Содержание

чувство или социокультурный конструкт? — Wonderzine

Чтобы дать любви определение, нужно сначала договориться, что, когда мы говорим слово «любовь», мы все понимаем его более-менее одинаково, даже если мы решили, что говорим о так называемой романтической любви, а не, например, о любви к истине или родине. Проблемы начинаются уже здесь, поскольку речь не идёт о явлении, по поводу которого существует сколь-нибудь приемлемый консенсус на уровне «мы все наблюдаем одно и то же, давайте теперь разберёмся, что это такое и как оно устроено». Нет, мы все наблюдаем разное, каждый называет любовью что-то своё, и надо, что называется, договориться о терминах. Тогда и вопрос «любовь — это феномен социокультурный, биологический или ещё какой-то?» выворачивается наизнанку. Условно, один исследователь может сказать: «Вот у нас есть феномен, он в основе социокультурный, и давайте договоримся называть его любовью». Другой говорит: «Вот у нас есть феномен, он в основе биологический, и давайте договоримся называть его любовью».

Положим, мы пришли к выводу, что нас интересует социокультурная составляющая романтической любви. Ещё недавно очень популярной среди антропологов (речь идёт о социальной и культурной антропологии) была позиция, что романтическая любовь — это социокультурный конструкт, изобретённый европейцами где-то в Средневековье, а в мировых масштабах распространившийся сравнительно недавно. То есть все эти ахи, вздохи, идеализацию возлюбленного и прочее придумали авторы средневековых романов. Казалось бы, довольно уязвимая точка зрения, если привести примеры историй любви из литературы других культур, но, во-первых, мы эту литературу воспринимаем через призму своих представлений, а во-вторых, как возражают сторонники этой позиции, описанное в литпамятниках касается только местных элит, а то, что наблюдают антропологи на местах, ничего общего с этим не имеет. И вообще, любовь можно объявить избыточным понятием, которое дублирует другие, используемые для описания отношений между индивидами в обществе.

Но раз уж любовь появилась, даже если её придумали европейcкие романисты (или, разумно тогда продолжить, древние греки), и тревожит современников, то с ней всё равно приходится разбираться.

Недавно на одном из фестивалей показывали фильм «Неспящие в Нью-Йорке» про то, как люди переживают и проживают разрыв любовных отношений. Главный спикер в этом фильме — антрополог Хелен Фишер, она занимается феноменом любви и приходит к выводу, что романтическая любовь — это зависимость, вроде наркотической. Вообще, о романтической любви, тем более предполагающей сфокусированность на единственном объекте, много критических (и справедливых) слов сказано и написано. Зато, если предполагать, что человек — это существо, наделённое не только самосознанием, но и возможностью перестраивать себя (философская антропология в этом смысле позволяет намного большую вольность, чем социальная), в том числе на социокультурном уровне, появляется возможность отказаться от «плохой» любви и придумать себе новую — получше.

То есть, например, сформулировать концепцию гармоничных отношений и заявить, что отныне именно такие отношения следует считать подлинной любовью. В принципе, так регулярно делают, но, кажется, без особого практического успеха. И вообще, возвращаясь к мнению о чисто европейском характере концепта «любовь», стоит отметить, что, как бы ни менялись представления о любви, всякий раз, когда кажется, что появилось что-то новое, следует открыть диалог «Пир» Платона и убедиться — там об этом уже сказано.

Любовь — что это? Что такое христианская любовь, что значит «любить ближнего»

Содержание статьи

Что такое любовь?

Если мы внимательно всмотримся в жизнь человеческую, то непременно уразумеем, что в ней проявляется и ею управляет любовь, приносящая счастье и блаженство, или же — самолюбие, вносящее в жизнь различные беспорядки и страдание. Можно также видеть, что нередко эти различные свойства духа человеческого, встречаясь в жизни одного и того же человека, а также в жизни целых народов, обществ и семейств, постоянно враждуют между собой. Если в этой борьбе побеждает любовь, в жизни царят мир, счастье, радость, довольство, блаженство. Но когда преобладает самолюбие, то возникают непорядки: вражда, борьба, ненависть и злоба.

Вообще, любовь всех умиротворяет, объединяет, сближает, даруя счастье без всякой зависимости от материального довольства и наслаждений естественной жизнью. Наоборот, самолюбие, даже при внешнем благополучии, всегда возбуждает недовольство, вселяет беспокойство и злобу в сердце человека, производит раздоры, разделяет народы, общества, семейства. Словом, где любовь — там счастье и блаженство, а где самолюбие — там зло и страдания.

Любовь с христианской точки зрения

Господь наш Иисус Христос оставил нам две основные заповеди, на которых основан весь Закон Божий, а именно – заповеди о любви:

  1. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим.
  2. Возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22,37 и 39).

Что же есть любовь? Святые Отцы дают такое определение: Бог есть Любовь. Значит, вся любовь всего мира есть Бог.

Наш человеческий язык крайне ограничен и беден. Мы не в состоянии выразить достаточно четко и определенно всю бесконечную гамму личных и взаимных чувств между людьми, начиная с природной, естественной любви и кончая совершенной любовью Христовой, которые обычно заключаем в одном слове любовь. Это слово вмещает в себя множество различных понятий и чувств, которые выразить словами невозможно, и только некоторые эпитеты помогают нам уточнить это слово, например: любовь Христова, брачная, к врагам – однако и они не дают достаточной четкости определения чувств.

Любовь: этимология термина

В словаре древнегреческого языка для определения в слове понятия любви служат четыре глагола — ἐρᾶν, φιλεῖν, στέργεῖν, ἀγαπᾶν, а также соответствующие им имена. Два из них — φιλεῖν и ἀγαπᾶν встречаются в греческом тексте Нового Завета. Однако чтобы понять специфику словоупотребления и семантики этих глаголов в языке Св. Писания, нам необходимо будет предварительно обратиться к их функционированию в языке классическом или, как это вернее было бы сказать применительно к нашей теме, к греческому языку доновозаветного периода.

Ἐρᾶν

Ἐρᾶν, или, в поэтическом языке — ἐρᾶσθαι означает: направлять на объект всецелостное чувство, ради него чувствовать и воспринимать. Это значение постоянно для всех лексико-семантических вариантов. Если объектом являются личности, то ἐρᾶν может означать:

1) Чувственную любовь, которая бывает недостойной, когда речь, например, идет о супружеской измене или когда все содержание чувства сводится к физическому сожительству.

2) Высокую степень чувства, страстную любовь в более широком смысле.

Когда речь идет о неживых предметах, ἐρᾶυ понятийно близко подходит к ἐπιθυμεῖν, так что с инфинитивом соответствует русск. 

желать.

Φιλεῖν

Φιλεῖν — глагол отыменный. Φίλος же происходит от местоименного корня. Убедительная и совершенно безупречная этимология отсутствует, зато очевидно происхождение от корня, связанного со значением “свой”, “собственный”.

О значении φιλεῖν прежде всего следует сказать, что оно более всего соответствует русск.  любить и имеет антонимами μισεῖν и ἐχθαίρεν. Φιλεῖν означает в сущности внутреннюю склонность к лицу, а в некоторых случаях, где изложение не допускает никакой непристойности, также и чувственную любовь.

Но главный оттенок значения этого глагола — склонность к лицу, проистекающая из внутренней общности, из личного общения. У Гомера мы найдем значение “по-дружески поддерживать”, “дружески общаться с кем-либо”, “относится по-дружески”. Часто в этом смысле употребляется применительно к отношению богов, когда они поддерживают людей в их делах. О людях: любезно принимать других у себя.

Уже после Гомера развилось значение “целовать” (с прибавлением τῷ στόματι и без него), так как это по сути означает внешнее выражение задушевной общности или близости любящих или друзей.

С добавлением αυτόν φιλεῖν приобретает значение себялюбия.

Далее это слово применяется ко всякому виду любви к тем лицам, с которыми мы состоим в каких-либо близких отношениях и при том, по объяснению Аристотеля (Arist.

Khet. I, II), ради и из-за них самих.

Как чувство естественно развивающееся, φιλεῖν не имеет морального или моралистического оттенка. Этой любовью дурной человек может любить дурного, а хороший — хорошего. Здесь же — склонность или приверженность к какой-либо группе, партии, к государству, к народу в тех случаях, когда она не особенно глубока и искренна (в последнем случае грек употребил бы στέργεῖν).

Применительно к неодушевленным объектам φιλεῖν означает приязнь к предметам, явлениям, которые нам милы или дороги, обладание которыми или контакт с которыми нам приятны. При этом сохраняется отсутствие моралистического оттенка, и сюда включаются скверные и достойные презрения склонности. С инфинитивом получается значение весьма близкое к лат. solere — “делать охотно, иметь обыкновение”. Φίλος — друг, человек, с которым мы связаны узами взаимной любви. Наиболее характерен для этого слова как раз оттенок личной симпатии, внутренней склонности. Также и φιλία — дружественное отношение, нежное выражение внутреннего расположения любящих.

Στέργεῖν

Στέργεῖν этимологически сближается с кельтскими названиями любви: древнеирл. serc; галльск. serch; бретонск. serc’h (наложница). Принимается во внимание еще праслав. *stergti, *strego “стеречь”; и.-е. *sterg/sterk с чередованием k/g.

Στέργεῖν означает не страстную любовь или склонность, не порыв к объекту, который овладел нашим сердцем и является целью наших устремлений, а напротив, спокойное, постоянное, непрерывное чувство любящего, в силу которого он осознает объект любви как близко ему принадлежащий, тесно с ним связанный, и в этом признании обретает душевный мир. Такова любовь к родителям, жене или мужу, к детям, к ближайшим родственникам вообще, а затем к вождю, царю, отечеству.

В στέργεῖν проявляется душевная склонность, которая присуща человеку от природы; это слово относится к органической, родовой связи, не расторгаемой в силу этой прирожденности даже злом, а не к склонности, проистекающей из общения с лицом, вещью (φιλεῖν) и не к вырывающейся наружу и ищущей удовлетворения страсти (ἐρᾶν). В силу этого при соединении с именами вещей или абстрактных понятий στοργεῖυ сохраняет нравственную окраску. По этой же линии нерасторжимости, прирожденной эмоциональной связи возникает значение “довольствоваться, быть довольным, удовлетворяться”. Как указывает Шмидт, στέργεῖν может означать “спокойно и с терпеливо выжидающим чувством смиряться с неизбежным” (часто по отношению к окружающим нас обстоятельствам и вещам).

Заканчивая разбор словоупотребления στέργεῖν, уместно будет привести замечание Шантрена о том, что “семантическое поле στέργεῖν явно отлично от φιλεῖν и частично совпадает с ἀγαπᾶν”.

 Ἀγαπᾶν

Ἀγαπᾶν или, у Гомера, ἀγαπάζευν прежде всего означает любовь, проистекающую из рассудочной оценки, поэтому не страстную, как ἐρᾶν, и не нежную любовь детей и родителей, как στέργεῖν. В общегреческом словоупотреблении глаголов любви ἀγαπᾶν выражает слабейшую эмоцию, которая больше соответствует русск. ценить, чем любить. Да это и понятно: чем более рассудок отдает себе отчет в симпатии или чувстве, тем менее такая любовь является непосредственной и внутренней.

Ἀγαπᾶν может значить даже “правильно оценивать”, “не переоценивать”. А так как оценка основывается на сравнении, сравнение же подразумевает выбор, то ἀγαπᾶν включает в себя понятие свободно избирающего объект направления воли. С другой стороны, ἀγαπᾶν может быть сказано и о тех людях, которые оценивают что-либо (вещи, обстоятельства) как удовлетворяющие их и не стремятся к иному.

Остановимся на соотношении ἀγαπᾶν и φιλεῖν. Первый глагол, как более рассудочно-моральный, не включает в себя понятие непосредственно из сердца исходящего действия, которое выявляет внутреннюю склонность, и, естественно, лишен значений “делать что-либо охотно”, “иметь обыкновение что-либо делать”, а также “целовать”. К тому же ἀγαπᾶν не является (как φιλεῖν) склонностью, соединенной с самим лицом, но скорее с его признаками и свойствами. Аристотель объясняет это следующим образом (Rhet. 1, 11): “быть любимым значит быть ценимым ради самого себя”, то есть не по каким-то внешним причинам, а именно из-за самой личности любимого. Таким образом ἀγαπῶν описывает качества личности, а φιλῶν — саму личность. Первый означает, что человек отдает себе отчет в своей склонности, у второго в значении заложено, что она проистекает непосредственно из общения. Поэтому в первом случае чувство окрашивается морально, а во втором подобной характеристики не имеет.

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что основным значением для φιλεῖν, при всей широте семантического поля этого слова, являлась любовь естественной склонности, чувство, не определяемое ни рассудком, ни направле-нием воли — лат. amare, в то время как характерной чертой ἀγαπᾶν было обозначение любви как направления воли, как склонности, определяемой рассудком и нравственным чувством: лат. diligere. Практически все исследователи указывают на сходство соотношения между diligere и amare с тем соотношением, которое имеется между ἀγαπᾶν и φιλεῖν.

Таким образом, наиболее характерные черты четырех глаголов любви суть следующие:

Ἐρᾶν относится к любви страстной, выражает преимущественно аффективную и чувственную ее сторону; страсть к вещам; с инфинитивом — “желать, жаждать”. Эмоция, безусловно носящая ярко выраженный личный характер.

Στέργεῖν — непрерывное, внутреннее, нерасторжимое даже через зло чувство к лицам или сообществам, с которыми у субъекта существуют надличные, родовые, а из родовых — и общественные связи.

Ἀγαπᾶν — “ценить”; чувство происходящее более из соответствующей оценки рассудка, оно не сильно и не нежно, а скорее суховато. В кругу значений ценить ⇒ сравнивать ⇒ выбирать подразумевает любовь как направление воли, определяемой рассудком. Тo же и об обстоятельствах: удовлетворяться ими в результате умения оценить через сравнение.

Φιλεῖν — здесь мы приведем характеристику о. П. Флоренского: “1. Непосредственность происхождения, основанная на личном соприкосновении, но не обусловленная одними лишь органическими связями — естественность; 2. Направленность в самого человека, а не только оценка его качеств; 3. Тихий, задушевный, нерассудочный характер чувства, но в то же время и не страстный, не импульсивный, не безудержный, не слепой и не бурный. 4. Близость и притом личная, нутряная”.

Абстрактные существительные, по выражению Шмидта, показывают “крайности значений”. В самом общем виде можно предложить следующие соответствия: ἔρως — страсть, στοργή — привязанность, φιλία — приязнь. О ἀγάπη речь пойдет ниже.

Любовь в Священном писании

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга» (Ин 13:34). Но ведь о любви, о ценности и высоте любви мир знал и до Христа, и разве не в Ветхом Завете находим мы те две заповеди — о любви к Богу (Втор 6:5) и о любви к ближнему (Лев 19:18), про которые Господь сказал, что на них утверждаются закон и пророки (Мф 22:40)? И в чем же тогда новизна этой заповеди, новизна, притом не только в момент произнесения этих слов Спасителем, но и для всех времен, для всех людей, новизна, которая никогда не перестает быть новизной?

Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно вспомнить один из основных признаков христианской любви, как он указан в Евангелии: «любите врагов ваших». Помним ли мы, что слова эти заключают в себе не иное что, как неслыханное требование любви к тем, кого мы как раз не любим? И потому они не перестают потрясать, пугать и, главное, судить нас. Правда, именно потому что заповедь эта неслыханно нова, мы часто подменяем ее нашим лукавым, человеческим истолкованием ее — мы говорим о терпении, об уважении к чужому мнению, о незлопамятстве и прощении. Но как бы ни были сами по себе велики все эти добродетели, даже совокупность их не есть еще любовь.

Только Бог любит той любовью, о которой говорится в Евангелии. Человек не может так любить, потому что эта любовь есть Сам Бог, Его Божественная природа. И только в Боговоплощении, в соединении Бога и человека, то есть в Иисусе Христе, Сыне Божием и Сыне Человеческом эта Любовь Самого Бога, лучше же сказать — Сам Бог Любовь явлены и дарованы людям. В том новизна христианской любви, что в Новом Завете человек призван любить Божественной Любовью, ставшей любовью Богочеловеческой, любовью Христовой. Не в заповеди новизна христианской любви, а в том, что стало возможно исполнение заповеди. В соединении со Христом в Церкви, через Таинства Крещения и Причащения Телу и Крови Его, мы получаем в дар Его Любовь, причащаемся Его любви, и она живет и любит в нас. «Любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим 5:5), и Христом заповедано нам пребывать в Нем и в Его любви: «пребудьте во Мне, и Я в вас <…> ибо без Меня не можете делать ничего <…> пребудьте в любви Моей» (Ин 15:4-5,9).

Пребыть во Христе — это значит быть в Церкви, которая есть жизнь Христова, сообщенная и дарованная людям, и которая поэтому живет любовью Христовой, пребывает в Его любви. Любовь Христова есть начало, содержание и цель жизни Церкви. Она есть, по существу, единственный, — ибо все остальные объемлющий — признак Церкви: «по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин 13:35). В любви — святость Церкви, потому что она «излилась в сердца наши Духом Святым». В любви — апостольство Церкви, потому что она всегда и всюду есть все тот же единый апостольский союз — «союзом любви связуемый». И «если я говорю языками человеческими и ангельскими <…> Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1 Кор 13:1-3). А потому только любовь всем этим признакам Церкви — святости, единству и апостольству сообщает действительность и значимость.

Но Церковь есть союз любви не только в том смысле, что в ней все любят друг друга, но прежде всего в том, что через эту любовь всех друг к другу она являет миру Христа и Его любовь, свидетельствует о Нем, любит мир и спасает его любовью Христовой. Она любит во Христе — это значит, что в Церкви Сам Христос любит мир и в нем «каждого из братьев сих меньших». В Церкви каждый таинственно получает силу всех любить «любовью Иисуса Христа» (Флп 1:8) и быть носителем этой любви в мире.

Этот дар любви преподается в Литургии, которая есть таинство любви. Мы должны понять, что в Церковь, на Литургию мы идем за любовью, за той новой Богочеловеческой любовью Самого Христа, которая даруется нам, когда мы собраны во имя Его. В церковь мы идем, чтобы Божественная любовь снова и снова «излилась в сердца наши», чтобы снова и снова «облечься в любовь» (Кол 3:14), чтобы всегда, составляя Тело Христово, вечно пребывать в любви Христа и ее являть миру. Через литургическое собрание исполняется Церковь, совершается наше приобщение ко Христу, к Его жизни, к Его любви, и составляем «мы многие — одно тело».

Но мы, слабые и грешные, можем только захотеть этой любви, приготовить себя к ее приятию. В древности поссорившиеся должны были помириться и простить друг друга прежде, чем принять участие в Литургии. Все человеческое должно быть исполнено, чтобы Бог мог воцариться в душе. Но только спросим себя: идем ли мы к Литургии за этой любовью Христовой, идем ли мы так, алчущие и жаждущие не утешения и помощи, а огня, сжигающего все наши слабости, всю нашу ограниченность и нищету и озаряющего нас новой любовью? Или боимся, что эта любовь действительно ослабит нашу ненависть к врагам, все наши «принципиальные» осуждения, расхождения и разделения? Не хотим ли мы слишком часто мира с теми, с кем мы уже в мире, любви к тем, кого мы уже любим, самоутверждения и самооправдания? Но если так, то мы и не получаем этого дара, позволяющего действительно обновить и вечно обновлять нашу жизнь, мы не выходим за пределы себя и не имеем действительного участия в Церкви.

Не забудем, что возглас «возлюбим друг друга» есть начальное действие Литургии верных, евхаристического священнодействия. Ибо Литургия есть таинство Нового Завета, Царства любви и мира. И только получив эту любовь, мы можем творить воспоминание Христа, быть причастниками плоти и крови, чаять Царства Божьего и жизни будущего века.

«Достигайте любви» — говорит Апостол (1 Кор 14:1). И где достичь ее, как не в том таинстве, в котором Сам Господь соединяет нас в Своей любви.

Любовь к ближнему

Как сочетается идея удаления от людей с заповедью о любви к ближнему? Нет ли в этом бегстве от людей, характерном для таких столпов монашества, как Арсений Великий, бегства от самого Христа, повелевшего «возлюбить ближнего, как самого себя», и не ведет ли такого рода самоизоляция к утрате или отсутствию любви к людям?

Исаак, во всяком случае, убежден, что нет. Напротив, удаление от людей ведет к приобретению любви:

Та заповедь, в которой сказано «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем умом твоим больше всего мира и материи и всего материального», бывает исполнена, когда ты терпеливо пребываешь в безмолвии своем. И заповедь о любви к ближнему заключена в нем же. Хочешь ли, по евангельской заповеди, приобрести в душе твоей любовь к ближнему? Удались от него, и тогда возгорится в тебе пламя любви к нему, и радоваться будешь при лицезрении его, как при видении светлого ангела. Хочешь ли также, чтобы жаждали твоего лицезрения любящие тебя? Имей свидание с ними только в определенные дни. Опыт — поистине учитель для всех.

Очевидно, что Исаак не дает здесь рекомендаций, относящихся ко всем людям вообще, но говорит о своем собственном опыте — отшельника по призванию — и об опыте отшельников своего времени. Речь идет о специфически монашеском опыте приобретения любви к людям в результате отказа, хотя бы по временам, от общения с ними.

Тем, кто далек от монашеской жизни или кто знает о ней лишь теоретически, по книгам, нелегко бывает воспринять подобного рода опыт. Парадокс этого опыта заключается в том, что, удаляясь от мира, отшельники не отворачиваются от людей и даже тогда, когда они в буквальном смысле слова «бегают людей», они своим бегством служат людям. Занимаясь спасением собственной души вдали от людей, отшельник способствует спасению других. Двенадцать веков спустя после Исаака Сирина другой великий монах выскажет то, что всегда было аксиомой монашеского делания: «Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи». Исаак убежден, что главное дело монаха заключается в очищении своего внутреннего человека: это важнее общения с людьми и всякой деятельности, направленной на пользу других. Подобная деятельность особенно опасна, если душа отшельника еще не очищена и страсти еще не умерли в ней. Было много людей, — говорит Исаак, — которые прославились своей активностью во внешнем доброделании, однако из–за постоянного пребывания в гуще мирских дел не успевали заботиться о собственной душе:

Многие совершали чудеса, воскрешали мертвых, трудились в обращении заблудших и творили великие знамения; руками их многие были приведены к богопознанию. И после всего этого сами они, оживотворявшие других, впали в мерзкие и гнусные страсти, умертвили самих себя и для многих сделались соблазном… потому что они были еще в душевном недуге и не заботились о здравии душ своих, но пустились в море мира сего исцелять души других, будучи еще сами немощными, и утратили для душ своих надежду на Бога. Ибо немощь их чувств была не в состоянии встретить и вынети пламя того, что обычно приводит в возбуждение лютость страстей…

Исаак не отрицает добрые дела, но лишь указывает на необходимость стать духовно здоровым прежде, чем выходить в мир для исцеления других. Человек принесет гораздо больше пользы другим, когда сам достигнет духовной зрелости и получит необходимый опыт внутренней жизни. Глубину внутренней жизни нельзя заменить внешней активностью, даже если речь идет об апостольском служении, столь необходимом для других:

Прекрасное дело — учить людей добру и постоянной заботой приводить их от заблуждения к познанию истины. Это путь Христа и апостолов, и он весьма высок. Но если человек при таком образе жизни и частом общении с людьми чувствует, что совесть его слабеет при воззрении на внешнее, безмолвие его нарушается и знание его помрачается… и что, желая врачевать других, губит он свое собственное здоровье и, оставляя собственную свободу воли своей, приходит в смятение ума, то пусть он… возвратится вспять, чтобы не услышать от Господа сказанного в пословице: Врач, исцели самого себя. Пусть осуждает он себя и следит за своим здоровьем, и вместо чувственных слов его пусть будет поучительной его добродетельная жизнь, и вместо звука из уст его пусть учат дела его. И когда узнает, что душа его здорова, тогда пусть приносит пользу другим и исцеляет их своим здоровьем. Ибо когда будет вдали от людей, тогда может больше сделать им добра ревностью о добрых делах, чем мог бы сделать словами, когда он еще сам немощен и больше, чем они, нуждается в исцелении. Ибо если слепой поведет слепого, оба они упадут в яму.

Таким образом, нужно сначала исцелить собственную душу, а потом уже заботиться о душах других.

Любовь в браке

Тема христианской семьи — очень важная для обсуждения: об этом много пишут, издаются книги, и в том числе очень часто звучит мнение, что цель христианской семьи – это деторождение, чадородие. Но с этим соглашаться нельзя, потому что деторождение не может быть целью именно христианской семьи. Потому что тогда христианская семья никак не может отличаться от семьи мусульманской, от семьи буддистской, от семьи атеистической, от семьи каких-нибудь диких племен.

Здесь есть какая-то подмена, потому что деторождение — это не цель. Деторождение — это природа брака.

Целью брака, особенно брака христианского, может быть только любовь, приводящая супругов в Царствие небесное, любовь, которая соделывает из двух – единое существо. Да будут два в плоть едину — это говорит не только о том, что два супруга соединяются в интимном соитии, но и в том, что двое становятся единым существом в таинстве брака. Интимные отношения не являются исключительно средством репродукции. Интимные отношения — важная составляющая супружеской жизни, которые делают отношения двух людей наполненными нежностью, трепетом, восторгом.

К сожалению, слишком часто приходится слышать, что половое влечение связано с последствиями грехопадения.

Но все, что сегодня связано с человеком, связано с грехопадением, например, голод, холод и т.д. В том числе и половое влечение. Но это не говорит о том, что само по себе половое влечение невозможно было до грехопадения. Если мир сотворен изначально двуполым, то тогда должно быть стремление полов друг к другу. Если еще в раю человеку была дана заповедь «плодитесь и размножайтесь», то без влечения одного к другому эта заповедь была бы совершенно неосуществима.

Или другая мысль: интимные отношения – это, якобы, некоторая поблажка человеческой природе, которая удерживает ее от блудного греха. В таком случае супружеские отношения сводят к каким-то примитивным связям двух любящих людей, которые ужасно греховные, настолько греховные, что им бы только вот добраться до какого-нибудь безобразия. Чтобы не соблудить – надо иметь супруга, а чтобы не убить, что надо делать? Чтоб не украсть? Чтоб не лгать?

В одном из монастырских подворий Москвы священник — это был, конечно, иеромонах – в воскресной проповеди, причем в присутствии детей воскресной школы, давал советы с дотошностью, присущей маркизу де Саду, в какие дни и часы, вплоть до минут супруги имеют на ЭТО право, а в какое время – никак не имеют, и с какой минуты это становится грехом. Но нужно твердо знать — Церковь не имеет права лезть в постель и давать какие-либо рекомендации! Священник должен отступить в сторону и сказать супругам: «Это ваша жизнь».

Или вот мне попался в руки студенческий альманах православного миссионера «Призвание» номер один, стр. 65, в котором кандидат богословия советует супругам брать пример интимных отношений с животных.

Цитирую: «У высокоразвитых животных родовая жизнь и инстинкт продолжения рода занимает очень важное место, но при этом физиологические отношения носят сезонный характер, они совершенно прекращаются с рождением детенышей, и животные полностью переключаются на заботу о потомстве. Некоторые животные, например, волки и еноты, могут послужить поучительным примером родительской любви и супружеской верности для иных воцерковленных православных. Да, животные тоже испытывают плотскую радость и некоторое воодушевление в период брачных игр, но турниры самцов в период брачных игр никогда не заканчиваются чьей-либо смертью, а от неразделенной любви животные не убегают на край света и не кончают с собой. А у людей?», — вопрошает автор.

Вот вы смеетесь, а это не смешно. Это же дико! Кандидат богословия, человек, облеченный священным саном всю вот эту вот шизофрению двигает в массы. И это на каждом шагу. Именно потому, что об этом Церковь пока молчит. И на эти вопросы ответов не находится, и не ищется. Эти вопросы пока даже не ставятся.

Что главное в браке? Когда люди по любви соединяются, они не потребляют друг друга, а наоборот, друг другу себя отдают, и это, мне кажется, главная функция супружеских отношений. Не потреблять, не пожирать друг друга, не выжимать максимум для себя лично, потому что тогда ни о какой любви речь не идет, потому что тогда человек использует другого.

Вокруг сегодня все друг друга используют, а христиане – не используют, наш принцип – самоотдача. Никто в браке – ни мужчина, ни женщина, — не могут требовать от другого таких вещей, которые могут доставить любимому некую тяжесть. Один другому уступает, только так! Очень мягко, интимно, а не так, что ты мне должен, ты мне должна.

Фильмы о Правмире:

Протоиерей Алексий Уминский. О любви, сексе и религии

Епископ Пантелеимон (Шатов) о любви

Протоиерей Андрей Лоргус. О любви, сексе и религии

Протоиерей Максим Первозванский. Сохранить любовь

О празднике семьи, любви и верности

Любовь — это… | HOCHU.UA

Что именно значит любовь? Для чего она нам нужна? А нужна ли она вообще? Эти извечные вопросы не дают покоя нам уже на протяжение многих поколений. Поговорим о любви в преддверии теплых дней весны и грядущего лета, которое уже как ни как не за горами.

Любовь — это, когда ты думаешь не только о себе, но и о том, кого любишь. Это, когда чувство привязанности тебя не покидает…

Слова с особым смыслом

Слова… Нежность… Преданность… Забота… Искренность… Невинность… Счастье… Переживание… Пессимизм… Гордость… Чувство одиночества… Ненависть… Боль… Доверие… Чувство вины… Красота души и тела… Привязанность… Эти слова несут за собой особый смысл и значение.

Мудрые истины

Настоящая любовь — подобна жизни, дается раз и навсегда!

Любовь — этот стихия, которая сравнима только со смертью. Если любиш — готов пойти на все и только смерть может остановить. ..

Любовь — это общение, радостное для обоих, но непонятное всем.

Любовь — это самое чистое и самое приятное чувство на земле, и в то же время сложное и порой очень непонятное чувство.

Одно лишь слово «люблю» сможет перевернуть весь мир.

Любовь — это та самая ниточка которая связывает две души.

Любовь — это самоотверженное желание делать кого-либо счастливым! Моё определение отражает глубинную сущность этого чувства и помогает отличить его от всех других чувств, а самое главное от страсти! Страсть — сильное чувство, доминирующее над другими побуждениями человека, подчиняющее все его мысли, чувства и желания сосредоточенности на предмете страсти. Страсть характеризуется устойчивостью, интенсивностью, целенаправленностью.

Любовь — это то, что заставляет жить человека.

Любовь — это жертва ради любимого.

Любовь переворачивает и меняет тебя и внутри, и снаружи.

Любовь — это то, что не выразишь ни одним словом. Так что знай, если такие признаки есть, ты нашел самое дорогое золото в своей жизни. Смотри не потеряй его!!!

Любовь создаёт проблемы, которые нужно решать вместе.

Любовь — это смысл, ради чего мы пришли сюда. Любовь выше всех эмоций, это стихия, которая может многое. Сравнить любовь можно только с другой силой. Со смертью.

Любовь — это когда муж встаёт в 4 часа утра, чтобы успокоить плачущего ребенка и пытается не разбудить любимую.

Любовь — это верность, преданность, нежность и безумный секс.

Любовь — это настоящее и единственно правильное состояние человека.

Любовь это такое состояние души, когда жить не можешь без любимого, он необходим как воздух, как жизнь и миг разлуки с ним кажется вечностью…

Любовь — это когда два влюбленных человека смотрят не друг на друга, а смотрят в одну сторону.

Любовь рушит самое сильное в человеке: «ГОРДОСТЬ» и «САМОЛЮБИЕ».

Любовь — это игра, в которой всегда плутуют.

Любовь — это совокупность совершенства…

Любовь — это чувство, которое освобождает от всей тяжести и боли жизни…

Любовь — это когда тебе наплевать на предрассудки и на мнения других людей. Ты и он (или она) и все.

Любовь — это отношение, свободное от всякого принуждения, полное заботы, теплоты и самоотдачи, это отношения, при которых люди любят абсолютно и безусловно, они целиком посвящают себя благополучию другого, его комфорту и развитию, они дают друг другу возможность избежать боли, одиночества и тоски, предоставляют друг другу возможность саморастворения.

Любовь — это наркотик. Поначалу возникает эйфория, легкость, чувство полного растворения. На следующий день тебе хочется еще. Ты пока не успел втянуться, но, хоть ощущение тебе нравится, ты уверен, что сможешь обойтись без них. Ты думаешь о любимом существе 2 минуты и на 3 часа забываешь о нем. Но постепенно ты привыкаешь к нему и попадаешь в полную зависимость. И тогда, ты думаешь о нем 3 часа и забываешь на две минуты.

Любовь это терпеливость, она никогда не ревнует, она не хвастлива и не тщеславна, не груба и не эгоистична, она никогда не обижается и не возмущается, любовь прощает грехи и освещает правду, она всегда готова простить, доверять, надеяться и терпеть… Что бы ни случилось….

Влечение души порождает дружбу. Влечение ума порождает уважение. Влечение тела порождает страсть и желание. Совмещение трех влечений порождает любовь. Вот оно истинное чувство!

Любовь — это чувство огромной привязанности к человеку. Когда этого чела нет рядом — это грусть и печаль, и огромное счастье, когда вы вместе. Ты не можешь без него и минуты, также как он не может без тебя. Любовь — это страсть, это постоянный экстрим. Это то, ради чего мы живём. ..

Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ… Как часто мы неосторожно бросаемся этими словами, не задумываясь об их истинном значении! А ведь настоящая любовь встречается так редко. Зачастую ее путают с привязанностью, страстью или влечением. Но ЛЮБОВЬ — это нечто большее. Она окрыляет, заставляет забыть обо всем на свете. И, в отличии от других чувств, она не проходит, а стабильно укореняется в нашем сердце. ЛЮБОВЬ ощущается во всем: она освещает солнцем даже самый пасмурный день, она излечивает все тяжелые раны и болезни….

Любовь – это разбудить ее нежной лаской и поцелуями.

Любовь – это удалить, все, что отвлекает, так, чтобы на самом деле остаться только вдвоем. Выключить телевизор, отправить детей к соседям, отключить телефон и дверной звонок.

Любовь – это вставить в рамку поздравительную открытку, полученную от нее.

Любовь – это позвонит ей с работы, чтобы узнать, нужно ли что-нибудь купить для нее по дороге домой.

Любовь – это почитать вслух друг другу перед сном.

Любовь – это приехать в аэропорт, встретить ее – независимо от времени прибытия самолета или неудобства для вас.

Любовь – это сделать так, чтобы к вашему столику в ресторане принесли стихотворение.

Любовь – это отправлять ей открытку каждый день, когда вы не вместе.

Любовь – это верить друг другу.

Любовь — это состояние души. Если душа устроена правильно, можно даже ванную чистить с любовью; если с душой что-то не так, даже прогулки по залитому лунным светом пляжу можно превратить в боевые действия.

Когда «я» и «ты» решают стать парой, на свет появляется новая единица, называемая «мы».

Любовь – это гармония двух душ, поющих вместе.

Любить – значит созидать. Созидание – это выражение любви.

Романтические поступки – это выражение любви. Это не то же самое, что любовь, это язык любви.

Романтическое ухаживание — это процесс. Любовь – это цель.

Поцелуй является красивой хитростью природы, что бы останавливать речь, когда слова становиться излишними.

Никогда не поздно влюбляться.

Счастье — это любить и быть любимым.

Истинная любовь ни имеет счастливого конца, потому что истинная любовь никогда не заканчивается.

Отпустить — это один из путей, сказать «Я люблю Вас».

Любовь превращает зиму в лето.

Вы называете это Безумием, а я называю это Любовью.

Где есть любовь, есть жизнь.

Любовь завоевывает все.

Любовь похожа на огонь. Вы никогда не узнаете, будет ли он нагревать Ваш очаг или сожжет Ваш дом.

Почему когда мы очень сильно любим, мы не можем подобрать правильные слова, чтобы выразить это.

Любовь позволяет Вам делать вещи, которые Вы считали невероятными.

Вы можете завоевывать саблей, но Вы будете завоеваны поцелуем

Любовь — это счастье, боль, переживания, радость. Любовь — это самое прекрасное, что только есть на этом свете. Главное не упустить её. Если ты любишь человека и он тебя, старайся доверять ему. Побольше радуй свою возлюбленного(ую) разными сюрпризами, ведь если человек тебя любит ему не нужны дорогие подарки с брилиантами, главное — уважать своего возлюбленного, ценить, и хватило бы красивого маленького цветочка.

Делитись с любимым(ой) своими желаниями. Умейти выслушать свого возлюбленного(ую), советуйтесь с ней или с ним, делайте друг другу комплементы. Оберегайте свою любовь, не дайте вмешаться в это чудо, построенное вами. Не слушайте никого — наслаждайтесь этим прекрасным чуством. Не ревнуйте, не думайте о плохом. Радуйтесь,что умеете настолько сильно любить. И даже если так случилось, что вы разошлися не разочаровуйтесь, сохраните в серце самые хорошие воспоминание и мечты, которые вы строили вместе.

Благадарите Бога за то, что вы испытали это прекрасное чуства, и что вы умеете любить, и быть любимой!

 

 

Love is… • Arzamas

Что такое любовь по мнению философов, писателей, исторических деятелей и одного мультипликационного персонажа

Подготовила Александра Дадашева

  • «
    Настоящая любовь — это

    1/23

    Божий дар — с каждым днем она все сильнее, глубже, чище… Мы нашли свою любовь. Я связала ей крылья. Она никогда не исчезнет и не покинет нас. Она всегда будет звучать в наших сердцах. <…> Ключ от моего сердца, в котором ты заключен, — потерян, и тебе никогда не выйти оттуда»

    Императрица Александра Федоровна

  • «
    Любовь —

    2/23

    сестра, дочь и в то же время мать смерти, которая приходится ей сестрой, матерью и дочерью. И потому в глубинах любви есть глубины вечного отчаяния, из которых вырастают надежда и утешение»

    Мигель де Унамуно

  • «
    Любовь как

    3/23

    искусный прием. Кто хочет действительно узнать что-либо новое (будь то человек, событие или книга), тому следует воспринимать это новое с наивозможной любовью, быстро закрывая глаза на все, что ему кажется в нем враждебным, отталкивающим, ложным, и даже совсем забывая об этом»

    Фридрих Ницше

  • «
    Я не хочу сказать, что любовь — это

    4/23

    садизм, я хочу сказать, что садизм коренится в любви»

    Жан-Поль Сартр

  • Любить — это

    5/23

    с простынь,
    бессонницей рваных,
    срываться,
    ревнуя к Копернику,
    его,
    а не мужа Марьи Иванны,
    считая
    своим
    соперником.

    Владимир Маяковский

  • «
    Любовь — это

    6/23

    самая оглупляющая сила из всех, что только существуют в жизни человеческих существ. Оглупляющая до такой степени, что влюбленный впадает в трясучку и начинает пускать слюни. Пускать слюни, словно кретин. Когда Данте влюбился в Беатриче, он написал „Божественную комедию“, самое идиотское произведение»

    Сальвадор Дали

  • Любовь есть

    7/23

    сила, жаром вкрадчивым
    Вползающая в душу. Юность — мать ее,
    Досуг, дары Фортуны, роскошь — пища ей;
    Когда ее лелеять перестанешь ты, —
    Она, слабея, угасает в краткий срок.

    Луций Анней Сенека

  • «
    Любовь — это

    8/23

    дар Бога, это огонь, который зажигает все сухое, и каждый, кого он затронет, обнаружит, что он попал в его сердце и воспламенил его»

    Джироламо Савонарола

  • «
    Любовь — это

    9/23

    как купание. Надо либо нырять с головой, либо вообще не лезть в воду. Ну а если будешь слоняться вдоль берега, по колено в воде, то тебя только обдаст брызгами, и ты скоро начнешь зябнуть и злиться»

    Ирвин Шоу

  • «
    Любовь — это

    10/23

    нечто вечное: измениться может лишь ее внешняя форма, но не внутренняя сущность. Между человеком до того, как он полюбил, и после существует такая же разница, как между потушенной и зажженной лампой. Пока она стояла и не горела, это была хорошая лампа, и только; теперь же она проливает свет, а это и есть ее истинное назначение»

    Винсент Ван Гог

  • «…
    Любить — значит

    11/23

    желать кому-нибудь того, что считаешь благом, ради него (то есть этого другого человека), а не ради самого себя, и стараться по мере сил доставлять ему эти блага»

    Аристотель

  • «
    Любовь есть

    12/23

    волнение души, вызванное движением духов, которое побуждает душу по доброй воле связать себя с предметами, которые кажутся ей близкими…»

    Рене Декарт

  • «
    Любовь — это

    13/23

    всего лишь то, что люди условились считать существующим, чему условились приписывать некую вымышленную ценность. В наше время почти всеми она оценивается как предмет потребления. Но я не согласен. Если спросите меня, то, на мой взгляд, она идет сейчас по искусственно завышенным ценам. И в ближайшие дни можно ожидать обвала»

    Джулиан Барнс

  • «
    Женская любовь —

    14/23

    дар, который получает цену, только когда перестает быть подарком»

    Василий Ключевский

  • «
    Любовь — это

    15/23

    единственная сила, которая способна превратить врага в друга»

    Мартин Лютер Кинг

  • «…
    Любовь, как страсть —

    16/23

    эта наша европейская специальность, — непременно должна быть знатного происхождения: как известно, она изобретена провансальскими трубадурами, этими великолепными и изобретательными представителями „gai saber“, которым Европа обязана столь многим и почти что своим собственным существованием»

    Фридрих Ницше

  • «
    Любовь у нас, чертей, — это

    17/23

    любовь к себе плюс полное, стопроцентное начхательство на других»

    Учитель из мультфильма «Чертенок № 13»  Режиссер Натан Лернер. СССР, 1982.
  • «
    В XX веке любовь — это

    18/23

    телефон, который не звонит»

    Фредерик Бегбедер

  • «
    Любовь — это

    19/23

    самый проверенный способ преодолеть чувство стыда»

    Зигмунд Фрейд

  • «
    Любовь —

    20/23

    не жилец на равнинной жизни. В любви нет ничего статического, ничего устраивающего. Любовь — полет, разрушающий всякое устроение»

    Николай Бердяев

  • «
    Любовь есть

    21/23

    удовольствие, сопровождаемое идеей внешней причины. Таким образом, приятность, сопровождаемая идеей внешней причины, есть любовь, и следовательно, любовь может быть чрезмерной»

    Бенедикт Спиноза

  • «
    Любовь есть

    22/23

    стремление. Стремление есть познание. Значит, любовь там, где есть что познавать. Если объект исчерпан для тебя, то не надо притягивать познание за волосы. Любовь к тому объекту, в котором уже все исчерпано для тебя, есть или привычка, или неспособность иметь самую обыкновенную фантазию»

    Алексей Лосев

  • «
    [Любовь] —

    23/23

    заболевание вроде наваждения, похожее на меланхолию. <…> Признаки [этого заболевания] таковы: глаза [у больного] ввалившиеся, сухие, слезы появляются только при плаче, веки непрерывно двигаются, [больной] часто смеется, как будто видит что-то приятное, или слышит радостную весть, или шутит. <…> Определение предмета любви есть одно из средств лечения»

    Ибн Сина (Авиценна) 

Иллюстрации Отто ван Вена из книги Ph. Ayres «Emblemata amatoria = Emblems of love = Embleme d’amore = Emblemes d’amour: in four languages, dedicated to the ladys», 1683 год
© archive.org

Любовь — что это такое

Главная / ЧАстые ВОпросы

20 января 2021

  1. Что говорят про это философы
  2. Что такое любовь с точки зрения психологии
  3. 7 стадий рождения любви
  4. Значение любви в жизни человека
  5. Топ-10 интересных фактов о влюбленных

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Когда Станиславского спросили, что есть любовь, то после долгих размышлений он ответил: «Хотеть касаться».

Во все времена к чувству любви проявляли интерес люди разных эпох, стран и возрастов. На эту тему снимают романтические фильмы, пишут стихи и посвящают картины.

Она вдохновляет влюбленных на великие подвиги и толкает на отчаянные преступления. И нет конкретного определения этому чувству, так как для каждого оно означает что-то свое, сокровенное.

Для кого-то это бабочки в животе, для другого – сладкое мучение, для одних это желание служить, а другие хотят обладать волнующим объектом. Опросите тысячу человек – все они ответят по-разному.

Что говорят про это философы

Философские умы давали разные интерпретации на вопрос «что такое любовь» и создали множество его классификаций, одна из которых выделяет 3 вида этого чувства:

  1. нисходящая – существует по принципу больше дать, чем получить. Сюда относят родительскую любовь к своим отпрыскам, заботу старших о младших и сильных о слабых, основанные на жалости;
  2. восходящая – человек стремится больше взять, чем дать: любовь ребенка к родителю, животного к хозяину, подопечного к покровителю. Данный вид является основой религиозной веры и предполагает в своей основе благоговение;
  3. равная или половая – характеризует связь партнеров, вступающих в сексуальные отношения, супружеский союз, где влюбленные взаимно заботятся друг о друге (взаимный альтруизм). Такое взаимодействие содержит много стыда.

Платон сравнивал любовь с демоническим стремлением индивида достигнуть совершенства, выражающееся через творчество. Аристотель считал, что в основе любви должна лежать дружба и желание принести другому благо.

Бенедикт Спиноза связывал ее с наслаждением, которое присутствует в процессе познания и философствования, а Джордано Бруно трактовал любовь, как стремление к красоте.

Что такое любовь с точки зрения психологии

Что такое любовь с точки зрения психологии? Специалисты рассматривают ее, как чувственное явление между мужчиной и женщиной (хотя, могут быть варианты), которое имеет свой путь развития. То есть это не то, что раз и родилось, а то, чему требуется время и взаимные усилия партнеров.

Многие путают любовь со страстью: люди встречаются, между ними рождаются бурные эмоции, являющаяся ни чем иным, как изменением гормонального фона.

Учеными доказано, что организм влюбленного человека усиленно вырабатывает такие гормоны как дофамин, окситоцин, серотонин и другие. Под их влиянием люди чувствуют счастье: такое состояние можно сравнить с вдохновением и ощущением полета, но длится оно недолго.

Бабочки в животе летают всего несколько месяцев, и когда улетает последняя, физическое состояние возвращается к обычному, а партнеры решают, что любовь прошла и расходятся. На самом деле она еще не рождалась.

7 стадий рождения любви

Чтобы это случилось мужчина и женщина должны пройти через следующие 7 стадий развития отношений:

  1. Букетно-конфетный период
    Именно на этом этапе человек испытывает всю гамму положительных эмоций и впечатлений. Скачущие гормоны притупляют рациональное восприятие, искажают реальность, а вместе с ней и образ партнера. Люди не видят недостатки друг друга: желанный объект кажется идеальным. Влюбленные стремятся к полному слиянию – проводят вместе большую часть времени и часто занимаются сексом.
  2. Привычка
    На этой стадии происходит насыщение партнеров друг другом, стекла розовых очков начинают бледнеть. Достоинства второй половины перестают казаться фантастическими, начинают проглядывать недостатки. Накал страстей стихает, гормональный фон приходит в норму, и взаимное восприятие становится адекватным и реалистичным.
  3. Притирка

    Психологи считают этот уровень решающим, так как именно здесь распадаются многие пары. Данный период характеризуется тем, что мужчина и женщина максимально сосредотачиваются на негативных сторонах второй половинки и стараются переделать другого под себя. Это время ссор и конфликтов, распределения ответственности и ролей.

    Чем большей зрелостью и мудростью наделены партнеры, чем охотнее они идут на компромиссы, уступки и стараются понять любимого, тем больше у них шансов пережить этот сложный момент и тем выше их шансы дожить до настоящей, истинной любви.

  4. Терпение

    Влюбленные добровольно учатся принимать друг друга со всеми плюсами и минусами. Они также конфликтуют, но менее бурно. Опасность того, что пара распадется значительно ниже, чем на предыдущем уровне.

    Ведь на этом этапе их ссоры носят конструктивный характер: таким образом, влюбленные как бы ощупывают общую почву, стремясь удалить из нее все сорняки. Здесь рождается взаимное уважение, толерантность к личностным особенностям друг друга и способность прощать обиды.

  5. Служение

    Этап духовного сближения людей. В этот период характерно полное раскрытие партнеров: они скидывают свои маски, без опаски демонстрируют свое истинное «Я»: не только сильные, хорошие качества, но и негативные, слабые стороны.

    И все это происходит на фоне тотального взаимного доверия. Этому отрезку времени свойственны благодарность, желание во всем угождать, делать другого счастливым. Влюбленные хотят служить второй половине, бескорыстно заботиться и дарить тепло.
  6. Дружба
    К этому времени отношения проходят все штормы и волнения, партнеры приобретают богатый совместный жизненный опыт. Они знают о другом буквально все, находятся на одной волне и слышат друг друга даже молча, между ними нет недомолвок и секретов. Союз ставших родными людей практически невозможно разрушить.
  7. Ее величество любовь

    Не зря многие философы говорят, что в основе истинной любви между мужчиной и женщиной должна лежать дружба. Замечено, что разнополые друзья, которые впоследствии переводят свои отношения в статус романтических, имеют все шансы создать прочный, успешный союз, способный просуществовать всю оставшуюся жизнь.

    На последнем уровне влюбленные становятся единомышленниками, верными соратниками, преданными друзьями и любовниками одновременно. Люди становятся друг для друга высшей ценностью и способны при необходимости пожертвовать своей жизнью ради жизни другого. Это и есть любовь.

Значение любви в жизни человека

Потребность в любви – любить и быть любимым – является одной из базовых, поэтому все индивиды стремятся познать это чувство и найти человека, который им предназначается. Хотя многие люди, испытав разочарование в партнере или душевные муки из-за безответных чувств, предпочли бы никогда не влюбляться, чтобы никогда больше не страдать.

Но если так произойдет, то смысл всего человеческого существования если не исчезнет, то сильно видоизменится. Ведь в основе множества явлений бытия лежит именно это чувство. Оно мотивирует людей на самосовершенствование, способствует духовному росту и человеческому прогрессу в целом.

Топ-10 интересных фактов о любви

Представляем вашему вниманию 10 интересных, научно доказанных фактов о самом прекрасном чувстве на земле:

  1. Партнеры, живущие вместе долгое время, приобретают одинаковые черты лица, тембр, интонацию голоса и частоту сердечного ритма;
  2. Первое впечатление о человеке формируется всего за несколько секунд: за это время мозг принимает решение, нравится ли вам партнер или нет;
  3. Стремиться к одинаковости и схожести с любимым – большая ошибка, потому как именно отличия между влюбленными стимулируют развитие отношений, делают их интересными и привлекательными. Одинаковые люди не смогут ничему научить друг друга, такой союз обречен;
  4. В результате исследований было выявлено, что мозг влюбленного человека способен работать более креативно и продуктивно;
  5. При контакте с привлекательным объектом зрачки влюбленного человека расширяются;
  6. Более длительные и счастливые отношения имеют люди с высокой самооценкой. Это объясняется тем, что способный любить себя умеет любить других и, наоборот;
  7. За всю свою жизнь среднестатистический представитель сильного пола проводит примерно год в состоянии любования женщинами;
  8. Люди, которые любят поцелуи и объятия, живут в среднем на 5 лет дольше. Также более длинную продолжительность жизни имеют те, кто живут в браке;
  9. Болезнь под названием гипопитуитаризм лишает индивида способности любить кого бы то ни было за счет невозможности выработки гипофизом гормонов, отвечающих за данное чувство;
  10. Женщин больше привлекают мужчины с плоским животом, низким тембром голоса, а также те, кого окружает большое количество других женщин.

Подводя итог, можно сказать, что любовь занимает важное место в жизни каждого человека. Это прекрасное чувство делает нас лучше, а жизнь более счастливой.

Автор статьи: lilen1984 с Etxt

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

Сочинение на тему Любовь, Что такое любовь? (15.3 ОГЭ 9 класс)

Любовь – это самое прекрасное чувство, которое может испытывать любой человек на планете. Она учит быть добрым, терпеливым, мудрым и великодушным. Любовь начинается уже с рождения, когда мама и папа видят своего только что рожденного малыша. У мамы самая отверженная и искренняя любовь. Она никогда не предаст, не обманет, не подведет своего ребенка. Всегда будет верить в него и дарить на протяжении всей жизни свою любовь и теплоту. Любовь может начаться внезапно, с первого взгляда двух людей. А может приходить постепенно, после долгого общения друг с другом, когда людей объединяют какие-нибудь совместные увлечения, хобби.

Любовь бывает разная, но она всегда дарит тепло другим людям. Существует любовь к животным, к беззащитным кошкам и собакам, к голубям на улице, к своим питомцам. Животные очень чувствуют любовь, и тянуться к тем, кто относиться к ним с добрыми чувствами. Даже маленькие дети способны любить животных.

Любовь всегда есть в любой семье. Папа влюбляется в маму задолго до того, как рождается ребенок. Затем родители дарят свою любовь детям, и она приумножается. Дети тоже очень любят своих родителей, а также сестер, братьев бабушек и дедушек. Родители и дети любят друг друга всю жизнь. Влюбиться могут и подростки, и юные девушки и парни. Первые чувства очень трогательные и нежные. Обычно первая любовь запоминается на всю жизнь. Когда человек любит, ему хочется проявлять постоянную заботу, дарить радость, совершать приятные поступки. Влюбленный человек никогда не огорчит свою половинку, постарается сделать все для счастья своего любимого или любимой.

У верующих людей очень почитается любовь к Богу. Они молятся в церкви, читают молитвы. Такие люди очень добры и больше других знают, что такое любовь. Каждый человек в течение жизни обязательно кого-то любит и сам бывает любим кем-то. Любовь – самое прекрасное чувство на земле, помогающее быть счастливым, дарить радость и тепло другим людям.

Вариант 2

Любовь – это лучшее чувство на нашей земле, которое может испытывать человек!  Она бывает разной, например, к родителям, к животным, спорту, противоположному полу.  Но всегда это чувство проявляет себя тем, что ты не представляешь свою дальнейшую жизнь без объекта своей любви.  Тебе все время хочется, что бы объект любви был рядом, и ты бы всегда делал только хорошее для него.

Любовь между мужчиной и женщиной – это самое главное, что есть на нашей планете. Благодаря этому чувству создаются семьи и появляются дети, продолжается человеческий род на нашей земле. Влюбленные люди очень счастливы, если человеку получилось создать семью по любви, то можно сказать, что ему очень сильно повезло в жизни.

Самой сильной любовью на земле стоит считать любовь матери к своему ребенку. Это самая бескорыстная любовь. Мать готова дарить безграничную заботу о своем потомстве и, не задумываясь, отдаст свою жизнь за свое чадо, если это понадобится.

Любящий человек дарит тепло, доброту, заботу и ничего не требует взамен. Мы  любим своих родителей, друзей и родители и друзья любят нас. Мы дарим друг другу подарки, в тяжелую минуту готовы даже отдать свою жизнь за любимого человека.

Такое чувство, как любовь способно на многое. Например, любовь может отвести от трагических поступков, победить войну, вылечить от страшной болезни, воодушевить на героизм.

Любовь – это не только волшебная сказка, она может принести боль и страдания. Любящий человек всегда хочет обладать объектом своего сердца, но в жизни бывает не все возможно, например, страшная вещь, как смерть не позволит этого, и тогда любящий человек обречен на горечь и грусть. Стоит также понимать, что любовь не всегда бывает взаимной, и тогда тоже любящий человек обречен на тяжелые переживания.

В нашей жизни у всех есть любимые близкие люди и друзья, которым мы не успеваем уделить больше внимания, чем хотелось бы и это не правильно. Стоит отложить повседневные хлопоты, заботы и развлечения,  и уделить внимание своим родителям, бабушкам, дедушкам. Стоит подойти, обнять и напомнить, как сильно ты их любишь и они очень тебе нужны.

Каждый человек на нашей земле хочет, чтобы миром правила любовь. Только любовь может спасти от войн и болезней!  Только благодаря любви мир становится чище, ярче и веселее. Если будет любовь, то люди буду счастливы, одержимы только на хорошие поступки и не причинят друг другу зла. Любите и будьте любимы!

Сочинение про Любовь и ее виды

О любви слагают песни, сочиняют стихотворения, ради нее совершают безумные поступки. Но что же такое любовь? Любовь — это самое загадочное чувство в эмоциональной жизни человека. Никто не может дать отчётливого определения этому понятию. Хотя у людей возникают разные ассоциации со словом любовь, большинство связывает это чувство с такими понятиями как безмятежность, умиротворение, тепло и веселье в сердце. Однако любовь бывает различных видов.

Когда люди слышат слово Родина, то они ощущают чувство любви. Любовь к своему государству, области, городу. Любовь проявляется в уважении к окружающей природе, людям и животным. Это и любовь к дому и улице, где прошло твое детство, и к бабушкам и дедушкам, которые брали летом в деревню, это и первый домашний питомец.

Еще один вид этого чувства — это любовь к своим родным и, конечно же, к родителям. Первые слова каждого ребенка это «мама» и «папа». Родители опекают своих детей с детства, окружают любовью и заботой, учат основам существования и помогают во всех начинаниях.

Одним из важных аспектов человеческой жизни является дружба. В течение всей жизни человек встречает  и знакомиться с разными людьми, которые затем становятся друзьями. Вот тут и проявляется любовь к друзьям, выраженная поддержкой, заботой, верностью. С друзьями всегда весело проводить время, гулять и делиться всевозможными новостями и секретами.

И наконец, любовь между мужчиной и женщиной. Каждый человек встречает в жизни свою вторую половинку. Кто-то полагает, что встретить любимого человека удается только раз в жизни. Настоящая любовь никогда не замечает недостатков и плохих поступков любимого человека.

Можно прийти к заключению, что любовь окружает всех людей на планете Земля. Она является составляющей жизни каждого человека. Любовь помогает нашему сердцу биться чаще и наполнять его светом и теплотой. Поэтому очень важно проявлять любовь ко всему живому в этом мире, ведь она помогает не сдаваться и идти дальше.

Сочинение 4

Считается, что о любви можно рассуждать часами. Недаром этому занятию с легкостью отдавали немалую часть своего времени известнейшие философы, писатели и поэты. Первые пытались понять, что есть любовь, зачем она человеку, возможно, легче существовать и вовсе без этого загадочного чувства? Другими словами, философы не хотели примиряться с тем, что по каким-то неизвестным им причинам, из ниоткуда, вдруг, между двумя людьми, а зачастую не только людьми, может возникнуть  крепкая «неземная» связь. Пока не найдется грамотное объяснение этому факту, ни один философ не сможет спать спокойно!

Поэты и писатели, в силу своей духовной принадлежности творчеству и чувству, наоборот, вышеупомянутую связь ценили и без подробных объяснений. Поэт, поднимая тему любви, мог закричать во всеуслышание «не верю!» лишь тогда, когда сам сталкивался с естественным в чувственном мире явлением — разрывом. Разочарование в любви, попытки свести счеты с собственной жизнью вместе с попытками возродить те яркие эмоции, которых в данный момент не достает — какая благодатная тема для творческих рассуждений! Посудите сами, среди всех поэтов знаменитого «золотого века» не найдется и десятка таких, кто ни разу бы не затронул тему трагической любви.

Но вернемся с вершин поэзии и философии в среду обычных ничем не примечательных людей. Разве они не поднимают тему любви в своих ежедневных разговорах? Разве не радуются за общих знакомых, празднующих серебряную свадьбу, не говорят о первой детской любви и не обсуждают целующиеся парочки в общественном транспорте? Разве им, «простым смертным», недоступно это чувство? Доступно, еще как доступно! Просто нет ни сил, ни времени у обычного гражданина углубляться каждый день в философские размышления о том, что такое истинная любовь, или убиваться месяцами из-за неразделенного чувства. А даже если он и задумается над этим, то записывать свои рассуждения, в надежде передать их потомкам, уж точно не будет.

Сочинение на тему Что такое любовь?

Каждый человек отвечает на этот вопрос по своему, так как дать точного определения на него невозможно. Каждый думает и чувствует по — разному, поэтому проявление любви тоже у каждого индивидуально.

Некоторые люди любят деньги и как только встречают человека с достатком, сразу же влюбляются. Многие называют такое проявление любви не настоящей любовью, аргументируя это тем, что как только исчезнут деньги любовь пройдет, а настоящая любовь никогда не проходит. Спешу разочаровать таких людей, любовь уходит даже от тех, кто испытывает самые сильные чувства. Такое происходит, когда на человека долго не обращают внимания, он чувствует себя не нужным и просто уходит, но он же любил, его любовь была искренней, почему же тогда мы можем позволить себе сказать, что она была не настоящей? Люди редко задумываются на такие вопросы как, что такое любовь? Зачем она нужна? Как ее отличить от привычки.

Любовь – это и есть привычка к человеку, именно поэтому семейные пары возникают, потому что из-за долгой любви возникла привычка и люди не могут видеть свою дальнейшую жизнь без партнера.

Любовь, какая бы она не была, всегда настоящая, просто у большинства людей есть принципы и то, что не сходится с их мнением, отвергается. Любовь помогает человеку двигаться вперед, она делает его продуктивнее, он больше работает чтобы жениться/выйти замуж, воспитать детей, сходить со своим любимым/мой куда – нибудь погулять. Но, несмотря на все положительные стороны, она может и подвести человека, например в учебе, его мозг перестает нормально запоминать информацию, из-за этого могут появиться плохие отметки.

А в общем любовь замечательное чувство, без нее нельзя прожить и дня, так что любите людей и всех живых существ. Любовь принесет в душу чуточку радости и чувство счастья.

ОГЭ 9 класс ЕГЭ 11 класс. Рассуждение для 8 класса. 15.3

Другие сочинения:

Что такое любовь?

Несколько интересных сочинений

  • Анализ рассказа Куприна Гамбринус

    В рассказе «Гамбринус» писатель раскрывает разные образы человека. Сашка самый уникальный и в то же время самый колоритный персонаж. На первый взгляд он обычный скрипач пивной

  • Сочинение на тему Талант рассуждение 9, 11 класс ЕГЭ, ОГЭ, 15.3

    Начнем с того, что многие любят говорить такую фразу, как: Талантливый человек талантлив во всем. На данном этапе развития, можно не согласиться с эти мнением.

  • Сочинение на тему Если бы я был директором школы

    Меня зовут Марат, и я учусь в 5 классе. Если бы я был директором школы, то постарался улучшить очень многое.

  • Анализ рассказа Деньги для Марии Распутина

    Произведение «Деньги для Марии» стало одним из первых весомых в творчестве Распутина. Именно эта повесть дала сильный толчок для дальнейшего творчества писателя. Напечатанная в 1967 году в журнале «Ангаре»

  • Сочинение Летняя ночь (со словам тишь, глушь, ночь, полночь, сыч, камыш, рожь, дрожь)

    Что такое летняя ночь? Это яркие звезды на небе, которые можно видеть во всей красе, лишь в дикой глуши. Летняя ночь – это теплый ветерок, который запутывается в волосах и тихо играет ними, а они в свою очередь наслаждаются ласковыми объятьями.

Что такое любовь?

1. ПОЛ И ФИЛОСОФИЯ

Кое-кто полагал, что в фундаменте философии, как систематической воли, заложено исключение полового различия. Действительно, не в том, что в этой воле было наиболее состоятельным, — от Платона до Ницше включительно — слово «женщина» достигало статуса понятия. Быть может, и не в том призва­ние этого слова? Но разве лучше обстояло дело со словом «мужчина», если лишить его родового смысла и взять с точки зрения чистой сексуации?[2] Должны ли мы тогда заключить, что философия и в самом деле обезразличивает половое различие? Я так не считаю. Слишком многое говорит об обрат­ном, особенно если учесть, что хитрость такого различия, очевидно куда бо­лее тонкая, чем хитрость Разума, заключается в том, что ни слово «женщина», ни слово «мужчина» не выдвигается на первый план. Возможно, поэтому фи­лософски приемлемо применить к полу способ, которым Жан Жене вопро­шал о расах. Он спрашивал, что такое негр, уточняя: «И во-первых, какого он цвета?» Тогда, если мы зададимся вопросом, что такое мужчина или что такое женщина, вполне философски благоразумно будет уточнить: «И во-первых, какого он(а) пола?» Ибо согласятся, что вопрос о поле является первичной трудностью: половое различие может быть помыслено лишь через трудоем­кое определение той идентичности, внутри которой оно возникает.

Добавим, что современная философия — чему есть каждодневные под­тверждения — адресована и адресуется женщинам. Философию даже можно подозревать — мою в том числе, — что как дискурс она в значительной мере ориентирована стратегией соблазнения.

Так или иначе, философия подступается к полу через любовь — это верно до такой степени, что только у Платона некто Лакан вынужден был искать опору, чтобы помыслить любовь в переносе.

Здесь, однако, возникает более серьезное возражение: за исключением соб­ственно платоновского начала, все, что было сказано подлинно верного о люб­ви — пока психоанализ не поколебал это понятие, — было сказано в области искусства, особенно в искусстве романа, чей пакт с любовью носит сущност­ный характер. Помимо всего прочего, отметим, что женщины преуспели в этом искусстве, придав ему определяющий импульс. Мадам де ла Файетт, Джейн Остин, Вирджиния Вулф, Кэтрин Мэнсфилд, множество других. И задолго до них, в XI веке — что невообразимо для западных варваров — госпожа Мурасаки Сикибу, автор величайшего текста, в котором развертывается сказы­ваемое любви в ее мужском измерении, «Гэндзи-моногатари».

Итак, пусть не возражают мне, приводя в пример классическую локализа­цию женщин в поле эффектов возвышенной страсти и в измерении нарратива. Во-первых, как я покажу, значимая связь между «женщиной» и «любовью» за­трагивает все человечество, более того, легитимирует само его понятие. Кроме того, я, разумеется, разделяю мысль, что женщина способна, в будущем тем бо­лее, преуспеть в любой области и даже переосновать любое поле заново. Про­блема, как и с мужчинами, лишь в том, чтобы знать, при каких условиях и ка­кой ценой. Наконец, я считаю романную прозу искусством ужасающей и абстрактной сложности, а шедевры этого искусства — величайшими свидетель­ствами того, на что способен субъект, когда он пронзен и учрежден истиной.

Из какого места можно наблюдать связку истинностных процедур, подоб­ных связке между любовью и романом? Из места, в котором удостоверяется, что любовь и искусство пересекаются, то есть они совозможны во времени. Это место называется философией.

Следовательно, слово «любовь» здесь будет сконструировано как фило­софская категория, что вполне легитимно, если вспомнить, что такой же ста­тус имеет платоновский Эрос.

Отношение этой категории к тому, как мыслит любовь психоанализ, на­пример в вопросе о переносе, будет, скорее всего, проблематичным. Скрытым правилом здесь будет правило внешней связности: «Сделай так, чтобы фи­лософская категория, при всем своем возможном своеобразии, оставалась со­вместимой с психоаналитическим понятием». Но я не буду вдаваться в де­тали этой совместимости.

Отношение этой категории к открытиям романного искусства будет кос­венным. Скажем, что общая логика любви, схваченная в расщеплении между (универсальной) истиной и (сексуированными) знаниями, должна быть впо­следствии проверена через конкретные прозаические тексты. Правило в та­ком случае будет правилом подведения под понятие: «Сделай так, чтобы твоя категория учитывала великие прозаические тексты о любви как синтаксис, задействующий ее семантические поля».

Наконец, отношение этой категории к общеизвестным очевидностям (ибо любовь, по сравнению с искусством, наукой и политикой, является истин­ностной процедурой не то чтобы наиболее распространенной, но наиболее доступной) будет смежностью. В вопросе о любви присутствует здравый смысл, попытка избежать которого будет достаточно комичной. Правило мо­жет быть таким: «Сделай так, чтобы твоя категория, какими бы парадоксаль­ными ни были ее следствия, не удалялась от ходячих интуиций о любви».

 

2. О НЕКОТОРЫХ ОПРЕДЕЛЕНИЯХ ЛЮБВИ, ЧТО НЕ БУДУТ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДАЛЕЕ

Философия вообще, любая философия, основывает свое место мысли на дисквалификациях (recusations) и на декларациях. В самом общем плане, на дис­квалификации софистов[3] и на декларации, что имеются истины. В нашем случае это будет:

1) Дисквалификация концепции слияния в любви. Любовь не является тем, что из заданной структурно Двоицы производит Единое экстаза. Эта дис­квалификация, в сущности, идентична дисквалификации бытия-к-смерти. Ибо экстатическое Одно полагает себя по ту сторону Двоицы лишь в качестве подавления множественности. Отсюда метафора ночи, настойчивая сакрали­зация встречи, террор, осуществляемый миром. Тристан и Изольда Вагнера. В моих категориях, это фигура катастрофы, в данном случае происходящей в любовной родовой процедуре. Но это катастрофа не самой любви, она яв­ляется следствием философемы, философемы Единого.

2) Дисквалификация жертвенной концепции любви. Любовь не является принесением в жертву Того же на алтаре Другого. Ниже я попытаюсь показать, что любовь не является даже опытом другого. Она — опыт мира, или ситуации, при постсобытийном условии, что имеется нечто от Двоицы (qu’il y a du Deux). Я намерен изъять Эрос из какой бы то ни было диалектики Гетероса[4].

3) Дисквалификация «сверхструктурной» или иллюзионной концепции любви, столь дорогой для пессимистической традиции французских морали­стов. Я имею в виду концепцию, в соответствии с которой любовь — лишь иллюзорное украшение, через которое проходит реальное секса. Или же что сексуальное желание и ревность являются основой любви. Мысль Лакана иногда граничит с этой идеей, например когда он говорит, что любовь — это то, что восполняет отсутствие сексуальных отношений[5]. Но он также говорит и обратное, когда признает за любовью онтологическое призвание, призвание «подступа к бытию». Дело в том, что любовь, как я полагаю, ничего не вос­полняет. Она пополняет, и это совсем другое дело[6]. Она оказывается прова­лом только при условии, что ее ошибочно полагают связующим отношением. Но любовь — не отношение. Любовь — это производство истины. Истины о чем? О том именно, что Двоица, а не только Одно, задействованы в ситуации[7].

 

3. РАЗЪЕДИНЕНИЕ

Перейдем к декларациям.

Здесь необходимо задать аксиоматику любви. Зачем нужна аксиоматика? По причине глубокого убеждения, впрочем, обоснованного Платоном: любовь никогда не дана непосредственно в сознании любящего субъекта. Относитель­ная скудость всего, что философы говорили о любви, как я убежден, происхо­дит оттого, что они подступались к ней через психологию или через теорию страстей. Но любовь, хотя и включает в себя опыт блужданий и мучений лю­бящих, нисколько не раскрывает в этом опыте свою собственную сущность. Напротив, именно от этой сущности зависит возникновение субъектов любви. Скажем, что любовь — это процесс, который распределяет опыт так, что из­нутри этого опыта закон распределения не поддается расшифровке. Что можно сказать по-другому: опыт любящего субъекта, являющийся материей любви, не учреждает никакого знания о любви. Именно в этом особенность любовной процедуры (по сравнению с наукой, искусством или политикой): мысль, которой она является, не является мыслью о ней самой, как мысли. Любовь, являясь опытом мысли, не мыслит себя (s’impense). Знание в любви, несомненно, требует применения силы, в частности силы мысли. Но оно само остается неподвластным этой силе.

Следовательно, необходимо держаться в стороне от пафоса страсти, за­блуждения, ревности, секса и смерти. Никакая другая тема не требует чистой логики более, чем любовь.

Мой первый тезис будет следующим:

 

1. В опыте даны две позиции.

Под «опытом» я разумею опыт в самом широком смысле, презентацию[8] как таковую, ситуацию. И в презентации даны две позиции. Условимся, что обе позиции сексуированы, и назовем одну из них позицией «женщины», а другую позицией «мужчины». На данный момент мой подход строго номиналистский — никакое разделение, эмпирическое, биологическое или соци­альное, здесь не учитывается.

То, что имеются две позиции, может быть установлено лишь задним чис­лом. На деле именно любовь, и только она, позволяет нам формально утвер­ждать существование двух позиций. Почему? По причине второго тезиса, по- настоящему фундаментального, который гласит:

 

2. Эти позиции полностью разъединены.

«Полностью» необходимо понимать в буквальном смысле: в опыте ничто не является одним и тем же для позиции мужчины и позиции женщины. Что означает: позиции не разграничивают опыт так, что есть тип презентации, за­крепленный за «женщиной», тип презентации, закрепленный за «мужчиной», и, наконец, зоны совпадения или пересечения. Все, что презентировано, презентировано таким образом, что не может быть удостоверено никакое совпа­дение между закрепленным за одной и за другой позицией.

Назовем такое положение дел разъединением, дизъюнкцией. Сексуированные позиции разъединены в отношении опыта в целом. Разъединение не мо­жет быть обнаружено, оно не может само стать объектом конкретного опыта или непосредственного знания. Ибо такой опыт или знание сами находились бы в разъединении и не могли бы встретиться с чем-либо, что говорило бы о другой позиции.

Для того чтобы имелось знание, структурное знание разъединения, потре­бовалась бы третья позиция. Именно это запрещает третий тезис:

 

3. Третьей позиции не существует.

Идея третьей позиции вовлекает работу Воображаемого: это ангел. Спор о поле ангелов имеет фундаментальное значение, поскольку его ставка — ар­тикулировать разъединение. Что невозможно сделать лишь с одной из пози­ций в опыте или в ситуации.

Что же тогда позволяет мне здесь артикулировать разъединение, не обра­щаясь к ангелу, не превращаясь в ангела? Поскольку ресурсов самой ситуа­ции здесь недостаточно, необходимо, чтобы она была пополнена. Не третьей структурной позицией, но уникальным событием. Это событие запускает лю­бовную процедуру, и мы назовем его встречей.

 

4. УСЛОВИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Но прежде, чем мы перейдем к встрече, необходимо коснуться, если так можно выразиться, другой крайности в этой проблеме. Это наш четвертый тезис:

 

4. Дано только одно человечество.

Что значит «человечество» в негуманистическом смысле? Этот термин не может быть основан ни на одном объективном предикате. Неважно, будет ли такой предикат биологическим или задающим идеал, в любом случае он не­релевантен. Под «человечеством» я понимаю то, что обеспечивает поддержку родовым, или истинностным, процедурам. Существует четыре типа таких процедур: наука, политика, искусство и, как раз, любовь. Человечество, сле­довательно, есть тогда, и только тогда, когда есть (эмансипаторная) политика, (концептуальная) наука, (созидающее) искусство — и любовь (не сведенная к коктейлю из сентиментальности и сексуальности). Человечество — это то, что поддерживает бесконечную сингулярность истин, которые вписываются в эти четыре типа. Человечество — это историческое тело истин.

Обозначим функцию человечества как Н(х). Эта запись означает, что дан­ный терм х, каким бы он ни был, поддерживает хотя бы одну родовую про­цедуру. Аксиома человечества тогда звучит так: если терм х (чтобы быть со­звучным широко распространенному кантианству, скажу: ноуменальный человек = х) активен, точнее, активирован в качестве Субъекта посредством одной из родовых процедур, тогда удостоверено, что функция человечества существует, — постольку, поскольку она допускает данный терм х в качестве аргумента.

Необходимо подчеркнуть, что существование человечества, то есть эффек­тивность его функции, возникает в точке, которую действующая истина ак­тивирует как «локальное подтверждение», являющееся субъектом. В этом смысле любой терм х принадлежит области значений или виртуальности функции человечества, которая в свою очередь локализирует его постольку, поскольку он охвачен истиной. Остается нерешенным, понуждает ли терм х функцию к существованию или, наоборот, функция «гуманизирует» терм х. Эта нерешенность подвешена на событиях, запускающих истину, оператором верности[9] которой является терм х (то есть х выдерживает трудоемкую дли­тельность любви, инициированную встречей: ему приходится быть — мето­нимией чему служит прославленное одиночество влюбленных — локализо­ванным в качестве доказательства, что Человечество существует).

Как таковой термин Н в целом (то есть существительное «человечество») предстает в качестве виртуальной сводки четырех типов — политики (х акти­вист), науки (хученый), искусства (хпоэт, художник и т.д.), любви (х, в разъ­единении «снятый» Двоицей, любовник, любовница). Термин Н связывает все четыре типа в узел. Как мы увидим, презентация этого узла находится в сердцевине разъединения между позициями «мужчины» и «женщины» в их отношении к истине.

Теперь наш четвертый тезис, утверждающий, что существует лишь одно человечество, будет означать: любая истина имеет значение для всего несу­щего ее исторического тела. Истина, любая истина, безразлична к каким бы то ни было предикатам, разделяющим то, что ее поддерживает.

Это видно хотя бы из того, что термы х — ноуменальные переменные для функции Человечества — образуют гомогенный класс, который не подвержен никакому другому разделению, кроме того, которое налагают субъективные активации, инициированные событием и помысленные внутри процедуры верности.

В частности, истина как таковая изъята из какой бы то ни было позиции. Истина транспозиционна. В общем-то, она — единственное, что обладает этим качеством, и именно поэтому истина будет именоваться родовой. В «Бытии и событии» я попытался построить онтологию из этого прилагательного.

 

5. ЛЮБОВЬ КАК РАБОТА С ПАРАДОКСОМ

Если соотнести следствия из четвертого тезиса с тремя предыдущими тези­сами, то можно четко сформулировать проблему, которая нас занимает: как возможно, чтобы истина была транспозиционной, как таковой для всех — если существуют, по крайней мере, две позиции, мужчины и женщины, ко­торые радикально разъединены в отношении опыта в целом?

Кто-то может подумать, что из первых трех тезисов вытекает следующее утверждение: истины сексуированы. Есть женская наука и мужская наука, как в свое время кое-кто полагал, что есть наука буржуазная и наука проле­тарская. Есть женское и мужское искусство, женские и мужские политиче­ские взгляды, женская любовь (стратегически гомосексуальная, как реши­тельно заявляют некоторые направления феминистской мысли) и мужская любовь. При этом обязательно добавят, что, хотя все это так, об этом невоз­можно ничего знать.

Все совершенно иначе в пространстве мысли, которое я хочу учредить. В нем одновременно утверждается, что разъединение радикально, что третьей позиции нет и, однако, что случаются истины, являющиеся родовыми, изъя­тыми из любого позиционного разъединения.

Любовь является именно тем местом, где имеют дело с этим парадоксом.

Рассмотрим это утверждение со всей серьезностью. В первую очередь оно означает, что любовь — операция, которая артикулируется через парадокс. Любовь не снимает этот парадокс, она с ним работает. Точнее, она производит истину из самого парадокса.

Знаменитое проклятие «каждый пол умрет сам по себе, со своей стороны»[10] на деле представляет собой очевидный — и не парадоксальный — закон вещей. Оставаясь на уровне ситуации (если в ней отсутствует событийное пополне­ние, а значит, и чистый случай), оба пола не прекращают умирать каждый сам по себе. Более того, под нажимом Капитала, который нисколько не озабочен половым различием, [гендерные] социальные роли оказываются неразличи­мыми: чем более явно — непосредственно и без протокола — действует закон разъединения, тем больше оба пола, практически неразличимые, умирают каж­дый со своей стороны. Ибо «сторона», на которой умирает пол, став невидимой, оказывается тем более порабощающей, препровождая обратно к тотальности разделения. Сама мизансцена половых ролей, распределение термов х в два на­блюдаемых класса, то есть hx и fx, нисколько не является выражением разъ­единения, служа для него лишь гримом, смутным опосредованием, управляе­мым всеми видами распределительных ритуалов и протоколов. Но ничто не подходит лучше Капиталу, чем существование одних лишь х. Наши общества с недавних пор заняты разгримированием разъединения, которое тем самым снова становится невидимым, теперь без опосредующей маскировки. Таким образом, на сексуированные позиции накладывается их видимая неразличи­мость, в которой упускается разъединение как таковое. Ситуация, в которой каждый чувствует, что убивает в себе возможное человечество, что он накла­дывает запрет на х, которым он является в верности истине.

Тогда становится очевидной функция любви в сопротивлении закону бы­тия. Мы начинаем понимать, что любовь, отнюдь не являясь тем, что «есте­ственным образом» налаживает мнимую связь между полами, производит истину из их развязанности.

 

6. ЛЮБОВЬ, КАК СЦЕНА ДВОИЦЫ, ПРОИЗВОДИТ ИСТИНУ ИЗ РАЗЪЕДИНЕНИЯ И ГАРАНТИРУЕТ ОДНО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Чтобы понять такое предназначение любви и, следовательно, утвердить ее как постоянную новизну в мысли — как говорит поэт Альберто Каэйро, «лю­бить значит мыслить», — необходимо вернуться к разъединению. Сказать, что оно тотально, что нет нейтрального наблюдателя или третьей позиции, значит сказать, что две позиции не могут быть сосчитаны за две. На основе чего мог бы быть сделан такой подсчет? Двое презентированы как таковые только в трех, они презентированы как элемент трех.

Необходимо тщательно различать любовь — и пару, чету. Пара — это то, что из любви видимо для третьего. Таким образом, два сосчитаны исходя из ситуации, где наличествуют трое. Но третий, о котором идет речь, кем бы он ни был, не представляет собой отдельную, третью позицию. Следовательно, двое, которых считает третий, являются какими угодно, неразличимыми двумя, полностью внешними Двоице разъединения. Феноменальная види­мость пары, подчиненная внешнему закону счета, ничего не говорит о любви.

Пара именует не любовь, но статус (и даже Государство[11]) любви. Не презен­тация любви, но репрезентация. Двое, сосчитанные с точки зрения трех, не существуют для любви. Для любви нет трех, а Двоица в ней пребывает изъя­той из любого счета.

Поскольку трех нет, необходимо модифицировать формулировку тезиса 1, ибо точнее будет сказать, что

 

1бис. Дана одна позиция и дана другая позиция.

Даны «одно» и «одно», не образующие два, единичность каждого «одного» при этом неотличима, хотя они тотально разъединены, от единичности дру­гого. В частности, никакая одиночная позиция не включает в себя опыт дру­гого, иначе это было бы интериоризацией двух.

Этот момент всегда ставил в тупик феноменологические подходы к любви: если любовь есть «сознание другого как другого», это значит, что другой идентифицируем в сознании как тот же. Иначе как помыслить, что созна­ние — которое является местом идентификации себя как того-же-как-себя — может (вос)принять или испытать другого как такового?

У феноменологии тогда лишь два выхода:

—или приглушить инаковость. На моем языке это означает, что она детотализирует разъединение и, по сути, сводит схизму мужчина/женщина к про­стому разделению человеческого, где сексуация как таковая исчезает;

— или же уничтожить тождественное. Это сартровский подход: сознание есть ничто, и у него нет места для самого себя, оно является сознанием себя, нететическим сознанием себя. Но известно, чем для Сартра становится лю­бовь, вынуждаемая этой чистой прозрачностью: безвыходным колебанием между садизмом (заставить другого быть объектом-собой) и мазохизмом (за­ставить себя быть объектом-собой для другого). Что означает, что Двоица яв­ляется лишь махинациями Одного.

Чтобы одновременно удержать и разъединение и то, что существует ис­тина разъединения, необходимо исходить не из сознания любящего, но из любви как процесса.

Скажем тогда, что любовь является именно свершением Двоицы как та­ковой, сценой Двоицы.

Но внимание: сцена Двоицы не является бытием Двоицы, которое пред­полагает трех. Сцена Двоицы является работой, процессом. Она существует лишь как траектория в ситуации, при условии гипотезы, что в ней имеется нечто от Двоицы. Двоица — это гипотетический оператор, оператор алеатор- ных запросов для той или иной траектории.

Свершение гипотезы о Двоице изначально событийно. Событие — это слу­чайное пополнение ситуации, которое мы называем встречей. Разумеется, со­бытие-встреча существует лишь в форме своего затмения и исчезновения. Оно удерживается лишь через именование, и это именование представляет собой декларацию, признание в любви. Декларирующее имя извлекается из пустоты места, в котором встреча заимствует минимум бытия для его пополнения.

Что за пустота выставляется через признание в любви? Это безотчетная пустота разъединения. Признание в любви запускает в оборот ситуации во­кабулу, извлеченную из нулевого интервала, который разделяет позиции мужчины и женщины. «Я тебя люблю» сцепляет два местоимения, «я» и «ты», несоединимые с точки зрения разъединения. Признание номинально фиксирует встречу, бытием которой является пустота разъединения. Осу­ществляющаяся в любви Двоица является подлинным именем разъединен­ного, схваченного в его разъединении.

Любовь — это нескончаемая верность первичному именованию. Она являет­ся материальной процедурой, которая переоценивает тотальность опыта, обо­зревает всю ситуацию — фрагмент за фрагментом, исходя из того, соединимы или нет эти фрагменты с номинальным предположением о наличии Двоицы.

Есть числовая схема, свойственная любовной процедуре. Эта схема гласит, что Двоица расщепляет Единое и испытывает бесконечность ситуации. Одно, Два, Бесконечность — такова нумеричность любовной процедуры. Она струк­турирует становление родовой истины. Истины чего? Истины ситуации, по­скольку в ней существуют две разъединенные позиции. Любовь — не что иное, как серия испытывающих запросов о разъединении, о Двоице, которая в рет­роактивном действии встречи удостоверяется как всегда представлявшая со­бой один из законов ситуации.

Если в ситуации разъединения свершается хотя бы одна истина, тогда ста­новится ясно, что всякая истина адресована всем и что она гарантирует един­ство проявлений и следствий функции человечества Н(х). Ибо тогда заново установлено, что есть только одна ситуация, та, в которой схватывается ис­тина. Одна ситуация, не две. Ситуация, в которой разъединение является не формой бытия, но законом. И все без исключения истины являются истинами этой ситуации.

Любовь есть место, работа которого в том, что разъединение не разделяет ситуацию в ее бытии. Или что разъединение является лишь законом, а не суб­станциальным разграничением. Это научная сторона любовной процедуры.

Любовь раскалывает Единое по линии Двоицы. И только исходя из этого, может быть помыслено, что, хотя ситуация и прорабатывается разъедине­нием, она такова, что в ней имеется что-то из Единого и что именно этим Еди­ным-множественным удостоверяется любая истина.

В нашем мире любовь является хранителем универсальности истинного. Она высвечивает его возможность, поскольку производит истину разделения.

Но какой ценой?

 

7. ЛЮБОВЬ И ЖЕЛАНИЕ

Двоица в качестве постсобытийной гипотезы должна быть отмечена матери­ально. У ее имени должны быть прямые референты. Этими референтами, как всем известно, являются тела, тела, отмеченные сексуацией. Отличительный признак, который несут тела, вписывает Двоицу в регистр своих имен. Сек­суальное связанно с любовной процедурой как приходом Двоицы в двух точ­ках: имени пустоты (признания в любви) и материального диспозитива, ограниченного телами. Извлеченное из пустоты разъединения имя и поме­ченные различием тела образуют оператор любви.

Вопрос о том, как тела входят в любовь, должен быть тщательно рассмот­рен, поскольку он затрагивает неизбежную развязанность между любовью и желанием.

Желание находится в плену у своей причины, которая не является самим телом, еще меньше «другим» как субъектом; причина — это объект, чьим носителем является тело, объект, перед которым субъект, оказавшись в фантазматической рамке, приходит к собственному исчезновению. Разумеется, любовь участвует в процессии желания, но для любви нет объекта желания как причины[12]. Таким образом, любовь, помечающая материальность тел ги­потезой Двоицы, которую она активирует, не может ни избежать объекта- причины желания, ни подчиниться его приказам. Ибо любовь имеет дело с телами со стороны разъединяющего именования, тогда как желание соотно­сится с ними как с основанием бытия расщепленного субъекта.

Поэтому любовь всегда оказывается в замешательстве, если не перед сек­суальностью, то, по крайней мере, перед блуждающим в ее поле объектом. Любовь проходит через желание, как верблюд через игольное ушко. Любовь вынуждена пройти через него, но лишь затем, чтобы жизнь тел удержала ма­териальную отметку разъединения, внутреннюю пустоту которой воплотило признание в любви.

Скажем, что любовь и желание имеют дело не с одним и тем же телом, хотя это тело, в сущности, «одно и то же».

В ночи тел любовь стремится, следуя разъединению, расширить всегда частичный характер объекта желания. Она стремится преодолеть ограниче­ние, нарциссическую опору и установить (что она может сделать, лишь бу­дучи изначально ограниченной объектом), что данное тело-субъект принад­лежит генеалогии события и что до того, как проявится блеск объекта желания, это тело было сверхштатной эмблемой грядущей истины, что это тело — встречено.

Только в любви перед телами стоит задача засвидетельствовать Двоицу. Тело желания — это состав преступления, преступления со стороны «я». Оно пытается заручиться поддержкой Единого в форме объекта. Лишь любовь отмечает Двоицу через определенное освобождение от объекта, которое предполагает соответствующую захваченность им.

Именно в точке желания любовь впервые раскалывает Единое, чтобы свершилась гипотеза Двоицы.

Хотя здесь есть какая-то насмешка — поскольку это тема Святых Отцов Церкви — необходимо принять то, что отличительные половые признаки сви­детельствуют о разъединении лишь при условии признания в любви. Без этого условия Двоицы нет и отмеченность полом целиком находится в разъединении, без возможности быть удостоверенной. Скажем чуть жестче: любое обнажающее раскрытие тел вне связи с любовью является в строгом смысле мастурбационным; оно имеет смысл лишь изнутри одной позиции. Это никакое не осуждение, а лишь простое разграничение, поскольку «сек­суальная» мастурбационная активность является вполне разумной со сто­роны каждой из разъединенных позиций. Но в этой активности нет ничего общего с той ситуацией, когда переходят — но можно ли здесь «перейти»? — от одной позиции к другой.

Только любовь предъявляет сексуальное как фигуру Двоицы. Следова­тельно, она является местом, где утверждается, что наличествуют два сексуированных тела, а не одно. Любовное раскрытие тел является доказательством того, что за уникальным именем пустоты, разверзающейся в промежутке разъединения, происходит разметка самого этого разъединения. Это и есть процедура верности, которая основывается на факте радикального разъеди­нения (дизъюнкции).

Но сексуированное удостоверение разъединения в постсобытийном имени его пустоты не отменяет разъединение. Дело лишь в том, чтобы произвести из него истину. Следовательно, действительно верно, что не существует сек­суальных отношений, ибо любовь основывает Двоицу, а не соотношение Од­них в Двоице. Два тела не презентируют Двоицу — тогда понадобился бы бес­полый третий, — они лишь отмечают Двоицу.

 

8. ЕДИНСТВО ЛЮБОВНОЙ ИСТИНЫ, СЕКСУИРОВАННЫЙ КОНФЛИКТ ЗНАНИЙ

Это очень тонкий момент. Необходимо понять, что любовь под эмблемой Двоицы производит истину из разъединения, но она производит истину из­нутри неотменимого принципа разъединения.

Не присутствуя, Двоица действует в ситуации как связка из имени и телес­ной отметки. Она служит для исчисления ситуации через трудоемкие запро­сы, включая запросы о своем сообщнике, который является также помехой: желании. Сексуальность, но также и совместное проживание, представлен­ность в обществе, выходы в свет, разговоры, работа, путешествия, ссоры, дети — все это представляет собой материальность процедуры, ее истинност­ную траекторию в ситуации. Но эти операции не объединяют партнеров. Двоица действует разъединенно. Будет наличествовать лишь одна любовная истина ситуации, но процедура этого единства движется внутри разъедине­ния, истину которого она производит.

Эффекты этого напряжения можно наблюдать на двух уровнях:

1)    В любовной процедуре наличествуют функции, соединения которых по-новому определяют позиции.

2)    То, что единая истина дозволяет в будущем предвосхищать относи­тельно знания, является сексуированным. Иначе говоря, отдаленные от ис­тины, позиции возвращаются к знанию.

По первому пункту я позволю себе отослать читателя к тексту (послед­нему в этой книге), опирающемуся на творчество Самюэля Беккета, под на­званием «Письмо родового»[13]. Там я показываю, что, по Беккету (я возвра­щаюсь к тому, что в романной прозе функционирует как мысль о любви как мысли), становление любовной процедуры задействует:

— функцию блуждания, алеа, случайностного путешествия по ситуации, которое обеспечивает артикуляцию Двоицы вкупе с бесконечностью. Эта функция выставляет гипотезу о Двоице к бесконечной презентации мира;

—функцию неподвижности, которая хранит и удерживает первоначальное именование и гарантирует, что имя события-встречи не исчезнет вместе с са­мим событием;

— функцию императива: всегда продолжать, даже в разлуке. Поддержи­вать само отсутствие как способ продолжения;

— функцию нарратива, которая последовательно записывает в виде не­кого архива становление-истиной блуждания.

Итак, можно установить, что разъединение заново вписывает себя в таб­лицу функций. «Мужчина» тогда будет аксиоматически определен как лю­бовная позиция, соединяющая императив и неподвижность, тогда как «жен­щина» соединяет блуждание и нарратив. Не страшно, что эти аксиомы могут совпасть с поверхностными (или весьма ценными) общими местами: «муж­чина» — это тот (или та), кто ничего не делает, я имею в виду ничего явного для и во имя любви, поскольку он полагает, что то, что сработало один раз, вполне может работать и дальше без переаттестации. «Женщина» — это та (или тот), кто отправляет любовь в путешествие и желает, чтобы любовная речь повторялась и обновлялась. Или в лексике конфликта: «мужчина» нем и жесток; «женщина» болтлива и требовательна. Это эмпирическая материя для труда любовных запросов об истине.

Второй пункт самый сложный.

В первую очередь я отвергаю то, что в любви каждый пол может узнать что-либо о другом поле. Я в это нисколько не верю. Любовь — это запрашива­ние о мире с точки зрения Двоицы, она никоим образом не является запросом одного из термов Двоицы о другом. Есть реальное разъединения, заключаю­щееся в том, что как раз никакой субъект не может занимать в одно и то же время и в одном и том же отношении обе позиции. Это невозможное, которое лежит в основе самой любви. Оно управляет вопросом о любви как месте зна­ния: что, с точки зрения любви, может быть познано?

Необходимо тщательно различать знание и истину. Любовь производит истину ситуации, в которой разъединение является законом. Эту истину она конструирует до бесконечности. Значит, истина никогда полностью не пре- зентирована. Любым знанием, связанным с этой истиной, можно располагать как предвосхищением: если эта незавершимая истина будет иметь место, ка­кие суждения тогда будут пусть не истинными, но достоверными? Такова об­щая форма знания, обусловленного родовой процедурой или процедурой истины. Из технических соображений я назвал ее вынуждением[14]. Можно вы­нудить знание через гипотезу об имении-места истины, которая осуществ­ляется. В случае любви осуществление истины обращено на разъединение. Каждый может вынудить знание о сексуированном разъединении исходя из любви, при гипотезе о том, что она имела место.

Но вынуждение осуществляется внутри ситуации, где действует любовь. Если истина одна, тогда вынуждение, а значит, и знание подчинены разъеди­нению позиций. То, что исходя из любви знает «мужчина», и то, что знает «женщина», остается разъединенным. Иначе говоря: достоверные суждения о Двоице исходя из ее событийного открытия не могут совпадать. В част­ности, знания о поле сами остаются непоправимо сексуированными. Оба пола не то чтобы не знали о себе, но они достоверно знают о себе разъединен­ным образом.

Любовь является сценой, где осуществляется единая истина о сексуированных позициях, проходящая через непримиримый конфликт знаний.

Дело в том, что истина находится в точке не-знаемого. Знания являются достоверными и антиципирующими, но при этом разъединенными. Это разъ­единение формально представимо внутри инстанции Двоицы. Позиция «мужчины» утверждает расколотое в Двоице — то между-двумя, где нахо­дится пустота разъединения. Позиция «женщины» утверждает, что Двоица длится в блуждании. Я как-то предложил следующую формулу: знание муж­чины направляет свои суждения на ничто Двоицы. Знание женщины — ни на что, кроме самой Двоицы. Можно также сказать, что сексуация знаний в любви разъединяет:

1)   достоверное мужское высказывание: «Истинным будет то, что мы были двумя, но никоим образом не одним»;

2)   не менее достоверное женское высказывание: «Истинным будет то, что мы были двумя, и иначе нас не было».

Женское высказывание направлено на само бытие. Таково ее предназначе­ние — онтологическое — в любви. Мужское высказывание направлено на из­менение числа, мучительное взламывание Единого гипотезой о Двоице. Оно сущностно логично.

Конфликт знаний в любви демонстрирует, что Единое какой-либо ис­тины всегда предъявляется одновременно логически и онтологически. Это отсылает нас к Книге гамма «Метафизики» Аристотеля — и к прекрас­ному комментарию к этой книге, озаглавленному «Решение смысла», не­давно появившемуся в издательстве «Врэн». Загадкой в этом тексте Арис­тотеля является переход между онтологической позицией науки о бытии- как-бытии и решающей позицией принципа тождества — чисто логиче­ского принципа. Этот переход переходим не более, чем переход от позиции мужчины к позиции женщины. Авторы комментария показывают, что Ари­стотель «вынужденно» впадает в опосредующий стиль — в опровержение софистов. Между онтологической и логической позициями есть лишь по­средничество опровержения. Таким образом, каждая из позиций, вовле­ченных в любовь, может войти в контакт с другой лишь как с некой софисти­кой, которую необходимо опровергнуть. Кому не знакома утомительная жестокость этих опровержений, в конце концов сводящихся к прискорбной фразе «ты меня не понимаешь»? Можно было бы сказать, что это раздра­женная разновидность признания в любви. Кто действительно любит, тот плохо понимает.

Я не могу считать случайностью, что комментарий к Аристотелю, который я здесь использую для моих собственных целей, написан женщиной и муж­чиной, Барбарой Кассэн и Мишелем Нарси.

 

9. ЖЕНСКАЯ ПОЗИЦИЯ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

Здесь можно было бы закончить. Но я добавлю постскриптум, который вер­нет меня к тому, с чего я начал.

Существование любви ретроактивно проявляет то, что в разъединении по­зиция женщины является единственным носителем связи между любовью и человечеством, — человечеством, понимаемым, как это делаю я, в качестве функции Н(х), которая образует узел, вовлекающий истинностные про­цедуры, то есть науку, политику, искусство и любовь.

Скажут: еще одно общее место, гласящее, что «женщина» не может не ду­мать о любви, «женщина» — это бытие к любви.

Смело пересечем общее место.

Установим аксиоматически, что позиция женщины такова, что в случае изъятия из любви она оказывается затронутой бесчеловечностью. Иначе го­воря, функция Н(х) обладает значимостью, лишь поскольку существует ро­довая любовная процедура.

Эта аксиома означает, что для данной позиции предписание человечест­ва может иметь значение лишь тогда, когда удостоверено существование любви.

Мимоходом заметим, что такое удостоверение не обязательно принимает форму любовного опыта. Можно быть «захваченным» существованием ис­тинностной процедуры иным путем, нежели ее испытывание. Здесь опять- таки необходимо остерегаться любого психологизма: важно не сознание любви, но наличие для терма х доказательства ее существования.

Есть терм х — ноуменальная виртуальность человеческого, каким бы ни был ее эмпирический пол, — активирующий функцию человечества лишь при условии такого доказательства, и мы утверждаем, что этот терм — жен­щина. Таким образом, «женщина» — это та (или тот), для кого изъятие из любви обесценивает Н(х) в его других разновидностях — в науке, политике и любви. A contrario, существование любви виртуально развертывает Н(х) во всех его типах, и в первую очередь в наиболее связанных или пересекаю­щихся. Что, возможно, проясняет — если принять, что именно о «феминизи­рованном» терме х речь идет в письме романисток, — почему женщины до­стигли совершенства в романе.

Для позиции мужчины дело обстоит по-другому: каждый тип процедуры сам обеспечивает значимость функции Н(х), без учета других типов.

Таким образом, я пытаюсь последовательно дать определение словам «мужчина» и «женщина» исходя из точки, в которой любовь надрезает связку четырех типов истинностных процедур. Иначе говоря, будучи соотнесенным с функцией человечества, половое различие может быть помыслено лишь в осуществлении любви как различающего критерия.

Но разве может быть иначе, если любовь, одна любовь производит истину из разъединения? Желание не может обосновать мысль о Двоице, поскольку оно захвачено засвидетельствованием бытия-Одним, которое предписыва­ется объектом.

Можно также сказать, что желание, какой бы ни была сексуация, является гомосексуальным, тогда как любовь, даже между геями, является принципи­ально гетеросексуальной.

Проход любви через желание, о чьей проблематичной диалектике я гово­рил выше, может быть высказан так: заставить гетеросексуальное любви пройти через гомосексуальное желания.

В конечном счете, оставив за скобками пол тех, кого любовная встреча на­значает к истине, лишь внутри поля любви даны «женщина» и «мужчина».

Но вернемся к человечеству. Если принять, что Н является виртуальной композицией четырех типов истин, можно утверждать, что для женской позиции любовь связывает все четыре типа и что лишь при условии люб­ви человечество, Н, существует в качестве общей конфигурации. Тогда как для позиции мужчины каждый тип метафоризирует другие типы, и эта ме­тафора равняется утверждению имманентного присутствия в каждом типе человечества Н.

Тогда перед нами две следующие схемы[15].

Из этих схем ясно, что женская репрезентация человечества является од­новременно обусловленной и связанной, что обеспечивает более полное вос­приятие — и, в некоторых случаях, более короткий путь к бесчеловечности. В то же время мужская репрезентация является одновременно символиче­ской и разделяющей, что может привести к безразличию, но обеспечивает большую способность к заключениям.

Идет ли речь об ограничительной концепции женского? Не сводится ли это общее место, пускай и более утонченное, к схеме господства, гласящей в общем и целом, что доступ к символическому и универсальному более непо­средственен для мужчины? Что этот доступ менее зависим от встречи?

Можно возразить, что встреча есть всегда и везде: любая родовая про­цедура является постсобытийной.

Но не это является принципиальным. Принципиально то, что любовь, как я уже сказал, является гарантом универсального, поскольку только она вы­свечивает разъединение в качестве простого закона единой ситуации. То, что значение функции Н(х) для женской позиции зависит от существования любви, может быть высказано и так: женская позиция требует для Н(х) га­рантий универсальности. Лишь при таком условии она связывает составляю­щие Н. Позиция женщины в ее уникальном отношении к любви опирается на ясность формулы «для любого х, Н(х), какими бы ни были эффекты разъединения или разъединений (поскольку сексуальное разъединение, воз­можно, не является единственным)».

Здесь я совершаю дополнительный шаг по отношению к лакановским формулам сексуации. Очень схематично: Лакан исходит из фаллической функции Ф(х)[16]. Он назначает универсальный квантор для позиции муж­чины (для-всех-мужчин) и определяет позицию женщины через комбинацию экзистенциального квантора и отрицания, что приводит к утверждению, что женщина — это не-все и не-вся (pas-toute).

Во многих отношениях это классическая позиция. Когда Гегель говорил, что женщина — это ирония сообщества, он указывал именно на такой эффект экзистенциальной межи: женщина подрывает целое, которое мужчины от­чаянно пытаются упрочить.

Но это происходит строго внутри поля действия функции Ф(х). Наиболее очевидный вывод из того, что я здесь сказал, заключается в том, что функция человечества Н(х) не совпадает с функцией Ф(х).

В отношении функции Н(х) именно позиция женщины поддерживает универсальную всеобщность, а позиция мужчины метафорически диссеми- нирует виртуальности единой композиции Н.

Любовь является тем, что, отделяя Н(х) от Ф(х), возвращает женщинам — на всей протяженности истинностных процедур — универсальный квантор.

Пер. с франц. Сергея Ермакова

 

_________________________________

 

* Qu’est-ce que l’amour? — Глава из книги:  Badiou A. Conditions. © Editions du Seuil, 1992.

1) Этот текст представляет собой переработанную версию до­клада, прочитанного в рамках коллоквиума «Работа знания и половое различие» (1990). Коллоквиум проходил в Меж­дународном коллеже философии и был организован Женевьевой Фрэс, Моникой Давид-Менар и Мишелем Тором. Мой доклад был озаглавлен «Любовь — место сексуированного знания?», он был опубликован вместе с другими докла­дами коллоквиума в издательстве «L’Harmattan» (1991).

2) Сексуация, по определению Ж. Лакана, в отличие от био­логической сексуальности, обозначает способ, каким субъ­ект вписан в сексуальное различие. — Примеч. ред.

3) Подробнее о бадьюанской концепции противостоянии со­фиста и философа см.: Бадью А. Манифест философии. СПб.: Machina, 2003. С. 63—65.

4) ETEQog — иной, другой (гр.). Здесь «гетерос» не имеет ни­какого отношения к гетеросексуальности, поскольку, со­гласно Бадью (см. ниже), именно любовь и может ее за­свидетельствовать. — Примеч. перев.

5) Подробнее об этом см. статью Л. Кьезы в этом номере «НЛО».

6) Бадью противопоставляет здесь глаголы suppleer и sup- plementer, компенсацию-восполнение (нехватки) и сверх­штатную надбавку. По Бадью, событие никогда не является ответом на ту или иную нехватку внутри ситуации, любая ситуация при взгляде на нее изнутри — полна и не нужда­ется в событии. И лишь после сверхштатного события, зад­ним числом, становится очевидной «центральная пустота», которая подшивает ситуацию к ее бытию. В общем и целом, это вполне хайдеггеровская мысль: ведь и бытие в повсе­дневности является чем-то излишним для Dasein, которое может довольствоваться одними сущими. — Примеч. перев.

7) Ситуация — это «какое-либо положение вещей, произ­вольно предъявленная множественность» (Бадью А. Ма­нифест философии. С. 17) или «любая предъявленная кон­систентная множественность, то есть: множество и режим счета-за-одно, структура». См.: Badiou A. L’etre et l’evene- ment. Paris: Seuil, 1988. Р. 557.

8) «Презентация — первичное слово метаонтологии (или фи­лософии). Презентация — это бытие-множественным в его действительном развертывании. «Презентация» полностью соответствует «неконсистентному множеству»». См.: Badiou A. L’etre et l’evenement. P. 555. Презентация должна тщательно отличаться от присутствия (Ibid. P. 35). Мы пе­редаем presentation как презентацию, а глагол presenter в большинстве случаев как презентировать. — Примеч. перев.

9) Верность (процедура верности) — базовая операция бадьюанского субъекта — имеет очень простую логическую структуру: это случайностная траектория запросов (enquetes) субъекта о том, что может быть присоединено из ситуации к имени события. Например, в случае научной ситуации, о том, какие уже существующие ресурсы могут быть задействованы для развития новой революционной теории или интуиции и т.д. Субъект состоит из всех эле­ментов ситуации, запрошенных позитивно, то есть из всех элементов, присоединенных им к имени события. Таким образом, верность — это одновременно и верность собы­тию, и верность себе как субъекту — если субъект прекра­щает запрашивать ситуацию, он исчезает. — Примеч. перев.

10) «Les deux sexes mourront chacun de leur cote» — строчка из поэмы Альфреда де Виньи «Гнев Самсона» («La colere de Samson»,1839). Ср. с переводом Д. Проткина «Два пола встретят смерть, хотя и будут рядом». — Примеч. перев.

11) Бадью, начиная с «Бытия и события», часто пользуется тем, что во французском языке слово etat означает как «со­стояние, статус», так и «государство». Etat у Бадью — это «счет счета», «метаструктура», то, что накладывается на исходную ситуацию-множество (например, в случае с по­литикой — на общество), пересчитывая ее таким образом, что из ситуации исключаются все неконсистентные эле­менты и гарантируется, что ситуация не встретится с собственной «блуждающей пустотой», которая, однако, и является собственным бытием ситуации. Если изначаль­ный счет-за-одно — это презентация ситуации, то etat — это репрезентация. См.: Badiou A. L’etre et l’evenement. P. 109— 117, 542. — Примеч. перев.

12) Подробнее об этом см. статью Л. Кьезы. — Примеч. ред.

13) Badiou A. Conditions. P. 329—366.

14) О вынуждении см., во-первых, предисловие к данной книге Франсуа Валя (Badiou A. Conditions. P. 7—54), наш текст «Истина: вынуждение и неименуемое» (Ibid. P. 196—212) и, разумеется, последние размышления в «Бытии и событии».

15) Схемы не приведены на сайте по техническим причинам.

16) Подробнее об этом см.: LacanJ. On Feminine Sexuality, The Limits of Love and Knowledge: Book XX. New York; London: Norton, 1998 (рус. пер. готовится к публикации).

 

Четыре вопроса, которые могут изменить вашу жизнь Байрон Кэти

Из ниоткуда, как ветер на рынке, переполненном советами, приходят Байрон Кэти и «Работа». В разгар нормальной жизни Кэти все больше впадала в депрессию и за десятилетний период впала в гнев, отчаяние и мысли о самоубийстве. Затем однажды утром она проснулась в состоянии абсолютной радости, наполненной осознанием того, как закончились ее собственные страдания. Свобода этого осознания никогда не покидала ее, и теперь в Loving What Is вы можете открыть ту же свободу через Работу.

Работа — это просто четыре вопроса, которые, когда их применяют к конкретной проблеме, позволяют вам увидеть, что вас беспокоит, в совершенно ином свете. Как говорит Кэти: «Это не проблема, которая вызывает наши страдания; это наши мысли о проблеме ». Вопреки распространенному мнению, попытки избавиться от болезненной мысли никогда не работают; вместо этого, как только мы выполнили Работу, мысль отпускает нас. В этот момент мы действительно можем любить то, что есть, таким, какое оно есть.

Любить то, что есть покажет вам шаг за шагом, на ясных и ярких примерах, как именно использовать этот революционный процесс для себя.Вы увидите, как люди работают с Кэти над широким кругом человеческих проблем, от жены, готовой бросить мужа, потому что он хочет большего секса, до рабочего с Манхэттена, парализованного страхом терроризма, до женщины, страдающей из-за смерти в ее семья. Многие люди открыли для себя силу Работы решать проблемы; кроме того, они говорят, что благодаря Работе они испытывают чувство прочного мира и находят ясность и энергию для действий, даже в ситуациях, которые раньше казались невозможными.

Если вы продолжите делать Работу, вы можете обнаружить, как и многие люди, что вопросы проникают во все аспекты вашей жизни, без особых усилий устраняя стрессовые мысли, мешающие вам обрести покой. Любить то, что есть предлагает все необходимое, чтобы научиться этому замечательному процессу и прожить его жизнь, а также обрести счастье в качестве того, что Кэти называет «любителем реальности».

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Четыре вопроса, которые могут изменить вашу жизнь — вы исполняете

Задавайте вопросы

Четыре вопроса Кэти кажутся простыми, но честно проработать их, чтобы разоблачить ложь, которая, как мы считаем, может оказаться тяжелой работой.Кэти утверждает, что чем больше мы посвящаем себя регулярным исследованиям, когда что-то заставляет нас страдать, тем легче станет Работа. Точно так же, как мы автоматически убираем руку от раскаленной плиты, говорит она, те, кто практикует работу, научатся быстро устранять ложные мысли путем исследования, возвращаясь к гармонии и счастью. Кэти настоятельно рекомендует выполнять Работу, записывая мысли на бумаге, чтобы поощрять честный ответ. Четыре вопроса с кратким объяснением каждого:

1.Это правда?

После того, как вы запишите все, что вы чувствуете по поводу болезненной ситуации, отношений или чувства в вашей жизни, первый вопрос требует проверки реальности. Этот вопрос требует тщательного исследования того, что является правдой, а также определения того, принадлежит ли этот бизнес вам, кому-то другому или Богу. Если вы исследуете свое сердце и придете к выводу, что утверждение, которое причиняет вам боль, истинно, вы ответите на второй вопрос. Если вы придете к выводу, что это неправда, вы перейдете к третьему вопросу.

2. Можете ли вы точно знать, что это правда?

Этот более глубокий уровень поиска просит исследователя найти доказательства того, во что он верит, копнуть под поверхностью, чтобы выявить невидимые факторы, которые могли повлиять на мысль. Если мысль действительно верна, она сможет выдержать тщательный анализ дальнейшего исследования. Этот шаг также создает пространство, чтобы спросить: «Что эта правда говорит мне обо мне?»

3. Как вы реагируете, когда думаете об этой мысли?

В ответ на этот вопрос спрашивающего просят составить конкретный и исчерпывающий список того, что эта мысль вызывает у него чувства.Какие эмоции возникают? Как вы относитесь к этому человеку, к другим людям, вовлеченным в ситуацию, когда вы думаете об этой мысли? Этот вопрос также спрашивает, можете ли вы придумать причину, чтобы отбросить эту мысль, или причину, не вызывающую стресса, чтобы сохранить ее.

4. Кем бы вы были без мысли?

Идея высвобождения мысли плавно ведет к этому четвертому вопросу, который предлагает перспективу свободы от мысли, основанной на страхе или лжи. Как пишет Кэти, «реальность всегда добрее, чем истории, которые мы о ней рассказываем.В этом заключительном упражнении вас просят представить себя в этой ситуации или отношениях, свободным от стрессовых мыслей. Он заканчивается приглашением решить, будет ли жизнь более умиротворенной, с мыслями или без них. Наконец, Работа побуждает вас создать один или несколько вариантов поворота к исходной мысли — приглашение поверить в противоположное тому, что вы когда-то считали правдой.

Выполнение работы во всех сферах жизни

Когда человек знакомится с четырьмя вопросами и способен подвергать негативные мысли тщательному анализу Работы, вопросы создают основу, которая может изменить сложные ситуации практически в любой области.Кэти подробно описывает стратегии применения Работы к негативным образцам мышления, которые развиваются в любви, сексе и отношениях, здоровье и смерти, родителях и детях, работе и деньгах. Она даже включает руководящие принципы, которые помогут детям включить Работу в свою жизнь в молодом возрасте, спасая себя от багажа, который может возникнуть в результате многих лет негативного и непродуктивного мышления.

Как и разработка режима упражнений, проработка четырех вопросов Кэти — сложная дисциплина, когда вы начинаете, но она становится естественной частью вашего распорядка, если вы привержены Работе.Как и физические упражнения, Кэти твердо убеждена, что Работа может изменить человека ментально и эмоционально, перестраивая его мозг, чтобы избавиться от болезненных или вводящих в заблуждение мыслей. Она пишет: «Я люблю то, что есть, не потому, что я духовный человек, а потому, что мне больно, когда я спорю с реальностью. Мы можем знать, что реальность хороша такой, какая она есть, потому что, когда мы с ней спорим, мы испытываем напряжение и разочарование. Мы не чувствуем себя естественными или уравновешенными. Когда мы перестаем противостоять реальности, действия становятся простыми, плавными, добрыми и бесстрашными.”

Краткое содержание книги: Любить то, что есть

Работа Байрона Кэти увлекательна, ее часто неправильно понимают, и она помогла сотням, если не тысячам людей.

Обзор:

В 1986 году Байрон Кэти оказалась в лечебном учреждении по поводу расстройства пищевого поведения. Там у нее было пробуждение. Некоторые могут описать ее опыт как духовную трансформацию, шаманское исцеление или возрождение. Независимо от определения ее нового осознания, когда она вернулась домой, ее муж и дети отметили разницу — любящую, обоснованную и мудрую разницу.Теперь она находилась в месте , любя то, что есть , и люди начали приходить к Кэти за советом и советом. В серии Любить то, что есть: четыре вопроса, которые могут изменить вашу жизнь , Кэти представляет следующие идеи и многое другое!

Основные понятия
  • Наши мысли часто не соответствуют действительности, то есть тому, что есть.
  • Мысли и истории, повторяемые снова и снова, становятся бессознательными убеждениями.
  • Узнавать, что правильно для вашей жизни, — это ваша работа, а не думать и не решать, что хорошо для других.
  • Вы — ни ваши мысли, ни ваши истории.
  • С интересом и состраданием обращайте внимание на свои болезненные мысли.
  • Мучительные и болезненные чувства возникают из-за принятия неправдивых историй и мыслей.
  • Запишите свои мысли и истории. Легче бросить вызов бессознательным представлениям, когда их можно увидеть в черно-белых тонах.

Кэти предлагает следующие четыре вопроса, чтобы проверить ваши мысли:

  1. Это правда?
  2. Можете ли вы точно знать, что это правда?
  3. Как вы реагируете, когда думаете об этой мысли?
  4. Кем бы вы были без мысли?

Позже в процессе Кэти задает еще вопросы, чтобы проверить вашу мысль (вашу историю).Она называет эти вопросы оборотами. Поворот на вокруг — это способ узнать, что на самом деле может быть для вас правдой. Это побуждает вас смотреть на ситуацию как на зеркало самого себя

Поверните мысль ВОКРУГ.

Пример мысли (рассказа) Он причинил мне боль.
Разверните на ПРОТИВОПОЛОЖЕНИЕ. Он меня не обидел.
Разверните его на SELF. Я поранил себя.
Разверните его на ДРУГОЕ. Я поранил его.

Байрон Кэти Цитаты:
  • « Пока вы думаете, что причина вашей проблемы где-то там, , пока вы думаете, что кто-то или что-то несет ответственность за ваши страдания, ситуация безнадежна. Это означает, что вы навсегда остаетесь в роли жертвы — что вы страдаете в раю ».
  • «Мысль безвредна, если мы ей не верим. Не наши мысли, а наша привязанность к нашим мыслям причиняет страдания.Привязаться к мысли означает верить в ее истинность, не спрашивая. Вера — это мысль, к которой мы привязаны, часто годами ».
  • «Я никогда не испытывал стрессового чувства, которое не было бы вызвано привязанностью к ложной мысли. За каждым неприятным чувством скрывается неверная для нас мысль ».
  • «Возложение вины или осуждения на кого-то другого оставляет вас бессильным изменить свой опыт; принятие ответственности за свои убеждения и суждения дает вам возможность изменить их.”
  • «Мы пытаемся избавиться от стрессовых переживаний, глядя вовне. Мы пытаемся изменить кого-то еще или тянемся к сексу, еде, алкоголю, наркотикам или деньгам, чтобы найти временное утешение и иллюзию контроля ».
  • «Запрос — это осознание того, что все ответы, которые нам когда-либо понадобятся, всегда доступны внутри нас».
Вывод:

Кэти выступала по всему миру в церквях, университетах и ​​тюрьмах. Она предлагает своим последователям сомневаться в том, во что они верят, что им говорят от других и что они говорят сами себе.

Начните с захватывающих моментов, когда сможете полюбить то, что есть , и расширить его. Также обратите внимание, когда вам сложно полюбить то, что есть . С практикой вы, по крайней мере, переместитесь к , принимая то, что есть .

Патрисия Морган MA CCC помогает своим читателям, клиентам и аудитории облегчить их бремя, улучшить их мировоззрение и укрепить их устойчивость. Чтобы перейти от горя к WOW позвоните 403.242.7796 или отправьте запрос по электронной почте.


Если вам понравился или полезен этот блог, оставьте, пожалуйста, комментарий
ниже и подпишитесь на мою электронную новостную рассылку Your Uplift.

Просмотры сообщений: 79

Что такое любовь?

Романтическая любовь — от песен и стихов до романов и фильмов — одна из самых устойчивых тем для произведений искусства на протяжении веков. Но как насчет науки?

Исторические, культурные и даже эволюционные свидетельства свидетельствуют о том, что любовь существовала в древние времена и во многих частях мира. Романтическая любовь существует в 147 из 166 культур, рассмотренных в одном исследовании.

Сложность любви во многом связана с тем, как люди по-разному ее воспринимают и как она может меняться со временем.


Читать далее: Пятничное эссе: в поисках места для любви


Люблю, или «влюблен»?

Психологические исследования, проведенные за последние 50 лет, изучали разницу между симпатией к кому-то, любовью к кому-то и «влюбленностью».

Понятие «лайк» — это позитивные мысли и чувства по отношению к кому-либо и признание компании этого человека полезным.Мы также часто испытываем тепло и близость к людям, которые нам нравятся. В некоторых случаях мы выбираем эмоциональную близость с этими людьми.

Когда мы любим кого-то, наш мозг ведет себя иначе, чем когда мы кого-то любим. Halfpoint / Shutterstock

Когда мы любим кого-то, мы испытываем те же положительные мысли и переживания, что и когда нам нравится человек. Но мы также испытываем глубокое чувство заботы и преданности этому человеку.

«Влюбленность» включает в себя все вышеперечисленное, но также включает в себя чувство сексуального возбуждения и влечения. Однако исследования собственных взглядов людей на любовь показывают, что не все виды любви одинаковы.

Страстная и товарищеская любовь

Романтическая любовь бывает двух видов: страстная и товарищеская. Большинство романтических отношений, будь то гетеросексуальные или однополые, включают обе эти части.

Страстная любовь — это то, что люди обычно считают «влюбленными».Он включает в себя чувство страсти и сильную тоску по кому-то до такой степени, что они могут навязчиво думать о желании оказаться в их руках.

Различные исследования сообщают, что примерно 20-40% пар испытывают снижение страстной любви в течение отношений. Rawpixel.com/ Shutterstock

Вторая часть известна как товарищеская любовь. Это не так сильно, но сложно и связывает чувство эмоциональной близости и приверженности с глубокой привязанностью к романтическому партнеру.

Как любовь меняется со временем?

Исследования, изучающие изменения в романтической любви с течением времени, обычно показывают, что, хотя страстная любовь начинается с пика, с течением отношений она снижается.

На это есть разные причины.

По мере того, как партнеры узнают больше друг о друге и становятся более уверенными в долгосрочном будущем отношений, рутинные отношения развиваются. Возможности испытать новизну и возбуждение также могут снизиться, как и частота сексуальной активности.Это может вызвать утихание страстной любви.

Именно сокращение товарищеской любви в большей степени, чем страстная любовь, может негативно повлиять на долговечность романтических отношений. Обезьяна: бизнес-изображения / Shutterstock

Хотя снижение страстной любви наблюдается не во всех парах, различные исследования показывают, что примерно 20-40% пар переживают этот спад. Среди пар, состоящих в браке более десяти лет, самый резкий спад, скорее всего, произойдет во втором десятилетии.

Жизненные события и перемены также могут затруднить испытание страсти. У людей есть конкурирующие обязанности, которые влияют на их энергию и ограничивают возможности для развития страсти. Родительство — пример этого.


Читать далее: Любовь по замыслу: когда наука встречается с сексом, похотью, влечением и привязанностью


Напротив, товарищеская любовь обычно со временем усиливается.

Хотя исследования показывают, что большинство романтических отношений состоят как из страстной, так и из товарищеской любви, именно отсутствие или сокращение товарищеской любви в большей степени, чем страстная любовь, может негативно повлиять на долговечность романтических отношений.

Но в чем смысл любви?

Любовь — это эмоция, которая удерживает людей привязанными друг к другу. С точки зрения эволюционной психологии любовь эволюционировала, чтобы удерживать родителей детей вместе достаточно долго, чтобы они выжили и достигли половой зрелости.


Читать далее: Как это называется любовью?


Период детства у людей намного дольше, чем у других видов. Поскольку потомство в течение многих лет полагается на взрослых, чтобы выжить и развить навыки и способности, необходимые для успешной жизни, любовь особенно важна для людей.

Без любви трудно понять, как мог бы развиться человеческий вид.

Любовь эволюционировала, чтобы держать родителей детей вместе достаточно долго, чтобы они выжили и достигли половой зрелости.Nattakorn_Maneerat / Shutterstock

Биологическая основа тоже

Любовь имеет не только эволюционную основу, но и коренится в биологии. Нейрофизиологические исследования романтической любви показывают, что люди, находящиеся в муках страстной любви, испытывают повышенную активацию областей мозга, связанных с вознаграждением и удовольствием.


Читать далее: Изоляция любви: пандемия оказала давление на многие отношения, но вот как узнать, выживут ли ваши


Фактически, активируемые области мозга такие же, как и области мозга, активируемые кокаином.

Эти области выделяют химические вещества, такие как окситоцин, вазопрессин и дофамин, которые вызывают чувство счастья и эйфории, которые также связаны с сексуальным возбуждением и возбуждением.

Интересно, что эти области мозга не активируются, когда мы думаем о неромантических отношениях, таких как друзья. Эти данные говорят нам, что любить кого-то — это не то же самое, что любить кого-то.

Какой у тебя стиль любви?

Исследование выявило три основных стиля любви.Стили любви, впервые придуманные психологом Джоном Ли, — это эрос, лудус и сторге. Эти стили включают убеждения и отношение людей к любви и служат руководством для построения романтических отношений.

Люди, увлеченные любовью, доверчивы, не нуждаются и не зависят от других. BLACKDAY / Shutterstock

Эрос

Этот стиль любви относится к эротической любви и направлен на физическое влечение и занятие сексом, быстрое развитие сильных и страстных чувств к другому и интенсивной близости.

Людус

Этот стиль предполагает эмоциональную отстраненность и часто предполагает «игру». Неудивительно, что люди, поддерживающие этот стиль любви, вряд ли примут на себя обязательства, чувствуют себя комфортно при прекращении отношений и часто начинают новые отношения, прежде чем прекратить текущие.

Сторге

Сторге часто считается более зрелой формой любви. Приоритет отдается отношениям с человеком, имеющим схожие интересы, привязанность выражается открыто и меньше внимания уделяется физической привлекательности.Люди, одержимые любовью к сторге, доверяют другим и не нуждаются в них и не зависят от них.

Или вам больше нравится сочетание смесей?

Вы можете видеть себя в более чем одном из этих стилей.

Данные свидетельствуют о том, что некоторые люди обладают смесью трех основных стилей любви; Эти смеси были обозначены Ли как мания, прагма и агапе.


Читать далее: Дорогая, я люблю тебя … от всей души


Маниакальная любовь включает в себя сильные чувства к партнеру, а также беспокойство о приверженности отношениям.Прагматическая любовь включает в себя разумный выбор отношений в поисках партнера, который станет хорошим компаньоном и другом. Агапе — это самоотверженная любовь, движимая чувством долга и самоотверженности.

Развитие личности и прошлый опыт взаимоотношений людей влияет на любовный стиль человека. Густаво Фразао / Shutterstock

Почему вы любите то, что делаете?

Любовный стиль человека не имеет ничего общего с его генетикой.Скорее, это связано с развитием личности и прошлым опытом взаимоотношений человека.

Некоторые исследования показали, что люди с высокими чертами характера, такими как нарциссизм, психопатия и макиавеллизм, больше одобряют стиль любви лудус или прагма.


Читать далее: Есть шесть стилей любви. Какой из них лучше всего описывает вас?


Люди, которые имеют ненадежный стиль привязанности, предполагающий высокую потребность в признании и озабоченности партнерами по отношениям, одобряют большую манию любви, в то время как те, кому некомфортна интимность и близость, не одобряют любовь эроса.

Независимо от различий в способах переживания любви, одно остается общим для всех: мы, люди, являемся социальными животными, которым она очень нравится.

Определение любви — Какое определение любви?

Что такое любовь? Все мы много говорим о любви, но что на самом деле — это определение любви? На что на самом деле похожа любовь? А чем любовь отличается от похоти ? Вот все возможные способы определения любви, плюс эксперт объясняет, что такое любовь.

Какие бывают виды любви?

Любовь — вещь невероятно субъективная, и внутри самой любви есть множество разных видов любви. Есть немантическая платоническая любовь между друзьями, любовь между членами семьи, а также сильная безусловная любовь. Но чаще всего, когда говорят о любви, имеют в виду романтическую любовь с партнером. Сообщество ЛГБТК + показывает, что существует множество разных форм любви. Лесбиянки — это женщины, которые любят других женщин, в то время как геи любят других мужчин, бисексуалы любят людей более чем одного пола, в то время как пансексуалы любят людей всех полов.Некоторые люди полиамурны, то есть они любят сразу нескольких романтических партнеров, в то время как другие аромантичны и вообще не чувствуют романтического влечения к другим людям. Между тем, многие люди просто предпочитают идентифицировать себя как квир. Но, в конце концов, любовь есть любовь.

Какое определение для любви?

Согласно словарю, любовь — это «сильное чувство глубокой привязанности». Между тем, Urban Dictionary определяет любовь как «акт заботы и отдачи кому-то другому.Ставить на первое место чьи-то интересы и благополучие. По-настоящему любить — очень самоотверженный поступок ».

mediaphotosGetty Images

«Любить кого-то — значит принимать его такими, какие они есть», — объясняет психосексуальный терапевт и психотерапевт Сара Калверт, даже те вещи, которые вам не обязательно нравятся в них, например, насколько они беспорядочные. Сара объясняет, что любить кого-то означает даже любить повседневную жизнь вместе и создавать настоящую привязанность к другому человеку.

У разных людей разные определения и переживания любви, и разные переживания любви, конечно же, повлияют на то, что для них значит любовь. По словам 20-летней Ани *, которая поддерживает отношения на расстоянии: «Любовь — это взаимное взаимодействие, которое необходимо демонстрировать обеим сторонам. Это эмоция, однако она возникает после доверия, после верности и после приверженность Итак, есть много жертв и много ответственности.»

Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

Как узнать, что ты влюблен?

«Влюбленность связана с сильными чувствами страсти, страсти, одержимости и похоти», — говорит Сара. Вы можете сказать, что любите кого-то, если вам кажется, что вы все время скучаете по нему, чувствуете отчаянную потребность быть с ним или чувствуете, что не можете сосредоточиться на других вещах.Однако любовь также может отнимать много энергии и казаться очень поглощающей, добавляет Сара, и может заставить вас увидеть «идеализированную» версию другого человека, отсюда и слово «любовь слепа».

Джена АрделлGetty Images

Что такое любовь?

Существует множество физических причин того, почему вы чувствуете то же самое, что и в любви, будь то возбуждение, счастье или что-то в этом роде.«Влюбленность вызывает изменения в наших телах, поскольку мы выделяем дофамин, гормон« хорошего самочувствия », который дает нам чувство эйфории или удовольствия», — объясняет Сара. Когда мы влюблены, наши тела также увеличивают выработку норадреналина, добавляет Сара, что заставляет ваше сердце биться чаще и дает вам дополнительную энергию, вызывая гиперактивность. «Вот почему иногда у« влюбленных »снижается аппетит, они страдают бессонницей и беспокойством», — объясняет Сара, что часто называют «любовной болезнью».

«Я думаю, что влюбленность означает, что вы связаны с кем-то на всех уровнях: физическом, эмоциональном, духовном», — объясняет один из пользователей Reddit.Такое ощущение, что даже если вы только что встретили их, вам кажется, что вы знаете их всю свою жизнь ».

В чем разница между любовью к кому-то и
в любви с кем-то?

Весна Йованович / EyeEmGetty Images

Чтобы сделать всю концепцию любви еще более сложной, вы можете любить человека, не будучи в любите его, то есть вы любите его, но он не любит вас в ответ (к сожалению).По словам Сары, «любить человека, а не влюбляться, спокойнее и менее драматично». О безответной любви написано множество книг, фильмов, стихов и песен, и любой, кто был там, скажет вам, что это болезненный опыт.

Какие признаки того, что кто-то вас любит?

Трудно определить признаки того, что кто-то влюблен в вас. Сара предлагает обратить внимание на пять языков любви в поведении вашего партнера. По словам эксперта по взаимоотношениям доктора Гэри Чепмена в своей книге Пять языков любви: секрет продолжающейся любви , люди проявляют любовь разными способами: словами подтверждения, физическим прикосновением, отправкой подарков, качественным временем и актами служения. .

«Важно, чтобы оба партнера понимали, что заставляет друг друга чувствовать себя любимыми», — добавляет Сара, особенно если у вас нет совпадения в том, как вы оба выражаете любовь.

Понравилась статья? Подпишитесь на нашу рассылку новостей , чтобы получать больше подобных статей прямо на ваш почтовый ящик.

ПОДПИСАТЬСЯ

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Эпизод 64: Байрон Кэти — Любить Что такое

Можете ли вы уменьшить количество страданий в своей жизни, просто задав несколько конкретных вопросов? Автор бестселлеров Байрон Кэти предполагает, что с помощью простого процесса исследования мы можем отпустить гнев, изменить наше восприятие и жить без неудач. В своей книге « Любить то, что есть » она формулирует четыре вопроса, которые помогут вам справиться со стрессовыми ситуациями.В этой серии мы рассмотрим каждого из них, и я протестирую их на реальной ситуации из моей жизни.

Книга : Любить то, что есть
Веб-сайт : TheWork.com
Биография : Байрон Кэти, основатель The Work, выполняет одну работу: учить людей, как положить конец их собственным страданиям. По мере того, как она направляет людей через мощный процесс исследования, который она называет Работой, они обнаруживают, что их стрессовые убеждения — о жизни, других людях или самих себе — радикально меняются, и их жизни меняются навсегда.Основываясь на непосредственном опыте Байрона Кэти о том, как возникают и прекращаются страдания, Работа — это удивительно простой процесс, доступный для людей любого возраста и происхождения, и для него не требуется ничего, кроме ручки, бумаги и непредубежденности.

С помощью этого процесса каждый может научиться прослеживать источник несчастья и бороться с ним там. Кэти (как ее все называют) не только показывает нам, что все проблемы в мире берут начало в нашем мышлении: она дает нам инструмент, чтобы открыть наш разум и освободить себя.

Питер : Добро пожаловать в подкаст Bregman Leadership. Я Питер Брегман, ведущий и генеральный директор Bregman Partners. Этот подкаст является частью моей миссии — помочь вам привлечь внимание к наиболее важным вещам.

Нам повезло, что сегодня с нами Байрон Кэти. Если ты ее не знаешь, то знай. Я взял ее книгу много лет назад «Любить то, что есть». Если честно, я поднял его и прочитал первые несколько страниц. Это меня напугало. Я чувствую себя немного глупо и, безусловно, уязвимо, рассказывая об этом, но это меня настолько напугало, что я перестал это читать.Простая идея думать о жизни и принимать ее такой, какая она есть, на самом деле пугала и пугала меня, поэтому я перестал ее читать.

Примерно месяц назад мне посчастливилось побывать на семинаре с Кэти. Так она известна по фамилии Кэти. Это было действительно потрясающе. Я также должен признать, что начал с небольшого цинизма на семинаре, чувствуя, как: «Ну, это эти вопросы, и как пара вопросов действительно имеет большое значение», но семинар действительно мощный .С тех пор я обнаружил, что я не знаю, сколько раз, может быть, 30 раз за последний месяц, размышлял конкретно о работе, которую я проделал с ней, и сообщениях, которыми она делится, и очень, очень простых вопросах. это может очень сильно повлиять на нашу жизнь.

Я очень рад видеть вас на шоу. Кэти, добро пожаловать на подкаст Bregman Leadership.

Байрон Кэти : Спасибо. Спасибо. Приятно быть с тобой сегодня. Мне так понравилось ваше присутствие на семинаре.Каждый раз, когда я смотрел на тебя, я испытывал какой-то восторг. Наверное, у нас одна и та же цель.

Питер : Мне это нравится. Я думаю, мы делаем это по-разному. Мне нравится, что ты это почувствовал. Спасибо. Почему бы вам не начать, для людей, которые не знают вашу работу, с того, чтобы поделиться основной идеей, стоящей за ней, или основными вопросами, которые вы просите людей задать, и, возможно, немного о вас, чтобы они откуда это взялось?

Байрон Кэти : Моя работа, как я говорю, потому что я нашла ее в мгновение ока.Или я могу сказать, что после более чем десяти лет ужасных страданий, агорафобии и большого замешательства, депрессия. Однажды утром, когда я спал на полу, таракан переполз мне по ноге. Я открыл глаза и проснулся двумя способами. Я проснулся от сна, как мы все делаем каждое утро, и я проснулся, и вся темнота рассеялась. Депрессия полностью прошла. В тот момент я увидел, что, когда я верил своим мыслям, я страдал, а когда я им не верю, я не страдаю.

Я пришел к выводу, что это верно для каждого человека.Незнание не означает, что мы глупы. Это просто оставляет место для мудрости. Это то место, о котором нам не нужно знать, потому что все, что нам нужно знать, находится здесь, прямо здесь и прямо сейчас. В этом нет никакой загадки. Действительно интересно жить настоящим, не предугадывая будущее. Или, по крайней мере, осознавать это, поскольку мы предполагаем будущее, даже если оно опережает нас на наносекунду.

Я видел в этом фильме, повторюсь, что, когда я верил своим мыслям, я страдал, а когда нет, я не страдаю.Когда я не верю в это, я не верю. Как будто дети перестали меня узнавать. Муж перестал меня узнавать. Это было то же тело, и я вел расследование. Я все расспрашивал. Было тихо. Люди начали спрашивать меня: «Что это за драматический сдвиг? Что случилось с вами?» Они хотели знать. Они искренне хотели знать.

Я бы попросил их изложить свои мысли на бумаге. Я бы посидел с ними. Потом мы их расспрашивали. Первая мысль: «Это правда?» Во что вы верите, определите это, а затем успокойтесь и спросите себя: «Это правда?» Например: «Он не заботится обо мне.» Это правда? Тогда просто успокойтесь и обратите внимание на эти истории, эти образы и истории из прошлого будущего, и просто обратите внимание. Выйди за рамки всего этого. «Это правда, что он не заботится обо мне?» Я положу это сюда. Затем: «Могу ли я точно знать, что это правда?»

Питер : Вы упомянули очень важный для меня вывод в минувшие выходные: вы не задаете эти вопросы, чтобы быстро на них ответить. Вы просите их сесть рядом с ними и позволить ответам стать для вас ясными.Существует огромная разница между заданием вопроса и очень быстрым ответом на него и ответом на него, сидением с ним и вопросом: «Неужели то, что я думаю, правда? Это правда, что я ему не нравлюсь? » Часто появляется другой ответ.

Байрон Кэти : Это так весело. Это просто все, что я думал, что знаю, я не знал. Было так весело смотреть: как ты живешь на этом основании? Как жить с этим? В этом я обнаружил, что Вселенная дружелюбна.Это было большим подспорьем. Кто это был? Эйнштейн или Сократ? Один из них сказал: «Самый важный вопрос, на который нужно ответить, — дружественна ли Вселенная?» Я просто попал в это. Так или иначе, но я все еще тестирую спустя 30 лет.

Питер : Я думаю, что это часть страха, который у меня был, когда я впервые прочитал книгу — я не знаю, был ли я убежден, что она была дружественной, и что если я действительно позволю себе поставить себя в руки Вселенная, в некотором смысле, я немного боюсь того, как это будет выглядеть.Я хожу по жизни с некоторой иллюзией, что могу контролировать результаты. Я знаю, что могу много работать, чтобы двигаться в определенном направлении, но я думаю, что есть грань между работой, которую мы делаем, и результатами, которые мы контролируем.

Байрон Кэти : Ага. По правде говоря, я такой же способный, как и я, и я живу за счет этого, так что неудач нет. Я просто вижу, на что я способен, и живу в этой тайне. Меня ничто не остановит. По сути, я живу бесстрашной жизнью.Это то, к чему я приглашаю мир. Когда мы боимся, мы рассчитываем не только на то, что это неудобно, но и на другой способ жить.

Сейчас на планете этой работой занимаются миллионы людей. Это всего четыре простых вопроса. Это исследование и медитация. Это требует спокойствия, внимательности, как бы там ни было. Таким образом, мы просто взрываем собственные умы, пока в конечном итоге это не станет постоянным, и, как я сказал ранее, это похоже на непрерывный, безостановочный, безмолвный образ жизни, даже когда вы говорите.

Питер : Это требует глубокого любопытства.

Байрон Кэти : Думаю, да. Если вы попали в это любопытное место, как ребенок, это было бы великолепно. Это было замечательно. Это было непрерывно. Я живу этим. 73 года. Думаю, в следующем месяце мне исполнится 74 года, но я чувствую себя ребенком. Я просто чувствую себя ребенком. Не имею представления. В этом пространстве так много всего. Я просто позволю жизни показать меня, а не догадываться.

Питер : Наряду с любопытством, это также кажется, и вы демонстрируете это, и это та часть, где я был немного напуган, действительно требуется определенная смелость, чтобы подвергнуть сомнению мысли, которые у вас, возможно, были на протяжении десятилетий, на которой вы, возможно, построили свою личность, которую вы защищали со всей мощью своих возможностей.Требуется много мужества, чтобы сказать: «Знаешь, я всегда так думал. Я всегда это чувствовал. Это то, кем я себя считаю. Это правда?»

Байрон Кэти : Да. Да. Вы знаете, каждый раз, когда кто-то сидит в этой медитации, в этом вопросе, личность меняется. Нам не нужно этого бояться. Он сдвигается сам по себе. Всегда добрее. Это всегда мудрее. Всегда безопаснее. Да, эго скажет: «О, для меня этого достаточно. Это безопасно.»

Петр : И мы должны быть готовы ошибаться.

Байрон Кэти : О да. Ага. Приятно ошибаться, когда вы замечаете, что, по вашему мнению, вызывает стресс.

Питер : Мне это нравится. Мы добрались до двух из четырех вопросов. Первый вопрос: «Это правда?» Второй вопрос, который вы сказали: «Вы уверены?» Если вы ответите на свой первый вопрос: «Да, это правда», то второй вопрос: «Давайте еще раз подумаем об этом. Уверены ли мы, что это правда? » Тогда твой третий вопрос.

Байрон Кэти : Обратите внимание, как вы реагируете, когда верите в эту мысль.Если бы у меня была мысль: «Ему плевать на меня», как я отреагирую, если верю этой мысли? Подойду ли я к той ситуации, когда я мысленно верил в это? Я закрыл глаза, и я просто нахожусь в той ситуации с ним, и он не заботится обо мне. Как я реагирую, когда верю этой мысли? Я вижу, что моя речь может быть… Что бы это было для вас?

Питер : Если я считаю, что я кому-то не нравлюсь, я не стану уязвимым с ними. Я не буду рисковать с ними.Я не позволю им узнать, о чем я думаю. Я буду защищать себя от боли. Я присоединюсь к людям, которые, как мне кажется, мне нравятся, потому что так будет безопаснее.

Если я действительно спущусь в глубокую, темную часть меня, на которую я действительно не хочу смотреть, я могу сделать что-то, чтобы другие люди вокруг него полюбили меня, чтобы я чувствовал себя в большей безопасности и чтобы они вместо этого сошлись со мной. о нем, что в конечном итоге может нанести большой ущерб ему, окружающей среде, мне и всем.

Байрон Кэти : Нам, потому что люди действительно видят это. Там, где мы живем, это наше собственное заблуждение. Кроме того, мы начинаем понимать: «Я считаю, что он не заботится обо мне». Я начинаю искать его любви, одобрения и признательности. Я становлюсь той личностью, которая не есть я.

Петр : Верно.

Байрон Кэти : Если он не купится на это, тогда мне, возможно, придется усилить это или просто не говорить о нем самые добрые вещи после этого, или, по крайней мере, думать об этом недоброжелательно.Я не знаю его, не знаю меня. Каждый раз, когда я размышляю над этим, если он говорит: «Ты мне очень нравишься, ты мне очень нравишься», я не поверю этому, потому что верю своим мыслям. Я не обязательно поверю в это. Одна из причин этого в том, что ему нравится личность, которую изображаю я, а не я. Не я.

Питер : Что делает вас еще более неуверенным в себе, в том, кто вы есть, потому что, когда вы создаете эту личность, которую вы создаете, чтобы понравиться ему, и это работает, тогда вы начинаете доверять своей личности кем бы вы ни были на самом деле, даже меньше.Мы обсудили первые три вопроса: правда ли это; Вы уверены, что это правда? Как вы реагируете, когда верите в эту мысль? Какой четвертый вопрос?

Байрон Кэти : Кем бы вы были без этой мысли? В той ситуации, когда вы полагаете, что он не заботится о вас, кем бы вы были без этой мысли? Тогда это действительно требует тишины, чтобы просто быть там и свидетельствовать, как если бы вы не верили в это, и просто свидетельствовать вам, свидетельствовать того человека, свидетельствовать о ситуации.Это так глубоко, человек.

Работа есть практика. Это практика, на которую я приглашаю людей каждое утро или когда они могут, как можно чаще. Это так радикально изменит вашу жизнь, что она такая простая и мощная. Любой непредвзятый может сделать это. Просто в тот момент: «Кем бы я был без этой истории».

Петр : Месяц назад, если бы я задал этот вопрос, я бы ответил так: «Кем бы я был без этой мысли», что означает: «Кем бы я был с мыслью, что я ему нравлюсь? ” Более глубокий ответ: «Кем бы я вообще был без этой мысли?» Это означает: «Неважно, нравлюсь я ему или нет.«Беспокойство о том, нравлюсь ли я кому-нибудь, само по себе не является полезной мыслью.

Байрон Кэти : Просто обратите внимание, кем бы вы были без мысли, не заменяя эту мысль ничем?

Петр : Верно. Вот несколько вопросов, которые у меня возникают, когда я думаю об этом. Во-первых, я могу пройти через этот процесс и сказать: «Ладно, ему нет дела до меня. Это правда?» Нет, наверное, неправда. Или, может быть, я сначала думаю, что это правда, а потом говорю: «Это правда?» Думаю, это, наверное, неправда.Вот что произойдет, если я буду действовать, основываясь на этой мысли.

Байрон Кэти : Или это типа: «Как я реагирую, когда верю в это?»

Петр : «Как мне реагировать?»

Байрон Кэти : Мы действительно наблюдаем этот момент во времени и просто наблюдаем его. Это показывает нам, кто мы есть, не задумываясь. Нам не нужно отвечать на вопрос. Он уже там, если мы просто остановимся и станем свидетелями.

Петр : Посмотрите, как мы реагируем на эту мысль.

Байрон Кэти : Да. Как мы отреагировали в той конкретной ситуации, когда поверили в это, и как мы соприкоснулись с этими эмоциями. Они огромные.

Питер : Вы сказали: «Я никогда не видел проблемы с работой или деньгами, которая не превратилась бы в проблему мышления». Я бы с тобой согласился. У этого также есть эмоциональная сторона, заключающаяся в том, что я мог сказать и подумать об этом и осознать, что: «Нет, у меня нет доказательств того, что это правда, что я ему не нравлюсь.«Тем не менее, я все еще мог чувствовать себя обиженным. Я все еще чувствовал себя неуверенно.

Байрон Кэти : В той ситуации у нас были все доказательства. Когда мы сейчас медитируем над этим, мы видим, что визуализируем ситуацию такой, какой она была, и позволяем ей снова показать нам ответы.

Петр : Можем ли мы решить эти проблемы, чувства страха, вины или незащищенности на уровне мышления? Должны ли мы каким-то образом задействовать эмоции? Или вы говорите, что медитация включает эмоции.

Байрон Кэти : Я могу сказать, что верю, потому что эмоции такие. Это то, что предупреждает меня о том, что я не в своей целостности. Как мне отреагировать? Что происходит, когда я верю этой мысли? В первую очередь я иду на эмоции. Это помогает людям. Некоторым людям нравится видеть, что они чувствуют, когда я верю этой мысли, и как я реагирую? Потому что как я реагирую? Это прежде всего эмоции.

Петр : Можно ли так изменить наши мысли? Можем ли мы сказать: «Хорошо, у меня нет никаких доказательств этой мысли, поэтому я перестану думать об этом»? Можем ли мы сделать это с помощью нашего разума?

Байрон Кэти : Ну, я собиралась сказать, что не пробовала этого, но для меня это не сработает.Мы верим своим мыслям или сомневаемся в них. Другого выбора нет. Жизнь верующего тяжела. Это трудно. Это жизнь, полная замешательства, горя и сожалений.

Петр : Верно. Мы не говорим: «Я собираюсь изменить эту мысль», мы просто говорим, что задаем себе несколько вопросов, которые могут заставить нас признать, что эти мысли не только неправдивы, но и бесполезны.

Байрон Кэти : Ага. Это противоположно манипулированию нашими мыслями.Мы просто тестируем.

Питер : О, это глубоко. На самом деле, когда мы живем в убеждении, что у нас есть история, которая у нас была навсегда, это фактически манипулирует нашими мыслями.

Байрон Кэти : Ну, мы им верим, поэтому на самом деле не манипулируем. С одной стороны, мы. Мы прошли путь от невинных к запутавшимся, но да. Если я во что-то верю, я совершенно невиновен. Потому что это как если бы моя мать сказала: «Байрон Кэти», или если бы моя мать сказала: «Это дерево», а я всего лишь маленький ребенок, и я даже не знаю, о чем она говорит, я не знаю » я научился так говорить или действительно так думать.Она говорит: «Это дерево». Она продолжает. Тогда, может быть, один из моих братьев и сестер скажет: «Ой, посмотри на дерево». Может быть, мой отец говорит: «Посмотри на дерево».

В тот момент, когда я вижу дерево, я поверил, что это дерево. Мы должны поверить в это, прежде чем даже сможем это увидеть. Мы действительно создали весь мир, наш мир, наш индивидуальный мир. Тогда кем я был, кем я был до того, как поверил, что это дерево? Я был в порядке. Это не было катастрофой, и тогда я поверил. Я верил, что это дерево. Я буквально поверил дереву, и оно очень мощное, и вот с чем мы имеем дело.Ум — творец всего. Он творец всего. Будет правильным, если мы узнаем это немного лучше и поставим под сомнение эту идентичность, то есть поставим под сомнение то, что создало и что удерживает эту идентичность на месте.

Петр : Увидеть вещи такими, какие они есть на самом деле, в отличие от социального, культурного, лингвистического контекста, в который мы их помещаем.

Байрон Кэти : Да.

Петр : Верно. Ух ты.

Байрон Кэти : Ага.

Питер : У меня есть мысль, что я сделал рабочий лист, короткую версию рабочего листа, на который я заполнил вопросы. Я подумал, может, мы пройдем через это —

Байрон Кэти : Хорошо.

Петр : В пример людям.

Байрон Кэти : Хорошо, и для ваших слушателей, которые не знают. Что такое рабочий лист? Если вы зайдете на thework.com, чтобы узнать, как выполнить эту работу, то это бесплатно. Вы просто толкаете. Вам не нужно ни на что подписываться.Вы просто нажимаете на печать, и она ваша. Вот на что мы смотрим, на что собираемся взглянуть.

Питер : Это отличный процесс. Рабочий лист в первом предложении, и я собираюсь использовать здесь другое имя, чтобы я никого не вовлекал, в первом вопросе: «Кто в этой ситуации злит, смущает, огорчает или разочаровывает вас? и почему?» Я написал … Это как ты хочешь, чтобы я это пережил? Я просто пробегу.

Байрон Кэти : Да. В рабочем листе сказано: «Определите ситуацию и время, которые вас расстраивали.”

Питер : Я сказал: «Я разочарован Ральфом, который отменяет наши встречи».

Байрон Кэти : Хорошо. Что за ситуация? На телефоне?

Питер : Ситуация такова, что я разговариваю по телефону, и у меня есть с ним коучинговые звонки. Ральф — старший человек в организации. Ситуация, с которой я ему помогаю, — сложная ситуация. Ему тяжело. Компании тяжело. Я считаю, что могу быть полезен. Он говорит, что я мог бы помочь.Он настолько потрясен происходящим, что вынужден в некотором смысле отменить подписку по уважительным причинам. Он делает важную работу. Не думаю, что он меня избегает. Я знаю, что он избегает меня не потому, что мы переписываемся и переписываемся по электронной почте, но всплывают вещи, которые захватывают его время.

Мне приходит в голову мысль: «Если бы я только мог выделить немного его времени, мы могли бы опередить это», но у меня нет рычагов влияния. Если я вообще не могу найти его время, я чувствую себя беспомощным и ничем не могу ему помочь.Я разочарован этим.

Байрон Кэти : Хорошо. Ситуация такова, что вы разговариваете с ним по телефону, и он отказался.

Петр : Совершенно верно.

Байрон Кэти : Вы кладете трубку. Хорошо. Прочтите заявление номер один еще раз.

Питер : «Я разочарован Ральфом, потому что он отменяет наши встречи».

Байрон Кэти : Он отменяет ваши встречи.

Петр : До этого было.У нас запланирована встреча, и он отменяет ее до того, как она состоится.

Байрон Кэти : Хорошо, он отменяет встречу.

Петр : Верно.

Байрон Кэти : Вы точно знаете, что он действительно отменяет встречи? Потому что у вас там была буква «S». Это была не одна встреча.

Петр : Верно.

Байрон Кэти : Вы говорите по телефону. Он его отменяет. Вы кладете трубку. Он отменяет встречи.

Питер : Ага.

Байрон Кэти : Это правда? Сэр, либо да, либо нет. Что бы это ни было, это один слог. Вот где приходит медитация, потому что эго захочет оправдать, отстоять свою позицию и удержать эту идентичность. Требуется тишина.

Питер : Это здорово. Ответ — нет. Это неправда. Верно то, что он отменяет некоторые из наших встреч, но он не отменяет все наши встречи.

Байрон Кэти : Неверно, что он отменяет встречи.

Питер : Думаю, это зависит от того, что мы подразумеваем под «собраниями».

Байрон Кэти : Вы описали, что вы имели в виду.

Питер : Ага. Я сделал это глобальным. Я думал, что это правда, что он отменил некоторые встречи, но это совсем не правда, что он отменяет все наши встречи.

Байрон Кэти : Хорошо, он отменяет встречи. Чем больше листов вы напишете, тем яснее будет ваш способ их написания.

Питер : Мм-хм (утвердительно).

Байрон Кэти : Сначала немного неуклюже. Это очевидно для любого из нас, кто это слушает, но мы будем придерживаться этого. Он отменяет встречи. Теперь, третий вопрос, их всего четыре, обратите внимание, когда вы медитируете над тем моментом, когда кладете трубку, он отменил встречу, как вы отреагируете? Что происходит, когда вы верите в мысль: «Он отменяет собрания?»

Питер : Честно говоря, я думаю, что произошло несколько вещей.

Байрон Кэти : Вы видите это визуально?

Питер : Ага.

Байрон Кэти : Вы здесь?

Питер : Ага.

Байрон Кэти : По телефону. Хорошо. Вы видите образы прошлого и будущего.

Петр : Верно.

Байрон Кэти : Хорошо. Вы чувствуете эмоции.

Питер : Мм-хм (утвердительно). Некоторые эмоции, которые я испытываю, — это две одновременные вещи.Один о нем, а другой обо мне. В первую очередь я расскажу обо мне: «Я могу ему помочь. Разве он не знает, насколько я хороша и чем могу помочь? Я помогу ему выбраться из этого.

Байрон Кэти : Вы видите вас и его и насколько вы можете быть полезны. Вы смотрите это изображение. Тогда вы чувствуете эмоции. Хорошо, теперь образы прошлого будущего. Какие образы прошлого вы думаете и верите, когда кладете трубку и обдумываете эту мысль?

Питер : Дай мне подумать об этом.Образы прошлого. Возможно, другие люди, у которых не было времени приходить на наши собрания, изо всех сил пытались добиться успеха в тех ситуациях, в которых они оказались. Это было для меня знаком: если у них нет времени остановиться и подумать о ситуация, с которой они сталкиваются, что они не смогут выбраться из подавленности, в которой они находятся, что вызывает ситуацию, с которой они сталкиваются.

Байрон Кэти : Ага. Вы видите такие ситуации, когда, если бы они работали с вами, это можно было бы предотвратить.

Петр : Верно.

Байрон Кэти : Вы наблюдаете это мысленным взором не на собственном опыте.

Петр : Верно.

Байрон Кэти : Вы являетесь свидетелем того прошлого. Вы являетесь свидетелем этого будущего. Теперь войдите в контакт со своими эмоциями. Вы положили трубку. Вы видите эти образы прошлого будущего. Вы вкладываете в него эти мысли.

Питер : Я боюсь. Я боюсь за него.Я боюсь за себя. Я боюсь за нашу совместную работу. Это преобладающая эмоция.

Байрон Кэти : Ага. Затем ум думает: «Я потеряю его как клиента. Мы могли бы так хорошо справиться, если бы он этого не сделал », — потом эмоции, которые сопровождают это. Хорошо? Вы только что положили трубку. Закрой глаза и где ты физически? Вы кладете трубку. Кем бы вы были без мысли «Он отменяет»?

Питер : Думаю, я бы обошелся без этой мысли

Байрон Кэти : Хорошо, тебе не нужно думать.

Питер : Вы правы.

Байрон Кэти : Вы просто свидетель. Где телефон, который вы только что положили?

Питер : Это прямо здесь, на столе.

Байрон Кэти : Хорошо. Ты за своим столом. Хорошо, закрой глаза и посмотри вокруг. У тебя все нормально?

Питер : Хорошо.
Байрон Кэти : Все в порядке, кроме того, о чем ты думаешь и во что веришь?

Питер : Все в порядке.

Байрон Кэти : Все. Хорошо. Он отменяет встречи. Поверни это другой стороной. А что наоборот? Он этого не делает.

Питер : Он встречи не отменяет.

Байрон Кэти : Хорошо, теперь вы начинаете соприкасаться с реальностью, где бывают случаи, когда он устраивал встречи.

Петр : Верно.

Байрон Кэти : Тогда вы можете просто смириться с этим, потому что вы соприкасаетесь с истиной, где эго будет иметь ее всегда и навсегда.Даже при том, что вы знаете лучше, это опыт: один из потерь. Он не отменяет встречи, и вы связываетесь с ними, и это многое вам покажет. Он так много вам покажет. Во-первых, более четкое общение с клиентом.

Петр : Верно.

Байрон Кэти : Мы уже узнали, что в следующий раз, когда он или кто-либо другой отменяет подобную встречу, вы можете сказать: «Я понимаю, и сейчас это нормально, и мой опыт, как ваш консультант, действительно ставит меня в «… Вы знаете, к чему я клоню, верно?

Питер : Ага.Ага.

Байрон Кэти : «Это ставит меня в невыгодное положение. Это ставит вас в невыгодное положение ». Затем вы можете привести пример того, где это действительно дорого обошлось кому-то в бизнесе. Вы бы сказали это только в том случае, если бы это было уместно.

Петр : Верно. На самом деле, я сделал этот рабочий лист, чтобы дать вам пример того, как это разыгралось, а именно то, что я задавал вопросы. Вы действительно помогли мне увидеть то, чего я не видел в собраниях, а не только в этой встрече, но я видел.Я действительно думал об этом достаточно, или чувствовал это достаточно, или медитировал над этим достаточно, чтобы мне стало очень ясно, в чем заключалась моя приверженность. Да, у меня были страхи, и я не люблю терять клиентов, но в конечном итоге я действительно хочу, чтобы он добился успеха.

Байрон Кэти : Вот и все. Вот в чем дело.

Питер : У него проблемы с проведением этих телефонных встреч. В результате я написал ему текстовые сообщения и сказал: «Давайте проведем следующую встречу лично и рассчитаем на час.Когда я смогу приехать к вам? » Он назначил мне дату и время.

Байрон Кэти : Это так хорошо.

Питер : Это собрание, которое у нас будет сразу после этого звонка.

Байрон Кэти : Это так хорошо.

Питер : Это позволило мне не придавать большого значения себе и не говорить о клиентах, которые меня не слушают. Ничего подобного.

Байрон Кэти : В противном случае мы можем просто упасть в кроличью нору и отказаться от этого клиента, потому что мы верим своим мыслям, когда это клиент, которого стоит спасти, стоит отдать все, что у вас есть.Таким образом, это дает вам жизнь, достойную того, чтобы жить, и действительно высокое производство. Давайте посмотрим на утверждение два.

Петр : Утверждение два было: «В этой ситуации» —

Байрон Кэти : Но есть еще кое-что. Он отменяет встречи. Давай вернем это тебе и просто почувствуем это. «Он отменяет встречи со мной». Поверни это другой стороной. «Я отменяю» —

Петр : «Наши встречи».

Байрон Кэти : Ага. «Я отменяю наши встречи». Где вы отменяете встречи? Может быть, с детьми, где-нибудь с семьей, с зубной щеткой по утрам.Где вы отменяете встречи?

Питер : Это отличный поворотный момент, и это не просто отмена встреч, когда я просматриваю список вещей. Я говорю: «Он должен прийти вовремя. Ему следует.» Честно говоря, я говорю это с некоторой сдержанностью, когда написал книгу об управлении временем, что я часто опаздываю. Я часто опаздываю.

Байрон Кэти : Сколько бы книг мы ни написали, мы все продолжаем расти. Ты знаешь? Мы все еще растем.

Питер : Я читал это и думал: «Я все время принимаю решения по поводу того, что важнее, чем это», даже если у меня есть обязательство, которое я нарушаю очень вежливо и четко, и я говорю об этом и все, но я не всегда появляюсь там и тогда, когда я должен появиться. Я говорю людям заранее, но и он говорит мне заранее. Мы делаем эти выборы и приоритеты. Я точно так и делаю.

Байрон Кэти : Теперь телефонный звонок превращается в него, чтобы отменить встречу и вашу постановку, это может просто взлететь от того, что вы узнали о его отмене.Встречи нет. Нет телефонного звонка. Здесь есть все, чтобы показать нам, научить, просветить.

Питер : Это не только помогает мне с точки зрения того, как я показываюсь для него таким образом, чтобы я не слишком остро реагировал на то, что на самом деле не происходит, но я также мог посмотреть на что-то для себя и сказать: «По определение, если у меня есть эмоция по поводу того, что делает кто-то другой, то это зеркало того, что у меня есть возможность с собой ».

Байрон Кэти : Ага.

Питер : Это абсолютно верно в моей жизни.

Байрон Кэти : Когда мы останавливаемся в этом процессе, мы медитируем конкретно над этой работой, я называю ее матом. Это исследование, эти четыре вопроса действительно просвещают нас и убирают страх из жизни. Боже мой, мы не устаем, когда ложимся спать по ночам. Мы не исчерпаны. Нам просто очень хочется спать. Это настоящая жизнь.

Питер : На самом деле это одна из тех идей, которые я понял в нашей совместной работе: вопросы не решают каждую проблему так, как я хочу, чтобы они решали каждую проблему.Он не дает точных результатов, которые я всегда ищу в своей версии мира, в которой я могу контролировать каждый результат. Это уменьшает огромное количество страданий, потому что страдание возникает из-за разрыва связи между реальностью и тем, чем я хотел бы видеть реальность. Когда мы можем уменьшить диссонанс между тем, какой я хочу видеть реальность, и тем, что есть на самом деле, в этот момент мы также уменьшаем страдания.

Байрон Кэти : Совершенно верно, и именно здесь мы начинаем действительно верить, что это дружественная вселенная.Что он всегда дает. Это никогда не отнимает.

Питер : Что, если я постоянно не получаю желаемых результатов? Как я все еще вижу Вселенную как дружественную Вселенную?

Байрон Кэти : Ну, я бы просто села и поработала. Просто поставьте под вопрос те мысли, которые, как я думаю, заставят меня поверить в это. Просто ситуация за ситуацией. Опять же, это практика. Это медитативная практика. Это не для всех, но польза неизмерима.

Петр : По сути, польза от работы или ее результат в том, что мы начинаем видеть вещи такими, какие они есть, а не такими, какими они должны быть. Одна из вещей, которые вы всегда говорите: «Что заставляет вас думать, что они должны быть такими? Если это не то, что они есть, то и быть не должно «.

Байрон Кэти : Здесь что-то далеко, и это всегда я, если я не в согласии с реальностью. Если мне это не нравится, я буду страдать. Это похоже на соревнование.Я собираюсь управлять этим миром, и он будет таким, каким я хочу, или я собираюсь истериться на смертном одре. Даже грусть — истерика. Это небольшая истерика, но это все же война с реальностью.

Питер : Разве мы не всегда грустим?

Байрон Кэти : Это искренние эмоции и, тем не менее, война с реальностью. Не правильно или неправильно. Я не говорю, что это неправильно. Это необходимо, пока этого не произойдет.

Петр : Есть ли момент, когда больше не нужно грустить?

Байрон Кэти : Да.Печаль мешает мне. Все дело во мне и моих чувствах. Это как, скажем, когда умерла моя мама, скажем, мне грустно. «Она не будет здесь из-за меня. О, у меня не будет ее в жизни. О, я так ее любил. О, я, я, я, я, я » Это сбивает с толку. Если я не в себе и если я все это переворачиваю, то если я смотрю на своих детей … у меня есть дети и внуки. Трое детей, пятеро внуков. Им не нужно жить для меня. Им не нужно быть осторожными. Нет, потому что все дело во мне.

Один из моих внуков, ему сейчас 22, но когда он был маленьким, ему было два или три года, и он упал. Его маленькое колено кровоточило. Он посмотрел на меня. Я был там в непосредственной близости от него. Он посмотрел на меня, и я посмотрел на него. Мне не было грустно. Я ничего не отреагировал, потому что не знал, больно ли это ему. Перед запросом я думал: «О, черт возьми, это кровь. Боже мой, дорогая, тебе больно? Давай сделаем то-то и то-то. Я посмотрел на него, потому что он был знатоком своего тела.Даже в этом возрасте он в совершенстве разбирается в нем. Я посмотрел на него, и он посмотрел на меня, и я посмотрел на него, и он посмотрел на меня, и он просто встал и снова начал играть. Я этому верю.

Петр : Теперь, если бы ему было больно, если бы ему было больно, разве это огорчило бы тебя?

Байрон Кэти : Тогда я позабочусь об этом, и он научится это делать, но без страха. Если бы он начинал плакать, я бы сказал: «О, дорогая, это больно? Пойдем, позаботимся об этом. Делайте все, что сделал бы любой добрый человек, только потому, что мы … Думаю, я все там сказал.Я доверяю ему знать.

Питер : Вам не обязательно носить его в течение следующих 10 дней, говоря: «О, разве это не так ужасно? Он повредил колено. Никто за ним не следил ». То и то, то и то.

Байрон Кэти : Я сразу же учу его, что что-то не так с падением, что-то не так с кровью, что-то не так с поцарапанным коленом, и что-то не так с ним. Тогда они не знают, что это такое. Будучи достаточно взрослыми, чтобы быть бабушкой и дедушкой, настолько застряли в своих способах веры, что, не задавая вопросов, мы просто оставляем им самим верить или не верить.Мне не нужно учить их страху. Они получат это от своих сверстников и других людей.

О боже, у меня прекрасные отношения с моими детьми и внуками. Они всегда мудрее. Они мудрее меня, потому что я всегда учусь у них. Они меня выращивают. Говорят, я их выращиваю, но все равно благодарны.

Петр : Это очень и очень мощная работа. Кэти, спасибо за участие в этом подкасте. Спасибо за работу, которую вы делаете.Я хочу, чтобы вы рассказали людям, где они могут связаться с вами и получить дополнительную информацию. Потому что это действительно ситуация, когда говорить об этом не так интересно или полезно, как на самом деле. Вот почему я хотел использовать себя здесь в качестве примера. Где они могли бы снова найти рабочие листы или где они могли бы найти дополнительную информацию?

Байрон Кэти : Они могут зайти в Instagram, byronkatie.com или Facebook. Они могут найти меня где угодно в социальных сетях.

Питер : Хорошо, и мы добавим некоторые из этих ссылок в заметки для людей.

Байрон Кэти : Звучит отлично.

Питер : Кэти, большое тебе спасибо. Спасибо за работу. Спасибо, что поделились работой. Спасибо, что приняли участие в подкасте Bregman Leadership.

Байрон Кэти : Добро пожаловать, Питер. Я надеюсь, что это в чем-то ценно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.