Содержание

1.2.3. Понятие и сущность адаптации. Социально-психологическая адаптация

Перечень всех учебных материалов

Государство и право

Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


1.2.3. Понятие и сущность адаптации. Социально-психологическая адаптация

  Понятие “адаптация” используется в настоящее время в разных областях знания (биология, философия, социология, социальная психология, этика, педагогика, экология и др.). Первоначально термин “адаптация” (от лат. “приспособление”) использовался в биологии (приспособление строения и функций организма к условиям существования и привыкания к ним). В частности, в теории “естественного отбора” Ч. Дарвина подчеркивалось возникновение новых видов путем изменения и приспособления организмов к соответствующим условиям среды. Человек, как часть животного мира, унаследовал от животных приспособительные способности, которые запрограммированы в генетическом коде биологических систем и являются важным фактором самосохранения человека.

  Адаптация организма к среде, взаимодействие организма и внешней среды носит динамический характер, т.е. постоянно меняется, но в определенных пределах (например, t° человеческого тела меняется в пределах — от 36 до 36,8 или 36,9°). Это динамическое равновесие организма и среды называется гомеостазом. На основе гомеостаза осуществляется главный смысл адаптационного процесса — выживание человека через гармоничное приспособление его организма к процессам природной среды.
  Адаптация человека — это процесс активного взаимодействия человека с природой, способствующий не только оптимальной жизнедеятельности, но и дальнейшему нормальному биологическому и социальному развитию человечества. Адаптация человека включает несколько уровней: биологический, физиологический, психологический, социальный. Биологическая адаптация человека является элементарным низшим и в то же время фундаментальным уровнем, который оказывает существенное влияние на все вышележащие и более сложные уровни и виды адаптации человека к среде и к себе самому. Человек является сложной природно-биологической и социально-духовной системой, что определяет особенности его адаптации на различных уровнях. Так, биологическая адаптация человека в отличие от биологической адаптации животных обладает рядом существенных особенностей.
  Во-первых, для человека характерна большая универсальность биологической адаптации. Биологически человек в отличие от животных приспособлен к любой экологической нише, — именно в силу того, что он жестко не связан и не приспособлен ни к одной из них, в частности. Если животные специализированны к какой-то определенной нише, которая ограничивает их миграцию и обитание и при смене условий среды может привести к их гибели, то человек может свободно мигрировать из одних природных условий в другие, не меняя своих основных качеств социально-биологического существа.
  Человек имеет наследственно закрепленную в генотипе наиболее широкую норму реакции на воздействия среды, которые меняются в течение его индивидуальной жизни.
  Норма реакции — понятие, которое выражает весь комплекс реакций, заключенных в генотипе и частично реализуемых в фенотипах в зависимости от взаимодействия со средой. Норма реакции включает все возможные реагирования без качественной характеристики с точки зрения полезности или вредности для живой системы; чем шире норма реакции особи, тем большими оказывается возможности для онтогенетической адаптации при смене условий существования и развития живых систем.
  Главное отличие биологической адаптации человека в том, что человек — это единственный из всего живого вид, который не только приспосабливается к природным факторам среды, но и приспосабливает среду без изменения своих основных биологических свойств. Эта активная преобразовательная деятельность человека обуславливает отличия человека от животных: а) наличие сознания и труда как осознанной деятельности, б) социальный характер жизнедеятельности человека. Универсальность сущности человека как социального существа в том, что он является и самосознающим и чувствующим субъектом, и одновременно практическим, предметно — действующим, преобразующим и среду и себя.
  Превращая природное в социальное, создавая искусственную природу — культуру — человек создает, формирует фундамент социальной адаптации. Таким образом, на основе универсальности биологической адаптации у человека возникают механизмы социальной адаптации, формирующиеся на базе его видовых особенностей — наличия сознания, социальной среды обитания, трудовой деятельности, социального общения. Отсюда — универсальность адаптации человека как социально — биологического существа, который и приспосабливается к среде и приспосабливает ее к себе, являясь тем самым, “адаптивно — адаптирующей системой” (Маркарян). Это выражает активный и двуединый характер человеческой деятельности, которая, благодаря возникновению культуры, является универсальным преобразующим механизмом.
  Культура выступает как надбиологический регулятивный, жизнеобеспечивающий и воспроизводящий механизм человеческой деятельности, то есть как особый адаптивный механизм общества. Специфика социальной адаптации человека в том, что приспособление к окружающей среде осуществляется внебиологическим способом — путем универсального преобразования внешнего мира. Адаптивно — адаптирующая система человека включает в себя не только биологические механизмы адаптации, но и в первую очередь социальные механизмы адаптации — они позволяют либо изолировать от вредного воздействия среды, либо преобразовать данную среду так, чтобы она соответствовала рациональному биологическому и социальному развитию человека.
  Все отмеченные выше уровни (виды) адаптации человека тесно взаимосвязаны, но имеют в ряде случаев относительную независимость. Отдельные могут доминировать в определенных условиях или на определенном этапе жизни человека.
  В отличие от социальной адаптации под психологической адаптацией понимается “принятие социально-полезных стандартов поведения и ценностных ориентации, сближение установок и направленности личности с ожиданиями социальной среды”. “Социальная и психологическая адаптация находятся в неразрывном единстве хотя иногда могут не совпадать”. Учитывая эту теснейшую взаимосвязь и единство основного содержания социального и психологического уровней адаптации целесообразно говорить о единой социально — психологической адаптации личности.
  Социально — психологическая адаптация является важнейшим механизмом социализации и определяется взаимодействием личности и социальной среды. При этом возможны ряд вариантов социально — психологической адаптации в зависимости от особенностей этих взаимодействующих систем:
  1. Успешная адаптация в итоге взаимодействия положительной среды (микросреды) и положительно направленной личности;
  2. При несоответствии микросреды и личности по установкам, требованиям — ожиданиям, нормам отношений и поведения возникают 2 типа адаптации: а) В случае если личность с негативной направленностью (антиобщественные установки), а микросреда с позитивной направленностью, личность, входя в данную среду, может преодолеть свой негативизм, усвоить положительные социальные нормы, идеалы, ценности; б) В случае если личность имеет положительную направленность, а микросреда антиобщественные нормы и установки, последняя может сформировать у индивида соответствующие негативные антиобщественные установки и интересы.
  В данном случае имеет место псевдоадаптация, поскольку, адаптируясь, приспособляясь к негативной микросреде, личность находится в состоянии дезадаптации к макросреде — к общепринятым гуманистическим нормам, ценностям, формам поведения большинства людей в обществе. В этом смысле псевдоадаптация личности, то есть ее приспособление к антиобщественной или даже криминальной микросреде, объективно означает отсутствие подлинной социализации и адаптации. Псевдоадаптация характерна для переломных критических периодов в развитии общества (в частности, в современной России), когда разрушены старые позитивные ценности и взамен не созданы или еще не устоялись, не утвердились в должной мере новые положительные установки, ценности и нормы поведения.
  Психологическая адаптация как основной механизм социализации личности сама по себе представляет сложную систему и включает следующие элементы: 1) когнитивные, психические процессы — ощущения, восприятия, представления, память, мышление, воображение и пр.;2) эмоционально — чувственные процессы и состояния; 3) волевые процессы, имеющие выход в практику поведения.
  Процесс социально-психологической адаптации включает 2 стороны — объективную и субъективную. Объективная — в том, что человек со дня своего рождения приобретает различные социальные свойства, отражающие его место в системе общественных отношений. С детства и до самой смерти идет непрерывный процесс развития механизмов адаптации. В нем принимают активное участие окружающая социальная среда (родители, друзья и т. д.), а так же различные социальные институты (система образования, воспитания, средства массовой информации и пр.). Субъективная — в том, что процесс социально — психологической адаптации человека связан с его половозрастными особенностями, личными качествами, взглядами, убеждениями и т. д.
  И здесь во многом проявляется активная роль личности, ее желание или нежелание изменить или усвоить существующие социальные ценности.
  Отсюда эффективность социальной и психологической адаптации человека зависит от взаимодействия объективных условий (социальное происхождение, образовательный уровень, природные задатки, непосредственная среда — семья, школа, трудовой коллектив, неформальное окружение и т. д.) и субъективных индивидуальных особенностей (сама личность, ее активная или пассивная позиция, ее способности к творческой деятельности и т.п.).


Социально – психологическая адаптация личности.

Нужна помощь в написании работы?

Адаптация — приспособление к изменяющимся внешним и внутренним условиям

Социальнопсихологическая адаптация – это средство защиты личности, с помощью которого ослабляются или устраняются внутреннее психологическое напряжение, беспокойство, дестабилизационные состояния, возникшие у человека при взаимодействии его с другими людьми, обществом в целом.

Адаптированность — уровень фактического приспособления индивида, уровень его социального статуса и самоощущения.

Адаптационное поведение характеризуется успешным принятием решений, проявлением инициативы и ясным определением собственного будущего.

Основные признаки эффективной адаптированности:

  • адаптированность в сфере социально-экономической активности, где индивид приобретает знания, умения и навыки, добивается компетенции и мастерства;
  • адаптированность в сфере личностных отношений, где устанавливаются эмоционально насыщенные связи с другими людьми, а для успешной адаптации требуются чувствительность, знание мотивов человеческого поведения, тонкого и точного отражения изменений взаимоотношений.

В процессе социализации происходит социально-психологическая адаптация личности.

Социальнопсихологическая адаптация – это интегративный показатель состояния человека, отражающий его возможности выполнять определенные биосоциальные функции:

  • адекватное восприятие окружающей действительности и собственного организма;
  • адекватная система отношений и общения с окружающими, способность к труду, обучению, к организации досуга и отдыха;
  •  изменчивость (адаптивность) поведения в соответствии с ролевыми ожиданиями других.

Стадии процесса социальнопсихологической адаптации:

1)      ознакомление;

2)      ролевая ориентация;

3)      самоутверждение.

Социальная дезадаптация — это частичная или полная утрата человеком способности приспосабливаться к условиям социальной среды.

Уровни дезадаптации:

  • Нижний уровень — скрытый, латентный уровень проявления признаков дезадаптации.
  • «Половинный» уровень — начинают проявляться дезадаптивные «пертурбации». Некоторые отклонения становятся возвратными: то возникают, обнаруживают себя, то исчезают, чтобы вновь появиться.
  • Устойчиво входящий — отражает глубину, достаточную для разрушения прежних адаптивных связей и механизмов.
  • Закрепившаяся дезадаптация — имеет очевидные признаки результативности.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость Поделись с друзьями

§ 59. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ | 9 класс учебник «Человек и Общество»

§ 59. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ


Адаптация. Социально-психологическая адаптация.

Социально­ психологическая компетенция. Адаптационный синдром. Цели и ценностные ориентации. Процесс социализации.

Социально-психологическая адаптация. Понятие адаптация нам знакомо. Оно часто встречается в научной литературе и в нашей обычной жизненной практике. Ботаники прививают какое-нибудь растение в новой среде. С научными или производственными целями подобные эксперименты проводятся и с животными, и с рыбами. Перемещенные в новые природно-климатические условия растения, животные, рыбы либо адаптируются к ним и продолжают свое развитие, либо погибают.

Адаптация (лат. adapto — «приспособляю») — одно из центральных понятий биологии, означает приспособление строения и функций организма, его органов и клеток к условиям среды. Процессы адаптации направлены на сохранение гомеостаза.

Необходимость адаптации возникает и у людей в процессе их жизнедеятельности. Большинство людей не остаются навсегда на одном месте, они перемещаются из одной привычной среды в другую, новую среду. Как правило, условия новой среды требуют от человека приспособления к ним. Это называется социальной адап­тацией. Если рассматриваются проблемы, связанные с психикой человека, нормами и обычаями новой среды, то используется термин социально-психологической адаптации.

Социально-психологическая адаптация—процесс актив­ного приспособления индивида к условиям новой социальной среды и результат этого процесса. Социально-психоло­гическим содержанием социальной адаптации является сближение целей и ценностных ориентаций группы и входящего в нее индивида, усвоение им норм, традиций, групповой культуры,’ вхождение в ролевую структуру группы. Это является одним из основных механизмов социализации личности.

В условиях современного Казахстана значение про­блем социально-психологической адаптации определяется двумя важными процессами. Первый — активное мигра­ционное движение населения (преимущественно корен­ного) из сельской местности в город; второй — усвоение общечеловеческих ценностей в связи с активным уча­стием Казахстана в общемировых интеграционных процессах.

Адаптационный синдром. Человек, родившийся и выросший в сельской местности, чем позже попадает в город, тем труднее и дольше адаптируется к новым условиям. В большинстве случаев он так и не усваивает цели и ценностные ориентации городской среды.

Существует понятие сензитивный возраст, часто используемое педагогами и психологами. Сензитивность возраста — присущий определенному возрастному периоду ребенка оптимальный характер развития психических свойств и процессов. В этот период ребенок развивается наиболее динамично и формируется как личность. Сензитивный возраст составляет период до 11—12 лет, в течение которых в нем закладываются основы знаний и умений, необходимых для духовного развития. Человек всю жизнь пополняет свои знания и опыт, но уже не может полностью перестроить себя с психологической точки зрения, трудно адаптируется в новых условиях. Таким образом, казахская пословица «Воспитывать детей — с младенчества» переплетается с положениями современной науки.

Неспособность человека усвоить нормы, обычаи, правила новой среды называется адаптационным синдромом.

Социально-психологическая компетентность. Способ­ность человека усвоить цели и ценностные ориентации, принятые в цивилизованном обществе, эффективно их использовать в процессе своей жизнедеятельности назы­вается социально-психологической компетенцией. Социаль­но-психологическая компетентность — основной критерий при отборе и назначении кадров, как рядовых, так и руководящих.

Задания

1. Внимательно прочитайте текст параграфа и сформулируйте понятие социализации. 2. Сравните цели и ценностные ориентации городского и сельского человека.

Культура речи.

Что такое речевой этикет?

Дифференциация языковых стилей. Нормы делового этикета.

Культура речи. Самым главным и самым распростра­ненным средством общения людей является язык. Поэтому, говоря о культуре общения, нельзя не коснуться проблемы культуры речи.

Культура речи — усвоение норм устного и письменного литературного языка, сложившихся в процессе развития общества, способность довести свои мысли до собеседника в соответствии с правилами применения слов и использованием выразительных средств языка. Культура речи включает в себя соблюдение всех правил: постановки ударения, фонетики, грамматики, использования стилей. Культура речи охватывает весь процесс речевого общения, начиная от приветствия и заканчивая результативным заверше­нием производственного задания или иной деятельности, вызвавшей необходимость сотрудничества. Особенно важное значение имеет соблюдение культуры речи в решении государственных задач.

В культуру речи входят все устоявшиеся обще­человеческие правила, используемые в процессе ведения официальных переговоров, решении производственных задач. К основным принципам этих правил относятся точность формулировок, вежливая форма высказывания. Язык, мышление и действие тесно связаны между собой.

Играющий ребенок всегда озвучивает свою игру. Младшие школьники могут читать только вслух, про себя читать учатся позже. Взрослые тоже думают на языке, который лучше знают.

Если невнятен язык, то туманно и мышление. Язык ш зеркало мышления. Языковая неграмотность приводит к общей неграмотности человека, является признаком низкой культуры.

Речевой этикет — система устойчивых формул общения в тоне избранного стиля разговора в зависимости от социальной роли собеседников и официальности или неофициальности беседы. Речевой этикет состоит из устоявшихся в общественном сознании норм общения и выполняет связующую роль.

Большое значение имеет умение правильно выбрать обращение к собеседнику, так как через обращение определяется характер общения. В последние годы слова- обращения по форме и по содержанию сильно изменились.

В оборот снова вошли слова, которые начали уже забываться в годы Советской власти. Приведем некоторые из них.

В обществе наиболее часто употребляются слова-обращения: к мужчине — мырзз (господин), к женщине — ханым (госпожа), к девушке — бикеш. В ходе общественной деятельности также используются и другие слова-обращения, принятые в цивилизованном мире и ставшие нормами этикета.

Умение правильно выбрать форму обращения имеет очень важное значение в повседневной жизни. Нормы делового этикета предполагают отношения только на «вы”. Такое обращение не только требует вежливости, но оно также придает официальный статус разговору.

В общении по производственным вопросам с более старшим по возрасту собеседником хорошие, даже дружеские отношения не могут служить основанием для перехода на «ты». Ни пожилой учитель к старшекласснику, ни старый профессор к студенту не должны обращаться на «ты».

Причинами обращения на. «вы» могут быть:

—             незнакомство адресата и адресанта, слабое знакомство, удаленность;

—             официальный статус разговора, послужившего причиной общения;

—             статус собеседника.

Вообще в беседах с людьми, даже с самыми близкими друзьями, желательно соблюдать обращение на «вы”. Во-первых, это будет хорошей привычкой; во-вторых, это необходимость.

Дифференциация стилей языка. При вербальном общении человек доводит свою мысль до собеседника посредством определенного стиля изложения. Донесение информации с использованием любого языка осуществля­ется в двух стилях — официальном и неофициальном.

Официальный стиль — совокупность правил построения речи при обмене информацией в ходе выполнения производ­ственного задания или общественной деятельности.

Официальный стиль, в свою очередь, подразделяется на три стиля: а) политико-публицистический; б) деловой; в) научный. Любой человек при передаче официальной информации посредством языка использует один из названных стилей. Строгое соблюдение стиля является показателем высокой культуры речи.Политическая литература, информация в печати, директивы органов государственного управления, документы общественных объединений пишутся в политико-публицистическом стиле.Все, что касается общественного производства: поступающие сверху приказы, передаваемые снизу отчеты, различные документы — договора, планы, заявления, требования, акты, заключения, предложения, жалобы, запросы и т.д., составляется в деловом стиле. Научные произведения, исследования, диссертации, монографии, статьи в научных журналах должны быть выдержаны в научном стиле. Причем каждая наука имеет свою терминологию и свои правила использования слов. Официальный стиль распространяется не только на письменные документы. На деловых переговорах, собраниях, в устных приказах и распоряжениях админи­страции, отчетах и требованиях сотрудников, в отноше­ниях с другими учреждениями, иностранными организа­циями и физическими лицами должны соблюдаться правила официального стиля. Производственные связи могут быть и опосредованными. Правила официального общения посредством телефона, телеграфа, почты, факса, пейджинговой связи составляют целую науку.

Например, переговоры по телефону должны осуществляться на основе целого ряда правил. Здесь положение каждого собеседника определяется их ролями. Адресант (звонящий) — заинтересованная сторона, адресат (получатель звонка) — независимая сторона.

Первый не должен забывать, что он является заинтересованной стороной, и пытаться обратить на себя внимание последнего. В большинстве случаев результаты переговоров напрямую зависят от уровня культурности собеседников. Поэтому адресант должен помнить, что самый лучший стиль — простота. Начало телефонного разговора начинается с приветствия. Причем здесь совершенно неуместны длинные приветствия с вопросами о здоровье всех близких. Адресант не спрашивает: «С кем я говорю?», пока не представится сам. После окончания разговора звонящий кладет трубку только после того, как ее положит адресат.

Неофициальный стиль. Неофициальным стилем назы­вается порядок использования выражений, слов, употреб­ляемых вне общественной и производственной сфер, т.е. в быту, местах отдыха и т.д.

Различие между официальным и неофициальным стилями проявляется в том, что речь говорящего при употреблении первого, как правило, находится под общественным контролем, а во втором случае никаких ограничений не существует.

 

 

 

 

Вопросы и задание

Что такое дифференциация стилей языка? 2. Какие существуют официальные стили? 3. Вспомните понятия культуры речи, речевого этикета и организуйте обмен мнениями о соблюдении этих критериев в процессе вашего общения.

Социально-психологическая адаптация студентов в условиях вуза — NovaInfo 63

В условиях смены образовательных парадигм, новых социально-экономических условий, высшее профессиональное обучение и профессиональная деятельность существенно осложняется, актуализируя внутренние, психологические ресурсы личности.

Предупреждение и преодоление социально-психологической дезадаптации является актуальной проблемой в настоящее время. Неверная оценка характера и причин затруднений, возникающих у студентов на начальных этапах высшего профессионального образования, предъявляющего высокие требования не только к познавательной сфере студентов, но и к его личности в целом, порождают круг еще более сложных проблем [1, 3, 7, 8].

В данной работе мы рассмотрели содержание социально-психологической адаптации, проблемы и вопросы дезадаптации, способы повышения социально-психологической адаптации студентов в условиях ВУЗа.

Объект исследования — студенты СОГУ.

Предмет исследования — особенности социально-психологической адаптации студентов ВУЗа.

Цель — изучение динамики социально-психологической адаптации студентов в условиях ВУЗа.

Гипотеза: если в рамках учебно-воспитательного процесса проводить адаптационные тренинги, то это способствует ускорению социально-психологической адаптации студентов.

Задачи исследования:

  1. теоретическое изучение содержания, видов, механизмов, стадий и уровней адаптации;
  2. определение признаков и причин дезадаптации;
  3. раскрытие социально-психологических особенностей студенчества как социальной группы;
  4. исследование динамики социально-психологической адаптации учащихся в условиях начального профессионального образования;

Методы исследования: теоретический анализ психолого-педагогической и социально-психологической литературы по проблеме социально-психологической адаптации, опрос, тестирование, методы статистической обработки данных.

Теоретический анализ проблемы социально-психологической адаптации показал, что адаптация предполагает: во-первых, приобретение знаний, умений и навыков, компетентности и мастерства, а, во-вторых, изменение психической организации человека — когнитивных составляющих: сенсорных, перцептивных, мнемических и др.; и личностных процессов: мотивации, целеполагания, эмоций и др. [5, 6].

Это может осуществляться по следующим направлениям:

— изменением окружающей среды путем перестройки ее ожиданий от личности, норм и ценностей в соответствии с личностными, через очеловечивание среды в личностном плане, подчинение ее личности и т.п.

— перестройкой функциональных систем, ценностных ориентаций, интересов человека через приспособление человека к среде, ее ценностям, правилам и т.п.;

— соединением и гармонизацией первых двух путей.

При этом в управлении адаптационными процессами важно учитывать, что параметры физиологических и психологических возможностей человека и возможностей среды, условий и содержании деятельности вполне определенны, не безграничны в плане перемен, перестройки.

Социально-психологическая адаптация личности — это двусторонний процесс взаимодействия, в ходе которого происходят перемены как в личности, в психике человека в целом, так и в среде, в ее нормах, правилах, ценностях, во всех сферах духовной жизни социума и его организации.

В нашем исследовании участвовали студенты 1-го курса психолого-педагогического факультета СОГУ. Экспериментом было охвачено несколько групп студентов, допущены до статистической обработки данные по 60 студентам.

Гипотеза: если в рамках учебно-воспитательного процесса проводить адаптационные тренинги, то это способствует ускорению социально-психологической адаптации студентов.

Экспериментальная часть работы реализовывалась в три этапа:

1 этап. Диагностика особенностей социально-психологической адаптации студентов СОГУ. Данный этап проводился в середине декабря 2016 года.

С целью выявления особенностей социально-психологической адаптации студентов использовались следующие методики:

  1. Методика диагностики самооценки психических состояний Г.Айзенка, позволяющая выявить индексы по шкалам: тревожности, фрустрации, агрессивности, ригидности.
  2. Методика диагностики социально-психологической адаптации К.Роджерса и Р.Даймонда, направленная на выявление таких интегральных показателей, как адаптация, самопринятие, принятие других, эмоциональная комфортность, интернальность, стремление к доминированию [4] .
  3. Методика диагностики типа эмоциональной реакции на воздействие стимулов окружающей среды В.В.Бойко, направленная на изучение параметров активности: эйфорической, рефрактерной, дисфорической, и характера стимулов, формирующих реакцию: положительных, амбивалетных, отрицательных.

2 этап. Психологическое сопровождение студентов с проведением тренингов по социально-психологической адаптации осуществлялось в янвпре-феврале 2017 года.

Помощь в социально-психологической адаптации студентов оказывается в СОГУ в рамках психологического сопровождения учебно-воспитательного процесса с целью повышения качества обучения и воспитания студентов, разрешения проблемных ситуаций, связанных с особенностями развития личности юношеского возраста, более эффективного проведения учебно-воспитательной работы [2].

Методическое руководство, координацию и контроль работы по психологическому сопровождению учебно-воспитательного процесса в СОГУ осуществляет воспитательный отдел. Специалисты отдела выявляют основные психологические проблемы студентов, прогнозируют их развитие, планируют профилактические и корректирующие мероприятия по их разрешению и вырабатывают рекомендации студентам и их кураторам.

Основными направлениями работы по психологическому сопровождению учебно-воспитательного процесса являются:

  • психологическое просвещение, цель которого — формирование у студентов, родителей и преподавателей общей психологической культуры, знаний и желания использовать их в интересах собственного развития; создание условий для сохранения и укрепления психологического здоровья студентов, полноценного их личностного роста; способствование улучшению форм общения преподавателей со студентами в целях создания благоприятного психологического климата;
  • психодиагностика, с целью социально-психолого-педагогического изучения студентов первого курса, определения их индивидуальных особенностей и склонностей, возможностей в процессе обучения и воспитания, в профессиональном самоопределении, выявлении причин нарушений в развитии, обучении и воспитании, социально-психологической адаптации;
  • психокоррекция и развитие личности, с целью активного воздействия на процесс формирования личности, сохранения ее индивидуальности на основе совместной работы с преподавателями;
  • индивидуальное психологическое и профессиональное консультирование, с целью оказания помощи студентам, педагогам и родителям;
  • психологическая профилактика, с целью разработки рекомендаций преподавателям, родителям по оказанию помощи в вопросах воспитания, обучения и развития.

В работе со студентами первого курса используются следующие формы и методы: лекции, беседы, тестирование, опрос, тренинги, групповые и индивидуальные консультации.

Проведение тренингов, которые относятся к методам активного обучения, связано со стремлением преподавателей способствовать повышению социально-психологической адаптации студентов, созданию специальных условий, мотивирующих студентов к самостоятельному, инициативному и творческому освоению учебного материала в процессе познавательной деятельности.

Цель проведения адаптационного тренинга — ускорение социально-психологической адаптации членов учебной группы, сплочение группы и развитие коммуникативных навыков.

Задачи адаптационного тренинга:

  • знакомство и сближение участников группы;
  • формирование ценностных ориентаций и интересов через приспособление студентов к новой среде;
  • формирование норм взаимодействия в группе и преодоление барьеров общения между участниками группы;
  • создание благоприятного эмоционально-психологического климата в группе;
  • формирование навыков межличностного общения и группового взаимодействия.

Важно сформировать у участников тренинга интерес и должную мотивацию. Создание в тренинговой группе гармоничной атмосферы доверия и безопасности, предполагающей позитивный эмоциональный настрой, помогает перейти на откровенное общение.

3 этап. Повторная диагностика студентов проводилась в конце февраля 2017 года.

Эмпирическое исследование позволило выявить уровни социально-психологической адаптации студентов и показать сложность данного процесса. Выявлены неадаптированные студенты, они испытывают трудности в процессе именно социально-психологической адаптации, причем причины дезадаптации коренятся в личностных особенностях учащихся: повышенной фрустрированности, рефрактерной активности, ригидности, неумению устанавливать взаимоотношения со сверстниками. Это говорит о том, что эмоциональная система восприятия этих студентов пасует перед разными влияниями — положительными, отрицательными и амбивалентными. В окружающей действительности она выбирает преимущественно амбивалентные стимулы, обнаруживающие либо положительный, либо негативный смысл, который зависит от установок самой личности, от ее тенденции приписывать вещам, явлениям, людям хорошие или плохие качества. При этом данные студенты «застревают» в личности, остаются в виде переживаний неприятного осадка, размышлений, затаенной грусти, злобы, испытывают эмоциональный дискомфорт, они агрессивны и фрустрируемы в большей степени, чем другие студенты.

Реализация адаптационных тренингов и анализ повторной диагностики полученных результатов, позволил отметить, что в экспериментальной группе произошли:

  • изменения по таким показателям, как тревожность, агрессивность, ригидность, рефрактерная активность, — наблюдается снижение этих показателей;
  • увеличение показателей адаптации и эмоционального комфорта студентов.

В контрольной группе, хотя и произошли изменения по показателям социально-психологической адаптации, фрустрации, агрессивности, эмоциональному комфорту, но они незначительны.

Таким образом, можно отметить, что студенты экспериментальной группы отличаются от студентов контрольной группы по показателям тревожности, агрессивности, ригидности, где они ниже в первой группе и социально-психологической адаптации, которая выше в экспериментальной группе на уровне значимости 0,01. Эмоциональный комфорт оценивается выше студентами экспериментальной группы с вероятностью допустимой ошибки р< 0,05, рефрактерная активность выше в контрольной группе с вероятностью допустимой ошибки р< 0,05. Следовательно, показатели, указывающие на успешную социально-психологическую адаптацию выше у студентов экспериментальной группы.

Полученные результаты исследования показывают на необходимость психологического сопровождения студентов в процессе адаптации к обучению в условиях высшего профессионального образования. В частности, после реализации адаптационных тренингов ускоряется социально-психологическая адаптация студентов, повышается их эмоциональная удовлетворенность и комфорт.

Экспериментальное исследование нашей работы доказало, что социально-психологическая адаптация довольно сложный процесс, который характеризуется многими сложностями. Нами отмечена динамика таких показателей социально-психологической адаптации студентов как адаптация, эмоциональная удовлетворенность, согласно используемым методикам, снижение тревожности, ригидности, рефрактерной активности и фрустрации, что свидетельствует об эффективности адаптационных тренингов.

Как показывает опыт, работа, направленная на оказание помощи студентам первого года обучения в условиях высшего профессионального образования в адаптации к условиям обучения, она совершенно необходима, и при правильной организации будет полезна не только самим студентам, но и преподавателям.

Таким образом, экспериментальное исследование подтвердило поставленную гипотезу о том, что если в рамках учебно-воспитательного процесса проводить адаптационные тренинги, то это способствует ускорению социально-психологической адаптации студентов.

Психологическая адаптация и социальная поддержка родителей онкобольных детей: проспективное лонгитюдное исследование | Журнал детской психологии

Аннотация

Задача: Исследовать уровни поддержки и сопутствующие и предполагаемые эффекты поддержки на психологическое функционирование родителей детей, больных раком, в проспективном продольном исследовании.

Методы: Уровень самооценки родителей ( n = 128) психологического стресса, количества поддержки и неудовлетворенности поддержку оценивали при постановке диагноза, через 6 и 12 месяцев.

Результаты: Родители получили наибольшую поддержку при постановке диагноза. Самовоспринимаемое количество уменьшалось со временем, но родители указывали, что они остался так же доволен. Поддержка значительно прогнозируемых одновременных и предполагаемое бедствие отцов, но не матерей. Неудовлетворенность поддержка и негативное взаимодействие были постоянными факторами риска для отцов. Матери, которые психологически хорошо адаптировались, получали больше поддержки и меньше неудовлетворены, чем матери, которые оставались в клиническом дистрессе.Тем не менее нет обнаружен стойкий эффект поддержки.

Выводы: Результаты показывают, что социальная поддержка варьируется со стрессовой ситуацией и с полом. Выявление уязвимых родителей при постановке диагноза на основе их восприятия полученного количества и неудовлетворенность поддержкой кажется сложной. Усилия по вмешательству, направленные при мобилизации необходимой поддержки может быть эффективным.

Диагноз рака у ребенка является источником сильного стресса для родители.Родители сообщают о высоком уровне психологического стресса во время диагноз, но эти уровни со временем снижаются почти до нормы (Дальквист, Чижевский и Джонс, 1996). Хотя документально подтверждена хорошая родительская адаптация, по-прежнему от 25% до 30%, по оценкам, подвержены повышенному риску проблем с адаптацией (Купст и др., 1995). Непрерывный родители в детстве сообщали о симптомах посттравматического стресса выжившие после рака (Kazak et al., 1998). Значительная индивидуальная изменчивость также наблюдалась в адаптация родителей в ответ на педиатрические хронические соматические расстройства (Валландер и Варни, 1998). Одна переменная, которая может помочь объяснить, почему одни родители хорошо приспосабливаются, а другие более подвержены риску социальная поддержка.

Социальной поддержке уделяется большое внимание из-за ее полезности. влияние на психологическое состояние (Тойтс, 1995).Доказательство того получен как прямой, так и буферный эффект (Сарасон, Сарасон и Пирс, 1990). Немногие исследования, проведенные в области педиатрии онкология поддерживают антистрессовую роль социальной поддержки родителей стресс. Исследования показали, что родители, которые хорошо приспосабливаются к рак получил лучшую семейную или общую поддержку (Купст и Шульман, 1988; Магни, Сильвестро, Тамиелло, Занеско и Карли, 1988).Родители, особенно отцы, больных раком в детстве выжившие, которые испытывали низкий уровень поддержки, были более подавлены и тревожнее, чем родители здоровых детей (Спичли и Но, 1992). Сообщалось, что более высокий уровень воспринимаемой поддержки был связан с более низким уровнем психологический стресс у родителей детей, находящихся на лечении (Морроу, Карпентер и Хоугланд, 1984) и меньшему количеству посттравматических стрессовых расстройств (ПТСР) для родители перенесших рак в детстве (Speechley & Noh, 1992; Kazak et al., 1997). В Напротив, в одном исследовании не сообщалось об отсутствии связи между посттравматическим стрессовым расстройством у матерей детей. выжившие после рака в детстве и предполагаемая семейная и внесемейная поддержка (Пелковиц и др., 1996).

Эти исследования предоставили ценную информацию о взаимосвязи между родительским стрессом и социальной поддержкой. Однако у большинства есть конструкция поперечного сечения. Таким образом, сравнения во времени не могут быть сделаны, ни позволяет ли такой дизайн изучить предполагаемые и причинно-следственные эффекты поддержки психологического благополучия.Кроме того, им не хватает сопоставимости с точки зрения времени с момента постановки диагноза. Поддержка, полученная во время острого кризиса диагноза может отличаться от того, что позже во время лечения, когда у родителей чтобы справиться с хроническими напряжениями, возникающими в результате этого лечения. Нужда в поддержка выше, когда люди испытывают больше стресса (Вортман, 1984). Более того, большинство исследований сосредоточено на одном аспекте поддержки. Концептуальное определение социальная поддержка не одномерна, но могут быть разные понятия. выдающийся (Ван Зондерен, 1991).Следует учитывать различные размеры поддержки отдельно, так как каждое измерение может различаться по своей эффективности (Ван Зондерен, 1993) или относятся к психологическому здоровью в разной степени (Коэн и Уиллс, 1985). Наконец, большинство исследований сосредоточено на благотворном влиянии социальной поддержки. Однако, детский рак из-за его угрожающего характера может вызывать негативные реакции или даже выход из сети (Чеслер и Барбарин, 1984).Исследование, проведенное среди больных раком, показало, что негативные взаимодействия играли большую роль в прогнозировании приспособления, чем позитивные взаимодействия (Мэнн, Тейлор, Догерти и Кемени, 1997).

Еще одним интересным моментом является то, что, как сообщается, у женщин сети, чем мужчины, а женщины имеют больше возможностей для мобилизации поддержки. Более того, польза поддержки для здоровья может различаться у мужчин и женщин (Антонуччи, 1994; Шумейкер и Хилл, 1991).

Первая цель этого исследования состояла в том, чтобы изучить временную потребность в социальных поддержка родителей. Социальная поддержка определялась с точки зрения частоты поддерживающие и негативные взаимодействия со стороны социальной сети (что является структурная концепция поддержки) и степень неудовлетворенности поддержкой (что касается воспринимаемой адекватности поддержки) (Ван Зондерен, 1991). Мы ожидать, что потребность родителей в поддержке или готовность социальной сети оказание поддержки будет наиболее высоким, когда родители столкнутся с острым кризисом диагноз рака и их страдания высоки (Вортман, 1984).Позже время, когда стрессор становится более хроническим в результате многочисленных требований лечение рака и когда уровень психологического стресса снизился, родители получат меньше поддержки. Таким образом, частота взаимодействий будет уменьшаются в течение года. Хотя родители получат меньше поддержки с время, не будет никаких изменений с течением времени в неудовлетворенности поддержкой. Во-вторых, в соответствии с результатами, представленными Ван Зондереном. (1993), мы предсказываем, что матери укажут, что они получают больше поддерживающих взаимодействий, чем отцы.Отцы и матери будут сообщать об одинаковом количестве негативных взаимодействий и неудовлетворенность поддержкой. Ввиду отсутствия предварительных исследований мы сформулировали следующие две гипотезы следующим образом. В-третьих, поддержка будет предсказывать одновременные и предполагаемое психологическое функционирование, и изменения в поддержке будут сопровождать перемена в беде. Мы не делали конкретных прогнозов относительно влияния направление изменений, опять же, потому что ни одно предварительное исследование не известно.Физическое лицо эффекты ожидаются от различных размеров поддержки. Неудовлетворенность поддержка и негативные взаимодействия предсказывают больший психологический стресс (Манн и др., 1997; Морроу и др., 1984), тогда как поддерживающие взаимодействия предсказывают меньший стресс (Спичли и Но, 1992). В-четвертых, устойчивость дистресса может зависеть от статуса поддержки в диагноз.

Метод

Участники

Родители всех детей с недавно диагностированным раком в отделении Детская онкология, Университетская клиника Гронингена, Нидерланды, во время в течение 27 месяцев подряд.Родители, чьи дети были был поставлен диагноз неизлечимо больной, а те, кто плохо говорил по-голландски, не включены. Из 192 родителей 98 детей, обратившихся с диагнозом (время 1, или T1), 164 родителя (85%) согласились участвовать. Шесть месяцев спустя (Время 2 или T2) 10 родителей не были опрошены в связи со смертью их ребенка. Из 154 родители обратились на Т2, 15 отказались. Через двенадцать месяцев (Время 3 или Т3) еще с 9 родителями не связались из-за смерти их ребенка, и еще 2 родителя отказались.Всего исследование не завершили 36 родителей. Участниками были 62 отца и 66 матерей ( M возраст = 35,9, SD = 5,5, диапазон: 21-53 года). Уровень образования варьировался от 1 (начальная школа) до 7 (университетская степень), ( M = 3,4, SD = 1.5). Все родители были женаты/проживали совместно, за исключением одной вдовы. Детей было 41 мальчик и 25 девочек ( M возраст = 6,5, SD = 4.7, диапазон: 0-16 лет). Медицинские диагнозы включали лейкемии ( n = 28), опухоли головного мозга (8), злокачественные лимфомы (12), опухоль Вильмса (6), мягкие тканевые (5) и костные саркомы (1), нейробластома (2), герминогенные опухоли (2) и гепатобластома (2). Дети были помещены в один из трех предполагаемых шансов для группы выживаемости в зависимости от типа и стадии злокачественного новообразования на момент постановки диагноза их педиатр (Pizzo & Poplack, 1993), а именно 1: исходный прогноз ≥75% ( n = 26), 2: прогноз 25%-75% ( n = 34), 3: прогноз ≤25% ( n = 6).Дети были помещены в одну из трех групп ответа на лечение на Т2. или Т3 их педиатром, а именно 1: дети в ремиссии, не болеющие незначительные осложнения, вероятность выживания при постановке диагноза >25% (T2: n = 36; T3: n = 50), 2: дети в ремиссии, перенесшие рядом осложнений и имели шансы на выживание при диагнозе <25% (T2: n = 17; T3: n = 12), и 3: дети без ремиссии, у которых имели рецидивы или часто госпитализировались из-за серьезных осложнения (Т2: n = 13; Т3: n = 4).

Между родителями, которые завершили исследование и те, кто не сделал. Однако меньше родителей дети с шансом на выживание ≤25% завершили исследование ( X 2 [4] = 16,80, p <0,001), главным образом потому, что дети не дожили до года.

Процедура

Детский онколог ввел исследование в течение 3 дней после диагноз.Затем исследователи попросили родителей принять участие. Написано было получено информированное согласие. Участники заполнили анкеты в течение 14 дней после постановки диагноза (Т1), а также через 6 (Т2) и 12 месяцев (Т3). Родители были предлагается заполнять анкеты независимо друг от друга и не советоваться с другими. Оценка времени 1 проводилась в больнице, потому что дети были госпитализированы в то время. Анкеты времени 2 и времени 3 были отправлены и завершены на дому, так как дети тогда лечились в поликлинике.Были предоставлены предоплаченные обратные конверты.

Меры

Версия Опросника общего состояния здоровья Голдберга, состоящая из 12 пунктов (GHQ; Goldberg & Williams, 1988), мера самоотчета для выявления непсихотических психические расстройства, использовался в этом исследовании как общий показатель психологический дистресс. Родители, указавшие, что их симптомы обычное или уменьшилось, получили 0 баллов, тогда как те, кто сообщил, что их симптомы несколько или значительно усилились и получили 1 балл (диапазон поэтому было 0-12).Кроме того, штаб-квартира может быть использована в качестве следственного изолятора. инструмент. Был выбран консервативный пороговый балл 3. (Голдберг и Уильямс, 1988) для включения родителей с клинически повышенным уровнем психологический дистресс. Достоверность версии из 12 пунктов хорошая задокументировано, а внутренняя надежность в высшей степени удовлетворительна и сравнима с те из более длинных версий (Goldberg & Уильямс, 1988; Котер и Ормель, 1991).Альфа Кронбаха в этом исследовании для штаб-квартиры располагалась от 0,86 до 0,91 для трех времен измерения.

Мы использовали взаимодействие со списком социальной поддержки (SSL-I) и расхождения (SSL-D) для измерения социальной поддержки. Эта анкета самоотчета была разработан и утвержден в Нидерландах. Такие широко известные инструменты, как Анкета социальной поддержки Norbeck (NSSQ; Norbeck, Lindsey, & Carrieri, 1981), Перечень социально поддерживающего поведения (ISSB; Barrera, Sandler, & Ramsey, 1981) и анкета социальной поддержки. (SSQ; Сарасон, Левин, Башам и Sarason, 1983) использовались для разработки SSL.Психометрические исследования показали, что SSL имеет хорошую конструктную валидность и высокая надежность (Ван Зондерен, 1993). Первые 34 пункта измеряют количество поддерживающих взаимодействия, которые, как указывает респондент, он получает от членов всего социальной сети (SSL-I) и неудовлетворенность респондентов этим поддержка (SSL-D). Сначала испытуемых (SSL-I) просят ответить на вопросы начиная с: «Кто-нибудь когда-нибудь» (примеры: обнять тебя; поднять вам настроение; сделать вам комплимент; предложить помощь в критических ситуациях, таких как болезнь; позвонить вам ни с того ни с сего, чтобы поболтать; дать вам информацию о вашем поведение).Задания оцениваются по 4-балльной шкале: очень редко/никогда, один раз в пока, регулярно и очень часто. Более высокие баллы указывают на большую поддержку. SSL-D использует те же 34 элемента, что и SSL-I, с измененными инструкциями: Пожалуйста, укажите, в какой степени поведение/реакция людей, которых вы ассоциируется с отличается от того, что вы хотели бы. Предметы могут быть оценены в следующим образом: (1) в самый раз, это то, что я хотел бы иметь; (2) я делаю на самом деле не скучаю по этому, но было бы приятно, если бы это произошло несколько больше довольно часто; (3) Очень скучаю, хотелось бы, чтобы это случалось чаще.Выше баллы означают большую неудовлетворенность.

Кроме того, SSL-I включает семь элементов, оценивающих частоту негативные взаимодействия. Чем выше балл, тем больше негативных взаимодействий респондент указывает, что он или она получает (примеры: Кто-нибудь когда-либо: относиться к вам несправедливо, упрекать вас в чем-либо, предъявлять необоснованные требования).

Альфы Кронбаха для внутренней надежности в этом исследовании были высокими, а именно.92, .92 и .94 для SSL-I; .94, .95 и .95 для SSL-D; и.78,.77, и.84 для подшкалы негативных взаимодействий SSL-I для T1, T2 и T3, соответственно.

Результаты

Предварительные анализы

Средние баллы по GHQ, SSL-I и SSL-D родителей, заполнивших испытание существенно не отличалось (непарные тесты t ) от те из родителей, которые бросили учебу при постановке диагноза.

Корреляционный анализ (испытано на уровне p <.01, для контроля для ошибки типа I) не показало значимой связи между исследованием переменные (родительский психологический дистресс, поддерживающие взаимодействия, негативные поддержку и неудовлетворенность поддержкой) и демографические переменные (возраст родителя и ребенка, пол ребенка, уровень образования родителей) для отцов или матерей. Не было также никаких существенных связей с болезнью. переменные: расчетный шанс на выживание и ответ на лечение.Мы поэтому решили не учитывать эти переменные в анализе.

Дисперсионный анализ с повторными измерениями (ANOVA) показал, что уровни сообщаемые психологические расстройства были самыми высокими при постановке диагноза и уменьшались значительно со временем для обоих отцов, F (1, 78) = 23,17, p <0,001, и матерей, F (1, 93) = 28,13, p <0,001 (Таблица I).

Таблица I.

Описательная статистика для переменных исследования для отцов ( n = 62) и матерей ( n = 66), при постановке диагноза (время 1), в 6 месяцев (время 2) и через 12 месяцев (время 3) анализ дисперсии с повторными измерениями и Эффект повторного тестирования

(3.4) 204212113.001 нс 3 10,153
. Время 1 . Время 2 . Время 3 . Проверка общей тенденции .
Переменная . М (SD) . М (SD) . М (SD) . Эффект . Ф . р .
* т тесты отцов с матерями: р <.05.
Анкета общего состояния здоровья (возможный диапазон 0–12)
Отцы 5,7 (3,0) 4 902 4 1
Время 23.14 <.001
Матери 6.3 (3.1) 4,4 (3,7) 3.2 (3.8) Время 28.13 <.001
Поддерживающие взаимодействия (возможный диапазон 34-136)
Отцы 73,3 (11,9) 66,9 (10,9) 66,3 (11,
Матери 77,6 (13,9) 72,0 (12,8) * 70,1 (14,7) Время 23,03 <0,001
Недовольство поддержки (возможный диапазон 34- 102)
Отцы 41,7 (10,7) 41,9 (10,7) 42,1 (10,8) Время 0.05
Матери 41.3 (8,9) 40,4 (9,3) 41,4 (9,6) Время 0,56 NS
Отрицательные интерфейсы (Возможные диапазоны 7-28)
(Возможные диапазоны 7-28)
(Возможные диапазоны 7-28)
(Возможные NS 7-28)
. ) 10,1 (2,6) 10,0 (3,3) Время 0,71 NS
Матери
.0 (2.1) *   Время   6,26   <.01  
3 2,153 13 (3.1104 3 73,33 (11.9134 ) .3 (11,9) 3 42.1 (10.8) 40420404204104204104204.04.04.04.9104.9104.05 нс 64
. Время 1 . Время 2 . Время 3 . Проверка общей тенденции .
Переменная . М (SD) . М (SD) . М (SD) . Эффект . Ф . р .
* т тесты отцов с матерями: р <.05.
Анкета общего состояния здоровья (возможный диапазон 0–12)  
Отцы   5.7 (3,0) 4,1 (3,5) 2,8 (3,4) Время 23,14 <.001
Матери
. Время 28.13 <0,001
Поддерживающие взаимодействия (возможный диапазон 34-136)
Патцы
73,33 (11,9134 73,33 (11,9134 73,33 (11,9134 73,33 (11,
73,3 (11,9134
Время 16.31 <.001
Матери 77.6 (13.9) 72,0 (12,8) * 70,1 (14,7) Время 23.03 < .001
Недовольство поддержкой (возможный диапазон 34-102)
Отцы 41,7 (10,7) 41,9 (10,7)
нс
Матери 41,3 (8,9) 40,4 (9,3) 41,4 (9,6) Время 0,56 нс
Отрицательные взаимодействия (возможный диапазон 7 -28)
Отцы 10.5 (2.8) 10.1 (2.6) 10,0 (3,3) Время 0.71
Матери 10.0 (2,2) 9,2 (2,2) * 9,0 (2,1) * Время 6.26 <.01
<0,01
515501,9000 504 504 5159504 9013 9000 515 9065 9065 9065 9065 <.01 . ( п = 62) и матерей ( n = 66), при постановке диагноза (время 1), в 6 месяцев (время 2) и через 12 месяцев (время 3) анализ дисперсии с повторными измерениями и Эффект повторного тестирования

(3.4) 204212113.001 нс 3 10,153
. Время 1 . Время 2 . Время 3 . Проверка общей тенденции .
Переменная . М (SD) . М (SD) . М (SD) . Эффект . Ф . р .
* т тесты отцов с матерями: р <.05.
Анкета общего состояния здоровья (возможный диапазон 0–12)
Отцы 5,7 (3,0) 4 902 4 1
Время 23.14 <.001
Матери 6.3 (3.1) 4,4 (3,7) 3.2 (3.8) Время 28.13 <.001
Поддерживающие взаимодействия (возможный диапазон 34-136)
Отцы 73,3 (11,9) 66,9 (10,9) 66,3 (11,
Матери 77,6 (13,9) 72,0 (12,8) * 70,1 (14,7) Время 23,03 <0,001
Недовольство поддержки (возможный диапазон 34- 102)
Отцы 41,7 (10,7) 41,9 (10,7) 42,1 (10,8) Время 0.05
Матери 41.3 (8,9) 40,4 (9,3) 41,4 (9,6) Время 0,56 NS
Отрицательные интерфейсы (Возможные диапазоны 7-28)
(Возможные диапазоны 7-28)
(Возможные диапазоны 7-28)
(Возможные NS 7-28)
. ) 10,1 (2,6) 10,0 (3,3) Время 0,71 NS
Матери
.0 (2.1) *   Время   6,26   <.01  
3 2,153 13 (3.1104 3 73,33 (11.9134 ) .3 (11,9) 3 42.1 (10.8) 40420404204104204104204.04.04.04.9104.9104.05 нс
. Время 1 . Время 2 . Время 3 . Проверка общей тенденции .
Переменная . М (SD) . М (SD) . М (SD) . Эффект . Ф . р .
* т тесты отцов с матерями: р <.05.
Анкета общего состояния здоровья (возможный диапазон 0–12)  
Отцы   5.7 (3,0) 4,1 (3,5) 2,8 (3,4) Время 23,14 <.001
Матери
. Время 28.13 <0,001
Поддерживающие взаимодействия (возможный диапазон 34-136)
Патцы
73,33 (11,9134 73,33 (11,9134 73,33 (11,9134 73,33 (11,
73,3 (11,9134
Время 16.31 <.001
Матери 77.6 (13.9) 72,0 (12,8) * 70,1 (14,7) Время 23.03 < .001
Недовольство поддержкой (возможный диапазон 34-102)
Отцы 41,7 (10,7) 41,9 (10,7)
нс
Матери 41,3 (8,9) 40,4 (9,3) 41,4 (9,6) Время 0,56 нс
Отрицательные взаимодействия (возможный диапазон 7 -28)
Отцы 10.5 (2.8) 10.1 (2.6) 10,0 (3,3) Время 0.71
Матери 10.0 (2,2) 9,2 (2,2) * 9,0 (2,1) * Время 6.26 <0,01
<0,01
913 <.01 . За год неудовлетворенность поддержкой не изменилась

Анализы проводились отдельно для отцов и матерей. Повторный Дисперсионный анализ (MANOVA) использовался для проверки того, могут ли родители со временем изменилось количество поддержки или неудовлетворенность поддержкой.Оба отца, F (1, 93) = 16,31, p <0,001, и матери, F (1, 99) = 23,03, p <0,001, указали, что они получили значительно меньше поддерживающих взаимодействий со временем (Таблица I). Инспекция средние баллы во время измерения показали, что количество полученных поддержка уменьшилась в основном в течение первых 6 месяцев после постановки диагноза. Эффектов времени для неудовлетворенности поддержкой не обнаружено (отцы: F [1, 69] = 0.05, нс ; матери: F [1, 85] = 0,56, нс ). Таким образом, родители, как группа, остались в равной степени удовлетворены поддержки, которую они получили, хотя объем поддержки уменьшился за год (гипотеза 1 принята). Матери получили значительно меньше отрицательных взаимодействий за год, F (1, 90) = 6,26, p <0,01, но отцы - нет, F (1, 96) = 0,71, нс . Средние значения негативные взаимодействия были особенно низкими.

Гипотеза 2: Сравнение отцов с матерями, матери получат Больше поддержки, чем у отцов, нет различий в неудовлетворенности поддержкой и в размере отрицательной поддержки

Парные (из-за зависимости между парами) t тестов было используется для изучения различий между отцами и матерями. В отличие от нашего ожидания, мы обнаружили, что матери указали, что они получали значительно больше поддержку, чем отцы, только через 6 месяцев после постановки диагноза ( t = 2.31, p <.03), а не постоянно. Хотя равные суммы были Как и предполагалось, матери сообщали о меньшей негативной поддержке, чем отцы, в возрасте 6 лет. ( t = 2,12, p <0,05) и 12 месяцев ( t = 2,16, p <0,05) после постановки диагноза. Наконец, отцы и матери были в равной степени неудовлетворен поддержкой во все времена измерения, вывод в поддержку гипотеза 2 (табл. I).

Гипотеза 3: Прогностическое влияние поддержки на психологические Бедствие

Был проведен множественный регрессионный анализ для изучения прогностического влияние переменных поддержки на психологическое функционирование, одновременно (во времени) и перспективно (время бедствия 2 или время 3 и поддержка времени 1, контролируется для бедствия Time 1).Статистически контролируя уровни зависимой переменной в момент времени 1, мы можем сделать выводы о направлении причинного влияния (Коэн и Брук, 1987). Также был проведен регрессионный анализ, чтобы проверить, насколько хорошо изменение во времени переменных поддержки предсказывало изменение психологического горе. В этих анализах влияние дистресса при постановке диагноза на последующие психологический дистресс частично компенсировался вводом первоначального дистресса в первый шаг.Чтобы контролировать более ранние уровни поддержки, переменные поддержки на На втором шаге введено время 1, а на третьем шаге поддержка были введены переменные во время 2 или во время 3. Таким образом, кратковременное воздействие на можно выявить родительский дистресс (Коэн и Брук, 1987). Проспективный регрессионный анализ и те для изменения во времени были выполнены иерархически, чтобы исследовать прирост дисперсии, обусловленный вспомогательными переменными.

Параллельные анализы (таблица II) . Множественный регрессионный анализ показал, что ( R 2 =.12, нс ) ни матери ( R 2 = .01, нс ) психологический дистресс при постановке диагноза был значительно предсказан тремя переменными поддержки вместе. Только поддерживающие взаимодействия оказали прямое положительное влияние на стресс отцов в то время.Психологический дистресс матери на Т2 ( R 2 = 0,10, нс ) и Т3 ( R 2 = 0,11, нс ) также не наблюдался. значительно предсказывается опорными переменными вместе. Уникальный позитив эффекты были обнаружены для поддерживающих взаимодействий на Т2 и для неудовлетворенности с поддержкой на Т3. Вспомогательные переменные вместе значительно предсказали дистресс отцов в Т2 ( R 2 =.19, p <.01) и T3 ( R 2 = 0,35, p < 0,001). Неудовлетворенность поддержка оказала значительное положительное влияние на страдания отцов как на Т2 и Т3.

Таблица II.

Множественный регрессионный анализ психологического стресса и поддержки Переменные, одновременно

. Т1 . Т2 . Т3 .
Предикторы . β . Р 2 . Ф . β . Р 2 . Ф . β . Р 2 . Ф .
** р <.01.
a T1 p = нс ; T2 p <0,01; T3 p <.001.
б Т1 р = нс ; T3 p = нс .
* р <.05.
*** р <.001.
Отцы (п = 62 ) 0,12 2,58 0,19 4,52 0,35 10,25
Взаимодействия   .28 *       .16 -.01
Неуд. 0,19 0,31 * +0,45 ***
отр. поддержка .04 0,19 0,20
Матери ( п = 66) б .01 0,19 0,10 2,30 0,11 2,64
взаимодействий .06 0,29 * -. 04      
Неуд. .05 .25 .31 *      
Отр. поддержка -.09 +0,02 +0,06
64
. Т1 . Т2 . Т3 .
Предикторы . β . Р 2 . Ф . β . Р 2 . Ф . β . Р 2 . Ф .
** р <.01.
a T1 p = нс ; T2 p <0,01; T3 p <.001.
б Т1 р = нс ; T3 p = нс .
* р <.05.  
*** р <.001.
Отцы (п = 62 ) 0,12 2,58 0,19 4,52 0,35 10,25
Взаимодействия .28 * .16 -.01      
Неуд. 0,19 0,31 * +0,45 ***
отр. поддержка .04 0,19 0,20
Матери ( п = 66) б .01 0,19 0,10 2,30 0,11 2,64
взаимодействий .06 0,29 * -. 04      
Неуд. .05 .25 .31 *      
Отр. Поддержка -.09 .02 .06
565656565656

6

569656..

Множественный регрессионный анализ психологического стресса и поддержки Переменные, одновременно

. Т1 . Т2 . Т3 .
Предикторы . β . Р 2 . Ф . β . Р 2 . Ф . β . Р 2 . Ф .
** р <.01.
a T1 p = нс ; T2 p <0,01; T3 p <.001.
б Т1 р = нс ; T3 p = нс .
* р <.05.
*** р <.001.
Отцы (п = 62 ) 0,12 2,58 0,19 4,52 0,35 10,25
Взаимодействия   .28 *       .16 -.01
Неуд. 0,19 0,31 * +0,45 ***
отр. поддержка .04 0,19 0,20
Матери ( п = 66) б .01 0,19 0,10 2,30 0,11 2,64
взаимодействий .06 0,29 * -. 04      
Неуд. .05 .25 .31 *      
Отр. поддержка -.09 +0,02 +0,06
64649613 96669666966666666966.
. Т1 . Т2 . Т3 .
Предикторы . β . Р 2 . Ф . β . Р 2 . Ф . β . Р 2 . Ф .
** р <.01.
a T1 p = нс ; T2 p <0,01; T3 p <.001.
б Т1 р = нс ; T3 p = нс .
* р <.05.  
*** р <.001.
Отцы (п = 62 ) 0,12 2,58 0,19 4,52 0,35 10,25
Взаимодействия .28 * .16 -.01      
Неуд. 0,19 0,31 * +0,45 ***
отр. поддержка .04 0,19 0,20
Матери ( п = 66) б .01 0,19 0,10 2,30 0,11 2,64
взаимодействий .06 0,29 * -. 04      
Неуд. .05 .25 .31 *      
Отр. Поддержка -.09 .02 .06
6496649666696666966696669. Переменные поддержки, измеренные в диагноз был введен на втором этапе после контроля дистресса в T1, который был введен на первом шаге (Таблица III).Поддержка переменные объясняют значительное увеличение объясняемой дисперсии будущий дистресс отцов в T2, F изменение = 3,08, p <0,05, и в T3, F изменение = 5,06, p <0,01. Неудовлетворенность поддержкой и негативные взаимодействия, о которых сообщает отцы при постановке диагноза имели значительные индивидуальные положительные эффекты. Анализы для матерей показали, что эти ранние переменные вместе не объясняют значительное увеличение объясненной дисперсии ее будущего бедствия либо в Т2, F изменить = 0.12, нс , или при Т3, F изменение = 1,92, нс. Нет ранней поддержки переменные оказывали индивидуальное влияние на дистресс матерей в Т2. Поддерживающий взаимодействия (отрицательно) и неудовлетворенность поддержкой (положительно) уникальное влияние на уровень дистресса матерей на Т3.

Таблица III.

Иерархический множественный регрессионный анализ психологического стресса и Переменные поддержки, перспективы и изменения во времени

взаимодействий T1 Т1 неудовлетворенность нс 999 +0,05 нс нс 9013 9013 9013
. Т2 . Т3 .
Предикторы . Часть. β . Р 2 . R 2 смена . F смена . р . Часть. β . Р 2 . R 2 смена . F смена . р .
* р <.05.
** р <.01.  
*** p <.001.
Отцы
Шаг 1: для управления для T1 дистресса .13. 13 8,89 <.01 .14 .14 8,97 <.01
Шаг 2: перспективный анализ 0,26 0,12 3,08 <.05 0,33 0,19 5,06 <.01
-.11 -.07
.31 ** 0,44 ***
Т1 отриц. поддержка * 0,29 0,28 *
Шаг 3: Анализ изменения 0,34.08 2,07 0,49 0,16 5,37 <.01
T2 или T3 взаимодействия 0,21 — .17          
T2 или T3 неудовлетворительно. .13           .44 ***          
T2 или T3 отр. поддержка +0,30 * 0,39 **
Матери          
33 0,33 29,98 <.001 .14 .14 10,12 <.01
Шаг 2: перспективный анализ .33 .00 0.12 NS .22 .08 1,92 NS
13413413491349.
13499134 .01 -.23 *
T1 неудовлетворенности 0,23 *        
T1 отр. техподдержка .04 .13
Шаг 3: Анализ изменений .40 .07 2,19 0,26 0,04 1,07
T2 или T3 взаимодействия 0,26 -.07
Т2 или Т3 dissatis. .22 .25
. поддержка +0,13 +0,05
Т1 взаимодействий нс 999 +0,05 нс нс 9013 9013 9013 646464646464646464646464646464646464646464646464I 6496496496496496496496496496496496464.
. Т2 . Т3 .
Предикторы . Часть. β . Р 2 . R 2 смена . F смена . р . Часть. β . Р 2 . R 2 смена . F смена . р .
* р <.05.
** р <.01.
*** р <.001.
Отцы
Шаг 1: для управления для T1 дистресса .13 +0,13 8,89 <.01 .14 .14 8,97 <.01
Шаг 2: перспективный анализ 0,26 +0,12 3,08 <.05 0,33 0,19 5,06 <.01
-.11 -.07
T1 неудовлетворенности .31 ** 0,44 ***
T1 отр. поддержка * 0,29 0,28 *
Шаг 3: Анализ изменения .34 0,08 2,07 0,49 0,16 5,37 <.01
T2 или T3 взаимодействия 0,21 -.17
T2 или T3 неуд. .13           .44 ***          
T2 или T3 отр. поддержка +0,30 * 0,39 **
Матери          
33 0,33 29,98 <.001 .14 .14 10,12 <.01
Шаг 2: перспективный анализ .33 .00 0.12 NS .22 .08 1,92 NS
13413413491349.
13499134 .01 -.23 *
T1 неудовлетворенности 0,23 *        
T1 отр. техподдержка .04 .13
Шаг 3: Анализ изменений .40 .07 2,19 0,26 0,04 1,07
T2 или T3 взаимодействия 0,26 -.07
Т2 или Т3 dissatis. .22 .25
. Поддержка .13 .05
5 .

Иерархический множественный регрессионный анализ психологического стресса и Переменные поддержки, перспективы и изменения во времени

взаимодействий T1 Т1 неудовлетворенность нс 999 +0,05 нс нс 9013 9013 9013
. Т2 . Т3 .
Предикторы . Часть. β . Р 2 . R 2 смена . F смена . р . Часть. β . Р 2 . R 2 смена . F смена . р .
* р <.05.
** р <.01.  
*** p <.001.
Отцы
Шаг 1: для управления для T1 дистресса .13. 13 8,89 <.01 .14 .14 8,97 <.01
Шаг 2: перспективный анализ 0,26 0,12 3,08 <.05 0,33 0,19 5,06 <.01
-.11 -.07
.31 ** 0,44 ***
Т1 отриц. поддержка * 0,29 0,28 *
Шаг 3: Анализ изменения 0,34.08 2,07 0,49 0,16 5,37 <.01
T2 или T3 взаимодействия 0,21 — .17          
T2 или T3 неудовлетворительно. .13           .44 ***          
T2 или T3 отр. поддержка +0,30 * 0,39 **
Матери          
33 0,33 29,98 <.001 .14 .14 10,12 <.01
Шаг 2: перспективный анализ .33 .00 0.12 NS .22 .08 1,92 NS
13413413491349.
13499134 .01 -.23 *
T1 неудовлетворенности 0,23 *        
T1 отр. техподдержка .04 .13
Шаг 3: Анализ изменений .40 .07 2,19 0,26 0,04 1,07
T2 или T3 взаимодействия 0,26 -.07
Т2 или Т3 dissatis. .22 .25
. поддержка +0,13 +0,05
Т1 взаимодействий нс 999 +0,05 нс нс 9013 9013 9013 3 4 49649664 4 4 4 4 4 4 4 4 . Для этих анализов переменные поддержки T2 или T3 были введены на третьем шаге (табл. III).Изменения опорных переменных, происходящие в течение первого Через 6 мес после установления диагноза значительная часть дисперсия у обоих отцов, F изменение = 2,07, нс , или матери, F изменение = 2,19, нс , дистресс на Т2. Увеличение опыта негативной поддержки индивидуально предсказывало более высокие уровни психологического стресса у отцов в то время.Изменения в поддержке переменные вместе в течение 12 месяцев после установления диагноза составляли значительное увеличение объясненной дисперсии T3-дистресса отцов, F изменение = 5,37, p <0,01, но не в матери, F изменение = 1,07, нс . Вырос неудовлетворенность поддержкой и более опытная негативная поддержка каждого значительно сопровождался более высоким уровнем дистресса у отцов.Ни один из изменения в переменных поддержки значительно и индивидуально сопровождаются изменениями уровня дистресса матерей.

Этот результат предполагает, что изменение неудовлетворенности поддержкой или негативные взаимодействия вызвали изменение дистресса. Тем не менее, изменение бедствия могло привести к изменению поддержки. Поэтому мы рассмотрели влияние дистресс при постановке диагноза по этим двум вспомогательным переменным на T2 и T3 для отцы, частично разделяя переменную поддержки T1.Анализы показали, что есть не влиял дистресс во время 1 на переменные поддержки в Т2 или Т3, когда прежние уровни поддержки отцов контролировались. Это значит, что неудовлетворенность поддержкой и негативная поддержка предсказывали отцовство психологическое расстройство, а не наоборот.

Гипотеза 4: Устойчивость бедствия

Проверить, было ли сохранение дистресса обусловлено вспомогательные переменные при постановке диагноза, мы включили мультипликативный дистресс × поддерживать термин взаимодействия в регрессионном анализе, в то время как контроль основных последствий первоначального дистресса и начальной поддержки переменная.Было проведено три отдельных множественных регрессионных анализа. термин двустороннего взаимодействия начального дистресса × начальный 1: поддерживающий взаимодействия, 2: неудовлетворенность поддержкой или 3: негативное взаимодействие. Т2 или психологическое расстройство T3 было зависимой переменной. Взаимодействие переменные не внесли существенного вклада. Итак, постоянство бедствия не был обусловлен начальным уровнем одной из опорных переменных.

Отсутствие значительного влияния переменных поддержки вместе на бедствие матерей поражает. Это открытие побудило нас провести следующие анализы.

Индивидуальные различия в потребности в поддержке

Предыдущие анализы показали, что родители как группа получали меньше поддержки со временем, но остался столь же неудовлетворенным. Однако потребность в поддержке может различаются у отдельных родителей.Хотя небольшая поддержка может удовлетворить потребность в одни родители, другие могут быть недовольны, хотя и получают больше поддерживать. Чтобы получить более полное представление о том, в какой степени объем поддержки был воспринимаются как удовлетворительные, мы разделили родителей на три группы на основе их психологическое функционирование в период обучения. Это позволило нам проверить, была ли потребность в поддержке удовлетворена лучше для одного из этих родителей группы.Первую группу составили родители, оставшиеся клинически огорчены, как измерено с GHQ по всем измерениям, продолжающиеся случаи (отцов n = 22, матерей n = 25). Во вторую группу вошли родители с клинически повышенным уровнем на момент постановки диагноза, но у которых все было хорошо через 12 мес — случаи ремиссии ( отцов n = 28, матерей n = 31). В третью группу вошли родители, которые вообще не набрали баллов по шкале GHQ. измерения, продолжающиеся неслучайные (отцы n = 7, матери n = 8).Дисперсионный анализ с повторными измерениями (MANOVA) был вычисляется с учетом времени как внутрисубъектного фактора и вышеописанной переменной для проверки эффектов между субъектами с поддерживающими взаимодействиями и неудовлетворенность поддержкой как зависимая переменная. На рисунках 1 и 2 показаны результаты. Ось x представляет объем полученной поддержки с более высокими баллами. что указывает на то, что сообщалось о более поддерживающих взаимодействиях. Ось y представляет собой неудовлетворенность поддержкой.Чем выше оценка, тем больше были недовольны родители размером поддержки, которую они получила.

Рисунок 1.

Потребность в поддержке отцов, на что указывает количество и неудовлетворенность поддержкой.

Рисунок 1.

Потребность в поддержке отцов, на что указывает количество и неудовлетворенность поддержкой.

Рис. 2.

Потребность в поддержке матерей на что указывает количество и неудовлетворенность поддержкой.

Рисунок 2.

Потребность матерей в поддержке, на что указывает количество и неудовлетворенность поддержкой.

Анализ повторных измерений поддерживающих взаимодействий для отцов выявлен значительный эффект времени, F = 8,35, p <0,001, но нет значительный эффект группы или взаимодействия.Это означает, что все отцы получили меньше поддержки со временем. Нет значительного эффекта времени, значительная группа эффект, F = 6,23, p = 0,004 и отсутствие значимого взаимодействия эффект были обнаружены для неудовлетворенности поддержкой. Последовательный однофакторный дисперсионный анализ (тест Шеффе) указал на значительную группу эффект при Т1, F (2) = 3,53, p =.04, при Т2, F (2) = 4.13, р =.02, а при Т3 F (2) = 6,08, p = 0,004. Однако ни одна из групп не может быть идентифицирована как существенно отличающаяся. от других. Эти результаты показывают, что чем больше отцов было неудовлетворенные поддержкой, которую они получили, независимо от того, насколько они получали, тем больший психологический стресс они сообщали.

Анализы матерей показали значительное влияние времени, F = 20,87, р <.001, для поддерживающих взаимодействий, но не для неудовлетворенность поддержкой, F = 0,36, нс . Был значимый групповой эффект как для поддерживающих взаимодействий, F = 4,51, p = 0,015, так и для неудовлетворенности поддержкой, F = 4,75, p = 0,012. Односторонний ANOVA (критерий Шеффе) указали на значительный групповой эффект для поддерживающих взаимодействий в T1, F (2) = 4,53, p =.01, а в T3 F (2) = 4,54, p = 0,01, но не в T2. Матери в случаях ремиссии получили больше поддержки в Т1 и Т3, чем в двух других группах матерей. Был также значительный групповой эффект неудовлетворенности поддержкой в ​​T1, F (2) = 3,62, p = 0,03, а при Т3 F (2) = 4,91, p = 0,01, но не на Т2. Больше всего недовольны поддержкой были матери с продолжающимся заболеванием. Нет были обнаружены значительные эффекты взаимодействия.Эти результаты показывают, что матерей, испытывавших клинический дистресс при постановке диагноза, но хорошо приспособившихся к время, получили больше поддержки и были менее недовольны, чем матери, которые продолжала находиться в состоянии клинического дистресса.

Обсуждение

В соответствии с более ранними исследованиями, наши результаты показали, что родители сообщили высокий уровень психологического дистресса на момент постановки диагноза, за которым следует со временем снижаются (Dahlkist et al., 1996). Тем не менее, уровень дистресса у родителей был еще выше в на год больше, чем у нормативной группы (Хекстра-Виберс, Ясперс, Кампс и др.) Клип, 1998).

В этом исследовании изучалась поддержка родителей детей с впервые диагностированным онкобольных в течение 1 года. Поддержка была адресована в тремя различными способами: (1) частота поддерживающих взаимодействий, (2) частота негативных взаимодействий и (3) неудовлетворенность поддержкой.Результаты показало, что родители указали, что они получили наибольшую поддержку во время острого криза при постановке диагноза. Усилия родителей по мобилизации поддержки они нуждались или готовность социальной сети оказать поддержку была самый высокий в то время. Эта поддержка может считаться кризисной поддержкой. Родители указали, что они получали меньшую поддержку в более поздние периоды в течение года, когда они справлялись с более хроническим стрессом во время лечения.Это снижение было наиболее заметным после первых 6 мес. Хотя самовоспринимаемое количество поддержки снизились, уровень неудовлетворенности поддержкой остался без изменений, что подтвердило нашу гипотезу. Эти находки показывают, что существует вариации в мобилизации или обеспечении поддержки в зависимости от стресса ситуация. Это согласуется с более ранними исследованиями, в которых сообщалось, что острый стрессор может привести к мобилизации поддержки в краткосрочной перспективе, и это хронический стрессор может со временем разрушить полученную поддержку (Тойтс, 1995).

Наши результаты частично подтвердили ожидаемые гендерные различия и сходства. По Ван Зондерену (1993), мы обнаружили, что отцы и матери были в равной степени недовольны полученной поддержкой. Матери только указали, что они получили больше поддержки в 6 месяцев, чем отцы, но не в диагноз и через 12 месяцев, что отличалось от более ранних исследований. (Антонуччи, 1994). Ан объяснение может заключаться в том, что в случае детского рака большая часть поддержки (например, забота о братьях и сестрах, выполнение домашних дел, эмоциональное поддержка) предлагается или мобилизуется парами, что приводит к большему сходство в количестве поддержки, чем ожидалось.

Родители сообщили о нескольких негативных взаимодействиях. В то время как матери сообщали, что они имели меньше таких взаимодействий со временем (как и предсказывалось), отцы — нет. Этот снижение привело к неожиданной гендерной разнице; отцы сообщили, что у них больше негативных взаимодействий, чем матери. Негативные взаимодействия также значительно предсказал уровень психологического стресса отцов, в отличие от к тому, что у матерей. Объяснение более заметной роли отрицательных поддержку отцов может заключаться в том, что больше отцов сталкивались с трудностями в работать, чем матери.Большинство отцов были трудоустроены, тогда как это не случай для матерей (88% отцов работали полный рабочий день и 1% матерей, еще 6% отцов и 32% матерей были трудоустроены. неполная занятость). Оба родителя часто оставались в больнице во время первоначального лечения, и оба часто сопровождали своего ребенка в поликлинику потом. Поэтому отцы регулярно отсутствовали на работе, что могло к раздражению и критике.Возможно также, что отсутствие на работе в этом конкретная ситуация больше ожидается и принимается от матерей, чем от отцы.

В соответствии с нашей третьей гипотезой мы обнаружили, что социальная поддержка переменные вместе составляли значительную долю в предсказании психологический дистресс отца, одновременно, перспективно и когда учитывая изменение. Однако у матерей этого не нашлось. Социальное поддержка, согласно измерению в этом исследовании, по-видимому, играет большую роль в психологическое функционирование и приспособление отцов, чем матерей.Другие также наблюдали гендерные различия в связи между психическим здоровьем и социальная поддержка (Shumaker & Hill, 1991). Различия в причинно-следственном влиянии поддержки на психическое здоровье также сообщалось (Джонсон, 1991). Эти авторы предполагают разницу в измерении инструменты или различные механизмы, которые связывают социальные отношения со здоровьем для мужчин и женщин в качестве объяснения этих результатов. Например, комбинированное воздействие разных размеров поддержки у женщин было больше, чем у мужчин (Антонуччи и Акияма, 1987).Это также было обнаружено в нашем исследовании, как мы объясним. Тем не менее, другие факторы также могут иметь большее значение для прогнозирования материнского здоровья. психологическое функционирование. Переменные, которые могут иметь значение: личность, семейное функционирование, детско-родительское взаимодействие, родительство компетентность и функционирование партнера, (Hoekstra-Weebers et al., 1998 год; Казак и др., 1998 год; Валландер и Варни, 1998).

В соответствии с нашей гипотезой мы обнаружили, что неудовлетворенность поддержка (оба родителя) и негативное взаимодействие (отцы) были связаны с более высоким уровнем психологического дискомфорта.В отличие от нашей гипотезы, мы обнаружили положительную взаимосвязь между поддерживающими взаимодействиями и одновременным дистресс у отцов при постановке диагноза и у матерей через 6 месяцев. Объяснение может быть, эти родители получили больше помощи, чем они хотели, что привело к раздражение и больше страданий. Многие родители жаловались на телефоны постоянно звонят и люди приходят в гости без предупреждения в любое время, оставляя мало времени для семейного уединения.Второе объяснение вполне может состоять в том, что более расстроенные родители получают больше поддержки, потому что они вызывают больше сочувствие.

Взаимосвязь между поддерживающими взаимодействиями и неудовлетворенностью поддержка, с одной стороны, и психологическое функционирование, с другой, быть более сложным для матерей, чем для отцов. Матери подвергались большему риску будущее бедствие, когда они получили меньше поддержки и были больше недоволен диагнозом.Их потребность в поддержке, по-видимому, меньше удовлетворены, чем у матерей, которые психологически хорошо адаптировались к год. Отцы подвергались большему риску, когда были недовольны поддержкой, независимо от самооценки количества поддержки. Этот результат находится в в отличие от поперечного исследования родителей детей, которые были вне лечение, о котором сообщили родители, и особенно отцы, с низким уровнем поддержки, которые находились в группе риска по психологическому дистрессу (Спичли и Но, 1992).Наше исследование показывает, что для отцов важно не столько количество поддержки, сколько неудовлетворенность этой поддержкой оказалась актуальной как для прямого, так и для будущее психологическое функционирование, вывод, согласующийся с Morrow et al. (1984). Сообщается, что мужчины получают больше поддержки от самого близкого человека, своего супруга, чем женщины (Стансфельд, Фюрер и Шипли, 1998). Вполне возможно, что большее участие матерей в повседневном уходе за больным ребенком ограничивает их возможности обеспечить это поддерживать.Этот вопрос может представлять интерес для будущих исследований.

Мы не нашли подтверждения предположения о том, что персистенция дистресс был обусловлен одной из переменных социальной поддержки, как сообщил родители при постановке диагноза. Это говорит о том, что стратегия выявления уязвимые родители на основании высокого или низкого балла по социальной поддержке меры, используемые в этом исследовании, не кажутся эффективными.

Это исследование имеет некоторые ограничения.Во-первых, потому что все меры были самоотчет, может быть степень дисперсии общего метода. Родители могут быть предвзятое отношение к количеству и неудовлетворенность их поддержкой в ​​зависимости на их психологическом статусе. Однако предполагаемый дизайн исследования разрешено исследовать причинно-следственную связь. Результаты показывают, что поддерживать предсказанный дистресс, а не наоборот. Во-вторых, детский рак редкое заболевание (Миллер, Юнг и Novakovic, 1995), что привело к небольшим выборкам исследования.Тем не менее, Количество родителей, принявших участие в этом исследовании, велико по сравнению с известно другое лонгитюдное исследование (Kupst et др., 1988). Кроме того, отцы были оставлены в исследовании, и расследованием их функционирования пренебрегали (Долгин и Фиппс, 1996). Это позволило нам проанализировать взаимосвязь между поддержкой и дистресс отцов как отдельная сущность, как предполагают другие (Спичли и Но, 1992).Анализ выявил несколько интересных гендерных различий. В третьих, только родителей, чьи дети выжили, попросили принять участие в следовать за. Таким образом, результаты ограничены родителями выживших детей. дети. В-четвертых, социальная поддержка представляет собой сложное явление. Мы выбрали в это исследование для рассмотрения глобального количества поддержки (как положительной, так и отрицательный) и неудовлетворенность поддержкой, но мы не выделили различные виды поддержки.Было высказано предположение, что существуют различия в эффективность различных видов поддержки в зависимости от ситуации или потребности, специфичные для конкретной ситуации (Helgeson, 1993). Например, инструментальная поддержка будет более эффективной. для недавно диагностированных больных раком, в то время как эмоциональная поддержка будет более уместно позже (Дункель-Шеттер, 1984). Будущее исследования могут решить этот вопрос.

Таким образом, это исследование показывает различия в требованиях/предоставлении поддержки, в зависимости от конкретной стрессовой ситуации.Влияние поддержки на психологическое функционирование также зависит от пола родителей. Наши результаты поддерживают Модель социальной причинности. Социальная поддержка считается изменяемым риском или защитный фактор (Wallander & Varni, 1998). Эти результаты могут помочь профессионалам в разработке вмешательства программы для родителей с учетом дифференциального воздействия различных аспекты социальной поддержки психологического функционирования и адаптации отцы и матери хронически больных детей.

Это исследование финансировалось Голландским онкологическим обществом и Департаментом педиатрии. Онкологический фонд Гронингена.

Каталожные номера

Антонуччи, ТК (

1994

). Представление о продолжительности жизни женщин социальные отношения. В BF Turner & LE Troll (Eds.),

женщины старение

(стр.

239

-269). Тысяча Оукс, Калифорния: Сейдж.

Антонуччи, Т.С., и Акияма, Х. (

1987

).Ан изучение половых различий в социальной поддержке среди пожилых мужчин и женщин.

Половые роли

,

17

,

737

-749.

Баррера М., Сэндлер И. и Рамзи Т. (

1981

). Предварительная разработка шкалы социальной поддержки: Учеба в колледже ученики.

Американский журнал общественной психологии

,

9

,

435

-441.

Чеслер М. и Барбарин О. (

1984

).Трудности оказания помощи в кризисной ситуации: Отношения между родителями детей с Рак и их друзья.

Журнал социальных вопросов

,

40

,

113

-134.

Коэн П. и Брук Дж. (

1987

). Семейные факторы связанные с персистенцией психопатологии в детском и подростковом возрасте.

Психиатрия

,

50

,

332

-345.

Коэн С. и Уиллс Т. А. (

1985

).стресс, соц. поддержку и гипотезу буферизации.

Психологический Бюллетень

,

98

,

310

-357.

Далквист, Л. М., Чижевский, Д. И., и Джонс, К. Л. (

1996

). Родители детей, больных раком: лонгитюдное исследование эмоциональный стресс, стиль преодоления и приспособление к браку через два и двадцать месяцев после диагностики.

Журнал детской психологии

,

21

,

541

-554.

Долгин М. и Фиппс С. (

1996

). взаимный Влияние на семейную адаптацию к детскому раку. В Л. Байдер, К.Л. Купер и А. Каплан Де-Нур (ред.),

Рак и семья

(стр.

73

-92). Чичестер: Уайли и сыновья.

Дункель-Шеттер, К. (

1984

). Социальная поддержка и рак: Выводы, основанные на опросах пациентов, и их значение.

Журнал социальных вопросов

,

40

,

77

-98.

Голдберг, Д. П., и Уильямс, П. (

1988

).

Руководство пользователя Общего вопросника здоровья

. Беркшир: NFER-NELSON.

Хельгесон, В. С. (

1993

). Два важных отличия в социальная поддержка: вид поддержки и воспринимаемая по сравнению с полученной.

Журнал социальных вопросов

,

49

,

825

-845.

Hoekstra-Weebers, J.E.H.M., Jaspers, J.P.C., Kamps, W.A., и Клип, Э.К. (

1998

). Половые различия в психологическом Адаптация и совладание у родителей онкобольных детей.

Психоонкология

,

7

,

26

-36.

Джонсон, Т. П. (

1991

). Психическое здоровье, соц. отношения и социальный отбор: лонгитюдный анализ.

Журнал здравоохранения и социального поведения

,

32

,

408

-423.

Казак А.Э., Баракат Л.М., Мееске К., Кристакис Д., Медоуз, А. Т., Кейси Р., Пенати Б. и Стубер М. Л. (

1997

). Посттравматический стресс, функционирование семьи и социальная поддержка у переживших детской лейкемии и их матерей и отцов.

Журнал Консультативная и клиническая психология

,

65

,

120

-129.

Казак, А. Э., Стубер, М. Л., Баракат, Л. П., Миске, К., Гатри, Д., и Медоуз, А.Т.(

1998

). Прогнозирование посттравматического стресса симптомы у матерей и отцов выживших после рака в детстве.

Журнал Американской академии детей и подростков Психиатрия

,

37

,

823

-831.

Коэтер, М. В. Дж. и Ормел Дж. (

1991

).

Общий вопросник здоровья

. Голландское руководство. Лиссе: Светс энд Цайтлингер Б.В.

Купст М. и Шульман Дж. (

1988

).Долгосрочное преодоление с детской лейкемией: шестилетнее последующее исследование.

Журнал Детская психология

,

13

,

7

-22.

Купст, М. Дж., Натта, М. Б., Ричардсон, К. С., Шульман, Дж. Л., Лавин, Дж. В., и Дас, Л. (

1995

). Семья справляется с педиатрический лейкоз: через десять лет после лечения.

Журнал педиатрии Психология

,

20

,

601

-617.

Магни, Г., Сильвестро, А., Тамиелло, М., Занеско, Л., и Карли, М. (

1988

). Комплексный подход к оценке семьи Адаптация к острому лимфолейкозу у детей.

Акта Psychiatrica Scandinavica

,

78

,

639

-642.

Манн, С. Л., Тейлор, К. Л., Догерти, Дж., и Кемени, Н. (

1997

). Поддерживающие и отрицательные реакции в партнере отношения: их связь с психологической адаптацией среди лиц, больных раком.

Журнал поведенческой медицины

,

20

,

101

-125.

Миллер, Р. В., Янг, Дж. Л., младший, и Новакович, Б. (

1995

). Рак детства.

Рак

,

75

,

395

-405.

Морроу, Г. Р., Карпентер, П. Дж., и Хоугланд, А. С. (

1984

). Роль социальной поддержки в адаптации родителей к детский рак.

Журнал детской психологии

,

9

,

317

-329.

Норбек, Дж. С., Линдси, А. М., и Карьери, В. Л. (

1981

). Разработка инструмента для измерения социальных поддерживать.

Исследования в области сестринского дела

,

30

,

264

-269.

Пиццо, П.А., и Поплак, Д.Г. (

1993

).

Принципы и практика детской онкологии

. Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт.

Пелковиц Д., Гольденберг Б., Каплан С., Вайнблатт М., Мандель, Ф., Мейерс Б. и Винчигерра В. (

1996

). Посттравматического стрессовое расстройство у матерей детей, перенесших рак.

Психосоматика

,

37

,

116

-126.

Сарасон, Б. Р., Сарасон, И. Г., и Пирс, Г. Р. (

1990

).

Социальная поддержка: интерактивное просмотр

. Нью-Йорк: Wiley & Sons.

Сарасон, И. Г., Левин, Х. М., Башам, Р. Б., и Сарасон, Б. Р. (

1983

).Оценка социальной поддержки: Социальная поддержка анкета.

Журнал личности и общества Психология

,

44

,

127

-139.

Шумейкер, С.А., и Хилл, Д.Р. (

1991

). Пол различия в социальной поддержке и физическом здоровье.

Здоровье Психология

,

10

,

102

-111.

Спичли, К. Н., и Но, С. (

1992

). Выживание детский рак, социальная поддержка и психологическая адаптация родителей.

Журнал детской психологии

,

17

,

15

-31.

Стансфельд С.А., Фюрер Р. и Шипли М.Дж. (

1998

). Виды социальной поддержки как предикторы психического заболеваемость в когорте британских государственных служащих (исследование Whitehall II).

Психологическая медицина

,

28

,

881

-892.

Туитс, Пенсильвания (

1995

). Стресс, совладание и социальные процессы поддержки: Где мы? Что дальше?

Журнал здоровья и Социальное поведение, (доп.выпуск)

,

53

-79.

Ван Зондерен, Э. (

1991

).

Измерение социальная поддержка

. Гронинген: Рейксуниверситет.

Ван Зондерен, Э. (

1993

).

Измерение социальная поддержка с помощью SSQ-I и SSQ-D

. Голландский мануал. Гронинген: Noordelijk Centrum voor Gezondheidsvraagstukken.

Валландер, Дж. Л., и Варни, Дж. В. (

1998

). Последствия педиатрических хронических соматических расстройств на адаптацию ребенка и семьи.

Журнал детской психологии и психиатрии

,

39

,

29

-46.

Вортман, CB (

1984

). Социальная поддержка и рак пациент: Концептуальные и методологические вопросы.

Рак

,

53

,

2339

-2360.

Общество детской психологии

Устойчивое развитие | Бесплатный полнотекстовый | Социальные и психологические эффекты инклюзивного образования лиц с нарушениями слуха в обществе: полевое исследование в Ресурсном центре по вопросам инвалидов (Университет Шарджи)

Всемирная конференция по образованию людей с особыми потребностями состоялась в июне 2019 года в Саламанке, организованная ЮНЕСКО и Министерством образования и науки Испании, и опубликованы как Саламанкское заявление и рамки действий в отношении образования людей с особыми потребностями, которое является важнейшим международным документом в области специального образования, поскольку оно определяет инклюзивное образование [3]. ].Таким образом, цель состоит в том, чтобы разработать системы инклюзивного образования, в которых школы могли бы обучать всех детей в своих сообществах. Вообще говоря, обычные школы целостной направленности наиболее эффективны против дискриминационных тенденций. Они создают гостеприимное и инклюзивное общество и достигают целей образования для всех. Более того, они обеспечивают эффективное образование для большинства людей и в конечном итоге повышают эффективность и экономичность. Что касается инклюзивного образования как открытости, разнообразия и глобализации, мы утверждаем, что определение инклюзивного образования было неправильно понято многими преподавателями и что дух инклюзивное образование недостаточно продвигается, не способствуя тому, чтобы инвалидность была не в теле, а в уме, и чтобы критическое мышление и инновации решали проблемы в окружающей среде.Что касается стратегий решительных людей и того, что предложили ЮНЕСКО ученые-специалисты: «Когда мы говорим о разнообразии, мы не имеем в виду учащихся с особыми образовательными потребностями, учащихся в трудных условиях, иммигрантов или высокоодаренных детей; Мы имеем в виду не только поддержку учителей, но и систему поддержки, не только специальную программу для школ, но и гибкую учебную программу, подходящую для разнообразия» [4]. Следовательно, несмотря на значительные международные усилия, предпринятые за последние 25 лет для десегрегации и деинституционализации учащихся с инвалидностью или без нее, исследования показали, что уровни, на которых практикуется инклюзивное образование, далеки от приемлемых.В ОАЭ образование, как правило, сталкивается с рядом проблем, в том числе с многочисленностью и разнообразием студентов, учебных заведений и учебных программ. Наиболее важными и наиболее сложными проблемами являются сама школьная среда, традиционные методы обучения, слабая профессиональная квалификация преподавателей, отсутствие разработки эффективных учебных программ, проблема критериев оценки и неадекватные возможности консультирования учащихся [5]. В дополнение к противоречию образовательных тенденций между различными школьными учреждениями страны, а не их образованием, необходимо стимулировать роль семьи в достижениях и уверенности в себе, а также укреплять принципы гражданственности и культуры умеренности и толерантность [6].

Это исследование было направлено на выявление социальных и психологических последствий включения людей с нарушениями слуха. Среди участников исследования были глухие и слабослышащие студенты Ресурсного центра для инвалидов Университета Шарджи.

1.2. Гипотезы исследования

Таким образом, гипотезы были сформулированы следующим образом:

Гипотеза   1.

Пол, уровень образования, возраст и тип инвалидности коррелируют с психологической адаптацией и социальным взаимодействием.

Гипотеза   2.

Существуют различия в психологической адаптации глухих и слабослышащих учащихся.

Гипотеза   3.

Инклюзия влияет на социальное взаимодействие DHHS.

В этом контексте исследование Дева и Кумара [7] о включении людей с ограниченными возможностями в индийские и пакистанские школы в Абу-Даби и Дубае показало, что специальное образование в настоящее время считается индивидуалистическим, и учителям будет трудно устранить это восприятие.Исследователи выявили множество факторов, влияющих на восприятие учителями образования. Наиболее важными обычно признаются навыки и компетентность, а также желание учителей. Существенным фактором является поддержка сотрудников школы. Все эти факторы были признаны важными аспектами интеграции детей с особыми потребностями в обычный класс [8]. Исследование учащихся с ограниченными возможностями в школах ОАЭ показало, что проблемы инклюзивного образования включают отсутствие квалифицированных специалистов в области специального образования для работы с этими учащимися, отсутствие надлежащей подготовки учителей для обычных классов, отсутствие знаний об инклюзии среди администраторов старшего уровня, и недостаточная финансовая поддержка услуг, особенно в частных школах.Основной проблемой была недостаточная осведомленность о проблемах, с которыми сталкиваются учащиеся с инвалидностью и без нее в инклюзивных условиях [9]. В целом количество учащихся с ограниченными возможностями в ОАЭ увеличивается с каждым годом [10]. Национальная политика по расширению прав и возможностей решительных людей подтвердила рост числа людей с ограниченными возможностями в ОАЭ. Статистика за 2016 г., опубликованная Министерством общественного развития, свидетельствует о 15 782 случаях различной инвалидности, зарегистрированных в качестве держателей карт детерминации, из которых 62% являются гражданами [6].Численность граждан достигла 9869, а неграждан – 5913 [6]. В период с 2016 по 2019 год количество лиц, подлежащих определению, достигло 23 263 человек [6], из них 13 301 граждан и 9962 нерезидента. Точные данные были получены из учетных карточек лиц, имеющих право на оказание услуг, поскольку карта является единственным официальным подтверждением инвалидности во всех федеральных, местных, частных и государственных учреждениях. потребностей и инвалидности (SEND) из-за дискриминации в системе образования, которая отделяла учащихся с SEND от общества [11,12].Несомненно, чувство принятия человеком играет важную роль в его успешном социальном взаимодействии с другими, поскольку на психологическое развитие и социальное поведение человека влияют культура, тенденции и ценности окружающего общества. Проблема инклюзивности побудила к обширным исследованиям в области инвалидности в США в 1970-е годы, что обусловило необходимость предоставления образовательных и профессиональных методов ухода за людьми с особыми потребностями [13].Такие методы ухода можно использовать со сверстниками, не являющимися инвалидами, чтобы привести людей с особыми потребностями в менее ограниченную среду с доступом к бесплатному или общественному образованию [14]. Главным фактором успеха образования во многих развитых странах стало стремление обеспечить права людей с инвалидностью на доступ к процессу обучения без исключения. Таким образом, практика академического и инклюзивного образования получила более широкое распространение. Многие исследования подтвердили, что глухие и слабослышащие учащиеся способны продолжить высшее образование.Колледж Галлодет был основан в 1864 году в Вашингтоне, округ Колумбия, для предоставления услуг глухим и слабослышащим студентам для получения аспирантуры по литературным и научным дисциплинам [15,16]. Германия была одной из первых европейских стран, запустивших инициативы для студентов с ограниченными возможностями в высших учебных заведениях, в частности, в Гамбургском университете, где есть полный центр обучения языку жестов для облегчения учебного процесса. Во многих исследованиях также упоминается Конвенция Организации Объединенных Наций 2006 года. о правах людей с ограниченными возможностями [17], в котором содержится призыв к признанию и продвижению языка жестов, облегчению изучения языка жестов и укреплению языковой идентичности сообщества глухих [18,19].Садик [20] упомянул, что арабский мир был заинтересован в интеграции инвалидов в обычные школы и в утверждении их права на равные образовательные возможности для обучения с другими нормальными сверстниками через Арабскую декларацию, изданную в апреле 1981 года [21]. Это было подтверждено ООН (2019 г.), а арабские страны подписали, ратифицировали или присоединились к Конвенции о правах инвалидов (КПИ) [22]. Все они приняли законы об инвалидности, и многие разработали стратегии и планы действий.Однако эти планы часто медленно воплощаются в практические изменения из-за «сложности политики в отношении инвалидов, а также из-за социальной стигматизации, которая все еще глубоко укоренилась в социальных установках. Продолжающееся исключение лиц с инвалидностью также в значительной степени является следствием связи между инвалидностью и бедностью, у бедных людей больше шансов стать инвалидами, а у инвалидов больше шансов стать или остаться бедными» [23]. Однако ситуацию нельзя обобщить на все арабские страны — например, Объединенные Арабские Эмираты приложили значительные усилия, институционализировав новую философскую основу для инвалидности; «Основы политики инклюзивного образования Дубая 2017» [24,25] продемонстрировали твердую приверженность обеспечению образовательной и социальной интеграции всех детей, взрослых и семей, переживающих СРЕН.ОАЭ предоставили отличный опыт инклюзивного образования с момента своего основания 2 декабря 1971 года и усердно стремились удовлетворить различные потребности людей с ограниченными возможностями, которых они рассматривают как неотъемлемую часть общества с теми же правами и обязанностями, что и другие люди без инвалидности. общества [10]. С 1979 года предоставление программ и услуг специального образования быстро развивалось и ускорялось во всех категориях специального образования с равным доступом к образовательным возможностям и доступностью на более высоких уровнях образования.ОАЭ быстро расширяют свою поддержку людей с ограниченными возможностями в рамках более широких усилий по воспитанию культуры терпимости и уважения. ОАЭ присоединились и ратифицировали основные международные документы по правам человека, в основном Международную конвенцию о правах инвалидов [10]. Это современные идеи инклюзивного образования, определяемые в некоторых исследованиях как принципы понимания учителями природы знания и информирование учащихся об их роли в обучении и о том, как вышеупомянутые идеи знания и обучения представлены в преподавании и работе в классе [26,27].Национальная политика по расширению прав и возможностей решительных людей 2020 года направлена ​​на наращивание человеческого потенциала и на то, чтобы ОАЭ были мировым лидером в области сплоченности ядра общества, семьи. Эта главная цель государственной политики ОАЭ подразумевала достижение оптимального социального развития [6]. В общих рамках образовательной политики в ОАЭ — образовательной стратегической политики, ориентированной на решительных людей с ограниченными возможностями — учреждение разъяснило механизмы, используемые для признания прав людей, полных решимости завершить университетское образование и принять все необходимые меры для обеспечения получения ими высшего образования; для облегчения доступа к средствам и услугам, связанным с классной и внеклассной деятельностью; оказывать поддержку и консультировать людей с ограниченными возможностями; и уважать их частную жизнь [28].Изучив международное, региональное и местное происхождение и статус включения учащихся с ограниченными возможностями, особенно глухих и слабослышащих, становится ясно, что эти законы, политика и стратегии были разработаны для защиты учащихся с ограниченными возможностями в процессе социальной интеграции и для бороться с любыми проблемами, с которыми они могут столкнуться во время социального взаимодействия [29]. Однако в инклюзивной системе возникли определенные проблемы, влияющие на психологическую адаптацию учащихся и социальное взаимодействие.Изучение социальных и психологических эффектов инклюзивного образования актуально и практически значимо для регионов, в которых инклюзивное образование активно развивается и передовой опыт поступает из других стран, но которые имеют короткую историю и небольшой опыт. Вклад данного исследования заключается в промежуточной эмпирической оценке результатов государственной политики инклюзивности на уровне вуза и профильных подразделений вузов, близкой к опыту не только ОАЭ, но и других стран [4].В отличие от многих существующих исследований по этой теме, это исследование было посвящено не оценке конкретной программы, методологии или подхода к инклюзивному образованию, а оценке инклюзивными учащимися общего влияния политики инклюзивного образования в ОАЭ на социальное взаимодействие и психологическую адаптацию. со своей внутренней точки зрения.

Состояние социально-психологической адаптации у больных с депрессивными расстройствами с учетом гендерного фактора

Вос, Т., Барбер Р.М., Белл Б., Бертоцци-Вилла А., Бирюков С., Боллигер И. и др. др. (2015). Глобальная, региональная и национальная заболеваемость, распространенность и годы жизни с инвалидностью для 301 острого и хронического заболевания и травм в 188 странах, 1990–2013 гг.: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2013 г. The Lancet, 386 (9995) , 743–800. doi: http://doi.org/10.1016/s0140-6736(15)60692-4

Малхи, Г. С., Манн, Дж. Дж. (2018). Депрессия. Ланцет, 392 (10161), 2299–2312.doi: http://doi.org/10.1016/s0140-6736(18)31948-2

Джеймс С.Л., Абате Д., Абате К.Х., Абай С.М., Аббафати С., Аббаси Н. и др. др. (2018). Глобальная, региональная и национальная заболеваемость, распространенность и годы жизни с инвалидностью по 354 заболеваниям и травмам в 195 странах и территориях, 1990–2017 гг.: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2017 г. The Lancet, 392 (10159), 1789–1858 гг. doi: http://doi.org/10.1016/s0140-6736(18)32279-7

Парк, Л.Т., Сарате, Калифорния (2019). Депрессия в условиях первичной медико-санитарной помощи. Медицинский журнал Новой Англии, 380 (23), 2278–2280. Дои: http://doi.org/10.1056/nejmc19

Хокенберри, Дж. М., Джоски, П., Ярбро, К., Друсс, Б. Г. (2019). Тенденции в лечении и расходах на амбулаторное лечение депрессии в США, 1998–2015 гг. JAMA Psychiatry, 76 (8), 810–817. doi: http://doi.org/10.1001/jamapsychiatry.2019.0633

Бейнс, Н., Абдиджадид, С. (2020). Большое депрессивное расстройство. StatPearls. Остров сокровищ (Флорида). Издательство StatPearls. Доступно по адресу: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK559078/ Последнее обращение: 23 февраля 2021 г.

Hammer-Helmich, L., Haro, J.M., Jönsson, B., Tanguy Melac, A., Di Nicola, S., Chollet, J. et. др. (2018). Функциональные нарушения у пациентов с большим депрессивным расстройством: 2-летнее исследование PERFORM. Нейропсихиатрические заболевания и лечение, 14, 239–249. doi: http://doi.org/10.2147/ndt.с146098

Сарагусси, Д., Кристенсен, М.С., Хаммер-Хелмих, Л., Рив, Б., Тойя, М., Аро, Дж. М. (2018). Долгосрочное наблюдение за качеством жизни, связанным со здоровьем, при большом депрессивном расстройстве: двухлетнее европейское когортное исследование. Нейропсихиатрические заболевания и лечение, 14, 1339–1350. doi: http://doi.org/10.2147/ndt.s159276

Christensen, MC, Wong, CMJ, Baune, BT (2020). Симптомы большого депрессивного расстройства и их влияние на психосоциальное функционирование на разных стадиях заболевания: различаются ли взгляды пациентов и медицинских работников? Границы в психиатрии, 11.doi: http://doi.org/10.3389/fpsyt.2020.00280

Исаков Р.И. (2018). Психосоциальная дезадаптация у женщин с депрессивными расстройствами различного генеза: особенности диагностики, течения и структуры. Психиатрия, неврология и медицинская психология, 9, 82–92. doi: http://doi.org/10.26565/2312-5675-2018-9-12

Исаков Р.И. (2018). Сравнительный анализ психосоциальной дезадаптации и эффективной симптоматики у женщин с депрессивными расстройствами различного генеза.Украинский вестник психологии, 26 (3 (96)), 20–26.

Исаков Р.И. (2020). Социально-психологическая адаптация/дезадаптация в структуре депрессивных расстройств различного генеза у женщин с разной степенью пораженности обусловлена ​​действием макросоциальных факторов дезадаптации. Достижения клинической и экспериментальной медицины, 1, 89–96. doi: http://doi.org/10.11603/1811-2471.2020.v.i1.11075

Исаков Р.И. (2019). Особенности взаимосвязи между выраженностью макросоциальной дезадаптации и тревожно-депрессивной симптоматикой у женщин с депрессивными расстройствами различного генеза.Архив психиатрии, 25 (3 (98)), 136–141. doi: http://doi.org/10.37822/2410-7484.2019.25.3.136-141

Пшук Н.Г., Стукан Л.В., Каминская А.О. (2018). Внедрение системы психотерапевтического вмешательства для семей, осуществляющих уход за больными с эндогенными психическими расстройствами. Wiadomosci Lekarskie, 71 (5), 980–985.

Мысула Ю.А. И. (2020). Некоторые особенности качества жизни при первичном эпизоде ​​биполярного аффективного расстройства. Вестник организации социальной гигиены и здравоохранения Украины, 1 (83), 24–30.doi: http://doi.org/10.11603/1681-2786.2020.1.11201

Краус, К., Кадриу, Б., Ланценбергер, Р., Зарате, К.А., Каспер, С. (2019). Прогноз и улучшение результатов при большой депрессии: обзор. Трансляционная психиатрия, 9 (1). doi: http://doi.org/10.1038/s41398-019-0460-3

Маркова М., Резуненко О., Кожина Г. (2017). Содержание и меры эффективности психообразования в системе реабилитации больных биполярным аффективным расстройством. Журнал образования, здоровья и спорта, ранее называвшийся Journal of Health Sciences, 7, 711–715.doi: http://dx.doi.org/10.5281/zenodo.830020

Осницкий А.К. (2004). Определение характеристик социальной адаптации. Психология и школа, 1, 43–56.

Белов О. О., Пшук Н. Г. (2020). Возрастные и гендерные особенности депрессивно-тревожной симптоматики депрессивных расстройств. Wiadomości Lekarskie, 73 (7), 1476–1479. doi: http://doi.org/10.36740/wlek202007130

Белов О., Пшук Н. (2020). Некоторые направления клинической феноменологии современных депрессивных расстройств.Психиатрия, психотерапия и клиническая психология, 1, 98–104. doi: http://doi.org/10.34883/PI.2020.11.1.009

Фискин Г., Кайдирак М. М., Оскай Ю. Ю. (2016). Психосоциальная адаптация и депрессивные проявления у беременных женщин из группы высокого риска: значение для клинической практики. Мировоззрение научно обоснованного ухода, 14 (1), 55–64. doi: http://doi.org/10.1111/wvn.12186

Гвоздецкий А.Н., Петрова Н.Н., Акулин И.М. (2019). Когнитивный дефицит предсказывает социальную активность у пациентов в ремиссии с большим депрессивным расстройством.Социальная и клиническая психиатрия, 29 (1), 5–9.

Герасименко Л. О., Скрыпников А. М., Исаков Р. И. (2019). Диагностика психосоциальной дезадаптации у женщин с депрессивными расстройствами. Мир медицины и биологии, 15 (67), 34–38. doi: http://doi.org/10.26724/2079-8334-2019-1-67-34

Брюин, М. К., Комийс, Х. К., Кок, Р. М., Ван дер Маст, Р. К., Ван ден Берг, Дж. Ф. (2018). Факторы образа жизни и течение депрессии у пожилых людей: исследование NESDO.Международный журнал гериатрической психиатрии, 33 (7), 1000–1008. doi: http://doi.org/10.1002/gps.4889

Дао, А.Т.М., Нгуен, В.Т., Нгуен, Х.В., Нгуен, Л.Т.К. (2018). Факторы, связанные с депрессией среди пожилых людей, живущих в городах Вьетнама. BioMed Research International, 2018, 1–9. doi: http://doi.org/10.1155/2018/2370284

Лэрд, К.Т., Краузе, Б., Фунес, К., Лаврецкий, Х. (2019). Психобиологические факторы резильянса и депрессии в пожилом возрасте.Трансляционная психиатрия, 9 (1). doi: http://doi.org/10.1038/s41398-019-0424-7

Физические, социальные, психологические и экзистенциальные траектории потери и адаптации к концу жизни для пожилых людей, живущих с немощью: серийное интервью | BMC Geriatrics

Обзор результатов

Мы набрали 13 пациентов, 13 лиц, осуществляющих неформальный уход, и восемь специалистов, связанных с конкретным случаем. Два участника отказались от участия, и никто из тех, кто был набран, не отказался от участия в исследовании.Средний возраст участников составлял 86 (диапазон 76–92) лет, восемь из которых были женщинами. Девять участников овдовели, трое женаты и один не женат. Семь участников жили одни, двое жили со взрослым ребенком, трое с супругом и один с братом или сестрой. Пять участников умерли во время исследования (см. Таблицу 1). Были опрошены восемь специалистов, в том числе два работника агентства по уходу, пять врачей общей практики и один ассистент трудотерапевта. Всего было проведено 54 интервью с пациентами и лицами, осуществляющими уход, из которых 14 были совместными, 37 отдельными и 3 интервью в связи с тяжелой утратой (см. Таблицу 2).Одно интервью с пожилым человеком было проведено в амбулаторном отделении, одно – в стационарном отделении, а все остальные – в доме пожилого человека. Два интервью с лицами, осуществляющими уход, были проведены по телефону, а остальные — либо у них дома, либо дома у пожилого человека. Участникам и опекунам были присвоены идентификационные номера, которые использовались для обеспечения анонимности. После анализа были выделены псевдонимы.

Таблица 1 Данные об участнике: псевдоним, жизненное положение, семейное положение. Возраст варьировался от 76 до 91 года 95 645 Таблица 2 Количество и продолжительность интервью с участниками (также было проведено 8 профессиональных интервью)

Были выявлены три различных модели многомерных потребностей.Каждая из них описывается своей моделью изменений, нарисованной графически, чтобы визуально представить изменяющиеся многомерные потребности пожилых людей.

Модель 1: повествование о преодолении трудностей — умение сбалансировать потерю с адаптацией

В целом эта группа описывала постепенное физическое ухудшение с небольшими провалами, которые отражали социальный спад (см. рис. 1). Экзистенциальное и психологическое благополучие поддерживалось за счет эффективных приспособлений к растущим потерям и физическим и социальным изменениям.Участники стремились адаптироваться к потерям, «стремясь к новой нормальности», сумели сохранить социальные связи и сосредоточились на том, чтобы жить изо дня в день, а не думать о будущем. В группе было 5 пожилых людей. За ними наблюдали от 12 до 19 месяцев, за исключением одного участника, который умер через 2 месяца после первого интервью. Интервью проводились в среднем с интервалом в 8 месяцев.

Рис. 1

Визуализация рассказа о преодолении трудностей. Качественная иллюстрация того, как разные измерения менялись по отношению друг к другу

Стремление к новой нормальности

Пожилые люди пережили много жизненных перемен и потерь, но искали способы приспособиться к своим обстоятельствам и интегрировать их в «новую нормальность».Например, в первых интервью мисс П. выражала желание восстановить свою прежнюю функцию, в то время как миссис А. оплакивала свои потери.

«Как только я снова встану и сяду в это такси, я буду [в городском универмаге] как выстрел — Если бы я только мог вернуться [туда, где я был]» (Мисс П, TP1)

«но я не могу делать ничего такого, как раньше готовила и пекла, нет, не могу.Так что многое в моей жизни изменилось» (миссис А, TP2)

Однако к третьему интервью и миссис А., и мисс П. казались более смиренными с постоянством своего нового положения.

«Ну, мне может стать немного лучше, но, знаешь, каждый раз, когда я иду [в больницу] и что-то происходит, ты никогда не возвращаешься туда, где был» (мисс П, TP3)

«Я все больше привыкаю к ​​тому, что меня сейчас нет дома, я просто говорю «ну, еще один день тебя не будет дома» и просто как бы говорю «что я буду делать сегодня» (миссис А, ТП3)

«Ну, я думаю, мне так повезло, потому что [падение] могло случиться со мной много лет назад, и я все равно был бы поврежден (мм хм) Я полагаю, что смог бы сделать больше, потому что был бы моложе (мм хм) ), потому что мой возраст тоже имеет к этому отношение» (миссис А, момент времени (TP 3)

Участники этой категории сохранили ощущение себя, которое было связано и интегрировано с собой прошлого.

«Ну, я всегда была человеком с глубокой привязанностью к семье, и действительно, после болезни моего мужа моя жизнь действительно вращается вокруг него, и я думаю, что это то, что меня поддерживает» (миссис Б, TP1)

Некоторым из опрошенных удалось установить эту связь со своим самоощущением, найдя способы сохранить увлечения на всю жизнь, как это проиллюстрировано г-жой А

«О да, я ужасно скучаю по теннису….о, это была моя жизнь», «эта неделя будет очень тяжелой для меня, потому что это Уимблдон, и я должен смотреть его и больше никогда не смогу пойти и никогда их не увидеть» (миссис А, TP1)

К третьему интервью миссис А. начала планировать свою жизнь вокруг теннисных турниров, которые транслируются по телевидению.

«Ну, если бы не чтение, я не знаю, чем бы я занимался – и телевидением, но я не очень увлекаюсь [телевизионными программами], я имею в виду, мне нравятся такие вещи, как теннис по телевизору» (миссис А, TP3)

Поддержание социальных связей

Пожилые люди в этой группе сохранили чувство связи с миром через социальные и общественные сети поддержки.

«И [мы наслаждаемся церковным клубом], и людей собирают и приводят в него, это просто человек говорит или иногда у нас кто-то показывает слайды или мы кто-то говорим на очень интересную тему………………..и всех стариков собирают и везут туда» (миссис R, TP1)

«О, ну… я вроде как общительный друг, знаете ли, я всегда был членом большой семьи и……….знаете, когда я ехал с девчонками в автобусе, они все говорили «о, привет, давай!» знаете, такие вещи и как мы хорошо смеемся » (мисс П, TP3)

Дальнейшие социальные связи поддерживались за счет поддержки их неофициальных опекунов и опекунов, когда у них были налаженные отношения с ними.

«А я могу вернуться с ее партией и с другой стороной [семьи] назад на 200 лет назад и назвать им всякое, и возраст, и дату, и прочее, и так у нее есть, и она скажет «конечно, прабабушка такая-то», и ей больше ничего не нравится, когда я пойду туда, она вернется к этим предметам, то есть [она] действительно любит это делать» (племянница мисс П, TP2)

«Они заинтересованы в опекунах, которые приходят, и они хотят знать о них, и они хотят, по сути, иметь эти терапевтические отношения» (Дочь г-жи R, TP1)

Они также пытались сбалансировать ситуацию, оказывая помощь взаимностью, где могли.

‘Я много отдаю на благотворительность, я отдам 100 фунтов в церковь. Потому что крыша разваливается». (Миссис R TP1)

Сосредоточенность на том, чтобы жить изо дня в день, а не смотреть в будущее

О будущем обычно не думают. Хотя смерть была признана, она оставалась дистанцированной и абстрактной.

«Потому что я имею в виду, хотя я и говорю, что мне почти 90, вы должны ожидать таких вещей, я вполне готов жить долго, если смогу» (мисс П, TP3)

Вместо этого пожилые люди сосредоточились на повседневной жизни.

«На самом деле я просто беру жизнь один день за раз» (миссис Б)

Некоторые из этих пожилых людей начали сопоставлять затраты и преимущества медицинских обследований и лечения с их собственным опытом и пожеланиями на будущее и при поддержке врача общей практики с хорошими связями смогли перейти к неявной модели паллиативной помощи, избегая то, что они считали, может быть недопустимым вмешательством.

«Они думали провести некоторые исследования по поводу ее проблемы с кишечником, но сказали: «просто не трогайте» (опекун миссис А, TP3)

– И ты вполне доволен [этим]?» (интервьюер)

«Да» (миссис А)

«Я имею в виду, что она вышла из больницы и просто…..они хотели сделать [эндоскопию для выявления анемии] еще раз, а она просто сказала нет, это невозможно, и на следующий день пришел [врач общей практики] и говорит «нет, нет» (дочь г-жи W, TP3 )

Эти пожилые люди просто хотели жить такой, какая она есть.

«Пока я могу находиться в этом доме, я буду вполне счастлив» (миссис W, TP1)

Однако были ситуации, когда они хотели дистанцироваться от конкретно развивающейся деменции или переезда в дом престарелых.

«А если бы у тебя не было ума и хорошего тела, что бы ты делал, ты бы только шатался и думал, где ты находишься, заметь, ты был бы вполне счастлив, делая это, а я не был бы счастлив, делая это я лучше быть в отъезде, чем иметь это» (мисс П, TP3)

«Я много [навещала людей в доме престарелых]» (Дочь г-жи А, TP3)

«А что вы думаете о…?» (интервьюер)

«Ну, я держусь подальше» (миссис А)

На рис. 1 графически показаны изменения в различных аспектах потребности в нарративе о преодолении трудностей.Это визуально представляет потенциальное изменение, а не измеримую реальность или прогноз. В целом эти пожилые люди описали постепенное физическое ухудшение с небольшими провалами, отражающими социальный спад. Экзистенциальное и психологическое благополучие поддерживалось за счет приспособления к растущим потерям и физическим и социальным изменениям.

Паттерн 2: Повествование о борьбе — попытка сбалансировать потерю с адаптацией

На фоне постепенного физического упадка и постепенного сокращения социальных связей психологическое и экзистенциальное благополучие начало ухудшаться.Начали накапливаться страхи перед будущим. После болезни или изменения обстоятельств происходили экзистенциальные и психосоциальные спады, и пожилой человек не полностью адаптировался к новой норме. Подобно копинг-нарративу, это тоже были жизненные истории, но текущие трудности были более заметными. Такие участники изо всех сил пытались сбалансировать потери с адаптацией, что привело к ослаблению контроля над чувством собственного достоинства. Они начали искать причину своих трудностей, выражая чувство одиночества и тщетности и создавая страхи перед будущим.Смерть тоже начала появляться в отчетах, но оставалась отдаленной и абстрактной. В группе было 5 пожилых людей. За ними наблюдали от 12 до 23 месяцев. Интервью проводились в среднем с интервалом в 9,5 месяцев.

Поиск причины

Эти пожилые люди изо всех сил пытались разобраться в своих обстоятельствах, поскольку сама по себе старость не могла дать адекватного объяснения. Можно было указать отправные точки или способствующие факторы, и старость была признана, однако четкое понимание или причину их обстоятельств было труднее найти, и они начали задаваться вопросом, почему они так борются.

Г-жа К. Будет осмотрена [в больнице] затем с целью сказать: «Послушайте, пожалуйста, скажите нам, что происходит, каков прогноз?» потому что нам не удалось поставить правильный диагноз» (Муж г-жи К., TP1)

«Мне просто любопытно, почему твое тело… и вроде бы вроде бы все в порядке, а не работает?» (г-н М, TP3)

Хотя г-н М. согласился с тем, что он не сможет восстановить свою подвижность, он начал действительно задаваться вопросом, почему это было сделано, если не было явного медицинского заболевания, которому можно было бы приписать это.

Эти немощные пожилые люди стремились вернуться на прежний уровень функционирования и, не приспосабливаясь к новой норме, изо всех сил пытались сохранить связь со своим старым самоощущением. «Какими они были» не соответствовало их пониманию того, «кем они были». Истории о предыдущих «я» широко представлены в этих рассказах.

«Не могу поверить, что он такой, более подтянутого человека не найти, я имею в виду, даже когда он вышел на пенсию» (Жена мистера Г, TP1)

«Я говорил [исследователю], что каждый день играю в футбол» (г-н G, TP1)

«Она все время ждет следующего этапа, когда все наладится.Я думаю, что она возвращается к прошлому, когда она была гораздо более способна управлять» (опекун миссис О, TP2)

Тщетность и одиночество

Участились выражения разочарования и печали.

«Я всю жизнь работал и никогда ни с кем не беспокоился, но я не могу привыкнуть к этому сидению около (Mr C, TP2)

«Я имею в виду, что на самом деле из всех моих проблем главной является разочарование, просто неспособность что-то делать» (г-н М, TP2)

Точно так же были регулярные выражения одиночества.

«Нет, я сейчас мало [друзей] вижу. Раньше я регулярно ходил на футбол, ездил повсюду, но сейчас никого не вижу» (Mr C, TP1)

«Но это долгий день, когда ты никого не видишь» (миссис О, TP2)

Надежда этих пожилых людей угасала. Особенно это ощущалось при выписке из дневного стационара, что расценивалось как сигнал о том, что им уже нельзя помочь, хотя для этой группы это не было характерно.

«О, они отказались от меня» (миссис А, TP2)

«Меня списали» (г-жа К, TP2)

«Меня выгнали» (Мистер С, TP3)

Создание страхов

В то время как эти участники говорили о будущих страхах, как и в предыдущей группе, они были более доминирующими и более выраженными.Опасения были переезда в дом престарелых, развития деменции или превращения в обузу.

Переезд в дом престарелых

«Ну, мы должны сказать, что наши предвзятые представления о домах престарелых пугают нас до смерти. Я просто в ужасе от этого Я действительно в ужасе от этого, мы оба» (Жена мистера G, TP1)

«Мы сделаем все, что угодно, кроме банкротства «А» или «Б» переезда в дом» (Муж г-жи К., TP1)

«Если бы я был… если бы наступил день, когда я не мог позаботиться о себе, но я все еще был в состоянии разума, то я полагаю, мне пришлось бы сделать что-то вроде [переехать в дом престарелых], но я не думаю, что я я бы отнесся к этому с пониманием………я думаю…….Я бы просто отказался от борьбы, честное слово» (г-н М, TP3)

Развитие деменции

«То, что вы думаете [видеть людей с деменцией в больнице], это взгляд в будущее и то, что со мной произойдет, и это то, что расстроило меня больше всего на свете, и вы знаете, что я закончу так?» (Жена г-на G, TP1)

«До тех пор, пока я не схожу с ума» (Мистер М, TP2)

Становление обузой

«Мм.И вы говорите о том, чтобы не подводить свою семью и поддерживать все для них. Не могли бы вы рассказать мне немного больше о том, что вы имеете в виду?» (интервьюер)

«Ну, я не хочу быть обузой. Они много для меня делают, но, эмм… [пауза] Я имею в виду, идея остаться, потому что я не могла позаботиться о себе, и, по сути, им приходится ухаживать за мной, я бы этого не хотела» ( г-н М ТП2)

«И я имею в виду, что у них должны быть свои собственные дела, чтобы справляться с ними, и мы не можем быть обузой для них, и это ПОСЛЕДНЕЕ, что мы хотели бы быть обузой» (Муж миссис К, TP2)

«Мы стараемся не доставлять неудобств» (миссис К.)

– Ну, кому ты мешаешь? (интервьюер)

«Все остальные! (смеется) Семья и друзья.Всем» (Миссис К.)

Об этих страхах говорилось с использованием личных местоимений «я» и собирательного «ты». Идентичность «старых людей» дистанцировалась и разделялась на «множество стариков» и «они».

«Знаете, я не сижу с кучкой стариков, положивших голову на грудь» (миссис О, TP1)

«[Один мужчина в доме престарелых] больше не выдержал, я не думаю, перестал есть, отвернулся лицом к стене и ушел, не то чтобы я был у него в гостях или был рядом с ним, но я знаю о нем ну, и это то, чего вы боитесь, большинство людей боятся» (Муж миссис К., TP2)

«Я имею в виду, я все еще… как я сказал, это звучит смешно, но, как и [название дневного центра], я чувствую, что многие из этих людей старые люди, они старые люди умственно, и я не чувствую себя старым умом (Мистер М, TP2)

Пожилые люди испытывали чувство заметности или стыда за свое физическое положение.Это было очевидно в том, что г-н М. предпочитал ходить в общественные места, где было много других пожилых людей.

«Я думаю, что это [садовый центр] без стресса, потому что там есть пожилые люди, и, знаете ли, он, вероятно, не чувствует себя заметным» (Дочь мистера М, TP3)

Часто госпитализация предвещала новую степень неопределенности. Однако выписка поначалу вселяла некоторую степень оптимизма, поскольку пожилой человек стремился вернуться к «нормальному состоянию».Там, где эта нормальность не была достигнута, наступал период адаптации. Либо пожилой человек переоценил свою ситуацию, чтобы выработать новую «нормальность», либо начал оплакивать утраченную способность и страх перед будущим.

«Ну, я имею в виду, что я не чувствую себя больным в смысле…… в этом смысле, это просто такая усталость и бесполезность, знаете ли, если я уроню вещь, это усилие спуститься, чтобы поднять ее. что-то в этом роде» (г-н М, TP2)

Страхи были настолько отвлекающими, так часто озвучиваемыми вместе с описаниями текущей борьбы, что препятствовали адаптивной стратегии, очевидной в группе совладания, о том, как адаптироваться к новой норме и сосредоточиться на жизни изо дня в день.

Смерть появляется на счетах, но остается далекой

Время от времени о смерти говорили, но она оставалась абстрактной и не выглядела ожидаемой.

«Ну, нам обоим за 80, ну, мне 95, а миссис К. 84, у нас действительно нет статистически больших ожиданий от жизни, видите ли. Извините, но вам придется смириться с этим. Если это болезнь Паркинсона, то лекарства нет, есть паллиативное лечение, и оно может быть эффективным еще как минимум четыре или пять лет» (Муж г-жи К., TP1)

Когда г-жа К. умерла после госпитализации от сердечного приступа, ее муж описал свое отчаяние из-за того, что ему не удалось найти причину ее трудностей.

«Может быть, глупо искал, может быть, глупо Искал решение, если не лекарство. Мы так и не нашли решения» (Муж г-жи К., TP3)

Он чувствовал, что должен был спасти ее.

«Ну, я не спас ее, не так ли» (Муж миссис К., TP3)

– Ты имеешь в виду ее жизнь… в конце? (интервьюер)

«Ага… Я снова это сказал.Я скажу это еще раз; горе может быть эгоистичным, но в усилиях нет эгоизма, я полностью посвятил себя помощи» (муж миссис К.)

На рис. 2 графически показаны изменения в различных аспектах потребности в нарративе о «борьбе». Это визуально представляет потенциальное изменение, а не измеримую реальность или прогноз. Общие приспособления к физическим и социальным потерям становится труднее поддерживать.Психологическое и экзистенциальное благополучие начало падать. Начали накапливаться страхи перед будущим, а социальные связи ослабли.

Рис. 2

Визуализация рассказа о «борьбе». Качественная иллюстрация того, как разные измерения менялись по отношению друг к другу

Образец 3: Перегруженное повествование — потери подавляют адаптацию

В общих чертах, эти истории рассказывали о постепенном физическом упадке, который усиливался к концу. Социальное, психологическое и экзистенциальное благополучие резко снизилось, и вскоре после этого наступила смерть.Хотя была включена некоторая история жизни, основное внимание, похоже, уделялось повседневной борьбе. Для этих пожилых людей одного возраста было недостаточно, чтобы объяснить их обстоятельства, которые больше не имели смысла, поскольку они не восстановились, как они надеялись. Участники рассказали о потерях, которые переполнили их способность адаптироваться. В их рассказах говорилось о возрастающих физических трудностях и растущей социальной изоляции. Они начали терять способность приспосабливаться, изо всех сил пытались удержать важную и глубоко ценную проблему, и, наконец, их будущие страхи стали реальностью.В группе было 3 пожилых человека. За ними наблюдали от 13,5 до 19 месяцев. Интервью проводились в среднем с интервалом в 7,5 месяцев.

Возрастающие физические трудности

Физическая функция снижается с такими симптомами, как усиление боли и неподвижность. Для г-на I сильные боли в ногах причинили ему большое беспокойство. Его лечащий врач не хотела пробовать более сильные лекарства, так как считала, что это опасно повлияет на его равновесие. Врач общей практики рассматривал возможность помещения в больницу или дом престарелых для пробного лечения, но вместе с дочерью г-на И. думал, что он будет сопротивляться этому.Тем не менее, когда ему прямо сказали об этом, его огорчение было таким, что он заявил, что сделал бы что угодно.

«Как бы вы себя чувствовали, если бы врач сказал, что вы можете попробовать сильнодействующие обезболивающие, но, возможно, вам придется находиться в больнице, чтобы убедиться, что это нормально и не вызывает у вас шатания? Как бы вы к этому отнеслись?» (интервьюер)

«Я не против, если эту боль уберут.Боль, только боль в ногах и все такое, я не против» (г-н I, TP3)

Возрастающая социальная изоляция

Пожилые люди становились все более изолированными в обществе и выражали чувство оторванности от внешнего мира.

«Я просто хочу быть нормальным, видеть людей и чтобы они навещали меня, и иметь возможность время от времени выходить в инвалидной коляске и разговаривать с людьми» (миссис E, TP2)

«Мы забытая армия» (миссис H, TP2)

«Вот что со мной не так, где бы я ни был, теперь я дожил до этого возраста, все мои друзья разъехались, никого не осталось» (Мистер I, TP2)

«Люди очень терпеливы, когда приходят к вам, но они с другим.Это ты, ты перелезаешь через стену или еще куда-то, а они с другой стороны» (Мистер I, TP3)

Потеря способности приспосабливаться

Жизнь больше не имеет смысла с точки зрения того, как они жили в прошлом. Связь между собой прошлого и собой настоящего оборвалась. Эти пожилые люди стремились понять, почему они такие, какие есть. Отсутствие ясной причины их обстоятельств препятствовало способности приспосабливаться и восстанавливать новую норму.

«Я не знаю, просто более глубокие вещи, знаете ли, он вчера говорил о докторе, он не… твое сердце не работает должным образом» — «нет, это не то, — сказал он, — это что-то, это склероз или что-то в этом роде, это… я думаю, рассеянный склероз, я не уверен», а затем он сказал: «это самое худшее, что может быть у тебя». мог бы, и я знаю, что это так, но она мне этого не говорит, ты мне этого не говоришь», и я сказал: «потому что это не так» (Дочь г-на I, TP3)

Пытаясь удержать важный вопрос

Каждый из участников неоднократно подчеркивал один вопрос, который казался очень важным, от которого они настаивали, что не откажутся.

«Я не пойду в дом престарелых, я не буду этого делать» (г-жа H, TP1)

«Я просто хочу доживать свои дни в собственном доме» (миссис Е, TP1)

«Я должен был делать это всю свою жизнь, продолжай. Дисциплина — это центр всего, дисциплина. Вы принуждаете себя делать что-то каждый день, и вы делаете это, без шуток.Если вы начинаете скользить, вы помните «дисциплина… вы потеряли место». Я дисциплинированный человек» (Mr I, TP1)

Эти факторы обозначали конечную точку, которая могла придать жизни смысл и цель и позволить им по-прежнему жить так, чтобы отражать то, кем они себя ощущали. Они также давали ощущение сохранения определенной степени самоопределения перед лицом постоянно уменьшающейся автономии.

Когда эти люди не могли контролировать свой мир с помощью своих физических возможностей, они подчеркивали силу голоса, их выбор был возможен благодаря их неформальному опекуну.По мере того, как их неформальные опекуны все больше боролись и не могли продолжать действовать в качестве посредников в их выборе, пожилые люди остро теряли самоопределение.

Как показывает повествование г-на I, он решительно сопротивлялся любой помощи извне во время первого интервью, что оправдывалось его пожизненной верой в то, что он стоичен и автономен.

«Да, я им сказал, я говорю «на днях» я говорю: «может быть, ты мне понадобишься, но не сейчас.Правильно, меня все время приходилось дисциплинировать и дисциплинировать других людей» (Мистер I, TP1)

«Старый солдат» (Дочь мистера I)

«Это так просто» (Мистер I)

Однако из-за постоянно учащающихся падений его дочь не могла предложить тот уровень поддержки, в котором он теперь нуждался, и поэтому он уступил использованию личного будильника и помощи социальных опекунов.Позже он назвал себя бесполезным.

«Я сам ничего не могу сделать. Бесполезно» (Мистер I, TP2)

Его дочь назвала это анафемой для него.

«Я думаю, что он считает [помощь со стороны] уступкой» (Дочь г-на I)

Его потеря свободы была очень огорчительной.

«И видите, я в клетке и не могу выбраться» (Мистер I, TP2)

За этим последовало отчаяние и гнев.

«Вы чувствуете, что хотите выйти и пройти под автобусом» (г-н I, TP3)

«О боже» (Интервьюер)

«Ты просто так… Я так расстроен и зол» (Мистер I)

Подобным образом г-жа Е. выразила сопротивление, поддержанное ее дочерью, что она останется в своем собственном доме, где, по ее мнению, она сможет сохранить свое чувство автономии.

«Мои дочери дрались, чтобы вернуть меня домой; там врач сказал нет, мне пришлось лечь в дом престарелых или в больницу, где обо мне все время заботились. Я не заключенный» (миссис E, TP1)

Позже это изменилось, когда ее дочь больше не могла справляться с уходом, который требовала миссис Е, чтобы оплакивать свое положение как чуждое тому, кем она была.

«Нет, я думаю, что это во многом связано с тем, что я лежу в больнице и выписываюсь из нее, и с тем, что я, кажется, не обладаю тем контролем, который был у меня; Я один из тех людей, которые всю свою жизнь очень хотели контролировать, и… прямо сейчас я чувствую, что все просто ускользает от меня» (миссис E, TP2)

Г-жа Э. также была глубоко огорчена тем, что молодой человек, осуществляющий уход, который регулярно навещал ее и с которым у нее была близкая и поддерживающая связь, был лишен ее заботы без объяснения причин.

«Но она была молода и имела молодой наклон, не э… Это был случай «ну, ты достиг возраста, когда ничего не будет сейчас, ты должен просто принимать то, что происходит, и принимать это». легко» – я не был к этому готов. Звучит эгоистично, я знаю, но я просто не был готов к такой жизни и до сих пор не чувствую себя готовым к ней. Я чувствую, что хотел бы видеть людей, я хотел бы знать, что происходит, я хотел бы знать, что происходит в политике и правительстве, обо всем, тогда как в моем возрасте я должен думать о других вещах. но нет, я все же склонен к тому, что меня очень интересует то, что происходит в жизни» (миссис Е, TP2)

Как и г-н I, г-жа Е теперь впала в отчаяние и потеряла интерес к своим предыдущим занятиям.

«И обычно у меня есть газеты, но я не знаю, что с ними. И я, кажется, потерял интерес к чтению… что не похоже на меня, я заядлый читатель, всегда им был……… Меня просто ничего не интересует в данный момент. Дни просто приходят и уходят, и я не чувствую, что становится лучше» (миссис E, TP2)

Г-жа Э. тосковала по своей жизни такой, какой она была, и была глубоко расстроена на психологическом и экзистенциальном уровне.Ранее она говорила, ради чего стоит жить.

«Пока у меня есть здоровье и силы, чтобы наслаждаться телевизором, наслаждаться книгами и слушать дебаты, которые я все еще понимаю и получать удовольствие, и пока я вижу свою семью, которая есть я, я доволен этим» (миссис Е, TP1)

Тем не менее, во время более позднего интервью ее личная автономия так ясно давала ей смысл и цель в жизни и делала жизнь стоящей, что она отчаивалась из-за ее утраты.

«Кажется, у меня есть идея, что если бы я был дома, то не всегда все было бы гладко, и что, по крайней мере, я был бы в своем собственном доме и контролировал бы все, а теперь я просто чувствую, что я сторонний наблюдатель» (миссис E, TP2)

Будущие страхи становятся реальностью

Оставшись без выбора, кроме как принять то, чему они изо всех сил сопротивлялись, будущие страхи стали реальностью, а сопротивляющиеся идентичности стали новой самоидентификацией.

«Не думал, что доживу до такого возраста, чтобы так закончить» (миссис Х, TP2)

«Это не жизнь, а просто существование» (миссис Е, TP2)

Смерть вышла на передний план истории и была признана и принята.

«Вы говорите себе, ну а стоит ли все это вздор?» (Мистер I, TP2)

«Я хочу домой.И я не хочу быть надоедливой, я просто хочу быть там, на заднем плане, выпить чашку чая и что бы там ни было, и просто позволить своей жизни течь таким образом» (миссис E, TP2)

На рис. 3 графически показаны изменения в различных измерениях потребностей в рамках описания «перегруженности». Это визуально представляет потенциальное изменение, а не измеримую реальность или прогноз. Общий физический упадок продолжался, но без какого-либо очевидного физического триггера был достигнут переломный момент, когда лица, осуществляющие неформальный уход, перестали поддерживать предпочитаемую ситуацию пожилого человека, что вынудило пожилого человека отказаться от глубоко укоренившейся ценности.Когда это было утрачено, пожилой человек становился все более социально беспомощным, испытывал глубокий психологический дистресс, сопровождаемый экзистенциальным отчаянием.

Рис. 3

Визуализация «перегруженного» повествования. Качественная иллюстрация того, как разные измерения менялись по отношению друг к другу

Психологическая адаптация — hah.wiki

Психологическая адаптация — это функциональная, когнитивная или поведенческая черта, которая приносит пользу организму в окружающей среде.Психологические адаптации подпадают под действие эволюционировавших психологических механизмов (ЭПМ), однако ЭПМ относятся к менее ограниченному набору. К психологическим адаптациям относятся только функциональные черты, повышающие приспособленность организма, тогда как ЭПМ относятся к любому психологическому механизму, развившемуся в процессе эволюции. Эти дополнительные EPM являются побочными чертами эволюционного развития вида (см. Спандрели), а также рудиментарными чертами, которые больше не способствуют приспособленности вида.Может быть трудно сказать, является ли черта рудиментарной или нет, поэтому в некоторых источниках литература более снисходительна и называет рудиментарные черты адаптацией, даже если они больше не обладают адаптивной функциональностью. Например, некоторые утверждали, что ксенофобные взгляды и поведение, по-видимому, оказывают определенное влияние на EPM, связанное с неприятием болезней, однако во многих средах это поведение будет иметь пагубное влияние на физическую форму человека. Принципы психологической адаптации основаны на теории эволюции Дарвина и важны для областей эволюционной психологии, биологии и когнитивной науки.

Дарвиновская теория

Чарльз Дарвин предложил свою теорию эволюции в книге «Происхождение видов» (1859 г.). Его теория утверждает, что адаптации — это черты, возникающие в результате селективного давления, с которым вид сталкивается в окружающей среде. Адаптации должны повышать шансы организма на выживание или размножение, чтобы считаться адаптивными, и затем они передаются следующему поколению посредством этого процесса естественного отбора. Психологические адаптации — это те адаптивные черты, которые мы считаем когнитивными или поведенческими.Это могут быть сознательные социальные стратегии, подсознательные эмоциональные реакции (вина, страх и т. д.) или самые врожденные инстинкты. Эволюционные психологи рассматривают ряд факторов, определяющих психологическую адаптацию, таких как функциональность, сложность, эффективность и универсальность. «Адаптированный разум» считается основополагающим текстом по эволюционной психологии, который еще больше интегрирует теорию Дарвина в современную психологию.

Развитая адаптация против приобретенного поведения

Между эволюционными психологами, когнитивистами и бихевиористами возникают разногласия по поводу того, где провести черту между тем, что считается психологической адаптацией, а что считается усвоенным поведением.Там, где бихевиоризм объясняет определенное поведение как условные реакции, когнитивизм может настаивать на том, что это поведение возникает в результате психологической адаптации, которая устанавливает предпочтение этого поведения. Эволюционная психология предполагает, что человеческая психология состоит в основном из психологических адаптаций, чему противостоит tabula rasa или модель человеческой психологии с чистого листа. Ранние бихевиористы, такие как Б. Ф. Скиннер, склонялись к модели чистого листа и утверждали, что врожденных моделей поведения и инстинктов немного, а некоторые бихевиористы предполагали, что единственным врожденным поведением является способность к обучению.С другой стороны, Стивен Пинкер представляет когнитивистскую точку зрения в своей книге «Чистый лист», в которой он бросает вызов моделям tabula rasa и утверждает, что человеческое поведение формируется психологическими адаптациями. Это различие в теории можно увидеть в исследованиях современного человека. сексуальные предпочтения, при этом бихевиористы утверждают, что влечение имеет обусловливающее влияние, например, со стороны средств массовой информации или культурных норм, в то время как другие утверждают, что оно основано на психологической адаптации. Однако сексуальные предпочтения трудно проверить из-за большого разнообразия и гибкости, проявляемых при выборе человеком партнера.Гибридное разрешение психологических адаптаций и приобретенного поведения относится к адаптации как к способности вида к определенному поведению, в то время как каждый отдельный организм все еще должен быть обусловлен, чтобы демонстрировать это поведение. Этот подход может объяснить овладение языком в отношении модели человеческого языка лингвиста и когнитивиста Ноама Хомского. Его модель поддерживает, что способность к языку является психологической адаптацией (включая как необходимые для языка структуры мозга, так и предрасположенность к овладению языком), однако у детей отсутствует какое-либо конкретное воплощение языка при рождении, и вместо этого они должны изучать его в своей среде.

Половой отбор

Стратегии спаривания обоих полов можно упростить до различных психологических адаптаций. Имеются обширные доказательства того, что избегание инцеста, то есть тенденция избегать половых сношений с близкими родственниками, является развившейся поведенческой адаптацией. Избегание инцеста можно наблюдать в разных культурах у людей и очевидно у диких животных. Психологи-эволюционисты утверждают, что избегание инцеста адаптировано из-за большей вероятности рождения детей с тяжелыми формами инвалидности при спаривании с родственниками, а также потому, что генетическая изменчивость обеспечивает повышение приспособленности к выживанию потомства.Сексуальная ревность — это еще одно поведение, наблюдаемое у людей и нечеловеческих животных, которое кажется инстинктивным. Некоторые психологи-эволюционисты считают эвристическое решение проблем и последовательное предпочтение моделей поведения психологическими адаптациями. Например, склонность самок к изменению своих сексуальных стратегий при столкновении с проблемами развития, такими как отсутствие отца, может быть результатом психологической адаптации.

Психологическая адаптация у мужчин

Человеческие мужчины развили психологические приспособления, которые делают их привлекательными для противоположного пола, чтобы повысить их репродуктивный успех.Эволюционно мужчине выгодно быть полигамным — иметь сразу несколько партнерш — потому что это означает, что он может создать больше потомства за один раз, поскольку им не нужно тратить время на вынашивание плода. Примеры некоторых из этих других адаптаций включают стратегии соблазнения самок, стратегии удержания партнера и стремление к краткосрочным отношениям.

Юмор

Было исследовано, что юмор выбирается половым путем и действует как индикатор пригодности. Согласно этому исследованию был сделан вывод, что производство юмора повышает ценность партнера для мужчин, и некоторые женщины ищут мужчин с хорошим чувством юмора.В свою очередь, считается, что у некоторых мужчин развилась адаптация, при которой они пытаются шутить с целью привлечь самок.

Соотношение талии и бедер

Человеческие мужчины развили адаптацию, при которой они находят женщин более привлекательными, если они демонстрируют признаки фертильности, такие как хорошее соотношение талии и бедер. Женщины с соотношением талии и бедер 0,7 считаются более привлекательными для мужчин, чем женщины с соотношением 0,8, которые считаются более мужественными. Это потому, что считается, что они могут иметь больше детей и быть более плодовитыми и здоровыми.

Удержание сопряжения

Самцы развили поведение, которое помогает им удерживать партнера, также известное как охрана партнера, чтобы повысить репродуктивный успех в долгосрочных отношениях. Примерами являются межсексуальные манипуляции, в которых мужчина манипулирует взглядом своей партнерши на их текущие отношения и отталкивает ее от других отношений. Он мог сделать это, повысив свою собственную ценность или уменьшив ценность других мужчин. В крайних случаях у некоторых мужчин развилась интерсексуальная адаптация, которая ограничивает взаимодействие их партнерши с другими мужчинами, включая применение насилия.Делая это, женщины могут иметь меньше возможностей разорвать эти отношения, даже если это происходит из-за страха. С другой стороны, интрасексуальные манипуляции используются, чтобы уменьшить любые другие варианты для женщин, которые могут включать снижение ценности их партнера или разъяснение другим мужчинам того, что женщина «их», с использованием собственнических техник, таких как держание за руку на публике. .

Родительское вложение

Что касается родительских вложений, то мужчины намного осторожнее вкладывают средства в потомство, поскольку они не могут гарантировать, что ребенок принадлежит им.Следовательно, в качестве адаптации самцы склонны инвестировать в потомство только в том случае, если существует высокий уровень приверженности и если они были произведены в долгосрочных отношениях, а не в краткосрочных отношениях.

Кратковременное спаривание

У некоторых мужчин-людей также развилась адаптация, при которой они стремятся к краткосрочным отношениям больше, чем некоторые женщины-люди. Это связано с тем, что у мужчин почти нет никаких инвестиционных обязательств, в то время как женщина должна вынашивать ребенка в течение девяти месяцев, если она должна забеременеть после полового акта.С точки зрения эволюции считается, что у мужчин есть желание воспроизводить как можно больше, и краткосрочные отношения — хороший способ оплодотворить многих женщин своей спермой, чтобы его гены передавались из поколения в поколение. Существует много свидетельств того, как это краткосрочное спаривание психологически развивалось у мужчин, начиная с желания иметь разнообразных сексуальных партнеров. Кажется, что больший процент мужчин в каждой культуре мира желает более одного сексуального партнера в месяц по сравнению с женщинами.Кроме того, мужчины чаще, чем женщины, вступают в половую связь с кем-то, кто знал их всего один час, один день, одну неделю или один месяц.

Проблемы

Однако при краткосрочном спаривании есть некоторые адаптивные проблемы, которые мужчины должны решить; один из них — избегать обязательств и женщин, которые могут не заниматься сексом с мужчиной, пока у них не будет сигнала об обязательствах или инвестициях. Это уменьшило бы количество партнеров, с которыми мужчина мог бы преследовать и добиваться успеха.

Психологическая адаптация у женщин

Адаптация женского пола к определенному полу свидетельствует об особом замысле с целью повышения приспособленности и, в свою очередь, репродуктивного успеха.Например, выбор партнера, тактика отвращения к изнасилованию и болезнь беременных — все это специфические психологические адаптации женщин, выявленные в ходе эмпирических исследований, которые, как было установлено, увеличивают генетический вклад посредством выживания и размножения.

Mate-выбор как адаптация

Психологическую адаптацию с целью репродуктивного успеха можно увидеть в выборе партнера самкой. Дэвид Басс, эволюционный психолог, исследует фундаментальные принципы давления отбора, которые создают предпочтения человека в отношении партнера, в своем вкладе в публикацию «Адаптированный разум».У самок развились психологические процедуры, которые влияют на решения о спаривании в отношении определенных физических качеств и поведения самцов. Роберт Трайверс, биолог-эволюционист, обрисовывает в общих чертах эволюционную основу этих предпочтений в отношении родительского вклада и полового отбора. Он предполагает, что самки приспособились к спариванию с самцами, которые демонстрируют как способность, так и готовность вкладывать жизненно важные ресурсы для выживания самки и ее потомства. Исследования показывают, что самки могут использовать внешние сигналы, которые демонстрируют самцы, такие как территория или физическая собственность.Например, женщины могут оценить долгосрочное присутствие тестостерона у мужчин, наблюдая за сигналами тестостерона на лице. Тестостерон стимулирует черепно-лицевое развитие и приводит к более квадратной челюсти и, следовательно, более мужественному внешнему виду. Женщины в фертильной фазе менструального цикла воспринимают мужские лица как более здоровые и привлекательные, чем женственные мужские лица. Самки демонстрируют психологическую адаптацию для определения качества партнера с помощью этих гормональных сигналов, которые отображают физическую форму самца и его репродуктивную ценность.Мужчины, которые демонстрируют сигналы тестостерона, показывают женщинам, что они способны компенсировать высокие физиологические затраты, такие как эффекты иммунодепрессантов.

Предотвращение изнасилования

Исследования показывают, что у женщин развились психологические механизмы, специально разработанные для мотивации поведения или стратегий избегания изнасилования. Это связано с тем, что изнасилование влечет за собой серьезные издержки для женщины, такие как беременность, физический вред, травмы или смерть, отказ от отношений и снижение самооценки. Самой большой ценой для самки является обход ее выбора партнера, что угрожает репродуктивному успеху, приводя к обладанию адаптациями в ответ.Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что ряд характерных для женщин черт развился, чтобы снизить риски, связанные с изнасилованием. Гипотеза телохранителя предполагает, что избегание изнасилования побуждает женщин отдавать предпочтение физически сильным или доминирующим мужчинам. Женщины также могут образовывать группы с мужчинами и женщинами в качестве защитного союза от потенциальных насильников. Психологическая боль, испытываемая после изнасилования, также определяется как адаптивный процесс, направленный на то, чтобы сосредоточить внимание женщины на социальных обстоятельствах, связанных с изнасилованием, для предотвращения в будущем.Доказательства этого как адаптации можно увидеть у женщин репродуктивного возраста, которые испытывают больше психологической боли после изнасилования из-за повышенного риска зачатия. Исследования также показывают, что женщины в фертильной фазе менструального цикла совершают меньше рискованного поведения, которое потенциально может привести к риску изнасилования. Способность женщин сопротивляться изнасилованию также меняется в зависимости от их менструального цикла; женщины в фертильной фазе демонстрируют увеличение силы рукопожатия, когда их помещают в угрожающий сценарий сексуального принуждения.Также установлено, что восприимчивость к признакам мужского принуждения выше у фертильных женщин.

Болезнь беременных

Одна психологическая адаптация, встречающаяся исключительно у женщин, — это болезнь беременных. Это адаптация, возникшая в результате естественного отбора с целью избежать употребления токсичных продуктов во время беременности. Маргарет Профет, биолог-эволюционист, приводит доказательства этой адаптации в обзоре литературы о болезни беременных. Определенные растительные продукты, хотя и безвредны для взрослых, могут содержать токсины (например,грамм. тератогены), которые опасны для развивающихся эмбрионов и потенциально могут вызывать врожденные дефекты, такие как асимметрия лица. Доказательства заключаются в обнаружении того, что женщины, которые испытывают более тяжелые случаи болезни во время беременности, как правило, менее склонны к выкидышу или рождению детей с врожденными дефектами. Это соответствует критериям адаптации, так как улучшает приспособленность и увеличивает репродуктивный успех – это приводит к большей фертильности матери и способствует здоровью развивающегося эмбриона. Исследователи спорят, является ли это на самом деле психологической адаптацией, однако данные свидетельствуют о том, что это результат сильного селективного давления в нашем наследственном прошлом.Например, токсины содержатся только в натуральных продуктах из диких растений, а не в обработанных пищевых продуктах в нашей современной среде. Кроме того, было обнаружено, что беременные женщины, страдающие от болезни, избегают определенных продуктов с горьким или острым запахом, потенциально содержащих токсины. Болезнь, вызванная беременностью, обычно возникает только через 3 недели после зачатия, примерно в то время, когда эмбрион начал формировать основные органы и, следовательно, подвергается наибольшему риску. Это также кросс-культурная универсальная адаптация, предполагается, что это врожденный механизм.

См. также

Каталожные номера

Внешние ссылки

Леда Космидес и Джон Туби. «Учебник по эволюционной психологии Леды Космидес и Джона Туби». www.psych.ucsb.edu. Проверено 16 сентября 2019 г. . .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

. Т2 . Т3 .
Предикторы . Часть. β . Р 2 . R 2 смена . F смена . р . Часть. β . Р 2 . R 2 смена . F смена . р .
* р <.05.
** р <.01.
*** р <.001.
Отцы
Шаг 1: для управления для T1 дистресса .13 +0,13 8,89 <.01 .14 .14 8,97 <.01
Шаг 2: перспективный анализ 0,26 +0,12 3,08 <.05 0,33 0,19 5,06 <.01
-.11 -.07
T1 неудовлетворенности .31 ** 0,44 ***
T1 отр. поддержка * 0,29 0,28 *
Шаг 3: Анализ изменения .34 0,08 2,07 0,49 0,16 5,37 <.01
T2 или T3 взаимодействия 0,21 -.17
T2 или T3 неуд. .13           .44 ***          
T2 или T3 отр. поддержка +0,30 * 0,39 **
Матери          
33 0,33 29,98 <.001 .14 .14 10,12 <.01
Шаг 2: перспективный анализ .33 .00 0.12 NS .22 .08 1,92 NS
13413413491349.
13499134 .01 -.23 *
T1 неудовлетворенности 0,23 *        
T1 отр. техподдержка .04 .13
Шаг 3: Анализ изменений .40 .07 2,19 0,26 0,04 1,07
T2 или T3 взаимодействия 0,26 -.07
Т2 или Т3 dissatis. .22 .25
. Поддержка .13 .05