Содержание

Психология предательства — PSYCHOLOGIST Хотите об этом поговорить? Тогда мы идем к вам!

Вы никогда не задумывались над тем, что там, по ту сторону зеркала? Посмотрите. Только что вы видели в зеркале себя – такую красивую, улыбающуюся – и вот, спустя секунду, ничего нет. Примерно так чувствует себя человек, которого предали. Что-то неуловимым образом меняется в душе: на краткое время она становится пуста. Потом в ней поселяются гнев, обида, желание мстить. Затем, если повезет — прощение. Но есть миг, в котором душа пуста. Что уходит из нее? В первую очередь – вера. Вера как доверие миру. 

 

 
Предательство – что это?

Человек рождается беспомощным: он не способен поддерживать свою жизнь сам. Он может лишь поверить миру, что тот оставит его в живых. Вначале мы ищем поддержки у матери и доверяем ей. Нам нужны тепло, еда и любовь как ощущение уверенности в том, что нам помогут. Около двух лет социальные связи ребенка расширяются и он выходит в Большой Мир. Он учится взаимодействовать, устанавливать отношения с друзьями, прохожими, с тетей на лавочке, с дядей на остановке, любопытно разглядывает собаку, определяя – друг или враг? У кого-то это получается лучше, у кого-то – хуже. Но каждый из нас, рано или поздно, находит себя вот так стоящим перед зеркалом и видит там пустоту. И кажется, что мир отвернулся.

Как это происходит? По-разному. И всегда неожиданно. Ведь суть предательства – нарушение нашего доверия в наиболее важных для нас вещах, и начало ему – именно там, где заканчивается наша вера. Вывод печален: предательство невозможно предвидеть. Бесполезно гадать, где упадешь и заранее стелить там соломку. Каждый раз мы совершенно неожиданно и заново, со всей возможной остротой сталкивается с разрушающими нас чувствами.
 
А потом?

В психологии на сегодняшний день довольно интенсивно исследуется проблема эффективного поведения в сложных ситуациях. Наиболее многообещающее направление в этой области — теория копинга.

Термин введен американским психологом Абрахамом Маслоу в 1987 году, и подразумеваются под копинг-поведением (от англ. to cope – справиться, совладать) постоянно изменяющиеся умственные и поведенческие попытки справиться с внешними либо внутренними проблемами, возникающими перед человеком.
В сущности, копинг-поведение отличает готовность человека решать жизненные проблемы. На противоположной стороне полюса — экспрессивное поведение «обиженного» и «преданного» – поведение, при котором поступки человека продиктованы лишь «голыми» эмоциями. В таком случае «предательски» покинутая любимым дама, с утра упивается собственной виной, после обеда гневается на «подлеца», а ближе к ночи впадает в депрессию. Дальше – больше. Наша героиня начнет действовать под влиянием этих эмоций! То есть – умолять и проклинать, ругать и извиняться, и таким образом окончательно всё запутает и сама запутывается. Чем плох этот чудный, испытанный веками способ? Тем, что проблема таким образом не решается. Ведь наша обманутая героиня занимается лишь собой, а не проблемой.
Эффективен совсем другой путь: решить проблему и таким образом избавиться от негативных переживаний.
 
А если успокоиться?

Каким образом следует себя вести в такой ситуации? Ответ до смешного прост. Сначала успокоиться, а потом решать, что именно предпринять. А не наоборот – сначала разволноваться и «нагородить лишнего», а потом – «чесать репу» над последствиями собственной эмоциональной бури. Успокоились? А вот теперь стоит подумать, что же вы сами сделали для того, чтобы вас предали.

Предать, как можно догадаться, способен лишь близкий. Ведь именно к нему мы «поворачивались спиной», именно он владеет «секретной информацией», именно на него возлагались какие-то надежды. А стоило ли возлагать? Замечено, что тем сильнее наши переживания по поводу чьего-то вероломства, чем большую часть ответственности за собственную судьбу мы успели передать «обманщику» до того. Гораздо проще предать человека, который зависим и психологически беспомощен (как младенец), чем – того, кто важные вопросы оставляет себе, а не дарит решать их кому-то. Пресловутый уход мужа – в одном случае досадный укол судьбы, а в другом – крах картины мира. И если ваш случай второй, считайте, что муж сделал вам подарок. Своим уходом он дал вам возможность убедиться, что вы можете прожить и без него. Картина мира восстановится. Только уж будьте любезны, в следующий раз не отводите в ней так много места новому мужу. Такой груз не каждому по силам. Да и вам будет жить веселее.
 
Предательство как ошибка

Очень часто перестать переживать по поводу чьего-то вероломства помогает пересмотр ситуации, в которой оказался ваш «обманщик». Ведь гораздо проще простить человека, если он ошибся, нежели, если вы точно знаете, что он злодей с холодным сердцем! 
Поверьте, злодеев с холодными сердцами очень мало. И вряд ли именно вам повезло вытащить такую гиблую карту. Как показывает практика, у любого некрасивого поступка, как правило, печальный мотив. Самые крупные подлости изнутри нередко ощущаются как слабость. А далее – вмешивается беспощадный фатум и довершает черное дело.

Да, у вашего любимого исключительно симпатичная секретарша. Скорее, он просто спасовал, чем хотел задеть вас. Простите его, как прощают слабых. Ведь слабых прощать легче, чем злых.

Здесь, между прочим, есть любопытный нюанс, который может помочь. Вам тяжело счесть злодеяние ошибкой? Вы предпочитаете продолжать изобличать? Вы, вероятно, считаете, что «злодей» обязан понести стопроцентную ответственность за содеянное? Отлично. А как насчет вашей стопроцентной ответственности? Ведь именно вы позволили ситуации свершиться. Именно вы дали предателю карты в руки. Именно вы доверились! Вы, а не кто-то другой позволили злоупотребить вашим доверием.
Ах, это вы ошиблись? Конечно, вы ошиблись. И он – тоже.
 
Как прощать непростительное?

Увы, бывает и такое.

Вас предали настолько жестоко, что о прощении не может быть и речи. О чем же тогда речь? Вероятно, о мести. Вы мучаетесь, не зная, как ответить обидчику. Вы вините себя за излишнюю доверчивость.

Вы вновь и вновь поражаетесь, как можно было сделать такое – вам? Ведь вы – такая особенная!

К сожалению, разнообразные печальные происшествия плохи еще и тем, что отнимают у нас иллюзию собственной исключительности. Еще ее называют «иллюзией новобранца». Описать эту иллюзию можно простой фразой — «ничего такого не может случиться со мной, ведь это же я!». Крах этой иллюзии весьма болезнен. Оказывается, «такое» случиться может: предают и обманывают – не кого-то и где-то. Оказывается, это возможно здесь и сейчас, прямо с вами, такой уникальной и неповторимой. И теперь нужно мстить: чтобы доказать ему (ей или им), что они ошиблись, смешав вас с толпой.

Возможно, вы удивитесь, но месть не поможет. Во-первых, «в пылу» обиды мстить хотят абсолютно все. То есть, и в этом вы не уникальны. А во-вторых, месть совсем не отменяет того, что сделали вам. А поэтому, вы вновь в толпе.

Простить непростительное можно лишь единственным способом. Он работает несмотря на свою парадоксальность. Постарайтесь понять, что же вынудило обидчика поступить так, а не иначе. Особенно это важно в случае намеренных злодеяний в ваш адрес. Подумайте: что же вы сделали такого, что заставило вам столь ужасно навредить? Представьте себе, как плохо должно было быть человеку, который пошел на столь некрасивый поступок. Не думаете же вы, что близкий мог ударить вас походя, не задумываясь? Стало быть, были причины? И, вероятно, они были серьезны. И, как это ни печально, сия причина – вы. И вы, вероятно, причинили ему не меньшее зло. И как же вам это удалось? Это и есть самое интересное. А когда найдете ответ – попросите прощение за свою часть сделанного зла. Обещаю – вам станет легче.
 
Плюс на минус

Напоследок хочу подарить вам один трюк. Он поможет если не убрать, то уменьшить боль от произошедшей неприятности. Просто подумайте еще раз, что же действительно является проблемой, когда вас предали? Именно то, что предали? Или — чувства, которые на вас нахлынули? Это важный вопрос. Представьте: с утра от некоей женщины «подло» ушел муж, а после обеда она узнала, что чудесным образом является владелицей виллы на Канарах, нового Ламборджини и брачного контракта с Леонардо ди Каприо. Будет ли ей грустно к вечеру? Сложный вопрос.

Теперь-то вы понимаете, что любое предательство – внутри нас, а вовсе не снаружи?

newwoman.ru 

Персональный сайт — М.Е. Литвак. Психологический вампиризм, продолжение (часть 13)

…e=»color: #333333;»>И на приветливы Лисицины слова

Ворона каркнула во все воронье горло:

Сыр выпал — с ним была плутовка такова.

Помню, как я попадался на лесть, когда был начинающим врачом. Некоторые хитрецы льстили мне, говоря, что я работаю лучше, чем мои более опытные коллеги. Я помню, как после этого вынужден был заниматься делами Лисиц в свое свободное время. Потом эти похвалы стали вызывать у меня раздражение, но избавиться от Лисиц я не мог.

И только разработав систему психологического айкидо, нашел хороший ответ.

Теперь, когда Лисица говорит мне, что я чудесный доктор, я отвечаю следующим образом: «Да, я согласен с вами, что я чудесный доктор. Мне вдвойне приятно это от вас слышать, потому что эти комплименты искренние (тут лучше сделать небольшую паузу) и за ними не стоит никакой просьбы, тогда как другие…». Есть и второй вариант. Он более короткий и более меткий: «Как приятно слушать ваши комплименты! А где же подарок?». Этот ответ мне пришел в голову после одного случая. Заходит ко мне в кабинет мужчина лет сорока. Прибыл он из Комсомольска на Амуре и зашел ко мне, чтобы поблагодарить за книгу «Если хочешь быть счастливым». Он рассказал, что книга ему очень помогла в жизни, и он хочет, чтобы у меня осталось от него что нибудь на память. От меня ему ничего не было нужно. Он подарил мне сувенир. Я был очень тронут. Для меня это был хороший урок. Теперь, когда я хочу выразить кому нибудь свою признательность, я прихожу с подарком и ничего не прошу.

Как действуют Лисицы и Иуды? И те и другие восхваляют вас (часто за те качества, которых у вас нет, но которые вам очень хотелось бы иметь). Но при лести Лисицы инициатива принадлежит ее Взрослому, проделать же все поручается ее Дитяти (рис.16 а). А восхищение Иуды идет прямо от его Дитяти (рис. 16 б). В этот момент он искренен. И если перед лестью можно устоять, то перед восхищением сделать это очень трудно.

О предателе и предательстве я написал статью. Привожу ее здесь с небольшими купюрами.

 

Психология предательства

«Меня предал мой любимый ученик, моя надежда, мое будущее, предал в самую трудную минуту, когда я так рассчитывал на его помощь». «Меня предал лучший друг, подчиненный, муж и т. п.». Такие или примерно такие высказывания мне приходится выслушивать от моих пациентов или клиентов, которые обычно при этом находятся в депрессивном состоянии. Довольно часто они повторяют: «Как дальше жить? Кому же можно верить?» Конечно, я их утешал и, как мог, лечил. Все налаживалось, но через какой то период они опять становились жертвами предательства. Я внутренне возмущался их «глупостью» и опять продолжал помогать.

Но только тогда, когда и меня предали, я оценил высказывание Гюго: «Я безразлично отношусь к ножевым ударам врага, но мне мучителен булавочный укол друга». И я решил до конца разобраться в этом явлении, попробовать разработать меры по профилактике предательства, выявить особенности поведения, когда тебя уже предали, выяснить, не предавал ли ты кого нибудь сам, описать психологический портрет предателя. Материал у меня уже накопился. Наиболее полезен он будет родителям, педагогам, создателям научных школ, супругам, руководителям любого ранга и благодетелям.

Во-первых, кого предают? Прочтите последнее предложение. Во-вторых, кто предает? «Преданные» люди: любимчики (ученики, сотрудники, подчиненные и т. п.) и все те, в кого вы вложили и душу, и материальные средства. Закономерность здесь такова: чем больше благодеяние, тем сильнее предательство.

Распространено предательство повсеместно. На лекциях по психологии предательства я попросил поднять руки тех, кого предавали. Подняли руки почти все. Практически каждый испытал на себе предательство. Предавали то дети, то родители, то друг, то любимый ученик.

Так что же такое предательство? Предательство — это преднамеренное причинение вреда (материального, морального или физического) доверившемуся тебе человеку или группе людей. Предательство следует отличать от отступничества. Отступничество — это отказ от общения с прежде близким тебе человеком или группой людей. Вспомним, Петр трижды отрекался от Христа, но тем не менее пользуется уважением до сих пор. Иуда предал Христа только один раз, и этот поступок является эталоном предательства.

Подробно предательство описывается в «Божественной комедии» Данте. Его девять кругов ада — это фактически моральный кодекс, в котором определяются наказания за те или иные грехи. В девятом круге мучаются предатели. Он разделен на четыре пояса. В первом поясе, который Данте назвал по имени Каина, убившего своего брата Авеля, отбывают наказание предатели родных, во втором поясе — предатели родины и единомышленников, в третьем — предатели сотрапезников, в четвертом — предатели Учителей. Именно в этом поясе находится Иуда, Брут и Кассий.

Мы, воспитанные в определенных традициях («раньше думай о родине, а потом о себе»), можем недоумевать по поводу того, что предательство сотрапезника наказывается более сурово, чем предательство родных, родины и единомышленников. Правда, нас учили предавать. Ведь идеалом для пионеров был Павлик Морозов (слава Богу, что сейчас из Уголовного кодекса исключены статьи об обязанности доносить на кровных родственников). А на какую ступень возводили тех, кто предавал своих Учителей (вспомним пресловутую сессию ВАСХНИЛа, отстаивающую «учение» Лысенко, и сессию АМН СССР, «защитившую» И. П. Павлова)!

Но почему же все-таки предательство сотрапезников наказывается строже, чем предательство родных и родины? Здесь то и проявляется гениальность Данте. Гений отражает всегда то, что соответствует Законам природы и общества, а не писаным законам, которые часто отражают невежество их авторов. Писаные законы, любил повторять Анахарсис, как паутина. Они задерживают только слабых, сильный же сквозь них всегда прорвется. Законы же обязательны для всех и не знают исключений.

Так каковы же эти Законы в плане отношений между людьми? Раньше появился сотрапезник, который был в то же время товарищем по охоте, сотрудником, или родина? И кто ближе человеку: сотрудник, с которым он общается каждый день, или брат, который, может быть, и живет в совсем другом месте? Конечно, сотрапезник, сотрудник. Что значит для нас еда? Еда — это жизнь! Поэтому сотрапезник — это человек, помогающий нам выжить. И если я сделаю подлость человеку, у которого ел, то автоматически становлюсь предателем. Поэтому я для себя сделал правилом: не сидеть за столом с человеком, с которым нахожусь в конфронтации. И наоборот, если случилось так, что я у кого то был в гостях, то я против него уже никогда не выступаю.

Прав Данте, считая предательство родных самым легким. Да и в народе говорят, что не та мать, что родила, а та, что воспитала и выкормила. И трижды прав он, определяя наиболее высокую кару предателям Учителя, ибо человек рождается организмом, а Человеком он становится благодаря Учителю. И если у тебя разногласия с Учителем — уйди от него, но не выступай против.

Многие терпят издевательства над собой, надеясь, что у предателя проснется совесть. Но не может проснуться то, чего нет. Совесть — функция души, а у предателя ее нет. Данте глубоко подметил, что «едва предательство душа свершила… вселяется тотчас ей в тело бес, и в нем остается, доколе срок для плоти не угас». Кроме того, предатель обычно объясняет свой поступок интересами дела. Дескать, он выступает против Учителя не из желания причинить ему вред, а потому, что идеи его уже устарели, его деятельность является тормозом для дела и т. п. Предатель, для того, чтобы оправдать первое предательство, совершает второе, третье и так до бесконечности, «доколе срок для плоти не угас».

Несколько слов о личности предателя. Предатели бывают активные и пассивные. Роднит их то, что у них нет своего дела, они паразитируют и живут за счет творческих личностей. Кто бы знал об Иуде, если бы не было Иисуса Христа? Таким образом, предатель всегда вторичен. Наукой установлено, что без положительных эмоций жить невозможно. А их можно получить только в творческом труде (6 частей) и в любви (1 часть). Когда же нет своего созидательного творческого труда, человек становится предателем, разрушая то, что создал другой.

Пассивным предателем можно считать Евгения Онегина. Так, от скуки ухаживая за Ольгой, он провоцирует Ленского на дуэль и убивает его. Активный предатель — Печорин. Он ухаживает за княжной Мери, неопытной девушкой, скрывая свой роман.

Итак, не хочешь стать жертвой предательства, не заводи преданных людей, приобрети иммунитет к восхищению. Не избавляй, но и не преследуй. Помните «треугольник судьбы», о котором мы говорили в главе III?

Предательство бывает осознанным и неосознанным. Но расплата в обоих случаях одинакова. Порой предатель не осознает, что он предатель. Ведь когда Иуда осознал, что он предатель, то удавился.

Предательство партнера по общению обычно начинается с сомнений. «Сомнение предательству равно», — гласит восточная мудрость. Я знаю одного руководителя, который никогда не берет к себе на работу сотрудников, которые в нем сомневаются. И это абсолютно правильная позиция. Ведь если я сомневаюсь в человеке, то, следовательно, вижу или предполагаю у него наличие таких черт, которые меня не устраивают. И какая разница, есть ли они на самом деле или нет, я то веду с ним себя так, как будто они в нем есть, это постоянный источник ненужных тревог и волнений. Не лучше ли сразу отказаться от общения? Я своим слушателям всегда говорю примерно следующее: «Если вы сомневаетесь, ходить ко мне на лекции или не ходить, то не ходите. Если в другом месте вам будет хорошо, буду рад за вас. Но если там вам будет плохо, то ваша душа будет со мной. А потом душа приведет и тело». В свете вышесказанного ясно, что если при принятии жизненно важного решения возникают сомнения, лучше отказаться от своего намерения (например, строить семью с данным человеком).

Но если уже общение началось, то доверять надо безраздельно и без сомнений. Следование этому правилу привело к тому, что сейчас врагов в ближайшем окружении у меня нет. Мне могут возразить, что я заблуждаюсь. Что ж, может быть! Но это лучше, чем не иметь врагов, но думать, что они есть. Ведь если я живу с чувством, что у меня нет врагов, то плохо мне бывает только в тот момент, когда мне сделают пакость, а если я сомневаюсь в своих друзьях, то мне плохо всегда.

Я даже научился зарабатывать на своей доверчивости. Начиная какие либо дела с новым партнером, я безраздельно ему доверяю. Тем самым на недобросовестного человека я произвожу впечатление простачка, и он меня обманывает. Но ведь первое дело всегда незначительное! Так у меня образовалась «картотека» людей надежных и ненадежных. А это уже неплохой капитал! Кроме того, появляется возможность сотрудничать с надежными людьми, в которых я уверен. И если что то не получается, то я знаю, что все дело в обстоятельствах. В общем, как говорил Расул Гамзатов, «не вини коня, вини дорогу».

А как в семейной жизни? Если я считаю, что жена мне изменила или может мне изменить, и все же продолжаю с ней жить, то кто я тогда? Как говорил В. Франкл, ревность всегда глупа. Она возникает или слишком поздно, или слишком рано. Каков же вывод? Когда появились сомнения в верности супруга, или разводись, если дальнейшее совместное проживание для тебя в этом случае невозможно, или сохраняй семью и не изводи, не оскорбляй партнера своими сомнениями.

А теперь воспроизведу диалог с одной из моих больных.

Она: Вы знаете, меня мучает вопрос, не изменяет ли мне муж? Эта мысль не дает мне покоя.

Я: Скажите, какие у вас есть основания для такого вывода?

Она: Поздние приходы, бывает невнимателен и т. п.

Я: А зарплату он отдает?

Она: Да.

Я: Дома ночует каждый день?

Она: Да.

Я: Скажите, пожалуйста, если вы узнаете точно, что он изменяет вам, вы с ним разойдетесь?

Она: Нет.

Я: Так я вам скажу точно: он вам изменяет!

Она: Не может быть! Как вы можете знать?

Я: С ваших слов. Поздние приходы, невнимательность и т. п.

Думаю, комментировать этот диалог нет нужды. А в заключение мне хочется повторить еще раз восточную мудрость: «Сомнение предательству равно».

 

11. Лжец

Вот уж не знаю, куда его отнести. То ли к донорам, то ли к вампирам. Нет, все-таки это вампир.

Здесь речь идет не о той откровенной лжи, которая достойна осуждения и которая была нормой жизни в эпоху социализма для верхов. Представители низов были неоднородны: некоторые верили, некоторые сомневались, некоторые точно знали, что это ложь. Я никого не осуждаю и не оправдываю. Да и сам одно время верил, затем сомневался, потом все понял, но молчал. А через некоторое время придумал, как говорить правду. Ведь психологическое айкидо родилось в 1980 году. Окрестил я его позже.

Сейчас я хочу поговорить о тех лжецах, которые лгут, не осознавая этого, и лгут из благородных побуждений (например, «ложь во спасение»). Лгут не только себе, но и другим. Более того. С помощью приемов психологической защиты они стараются скрыть от самих себя правду. Сами нуждаясь в помощи, они ее не просят, а оказывают другим. Т. е. фактически становятся донорами. В вампиров они превращаются, когда приходят на прием к психологу и врачу психотерапевту, стараясь высосать из них побольше психологических соков, но не для себя. Потом они отдадут их своим штатным вампирам.

Основная психологическая характеристика Трусливого Лжеца неосознаваемый страх получить осуждение неблизких людей. Трусость принимает форму гостеприимства, щедрости, галантности, принципиальности и даже храбрости. Проявления этой трусости вы можете видеть повседневно. Это чаевые малознакомым людям (таксистам, официантам, швейцарам и т. д.). Это обильное угощение, многократно превышающее биологические потребности гостей. Это поднятие тяжестей с последующим многомесячным лежанием в постели. Это уход с урока из солидарности. Потом Трусливые Лжецы вытягивают психологические соки из своих близких. Ведь от ненужных трат и от их болезни страдает семья и партнеры по работе. Более подробно об этом я рассказал в своей книге «Психологическая диета» (1993).

Благородный Лжец лжет из благородных побуждений. Часто мы можем наблюдать это в семейно сексуальных отношениях.

Одна моя пациентка 26 лет по совету врача (!) разыгрывала из себя страстную женщину, испытывая при этом отвращение к сексуальным действиям. Она любила своего мужа, ценила за его человеческие качества, заботливость, хорошие заработки и пр., т. е. формально брак выглядел счастливым. Результат — у нее возник истерический невроз, гастрит, колит и фибромиома матки. Муж вынужден был ухаживать за ней и страдал от частого полового воздержания. Когда я ей предложил все рассказать мужу, она с ужасом отказалась.

Я с ней согласился. Ведь ее супруг считал, что у него страстная жена, а он сам великолепный мужчина, способный доставить любимой женщине райское наслаждение. Что было бы, если бы он узнал правду? Он сразу почувствовал бы себя насильником. Но ведь он и так страдал от болезней и истерик жены!

Подробней эта тема рассмотрена в главе III. К сожалению, ложь распространена повсеместно. Довольно часто все воспитание сводится к обучению ребенка лгать. Вначале он сопротивляется этому, но потом привыкает, ибо лгать безопаснее. Ребенок такой, какой он есть, нам не нужен. И мы стараемся его подогнать под соответствующие образцы. Он вынужден нам лгать, чтобы обеспечить себе безопасное существование, потом привыкает к этому, и лицемерие становится его сутью. Все это называется «умение себя вести» или «умение держать себя в руках».

Вначале ребенка учат скрывать свои чувства. «Что разнюнился, как девчонка! Я тебя такого не люблю!». А ведь это говорят родители, которых он любит! Потом он перестает замечать, что скрывает свои чувства. Мало того, когда возникают негативные чувства, лицо его остается совершенно спокойным и приветливым. Так человек приучается играть роль благополучной и сильной личности. К нему обращаются за помощью в те минуты, когда он сам в ней нуждается.

Придя в кабинет врача, он рассказывает о своих неудачах с улыбкой. Это страшная улыбка. Я уже научился видеть за ней глубокую личную драму. Благородные Лжецы, которые нередко не могут плакать, кого обманывают? Прежде всего себя, а потом и близких. Сдерживаемые чувства прорываются в самое неподходящее время.

Человека учат скрывать не только негативные, но и позитивные чувства. А что остается делать? Ведь твои «друзья», если заметят твою радость, моментально постараются вывести тебя из этого состояния. Прав был Ф. Ницше, который считал, что не соучастие, а сорадость создают друга. У нас люди часто просто боятся сказать, что им хорошо, чтобы «не сглазили». Даже мне, врачу, больные, которые ко мне хорошо относятся, боятся сказать, что им стало лучше. Но ведь радость не в радость, если ее невозможно выразить и разделить с другими!

Человека учат скрывать не только чувства, но и мысли, желания и мотивы поступков. Его заставляют просить прощения, хотя он не чувствует вины, радоваться, хотя в это время на душе кошки скребут, выражать печаль, хотя в это время душа поет. В результате он думает одно, чувствует другое, делает третье и начинает жить чужой жизнью. Формируется набор не только ролей, но и масок, которые надевают на себя люди в процессе общения. Потом человек уже всю энергию тратит не на собственное развитие, а на сохранение этих масок в целости и сохранности.

На многочисленных мероприятиях, в которых нам часто приходится участвовать, по сути дела демонстрируются роли и маски.

Дорогие мои читатели, я знаю, что вы пока еще не имеете своих машин и пользуетесь городским транспортом. (Те, кто их имеет, мои книги не покупают. Интерес ко мне и к моим исследованиям у них появляется тогда, когда они их теряют.) Присмотритесь к пассажирам, которые едут с вами. Практически у всех на лице застыло выражение озабоченности. Они в это время пытаются решать свои проблемы. Видно, что им плохо. Они как бы отрешены от окружающего мира. Конечно, ничего путного они в это время не придумают, ибо они не «здесь и теперь», а где-то в прошлом или будущем, где решения проблем нет. Тем не менее сейчас они сами по себе, и хотя бы можно понять, что им плохо. Но вот они встречают знакомого. Тут-то вы и сможете увидеть, как они входят в роль, которую привыкли играть, общаясь с данным человеком, как они надевают соответствующую маску. Они даже могут вдруг стать внешне привлекательнее, но это уже не они.

Невротичный человек не только не хочет отказаться от своих ролей и масок, но еще и гордится ими! Он их постоянно совершенствует и бывает огорчен, если по каким то причинам не может сыграть свою роль или если маска вдруг с него свалится. Иногда он даже не знает, где он и кто он. И мне в это время хочется крикнуть: «Люди, ау! Где вы? Кто вы? Ведь вы гораздо лучше и красивее, и уникальнее, и ценнее, чем эти маски, которые вы на себя надеваете, и роли, которые играете. Найдите себя!».

Но я не кричу не потому, что скрываю свои чувства, а потому, что просто перестал ходить на демонстрации этих ролей и масок и организовал КРОСС. Приходящие к нам уставшие и больные люди с нашей помощью отказываются от играния ролей и снимают маски, а высвободившуюся энергию используют для личностного роста.

А это становится возможным, когда человеку удается избавиться от неосознаваемой лжи, забирающей всю энергию, которая должна идти на творчество и созидание.

12. Вампиры внутри нас (аутовампиризм)

Мой рассказ о психологическом вампиризме был бы неполным, если бы я не рассказал, как человек съедает самого себя. Эта история уходит в глубокое детство. Весь процесс воспитания является процессом привития определенных правил (принципов, наставлений), которые потом начинают съедать человека, если он слепо следует им.

Фактически мы находимся в прокрустовом ложе писаных и неписаных правил. Мало того, мы так привыкаем к ним, что принимает их за свою суть. И думая, что живем для себя, на самом деле живем для этих правил, отдавая им всю свою душевную энергию. Правила (принципы, наставления) — эти аутовампиры — не дают нам покоя даже во сне. Вся современная психология и психотерапия направлены на выявление и уничтожение аутовампиризма. Ученые дают ему разные названия: Эдипов комплекс (3. Фрейд), комплекс неполноценности (А. Адлер), интроекция (Ф. Перле), внутренний Родитель (Э. Берн), система отношений (В. Мясищев), сверхценная идея (многие психиатры). Вампиры, живущие в человеке, высасывают из него все соки. И все психотерапевтические системы направлены на то, чтобы изгнать из человека этих вампиров, помочь ему стать самим собой.

Дорогие читатели! Изгоняйте из себя этих чудовищ! Это несложная, но перспективная работа. Нужно только набраться мужества и заменить слова вампира («должен», «неудобно», «считаться») на слова разума («вынужден», «можно», «учитывать»). «Я не должен, а вынужден делать это». «Мне можно, вокруг умные люди, поймут, не осудят». «Я не считаюсь с мнением окружающих, но учитываю его». Помните, что только став самим собой, можно стать полезным и себе и людям!

А для того, чтобы вдохновить вас, я приведу полностью отрывок «О трех превращениях» из книги Ф. Ницше «Так говорил Заратустра»:

«Три превращения духа называю я вам: как дух становится верблюдом, львом верблюд и, наконец, ребенком становится лев.

Много трудного существует для духа, для духа сильного и выносливого, который способен к глубокому почитанию: ко всему тяжелому и самому трудному стремится сила его.

Что есть тяжесть? — вопрошает выносливый дух, становится, как верблюд, на колени и хочет, чтобы хорошенько навьючили его.

Что есть трудное? — так вопрошает выносливый дух; скажите, герои, чтобы взял я это на себя и радовался силе своей.

Не значит ли это: унизиться, чтобы заставить страдать свое высокомерие? Заставить блистать свое безумие, чтобы осмеять свою мудрость?

Или это значит бежать от своего дела, когда оно празднует свою победу? Подняться на высокие горы, чтобы искусить искусителя?

Или это значит: питаться желудями и травой познания и ради истины терпеть голод души?

Или это значит: больным быть и отослать утешителей и заключить дружбу с глухими, которые никогда не слышат, чего ты хочешь?

Или это значит: опуститься в грязную воду, если это вода истины, и не гнать от себя холодных лягушек и теплых жаб?

Все самое трудное берет на себя выносливый дух: подобно навьюченному верблюду, который спешит в свою пустыню, спешит и он в свою пустыню.

Но в самой уединенной пустыне совершается второе превращение: здесь львом становится дух, свободу хочет он себе добыть и господином быть в своей собственной пустыне.

Своего последнего господина ищет он себе здесь: врагом хочет он стать ему, и своему последнему богу, ради победы хочет бороться он с великим драконом. Кто же этот великий дракон, которого дух не хочет более называть господином и богом? «Ты должен» называется великий дракон. Но дух льва говорит «я хочу».

Чешуйчатый зверь «ты должен», искрясь золотыми искрами, лежит ему на дороге, и на каждой чешуе его блестит, как золото, «ты должен».

Тысячелетние ценности блестят на этих чешуях, и так говорит сильнейший из драконов: «Ценности всех вещей блестят на мне».

«Все ценности уже созданы, и каждая созданная ценность — это я. Поистине „я хочу“ не должно более существовать!» Так говорит дракон.

Братья мои, к чему нужен лев в человеческом духе? Чему не удовлетворяет навьюченный зверь, воздержанный и почтительный?

Создать новые ценности — этого не может еще лев; но создавать свободу для нового созидания — это может сила льва.

Завоевать себе свободу и священное нет даже перед долгом — для этого, братья мои, нужно стать львом.

Завоевать себе право для новых ценностей — это самое страшное завоевание для духа выносливого и почтительного. Поистине оно кажется ему грабежом и делом хищного зверя.

Как свою святыню любил он когда-то «ты должен»; теперь ему надо видеть даже в этой святыне произвол и мечту, чтобы добыть себе свободу для любви своей: нужно стать львом для этой добычи.

Но скажите, братья мои, что может сделать ребенок, чего не мог бы даже лев? Почему хищный лев должен стать еще ребенком?

Дитя есть невинность и забвение, новое начинание, игра, самокатящееся колесо, начальное движение, святое слово самоутверждения.

Да, для игры созидания, братья мои, нужно святое слово утверждения: своей воли хочет теперь дух, свой мир находит потерявший мир.

Три превращения духа назвал я вам: как дух стал верблюдом, львом верблюд и, наконец, лев ребенком».

Много раз читал я этот отрывок своим ученикам и пациентам, и каждый раз все были глубоко взволнованы. В аудитории наступала какая то особая тишина, и мне уже не надо было долго объяснять, как это важно, найти свой мир.

На этом я заканчиваю далеко не полное описание типов психологических вампиров. Хочется знать ваше мнение, и я не прочь получить от вас письма. Если эта тема вызовет интерес, в следующем издании книги моя коллекция психологических вампиров будет пополнена.

А теперь несколько слов на прощание и донорам и вампирам. Никакие вы не доноры и не вампиры. Вы просто «психологические дети», эмоционально незрелые люди. Об этом я уже говорил в начале данной главы. Вот некоторые показатели, по которым можно отличить зрелую личность от незрелой.

Незрелая личность пытается изменить других людей, приспособить их к себе. Зрелая личность пытается изменить себя, переходит на саморегуляцию.

При конфликтах незрелая личность говорит: «Надо мной издевались!». Зрелая личность утверждает: «Я позволил над собой издеваться».

Незрелая личность пытается изменить обстоятельства, зрелая — приспособиться к ним. Два человека одновременно отдыхали на Черном море. Один приехал с убеждением, что отвратительно отдохнул, так как на море все время были волны, второй был убежден, что отдохнул отлично, так как на море все время были волны. Понятно, что второго можно отнести к зрелым личностям.

Незрелая личность часто знает, но не умеет. Зрелая не только знает, но и умеет. Поэтому незрелая личность критикует, а зрелая делает.

Незрелая личность пытается устроить в первую очередь свою личную жизнь, а потом дела. В результате не устраивается ни то ни другое и такой человек попа дает в зависимость от других людей. Зрелая личность в первую очередь устраивает свои дела и приобретает независимость. Личная жизнь устраивается сама по себе.

Потребности зрелой личности вытекают из ее успехов, из ее дел. Незрелая личность, не делая дел, копирует потребности зрелой личности, увеличивая их размеры. (Вспомните потребности великовозрастных детей, сидящих на шее своих стареющих родителей.)

Незрелая личность думает о результате, а зрелая о деле.

Незрелая личность хочет больше, чем имеет и заслуживает, а в результате нередко теряет и то, что имеет. Зрелая личность довольна тем, что имеет, и тогда к ней прибывает.

Незрелая личность хочет, чтобы ее дела ей устроил кто то, зрелая устраивает их сама.

Незрелая личность надеется, зрелая действует.

Незрелая личность пытается управлять другими людьми, зрелая управляет собой.

Незрелая личность — декорация, которая хочет стать фигурой. Зрелая личность — фигура, которая не задумывается, как она выглядит.

Незрелая личность вначале принимает решение, а потом подгоняет факты под выбранное решение (отсюда подозрительность незрелой личности). Зрелая личность вначале собирает факты, а потом на их основании принимает решение. Отсюда открытость зрелой личности.

Незрелая личность хочет занять высокое положение, не занимаясь личностным ростом. Зрелая личность заботится о личностном росте. Высокое положение приходит само по себе.

Так что созревайте! Отцепляйтесь и отцепляйте!

IV. Истоки психологического вампиризма

Я сейчас попытался показать вам широкую и бурную реку психологического вампиризма. А теперь поговорим о его истоках. Мне удалось обнаружить три: «первородный грех», мифы современной жизни и кащеизм. Все они не осознаются личностью, и необходимые меры не принимаются.

1. «Первородный грех»

Слово «стресс» уже давно перестало принадлежать науке. «Я нахожусь в стрессе», «у меня стресс», «никак не могу выйти из стресса». Так или примерно так говорят на приеме больные неврозами.

Неврозы — самое распространенное нервно психическое расстройство, возникающее после психотравмы, которая нарушает значимые для человека отношения и приводят к появлению разнообразной психопатологической симптоматики, а также многочисленным соматовегетативным расстройствам. Это определение профессора Б. Д. Карвасарского как нельзя лучше отражает суть дела. Действительно, невроз возникает после психотравмы (стресса). Чаще всего психотравмой больные считают неприятности, которые с ними происходят в процессе общения в семье или на работе. А источником стре

Размышления о предательстве

Что такое предательство?

В первую очередь, это не достойный уважения поступок. Это действие, разрушающее отношения, испытание для человека предающего. Но в том числе, это и испытание для того, кого предали или что предали.

Предают не только людей. Предают веру, страну, семью, символы. Предательство разрушает душу.

Предательство нельзя оправдать?

Оправдать можно всё, если иметь желание. Например, когда человек не мог не предать: он боится боли и потери, страстно хочет жить, и цена предательства ему не кажется такой страшной, как для того, кого он предал. Но, кроме этого, есть случаи, когда человек хочет предать из мести, обиды, зависти, оскорбления, унижения.

Бывает и так, что предатель не считает свой поступок предательством. Для него это нормальное поведение, и он всегда так поступает. Такому человеку вообще незнакомы негативные стороны этого поступка.

Предательство нельзя простить?

Простить можно всё, если понять. Понять, почему произошло предательство. Предаёт всегда слабый человек. А слабых надо уметь прощать. Он не справился со своим духом, со своими слабостями. А кроме этого, он может быть просто глуп и не ведает, что творит. К этим людям нужно относиться снисходительно. Тем более нужно прощать, если предательство было ненамеренным.

Предавал ли я?

Нет. Но, возможно, это я так думаю, а кто-то думает иначе.

Предавали ли меня?

Пытались, старались, иногда наверняка даже хотели. Но с некоторых пор я стал понимать, кто и когда совершит это действие. Поэтому это уже можно было считать не предательством, а просто низким поступком, и Бог им судья.

Цена предательства?

От минус бесконечности до плюс бесконечности. Тот, кто предал может получить выгоду, а может и не захотеть с этим жить. Тот, кого предали может получить полезный урок, а может и не остаться в живых.

Что станет с предателем?

Его возможно простят, накажут, убьют, или он истерзает себя сам. Я думаю, что предатель больше теряет, даже если он об этом не знает.

Что станет с преданным?

Если это человек, то он получит опыт, если останется жив. Если это Вера, Любовь, Родина, то они станут сильнее, если не погибнут.

Образ Иуды в канонических Евангелиях


Образ Иуды Искариота в литературе ХХ века

Евангельская персонификация архетипа предательства не имеет в канонических текстах достаточно убедительного обоснования. Противоречия евангельских сказаний сформировали основные направления интерпретации новозаветного персонажа: с одной стороны, поступок Иуды рассматривается как величайшее злодеяние против человечества; с другой – существовавшая во втором веке секта каинитов “понимала предательство Иуды Искариота как исполнение высшего служения, необходимого для искупления мира и предписанного самим Христом”. Если первое направление использовалось писателями для создания в контексте произведения аксиологически сложного символического плана, то различные нравственно психологические мотивировки обусловили не только интенсивную разработку событийного плана, но и всестороннее исследование сложных нравственных проблем, возникающих перед индивидуумом в экзистенциальных ситуациях [подробнее смотри: 7, 228].

Как определяет Нямцу А. Е., “функциональная активность традиционного сюжета (образа, мотива) в литературном произведении определяется и “осуществляется” системной совокупностью интегральных признаков: широтой интерпретационного диапазона, многообразием форм и способов трансформации, потенциальной многозначностью семантики традиционной структуры и т. д.” [7, 12 13].

Идея человеческой множественности образа предателя, которая развивалась и еще не раз будет осмысливаться авторами, делает Иуду архетипической моделью поведения, которая абсолютизируется как проявление одной из сторон индивидуального мировидения. Многосторонность трактовок образа Иуды мировой литературой, считает А. Нямцу, “подтверждает сложность и противоречивость евангельской загадки, ибо в новозаветных текстах емко выражена одна из основополагающих проблем индивидуального бытия, вступающего в антагонистические отношения с общечеловеческим идеалом” [7, 230].

Еще в начале века польский исследователь А. Немоевский подчеркнул, что “образ Иуды – результат опыта, психологический продукт житейской правды. Его имя – символ, но этот символ стал уже избитым. …образ Иуды является нравственно психологическим концентратом универсальной поведенческой модели, вобравшей в себя определенную часть общечеловеческого опыта. Именно этим объясняется тот факт, что “образ рыжеволосого предателя Иуды, предающего своего учителя поцелуем любви в руки грубой силы за ничтожную плату в тридцать сребреников, стал каким-то привидением. Он встречается везде. Можно было бы составить музей Иуды из картин и скульптур знаменитых художников, из тысяч романов, новелл и поэм, этических трактатов и революционных стихотворений” [6, 218].

Количество примеров можно значительно увеличить, так как образ Иуды на протяжении веков в различных вариантах активно используется в качестве общезначимого архетипа предательства и последующей неотвратимой расплаты за содеянное. Относительная однозначность интерпретации образа Искариота на протяжении многовекового литературного функционирования претерпевает качественные изменения в конце XIX–XX вв. На первый план выдвигается не констатация факта предательства, а исследование нравственно-психологических мотивировок содеянного с точки зрения национально исторического своеобразия конкретной литературы и общечеловеческих этических представлений.

Г.В. Ф. Гегель считал, что “жадность была, по-видимому, самой сильной страстью Иуды, общение и Иисусом не изменило его образ мыслей в лучшую сторону. Жадность, вероятно, и побудила его стать на сторону Иисуса, ибо он надеялся удовлетворить ее, когда Иисус воздвигнет свое мессианское царство. Увидев же, что Иисус преследует совсем иные цели и не помышляет о подобном царстве, и убедившись в тщетности своих надежд, Иуда попытался предательством извлечь пользу из своей близости к Иисусу” [3, 87 88].

Потому, возможно, рассказ Л. Андреева, хотя и написанный в начале века, так популярен сегодня: интересна оценка автором мотивов предательства (отличающаяся парадоксальным взглядом), исследуется цель поступка заглавного героя и предпосылки к нему. Неожиданной воспринимается и “очевидная нетрадиционность образа Иуды, сложность его духовного мира и неоднозначность мотивов предательства, которые определили и противоречивость критических оценок трактовки” [7, 237] В основе сюжета рассказа, что мы наблюдаем и в других андреевских произведениях, лежит евангельская история, хотя, как писал Горький, “в первой редакции рассказа “Иуда” у него оказалось несколько ошибок, которые указывали, что он не позаботился прочитать даже Евангелие”.

Действительно, используя евангельский сюжет, автор весьма субъективно осмыслил его. Как же понимать психологию поступка Иуды в рассказе Л. Андреева, что заставило его предать Иисуса, нарушив тем самым, казалось бы, все законы нравственности и морали? С самого начала и на протяжении всего рассказа звучат слова “Иуда Предатель”. Такое имя укоренилось в сознании людей изначально, и Андреев принимает и использует его, но лишь как “прозвище”, данное людьми. Для писателя Иуда во многом символический предатель. У Андреева Иуда в самом начале рассказа представлен как весьма отталкивающий персонаж: неприятна уже его внешность (“безобразная бугроватая голова”, странное выражение лица, как бы разделенного пополам), странен переменчивый голос “то мужественный и сильный, то крикливый, как у старой женщины, ругающей мужа, досадно-жидкий и неприятный для слуха”.

Вполне можно объяснить великий грех Иуды – предательство Учителя своего – натурой Иуды. Ведь возможно, что его зависть к чистоте, непорочности Иисуса, его неограниченной доброте и любви к людям, на которые Иуда не способен, привели к тому, что он решил погубить своего учителя. Но это лишь первое впечатление от рассказа Л. Андреева. Почему автор в начале рассказа и потом много раз сравнивает Иисуса и Иуду? “Он (Иуда) был худощав, хорошего роста, почти такого же, как Иисус” [1, 242], т. е. писатель ставит в один ряд два таких; казалось бы, противоположных образа, он сближает их.

Между Иисусом и Иудой, как кажется, существует какая-то связь, они постоянно соединены невидимой ниточкой: глаза их часто встречаются, и мысли друг друга они почти угадывают. Иисус любит Иуду, хотя и предвидит предательство с его стороны. Но и Иуда, Иуда тоже любит Иисуса! Он любит его безмерно, он благоговеет перед ним. Он внимательно вслушивается в каждую его фразу, чувствуя в Иисусе какую-то мистическую власть, особенную, заставляющую каждого слушающего его преклоняться перед Учителем. Когда же Иуда обвинил людей в порочности, лживости и ненависти друг к другу, Иисус стал отдаляться от него. Иуда чувствовал это, воспринимая все очень болезненно, что тоже подтверждает неограниченную любовь Иуды к своему Учителю. Поэтому не удивляет стремление Иуды приблизиться к нему, быть постоянно рядом с ним. Возникает мысль, не явилось ли предательство Иуды способом приблизиться к Иисусу, но совершенно особым, парадоксальным путем. Учитель погибнет, уйдет из этого мира Иуда, и там, в другой жизни, они будут рядом: не будет Иоанна и Петра, не будет других учеников Иисуса, будет лишь Иуда, который, он уверен, больше всех любит своего Учителя.

При чтении рассказа Л. Андреева нередко возникает мысль, что миссия Иуды предопределена. Ни один из учеников Иисуса не смог бы вынести такое, не смог бы принять на себя такую участь. Действительно, у Андреева образы других учеников – лишь символы. Так, Петр ассоциируется с камнем: где бы он ни был, что бы он ни делал, – везде используется символика камня, даже с Иудой он состязается в кидании камней. Иоанн – любимый ученик Иисуса – это нежность, хрупкость, чистота, духовная красота. Фома прямодушен, тугодум, в действительности, – Фома неверующий. Даже глаза Фомы пусты, прозрачны, в них не задерживается мысль. Так же символичны образы других учеников: никто из них не смог бы предать Иисуса. Иуда – вот тот избранник, которому выпала эта участь, и только он способен на сотворчество в подвиге Иисуса – он тоже приносит себя в жертву. Заранее зная о том, что он предаст Иисуса, совершит такой тяжкий грех, он борется с этим: лучшая часть его души борется с предначертанной ему миссией. И душа не выдерживает: победить предопределение невозможно.

Итак, Иуда знал, что будет совершено предательство, будет смерть Иисуса и что он убьет себя после этого, он даже наметил место для смерти. Он спрятал деньги, чтобы потом бросить их первосвященникам и фарисеям – то есть вовсе не в алчности была причина предательства Иуды. Совершив злодеяние, Иуда обвиняет в этом… учеников. Его поражает то, что, когда Учитель умер, они могли есть и спать, могли продолжать прежнюю жизнь без Него, без своего Учителя. Иуде же кажется, что жизнь бессмысленна после смерти Иисуса. Оказывается, Иуда не настолько бессердечен, как мы думали сначала. Любовь к Иисусу открывает многие скрытые дотоле положительные его черты, непорочные, чистые стороны его души, которые, однако, обнаруживаются лишь после смерти Иисуса, равно как со смертью Иисуса открывается предательство Иуды. Парадоксальная совокупность предательства и проявления лучших качеств в душе героя объясняется только предопределением свыше: Иуда не может победить его, но он и не может не любить Иисуса. И вся психология предательства заключается тогда в борьбе личности с предопределением в борьбе Иуды с предначертанной ему миссией.

Социально-политические и философско-психологические аспекты евангельского образа были всесторонне исследованы в многочисленных трактатах конца XIX – начала XX в. Литература в разных версиях предлагает трактовку самого ужасного в истории человечества предательства. Очень ярко и, пожалуй, точно выразился Н. О. Лосский, утверждая о необходимости понять и объяснить деяние Иуды, при этом не умаляя его греховности [смотри подробнее: 4, 249 256]. Такая точка зрения возвеличивает Христа, способствует его обогащению различными и многочисленными мотивировками.

В своем исследовании личности Иисуса Христа Д. С. Мережковский в главе об Иуде говорит: “Память о том, что действительно побудило Иуду предать Иисуса, заглохла уже в самих Евангелиях… Кажется, действительной причины Иудиного предательства евангелисты не знают, не помнят, или не хотят вспоминать, может быть потому, что слишком страшно… Образ Иуды, каким он является в евангельских свидетельствах, – только непонятное страшилище. Но, если бы мы могли заглянуть в то, что действительно было в этом предательстве, то, может быть, мы увидели бы в нем проблему зла, поставленную так, как больше нигде и никогда в человечестве” [7, 231 232]. Действительно, автор затронул саму “суть” вопроса, который, фактически, и открывает дверь к разгадке соделанного.

Сложную систему мотивировок поступка Иуды конструирует Х. Л. Борхес в рассказе “Три версии предательства Иуды”. Первая версия гласит о том, что “предательство Иуды не было случайным, оно было деянием предопределенным, занимающим свое таинственное место в деле искупления… Слово, воплотившись, перешло из вездесущности в органическое пространство, из вечности – в историю, из безграничного блаженства – в состояние изменчивости и смерти; было необходимо, чтобы в ответ на подобную жертву некий человек, представляющий всех людей, совершил равноценную жертву. Этим человеком и был Иуда Искариот” [2, 117 118]. Вторая версия говорит: “Аскет, ради вящей славы Божией, оскверняет и умерщвляет плоть; Иуда сделал то же со своим духом. Он отрекся от чести, от добра, от покоя, от царства небесного… Он полагал, что блаженство, как и добро, – это атрибут божества и люди не вправе присваивать его себе” [2, 118 119]. Третья же версия – фантастичная – уничтожает грань между Иисусом и Иудой и строится по принципу “один вместо другого”: “Бог стал человеком полностью, но стал человеком вплоть до его низости, человеком вплоть до мерзости и бездны. Чтобы спасти нас, он мог избрать любую судьба из тех, что плетут сложную сеть истории; он мог стать Александром или Пифагором, или Рюриком, или Иисусом; он избрал самую презренную судьбу: он стал Иудой” [2, 120].

Как было на самом деле, наверно, не дано узнать. И потому образ Иуды Искариота останется вечной тайною. Справедливо или по ошибке, но имя Иуды навсегда стало символом всемирного предательства. Как известно, Данте поместил его в самом последнем круге, как символ наиболее тяжкого греха. Вмерзший в лёд Дит в каждой из своих трех пастей терзает по предателю: Брута, Кассия и Иуду. Веками сложившийся стереотип разрушать трудно, а, возможно, и не стоит. Разрушение символов всегда чревато непредвиденными последствиями. Просто, пожалуй, стоит различать конкретного его носителя, конкретную личность от созданного на основе ее мирового образа.

Описывая факт предательства и его мрачные последствия, евангелисты почти не уделили внимания объяснению причин чудовищного поступка. Марк просто констатировал факт: пошел и предал. Матфей намекнул на корыстолюбие Иуды: “…сказал: что вы дадите мне, и я вам предам его” (Матфей, 26:15). Лука вообще освободил предателя от личной ответственности за содеянное, переложив ее на вечного врага человеческого: “…вошел же Сатана в Иуду, прозванного Искариотом” (Лука, 22:3). И только апостол Иоанн попытался проникнуть в тайну души предателя. Его рассказ – психологическое повествование в простейшем варианте. Он дает наброски характера, его Иуда двоедушен и корыстолюбив: “Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор” (Иоанн, 12:6). В логике этого характера усматривается и повод к поступку. Святое благовествование от Иоанна – первая художественная обработка сюжета об Иуде предателе с намеками на психологизм. За ней последовали тысячи других, все более сложных литературных интерпретаций, в том числе и русских.

Художественный образ, активно внедрялся в сферу насущных общественных проблем разных этапов русской общественной жизни. В разные эпохи общественного развития миф о предателе Иуде привлекал русских писателей разными сторонами его смысла. Классическая литература XIX века, формировавшаяся в атмосфере становления, триумфа и банкротства капитализма, разрабатывала евангельский сюжет прежде всего как “торговое дельце”. В век торжества капитала, когда и нравственные ценности измеряются в денежных знаках, на первый план в древней истории выступили тридцать сребреников: слова “предать” и “продать” воспринимались как синонимы. Именно так объяснен “иудин грех” преступного старосты в поэме Некрасова “Кому на Руси жить хорошо»:

Глеб – он жаден был – соблазняется: Завещание сожигается! На десятки лет, до недавних дней Восемь тысяч душ закрепил злодей… Все прощает Бог, а иудин грех Не прощается [5].

Концентрацией тенденции появилась в 1890 году поэма Павла Попова “Иуда Искариот”. Вся история заглавного героя с момента зачатия, когда буйно кощунствовал против Бога его отец “заимодавец фарисей”, и до позорной смерти на осине – это обличение “беспокойного и продажного века” господства капитала:

В домах и семьях, Кариота У иудеев и римлян Одна насущная забота; Ваалом каждый обуян. Пророков нет во Иудее, У Рима боги – пали в прах; И размножаются злодеи… [8].

Божественное проклятье за грехи отца и порочное воспитание Иуды сплелись здесь в цепь причин, сформировавших предательство, но вторая причина явно главенствует. Представив древнюю историю в новом освещении, автор поэмы признает, что его упования на воспитательное значение древней легенды невелики: продажный век ежедневно порождает столько нравственных преступлений на почве стяжательства, что литературный (“бумажный”) Иуда кажется на этом фоне почти безвредным. И все же хочется верить поэту, быть может,

…от зла он многих оттолкнет Своею мрачною судьбою – И этим пользу принесет [8].

Так на переломе от депрессивных 80 х годов прошлого века к десятилетию, освещенному возрождением освободительных иллюзий, евангельский антигерой был поставлен литературой на службу концепции “малых дел”, рожденной отчаянием загнанной в тупик народнической мысли.

Из глубины померкнувших столетий Явил ты мне, непонятый мой брат, Твой жгучий терн в его победном свете [9].

Расхожая мудрость учит: “Понять – значит простить”. Именно потому М. Горький статьей “О современности” (1912) яростно восстал против “психологизации” темы Иуды, полагая ее путем к реабилитации предательства. Такую акцию и впрямь можно усмотреть, например, в переводной повести Тора Гедберга “Иуда, история одного страдания”, изданной в 1908 году. Переводчица характеризовала это произведение как попытку с чувством сострадания показать “сложный и извилистый” душевный процесс, ведущий к предательству. Еще сложнее психологическая подоплека “Трагедии о Иуде, принце Искариотском” А. Ремизова (1908), но задача драмы та же: “понять – простить”. Трагическая коллизия (на душе Иуды двойной невольный грех – отцеубийства и кровосмешения) определила ему новую роль. Он должен стать предтечей пророка, который уже остановился на распутье и “ждет к себе другого”: “…и такой должен придти к нему измученный, нигде не находя себе утешения, готовый принять на себя последнюю и самую тяжелую вину, чтобы своим последним грехом переполнить грех и жертвою своею открыть Ему путь… Предательство (“последняя вина”) – путь к свету; предатель Иуда – предтеча Искупителя. От такой перетасовки мотивов и следствий и пришел в свое время в ярость автор статьи “О современности”.

Освобожденный от библейского канона, антигерой старинной легенды помогал литературе на разных этапах ее развития исполнять свою общественно воспитательную роль, вмешиваясь в сложные проблемы смены социальных систем, банкротства религиозных устоев, больных тенденций общественной психологии – с целью утвердить некие абсолютные, общечеловеческие нравственные основы.

Список использованной литературы

1. Андреев Л.Н. Иуда Искариот // Андреев Л.Н. Собр. Соч. в 6 т. Т.2. – М.: Худож. лит., 1990. – С.210-264, 530-534. 2. Бакланов Г. Меньший из братьев // Дружба народов. – 1981, №6. – С. 31. 3. Борхес Х.Л. Три версии предательства Иуды // Борхес Х.Л. Проза разных лет: Сборник. – М.: Радуга, 1984. – С.116-120. 4. Гегель Г.В.Ф. Жизнь Иисуса // Гегель Г.В.Ф. Философия религии. В 2-х т. Т. I. – М.: Мысль, 1975. – С.35-100. 5. Горький и Леонид Андреев: Неизданная переписка // Лит. наследство. – Т.72. – М., 1965. – С. 338, 390. 6. Лосский Н.О. Условия абсолютного добра: Основы этики; Характер русского народа. – М.: Политиздат, 1991. – 368 с. 7. Некрасов Н. Соч. в 3-х т. – М., 1953. – С.216-217. 8. Немоевский А. Бог Иисус: Происхождение и состав Евангелий. – Пг.: Госиздат, 1920. – XVI, 286 с. 9. Нямцу А.Е. Идеи и образы Нового Завета в мировой литературе. Часть I. – Черновцы: Рута, 1999. – 328 с. 10. Нямцу А.Е.. Миф. Легенда. Литература (теоретические аспекты функционирования). – Черновцы: Рута, 2007. – 520 с. 11. Попов П. Иуда Искариот: Поэма. – СПб., 1890. – С.6. 12. Редлих Р. Предатель. – СПб: МГП «Петрополис», 1992. – 191 с. 13. Рославлев А. Иуде // В башне. – Кн. I. – СПб., 1907.

Андреев Л. Н. Иуда Искариот // Андреев Л. Н. Собр. Соч. в 6 т. Т.2. – М.: Худож. лит., Борхес Х. Л. Три версии предательства Иуды // Борхес Х. Л. Проза разных лет: Сборник. Гегель Г. В. Ф. Жизнь Иисуса // Гегель Г. В. Ф. Философия религии. В 2 х т. Т. I. – М.: Лосский Н. О. Условия абсолютного добра: Основы этики; Характер русского народа. – М.: Немоевский А. Бог Иисус: Происхождение и состав Евангелий. – Пг.: Госиздат, 1920. – Нямцу А. Е.. Миф. Легенда. Литература (теоретические аспекты функционирования). – Попов П. Иуда Искариот: Поэма. – СПб., 1890. – С.6.

Александра М. Томоруг “Біблія і культура”, 2008, № 10. стр. 231-235 https://www.nbuv.gov.ua/Portal/Soc_Gum/Bik/2008_10.pdf Національна бібліотека України імені В. І. Вернадського, Київ

Образ Иуды в повести Л.Андреева «Иуда Искариот»

Загадочный образ Иуды для писателя Леонида Андреева казался особенно притягательным. Подлость, ложь и коварство, согласно христианским представлениям, привели к предательству одного из двенадцати апостолов Иисуса Христа или что-то иное? Писатель предлагает нам посмотреть на ставший уже привычным для всех собирательный образ предателей и лжецов под другим углом зрения.

«Дурной» и «чужой» человек, безобразный внешне и коварный в своих поступках, – таким представлен Иуда из Кариота в зеркале чужих мнений в начале повести. Он добывает хлеб воровством, бросил жену, сеет вокруг себя ссоры. Ученики Иисуса считают, что от этого «рыжего» можно ожидать только зло, не доверяют ему.

Описывая лицо Искариота, представляющее собой совершенно противоположные половинки, автор будто хочет показать нам: не так уж прост этот Иуда. Может быть, за «мертвенно-гладкой» стороной лица скрываются настоящие чувства, глубоко спрятанные от окружающих?

Кажется непонятным и поведение главного героя произведения: он весь состоит из противоречий. Сильный, крепкий от природы, он «притворялся хилым и болезненным». Берет на свои плечи важные обязанности по хозяйству, а сам крадет деньги. Заставляет учеников поверить в рассказанные им истории, а потом признается, что обманул их.

Но Иисус принял «коварного» Иуду в круг избранных, несмотря на недоумение апостолов. Может, не случайно, не только по причине безудержного влечения Христа «к отверженным и нелюбимым»? Он знал о предательстве Иуды, ждал дня, когда тот его предаст. Наверное, новый ученик был нужен, чтобы помочь ему обрести бессмертие.

Как физически, так и по духу, Иуда, изображенный Л. Андреевым, кажется самым сильным учеником Христа. В то время как апостолы ведут борьбу, чтобы занять первое место возле Учителя, он стремится быть полезным, занимается хозяйственными делами, проворен, все успевает, «все… делает очень искусно».

«Каждый человек… совершил в своей жизни какой-нибудь дурной поступок», — считает Иуда Искариот. И доказывает это, предъявляя факты. Он разоблачает неискренность радушной встречи жителей селения, которые ложно обвинили Христа и его учеников в краже козленка, а потом решили, что «Иисус — обманщик и, может быть, даже вор». «Яростно и слепо бросался в толпу, грозил, кричал, умолял и лгал» враждебно настроенным жителям другого селения, тревожась за судьбу своего Учителя.

«Я буду возле Иисуса!» — утверждает Иуда, считая, что никто из апостолов не любит Иисуса так, как он. «Теперь он погибнет, и вместе с ним погибнет Иуда», — говорит Искариот, жестоко обиженный невниманием Учителя.

Встав на путь предательства, Иуда надеется, ждет чуда: любовь и верность Иисусу одержат победу. Люди и, конечно, ученики должны спасти и пойти за ним. Душа Иуды находится в смятении, его поведением движет искренняя любовь к Учителю. Но ожидания не сбылись: оставив Иисуса в руках римских солдат, ученики разбежались. Чувствуя «смертную скорбь» в сердце, Иуда обвиняет апостолов в трусости, называет «холодными убийцами» первосвященника и судей, кидая в них полученные монеты.

Поступок главного героя произведения словно подтверждает ненадежность любви, добра, невозможность избежать страшного предательства. Автор подводит итог случившемуся: «Осуществился ужас и мечты» Искариота. Мечта быть первым около Учителя.

«… не будет конца рассказам о предательстве Иуды… И все – добрые и злые – одинаково предадут проклятию позорную память его…», — читаем мы в последних строках повести. А может быть, обрекая себя на вечный позор, Искариот пожертвовал собой, чтобы доказать силу своей любви и выполнить возложенное на него предназначение?

Каждый из нас может по-своему воспринимать образ главного героя книги. У кого-то он вызовет чувство недоумения, другой гневно возмутится… Но вряд ли изображенный писателем Иуда из Кариота оставит кого-то равнодушным.

Г.Е.Максимова

Синдром Иуды Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Мгновения жизни

Валерия Флай

СИНДРОМ ИУДЫ

И ничего не бывает потаенного.

[Мк. 4:22]

Иуда и ныне продолжает целовать Иисуса Христа. Парафраз Эрфьорда

Безусловным психологически значимым синдромом, который из века в век терзает человечество, является предательство.

Предатель зложелателен, он злоупотребляет доверием. Как указывал знаток русской словесности Вл. Даль, «предатель» — изменник, вероломец, крамольник, лукавый и облыжный человек, душепродавец.

Универсальной социально-психологической стигмой, клеймящей предательство, прежде всего является имя одного из двенадцати апостолов Иисуса Христа -Иуды Искариота. Имя «Иуда» вросло в слово «предатель». Слово «предатель» вросло в имя «Иуда».

Иуда избрал грехи не просветленные ни единой добродетелью. В душе его постепенно созревала воля к предательству, вложенная в него дьяволом: Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом [Лк. 22:3]; вошел в него сатана [Ин. 13:27].

В Евангелие от Матфея читаем: Тогда один из Двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам.

И сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребреников;

И с того времени он искал удобного случая предать Его [Матф. 26:14-16].

Эта история повторяется в Евангелиях от Марка [14:10-11] и от Луки [22:4-6].

Иуда превратил святой поцелуй в стигму, соединив факт предательства с символом любви.

Поцелуй испокон веку выражал приветствие, доверие, приязнь. Поцелуй — приложение уст в знак любви и дружбы. Люди целуют любимых, ближних. Люди целуют крест в знак веры в Бога. Люди целуют родную землю в знак выражения любви к Родине.

Иуда посмел через поцелуй коварно предать Христа, перешагнув через Божественную способность его проницания. И после… вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь делай скорее [Ин. 13:27].

В Евангелиях находим описания предательства Иуды: Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его [Мф. 26:48].

Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите осторожно [Мк. 14:44].

Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть [Лк. 22:47].

Предательство Иуды есть соединение зависти Каина, низости Хама с грехом злоупотребления доверием, изменой душепродавца.

Малый ребенок не может предавать — он лишь жалуется на обидчика, он лишь осваивает следствия ябедничества, сплетничания, возведения напраслины, наговора.

Предательство — результат способности к тонкой рефлексии на последствия, сущностное проявление кощунственного ума и низкого, черного сердца.

Я содрогнулась от изощренной оправдывающей преступление рефлексии, когда узнала, что гностическая секта каинитов понимала предательство Иуды Искариота как исполнение высшего служения Богу, необходимого для искупления.

Когда Нильс Рунеберг — член Национального евангелического общества — опубликовал в начале ХХ столетия свою книгу «Kristus och Judas» (швед. — «Христос и Иуда»), то он оправдывал Иуду Искариота тем, что для опознания Учителя требовалось метафическое предательство — оно как бы заняло свое таинственное место в деле искупления.

Нильс Рунеберг провозглашал: «Слово, воплотившись, перешло из вездесущности в ограниченное пространство, из вечности — в историю, из безграничного блаженства — в состояние изменчивости и смерти; было необходимо, чтобы в ответ на подобную жертву некий человек, представляющий всех людей, совершил равноценную жертву. Этим человеком и был Иуда Искариот. Иуда, единственный из апостолов, угадал тайную божественность и ужасную цель Иисуса. Слово опустилось

до смертного; Иуда, ученик слова, мог опуститься до предателя (самого гнусного преступления, какое ведомо подлости) и до обитателя геены огненной». Так разъяснял Нильс Рунеберг загадку Иуды.

Христианские богословы отвергли доводы Нильса Рунеберга. Его обвинили в незнании или в умолчании о единстве ипостасей. Однако Нильс Рунеберг упорствовал. Он писал, что аскет, ради вящей славы Божией, оскверняет и умерщвляет плоть; Иуда сделал то же со своим духом. Он отрекся от чести, от добра, от покоя, от царства небесного, как другие, менее героические, отрекаются от наслаждения. С потрясающей ясностью он заранее продумал свои грехи. В прелюбодеянии обычно участвуют нежность и самоотверженность; в убийстве -храбрость, в профанациях и кощунстве — некий сатанинский пыл.

Иуда же избрал грехи, не просветленные ни единой добродетелью: злоупотребление доверием и донос. В его поступках, как полагал Нильс Рунеберг, было грандиозное смирение: Иуда считал себя недостойным быть добрым.

Изощренные рефлексии Нильса Рунеберга на внутренний мир Иуды Искариота обсуждал многоликий и многоумный Хорхе Луис Борхес — аргентинский поэт, писатель, мыслитель, ставший всемирно известным исследователем культуры, философии, религии. Интересуясь собой и всякими другими, разной малостью и космическими явлениями, он провозглашал: «Наша традиция — весь универсум».

Хорхе Луис Борхес не мог не обсуждать идеи предательства и самого предательства Иуды. Анализируя версии предательства Иуды, Хорхе Луис Борхес писал: «Нильс Рунеберг с его исключительной интеллектуальной страстностью, вероятно, возглавлял бы какую-нибудь из гностических общин. Данте, возможно, предназначил бы ему огненную могилу; его имя удлинило бы списки младших ересиархов…».

Нильс Рунеберг с его исключительной интеллектуальной и эмоциональной страстностью, не допуская до своего сознания возможность предательства как такового, поставил перед собой задачу метафизического объяснения ужасного поступка Иуды. Мистификация мотивов поведения апостола-предателя реально не помогает осмыслить диапазон психологии человека. Интеллектуальная и эмоциональная страстность исследователя психологии Иуды порождает парадоксы понимания феномена предательства. Изощренные рефлексии породили причудливый амбивалентный образ Иуды Искарио-

та: здесь парадоксальным образом совмещаются любовь и предательство.

По ассоциативному ряду мы можем обернуться к Дж. Бруно, который увидел мир как «единое многовидное существо», где все проявления в конченом счете -свойства единого Божественного начала, здесь существует глубокая изначальная связь между всеми противоположностями. Может быть, теория кончетто, изложенная Дж. Бруно, получила свое парадоксальное продолжение в воспаленном сознании Нильса Рунеберга… и он сподобил себя к поиску глубокой изначальной связи между предательством и любовью.

Как ни парадоксально это звучит, но Нильс Рунеберг не одинок в своих допущениях. Марина Цветаева так же как-то записала в своем дневнике: «Предательство уже указывает на любовь». Однако это максима-листичное утверждение, сказанное двадцатипятилетней женщиной, было выстроено в одном ряду суждений о любви, претендующих на афористичность.

Я убеждена, что там, где предательство, там нет любви.

Между тем писатели ХХ столетия как заворожен -ные продолжали делать попытки проникнуть в тайные побуждения Иуды Искариота. Психология предательства стала предметом их исследования.

Леонид Андреев исследовал личность Иуды Искариота, художественными образами домысливая многозначность его натуры.

Юрий Нагибин писал о безусловной любви Иуды к Учителю и о любви Иисуса к Иуде.

Любил ли Иисус Иуду более других? Нет.

Почему Иисус допустил до себя предателя? Это знает только Бог.

Меня же прежде всего интересует сам синдром Иуды.

Из чего произрастает предательство?

Иуда Искариот Леонида Андреева постоянно лгал. К этому привыкли. «По рассказам Иуды выходило так, будто он знает всех людей, и каждый человек, которого он знает, совершил в своей жизни какой-нибудь дурной поступок или даже преступление. Хорошими же людьми, по его мнению, называются те, которые умеют скрывать свои дела и мысли; но если такого человека обнять, приласкать и выспросить хорошенько, то из него потечет, как гной из проколотой раны, всякая неправда, мерзость и ложь»*.

Андреев Л. Иуда Искариот. Избранное. Л.: Лениздат, 1984. С. 263.

Согласно Иуде Леонида Андреева, всякий человек несет в себе порок и преступление: достаточно лишь притупить его бдительность — приобнять, приласкать и он откроется тебе во всей своей мерзости и лжи.

Иуда называл имена самых почтенных людей. Некоторые с возмущением спрашивали его:

«- Ну, а твои отец и мать, Иуда, не были ли они хорошие люди?

Иуда прищуривал глаз, улыбался и разводил руками.

— А кто был мой отец? Может быть, тот человек, который бил меня розгой, а может быть, и дьявол, и козел, и петух. Разве может Иуда знать всех, с кем делила ложе его мать? У Иуды много отцов. ». Иуда предавал своих родителей.

Иуда говорил о любви к Иисусу. Признавался в любви и предал.

Не будет конца рассказам о предательстве Иуды. Леонид Андреев заключая историю об Иуде Искариоте справедливо сказал: «И все — добрые и злые — одинаково предадут проклятию позорную память его»*. Предателя предадут, подвергнут проклятию.

Я понимаю, когда Данте описывая Ад, в последний пояс девятого круга ввел Иуду Искариота, предателя Иисуса Христа. Здесь среди вечных льдов томятся предатели. Одни души предателей вмерзли стоя, другие -лежа, вверх и вниз головой. Они просвечивают сквозь толщу льда. Меж ними — громадная фигура Люцифера. У него три лица и три рта.

Иуда Искарьот (Искариот) наказан тяжелее всех грешников: он обращен головою внутрь средней пасти Люцифера, и тот не только его грызет, но и сдирает у него со спины вечно обновляющуюся кожу:

Переднему не зубы так страшны,

Как ногти были, все одну и ту же

Сдирающие кожу со спины.

«Тот, наверху, страдающий всех хуже, —

Промолвил вождь, — Иуда Искрьот;

Внутрь головой и пятками наружу»**.

Предатель попадает в последний пояс девятого круга. Для Данте предательство — страшнейший из грехов.

* Андреев Л. Там же. С. 316.

** Данте Алигьери. Божественная комедия: Ад / Пер. и коммент. М. Лозинского. СПб.: Вита Нова, 2002. С. 338.

Согласно Новому Завету Иуда еще ждет суда. Само по себе ожидание суда — тягчайшее наказание.

Но я размышляю не только о самом Иуде Искариоте, а о синдроме Иуды, поражающем как страшная болезнь душу человека.

Максимализм — доведение какой-либо позиции до крайности, своеобразная сентенция. Когда изрекается какая-либо позиция, преимущественно морально-оценочного содержания, в изъявительной или повелительной форме, она предполагает прекращение дискуссий и признание сформулированной позиции как максимы, вида афоризма.

Я считаю для себя правильным максималистично заявить: предательство — всегда преступление перед собой и перед тем, кого ты предаешь.

Предательство — синдром того негативного образования в человеке, который был заявлен в текстах Нового Завета и соединен с именем Иуды Искариота.

Предательство вынашивается и произрастает из добрых и злых, возвышенных и низменных помыслов и чувств человека.

Предательство промышляет лукавым обманом, снискивая доверие лестью и изображением доброжелательства.

Предательство произрастает из сложности рефлексивных особенностей личности человека, из изощренности вероломного сознания его.

Предательство это не только поступок — оно начинается через зависть или через восхищение, оно может проходить сложный путь рефлексий и душевных мук. Предательство может точить душу и сердце предателя или может быть подавлено и отодвинуто из живой памяти и фонить далеко за ее пределами — в сфере бессознательного.

При этом предатель обычно находит оправдание среди мотивов и поступков, которые он выдвигает до и после совершенного предательства.

Между тем я уверена в том, что нет и не может быть оправдания предательству.

И хотя Иуда, мифологически пребывая в последнем поясе девятого круга дантовского Ада, навечно погружен в холод и боль страшной пасти Люцифера, реально он остается способным прорастать в новых поколениях людей.

Иуда и ныне продолжает целовать в уста Бога.

«Психология предательства» | Христианская психология — людям | Наука, образование, психологическая помощь

Мы искренне сожалеем обо всех огорчениях, опасениях и неудобствах, в которых мы с вами оказались из-за коронавируса. И хотим заверить вас, что сейчас все наши приоритеты сосредоточены на здоровье и благополучии вас и ваших близких. Именно поэтому мы приняли решение о переносе 47-го психологического семинария «Психология предательства», который должен был пройти 7 апреля 2020 года. Он обязательно состоится после окончания карантина в Москве.

Научно-практический институт психологии личности совместно с Издательством «Никея» и факультетом психологии РПУ св. Иоанна Богослова приглашают вас на 47-й Психологический семинарий имени проф. прот. Василия Зеньковского под руководством проф. Б.С. Братуся.

В рамках семинария мы поднимем очень сложную тему – тему величайшего предательства, предательства Иуды. Среди докладчиков на семинарии Дарья Сивашенкова – автор недавно вышедшей в издательстве «Никея» книги «Вот Иуда, предающий Меня. Мотивы и смыслы евангельской драмы», журналист, теолог. А также известные психологи – бессменный ведущий семинария профессор Борис Братусь, психолог-практик Наталия Инина – и священники протоиерей Павел Великанов, священник Антоний Борисов.

Как же так вышло, что Христа предал не какой-то внешний недоброжелатель, не завистник со стороны, а тот, кто был Его близким учеником, кто ходил за Ним, горячо внимал Его проповедям и к кому Христос до последнего выражал Свои доверие и Любовь? Об этом и поговорим на семинарии.

На семинарии состоится презентация книги «Вот Иуда, предающий Меня. Мотивы и смыслы Евангельской драмы» (издательство Никея, 2020), где в формате художественного богословия, основываясь на текстах Священного Писания, толкованиях святых отцов и исследованиях современных авторов, Дарья Сивашенкова шаг за шагом реконструирует трагедию предательства Иуды Искариота, исследует мотивы, послужившие причиной его падения, и заполняет недостающие пазлы в истории самой известной в мире измены.

В книге вы найдете:

  • известную, но оттого не менее захватывающую историю евангельского предательства;
  • художественную реконструкцию новозаветных событий;
  • заполненные «белые пятна» в деле Иуды Искариота;
  • взвешенный, глубоко-выверенный психологический портрет предателя;
  • авторское осмысление греха и мук совести Иуды. 

Кому будет интересно это издание:

Всем, кто вместе с автором готов порассуждать о причинах самого известного в истории предательства и о судьбе изменника, чье имя и по сей день считается нарицательным.

Об авторе:

Дарья Сивашенкова (род. 18 января 1981 года в Москве) – журналист, теолог, автор многочисленных статей и эссе на тему христианства. Закончила факультет журналистики МГУ им. М. В Ломоносова, училась в Библейско-богословском институте и Российском православном университете. Работала в газетах «КоммерсантЪ», «Аргументы и факты», ИА «Интерфакс», была редактором отдела религии портала «Правда.ру».

С 2006 года ведет блог о христианстве в ЖЖ под ником la_cruz, с 2011 года пишет о том же самом в Фейсбуке. Публикуется на порталах «Милосердие.ру», «Предание.ру» и других православных ресурсах.

Семинарий особенно будет полезен:

  • психологам, консультантам, педагогам, священникам, социальным работникам, катехизаторам и другим сотрудникам и волонтерам;
  • всем, кто хочет понимать людей, помогать им, когда это необходимо, общаться
  • с ними по-настоящему, строить надежные, крепкие, долгосрочные отношения;
  • тем, кто хочет лучше понимать себя.

И конечно же на семинарии вы сможете приобрести книгу и подписать ее у автора на автограф-сессии.

Психология предательства (ФОТО+ВИДЕО+РАССКАЗ) — Mixfight

05 Апрель 2013 2054

Психология предательства (ФОТО+ВИДЕО+РАССКАЗ)

 

Психология предательства.

«Каждый воспитывает своего предателя сам»

 

Не бойся врагов, они могут лишь тебя убить.

Не бойся друзей, они могут лишь тебя предать.

Бойся людей равнодушных – именно с их молчаливого согласия вершатся все предательства и подлости на земле…

 

Стоя однажды утром перед зеркалом, как всегда разглядывая свое непривлекательное лицо и автоматически водя по зубам зубной щеткой я ни с того ни с сего вдруг задумался. А что там, по ту сторону зеркала? Вот сейчас мое хмурое, заспанное лицо, а через мгновение ничего нет. Примерно так чувствует себя человек, которого предали. Что-то неуловимым образом меняется в душе – на какое-то время она становится пуста. Затем появляется гнев, обида, желание отомстить. Иногда, если благополучно сложатся обстоятельства – прощение. Но всегда есть миг, в котором душа пуста. Что уходит из нее? В первую очередь – вера. Вера, как доверие окружающему миру…

 

Предательство – что это?

 

Человек рождается беспомощным: он не способен поддерживать свою жизнь сам. Он может лишь поверить миру, что тот оставит его в живых. Вначале мы ищем поддержки у матери и доверяем ей. Нам нужны тепло, еда и любовь как ощущение уверенности в том, что нам помогут. Около двух лет социальные связи ребенка расширяются, и он выходит в Большой Мир. Он учится взаимодействовать, устанавливать отношения с друзьями, прохожими, с тетей на лавочке, с дядей на остановке, любопытно разглядывает собаку, определяя – друг или враг? У кого-то это получается лучше, у кого-то – хуже. Но каждый из нас, рано или поздно, находит себя вот так стоящим перед зеркалом и видит там пустоту. И, кажется, что мир отвернулся. Боль железными тисками сжимает сердце, а душа корчится от нехватки кислорода.

 

Как это происходит? По-разному. И всегда неожиданно. Ведь суть предательства – нарушение нашего доверия в наиболее важных для нас вещах, и начало ему – именно там, где заканчивается наша вера. Вывод печален: предательство невозможно предвидеть. Бесполезно гадать, где упадешь и заранее стелить там соломку. Каждый раз мы совершенно неожиданно и заново, со всей возможной остротой сталкивается с разрушающими нас чувствами.

 

«Меня предал мой любимый ученик, моя надежда, мое будущее, предал в самую трудную минуту, когда я так рассчитывал на его помощь».

 

«Меня предал лучший друг, подчиненный, муж, жена и т. п.».

 

Такие или примерно такие высказывания мне приходится выслушивать часто от людей, окружающих меня. Обычно при этом они находятся в депрессивном состоянии. Довольно часто они повторяют: «Как дальше жить? Кому же можно верить?» Конечно, я их утешал и, как мог, лечил участием. Все налаживалось, но через какой-то период они опять становились жертвами предательства. Я внутренне возмущался их «глупостью» и опять продолжал отзываться на их боль.

 

Но только тогда, когда и меня конкретно предали те, в кого я безоговорочно верил, я оценил высказывание Гюго: «Я безразлично отношусь к ножевым ударам врага, но мне мучителен булавочный укол друга». И я решил для себя разобраться в этом явлении, попробовать разработать меры по профилактике предательства, выявить особенности поведения, когда тебя уже предали, выяснить, не предавал ли ты кого-нибудь сам, описать психологический портрет предателя. Материал у меня уже накопился. Наиболее полезен он будет родителям, учителям, супругам, руководителям любого ранга и различным благодетелям типа меня. Во-первых, кого предают? Прочтите последнее предложение. Во вторых, кто предает? «Преданные» люди: любимчики (ученики, сотрудники, подчиненные и т. п.) и все те, в кого вы вложили и душу, и материальные средства. Закономерность здесь такова: чем больше благодеяние, тем сильнее предательство.

 

Распространено предательство повсеместно. На работе в отделе я попросил поднять руки тех, кого предавали. Подняли руки почти все. Практически каждый испытал на себе предательство. Предавали то дети, то родители, то друзья-подруги.

 

Так что же такое предательство? Предательство — это преднамеренное причинение вреда (материального, морального или физического) доверившемуся тебе человеку или группе людей. Предательство следует отличать от отступничества. Отступничество — это отказ от общения с прежде близким тебе человеком или группой людей. Вспомним, Петр трижды отрекался от Христа, но, тем не менее, пользуется уважением до сих пор. Иуда предал Христа только один раз, и этот поступок является эталоном предательства.

 

Подробно предательство описывается в «Божественной комедии» Данте. Его девять кругов ада — это фактически моральный кодекс, в котором определяются наказания за те или иные грехи. В девятом круге мучаются предатели. Он разделен на четыре пояса. В первом поясе, который Данте назвал по имени Каина, убившего своего брата Авеля, отбывают наказание предатели родных, во втором поясе — предатели родины и единомышленников, в третьем — предатели сотрапезников, в четвертом — предатели Учителей. Именно в этом поясе находится Иуда, Брут и Кассий. Мы (люди моего поколения) воспитанные в определенных традициях («раньше думай о родине, а потом о себе»), можем недоумевать по поводу того, что предательство сотрапезника наказывается более сурово, чем предательство родных, родины и единомышленников. Правда, было время, нас учили предавать.

 

Ведь идеалом для пионеров был Павлик Морозов (слава Богу, что сейчас из Уголовного кодекса исключены статьи об обязанности доносить на кровных родственников). А на какую ступень возводили тех, кто предавал своих Учителей (вспомним пресловутую сессию ВАСХНИЛа, отстаивающую «учение» Лысенко, и сессию АМН СССР, «защитившую» И. П. Павлова)!

 

Но почему же все-таки предательство сотрапезников наказывается строже, чем предательство родных и родины? Здесь-то и проявляется гениальность Данте. Гений отражает всегда то, что соответствует Законам природы и общества, а не писаным законам, которые часто отражают невежество их авторов. Писаные законы, любил повторять Анахарсис, как паутина. Они задерживают только слабых, сильный же сквозь них всегда прорвется. Законы же обязательны для всех и не знают исключений. Так каковы же эти Законы в плане отношений между людьми? Раньше появился сотрапезник, который был в то же время товарищем по охоте, сотрудником, или родина? И кто ближе человеку: сотрудник, с которым он общается каждый день, или брат, который, может быть, и живет на другом конце света? Конечно, сотрапезник, сотрудник. Что значит для нас еда? Еда — это жизнь! Поэтому сотрапезник — это человек, помогающий нам выжить. И если я сделаю подлость человеку, у которого ел, то автоматически становлюсь предателем. Прав Данте, считая предательство родных самым легким. Да и в народе говорят, что не та мать, что родила, а та, что воспитала и выкормила. И трижды прав он, определяя наиболее высокую кару предателям Учителя, ибо человек рождается организмом, а Человеком он становится благодаря Учителю. И если у тебя разногласия с Учителем — уйди от него, но не выступай против. И будь всегда благодарен за душу и время, вложенное в тебя. Ведь, как гласит народная мудрость, родители дали мне жизнь, а учитель сделал меня человеком.

 

Многие терпят издевательства над собой, надеясь, что когда-нибудь у предателя проснется совесть. Но не может проснуться то, чего нет. Совесть - функция души, а у предателя ее нет. Данте глубоко подметил, что «едва предательство душа свершила… вселяется тотчас ей в тело бес, и в нем остается, доколе срок для плоти не угас». Кроме того, предатель обычно объясняет свой поступок интересами дела. Дескать, он выступает против Учителя не из желания причинить ему вред, а потому, что идеи его уже устарели, его деятельность является тормозом для дела и т. п. Предатель, для того, чтобы оправдать первое предательство, почти всегда совершает второе, третье и так до бесконечности, «доколе срок для плоти не угас».

 

Несколько слов о личности предателя. Предатели бывают активные и пассивные. Роднит их то, что у них нет своего дела, они паразитируют и живут за счет творческих личностей. Кто бы знал об Иуде, если бы не было Иисуса Христа? Таким образом, предатель всегда вторичен. Наукой установлено, что без положительных эмоций жить невозможно. А их можно получить только в творческом труде и в любви. Когда же нет своего созидательного творческого труда, человек становится предателем, разрушая то, что создал другой, до поры до времени «примазываясь» к чьему-то делу.

 

Если обратиться к классической литературе, то пассивным предателем можно считать Евгения Онегина. Так, от скуки ухаживая за Ольгой, он провоцирует Ленского на дуэль, поклявшись «Ленского взбесить, и уж порядком отомстить» и убивает его. Активный предатель – Печорин из «Героя нашего времени» Лермонтова. Он ухаживает за княжной Мери, неопытной девушкой, скрывая свой роман с Верой.

 

Итак, не хочешь стать жертвой предательства, не заводи как тебе кажется преданных людей, приобрети иммунитет к восхищению. Не избавляй, но и не преследуй.

 

Предательство бывает осознанным и неосознанным. Но расплата в обоих случаях одинакова. Порой предатель не осознает, что он предатель. Ведь когда Иуда осознал, что он предатель, то удавился…

 

Предательство партнера по общению обычно начинается с сомнений. «Сомнение предательству равно», — гласит восточная мудрость. Я знаю одного руководителя, который никогда не берет к себе на работу сотрудников, которые в нем сомневаются. И это абсолютно правильная с моей точки зрения позиция. Ведь если я сомневаюсь в человеке, то, следовательно, вижу или предполагаю у него наличие таких черт, которые меня не устраивают. И какая разница, есть ли они на самом деле или нет, я-то веду с ним себя так, как будто они в нем есть, это постоянный источник ненужных тревог и волнений. Не лучше ли сразу отказаться от общения? Я своим ученикам всегда говорю примерно следующее: «Если вы сомневаетесь, ходить ко мне на тренировки или не ходить, то не ходите. Если в другом месте вам будет хорошо, буду рад за вас. Но если там вам будет плохо, то ваша душа будет со мной. А потом душа приведет и тело». В свете вышесказанного ясно, что если при принятии жизненно важного решения возникают сомнения, лучше отказаться от своего намерения (например, дать кому-то деньги в долг и т. д.). Но если уже общение началось, то доверять надо безраздельно и без сомнений. Следование этому правилу привело к тому, что сейчас явно выраженных врагов в ближайшем окружении у меня нет, а тех, которые есть, я знаю. Мне могут возразить, что я не совсем прав. Что ж, может быть! Но это лучше, чем не иметь врагов, но думать, что они есть. Ведь если я живу с чувством, что у меня нет врагов, то плохо мне бывает только в тот момент, когда мне сделают пакость, а если я сомневаюсь в своих друзьях, то мне плохо всегда.

 

 

 

Родом из детства. «Честное слово»

Мне очень жаль, что я не могу вам сказать, как зовут этого маленького человека, и где он живет, и кто его папа и мама. В потемках я даже не успел как следует разглядеть его лицо. Я только помню, что нос у него был в веснушках и что штанишки у него были коротенькие и держались не на ремешке, а на таких лямочках, которые перекидываются через плечи и застегиваются где-то на животе.

 

Как-то летом я заехал, как обычно, в городской парк нашего города. Летом парк в Бресте просто чудо. Заглянув в планшет я увидел, что на почту пришло много писем от партнеров и решил сесть на лавочку возле озера, чтобы не задерживаясь ответить всем на их вопросы. Да и погода располагала к этому. Погрузившись в трясину интернета я немного «отъехал» и… Отписавшись на все письма, обратил внимание что уже смеркалось и людей в парке практически не было. С сожалением сделал глубокий вдох, потянулся и захлопнул планшет. И пошел вдоль озера по направлению к трактиру «У озера». Парк уже опустел, на дорожках мелькали огоньки, где-то за деревьями слышался звук моторов проезжающих автомобилей, да злобный зуд пикирующих комаров.

 

Я не боялся, что парк закроется, ведь я заезжал через служебный вход, соответственно через него и буду выезжать, поэтому шел не спеша по дальней стороне озера. Вдруг я остановился. Мне послышалось, что где-то в стороне, за кустами, кто-то плачет. Я свернул на боковую дорожку — там белел в темноте небольшой домик, какие бывают во всех городских парках; какая-то будка или павильон. А около ее стены стоял маленький мальчик лет семи или восьми и, опустив голову, громко и безутешно плакал. Я подошел и окликнул его:

 

— Эй, что с тобой, мальчик?

 

Он сразу, как по команде, перестал плакать, поднял голову, посмотрел на меня и сказал:

 

— Ничего.

 

— Как это ничего?

 

Тебя кто обидел?

 

— Никто.

 

— Так чего ж ты плачешь?

 

Ему еще трудно было говорить, он еще не проглотил всех слез, еще всхлипывал, икал, шмыгал носом.

 

— Давай пошли, — сказал я ему.

 

— Смотри, уже поздно, да и парк уже закрывается.

 

И я хотел взять мальчика за руку. Но мальчик поспешно отдернул руку и сказал:

 

— Не могу.

 

— Что не можешь?

 

— Идти не могу.

 

— Как? Почему? Что с тобой?

 

— Ничего, — сказал мальчик.

 

— Ты что — нездоров?

 

— Нет, — сказал он, — здоров.

 

— Так почему ж ты идти не можешь?

 

— Я — часовой, — сказал он.

 

— Как часовой? Какой часовой?

 

— Ну, что вы — не понимаете? Мы играем.

 

— Да с кем же ты играешь?

 

Мальчик помолчал, вздохнул и сказал:

 

— Не знаю.

 

Тут я, признаться, подумал, что, наверно, мальчик все-таки болен и что у него голова не в порядке.

 

— Послушай, — сказал я ему. — Что ты говоришь? Как же это так? Играешь и не знаешь — с кем?

 

— Да, — сказал мальчик. — Не знаю. Я на скамейке сидел, а тут какие-то большие ребята подходят и говорят: «Хочешь играть в войну?» Я говорю: «Хочу». Стали играть, мне говорят: «Ты сержант». Один большой мальчик… он маршал был… он привел меня сюда и говорит: «Тут у нас пороховой склад – в этой будке. А ты будешь часовой… Стой здесь, пока я тебя не сменю». Я говорю: «Хорошо». А он говорит: «Дай честное слово, что не уйдешь».

 

— Ну?

 

— Ну, я и сказал: «Честное слово — не уйду».

 

— Ну и что?

 

— Ну и вот. Стою-стою, а они не идут.

 

— Так, — улыбнулся я. — А давно они тебя сюда поставили?

 

— Еще светло было.

 

— Так где же они?

 

Мальчик опять тяжело вздохнул и сказал:

 

— Я думаю, — они ушли.

 

— Как ушли?

 

— Забыли.

 

— Так чего ж ты тогда стоишь?

 

— Я честное слово сказал…

 

Я уже хотел засмеяться, но потом спохватился и подумал, что смешного тут ничего нет и что мальчик совершенно прав. Если дал честное слово, так надо стоять, что бы ни случилось — хоть лопни. А игра это или не игра – все равно.

 

— Вот так история получилась! — сказал я ему. — Что же ты будешь делать?

 

— Не знаю, — сказал мальчик и опять заплакал.

 

Мне очень хотелось ему как-нибудь помочь. Но что я мог сделать? Идти искать этих глупых мальчишек, которые поставили его на караул взяли с него честное слово, а сами убежали домой? Да где ж их сейчас найдешь, этих мальчишек?.. Они уже небось поужинали и спать легли, и десятые сны видят. А человек на часах стоит. В темноте. И голодный небось…

 

— Ты, наверно, есть хочешь? — спросил я у него.

 

— Да, — сказал он, — хочу.

 

— Ну, вот что, — сказал я, подумав. — Ты беги домой, поужинай, а я пока за тебя постою тут.

 

— Да, — сказал мальчик. — А это можно разве?

 

— Почему же нельзя? — Вы же не военный.

 

Я почесал затылок и сказал:

 

— Правильно. Ничего не выйдет. Я даже не могу тебя снять с караула. Это может сделать только военный, только начальник… И тут мне вдруг в голову пришла счастливая мысль. Я подумал, что если освободить мальчика от честного слова, снять его с караула может только военный, так в чем же дело? Надо, значит, идти искать военного. Я ничего не сказал мальчику, только сказал: «Подожди минутку», — а сам, не теряя времени, побежал к выходу… Ворота еще не были закрыты, сторож ходил где-то в самых дальних уголках парка и торопил влюбленные парочки и различных мутных личностей. Я стал у ворот и долго поджидал, не пройдет ли мимо какой-нибудь лейтенант или хотя бы рядовой солдат. Но, как назло, ни один военный не показывался на улице. Да и доблестной милиции тоже не было видно. Вот было мелькнули на другой стороне улицы какие-то кители, я обрадовался, подумал, что это военные, перебежал улицу и увидел, что это не военные, а таможенники, идущие на вокзал. Прошел высокий железнодорожник в своей форме. Но и железнодорожник с его замечательной формой мне тоже был в эту минуту ни к чему. Я уже хотел не солоно хлебавши возвращаться в сад, как вдруг увидел – за углом, на автобусной остановке — офицерскую фуражку. Кажется, еще никогда в жизни я так не радовался, как обрадовался в эту минуту. Быстрым шагом я двинулся к остановке. И вдруг, не успев дойти, увидел — к остановке подходит автобус, и офицер, молодой майор, вместе с остальной публикой собирается протискиваться в салон. Запыхавшись, я подбежал к нему, схватил за руку и сказал:

 

— Слышь, майор! Минуточку! Подождите! Товарищ майор!

 

Он оглянулся, с удивлением на меня посмотрел и сказал:

 

— В чем дело?

 

— Видите ли, в чем дело, — сказал я. — Тут, в парке, около каменной будки, на часах стоит мальчик… Он не может уйти, он дал честное слово… Он очень маленький… Он плачет…

 

Офицер захлопал глазами и посмотрел на меня с испугом – здоровый, небритый, лысый мужик с горящими глазами хватает за руки. Наверное, он подумал, что я болен и что у меня с психикой не в порядке.

 

— При чем же тут я? — сказал он.

 

Его автобус ушел, и он смотрел на меня очень испуганно и сердито. Но когда я немножко подробнее объяснил ему, в чем дело, он не стал раздумывать, а сразу сказал:

 

— Идемте, идемте. Конечно. Что же вы мне сразу не сказали?

 

Когда мы подошли к парку, сторож как раз вешал на воротах замок. Я попросил его несколько минут подождать, сказал, что в парке у меня остался мальчик, и мы с майором побежали в глубину сада. В темноте мы быстро отыскали белый домик. Мальчик стоял на том же месте, где я его оставил, и опять — но на этот раз очень тихо — плакал. Я окликнул его. Он обрадовался, даже вскрикнул от радости, а я сказал:

 

— Ну, вот, я привел начальника.

 

Увидев офицера, мальчик как-то весь выпрямился, вытянулся и стал на несколько сантиметров выше.

 

— Товарищ караульный, — сказал офицер. — Какое вы носите звание?

 

— Я — сержант, — сказал мальчик.

 

— Товарищ сержант, приказываю оставить вверенный вам пост.

 

Мальчик помолчал, посопел носом и сказал:

 

— А у вас какое звание? Я не вижу, сколько у вас звездочек…

 

— Я — майор, — сказал офицер.

 

И тогда мальчик приложил руку к широкому козырьку своей серенькой кепки «abibas» и сказал:

 

— Есть, товарищ майор. Приказано оставить пост.

 

И сказал это он так звонко и так ловко, что мы оба не выдержали и расхохотались. И мальчик тоже весело и с облегчением засмеялся. Не успели мы втроем выйти из сада, как за нами хлопнули ворота и сторож несколько раз повернул в скважине ключ. Майор протянул мальчику руку.

 

— Молодец, товарищ сержант, — сказал он. — Из тебя выйдет настоящий воин. До свидания.

 

Мальчик что-то пробормотал и сказал: «До свиданья».

 

А майор отдал нам обоим честь и, увидев, что опять подходит его автобус, побежал к остановке. Я тоже попрощался с мальчиком и пожал ему руку.

 

— Может быть, тебя проводить? — спросил я у него.

 

— Нет, я близко живу. Я не боюсь, — сказал мальчик. Я посмотрел на его маленький веснушчатый нос, большие глаза и подумал, что ему, действительно, нечего бояться. Мальчик, у которого такая сильная воля и такое крепкое слово, не испугается темноты, не испугается хулиганов, не испугается и более страшных вещей. А когда он вырастет… Еще не известно, кем он будет, когда вырастет, но кем бы он ни был, можно ручаться, что это будет настоящий человек. Я подумал так, и мне стало очень приятно, что я познакомился с этим мальчиком. И я еще раз крепко и с удовольствием пожал ему руку и долго задумчиво смотрел ему вслед, пока его силуэт не скрылся в проходе между домами…

 

Иногда у меня бывают такие моменты, когда волна чувств заполняет душу по самое горло. А то, что успевает просочиться выше – выступает из глаз в виде скупых капелек влаги. Я всю жизнь учусь и учу любить жизнь, радоваться каждому дню, дарить тепло другим и бороться до конца… Это мой путь!

А. В. Сухоруков.

Использованная литература: А. И. Пантелеев. Собрание сочинений в 4-х томах. Том 3. Издательство «Детская литература», 1984 г.

Подготовил: Администратор сайта Кирилл Колосов

источник: bushido-brest.org

Любовь после предательства | Психология сегодня

Людям нужно доверять. Доверие снимает тревогу, помогает избавиться от депрессии и дает возможность постоянно вкладывать друг в друга интерес и получать удовольствие.

Без доверия не может быть цивилизации, прочного здоровья или психического благополучия. Самые обычные межличностные, коммерческие, медицинские и юридические взаимодействия были бы невозможны без некоторой степени доверия.

Напротив, недоверие чревато тревогой и негодованием.Нет одиночества более одиночества, чем недоверие.

Интимное предательство — жестокое обращение, неверность, обман, финансовые манипуляции — разрушает способность доверять любому, кто приближается к нам, включая друзей, родственников и даже детей. Тем не менее, человеческая потребность в доверии сохраняется, создавая внутреннюю бурю желания доверять и одновременно боясь этого.

Большинство людей реагируют на этот внутренний беспорядок одним из трех способов.

  1. Слепое доверие доверяет кому-то безотносительно к продемонстрированной надежности или надежности.Это скорее нежелание испытывать сомнения, беспокойство и одиночество и недоверие, чем одобрение лучших качеств другого человека.
  2. Подозрение сосредоточено на простой возможности предательства. Это держит нас в состоянии повышенной бдительности и почти устраняет тесные связи с другими.
  3. Мудрое доверие оценивает вероятность предательства, признавая, что все мы хрупкие создания, способные предать в более слабые моменты.

На самом деле вполне возможно, что любой из нас может предать любимого человека.Слепое доверие отрицает эту более темную характеристику человеческой натуры; подозрение преувеличивает. Мудрое доверие — это оценка того, что вероятность предательства низкая.

Путь к мудрому доверию: сострадание к себе и другим

Секрет мудрого доверия — забыть о доверии. Ваш мозг не позволит вам поддерживать его, пока вы ранены, поскольку большинство защитных механизмов работает почти исключительно на автопилоте. Другими словами, какое-то время вы сможете доверять, но вскоре оно развалится.И каждый раз, когда это доверие разваливается, восстанавливать его становится все труднее.

Подлинное доверие — это не столько цель, сколько побочный продукт повышения основной ценности — способности создавать ценность и смысл в вашей жизни. Сосредоточьтесь сначала на сострадании к себе, а затем на сострадании к другим, и вы обнаружите, что доверие подкрадывается к вам в подходящее для него время.

Моя покойная мать была образцом того, как проявлять сострадание, отказываясь от доверия. Однажды на День Благодарения я пришла домой из колледжа и обнаружила, что моя мать забрала пару дальних родственников, которые остались без работы.

Я не удивился, увидев людей, живущих в нашем доме. (Моя мать преодолела жестокое избиение, которое она перенесла от моего отца в моем раннем детстве, и стала милосердным человеком, обладающим огромной щедростью и милосердием.)

Меня потрясло то, что шкафы и ящики во всех комнатах, включая мою спальню, были заперты. Я настаивал на том, чтобы знать почему.

Моя мать смущенно объяснила, что мои двоюродные братья — ее дальние племянники — украли у нее деньги, а также несколько украшений ее бижутерии и даже часть ее одежды.

Взбешенный этим предательством, я был готов изгнать неблагодарных, разгульных и мелких преступников. Но она остановила меня.

«Нетрудно держать вещи запертыми», — сказала она. «Было бы труднее заставить их уйти, когда им некуда идти».

Я неоднократно использовал урок своей матери в своей жизни и в работе с клиентами, которые борются с интимной изменой: вы можете быть сострадательным, не доверяя.

Нельзя ожидать, что мудрое доверие вернется полностью, пока самосострадание и основная ценность не станут больше, чем страх быть обиженным в очередной раз.

Вероятность предательства доверия

Интимное предательство чаще всего происходит, когда партнеры нарушают свои более глубокие ценности, чтобы получить временное чувство власти. То, как потенциальные партнеры расширяют свои возможности, когда они чувствуют себя уязвимыми, — самый убедительный способ оценить вероятность предательства.

Конечно, помогает знание фактов об их историческом поведении в интимных отношениях. Но это не всегда возможно. К счастью, есть тонкие подсказки, которые могут помочь оценить вероятность.

Партнер, который злится, обижается или впадает в депрессию, когда чувствует себя уязвимым, с большей вероятностью отключится, накажет, контролирует (эмоциональное насилие) или будет искать какого-то временного повышения эго через неверность или обман. Напротив, потенциальный партнер, который реагирует на перспективу уязвимости, пытаясь улучшить ситуацию, ценить, поддерживать связь или защищать, с гораздо меньшей вероятностью предаст вас.

Используйте следующее, чтобы оценить вероятность того, что в текущих отношениях произойдет предательство доверия.Если отношения новые, заполняйте их каждые пару недель, пока не узнаете больше о потенциальном партнере.

Обведите все подходящие варианты. Когда я чувствую себя уязвимым (например, обеспокоенным, обесцениваемым, отвергнутым, беспомощным, неадекватным, нелюбимым), мой партнер, скорее всего:

Улучшение

Оценить

Подключение

Защитить

Выключение

Рассердитесь

Обмануть

Чит

Злоупотребление веществами

Обижай меня

Сострадание к себе означает медленное доверие

Чем медленнее возвращается доверие, тем лучше; медленное доверие, скорее всего, будет иметь прочную и прочную основу.Будьте терпеливы с собой. Ваша доверчивая натура не потеряна; это просто немного синяк.

Те, кто достоин вашего доверия, по крайней мере интуитивно понимают это: три из четырех положительных эмоций привязанности — интерес, сострадание и любовь — безусловны в здоровых отношениях. Но четвертый — доверие — нужно заслужить с течением времени.

Психология предательства | Synapse

Сегодня в новостях много рассказов о сексуальных домогательствах. Ясно, что ни одна сфера, от голливудских продюсеров и радиоведущих до политиков и репортеров новостей, не застрахована от нарушений доверия.

Цепочка событий может показаться ясной для тех, кто не испытал эмоционального, физического или сексуального насилия. Происходит предательство, жертва сообщает о предательстве, и виновный наказывается. Однако эти предательства и лежащая в их основе психология намного сложнее.

6 ноября доктор Дженнифер Фрейд, профессор психологии в Университете Орегона, посетила UCSF, чтобы представить свое обширное исследование, направленное на понимание того, как травма влияет на психическое и физическое здоровье, поведение и общество.

Согласно Фрейду, способность оценивать уровень доверия другого человека или склонность к предательству является необходимым механизмом выживания.

Когда наделены полномочиями, человеку легче распознать эти черты и ответить, противостоя или отстраняясь от насильника.

Эта ситуация значительно усложняется, когда существуют зависимые отношения: например, если ребенок переживает предательство со стороны опекуна.

Помимо жестокого обращения, жертва получает травму второго уровня, поскольку это человек, от которого зависит выживание, который нарушил их доверие и благополучие.Фрейд называет этот второй уровень травмы «травмой предательства».

Поскольку ребенок зависит от опекуна, противодействие этому человеку или отказ от него угрожают этим необходимым отношениям.

В этом случае зависимый человек может проявлять «слепоту к предательству», которую Фрейд определяет как неосведомленность или забвение предательства, чтобы гарантировать сохранение зависимых отношений.

Последствия травмы сложны, порождают как моральные, так и психологические конфликты, и неравномерно распределяются среди населения.

В исследовании 2006 года, в котором сравнивались 433 женщины и 304 мужчины, Фрейд обнаружил, что женщины чаще сообщали о травмирующих событиях (в частности, о сексуальном насилии и нападениях), совершаемых кем-то из их близких.

В независимой когорте из 833 человек Фрейд обнаружил, что более низкий социально-экономический статус и этническая принадлежность предсказывают большую подверженность травмам и связанным с ними симптомам психического здоровья, таким как депрессия и тревога.

Более того, исследование Дженнифер Бердал и Селии Мур, изучавшее модели преследований в пяти различных организациях, показало, что мужчины из числа меньшинств подвергаются преследованиям чаще, чем белые.Кроме того, женщины подвергаются преследованиям чаще, чем мужчины, а женщины из числа меньшинств подвергаются преследованиям чаще, чем все другие исследованные группы.

Таким образом, люди, которые подвергаются системному угнетению, и особенно те, кто существует на пересечении нескольких систем угнетения, подвергаются наибольшему риску пережить травму, вызванную предательством.

Подобно отдельным лицам, учреждения и те, кто их представляет, также могут спровоцировать предательство.

Например, аспирант зависит от главного исследователя лаборатории в плане наставничества, рекомендательных писем и ресурсов.Если ученик подвергается жестокому обращению со стороны своего ИП, противодействие им или отказ от него могут показаться невозможными. Это может навредить карьере аспиранта, поэтому вместо этого они могут закрывать глаза, чтобы защитить себя и свое будущее.

Хотя для некоторых этот сценарий может показаться маловероятным или шокирующим, исследование Фрейда говорит о другом.

По результатам опроса о сексуальном насилии в кампусе, проведенного в Университете Орегона, Фрейд и его коллеги обнаружили, что в то время как студенты-студентки чаще подвергаются сексуальным домогательствам и насилию в целом, аспирантки чаще подвергаются сексуальным домогательствам или домогательствам по гендерному признаку со стороны преподавателей или сотрудников университета. .

Из примерно 124 студенток-аспирантов, которые сообщили о подобных домогательствах, только семь сообщили об этом в университет.

Сообщение о домогательствах важно для продвижения изменений в политике и повышения осведомленности, однако неразглашение информации является удивительно распространенным явлением.

Хотя учащиеся могут рассказывать о травме или домогательстве членам семьи и близким друзьям, они часто не чувствуют себя в безопасности, сообщая об этом учреждению, в котором произошло преследование.

Неразглашение информации кажется более приемлемым вариантом по сравнению с риском сообщения и отрицательного ответа.

Например, опыт жертвы может быть отклонен («Я сомневаюсь, что произошло»), может быть отрицание поведения преступника («Вы уверены, что они имели в виду это именно так? Для меня это звучит безобидно»), жертва может быть подверглись нападению со стороны человека, которому они рассказывают («Судя по тому, что на тебе было надето, кажется, что ты просил об этом»), или роль жертвы и преступника может быть обратной («Ты ужасно обвиняешь честного члена нашей общество!»).

Фрейд в совокупности называет эти ответы DARVO (что означает отрицание, нападение и обратное обращение жертвы и преступника).

DARVO — эффективная стратегия для преступников, потому что она может усилить сомнения в достоверности информации жертвы и связана с самообвинением жертвы.

Когда DARVO происходит на институциональном уровне, эта неспособность оказать поддержку жертве может привести к новому предательству и дальнейшим травмам для жертвы.

Фрейд также объяснил, что правила обязательного сообщения, действующие во многих учреждениях, вредны для жертв.

По словам Фрейда, первое, что вы должны сделать, чтобы поддержать пережившего травму, — это помочь ему восстановить чувство контроля.Использование информации, предоставленной вам жертвой, и передача ее другим источникам снижает контроль жертвы, что еще больше способствует неразглашению.

Вместо обязательной отчетности, Фрейд утверждает, что «необходимая поддержка» со стороны учреждения и репортажи, ориентированные на выживших, лучше служат жертвам.

Отдельные лица и учреждения также должны стать лучше слушателей, и Фрейд считает, что при соответствующем обучении это возможно.

Действительно, в исследовании 2011 года она обнаружила, что изучение списка советов по внимательному слушанию всего за 10 минут может улучшить поддерживающее слушание и помочь людям лучше реагировать на людей, раскрывающих травму.

Несмотря на тревожную историю, о которой рассказывается во многих исследованиях Фрейд, ее выступление закончилось на оптимистической ноте, описав 10 способов, с помощью которых учреждения могут лучше поддерживать жертв.

Вот эти «10 принципов институционального мужества»:

  1. Соблюдайте законы и выходите за рамки простого соблюдения

  2. Хорошо реагируйте на сообщения о жертвах

  3. Будьте свидетелями, отчитывайтесь, извинились

  4. Берегите разоблачителя

  5. Самостоятельное обучение

  6. Проведение анонимных опросов

  7. Убедитесь, что политика осведомлена о травмах

  8. Будьте прозрачны в отношении данных и политики

  9. Исследования и образование

  10. Зарезервировать ресурсы для 1-9

Для получения дополнительной информации о Фрейд и ее исследованиях посетите ее веб-сайт Freyd Dynamics Lab.

При чем здесь любовь?

Дриннон, Дж. (2000). Оценка прощения: Разработка и проверка

шкалы акта прощения. Университет Теннесси, Ноксвилл:

Неопубликованная докторская диссертация.

Дриннон, Дж. Р., Джонс, У. Х. и Лоулер, К. А. (2000). Измерение

прощения

. Презентация на ежегодной конференции Общества

личности и социальной психологии, Нэшвилл.

Эрвин П.Г. (2007). Влияние застенчивости на любовные стили и отношения

статус. Психологические отчеты, 101,670–672.

Фельдман, С., и Кауфман, Э. (1999). Сексуальная измена среди позднего подросткового возраста —

цента: перспективы преступника и потерпевшего. Журнал

Молодежь и отрочество, 28 (2), 235–258.

Фитнес, Дж. (2001). Предательство, неприятие, месть и прощение. В M.R.

Лири (ред.), Межличностное неприятие (стр. 73–103). Лондон: Oxford

University.

Фрейзер П. А. и Эстерли Э. (1990). Корреляты убеждений в отношениях:

пол, опыт отношений и удовлетворенность отношениями.

Журнал социальных и личных отношений, 7 (3), 331–352.

Фрей К. и Ходжат М. (1998). Связаны ли любовные стили с сексуальными стилями?

Journal of Sex Research, 35,265–271.

Фрейд Дж., Клест Б. и Аллард К. (2005). Травма, связанная с предательством: отношение к

физическому здоровью, психологический стресс и письменное заявление о раскрытии информации

.Журнал травм и диссоциации, 6 (3), 83–104.

Галинья, И. К., Оиши, С., Перейра, К. Р., Вирц, Д., и Эстевес, Ф. (2014).

Привязанность взрослых, стили любви, опыт отношений и субъективное благополучие: межкультурное и гендерное сравнение

американцев, португальцев и мозамбикцев. Социальные показатели

Research, 119 (2), 823–852.

Гана К., Саада Ю. и Унтас А. (2013). Влияние стилей любви на супружеское удовлетворение

в гетеросексуальных парах: диадический подход.Брак

и Family Review, 49 (5–8), 754–772.

Голдсмит Р. (2005). Физические и эмоциональные последствия предательства для здоровья

травма: продольное исследование молодых людей. США: ProQuest

Информация и обучение.

Голдсмит, Р. Э., Фрейд, Дж. Дж., И ДеПринс, А. П. (2012). Травма, связанная с предательством:

ассоциаций с психологическими и физическими симптомами у молодых

взрослых. Журнал межличностного насилия, 27,547–567.

Гудбой, А.К., Хоран, С. М., и Бут-Баттерфилд, М. (2012). Преднамеренное поведение, вызывающее ревность

в романтических отношениях, как функция

полученного стиля привязанности и любви к партнеру. Communication Quarterly,

60 (3), 370–385.

Холл, А.Г., Хендрик, С.С., и Хендрик, К. (1991). Персональный конструктор

систем и любит стили. Международный журнал личного характера

Construct Psychology, 4,137–155.

Холл-Халфхилл, А., Коуч, Л.Л. и Роджерс (2000). Последствия для здоровья

межличностной измены. Документ, представленный на заседании

Юго-восточной психологической ассоциации

, Новый Орлеан.

Гамак, Г., & Ричардсон, Д. С. (2011). Любовные отношения и опыт отношений. Журнал социальной психологии, 151 (5),

608–624.

Хендрик, С. (2004). Исследование близких отношений: ресурс для пар

и семейных терапевтов. Журнал супружеской и семейной терапии,

30 (1), 13–27.

Хендрик, К., и Хендрик, С. (1986). Теория и метод любви.

Журнал личности и социальной психологии, 50,392–402.

Джонс, В., и Бёрдетт, М. (1994). Предательство в близких отношениях. В A. L.

Weber & J. Harvey (Eds.), Перспективы близких отношений (стр.

243–262). Бостон: Аллин и Бэкон.

Канемаса Ю., Танигучи Дж., Дайбо И. и Ишимори М. (2004). Стили любви

и романтические любовные переживания в Японии.Социальное поведение и личность

, 32,265–282.

Лоулер, К.А., Янгер, Дж. У., и Пифери, Р. Л. (2003). Изменение сердца:

Сердечно-сосудистые корреляты прощения в ответ на межличностный конфликт

. Журнал поведенческой медицины, 26,373–393.

Ли, Дж. А. (1973). Цвета любви: исследование способов любви.

Онтарио: Нью Пресс.

Леви, К. Н., Эллистон, В. Д., Скотт, Л. Н., и Бернекер, С. Л.(2011).

Стиль прикрепления. Журнал клинической психологии: сессия, 62 (7),

193–203.

Лин, Л., и Хаддлстон-Касас, К. А. (2005). Любовь агапе в супружеских отношениях. Обзор брака и семьи, 37,29–48.

Малландейн, И., и Дэвис, М. (1994). Цвета любви: личность

коррелятов стилей любви. Личность и индивидуальные различия,

17,557–560.

Мармарош, К. Л., и Таска, Г.А. (2013). Тревога привязанности у взрослых:

с использованием групповой терапии для содействия изменениям. Журнал клинической

Психология: сессия, 69 (11), 1172–1182.

Маршалл, Т. К., Беджанян, К., и Ференци, Н. (2013). Стили привязанности

и личностный рост после романтических разрывов: опосредующие роли

стресса, размышлений и склонности к восстановлению. PloS One,

8 (9), e75161.

Менесес, К. В., и Гринберг, Л. С. (2014). Межличностное прощение в

эмоционально-ориентированной терапии пар: соотнесение процесса с результатом.

Журнал супружеской и семейной терапии, 40 (1), 49–67.

Микулинсер М., Шейвер П. Р. и Берант Э. (2013). Приложение per-

по терапевтическим процессам и результатам. Журнал

Личность, 81 (6), 606–616.

Миллер, С. Л., и Манер, Дж. К. (2008). Как справиться с романтической изменой:

Половые различия в реакции на неверность партнера. Эволюционный

Психология, 6 (3), 413–426.

Нето, Ф. (1993).Любите стили и представления о себе. Личность и

Индивидуальные различия, 14,795–803.

Нето, Ф. и Пинто, М. Д. С. (2003). Роль одиночества, пола и статуса любви

в стилях любви подростков. Международный журнал подростков

и молодежи, 11 (3), 181–191.

Нето, Ф., и Пинто, М. Д. К. (2015). Удовлетворение любовной жизнью на протяжении

взрослой жизни. Прикладные исследования качества жизни, 10 (2), 289–304.

Proyer, R.Т. (2014). Любить и играть: проверка ассоциации взрослой

игривости с личностью взаимоотношений и удовлетворенностью взаимоотношений фракцией

. Современная психология, 33 (4), 501–514.

Ричардсон Д., Медвин Н. и Хаммок Г. (1988). Стили любви, опыт отношений и поиск ощущений: проверка на достоверность.

Личность и индивидуальные различия, 9,645–651.

Ротенберг, К., и Король, С. (1995). Роль одиночества и пола в

стилях любви человека.Журнал социального поведения и личности,

10,537–546.

Рассел Д. Г. (2008). Подростковая привязанность: прогнозирование социальной поддержки,

стилей любви и рискованное сексуальное поведение. Университет Южной Дакоты,

Вермиллион: неопубликованная докторская диссертация.

Рикман, Р., Торнтон, Б., Голд, Дж., И Беркл, М. (2002). Романтические

отношения гиперконкурентоспособных личностей. Журнал социальной и

клинической психологии, 21,517–530.

Sanrı,., & Goodwin, R. (2013). Ценности и стили любви в Турции и

Великобритании: межкультурное и внутрикультурное сравнение.

Международный журнал психологии, 48 (5), 837–845.

Шраттер А. (2001). Счета предательства в межличностных отношениях.

США: Информация и обучение ProQuest.

Shackelford, T., Buss, D., & Bennett, K. (2002). Прощение или разрыв:

Половые различия в ответ на неверность партнера.Познание и

Эмоции, 16,299–307.

Шарма С. и Ахуджа К. К. (2014). Любовь длится вечно? Понимание

— неуловимое явление среди свиданий и супружеских пар. Журнал

психосоциальных исследований, 9 (1), 153–162.

Шейвер П. Р. и Микулинсер М. (2008). Усиление чувства безопасности

в романтических отношениях «лидер-последователь», терапевтических и групповых отношениях: модель психологических изменений

. В J.П. Форгас и Дж. Фитнес

(ред.), Социальные отношения: когнитивные, аффективные и мотивационные процессы

(стр. 55–74). Нью-Йорк: Психология Пресс.

Сингх М. (1994). Незавершенное бизнес-решение: разработка, оценка

и применение. Йоркский университет, Торонто: неопубликованная докторская диссертация

.

Curr Psychol

Эмоциональная и психологическая травма — PartnerHope

Преданному партнеру может быть трудно осознать всю полноту и искренность, с которой ее партнер может лгать.Один из моих клиентов сказал об этом так: «Мне было очень трудно это принять. Я всегда чувствовал, что у моего супруга доброе сердце, он не лгал и ему было просто неловко выражать свои мысли. Мне было трудно осознать, что он так убедительно лгал и лгал мне о стольких вещах так долго! »

Для большинства преданных партнеров ложь, по крайней мере, так же болезненна, как и сексуальное поведение, а зачастую и более болезненна. В то время как секс — это серьезное нарушение доверия, ложь кажется еще более глубоким предательством.Когда ваш партнер лжет вам, это создает ощущение, что вы не можете знать, что такое реальность. Вы не можете поверить, что то, что он говорит вам, правда, достоверно и реально. В результате теряется доверие, основа надежных связей.

Хроническая и систематическая нечестность, которая почти всегда имеет место в случае сексуального предательства, является формой эмоционального и психологического насилия. И да, я понимаю, что злоупотребление — большое и очень сильное слово. Тем не менее, лишить человека чувства реальности, лишить ее способности доверять тому, что говорят ей пять чувств и инстинктов, и систематически подорвать ее способность доверять собственной памяти, восприятию и суждениям — это форма морального насилия.Важно посмотреть этому прямо в глаза и назвать то, что это такое: эмоциональное и психологическое насилие.

Интересно, что прежде чем неверный партнер солгал своей супруге (и другим), он должен солгать самому себе.

· Он может лгать самому себе о характере своего поведения, говоря себе, что у него нет проблем и что он может остановиться, когда захочет.

· Он может лгать самому себе о своем браке, вступая в ссоры со своей супругой, чтобы сказать себе, насколько он несчастен.А потом он использует это несчастье как предлог, чтобы выйти за рамки отношений.

· Он может сказать себе, что использование им порно и сексуального общения в сети — это не то же самое, что настоящий секс, поэтому это не считается предательством.

· Он может солгать себе о том, что его поймали, делая вид, что никто никогда не узнает, и никто никогда не пострадает.

· Он может лгать самому себе о своих мотивах, делая вид, что это только один раз и что он в любом случае заслуживает того, чтобы побаловать себя, поскольку это была напряженная неделя.

Важно понимать, что эта и подобная ложь неотделима от сексуального поведения. Напротив, они являются неотъемлемой частью проблемы. Чтобы поддерживать сексуальное поведение, одновременно поддерживая основные отношения и внешнюю жизнь, неверный партнер должен разработать внутренний монолог или историю, которая оправдывает и рационализирует, почему его неверность приемлема или, по крайней мере, оправдана.

Для многих неверных людей их сексуальное поведение противоречит их самооценке.Их сексуальное поведение нарушает их соглашения о взаимоотношениях, границы на рабочем месте, границы других людей и их личную систему ценностей. Чтобы преодолеть дискомфорт, создаваемый действиями против своей самоидентификации, они создают и используют «защиту от самоманипуляции».

Защита от самоманипуляции удерживает неверных партнеров от чувства стыда из-за того, что они вышли из-под контроля, пересечения границ, которые они никогда не думали, что они переступят, и предательства человека, который для них наиболее важен.Без этих защит их сексуальное поведение было бы очень трудно поддерживать, поскольку им пришлось бы честно смотреть в лицо тому, что они делают, кем они стали, и последствиям своих действий. Им нужна эта защита, чтобы поддерживать свою двойную жизнь и жить с самими собой, предавая тех, кого они любят.

Когда люди лгут себе (и другим) достаточно долго, они создают ситуацию, когда они перестают ясно мыслить. Они начинают верить своей лжи. В конце концов грань между реальностью и вымыслом стирается.Их мыслительный процесс становится неясным, непредсказуемым и нелогичным. В результате они начинают говорить и действовать, основываясь на искажении мыслей и заблуждениях. Это «вонючее мышление», о котором говорят в 12-ступенчатых программах восстановления.

Когда я впервые начинаю работать с неверными людьми, мы уделяем столько же времени вмешательству в их нарушенное мышление и защитные механизмы самоманипуляции, сколько и на прекращение их проблемного поведения. Это потому, что выздоровление начинается с противостояния лжи и нечестности.Если искаженное мышление, поддерживающее поведение, не будет идентифицировано и осознано, чтобы человек мог сознательно делать другой выбор, поведение будет продолжаться.

В работе с преданными партнерами мой подход аналогичен. Как правило, одна из самых сложных частей исцеления от предательства — это раскрытие лжи и манипуляций и борьба с ними. Преданные супруги должны осознать, насколько распространенной стала ложь и секреты, и определить способы, которыми они могут эмоционально завязать со своей второй половинкой, чтобы поверить в ложь, которую им рассказывают.Осознание лжи и манипуляций помогает партнерам вновь обрести чувство доверия к своей интуиции или внутреннему голосу мудрости и увеличивает их способность доверять собственному восприятию и держаться за свою реальность.


Об авторе:

Мишель Мейс, LPC, CSAT-S, является основателем PartnerHope.com и Центра восстановления отношений, амбулаторного лечебного центра, расположенного в Северной Вирджинии. Она помогла сотням преданных партнеров и сексуально зависимых клиентов изменить их жизнь и отношения.Мишель является автором книг The Aftermath of Betrayal, , , и , Когда все ломается, и возглавляет область поиска и разработки эффективных стратегий лечения для преданных партнеров.

Braving Hope — это новаторский курс обучения для преданных партнеров по всему миру. Работа с Мишель поможет вам выйти из опустошительного предательства, избавиться от симптомов травмы и вернуть себе жизнь.

Чтобы узнать, подходит ли вам Braving Hope, запланируйте звонок сейчас.

Если ты предал кого-то, кого любишь, вот как вернуться | До свидания б. Джонсон | LV Development

автор: E.B. Джонсон

Ранее на этой неделе я немного написал о предательстве и преодолении неожиданного горя. Предательство — одна из самых сложных и унизительных частей человеческого опыта. Неважно, предал ли вас друг или возлюбленный, быть обманутым теми, о ком мы заботимся больше всего, — это тяжелая пилюля, которую нужно проглотить, и еще более трудное препятствие преодолеть.Предательство — это больше, чем потеря доверия, это потеря себя, и это вдвойне касается предателя, который тоже испытывает множество эмоций и негативных последствий, из-за которых им может быть трудно снова найти свой путь.

Если вы кого-то предали, вам обязательно нужно научиться понимать закономерности и триггеры, которые приводят вас к наихудшим импульсам. Прекратите обижать людей, которых любите, и начните откровенничать с собой и миром, чтобы создать будущее, которым вы действительно можете гордиться.Вы никогда не будете счастливы, пока не научитесь доверять себе и другим, но вы должны взять на себя обязательство и приложить все усилия, чтобы этого добиться.

На самом базовом уровне предательство происходит, когда мы пользуемся доверием и уверенностью других. Мы можем предать доверие наших друзей, членов семьи, коллег, супругов и детей. Предательство может происходить по-разному и в любых межличностных отношениях, когда две или более стороны делятся секретами, секретами или определенным уровнем взаимного уважения и доверия.

Предательство разрушительно, но наихудший из его последствий на самом деле исходит от так называемой «травмы предательства» или последствий, которые происходят, когда вы подрываете чье-то доверие, его чувство безопасности или его чувство безопасности, мира и благополучия. как это относится к вам.

Чтобы избежать предательства, нужно знать, как выглядит предательство, но оно может происходить на разных уровнях и разными способами. Если вы предали чье-то доверие, первый шаг к тому, чтобы вернуться, — это не только знать, что такое предательство; это также о том, чтобы научиться распознавать предателей, прежде чем попадете в их ловушки.Есть несколько разных способов предать тех, кого мы любим, и не все из них столь же очевидны, как романтика.

Когда мы думаем о предательстве, мы часто думаем о сексуальных связях или драматических лучших отношениях, заканчивающихся катастрофическим и транслируемым по телевидению финалом. Однако предательство не всегда так просто, и не всегда бывает таким черно-белым. Иногда мы предаем людей, которые нам дороги больше всего, даже не осознавая, что сделали.

Эмоциональные связи

Эмоциональные связи — это измены, которые происходят без сексуальной неверности.Эти дела могут быть как краткосрочными, так и долгосрочными, но они особенно разрушительны из-за своей сложной природы. В то время как с физической неверностью обычно легко покончить (с ограниченной привязанностью), эмоциональная интрига — это глубокая измена, от которой сложнее уйти, чем от чего-то чисто физического.

Ставить себя перед партнером

Отношения — это все, что нужно отдавать и брать в равной степени, в постоянных приливах и отливах, которые держат нас под контролем, сохраняя синхронизацию с нашими близкими.Предательство взаимных уступок — это не просто привлечение к отношениям третьей стороны. Это также может быть о том, чтобы поставить себя и свои потребности (эгоистично) выше потребностей партнера. Когда вы теряете из виду свою сострадательную любовь и развиваете менталитет «я, я, я» — вы предали своего любимого человека и то, что когда-то пообещали им, осознаете вы это или нет.

Принуждение к изменению

Когда мы искренне любим кого-то или заботимся о нем, мы не ожидаем, что он изменится; мы любим их независимо от их недостатков.Принуждать кого-то к переменам или запугивать, заставляя делать что-то более удобным для вас способом, вредно. Более того, это предательство общего доверия, которое друзья и партнеры должны разделять друг с другом: уверенности в том, что вы можете быть собой, несмотря ни на что.

Эмоциональное дистанцирование

Отвлечение на жизнь и работу — это нормально, но когда мы позволяем этому уводить нас от важных людей, это может восприниматься как своего рода предательство. Эмоциональное дистанцирование происходит, когда половина отношений внезапно начинает испытывать недостаток эмоциональной, духовной или интеллектуальной связи со своим партнером.Вместо того, чтобы решать проблему, они начинают дрейфовать, что приводит к большой пропасти, и другой партнер чувствует себя потерянным и безнадежным после всего этого.

Утаивание информации

Совершение предательства никогда не приносит удовольствия. Во всяком случае, ненадолго. По этой причине многие, кто злоупотребляет доверием, скрывают информацию, чтобы оправдать свое поведение. Утаивание информации от друга или супруга — это то же самое, что и ложь, и последствия и последствия столь же разрушительны (если не больше).

Создание оружия для уязвимостей

Существует целый ряд оскорбительных и контролирующих форм поведения, которые также являются прямым предательством доверия и понимания, которые должны быть естественными в любых здоровых отношениях. Если вы используете уязвимость или неуверенность вашего друга или партнера против них в момент стресса, вы предаете их доверие и привязанности, что является одновременно ядовитым и неприемлемым.

Ложь

Ложь — это извечный стандарт, когда дело доходит до предательства, и это действие, которым мы занимаемся чаще всего, когда речь идет о нанесении ударов ножом в спину людям, о которых мы намерены заботиться.Ложь — это самое простое нарушение элементарной человеческой порядочности, и это одна из самых разрушительных и болезненных вещей, которые мы можем сделать для наших близких и отношений — независимо от того, как мы на это смотрим.

Неспособность занять позицию

Наша дружба и наши романтические отношения основаны на совместной работе, а это означает, что мы будем поддерживать друг друга, когда дела идут плохо. Если вы не можете заступиться за своих друзей или близких, когда они в вас нуждаются, значит, вы предаете их доверие и — в конечном итоге — их доверие к вам в целом.Вы должны встать на защиту людей, которых любите, и убедиться, что их границы соблюдаются так же, как вы уважаете свои собственные.

Воспользуйтесь преимуществами

Каждое партнерство или дружба приходит с пониманием того, что вы оба будете уважать границы другого человека. Когда вы перестаете уважать эти границы и начинаете пользоваться своим другом или любовью, вы предаете их доверие к вашему и взаимному чувству уважения, которое вы оба должны разделять друг с другом.

Сексуальная измена

Сексуальная измена — одна из самых распространенных форм измены, а также одна из самых разрушительных форм.Есть ряд причин, по которым кто-то может завязать отношения вне отношений, и они варьируются от соблазна до зависимости. Измена чьего-либо доверия в сексуальном плане — это рана, которая часто никогда не заживает, и это одна из самых сложных форм предательства, от которой можно избавиться, независимо от того, насколько долгими или глубокими могут быть ваши отношения.

Предать доверие тех, о ком мы заявляем, что заботимся — сложная концепция. Хотя иногда предательство происходит на фоне ложной дружбы, чаще всего предательство происходит между людьми, которые на самом деле глубоко заботятся друг о друге.Почему? Почему мы причиняем боль людям, о которых должны заботиться. Что ж, на то есть ряд причин, и некоторые из них более удивительны, чем другие.

В поисках контроля

Многие из тех, кто предают своих партнеров или супругов, делают это в поисках завоевания или контроля. Те, в чьих сердцах есть предательство, могут действовать как кукловоды в своих грандиозных интригах и уловках, оставляя одну партию в темноте, в то время как они бесконечно тянут за собой другую.

Все эти уловки предназначены для того, чтобы жертвы оставались бессильными, а предатель могущественен, и это захватывающая и разрушительная игра.Предательство может казаться сильным действием, но оно никогда не длится долго. Правда всегда выходит наружу, а вместе с ней и изменение власти.

Самосаботаж

Нельзя отрицать тот факт, что мы обычно лжем и предаем людей, о которых мы действительно заботимся. Хотя это может показаться обреченным на провал (и это так), это также чрезвычайно распространенная форма самосаботажа, которая происходит, когда один из партнеров борется из-за искаженного самовосприятия или низкой самооценки. Обман, ложь и обман — одни из самых старых форм самосаботажа в книге, но чтобы принять это, требуется радикальное внутреннее осмысление и честность.

Неразрешенное горе

Скорбь — это нормальная и естественная реакция на утрату или изменение любого рода. Это не патология и не дефект личности. Это происходит не только тогда, когда мы теряем супруга, ребенка или родителя, и определенно не делает нас слабыми или менее достойными для того, чтобы пережить это. Горе возникает по-разному, и если вы не решите его, вы быстро обнаружите, что ищете саморазрушительные выходы, чтобы облегчить вашу боль.

Утрата идентичности

Когда мы теряем самоощущение, мы начинаем искать его в странных и неожиданных местах.Мы можем потерять важнейшие элементы нашей основной личности, когда переживаем важные жизненные события, такие как смерть, брак или даже потеря карьеры. Эти серьезные потрясения вызывают сдвиги в нашей личности и в том, как мы видим себя, заставляя нас — часто — слепо проникать в мир в поисках чего-то, что может снова соединить нас с нашим смыслом.

Физическая, эмоциональная или психическая нестабильность

На очень примитивном уровне мы ожидаем чувствовать себя в безопасности в наших домах, наших сообществах и наших отношениях.Когда мы теряем это чувство безопасности, это может иметь серьезные последствия для нашего самоощущения, а также для нашего психического и эмоционального благополучия. Нарушение физических, эмоциональных или умственных препятствий может ввергнуть нас в совершенно деструктивное поведение и действия, которые не только не соответствуют характеру, но и являются токсичными для нас и тех, кого мы любим.

Эти большинство статей и книг по самопомощи ориентированы на жертв предательства. Может быть трудно восстановить свою жизнь после того, как вы предали доверие того, кто вам небезразличен.Научиться строить открытые и значимые отношения сложно, но еще труднее восстановить их после разрыва этого священного и всеобщего доверия. Если вы предали кого-то, кого любите, используйте эти 7 техник, чтобы вернуться на правильный путь и снова вернуться к истине.

1. Откройтесь

Первый шаг к восстановлению доверия всех, кого мы нарушили, — это открыть им всю нашу правду. Неважно, копались ли вы в вещах своего лучшего друга или совершили самые отвратительные поступки за спиной супруга, если вы хотите вернуться на правильный путь, вам нужно начать с открытия и сделать это, прежде чем вас поймают. .

Откройте — и начните этот процесс с себя. Будьте честны в том, что вы сделали, и будьте предельно честны с самим собой, объясняя, почему вы это сделали. Вы не были одержимы, и никто не заставлял вас делать то, что вы делали. Вы сделали осознанный выбор и действовали в соответствии с ним, и теперь вы находитесь на перекрестке, через который проходит единственный путь домой.

Узнайте, кто вы и что вам нужно. Четко сформулируйте, что вам нужно сказать своему другу или любимому человеку, и сделайте это, не вздрагивая.Вам не нужно нагромождать лишний стыд, и вам не нужно чрезмерно осуждать. Откройтесь о том, где вы находитесь и что чувствуете, и проявите порядочность, чтобы выказать своему другу или партнеру уважение и искренние извинения.

2. Заключите пакт честности

Как только яд выйдет наружу, начните бороться с ним, сделав ставку на честное и открытое будущее. Потребуется время, чтобы снова проявить себя, но в этом и заключается суть пакта честности; каждый день делать понемногу, чтобы доказать, что партнерство выгодно.

Заключите договор честности с человеком, которого вы обидели, и выберите более честный канал общения в будущем, даже если эти истины трудно высказать и еще труднее проглотить. Мы можем добиться большей честности в своей жизни, если будем готовы сами слышать правду.

Будьте терпеливы и открыто со своими чувствами, когда они происходят, вместо того, чтобы ждать, пока они разложатся в темноте. Будьте честны со своими потребностями так же, как честны в отношении своих эмоций, и помните, что вы не читатель мыслей и не эксперт по языку тела.Гадание на игры каждый раз равносильно разочарованию, так что будьте честны в том, что вам нужно от вашего пакта честности.

3. Ответьте на вопросы

Когда мы сталкиваемся с нашим предательством, это может быть трудно переживать, не говоря уже о том, сколько боли мы причинили в результате нашего неправильного выбора и поведения. Проблема, однако, в том, что мы не можем выбирать, как мы причинять людям боль, и мы не можем выбирать, как они разрешают эту боль. Если вы обидели кого-то и у него есть вопросы — ответьте на них и не уклоняйтесь от правды (потому что, в конце концов, ущерб уже нанесен).

Избегайте усиления защиты и старайтесь сохранять хладнокровный, уравновешенный и ровный тон во время разговора. Не перебивайте их и не пытайтесь придать розовый оттенок тому, что вы сделали, кладя вещи на толстые или уклоняясь от деталей, которыми вам неудобно делиться.

Частью отношений — будь то дружба, романтические отношения или деловое сотрудничество — является взаимный и понятный уровень доверия к неотъемлемому. Это также означает признание и помощь нашим друзьям разрешить их горе; особенно когда мы виноваты.Даже если вы думаете, что вопрос глупый или повторяющийся, ответьте на него, не становитесь резким и не перекладывайте вину. Восстановление начинается с ответов, и вы единственный, кто может их дать.

4. Прекратите обесценивать чувства других

Один из самых токсичных паттернов поведения тех, кто предает окружающих, — это их постоянное обесценивание чувств этих людей. Чтобы жить более комфортно со своей собственной виной, предатели часто оспаривают и преуменьшают чувства окружающих.Когда их партнер начинает сомневаться в их поведении, они меняют тему или вскакивают, чтобы перевернуть сценарий, снимая с себя вину и полностью превращая разговор в другого зверя.

Если вы действительно стремитесь восстановить отношения, которые были брошены в тупик из-за ваших неосторожных или обидных действий, тогда вам нужно перестать обесценивать чувства других и прислушиваться к их мнению, когда они рассказывают о своих чувствах.

Вам не обязательно соглашаться с тем, что говорит ваш друг, супруга или партнер.Вам даже не нужно воспринимать это как реальность, но вы должны это слушать, и вам нужно дать им время, чтобы выразить то, что они чувствуют, а также свои потребности. Не меняйте тему и не говорите им, что они «глупые» или «с которыми трудно иметь дело». У всех нас есть чувства по какой-то причине, и эти чувства заслуживают уважения; основаны они на реальности или нет.

5. Практикуйте терпение

Терпение — ключ к исцелению не только наших отношений с другими, но и наших отношений с самими собой.Отказ от предательства — это процесс для вас и человека, которого вы обидели. Таким образом, вы должны набраться терпения и понимать, что для вас обоих будут приливы и отливы, и не все будет так гладко, как вам хотелось бы.

Поймите, что восстановление доверия может занять больше времени, чем вы думаете. Поймите, что вы можете вообще никогда не вернуть это доверие. Времени в нашем понимании на самом деле не существует, особенно когда дело касается исцеления. Примите тот факт, что вы не можете заставить вещи двигаться быстрее, и примите то, что процесс займет столько времени, сколько потребуется.

Извинения редко являются концом дела, скорее, они являются лишь отправной точкой. Будьте терпеливы по отношению к себе на пути к честности, и будьте терпеливы и с пострадавшей стороной. Потребовалось время, чтобы втянуть вас в этот беспорядок, и время, чтобы вытащить вас отсюда. Никто из нас не совершенен, но все мы можем стать лучше… когда мы принимаем сознательное решение быть.

6. Перестаньте оправдываться и начните брать на себя ответственность

Мы используем отговорки, чтобы рационализировать свои действия и оправдать плохое поведение, к которому мы принимаем сознательное решение.Проблема, однако, в том, что эти рационализации и оправдания лишают нас возможности использовать истинное исцеление или выздоровление от наших беднейших инстинктов и побуждений.

Перестаньте оправдываться, честно и открыто взглянув в глаза реальности. Перестаньте обвинять окружающих в несчастьях, которые продолжают постигать вас, и шагните в неизвестность, зная, что мы все просто делаем все возможное.

Принятие на себя ответственности начинается с принятия нашей личной роли в том, как все происходит вокруг нас, и заканчивается осознанием того, что только вы несете ответственность за то, как вы реагируете на стрессоры и препятствия, которые жизнь выбирает для вас.Стройте планы и рискуйте, но перестаньте винить других за неправильный жизненный выбор, который вы делаете. Единственный человек, который может предать доверие своих близких, — это вы.

7. Сосредоточьтесь на восстановлении, а не на результатах

Когда мы пытаемся что-то исправить, мы хотим видеть мгновенные результаты. Но восстановление работает не так. Вернуться из жизни, полной предательства и обмана, непросто, но со временем это возможно. Если вы хотите стать лучше и не хотите лгать окружающим, вам нужно сосредоточиться на нашем возвращении к честности, а не на мгновенных сообщениях с указателями, которые подтверждают направление, в котором вы движетесь.

Сосредоточьтесь на положительных намерениях, которые лежат в вашем сердце, и сделайте их центром всего, что вы делаете. Будьте терпеливы и сострадательны; Поймите, что все хорошее требует времени, и каждая рана требует открытого пространства и чистого воздуха для заживления.

Нарушение добросовестности трудно преодолеть. Это унизительный опыт, и это похоже на йо-йо, несмотря на наши отчаянные попытки заставить его попасть в какое-то предсказуемое пространство. Когда вы кого-то предаете, ставки высоки, и это делает ставки еще выше, когда мы пытаемся выздороветь и вернуться к честности и счастью.Этот кризис может привести к углублению ваших отношений, но вы никогда не узнаете этого, пока не увидите свой путь через огонь выздоровления. Доверяйте себе и процессу. Это взлеты и падения.

Предательство — сложная тема, сложное и разрушительное событие, от которого мы должны найти исцеление. Утрата доверия друзей, семьи и близких может стать одним из самых болезненных переживаний, которые мы можем вынести, но мы должны исправить ошибки, которые мы создали, и найти путь к здоровым и сбалансированным отношениям.Однако это путешествие требует времени, а также огромных знаний и приверженности делу, которое больше, чем мы сами.

Если вы предали кого-то, о ком вы заботитесь, не обесценивайте его эмоции и не унижайте их выражение эмоций. Найдите время, чтобы понять, что вы сделали и почему вы это сделали, и сообщите об этом любимому человеку, когда будете готовы (но до того, как вас поймают). Стремитесь к честному будущему, ответьте на их вопросы и начните брать на себя ответственность за причиненный вам вред.Хотя мы не собираемся причинять вред тем, кого мы любим своим поведением, мы делаем это, и мы не можем выбирать, как они исцеляются и находят решения. Сосредоточьтесь на своем выздоровлении и наберитесь терпения. Эта боль не возникла в одночасье, и она также не пройдет в одночасье. Дайте себе время и пространство, необходимые вам обоим для исцеления, чтобы вы могли найти путь к лучшему завтра.

Преодоление предательства — доктор Уильям Дж. Райан, психолог

Испытывали ли вы боль, обнаружив, что ваш партнер предал вас? Самая известная форма предательства — это, конечно, неверность, но есть много других способов предать доверие.Обнаружение того, что человек, которого вы любите, скрывает пристрастие к азартным играм или ведет двойную жизнь, может быть столь же травматичным. Слово «травма» вовсе не преувеличение. Психологи часто замечают сходство между посттравматическим стрессовым расстройством и симптомами, которые испытывают люди, узнав о романе или другой форме предательства.

Собираем части вместе

После того, как предательство обнаруживается, боль может быть настолько сильной, что трудно думать ни о чем другом.Однако каким бы длинным ни был путь к выздоровлению, вы никогда не добьетесь его, не сделав первый шаг. Важно решить, можно ли сохранить отношения и достаточно ли это для вас, чтобы приложить усилия. После предательства крайне сложно мыслить ровно. В один момент вами овладевают чувства обиды и гнева, в следующий момент вас охватывают любовь и тоска. Доброжелательные, но противоречивые советы семьи и друзей часто только сбивают вас с толку. Консультирование по вопросам проницательности — это вариант, который вам следует рассмотреть, чтобы убедиться, что вы сделали правильный выбор.

Если вы решили, что хотите сохранить отношения, впереди вас ждет трудный совместный проект. Основное внимание будет уделяться вашему партнеру и тем изменениям, которые он или она должны внести, чтобы вернуть ваше доверие, а не подорвать его снова. Не менее важно, однако, обнаружить изменения, которые вы должны сделать вместе, чтобы построить такие отношения, в которых предательство больше не будет заманчивым вариантом.

Есть еще один фактор, который часто упускается из виду. Какой бы путь вы ни выбрали, вам нужно будет восстановить здоровое понимание собственной жизни.Как прекрасно пишет Анна Фелс, у всех нас должно быть повествование, которое объясняет наш опыт. Когда мы узнаем, что самый близкий нам человек — не тот, о ком мы думали, это может разрушить весь рассказ.

Восстановление вашего личного повествования

Предательство со стороны вашего партнера по определению является для вас чуждым, но после этого вы испытываете непонятное ощущение, что вы изменили себя. Это потому, что повествование, которое мы строим вокруг своей жизни, является важной частью нашей самоидентификации.Чтобы снова подойти к жизни со счастьем и радостью, вам нужно будет перестроить личный рассказ, который будет правдивым и значимым для вас. Чтобы получить теплую и сострадательную терапию, которая поможет вам собрать мозаику всей вашей жизни, обратитесь сегодня же.

Пять причин, по которым предательство причиняет такую ​​боль — Pacific Behavioral Healthcare

Партнер, пострадавший от интимного предательства, испытывает неописуемую боль. Боль настолько сильна и сложна, что партнеры часто задаются вопросом, поправится ли она когда-нибудь.Опыт партнера по опустошению действителен. Фактически, предательство оказывает на людей исключительно болезненное воздействие.

Понятно, что люди, которых предал близкий человек, испытывают симптомы, похожие на пережитые травмой. Но есть гораздо более глубокий уровень боли до предательства, который может иметь долгосрочные последствия, помимо симптомов посттравматического стресса. Если вы пережили предательство, вы, возможно, изо всех сил пытаетесь понять, почему эта боль кажется такой сильной и с которой трудно бороться.

Чтобы понять всю глубину вашей боли и то, как она сильно влияет на вашу жизнь, вот пять причин, почему предательство так больно:

1) Предательство — это отношения. Чем ближе вы к кому-то, тем страшнее становится, когда вас предают. Например, вы бы не испытали такого же опустошения, если бы знакомый солгал вам, а не вашему супругу. Когда кто-то, кого вы любите и которому доверяете, причиняет вам боль, трудно не обобщать этот опыт и опасаться, что другие люди в вашей жизни могут легко причинить вам боль.Это убеждение тревожит и может повлиять на вашу способность быть открытым и уязвимым по отношению к другим.

2) Предательство угрожает нашим инстинктам. Мы жестко привязаны к принадлежности и связи. Выбрав партнера и эмоционально привязавшись к нему, мы, естественно, верим, что он никогда не причинит нам вреда. Когда нас предают, наши суждения и интуиция об этом человеке ставятся под сомнение. Страшно больше не верить в то, что можно доверять своей интуиции.

3) Предательство травматично. Никто не собирается быть преданным. Вы находитесь в отношениях, потому что считаете, что ваша вторая половинка в безопасности, заслуживает доверия и не причинит вам вреда. Когда происходит предательство, эти убеждения мгновенно рушатся, заставляя вас сомневаться в своих взглядах на себя, свой мир и людей в нем.

4) Предательство сбивает с толку. Когда интимное предательство — это не то, что вы когда-либо делали бы и, следовательно, выходили за рамки ваших ценностей, трудно понять, как кто-то мог сделать такое.Попытки разобраться в чьем-то предательстве утомительны и могут заставить вас поверить в то, что это в чем-то ваша вина. Наш разум хочет простого объяснения, и, к сожалению, самое быстрое решение заставляет нас винить себя (или сомневаться в себе), даже если это не наша вина.

5) Предательство кажется личным . Когда тебя предают, это личное. Когда это кто-то другой, мы находим все оправдания, чтобы не рассказывать о них. Хотя это иррациональное, это личное предубеждение существует не просто так.Когда мы сталкиваемся с крайней болью, наш разум пытается быстро разобраться в ней, чтобы восстановить безопасность — логика такова, что если я смогу это понять, я больше не буду чувствовать как больно. Не имея под рукой хороших объяснений, мы прибегаем к простейшему решению, а именно, это должно быть что-то обо мне.

Если вас предали, вам может помочь терапия. Работа над своими мыслями и чувствами позволит вам вырваться из тисков предательства. Если вы хотите узнать больше, свяжитесь с нами в нашей клинике в Бельвю, штат Вашингтон, чтобы узнать, может ли быть полезной работа с психологом или терапевтом.

Об авторе

Доктор Шира Олсен — клинический психолог из Белвью, Вашингтон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *