испытания закончились, а некоторые из них даже пошли навестить Олссона в тюрьме!

Психиатры, лечившие пострадавших, сравнивали их поведение с посттравматическим стрессовым расстройством, или посттравматическим стрессовым расстройством, которое они наблюдали у солдат, возвращающихся с войны.Но этот диагноз не совсем подходил, тем более что жертвы заложников Kreditbanken чувствовали себя в эмоциональном долгу перед Олссоном. Они чувствовали, что Олссон, а не полиция, спас их от смерти, и были благодарны Олссону за то, как он был к ним добр. Этот уникальный набор симптомов привел к тому, что психиатры назвали это явление «Стокгольмским синдромом», как мы его называем до сих пор.

 

Ник Янгсон/Альфа Стоковые изображения

 

Что вызывает стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром возникает у людей, которые были похищены или взяты в заложники и удерживаются против их воли. Люди часто думают, что кого-то нужно держать в заложниках в течение длительного периода времени, чтобы у них развился стокгольмский синдром, но новое исследование показывает, что это не так. Эксперты считают, что именно интенсивность опыта, а не его продолжительность, является одним из основных факторов, влияющих на то, будет ли кто-то испытывать Стокгольмский синдром.

Кроме того, некоторые психологи считают, что Стокгольмский синдром более вероятен в ситуациях, когда похитители не подвергают своих заложников физическому насилию. Вместо этого похитители полагаются на угрозу насилия. Это может быть направлено на жертву, семьи жертвы или даже на других заложников. Если жертвы верят, что их похитители осуществят свои угрозы, это делает их более послушными. Кроме того, отсутствие насилия становится признаком доброты. Другими словами, поскольку похититель мог — но не — действовать в соответствии с их угрозами, жертвы начинают видеть в этом признак того, что их похитители заботятся о них.

Это напряжение создает определяющую характеристику стокгольмского синдрома, когда жертвы начинают сочувствовать и/или заботиться о своих похитителях.

В случае с ограблением Kreditbanken мы можем это увидеть. Олссен угрожал своим заложникам физической расправой, но так и не довел дело до конца. Заложники сообщили прессе, что не считают Олсена плохим человеком, тем более что он не обращался с ними физически во время захвата заложников. Подобные обстоятельства могут заставить жертв думать о своих похитителях как о милых, а иногда даже хороших людях, которые о них заботятся.

Однако

случаев стокгольмского синдрома могут свидетельствовать об эмоциональном манипулировании или жестоком обращении.В этих случаях похитители используют эмоциональную тактику, чтобы убедить жертв сочувствовать им и выполнять их требования. Это может включать убеждение жертв в том, что внешний мир более опасен, чем пребывание с их похитителями, или убеждение жертв в том, что похититель тоже является жертвой. Это заставляет жертв чувствовать, что они не могут вырваться из своей ситуации, поэтому люди со Стокгольмским синдромом остаются со своими похитителями.

С психологической точки зрения большинство психологов и психиатров считают, что стокгольмский синдром по своей сути связан с инстинктом выживания.

Когда люди попадают в чрезвычайно опасные или травмирующие ситуации, они часто действуют инстинктивно, чтобы выжить. Вы, наверное, слышали об этом феномене, который называют инстинктом «бей или беги», когда вы либо бежите, либо замираете, либо атакуете, когда вам страшно. (Для справки, мы бегуны.)

Но инстинкт самосохранения на самом деле гораздо сложнее, особенно когда речь идет о сложной травме. В случае стокгольмского синдрома жертвы привязываются к своим похитителям, чтобы справиться со своей ситуацией.Это также способ для жертв попытаться заставить своих похитителей сочувствовать им, и, таким образом, уменьшить вероятность того, что их похитители причинят им вред или убьют их. Другими словами, построение эмоциональной связи становится для жертвы способом справиться со своей новой реальностью и, надеюсь, выжить.

Сказав все это, есть одна последняя, ​​но важная вещь, которую нужно понять о стокгольмском синдроме: он не предполагает никакого сознательного выбора со стороны жертвы.

Вот что мы имеем в виду. Скажем, вас похитили и держат против вашей воли. Вы можете решить быть милым со своими похитителями, пытаясь остаться в живых и, надеюсь, сбежать. В этом сценарии вы выбираете действовать определенным образом. Стокгольмский синдром, с другой стороны, возникает только тогда, когда жертва начинает подсознательно и невольно сочувствовать своему похитителю. В этих случаях жертвы не имеют никакого сознательного представления о том, что они делают, и их чувства к похитителям сохраняются еще долго после того, как они были освобождены.

 

 

Каковы симптомы стокгольмского синдрома?

На данный момент становится ясно, что Стокгольмский синдром является ситуативным, что означает, что он развивается у человека в определенном наборе очень травмирующих обстоятельств. (А именно, жертва взята в заложники незнакомцем и находится в плену.)

Теперь давайте рассмотрим четыре основных симптома человека, страдающего стокгольмским синдромом.

 

Симптом 1: Жертва положительно относится к похитителю

Как мы упоминали ранее, это отличительная черта Стокгольмского синдрома. Несмотря на ужасающую ситуацию, человек, у которого развился стокгольмский синдром, начнет сочувствовать, заботиться или положительно относиться к человеку (или людям), которые держат его в заложниках. Эти положительные чувства повышают вероятность того, что жертва подчиняется требованиям своих похитителей и чувствует себя виноватой, когда они этого не делают.Это, безусловно, верно для заложников в ограблении Kreditbanken. После освобождения Кристин Энмарк, одна из заложниц, рассказывала журналистам, что «чувствовала себя предательницей», когда давала информацию полиции за спиной Олссона.

Кроме того, эти чувства исходят из восприятия того, что похитители относятся к ним хорошо. Еще одна жертва Kreditbanken, Свен Сафстрём, вспоминает свою реакцию на угрозы Олссона. «Все, что вспоминается мне [сейчас], — сказал он позже репортерам, — это то, насколько добрым я думал, что [Олссон] сказал, что он прострелит мне только ногу.Эти предполагаемые акты доброты заставляют жертв чувствовать, что их похитители заботятся о них или защищают их, даже в плохой ситуации. Это может заставить жертв думать о своих похитителях как о хороших людях в плохой ситуации, а не о преступниках, нарушающих закон.

И помните: у жертвы эти положительные чувства развиваются подсознательно и совершенно вне их контроля. Эта реакция является их инстинктивной реакцией на опасную и травмирующую ситуацию, и это тактика выживания.

 

Симптом 2: Пострадавший испытывает негативные чувства по отношению к семье, друзьям или властям

Поскольку жертва соглашается со своим похитителем, жертвы также начинают перенимать их образ мышления. Поскольку похитители боятся быть пойманными и привлеченными к ответственности, жертвы часто испытывают такое же беспокойство.

Кроме того, некоторые похитители также убеждают своих жертв, что они защищают их от опасного мира, а не наоборот.Так было в случае с Kreditbanken, когда заложники испугались, что полиция, а не Олссон, представляет реальную угрозу. В телефонном разговоре с премьер-министром Швеции Кристин Энмарк объяснила, что, хотя с ней хорошо обращались, она боялась, что вместо этого «полиция нападет и убьет нас».

Эксперты объясняют, что явление сочувствия похитителю является разновидностью сверхбдительности , когда жертвы считают, что счастье их похитителей имеет решающее значение для их собственного благополучия и безопасности.Другими словами, когда похититель чувствует себя счастливым и в безопасности, жертвы тоже. Вот почему жертвы с симптомами стокгольмского синдрома нападают на людей, которые угрожают отношениям похититель-пленник, включая власти.

 

Симптом 3: Похититель положительно относится к жертве

Это работает двумя способами. В одном аспекте жертва чувствует, что ее похититель действительно заботится о ней. Это во многом связано с «добротой», о которой мы упоминали ранее.Когда похитители не действуют в соответствии со своими угрозами или когда они делают маленькие, казалось бы приятные вещи для своих жертв, может показаться, что они действительно заботятся о людях, которых держат в плену.

Например, Элизабет Олдгрен, будучи заложницей ограбления Кредитбанкена, использовалась Олссоном в качестве живого щита. Но он также дал ей свою куртку, когда она замерзла, что Элизабет восприняла как знак доброты Олссона. Позже она рассказала репортерам, что, хотя она «знала его день, когда я чувствовала его пальто вокруг себя», она также «уверена, что [Олссон] всегда был таким.Несмотря на угрозы и позерство Олссона, его единственный акт сострадания заставил Элизабет подумать, что он заботится и о ее благополучии.

Во-вторых, это работает, когда власти, такие как представители ФБР или полиции, используют тактику, чтобы заставить похитителей видеть в своих жертвах людей. Делая такие вещи, как просьба к похитителям называть своих заложников по именам, власти стремятся очеловечить жертв. Это снижает вероятность того, что похитители убьют своих жертв, потому что они боятся быть пойманными, и ФБР обучает своих сотрудников использовать эту тактику, чтобы «помочь сохранить жизнь».

 

Симптом 4: Жертва поддерживает или помогает похитителю

Последний симптом стокгольмского синдрома возникает, когда жертва, вместо того чтобы пытаться сбежать, пытается помочь своему похитителю, а не властям. В этом случае жертва ставит потребности своего похитителя выше собственной свободы, чтобы выжить.

К этому моменту человек с симптомами стокгольмского синдрома уже считает, что его похититель может навредить ему или людям, которые ему небезразличны, если он не подчинится его требованиям.Но что более важно, жертва начала видеть мир с точки зрения своего похитителя. Они не вынуждены помогать своему похитителю — люди со Стокгольмским синдромом делают это по собственной воле и руководствуясь инстинктом выживания.

Последний симптом может сбить с толку власти , особенно когда они не понимают, что у жертвы стокгольмский синдром. Во время инцидента с Kreditbanken Кристин Энмарк разрешили поговорить по телефону с тогдашним премьер-министром Улофом Пальме.Мало того, что она выразила недоверие полиции, она еще потребовала, чтобы жертвам разрешили сбежать с Олссоном, а не от него!

Чтобы усложнить ситуацию, этот симптом может также проявляться желанием помочь похитителям даже после того, как жертва была освобождена . Фактически, Кристен и другие жертвы ограбления Kreditbanken посещали Олссона в тюрьме в течение многих лет после инцидента.

 

Стокгольмский синдром — это то же самое, что и оскорбительные отношения?

Краткий ответ? Нет.

Несмотря на то, что многие причины и симптомы Стокгольмского синдрома звучат как признаки жестоких отношений, есть одно существенное отличие: Стокгольмский синдром возникает только в ситуациях, когда жертва не знает своего похитителя. Другими словами, , чтобы развился стокгольмский синдром, жертва должна никогда не встречаться со своим похитителем до . Домашнее насилие, с другой стороны, требует некоторого предварительного контакта. В случаях домашнего насилия жертва и преступник каким-то образом знакомы друг с другом — они связаны родственными узами, имеют романтические отношения или находятся в каких-то других близких отношениях.

Таким образом, хотя оскорбительные отношения и стокгольмский синдром могут иметь некоторые общие черты, это не одно и то же.

Стокгольмский синдром – это настоящий диагноз?

Хотя стокгольмский синдром привлек общественное внимание, в медицинском сообществе ведутся споры о том, следует ли классифицировать его как отдельное расстройство.

Психологи и психиатры используют Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , или DSM-5, как святой Грааль психологических диагнозов.Это стандартный диагностический инструмент для любых и всех психических заболеваний и расстройств… и стокгольмский синдром не фигурируют в DSM-5.

Это так по нескольким причинам. Во-первых, симптомы стокгольмского синдрома очень похожи на симптомы привязанности к травме или посттравматического стрессового расстройства, оба из которых и фигурируют в DSM-5. Однако психиатры и психологи не согласны с тем, к какой классификации относится стокгольмский синдром.Поскольку нет обширных исследований или консенсуса, который помог бы разрешить этот спор, Стокгольмский синдром полностью исключен из DSM-5.

Во-вторых, Стокгольмский синдром невероятно сложно изучить , потому что он очень редкий. (Подробнее об этом через секунду.) Это означает, что трудно придумать общепринятую метрику для диагностики стокгольмского синдрома, поскольку каждый случай настолько уникален. Это делает практически невозможным разработку диагностической рубрики для стокгольмского синдрома, что является основной целью DSM-5.

Наконец, Стокгольмский синдром — это синдром, а не психическое расстройство или психическое заболевание. Это означает, что это совокупность сопутствующих симптомов без какой-либо основной биологической или психической причины. Хотя существуют разветвления Стокгольмского синдрома, похожие на посттравматическое стрессовое расстройство, начало Стокгольмского синдрома является ситуативным, а не патологическим.

Итак, это возвращает нас к нашему первому вопросу: является ли стокгольмский синдром настоящим диагнозом? И да и нет. Хотя стокгольмский синдром не является признанным психологическим диагнозом психического заболевания или расстройства в DSM-5, он представляет собой клинический способ объяснить уникальные симптомы, которые проявляют некоторые жертвы похищений и заложников.

 

Ник Янгсон/Альфа Стоковые изображения

 

Известны ли примеры стокгольмского синдрома?

Несмотря на то, что это довольно известное психологическое состояние, Стокгольмский синдром в реальной жизни встречается удивительно редко. По данным Бюллетеня правоохранительных органов ФБР за 2007 год, у 73 процентов всех жертв похищений нет никаких признаков стокгольмского синдрома. Из оставшихся жертв менее чем у пяти процентов вообще разовьется стокгольмский синдром . (Напротив, оскорбительные домашние отношения, которые имеют много общих черт со стокгольмским синдромом, к сожалению, гораздо более распространены.)

Так почему же люди так интересуются синдромом, который встречается так редко?

Будучи увлекательной психологической темой, Стокгольмский синдром продолжает захватывать воображение публики в фильмах, телевизионных шоу и даже в музыке.На самом деле, это настолько широко распространенная тема в поп-культуре, что у синдрома даже есть собственная статья на TVTropes.com!

Эта озабоченность стокгольмским синдромом означает, что когда этот редкий случай действительно происходит, он вызывает безумие в СМИ. Давайте взглянем на два случая стокгольмского синдрома, которые привлекли внимание всего мира.


Пэтти Херст после ареста в 1975 году

 

Пэтти Херст

Одним из самых известных случаев стокгольмского синдрома является похищение Пэтти Херст.

В феврале 1974 года 19-летняя Пэтти Херст была похищена из своей квартиры в Беркли, штат Калифорния, группой, называвшей себя Симбионистской освободительной армией или SLA. SLA была радикальной группой активистов, которая использовала такие тактики, как ограбление банков, убийства и похищения людей, чтобы вести войну — как идеологическую, так и буквальную — против правительства США, которое они считали деспотичным «капиталистическим государством». SLA решила похитить Пэтти Херст, потому что она была внучкой газетного магната-миллиардера Уильяма Рэндольфа Херста и наследницей его состояния.

У SLA было три цели похитить Пэтти Херст. Во-первых, они хотели внимания СМИ к своей антикапиталистической платформе (которое они определенно получили). Во-вторых, они хотели вымогать деньги у семьи Пэтти, чтобы подпитывать свое дело. И, наконец, SLA планировала промыть мозги Пэтти, чтобы она стала не только членом SLA, но и образцом их движения. К сожалению, хотя семья Херст удовлетворила большинство требований SLA, включая пожертвование 8 миллионов долларов на еду для бедных, SLA не передала Пэтти ее семье.

Пэтти не видели два месяца, и когда она снова появилась, это было шоком.

В апреле 1974 года SLA ограбила банк Hibernia в Сан-Франциско… и Пэтти Херст была одной из грабителей. На кадрах с камер наблюдения видно, что Пэтти с автоматом помогает в ограблении и выглядит совсем не так, как человек, которого удерживают против ее воли. После ограбления SLA опубликовало заранее записанное сообщение от самой Пэтти. В записи Пэтти называла себя «Таня» и утверждала, что теперь она является добровольным членом движения SLA.

Видео вызвало широкое общественное обсуждение. SLA промыла Пэтти мозги? Или она организовала заговор с похищением, чтобы присоединиться к организации и вымогать деньги у своей семьи?

Эти дебаты закончатся судом. Пэтти и другие члены SLA были схвачены ФБР в сентябре 1975 года, через восемь месяцев после похищения Пэтти. Ей было предъявлено обвинение в вооруженном ограблении и ряде других преступлений, а ее защита утверждала, что у нее стокгольмский синдром.Но это было трудно сделать: ограбление Kreditbanken произошло всего двумя годами ранее, а стокгольмский синдром все еще был новой идеей в общественном сознании. В конце концов защита не убедила присяжных, и Пэтти Херст все же приговорили к семи годам тюремного заключения . Она отбыла два года в тюрьме, прежде чем ее приговор был смягчен президентом Джимми Картером.

Несмотря на то, что вокруг дела Пэтти Херст все еще много споров, ее ситуация теперь считается одним из лучших примеров стокгольмского синдрома , не считая ситуации с заложниками в Kreditbanken.


Джейси Дугард в 1991 году ( Семейное фото/CNN)

 

Джейси Дугард

Похищение Джейси Дугард — еще один известный случай стокгольмского синдрома, ставший сенсацией в СМИ.

10 июня 1991 года 11-летняя Джейси Дугард была похищена, когда шла домой после выхода из школьного автобуса. Ее мать перевезла семью в Мейерс, штат Калифорния, годом ранее, потому что считала, что это более безопасное место для воспитания детей, но теперь ее худшие опасения сбылись.

Как только люди поняли, что Джейси пропал, сообщество принялось за дело. Несмотря на широкомасштабные поиски и огромное количество публикаций в СМИ, в том числе статью о самых разыскиваемых преступниках Америки, Джейси Дугард, казалось, исчезла без следа. Многие думали, что Джейси мертва, но ее мать надеялась, что она все еще жива. И она была жива, но ее удерживали против ее воли в Антиохии, штат Калифорния… всего в трех часах езды от дома ее детства.

Джейси находилась в плену до 2009 года, и даже тогда ее спасли только потому, что ее похититель допустил несколько критических ошибок.

Филипп Грег Гарридо, отбывший условно-досрочное освобождение за похищение человека и зарегистрированный в качестве сексуального преступника, посетил кампус Калифорнийского университета в Беркли в поисках места для проведения специального мероприятия в рамках своей программы «Желание Бога». Гарридо считал, что ангелы общаются с ним и наделили его сверхъестественными способностями, и он хотел проповедовать в кампусе.

Отдел мероприятий Калифорнийского университета в Беркли и полиция кампуса сообщили о нем офицеру по условно-досрочному освобождению, который попросил Гарридо прийти на встречу. Он так и сделал и привел свою жену, Нэнси, Джейси и двух дочерей Джейси. (Гарридо неоднократно подвергал Джейси сексуальному насилию, у которой в результате было двое детей.) Полиция отделила Джейси от Гарридо и начала ее допрос. Джейси настаивала, что ее зовут Аллисса, и она признала свою настоящую личность только после того, как Гарридо признался в своих преступлениях. К этому моменту Джейси жила с Гарридо как «Аллисса» дольше, чем со своими биологическими родителями.

Во время ее допроса в полицейском участке власти сразу заметили, что у Джейси проявляются симптомы стокгольмского синдрома . Это стало еще более очевидным, когда стало известно больше об истории Джейси. Например, когда Джейси стала старше, Гарридо и его жена стали выводить ее на публику, в том числе на местные фестивали и ярмарки. Дугард даже помогал Гарридо вести типографию из своего дома. Она работала его графическим дизайнером, отвечала на телефонные звонки и электронные письма и даже встречалась с клиентами.Несмотря на это, она никогда не предпринимала никаких попыток сбежать или раскрыть свою истинную личность.

Во время интервью с Дайан Сойер для ABC News, Джейси объяснила, почему она никогда не пыталась сбежать, и рассказала о своем опыте со Стокгольмским синдромом. Когда Сойер спрашивает Джейси, почему она не сбежала, она отвечает: «В той ситуации… это был не вариант». Далее она говорит, что Гарридо убедил ее в том, что внешний мир опасен, и что оставаться с ним — единственный способ обезопасить себя и своих детей.Затем Сойер спрашивает Джейси, поймет ли она когда-нибудь, почему не пыталась уйти, и Джейси отвечает: «Нет. Я так не думаю».

Как и жертвы Kreditbanken, Стокгольмский синдром убедил Джейси, что ей безопаснее оставаться со своим похитителем, чем пытаться уйти. Сегодня Джейси использует свой опыт жертвы похищения и пережившей травму, чтобы помочь другим, попавшим в подобную ситуацию. Через свою некоммерческую организацию JAYC Foundation Джейси работает над повышением осведомленности и поддержкой семей, переживших похищение близкого человека.

Что теперь?

Если вы или кто-то из ваших знакомых оказались в ситуации, подобной описанной выше, обратитесь за помощью. Вы всегда можете обратиться за помощью на Национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону, тексту или через веб-чат.

Ищете дополнительные ресурсы по темам теста AP ? У нас их много, например, краткое изложение различных способов убеждения и огромный список учебных пособий по биологии AP!

Если термин «AP-тест» вам не подходит, не волнуйтесь! Вот учебник по экзаменам AP и разбивка среднего балла по каждому из них .

Почему жертвы сочувствуют своим похитителям

Все мы слышали ужасные истории о похищениях людей и захвате заложников, жертвы которых подвергаются ужасным испытаниям. Чего мы не ожидаем услышать от таких жертв, так это выражения сочувствия или признательности их похитителям. Но стокгольмский синдром описывает именно такую ​​реакцию. Это стратегия выживания, при которой жертвы заложников или жестокого обращения со временем развивают чувство доверия, привязанности или симпатии к своим похитителям или обидчикам.

В такой травмирующей ситуации можно было бы ожидать чувства гнева, ужаса и ужаса, но это состояние обычно считается защитным механизмом выживания для жертв. Стокгольмский синдром не является идентифицированным расстройством, а скорее описывает поведение людей, которые были травмированы в таких обстоятельствах. Несмотря на то, что это синдром, который с годами получил признание и осведомленность, он все еще встречается редко — и нет никаких объяснений того, почему это состояние проявляется у одних людей, а не у других.

История стокгольмского синдрома

Название для синдрома было придумано психиатром и исследователем криминалистики Нильсом Беджеро после ограбления банка, которое произошло в Стокгольме, Швеция, в 1973 году. После того, как четверо заложников находились в плену в течение шести дней, они начали испытывать сочувствие к своим похитителям. После освобождения потерпевшие описали чувство враждебности к полиции, а не к своим похитителям, и отказались давать показания против них.Реакция жертв по понятным причинам сбила полицию с толку — они даже заподозрили, что, возможно, они каким-то образом замешаны. Даже спустя месяцы после инцидента потерпевшие помогали собирать средства на юридическое представительство грабителей и навещали их в тюрьме.

История вызвала интерес у журналистов и исследователей, которым было любопытно узнать, было ли это уникальным событием и реакцией или реальным явлением. В конечном итоге исследования показали, что такое поведение на самом деле характерно для тех, кто побывал в неволе.

Другие известные истории Стокгольмского синдрома

Пэтти Херст была похищена в возрасте 19 лет группой вооруженных радикалов под названием «Симбионская освободительная армия» (SLA). После жестокого обращения и промывания мозгов Пэтти присоединилась к ним в преступных действиях, включая ограбление банка. Во время судебного разбирательства было высказано предположение, что ее участие в ограблении было похоже на Стокгольмский синдром как подсознательный механизм выживания.

Джейси Ли Дугард было 11 лет, когда ее похитили в Саут-Лейк-Тахо в 1991 году.Она оставалась пропавшей без вести в течение 18 лет, пока ее не нашли и не спасли. В течение этих 18 лет с ней жестоко обращались, подвергали сексуальному насилию и держали взаперти в палатке на заднем дворе. Она также родила двоих детей, которым на момент побега было 11 и 15 лет. Несмотря на длительное воздействие страданий, Дугард испытывала чувство привязанности к своим похитителям и, возможно, упускала возможности сбежать. Чтобы выжить, Дугард пришлось воспитать положительные чувства к своему похитителю.

Истории, подобные этой, могут иметь неоценимое значение для обращения и лечения людей, которые пережили такие травмирующие обстоятельства.Понимание этой динамики также помогло полицейским обучаться и готовиться к будущим ситуациям с заложниками.

Психология стокгольмского синдрома

Стокгольмский синдром можно описать как парадоксальный опыт, когда чувства и поведение кажутся нелогичными по сравнению с типичной реакцией. Предполагается, что кажущаяся иррациональной привязанность, которая может развиться, является бессознательным защитным механизмом глубоко в человеческой психике.

Жертвы домашнего насилия являются более распространенным примером синдрома, поскольку партнеры, подвергающиеся побоям, часто сопротивляются обращению в суд или выдвижению обвинений против своих обидчиков.Жертвы могут стать защитными и продолжать испытывать чувства привязанности к своим обидчикам. Другие примеры поведения стокгольмского синдрома наблюдаются в культах, узниках концентрационных лагерей, токсичных отношениях и других ситуациях промывания мозгов.

В Прятки: психология самообмана Нил Бертон исследует науку самообмана. Он описывает, как люди используют этот тип механизма психологической защиты, чтобы защитить себя от горькой правды.

Лечение стокгольмского синдрома

Существует мало убедительных исследований о том, как лучше всего лечить стокгольмский синдром. Если кто-то из ваших знакомых испытывает такие симптомы, рекомендуется обратиться за профессиональной консультацией. Терапия или психологическое лечение посттравматического стрессового расстройства может помочь уменьшить чувство тревоги и депрессии. Психологи также могут помочь людям с синдромом преодолеть чувство вины и понять, как двигаться вперед, понимая, что жертва не виновата.

Карен Долл уже 20 лет является лицензированным психологом в городах-побратимах и занимается организационным консультированием.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.