Содержание

Смысловая сфера как структурный элемент личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 152.32

I СМЫСЛОВАЯ СФЕРА | КАК СТРУКТУРНЫЙ ЭЛЕМЕНТ ЛИЧНОСТИ

Ю. А. Куриленко

Рассматриваются этапы развития смысловой сферы личности в отечественной психологии. Проанализированы понятия смысла и смысловой сферы личности, описаны механизм и уровни развития смысловой сферы, а также случаи ее аморального формирования, сформулировано понятие нравственной позиции и изложен процесс формирования личностных ценностей.

Ключевые слова: личность, личностный смысл, смысловая сфера, мотив, потребности, нравственная позиция, личностные ценности.

В период значительных мировых трансформаций в условиях кризисного общества количество проявлений девиантного поведения, а также объем криминогенных факторов, влияющих на преступность среди населения, увеличивается. В государствах борьба с преступностью, раскрытие преступлений и их профилактика

осуществляются правоохранительными органами. Безусловно, для эффективного решения этих задач сотрудникам правоохранительных органов приходится непосредственно общаться и взаимодействовать с различными категориями граждан. И здесь необходимо уметь не только сдерживать агрессивные и иные негативные формы поведения граждан, но и обращаться к ядру их личности, внутреннему духовному миру.

В таком случае работник правоохранительных органов должен владеть некоторыми знаниями в области психологии, изучить причины и мотивы, влияющие на поведение человека. Проведение такой работы невозможно без глубокого психологического изучения личности и прежде всего — ее смысловой сферы — важнейшего образования, ответственного за производство смысловых ориентаций, определение общего смысла и назначения своей жизни, отношения к себе и другим людям. При изучении причин того или иного поведения проблема осмысления реальности и придания смысла происходящему выходит на первый план. Ведь невозможно понять причи-

ны совершаемых человеком поступков, не обращаясь к смысловой сфере личности.

От того, насколько сформированной является смысловая сфера, зависят психическое здоровье человека и его духовное благополучие. В современной психологии все большее внимание уделяется рассмотрению человека как субъекта жизненных изменений, признается важность субъективного понимания мира, возрастает значимость ценностных и смысловых аспектов человеческого бытия. Смысловая сфера личности достаточно хорошо исследована и в отечественной, и в зарубежной психологии. Психологические аспекты смысловой сферы личности, ее структура, функции и факторы, детерминирующие ее развитие, рассматривались в работах Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, Б. Г. Ананьева, Б. С. Братуся, А. Г. Асмолова, В. В. Столина, Д. А. Леонтьева, В. А. Ядова, Ф. Е. Василюка, А. Маслоу, В. Франкла и др. Несмотря на активизацию интереса к изучению смысловой сферы личности человека, в психологической науке существует терминологическая неопределенность соответствующего понятийного аппарата, недостаточно изучены механизмы и факторы формирования, развития и функционирования смысловой сферы.

Смысловая сфера личности, в основе которой лежит понятие личностного смысла, по мнению Д. А. Леонтьева, представляет собой одну из главных подструктур личности: «Смысловая сфера личности — это особым образом организованная совокупность смысловых образований (структур) и связей между ними, обеспечивающая смысловую регуляцию целостной жизнедеятельности субъекта во всех ее аспектах. Личность в своей основе представляет собой целостную систему смысловой регуляции жизнедеятельности, реализующую через отдельные смысловые структуры и процессы и их системы логику жизненной необходимости во всех проявлениях человека как субъекта жизнедеятельности» ‘.

Понятие смысла пришло в психологию из философии, в первую очередь, из экзистенциализма, из работ Камю и Сартра, а также из наук о языке. Заняв главенствующее положение в экзистенциальной психологии и лингвистике, понятие смысла обогатило и многие другие теоретические и методологические подходы в психологии. Так, в теории В. Франкла смысл представлен как жизненная задача. В качестве ведущей движущей задачи поведения автор постулирует стремление человека найти и исполнить свой смысл жизни. Отсутствие у человека смысла жизни порождает у него состояние экзистенциального вакуума, что в дальнейшем приводит к невротическим заболеваниям, которые автор называет «ноогенными неврозами». Смысл, по мнению Франкла, не абстрактен, он тесно связан с конкретными ситуациями. Каждая отдельно взятая ситуация несет в себе свой смысл, различный для различных людей, но одновременно истинный для каждого. Смысл меняется не только от личности к личности, но и от ситуации к ситуации. Смысл объективен, человек не изобретает его, а нахо-

дит в мире, в реальной действительности, именно поэтому он выступает для человека как данность, требующая своей реализации 2.

Обретение и реализация смысла предстают перед человеком как задача, на решение которой он направляет все свои усилия. Смысл жизни каждого человека уникален и неповторим. Чтобы молодые люди ориентировались на духовные, высоконравственные ценности во благо всего общества, необходимо с детства закладывать в их сознании ценности, обладающие высоким жизнеутверждающим и смыслообразующим потенциалом.

В своих исследованиях Д. А. Леонтьев выделяет несколько этапов в изучении личностного смысла, смысловых образований и смысловой сферы личности. Первый этап — 1930-е — 1970-е гг. — введение им понятия личностного смысла и его изучение в деятельностном подходе. Второй этап — с середины и до конца 1970-х гг. — разработка рядом авторов таких родственных понятий, как смысловое образование, смысловая установка, смысловой конструкт, операциональный смысл и др. Третий этап — с начала 1980-х гг. — интеграция этих представлений, возникновение классификации смысловых образований, синтетических понятий «динамическая смысловая система», «смысловая сфера личности», а также построение концепций смысловой саморегуляции и смысловой динамики 3.

Понятие «смысл» применено А. Н. Леонтьевым в 1940 г. в контексте зоопсихологии и эволюционной психологии. Различая смысловые механизмы у животных и человека, ученый говорит о «биологическом смысле» у животных и «сознательном смысле» у человека. «Возникновение в ходе развития общественных отношений сознания «Я» и есть возникновение сознательного смысла. Первичное значение раздваивается: появляется отношение «смысл-значение». «Смысл и есть для меня значение», — пишет автор 4. Анализируя структуру человеческой деятельности, устанавливая объективные отношения между ее компонентами, А. Н. Леонтьев показал, что смысл создается в результате отражения субъектом отношений, существующих между ним и тем, на что его действия направлены как на свой непосредственный результат (цель). Именно отношение мотива к цели порождает личностный смысл, при этом смыслообразующая функция в этом отношении принадлежит мотиву. Для А. Н. Леонтьева развитие личности есть становление «связной системы личностных смыслов»: «Для обозначения специфической связи базовой единицы личности, «ядра» личности и вводится термин «смысловое образование», центром которого является связная система личностных смыслов» 5.

Теоретическое изучение личностных смыслов, выстраивание модели личности А. Н. Леонтьевым продолжалось с 30-х до 70-х гг. При этом теоретическое значение данного конструкта почти не менялось. Концепция личностного смысла обогащалась представлениями о соотношении смысла, мотива, сознания и деятель-

ности. Это был первый этап изучения смыслов в деятельностном подходе. Теоретическое значение понятия личностного смысла, выделенное А. Н. Леонтьевым, для всей отечественной психологии огромно. Дальнейшее изучение смыслов происходило по линии дифференциации данного понятия.

На смену первому этапу развития концепции личностного смысла, когда это понятие было единственным, описывавшим смысловую реальность, в середине 1970-х годов закономерно пришел второй этап, характеризующийся появлением ряда родственных понятий, описывающих различные, не совпадающие друг с другом, аспекты смысловой реальности. В это время А. Г. Асмолов вводит понятие смысловой установки. Смысловая установка актуализируется мотивом деятельности и представляет собой форму выражения личностного смысла в виде готовности к совершению определенной деятельности в целом. Если личностный смысл, по Асмолову, функционирует в плане сознания, то смысловая установка является выражением личностного смысла в плане деятельности. При этом смысловая установка может быть как неосознаваемой, так и осознаваемой. Он ввел также понятие динамической смысловой системы, которая включает в себя системную организацию смысловых образований. Она характеризуется не только производностью от деятельности субъекта и от занимаемой им позиции, но и обладает собственным внутренним движением, своей динамикой, определяемой сложными иерархическими отношениями между составляющими динамической смысловой системы 6.

Личностный смысл есть составляющая динамической смысловой системы, индивидуализированное отражение действительности, выражающее отношение личности к тем объектам, ради которых развертывается ее деятельность. Главной особенностью мотивационносмысловых отношений является их производность от места человека, его социальной позиции в обществе и набора возможных мотивов деятельности, задаваемых этой социальной позицией.

В восьмидесятые годы основной прогресс в развитии представлений о структурной организации смысловой сферы личности связан с работами Е. Е. Насинов-ской, Б. С. Братуся, В. В. Столина и А. Г. Асмолова.

Согласно Е. Е. Насиновской, смысловое образование — «это психическое образование (представленное или не представленное сознанию), характеризующее собственно личностное развитие человека и определяющее личностно-смысловую сферу мотивации. Смысловые образования формируются в индивидуальной жизни субъекта, несут в себе субъективное отношение индивида к разнообразным объектам, являются одновременно и эмоционально-оценочными, и действенными образованиями. Основной признак смыслового образования — слитность с областью «Я» 7.

Далее Б. С. Братусем было введено новое понятие — «смысловая сфера личности», и в то же время он отказался от использования понятия «смысловое образование» в качестве родового, обобщающего и дал

ему более узкое определение — как «…отношение мотива более общего к. мотивам менее общим и соответственно деятельности более общей и широкой к деятельностям менее общим» 8. Существенным вкладом Б. С. Братуся в разработку данной проблематики является выделение им двух функций смысловых образований — функции создания эскиза будущего и функции нравственной оценки действий, а также различение нескольких уровней смысловой сферы личности. Так, Б. С. Братусь рассматривает процесс порождения смыслов как одну из важнейших сторон человеческого бытия. В структуре сознания он выделяет особый, высший уровень, отвечающий за производство смысловых ориентаций, определение общего смысла и назначения своей жизни, отношения к людям и себе. С этим уровнем Братусь связывает «ядро» личности, задаваемое системой общих смысловых образований. Важно, что Б. С. Братусь рассматривает не отдельные смысловые образования, а смысловую сферу личности как целое, подчеркивая значение смысловых связей и говоря о психологических смысловых системах, которые «рождаются в сложных, многогранных соотнесениях меньшего к большему, отдельных ситуаций, актов поведения к более широким (собственно смыслообразующим) контекстам жизни»9.

Братусь выделяет в смысловой сфере личности ряд качественно своеобразных уровней. Низший, нулевой уровень — это прагматические, ситуативные смыслы, определяемые предметной логикой достижения цели в данных условиях. Второй уровень — эгоцентрический, определяемый личной выгодой, удобством, престижностью и т. п. При этом все остальные люди ставятся в зависимость от этих отношений, рассматриваются как помогающие (удобные, «хорошие») либо как препятствующие («плохие», враги) их осуществлению. Третий уровень — группоцентрический, определяющим смысловым моментом отношения к действительности здесь становится близкое окружение человека, группа, которую он отождествляет с собой либо ставит ее выше себя в своих интересах и устремлениях. Отношение к другому человеку существенно зависит при этом от того, является ли он «своим» или «чужим», «дальним». Последний уровень — просоциальный, он включает в себя общественную и общечеловеческую, собственно нравственную смысловую ориентацию 10.

Как показывают исследования, для людей с аномальным, отклоняющимся развитием характерна эгоцентрическая ориентация. Наиболее благоприятные условия для развития личности, что уже давно замечено опытными психологами, создает противоположная эгоцентрической — альтруистическая ориентация. Духовное здоровье в наибольшей степени обеспечивает идеал альтруизма. Он представляется показателем наилучшей гармонии между личностью и средой. Современные экспериментально-психологические данные в целом подтверждают эти суждения. Согласно Б. С. Братусю, совокупность основных отношений к миру, людям и себе образует в своем единстве свой-

ственную человеку нравственную позицию. Такая позиция особенно прочна, когда она становится сознательной, осознанной. Причем, чем выше в системе находится смысловое образование, тем сложнее идет работа по осознанию, поскольку все шире и неопределеннее становится область смыслопорождающей действительности, все сложнее и опосредованнее становятся связи и отношения внутри личности. Осознанные смысловые образования, носящие предельно общий характер, называются личностными ценностями. Когда человек живет согласно с этими ценностями, у него закрепляется единство и самотождество его личности в значимых отрезках жизни, надолго определяя его моральный и нравственный дух.

Таким образом, развитие личности можно описать так. Человек стремится занять определенную жизненную, прежде всего межчеловеческую, нравственную позицию; затем эта позиция должна быть осознана, тогда человек несет ответственность за нее, он утверждает ее своими поступками, делами, всей своей жизнью. И хотя эта позиция выработана и принадлежит субъекту, а поэтому глубоко пристрастна, по своему объективному значению она есть принадлежность человеческого общества, продукт и одновременно причина движения межчеловеческих связей. Высший уровень развития личности можно определить известной формулой: «На том стою, и не могу иначе», где показано не только существование определенной нравственной позиции и ее осознание, но и осознание предельного переживания этой формулы для личности.

Личностные ценности могут быть как позитивными, так и негативными. Позитивные смысловые переживания, связанные с верой в лучшее, чаще бывают радостными, негативные являются по преимуществу горькими и разочаровывающими. Отрицательные смысловые переживания столь же важны для развития человека, как и положительные: в них нередко заложены точки роста, они могут дать толчок к поискам нового взгляда на жизнь, могут быть источником нетерпимости (внутренней, душевной) к недостаткам и порокам, как в себе, так и в окружающем мире. Другое дело, когда они начинают исключительно превалировать, определяя весь тон и направление жизни, все формы отношения к миру и самому себе. Такая односторонность — начало аномального, отклоняющегося развития, уводящего от общих сущностных задач, замыкающих человека в узкий круг негативных переживаний и, в конце концов, ненависти (чаще бессильной) к себе и другим. Личностные ценности такого человека составляют его суть, становятся привычным и единственным способом видения и осмысления мира.

Известно, что правонарушители в большей части характеризуются отклонениями в развитии личности. В таких случаях явно видно, что у них отсутствует мораль, которая присуща обычным людям. Моральная шкала, в нашем понимании, включает в себя не только положительные, но и отрицательные, с общепринятой точки зрения, ценности. Даже в тех случаях, когда мы говорим об аморальности, речь идет не просто об отрицании морали, а о моральной позиции, нам чуждой, извращенной. Именно «своя мораль», достаточно очерченная и жесткая система ценностей, характерна и для асоциальных групп, в частности для противоправного, преступного мира.

Из сказанного выше следует, что в результате смыслового отношения вырабатывается ценностная направленность личности к определенным явлениям объективной реальности, переживаемая на субъективном уровне, т. е. это ценностная ориентация личности, сущность которой заключается в избирательном отношении человека к материальным и духовным ценностям. Ценностная ориентация выполняет функцию ориентировочной реакции в поведении личности, отражает смысловую сторону ее направленности.

Таким образом, мы можем сказать, что смысловая сфера — это определенная подструктура личности, которая включает в себя совокупность смысловых образований. В свою очередь, они являются основными конституирующими (образующими) единицами сознания личности, определяют главные и относительно постоянные отношения человека к основным сферам жизни — к миру, другим людям, самому себе. Смысловая сфера личности связывает субъекта с объективной реальностью, ее источниками являются потребности и мотивы, и она также порождается и изменяется деятельностью.

1 Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. 2-е изд., испр. М., 2003. С. 154.

2 Франкл В. Человек в поисках смысла: пер. с англ. и нем. М., 1990. 368 с.

3 Леонтьев Д. А. Указ. соч. 487 с.

4 Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. С. 84.

5 Там же. С. 112.

6 Там же. 487 с.

7 Цит. по: Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. 2-е изд., испр. С. 93.

8 Братусь Б. С. Аномальная личность. М., 1988. С. 94.

9 Там же. С. 100-101.

10 Там же. 301с.

ППР. А.А. Гостев. Образная сфера личности

Психологические феномены

рекламной взаимодеятельности

 

А.А. Гостев

 

ОБРАЗНАЯ СФЕРА ЛИЧНОСТИ

 

Углубление анализа полифункциональности психического образа в его разновидностях подчеркивает теоретическое и прикладное значение изучения «образной сферы» человека. Актуальным становится развитие дифференциально-психологического подхода к раскрытию прежде всего когнитивной и регулирующей функций психического образа в деятельности, заключающегося в демонстрации того вклада, который вносят те или иные характеристики образов конкретного типа (взятые как индивидуально изменчивые, переменные) в адекватность психического отражения и соответственно в обеспечение успешности конкретного вида деятельности. Особую значимость данный подход приобретает, в частности, в связи с необходимостью углубления исследований по изучению процесса построения человеком субъективной картины окружающего его мира, в частности социальной действительности в различных аспектах, т.е. в формировании мировоззрения в целом. Какую роль играют индивидуальные особенности образной сферы человека в формировании картины мира?

На наш взгляд, ключевым является положение об опосредованном характере психического отражения некоторым интегральным образом реальность (ИОР) (образом мира). Психический образ является, как известно, и обусловленным и обуславливающим. В единстве трех своих составляющих (чувственная ткань, значение и смысл) психический образ (мира) рассматривается А.Н. Леонтьевым как своеобразная «призма», опосредующая внешние воздействия в процессе регуляции деятельности. В свою очередь внешние воздействия, формируя соответствующие образы (мир образов), а также индивидуальные системы значений, изменяют ИОР.

Важным является также то, что «отражение человеком действительности всегда оказывается опосредованным особенностями, которые характеризуют этого человека как личность, как субъект труда, познания и общения». Например, как показал Ю.М. Жуков, адекватность познания людьми друг друга опосредуется рядом особенностей когнитивной сферы субъекта. На необходимость изучения влияния эмоционально-мотивационной сферы личности, особенностей психических процессов (внимания, памяти, мышления, воображения и др.) на характеристики общения и в более широком аспекте в ситуациях социального познания (например, в связи с изучением общественного мнения, формирования стереотипных представлений) указывал в своих работах В.Н. Мясищев. В последние годы подходы, «увязывающие» процессы социальной перцепции с индивидуальными особенностями человека, стали явно заметнее. Сказанное подчеркивает значимость исследования процессов социального отражения в зависимости от индивидуальных особенностей человека, в частности от особенностей образного отражения мира. Изучение индивидуальных особенностей образной сферы является, следовательно, важным аспектом проблемы опосредованного характера психического отражения.

Существование психического образа в определенных взаимосвязанных формах (в общественно выработанных формах поведения, деятельности, знаковых системах, в наглядно-чувственном образе объясняет как единство отражающей и регулирующей его функций, так и факт отражения в образе значения объекта. Образ не существует и вне отношения – оценки субъекта отражения (как личности) к объекту (личностный смысл). Подобная «личностная привязка» проявляет себя на любом уровне психического образа, особенно на уровне мировоззрения. Чувственная ткань, значение, личностный смысл как компоненты индивидуального сознания выполняют роль связующего звена между психологией познавательных процессов и психологией личности. Тесное взаимодействие в самой основе психического отражения наглядно-образного и личностного указывает на необходимость специальной разработки проблемы образного отражения мира конкретной личностью, в частности изучение образных явлений в структуре личности. Только на этом пути возможно объяснение того, как, почему, для чего в сознании конкретной взаимодействующей с миром личности возникает образ определенного вида и содержания. «Персонификация» образной сферы является следствием системного изучения психического образа, его многомерности и многоуровневости. С другой стороны, более пристальное внимание психологии личности к образной проблематике представляется не менее ценным, и, хотя связь личностных особенностей с характеристиками различных образных явлений очевидна и имплицитно присутствует во многих областях психологического знания, мы имеем недостаток исследований, рассматривающих ее прицельно. Остановимся на некоторых аспектах проблемы.

В нашем исследовании (совместно с Б.М. Петуховым) было показано, что индивидуальные особенности вторичных образов во многом определяют личностный стиль общения, который проявляется в выборе «ролей» при групповом обсуждении проблемы. Релевантными представляются факты о связи индивидуальных особенностей образной сферы с характеристиками внушаемости и решением творческих задач. «Личностным выходом» обладают характеристики яркости образов функциональных состояний, переживаний, настроений и т.п., ибо речь идет о способности к эмпатии.

Еще в более явном виде искомая взаимосвязь образного и личностного присутствует в «острой» психологической проблеме личностно-смыслового осознания человеком всей полноты субъективного опыта. Практика психотерапии показывает, что человек не осознает все факторы, приводящие к формированию его образов, и не может полностью дать отчет о всех образах, возникающих в данный момент времени в сознании. Наши исследования (совместно с В.Г. Зазыкиным и Н.Б. Шкопоровым), например, показали, что у режиссеров телевидения характер личностных проблем и внутриличностных конфликтов во многом определяет как содержание мысленных образов в «потоке сознания», так и содержание творческого замысла и его художественного решения в «экранном образе».

Подобные факты понятны, ибо процесс формирования образа не может быть понят вне рассмотрения личностной мотивации. Личностные детерминанты образных явлений особо четко «прорисовываются» при исследовании образов травмирующих событий в связи с изучением потери контроля над ними. Почему подобный образ эпизодически возвращается в сознание в течение продолжительного периода времени с большими интенсивностью и навязчивостью, несмотря на неосознаваемые защитные механизмы или попытки сознательного контроля? Немногочисленные ответы, к сожалению, психоаполитичны по своей сути, вместе с тем рассмотрение поставленных вопросов актуально для психологической теории и заслуживает самого пристального внимания в отечественной психологии. Здесь нам хочется особо подчеркнуть роль специалистов в области психологии неврозов и психотерапевтов. Без привлечения имеющихся в данной области наработок конструктивное продвижение в анализе этого вопроса вряд ли возможно.

С личностью человека, особенно с его мотивационной, эмоционально-волевой сферой, интересами, способностями, тесно связано воображение. Остановимся на этом более подробно. В определенном смысле можно утверждать: «Скажи мне, о чем ты мечтаешь, и я скажу, кто ты». Не случайно ярко выраженное воображение человека оценивается окружающими как одухотворенность личности прозаичность обычно ассоциируется с недостатком воображения. Важным для психологии личности должно стать изучение такой разновидности воображения, как мечтание – формирование образа желаемого будущего, содержание которого определяется социальной направленностью личности и системой потребностей.

Из сказанного ясно, что в исследованиях воображения следует усилить акцент на изучение его в контексте не только когнитивных, но и личностных образований (примером могут служить исследования Р.Г. Натадзе, сделать связь измерений различных аспектов воображения и личностных показателей предметом специального анализа).

Но что конкретно мы знаем о процессе человеческих мечтаний, фантазий, грез (в норме, «пограничных состояниях» в связи с содержанием личностных конфликтов и патологии)? Каковы основные измерения данных образов? В каком отношении они находятся друг к другу, к особенностям образных явлений (представлений, сновидений и др.), различным психическим процессам и функциям, характеристикам личности? Много вопросов возникает в связи с изучением образов фантазии (впрочем, равно как и других вторичных образов).

В зарубежной экспериментальной психологии существуют специальные опросники по изучению образов фантазии (например, составленные Сингером и Антробусом (ЗЭЭО). Анализ полученных в исследованиях данных не позволяет однозначно говорить о человеке как о «фантазере-мечтателе» без тщательного изучения особенностей его воображения в единстве со структурой личности. Эмпирические факты весьма противоречивы. Единственным, на наш взгляд, «отстоявшимся материалом» является «тревожная погруженность в фантазии» при достаточно негативном отношении человека к образам и конструктивное использование образов в регуляции поведения при положительном к ним отношении: «счастливый мечтатель», способный наслаждаться своим внутренним миром, при различной степени «мыслительной интроверсии». Иными словами, можно довольно определенно говорить, с одной стороны, о невротизации всей образной сферы личности и, с другой, выделять разновидности конструктивного использования образов.

Тем самым особенности фантазии могут выступить инструментом диагностики личностной патологии. Как компоненты самосознания их следует изучать в качестве средств для самоудовлетворения, планирования личностью своего поведения или творческой деятельности.

Создание структуры и типологии образной сферы личности предполагает прежде всего выявление устойчивых: а) взаимосвязей максимально возможного числа характеристик образных явлений (не только фантазий), б) их корреляций с личностными и деятельностными показателями. Решение этой задачи – дело будущих исследований. В настоящей работе мы ограничимся выделением некоторого предварительного и не претендующего на завершенность набора переменных образной сферы личности. Будут приведены лишь некоторые эмпирические иллюстрации связи образных и личностных измерений. Мы также оставляем за собой право комментировать содержание переменных в той мере, в которой считаем это необходимым.

Начнем с переменных, связанных с особенностями воображения.

Степень активности мечты. Переменная оценивает, в какой мере фантазия, мечты носят у личности активный характер и направлены на достижение поставленных целей («мечта всей жизни»), т.е. участвуют в прогнозе и планировании деятельности. В этой связи следует оценивать случаи, когда мечта, а) субъективно реальна и личности известны пути претворения ее в жизнь; б) субъективно реальна, но личность не знает путей ее претворения в жизнь; в) в принципе реальна, но при данных обстоятельствах в жизнь непретворима.

В отдельную переменную можно выделить «неоправданную веру в реальность воображаемого», оценивающую степень, в которой человек «строит воздушные замки», отдается своей мечте, несмотря на то, что жизнь не «подкрепляет его оптимизм». Переменная связана с адекватностью формирования образа будущего, адекватностью фантазии относительно социальных событий, прежде всего в сфере твоего непосредственного окружения. В определенной мере переменная может служить показателем оптимистичности личности.

Переменная «компенсационный уход в фантазию» призвана оценить степень, в которой фантазия осуществляет свою компенсаторную функцию при неудовлетворенных потребностях и желаниях, при жизненных неудачах («разбитые мечты»), когда воображаемое заменяет реальность. Она также оценивает степень «отключенности» от активного социального отражения и может быть конкретизирована следующими двумя переменными.

Переменная «частота фантазирования» положительно коррелирует как с позитивным отношением к воображаемому, так и с тревожностью, нейротизмом (а также с отвлекаемостью, склонностью испытывать скуку) и отрицательно связана с «чувством благополучия», «социализацией», самоконтролем, с эмоциональной стабильностью, конформизмом в достижении поставленных целей и др.

Переменная «поглощенность в образы воображения» показывает степень «ухода» человека в содержание собственной фантазии. Переменная, связанная с эмоциональной нестабильностью, тревожностью, часто входит в состав фактора «невротичности» («тревожные» мечтатели). Она положительно коррелировала с частотой фантазирования, «блужданием мысли», положительным отношением к собственной фантазии и отрицательно – с «чувством благополучия».

Погруженность в фантазию может иметь и позитивное значение; в этой связи важна переменная «решение проблем в воображении», призванная оценить сознательную ориентацию воображения на решение проблем. Отмечены положительные корреляции переменной с навязчивой эмоциональностью, с ориентацией «на достижение» в воображении и отрицательные – с «объективностью» и самоконтролем.

Переменная «спонтанно творческая фантазия» призвана оценить то, насколько для человека характерно спонтанное решение проблем в образах непроизвольного воображения (готовое решение приходит в виде образа).

Переменная «развитость произвольного воображения» помимо своего прямого предназначения дает также информацию о такой специфической характеристике воображения, как агглютинация (а это одно из измерений творческих способностей).

Переменная «развитость непроизвольного воображения» отражает самопроизвольный «наплыв» образов-воспоминаний и фантазий с точки зрения их частоты и «удельного веса» во внутренней психической жизни. Крайним видом подобной пассивной фантазии в практически полном отрыве образов от реальности являются «грезы». У некоторых людей с определенными личностными особенностями подобные «сны наяву» играют гипертрофированную роль, являясь отчасти уже произвольными образами, – роль заменителя реальности, поскольку человек живет в созданном им мире и это доставляет ему удовольствие.

Переменная «развитость воссоздающего воображения» предназначена для оценки легкости, с которой человек может вообразить что-то на основе опосредованной знаковой информации. Переменная представляет значительный интерес в связи с проблемой формирования образов социальной действительности, ибо они в значительной степени строятся на основе информации, получаемой по каналам массовой коммуникации.

Важным аспектом является отношение человека к своим образам, в частности с точки зрения того «эмоционального заряда», который передается от типичного для человека отношения к образам, к представлению о социальных явлениях.

В этой связи следует выделить переменные «позитивного» и «негативного» отношения к образам воображения. Последняя призвана выявить наличие тревожности, создаваемой образами фантазии. Переменная положительно коррелирует с нейротизмом и отрицательно – с «чувством благополучия», самоконтролем, эмоциональной стабильностью, «объективностью».

Переменная «реалистичность воображаемого» призвана оценить такие аспекты отношения к образу, как некоторое «чувство слитности с образом», вера в то, что воображаемое сбудется, понимаемые, однако, не в смысле галлюцинаторности. Переменная должна быть отнесена также и к образам-воспоминаниям, поскольку воссоздание прошлых впечатлений с большой реалистичностью требует участия хорошо развитого воображения. Переменная, несомненно, важна для исследования социального отражения, например, в связи со способностью принимать «близко к сердцу» социальные проблемы.

Следующие шесть переменных оценивают некоторые важные содержательные аспекты образов фантазии, которые, в частности, представляют определенные «априорные» взгляды личности на социальную реальность в контексте своего непосредственного окружения (мотивы, потребности, отношения, установки).

Адекватность фантазии оценивает степень соотнесенности содержания фантазии с реальной жизнью (с «земными делами»). Переменная отделяет образы, не связанные с практической, наиболее вероятной стороной жизни и проблемами человека. В этой связи оценивается степень «эксцентричности» фантазии (насколько для личности типично воображать невероятные ситуации). Высокая степень эксцентричности фантазии рассматривается в качестве определенного показателя личностной патологии. Переменная положительно коррелировала с нейротизмом и склонностью скучать; отрицательно – с эмоциональной стабильностью и «чувством благополучия».

Переменная «воображаемые неудачи» положительно связана с воображаемой агрессивностью, воображаемой виновностью и мечтами о героическом. Считается, что переменная может выступать как индикатор навязчивых невротических состояний.

Переменная, условно названная нами «воображаемый реванш», оценивает различные аспекты формирования образов, касающихся темы субъективно справедливой мести человека за нанесенную ему обиду (на межличностном уровне). Близкая по смыслу шкала «воображаемая агрессивность» в опроснике Сингера и Антробуса была связана с некоторыми навязчиво-эмоциональными аспектами фантазии; шкала положительно коррелировала с мечтами о «достижении», со «страхом воображаемой неудачи», с воображаемой виновностью и отрицательно – с «чувством благополучия», самоконтролем, дружелюбием, а также «интеллектуальной эффективностью».

Переменная «эротические фантазии» положительно коррелирует с нейротизмом, мечтами о достижении, со склонностью скучать, с отвлекаемостью и отрицательно – с эмоциональной стабильностью, чувством благополучия, самоконтролем, толерантностью. Показано, что для одних людей этот тип фантазии – здоровое и положительное явление, для других – навязчивые размышления, для третьих – тревожно угнетающая, невротическая картина. В этой связи возникает вопрос об определении «нормальной сексуальной фантазии».

Переменная «героические фантазии» связана с воображением личности себя героем. У женщин подобные образы встречаются гораздо реже, поскольку здесь имеет место очевидная идентификация с традиционными мужскими ролями.

Переменная «воображаемая виновность» высоко положительно коррелирует со страхом воображаемой неудачи, с воображаемой агрессивностью, мечтами о достижении, героическими фантазиями; отрицательно – с чувством благополучия, самоконтроля, толерантностью, дружелюбием, а также интеллектуальной эффективностью. Она также может диагностировать навязчиво-эмоциональные состояния человека, поскольку явно связана с «муками самокопания», сомнением в себе и т.п.

Личностное содержание переменной «фантазерство» определяется склонностью человека к созданию искаженного репродуктивного образа в сторону выдачи желаемого за действительное.

Следующую группу переменных мы связываем с особенностями некоторых видов репродуктивных образов. В частности, интересны оценки особенностей образов-воспоминаний (что дополняет картину временной направленности личности), способности к эйдетизму и особенностей образов кратковременной памяти. Связь данных переменных с личностными особенностями интересна прежде всего с точки зрения нахождения того уровня организации образной сферы, на котором происходит резкое возрастание личностной детерминированности образов.

Образная сфера должна включать и сновидения с их особенностями. Актуальность их оценки связана с ролью сновидений в сознательной жизни человека (известно, например, что люди при интерпретации социальных фактов могут опираться на «толкование сновидений»).

Частота и вербализованность сновидений. Переменная направлена на определение субъективной частоты сновидений, что предполагает оценку способности к вербализации сновидений. Переменная, следовательно, оценивает степень включенности сновидений в сознательную жизнь человека (их «удельный вес» в системе образных явлений). Память на сны, несомненно, вносит свой вклад в показатель «общей образности» внутреннего мира личности. Было предположено, что акцент на воспроизведение сновидений связан с шизоидными тенденциями. Переменная отрицательно коррелировала с «чувством благополучия» и самоконтролем; положительно – с предпочтением мыслительной деятельности. Есть мнения, что воспроизведение сновидений имеет некоторую тонкую связь с самопознанием, но больше характеризует вид «социального ухода».

Существенной характеристикой сновидений является доминирующая в них временная ориентация, т.е. преобладание одного из следующих основных видов сновидений с точки зрения отражения, в образе той или иной формы времени: ретроспективные, оперативные, проспективные сновидения.

Мы также выделяем такой показатель сновидений, как преимущественное их протекание в виде ночных кошмаров. Какую роль играют воспоминания этих образов с пугающим содержанием? Какими особенностями отличаются люди, страдающие ночными кошмарами?

Логически можно предположить существование личностных коррелят и такой существенной характеристики сновидений, как их яркость, отчетливость, цветность.

Гипнагогические и гипнопомпические образы как бы отделяют с обеих сторон процесс сна, поэтому оценка наличия у человека подобного опыта существенно дополняет картину его образной сферы. Поиск коррелятов данных показателей прояснит функциональную значимость этих образных явлений. В частности, личностные корреляты выступят в качестве психодиагностического показателя. Оценка наличия гипнагогических образов важна, например, с точки зрения прогноза возможности возникновения суеверий.

В перечень характеристик образной сферы мы включаем также знакомство с «чувством галлюцинации», склонность к перцептивным иллюзиям частоту deja-vu-образов, наличие опыта отрицательных галлюцинаций. Данные переменные, конечно, менее распространенные образные явления, но они существуют, поэтому необходим их учет хотя бы в самом общем виде. Экспериментальных данных о связи переменных с личностными измерениями нет, однако некоторые возможные тенденции в подобных взаимосвязях тем не менее имеются. Так, «знакомство с чувством галлюцинации» может коррелировать с определенными формами личностной патологии, склонность к перцептивным иллюзиям – с проявлениями тревожности, а также может быть проанализирована с точки зрения общих инвариантов «иллюзорности» психического отражения. Частота deja-vu-образов может рассматриваться с точки зрения склонности к «сверхъестественному» объяснению происходящего. Данные образы часто связаны с параллельным переживанием чувства дереализации и деперсонализации. Отрицательные галлюцинации гипотетически связаны с некоторой личностной деформацией в плане функционирования неосознаваемых образов.

Для оценки образной сферы личности важны такие общие характеристики вторичных образов, как панорамность, взаимообособление фигуры и фона, степень обобщенности (схематизации) образов, сдвиги в воспроизведении цвета и др. Особое место занимает такая интегральная характеристика, как яркость (четкость, ясность) вторичных образов различной модальности. Связь данной переменной с личностными измерениями хорошо иллюстрируется на примере образов воображения, особенно зрительного компонента в фантазиях.

Доминирование слуховых образов при фантазировании в комбинации с другими показателями является, по мнению некоторых исследователей, характерным для определения шизоидных тенденций. Яркость образов положительно связана с погруженностью в фантазии, страхом воображаемой неудачи, воображаемой агрессивностью и виновностью.

В исследовании Б.М. Петухова показано, что яркость вторичных образов как интегральная характеристика связана со многими личностными особенностями.

Двумя другими интегральными характеристиками мысленных образов являются подвижность («живость») и контролируемость (соответственно скорость и легкость формирования образов и оперирования образным материалом). Показано, что люди, имеющие нейротизм выше среднего, испытывают затруднения с контролируемостью. Характеристики живости и контролируемости в упомянутом уже исследовании имели также тенденцию к связи с личностными показателями, причем «заострению» той или иной интегральной характеристики соответствовал определенный тип настроения, а также особенности формирования установки. В рассматриваемом контексте интересны некоторые частные проявления контролируемости мысленного образа, такие как «вторгаемость навязчивого образа», а также легкость изменения отношения к образу. К измерениям образной сферы в силу яркой специфичности внутреннего мира человека следует отнести также способность к синестезии.

Важнейшим показателем в рассматриваемом контексте является «временная ориентация личности». Созданный Б.М. Петуховым тест позволяет оценить преимущественную направленность сознания в форме психологического времени: на настоящее, будущее, прошлое, а также на неопределенное (ощущение тщеты, апатии и т.п.), чему соответствует определенный тип личности – «наблюдающий», «мечтающий», «вспоминающий», «скучающий», характеризуемый специфическими установками, отношениями, ценностными ориентациями, мотивами и другими особенностями. Например, «мечтающая» личность с учетом высказанных выше суждений с большей вероятностью будет оптимистичной, ибо неслучайно фантазии, ориентированные на будущее, связаны с положительным отношением человека к своим образам, направленностью личности на социальные достижения, предпочтением мыслительной деятельности. ВОЛ соответствует также доминирование образов определенного типа (например, образов-воспоминаний, образов воображения).

Мы склонны оценивать такие психические особенности, как отвлекаемость и блуждание мысли, а также тенденцию к саморефлексии. Первая из них нацелена на трудности в концентрации внимания при воздействии помех. Она, нагружая фактор «тревожно-невротической погруженности в фантазию», помогает прояснить связь нейротизма и тревожности с навязчивыми или «нормально-конструктивными» аспектами фантазии. Связанное с данной переменной «блуждание мысли» положительно коррелирует с погруженностью в фантазии (мечтания, фантазии могут переживаться как блуждание мысли), со склонностью скучать, с нейротизмом; отрицательно – с эмоциональной стабильностью, «чувством благополучия», интеллектуальной эффективностью. Переменная представляется также полезной в дополнении к шкалам для измерения невротических компонентов личности.

Тенденция же к самоотчету важна для оценки степени, в которой разговор о внутреннем мире личности рассматривается людьми положительно или отрицательно. Переменная была связана с дружелюбием, «социальностью», со способностью к эмпатии.

Мы перечислили ряд переменных, которые могут с определенной степенью полноты характеризовать образную сферу личности. Естественно, они не исчерпывают содержания последней. Исходя из многомерной природы психической реальности, можно брать другие измерения образной сферы, дублировать некоторые переменные посредством применения различных методов измерения (в частности, оценивать «метафоричность» как один из показателей способности к синестезии), дифференцировать некоторые переменные (например, «реалистичность» образа, более полно используя подход Р.Г. Натадзе и Б.М. Петухова). Необходимо также «развести» уровни рассмотрения личностных особенностей в связи с многоуровневостью психического образа.

Однако пока ограничимся перечисленными переменными, ибо в настоящее время усилия следует сконцентрировать на создании процедур хотя бы приближенного их измерения. В этой связи нами проводится работа по созданию «Краткого анамнестического опросника образной сферы личности», основанного на методе субъективного оценивания характеристик образов и включающего шкалы, соответствующие содержанию рассмотренных переменных.

Изучение взаимосвязи измерений, получаемых на этой основе, с личностными показателями в планируемых исследованиях, надеемся, позволит уточнить представления о типологии образной сферы человека, соотнести ее с типологией личности и решить многие теоретические и практические вопросы. Например, для педагогической практики чрезвычайно актуально определить типы личности, воспринимающие окружающую социальную реальность определенным способом (в связи с типологией К.А. Абульхановой-Славской), и изучить субъективную форму данных образов в плане выявления зависимости их содержания от индивидуально-типичной формы «образности» внутреннего мира человека.

Итак, рассмотрение особенностей образной сферы в более общем, личностном контексте, анализ места и роли образных форм отражения в структуре личности – еще один важный аспект системного рассмотрения категории психического образа.

 

◄◄ к содержанию ►►

Эмоционально-волевая и личностная сфера школьников с интеллектуальной недостаточностью

Краткое описание документа:

Эмоционально-волевая и личностная сфера школьников с интеллектуальной недостаточностью

Переживания человека, сопровождаемые чувствами приятного и неприятного, удовольствия и неудовольствия, а также их разнообразными оттенками и сочетаниями мы называем эмоциями. Простейшие эмоции – это удовольствие и неудовольствие. Их варианты представлены радостью, печалью, грустью, страхом, гневом ‒ это более сложные чувства.

Изучение специфики выражения эмоциональных состояний школьников с умственной отсталостью – вопрос, лежащий на стыке нескольких областей психологического знания: психологии эмоций, психологии состояний и специальной психологии (олигофренопсихологии). Без знания механизмов формирования эмоциональной сферы умственно отсталых детей, без учёта специфики эмоциональных проявлений школьников с лёгкой умственной отсталостью невозможно качественно выстроить и работу с ними. Следует отметить, что в настоящее время интеллектуальная деятельность и познавательные процессы умственно отсталых школьников изучены в специальной психологии более глубоко, чем эмоциональная сфера.

В специальной психологической литературе имеется ряд сведений об особенностях проявления и понимания эмоциональных состояний детьми с отклонениями в интеллектуальном и физическом развитии. Проблему понимания эмоциональных состояний другого человека детьми с лёгкой умственной отсталостью изучали О. К. Агавелян; Н. И. Кинстлер; Е. П. Кистенева, В. Скоробогатова, Е. В. Хлыстова; Н. Б. Шевченко, и др. Т. З. Стернина рассматривала проблему понимания эмоциональных состояний другого человека детьми с усмтвенной отсталостью, Е. В. Щетинина описывает специфику эмоциональной сферы детей с проблемами психического развития, О. Л. Якоцуц изучала особенности эмоциональных состояний детей с различным уровнем двигательных возможностей. В трудах М. К. Бардышевской , Л. С. Выготского , Д. Н. Исаева, Л. В. Занкова, В. В. Лебединского, В. И. Лубовского, С.Я. Рубинштейн и др. описываются чувства и эмоции умственно отсталых школьников.

Л. С. Выготский отмечал, что умственно отсталый ребёнок отличается от нормально развивающегося не только наличием нарушений в интеллектуальной и эмоционально-волевой сфере, но и характером взаимодействия этих двух сторон психики. Если у нормального человека поведенческие реакции и эмоциональные проявления регулируются интеллектом, то при умственной отсталости поступки часто совершаются под влиянием эмоциональных импульсов.

Л. В. Занков указывал на то, что «умственно отсталого школьника характеризует своеобразие, недостаточность всей психики, в том числе и эмоций. Однако своеобразие это выражается не в том, что эмоциональная жизнь умственно отсталого ограничивается так называемыми «низшими» эмоциями …»]. По мнению Л. В. Занкова, своеобразным для школьника с умственной отсталостью является переживание успеха и неуспеха. Он переживает неуспех как нечто неприятное. Однако неудача в выполнении этой задачи является для него частным событием, относящимся к определённому времени, а не моментом, в котором отражаются его возможности в целом. Переживания неуспеха не достигают значительной степени остроты, а главное, не затрагивают общего уровня личности. У дебилов, как отмечает Л. В. Занков, чувства, относящиеся к физической личности развиты относительно сильнее других групп чувств. Дебилы не отличаются особым самолюбием, самоуверенностью, самодеятельностью и самодовольством. Им, как и имбецилам, присуще сознание собственного бессилия. По сравнению с нормальными детьми дебилы вялы, нерешительны, несамостоятельны и прозаичны. Дебилы не способны к высшим идейным эмоциям.

Эмоциональные состояния школьников с умственной отсталостью характеризуются неадекватностью, ограниченностью школьников в возможностях выражения переживаний социально приемлемыми способами. Интеллектуальная регуляция состояний у умственно отсталых школьников резко снижена. Недостаточность ощущений и ограниченность интерпретации чувственного материала, нарушение регуляторных функций ЦНС у школьников этой категории приводят к неполноценному восприятию ими эмоциональных состояний других людей и не всегда адекватному, недифференцированному выражению собственных эмоций.

Глава 1. Психолого-педагогические основы развития эмоционально-волевой сферы

1.1. Эмоционально-волевое развитие как единый механизм саморегуляции

Возросший в последнее время интерес к изучению эмоционально-волевой сферы обусловлен тем, что выяснение закономерностей эмоционально-волевого развития может значительно углубить и понимание механизмов развития интеллекта личности в целом.

Анализ теоретического, экспериментального наследия учёных показал, что для нормальной жизнедеятельности и развития в социуме большое значение имеет эмоционально-волевая сфера личности. Эмоции и чувства играют очень важную роль в жизни человека.

Воля – способность, которая проявляется во время регулирования своей деятельности. С рождения человек ей не обладает, так как, в основном, все его действия основаны на интуиции. По мере накопления жизненного опыта начинают проявляться волевые действия, которые становиться все сложнее. Важно то, что человек не просто узнает мир, а и пытается каким-то образом подстроить его под себя. Именно это и есть волевые действия, которые являются очень важными показателями в жизни.

Волевая сфера личности чаще всего проявляется, когда на жизненном пути встречаются различные трудности и испытания. Последним этапом в формировании воли является действия, которые необходимо совершить для преодоления внешних и внутренних препятствий. Если говорить об истории, то волевые решения в разное время формировались благодаря определенной трудовой деятельности. Например, первобытный человек, чтобы добыть еду совершал определенное количество действий.

При рассмотрении волевых качеств личности возникает вопрос о тесной связи воли и эмоций. На взаимодействие волевых и эмоциональных процессов указывали многие психологи. Традиционным для отечественной психологии является объединение эмоций и воли в единую эмоционально-волевую сферу.

Развитие эмоционально-волевой сферы является важнейшим аспектом развития личности в целом. В младшем школьном возрасте складывается и проявляется до 70% личностных качеств, поэтому невнимание к развитию личности в этом возрасте порождает педагогические просчёты, которые ярко обнаруживаются на последующих ступенях обучения. Проблемы эмоционально-волевой регуляции с особой остротой возникают на переходном этапе от младшего школьного к подростковому возрасту. Особенно остро они протекают у детей так называемой «группы риска», которые при нормальном интеллектуальном развитии испытывают трудности в усвоении учебных занятий и умений из-за низкой работоспособности вследствие соматической ослабленности, частичном отставании в развитии высших психических функций или педагогической запущенности, возникающей в неблагоприятных микросоциальных условиях воспитания и обучения. У этих детей с неразвитой эмоционально-волевой сферой наблюдается недостаточный самоконтроль, неустойчивость и слабая целенаправленность деятельности, повышенная отвлекаемость, импульсивность, гиперактивность. При отсутствии целенаправленного формирования эмоционально-волевой сферы личности в условиях стихийного развития школьники оказываются неспособными к саморегуляции учебной деятельности. Не случайно учителя-практики отмечают возрастание отклонений аффективного развития современного ребенка. Немалую роль в возникновении подобных трудностей играет обеднённая эмоциональная жизнь ребенка. Всё это может способствовать развитию у детей общего эмоционального неблагополучия.

Эмоции и воля — это эмоциональный и волевой компоненты любых психических процессов. Так, при решении какой-либо проблемы процесс мышления включает в себя наше отношение к проблеме (эмоция), наши цель и усилие разрешить ее (воля).

Эмоции – особый класс субъективных психологических состояний, отражающихся в форме непосредственных переживаний, ощущений приятного и неприятного, отношении человека к миру и людям, процессе и результатах его практической деятельности. К классу эмоций относятся настроения, чувства, аффекты, страсти, стрессы. Это так называемые «чистые» эмоции. Они включены во все психические процессы и состояния человека. Любые проявления его активности сопровождаются эмоциональными переживаниями. Эмоции имеют положительный и отрицательный чувственный тон, связаны с чувством удовольствия или неудовольствия.

У человека главная функция эмоций состоит в том, что благодаря эмоциям мы лучше понимаем друг друга, можем, не пользуясь речью, судить о состояниях друг друга и лучше преднастраиваться на совместную деятельность и общение. Жизнь без эмоций невозможна. Эмоционально-выразительные движения человека – мимика, жесты, пантомимика – выполняют функцию общения, т.е. сообщение человеку информации о состоянии говорящего и его отношении к тому, что в данный момент происходит, а также функцию воздействия – оказания определенного влияния на того, кто является субъектом восприятия эмоционально – выразительных движений. Не поддаваться эмоциям и контролировать их человеку помогает воля.

Воля — способность человека сознательно действовать в соответствии с поставленной целью, преодолевая физиологические и психологические трудности (препятствия).

Волевые качества охватывают несколько специальных личностных свойств, влияющих на стремление человека к достижению поставленных целей. Один из существенных признаков волевого акта заключается в том, что он всегда связан с приложением усилий, принятием решений и их реализацией. Воля предполагает борьбу мотивов. По этому существенному признаку волевое действие всегда можно отделить от остальных. Воля предполагает самоограничение, сдерживание некоторых достаточно сильных влечений, сознательное подчинение их другим, более значимым и важным целям, умение подавлять непосредственно возникающие в данной ситуации желания и импульсы. Ещё один признак волевого действия – это наличие продуманного плана его осуществления. Волевое действие обычно сопровождается отсутствием эмоционального удовлетворения, но с успешным завершением волевого акта обычно связано моральное удовлетворение от того, что его удалось выполнить.

Таким образом, развитие волевой регуляции поведения у человека осуществляется в нескольких направлениях:

  • с одной стороны – это преобразование непроизвольных психических процессов в произвольные,

  • с другой – обретение человеком контроля над своим поведением,

  • с третьей – выработка волевых качеств личности.

Все эти процессы онтогенетически начинаются с того момента жизни, когда ребенок овладевает речью и научается пользоваться ею как эффективным средством психической и поведенческой саморегуляции.

Развитие эмоционально волевой сферы личности процесс достаточно сложный и происходит он за счет влияние различных факторов. К внешним раздражителям можно отнести определенные социальные условия, а к внутренним, например, наследственность. Развитие происходит, начиная с раннего возраста и до подросткового периода и его можно разделить на определенные этапы.

От рождения и до 3-х летнего возраста преобладает сомато-вегетативный тип. Какие-либо недовольства проявляются увеличенной эмоциональной возбудимостью.

В возрасте от 3 до 7 лет эмоциональная и волевая сфера личности проявляется психомоторным типом реагирования. В этом периоде у ребенка часто проявляется негативизм, оппозиционность, а также формируются такие реакции, как страх и испуг.

Следующий этап развития – возраст от 7 до 11 лет. В этом периоде у ребенка преобладает аффективный тип реагирования, который проявляется впечатлительностью и тревожностью. Чувство тревоги становиться более стабильным. В этом возрасте у ребенка формируется самооценка и такие волевые черты, как настойчивость, целеустремленность, самостоятельность и др.

В возрасте от 12 до 15 лет волевая сфера личности в психологии проявляется доминированием эмоционально-идеаторного типа поведения. Ребенку в таком возрасте характерны такие черты: обидчивость, неуравновешенность, раздражительность, смена настроения, конфликтность. Все это затрудняет адаптацию в обществе. [

Последний этап развития воли – возраст от 16 до 18 лет. В этот период наблюдается стабилизация эмоционального состояния. У подростков в этом возрасте проявляются такие черты: самостоятельность, целеустремленность, выдержка, решительность, настойчивость, хорошая концентрация, умение выходить из сложных ситуаций.

Таким образом, развитие эмоционально-волевой сферы личности связано с нарастанием осознанности, сдержанности, устойчивости чувств и действий и имеет свои специфические особенности для каждого возраста. Совершенствование высших эмоций и чувств означает личностное развитие их обладателя. Такое развитие может идти в нескольких направлениях. Во — первых, в направлении, связанном с включением в сферу эмоциональных переживаний человека новых объектов, предметов, событий, людей. Во — вторых, по линии повышения уровня сознательного, волевого управления и контроля своих чувств со стороны человека. В — третьих, в направлении постепенного включения в нравственную регуляцию более высоких ценностей и норм: совести, порядочности, долга, ответственности и т.п.

Глава 2. Особенности эмоционально-волевой сферы у школьников с интеллектуальной недостаточностью

2.1. Характеристика умственной отсталости как психолого-педагогической проблемы

К лицам с нарушением умственного развития (умственно отсталым) относят лиц со стойким, необратимым нарушением преимущественно познавательной сферы, возникающим вследствие органического поражения коры головного мозга, имеющего диффузный (разлитой) характер. Характерной особенностью дефекта при умственной отсталости является нарушение высших психических функций — отражения и регуляции поведения и деятельности. Это выражается в нарушении познавательных процессов (ощущений, восприятия, памяти, мышления, воображения, речи, внимания), страдают эмоционально-волевая сфера, моторика, личность в целом.

Причины возникновения умственной отсталости разнообразны, К ним относятся наследственные заболевания (микроцефалия, фенилкетонурия, наследственные болезни соединительной ткани, наследственные дегенеративные заболевания центральной нервной системы и др.), нарушения в строении и числе хромосом (синдром Дауна, олигофрения с ломкой Х-хромосомы, синдромы Клайнфельтера, Шерешевского — Тернера и др.).

Вызвать умственную отсталость могут различного рода патогенные (вредоносные) факторы, которые воздействуют на плод в период внутриутробного развития.

Психология умственно отсталого ребенка в нашей стране оформилась как самостоятельная ветвь психологической науки всего несколько десятилетий тому назад. До этого времени изучение особенностей психики умственно отсталых детей осуществлялось преимущественно представителями медицинской науки. За короткий срок она накопила довольно значительный круг сведений о тех своеобразных чертах, которые отличают умственно отсталых детей от их нормально развивающихся сверстников. Умственная отсталость является не психологическим заболеванием, а специфическим состоянием, когда интеллектуальное развитие ребенка ограничено определенным уровнем функционирования центральной нервной системы. Во многих источниках дается следующее определение умственной отсталости: «Умственная отсталость — это стойкое, необратимое, нарушение познавательной деятельности, вызванное органическим повреждением коры головного мозга». Это качественное изменение всей психики, всей личности в целом, явившиеся результатом перенесенных органических повреждений центральной нервной системы. Это такое развитие, при котором страдают не только интеллект, но эмоции, воля, поведение, физическое развитие. Такой характер развития вытекает из особенностей их высшей нервной деятельности.

А.Р. Лурия, В.И. Лубовский, С.Я. Рубинштейн, Н.В. Певзнер в своих исследованиях показали, что умственно отсталые имеют довольно грубые изменения в условно-рефлекторной деятельности, нарушения процесса возбуждения им торможения, взаимодействия сигнальных систем.

Все это является физиологической основой для аномального психического развития ребенка, включая эмоции, волю, процессы познания, личность в целом. На основании этих исследований они сделали вывод: умственно отсталый ребенок может развиваться и обучаться, но только в пределах своих биологических возможностей.

Таким образом, прогноз развития и социальной адаптации умственно отсталых детей в большей степени зависит от системы воспитания и обучения, а также от степени умственной отсталости.

При умственной отсталости поражения головного мозга носят необратимый диффузный характер. Другой характерной особенностью является нарушение высших психических функций. Так, ощущение и восприятие формируются замедленно и с большим количеством особенностей и недостатков. Этот симптом оказывает влияние на всё развитие: наблюдается замедленность и суженый объём зрительного восприятия (описание картинок, количество воспринимаемых предметов).

Дети не усматривают связей и отношений между объектами, им не удается различить выражения лиц на картинках, уловить светотени, понять перспективу и значение частичных перекрытий предметов из-за их разной удалённости на картинках. Недифференцированность восприятия проявляется в неспособности различать сходные предметы при попытке их узнать (кошка — белка, компас — часы и т.п.). Большие затруднения возникают при специфическом узнавании предметов. Они легче относят предмет к категории рода, чем вида (например: вошедший человек — дядя, а не почтальон, учитель и т. д.) К квадратам относят и треугольники, и ромбы, т. к. они имеют углы. Распознавание объемных и контурно выполненных предметов ощупыванием (осязанием) происходит хуже, чем в норме, что вызывает затруднения в трудовом обучении. Имеющиеся затруднения в кинестетическом восприятии (ориентировке своего тела в пространстве) приводит к плохой координации движений. Недифференцированность мышечных ощущений обнаруживается при неудачных попытках сравнить предметы на вес руками.

Развитие различения звуков происходит замедленно и с затруднениями, сказываясь на формировании речи, ориентировке на звук (упавшего предмета, местонахождении человека). Указанные особенности восприятия сглаживаются и компенсируются в процессе обучения и воспитания: происходит совершенствование, развитие ощущений и восприятия. Облегчает этот процесс совершение действий с предметами. ]

 У учащихся наблюдается расстройства внимания. Устойчивость снижена. Это затрудняет целенаправленную познавательную деятельность, являясь одной из предпосылок к возникновению трудностей в мыслительной деятельности. В связи с этим, 70% детей младших классов не могут пользоваться словесной инструкцией или она влияет на их продуктивность. Произвольное внимание у них вырабатывается с трудом.

Уменьшение объема внимания, количественное сужение совокупности раздражителей из-за нарушения способности к их удержанию постоянно обнаруживается у детей. Они смотрят и не видят, слушают и не слышат. Воспринимая какой-либо предмет, они видят в нем меньше отличительных признаков, чем нормальные дети. Это одна из причин, затрудняющих ориентировку вне дома, на улице, в мало незнакомых местах.

В силу инертности психических процессов происходит увязание в многочисленных деталях объектов. Именно из-за этого они не охватывают активным вниманием достаточный объем материала. Узость поля внимания умственно-отсталых детей связана с трудностью осуществления мыслительного синтеза. Для расширения объема внимания необходима ассимиляция всего большого количества учитываемых признаков, включение их в структуру опыта, что требует сохранности соответствующих механизмов.

У учащихся нередко наблюдается нарушение переключаемости внимания, то есть расстройство перехода от одной деятельности к другой. В их деятельности часто проявляется застревание или «соскальзывание» на уже знакомый способ решения задания. У них снижена способность к распределению внимания между разными видами деятельности. Они, например, не могут сразу выполнять 2 задания: рисовать и рассказывать стихотворение. Произвольное внимание у них нецеленаправленно. Оно нестойкое, легко истощается, характеризуется повышенной отвлекаемостью и требует больших усилий для фиксации. Расстройства мышления — первейший признак умственной отсталости. Недоразвитие мышления определяется тем, что оно формируется в условиях неполноценного чувственного познания, речевого недоразвития и ограниченной практической деятельности.

Снижение уровня обобщения проявляется преобладанием в суждениях непосредственных представлений о предметах и явлениях, установлением сугубо конкретных связей между предметами. Умственно-отсталые дети мыслят конкретно, не понимают скрытое за отдельными предметами общее, существенное. Они часто вспоминают, а не размышляют. Предметы ими группируются на основе второстепенных признаков. Отмечается непонимание условности и обобщенности образа при толковании пословиц и метафор. Не понятен перенос смысла пословицы на другие ситуации. Не происходит переноса способа решения одной задачи на другую, что связано с невозможностью обобщения. Пословицы понимаются буквально, при этом утрачивается их обобщённый смысл. При сравнении предметов им легче установить различия, чем уловить сходство. В процессе обучения слабость обобщений проявляется в плохом усваивании правил и общих понятий. Заучивая правила наизусть, они не понимают их смысла и не умеют применять. В связи с этим, изучение грамматики и математики представляет особенную трудность. Они не способны устанавливать связь между предметами и явлениями реального мира, что затрудняет им управление своим поведением. Учащиеся не умеют абстрагироваться от конкретных деталей, в то время, как это необходимо для полноценного отражения объективных свойств и закономерностей явлений. Однако, при проведении планомерной коррекционно-развивающей работы, умственно-отсталые дети могут научиться обобщать.

Нарушение динамики мыслительной деятельности проявляется в форме лабильности (чередование адекватных и неадекватных решений) и инертности мышления. Этот тип нарушений характерен также для болезненно повышенного настроения, сочетающегося со значительным расстройством внимания. Иногда возникает чуткое реагирование на любой раздражитель, не направленный на него. Характерно введение в контекст заданий случайных слов, обозначающих находящиеся перед ними предметы.

Учащиеся школы не умеют оценивать работу своей мысли, взвешивать доводы за и против. У них отсутствует контроль своих действий и коррекция допущенных ошибок, они не предвидят результат своей работы. Некритичность мышления проявляется в том, что они не сомневаются в правильности своих предположений, поступков.

В целом, мышление конкретное, ограниченное непосредственным опытом и необходимостью обеспечения сиюминутных своих потребностей, непоследовательное, стереотипное, некритичное. Нарушения речи встречается очень часто (около 80%). Они проявляются в форме ограничения речи несколькими словами; косноязычия, вследствие деформации органов речи, при нарушенном слухе, при позднем развитии речи, аграмматизмами, гнусавости, заикания, речи, лишённой выразительности при недостатке высшей интегральной способности.

Нередко нарушается формирование фонематического слуха. Плохо различаются звуки, особенно согласные, выделенные и знакомые слова, воспринимаются нечётко. При произнесении слов происходит замена одних звуков другими. В процессе обучения дифференцировочные связи образуются, но слишком медленное развитие речи, влияет на общее развитие детей. У них также замедлено развитие артикуляции — всего комплекса движений ротовой, горловой и голосовой мускулатуры, необходимых для произнесения слов. Словарный запас очень беден, на уровне обихода. Особенно плохо формируется активный словарь. Они практически не пользуются прилагательными, глаголами, союзами. Даже в освоенном лексиконе значение многих слов остаётся неизвестным. Переход к освоению понятия, совершается очень долго и с большим трудом. Слова не используются в полной мере как средство общения. Активный лексикон крайне ограничен и переполнен штампами. Фразы бедные, односложные. Имеются затруднения в оформлении своих мыслей, передаче содержания прочитанного или услышанного.

Нарушения непосредственной памяти у умственно-отсталых детей проявляется в том, что они усваивают всё новое очень медленно, лишь после многих повторений, быстро забывают воспринятое и не умеют вовремя воспользоваться приобретёнными знаниями и умениями на практике. Воспроизводят заученный материал неточно. Плохо понимая материал, они лучше запоминают внешние признаки предметов в их случайных сочетаниях. Они запоминают лучше то, что считают нужным (нарушен мотивационный компонент).

Память у умственно-отсталых школьников, таким образом, отличается замедленностью и непрочностью запоминания, быстротой забывания, неточностью воспроизведения, эпизодической забывчивостью, плохим припоминанием. Наиболее неразвитым оказывается логическое опосредованное запоминание. Механическая память может оказаться сохранной или даже хорошо сформированной. Обычно запечатлеваются лишь внешние признаки предметов и явлений. Вызывают большие затруднения воспоминания о внутренних логических связях и обобщенных словесных объяснениях.

Все особенности психической деятельности умственно отсталых детей носят стойкий характер, так как являются результатом органических поражений на разных этапах развития.

Таким образом, умственная отсталость рассматривается как явление необратимое, но это не означает, что оно не поддается коррекции. При правильно организованном врачебном, психолого-педагогическом воздействии в условиях специальных (коррекционных) учреждений отмечают положительную динамику в развитии детей. Система этих воздействий благоприятно влияет на адаптацию детей к процессу обучения в школах-интернатах VIII вида.

Умственная отсталость проявляется не только в несформированности познавательной деятельности, но и в нарушении эмоционально-волевой сферы, которая имеет ряд особенностей: недоразвитие эмоций, нет оттенков переживаний; неустойчивость эмоций; состояние радости без особых причин сменяется печалью, смех — слезами; переживания их неглубоки, поверхностны; у некоторых эмоциональные реакции неадекватны источнику; иногда наблюдаются эмоциональные патологические состояния — эйфория, дисфория, апатия.

Незрелость личности умственно отсталого ребенка, обусловленная в первую очередь особенностями развития его потребностей и интеллекта, проявляется в ряде особенностей его эмоциональной сферы

Во-первых, чувства умственно отсталого ребенка долгое время недостаточно дифференцированны. В этом отношении он несколько напоминает малыша. Известно, что у очень маленьких детей диапазон переживаний невелик: они либо чем-то очень довольны и радуются, либо, напротив, огорчаются и плачут. У нормального же ребенка более старшего возраста можно наблюдать множество различных оттенков переживаний. Так, например, получение хорошей отметки может вызвать у него смущение, радость, чувство удовлетворенного самолюбия и т. д. Переживания умственно отсталого школьника более примитивны, полюсны, он испытывает только или удовольствие, или неудовольствие, а дифференцированных тонких оттенков переживаний почти нет.

Во-вторых, чувства умственно отсталых детей часто бывают неадекватны, непропорциональны воздействиям внешнего мира по своей динамике:

  • У одних детей можно наблюдать чрезмерную легкость и поверхностность переживаний серьезных жизненных событий, быстрые переходы от одного настроения к другому;

  • У других детей (такие встречаются гораздо чаще) наблюдается чрезмерная сила и инертность переживаний, возникающих по малосущественным поводам.

Так, например, незначительная обида может вызвать очень сильную и длительную эмоциональную реакцию. Проникнувшись желанием куда-либо пойти, с кем-либо повидаться и т. д., умственно отсталый ребенок не может затем отказаться от своего желания, даже если это стало нецелесообразным.

Проявлением незрелости личности умственно отсталого ребенка является также и большое влияние эгоцентрических эмоций на оценочные суждения. Наиболее высоко ребенок оценивает тех, кто ему приятен, кто ближе к нему. Так он оценивает не только людей, но и события окружающей жизни — хорошо то, что приятно.

Слабость интеллектуальной регуляции чувств обнаруживается в том, что дети ничем не корригируют своих чувств сообразно ситуации, не могут найти удовлетворение какой-либо своей потребности в ином действии, замещающем первоначально задуманное. Они долго не могут найти утешение после какой-либо обиды, не могут удовлетвориться какой-либо, даже лучшей, вещью, которую им подарили взамен похожей, разбитой или утерянной. Умственно отсталый ребенок может понять, что причинивший ему огорчение учитель вовсе не хотел его обидеть, однако доводы рассудка не помогают ему подавить в себе чувство обиды.

Волевая сфера у этих детей также особенна. Умственно отсталые дети предпочитают в работе легкий путь, не требующий волевых усилий. В их деятельности чаще наблюдается подражание и импульсивные поступки. Отличительные качества их волевых процессов — слабость собственных намерений, побуждений, большая внушаемость. Особенности психических процессов влияют на характер протекания их деятельности.

Примеры безволия умственно отсталых детей широко представлены в литературе и хорошо известны каждому учителю. Ребенку нужно пришить оторвавшуюся пуговицу. Но он не делает этого, если под рукой нет иголки и нитки. Проявить инициативу ему трудно. Трудно решить задачу — ребенок идет в школу, не приготовив урока. Соседский мальчик позвал на рынок — ребенок не пошел в школу, хотя отлично знал, что пропускать занятия нельзя. Подчинить свое поведение определенной задаче он не может. Такого рода безвольное поведение может наблюдаться и у нормальных детей. Однако оно выражено заметно у умственно отсталого ребенка.

Несамостоятельность, безынициативность, неумение руководить своими действиями, неумение преодолевать малейшие препятствия, противостоять любым искушениям или воздействиям сочетаются, однако, с признаками противоположного свойства.

Так, например, оказывается, что, если умственно отсталому ребенку очень захотелось получить вопреки порядку какую-либо дополнительную порцию особенно вкусного сладкого блюда, он проявляет достаточную настойчивость и целеустремленность, обнаруживает умение преодолеть известные трудности и даже некоторую опосредованность, обдуманность поведения.

Такая же обдуманность, даже неожиданная для воспитателя хитрость, т. е. опосредованность поведения, может быть проявлена при необходимости скрыть проступок или добиться удовлетворения каких-либо эгоистических интересов. Многим воспитателям известно, что выпускники вспомогательных школ нередко проявляют достаточную целенаправленность действий, добиваясь необоснованного увеличения заработка, и неплохо ориентируются и действуют в конкретных бытовых условиях.

У умственно отсталых детей, страдающих нарушениями интеллекта, эмоционально-волевая сфера тоже существенно изменена.

Типичным для личности этих детей является отсутствие инициативы и самостоятельности. Им свойственны непосредственные, импульсивные реакции на внешние впечатления, необдуманные действия. Большинство из них легко поддаются внушению и в то же время упорно сопротивляются всему новому и неизвестному. Такие дети – рутенты во всем: прогулку любят совершать по определенным, знакомым местам, учебные вещи в классе стараются расположить в строго определенном порядке. Они любят заниматься старым, хорошо известным делом, – так как косность и стереотипность поведения – отличительная черта детей с умственной отсталостью.

Эмоции у таких детей обнаруживают относительную сохранность. Многие из них чувствительны к оценке своей личности другими людьми. Когда их хвалят, они бурно проявляют свою радость, при порицании часто обижаются, могут быть вспыльчивыми, агрессивными.

Эмоциональные реакции детей проявляются по-разному. Так, для одних характерны вялые, заторможенные, стереотипные эмоциональные реакции. Дети как бы безразличны к воздействующим на них раздражителям. У других — реакции чрезмерно бурные, по своей силе не соответствующие вызвавшим их причинам, в ряде случаев неадекватные. Вместе с тем у всех детей эмоции не отличаются многообразием и дифференцированностью им свойственно «тугоподвижность» эмоциональных проявлений.

Чувства учащихся незрелы, недостаточно дифференцированы: тонкие оттенки чувств им недоступны, они могут только испытывать удовольствие и неудовольствие. Одни дети поверхностно переживают все жизненные события, быстро переходя от одного настроения к другому, а другие отличаются инертностью переживаний. Переживания примитивны, полюсны: либо удовольствие, либо неудовольствие.

Воля у умственно отсталых лиц характеризуется недостатком инициативы, неумением руководить своими действиями, неумением действовать в соответствии со сколько-нибудь отдалёнными целями. Они откладывают самые неотложные дела и устремляются погулять, Могут не прийти в школу. В дефекте овладения собственным поведением лежит главный источник всего недоразвития умственно отсталого ребёнка. Для детей характерны несамостоятельность, безынициативность, неумение руководить своими действиями, неумение преодолевать малейшие препятствия, противостоять любым искушениям, воздействиям. Такие дети легко внушаемы, некритично воспринимают советы взрослых. Их легко подговорить, обидеть близкого или слабого человека, сломать чужую вещь. Наряду с этим они могут проявить необычайное упрямство, бессмысленное сопротивление разумным доводам, сделать наперекор тому, о чём просят. Личность такого ребёнка формируется на основе усвоения им общественных форм сознания и поведения. Однако, она полностью не освобождается от подчинения влиянию окружающей среды, не приобретает независимости. При выполнении конструктивных заданий дети плохо ориентируются в задаче, теряются, встречаясь с трудностями, не проверяют результаты своих действий, не соотносят их с образцами. Вместо предложенной им задачи, они решают более простую. Они руководствуются более близкими мотивами.

Один из важнейших факторов развития эмоциональной сферы личности – адекватное формирование самооценки. Самооценка формируется под влиянием оценки со стороны окружающих, собственной деятельности и собственной оценки её результатов. При столкновении положительной оценки дома и отрицательной в школе у ребёнка возникают обидчивость, упрямство, драчливость. Если ситуация продолжается длительно, эти формы поведения становятся чертами личности. Отрицательные качества личности возникают в ответ на потребность ребёнка избежать тяжёлых аффективных переживаний, связанных с потерей уверенности в себе.

Таким образом, эмоции недостаточно дифференцированы, неадекватны. С трудом формируются высшие чувства: гностические, нравственные, эстетические и др. Преобладают непосредственные переживания конкретных жизненных обстоятельств. Настроение неустойчивое. Однако, степень эмоционального недоразвития не всегда соответствует глубине интеллектуального дефекта.

Воля у умственно-отсталых лиц характеризуется недостатком инициативы, неумением руководить своими действиями, неумением действовать в соответствии со сколько-нибудь отдалёнными целями. Для детей характерны несамостоятельность, безынициативность, неумение руководить своими действиями, неумение преодолевать малейшие препятствия, противостоять любым искушениям, воздействиям.

Один из важнейших факторов развития личности — адекватное формирование самооценки. Самооценка формируется под влиянием оценки со стороны окружающих, собственной деятельности и собственной оценки её результатов. При столкновении положительной оценки дома и отрицательной в школе у ребёнка возникают обидчивость, упрямство, драчливость. Если ситуация продолжается длительно, эти формы поведения становятся чертами личности. Отрицательные качества личности возникают в ответ на потребность ребёнка избежать тяжёлых аффективных переживаний, связанных с потерей уверенности в себе.

Формирование завышенной самооценки связано со снижением интеллекта, незрелости личности, как ответ на низкую оценку окружающих. Несмотря на то, что учащиеся усваивают нормы поведения, их ролевые функции в обществе ограничены. Часто заканчивают ПУ, устраиваются на рабочие специальности (строители, швеи, продавцы, кондукторы).

Заключение

Эмоции и воля являются психологическими характеристиками личности и являются ее неотъемлемой частью. Эмоционально-волевое развитие ребенка происходит постепенно в общении с окружающими людьми и в процессе различных видов деятельности — игры, учения, труда. Постоянное расширение эмоционального опыта ребенка, глубины и модальности переживаний в значительной степени определяют направленность формирующейся личности. Эмоциональную жизнь школьника формируют, в первую очередь, взаимоотношения с учителем, процесс учения, отношения в семье с родителями, с коллективом класса — отношения с одноклассниками и положение в коллективе. Эмоции и чувства человека оказывают существенное влияние на его волю — на способность сознательно регулировать поведение и деятельность, чтобы достичь поставленной перед собой цели и преодолевать встречающиеся трудности.

Симптомами нарушения эмоциональной сферы являются также раздражительность, повышенная возбудимость, двигательное беспокойство, неусидчивость. А так же, часто бывают неадекватные, непропорциональные по своей динамике, воздействиям внешнего мира эмоции и чувства. Одни из них очень легко, поверхностно реагируют на объективно тяжелые жизненные ситуации. Для них свойственны резкие перемены в настроении. Другая категория детей склонна к чрезмерным и долгим переживаниям по незначительному поводу. Для обеих групп характерна неадекватность реакции на те или иные воздействия, только у детей первой группы преобладает процесс возбуждения, у детей второй — процесс торможения. Их нравственные чувства отличаются малой степенью осознанности, часто существуют только на уровне знания.

К категории умственно отсталых (легкой, умеренной, выраженной), относятся дети с аутистическими нарушениями, с эмоционально-волевыми нарушениями поведением, грубым недоразвитием интеллекта. У них могут проявляться болезненные проявления чувств, состояния раздражительной слабости, склонность к аффектам, резкие вспышки раздражения. Предвесниками приближающегося обострения заболевания, на которые необходимо обратить внимание, могут быть эпизодические расстройства настроения (дисфория), немотивированное повышенное настроение (эйфория), угнетенное состояние (апатия).

Несмотря на многочисленные исследования, психологическое содержание интерпретации эмоционального восприятия окружающих умственно отсталыми детьми требует дальнейшего более глубокого изучения. Это поможет организовать коррекционно-воспитательную работу по устранению или частичному устранению нарушений в эмоциональном восприятии окружающих, в развитии личностной сферы умственно отсталого ребенка, и в решении актуального вопроса социально-трудовой адаптации к жизни в обществе.

Тема 5. Актуальные проблемы соотнесения когнитивной и эмоционально-личностной сфер психики человека

Основные термины и понятия: когнитивная сфера психики, эмоционально-личностная сфера психики, вербально-дискурсивная система, интуиция, имплицитные теории.

 

По данной теме предусмотрено проведение лекционного и семинарского занятий, в ходе которых изучается понятие и основные характеристики когнитивной и эмоциональной сфер психики, проблема соотнесения которых выражается в регуляции интеллектуальной деятельности и процессах принятия решений личности.

 

Вопросы для изучения:

1. Современная постановка проблемы соотношения когнитивной и эмоциональной сфер психики человека, ее отражение в проблематике межличностных отношений.

2. Составляющие когнитивной сферы: вербально-дискурсивная система и интуитивная.

3. Проблема интуитивной регуляции интеллектуальных решений.

4. Проблема эвристик: ловушки ума, эвристическое мышление или экологичные способы регуляции решений и действий человека (дискуссия между авторами «проспективной» теории – А.Тверски и Д. Канеманом – и теории экологического интеллекта – Г. Гигеренцером). Отражение указанных проблем в системе социально-психологического знания.

5. Роль имплицитных теорий как житейских представлений об интеллекте и личности в психологии.

Основные сведения по теме:

Признавая существенное различие познавательных и эмоциональных психических явлений, было бы неверным утверждать их полную автономность, независимость друг от друга. Известно положение Л.С. Выготского о единстве «аффекта и интеллекта», а также мнение о том, что «без человеческих эмоций не может быть и человеческого познания». Однако это единство не означает тождество. Эмоциональные и познавательные процессы тесно взаимодействуют, но они не тождественны.

Выделение переживания как формы проявления эмоций в противовес образу в когнитивной сфере подчеркивает разницу познавательных и эмоциональных процессов, определение их как форм психического отражения подчеркивает их связь, единство. Эмоциональные процессы влияют на познавательную деятельность человека, регулируя ее направленность, дозируя информацию. Пережитые эмоции и чувства оставляют свой отпечаток и на наших интеллектуальных способностях.

Когнитивная и эмоциональная системы совместно обеспечивают ориентировку в окружающем. По сравнению с когнитивной эмоциональная информация менее структурирована. Эмоции являются своеобразным стимулятором ассоциаций из разных, порой не связанных друг с другом областей опыта, что способствует быстрому обогащению исходной информации. Это система «быстрого реагирования» на любые важные с точки зрения потребностной сферы изменения внешней среды.

Взаимосвязь когнитивной и эмоциональной сферы личности проявляется в феноменологии ее умственной деятельности, в частности в описании работы мышления. Так, в психологии принято разделять мышление на дискурсивное и интуитивное. Дискурсивное мышление предполагает поочередное обдумывание разных вариантов решения той или иной проблемы либо задачи. Мысленное рассуждение основывается на последовательных логических выводах, каждый из которых вытекает из предыдущего. Результатом такой умственной деятельности становится умозаключение. Дискурсивное мышление напрямую связано с речью. В процессе мыслительной деятельности человек ведет внутренний диалог, перебирая разные варианты решения поставленной задачи. Его рассуждения и выводы основываются на имеющемся в прошлом опыте.

Сущность интуитивного мышление – это его неуловимость, невозможность отследить всю цепочку от получения условий задачи до конечного вывода. Это тип мышления, в котором не выделяются этапы, вся задача воспринимается комплексно, и человек приходит к выводу, который может быть и верным, и ошибочным, не успев пронаблюдать процесс формирования мыслей об этом. При этом интуитивное и аналитическое мышление прекрасно дополняют друг друга. После получения интуитивной информации, человек всегда может проверить ее аналитическим путем и прийти к максимально верному решению.

Рекомендуемая литература:

1. Бабаева Ю.Д., Березанская Н.Б., Васильев И.А., Войскунский А.Е., Корнилова Т.В. Смысловая теория мышления // Вестник Моск. ун-та. Серия 14. Психология, 2008. №2. С. 26-58.

2. Корнилова Т.В. Методологические проблемы психологии принятия решений // Психологический журнал, 2005. Т.26. №1. С. 7-17.

3. Корнилова Т.В. Толерантность к неопределенности и интеллект как предпосылки креативности // Вопросы психологии, 2010. №5. С. 3-12.

4. Овчаров А. О., Овчарова Т.Н. Методология научного исследования [Электронный ресурс] : учебник,. — М.: НИЦ ИНФРА-М, 2014. – Режим доступа : http://znanium.com/bookread2.php?book=427047#

5. Психологическая наука в России 20 столетия : проблемы теории и истории / под ред. А. В. Брушлинского. — М. : Изд-во «Институт психологии РАН», 1997. — 576 с.

6. Соколков Е. А. Методология научно-гуманитарного познания: монография [Электронный ресурс]. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, 2017. – Режим доступа : http://znanium.com/bookread2.php?book=774236#.

Задания для самостоятельной работы:

1) Продолжите составление словаря терминов, включив в него определения основных понятий данной темы.

2) Составьте конспект ответа по каждому из изучаемых вопросов, опираясь на источники, как рекомендованные, так и найденные самостоятельно (с указанием ссылок на выбранные источники).

3) Представьте развернутую характеристику составляющих когнитивной сферы, приведите примеры.

4) Изобразите схематически позиции и аргументы сторон в дискуссии по проблеме эвристик.

5) Обоснуйте роль имплицитных теорий в социальной психологии.

 

Валидация и психометрические свойства Отчета о соматическом и психологическом здоровье (SPHERE) в выборке молодого австралийского населения с использованием непараметрической теории ответа на вопросы | BMC Psychiatry

Переопределение шкалы СФЕРА в выборке молодых взрослых (исследование ТА)

Шкала тревоги-депрессии

Все пункты исходной шкалы тревоги-депрессии показали монотонность IRSF в пределах нормы распределения латентных признаков. В пункте 5 («Нервное/напряженное») наблюдалось наиболее заметное снижение IRSF (рис.5), но это было ограничено верхними 2,5% распределения, что не оправдывало его исключения. Дополнительные пункты показали монотонность IRSF при наличии остальных 14 пунктов и могли считаться подходящими для оценки тревожно-депрессивного состояния: пункт 1 («Головные боли»), 7 («Пробуждение усталым»), 16 («Длительный сон») , 17 («Усталость после занятий»), 29 («Усталость после отдыха») и пункт 31 («Усталость после занятий»). Однако все это были пункты из шкал соматического стресса или усталости, и мы не включали их в шкалу тревоги-депрессии, чтобы избежать искусственного завышения корреляции между двумя баллами.Пункт 3 («Плохая память») был наименее дискриминантным (рис. 6) с самым плоским IRSF, а пункт 2 («Раздражительный/капризный») был самым дискриминантным (самый крутой IRSF). Пункты 26 («Легко раздражается») и 23 («Разочарование») были наименее сложными (рис. 6) и подтверждались людьми с низким уровнем владения навыками (ранний подъем IRSF, см. рис. 5), а пункт 28 («Головокружение» ) было самым сложным.

Рис. 5

Этап ответа Функции 14 пунктов, предложенных для измерения тревожности-депрессии.Для каждого элемента вычисляются два IRSF, которые соответствуют вероятности наличия симптома более чем часто ( темно-синяя линия ) и вероятности наличия симптома большую часть времени ( светло-синяя линия ). Пунктирные линии соответствуют 95% доверительному интервалу IRSF. Используя оценку NIRT, мы не ограничиваем IRSF логистикой

. Рис. 6

Трудность и различение 20 пунктов, подходящих для шкалы тревоги-депрессии.Первый главный компонент соответствует сложности заданий, причем самые легкие задания находятся справа (задания 26 и 23). Второй главный компонент измеряет различение предметов (элемент 2 является наиболее различимым)

Шкала хронической усталости

Мы начали с 15 пунктов, присутствующих либо в шкалах соматического стресса, либо в шкалах усталости (пункты 1, 3, 6, 7, 10, 13, 14, 16, 17, 24, 25, 29, 30, 31 и 32) и оценили IRSF. Несколько предметов продемонстрировали небольшое локальное снижение IRSF (дополнительный файл 3).Однако это могло быть следствием наличия элементов, плохо коррелирующих со шкалой, что приводило к необъективной оценке латентного признака. Действительно, пункты 14 («Лихорадка») и 24 («Диарея/запор») не часто подтверждались, даже для лиц с очень высокой латентностью (Дополнительный файл 3). Например, расчетная вероятность сообщения о лихорадке «чаще, чем часто» была ниже 0,4, и ни один из участников не сообщал о лихорадке «большую часть времени» (рис. 8). Таким образом, мы исключили пункты 14 и 24, поскольку они соответствовали симптомам, о которых редко сообщают или которые присутствуют только в подгруппе, о чем свидетельствует 95% доверительный интервал IRSF, не достигающий 1 (дополнительный файл 3).Далее мы исключили пункты 6, 10 и 16 из-за немонотонности и пункт 13 из-за его низкой поддержки. Эти исключения привели к более плавному и монотонному IRSF для девяти оставшихся элементов (дополнительный файл 4). Затем были рассмотрены релевантные пункты, не вошедшие в шкалу тревоги-депрессии: пункты 15 («Боль в спине») и 22 («Слабость мышц»). После включения этих дополнительных элементов IRSF оставался монотонным (рис. 7). В целом, пункт 1 («Головные боли») был наименее дискриминантным (рис. 8) с самой плоской IRSF, в то время как пункты 17 («Усталость после активности») и 29 («Усталость после отдыха») демонстрировали самый крутой IRSF (рис.7 и 8). Недавно включенные пункты 15 и 22 были умеренно дискриминационными, а пункт 22 был самым сложным в шкале, поэтому добавлялась информация о людях с сильным соматическим дистрессом. Эти два пункта были включены в шкалу хронической усталости.

Рис. 7

Этап ответа Функции 11 элементов, подходящих для шкалы хронической усталости

Рис. 8

Сложность и различение 11 пунктов, подходящих для шкалы соматического дистресса.Первый главный компонент соответствует сложности заданий, причем самые легкие задания находятся слева (задания 22 и 32). Второй главный компонент измеряет дискриминацию элементов (элемент 29 является наиболее дискриминантным, 1 — наименее дискриминантным). Добавленные элементы отображаются в красном

Дифференциальное функционирование пункта в зависимости от пола и волны исследования

Шкала тревожности-депрессии

Пол DIF был от умеренного до низкого во всех волнах и пунктах исследования, даже если погрешность пункта могла быть несколько более выраженной в исследовании ТМ, которое показывает медианную статистику DIF 0.13 (против 0,11 в TA, 0,065 в TW2 и 0,080 в TW1). Максимальный половой DIF был обнаружен для пункта 33 («Потеря уверенности»; DIF = 0,23) и пункта 27 («Все на тебе сверху»; DIF = 0,22) в исследовании TM. Тем не менее, мы сохранили эти элементы в шкале, так как они не демонстрировали постоянного DIF в разных исследованиях, и их влияние на показатель TM оставалось небольшим (DIF < 0,25 и в основном перекрывающиеся 95% ДИ, Дополнительный файл 5, Дополнительный файл 6, Дополнительный файл 7 и дополнительный файл 8).

Мы наблюдали очень ограниченную ДИФ между волнами (Дополнительный файл 9, Дополнительный файл 10 и Дополнительный файл 11), что позволяет предположить, что шкала тревоги-депрессии измеряет одну и ту же скрытую конструкцию по волнам, а значит, и по возрастным группам.Медианный показатель DIF составил 0,087 для TM по сравнению с TA, 0,10 для TW2 по сравнению с TA и 0,088 для TW1 по сравнению с TA. Пункты 12 («Недовольство/депрессия»), 20 («Напряжение») и 23 («Разочарование») постоянно демонстрировали систематическую погрешность выше среднего значения, при этом участники ТА с большей вероятностью сообщали о симптомах «чаще, чем часто», зная латентные симптомы. черта характера. Однако эти уровни DIF (0,13–0,24), которые оказали бы умеренное влияние на баллы, не оправдывали исключения этих пунктов.

Шкала хронической усталости

Монотонность IRSF наблюдалась для всех элементов и волн в нормальном диапазоне континуума хронической усталости (Дополнительный файл 12, Дополнительный файл 13, Дополнительный файл 14 и Дополнительный файл 15).Медиана полового DIF по шкале составила 0,11 в исследовании TA, 0,12 в TM, 0,10 в TW2 и 0,092 в TW1, что предполагает общие незначительные искусственные половые различия в показателях хронической усталости (Дополнительный файл 12, Дополнительный файл 13, Дополнительный файл 14 и Дополнительный файл 15). Однако мы исключили пункт 1 ( « Головные боли » ), который показал высокую систематическую ошибку (DIF = 0,26 в TA и 0,24 в TM, непересекающиеся ДИ: рис. 8), с большей вероятностью у женщин. сообщать о головных болях по сравнению с мужчинами с таким же латентным баллом.

Мы наблюдали очень ограниченный DIF между TM, TW2, TW1 и TA (дополнительный файл 16, дополнительный файл 17 и дополнительный файл 18). Медиана DIF по пунктам составила 0,084 для сравнения TM и TA, 0,090 для TW2 и TA и 0,069 для TW1 и TA. Пункт 15 («Боль в спине») чаще сообщался участниками исследования ТА и показал самый высокий DIF в TW1 по сравнению с TA и TW2 по сравнению с TA (DIF = 0,21), но не в TM по сравнению с TA (DIF = 0,084). . Однако пункт не соответствовал критериям исключения DIF, и мы сохранили его в шкале.

Резюме анализа NIRT: Анкета СФЕРА-21

Анализ NIRT показал, что IRSF заданий СФЕРЫ-34 был примерно логистичен, различался по сложности и различению (рис. 6 и 8), иногда проявляя правые асимптоты ниже 1 и локальные плато (рис. 5, 7; Доп. файл 3 и Доп. файл 4). Последнее приведет к тому, что даже самая сложная модель PIRT (четыре логистических параметра, с параметрами, измеряющими сложность, дискриминацию, левую и правую асимптоты) будет плохо соответствовать данным.Использование общей модели PIRT (например, два логистических параметра — только сложность моделирования и различение) привело бы к худшему соответствию данным, что, вероятно, привело бы к исключению большего количества элементов. В целом, такие исключения привели бы к меньшим шкалам, которые, как правило, менее надежны и точны [66]. Наконец, все левые асимптоты IRSF были равны 0, что предполагает отсутствие угадывания (т. е. отсутствие случайных ответов участников на вопросы). Таким образом, мы можем сделать вывод, что участники всех волн поняли вопросы (или ответили отрицательно, если не поняли).

Шкала тревоги-депрессии после анализа NIRT не изменилась. Во всех четырех волнах вопросы тревоги-депрессии соответствовали гипотезе IRT о монотонности. Кроме того, ни один пункт не показал существенного DIF по полу или волне исследования, предполагая, что шкала измеряет согласованную конструкцию между группами и что наблюдаемые различия пола или волны исследования возникают в основном из-за истинных различий в латентном признаке.

С другой стороны, мы исключили шесть пунктов из шкалы хронической усталости, которые были одобрены только частью участников или не удовлетворяли требованию монотонности IRSF.Два дополнительных пункта, отсутствующих в шкале тревожности-депрессии, были добавлены для повышения стабильности шкалы и/или распределения баллов, поскольку они предоставляют информацию о людях с низким уровнем хронической усталости. Наконец, мы исключили пункт 1 («Головные боли»), который показал большой половой DIF (в исследованиях TA и TM), о котором чаще сообщали женщины по сравнению с мужчинами с таким же уровнем владения. Все остальные пункты шкалы хронической усталости соответствовали критериям включения DIF. В целом низкий DIF предполагает, что шкалы измеряют сопоставимые конструкты по полу и волнам, а значит, и по возрастным группам.

Окончательная версия опросника СФЕРА-21, измеряющего тревогу-депрессию (14 пунктов) и хроническую усталость (10 пунктов), доступна в Дополнительном файле 19 (анкета) и на Рис. 9 (определение шкалы). В обеих шкалах присутствуют три пункта (пункты 3 «Плохая память», 30 «Плохая концентрация внимания» и 32 «Невозможность подобрать слова»).

Рис. 9

Сводка проверки и выбора элементов NIRT. Элементы из исходных весов обозначены значком x. Пункты, включенные в новую версию весов, обозначены цветным прямоугольником.Элементы, отсутствующие ни в одной шкале после сокращения до 21 элемента, отображаются в светло-сером цвете

Мы рассчитали IRT и сумму баллов по двум шкалам СФЕРЫ-21. Поскольку они оба удовлетворяют гипотезам IRT, содержат достаточное количество элементов (> 5), с ограниченным числом категорий (< 5) и схожими по форме ступенчатыми функциями ответа на вопросы, можно предположить стохастическое упорядочение по сумме баллов [26]. Это позволяет вывести порядок истинных способностей участников из порядка суммарного балла СФЕРА-21.

СФЕРА-21 средние баллы, надежность, внутренняя согласованность и анализ по шкале Моккена

Используя все доступные наблюдения, мы проверили половые различия после поправки на семейное родство. Женщины имели значительно более высокие показатели тревоги-депрессии по сравнению с мужчинами в исследованиях TM и TA (+0,4 и +0,5 по сумме баллов, p -значения <8,8E-4), но разница не была значимой в более молодом возрасте в TW2 и TW1 (после поправки на многократное тестирование, поправка Бонферрони).Кроме того, женщины сообщили о более низком уровне хронической усталости в исследовании TW1 (-0,2 балла в сумме баллов p -значение <9,7E-5), но никаких существенных различий не сохранилось после многократной коррекции при тестировании в более старых волнах (таблица 4). До четверти участников ответили «никогда или иногда» на все вопросы (22% в TA, 23% в TM, 25% в TW2 и 21% в TW1), что дало суммарный балл 0 и балл IRT -3. . Эта пропорция была ниже для хронической усталости (15% в ТА, 14% в ТМ, 17% в TW2 и 19% в TW1).

Таблица 4 Среднее IRT СФЕРА-21 и сумма баллов по каждой шкале, волне и половой группе

Показатели ИРТ СФЕРА-21 умеренно надежны: ИКК = 0,47 [0,23, 0,66] для тревоги-депрессии и ИКК = 0,57 [0,35, 0,73] для хронической усталости. Надежность хронической усталости соответствует соматическому дистрессу (ICC = 0,57 [0,37, 0,73]) или усталости (ICC = 0,62 [0,42, 0,76]). Надежность оценок IRT была выше (хотя и незначительно), чем у сумм оценок (0.25 [-0,025, 0,49] для тревоги-депрессии, 0,49 [0,26, 0,67] для хронической усталости). Кроме того, внутренняя согласованность, измеренная по альфа-каналу Кронбаха, превышала 0,7 для всех показателей (таблица 5). Тревога-депрессия имеет самую высокую внутреннюю согласованность (альфа в 0,86-0,88), против 0,78-0,79 для хронической усталости.

Таблица 5 Коэффициенты альфа Кронбаха и Левинджера шкалы тревоги-депрессии и хронической усталости СФЕРА-21

Точно так же все парные коэффициенты Лёвингера (Hij) были положительными, что указывает на положительную корреляцию элементов по каждой шкале (таблица 5).Кроме того, Hi также были положительными, что ожидается при выполнении гипотезы о монотонности IRSF [64]. Однако мы отмечаем, что все минимальные Hi были ниже 0,3 (задания с Hi < 0,3, таблица 5) и что пункты с низкой дискриминацией (например, пункты 3, 15, 31 при хронической усталости, пункт 3 при тревоге-депрессии, см. 6 и 8) будут исключены при анализе по шкале Моккена (MSA) [15]. Пункты 32 по хронической усталости и 28 по тревожно-депрессивному расстройству также будут исключены из MSA, несмотря на их хорошую дискриминацию.Таким образом, можно предпочесть использовать MSA из-за его простоты или при попытке сократить длину вопросника. Аналогом является то, что MSA опирается на довольно произвольные критерии (см. [65] для дальнейшего обсуждения интерпретации коэффициентов Лёвингера) и, подобно PIRT, может снизить надежность и точность прибора [66].

Наследственность, генетические и экологические корреляции между показателями SPHERE-21

Эффект ковариации, корреляции пар близнецов и однородность выборки среди зиготных групп близнецов и братьев и сестер были исследованы для IRT и суммы баллов в каждой возрастной ячейке.Подробные результаты доступны в дополнительном файле 20. Таким образом, пол был номинально значимым ( p -значение <0,05) для большинства бинов и баллов, за исключением показателей тревоги-депрессии в возрастной группе 13 и 14 лет ( p  – значения = 0,78 и 0,91). У девочек были более низкие показатели тревожности-депрессии (-0,85 суммарного балла, p -значение = 4,8E-4) и хронической усталости (-0,79 суммарного балла, p -значение = 4,5E-6) в возрасте от 8 до 12 лет. . В более старшем возрасте у женщин была выше тревожно-депрессивная (+1.52 сумма баллов в возрасте от 15 до 16 лет, p -значение = 3,9E-10; +1,37 суммарного балла в возрасте от 17 до 28 лет, p -значение = 2,0E-5) и баллы хронической усталости (+0,38 суммарного балла в возрасте от 15 до 16 лет, p -значение = 0,036; +0,54 суммарного балла в 17 лет) до 28 лет, p -значение = 0,021). Возраст на момент оценки был значимым для суммарного балла хронической усталости (-0,55 суммарного балла на год возраста, p -значение = 0,033) в возрастной группе от 15 до 16 лет, а также для тревожно-депрессивного состояния (-0,17 суммарного балла на возраст год возраста, p -значение = 0.041) и суммарные баллы хронической усталости (-0,20 в сумме баллов за год, p -значение = 0,021) для лиц в возрасте 17 лет и старше.

Для всех оценок IRT комплексный тест не отклонил нулевую гипотезу о равенстве средних и дисперсии между группами (дополнительный файл 20). С другой стороны, тест вернул значимые значения p (от 0,015 до 3,2E-7) для всех сумм баллов, кроме одного (хроническая усталость в возрастном диапазоне от 15 до 17 лет, значение p = 0,59). Мы привели суммарные оценки к трем стандартным отклонениям от среднего, чтобы ограничить влияние экстремальных значений.Тем не менее, большинство средних сумм баллов и дисперсия по-прежнему значительно различались между группами ( p -значения в диапазоне 0,72–4,7E-5, см. Дополнительный файл 20). Кроме того, два теста предполагали наличие ограничений по полу, однако только по сумме баллов, и мы также приписали эти отклонения асимметричному распределению. Тесты на семейную агрегацию и наличие генетического эффекта были значимы для всех показателей IRT. Незначительные результаты, наблюдаемые для суммы баллов в возрастной группе 17 лет и старше, можно отнести к более низкой мощности (наименьший размер выборки).Наконец, корреляции пар близнецов MZ всегда были выше, чем корреляции DZ, что свидетельствует о наличии наследственности (дополнительный файл 20, таблица 6). Эти результаты подчеркивают, что суммарные баллы не распределяются нормально, со слишком частыми нулевыми баллами и тяжелым правым хвостом. Винсоризация уменьшила вес экстремальных наблюдений, но не устранила полностью ложные срабатывания при проверке предположений, вызванные распределением баллов.

Таблица 6. Сводка анализа компонентов дисперсии (модели АЭ и корреляции пар близнецов)

Мы подобрали модели ACE и ADE для IRT и суммарных баллов (Winsorised) во всех возрастных группах (см. Дополнительный файл 20 для сводки соответствия модели).У нас не было возможности одновременно обнаружить A и C/D; из-за небольшого количества пар близнецов и с учетом величины эффектов (Дополнительный файл 20). На рис. 10 и в таблице 6 мы приводим оценки наследуемости по модели AE, однако мы не можем исключить, что для некоторых возрастных групп может присутствовать общий источник дисперсии (дополнительный файл 20). Оценки наследуемости для показателей IRT тревоги и депрессии были одинаковыми для всех возрастных групп (ч 2 9–12 лет  = 0.41 [0,32,0,49], h 2 13–14 лет = 0,42 [0,33,0,50], H 2 15-17-леги = 0,29 [0,20,0,38] и H 2 131131313131313131313131313131313131313131313131313131313131313131313131313131313113. = 0,37 [0,21,0,51]), на что указывает перекрытие 95% доверительных интервалов (рис. 10, таблица 6). В каждой возрастной группе наследуемость суммы баллов (ч 2 9-12 лет = 0,46 [0,37,0,54], ч 2 13–14 лет = 0,40 [109013 0,31,0,49], ч 15–16 лет  = 0,27 [0,17,0.37] и h 2 17–28 лет = 0,20 [0,028, 0,36]) были сопоставимы с оценкой IRT (дополнительный файл 20).

Рис. 10

Наследуемость оценок тревоги-депрессии и хронической усталости в зависимости от возраста. Столбцы указывают 95% доверительные интервалы. Оценки и доверительные интервалы соответствуют оценкам моделей AE

.

Наследуемость хронической усталости по шкале IRT также была одинаковой в разных возрастных группах (ч 2 9–12 лет  = 0.42 [0,33,0,51], H 2 13–14 лет = 0,51 [0,43,0,59], H 2 15–16 лет = 0,35 [0,25,0,0,44], H 2 = 0,35 [0,25,0,0,44], H 2 = 0,35 [0,25,0,0,44], H 2 = 0,35 [0,25,0,0,44], H 2 = 0,35 [0,25,0,0,44], H 2 = 0,35 [0,25,0,0,44], H 2 = 0,35 [0,25,0,0,44]. = 0,27 [0,11,0,41]) и согласуется с результатами по сумме баллов (ч 2 9–12 лет  = 0,45 [0,36,0,53], ч 2 13–14 лет  = 0,1,50 [0,74], h 2 15–16 лет  = 0,36 [0,26,0,45], h 2 17–28 лет  = 0,18 [0,016,0,35]) (рис. 10, табл. 6).Различия между IRT и суммарными баллами могут быть частично объяснены выбросами, присутствующими в распределении суммарных баллов.

Показатели IRT для тревожно-депрессивного состояния и хронической усталости имели положительную корреляцию (Дополнительный файл 20), последовательно в разных возрастных группах (r 9–12 лет  = 0,62 [0,58,0,65], r 13–14 лет  = 0,67 [0,64, 0,70], r 15–16 лет  = 0,68 [0,65,0,70] и r 17–28 лет  = 0,63 [0,58,0,68]). Фенотипическая корреляция в основном была обусловлена ​​генетической корреляцией: rG 9-12 лет  = 0.87 [0,77,0,98], rG 13–14 лет  = 0,85 [0,77,0,98], rG 15–16 лет  = 0,88 [0,77,0,90] и rG 17–28 лет 0 [= 0,08,8]. Средовые корреляции между тревогой-депрессией и хронической усталостью были сравнительно ниже (rE 9–12 лет = 0,44 [0,35,0,52], rE 13–14 лет = 0,52 [0,43,0,59], rE 5–16 лет 8 [= 0,52]. 0,51,0,64] и rE 17–28 лет  = 0,43 [0,31,0,54]). Все корреляции значительно отличались от 0, даже после многократной коррекции тестирования ( p -значения < 5.2E-7, порог значимости установлен на 3,0E-4 на основе 16 независимых тестов, дополнительный файл 20). Фенотипические и средовые корреляции также значительно отличались от 1 ( p -значение < 1,5E-6), что позволяет предположить, что тревожность-депрессия и хроническая усталость имеют лишь часть общих источников изменчивости в окружающей среде. Корреляции между суммой баллов мало отличались по силе и подтверждали те же выводы (дополнительный файл 20). Наконец, генетические корреляции значительно отличались от 1 только в возрасте от 15 до 16 лет для оценки IRT ( p -значение = 7.0E-4) и до 15 лет для суммы баллов ( p — значения < 3,1E-6), что позволяет предположить, что большинство генетических источников дисперсии являются общими для двух показателей SPHERE-21 (дополнительный файл 20). Мы исследовали влияние на корреляции трех пунктов, общих для обеих шкал, путем удаления их из оценки тревоги-депрессии. Их исключение мало повлияло на генетические корреляции (rG 9–12 лет = 0,83 [0,71,0,95], rG 13–14 лет = 0,87 [0,77,0,99], rG 15–16 лет = 0.91 [0,75,1,00] и rG 17–28 лет  = 0,97 [0,75,1,00]) и не изменили выводы, изложенные выше (см. Дополнительный файл 20 для всех корреляций и p -значений).

Предыдущие результаты по общей выборке (1168 полных пар в возрасте от 12 до 25 лет, [6]) сообщали об аналогичной наследственности около 0,40, а также о корреляции ( r  = 0,60, rG = 0,87 и rE = 0,41) между тревогой и депрессией. и суммарные баллы соматизации. Здесь мы расширили эти результаты, показав постоянную наследуемость и корреляцию между баллами SPHERE-21 в разных возрастных группах.Результаты можно сравнивать между публикациями, поскольку мы использовали одно и то же определение для шкалы тревоги-депрессии и объединили шкалы соматизации и усталости, которые показали почти идеальные генетические корреляции (дополнительный файл 1).

Ассоциация SPHERE-21 с некоторыми психиатрическими диагнозами DSM-IV

Мы проверили связь показателей SPHERE-21 более раннего возраста с диагнозами DSM-IV (БДР, социальная тревожность, зависимость от алкоголя и марихуаны), оцененными с помощью CIDI после 19 лет (средний возраст 22 года).Мы оценили количество независимых показателей SPHERE-21 равным шести [78], что дает порог значимости 2,1E-3, соответствующий примерно 24 независимым тестам. Шкала IRT тревоги и депрессии была связана с повышенным риском БДР (OR 13–15 = 1,23 [1,09, 1,39], p = 7,4E-4; OR 15–16 = 1,39 [1,22, 1,56], p = 1,8E-7; OR 17–28  = 1,31 [1,13,1,52], p  = 3,4E-4), а также повышенный риск социальной тревожности (OR 13–14  = 1 .35 [1.19,1.54], p  = 3.9E-6; OR 15–16 = 1,42 [1,26,1,60], p = 2,4E-8 и OR 17–28 = 1,41 [1,21,1,65], p = 1,2E-5, алкогольная зависимость OR 15–16  = 1,26 [1,14,1,39], p  = 3,8E-6) и зависимость от марихуаны (OR 15–16  = 1,47 [1,18,1,82], p E-4 = 5). . Все остальные отношения шансов были больше 1, но не достигли значимости (рис. 11).

Рис. 11

Риск развития БДР, социальной тревожности и зависимости от психоактивных веществ увеличивается с увеличением показателей IRT по шкале тревоги-депрессии. p -значения указаны выше 95% доверительных интервалов. звезд соответствуют значимости после поправки на многократное тестирование (поправка Бонферонни). *соответствует p исправлено  < 0,05, **p исправлено  < 0,01 и ***p исправлено  < 0,001

Показатели IRT для хронической усталости также были связаны с повышенным риском развития БДР (OR 15–16 = 1,39 [1,22, 1,60], p = 1,2E-6), социальной тревожности (OR 13–14  = 1.38 [1.19, 1.57], p  = 1.1E-5; OR 15–16  = 1,41 [1,23, 1,62], p  = 5,8E-7 и OR 17–28  = 1,40 [1,18, 1,66], p  = 1,4E-4) и алкогольная зависимость ( OR 13–14 = 1,24 [1,10, 1,39], p = 3,7E-4; 28 = 1,28 [1,12, 1,46], p = 4,3Е-4) (рис. 12). Такие отношения шансов (от 1,09 до 1,82 из доверительных интервалов) соответствуют 0.Риск повышен в 6-6 раз между людьми с минимальным (-3) и максимальным (+3) баллом IRT.

Рис. 12

Риск развития БДР, социальной тревожности и зависимости от психоактивных веществ увеличивается с увеличением баллов IRT по шкале хронической усталости. p -значения указаны выше 95% доверительных интервалов. Звезды соответствуют значимости после поправки на многократное тестирование (коррекция Бонферонни). *соответствует p с поправкой на  < 0,05, **p с поправкой на  < 0,01 и ***p с поправкой на  < 0.001

Сумма баллов показала ту же модель связи, за исключением тревоги-депрессии у лиц в возрасте от 17 до 28 лет, которая не достигла значимости ( p  = 7.3E-3, Дополнительный файл 21 и Дополнительный файл 22). Величина эффекта была сопоставимой, принимая во внимание разницу в диапазоне между IRT и суммой баллов (Дополнительный файл 21 и Дополнительный файл 22).

Сравнение СФЕРЫ-21 и опросника депрессии Бека

По сравнению с психометрическими свойствами «золотого стандарта» опросника депрессии Бека (BDI-II) [80, 81] опросник СФЕРА-21 значительно короче для измерения тревоги-депрессии (14 против21 пункт) и обеспечивает дополнительное измерение хронической усталости. В то время как исследования латентной структуры BDI последовательно выделяют два параметра: когнитивно-аффективный и сомато-вегетативный [81], более сложное моделирование показало, что большая часть дисперсии BDI может быть объяснена общей конструкцией, а субшкалы BDI редко учитываются. используется на практике [81]. Кроме того, сочетание когнитивно-аффективных и сомато-вегетативных симптомов может быть привлекательным, поскольку оно соответствует определению БДР в DSM-IV (и DSM-5).Основываясь на наших результатах, высокая генетическая корреляция между тревогой-депрессией и хронической усталостью может оправдать объединение двух шкал, поскольку одни и те же генетические факторы будут способствовать обоим признакам. Тем не менее, тревога-депрессия и хроническая усталость имеют менее половины общих источников изменчивости в окружающей среде, и их разделение в анализе может помочь выявить конкретные факторы, вносящие вклад в окружающую среду [82].

Психометрические свойства BDI изучаются более 50 лет [80, 81].Однако большинство ранних исследований страдало отсутствием мощных статистических методов (таких как IRT). Основываясь на комплексных показателях тест-ретест и внутренней согласованности, BDI демонстрирует очень хорошие психометрические свойства, сравнимые со СФЕРОЙ-21 (таблица 7). Однако более глубокие оценки [53] показали, что два пункта BDI (9 «Суицидальные желания» и 10 «Плач») не соответствовали требованиям IRT по монотонности IRSF у амбулаторных пациентов с депрессией и непациентных студентов [53]. потенциально может привести к систематической ошибке в оценке и неправильному распределению участников по сумме баллов.Кроме того, пункт 19 («Потеря веса») плохо коррелировал с латентным признаком, таким образом, не влияя на шкалу и потенциально нарушая одномерность [53]. Наконец, пункт 14 («Искажение изображения тела») показал большой половой DIF (DIF = 0,32), чаще подтверждаемый женщинами [53]. Это не делает BDI недействительным, поскольку также было показано, что он эффективно измеряет депрессию как в клинических, так и в неклинических условиях, а также для разных языков и групп населения [81]. Тем не менее, можно задаться вопросом, какое влияние на силу исследования и прогностическую способность оказывают систематическая ошибка оценки, дифференциальное функционирование полов и неправильный порядок участников.

Таблица 7 Сравнительные психометрические характеристики СФЕРЫ-21 и БДИ

О наследуемости показателя BDI сообщалось из данных больших семей ( N  = 200 из 12 семей) [83] или с разбивкой на подшкалы (343 пары близнецов) [84]. В первом исследовании сообщалось о наследуемости от 0,45 до 0,87, в то время как во втором не удалось сделать вывод о наличии наследуемости или общих факторов окружающей среды, что объясняет от 2 до 30% дисперсии баллов.Необходимы более крупные исследования близнецов, чтобы обеспечить более точную оценку наследуемости BDI в зависимости от возраста.

Наконец, BDI много раз оценивался как инструмент прогнозирования MDD в клинических условиях [81]. Несколько исследований были сосредоточены на неклинических образцах, но имели ряд ограничений: а) небольшие образцы; б) выборки с большей распространенностью, чем в общей популяции; c) диагнозы, не основанные на DSM; и, в основном, d) использование критерия отсечки баллов, который противоречит цели использования непрерывной оценки, но также делает невозможным сравнение специфичности и чувствительности между исследованиями, когда используются разные пороговые значения (см. [81] для обзора этих исследований). ).Мы не смогли найти публикацию, сообщающую о связи между оценкой BDI и риском заболевания среди населения в целом, и предстоит еще много испытаний BDI, чтобы подтвердить его использование в популяционных выборках и доклинических исследованиях. Сравнение характеристик SPHERE-21 и BDI представлено в Таблице 7.

У SPHERE-21 есть несколько ограничений, о которых стоит упомянуть: он был протестирован только на австралийской выборке молодых людей, а ранее — на клинических испытаниях. участников [1, 85,86,87,88,89].Таким образом, требуется дополнительное тестирование и исследование DIF для пожилых участников, пациентов с определенными патологиями или представителей разных культур и этнических групп. Использование СФЕРЫ-21 в других англоязычных странах может потребовать переформулировки некоторых пунктов. Например, в пункте 2 слово «капризный», редко употребляемое в США, можно было бы заменить словом «легко раздражающийся». Масштабируемость BDI по странам и языкам привела к его популярности во всем мире [81], хотя IRT начали использовать только недавно [90,91,92,93,94], и мало что было сделано для оценки межкультурной сопоставимости шкала BDI [81] (т.грамм. DIF по культуре или этнической принадлежности). Кроме того, в отличие от BDI [81], корреляции между баллами SPHERE-21 с другими показателями тревоги, депрессии или усталости еще предстоит изучить. Единственное опубликованное исследование показало положительную корреляцию (и значительную генетическую связь) суммы баллов тревоги и депрессии с невротизмом [6]. Также было показано, что СФЕРА-34 имеет некоторую ценность при скрининге психиатрической заболеваемости [89]. Наконец, в СФЕРЕ-21 отсутствуют положительные результаты по элементам в асимметричном распределении, но это ограничение также относится к BDI [81].Простым способом улучшить распределение баллов может быть разделение вариантов «никогда» и «иногда» при сборе анкеты СФЕРА-21, поскольку это может предоставить больше информации о людях с низким уровнем тревожности-депрессии и утомляемости (Дополнительный файл 23).

Личное и коллективное бессознательное

На заре аналитической психологии у Карла Юнга возникла идея. Он предположил, что существует раскол между коллективным бессознательным уровнем, общим для всех, и личным бессознательным, совершенно уникальным для каждого человека.Коллективное бессознательное — это далеко не «коллективный разум», а скорее набор ответов и реакций на обычные ситуации, с которыми люди сталкивались с самого начала. Это коллективное бессознательное дает нам реакцию «бей или беги» и позволяет нам отдыхать, когда мы делаем то, что делали сотни раз раньше.

Личностная сфера сознания — совсем другой зверь. Наше личное сознание состоит из мыслей, убеждений, поведения и идей, которые делают нас такими, какие мы есть.Все эти черты исходят из бессознательного и его способности преобразовывать повседневные события в определяющие характер типы личности. Личное сознание, в отличие от коллективного бессознательного, использует информацию, полученную из жизни человека, а не из коллективного прошлого человечества.

Важность личного бессознательного

Без личного бессознательного мы не были бы теми, кто мы есть, и не смогли бы стать теми, кем должны быть. Как люди, мы начинаем свою жизнь, полагаясь на наше бессознательное для выживания, и только по мере того, как мы учимся и растем, мы начинаем развиваться и практиковать использование нашего сознательного разума, чтобы прокладывать себе путь по всему миру.

Личное бессознательное помогает нам взглянуть на мир с нашей уникальной точки зрения. Например, человек, который бессознательно отфильтровывает информацию более аналитическим способом, с меньшей вероятностью будет иметь личность чувствительного типа в качестве сильного определяющего фактора своей внешней, сознательной личности. Точно так же другие люди могут иметь тенденцию отдавать предпочтение чувствам, а не размышлениям, когда смотрят на окружающий мир, или развивать сильное чувство интуиции в отношении жизненных обстоятельств, а не более чувственный подход к тем же самым ситуациям.

Наше личное сознание и личное бессознательное существуют на разных уровнях и тем не менее взаимодействуют друг с другом весьма специфическим образом. Работа с нашим сознанием и понимание того, как оно работает с нашим бессознательным, может помочь нам стать лучшими лидерами, лучшими сотрудниками, лучшими коллегами и лучшими личностями.

Влияние коллективного бессознательного

Как бы ни было важно наше личное бессознательное, мы не можем игнорировать историческое и психологическое влияние, которое наше коллективное бессознательное оказывает на нас.Те самые инстинкты, которые делают нас людьми, развивались в течение огромного промежутка времени; эти инстинкты научили нас бежать и прятаться, когда мы в опасности, и распознавать признаки опасности или страха по физиологическим признакам, таким как тяжелое дыхание или дрожь. Коллективное бессознательное также позволяет нам принимать быстрые решения, часто даже не зная, откуда они взялись. Коллективное бессознательное управляет интуицией и рефлексами, среди других важных функций.

Своими открытиями Юнг открыл совершенно новый мир, а открытия в психологии личности и самости делаются и сегодня.Insights Discovery основан непосредственно на теориях Юнга и как таковой является бесценным инструментом, помогающим людям понять себя и других. Если вам нужна дополнительная помощь в идентификации себя или других как части четырех цветных личностей, назначьте меня, Скотта Швефеля, вашим основным докладчиком. Я приду к вам в группу и расскажу о различиях личностей в правдивой, веселой и доступной для понимания форме. Подпишитесь на меня в Facebook, LinkedIn и Twitter, чтобы делиться своими блогами с цветовыми энергиями, с которыми вы работаете!

Частные и публичные сферы в социологии

В социологии публичная и частная сферы рассматриваются как две разные сферы, в которых люди действуют ежедневно.Основное различие между ними заключается в том, что публичная сфера — это сфера политики, где незнакомцы собираются вместе, чтобы участвовать в свободном обмене идеями, и открыта для всех, тогда как частная сфера — это меньшая, обычно закрытая сфера (например, дом). который открыт только для тех, у кого есть разрешение войти в него.

Основные выводы: публичная и частная сферы

  • Различие между публичной и частной сферами насчитывает тысячи лет, но ключевым современным текстом на эту тему является книга Юргена Хабермаса 1962 года.
  • Общественная сфера — это место, где происходит свободное обсуждение и обсуждение идей, а частная сфера — это сфера семейной жизни.
  • Исторически сложилось так, что женщины и цветные люди часто исключались из участия в общественной жизни в Соединенных Штатах.

Истоки концепции

Концепция отдельных общественных и частных сфер восходит к древним грекам, которые определяли общественную сферу как политическую сферу, где обсуждаются и решаются направления развития общества, его правила и законы.Частная сфера определялась как царство семьи. Однако то, как мы определяем это различие в рамках социологии, со временем изменилось.

Определение социологами публичной и частной сфер во многом является результатом работы немецкого социолога Юргена Хабермаса, изучающего критическую теорию и Франкфуртскую школу. Его книга 1962 года « Структурная трансформация общественной сферы » считается ключевым текстом по этому вопросу.

Общественная сфера

Согласно Хабермасу, публичная сфера как место, где происходит свободный обмен идеями и дебаты, является краеугольным камнем демократии.Она, писал он, «состоит из частных лиц, собравшихся вместе как общественность и формулирующих потребности общества с государством». Из этой публичной сферы вырастает «публичная власть», диктующая ценности, идеалы и цели данного общества. Воля народа выражается в нем и выходит из него. Таким образом, публичная сфера не должна учитывать социальный статус участников, быть сосредоточена на общих проблемах и быть инклюзивной — участвовать могут все.

В своей книге Хабермас утверждает, что публичная сфера фактически сформировалась внутри частной сферы, поскольку практика обсуждения литературы, философии и политики в семье и в гостях стала обычной практикой.Когда мужчины начали участвовать в этих дебатах вне дома, эти практики покинули частную сферу и фактически создали общественную сферу. В Европе 18 века распространение кофеен по всему континенту и в Британии создало место, где западная публичная сфера впервые оформилась в наше время. Там люди участвовали в дискуссиях о политике и рынках, и многое из того, что мы знаем сегодня как законы собственности, торговли и идеалы демократии, было создано в этих местах.

Частная сфера

С другой стороны, частная сфера — это сфера семейной и домашней жизни, теоретически свободная от влияния государства и других социальных институтов. В этой сфере человек несет ответственность перед собой и другими членами своей семьи, а работа и обмен могут происходить в доме таким образом, который отделен от экономики общества в целом. Однако граница между публичной и частной сферой не определена; вместо этого он гибкий и проницаемый, всегда колеблется и развивается.

Пол, раса и общественная сфера

Важно отметить, что женщины почти всегда были исключены из участия в общественной сфере, когда она только возникла, и поэтому частная сфера, дом, считалась сферой женщины. Это различие между общественной и частной сферами может помочь объяснить, почему исторически женщинам приходилось бороться за право голоса, чтобы участвовать в политике, и почему сегодня сохраняются гендерные стереотипы о женщинах, «принадлежащих дому».В Соединенных Штатах цветные люди также были исключены из общественной жизни. Хотя с течением времени был достигнут прогресс с точки зрения включения, мы видим сохраняющиеся последствия исторического исключения в чрезмерном представительстве белых мужчин в Конгрессе США.

Библиография:

Обновлено Ники Лизой Коул, доктором философии.

Эпидемиология утраченного смысла. Исследование психологии религии и экзистенциального общественного здравоохранения в шведском контексте

%PDF-1.6 % 108 0 объект >]/PageLayout/OneColumn/PageMode/UseOutlines/Pages 98 0 R/Type/Catalog/ViewerPreferences>>> эндообъект 109 0 объект >/Шрифт>>>/Поля[]>> эндообъект 104 0 объект >поток PScript5.dll Версия 5.2.22011-02-02T15:19+01:002010-12-01T12:02:33+01:002011-02-02T15:19+01:00application/pdf

  • Эпидемиология утраченного смысла. Исследование психологии религии и экзистенциального общественного здравоохранения в шведском контексте
  • Сесилия Медлер
  • Акробат Дистиллер 8.1.0 (Windows)uuid:02009e84-154c-42e8-bab9-5f86ce3ad8bduuid:b20fe9f5-89de-5b43-91e0-31ba6f2bf9711B
  • http://ns.adobe.com/pdf/1.3/pdfAdobe PDF Schema
  • внутренний объект имени, указывающий, является ли документ был изменен для включения информации о треппингеTrappedText
  • http://ns.adobe.com/xap/1.0/mm/xmpMMXMP Схема управления мультимедиа
  • внутренний идентификатор на основе UUID для конкретного воплощения документаInstanceIDURI
  • http://www.aiim.org/pdfa/ns/id/pdfaidPDF/A ID Schema
  • internalPart of PDF/A standardpartInteger
  • внутреннее изменение стандарта PDF/AamdText
  • внутренний уровень соответствия стандарту PDF/A, соответствие тексту
  • конечный поток эндообъект 110 0 объект > эндообъект 117 0 объект > эндообъект 98 0 объект > эндообъект 99 0 объект > эндообъект 100 0 объект > эндообъект 101 0 объект > эндообъект 102 0 объект > эндообъект 103 0 объект > эндообъект 48 0 объект >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Thumb 94 0 R/Type/Page>> эндообъект 50 0 объект >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Thumb 95 0 R/Type/Page>> эндообъект 52 0 объект >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Thumb 96 0 R/Type/Page>> эндообъект 54 0 объект >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/Thumb 97 0 R/Type/Page>> эндообъект 134 0 объект >поток HWr6}Wiвязка 7;bW֞$HbDZMcR*

    Психолог-трансгендер помог сотням подростков совершить переход.Но растущие цифры беспокоят ее.

    БЕРКЛИ – 

    День за днем ​​в почтовый ящик Эрики Андерсон сыплются электронные письма от родителей, которые изо всех сил пытаются поддержать своих подростков, объявляющих себя трансгендерами.

    «Он был в депрессии и беспокойстве с тех пор, как началась пандемия, и за последние несколько дней он поделился со мной, что он почти уверен, что он транс», — говорится в одном сообщении о 17-летнем парне.

    «Я очень обеспокоен тем, что на моего ребенка оказывают давление, заставляя его принимать блокаторы [полового созревания], потому что это следующий шаг», — сказал другой.«Мы поддерживаем их и помогли им в социальном переходе, но медицинская часть почему-то для нее в 13 лет не кажется подходящей».

    «Как мы решаем, может ли подросток, переживающий столько потрясений, принять такое медицински значимое и необратимое решение?» другой рассказал о просьбах 15-летнего подростка об инъекциях тестостерона.

    Родители приходят к 71-летней Андерсон отчасти потому, что она сама трансгендер. Андерсон также выделяется тем, что она является одним из немногих клинических психологов, специализирующихся на трансгендерной молодежи, которые публично ставят под сомнение резкий рост числа подростков, признающих себя трансгендерными или небинарными.

    Она помогла сотням подростков совершить переход. Но она также пришла к выводу, что некоторые дети, идентифицирующие себя как трансгендеры, попадают под влияние своих сверстников и социальных сетей и что некоторые врачи не проводят тщательную оценку психического здоровья несовершеннолетних, прежде чем рекомендовать гормоны или операции.

    Когда в 2020 году миллионы подростков в США отправились на карантин из-за пандемии, трансгендерный клинический психолог Эрика Андерсон обнаружила, что встречает все больше и больше родителей, которые были поражены, когда их дети стали трансгендерами.

    (Пол Курода / For The Times)

    «Я думаю, что это зашло слишком далеко», — сказал Андерсон, который до недавнего времени возглавлял профессиональное общество США в авангарде помощи трансгендерам. «Некоторое время мы все были счастливы, что общество становится более восприимчивым, и все больше семей, чем когда-либо, принимают детей с разным полом. Теперь дело дошло до того, что в клиниках поступают дети, родители которых говорят: «Это просто не имеет смысла». культурная война из-за транс-детей.

    Адри Перес из Американского союза гражданских свобод в Техасе выступает на митинге в Остине в поддержку трансгендерных детей. Губернатор Техаса Грег Эбботт приказал государственным чиновникам преследовать в судебном порядке родителей, которые разрешают своим детям переход по медицинским показаниям.

    (Джей Дженнер / Остин, американец-государственный деятель)

    Законодательство о запрете медицинских вмешательств, подтверждающих гендер, для лиц моложе 18 лет было принято или введено более чем в дюжине консервативных штатов. В феврале губернатор Техаса Грег Эбботт, который назвал операции по половому признаку «жестоким обращением с детьми», поручил государственным чиновникам преследовать в судебном порядке родителей, которые позволяют своим детям переходить по медицинским показаниям — директиву, которую Андерсон осудил как «ужасающую».

    С другой стороны, транс-активисты хотят разрушить барьеры для перехода, а некоторые обвиняют Андерсона в том, что он отказался от них.

    «С самого начала истории психологии цисгендерные, гетеросексуальные психологи придерживались этой грандиозной идеи, что транс- и квир-люди сумасшедшие и не могут принимать решения самостоятельно», — сказал Д. Охеда, старший национальный организатор Национального центра. за трансгендерное равенство в Вашингтоне.

    Андерсон видит себя посередине.

    «Люди справа… и слева не считают себя экстремалами», — сказала она. «Но те из нас, кто видит все нюансы, могут видеть, что это ложный бинарник: пусть все происходит без метода или не пропускает ничего. Оба неправы».

    ::

    Гендерное путешествие Андерсон было мучительно медленным.

    Родившаяся в 1951 году, она выросла в консервативном городке Эдина в Миннесоте. Она была первой из трех детей менеджера по рекламе и школьной учительницы, ставшей домохозяйкой.В отличие от некоторых трансгендерных людей, она без проблем делится своим именем при рождении, Эрик, или фотографиями того времени.

    Родившаяся Эрика Андерсон в Эдине, штат Миннесота, Эрика Андерсон получила относительно нормальное воспитание, по ее словам, но ничто не могло избавить ее от мыслей о том, что она женщина.

    (любезно предоставлено Эрикой Андерсон)

    Андерсон никогда не слышала слова «трансгендер», когда в 12 лет представляла себя женщиной или в 14 лет пробиралась в комнату сестры, чтобы примерить ее одежду.

    Заядлого бойскаута и лидера церковной молодежи, Андерсона привлекали девушки, и он легко вписывался в ритм школьной жизни — встречался, играл в баскетбольной команде, работал президентом класса.Но ничто не могло изгнать мысли о том, чтобы быть женщиной — не поступить в университет, не выйти замуж, не стать отцом.
    Даже когда Андерсон начала понимать, что она трансгендер, ее мучила мысль, что переход разрушит ее семью и ее карьеру психолога. Она также беспокоилась, что с ростом 6 футов 1 дюйм и низким голосом она никогда не сойдет за женщину.

    Отношение к трансгендерам в медицинском сообществе менялось, но стигма была распространена. Когда Андерсон в 45 лет наконец набралась смелости посетить эндокринолога, врач покачала головой и отказалась прописывать гормоны.Андерсон ушел, чувствуя себя глубоко пристыженным.

    В конце концов, Андерсон потребовалось более полувека, чтобы, по ее словам, «стать женщиной».

    В 58 лет она начала лечение гормонами, чтобы увеличить грудь и расширить бедра. Она нашла врача, который первым применил новые методы в хирургии феминизации лица, чтобы выбрить ей челюсть, вылепить нос и сделать губы пухлыми. Она официально сменила имя, устроилась на новую работу и переехала в Калифорнию. В 61 год ей сделали операцию по удалению полового члена и созданию влагалища, клитора и половых губ.

    Начинать встречаться с пожилой транс-женщиной было сложно — жена Андерсона ясно дала понять, что не будет с женщиной, и в конце концов они развелись. Но Андерсон была в восторге от возможности путешествовать по миру как она сама.

    Она взяла на себя общественную роль, специализируясь на гендерных проблемах, присоединившись к национальным и международным ассоциациям экспертов в этой области, посвятив большую часть своей частной практики работе с подростками с гендерными проблемами.

    Часто это означало писать письма поддержки, чтобы получить блокаторы полового созревания или гормоны.

    «Вы еще не совсем это понимаете», — иногда шутила она, знакомясь с новым пациентом. — Но я твой новый лучший друг.

    ::

    Первая в США гендерная клиника, предназначенная для молодежи, открылась в Массачусетсе в 2007 году.

    В 2017 году федеральные исследователи в области здравоохранения опросили старшеклассников в 19 школьных округах, и обнаружили , из которых 1,8% идентифицировали себя как трансгендеры — в 2,5 раза больше, чем наилучшая оценка, сделанная пятью годами ранее.

    Очевидно, что снижение социальной стигматизации позволило большему количеству подростков открыться.

    Андерсон, однако, начал задаваться вопросом, была ли это полная история. Примерно в 2016 году, когда она начала работать с Детским и подростковым гендерным центром в детской больнице Бениоффа Калифорнийского университета в Сан-Франциско, она заметила растущую группу трансгендерной молодежи: подростков, которые до полового созревания не задумывались или вообще не задавались вопросом о своем поле.

    Некоторые переходили из одной идентичности в другую: гендерные сомнения, трансгендерность, небинарность, гомосексуализм.И многие из их случаев были осложнены тревогой, депрессией, аутизмом, биполярным расстройством или другими психическими расстройствами, которые предшествовали их желанию совершить переход.

    «Большое количество детей увлекаются этим, потому что это модно, — сказала она Washington Post в 2018 году. — Я думаю, что в нашей спешке оказать поддержку нам не хватает этого элемента».

    В то же время она старалась не преувеличивать свою точку зрения.

    «Могу вас уверить, трансгендерную идентичность нельзя уловить», — сказала она в интервью на следующий год после избрания первым трансгендерным президентом США.С. рука Всемирной профессиональной ассоциации. для трансгендерного здоровья или WPATH.

    Когда в 2020 году миллионы подростков по всей территории США отправились на карантин, Андерсон обнаружила, что встречает все больше и больше родителей, которые были поражены, когда их дети стали транссексуалами. В гендерном центре для подростков Калифорнийского университета в Сан-Франциско, где она работала, в прошлом году приняли в общей сложности 373 новых пациента — по сравнению со 162 в 2019 году.

    Подростки, как правило, рассказывали похожие истории: и проводили больше времени в социальных сетях.TikTok, Instagram и YouTube и даже видеоигры позволили подросткам создавать виртуальные личности, которые затем они могли опробовать в реальном мире.

    В Интернете поток трансгендерных влиятельных лиц и активистов сказал подросткам, что, если они чувствуют себя некомфортно в своем теле или не вписываются в него, возможно, они трансгендеры. Некоторые обучали детей тому, как связать грудь, как изменить свое имя и местоимения в школе, как подтолкнуть своих родителей к выработке тестостерона.

    «Прямо сказать, что не может быть никакого социального влияния на формирование гендерной идентичности, значит бросать вызов реальности», — сказал Андерсон.«Подростки влияют друг на друга».

    За четыре десятилетия работы психологом Андерсон стал свидетелем волн подростков, у которых развились расстройства пищевого поведения и синдром подавленной памяти. Исследования показывают, что влияние сверстников и социальные тенденции сыграли ключевую роль. Действительно ли гендерная идентичность была единственной сферой подросткового развития, неподвластной социальному влиянию?

    «Что происходит, когда идеальный шторм — социальной изоляции, экспоненциально растущего потребления социальных сетей, популярности альтернативных личностей — влияет на фактическое развитие отдельных детей?» — сказал Андерсон.«Мы плывем по неизведанным морям».

    ::

    В начале 2021 года Андерсон подключился к Zoom-совещанию с группой экспертов Калифорнийского университета в Сан-Франциско, чтобы встретиться с новым пациентом и его семьей.

    Ему было 13 лет, и около двух месяцев назад он начал идентифицировать себя как мужчина. По словам его родителей, только в период полового созревания он не проявлял никаких признаков беспокойства по поводу пола.

    Педиатр уже назначил ему тестостерон, хотя с психологом он еще не встречался.

    «Почему этот ребенок так стремительно на тестостероне?» — спросила Андерсон своих коллег.

    Команда вскоре согласилась прекратить прием гормона и предложила направление к специалисту по гендерным вопросам.

    Многочисленные исследования показывают, что подростки-трансгендеры чаще, чем их сверстники, испытывают депрессию и тревогу, и что уход, подтверждающий их пол, может помочь облегчить эти проблемы.

    Но остаются вопросы о том, как сопоставить преимущества медицинских вмешательств с рисками, которые включают бесплодие, снижение плотности костей и другие потенциально необратимые побочные эффекты.

    Большинство исследований, демонстрирующих преимущества, сосредоточены на подростках, которые прошли обширную оценку психического здоровья, или на взрослых, которые в настоящее время идентифицируют себя как трансгендеры. Ни одна из этих групп не может быть репрезентативной для подростков, обращающихся за помощью сегодня — так же, как мир людей, подающих заявление в колледж, отличается от мира тех, кто его заканчивает.

    Никто всесторонне не отслеживает, как часто подростки в США получают медицинские вмешательства, подтверждающие гендер, и то немногое, что существует статистических данных о том, как часто те, кто совершает переход, сожалеют о своем решении, вызывают ожесточенные споры.

    Большинство экспертов согласны с тем, , что подростки должны пройти обследование перед медицинским вмешательством. В этой области ведутся споры о том, насколько строгим он должен быть и следует ли привлекать специалистов в области психического здоровья.

    В декабре WPATH предложила новые стандарты ухода за трансгендерной молодежью: минимальный возраст 14 лет для гормональной терапии, 15 лет для маскулинизации грудной клетки и 17 лет для операций на половых органах — и только после всесторонней оценки, показывающей, что пациенты соответствуют «диагностическим критериям гендерного несоответствия» и демонстрируют «стойкое» гендерное несоответствие или несоответствие в течение «несколько лет».”

    В отличие от Андерсона, некоторые поставщики медицинских услуг рассматривают это предложение как неудачу, поскольку, по их словам, оно создает препятствия по сравнению с текущими рекомендациями, которым более десяти лет.

    Они предполагают, что подросткам можно доверять так же, как и взрослым, когда дело доходит до определения их гендерной идентичности, и отмечают, что последние предложенные рекомендации для взрослых устраняют любые требования по оценке психического здоровья.

    «Прямо сказать, что не может быть никакого социального влияния на формирование гендерной идентичности, значит идти против реальности», — сказала клинический психолог Эрика Андерсон.«Подростки влияют друг на друга».

    (Paul Kuroda / For The Times)

    «Трансгендерность или гендерное разнообразие не является психическим заболеванием, и принудительная психотерапия не является стандартом лечения в медицинской модели, подтверждающей гендер», — сказал доктор А. Дж. Эккерт, медицинский директор. из Программы гендерной и жизнеутверждающей медицины в рамках инициативы Anchor Health Initiative в Стэмфорде, штат Коннектикут, и первый в штате небинарный транс-врач.

    «Принуждение трансгендерной и гендерно-разнородной молодежи с помощью обширных оценок, в то время как их цис-сверстники безоговорочно подтверждают свою идентичность, показывает [им], что они не« нормальные », — сказали они.

    Эккерт также отверг идею о том, что давление со стороны сверстников заставляет некоторых подростков идентифицировать себя как трансгендеров: «Модно ли быть одной из самых маргинализированных и уязвимых групп?»

    В программе Эккерта пациент узнает о вариантах лечения во время часового собеседования. Терапия не требуется.

    Для Андерсона, члена Американской психологической ассоциации. Комитет, который пишет рекомендации по медицинскому обслуживанию трансгендеров, поставщики медицинских услуг, которые лечат детей без тщательной оценки, рискуют совершить злоупотребление служебным положением.Она сказала, что клиницисты не должны сбрасывать со счетов дела, подобные делу Киры Белл, которая подала в суд на единственную в Великобритании молодежную гендерную клинику, утверждая, что после «серии поверхностных бесед» с социальными работниками ей прописали блокаторы полового созревания в 16 лет, а в 20 сделали мастэктомию — только для того, чтобы пожалеть о решении и позже возобновить жизнь как женщина.

    «Предоставление гормонов по запросу приведет к гораздо большему количеству случаев неблагоприятных исходов и гораздо большему количеству разочарованных детей и родителей, которые каким-то образом пришли к выводу, что гормональные препараты вылечат их другие психологические проблемы», — сказал Андерсон.«Этого не будет».

    ::

    Веб-сайт Андерсон обещает «помочь вам стать самим собой», а ее биография в Твиттере гласит: «Работать ради радикально инклюзивного мира для _всех_ трансгендеров».

    Некоторые дела, по ее словам, относительно просты. После года еженедельных разговоров с Лиз, 15-летней девушкой, у которой не было проблем с психическим здоровьем и которая долгое время сомневалась в своем поле, прежде чем она стала девочкой, Андерсон написала в этом году письмо в поддержку импланта, блокирующего половое созревание, и эстрогена. патчи.

    Многие случаи сложнее. Возьмем Коди, 16-летнего подростка с растрепанными розовыми волосами и высоким мелодичным голосом, который идентифицирует себя как транс-мужчина.

    Он и его родители позволили The Times наблюдать за недавней сессией Zoom с Андерсоном, их второй встречей один на один. Она начала с того, что спросила его, какие слова он использовал для описания своего пола.

    «Это тяжело, — сказал он. «То, как я это описываю, смутно абстрактно… Я парень, но немного левее».

    — Хорошо, — сказал Андерсон.«Ну, сориентируйте нас. Направо и налево — что это?»

    — О, налево — это просто немного не так, — сказал Коди. «Если взять, типа, нормального парня? А потом просто уберите немного мужской части, но вы никуда не денетесь».

    У Коди СДВГ, и он высказывал суицидальные мысли во время пандемии. Его родители приехали к Андерсону в конце прошлого года после того, как он сказал, что хочет перейти на гормоны. Они не были готовы согласиться на какие-либо необратимые физические изменения, пока он не потратит больше времени на изучение своей гендерной идентичности.

    После первого сеанса с Андерсоном он пожаловался маме, что чувствует себя на допросе.

    Но Андерсон исходит из того, что вопросы — это ключ к пониманию.

    По ее мнению, гендерно-подтверждающий уход не означает принимать все, что говорит подросток, за чистую монету, а относится к пациенту с чутким и непредубежденным подходом. Она думает об этом как о чем-то вроде детективной игры — слушать детей и родителей и собирать воедино историю.

    Итак, Андерсон продолжал задавать вопросы.

    Что имел в виду Коди, спросила она, когда называл свой пол абстрактным?

    — Ни то, ни другое, — сказал он. «Но также и во многих других измерениях».

    «Многие люди, с которыми я дружу, воспринимают пол как определенную атмосферу, а не как физическую категорию», — продолжил он. «Один друг говорит, что их пол такой же, как у енота. Они не говорят, что их пол — енот. Они говорят, что у их пола такие же хаотичные, мусорные вибрации, как у енотов.

    «Мусорный контейнер?» — спросил Андерсон. «На что была бы похожа человеческая версия этого?»

    «Его нет; это та же хаотическая энергия, что и у их пола», — сказал Коди. «Вот почему это очень трудно объяснить. Это похоже на диалект — способ говорить о гендере, который просто накапливается внутри групп».

    Андерсон не претендует на то, чтобы понять, как мыслит каждый, кто идентифицирует себя как трансгендер. В то время как она придерживается несколько традиционной женской идентичности — гладкие светлые волосы, ухоженные красные ногти, блестящий розовый iPhone — многие подростки культивируют более эзотерические представления о гендере.

    Некоторые чувствуют себя некомфортно в роли девушек, но не идентифицируют себя с цисгендерными мужчинами. Многие выбирают андрогинные образы: мешковатые штаны, худи, короткие волосы. Иногда они хотят топ хирургии, но не интересуются гормонами. Или им нужно достаточно тестостерона, чтобы понизить голос, но недостаточно, чтобы отрастить волосы на теле. Некоторые, считает она, конструируют гендерную идентичность настолько своеобразно, что с трудом вырабатывают общий смысл.

    Расспросив Коди о его гендерных проблемах, его разговорах с родителями и о том, что может облегчить его дискомфорт, она договорилась о встрече на следующей неделе.

    Скорее всего, потребуются месяцы исследований или больше, чтобы решить, готов ли Коди к гормональной терапии.

    ::

    В эпоху, когда почти любой комментарий о лечении трансгендерных детей может привести к обвинениям в жестоком обращении с детьми или трансфобии, многие клиницисты опасаются говорить со СМИ.

    Не Андерсон. Шесть лет назад она выступила трансгендером перед 2 миллионами человек в популярном шведском реалити-шоу и была потрясена, обнаружив не только признание, но и приглашения обсудить проблемы трансгендерного здравоохранения с политиками и репортерами.Она решила, что общение со СМИ — жизненно важный способ добиться понимания.

    В октябре, когда ее двухлетний срок пребывания на посту президента американского отделения WPATH подходил к концу, Андерсон дала интервью Эбигейл Шриер, автору скандальной книги 2020 года «Необратимый ущерб: трансгендерное увлечение соблазняет наших дочерей». Андерсон сказал ей, что слишком много клиницистов подталкивают подростков к медикализации и что «небрежная медицинская работа» приведет к «большему количеству молодых людей, которые будут сожалеть о том, что прошли через этот процесс.”

    Она была не единственной ведущей трансгендерной фигурой в сфере здравоохранения, которая публично выражала такие опасения. Доктор Марси Бауэрс, специалист по вагинопластике из Берлингейма, Калифорния, которая только что была избрана президентом WPATH, сказала Шриер, что ее беспокоит риск применения блокаторов полового созревания для детей на ранних стадиях полового созревания, и предположила, что некоторые из ее сверстников хотели бы подавлять инакомыслие, «не допускать тех, кто абсолютно не разделяет линию партии, согласно которой все должно подтверждаться».

    История, опубликованная на Substack, разлетелась по соцсетям.Многие клиницисты были шокированы тем, что Андерсон и Бауэрс поговорили с Шриером, бывшим обозревателем Wall Street Journal, которого активисты считают противником трансгендеров.

    WPATH и ее американский филиал, USPATH, вскоре опубликовали заявление , в котором говорится, что они приветствуют научную дискуссию среди экспертов по лечению трансгендерной молодежи, но что они «выступают против использования непрофессиональной прессы, будь то беспристрастной или имеющей какой-либо политический уклон или точки зрения, в качестве форума для научных дискуссий по этим вопросам или политизации этих вопросов каким-либо образом.”

    Митинг сторонников прав транссексуалов в Сент-Поле, штат Миннесота. Законодательство о запрете медицинских вмешательств, подтверждающих гендер, для лиц моложе 18 лет было принято или введено более чем в дюжине консервативных штатов. Транс-активисты хотят разрушить барьеры на пути перехода, и некоторые обвиняют клинического психолога Эрику Андерсон в том, что она отказалась от них.

    (Universal Images Group)

    Правление USPATH установило 30-дневный мораторий на общение со средствами массовой информации — шаг, который Андерсон интерпретировал как «не очень завуалированную попытку» заставить ее замолчать.

    «Я выступила за более открытую позицию по отношению к прессе и общественности», — написала она в письме о своем уходе из правления. «Мы должны привлечь их к поддержке нашей работы и стандартов обслуживания».

    В интервью доктор Мадлен Дойч, новый президент USPATH, назвала опасения Андерсона «бурей в чайнике».

    «Большинство экспертов в этой области согласны с тем, что должна быть какая-то оценка», — сказал Дойч, который также является трансгендером. «Нам просто нужно разобраться, что это такое.”

    Андерсон не высказывала свои опасения на заседаниях правления до того, как поговорила со СМИ. Если бы она это сделала, сказал Дойч, «это то, к чему правление отнеслось бы абсолютно серьезно», отметив, что с тех пор оно создало целевую группу для изучения оценки молодежи.

    Андерсон сказал, что правление USPATH «не оснащено» для решения этой проблемы, потому что единственным другим членом, который специализировался на молодежи, была доктор Джоанна Олсон-Кеннеди, педиатр из Детской больницы в Лос-Анджелесе, которая выразила скептицизм по поводу психологических оценок. для молодежи.

    По мнению Дойча, обсуждение потенциальных рисков лечения в средствах массовой информации рисковало превратить консерваторов в оружие.

    «Правда в том, что подавляющее большинство детей, которые обращаются за гормональной терапией и начинают гормональную терапию, остаются на гормональной терапии, и это улучшает их жизнь», — сказал Дойч. «Нам нужно перестать выплескивать ребенка вместе с водой из ванны».

    ::

    За последние несколько месяцев некоторые европейские страны изменили курс и призвали к большей осторожности.

    В феврале органы здравоохранения Швеции, пионера в области трансгендерного здравоохранения, заявили, что «неточная наука», рост числа людей, которые сожалеют о переходе, и возможные побочные эффекты побудили страну ограничить использование гормональной терапии для большинства людей моложе 18 лет.

    Национальная медицинская академия Франции также посоветовала соблюдать осторожность при использовании блокаторов или гормонов для молодости, ссылаясь на возможные побочные эффекты. «Риск гипердиагностики реален, о чем свидетельствует растущее число молодых людей, желающих «перехода», — заявили в академии.

    Как бы тщательно Андерсон не следовала рекомендациям по уходу за трансгендерами, она беспокоится, что может сделать неверный звонок.

    Каждый раз, когда она входит в систему, чтобы встретиться с клиентом, она думает обо всем вреде, который может причинить — бездействием, недостаточной поддержкой, спешкой в ​​процессе.

    Некоторые активисты обвиняют ее в том, что она притворяется союзницей, оправдывая при этом фанатизм, ограничивающий доступ к медицинским услугам.

    «Вы убиваете детей своей ненавистью», — написал один анонимный критик в Twitter.

    Прошлой осенью Андерсон покинула Калифорнийский университет в Сан-Франциско, чтобы сосредоточиться на своей частной практике. С тех пор она написала множество статей и дала различные интервью. Она организовала роскошные ретриты для трансгендерных женщин на Мексиканской Ривьере и онлайн-семинары для родителей трансгендерных детей. Но она также ищет новую карьеру в качестве телеведущей — снимает пилотную серию для шоу, в котором она надеется рассказать публике о различных идентичностях и внести «какое-то здравомыслие в крайне поляризованную среду.

    Спустя более десяти лет после того, как Андерсон совершил переход, она не поддерживает связь со своей бывшей женой, но у нее счастливые отношения с обоими взрослыми детьми. После знакомства с мужчинами и женщинами у нее есть девушка. Сейчас она чувствует себя более принятой как транс-женщина, чем она когда-либо могла себе представить.

    Но иногда она задается вопросом, стоит ли ей бросить работу с транс-молодежи.

    «У меня есть такие личные мысли: «Это зашло слишком далеко. Становится еще хуже. Я не хочу в этом участвовать», — сказала она.«Я беспокоюсь, что люди обвинят меня в том, что я пустил поезд в движение, как одного из тех, кто выступал за позитивный подход к гендеру в юности, хотя это неразумное объяснение того, что произошло».

    На данный момент Андерсон продолжает вызывать вопросы в своей практике и в СМИ.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.