Содержание

Самоубийство — Психологос

​​​​​​​​​​​​​​Самоубийство, суицид — самостоятельное и целенаправленное лишение себя жизни, как правило, добровольное, хотя бывают и случаи вынужденного самоубийства. Иногда несамостоятельное лишение себя жизни тоже считается самоубийством, особенно если самоубийца был физически не в состоянии сделать это самостоятельно (Православное Христианство считает самоубийство одним из тяжелейших грехов по той причине, что человек совершает двойной грех — убийства и отчаяния, в которых уже нельзя покаяться. Совершившие самоубийство лишаются отпевания перед погребением).

Самоубийство нужно отличать от самопожертвования. Например, это относится к смерти японских камикадзе и других лиц, сознательно отдавших свою жизнь ради идеалов (Александр Матросов и другие), мучеников.

Все самоубийства можно условно разделить на два класса — истинные и демонстративные (так называемый парасуицид). Как правило, парасуицид совершается в состоянии аффекта и является не столько попыткой лишить себя жизни, сколько «криком о помощи», попыткой обратить на себя и свои проблемы внимание окружающих. В противовес парасуициду, истинный суицид — это как правило хорошо спланированное мероприятие, цель которого — любой ценой лишить себя жизни вне зависимости от мнения и реакции родных, близких, друзей и т. д.

Поведение, обычно не приводящее к немедленной смерти, но являющееся опасным и/или сокращающее жизнь (пьянство, курение, отказ от медицинской помощи при серьёзных заболеваниях, нарочитое пренебрежение ПДД или техникой безопасности, экстремальный спорт без надлежащей тренировки и экипировки), при том, что совершающий понимает его опасность, но возможный риск ему безразличен, называется саморазрушающим поведением

. Некоторыми исследователями такое поведение выделяется в третий класс самоубийств — скрытый суицид.

На самоубийство идут только те, у кого нет ответственности перед другими людьми. Вариант — кто в ситуации аффекта забыл о тех, кто ему дорог или перед кем у него есть обязательства. Те, у кого есть ответственность перед большим делом, перед теми, кого он (или она) любит, если человек помнит о своих обязанностях перед своими родителями и своими детьми — он никогда на самоубийство не пойдет. Порядочные люди так не поступают. Другое дело, что с нравственностью в России дела обстоят сложно, ответственных людей среди людей немного, и большое число людей после тридцати лет уже жить не хотят, но умереть боятся. Среди нас ходят большое число людей, которые внутренне уже умерли, но внешне продолжают жить, потому что смерть страшнее, чем жизнь противна.

Нередко люди идут на самоубийство в связи с глубоким чувством вины, помноженным на проблемные убеждения. К сожалению, многие произведения искусства романтизируют самоубийство, преподнося это как решительный способ решения жизненных проблем. Нередко в обществе прокатывается волна самоубийств, более похожая на подростковую моду. Многое определяют личностные особенности. Если говорить об этикотипах, то Романтик торопится умереть ради высокой идеи, ибо это красиво. Потребитель и Паразит могут пойти на самоубийство, если им жить становится больнее, чем умереть. Паразит, кроме того, чаще делает это в отместку. На свою жизнь ему наплевать, а доставить себе радость, отомстив кому-то – это вау. Творцы на самоубийство не пойдут никогда: у них есть ответственность перед людьми.

Психология самоубийства

По данным ВОЗ в мире каждые 40 секунд совершается один суицид, а ежегодно происходит всего более 800 тысяч суицидов. При этом мужчины совершают суициды вдвое чаще, чем женщины, а женщины в четыре раза чаще совершают покушения на самоубийства, чем мужчины.

В России ежегодно происходит в среднем 19,5 случаев суицида на каждые 100 тысяч жителей страны, но ситуация сильно различается по регионам: если в Москве совершается в среднем от 4 до 6 суицидов на каждые 100 тысяч жителей, то в Сибири и на Дальнем Востоке происходит более 30, а на Алтае, в Бурятии, Туве и Ненецком автономном округе и на Чукотке — более 60 случаев суицида на каждые 100 тысяч человек.

Эти показатели могли бы быть намного ниже, если бы родственники людей, которые предпринимают попытки совершения суицида, своевременно заметили психологические проблемы своих близких и обратились за психологической помощью к специалистам. Несмотря на то, что по статистике только одна из 20 попыток самоубийств заканчивается смертью, нельзя слепо надеяться, что суицидальное поведение не приведет к трагическому концу.

Большинство попыток самоубийств у взрослых являются следствием серьезных психических расстройств — глубокой депрессии, шизофрении, биполярного расстройства, деменции, психопатии и других психических патологий. У подростков попытки суицида чаще всего бывают спровоцированы желанием привлечь к себе внимание. Независимо от того, что заставило человека задуматься о суициде, стремление наложить на себя руки происходит не сразу: им всегда предшествует определенный период времени, в который поведение человека из обычного становится суицидальным.

Суицидальное поведение отличается следующими признаками:

  • Несвойственная ранее усталость, вялость, безразличие или внезапное спокойствие.
  • Хронические нарушения сна, бессонница, потеря аппетита, психологические проблемы.
  • Тревожность, агрессия, страх, нарушение психологического равновесия.
  • Пренебрежительное отношение к своему внешнему виду.
  • Разговоры о суицидах и о смерти, повышенный интерес к случаям суицида, посещение сайтов с описаниями самоубийств.
  • Употребление алкоголя или наркотиков.
  • Приобретение средств, которыми можно совершить суицид (огнестрельного оружия, медикаментов и т.п.).
  • Предыдущие или недавние попытки совершения суицида.
  • Случаи суицида в семье или в близком окружении.
  • Наследственная предрасположенность к депрессии или психическим расстройствам.
Типы суицидального поведения

Существует пять основных типов смысла самоубийства: «протест», «призыв», «избежание», «самонаказание», «отказ».

«Протест» — это желание наказать обидчиков, причинить им вред хотя бы фактом собственной смерти.

«Призыв» — это крик о помощи, о недостатке внимания. Смысл самоубийства такого рода – вызвать своей смертью сочувствие, сострадание окружающих.

«Избежание» ставит перед собой цель уйти от страдания или наказания. Так, например, пускает пулю в лоб человек, растративший общественную казну.

«Самонаказание» — нечто вроде диалога двух «я»: судьи и подсудимого. Моральный смысл такого суицида – искупление вины («нет, после такого поступка я не достоит жить»).

«Отказ»: здесь цель самоубийства и мотив поведения почти совпадают, а потому и смысл самоуничтожения можно характеризовать как полную капитуляцию.

Аналоги суицидального поведения

Все выделенные типы суицидального поведения — это аналоги общеповеденческих стратегий в ситуациях конфликта, и что им соответствуют те же типы морально-психологических позиций личности: протеста и обвинения окружающих; призыва к помощи; уклонения от борьбы и бегства от трудностей; самообвинения; отказа от деятельности и капитуляции.

Если проанализировать индивидуальный стиль поведения и разрешения конфликтов многих, то становится ясно, что в жизненных ситуациях их реакции обычно тяготели к тому типу решения, который они выбрали в качестве самоубийства.

Что происходит перед самоубийством?

Кризисные состояния, предшествующие самоубийству, можно назвать «перекрытием» источников жизненного смысла: происходит блокада жизненных целей, представление о невозможности самореализации, разрыв между тем что «должно» и тем, что есть, между собственной и окружающей жизнью. В результате – утрачивается жизненный смысл, интерес к жизни, перспективы, а следовательно – и стимулы к деятельности. Возникает отчуждение и безнадежность, ощущение тягостности и безнадежности жизни.

Такие состояния могут возникать не только в итоге одного серьезного травмирующего события, но и в результате череды жизненных трудностей.

Главный механизм, специфичный для суицидального поведения и запускающий акт самоубийства, — это инверсия (переворот) отношений к жизни и смерти. Жизнь утрачивает все степени положительного отношения и воспринимается только негативно, в то время как смерть меняет свой знак с отрицательного на положительный. С этого момента начинается формирование цели самоубийства и разработка плана ее реализации.

Психологическая помощь при суицидальном поведении

Своевременная психологическая помощь при суицидальном поведении поможет не только предотвратить суицид и сохранить жизнь пациенту, но и выяснить причины, вызвавшие такое поведение. Если вы заметили в поведении кого-то из ваших близких психологический дисбаланс, описанные выше признаки или другие психологические отклонения, не теряйте времени и срочно обращайтесь за психологической помощью к психотерапевту. Чем раньше вы обратитесь за консультацией, тем легче и быстрее можно будет скорректировать поведение пациента и вернуть его к нормальной жизни. Психологическая помощь специалиста в данной ситуации заключается в ранней диагностике психосоматических заболеваний, нервно-психических расстройств и психических отклонений, обуславливающих суицидальные мысли и поступки, выяснение причин, которые могут привести к суициду, коррекция выявленных расстройств и связанных с ними психологических проблем с поведением.

Суицидальный риск бывает особенно высоким в тех случаях, если в прошлом пациент уже проходил лечение от психического заболевания, если у него раньше уже были намерения суицида или в прошлом он когда-либо отказался от лечения психиатрического заболевания или прервал его. Риск возрастает также при рецидивах психического заболевания и критических перемен в жизни такого пациента.

Суицидальное поведение подростков

Особенно важна своевременная психологическая помощь при суицидальном поведении подростков. Нельзя забывать, что в подростковом возрасте психологические мотивы, толкающие подростка к самоубийству, могут быть совершенно незначительными с точки зрения взрослых и абсолютно неадекватными относительно размера проблемы. Такие «трагедии» как двойка и угроза наказания за нее, жестокая шутка или издевательство сверстников, запрет родителей на дружбу с каким-то определенным человеком или на пользование интернетом могут резко изменить поведение подростка и привести его к импульсному решению совершить суицид.

Оценить тревожные психологические отклонения в детском и подростковом возрасте без помощи психологом или психотерапевтов довольно сложно: дети часто смешивают игру и реальную жизнь, и суицидальные намерения могут остаться незамеченными. Нужно помнить, что в группу риска входят подростки из неблагополучных семей, дети с эмоциональной неустойчивостью и повышенной внушаемостью, склонные к импульсивным и необдуманным поступкам, а также подростки, употребляющие алкоголь, наркотики и другие токсические вещества.

Склонность родителей к депрессиям, психозам и другим психическим расстройствам также повышает вероятность суицида у подростка. Плохие отношения с родителями также увеличивают вероятность появления суицидальных настроений. Есть и еще один важный фактор, провоцирующий у подростков психологическую неуравновешенность и опасные психологические изменения — это интернет-зависимость. Если подросток практически перестал общаться с «реальными» друзьями и целыми днями сидит в интернете, это очень тревожный сигнал. Интернет-зависимость сродни наркотической зависимости и также может довести подростка до непоправимой трагедии.

Есть один очень важный момент: зачастую подростки воспринимают смерь нереально — не как конец жизни, а просто как переход в другое состояние, как сон, после которого можно проснуться и снова вернуться к жизни. Есть и еще один важный фактор, с которым необходимо считаться: суицидальное поведение у подростков заразительно. Если кто-то из молодежных кумиров, друзей или знакомых совершает суицид, это часто провоцирует всплеск суицидальных настроений у целой группы молодежи, и в результате может произойти целый ряд трагедий, обусловленных групповым поведением.

Если подросток начинает проявлять агрессию, замыкается в себе, теряет аппетит или перестает следить за своей внешностью, если он слишком долго сидит в интернете — это признак того, что пора обратиться к помощи психолога. Опасными признаками являются также нелюдимость подростка, отсутствие у него друзей, правонарушения, участие в неформальных группировках, неосознанные стремления причинить себе боль (грызет ногти и пальцы, выдергивает волосы, часто появляются порезы, царапины и ушибы), а также склонность к безрассудному риску — например, чрезмерное увлечение экстремальными видами развлечений. Осложнить ситуацию может сложная обстановка в семье (развод родителей, появление отчима или мачехи, конфликты между родителями или близкими родственниками и т.п.).

Признаки того, что у подростка начинает формироваться суицидальные наклонности, могут быть следующими:

  • Пассивность и безразличие к происходящему.
  • Низкая самооценка, неудовлетворенность собой, своим положением среди сверстников и своим внешним видом.
  • Неумение найти себе интересное занятие или увлечение.
  • Психологические или эмоциональные нарушения: неуравновешенность, агрессивность, импульсивные поступки, психологический дисбаланс
  • Психические нарушения: депрессии, навязчивые идеи, фобии и т.п.
  • Мрачные настроения, трагические мысли, разговоры о смерти, повышенный интерес к смертям и трагедиям в кино, литературе и новостях.
  • Негативная оценка настоящего и пессимистические настроения относительно будущего
  • Социальное отторжение (отсутствие друзей в школе, плохие отношения с родителями, издевательства сверстников и т.п.).
  • Трудности с концентрацией внимания, рассеянность, забывчивость.
  • Прием наркотиков, «спайсов», каких-либо токсических веществ или алкоголя.

Необходимо помнить, что истинную глубину проблемы может оценить только специалист, поэтому при появлении тревожных признаков у подростка не следует терять время и нужно срочно обратиться к помощи психолога. Психолог определит степень риска суицида у подростка, сориентирует его на поиски выхода из создавшейся сложной ситуации или поможет изменить отношение к тем проблемам, которые решить невозможно.

Если случилась очень острая ситуация, единственным выходом из которой подросток считает уход их жизни, то в этом случае необходима экстренная консультация психотерапевтов или психиатров, которая может потребовать психотерапевтического или медикаментозного лечения. Своевременное оказание медицинской помощи поможет не только предотвратить трагедию, но и вернуть пациента к нормальной полноценной жизни.

Попытка суицида: психологическая помощь пациенту

Профессиональная помощь суициденту — пациенту, совершившему попытку суицида — должна оказываться в экстренном порядке и включать несколько этапов. Наиболее эффективным методом выведения пациента из критического состояния являются индивидуальные беседы с психотерапевтом, который всесторонне займется психологическими проблемами пациента.

На первом этапе психологической помощи целью психотерапевта является установление эмоционального контакта с пациентом и предоставление ему возможности выговориться. Как правило, после неудачного покушения на самоубийство пациент охотно изливает свои чувства в длительном монологе, после чего его состояние становится более спокойным, и психотерапевт может перейти к следующему этапу помощи — выяснению причин, которые послужили пациенту поводом для глубокого психологического кризиса. На этом этапе задача психотерапевта состоит в том, чтобы увести пациента от суицидальных мыслей, избавить его от ощущения безысходности, поднять его самооценку и убедить его в том, что все его психологические проблемы и тяжелое эмоциональное состояние — явление временное, и все трудности, с которыми он столкнулся, преодолимы, а его уход из жизни не решит проблем, но станет тяжелым ударом для родных и друзей. После того как психотерапевт убедит пациента в том, что все его психологические проблемы преодолимы, начинается следующий этап помощи — выработка мер для преодоления кризисной ситуации.

На этом этапе психотерапевт помогает пациенту уделить особое внимание психологическим проблемам, поверить в свои силы и составить план преодоления проблемной ситуации. Конструктивный пошаговый план дальнейших действий, которые можно предпринять вместо самоубийства, поможет суициденту эффективнее преодолеть возникшие психологические проблемы и быстрее найти выход из неразрешимой, по его мнению, ситуации. Когда при помощи психотерапевта состояние пациента изменится с пассивного бездействия на попытку самостоятельного решения проблемы, психотерапевт будет всячески поддерживать.

Психологическая помощь при суициде

Если близкие не проявили должного внимания к суициденту и не сумели предотвратить трагедию, то в этом случае родственникам тоже могут потребоваться психологические консультации. Такие трагедии как суицид всегда вызывают у близких чувство вины за бездействие и в свою очередь могут привести к депрессии и глубоким эмоциональным расстройствам. В случае если суициденту удалось выжить после инцидента, задача психотерапевта заключается в том, чтобы защитить пациента от повторения суицидальных покушений и членовредительства, улучшить его субъективное восприятие качества жизни и перспектив на будущее, а также снизить чувство безнадежности ситуации и бессмысленности жизни, которое толкнуло его на отчаянный шаг.

Необходимо также помнить, что лучше всего решить любые психологические проблемы может только специалист, поэтому при первых же тревожных признаках у кого-то из близких не стоит терять время и нужно немедленно обратиться за консультацией к психологу, психотерапевту. Раннее выявление психологического дисбаланса и возможных психических отклонений поможет пациенту преодолеть психологический кризис и избавит в будущем от многих проблем.

Психотерапия и самоубийство | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Комментарий: Глава из сборника «Суицидология в трудах зарубежных ученых» Под ред. А.Н. Моховикова, готовящегося к выходу в свет в издательстве Когито-Центр

Биографическая справка

Тридцать статей Хендина и пять из восьми его монографий, в том числе недавно опубликованная книга «Самоубийство в Америке» посвящены проблеме суицида. Его профессиональная деятельность отмечена большим числом премий и наград, включая специальную премию Американско-Скандинавского фонда за исследование суицидов в странах Скандинавии и премию Луиса Даблина, присуждающуюся Американской Ассоциацией суицидологии «за выдающийся вклад в понимание проблемы самоубийства»

Комментарии

Хендин сосредотачивает свое внимание на обсуждении склонности суицидентов возлагать ответственность за свою жизнь и смерть на других и демонстрирует способы, с помощью которых можно с этим справиться в ходе психотерапии. Нередко суициденты заставляют играть неосторожных терапевтов в русскую рулетку и ставят их в тупик своим амбивалентным отношением к жизни и смерти (см. главу 9). Ожидание собственного всемогущества и уязвимость от контрпереноса подталкивают некоторых терапевтов к участию в неоднократных операций по спасению, которые в итоге способствуют совершению самоубийства, поскольку со временем суицидальная активность пациентов усиливается. Попытки лечения с приложением нарастающих усилий в отношении контроля за поведением пациента оказываются недостаточными и в случае их неразумного осуществления могут даже повышать риск самоубийства.

Лечение суицидентов бывает успешным, если психотерапевт не сводит его только к контролю и регулированию их поведения, а старается осмыслить, каким образом пациент использует предполагаемую смерть как часть своих механизмов адаптации; и, кроме того, если ему удается избежать специфических ловушек контрпереноса.

Читая статьи о лечении лиц с суицидальными тенденциями, вышедшие за последние тридцать лет, невольно обращаешь внимание на очень частое использование слова «наблюдение» (management) как синонима терапии. Обычно эти статьи представляют собой руководства, содержащие советы, как терапевту перехитрить потенциального самоубийцу. Например, они содержат такие практические рекомендации: «Постарайтесь добиться, чтобы из дома суицидента убрали все потенциально ядовитые медикаменты и огнестрельное оружие»; «Внимательно контролируйте прописывание рецептов на сильнодействующие лекарства»; «Рекомендуйте семье проявлять бдительность» и т.д. (Miniz, 1961; Miniz, 1966; Miniz; 1977; Shein, Stone, 1969a; Shein, Stone, 1969b; Shein, Stone, 1968).

Подобные предосторожности и предупреждения кажутся целесообразными, но на практике отражают такие установки и подходы в отношении лиц с суицидальными тенденциями, которые нередко ведут к неэффективности терапии. Многие суициденты преимущественно сосредоточены на попытках контроля ситуации и ее использования на свой лад, поэтому терапия может превратиться в состязание с пациентом, обычно сводящееся к изъятию у него таблеток, если он настаивает на их употреблении, после чего терапевт уверяет себя, что принял все возможные предосторожности. Эти предосторожности и попытки контроля могут усилить один из наиболее опасных аспектов проявления суицидальной личности, а именно укрепить склонность к возложению на других ответственности за свою жизнь.

В большинстве статей подходы к самой терапии обычно основаны на сходных попытках манипулирования. В одной широко рекомендованной статье терапевту предлагается поддерживать в пациенте веру, что его нынешнее настроение пройдет; укреплять ее историями о других, выздоровевших людях, которые чувствовали себя сходным образом; говорить, что реальное суицидальное поведение станет помехой терапии; отмечать, что лечение не поможет мертвому; и, наконец, напомнить пациенту о его чувствах к супруге, детям или домашним животным (Miniz, 1961).

Поощрение пациента к жизни ради психотерапии, терапевта или семьи только укрепляет чувства, которые он и без того испытывает, а именно, что он живет исключительно ради других. Эти чувства скорее подталкивают человека к самоубийству, чем предотвращают его.

Предупреждение, в той или иной форме упоминающееся в большинстве статей о лечении суицидальных тенденций, гласит: «Умершему пациенту не поможет никакое лечение». Нередко за ним следует список критериев, использующихся для оценки суицидального риска. В некоторых случаях список помогает только оценить степень выраженности депрессии у пациента на основании его настроения, энергии, личной и социальной продуктивности и наличия тревоги. Может быть перечислен и ряд опасных для пациента обстоятельств, например, когда в стрессовые периоды жизни он возвращается домой после выписки из больницы. Этот перечень обычно основан на клинической аксиоме, восходящей еще к Манфреду Блейлеру и гласящей, что суицидальной попытке часто предшествует уменьшение тяжести депрессии. Иными словами, если пациент страдает депрессией, будьте начеку, а когда она проходит, проявляйте еще большую бдительность.

В этих статьях в разных формах многократно повторяются предписания о «постоянном мониторинге» в целях оценки суицидального риска. При его повышении неизменно рекомендуется применение интенсивных мер контроля (management) — госпитализации, назначения, увеличения доз или добавления новых лекарств, применение электорошока. Однако в этих статьях отсутствует признание, что у нас нет достоверных сведений об эффективности перечисленных мер по предотвращению самоубийства.

В любом случае для психотерапевта, работающего в психиатрическом стационаре или амбулаторно обслуживающего пациентов, будет лучшим признание, что ему вряд ли мерами надзора или стеснения удастся удержать от самоубийства решительно настроенного человека. Оптимальным способом оказания помощи пациенту является попытка понимания и поддержки в разрешении проблем, из-за которых возникают суицидальные тенденции, включая осознание, каким образом он использует в жизни угрозу собственной смерти.

Тревоги психотерапевта

Терапевт, которого страшит факт, что пациент может покончить с собой, находясь под его наблюдением, не обладает достаточными силами для проведения психотерапии. Рационализация о необходимости неотложных мер для предотвращения самоубийства и осуществления терапии служит прикрытием от осознания факта, что отражающие тревогу психотерапевта неотложные меры часто делают терапию невозможной.

Только в процессе психотерапии полностью проявляются особенности отношения суицидального человека к смерти и саморазрушению. Но ее исход в равной мере зависит и от отношения терапевта к вопросам смерти, умирания и самоубийства. Боязнь ответственности за суицидентов является осознанным мотивом, заставляющим многих терапевтов избегать их лечения, а у тех, кто этим занимается, тревога по поводу возможной смерти пациента часто невольно снижает ясность восприятия. Она в равной мере порождается виной или страхом перед обвинением в его смерти или вытекает из чрезмерного сочувствия и эмпатии. Самоубийство действительно является вопросом жизни и смерти для пациента, но с того времени, как терапевт начинает считать успех лечения вопросом жизни и смерти для собственной самооценки, его усилия, скорее всего, окажутся напрасными.

Хотя суициденты и лишают себя чувствительности в отношении многих жизненных ситуаций, восприимчивость к тревогам терапевта у них остается. Многие из них (включая, в конечном счете, сводящих счеты с жизнью) умеют пробуждать у других и использовать тревогу по поводу своей смерти с целью манипуляции или принуждения, поэтому обычно они проверяют, получится ли у них аналогичный эксперимент с терапевтом. Стоит тому однажды в ответ на суицидальные угрозы удовлетворить неразумные требования пациента, ситуация станет повторяющейся с усилением требований и гнева, обусловленного отказом их выполнения. Если эти установки и ожидания осознанно не исследовать, терапевт попадет в рабство к пациенту с отрицательными результатами лечения.

Один психотерапевт, поддавшись описанному принуждению, каждое утро звонил пациентке по телефону в течение года после ее намека, что при отсутствии звонков она покончит с собой. В конечном счете, несмотря на его постоянные звонки, она так и поступила, оставив терапевта наедине с сильными переживаниями и мыслью, что его предали. Если бы вместо удовлетворения необоснованных требований терапевт приложил больше усилий для поиска причин, по которым пациентка пыталась структурировать проявления его интереса к ней, психотерапия была бы более успешной.

Терапевтическое взаимодействие

Суицидент часто выдвигает условия для сохранения своей жизни: если ты не спасешь меня, я умру; если мне не удастся сделать тебя счастливым, я покончу с собой. Эти установки являются основными в отношении человека к самоубийству; если они не вызывают у терапевта очень сильной тревоги, он будет в состоянии исследовать их с пользой для пациента.

Случай 1. Процветающий администратор, 48 лет, которого после многих лет несчастной семейной жизни оставила жена, впал в депрессию, начал злоупотреблять алкоголем и проявлять суицидальные тенденции. Хотя жена была вполне удовлетворена жизнью, расставшись с ним, он утверждал, что не будет переустраивать свою, пока не узнает, что она счастлива. Сновидение, приснившееся ему во время беспокойств по поводу запланированного мной отъезда в отпуск, несколько разъяснило значение, которое он придавал уходу жены. Во сне его отец умер, и он рассердился на братьев, не посоветовавшихся с ним по поводу организации похорон. После интерпретации сна ему удалось осознать, что его тяжелая реакция на уход жены имела прямое отношение к теме контроля; вопрос о том, кто определит условия расставания, имел для него не меньшее значение, чем потеря жены. Его потребность в определении условий, при которых он был бы счастлив, вырастала из невозможности определять условия счастья жены.

Терапия помогла ему осознать очень сильную связь его нынешней реакции со страхом разрыва неудовлетворительных отношений с матерью. В связи с неспособностью вызвать в ней интерес к себе он испытывал страх и уныние и, кроме того, считал себя ответственным за ее несчастливую жизнь. После осознания этих взаимосвязей и возникновения потребности к контролю отношений с матерью, женой и со мной он смог конструктивно использовать этот инсайт, его депрессия прошла, он перестал употреблять алкоголь и думать о самоубийстве. Он вновь стал хорошо справляться с работой, хотя по-прежнему испытывал трудности в создании близких и удовлетворяющих отношений с женщиной.

Случай 2. Молодой человек выстрелил себе в сердце — пуля слегка задела его, пробила легкое и застряла около позвоночника. Он начал терапию, заявив, что дает мне только шесть месяцев, чтобы сделать его менее одиноким, изолированным и подавленным и, если я не уложусь в срок, он покончит с собой. Подобный ультиматум, выдвинутый терапевту, любовнику или самому себе, в конечном счете рассчитан не только на совершение в дальнейшем самоубийства, но и на пресечение в корне любых отношений, которые могли бы установиться перед этим. Возможность эффективного лечения юноши появилась только после того, как он обратил внимание на свои попытки построить со мной отношения таким образом, чтобы они вели к смерти, ставя под вопрос любые попыткам вернуть его к жизни или сопротивляясь им. Жизнь с депрессией не является столь невыносимой, как это кажется или как утверждает страдающий человек; однако иногда ему бывает трудно представить себе жизнь без нее.

Бывает, что в число условий, которые пациент выдвигает во время лечения, входит активное привлечение терапевта к спасательным мероприятиям при совершении суицидальной попытки. Его склонность принимать на себя роль спасателя в отношении суицидента может подталкивать последнего к суицидальной попытке, особенно если он молод.

Случай 3. Молодая женщина во время предыдущего курса психотерапии предприняла пять суицидальных попыток. При совершении каждой попытки она звонила терапевту, и ей удавалось вызывать его в гостиницу для проведения спасательных операций. Он преодолевал раздражение по поводу поведения пациентки, набравшись решимости спасти ее любой ценой и гордясь ролью спасателя. Его готовность играть эту роль, казалось, увеличивала серьезность суицидальных попыток пациентки. После последней, в результате которой она едва не погибла, ее родители, терапевт и сама пациентка пришли к выводу о необходимости определенных изменений в психотерапии. Она жила в семье, где к ней не испытывали интереса и давали мало тепла. Пациентка научилась использовать болезнь или суицидальные попытки, чтобы вынуждать других обращать на нее внимание. Она чувствовала себя в безопасности только тогда, когда ей удавалось использовать кризис для осуществления контроля над предлагавшимся интересом и вниманием. Ей же важно было научиться ценить привязанность иного рода.

Несмотря на прогресс в терапии, существовала вероятность, что в конечном счете с помощью суицидальных угроз она начнет проверять меня, чтобы принудить к действиям, как раньше испытывала родителей и первого психотерапевта. Так и случилось. Однажды вечером она позвонила мне из пригородного мотеля, наглотавшись снотворных таблеток. Я посоветовал обратиться за помощью в ближайшую больницу и попросить кого-нибудь из персонала перезвонить мне. Знания особенностей ее характера и этапа лечения подсказывали, что это решение является относительно безопасным и необходимым. Однако я почувствовал значительное облегчение, когда мне позвонили из больницы и сообщили, что ей успешно сделали промывание желудка. На ближайшем сеансе она вначале сердилась на меня, что я не пришел на помощь, однако на этом ее суицидальные попытки кончились, и психическое состояние стало существенно улучшаться. Приводя этот случай в качестве примера, я рискую быть неправильно понятым. Для осуществления описанного решения терапевт должен хорошо знать своего пациента и обладать богатым практическим опытом. Однако, несомненно, больший риск связан с безоговорочным принятием широко распространенного заблуждения, что терапевт оказывает суициденту большую услугу, позволив принудить себя к роли спасателя. Попавший в навязанную ему кабалу, терапевт не может стать полезным для пациента, несмотря на самые благие намерения.

Психотерапия пациентов пожилого возраста

Если молодые суициденты пробуждают у терапевта фантазии о спасении, то пожилые пациенты чаще вызывают раздражение, нередко их лечат медикаментами и госпитализируют, не проводя психотерапии. Многие приходят к неоправданному заключению, что психотерапия мало может помочь пожилым людям вообще и суицидентам в особенности.

Однако многие пожилые люди, несмотря на серьезность проблем, проявляли ту или иную способность к адаптации. И, вероятно, доказанные жизнью возможности к приспособлению являются для прогнозирования результатов психотерапии более важным показателем, чем возраст.

Случай 4. Профессор социологии, 65 лет, стал помышлять о самоубийстве после инсульта, вызвавшего почти полный левосторонний паралич. Он переживал депрессию, ярость и не мог смириться со снижением физических и психических способностей. Он заявил мне: «Когда вы выходили из кабинета, я следил за вами, как коршун. Вы вполне в состоянии пользоваться своей левой рукой и ногой, и меня распирает от злости и зависти». Он стал невыносимо раздражительным к жене и приемным детям, хотя раньше был с ними в хороших отношениях. Он вполне осознавал, что злится на их способность передвигаться, как заблагорассудиться, тогда как ему приходится терпеть ограничения, порожденные болезнью.

Прошлая жизнь сделала его особенно уязвимым к подобной ситуации. Он вырос с сильной потребностью в самодостаточности и контроле, фрустрированной безразличием матери. Во многом свою самооценку он поднимал академической деятельностью. Он считался лучшим преподавателем кафедры, часто получал поощрения за успехи в работе, стал лауреатом нескольких профессиональных премий. Жена подтверждала, что большинство студентов считали его лучшим учителем, встретившимся на их пути.

Последние пять лет у него часто повторялось одно сновидение. Он читает лекцию в аудитории, затем взмахивает руками, как крыльями, поднимается к потолку, делает круг над залом, вылетает в окно и парит над высокими деревьями. И у него возникает страх высоты. После рассказа о сновидении становится понятно, что он действительно «высоко летает» в преподавательской деятельности, завоевав уважение коллег и глубокое почтение студентов.

Жена также испытывала по отношению к нему восхищение и уважение. Но его собственная самооценка была настолько связана с всеобщим восхищением его достижениями, знаниями и умением контролировать различные сложные ситуации, что он просто не мог себе представить, как жена может продолжать его любить в нынешнем, частично беспомощном состоянии. В результате он все больше придирался к ней, постепенно отталкивая от себя.

На одном из сеансов он привел несколько примеров, каким образом ему удавалось разрешить трения между сотрудниками больницы, где он лечился. Я одобрил эти действия. Он сразу заметил, что раньше его способности были куда выше. Он обесценивал любое нынешнее достижение, сравнивая с прошлыми успехами. Эта установка была основной в процессе психотерапии, и как только он сумел изменить ее, настроение улучшилось.

Еще большую роль играло его пассивное, граничившее с обреченностью отношение к результатам реабилитационного лечения и жизни в целом. Ему хотелось большей свободы передвижения по территории больницы, но он не просил об этом врача. Он пассивно относился к уходу за собой, ожидая прихода жены, чтобы она застегнула сорочку. До инсульта пассивность совершенно не была ему свойственна. Когда я отметил этот факт, вначале он очень возмутился. Слово «пассивность» раздражало его и одновременно бросало вызов. Но с этого момента он стал обслуживать себя самостоятельно, удивительно быстро научившись ходить с помощью специальных «ходунков». Все последующие сеансы он начинал с сообщения о своих достижениях и с того, как я ошибался, считая его пассивным. Одной из следующих задач стало возрождение способности к поддержанию удовлетворительных отношений с женой и детьми, с которой он успешно справился со временем.

Случай 5. Мужчина 55 лет, основавший собственную бухгалтерскую фирму, десять лет назад перенес тяжелую утрату — его жена и единственный сын 14 лет утонули. Они гостили у родителей жены, и пациент просил их следить, чтобы жена с сыном не плавали сами на принадлежавшей ему маленькой лодке. Тем не менее в ветреную погоду они вышли на ней в море, волны захлестнули лодку, и она перевернулась.

Через две недели после трагедии пациент закрылся в гараже и попытался совершить самоубийство, отравившись выхлопными газами. Возможно, эта попытка удалась бы ему, если бы случайно соседи не заметили, что он заехал в гараж, а свет в доме долго не появлялся. У них возникли подозрения, и его вовремя удалось спасти.

В течение десяти лет, прошедших после гибели жены и сына, а также его суицидальной попытки, пациент злоупотреблял алкоголем, что привело к хроническому алкоголизму. Он бросил свой бизнес, временами находил себе какую-нибудь работу, но его часто увольняли из-за пьянства. В отличие от общепринятого мнения, что люди пьют, дабы забыться, он утверждал, что он думал о жене и сыне, когда был пьян. Он рассорился с тестем и тещей, обвинив их в случившемся. Гнев на них позволял ему не осознавать злость на жену за ее ослушание и вину за покупку сыну лодки.

Во время запоев пациент часто видел один и тот же сон. Он находился на плоской крыше своего дома (где нередко уединялся с бутылкой), и по водосточной трубе к нему пытались взобраться две крысы. Он сталкивал их вниз палкой. Его ассоциации свидетельствовали, что двумя крысами из сновидения были жена и сын — крысами, поскольку бросили его, как идущее ко дну судно; крысами, ибо продолжали его грызть.

Несмотря на большой «стаж» алкоголизма и суицидальную попытку, психотерапия была весьма эффективной. Когда ему удалось немного освободиться от эмоций, связывавших его с погибшими близкими, когда он почувствовал, что достоин продолжать жить, его способности к получению удовольствия от работы и заботе о других людях вновь окрепли, и вскоре он стал проявлять их на деле.

Случай 6. Женщина 65 лет, переехавшая в Соединенные Штаты из Австрии, последние несколько лет имела суицидальные мысли. Их вызывали одиночество и депрессия, связанная с неудавшейся семейной жизнью. До этого она успешно работала и находилась в хороших отношениях с сыном, которого воспитывала сама, почти без помощи мужа (который жил в другом штате). Ситуация усугублялась тем, что она считала свой несчастный брак справедливым наказанием за отъезд, поскольку она оставила на родине мать и сестру, которые позднее погибли в концентрационном лагере.

Вопрос о том, почему она оставалась с мужем, если была несчастлива, вызвал у пациентки воспоминания детства, вначале об отце, убитом в Первую мировую войну, когда ей было всего два года и мать была беременна вторым ребенком. Позже мать с двумя дочерьми переехала жить к своему холостому брату, владельцу одной из австрийских газет. В доме заправляли хозяйством он и бабушка пациентки. Ее мать оказалась практически в роли служанки, и хотя к ним относились неплохо, они прекрасно понимали, что дядю и бабушку обижать нельзя. Стало ясно, что ее страх лишиться заботы близких людей и оказаться брошенной имел глубокие корни.

Затем она рассказала, что ее часто занимает вопрос, почему она осталась в живых, а мать и сестра погибли. Ей казалось, что, возможно, Бог сохранил ей жизнь, дабы наказать, и ей предназначена несчастная жизнь, которая должна закончиться самоубийством. Несколько лет назад ей приснился сон, который она считала самым значимым в своей жизни:

Ее сестра, одетая монахиней, находится за колючей проволокой и пытается передать письмо. Но пациентке не удается узнать его содержания. Монашеское одеяние сестры напомнило о смерти, а колючая проволока — о концентрационном лагере. Письмо казалось посланием от сестры, в котором, возможно, содержался ответ на вопрос, который она тщетно пыталась разрешить: почему она осталась в живых, а они погибли? То, в чем она, видимо, нуждалась и чего не получила от сестры, было разрешение наслаждаться жизнью, позволение, которое освободило бы ее от чувства, что она не имеет права на жизнь или ей предначертано провести ее в несчастье.

Таким образом, от психотерапевта она прежде всего хотела разрешения на жизнь, которого упорно, но напрасно искала в сновидении об умершей сестре. Еще до гибели матери и сестры, несмотря на присущие ей ум и способности, она никогда не чувствовала за собой права самостоятельно строить свою жизнь. После смерти отца семья целиком зависела от разрешения дяди на осуществление любого мало-мальски важного решения. Главное самостоятельное решение пациентки — отъезд из Австрии — спасло ей жизнь, но оставило с чувством вины, что ей удалось остаться в живых.

По мере осознания связи между своей прошлой жизнью и нынешней ситуацией она начала строить удовлетворявшую ее жизнь отдельно от мужа. Она переехала ближе к сыну, стала больше общаться с ним, его женой и своими внуками, а также впервые за много лет посетила Вену и повидала старых друзей.

Случай 7. При сниженной способности пожилого человека к адаптации психотерапия также уменьшает вероятность совершения самоубийства. Примером может служить мужчина 56 лет, страдавший хронической шизофренией и едва не покончивший с собой во время лечения в больнице. Будучи зависимым и пережив вначале насилие со стороны матери, а затем двух жен, он был совершенно не в состоянии самостоятельно функционировать.

В больнице его лечили главным образом медикаментами от чрезмерной тревожности, увеличивая дозы всякий раз при ее усилении. Периоды неистового беспокойства персонал связывал с течением шизофрении, и в этих случаях его свободу обычно ограничивали; из-за опасений возможного самоубийства ему не разрешалось покидать палату. Однако подобные меры вели к еще большему неистовству.

В ходе психотерапии выяснилось, что усиление беспокойства у него провоцировали ситуации, когда он чувствовал себя отвергнутым и покинутым больничным персоналом или своими братьями и сестрами, отказавшимися посещать его в больнице. Он в целом отличался повышенной чувствительностью к отвержению, но сильное беспокойство и суицидальные попытки возникали только тогда, когда персонал реагировал на его трудности мерами стеснения, изоляцией и повышенными дозами медикаментов, а не эмпатическим пониманием его состояния. Когда в ходе психотерапии ему обеспечили эмпатию, он изменился, превратившись из бездеятельного, гневного и подавленного суицидента в активного и продуктивного представителя больничного сообщества.

Проблемы контрпереноса

Поскольку немало суицидентов совершает самоубийство во время психотерапии, эти случаи систематически изучались для выяснения причин подобного совпадения. Так, Уит (Wheat, 1960) провел ретроспективное исследование терапевтического взаимодействия с 30 пациентами, совершившими самоубийства в ходе стационарного лечения или вскоре после выписки. В попытке объяснить их причины он выделил три фактора, возможно, сыгравших свою роль: (1) отказ мириться с инфантильной зависимостью пациента, при котором терапевт сообщал последнему о своих ожиданиях, связанных с его зрелым поведением, на которое тот оказался неспособен; (2) сообщение о негативной оценке результатов лечения; и (3) чрезвычайно важное событие или кризисная ситуация у пациента, не распознанная психотерапевтом или выходящая за рамки терапевтической ситуации, например, отказ членов семьи навещать пациента в больнице, несмотря на его просьбы.

«Эти процессы, — пишет Уит, — приводят к нарушению терапевтического взаимодействия, пациент чувствует себя покинутым или беспомощным; и, таким образом, готовится сцена для плачевного исхода — самоубийства». В обзоре, посвященном суицидам, совершенным в психиатрической клинике, Блум (Bloom, 1967) выделяет следующие усугубляющие факторы самоубийства: отвержение со стороны терапевта, включающее вербальные или мимические проявления гнева, его недостаточная доступность, преждевременная выписка пациента и уменьшение частоты терапевтических сеансов.

Лоуэнтал (Zowenthal, 1975) обращает внимание на недостаточность эмпатии у психотерапевтов, занимающихся лечением суицидентов. Он приводит ряд обусловливающих ее факторов: чем сильнее отношения близости с пациентом, тем интенсивнее возможная вина; угроза самоубийства порождает у терапевта стыд, поскольку ставит под сомнение его компетентность; и, наконец, самый важный — неспособность терапевта справиться с суицидальными импульсами у себя или пациента в качестве возможной рациональной альтернативы жизненных дилемм. Он имеет в виду, что только терапевт, серьезно размышлявший о самоубийстве, может испытывать эмпатию к суициденту. Однако он не приводит никаких данных в подтверждение этого вывода, довольствуясь похвалой эмпатии к суицидентам в книге Альвареса «Свирепый Бог» (Alvares, 1972). Лоуэнтал полагает, что эмпатия автора обусловлена тем, что тот однажды совершил серьезную суицидальную попытку.

Личная причастность к определенной проблеме действительно может помочь в лечении других, если терапевт разрешил ее удовлетворительным образом, но она совершенно не гарантирует большей осознанности или эмпатии. Мне довелось повидать многих суицидентов, включая психотерапевтов, совершавших попытки самоубийства, для которых эти действия не стали откровением в отношении себя и не привели к лучшему пониманию своего или чужого стремления к самоубийству. Исследования клинических случаев, проведенные в центрах превенции суицидов, позволяют предположить, что оптимальную помощь суицидентам оказывают не те консультанты, которые пережили депрессию или суицидальные тенденции, а те, которые в большей степени удовлетворены жизнью и счастливы.

Однако на меня произвел впечатление факт, что авторы большинства статей о самоубийстве, включая Лоуэнтала, предпочитают иметь дело с абстракциями, а не конкретными людьми. Обычно в этих работах не приводится ни одного описания суицидального индивида, особенностей его жизни и причин желания умереть. Они разительно отличаются от статей, посвященных любой другой клинической проблеме. Само по себе отсутствие этих описаний свидетельствует о дистантности и недостатке эмпатии, на которые жалуется Лоуэнтал.

Молтсбергер и Бьюи (Maltzberger, Buie, 1974) в замечательной статье, посвященной психотерапии суицидентов (единственный недостаток которой состоит в отсутствии клинических иллюстраций), пишут о различных, вредоносных реакциях контрпереноса у терапевтов, работающих с суицидентами, особенно страдающими пограничным расстройством личности и психозами. Нередко своими примитивными нападками на терапевта, начиная со стремления фрустрировать его терапевтические усилия и кончая выражением личного презрения, им удается вызывать у него «контртрансферентную ненависть». «Три наиболее распространенные нарциссические ловушки состоят в стремлении всех излечить, все знать и всех любить… Эти дары доступны современному психотерапевту не более, чем доктору Фаусту». Нападение суицидального человека, способного чувствовать уязвимость терапевта, может вызвать у последнего деструктивные реакции гнева или отвращения.

Далее Молтсбергер и Бьюи отмечают, что их вытеснение терапевтом может выражаться в утрате интереса к пациенту или его отвержении как безнадежного. Проекция ненависти при контпереносе по формуле «Я не желаю убить тебя. Ты хочешь убить себя сам», напротив, вызывает у терапевта парализующую озабоченность из-за угрожающего самоубийства пациента. Реактивное образование в отношении этих контртрансферентных чувств ведет к появлению чрезмерного сочувствия, преувеличенного страха самоубийства, фантазий спасения и гиперопеки пациента.

Лессе (Lesse, 1974) отмечает, что опыт и компетентность, а также осознанность действий терапевта при лечении суицидентов являются непременным условием сведения к минимуму риска самоубийства. Он подчеркивает необходимость квалифицированной супервизии при лечении суицидентов практикантами с малым клиническим опытом.

На протяжении последних пятнадцати лет ко мне неоднократно обращались за консультацией терапевты, желавшие разобраться в причинах суицидальной попытки или самоубийства пациента и своих реакциях на его поведение. В большинстве случаев проблема состояла в неспособности терапевта осознать происходящее во время взаимодействия с пациентом, а не в отсутствии заботы о нем. На самом деле, в психотерапии основная трудность часто возникает в связи с верой терапевта, что обычным предоставлением заботы и доброго отношения, отсутствовавшего в жизни пациента, то есть принятием, ему каким-то образом удастся вернуть последнему желание жить. Однако в скрытые намерения пациента часто входят попытки доказать, что для его спасения усилий терапевта будет недостаточно. Желание терапевта видеть себя спасителем может заслонить от него реальность, в которой пациент предназначает ему роль палача (Lesse, 1974).

Случай 8. Молодая женщина прыгнула на рельсы перед идущим поездом метрополитена, когда ее психотерапевт собирался уехать в отпуск. В результате этого суицидального действия она потеряла обе ноги. Перед совершением этого поступка она позвонила на местную телестудию и сообщила, что в 8 часов вечера мужчина — она назвала фамилию терапевта, не сказав, что он является ее лечащим врачом — толкнет девушку в розовом платье под поезд на соответствующей станции метро. На предупреждение не обратили внимания, и ровно в 8 часов вечера, одетая в розовое платье, она бросилась под поезд.

Она считала, что «умерла» в возрасте 8 или 9 лет, когда отец оставил семью. В отрочестве она была погружена в мысли о смерти и могла пересказать по памяти любую сцену смерти из множества прочитанных романов. Самым ярким впечатлением для нее была сцена самоубийства Анны Карениной, бросившейся под поезд. Ее отношения с мужчинами являлись болезненным повторением более раннего отвержения отцом, кроме того, после одного несчастного романа она совершила попытку свести счеты с жизнью.

Сновидение, связанное с последней суицидальной попыткой, помогает понять ее стремление к смерти. Она находилась в длинном туннеле и увидела в конце его свет. Она направилась к нему и, приблизившись, увидела мужчину и женщину, стоявших у яслей с младенцем. Туннель вызвал ассоциацию со станцией метро, где она совершила суицидальную попытку, и с поездом, выезжающим из темного туннеля к освещенному перрону. Переход из темноты туннеля к свету она восприняла как рождение. Младенец в яслях одновременно был Иисусом Христом и ею. В частности, она идентифицировала чувство, что распятие воссоединило Христа с Отцом. Она полагала, что ее жизнь направили по определенному пути, на котором ее фантазии могла удовлетворить только смерть. Нетрудно увидеть, сколь многого она достигает фантазией о смерти: повторно рождается, становится мальчиком, воссоединяется с отцом и, наконец, становится всемогущей. Естественно, что для пациентки с подобными фантазиями мысль о смерти является весьма привлекательной.

Выраженные в сновидении идеи величия о возрождении в облике Иисуса Христа являются общей чертой, характерной для психодинамики самоубийства. Они отражают иллюзию всемогущества, которое оно может обеспечить, и предполагают глубинную нарциссическую травму, стоящую за потребностью в подобном величии.

Психотерапевт, лечивший девушку, постарался стать для нее доступным в том смысле, в каком ей был недоступен отец. Вначале он почувствовал неловкость из-за того, что пациентка буквально «встроила» его в суицидальные фантазии, но позднее ему удалось осознать степень ее неуклонной решимости в отношении к нему (подобно отцу) как лицу, ответственному за ее смерть, с которым одновременно посредством смерти устанавливается связь. Подобным образом она структурировала их отношения и воспользовалась отпуском терапевта для оправдания суицидальной попытки. Казалось, выбором способа самоубийства она просила о спасении, но на деле, наоборот, предупреждала возможность его вмешательства и пыталась добиться его обвинения в ее гибели.

После суицидальной попытки во время консультации психиатра у нее оставался интерес к наказанию психотерапевта. Она предложила мне описать ее клинический случай, упомянув его фамилию. Одновременно она вела себя так, будто ей удалось повторно родиться. Парадокс состоял в том, что ее адаптация для новой жизни калеки с существенно меньшими возможностями оказалась успешней, чем для прежней. Можно предположить, что нанесенное ранение устойчиво удовлетворило ее потребность в самонаказании. (Ее реакция на инвалидность, вызванную суицидальной попыткой, напомнила мне случай одного мужчины. В студенческие годы, пытаясь застрелиться, он ослепил себя, но остался в живых. Когда я встретил его через четверть века, он утверждал, что после случившегося его жизнь, несомненно, стала лучше, и он даже написал книгу, в которой подробно описал эту трансформацию.)

Успешное лечение суицидента невозможно без учета того, каким образом потенциальная смерть решает вопросы его адаптации. Эти знания могут существенно снизить риск самоубийства, но для психотерапии необходимо, чтобы терапевт шел на определенный риск и жил с ним. Как отмечают Шварц, Флинн и Слоусон, (Schwartz, Flinn, Slawson, 1974) «единственный способ снижения долговременного риска самоубийства состоит в готовности идти на определенный кратковременный риск».

Как было показано, суициденты часто используют угрозу самоубийства как средство контроля за поведением других людей. Это касается тех, кто в конечном счете сводит счеты с жизнью, и остающихся в живых. Многие терапевты, как верно замечает Сас (Szasz, 1971), реагируют на потребность пациентов в контроле и для снижения риска самоубийства принудительно госпитализируют их. Госпитализация и принудительное лечение суицидентов являются отдельной темой, но важно отметить, что успешная психотерапия в стенах больницы или вне ее не может осуществляться «полицейским».

Для пациентов с серьезными суицидальными тенденциями психотерапия, проводимая опытным терапевтом, является средством выбора. При необходимости ее следует дополнять лекарствами, снижающими выраженность тяжелой депрессии или парализующей тревоги. Подобные пациенты отличаются чрезмерной подавленностью, замкнутостью или хрупкостью и могут не вынести тревоги, порождаемой терапевтическим процессом. Тем не менее большинство суицидентов, как и описанные в этой статье, обладают способностью к психодинамической работе в рамках психотерапии, и эту возможность им следует предоставлять.

Самоубийство | Аномальная психология

Самоубийства являются серьезной проблемой общественного здравоохранения во всем мире, из-за которой ежегодно умирают почти 800 000 человек. В Соединенных Штатах самоубийство является 10-й по значимости причиной смерти: в 2017 году погибло около 47 000 человек, и в том же году 1,4 миллиона взрослых американцев предприняли попытку самоубийства. В то время как суицидологи и чиновники общественного здравоохранения по понятным причинам озабочены самоубийствами и попытками самоубийства, исследователи, Джобс и Джойнер, недавно задумались о большом количестве людей, которые испытывают суицидальные мысли и слишком часто ускользают от внимания наших исследований по предотвращению самоубийств, клиническому лечению, и даже национальная политика в области здравоохранения.В Соединенных Штатах 10 600 000 взрослых американцев испытывают серьезные суицидальные мысли — тревожная когорта, которая затмевает популяцию тех, кто пытается совершить самоубийство и умирает от него.

Всемирная организация здравоохранения относит большое депрессивное расстройство (БДР) и биполярное расстройство (БАР) к 10 основным причинам инвалидности во всем мире. Кроме того, MDD и BD несут высокий риск самоубийства. По оценкам, от 25% до 50% людей с диагнозом БАР хотя бы раз в жизни попытаются покончить жизнь самоубийством (Goodwin & Jamison, 2007).Кроме того, на биполярное расстройство может приходиться четверть всех завершенных самоубийств (APA, 2013). При депрессивных расстройствах наибольшему риску попытки самоубийства подвержены лица мужского пола и лица, имевшие в анамнезе суицидальные попытки/угрозы. Лица с биполярным расстройством примерно в 15 раз чаще, чем население в целом, совершают попытки самоубийства.

Для некоторых людей с аффективными расстройствами сильная эмоциональная боль, которую они испытывают, становится невыносимой. Охваченные безысходностью, опустошенные недееспособным чувством никчемности и обремененные неспособностью адекватно справиться с такими чувствами, они могут считать самоубийство разумным выходом. Самоубийство , определяемое CDC как «смерть, вызванная преднамеренным причинением вреда поведению с любым намерением умереть в результате такого поведения» (CDC, 2013a), в некотором смысле представляет собой результат нескольких вещей, которые пошли не так, как надо. в то же время Crosby, Ortega, & Melanson, 2011). Человек должен быть не только биологически или психологически уязвим, но он также должен иметь средства для совершения суицидального акта, и у него должны отсутствовать необходимые защитные факторы (например, социальная поддержка со стороны друзей и семьи, религия, умение справляться с трудностями и проблемы). навыки решения), которые обеспечивают комфорт и позволяют справиться с кризисом или сильной психологической болью (Берман, 2009).

Суицид не указан как расстройство в DSM-5; однако страдающие психическим расстройством, особенно расстройством настроения, представляют наибольший риск самоубийства. Около 90% тех, кто совершил самоубийство, имеют диагноз по крайней мере одного психического расстройства, из которых наиболее частым является расстройство настроения (Fleischman, Bertolote, Belfer, & Beautrais, 2005). Фактически, связь между большим депрессивным расстройством и самоубийством настолько сильна, что одним из критериев расстройства являются мысли о самоубийстве, как обсуждалось в предыдущих разделах (APA, 2013).

Приблизительно 1,5% людей во всем мире кончают жизнь самоубийством.  В данном году это примерно 12 на 100 000 человек. Показатели завершенных самоубийств, как правило, выше среди мужчин, чем среди женщин, от 1,5 раз выше в развивающемся мире до 3,5 раза в развитом мире. Самоубийства, как правило, наиболее распространены среди лиц старше 70 лет; однако в некоторых странах наибольшему риску подвергаются люди в возрасте от 15 до 30 лет. В 2015 году в Европе был самый высокий уровень самоубийств по регионам.По оценкам, ежегодно совершается от 10 до 20 миллионов несмертельных попыток самоубийства . Попытки самоубийства без летального исхода могут привести к травмам и длительной инвалидности. В западном мире попытки чаще встречаются среди молодежи и среди женщин.

Суицидальные мысли  – это мысли о самоубийстве, но без активных усилий для этого. В большинстве исследований не проводится различие между факторами риска, которые приводят к мыслям о самоубийстве, и факторами риска, которые приводят к попыткам самоубийства.Риск суицидальной попытки, а не просто мыслей о самоубийстве, включает в себя высокую переносимость боли и снижение страха смерти.

Факторы, влияющие на риск самоубийства, включают психические расстройства, злоупотребление наркотиками, психологические состояния, культурные, семейные и социальные ситуации, генетику и опыт травмы или утраты.  Психические расстройства и злоупотребление психоактивными веществами часто сосуществуют. Другие факторы риска включают в себя предыдущую попытку самоубийства, доступность средств для самоубийства, семейный анамнез самоубийств или наличие черепно-мозговой травмы.Например, было обнаружено, что уровень самоубийств выше в домохозяйствах с огнестрельным оружием, чем в семьях без него.

Обстоятельства, побудившие к самоубийству в 16 американских штатах в 2008 г.

Социально-экономические проблемы, такие как безработица, бедность, бездомность и дискриминация, могут вызывать суицидальные мысли.  Самоубийства могут быть более редкими в обществах с высокой социальной сплоченностью и моральными возражениями против самоубийства. Около 15–40 % людей оставляют предсмертную записку. Ветераны войны имеют более высокий риск самоубийства отчасти из-за более высокого уровня психических заболеваний, таких как посттравматическое стрессовое расстройство, и проблем с физическим здоровьем, связанных с войной.На генетику приходится от 38% до 55% суицидального поведения. Самоубийства также могут возникать как локальный кластер случаев.

Среди тех, кто был госпитализирован по поводу суицидального поведения, пожизненный риск завершенного суицида составляет 8,6%.  Для сравнения, у не склонных к суициду людей, госпитализированных по поводу аффективных расстройств, риск самоубийства в течение жизни составляет 4%.  Половина всех людей, которые умирают в результате самоубийства, могут иметь большое депрессивное расстройство; наличие этого или одного из других расстройств настроения, таких как биполярное расстройство, увеличивает риск самоубийства в 20 раз.

Психофармакология суицидального риска

Психиатрическая помощь психически больным приобрела заметный оборот в 1950-х годах с появлением антипсихотических препаратов первого поколения. Эволюция психотропных препаратов была обширной и привела к формированию преобладающих представлений о суицидальных пациентах, согласно которым лечение психического расстройства является ключом к уменьшению симптомов суицидальных мыслей и поведения.

Несмотря на то, что лекарства, несомненно, помогли многим людям, страдающим психическими расстройствами, существуют многочисленные доказательства того, что выявление и лечение психических расстройств оказывает незначительное или неоднозначное влияние на суицидальный риск.Несмотря на широкое использование лекарств, данные (основанные на рандомизированных контролируемых исследованиях — РКИ) относительно эффективности лекарств при суициде довольно ограничены. Например, экстренное применение кетамина при суицидальных мыслях в течение нескольких дней оказывает кратковременный эффект на некоторых суицидальных пациентов. Существует метааналитическая поддержка карбоната лития у пациентов с суицидальным биполярным расстройством, и одно невоспроизведенное РКИ показало, что клозапин может уменьшать суицидальные мысли и попытки у пациентов с расстройствами мышления.Данные об эффективности антидепрессантов при суицидальном риске весьма неоднозначны. Примечательно, что в настоящее время есть три метаанализа, показывающие, что лечение психических расстройств практически не влияет на суицидальные мысли и поведение. Несмотря на отсутствие доказательств, видные эксперты настаивают на том, что лечение психических расстройств имеет первостепенное значение для снижения суицидального риска, даже принижая эффективность психологических методов лечения, направленных на суицид, эффективность которых доказана повторяющимися данными строгих рандомизированных контролируемых испытаний.

Психосоциальные факторы

Ряд психологических факторов увеличивает риск самоубийства, в том числе: безнадежность, потеря удовольствия от жизни, депрессия, тревога, возбуждение, жесткое мышление, размышления, подавление мыслей и плохие навыки преодоления трудностей. Плохая способность решать проблемы, потеря способностей, которые у человека были раньше, и плохой контроль импульсов также играют роль.  Пожилым людям важно чувствовать себя обузой для других. Те, кто никогда не был женат, также подвергаются большему риску.Недавние жизненные стрессы, такие как потеря члена семьи или друга или потеря работы, могут быть способствующим фактором.

Определенные личностные факторы, особенно высокий уровень невротизма и интровертности, связаны с самоубийством. Это может привести к тому, что люди, которые изолированы и чувствительны к стрессу, с большей вероятностью попытаются покончить жизнь самоубийством.  С другой стороны, было показано, что оптимизм оказывает защитное действие. К другим психологическим факторам риска относятся отсутствие причин жить и ощущение стрессовой ситуации.Изменения в системе реакции на стресс в мозге могут быть изменены во время суицидальных состояний.

Профилактика

Чтобы быть сбалансированными и справедливыми, мы согласны с тем, что бесчисленному количеству суицидальных людей, вероятно, помогли стационарная психиатрическая помощь и психотропные препараты. Тем не менее, ранее обсуждавшееся отсутствие конкретных доказательств самоубийства довольно поразительно. С этой целью Джобс утверждал, что некоторые современные поставщики медицинских услуг могут делать предположения о предполагаемой эффективности стационарного лечения и использования лекарств при суицидальном риске.Важно отметить, что такие предположения могут иметь большое влияние на клиническое состояние пациента и даже на течение всей его жизни. Что особенно беспокоит, так это то, что некоторые клиницисты могут обнаружить, что не всегда работают в интересах пациента из-за проблем с контрпереносом или страха судебного разбирательства, если пациент покончит с собой. В свою очередь, такие проблемы и страхи могут привести к чрезмерно защитным действиям (например, к госпитализации пациента с пассивными суицидальными мыслями). Более того, такое практическое поведение может быть сформировано принятием желаемого за действительное, что пребывание в больнице от трех до шести дней или что лечение психического расстройства лекарствами на самом деле более эффективно для снижения суицидального риска, чем альтернативные подходы, которые подтверждаются данными.

Таким образом, может существовать ошибочное представление о том, что подход «одного размера» (т. е. кратковременная госпитализация и медикаментозное лечение расстройства) будет работать для всех суицидальных пациентов. Другой способ понять возможную настойчивость некоторых в том, что эти подходы эффективны, можно объяснить понятием психологического «мышления» стэнфордского психолога Кэрол Двек. Эмпирическая работа Двек показала существование двух разных типов мышления: «фиксированное» мышление и мышление «роста». Ее исследование показывает, как эти установки надежно связаны с различными результатами личного и профессионального успеха, а установка на рост гораздо более адаптивна и связана с успешными результатами.

Возможно, одним из самых важных достижений в области клинической суицидологии за последние 20 лет стала разработка и использование различных вариантов суицидально-ориентированных вмешательств, которые сосредоточены на планировании стабилизации предполагаемых острых суицидальных кризисов. В отличие от принудительного и неудачного использования «контрактов о ненанесении вреда» или «контрактов без самоубийства», различные вмешательства по планированию стабилизации для суицидальных амбулаторных пациентов интуитивно более убедительны и доказали свою эффективность в исследованиях клинических испытаний.Наиболее известным из этих вмешательств является вмешательство в план безопасности (SPI) , разработанное докторами. Стэнли и Браун. Широко принятый в американских системах здравоохранения по делам ветеранов и Министерстве обороны США, SPI также был принят в государственном и частном секторах в качестве альтернативы принудительным контрактам, которые сосредоточены на том, что пациент обещает не делать (например, убить себя). против планирования того, что они будут делать в суицидальный, темный момент кризиса. План безопасности направляет пациента через этапы выявления триггеров, методов самоконтроля, отвлечения внимания другими, обращения за поддержкой, обращения за профессиональной помощью и обеспечения летальных средств.Многие с самого начала клинически восприняли вмешательство по плану безопасности как интуитивно лучший вариант для принудительных контрактов без самоубийства (несмотря на отсутствие эмпирической поддержки для этого). Однако относительно недавно превосходство SPI над контрактами без причинения вреда для снижения суицидальных попыток поведения было ясно продемонстрировано в большом когортном сравнительном исследовании суицидальных ветеранов вооруженных сил США, и в настоящее время проводятся дополнительные рандомизированные контролируемые исследования.

Концептуальным «двоюродным братом» SPI является «План реагирования на кризис» (CRP), , который был впервые разработан Раддом, Джойнером и Раджабом, а затем доработан и тщательно изучен Брайаном и его коллегами.У CRP есть запись пациента на каталожной карточке, написанная их собственными словами, различные триггеры, стратегии выживания, ресурсы и часто причины их жизни. Брайан и его коллеги провели убедительное РКИ, сравнивая CRP с контрактами о ненанесении вреда, и продемонстрировали значительное влияние как на суицидальные мысли, так и на суицидальные попытки, сократив последние на 76% при последующем наблюдении через шесть месяцев.

Другим вариантом этой темы является План стабилизации CAMS (CSP) , который разрабатывается на начальной сессии Совместной оценки и управления суицидальными наклонностями (CAMS) .В этой терапевтической структуре CSP делает упор на обеспечение летальных средств, за которым следует список стратегий выживания, ресурсов для работы, способов снижения изоляции и потенциальных препятствий для посещения клинической помощи под руководством CAMS. CSP не изучался независимо, за исключением его использования в CAMS, но это важнейший инструмент, который обычно используется в рамках этого основанного на доказательствах клинического лечения, ориентированного на суицид.

Социальная изоляция и отсутствие социальной поддержки связаны с повышенным риском самоубийства.Профилактика самоубийств — это термин, используемый для обозначения коллективных усилий, направленных на снижение частоты самоубийств с помощью превентивных мер. Защитные факторы для суицида включают поддержку и доступ к терапии. Около 60% людей с суицидальными мыслями не обращаются за помощью. Причины, по которым этого не делают, включают низкую осознанную потребность и желание справиться с проблемой в одиночку. Несмотря на эти высокие показатели, существуют эффективные методы лечения, которые направлены непосредственно на суицидальные мысли и поведение, и доказано, что они уменьшают попытки самоубийства у людей, нуждающихся в этой помощи. Диалектическая поведенческая терапия (DBT), когнитивная терапия для предотвращения суицида (CT-SP) и краткая когнитивно-поведенческая терапия BCBT) — все они направлены на практику, обращение внимания и изменение мыслей о самоубийстве и суицидальном поведении.

Некоторые защитники политики в области психического здоровья в настоящее время продвигают различные службы взаимной поддержки как часть убедительной альтернативы нашим современным текущим клиническим практикам в службах неотложной помощи (см.: https://crisisnow.com/#core_elements).

Существует мало указаний о том, как наилучшим образом удовлетворить клинические ожидания в отношении эффективного ухода за суицидальными пациентами. В Соединенных Штатах Управление по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психическим здоровьем (SAMHSA) спонсировало рабочую группу по разработке доступных и основанных на фактических данных подходов к работе с суицидальным риском в амбулаторных, стационарных условиях и отделениях неотложной помощи. В документе «Рекомендуемый стандартный уход за людьми с суицидальным риском: обеспечение безопасности медицинских услуг при суициде» рекомендуются основные подходы к работе с суицидальными пациентами, в первую очередь подчеркивая: идентификацию/оценку риска, планирование стабилизации/безопасности, обсуждение безопасности летальных средств, Национальную программу предотвращения самоубийств. Линия жизни и последующее наблюдение за заботливым контактом (в своем ныне известном РКИ Мотто и Бостром обнаружили, что отправка простого письма с выражением беспокойства и заботы каждые четыре месяца пациентам после выписки в течение пяти лет приводила к снижению числа самоубийств по сравнению с пациентами, которые не получал заботливых писем).

часы

 

У молодых людей, которые недавно думали о самоубийстве, когнитивно-поведенческие подходы, по-видимому, улучшают результаты. Школьные программы, которые повышают грамотность в области психического здоровья и обучают персонал, показали смешанные результаты в отношении уровня самоубийств. Экономическое развитие благодаря его способности сокращать бедность может снизить уровень самоубийств. Усилия по увеличению социальных связей, особенно у пожилых мужчин, могут быть эффективными. У людей, которые пытались покончить жизнь самоубийством, последующее наблюдение за ними может предотвратить повторные попытки. Хотя горячие линии в кризисных ситуациях являются обычным явлением, существует мало доказательств, подтверждающих или опровергающих их эффективность. Предупреждение детской травмы дает возможность предотвратить суицид.  Всемирный день предотвращения самоубийств отмечается ежегодно 10 сентября при поддержке Международной ассоциации по предотвращению самоубийств и Всемирной организации здравоохранения.

 

Эффективные клинические методы лечения суицидального риска

Как уже говорилось, существует более 80 рандомизированных контролируемых испытаний (РКИ) методов лечения, в которых основное внимание уделяется исходам, связанным с суицидом.В клинической науке РКИ являются золотым стандартом того, что доказало свою эффективность причинно-следственным образом из-за их зависимости от экспериментальных планов и априорной проверки гипотез. РКИ, в которых были воспроизведены результаты, особенно когда результаты были воспроизведены независимыми исследователями, занимают первое место в списке, когда мы рассматриваем эмпирически подтвержденные вмешательства. Есть ряд вмешательств, которые продемонстрировали многообещающие результаты в одном РКИ, например, Программа краткосрочного вмешательства при попытках самоубийства (ASSIP) и Терапия, основанная на ментализации.Однако мы сосредоточимся на методах лечения, которые были воспроизведены и получили поддержку независимых РКИ. К ним относятся четыре различных метода лечения/вмешательства, которые, как было показано, эффективно борются с суицидальными наклонностями.

Диалектическая поведенческая терапия

Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ) — наиболее известный и хорошо изученный метод лечения, который, как было показано, снижает суицидальное поведение независимо от намерения умереть. DBT состоит из четырех основных компонентов: индивидуальная терапия, обучение навыкам, телефонный коучинг и консультационная группа.Основная цель DBT — научить пациента навыкам регулирования эмоций и улучшения отношений с окружающими (суицидальные наклонности всегда находятся на переднем крае помощи). Навыки преподаются путем проверки и принятия с подлинным акцентом на изменение поведения. DBT был одним из первых методов лечения, основанных на доказательствах, которые доказали свою эффективность в снижении повторяющегося поведения, причиняющего себе вред, и попыток самоубийства. Более поздние результаты продемонстрировали продолжающееся влияние ДПТ на снижение суицидального поведения среди лиц с высоким риском, таких как люди с пограничным расстройством личности, а также на снижение суицидальных мыслей и членовредительства среди подростков.Однако, хотя ДПТ продемонстрировала впечатляющие результаты в управлении суицидальным поведением, она посвящена не только лечению суицидальных мыслей, и повторные результаты достоверного снижения суицидальных мыслей не совпадают во всех РКИ ДПТ.

Когнитивная терапия для предотвращения самоубийств

Еще одним эффективным методом лечения, нацеленным на «суицидальный режим», является когнитивная терапия для предотвращения самоубийств (CT-SP). CT-SP лечит клинические характеристики суицидального поведения с помощью различных методов когнитивной терапии, которые доказали свою эффективность в лечении широкого спектра психических расстройств.В мощном РКИ (с преднамеренно более длительным периодом наблюдения, чем в предыдущих РКИ — 18 месяцев) Браун и его коллеги обнаружили, что у пациентов, получавших лечение CT-SP, вероятность попытки самоубийства была на 50% ниже, чем у пациентов, получавших обычное лечение. группа. Исследователи также обнаружили значительное снижение уровня депрессии и безнадежности в группе лечения CT-SP по сравнению с контрольной группой. Это исследование показало высокую внутреннюю валидность; репликация данных в реальных условиях (например, в амбулаторных условиях по месту жительства) с различными образцами (например,г., те, кто не пытался покончить жизнь самоубийством, но с тяжелыми идеями) является предстоящим следующим шагом для исследователей CT-SP.

Краткая когнитивно-поведенческая терапия

Краткая когнитивно-поведенческая терапия (ККПТ) использовалась в одном мощном РКИ с участием суицидальных солдат, находящихся на действительной службе в армии США, и было показано, что она эффективна для снижения попыток самоубийства. Как следует из названия, этот метод является кратким (т.е. 12 сеансов), чтобы приспособиться к условиям краткосрочного лечения. Этот вариант когнитивно-поведенческой терапии, направленный на суицидальную помощь, делает упор на общие эффективные элементы лечения, развитие навыков (т.г., регуляция эмоций, осознанность), ориентация на суицидальный режим, развитие самоконтроля. Радд и его коллеги наблюдали за солдатами в течение 24 месяцев и обнаружили, что по сравнению с обычным лечением у участников краткосрочной группы когнитивно-поведенческой терапии вероятность попытки самоубийства была на 60% ниже.

Совместная оценка и управление суицидальными наклонностями

Джобс описывает Совместную оценку и управление суицидальными наклонностями (CAMS) как особую терапевтическую структуру, нацеленную на суицидальные наклонности.В качестве основы, а не новой психотерапии вмешательство CAMS не требует от клиницистов отказа от своей теоретической ориентации или отказа от надежных методов. Действительно, CAMS — это «неконфессиональный» подход, в рамках которого потенциально можно использовать любой метод лечения. В РКИ, сравнивающих CAMS с обычными условиями контроля за оказанием медицинской помощи, есть убедительные доказательства того, что CAMS значительно снижает суицидальные мысли и общий психический дистресс; это также увеличивает надежду и сохранение заботы. В РКИ, сравнивающем DBT с CAMS, CAMS показала, как и DBT, снижение суицидальных попыток и самоповреждающего поведения.Помимо первоначальных четырех опубликованных РКИ, еще пять РКИ CAMS находятся на разных стадиях завершения и дополнят этот растущий объем литературы.

часы

Посмотрите, как создатель диалектической поведенческой терапии Марша Линехан проводит ДПТ-терапию с суицидальным клиентом.

 

копать глубже

Как определить факторы риска самоубийства?

В начале июня 2018 года Энтони Бурден работал над эпизодом Parts Unknown в Страсбурге со своим частым соавтором и другом Эриком Рипером.  8 июня Рипер забеспокоился, когда Бурден пропустил обед и завтрак. Впоследствии он нашел Бурдена  мертвым в результате явного самоубийства, повесив  в своем номере в отеле Le Chambard в Кайзерсберге, недалеко от Кольмара. Бурдену был 61 год.

Кристиан де Рокиньи дю Файель, прокурор Кольмара, заявил, что на теле Бурдена не было следов насилия , а самоубийство было импульсивным актом. Rocquigny du Fayel сообщил, что результаты токсикологии Бурдена были отрицательными на наркотики, показав только следы терапевтических ненаркотических препаратов. Тело Бурдена было кремировано во Франции 13 июня 2018 года, а через два дня его прах был возвращен в США.

Мать

Бурдена, Глэдис Бурден, сказала The New York Times : «Он абсолютно последний человек в мире, о котором я когда-либо мечтала, чтобы сделать что-то подобное».

После известия о смерти Бурдена различные знаменитые повара и другие общественные деятели выразили соболезнования. Среди них были коллеги-повара Эндрю Циммерн и Гордон Рамзи, а также бывший астронавт Скотт Келли. CNN опубликовала заявление, в котором говорится, что «таланты Бурдена никогда не переставали нас удивлять, и нам будет его очень не хватать». Бывший президент США Барак Обама, который обедал с Бурденом во Вьетнаме в эпизоде ​​сериала Parts Unknown , написал в Твиттере: «Он научил нас еде — но, что более важно, ее способности объединять нас. Чтобы мы немного меньше боялись неизвестного. 8 июня 2018 г. CNN выпустила программу памяти Вспоминая Энтони Бурдена .

Через несколько дней после смерти Бурдена фанаты отдали дань уважения ему возле его ныне закрытого бывшего места работы Brasserie Les Halles.  Повара и владельцы ресторанов собрались вместе, устроили торжественные обеды и поминки, а также пожертвовали чистую выручку в пользу Национальной линии спасения от самоубийств.

В августе 2018 года CNN объявила, что будет транслировать последний, посмертный сезон Parts Unknown , завершив оставшиеся эпизоды с использованием повествования и дополнительных интервью с приглашенными гостями, а также два ретроспективных эпизода, посвященных сериалу и наследию Бурдена.

Коллекция личных вещей Бурдена была продана на аукционе в октябре 2019 года, собрав 1,8 миллиона долларов, часть из которых предназначена для поддержки стипендии Энтони Бурдена «Наследие» в его альма-матер, Кулинарном институте Америки. Самым дорогим проданным предметом был его изготовленный на заказ нож Bob Kramer Steel и Meteorite Chef’s, проданный за рекордную сумму в 231 250 долларов.

 

 

Ключевые выводы

План стабилизации CAMS (CSP)

План, в котором особое внимание уделяется обеспечению смертоносных средств, за которым следует список стратегий выживания, ресурсов для информационно-разъяснительной работы, способов снижения изоляции и потенциальных препятствий для посещения Совместная оценка и управление суицидальностью (CAMS) управляемой клинической помощи.

План реагирования на кризис (CRP)

Техника, в которой запись пациента на каталожной карточке написана его собственными словами, различные триггеры, стратегии выживания, ресурсы и часто причины их жизни.

Вмешательство в план безопасности (SPI)

План направляет пациента через этапы выявления триггеров, методов самоконтроля, отвлечения внимания другими, обращения за поддержкой, обращения за профессиональной помощью и обеспечения летальных средств.

Суицидальные мысли

Мысли о том, чтобы покончить с собой, но не предпринимая для этого никаких активных действий.

Самоубийство

Согласно определению Центра по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) «смерть, вызванная преднамеренным вредным поведением с любым намерением умереть в результате такого поведения»

 

 

Самоубийство (СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ) iResearchNet

Определение самоубийства

Самоубийство — это умышленное лишение жизни.Это определение, однако, было расширено, чтобы описать диапазон мыслей и поведения, которые демонстрируют люди, которые так или иначе рассматривают возможность самоубийства. Суицидальные мысли включают мысли о самоубийстве или смерти. Суицидальное намерение предполагает наличие плана, как убить себя, и намерение осуществить этот план. Суицидальное поведение — это широкий термин, который включает все действия, связанные с суицидом (т. например, собирать баночки с таблетками (не принимая их) или завязывать петлю (не используя ее).Попытка самоубийства возникает, когда человек намеревается покончить с собой, действует в соответствии с этим намерением, но не умирает. Завершение самоубийства происходит, когда человек намеревается покончить с собой и в результате умирает.

Один из способов понять суицидальное поведение — представить его как континуум с идеей в крайнем левом углу и завершением в крайнем правом: таким образом, поведение слева от континуума относительно менее серьезно, а поведение справа относительно более серьезными из-за их различной близости к завершению самоубийства.Эта континуальная точка зрения не была подтверждена эмпирически (например, возможно, что суицидальные мысли отличаются от суицидальных попыток скорее по характеру, чем по степени), и в любом случае любое суицидальное поведение является серьезным и требует оценки специалистом в области психического здоровья.

Значение и контекст самоубийства

Самоубийство является серьезной проблемой для здоровья во всем мире, в том числе в Соединенных Штатах. По оценкам, в 2002 году 31 655 человек покончили жизнь самоубийством, в результате чего самоубийство заняло 11-е место среди основных причин смерти (убийства занимают 14-е место).Хотя показатели несколько меняются из года в год, примерно 30 000 человек в Соединенных Штатах и ​​почти миллион человек ежегодно умирают в результате самоубийства во всем мире. С одной стороны, 30 000 смертей в США в год — по одному каждые 18 минут или около того — это много. С другой стороны, самоубийство является редкой причиной смерти по сравнению с другими причинами смерти в Соединенных Штатах. Например, учитывая, что человек умер, вероятность того, что причиной стало заболевание сердца или рак, составляет 52%. Учитывая, что кто-то умер, вероятность того, что причиной смерти было самоубийство, составляет немногим более 1%.Однако число смертей в результате самоубийства (т. до 25 попыток без летального исхода. Суицидальные мысли встречаются даже чаще, чем попытки: по оценкам, примерно 13% людей в Соединенных Штатах испытывают серьезные суицидальные мысли в какой-то момент своей жизни. Таким образом, суицидальные завершения относительно редки в Соединенных Штатах, но более распространены попытки, а идеация — еще более распространена.

Распространенность суицидального поведения (т. е. насколько оно распространено) различается у мужчин и женщин. Мужчины совершают самоубийство чаще, чем женщины, но женщины чаще предпринимают попытки самоубийства, чем мужчины. В частности, мужчины примерно в 4 раза чаще, чем женщины, умирают в результате самоубийства; женщины примерно в 3 раза чаще, чем мужчины, предпринимают попытки самоубийства. Эту закономерность можно частично объяснить исследованиями, показывающими, что в целом мужчины склонны к более агрессивному поведению, чем женщины. Суицидальные попытки женщин в среднем совершаются с использованием менее насильственных методов и, следовательно, с меньшей вероятностью приведут к летальному исходу.Например, 2 из 3 жертв самоубийства мужского пола в Соединенных Штатах умирают от огнестрельного оружия, тогда как 1 из 3 жертв самоубийства женского пола в Соединенных Штатах умирает от огнестрельного оружия. Наиболее распространенным методом для женщин-жертв является передозировка или отравление.

Измерение самоубийства

Хотя попытки и завершение можно исследовать с помощью медицинских записей, другие аспекты суицидальных наклонностей (т. е. мысли и намерения) не могут быть измерены таким простым способом. Одной из часто используемых мер является шкала самоубийств Бека, мера самоотчета с 21 вопросом.Для каждого из вопросов респонденты выбирают одно из трех утверждений, которые лучше всего описывают его или ее самочувствие; каждое утверждение оценивается как 0, 1, 2 с увеличением уровня серьезности. Например, один из пунктов, указывающий на наличие суицидальных мыслей, звучит так: «У меня нет желания убивать себя (ответ 0 баллов), «У меня слабое желание убить себя (ответ 1 балл)» и «У меня умеренное желание убить себя». к сильному желанию покончить с собой (2 балла ответа). Более высокие баллы по шкале самоубийств Бека указывают на более серьезные суицидальные мысли или намерения.

Теории самоубийства

Одним из самых выдающихся теоретиков самоубийства является Эдвин Шнейдман. Его теория утверждает, что самоубийство является результатом восприятия невыносимой психологической боли, которую он называет psychache. Другой исследователь самоубийств, Аарон Бек, предполагает, что наши мысли (т. е. когниции) играют причинную роль в развитии суицидального поведения. Эта теория предполагает, что самоубийство является результатом познания, связанного с безнадежностью, — веры в то, что в будущем ситуация не улучшится.Рой Баумайстер предположил, что самоубийство является результатом желания избежать болезненного самосознания, возникающего из-за несоответствия между ожиданиями и реальными событиями. Более поздняя теория была предложена Томасом Джойнером. Эта теория утверждает, что самоубийство является результатом сочетания трех факторов: нежелания принадлежать, воспринимаемой бремени (то есть веры в то, что один является бременем для других) и приобретенной способности наносить себе смертельные травмы. Последний компонент теории, приобретенная способность, включает в себя идею о том, что трудно преодолеть самый основной инстинкт из всех — самосохранение — и что люди приобретают эту способность через опыт болезненных и провокационных событий.Благодаря этому опыту люди привыкают к боли членовредительства, меньше боятся членовредительства и накапливают знания, которые облегчают причинение себе вреда.

Оценка риска самоубийства

Оценка риска самоубийства — это процесс, проводимый специалистом в области психического здоровья, чтобы определить, подвержен ли человек риску суицидального поведения. Два основных вопроса определяют оценку суицидального риска: представляет ли оцениваемый человек опасность для самого себя и является ли эта опасность непосредственной и серьезной? Ответ на эти вопросы можно получить, используя стандартизированные методы оценки (такие как шкала самоубийств Бека), а также клинические интервью.Тщательная оценка риска самоубийства позволяет получить от человека информацию как о текущих суицидальных симптомах, так и о прошлом суицидальном поведении, текущих стрессорах и других психологических симптомах (например, безнадежности). Например, люди, страдающие психическими расстройствами, подвержены более высокому риску самоубийства. Расстройство с одним из самых высоких показателей — большое депрессивное расстройство. Одним из самых сильных предикторов завершенного самоубийства является предыдущая попытка; таким образом, рассмотрение имеющихся симптомов недостаточно для тщательной оценки риска.

Если риск считается непосредственным или серьезным, используются неотложные психиатрические услуги, чаще всего с госпитализацией до тех пор, пока человек не перестанет подвергаться неминуемому риску самоубийства. Если риск не считается немедленным или серьезным, можно использовать альтернативы неотложной психической помощи. Например, с помощью обученного специалиста в области психического здоровья людям могут помочь создать карту выживания, в которой перечислены конкретные шаги, которые необходимо предпринять в случае усиления суицидальных симптомов.

Предупреждающие знаки самоубийства

Членами Американской ассоциации суицидологов являются исследователи и клиницисты, которые исследуют и лечат суицидальное поведение.Эта группа разработала список предупреждающих признаков самоубийства, которые указывают на серьезный и непосредственный риск самоубийства. Эти предупреждающие знаки предназначены для друзей, членов семьи и любых других людей, которые могут вступить в контакт с суицидальным человеком. Предупреждающие знаки указывают на то, что человеку следует немедленно обратиться за помощью, если он или она станет свидетелем, услышит или увидит одно или несколько из следующего:

  • Кто-то угрожает причинить себе вред или убить себя
  • Кто-то, кто ищет способы покончить с собой, пытаясь получить доступ к таблеткам, оружию или другим средствам
  • Кто-то говорит или пишет о смерти, умирании или самоубийстве

Предупреждающие знаки также указывают на то, что следует немедленно обратиться за помощью, если кто-то станет свидетелем, услышит или увидит кого-либо, проявляющего одно или несколько из следующих действий:

  • Безнадежность
  • Ярость, гнев, жажда мести
  • Безрассудные действия или участие в рискованных действиях, казалось бы, не задумываясь
  • Чувствую себя в ловушке, как будто выхода нет
  • Рост употребления алкоголя или наркотиков
  • Уход от друзей, семьи или общества
  • Беспокойство, возбуждение, бессонница или постоянный сон
  • Резкие перемены в настроении
  • Нет смысла жить
  • Нет смысла в жизни

Каталожные номера:

  1. Американская ассоциация суицидологов.(н.д.). http://www.suicidology.org/
  2. Столяр, TE (2005). Почему люди умирают от самоубийства. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Информационный бюллетень «Психология работает»: Самоубийство

Что каждый канадец должен знать о самоубийстве

Некоторые факты. Хотя смерть в результате самоубийства относительно редка, в среднем в Канаде ежедневно происходит более 10 смертей от самоубийств. Мысли о самоубийстве, причинение себе вреда и суицидальное поведение встречаются гораздо чаще.Чувствуя себя подавленным или испытывающим психологическую боль, люди могут в той или иной степени думать о самоубийстве. Иногда у людей возникают пассивные суицидальные мысли, такие как желание не просыпаться утром или желание, чтобы случилось что-то фатальное. Иногда суицидальные мысли более активны, и люди думают о том, как бы активно покончить с собой. Хотя суицидальные мысли не обязательно означают, что кто-то находится на грани самоубийства, к активным и пассивным мыслям нужно относиться серьезно, поскольку они предполагают, что в данный момент в жизни человека что-то не так.Приблизительно 4000 человек ежегодно кончают жизнь самоубийством в Канаде [i] . Эта цифра может быть занижена, поскольку смерть в результате самоубийства может быть неправильно классифицирована как [ii] как непреднамеренная травма или как результат хронического состояния здоровья. Кроме того, в эту цифру не включены случаи смерти людей, неизлечимо больных и получающих медицинскую помощь при смерти (MAiD).

Риск самоубийства зависит от возраста (старше), пола (мужчины) и культурной группы. Три четверти тех, кто умирает от самоубийства, составляют мужчины.Большинство мужчин и женщин, которые умирают от самоубийства, среднего возраста. Среди мужчин среднего и старшего возраста самый высокий уровень самоубийств в Канаде. Самоубийство является второй по значимости причиной смерти людей в возрасте от 15 до 34 лет [iii] . Показатели самоубийств не учитывают несмертельное суицидальное поведение; По статистическим данным, попытки самоубийства превышают количество смертей в результате самоубийства где-то между 10 и 20:1 [iv] .

Кто подвержен риску самоубийства?   Существует множество факторов, способствующих суициду.Обычно люди, которые думают о самоубийстве или умирают в результате самоубийства, могут испытывать психологическую боль[v], которая может проявляться как безнадежность, беспомощность, печаль одиночества, гнев, чувство вины или стыда или бессмысленность[vi]. Поведение в прошлом имеет тенденцию предсказывать поведение в будущем; одним из сильнейших факторов риска самоубийства является попытка покончить с собой в прошлом. Исследования показывают, что самоубийства, как правило, более распространены среди людей с одним или несколькими психическими расстройствами, в первую очередь расстройствами настроения (такими как большое депрессивное расстройство или биполярное расстройство), психотическими расстройствами (такими как шизофрения), расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, и расстройствами личности[vii].Риск самоубийства может быть повышен среди людей, страдающих от боли и чьи хронические заболевания ограничивают их повседневную деятельность[viii], хотя это обычно происходит при наличии настроения или другого психического расстройства. Было подсчитано, что около 90% тех, кто умирает в результате самоубийства, имеют психическое расстройство, но большинство людей с психическими расстройствами не умирают в результате самоубийства.[ix] Кроме того, хотя депрессия и риск самоубийства часто идут рука об руку, не все умирает в результате самоубийства в депрессии, а не каждый, кто в депрессии, думает о самоубийстве.Тем не менее, когда кто-то находится в депрессии, важно выяснить, есть ли у него суицидальные мысли. Чтобы узнать больше о психических расстройствах, посетите https://cpa.ca/psychologyfactsheets/.

На какие признаки следует обратить внимание, если вы обеспокоены тем, что кто-то думает о самоубийстве? Конкретные признаки суицидального риска включают разговоры о самоубийстве и смерти, разговоры или сбор орудий для членовредительства или самоубийства, подготовку к смерти путем написания завещания или раздачи ценных личных вещей, предыдущие попытки самоубийства и недавний опыт или ожидание серьезных личные потери.Некоторые другие признаки того, что кто-то может подумывать о самоубийстве, похожи на признаки депрессии. К ним относятся изменения в привычках в еде или сне, отстранение от других, резкие эмоциональные изменения, притупление эмоционального выражения или потеря интереса к обычным занятиям, особенно к тем, которые обычно доставляют удовольствие, и пренебрежение личным внешним видом. Также может наблюдаться учащение употребления алкоголя или других наркотиков и рост странного или рискованного поведения. Как уже упоминалось, хотя депрессия является фактором риска самоубийства, большинство людей с депрессией не умирают от самоубийства.Иногда люди подвергаются наибольшему риску самоубийства, когда их депрессия уменьшается и кажется, что они чувствуют себя лучше. Риск самоубийства может быть чрезвычайно высоким, когда кто-то первоначально выходит из эпизода депрессии, особенно если его энергия возвращается, но его мысли о самоубийстве остаются сильными. Некоторые люди неплохо умеют представлять себя хорошо сложенными, даже когда это не так; поддержка и возможность исследовать свои мысли и чувства о жизни могут иметь решающее значение.

Как поговорить с кем-то о самоубийстве? Если вы спросите человека о самоубийстве, это не сделает его самоубийцей.Лучше всего сразу сказать, что вы заметили какие-то изменения или признаки того, что они могут болеть или нуждаются в помощи, что вы обеспокоены или обеспокоены и что вы хотите помочь. Если человек признается, что чувствует грусть или безнадежность, прямо спросите, думал ли он о причинении себе вреда или самоубийстве. Слушайте, не осуждайте и не пытайтесь решить их проблемы. Вы можете не понимать, как или почему кто-то чувствует то, что он чувствует, но признайте, что он испытывает боль и нуждается в помощи. Не пытайтесь убедить их в том, что их взгляд на мир или действия, которые они обдумывают, плохи или неправильны.Если кто-то думает о самоубийстве и сообщает об этом вам, никогда не обещайте сохранить эту информацию в тайне. Человек, склонный к суициду, нуждается в помощи, и вам, возможно, придется поговорить с другими, чтобы помочь им получить ее[x].

Как мне получить помощь, если я или близкий человек думаю о самоубийстве? Есть поддержка и услуги, которые эффективно помогают людям справиться с психологическим стрессом и вылечиться от психических расстройств. Помощь нуждающимся в помощи может быть очень важной, поскольку менее половины людей с психологическими проблемами действительно получают необходимую им помощь.Иногда именно стигматизация психических расстройств мешает людям обращаться за помощью и получать ее. Психиатрические услуги не всегда финансируются за счет государственного медицинского страхования, что также может затруднить получение людьми необходимой помощи. Имейте в виду, что помощь близким не означает, что вы можете или должны решить их проблемы, вылечить их болезнь или избавить их от боли. Помощь не означает, что вы должны брать на себя личную ответственность за чью-то безопасность или за прекращение их суицидальных мыслей или действий.Это означает выслушивание, заботу, поддержку и помощь человеку в получении профессиональной психиатрической помощи, в которой он нуждается, когда и где он в ней нуждается. Это может также означать их защиту. Навигация по сложной системе здравоохранения может быть сложной, особенно когда кто-то находится в бедственном положении. Помощь в совершении звонков и назначений, а также работа в качестве их защитника могут быть очень важны для своевременного получения помощи.

Куда мне обратиться, если ситуация срочная? Мысль о самоубийстве может быть неотложной медицинской помощью, и к ней нужно относиться так же, как и к любому другому кризису.Не думайте, что люди, которые думают или говорят о самоубийстве, несерьезны, драматичны или что их суицидальные мысли просто исчезнут сами по себе — часто это не так. Сейчас не время для «осторожного ожидания». Если вы или кто-то из ваших знакомых думает о самоубийстве, не может избавиться от мыслей, чувствует желание действовать в соответствии с мыслями, имеет план самоубийства или имеет доступ к средствам, с помощью которых можно покончить с жизнью, вам необходимо немедленно получить помощь! Позвоните по номеру 911, обратитесь в отделение неотложной помощи ближайшей больницы или в клинику неотложной помощи, позвоните на линию экстренной помощи или в центр бедствия.С кризисной службой Канады можно связаться по телефону 1-833-456-4566. У Канадской ассоциации по предотвращению самоубийств есть каталог кризисных служб по всей Канаде http://suicideprevention.ca/thinking-about-suicide/find-a-crisis-centre.

Где я могу получить психологическую помощь? Если ситуация не является срочной, но вы или человек, о котором вы беспокоитесь, в бедственном положении, помощь доступна. Исследования показывают, что психологические методы лечения эффективны при психических расстройствах и могут уменьшить или устранить мысли о самоубийстве или предотвратить суицидальное поведение.Провинциальные и территориальные ассоциации психологов поддерживают справочные службы, чтобы вы могли найти психолога в вашем районе https://cpa.ca/public/findingapsychologist/. Чтобы узнать, чего ожидать от посещения психолога, см. https://cpa.ca/public/.

Другие способы получить помощь включают обращение к семейному врачу, бригаде первичной медико-санитарной помощи или общественному медицинскому центру. Некоторые основные поставщики медицинских услуг, такие как семейные врачи, могут предложить помощь напрямую или направить вас к поставщику медицинских услуг или программе, которая специализируется на лечении психических заболеваний.Если человек, находящийся в кризисной ситуации, является студентом, в школе или университете могут быть штатные специалисты по охране психического здоровья. Канадская ассоциация психического здоровья также может быть полезным источником информации и поддержки. При выборе помощи в области психического здоровья всегда рекомендуется обращаться за услугами к регулируемому и специализированному поставщику услуг в области психического здоровья (например, к психологу или психиатру), чтобы убедиться, что проблемы с психическим здоровьем точно оценены и диагностированы. Не все проблемы с психическим здоровьем, расстройства или методы лечения одинаковы.Не все поставщики медицинских услуг имеют опыт оценки и лечения психических расстройств. Точная оценка и диагностика имеют решающее значение для обеспечения правильного лечения.

Дополнительные ресурсы включают:

КАНАДСКИЕ РЕСУРСЫ:

Комиссия по психическому здоровью Канады
https://www.mentalhealthcommission.ca/English/what-we-do/suicide-prevention

Служба коренных народов Канады
https://www.sac-isc.gc.ca/eng/1576089278958/1576089333975

по делам ветеранов Канады
https://www.ветераны.gc.ca/eng/health-support/mental-health-and-wellness

Канадское общество расстройств настроения (MDSC)  
http://www.mooddisorderscanada.ca/

Канадская ассоциация по предотвращению самоубийств (CASP) http://www.mentalhealthcommission.ca/English/issues/suicide-prevention
Видео: Давайте поговорим о самоубийстве — http://vimeo.com/98177990

Канадская коалиция за психическое здоровье пожилых людей (CCSMH)
http://www.ccsmh.ca/en/projects/suicideAssessment.cfm
http://www.ccsmh.ca/en/booklet/index.cfm

Канадская ассоциация психического здоровья (CMHA)
http://www.cmha.ca/mental-health/understanding-mental-illness/suicide/

Центр предотвращения самоубийств
http://suicideinfo.ca/

АМЕРИКАНСКИЕ РЕСУРСЫ:

Ресурсный центр по предотвращению самоубийств
http://www.sprc.org/

Американская ассоциация суицидологов (AAS)
http://www.suicidology.org/home

Американский фонд предотвращения самоубийств (AFSP) http://afsp.орг

Американская психологическая ассоциация (APA)
 http://www.apa.org/topics/suicide/index.aspx 

Управление по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и службами охраны психического здоровья США (SAMHSA)
http://www.samhsa.gov/prevention/suicide.aspx

МЕЖДУНАРОДНЫЕ РЕСУРСЫ:

Международная ассоциация по предотвращению самоубийств (IASP)
http://www.iasp.info/

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ)
http://www.who.int/mental_health/prevention/suicide/suicideprevent/en/

 

Где я могу получить дополнительную информацию?

Провинциальные ассоциации психологов: https://cpa.ca/public/whatisapsychologist/PTassociations/

Фонд психологии Канады: http://www.psychologyfoundation.org  

Американская психологическая ассоциация (APA): http://www.apa.org/helpcenter

.

Вы можете проконсультироваться с зарегистрированным психологом  , чтобы узнать, могут ли психологические вмешательства помочь вам. Провинциальные, краевые и некоторые городские ассоциации психологов часто имеют справочные службы. Чтобы узнать названия и координаты провинциальных и территориальных ассоциаций психологов, посетите: https://cpa.ca/public/whatisapsychologist/PTassociations/

Этот информационный бюллетень был подготовлен для Канадской психологической ассоциации доктором Карен Р. Коэн (Канадская психологическая ассоциация) и доктором Марнином Дж. Хейзелом (Западный университет)

март 2020 г.

Ваше мнение важно! Пожалуйста, свяжитесь с нами с любыми вопросами или комментариями о любом из Psychology Works  Fact Sheets:  [email protected]

Canadian Psychological Association
141 Laurier Avenue West, Suite 702
Ottawa, Ontario    K1P 5J3
Тел.: 613-237-2144
Бесплатный звонок (в Канаде): 1-888-472-0657


[i] http://www.statcan.gc.ca/tables-tableaux/sum-som/l01/cst01/hlth66a-eng.htm

[ii] http://www.med.uottawa.ca/sim/data/Suicide_e.htm, http://www.apa.org/monitor/2012/12/suicide.aspx

[iii] http://www.phac-aspc.gc.ca/publicat/lcd-pcd97/table1-eng.php

[v] Шнейдман, Э.С. (1993). Самоубийство как психика (комментарий). Журнал нервных и психических заболеваний, 181 (3), 145-147.

[vi] http://suicideprevention.ca/understanding/why-do-people-suicide/

[vii] Бертолот Дж. М., Флейшманн А., Де Лео Д., Вассерман Д.Психиатрические диагнозы и самоубийство: пересмотр доказательств. Кризис. 2004 г.; (25(4): 147-155.

[viii] Каплан, М.С., МакФарланд, Б.Х., Хьюгет, М.С., и Ньюсом, Дж.Т. (2007). Физические заболевания, функциональные ограничения и риск самоубийства: популяционное исследование. Американский журнал ортопсихиатрии. 77(1), 56-60.

[ix] http://depts.washington.edu/mhreport/facts_suicide.php

[x] Дополнительную информацию о предотвращении самоубийств и разговорах о самоубийстве можно найти на сайте http://www.helpguide.org/mental/suicide_prevention.htm

 

Как стать консультантом по суициду

Что такое консультирование по вопросам самоубийств?

Депрессия никогда не бывает приятным чувством, но некоторые люди страдают от депрессии настолько тяжелой, что подумывают о самоубийстве. К сожалению, тысячи людей в США ежегодно пытаются покончить жизнь самоубийством. К сожалению, определенный процент этих людей действительно преуспевает.Согласно исследованию, проведенному Центром по контролю за заболеваниями, в 2009 году самоубийство было 10-й основной причиной смерти в Соединенных Штатах, что на одну позицию выше, чем в предыдущие годы.

Однако многие суицидальные люди, кажется, не осознают в свои последние минуты отчаяния, что самоубийство — это решительный шаг, и его нельзя отменить. Смерть необратима, в отличие от проблем, с которыми сталкиваются многие люди, собирающиеся покончить с собой. После того, как человек совершил самоубийство, пути назад нет.Никаких «переделок». Эту ошибку не исправить. В конце концов, есть только… конец.

Самоубийство часто оставляет на своем пути только опустошение. Членов семьи и близких вечно мучают вопросы вроде « Почему? » и « Мог ли я остановить это? «Многих из них часто будут мучить горе, угрызения совести и чувство вины в течение многих лет после поступка.

Консультирование по вопросам самоубийства, однако, может быть полезным для любого, кто собирается покончить с собой.Этот тип консультирования может помочь людям выбраться из глубокой депрессии, которая их преследует, и понять, что есть то, ради чего стоит жить.

Чтобы стать консультантом по самоубийствам, нужен особый тип человека. Эти специалисты должны быть непредвзятыми, сострадательными, чуткими и заботливыми. Но самое главное, у консультанта по суициду должно быть искреннее желание протянуть руку и помочь тем, кто в этом нуждается.

Как стать консультантом по самоубийствам?

Чтобы стать консультантом по самоубийствам, вам нужно пройти довольно серьезное обучение.Это включает в себя получение степени бакалавра, затем степень магистра и, наконец, поступление в докторантуру или докторантуру. Если вы серьезно относитесь к поступлению в эту область обучения, запросите информацию о доступных для вас программах здесь.

Почему нам нужно консультирование по вопросам самоубийств?

Исследования показывают, что самоубийства, особенно среди подростков, стали более распространенными в последние годы. На самом деле, некоторые утверждают, что это была эпидемия, охватившая эти страны. Несмотря на количество принимаемых мер по предотвращению самоубийств, число людей, пытающихся совершить самоубийство, продолжает расти.

Консультации по суициду можно использовать как метод, помогающий суицидальным людям вернуть свою жизнь в нужное русло и, так сказать, отойти от уступа. Люди, обращающиеся за помощью к консультантам по суициду, обычно получают возможность насладиться по-настоящему радостными моментами, ожидающими их в будущем, вместо того, чтобы лишать мир своего присутствия.

Что делают консультанты по самоубийствам?

Консультант по суициду должен сначала уметь распознавать тех, кто рискует покончить с собой.Хотя суицидальные симптомы не высечены на камне, часто существует ряд факторов риска и предупредительных признаков, которые могут предшествовать суициду или попыткам суицида.

  • Большинство людей, подумывающих о самоубийстве, страдают каким-либо поддающимся диагностике психическим заболеванием, обычно депрессией. Злоупотребление психоактивными веществами также может способствовать суицидальным мыслям или действиям.
  • Мысли о суициде или смерти, безусловно, являются важным сигналом опасности для любого консультанта по суициду, который оценивает клиента или пациента.
  • Подверженность суициду или суицид в семейном анамнезе также может повысить риск попытки совершить самоубийство. Особенно это касается подростков, поскольку некоторые из них могут романтизировать смерть.
  • Предыдущие попытки самоубийства — еще один тревожный сигнал для консультантов по самоубийствам. В целом, человек, который пытался покончить с собой в прошлом, часто с большей вероятностью попытается сделать это снова в будущем.
  • Угрозы, обещания или пожелания самоубийства следует никогда игнорировать.К лицам, выражающим желание или намерение умереть, всегда следует относиться серьезно.
  • К любому, кто потенциально склонен к суициду и, кажется, «сводит концы с концами», следует относиться очень серьезно. Это может включать в себя такое поведение, как раздача ценных вещей, поиск домов для домашних животных, составление завещаний или прощание с близкими.

Определить, насколько суицидальный человек опасен для самого себя, часто очень сложно, но можно. Например, человек с полным и подробным «планом самоубийства» обычно считается более опасным для себя, чем человек без плана.Однако независимо от того, считается ли человек с низким риском самоубийства или с высоким риском самоубийства, необходимо предпринять шаги, чтобы уберечь его от самой себя. Обычно это достигается тем, что склонный к суициду человек помещается под наблюдение за самоубийством, которое может длиться от 24 часов до намного дольше. В течение этого времени суицидальный человек будет находиться в безопасной среде под постоянным наблюдением медицинских работников и специалистов в области психического здоровья, в том числе консультантов по суициду. В это время суицидальному человеку также может быть предложено поговорить с консультантами по суициду.

Не существует четкого метода лечения суицидальных наклонностей у людей. Тем не менее, иногда достаточно позволить этим отчаявшимся людям говорить о своих чувствах и исследовать их. Во время сеансов с консультантами по суициду суицидального человека часто мягко побуждают рассказать о любых проблемах, которые могут возникнуть в его жизни. Иногда консультант по суициду может задавать вопросы или подбадривать, но обычно обязанность консультанта в это время просто слушать.

Определенные виды терапии также оказались очень многообещающими для лиц, подумывающих о самоубийстве. Например, когнитивно-поведенческая терапия часто используется, чтобы помочь людям изменить свои негативные мысли.

Наряду с консультированием и терапией консультант по суициду также обычно помогает суицидальному человеку разработать план безопасности, который может быть приведен в действие, когда он начинает задумываться о самоубийстве. Эти планы часто более эффективны, если они записаны в «контрактах по предотвращению самоубийств».Например, когда человек думает о самоубийстве, он может пообещать связаться со своим консультантом, поговорить с кем-то, кому он доверяет, пойти в больницу или позвонить на горячую линию по предотвращению самоубийств. Консультант по суициду также может помочь человеку, находящемуся в отчаянии, создать сеть поддержки из заботливых, не осуждающих людей, на которых он сможет опереться в трудные времена.

Поскольку консультирование по суициду иногда может быть такой напряженной и душераздирающей работой, консультанты по суициду также не должны пренебрегать регулярным уходом за собственным психическим здоровьем.Хотя они и являются консультантами, им самим иногда может понадобиться помощь других специалистов в области психического здоровья, чтобы справиться со стрессом, тревогой, горем и депрессией.

Где работают консультанты по предотвращению самоубийств?

Консультанты по суициду могут работать в самых разных областях. Их часто используют в больницах общего профиля, психиатрических больницах и психиатрических клиниках. Отделения вооруженных сил, школ, социальных и социальных служб также обычно имеют в штате консультантов по суициду.

Однако одним из самых известных мест работы консультанта по самоубийствам является горячая линия по предотвращению самоубийств. Эти должности могут быть оплачиваемыми или добровольными, и обычно они связаны с ответами на звонки и общением с суицидальными людьми.

Каковы требования к образованию, чтобы стать советником по самоубийствам?

Работа с людьми, склонными к суициду, очень сложная и деликатная работа. Таким образом, надлежащее образование чрезвычайно важно при выборе карьеры консультанта по суициду.

В некоторых учреждениях, таких как службы горячей линии по предотвращению самоубийств, может быть организовано специальное обучение консультированию по вопросам самоубийств для всех, кто хочет стать волонтером на горячей линии. Колледжи и другие образовательные учреждения могут также предлагать сертификационные программы по консультированию или предотвращению самоубийств.

Однако, как правило, лучше всего получить степень бакалавра в таких областях, как консультирование, социальные услуги, социальная работа или психология, когда вы работаете над карьерой консультанта по суициду. Программы на получение степени в этих областях обычно дадут вам гораздо лучшее и более глубокое понимание самоубийства, а также психических и эмоциональных расстройств, которые его окружают.При получении степени вы также должны пройти несколько курсов, посвященных таким вещам, как самоубийство и предотвращение самоубийств. Вы также можете получить степень магистра в одной из этих областей и сосредоточиться на изучении и предотвращении самоубийств.

Какова средняя зарплата консультантов по самоубийствам?

Заработная плата консультантов по суициду может сильно различаться. Некоторые, например, работают волонтерами и вообще не зарабатывают. Другие могут работать в некоммерческих организациях или на горячих линиях, зарабатывая немногим больше минимальной заработной платы.Как правило, консультанты по суициду, работающие в крупных учреждениях, таких как больницы, обычно получают самые высокие зарплаты.

Бюро трудовой статистики не регистрирует данные о заработной плате специально для консультантов по самоубийствам, но регистрирует данные о заработной плате специалистов в смежных областях. Например, средняя годовая зарплата консультантов по психическому здоровью в 2011 году составляла 42 590 долларов США.

Институт предотвращения самоубийств среди подростков

Введение

Кризис психического здоровья: Каждый час и пятнадцать минут молодой человек умирает от самоубийства.За последнее десятилетие мы наблюдаем резкий и тревожный рост числа самоубийств среди молодежи в стране. Риск самоубийства является наиболее распространенной чрезвычайной ситуацией, с которой сталкиваются клинические психологи и другие специалисты в области психического здоровья. Для решения этой чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения Чикагская школа профессиональной психологии создала Институт предотвращения самоубийств среди подростков, чтобы решить эту проблему с помощью многогранного подхода.

Видение

Видение Института предотвращения самоубийств среди подростков при Чикагской школе профессиональной психологии (TCSPP) состоит в том, чтобы уменьшить количество самоубийств среди молодежи.Миссия института — стать главным национальным ресурсом для профессионалов, организаций и сообществ, ищущих новые способы борьбы с самоубийствами среди подростков. Институт начнет свою работу в Южной Калифорнии, а затем расширит свою деятельность на национальном уровне.

Области внимания

Чтобы повысить осведомленность и информировать сообщества и медицинских работников о рисках подросткового самоубийства, Институт предотвращения самоубийств среди подростков установил три взаимосвязанных основных направления: работа с населением, профессиональное и общественное образование и трансляционные исследования.

Работа с общественностью

Цель состоит в том, чтобы интегрировать и координировать деятельность по предотвращению самоубийств в различных секторах и условиях. Институт разрабатывает и реализует эффективные программы, способствующие оздоровлению и предотвращающие самоубийства и связанное с ними поведение.

Профессиональное и общественное образование

Наша цель — предоставить обучение и образование аспирантам и специалистам в области психического здоровья по месту жительства, чтобы предотвратить и сократить количество самоубийств и связанного с ними поведения.

Оценка суицидального риска и управление им — это 6,5-часовой учебный семинар для аспирантов и специалистов по психиатрической помощи, посвященный оценке суицидального риска, а также планированию и управлению текущим уходом за клиентами из группы риска. Учебный семинар, организованный Институтом предотвращения самоубийств (www.sprc.org), основан на 24 признанных на национальном уровне ключевых компетенциях для специалистов в области психического здоровья.

Серия Suicide Prevention Grand Rounds Серия предназначена для специалистов в области психического здоровья и поведенческих наук для улучшения навыков оценки самоубийств и управления рисками самоубийств.Эта серия предлагает 3-часовые вебинары для расширения знаний и навыков специалистов в области психического здоровья, чтобы снизить риск самоубийства и связанного с ним поведения. Дополнительное образование включено в регистрационные взносы.

Серия «Привратник сообщества по предотвращению самоубийств» — Преподаватели TCSPP, обладающие опытом предотвращения самоубийств среди молодежи и раннего вмешательства, проводят обучение для подростков, семей и всех специалистов, которые сталкиваются с молодежью в своей работе. Продолжительность занятий варьируется от 3 до 8 часов в зависимости от темы и условий занятий.

Трансляционные исследования в области предотвращения самоубийств среди подростков

Цель состоит в том, чтобы мотивировать преподавателей и студентов на увеличение научных исследований по оценке новых или существующих вмешательств по предотвращению самоубийств среди подростков.

Служба поддержки студентов TCSPP

Институт предотвращения самоубийств среди подростков помогает учащимся TCSPP, предоставляя информацию и инструменты для помощи в их профилактической работе со школами K-12, кризисными горячими линиями и другими местными агентствами, занимающимися профилактикой и ранним вмешательством.Институт предотвращения самоубийств среди подростков тесно сотрудничает с Отделом общественного партнерства, чтобы предоставить преподавателям возможность установить партнерские отношения с организациями, занимающимися общественной деятельностью.

Экспертиза в суицидологии

Профессорско-преподавательский состав TCSPP имеет большой опыт оценки и управления самоубийствами и делится этим образованием со школами и общественными организациями. Ресурсный центр по предотвращению самоубийств уполномочивает преподавателей проводить обучение по оценке и управлению риском самоубийства для аспирантов и специалистов.

Не оставлять детей в опасности  

Национальная линия спасения от самоубийств 1-800-273-TALK (8255) или посетите сайт www.suicidepreventionlifeline.org.

Теорий, объясняющих суицидальное поведение — Консорциум по исследованию самоубийств среди молодежи

Каролина Хаусманн-Стабиле, доктор философии, Колледж Брин Мор

(первоначально опубликовано 26 января 2019 г.)

Пока вы читаете эти строки, дети и подростки в Соединенные Штаты и весь мир думают о самоубийстве, пытаются совершить самоубийство и умирают от него.В течение десятилетий люди, изучающие самоубийства, называемые суицидологами, пытались понять, почему некоторые люди хотят умереть, но никогда не пытаются, почему некоторые люди на самом деле действуют в соответствии со своими суицидальными мыслями и почему большинство людей не думают или не пытаются покончить с собой.

Эмиль Дюркгейм положил начало современному изучению суицидологии своей книгой 1897 года «Самоубийство». Он начал с того, что написал, что « есть два вида внесоциальных причин, которым можно априори приписать влияние на уровень самоубийств; это органически-психические склонности и природа физической среды .«Несмотря на то, что многие суицидологи могут быть незнакомы с работами Дюркгейма, современная наука по-прежнему в значительной степени построена вокруг его основополагающих идей. В частности, суицидологи исследуют причины суицидального поведения, исследуя взаимодействие между социальными (например, культурными нормами) и внесоциальными (индивидуальная психология и характеристики физической среды) измерениями. Мы называем эти объяснения «теориями». Теории информируют исследования, предлагая, какие подходы, переменные и объяснения следует проверить в исследовании.В то же время результаты исследований помогают нам оценивать теории.

В зависимости от направленности объяснения в суицидологии могут быть организованы по трем направлениям: теории суицидального риска, теории суицидального сознания (например, межличностная теория самоубийства или интегрированная мотивационно-волевая модель) и теории суицидальных контекстов ( такие как модель экоразвития попыток самоубийства и культурная теория и модель самоубийства).

Теории риска доминируют в исследованиях самоубийств.Первоначально исследователи риска сосредоточились на качественной связи психических заболеваний и суицидального поведения. Например, в статье Джона Ф. Оливена 1951 года «Суицидальный риск: его диагностика и оценка» в The New England Journal of Medicine говорится, что « самоубийство — это реакция, обычная для психических расстройств многих типов ». Однако, начиная с 1970-х годов, параллельно с увеличением доступности количественных эпидемиологических и поведенческих данных, фокус теорий суицидального риска расширился, а их методы изменились.То, что началось как качественная связь риска суицидального поведения с психопатологией, превратилось в количественную оценку вредных или защитных эффектов индивидуальных характеристик, опыта и контекстуальных факторов.

Несмотря на то, что теории суицидального риска сделали важные выводы, многое еще предстоит решить. Самая серьезная проблема с моделями риска заключается в том, что они почти полностью полагаются на статистические методы, описывающие распространенность и взаимосвязь, которые говорят нам, что может быть связано с суицидальным поведением, но не то, что его вызывает.Поэтому они не выдвигают причинно-следственных объяснений.

Еще одна большая проблема с моделями риска для суицидологов, интересующихся молодежью из числа меньшинств, заключается в том, что в большинстве исследований не рассматриваются ошибки измерения и проблемы выборки. Это очень проблематично в исследованиях самоубийств, потому что раскрытие, оценка и идентификация в этой области осложняются развитием, культурой и техническими проблемами, и это лишь некоторые из них. Исследования, которые не включают в свои выборки достаточное количество меньшинств и не учитывают, какие вопросы имеют значение для этих меньшинств, ограничивают наше понимание того, как предсказывать и предотвращать суицидальное поведение.Кроме того, большинство моделей риска не учитывают, как сложности опыта молодежи из числа меньшинств могут привести к накоплению риска.

Помимо этих проблем, за последние 23 года исследователи рисков, поддерживаемые федеральными фондами, не смогли изучить роль огнестрельного оружия в суицидальных наклонностях. Это связано с тем, что в 1996 году Конгресс США принял поправку Дики, которая запрещала CDC использовать доллары налогоплательщиков для «защиты или продвижения контроля над оружием». Невозможно полностью оценить, как эта политика подорвала исследования самоубийств, особенно с учетом того, что наиболее распространенным методом самоубийства в Соединенных Штатах является огнестрельное оружие.Кроме того, не исследуя переменные, связанные с оружием, в моделях риска и защиты, исследователи, возможно, либо преувеличивают, либо преуменьшают роль других факторов, потенциально искажая результаты исследований.

В целом, теории риска самоубийства предупредили нас о том, какие группы людей подвержены суицидальному поведению, но они не помогли нам точно предсказать, какие конкретные люди будут думать о самоубийстве, предпринимать попытки или умрут в результате самоубийства.

Теории суицидального мышления предлагают альтернативную модель для объяснения суицидального поведения.Подобно сдвигу, описанному в исследованиях суицидального риска, теории о суицидальном сознании эволюционировали от исключительной связи самоубийства с психопатологией до более поздних попыток понять роль универсальных эмоций и переживаний в суицидальном поведении людей. Сегодня доминирующей теорией суицидального ума является межличностная теория самоубийства Джойнера (IPTS). В этой модели суицидальное поведение возникает на пересечении желания человека покончить жизнь самоубийством и способности осуществить это желание.Желание умереть возникает из двух психологических состояний: «ощущение бремени» (для других) и «нежелание принадлежать» (от других). Чтобы воздействовать на стремление к самоубийству, IPTS предполагает, что люди также должны приобрести способность к самоубийству. Эта способность приобретается посредством многократного воздействия переживаний (например, насилия), которые снижают чувствительность людей к боли и уменьшают их страх смерти.

IPTS связывает литературу о травме и насилии («болезненном и провокационном жизненном опыте»), называемом в этой модели «приобретенной способностью», и суицидальном поведении.Однако есть несколько проблем с IPTS, в первую очередь логические пробелы. Например, IPTS не может объяснить, как люди могут одновременно ощущать себя обузой  для других  и чувствовать себя оторванными от других . Кроме того, учитывая, что подверженность травмам и насилию так распространена, нам нужно больше конкретики в отношении , когда и в каких дозах воздействие травм и насилия приводит к суициду.

Как и в случае с моделями риска, теории суицидального мышления, такие как IPTS, не могут эффективно предсказать, как, когда и почему суицидальные люди переходят от желания умереть к попытке и/или смерти в результате самоубийства.В целом, эти теории описывают набор предварительных условий — в случае IPTS, желание умереть и подверженность травме и насилию — которые можно обнаружить у многих людей, большинство из которых никогда не умрут в результате самоубийства.

Теории суицидального контекста концептуализируют возникновение суицидального поведения в рамках экологических моделей. Экологические модели предлагают основу для понимания динамических взаимосвязей между различными индивидуальными и экологическими факторами и суицидальным поведением. В целом, контекстуальные модели решают проблемы изменений и разнообразия в конкретных контекстах (например, социальных изменений, культурного разнообразия), избегая при этом объяснений, уходящих корнями в психопатологию.

Одной из самых известных теорий суицидальных контекстов является Модель экоразвития попыток самоубийств латиноамериканцев Зайаса. (Отказ от ответственности: я принимал участие в исследованиях, продвигающих этот подход.) Эта модель предполагает, что суицидальное поведение латиноамериканских подростков возникает на пересечении социокультурных (например, женских норм воспитания), семейных (например, конфликт) и связанных с развитием ( например, подростковая автономия) динамика.

Экологические модели привлекают столь необходимое внимание к контекстуальным факторам, формирующим суицидальное поведение.Однако этим моделям не хватает концептуальной специфичности, чтобы предсказать, о ком люди будут думать, пытаться или умрут в результате самоубийства. Из-за этого контекстуальные теории не могут ответить, почему одни люди, выросшие в сходных условиях (например, переживающие быстрые культурные изменения), думают, пытаются или умирают в результате самоубийства, а другие этого не делают.

В совокупности объем исследований суицидального поведения вырос с момента основополагающей публикации Дюркгейма в 1897 году. Мы знаем, что суицидальное поведение возникает в результате сложных взаимодействий между характеристиками людей, их жизненным опытом и более широким социокультурным контекстом, в котором они живут.Однако после 122 лет исследований нам не хватает теорий, которые могли бы точно предсказать, кто умрет в результате самоубийства, а кто будет жить без суицидального поведения.

Опровержение мифов о самоубийстве

  1. Дом
  2. Программы
  3. Консультирование
  4. Опровержение мифов о самоубийстве
Ресурсные статьи //

Примерно каждые 13,7 минут кто-то в США совершает самоубийство. Каким бы ужасным это ни было, потери распространяются далеко не только на человека, лишившего их жизни, но и на членов семьи, друзей и близких, которые также страдают от утраты.

Самоубийство является 10-й основной причиной смерти в США, и мы все должны сыграть свою роль в его предотвращении. «Люди скорее обратятся к другу, чем к профессиональному лечению», — говорит доктор Рэйчел О’Нил, преподаватель Университета Уолден и профессиональный клинический консультант с лицензией Огайо. «Относиться к человеку серьезно очень важно. Скажите им, что вы здесь для них, и скажите им, что вы хотите, чтобы они получили необходимую им помощь». Врачи, например те, кто имеет докторскую степень в области психологии, или консультанты, имеющие степень магистра в области консультирования, степень магистра в области клинического консультирования по вопросам психического здоровья или степень магистра в области школьного консультирования, могут быть отличным выбором для помощи.

Существует ряд неправильных представлений о самоубийстве, что делает его еще более трудным для понимания. Один из шагов к пониманию самоубийства — это способность отличать правду от вымысла. В недавней презентации, предназначенной для студентов колледжей, доктор О’Нил помог развеять следующие мифы о самоубийстве:

Миф №1: Люди, которые говорят о самоубийстве, не совершают самоубийства . Примерно 80% людей, совершивших самоубийство, разговаривали с кем-то перед тем, как покончить с собой.

Миф №2: Самоубийство происходит без предупреждения . Люди, совершившие самоубийство, часто предупреждают о своем намерении причинить себе вред (включая как вербальные, так и невербальные предупреждения).

Миф № 3: Если человек склонен к суициду, он намерен убить себя, и ничто не может его остановить . Большинство людей, склонных к суициду, хотят, чтобы их боль прекратилась; они не обязательно хотят умереть. Однако в данный момент они не видят альтернатив самоубийству.

Миф № 4: Самоубийство связано с социально-экономическим статусом .Нет последовательных исследований, подтверждающих идею о том, что самоубийство связано с доходом или социальным статусом.

Миф № 5: Самоубийцы слабы . Самоубийство не означает, что кто-то слаб или несовершенен. Исследования показывают, что около 90% люди, совершающие самоубийство, имеют поддающееся диагностике психическое здоровье или состояние социальной тревожности. Хотя есть много людей с психическими расстройствами, которые никогда не пытались покончить жизнь самоубийством, психические заболевания часто являются фактором риска.

Миф № 6: Люди, которые угрожают самоубийством, просто хотят внимания .Ко всем угрозам самоубийства следует относиться серьезно. При работе с потенциально склонным к суициду клиентом всегда лучше проявлять осторожность, чем игнорировать.

Миф № 7: Большинство самоубийств происходит в праздничные дни или в зимние месяцы . Исследования показывают, что самоубийства происходят примерно с одинаковой частотой в течение года.

Миф № 8: Суицидальные наклонности передаются по наследству . Ни одно текущее исследование не поддерживает генетическую основу самоубийства.Важно отметить, что существенным фактором риска суицидального поведения является предыдущий суицид члена семьи. Самоубийство члена семьи может побудить других членов семьи начать рассматривать самоубийство как жизнеспособный вариант решения проблем. Депрессия и другие состояния психического здоровья могут иметь генетическую связь, что может ускорить развитие суицидальных мыслей.

Миф № 9: разговор о самоубийстве или вопрос о том, склонен ли он/она к суициду, подтолкнет человека к попытке самоубийства .Исследования показывают, что разговоры о самоубийстве могут снизить риск депрессии и суицидальных подростков.

Миф № 10: Когда человек пережил суицидальный кризис или пережил попытку, он, вероятно, больше не попытается . Приблизительно 10% всех тех, кто пытается покончить жизнь самоубийством, в конечном итоге заканчивают жизнь самоубийством. Многие завершенные самоубийства происходят в течение 3 месяцев после первоначальной попытки.

Если вы хотите продолжить свое образование, получив степень в области консультирования, в частности степень онлайн-консультирования или степень онлайн-психологии, вам может помочь Университет Уолдена.Уолден предлагает более 80 программ на получение степени, некоторые из которых включают степень магистра в области клинического консультирования по вопросам психического здоровья, степень магистра в области школьного консультирования, докторскую степень в области психологии и докторскую степень в области психологии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.