Содержание

Как стать психологом и сколько это стоит

Окончив факультет психологии, я мечтал сидеть в кабинете, помогать людям и получать за это деньги.

Владимир Цуранков

практикующий психолог

Профиль автора

Я хотел стать частным психологом с 9 класса. Любил читать про методы, которые помогают справляться со страхами, общаться и быть счастливее. А друзья говорили, что я отзывчивый и умею слушать. Так пазл и сложился.

Я бесплатно поступил на факультет психологии. После вуза хотел сразу начать собственную практику, но быстро понял, что вузовских знаний для этого мало. Тогда я смог устроиться только психологом в МЧС с зарплатой 10 000 Р в месяц.

Чтобы исполнить мечту о частной практике, пришлось учиться дополнительно за свой счет. Я проходил тренинги, выбирал специализацию, посещал другого психолога как клиент, сам делал и продвигал сайт. И только через 4 года после вуза, в 2017 году, начал вести свою практику.

Приемы у психологов довольно дорогие. И многие думают, что при как будто непыльной работе мы купаемся в деньгах. Но психологам постоянно нужно повышать квалификацию: учиться, ходить на супервизию и личную терапию, посещать супервизионные группы и участвовать в профессиональных конференциях. На это уходит значительная часть дохода. Я написал эту статью, чтобы рассказать, сколько времени, сил и денег приходится тратить, чтобы вести частную практику.

Как я поступал на психолога

Высшее психологическое образование — обязательное условие, чтобы стать практикующим психологом.

Я поступил на факультет психологии сразу после школы — в 2008 году. Чтобы пройти на бюджет в Воронежский государственный университет, ходил к репетиторам по биологии, математике и русскому. Мне повезло: тогда конкурс был меньше, а проходной балл ниже, чем годом раньше или позже. В итоге я поступил на бюджет и за обучение не платил.

В 2008—2013 обучение в моем вузе стоило бы мне 30 000 Р в год, или 150 000 Р за 5 лет. Сейчас, в 2020 году, всего один год в моем вузе стоит уже 102 800 Р. В других городах обучение еще дороже: в Новосибирском государственном университете — 165 000 Р в год, в МГППУ — 220 000 Р, а в Высшей школе экономики в Москве — 430 000 Р.

А в СПбГУ цена зависит от специализации психолога: дешевле всего учиться на конфликтолога, дороже — на клинического психолога Стоимость обучения на факультете психологии МГУ зависит от формы. Самые дорогие — второе высшее образование и очное обучение. Дешевле всего — магистратура на очно-заочной форме

Чему учат студентов-психологов

Первые два курса учеба была скучной. Математика, история, экономика не имели отношения к психологии. Были и профильные предметы: зоопсихология, психогенетика и психофизиология. Но по ним была одна теория, а мне хотелось практики. Я механически писал конспекты и ходил на семинары. Как пошутил один доцент: «Зачем вам курс общей психологии? Чтобы сдать его и забыть».

На третьем курсе нужно было выбрать направление — психологию личности или социальную психологию. Первая подходила для будущей работы в школах и больницах. А вторая — для работы в крупных компаниях. Штатный психолог там тестирует кандидатов на собеседованиях, помогает адаптироваться новым сотрудникам и проводит тренинги.

Я подумал, что если не стану частным психологом, то работать в компаниях будет прибыльнее. И выбрал социальную психологию.

С третьего курса предметы стали полезнее. Сейчас мне помогают знания, которые остались в голове с курса основ психологического консультирования. А на частной психодиагностике я научился анализировать психологические тесты. Теперь делаю это платно: клиент заполняет тест, а я пишу заключение.

Остальные курсы было просто интересно слушать: нам рассказывали про психические расстройства, психологию семейных отношений, психологию группы.

Каждое лето я проходил практику: работал в двух школах, воинской части и СИЗО. И понял, что это не то, чем я мечтал заниматься. Там я не общался с людьми и не проводил консультаций, а просто бесконечно давал и обрабатывал психологические тесты.

Расписание занятий на первом курсе факультета психологии Новосибирского государственного университета. Примерно такое же было и у меня В университете я научился анализировать психологические тесты. Теперь предлагаю клиентам пройти их, анализирую результаты и отправляю заключения. Беру за это 1000 Р или 1500 Р, а трачу 2—3 часа. Такое тестирование я не рекламирую, поэтому за 2019 год его прошли всего 8 человек

Что дало мне высшее образование

В 2013 году я получил диплом психолога. Я знал, как работает психика, умел писать научные работы и анализировать тесты. Но консультировать людей меня не научили. Недавно моя одногруппница написала в своем инстаграме, что на самом деле название специальности в дипломах психологов должно звучать как «Заготовка психолога. Требует доработок для дальнейшей практики». В чем-то я с ней согласен.

Формально я имел право вести консультации. Но понимал, что моих знаний мало для работы с людьми. При этом не считаю, что потратил время впустую. Сейчас я часто читаю фундаментальные труды по психологии, которые в университете казались бесполезными. Просто тогда мне хотелось больше практики.

Мой диплом о высшем образовании

Как я устраивался психологом в МЧС

Я думал, что получу практические знания, если поработаю по профессии в какой-нибудь организации. И что это потом позволит мне начать частную практику.

За месяц до того как я получил диплом, в местной пожарной части появилась вакансия психолога. Мой вуз сотрудничал с МЧС, и один преподаватель написал мне рекомендацию. Там были хорошие перспективы: военное звание, льготная ипотека, зарплата 30 000 Р и ранняя пенсия.

Но трудоустройство затянулось на год. Я прошел военно-врачебную комиссию, полиграф и 4 собеседования. И несколько месяцев бесплатно работал на полставки, чтобы «познакомиться с профессией».

А когда меня официально взяли на работу в 2014 году, оказалось, что я не получу погоны и бонусы для военных. И зарплата у меня будет не 30 000 Р, а 13 000 Р. Но мне нужна была практика, другой работы не было, и я все равно согласился.

13 000 Р

я получал в МЧС

Через три месяца мою должность вообще сократили. Меня перевели в другой отдел на зарплату еще ниже — 10 000 Р, но я остался работать. Сейчас забавно это вспоминать, но тогда меня еще поддерживали родители, а доход был не так важен.

Все о работе и заработке

Как сменить профессию, получать больше и на чем заработать. Дважды в неделю в вашей почте

Что я делал в МЧС

Вопреки ожиданиям, я никого не консультировал — только проводил тесты. Давал их кандидатам на собеседованиях, а пожарным — когда они выдвигались на вышестоящие должности. Проверял эмоциональное состояние пожарных и психологический климат в части. Работа была рутинная: я мог целыми днями просто сидеть и писать заключения по тестам.

Хуже всего было то, что к психологу в МЧС никто всерьез не относился. Порой я буквально упрашивал сотрудников заполнить свои тесты. Интересными были только учения: это была имитация пожара, а мы выезжали на место для тренировки.

В мои обязанности входило разговаривать с жертвами ЧП. Однажды мы приехали на реальный взрыв бытового газа. Но пострадавших не было, и мое присутствие было формальностью.

А один раз я сопровождал донбасских беженцев из Новочеркасска в Калугу. В Воронеже для них были пункты временного размещения. В одном из них ко мне подошла женщина. Она беспокоилась, что стала вспыльчива и это отражается на ее детях. Думала, с ней что-то не так. Но я не смог тогда провести полноценную консультацию, потому что у меня не было опыта. Просто объяснил, что это нормальное поведение в ситуации такого стресса. Посоветовал быть к себе внимательней: стараться замечать напряжение сразу, когда оно появляется, — так вспышку злости легче предотвратить.

Я проработал в МЧС год. В 2015 году почувствовал, что эмоционально выгораю, понял, что не получаю нужного опыта, и уволился. Зато убедился, что хочу заниматься только консультированием и что для этого мне нужно дополнительное образование.

Чтобы было на что жить, до 2017 года я работал не по специальности. Сначала был оператором колцентра в банке, потом отвечал за аттестацию персонала в торговой компании. А параллельно пошел учиться.

Дополнительное образование

После вуза я думал, что дополнительное образование необязательно и можно все освоить в процессе работы. А поработав в МЧС, понял, что ошибался.

В 2015 году я стал учиться гештальттерапии — это один из методов психотерапии. Если очень упрощать, то гештальттерапия изучает, как человек обходится со своими потребностями: замечает их или игнорирует, удовлетворяет или бездействует.

Иногда человек вообще их не осознает и потому мешает себе их удовлетворить. А от неудовлетворенных потребностей возникают переживания и проблемы. Гештальттерапия помогает избежать их: осознать потребности и понять, как их удовлетворить.

В основном такому учат не вузы, а профессиональные сообщества. Есть общество практикующих психологов «Гештальт Подход». На базе него работает «Московский Гештальт Институт» — это программа подготовки гештальттерапевтов. В Воронеже был филиал общества, можно было учиться без поездок в Москву.

Чем отличается консультирование от психотерапии

Психологическое консультирование базируется на каком-то виде психотерапии, например гештальтподходе, который изучал я. Но считается, что консультирование — краткосрочно и решает только поверхностные психологические проблемы. А психотерапия — длительный процесс, в ходе которого глубоко затрагивается личность человека, и это работа на несколько лет.

Программа, которую я выбрал, состояла из двух ступеней: 1,5 года длился курс «Основы гештальтподхода», 2,5 года — курс «Теория и практика». Я учился с 2015 по 2019, за это время заплатил 567 000 Р.

В отличие от вузовского, это образование включало тренинги, личную терапию, супервизию и интенсивы. Параллельно я прошел две специализации — работу с симптомами и телом и невротические расстройства. Каждая длилась по году. Все оплачивал отдельно и поэтапно, так что зарплаты 20 000—30 000 Р в месяц мне хватало. Кредит я взял только один раз: поехал в Коктебель на интенсив «Искусство пребывания в потоке» и мне срочно понадобились 50 000 Р.

567 000 Р

я потратил на образование с 2015 по 2019 год

Дальше расскажу подробнее, как проходило все это обучение.

Тренинги

Тренинги проходили раз в 1,5—2 месяца и занимали вечер пятницы, всю субботу и воскресенье. Их еще называли трехдневками. Каждый тренинг был посвящен какой-то теме: работе с группами, кризису и травме, отношениям между психотерапевтом и клиентом.

Занятия проходили в группе. За время учебы группа будто прожила целую жизнь. Мы ругались, мирились, боролись за власть и лидерство, благодарили, поддерживали, становились ближе. Это происходило естественно, ведь любая группа развивается по определенным законам. То есть мы учились на своем же опыте.

Каждый день начинался с шеринга — участники рассказывали про свое настроение, делились переживаниями, желаниями и планами на день. Потом была лекция по гештальттерапии и упражнение. Оно помогало проверить на себе то, что услышали на лекции.

Мне запомнилась лекция и упражнение о взаимосвязи тела и психики. Упражнение было такое: мы разделились на пары — один рассказывал историю, а второй слушал и отмечал свои реакции. Потом менялись. Истории были самые обыкновенные: как мы провели время на выходных, о чем говорили утром с близкими. В конце мы обсуждали свои реакции в таком формате: «Когда ты говорил, мои щеки покраснели и я втянул плечи. Мне стало неловко и захотелось спрятаться, чтобы ты меня не видел». Так мы учились замечать связь телесного и психического и лучше себя понимать.

Многие вещи так удивляли, что я потом неделями о них говорил. Я узнал, что если нарисовать непонятную мазню, то узнаешь о себе интересные вещи. Что даже молчащий клиент сообщает психологу многое о себе. И что если примерить на себя роль человека, который тебя бесит, может стать легче.

125 000 Р

я потратил на тренинги

Стоимость тренингов зависит от тренера и региона, где они проходят. Одна трехдневка в Москве стоит в среднем 10 000 Р, а в Воронеже я платил 5000 Р. За 4 года я прошел 25 тренингов и потратил на них 125 000 Р.

Этот сертификат я получил в 2019 году, когда закончил обучение гештальттерапии. Оно длилось 4 года

Личная терапия

Личная терапия — это когда психолог ходит на консультации к другому психологу. Это нужно, чтобы узнать о собственных проблемах. Без личной психотерапии психолог может навредить своим клиентам.

Допустим, психолог злится на родителей, но удерживает эту злость внутри. И к нему приходит клиент с такой же проблемой. Психолог может неосознанно подтолкнуть его к тому, что хочет сам, например ссориться с родителями. А если у психолога проблемы с выражением агрессии, он будет транслировать клиенту такой же тип поведения.

Психологов для терапии нам рекомендовали преподаватели. Одного из них я потом встретил на конференции. Мне понравился его мастер-класс, мы познакомились, и я успел к нему присмотреться. Потом записался на консультацию.

Я начал личную терапию через год после начала обучения — в 2016 году. Должен был пройти минимум 60 часов. Но понимал: чем лучше я знаю себя, тем эффективнее будет моя работа. Поэтому с 2016 по 2019 я прошел 120 часов личной терапии.

Стоимость одной встречи сильно разнится у специалистов. В Воронеже это в среднем 1000 Р в час, а в Москве цена может достигать 8000 Р. Я ходил 3—4 раза в месяц и платил сначала 1000 Р, а потом 1500 Р. За 3 года потратил 156 000 Р.

Во время личной терапии я примерил на себя роль клиента и понял, что чувствует человек на консультации. Терапия помогла мне стать увереннее в себе и меньше конфликтовать с окружающими. Я научился рисковать и стал спокойнее относиться к неопределенности.

156 000 Р

я потратил на личную терапию

Например, без личной терапии я бы так и не отказался от стабильной работы не по специальности. Я бы не справился с тревогой, побоялся подвести близких и не заявил о себе как о психологе. Я вспоминаю, каким был на первой консультации и как потом изменился. И боюсь представить свою жизнь, если бы не терапия.

Индивидуальная супервизия

Супервизия — это когда психолог обсуждает свою работу со специально обученным коллегой, или супервизором. С ним можно обговорить сложные случаи из практики, поделиться догадками насчет клиентов, расспросить о чем-то из теории психологии. Супервизор дает советы, как дальше развивать свою практику, помогает бороться с неуверенностью и страхами, подсказывает, как взаимодействовать с коллегами в психологическом сообществе.

Я начал супервизию в 2017 году, когда у меня появились первые клиенты. Я уже знал, какие супервизоры есть в Воронеже, и быстро нашел подходящего. Но это были редкие визиты, потому что клиентов у меня тогда было мало. Регулярно, то есть дважды в месяц, я стал ходить на супервизию во второй половине 2018 года.

Сначала я спрашивал у супервизора, как начинать терапию, заключать с клиентом контракт, укладываться во временные рамки и сколько денег брать за консультацию. Сейчас обсуждаю запутанные ситуации из практики и свое профессиональное развитие.

78 000 Р

я потратил на супервизию

За время обучения нужно пройти минимум 60 часов индивидуальной супервизии. Как и личная терапия, это стоит 1000—8000 Р за час в зависимости от города. Я платил 1300 Р за час и с 2017 по 2019 потратил на супервизию 78 000 Р.

Специализация

Во время обучения мне нужно было пройти специализацию. То есть углубленно изучить какое-то направление в психологии: кризисы, травмы, психосоматику, сексуальные нарушения, зависимости, работу с подростками или семьями.

Специализации походили на тренинги: в них были лекции, упражнения и работа в группах.

Была еще практика в психиатрической клинике: там я научился работать с депрессиями, тревогами и паническими атаками. На практике я понял, с какими клиентами можно работать самому, а каких надо направлять к врачу-психиатру. Потом ко мне дважды приходили люди с тяжелыми психическими расстройствами. Я сразу перенаправлял их к нужному специалисту, а они благодарили, что я сэкономил им время.

Интенсивы

Интенсив — это что-то вроде долгого тренинга. Он длится 12 дней и включает лекции, супервизию, индивидуальную и групповую психотерапию.

Интенсивы проходят в отелях и на туристических базах — можно совместить обучение и отдых. Когда и где будут проходить интенсивы, я узнавал на сайте «Московского Гештальт института». На первый интенсив ездил в Коктебель, на второй — в Курскую область.

Я добирался до интенсивов на своем автомобиле и жил в отелях, где они проходили. Можно было доплатить за трехразовое питание, но я от него отказывался: хотелось посетить разные кафе в округе.

Интенсивы длились по 12 дней, через каждые 3 дня был выходной. Занятия начинались в 9—10 утра и шли до 6—7 вечера. По утрам была лекция, потом все расходились по процесс-группам. Цель таких групп — разделить переживания с другими. Процесс-группы собирались в начале и в конце дня. Еще каждый день у нас было по 3 часа групповой терапии с перерывом на обед.

127 000 Р

я потратил на интенсивы

В остальное время мы общались, в Коктебеле ходили на море, а вечером веселились. На выходных ездили на экскурсии.

Интенсивы обошлись мне в 127 000 Р

В Коктебеле

36 000 Р

В Курской области

14 000 Р

В Коктебеле

21 000 Р

В Курской области

15 000 Р

Организационный взнос

В Коктебеле

18 000 Р

В Курской области

10 000 Р

В Коктебеле

10 000 Р

В Курской области

3000 Р

В Коктебеле

85 000 Р

В Курской области

42 000 Р

Как я искал первых клиентов

Пока я учился, стал увереннее в себе как в психологе. И осенью 2016 года, еще работая в банке, решил начать искать клиентов для консультирования. В это время я уже полтора года получал дополнительное образование, полгода проходил специализацию по работе с симптомами и телом и съездил на интенсив в Коктебель.

Преподаватели говорили, что нужно рассказывать о себе ближайшему окружению, тогда первый клиент найдется. Но все мои знакомые и так знали, что я психолог, а клиентов почему-то не было. Тогда я создал группу во Вконтакте, всех пригласил в нее и стал репостить статьи, которые мне нравились.

Потом сделал рассылку воронежцам, которых не было у меня в друзьях. Писал: «Здравствуйте. Я профессиональный психолог. Если вам или вашим близким нужна психологическая помощь, готов помочь». Рассылка была наглая, но ко мне обратились 4—5 человек.

В это время моя одногруппница Юля предложила собрать людей и провести встречи на тему эмоционального выгорания. Сотрудничать нам понравилось, и мы придумали совместный проект — «Психологическую студию Pastel». Сделали еще одну группу во Вконтакте и предлагали записываться к нам на консультации. Правда, за год к нам обратились только несколько человек.

Как я делал сайт

В 2018 году мы с Юлей сделали сайт. Несколько месяцев думали: назваться центром или студией, сделать одностраничный сайт или нет, что писать в начале, а что в конце, какой сделать шрифт и логотип. Будто делали сайт один раз и на всю жизнь. Потом за две недели собрали его в конструкторе «Тильда», а еще через неделю все там поменяли. Сейчас у нас на сайте, наверное, уже 25-й вариант. Теперь смешно вспоминать наши абстрактные тексты и цветочки на первом логотипе.

Сайт мы сделали сами и на создание не тратились. Но оплата «Тильды» стоит 9000 Р в год. Мы платим на двоих, поэтому за 1,5 года я потратил 6750 Р.

29 250 Р

я потратил на сайт и рекламу в интернете

Мы запустили рекламу сайта в «Яндекс-директе» и «Гугл-адвордсе». Платим тоже пополам и по минимуму — 30 000 Р в год. То есть за 1,5 года я потратил на рекламу 22 500 Р.

Первые полгода сайт неплохо работал и приводил нам 1—2 клиентов в неделю. Но потом количество заявок упало. Мы переделали оформление, изменили концепцию, но это не помогло. Я понял, что реклама работает плохо и нужно активнее продвигать себя в соцсетях.

Этот сайт мы сами сделали в «Тильде» за 2 недели Я выложил на сайте все свои сертификаты, но это не привлекло клиентов

Продвижение в соцсетях

Группа во Вконтакте у нас уже была. В 2019 году я создал еще две — в Фейсбуке и Инстаграме. Уже не репостил чужие статьи, а сам писал посты о выгорании, стрессе и панических атаках.

Поначалу на один пост уходило много времени. Я боялся, что меня не поймут читатели или осудят коллеги. Потом стал читать рассылку Максима Ильяхова о редактуре — стало легче. Сейчас написание текстов для меня — привычное дело, и я стабильно выкладываю один пост в неделю.

О продвижении в соцсетях я ничего не знал, но и платить за него не хотел. Я изучил информацию в интернете и стал делать все сам.

Сначала купил два онлайн-курса за 5000 Р. Один — о настройке рекламы в Фейсбуке, второй — об Инстаграме. Они дали общее представление о продвижении.

Потом я организовал в Воронеже бесплатный мастер-класс, чтобы привлечь клиентов. Потратил на его рекламу в соцсетях 20 000 Р. Но на мастер-класс люди пришли, а клиентами не стали, и подписчиков не прибавилось.

Свои посты я распространял по разным психологическим порталам: Liwli, «Самопознание-ру», «Гештальт-клуб». Некоторые продвигал платно через Инстаграм. Тратил на это 1000 Р в месяц и за 1,5 года заплатил 18 000 Р.

Весной 2019 года я потратил 20 000 Р на рекламу трех бесплатных вебинаров. Продвигал их через Фейсбук и «Яндекс-директ». После этого ко мне пришли 6 клиентов. Это неплохой результат, ведь клиенты приходят не для разовой консультации, а остаются.

Еще один вебинар я продвигал через известного врача-блогера в Инстаграме. За 8 сторис заплатил ему 14 000 Р. Вебинар был бесплатный, а видеозапись с него я продаю на сайте за 499 Р. Пока ее купили 7 человек.

377 000 Р

я заработал на консультациях с 2017 по 2020 год

Эти усилия принесли результат. Спустя 1,5 года, в 2020 году, заявок на консультации стало больше, и я смог повысить их стоимость. В 2017 году я проводил 3 консультации в месяц по 800 Р каждая. Сейчас, в 2020 году, их 30: со старых клиентов я беру по 1200 Р, а с новых — по 1500 Р.

Раз в 1—2 недели я пишу посты о психологии для своего инстаграма. За 2019 год на мой канал подписались 1400 человек

Аренда кабинета

До конца 2018 года мы с Юлей снимали кабинет с почасовой оплатой. Отдавали по 200 Р в час. Это выгодно, когда клиентов мало. Например, в 2017 году я проводил по 3 консультации в месяц и тратил на аренду кабинета всего 600 Р.

А в январе 2019 года мы арендовали собственный кабинет недалеко от центра Воронежа. Он находится в новом офисном здании с хорошим ремонтом. Еще там бесплатная парковка, а на ней всегда много свободных мест.

В кабинет мы купили кресло, диван, столик, вешалку и пару подушек. За все отдали 20 000 Р, платили пополам.

Аренда с коммунальными услугами обходится в 8500 Р в месяц на двоих. Около 1000 Р тратим на мелочи: чай, кофе, сахар, сладости, воду и бумажные платки для клиентов. За 2019 год я потратил на кабинет 67 000 Р.

Это наш кабинет. Мы хотели поставить еще стеллаж и торшер, повесить на стену картину и свои дипломы, а на окна — жалюзи. Но потом начали работать и забыли про это

Траты в ближайшем будущем

Чтобы были клиенты, нужно постоянно учиться и заниматься продвижением.

В ближайшие 2 года я хочу пройти переподготовку по клинической психологии. И еще несколько программ: по терапии принятия и ответственности, личностно-ориентированной психотерапии, когнитивно-поведенческой и схема-терапии. Обучение обойдется мне в 200 000 Р. Но это мой личный выбор таких дорогих программ.

Мои обязательные расходы — это минимум 241 280 Р в год

Продвижение 80 000 Р
Аренда кабинета 51 000 Р
Личная терапия 36 000 Р — 2 консультации в месяц по 1500 Р
Супервизия 36 000 Р — 2 консультации в месяц по 1500 Р
Налоги 17 280 Р — из расчета 30 консультаций в месяц
Супервизия в группе коллег 15 000 Р — 10 групп по 1500 Р
Участие в профессиональных конференциях От 4000 Р
Интервизионная группа — встреча с коллегами без супервизора От 2000 Р

Продвижение

80 000 Р

Аренда кабинета

51 000 Р

Личная терапия — 2 консультации в месяц по 1500 Р

36 000 Р

Супервизия — 2 консультации в месяц по 1500 Р

36 000 Р

Налоги — из расчета 30 консультаций в месяц

17 280 Р

Супервизия в группе коллег — 10 групп по 1500 Р

15 000 Р

Участие в профессиональных конференциях

От 4000 Р

Интервизионная группа — встреча с коллегами без супервизора

От 2000 Р

Чтобы стать практикующим психологом, с 2015 по 2019 год я потратил 740 250 Р

Личная терапия 156 000 Р
Интенсивы 127 000 Р
Тренинги 125 000 Р
Специализация 81 000 Р
Индивидуальная супервизия 78 000 Р
Аренда кабинета 67 000 Р
Контекстная реклама 22 500 Р
Реклама бесплатных вебинаров в социальных сетях, «Яндекс-директе» и «Гугл-адвордсе» 20 000 Р
Настройка рекламы в Фейсбуке 20 000 Р
Продвижение постов в соцсетях 18 000 Р
Реклама в инстаграме известного блогера 14 000 Р
Оплата «Тильды» 6750 Р
Курсы о рекламе в Фейсбуке и Инстаграме 5000 Р

Личная терапия

156 000 Р

Интенсивы

127 000 Р

Тренинги

125 000 Р

Специализация

81 000 Р

Индивидуальная супервизия

78 000 Р

Аренда кабинета

67 000 Р

Контекстная реклама

22 500 Р

Реклама бесплатных вебинаров в социальных сетях, «Яндекс-директе» и «Гугл-адвордсе»

20 000 Р

Настройка рекламы в Фейсбуке

20 000 Р

Продвижение постов в соцсетях

18 000 Р

Реклама в инстаграме известного блогера

14 000 Р

Оплата «Тильды»

6750 Р

Курсы о рекламе в Фейсбуке и Инстаграме

5000 Р

Что нужно, чтобы стать частным психологом

  1. Получить высшее психологическое образование за деньги или бесплатно.
  2. Получить платное практическое образование. Проходить тренинги, личную психотерапию, супервизию — обсуждение работы с другим психологом.
  3. Выбрать специализацию.
  4. Регулярно выезжать на интенсивы и отрабатывать свои навыки.
  5. Сделать сайт и продвигать его.
  6. Создать группы в соцсетях, регулярно писать посты и рекламировать их.
  7. Арендовать кабинет.
  8. Принимать клиентов и помогать им разобраться в себе.

Психологи рассказали, чем опасна их профессия и где они ищут поддержку

Аналитики рынка труда часто заявляют о том, что вузы готовят слишком много психологов, которые потом остаются невостребованными. По мнению самих психологов, эти заявления односторонние.

«Найти хорошего психолога в любой сфере, будь то организационное консультирование или индивидуальное, или семейные проблемы, далеко не просто. Много людей, которых учат быть психологами, но не так уж много тех, кто может реально помочь людям. Поэтому я не считаю, что рынок труда перенасыщен», — заявил доцент кафедры психологии управления МГППУ Валерий Ильин.

© предоставлено пресс-службой Центра экстренной психологической помощи МЧС

«Найти хорошего психолога в любой сфере далеко не просто»

Более того, по его мнению, общество не до конца понимает, насколько полезной может быть работа психолога, что специалистов действительно не хватает.

«Например, школьные психологи просто необходимы, но их сокращают. При этом в обществе растет уровень агрессии, уровень насилия в семье, учащаются межнациональные и межконфессиональные конфликты. Школьные психологи понимают, насколько мала будет их зарплата, но все равно хотят работать с детьми, а их просто отфутболивают», — отметила Ирина Умняшова, добавив, что число абитуриентов, поступающих в психологические вузы не уменьшается. «В этом году, по крайне мере в нашем университете, был довольно высокий конкурс, что нас не может не радовать. Приходят хорошие ребята», — сказала она.

© Фото:Remy Gabalda

«Школьные психологи просто необходимы, но их сокращают. При этом в обществе растет уровень агрессии».

По ее мнению, самыми востребованными остаются кафедры социальной психологии, которая дает возможность работать в сфере политики, бизнеса, рекламы, то есть — неплохо зарабатывать, а также психологическое консультирование.

«Специализация очень популярна, чему во многом способствуют западные фильмы, западная установка на то, что каждая семья должна иметь своего консультанта. К тому же сфера консультирования позволяет оказать помощь конкретному человеку и почти сразу увидеть результат, что, к сожалению, удается не часто», — пояснила она.

Умняшова также сообщила, что с каждым годом все более популярным становится факультет юридической психологии, который готовит специалистов для работы с людьми, попавшими в сложные жизненные ситуации.

«Это ювенальная психология, ориентированная на социально незащищенные слои населения. Она привлекает студентов еще и тем, что позволяет сразу разобраться в еще одной специальности — юриспруденции», — сказала она.

Фундаментальная нехватка времени

Опрошенные психологи скептически относятся к введению новой системы образования. По их мнению, в настоящее время даже пяти лет не совсем достаточно для базового психологического образования, не то что четырех.

«После базового высшего образования требуется еще как минимум года два, чтобы обучиться непосредственно профессии, включая определенные технологии, в зависимости от того, в какой сфере человек специализируется, и персональную проработку», — сообщил Ильин.

Он рассказал, что в мировой практике при подготовке психотерапевтов, в области классического психоанализа или в любой другой молодой специалист должен сначала какое-то время проработать в качестве клиента с собственным курирующим специалистом. «Если человек такого рода подготовку не прошел, очень быстро возникает проблема профессионального выгорания. Это естественно личностно очень затратная профессия», — добавил он.

© Фото: usdagov

Эксперты сходятся во мнении, что пятилетнего образования недостаточно для получения хорошей профподготовки

Умняшова согласилась с тем мнением, что пяти лет мало для подготовки психологов. «Например, наш центр после обучения предлагает ее трехлетние стажировки. Работа строится так: первый год — это адаптационный период, когда молодой специалист прикрепляется к наставнику, чтобы понять вообще специфику работы. Очень важно своевременно получить необходимый совет. А уже на второй год они выбирают себе специализированные программы», — рассказала она.

Работа без моральной поддержки

«Возьмем, к примеру, западный опыт — там есть достаточно устойчивая, сложившаяся схема помощи внутри профессионального сообщества. Там каждый специалист обращается за профессиональной помощью и поддержкой. Существует масса индивидуальных и групповых консультаций, когда сложные случаи обсуждаются с коллегами. У нас это, к сожалению, находится в зачаточное форме», — отметил Ильин.

Умняшова также выразила мнение о том, что в России у психологов пока слабо сформировано единое профессиональное пространство, но при этом развита система локальных профессиональных сообществ, в которых психолог может получить поддержку.

© Фото: bigbirdz

В России у психологов пока слабо сформировано единое профессиональное пространство

«В этом есть большая потребность. Я, например, одно время ездила на ежегодный слет психологов. Могу сказать, когда я была молодым специалистом, то часто нуждалось в такой помощи, и когда работала как наставник, то видела эту потребность. Это очень оздоравливает специалиста, сохраняет его нервную систему», — сказала она.

Психолог также добавила, что молодым специалистам обязательно нужно постдипломное сопровождение, чтобы тот смог определиться, в какой сфере он будет более успешен. «Не у всех специалистов четко сформировано представление о своем профессиональном будущем, о своих задачах. Эта одна из причин по которой многие уходят из профессии — они не могут определиться, не находят поддержки, никто им не подсказывает в каком направлении работать. Это приводит к тому, что людям становится сложно найти хорошего психолога», — заключила она.

Психологи — это зло! — Переводы с русского на русский — LiveJournal

Психологи — это зло! [Nov. 27th, 2008|01:13 pm]

proshe_prostogo


По крайней мере для меня лично это так. Однозначно. Во-первых, по моим наблюдениям в психологи идут странные люди. Или идеалисты, или хитрожопые. Есть еще одна категория — дамы после развода или аналогичного облома в личной жизни, их просто хлебом не корми, дай только на психолога выучиться.  У них это, как правило, второе высшее.

А выучиться, кстати, легко — в универах самые низкие требования на психологии и социологии, жуткое дело, кого туда набирают.  Вот и прутся в психологи чудики всех мастей. Да не безобидные чудики, а с амбициями. Понятное дело, что получается, когда ума нет, а амбиций прорва.

Идеалисты, выучившись, берутся всем помогать и спасать. Втискивая живых людей в рамки выученных стереотипов. Кто не влезает, ногой его!  Впихнули и радуются, спасли же. Такие с первых ваших слов уже поставили вам диагноз. Причем неважно пришли ли вы на приём или случайно пересеклись на пикнике.На пикнике даже хуже. Если вы по каким-то причинам представляете для этого психолога интерес, на вас будут отрабатывать методики почище пикаперских, демонстрируя «неподдельное» участие и внимание. Если нет, вас ждет снисходительное высокомерие всезнающего человека, вот он весь из себя, а ты букашка мелкая.

Хитрожопые, те обычно из реваншистов. Они без обучения понять не могли, почему в их жизни обломы преобладали, а выучились и всё поняли. Про себя. И теперь своим доверчивым пациентам и случайным людям, тем кто не спрятался, с усердием достойным лучшего применения навязывают своих же тараканов. И ждут, поджидают, а не дождавшись требуют — благодарности. Как же, они вот ничего для людей не жалеют, всё им до последнего таракана отдали, желая добра! Не дай бог, нарвётесь на такого психолога, чаще психологиню, ховайтесь в лопухи. Сразу же, как только услышите сколько она добра людям сделала и как она его (добра) всем желает. Страшные люди эти добряки.

В общем, я допускаю возможность, что существуют на свете те, кого в интернете называют «хорошими психологами» и чуть что советуют: Обратитесь к хорошему психологу. Только я таких не встречала. Ни разу.

Ан, нет. Встречала. Есть у меня приятель — клинический психолог. Он работает с людьми, чьи родственники должны умереть. Ну когда болезнь такая, что речь идёт только о коротком времени и никаких надежд уже нет. Вот он, да. Он хороший психолог. Исключение, подтверждающее правило.

Comments:

(Deleted comment)

это я еще сдерживалась ))
у нас, например, была в большой пикниковой компании дама-психолог. её даже ролевики считали странной!

У меня есть хороший психолог на примете. Ее специализация — отношения детей и родителей. И проблемы детей. Вот она действительно помогает, и помогает прекрасно.
Так что еще одно исключение. Интересно, сколько бы их в итоге набралось по результатам опросов.

мне тоже интересно.
но тогда уж и нехороших психологов неплохо было бы посчитать. для полноты картины.

Мне тоже хорошие психологи не попадались. Вот хорошие стоматологи (которых обычно, мягко говоря, недолюбливают) — попадались. Справедливости ради надо сказать, что попадались они примерно так же часто, как и плохие.

Стоматологи? — Странно. Не очень приятно, конечно, их посещать. Но польза-то очевидная. И совсем уж плохих припомнить не могу, хотя мануальные навыки — это индивидуально, есть такое понятие — легкая рука. Неее, не могу сказать, что хоть раз видела плохого стоматолога.

В отличии от психологов.

Не очень приятно? Ха! Я когда-то боялась до обмороков. После нескольких посещений нормального врача стала ходить с удовольствием.

Мне попадались, к сожалению. Много откровенной халтуры типа пломб, рассыпающихся через 2 недели. Продвинутый вариант халтуры — сделать так, чтобы пломба простояла год, а потом развалилась — и снова к врачу, несите денежки. А при каждой новой постановке пломбы зуб еще больше обтачивается, причем в этом совершенно нет необходимости, потому что грамотно поставленные пломбы стоят намного дольше. Экономия на анестезии и материалах. На мой взгляд, этого вполне достаточно для того, чтобы говорить о плохом стоматологе.

Психологи, которые мне попадались, были уровня «жилетка» — вся их помощь состояла в том, что можно было выговориться. Но мне кажется, этим работа психолога не исчерпывается. Были и такие, которые в ситуации, когда было и без того хреново, убеждали меня, что я дура, жизнь у меня дерьмо и будет еще хуже. Это уже, пожалуй, ближе к психологической халтуре…

не, я удовольствия от посещения стоматологов не испытываю, хотя с халтурой или экономией не сталкивалась. но я природный трус и не очень удобный пациент. имею скверную привычку хватать доктора за руку, когда в руку инструмент жужит.

я слышала, что есть дельцы от стоматологии, но живьём никогда не видела.

а психологов я ни разу не посещала. из-за недоверия и личных знакомств. так уж получилось что не ближний круг, а когда собирается большая компания на отдыхе — вот там оказалось много преуспевающих психологов, вернее психологинь.
ужас-ужас. особенно, если учесть, что эти дамы в своих кругах ДЕЙСТВИТЕЛЬНО слывут очень хорошими профи. такие отзывы я слышала от других врачей. что ещё больше настораживает.

мои приятели обращались. по разным поводам. результат — как у вас. еще один вариант — сюси-пуси и надо смотреть на жизнь с оптимизмом.
еще бы рассказали, где его брать.

Удовольствие? Да запросто. Ближе всего оно к удовольствию от обновки — вот какой у меня теперь красивый и белый зуб.

Ну так то в своих кругах. Вы же не знаете, как они ведут себя на приеме. Может, те негативные явления, которые вы описали, — это у них профессиональная деформация, как у учителей (особенно начальных классов) — стремление всеми командовать в мелочах, или отрывистая речь и приказной тон у военных.

не, мне такое недоступно ))
максимум, облегчение. что еще долго можно будет со стоматологами не иметь никаких дел.
я даже после посещения шинанит — не знаю, как это называется по-русски, ну когда тебе зубной камень снимают и зубы слегка отбеливают, примерно раз в год, в полгода надо ходить — вот даже после такого визита испытываю одно облегчение. несмотря на голливудскую улыбку ))

то-то и оно, что знаю. от друзей, которым доверяю.

а вообще, мне все эти профессиональные издержки представляются больше свойством характера. если училка начальных классов дома или в общении с друзьями стремиться командовать и руководить, влезая во все мелкие детали, то я предпочту избегать такое общение.

Ну вот такая извращенная логика 🙂

Может быть, и так — человек с тем или иным складом характера выбирает определенную профессию, а потом профессия уже усиливает его черты.

возможно.

помню такого дяденьку- военного, большого начальника. дяденька искренне интересовался живописью, посещал все выставки, сам писал, даже учился в юности у какого-то ученика Куинджи. вот он однажды посоветовал посетить какую-то выставку. неизвестного в широких кругах итальянского художника- модерниста. советовал, хотя сам еще не успел посмотреть. а когда его спросили, почему он рекомендует, дяденька ответил как отрезал: мне доложили.
:)))

Психология служебной деятельности. Специалитет УрФУ

Описание программы:


37.05.02
Психология служебной деятельности
Науки об обществе
Уральский гуманитарный институт
Специалитет
2020

В департаменте психологии подготовка психологов ведется с 1992 года. За это время подготовлено более 3000 психологов.

«Психология служебной деятельности»  это специальность, востребованная на рынке труда. В условиях неопределенности и нестабильности будущего, регулярно происходящих критических событий важными становятся специалисты, помогающие выстроить карьеру, определить пути профессионального развития, найти ресурсы для саморегуляции эмоционального состояния, выстроить эффективную работу коллектива и т.д. Специалисты в области психологии служебной деятельности требуются во многих ведомственных и силовых структурах, органах власти разного уровня, государственных и коммерческих организациях.

Обучение на программе ориентировано на практику, а знания, которые получат студенты, однозначно пригодятся в повседневной жизни. Образовательная программа разработана с привлечением специалистов из реального сектора экономики и силовых структур.  Специалисты-практики участвуют и в преподавании.

Окончание программы специалитета позволяет преподавать в высших учебных заведениях и сразу поступать в аспирантуру.

 

Чему и как я буду учиться?

Основной целью образовательной программы специалитета «Психология служебной деятельности» является подготовка специалистов, способных эффективно решать комплексные задачи психологического обеспечения управления, консультирования работников и подразделений в различных объединениях и организациях, государственных,  политических и силовых структурах.

Круг решаемых вопросов в рамках профессиональной деятельности:

·       проведение собеседований на профпригодность лиц для службы в государственных и силовых структурах, органах внутренних дел при поступлении на определенную должность или на обучение;

·       составление характеристик служащих, проведение анализа результатов их работы, сопоставление результатов с условиями труда и психологическим климатом в коллективе;

·       психологическая подготовка коллектива к профессиональной деятельности в повседневных и экстремальных условиях;

·       восстановление работоспособности и проведение мероприятий по психологической реабилитации сотрудников силовых структур, получивших психические травмы после экстремальных условий;

·       анализ и прогноз психологической атмосферы в коллективе, разработка программы совершенствования сотрудников для эффективной самореализации;

·       оказание помощи в вопросах профориентации, профессионального роста.

Учебные дисциплины:

·       психологическое обеспечение служебной деятельности;

·       военная психология;

·       судебно-психологическая экспертиза;

·       юридическая психология;

·       психология безопасности;

·       психология здоровья;

·       психофизиологическая экспертиза с использованием аппаратных средств;

·       психология общения и переговоров;

·       психология толпы и массовых беспорядков;

·       практикум психологического портретирования и другие.

 

Приглашаем абитуриентов на онлайн-встречи с представителями департамента психологии https://psy-urgi.urfu.ru/ru/events/9505/

 

Видео о программе

Есть вопросы? Задайте их во «ВКонтакте» и «Фейсбуке»  или по телефону горячей линии по приему-2021 8 905 800 35 95 (работает WhatsApp)

Хватит это терпеть: 7 шагов к психологической помощи

Краткая инструкция по тому, как и к кому обращаться за психологической помощью

Вместе с авторами книги «Хватит это терпеть. Как выбрать психотерапевта и научиться с ним работать» практикующими психологами Антоном Вотриным и Настасьей Соломиной, а также психотерапевтом Алексеем Деминым разбираемся, к кому из специалистов обращаться при психических расстройствах.

1. Что такое психотерапия?

С точки зрения науки психотерапия это — «лечение психических и эмоциональных расстройств и связанных с ними телесных заболеваний психологическими методами». Ее применяют при депрессиях, тревогах, хронических болях, расстройствах пищевого поведения. В целом человек обращается за психологической помощью, если хочет что-то изменить в своей жизни, научиться новому и решить конкретную проблему. Иногда бывает потребность проработать детские травмы, примириться с прошлым, изучить и понять себя, свои ценности, найти смысл жизни.

Психотерапия помогает:

  • повысить самооценку,
  • изменить мысли,
  • улучшить настроение,
  • почувствовать себя счастливее,
  • научиться управлять своими эмоциями,
  • снизить тревогу,
  • освободиться от навязчивых мыслей и импульсов,
  • научиться контролировать свое поведение,
  • понять себя,
  • научиться общаться с людьми,
  • обрести независимость от чего-то или кого-то,
  • научиться наслаждаться жизнью,
  • улучшить какую-то способность (больше работать, запоминать, концентрироваться),
  • увеличить продуктивность.

2. Чем психолог отличается от психотерапевта и психиатра?

Например, психолог, психотерапевт и психиатр работают над депрессивным состоянием. Чаще всего к психологу обращаются при легкой депрессии, а при более тяжелом течении — к психотерапевту и психиатру. Все специалисты работают с ментальными расстройствами.

Психолог — это человек, в чьем дипломе о высшем образовании указана специальность «Психолог», «Преподаватель психологии» или «Психолог-педагог». По закону психолог имеет право заниматься лишь «психологическим консультированием», а не «психотерапией». Кто-то из психологов работает только с депрессией и ОКР, кто-то с отношениями в паре, другие — с утратой. Клиентов с психиатрическими диагнозами психолог может либо перенаправить к врачу, либо подключить последнего к совместной работе.

Психиатр — специалист, получивший высшее медицинское образование и прошедший интернатуру или ординатуру по психиатрии. Это врач, который может назначать медобследования и выписывать антидепрессанты. Психиатр занимается лечением, например, биполярного расстройства, психозов, деменции, шизофрении.

Психотерапевт — человек с высшим медицинским образованием, прошедший переподготовку по специальности «Психотерапия». Если для вас важно, чтобы психотерапевтом был именно врач, лучше уточнять это у специалиста заранее. Отдельно нужно узнать, может ли психотерапевт выписывать рецепты на лекарства, потому что у некоторых врачей на это нет разрешения.

Кризисный психолог — психолог, который работает с горем, утратой, острыми состояниями. К нему обращаются в случае, если кто-то пережил смерть или самоубийство близкого человека, ЧП.

Сексолог — врач, занимающийся сексуальным здоровьем человека. К нему обращаются, если сексуальная жизнь не приносит удовольствия или вовсе отсутствует.

Существуют и такие специалисты как когнитивно-поведенческий терапевт, психоаналитик, гештальт-терапевт, схема-терапевт — так называют себя психологи и психотерапевты в соответствии с методом, в котором они практикуют.

Самостоятельно определить, к кому идти в первую очередь, сложно. Поэтому совет — идти хоть к кому-то, а он уже определит дальнейший маршрут.

3. Как найти хорошего психолога (если вы решили, что путь к психотерапии хотите начать с него)?

Есть несколько важных критериев:

  1. Образование и наличие диплома. Высшее государственное образование — база, которая для всех примерно одинакова. Дополнительное образование у каждого специалиста свое: обучение психотерапевтическим направлениям, методам работы с определенной проблемой, развитие навыков. Профессионализм складывается из кирпичиков, которые каждый психолог подбирает для себя в зависимости от интересов и потребностей.
  2. Комфорт. Психотерапия не должна усложнять жизнь. Если важны живые встречи, то ищите психолога в своем родном городе. Если готовы общаться по видеосвязи, обратитесь к специалисту онлайн. Нет смысла по полгода ждать консультации именитого психолога, если проблема срочная. Не стесняйтесь учитывать пол и возраст специалиста. Здесь нет этичных или неэтичных вопросов и критериев. Вам нужен человек, которому вы сможете доверять.
  3. Стоимость консультаций. Она должна быть для вас доступной и не создавать ситуации, в которой придется занимать деньги у знакомых или брать кредит. Принцип «чем дороже, тем лучше» здесь не работает. Разницы между консультацией за ₽1 тыс. у психолога из региона и за ₽10 тыс. у популярного психотерапевта скорее всего не будет. Высокая стоимость связана с загруженностью специалиста или его популярностью. Также существует множество бесплатных форм психологической помощи: телефоны доверия, кризисные центры, группы поддержки для наркозависимых и так далее.
  4. Метод работы. Если вы ничего не знаете о направлениях и о своем состоянии, посмотрите, в каком методе работает заинтересовавший вас специалист. Главное — узнать, является ли данный метод общепризнанным и доказательным.

4. Можно ли убедить человека в том, что ему необходима психологическая помощь?

Убедить нельзя! Один из главных принципов психотерапии — добровольность. Насильно заставлять человека идти к психотерапевту — вредно. Можно помочь, объяснить, предоставить примеры того, как консультация положительно влияет на дальнейшую жизнь. Повлиять на убеждения и ценности другого человека — достаточно сложный процесс и сделать это за один разговор тяжело. Важно замотивировать человека, но решение он должен принять сам.

5. Где искать терапевта?

Профессиональные ассоциации — это объединения психологов на основе метода, в котором они работают. Есть ассоциации психоаналитиков, сексологов, когнитивно-поведенческих психотерапевтов, а у них, в свою очередь, — сайты со списком членов и полезными материалами по психотерапии.

Социальные сети — отличный способ найти психолога и понять, насколько он/она вам нравится. Многие психологи ведут свои блоги и/или каналы в Instagram, YouTube, Telegram и других соцсетях. Через них вы можете понять, придерживается ли психолог принципов доказательной терапии или любит лечить ауру отваром из крапивы, а также узнать полезную информацию о ментальном здоровье.

Бесплатная психологическая помощь на базе государственных организаций, таких как психоневрологические диспансеры и соцслужбы. Она ориентирована на те категории людей, которые находятся в уязвимом положении. Качество услуг в таких местах непредсказуемо, поэтому к этому виду помощи лучше обращаться, если нет других вариантов.

Мобильные приложения или агрегаторы — здесь большой выбор специалистов. Но формализация анкет, как правило, не предполагает их глубокого изучения. Чтобы узнать подробнее о взглядах и ценностях человека, вам все равно придется найти и изучить его блог, в то время как на платформе обычно скрыты фамилии.

6. Сколько по времени должна длиться терапия у психолога?

Если кратко, то от одной встречи до нескольких лет. Есть специалисты, которые придерживаются идеи краткосрочной терапии. Кто-то считает, что каждая консультация должна по своей эффективности быть как последняя. Сколько времени нужно конкретному человеку для решения его проблемы, можно понять только в процессе работы. Существуют протоколы для работы с расстройствами, но и они разнятся в зависимости от состояния обратившегося человека. Все очень индивидуально. Здесь важно ориентироваться не на цифры, а на результат: кому-то будет достаточно одной встречи, а некоторым и десяти будет мало.

У психотерапии нет задачи удерживать клиента как можно дольше. Принцип современной научно-обоснованной психотерапии в том, чтобы клиенту стало хорошо в максимально короткий срок.

7. Как понять, что терапия работает?

Ваш психолог хорошо поработал, если:

  • у вас снизилось проявление симптомов — например, уменьшилось количество панических атак в день;
  • вы стали лучше понимать себя и свое поведение;
  • чувствуете, чего хотите, а от чего испытываете фрустрацию;
  • используете в реальной жизни техники или опыт, полученные на терапии.

И, наконец, вы понимаете, что можете пропустить консультацию и справиться с проблемой самостоятельно. Да и сами проблемы кажутся не такими срочными и нерешаемыми.

«Помогать людям и познавать себя», – Елена Солдатова о профессии психолога

 

В ноябре в России отмечают День психолога. Этот день не имеет официального статуса, но при этом празднуетсяпсихологическим сообществом. Психическое здоровье человека не менее важно, чем физическое. Оно говорит о состоянии благополучия, при котором человек может реализовать свой собственный потенциал, может справляться с обычными жизненными стрессами, продуктивно и плодотворно работать, а также вносить вклад в жизнь общества. Елена Солдатова, декан Психологического факультета Института социально-гуманитарных наук ЮУрГУ рассказала о становлении психологии как науки, отношении к профессии и новых направлениях.

– В чем особенность работы психолога?

– Психолог – это не только работа, это еще и призвание. Тот, кто приходит в психологию, приходит потому, что ему хочется помогать людям, познать себя. Это начинается, как правило, с детства и с интереса к тому, что движет человеком, какие у него мотивы, что заставляет его делать выбор, как научиться быть полезным и эффективным. Решить эти вопросы может помочь психология.

Еще недавно приходилось слышать мнение, что к психологу лучше не ходить, что человека посчитают ненормальным. Но на сегодняшний день большинство более адекватно воспринимают психологическую помощь. Все-таки психолог – это человек, который занимается с обычными людьми, без серьезных психических отклонений. Психолог помогает людям, которые попали в трудную жизненную ситуацию, когда ранее эффективный и успешный человек вдруг начинает чувствовать, что ему трудно решить какую-либо проблему, у него все «валится из рук», ничего не получается, когда человек не может справиться с этим своими ресурсами и изменить ситуацию сложно. Психолог не дает советов и не учит жизни, а помогает человеку открыть в себе ресурсы, которые он сам не видит в этой сложной ситуации.

– Как давно оказывается психологическая помощь в России?

– Психология – довольно молодая наука, началась она с практики в начале прошлого века именно как прикладная наука. Ее корни есть в философии, древние ученые пытались выяснить, что такое душа, а «психика» в переводе означает именно «душа». Речь шла о том, как думает человек, об его мировоззрении. В конце прошлого века начали обращать внимание на то, как помочь человеку справиться с проблемами. Современный размах наука получила в конце прошлого века. В России профессия психолога не была массовой –  всего несколько факультетов выпускали психологов. В разное время очень интенсивно развивались прикладные исследования в области педагогической психологии и психологии детства, а также: спорта высших достижений, подготовки космонавтов. Почему? Для того, чтобы отправить человека в космическое путешествие, туда, где закрытое пространство, где нет возможности широкого общения, где есть только команда. И команда эффективна только тогда, когда все члены понимают и принимают друг друга. Именно поэтому нужен был психологических отбор, чтобы помочь эту команду сформировать, чтобы посмотреть, насколько они будут эффективного взаимодействовать и эффективно работать. В советское время наши спортсмены показывали достаточно высокие результаты и с ними как раз работали психологи. Работа шла на целеполагание, на выносливость, на устранение «эффекта экзамена», когда от волнения человек не может показать, на что способен. С конца 90-х активно начала развиваться система психологического сопровождения в образовании. Тогда появилось много психологов, которые в эпоху перемен, в ситуации серьезных экономических и социальных потрясений стали опорой для системы образования, для многих семей. Все эти направления актуальны и сейчас.

– Какие новые направления появились в последние несколько лет?

– Если говорить о направлениях в научной и прикладной психологии, то их по-прежнему достаточно много: психология личности, психология общения, организационная психология, психология массовых коммуникаций, психология влияния и пр. Вообще, психология применяется везде, где есть человек и человеческие отношения. Новое появляется там, где появляются новые технологии. Сейчас, в связи с информатизацией, многие люди, особенно дети, уходят в интернет-пространство, в цифровое пространство и исчезает момент человеческого общения здесь и сейчас. Это меняет личность человека и приводит к определенным проблемам. Еще одно из направлений связано с созданием искусственного интеллекта. Основная задача для его создателей – научить его вести с человеком так, чтобы нельзя было понять, что он – ненастоящий. Но это то самое, что я считаю, нельзя воссоздать. Человек отличается от машины как раз тем, что он способен испытывать эмоции, а не только имитировать их. Это то направление, где складываются ресурсы айтишников и психологов. Говоря о новых направлениях, можно сказать, что сейчас на первый план выходят межпредметные связи, развивающие психологию, такие как: нейропсихология, психогенетика. Новые технологии в смежных науках обогащают психологию новыми методами, новыми задачами.

– Насколько важна психология в жизни современного человека?

– В конце прошлого века, накануне 2000-х годов мы верили, что XXI век – век психологии. Я считаю, что это по-прежнему актуально. В связи с тем, что интенсивно развиваются цифровые технологии, и, к сожалению, человек уходит в «другое пространство», человеческие отношения меняются, меняется и отношение к себе, меняется мышление, мировоззрение. Для того, чтобы противостоять чуждым влияниям необходимо сохранять собственную идентичность и личностную целостность, а это значит – уметь понимать себя. Для того, чтобы человеку оставаться человеком, обязательно нужно как минимум знать основы психологии, общаться с психологом. 

 

Мифы о психологии и психологах

Всего каких-то десять лет назад профессия психолога у нас в стране считалась одной из самых экзотичных, а сама психология как наука казалась неким таинственным знанием, сродни религиозному. И если в западных странах иметь личного психолога и посещать его с такой же регулярностью, как, например, стоматолога или парикмахера, считается обычным делом, то у нас это могут себе позволить далеко не все. И дело здесь не только в ограниченных финансовых возможностях большинства наших граждан (консультация у психолога стоит не дороже приема у платного врача). Просто сказанные про кого-либо такие слова «консультировался у психотерапевта», имеют в сознании наших граждан пугающе негативную окраску. В западной же культуре это могло бы означать, что у человека несколько дней было плохое настроение и ему нужно было облегчить душу. Или человек пережил какое-либо потрясение, например, утрату близкого человека, и ему легче перенести потрясение, чувствуя поддержку психолога. Если «болит» душа, если все валится из рук, если тяжело выйти из подавленного состояния, если потерян смысл жизни и при многих других «если» на Западе принято обращаться к психологу-консультанту.

Давайте рассмотрим несколько мифов, сложившихся в нашем сознании по поводу психологической помощи.

Зачем идти к психологу, ведь можно просто излить душу другу?

Так думают многие. Да, друг, конечно, выслушает и поддержит. И вам очень повезло, если у вас есть тот, кого бы вы назвали настоящим другом. Но другу трудно быть с вами объективным, — вы же друзья. Психолог же нейтрален по отношению к вам, ему легко смотреть на ситуацию со стороны. Во-вторых, профессионал обладает более широким кругозором в области человеческого поведения, научными и практическими знаниями о закономерностях возникновения, проявления и формах протекания проблемных ситуаций, возможных способах коррекции. Все это позволяет ему лучше понять вашу ситуацию и наметить пути выхода из проблемы.

Психология — это то, что позволяет одному человеку видеть другого насквозь, а это не всегда приятно

Здесь необходимо сказать, что о многих вещах, на которые в данной культуре наложено табу, психология говорит как о реально существующих явлениях и фактах человеческой психики. И психолога тяжело разочаровать или удивить какими-либо подавляемыми в данной культуре или сообществе проявлениями человеческой души.

Психолог представляет всю сложность человеческого существа и понимает, что нельзя судить о море, ориентируясь только на то, что происходит на его поверхности. Подводный мир может многое рассказать о жизни моря. И глубина — это постоянный предмет профессиональной деятельности психолога. Психологи используют свои знания для более точного познания законов человеческого бытия, а вовсе не для разоблачения каких-то тщательно замаскированных черт.

Психологи иногда ассоциируются с магами и колдунами

Если вы ждете, что вашу жизнь кто-то может изменить без вашего участия, путем заключения договора с некими могущественными силами, то вы ошибаетесь. Измени себя, и ты увидишь, как изменился мир. Задача психолога — помочь вам построить свою жизнь по-новому. Но строить ее вы будете сами. И психолог может показать вам, куда идти, но идти придется вам.

Мифы о психологии и психологахУстановка «вот я пришел, сделайте так, чтобы все было хорошо», здесь не срабатывает. В результате психотерапевтического процесса могут происходить непосредственные изменения только на уровне психической реальности клиента. То есть меняется субъективное восприятие событий внешнего мира, но не сам мир, его физическое и событийное содержание. Изменения же во внешней реальности человека, включенного в психотерапевтический процесс, всегда есть опосредованный результат изменений происходящих на внутреннем, психическом плане бытия. В самом упрощенном виде это выглядит как причинная связь «стимул — реакция». Меняется субъективное восприятие людей и событий — меняется и отношение к ним. Меняется поведение человека — меняется реакция окружающих на это его поведение. Оккультизм же во всех своих многообразных проявлениях указанные условия-самоограничения отрицает. Колдуны и экстрасенсы, как правило, наоборот, делают в своей практике акцент на том, что жизнь и судьбу человека могут изменить либо они сами, либо действующие через их посредство некие «высшие силы». Причем, согласие самого человека на такое изменение для этого вовсе не обязательно. Главной задачей психотерапевта является максимальное расширение свободы выбора человека, возможности руководствоваться в жизни дарованной от Бога свободой воли. Задача же оккультиста — прямо противоположна. Максимально ограничить свободу воли человека, а при возможности и вовсе лишить его таковой. Тем самым они получают возможность манипулировать людьми в своих целях. Это и есть суть любого зомбирования вне зависимости от того, какими конкретно средствами оно проводится.

Психология — это нечто абстрактное, непонятное, искусственно созданное и занимающееся тем, что и так давно известно

Так, вероятно, думают те, у кого давно есть готовые ответы на любые жизненные вопросы. Но все ясно и давно известно может быть только от отсутствия знаний. Любой образованный человек знает, что, изучая какую-либо науку, какую-либо сферу жизни, познавая ее закономерности, мы каждый раз убеждаемся, что «все не так сложно, как мы думаем, — все намного сложнее». И нельзя понять этот мир и других людей в нем, пытаясь втиснуть индивидуальный, неповторимый и динамичный мир каждого человека в свою схему мировоззрения. И когда мудрый Сократ говорил: «Я знаю лишь то, что ничего не знаю», — он не лукавил. А .Камю как-то сказал: «Человек мыслящий занимается обычно тем, что старается сообразовать свое представление о вещах с новыми фактами, которые его опровергают. В этом-то сдвиге, в этой-то изменчивости мыслей, в этой сознательной поправке и заключается истина, то есть урок, преподаваемый жизнью».

Некоторых людей пугает приставка «пси» в слове «психология»

Представление об этой науке в их сознании тесно переплетено со словами «псих», «психушка», «психиатрия». Мнение, что психология имеет дело только с психическими отклонениями, что ее цель — обнаружить таковые у всех, кто обращается за помощью, очень живуче. В переводе с греческого «психе» означает «душа». Психология, т.е. наука о душе существует для самопознания. Лишь разобравшись в своей душе, можно понять всю сложность, все своеобразие и уникальность других людей и принять их.

психологов столкнулись с последствиями за помощь в пытках. Этого не достаточно.

Рой Эйдельсон, психолог из Пенсильвании, член Коалиции за этическую психологию и бывший президент организации «Психологи за социальную ответственность».

13 октября 2017 г.

В августе два психолога, Джеймс Митчелл и Брюс Джессен, урегулировали иск, поданный Американским союзом гражданских свобод от имени трех бывших заключенных ЦРУ. Психологов обвинили в разработке, реализации и надзоре за экспериментальной программой ЦРУ по пыткам и жестокому обращению (за которую их консалтинговая фирма получила десятки миллионов долларов).Улики против них были убедительны: подробный отчет Сената, многочисленные показания, недавно рассекреченные документы и даже мемуары Митчелла. До урегулирования Митчелл и Джессен отрицали какую-либо юридическую ответственность, а их адвокаты доказывали их невиновность, сравнив их с техниками низшего звена, чьи работодатели снабжали гитлеровские лагеря смерти смертельным газом.

[Почему все больше и больше американцев отказываются от пыток]

Как психолог, который провел последнее десятилетие, работая с коллегами и другими правозащитниками, чтобы изменить моральный компас моей профессии против пыток, я признаю это достижение, даже если это не тот ужасный вывод об ответственности, который я бы предпочел.Это дело знаменует собой первый случай юридической ответственности любого рода для психологов, которые нарушили этические стандарты — и элементарную порядочность — заявив, что они просто выполняли правительственные приказы о пытках. Достижение этого момента было тяжелой битвой. И еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем участие психологов в пытках будет прекращено навсегда.

После 11 сентября Митчелл и Джессен были не единственными психологами, которые, привлеченные призывом к патриотизму или неожиданным деньгам, действовали как ключевые игроки в военной машине, которая методично разрушала умы и тела заключенных.Государственная политика требует, чтобы психолог находился под рукой всякий раз, когда задержанный подвергался пыточным методам, таким как пытка водой. Извращенное обоснование: согласно меморандумам государственных юристов того времени, «пристальное наблюдение» со стороны медицинских работников представляло собой ясное доказательство того, что не было конкретного намерения причинить сильную боль или страдание.

Количество психологов, прямо или косвенно причастных к жестоким задержаниям, неизвестно. Но вполне вероятно, что они присутствовали на объектах по всему миру, в том числе на «черных объектах» ЦРУ в Афганистане, на Кубе, в Таиланде, Польше, Румынии и Литве.Ни один из этих психологов никогда не подвергался санкциям за нарушение этики государственными лицензионными советами или профессиональными ассоциациями — даже те относительно немногие, чьи личности известны. Отчасти это связано с тем, что Американская психологическая ассоциация (АПА) — крупнейшая членская организация психологов в мире — не смогла эффективно защитить основополагающие принципы профессии «не навреди».

В 2007 году, посещая ежегодное собрание АПА в Сан-Франциско, чтобы выступить с докладом о военной пропаганде, я был одновременно потрясен и вдохновлен презентациями и протестами, освещающими роль психологов в США.S. задержания и допросы. Я присоединился к группе, толкавшей APA, чтобы выровнять свой корабль. Наши усилия включали в себя обширные исследования, онлайн-петиции, правозащитные видеоролики, множество обзоров и статей, выпуски новостей, презентации на конференциях, протесты на съездах, референдум членов АПА, кампании за руководящие должности в АПА и жалобы на этические нормы.

[Пытки — это не проблема «связей с общественностью»]

На протяжении большей части десятилетия наши усилия обычно встречались опровержениями, каменной стеной и ответными личными нападками внутри нашей профессии.На публичных форумах директор по этике АПА отклонил сообщения о жестоком обращении с заключенными, назвав их «долгими слухами и инсинуациями и недостатком фактов». Президент одной ассоциации осудил диссидентские голоса как «оппортунистических комментаторов, маскирующихся под ученых». Другой посоветовал нам «сбить температуру на возмущение». Известный военный психолог хвастался в своих мемуарах: «Я столкнулся с одним из моих критиков и пригрозил заткнуть ему рот, если он не сделает этого сам».

Другими словами, лидеры АПА умышленно принимали политические решения, которые служили поддержке, а не противодействию правительственным операциям по допросам и задержаниям, настаивая на том, что психологи помогали гарантировать, что эти операции были «безопасными, законными, этичными и эффективными».«Мы были сбиты с толку и растеряны тем, что они позволили решающим решениям в области психологической этики руководствоваться методами войны администрации Джорджа Буша с терроризмом, которые включали пытки. всесторонний независимый обзор, проведенный адвокатом Дэвидом Хоффманом из юридической фирмы Sidley Austin. 500-страничный отчет подтвердил наши собственные исследования и расследования. Он пришел к выводу, что APA, несмотря на растущее количество доказательств жестокого обращения с задержанными, тайно координировал свои действия с защитой Должностные лица департамента продвигать политику этики, соответствующую предпочтениям правительства.Частично это было достигнуто за счет объединения ключевой оперативной группы АПА с инсайдерами военной разведки и использования представителей Пентагона для закулисной помощи в составлении и проверке последующих политических заявлений АПА и пресс-релизов. В отчете также делается вывод, что лидеры АПА пошли по этому пути, чтобы «выслужиться» перед военным истеблишментом — источником прибыльных грантов и контрактов — и способствовать развитию психологии в этой этически чреватой сфере.

Вскоре после публикации отчета в июле 2015 г. руководители АПА выступили с заявлением, в котором содержались извинения за «отсутствие четкой и последовательной позиции против пыток» и выражение сожаления по поводу того, что «некоторые члены АПА и другие критики в частном порядке и публично обесценивается за то, что вызывает опасения.В следующем месяце руководство APA предприняло важные шаги, чтобы официально запретить членам участвовать в допросах по вопросам национальной безопасности — спустя 13 лет после того, как Митчелл впервые продал ЦРУ информацию о пытках водой, будучи членом APA.

Заманчиво полагать, что соглашение ACLU с Митчелл а Джессен означает, что эпоха безнаказанности за пытки закончилась, хотя ни одна из них не понесла серьезных последствий. Но я сомневаюсь в этом, по крайней мере, по трем причинам. Во-первых, у нас есть авторитарно настроенный главнокомандующий, который настаивает на том, что «пытки работают». .Во время своей кампании в Белый дом Дональд Трамп заявил, что он «вернет чертовски много худшего, чем пытка водой». С момента вступления в должность Трамп назначил обоих директорами ЦРУ, которые утверждали, что такие, как Митчелл и Джессен, патриоты. , а не пытки, и заместитель директора, который руководил местом пыток ЦРУ и участвовал в незаконном уничтожении видеопленок.Трамп также выдвинул на административную должность адвоката, который написал несколько печально известных «записок о пытках», работая в офисе Буша. юрисконсульта.И президент серьезно задумался о том, чтобы вновь открыть секретные сайты ЦРУ и расширить использование следственного изолятора в заливе Гуантанамо.

Во-вторых, и это не менее отрезвляюще, опросы общественного мнения за последнее десятилетие постоянно показывали, что многие американцы (примерно половина, а иногда и больше) поддерживают пытки подозреваемых в терроризме, по крайней мере, иногда. Эта позиция сохраняется, несмотря на то, что методы «расширенного допроса» не позволили получить полезную информацию, несмотря на то, что обращение к пыткам нанесло ущерб моральному авторитету Соединенных Штатов во всем мире, и даже несмотря на то, что эти гротескные методы способствовали радикализации нового поколения противников. .

[Невероятная история, в которую вы должны поверить по поводу отчета о пытках]

В-третьих, хотя запоздалые реформы, разворачивающиеся в АПА, безусловно, обнадеживают, они остаются хрупкими. Влиятельные группировки психологов, в том числе некоторые представители военной разведки, пытаются повернуть время вспять. Они продолжают работать над тем, чтобы дискредитировать отчет Хоффмана и его выводы о многолетнем сговоре, а также вернуть оперативных психологов в комнаты для допросов и тюремные блоки.В крайнем случае, некоторые противники недавних изменений в политике утверждали, что АПА стала «добровольным сообщником таких организаций, как «Аль-Каида» и ИГИЛ».

Психологи очень хорошо понимают долговременное воздействие травмы. Бесы глубоких душевных ран могут продолжаться бесконечно. Коллеги, работающие с пострадавшими от пыток, описывают непреодолимое чувство беспомощности, сломленности и оторванности от других людей, которые являются прямым следствием того, что они подверглись мучительному насилию и унижению со стороны другого человека.Их преследуют воспоминания и ночные кошмары, и стойкое чувство безопасности кажется невозможным.

Вот почему соучастие психологов, будь то активное участие или молчаливое согласие, так вопиющее. Именно поэтому мы (и другие медицинские работники) должны следить за тем, чтобы наше ужасное прошлое не превратилось в ужасное будущее. Ставки не могут быть выше. Разъедающие последствия пыток — это посягательство на человеческое достоинство, и это, в конечном счете, подвергает опасности и унижает всех нас.

Твиттер: @royeidelson

Узнайте больше из Outlook и следите за нашими обновлениями на Facebook и Twitter.

Психологи в ожесточенной ссоре из-за сообщения о пытках

Некоторые психологи участвовали в жестких допросах, которые имели место в первые дни войны с террором, поскольку участки, управляемые ЦРУ и военными, были заполнены задержанными, захваченными в Афганистане и Ираке.

Худшие злоупотребления имели место на «черных сайтах», управляемых ЦРУ, с использованием методов, разработанных бывшими психологами ВВС США Джеймсом Митчеллом и Брюсом Джессеном.Они превратили аспекты военной подготовки по выживанию, уклонению, сопротивлению и побегу (SERE), призванной помочь новобранцам сопротивляться попыткам пыток в случае захвата, в программу допросов, включающую пытку водой, экстремальные условия жары и холода и удары задержанных о стены.

В отличие от ЦРУ, военные не допускали пыток водой. Но в 2004 году Международный Красный Крест предупредил, что другие методы, применявшиеся в Гуантанамо, включая одиночное заключение и использование стрессовых поз, были «равносильны пыткам».Психологи также консультировали на тех допросах, которые были так же вдохновлены тренировками SERE.

АПА боролась с темным наследием пыток на своем собрании в Торонто в августе 2015 года, которое тогдашний президент Сьюзан Макдэниел, семейный психолог из Университета Рочестера в Нью-Йорке назвала шансом «перезагрузить наш моральный компас. ”

На этом собрании совет АПА проголосовал за запрет психологам находиться в Гуантанамо и других местах, которые ООН считает нарушающими международное право, если только они не работают на самих заключенных или на независимые правозащитные группы.

Но отчет Хоффмана и ответы на него АПА не только не открыли новую страницу, но и усугубили разногласия внутри организации.

Хоффмана попросили расследовать утверждения, сделанные в книге 2014 года журналиста Джеймса Райзена, о том, что официальные лица APA вступили в сговор с военными, чтобы гарантировать, что этические принципы для психологов не будут ограничивать жесткие методы допроса, используемые в Гуантанамо и других военных базах. Хоффман сосредоточился на целевой группе APA, которая в 2005 году решила, что для психологов, занимающихся вопросами национальной безопасности, не требуется никаких конкретных новых этических указаний.Он в значительной степени поддержал версию Райзена.

Но военные психологи, подвергшиеся наиболее резкой критике в отчете, в том числе Морган Бэнкс, ранее работавший в Командовании специальных операций армии США в Форт-Брэгге в Северной Каролине, и Ларри Джеймс, который в 2003 году работал в Гуантанамо, говорят, что Хоффман ошибся, проигнорировав Политика Министерства обороны, которую они помогли разработать, уже к 2005 году запретила оскорбительные методы допроса, включая лишение сна и стрессовые позы.

В апреле 2016 года, столкнувшись с критикой со стороны своего отдела военной психологии, АПА повторно наняла Хоффмана, чтобы он рассмотрел эти политики и посоветовал, следует ли изменить какие-либо из его выводов.«Ожидается, что дополнительная проверка будет завершена к 8 июня», — сообщило АПА на своем веб-сайте.

Но Хоффман так и не справился, и в феврале 2017 года психологи, в том числе Бэнкс, Джеймс и бывший глава отдела этики APA Стивен Бенке, подали первый из трех исков о диффамации против Хоффмана, его чикагской юридической фирмы Sidley Austin, и АПА. (В последнем, поданном в Массачусетсе, также упоминается Стивен Сольдз, член Коалиции за этическую психологию, группу «диссидентов», которые давно утверждают, что АПА причастна к пыткам.)

Представитель APA Ким Миллс сообщил BuzzFeed News по электронной почте, что проверка Хоффмана была остановлена ​​первым судебным процессом. Но Бонни Форрест, психолог и юрист из Сан-Диего, представляющая Джеймса и Бэнкса, сказала, что Хоффман не сообщили о том, что ее клиенты рассматривают возможность судебного иска, до тех пор, пока он не пропустил крайний срок 8 июня. Юридическая фирма Хоффмана отказалась от комментариев.

Между тем, Стивен Райснер, еще один член диссидентской группы, столкнулся с жалобой на этику АПА от трех других военных психологов за то, что он говорил о вопросах, не входящих в его компетенцию, и делал «ложные и вводящие в заблуждение заявления.

«Я полон решимости не заставить меня замолчать», — сказал Рейснер BuzzFeed News. «Это большой толчок к отмене изменений 2015 года».

%PDF-1.7 % 909 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 909 175 0000000015 00000 н 0000003843 00000 н 0000004095 00000 н 0000004140 00000 н 0000004229 00000 н 0000004318 00000 н 0000004408 00000 н 0000004497 00000 н 0000004586 00000 н 0000004675 00000 н 0000004765 00000 н 0000004854 00000 н 0000004944 00000 н 0000005033 00000 н 0000005122 00000 н 0000005211 00000 н 0000005300 00000 н 0000005349 00000 н 0000005436 00000 н 0000005523 00000 н 0000005612 00000 н 0000005698 00000 н 0000005785 00000 н 0000005872 00000 н 0000005960 00000 н 0000006047 00000 н 0000006135 00000 н 0000006222 00000 н 0000006310 00000 н 0000006398 00000 н 0000006487 00000 н 0000006575 00000 н 0000006664 00000 н 0000006752 00000 н 0000006841 00000 н 0000006929 00000 н 0000007018 00000 н 0000007107 00000 н 0000007196 00000 н 0000007285 00000 н 0000007373 00000 н 0000007463 00000 н 0000007551 00000 н 0000007640 00000 н 0000007728 00000 н 0000007817 00000 н 0000007906 00000 н 0000007994 00000 н 0000008083 00000 н 0000008171 00000 н 0000008260 00000 н 0000008349 00000 н 0000008437 00000 н 0000008527 00000 н 0000008616 00000 н 0000008704 00000 н 0000008793 00000 н 0000008881 00000 н 0000008970 00000 н 0000009058 00000 н 0000009722 00000 н 0000010243 00000 н 0000010408 00000 н 0000010562 00000 н 0000010715 00000 н 0000010869 00000 н 0000011023 00000 н 0000011176 00000 н 0000011330 00000 н 0000011483 00000 н 0000011637 00000 н 0000011790 00000 н 0000011944 00000 н 0000012097 00000 н 0000012246 00000 н 0000012394 00000 н 0000012541 00000 н 0000012691 00000 н 0000013483 00000 н 0000014222 00000 н 0000015171 00000 н 0000016216 00000 н 0000017174 00000 н 0000018025 00000 н 0000018889 00000 н 0000019460 00000 н 0000019567 00000 н 0000019649 00000 н 0000019712 00000 н 0000019794 00000 н 0000019886 00000 н 0000019923 00000 н 0000020051 00000 н 0000020103 00000 н 0000020295 00000 н 0000020535 00000 н 0000020845 00000 н 0000033301 00000 н 0000075300 00000 н 0000075368 00000 н 0000075586 00000 н 0000075874 00000 н 0000076108 00000 н 0000076347 00000 н 0000076672 00000 н 0000078435 00000 н 0000080072 00000 н 0000080167 00000 н 0000080919 00000 н 0000081413 00000 н 0000082137 00000 н 0000082335 00000 н 0000083022 00000 н 0000083577 00000 н 0000083742 00000 н 0000084038 00000 н 0000084376 00000 н 0000084851 00000 н 0000084930 00000 н 0000085155 00000 н 0000085452 00000 н 0000085861 00000 н 0000095721 00000 н 0000096595 00000 н 0000106402 00000 н 0000106985 00000 н 0000113554 00000 н 0000113619 00000 н 0000114177 00000 н 0000114321 00000 н 0000114449 00000 н 0000114640 00000 н 0000115087 00000 н 0000115366 00000 н 0000115610 00000 н 0000115782 00000 н 0000116245 00000 н 0000116409 00000 н 0000116637 00000 н 0000116944 00000 н 0000117291 00000 н 0000117658 00000 н 0000117782 00000 н 0000117918 00000 н 0000118369 00000 н 0000118661 00000 н 0000118921 00000 н 0000119400 00000 н 0000119659 00000 н 0000119890 00000 н 0000120011 00000 н 0000120394 00000 н 0000120710 00000 н 0000120842 00000 н 0000121157 00000 н 0000121360 00000 н 0000121571 00000 н 0000121823 00000 н 0000121955 00000 н 0000122430 00000 н 0000122801 00000 н 0000123165 00000 н 0000123297 00000 н 0000123752 00000 н 0000124099 00000 н 0000124407 00000 н 0000124539 00000 н 0000124862 00000 н 0000125229 00000 н 0000125485 00000 н 0000125617 00000 н 0000126032 00000 н 0000126327 00000 н 0000126754 00000 н 0000127061 00000 н трейлер ] >> startxref 0 %%EOF 910 0 объект > эндообъект 911 0 объект > эндообъект 912 0 объект > эндообъект 913 0 объект > эндообъект 914 0 объект > эндообъект 915 0 объект > эндообъект 916 0 объект > эндообъект 917 0 объект > эндообъект 918 0 объект > эндообъект 919 0 объект > эндообъект 920 0 объект > эндообъект 921 0 объект > эндообъект 922 0 объект > эндообъект 923 0 объект > эндообъект 924 0 объект > эндообъект 925 0 объект >> эндообъект 926 0 объект > эндообъект 927 0 объект > эндообъект 928 0 объект > эндообъект 929 0 объект > эндообъект 930 0 объект > эндообъект 931 0 объект > эндообъект 932 0 объект > эндообъект 933 0 объект > эндообъект 934 0 объект > эндообъект 935 0 объект > эндообъект 936 0 объект > эндообъект 937 0 объект > эндообъект 938 0 объект > эндообъект 939 0 объект > эндообъект 940 0 объект > эндообъект 941 0 объект > эндообъект 942 0 объект > эндообъект 943 0 объект > эндообъект 944 0 объект > эндообъект 945 0 объект > эндообъект 946 0 объект > эндообъект 947 0 объект > эндообъект 948 0 объект > эндообъект 949 0 объект > эндообъект 950 0 объект > эндообъект 951 0 объект > эндообъект 952 0 объект > эндообъект 953 0 объект > эндообъект 954 0 объект > эндообъект 955 0 объект > эндообъект 956 0 объект > эндообъект 957 0 объект > эндообъект 958 0 объект > эндообъект 959 0 объект > эндообъект 960 0 объект > эндообъект 961 0 объект > эндообъект 962 0 объект > эндообъект 963 0 объект > эндообъект 964 0 объект > эндообъект 965 0 объект > эндообъект 966 0 объект > эндообъект 967 0 объект > эндообъект 968 0 объект > поток xc«c`PNb`g`Pbd0$ra!3&)6Oq (PIJgWuijJ;JmƾX/r1b>LswjR^o,X]i7H㌫b+Ͼ~A뇝l:3d′7w`O=}0ⰳw,K>7_? @COHlJ:̮Nv[;{G j󋯟 PJ*[email protected]&>q[z^>m? |>J?AG @\pU’ %@!!!3> g21[3112H9Єh~ bg()F}lVLO2gX̨˸Aa#cZd’C6ЬY>1ghg\Pϰьы!!q 1babggcXư:яH/[email protected]]t#c#;.

Психологи наблюдают, как мы справляемся с социальным дистанцированием

Поскольку большая часть мира вынуждена оставаться дома в ответ на глобальную пандемию, сотни миллионов людей неожиданно оказываются вовлеченными в ранее невообразимый эксперимент. Буквально за одну ночь мы пытаемся понять, как оставаться на связи в одиночестве.

Социологи наблюдают за происходящим с тревогой, опасаясь вреда, который это нанесет некоторым из нас: депрессии, токсикомании, домашнего насилия.Согласно опросу Kaiser Family Foundation, 45% американцев говорят, что вспышка коронавируса сказалась на их психическом здоровье. Закупки сигарет и алкоголя выросли. Так же как и продажа оружия.

Но исследования, проводимые в Сиэтле, штат Вашингтон, где я живу и где COVID-19 впервые появился в Америке, показывают, что многие из нас находят свой путь — по крайней мере, пока. Округ Кинг штата Вашингтон, район вокруг моего дома, был одним из первых мест в Соединенных Штатах, где начали практиковать социальное дистанцирование, и ученые уже отслеживают 500 человек.Жители подключаются к своим телефонам и ноутбукам каждую ночь, чтобы ответить на вопросы онлайн-опроса: как много они общались сегодня с другими людьми? Чувствуют ли они заботу и связь? Насколько общительными они были? Насколько сложно было избавиться от мыслей о COVID-19?

Спустя почти месяц после начала одного из первых проектов социальных исследований после вспышки коронавируса в США «он рассказывает историю устойчивости и адаптации», — говорит Адам Кучински, аспирант Вашингтонского университета, возглавляющий исследование.«Раньше люди видели много навязчивых мыслей — не могли выкинуть их из головы. . .Это идет вниз.

‘Я не узнаю себя.’

Мы пока не можем сказать, как нас изменит этот период заточения. Люди нужны друг другу, чтобы выжить. Чрезмерная изоляция может ослабить иммунную систему, повысить кровяное давление и даже способствовать распространению раковых клеток. Со временем отсутствие контакта с человеком может быть таким же опасным, как курение.

Социальные связи, конечно, не только защищают нас.Агустин Фуэнтес, антрополог из Университета Нотр-Дам, говорит, что мы эволюционировали, чтобы решать проблемы вместе. Наши предки создавали каменные орудия труда, работая в команде, а также разрабатывали клеи и красители, чтобы делиться знаниями с помощью искусства. Соединение играет центральную роль в том, что делает нас людьми. «Это помогает нам выжить, — говорит Фуэнтес.

Пешеходы идут по пустым улицам возле Центра общественного рынка в Сиэтле, штат Вашингтон.

Фотография Chona Kasinger, Bloomberg/Getty

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Теперь эти узы натянуты, но так, как мир никогда не видел. Какой бы душераздирающей и душераздирающей ни была эта вспышка, она не идет ни в какое сравнение с самыми разрушительными болезнями, поразившими мир. Это не пандемия испанского гриппа 1918 года, унесшая жизни от 20 до 50 миллионов человек, многие из которых были детьми, как раз в тот момент, когда мир заканчивал ужасную войну. Это не Лондон 1600-х годов, когда бубонная чума повторялась каждые несколько десятилетий, а констебли запирали дома жертв, оставляя здоровых жителей запертыми внутри.(Вот как некоторые города «сгладили кривую» в 1918 году.)

Мы изолированы, мы на карантине, но сегодня у нас есть Zoom, Xbox и iPhone. Мы видим мир на велосипедных прогулках или в TikTok. Видео с кошками так же популярны, как и синхронизированные по губам мелодии бродвейских шоу, тексты которых переписаны для коронавируса. Если друзья не могут разделить ужин, они делятся списками. Книги для чтения. Ведро списки. Списки дел. Когда-то обыденные походы в супермаркет стали крупными социальными мероприятиями, хотя и в масках, но при этом держатся подальше от всех.

Через дорогу от моего дома на крыльце отдыхает пухлый белокурый восьмифутовый плюшевый медведь. Это часть вдохновленного социальными сетями движения, призванного помочь детям, живущим взаперти, обрести радость. Дети бродят по тротуарам, хихикая вместе с родителями, подсчитывая количество игрушечных животных, которых мы спрятали на крыльцах и в окнах — охота на медведя, если хотите.

Тем не менее большая часть большого мира устрашающе тиха. Трафальгарская площадь, площадь Святого Петра, Таймс-сквер — все они пусты или почти пусты. Space Needle в Сиэтле закрылась несколько недель назад.

Полевой госпиталь занимает футбольное поле недалеко от Сиэтла, где дочь автора должна была попробовать себя в футболе.

Фотография Элейн Томпсон, AP

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Я чувствую эту тишину в собственном доме, и это наполняет меня тревогой. На протяжении половины своей жизни моя одержимая футболом 11-летняя девочка — второй капитан своей общегородской команды, с плакатом с изображением американской звезды Меган Рапино над кроватью — играла или тренировалась четыре дня в неделю.Теперь единственные голы, которые она забивает, во дворе против папы. Поле, где она должна была попробовать себя в следующем сезоне, превратилось в больницу на 200 коек. Всего несколько дней назад она сквозь слезы наконец спросила: «Сколько еще?» Я не знал, что ответить.

Величина всех изменений может ударить в любой момент. Моя соседка Шэннон Кэмп, которую обычно трудно вывести из себя, была удивлена ​​своей внезапной хрупкостью. Близкая подруга потеряла работу в ресторане, как и муж этой подруги.Две семьи на нашей улице находятся на самоизоляции после контакта с больными друзьями или родственниками. Дочь Кэмпе, ученица седьмого класса, умоляет о встрече с другими детьми, но Кампе знает, что суд над ней только начался. Ошеломленная, Кампе обнаружила, что в День дурака рыдает на тротуаре. «Я не узнаю себя, — говорит она.

Некоторые, конечно, сохранили невозмутимость. «Мы совсем не огорчены, — говорит Джеймс Смит, 74-летний пенсионер, живущий в 30 милях к югу от меня на ранчо в Такоме.Его 93-летняя мать одна в Лос-Анджелесе. Его сын работает фельдшером. Но Смит и его жена не беспокоятся. Смотрят новости, протирают спиртом почтовый ящик, играют в клюшки на огороде. Он говорит, что привык к трудной жизни. «Это просто то, через что нам нужно пройти», — говорит он. Но, добавляет он, «мы счастливые люди».

Так же, как и мой друг Майк Льюис, радиоведущий AM новостей, который является совладельцем таверны в Сиэтле, которую он был вынужден закрыть три недели назад. Он темпераментно оптимистичен, но теперь достаточно осознает собственный стресс, чтобы понять, что его слушатели тоже цепляются за него.Таким образом, он облегчает некоторые из своих собственных тревог, пытаясь облегчить их. Он наслаждается возможностью поделиться глупостями, такими как день в прошлом месяце, когда чикагский аквариум Shedd Aquarium позволил пингвинам-рокхопперам — Эдварду, Энни и Веллингтону — свободно бродить по пустым залам, чтобы шпионить за морской жизнью с другой стороны стекла.

«Как будто больше нет поручней, — говорит Льюис.

Стресс из-за социального дистанцирования — это, конечно, нормально. «Это наше тело сигнализирует о необходимости восстановить связь», — говорит Джулианна Холт-Лунстад, эксперт по психологии человеческих отношений в Университете Бригама Янга.«Точно так же, как голод сигнализирует нам есть, а жажда сигнализирует нам пить воду, одиночество считается биологическим побуждением, которое побуждает нас воссоединиться». (Иногда шестифутовый барьер между нами может казаться миллионом миль.)

Но что происходит, когда мы не можем? Работники больниц, которые были изолированы после заражения атипичной пневмонией в 2003 году, страдали большей бессонницей, раздражительностью, истощением и отстраненностью, чем те, кто не был изолирован. Большинство из них были помещены на карантин всего на несколько недель. Однако их симптомы иногда сохранялись годами.

Мониторинг стресса, день за днем ​​

Кучински, аспирант Вашингтонского университета, начал свое исследование 14 марта — на следующий день после того, как губернатор Вашингтона Джей Инсли закрыл все школы, и за день до того, как он объявил о закрытии всех баров и баров. рестораны. Работая с Джонатаном Кантером, психологом из Центра науки о социальных связях Вашингтонского университета, Кучински решил зафиксировать повседневный опыт людей, когда подробности были еще свежими, прежде чем они заснули.Итак, каждый день в 19:30 испытуемые начинают отвечать как минимум на 27 вопросов, а иногда и больше. Опрос занимает около трех минут. Они планируют продлить его как минимум на 75 дней.

Эксперт по социализации и благополучию, Кантер был обеспокоен. Для людей, живущих в одиночестве или страдающих психическими заболеваниями, такими как обсессивно-компульсивные расстройства, социальное дистанцирование может привести к худшему. Он уже слышал это от коллег. «Большинство из нас приземлится на ноги», — говорит он. «Но есть группы людей, которые более уязвимы и не имеют страховочных сетей.

Услышав, что люди вешают радугу в свои окна, чтобы дети могли найти ее на прогулке, фотограф нарисовала радугу на окне своей квартиры в Бруклине, штат Нью-Йорк.

Фотография Никки Болио

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Первые результаты удивили их обоих. Люди, в общем, справляются. Они выразили солидарность и ощущение, что о них заботятся, несмотря на то, что они были одержимы вирусом. Кантер подозревает, что почти универсальный характер их бедственного положения помогает.«Несмотря на то, что почти все новости плохие, есть что-то в том, что мы все находимся в одном и том же моменте времени, что, я думаю, удерживает людей от распада», — говорит он.

Со временем тревожность начала выравниваться, как и межличностный конфликт. С каждым днем ​​люди все меньше думали о вирусе. Люди больше тренировались. «Возможно, мы к этому привыкаем», — говорит Кучински. Но затем стресс снова усилился — в тот день, когда губернатор Вашингтона продлил действие приказа штата оставаться дома до начала мая.

Но несмотря на все это, несмотря на в целом положительную тенденцию, значительное меньшинство страдало от изнурительной тревоги и всплесков печали. «Мы спрашиваем: «Насколько одиноким вы себя чувствуете по шкале от 0 до 10?», — сказал Кантер. К началу апреля средний показатель был еще около 3. Но каждый день есть люди, отвечающие 0, и люди, отвечающие 10.

Кантер был огорчен этим. Его первоначальный интерес к этому исследованию был скромным. Он надеялся определить, кто преуспел, кто боролся, и узнать, почему.

Теперь его мировоззрение изменилось. На прошлой неделе он начал новый проект, предназначенный, в частности, для того, чтобы узнать, есть ли способ облегчить такие страдания. Он планирует провести аналогичный опрос на национальном уровне в течение четырех недель, но на этот раз в течение второй и третьей недель половина участников будет получать ежедневные текстовые сообщения с научно обоснованными советами по благополучию. (У этого астронавта есть несколько советов, как выжить в тесноте.)

Некоторые из них будут простыми, например, дыхательные упражнения, предложения выразить благодарность или связаться с друзьями.Другие ответы будут более сложными, предлагая ссылки на веб-страницу, содержащую более подробную информацию. В некоторых случаях он даже призывает людей привлечь партнера к ответам на стандартный набор из 36 вопросов, призванных сблизить людей, начиная с «Учитывая выбор любого человека на земле, кого бы вы выбрали в качестве компаньона за ужином?»

«Для многих людей их нормальные социальные взаимодействия и связи были нарушены, а одиночество и социальная разобщенность вызывают беспокойство, если не реальность», — говорит Кантер.«Мы надеемся воссоединить людей с помощью основных танцевальных шагов отношений и связи прямо сейчас».

Кто такие психологи и чем они занимаются?

Лизетт Смит, доктор философии, и Дженнифер Эванс, доктор психологических наук

В США существует множество различных типов психологов. Более 15 типов или специальностей в области психологии включают в себя такие знания, как нейропсихология, социальная психология, психология развития, судебная психология и психология государственной службы, а также психология здоровья — и это лишь некоторые из них.Много раз, когда люди слышат термин «психолог», они могут думать о клинических психологах или психологах-консультантах. Часто это практикующие психологи, которые помогают людям справляться с симптомами расстройства, приспосабливаться к трудным жизненным обстоятельствам и справляться с ними и/или участвуют в исследованиях, связанных с этими областями. Этих психологов можно найти во многих различных профессиональных местах: частные практики, общественные центры психического здоровья, медицинские группы, больницы, тюрьмы, промышленность и бизнес, реабилитационные центры, а также школы и университеты.Несмотря на разнообразие типов и условий работы, общие цели работы психологов заключаются в том, чтобы приносить пользу нашему обществу и улучшать жизнь людей (Американская психологическая ассоциация).

Служба психического здоровья Keystone

укомплектована клиническими психологами и психологами-консультантами с докторской степенью. Психологи с докторской степенью имеют обширное образование и подготовку, что позволяет им решать широкий спектр проблем психического здоровья и помогать людям справляться с трудными жизненными ситуациями.Психологи имеют в среднем 7 лет последипломного образования и обучения после получения степени бакалавра. Необходимы курсовая работа, клиническая практика, исследования и преподавание, а также специализированная подготовка по психологическому тестированию и мерам, позволяющим оценить интеллектуальное, академическое, профессиональное, личностное и нейропсихическое функционирование клиента. За обучением и практикой следует официальная годовая стажировка под наблюдением. Американская психологическая ассоциация утверждает, что «психологи с докторскими степенями (Ph.D., Psy.D. или Ed.D.) получают один из самых высоких уровней образования… медицинских работников, проводя в среднем семь лет в образовании и обучении после получения степени бакалавра».

Психологи должны получить лицензию своего штата на практику. Это требует сдачи национального экзамена и любых дополнительных экзаменов в зависимости от штата, в котором они будут практиковать. Лицензия на практику гарантирует, что психолог компетентен в этической и независимой практике при проведении лечения, вмешательств и психологических оценок.Чтобы сохранить свои лицензии с течением времени, психологи должны продолжать практиковать этично и компетентно, а также участвовать в непрерывном образовании.

Готовые помочь широкому кругу лиц, групп, организаций и семей, психологи лечат многие типы проблем: текущие состояния, тяжелые психические заболевания, эмоциональные проблемы или проблемы с настроением, расстройства поведения, лечение физических расстройств, преодоление травм и неблагоприятных последствий. обстоятельства, школьные и семейные проблемы, зависимость, горе и утрата.Их обучили использовать набор профессионально проверенных и лучших доступных методов лечения и вмешательств, основанных на исследованиях, чтобы помочь людям улучшить свою жизнь. Психологи вовлекают клиента в выбор наилучшего подхода к лечению с учетом индивидуальных проблем, обстоятельств и предпочтений. Благодаря навыкам оценки и тестирования психологи могут диагностировать психические заболевания, направлять лечение, понимать мысли и чувства людей, а также определять сильные и слабые стороны для улучшения повседневного функционирования.

Keystone Mental Health Services — это психиатрическая практика, которая оценивает, оценивает и лечит психические и поведенческие расстройства. Мы также проводим общественное обучение и консультации. Наша миссия включает в себя охват тех, кто традиционно не имел доступа к психиатрической помощи. Наша практика направлена ​​на решение таких проблем, как депрессия, травматические реакции, тревога, школьные проблемы, проблемы с вниманием, деструктивное поведение, семейные проблемы, потеря и горе, уровень функционирования и уточнение диагноза, выявление проблем, рекомендации по услугам, оценка родителей и многие другие. .Наши психологи вместе со всей нашей командой по психическому здоровью предлагают широкий спектр психиатрической помощи молодежи, взрослым и семьям. У нас также есть все необходимое для участия в следующих специальностях Keystone : психиатрическая помощь очень маленьким детям, комплексное психологическое тестирование, игровая терапия, сложные состояния и культурная компетентность. Мы считаем, что на заботу о наших клиентах оказывает положительное влияние, когда с клиентами обращаются с достоинством и уважают их частную жизнь, ценности, цели, качества и индивидуальные обстоятельства; независимо от их возраста, культурного происхождения, социально-экономического положения или источника оплаты.

Американская психологическая ассоциация (www.apa.org)

О школьной психологии | Школьная психология

Школьная психология — это специальность профессиональной психологии, которая фокусируется на науке и практике психологии с детьми и семьями, учащимися всех возрастов и школьном процессе.Школьные психологи применяют свои знания в области психического здоровья, обучения и поведения, чтобы помочь детям и молодежи добиться успехов в учебе, поведении, социальном и эмоциональном плане.

Базовое образование и подготовка школьных психологов готовят их к оказанию ряда услуг по психологической оценке, вмешательству, профилактике, укреплению здоровья, а также разработке и оценке программ с особым акцентом на процессы развития детей и молодежи в контексте школ, семьи и другие системы.

Школьные психологи готовы вмешиваться на индивидуальном и системном уровне, а также разрабатывать, внедрять и оценивать профилактические программы. В этих усилиях они проводят экологически обоснованные оценки и вмешиваются, чтобы создать благоприятную учебную среду, в которой дети и молодежь из разных слоев общества имеют равный доступ к эффективным образовательным и психологическим услугам для содействия здоровому развитию.

Программа PhD делает упор на подготовку выпускников к академической и научной карьере, но они также могут занимать руководящие должности в школах, клиниках и других общественных учреждениях.

В Техасе школьные психологи уровня EdS и Masters называются «лицензированными специалистами в области школьной психологии» или «LSSP». Это термин, характерный для Техаса, поскольку большинство школьных психологов в США называются «школьными психологами».

Основные моменты карьеры школьного психолога:

  • Высокая удовлетворенность работой
    В 2020 году US News & World Report назвал школьного психолога вторым местом в рейтинге социальных служб и 36-м местом в рейтинге в Соединенных Штатах.
  • Отличные перспективы трудоустройства
    Национальный рынок труда для школьных психологов выдающийся! В течение многих лет школьных психологов не хватало, и в сочетании с растущей потребностью в поддержке психического здоровья детей и подростков это прекрасное время, чтобы стать школьным психологом. Бюро статистики труда прогнозирует рост занятости школьных психологов на 14,7% в период с 2018 по 2028 год. В этот период должно открыться около 23 800 рабочих мест.(https://money.usnews.com/careers/best-jobs/school-psychologist)

    Нехватка LSSP в Техасе. Техас не застрахован от нехватки школьных психологов и, как следствие, Техасской ассоциации школьных психологов. (TASP) создала Целевую группу школьных психологов TASP по нехватке на своем ежегодном съезде 2018 года для изучения потенциальных стратегий по сокращению нехватки (презентация на встрече инструкторов TASP, 2018).

Кто такой когнитивный психолог?

Когнитивный психолог — специалист в области психического здоровья, стремящийся понять природу человеческого мышления.Когнитивных психологов обычно больше всего интересуют такие темы, как решение проблем, поиск и забывание, рассуждение, память, внимание, а также слуховое и зрительное восприятие. Часто когнитивные психологи работают исследователями либо в исследовательском центре, либо в академическом центре, где они также могут преподавать в качестве профессора, либо в другом секторе, например, в области технологий, в корпоративном мире или в армии. Цель исследования когнитивных психологов — лучше понять, как работает разум.Они делают это, чтобы помочь другим, в том числе тем, у кого проблемы с памятью или трудности в обучении. В некоторых случаях когнитивные психологи могут также заниматься психологией и работать непосредственно с клиентами и / или пациентами.

Кто такие когнитивные психологи?

По данным Американской психологической ассоциации, когнитивные психологи ориентированы на исследования и часто изучают психические процессы, такие как обучение, чувство, знание и мышление. Они считают, что могут проводить эксперименты для научного изучения этих психических процессов и при этом использовать навыки, относящиеся к коммуникации, статистике, исследованиям и научной модели.

Избранные онлайн-программы

Выяснение, где применить? Эти лучшие аккредитованные школы предлагают различные онлайн-степени. Рассмотрите одну из этих аккредитованных программ и узнайте их ценность уже сегодня.

Когнитивные психологи обычно работают в качестве академических исследователей-профессоров.Эти люди совмещают свое время с обучением студентов колледжей и наблюдением за теми студентами, которые работают над своей диссертацией / диссертацией, одновременно проводя собственные исследования и публикуя свои выводы в научных отчетах или журналах. Когнитивные психологи могут также проводить исследования в качестве специалистов по человеческому фактору, для подрядчиков или агентств, связанных с военными, для школьных советов и/или округов, в рамках юридического сообщества или от имени компаний, которые хотят оценить, насколько продукт удобен для пользователя. является.

Концентрации и специализации для когнитивных психологов

Когнитивные психологи, как правило, специализируются только в одной или нескольких областях, таких как психолингвистика, старение и познание, психология рассуждений, наука о развитии, когнитивная инженерия, когнитивная нейробиология/нейропсихология и когнитивное моделирование. Эти психологические специализации будут включать такие темы, как искусственный интеллект, факторы, влияющие на внимание и сосредоточенность, восстановление памяти, нарушения памяти, понимание прочитанного, визуальная обработка, мотивация, связанная с работой или школой, развитие речи и ее связь с памятью, а также взаимосвязь между принятием решений. – создание, эмоции и мораль.

Степени и образование

Когнитивный психолог может получить степень бакалавра психологии, которая предлагает курсы или возможность специализироваться в области когнитивной психологии. Некоторые школы предлагают степень бакалавра в области поведенческой неврологии, когнитивной науки и аналогичные степени. Степень бакалавра готовит студентов к нескольким профессиям, таким как представители отдела кадров, специалисты по связям с общественностью, психиатрические техники, научные сотрудники и специалисты по человеческому фактору.Получение степени магистра в области когнитивной психологии позволит выпускникам продолжить карьеру, например, в качестве когнитивных терапевтов, операционных или политических аналитиков, инженеров по человеческому фактору, администраторов в исследовательских институтах, научных сотрудников или координаторов, а также психометристов. «Официальная» степень когнитивных психологов — доктор философии. в когнитивной психологии, которая открывает двери для ролей экспертов в этой области, таких как исследователи, консультанты и профессора.

Выпускники факультетов психологии, которые могли бы ранее найти преподавательскую работу, теперь строят исследовательскую карьеру в качестве когнитивных психологов в США.S. военные, некоммерческие организации, корпорации и правительство как на федеральном уровне, так и на уровне штатов. Академическим психологам, в том числе когнитивным психологам, рекомендуется получить лицензию, чтобы выделиться среди конкурентов и получить лучшие предложения о работе, возможные с учетом их опыта и образования.

См. также: 50 лучших кандидатов наук. Программы по клинической психологии

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.