Содержание

Год синофобии в век Китая: как пандемия повлияла на отношение к КНР | Статьи

Начало эпидемии коронавируса в КНР год назад спровоцировало беспрецедентную волну синофобии в мире. Проживающих за рубежом китайцев (их по всему миру насчитывается свыше 40 млн) стали в лицо называть разносчиками вируса, а сам COVID-19 оскорбительно именовать китайским. Но главной проблемой для Пекина оказалось то, что в год пандемии антикитайские настроения в ряде стран быстро перешли с бытового уровня на политический. При этом если вначале многие корили Пекин за непрозрачность относительно обстоятельств эпидемии, то затем благодатной почвой для раздувания синофобии стали вообще все действия Китая, c COVID никак не связанные. Но шансы на улучшение имиджа КНР — по крайней мере среди развивающихся стран — все-таки есть.

Эпидемия расизма

Жительница Берлина китайского происхождения Сэмми Ян впервые почувствовала что-то неладное, когда в январе 2020 года ее вдруг отказались пустить в клинику. Пока другие бодро заходили в здание, ей пришлось стоять у входа на морозе в ожидании разъяснений. «Ничего личного, но…» — неуверенно промямлил, по ее словам, врач, пояснив, что «китайских пациентов не обслуживают из-за китайского вируса»

.

Живущая долгие годы в австралийском Мельбурне Риа Лян, врач по профессии, столкнулась с похожим отношением уже со стороны пациента. Придя на прием, тот в присутствии ее коллег в шутку сказал, что не будет на этот раз пожимать ей руку «из-за этого коронавируса». Риа такой юмор не оценила: «Я не покидала Австралию. Это не разумная мера предосторожности, а расизм», — написала она позднее в Twitter.

Фото: courrier-picard.fr

Обложка французской газеты c заголовком «Китайский коронавирус. Желтое предупреждение»

К началу февраля коронавирус еще не успел особо выйти за пределы КНР, но китайцы за рубежом, а вместе с ними и другие азиаты, резко превратившиеся «в китайцев с коронавирусом», уже вовсю столкнулись со всплеском расовой дискриминации.

Немалое число магазинов развесили на входе таблички «Китайцам вход воспрещен», а в западных газетах замелькали заголовки вроде «Желтая опасность» или «Китайские дети остаются дома».

Подобные настроения захлестнули не только западные страны, в которых жителей Поднебесной недолюбливали и до эпидемии. В Сингапуре и Малайзии — еще до того, как мир стал закрывать границы на замок, — сотни тысяч человек обратились к властям с онлайн-петициями, призывающими к полному запрету на въезд китайских граждан. В Японии некоторые стали называть их биотеррористами, а в Индонезии, где проживает несколько миллионов выходцев из КНР, в ход была пущена теория заговора, что они якобы намеренно заражают местных жителей, особенно мусульман.

Политический вирус

К апрелю ситуация в мире кардинально изменилась. Китай наконец вывел из-под изоляции Ухань, число новых заболеваний в стране пошло резко на спад, и теперь уже сами китайцы стали чаще смотреть на иностранцев как на распространителей вируса

. А другие государства, напротив, всё глубже погружались в жесткий локдаун, который еще недавно считали крайне недемократичным способом борьбы с эпидемией.

Но общего нарратива это не поменяло: во всех бедах продолжали винить китайцев и в особенности власти страны, пытавшиеся, по мнению многих, замолчать начало эпидемии. Президент США Дональд Трамп бесцеремонно именовал COVID-19 исключительно китайским вирусом, главы других стран от этого воздерживались, но всё же прилюдно задавались вопросом об ответственности властей КНР за вспышку опасной болезни, намекая, мол, Пекину есть что скрывать. И даже, как премьер Австралии Скотт Моррисон, выступали за независимое расследование причин коронавируса.

Президент США Дональд Трамп во время брифинга на тему распространения коронавирусной инфекции, апрель 2020 года

Фото: Global Look Press/CNP/Tasos Katopodis/Pool

Поскольку западные элиты теперь воспринимают КНР как ведущего конкурента, если не врага, почти всё, что делает китайское правительство, негативно освещается в их ведущих СМИ. И мнение о том, что Китай плохо справился с началом эпидемии, было распространено по всему миру этими средствами массовой информации, — заявил «Известиям» социолог из Гонконгского университета науки и техники Барри Сотман. — Весь антикитайский нарратив о пандемии по-прежнему основан не на науке, а на политике.

Не ковидом одним

К слову, в коронавирусный год на Китай пришлось много нападок со стороны западных стран, прежде всего США, и по чисто политическим темам, с пандемией напрямую никак не связанным: Гонконг, обвинения в шпионаже и, разумеется, ситуация с правами уйгуров в Синьцзяне

.

И тут ответ Китая был достаточно жестким: если прежде Пекин избегал любых заявлений, провоцирующих эскалацию, то 2020 год закрепил курс на так называемую wolf-warrior diplomacy — более прямую, конфронтационную, а порой и агрессивную манеру китайской дипломатии.

«Они хотят, чтобы их любили, но также чтобы и боялись», — заметил как-то про позиционирование Пекина в мире Дональд Лоу, гонконгский ученый, изучающий государственную политику КНР.

Фото: pewresearch.org

Графики изменения отношения к Китаю в развитых странах

Как итог — немалое количество стран в мире действительно стали опасаться и еще больше недолюбливать Китай. Согласно данным октябрьского опроса Pew Research Centre, за последний год негативное отношение к КНР выросло до максимума во всех 14 опрошенных центром государствах. В Австралии, сильно пострадавшей в 2020-м от тарифной войны с Китаем, оно, например, за год подскочило на 24 п. п. — до 81%.

— На лицо растущая напряженность между Китаем и Западом, обусловленная ростом КНР как мировой державы и конфликтом политических и экономических интересов во многих регионах, особенно в Азии, Африке и Латинской Америке. Эти проблемы усугубляются различиями в их политических системах, высоким уровнем недоверия западного общества к китайскому правительству и культурной дистанцией. Пандемия усилила все эти конфликты, — сказал «Известиям» эксперт по Китаю из Федерального университета Рио-де-Жанейро Маурисио Санторо.

Вакцина от синофобии

Впрочем, Китай не только огрызался в ответ на критику Запада, но и предлагал реальную помощь тем, кому она была нужна. С весны, после того как страна обуздала вирус у себя, Пекин начал отправлять партии масок, защитного снаряжения и даже бригады медиков в особо пострадавшие страны.

Китайская «масочная дипломатия» сработала в нескольких западных странах, вроде Италии и Сербии, но этого было недостаточно, чтобы изменить мнение большинства развитых стран, считающих, что правительству КНР нельзя доверять, и опасающихся китайского буллинга, — заметил «Известиям» британский синолог Эйк Фрейманн. — И Пекин в значительной степени перестал заботиться о том, что думают богатые страны. Скорее, он сосредоточился на улучшении своих отношений с развивающимися.

Председатель КНР Си Цзиньпин в Академии военно-медицинских наук НОАК, занимающейся разработкой вакцины от коронавируса, Пекин, март 2020 года

Фото: Global Look Press/Xinhua/Ding Haitao

В мае председатель КНР Си Цзиньпин пообещал поделиться китайскими вакцинами со всем миром, что резко контрастировало с позицией США, сосредоточенных на скупке больших объемов производства новых вакцин для защиты собственного населения. Китай, в отличие от тех же Штатов, присоединился и к международному альянсу вакцин COVAX, целью которого является обеспечение быстрого и справедливого глобального распределения успешных «кандидатов». В июле страна пообещала выделить странам Латинской Америки и Карибского бассейна кредит в размере $1 млрд на покупку вакцин.

Пекин знает: если он хочет переписать историю 2020 года, ему придется сделать гораздо больше, чем просто отправить несколько масок. Он должен выиграть гонку вакцин и показать, что Китай — ответственная и технологически развитая великая держава

. Я ожидаю, что в 2021 году «Шелковый путь здоровья» станет центральной частью китайской внешней политики. Скорее всего, это удастся — Китай рассчитывает произвести более 1 млрд доз, почти все из которых могут быть отправлены за границу, — заметил Эйк Фрейманн.

Главное для Китая теперь — чтобы свой путь на международные рынки национальные вакцины прошли без сучка, без задоринки. В противном случае малейшая осечка рискует превратиться усилиями западной прессы из мухи в слона.

Антикитайские протесты на постсоветском пространстве — Россия в глобальной политике

События последнего десятилетия показывают, что, несмотря на значительные усилия Пекина по продвижению своей «мягкой силы», синофобия по-прежнему сильна в мире в целом (в том числе в странах, находящихся с КНР в сложных отношениях, например, в США) и по периметру китайских границ. Доказательство тому – антикитайские выступления, произошедшие в 2019–2020 гг. в трёх государствах постсоветского пространства, наиболее интенсивно сотрудничающих с КНР: России, Казахстане и Киргизии.

Сама по себе синофобия в этих странах не является чем-то новым – её вспышки фиксировались и в XIX веке. Более примечательно, что она сосуществует с текущим интеграционным дискурсом, позитивной внешнеполитической повесткой по отношению к Китаю и широко растиражированным в СМИ представлением о выгоде, которую сулит взаимодействие с мощной китайской экономикой. Чтобы разобраться, как и почему антикитайские протесты всё же происходят, обратимся к опыту трёх стран (в статье они приводятся по мере интенсивности: от наиболее активных в Казахстане до наименее громких в России) и выделим общее и частное в их причинах и следствиях.

 

Как казахи президента в Китай не пускали

 

Антикитайские выступления 2019 г. в Казахстане – не первое массовое проявление синофобии, которая распространена в этой республике с советского периода, а корнями уходит ещё к дореволюционным временам. Социологические опросы свидетельствуют об устойчиво высоком уровне недоверия к Китаю. Уровень антикитайских настроений выше в отдалённых от границы с КНР казахстанских регионах, где в силу объективных причин (географическое расположение, особенности производственной базы) у представителей малого и среднего бизнеса отсутствуют тесные экономические связи с Китаем, а простые жители имеют весьма ограниченный опыт практического взаимодействия с китайцами.

В Западном Казахстане многие, в том числе среди оралманов (переехавших из-за рубежа этнических казахов), работают на совместных предприятиях в нефтяной отрасли. Руководящие позиции здесь чаще всего занимают китайцы, что формирует в сознании местных жителей образ успешного иностранца, который наживается на казахстанских природных ресурсах. К этому добавляется недовольство населения собственным социальным положением или отсутствием рабочих мест в привлекательной нефтяной сфере. В результате возникает социальная напряжённость, легко перенаправляемая в русло синофобии.

Масла в огонь подливают и представители китайской дипломатии, которые по отношению к Казахстану ведут себя достаточно высокомерно. В 2013 г. Чжан Ханьхуэй, бывший тогда директором Департамента стран Европы и Центральной Азии МИД КНР, оскорбил позволившего себе алармистские высказывания в адрес Китая Мурата Ауэзова, в прошлом первого посла Казахстана в Китае. В 2016 г. произошёл ещё один эпизод: Китай в одностороннем порядке ужесточил требования к оформлению туристических и деловых виз для граждан Казахстана, а когда Астана приняла ответные меры, тот же Чжан Ханьхуэй, к тому моменту назначенный послом КНР, взорвался: «Это очень грубо, это унижение! У них (казахов) есть представление, с кем они имеют дело?».

В 2016 г. по стране прокатились массовые митинги против поправок к Земельному кодексу, позволяющих продавать и сдавать иностранцам в долгосрочную аренду сельскохозяйственные земли. Опасения населения вызвала сама возможность перехода значительных территорий под контроль «чужаков» – прежде всего, соседей-китайцев. Из-за общественного давления власти объявили о моратории на вступление поправок в силу.

В последующий период китайская сторона давала ещё несколько поводов для усугубления синофобских настроений. Так, в 2017–2018 гг. казахстанская общественность была обеспокоена положением этнических казахов в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР. А в апреле 2020 г. на коммерческом онлайн-сервисе sohu.com анонимный китайский блогер опубликовал статью с провокационным заголовком «Почему Казахстан стремится вернуться в Китай». Хотя данная информационная акция, очевидно, не имеет отношения к китайскому государству, сам факт публикации, внимание к которой привлёк активист движения репатриантов из СУАР «Ата Журт» Серикжан Билаш, вызвал скандал, и результатом его стал официальный протест МИД Казахстана.

Негативный информационный фон усугубил антикитайские настроения в Казахстане в 2016–2020 годах. Самая заметная волна протестов пришлась на начало осени 2019 г., накануне первого государственного визита нового президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Китай. Началось всё с города Жанаозен в Мангистауской области (запад страны), где несколько десятков жителей выступили против строительства совместных с Китаем предприятий в нефтегазовом секторе и призвали правительство не брать кредиты у КНР, а добиваться инвестиций из стран Запада. Протесты продолжались несколько недель. Митинги под лозунгами «Мы против китайской экспансии», «Нет китайским заводам» прошли и в нескольких крупных городах Казахстана: Актобе, Шымкенте, Алма-Ате, Уральске, Актау и в столице республики. Кроме того, митингующие потребовали от президента Токаева отказаться от намеченной на сентябрь официальной поездки в Пекин. Ответственность за организацию митингов взял на себя проживающий в политэмиграции во Франции оппозиционер Мухтар Аблязов.

Проигнорировать подобные выступления власти не могли. К демонстрантам для объяснения ситуации выходили чиновники уровня главы города, что стало едва ли не первым случаем подобного прямого диалога с народом. Была организована пресс-конференция, на которой вице-премьер Женис Касымбек разъяснил, что китайские проекты реализуются в рамках межправительственного соглашения и необходимы экономике страны. Без ответа остались только заведомо невыполнимые требования демонстрантов об отмене государственного визита президента в Китай и отказе от экономического сотрудничества с Китаем как таковом. В МИД республики подчеркнули, что Казахстан рассматривает китайскую сторону как поставщика технологий и инвестиций, а казахстанско-китайские проекты подразумевают приглашение иностранных специалистов только на стадиях строительства и первоначальной эксплуатации. Уже в октябре 2019 г. одно из ведущих информационных агентств Казахстана «Хабар» выпустило двадцатиминутный документальный фильм «Близкий сосед. Реальность без мифов», в котором ведущие политологи, китаеведы и экономисты дали экспертную оценку текущему уровню развития взаимоотношений двух стран, а также объяснили причины возникновения синофобии в казахстанском обществе. В фильме была дана статистика по росту торгово-экономического сотрудничества и снижению внешнего долга перед Китаем.

Властям Казахстана удалось удержать под контролем волну недовольства, однако налицо случай, когда были облегчены симптомы, но не устранены причины заболевания.

Во-первых, в Казахстане повсеместно распространено убеждение, что, реализуя совместные проекты (в частности широко разрекламированную программу создания 55 производств), Китай будет поставлять устаревшее, экологически небезопасное оборудование. Во-вторых, опыт показывает, что на совместных предприятиях работают граждане Китая, которые приезжают вместе с инвестициями. Таким образом, отсутствует (или, по крайней мере, снижен) позитивный эффект от создания новых рабочих мест для казахстанцев. В-третьих, население считает, что из-за коррумпированности казахстанских чиновников проекты не будут завершены в срок, а значительные средства, которые потом нужно будет отдавать заёмщику, потратят впустую.

Проблемой современного Казахстана стала неспособность власти донести свою позицию из-за неэффективности механизма обратной связи с населением.

Недостаток достоверной и подробной информации о конкретных проектах сотрудничества с КНР вместе с нерешёнными социальными проблемами и коррумпированностью власти стали причиной роста раздражения в регионах, на него наложилось настороженное отношение к КНР, вызванное гонениями на этнических казахов в СУАР и неосторожные действия китайской дипломатии и социальных медиа.

Синофобия в западных регионах страны послужила поводом для выражения недоверия государству и стала внутриполитическим фактором, которым, по широко распространённой оценке, воспользовались внешние акторы, заинтересованные в ослаблении китайско-казахстанского сотрудничества, а также часть национальных элит, стремящихся расшатать сложившуюся конфигурацию власти во главе с президентом Токаевым.

 

Как киргизы китайских инвесторов из страны выгоняли

 

С 2016 г., когда произошёл теракт возле китайского посольства в Бишкеке, антикитайские протесты в Киргизии были связаны с несколькими факторами.

Во-первых, недовольство деятельностью горнодобывающих, в особенности золоторудных, компаний с китайским участием. Во-вторых, опасения передачи земель китайским компаниям. В-третьих, и это характерная особенность Киргизии, – обеспокоенность ростом внешнего долга перед Китаем, который на конец 2019 г. составлял 1,7 млрд долларов (примерно 50% объёма общего внешнего долга). При этом пугающих масштабов достигла динамика роста долга: за одиннадцать лет (2008–2019) он вырос с 9 млн до 1,7 млрд долларов. Ряд СМИ, в том числе радио «Азаттык» (проект американского радио «Свобода»), активно раздували это беспокойство, приводя в пример Таджикистан, который вынужден был передать Китаю 1,1 тысячи кв. км спорных территорий, якобы в счёт погашения внешнего долга.

При активном участии СМИ в Киргизии сформировался негативный имидж Китая, в вину которому вменялся «ползучий захват экономики» через кредиты под госгарантии и потворство коррупции в органах власти. Имеющиеся факты, в общем-то, подтверждают справедливость народного недовольства: так, в настоящий момент за нецелевое использование китайских кредитов, выделенных на реконструкцию Бишкекской ТЭЦ-1, осуждены два бывших премьер-министра, несколько высокопоставленных чиновников из энергетической сферы и бывший мэр Бишкека. При этом не следует забывать, что антикоррупционные меры в данном случае были в первую очередь одним из инструментов политической борьбы между элитами, однако следствием стало глубокое недоверие общества к китайским инвестициям как таковым.

Устойчиво негативную реакцию местных жителей вызывает деятельность китайских компаний в сфере добычи полезных ископаемых – прежде всего, золота. Хотя выступления направлены против инвесторов – владельцев компаний, безотносительно их национальной принадлежности, но так как среди владельцев лицензий на разведку и разработку месторождений существенную часть представляют граждане КНР, то складывается впечатление, что протесты идут против Китая.

Характерна ситуация вокруг месторождения Солтон-Сары в Нарынской области. В 2011 г. лицензию на разработку одного из участков приобрела китайская компания «Чжунцзи», после чего начались первые антикитайские выступления. Протесты повторились летом 2019 года. Утверждалось, будто китайцы загрязняли воду и почву, что привело к гибели скота. Приехавшие ветеринары вынесли заключение: причиной гибели стало то, что животным не были сделаны положенные прививки. Однако в превентивных целях, для снижения общественного напряжения, китайской компании предписали возместить ущерб животноводам, что было воспринято как косвенное подтверждение правоты местных жителей.

Затем в августе 2019 г. произошёл конфликт между китайскими рабочими «Чжунцзи» и местными жителями, после чего двое киргизов оказались в больнице с различными травмами. Вскоре у офиса компании в Нарыне прошёл митинг с участием нескольких сотен человек, на котором звучали требования закрыть предприятие и отправить восвояси всех китайцев. Протестующие не стали слушать ни полномочного представителя правительства, ни министра внутренних дел, ни вице-премьера, прибывших на встречу с ними. В результате владельцы компании вывезли основную часть оборудования и китайских работников.

Примечательно, что ряд СМИ, включая радио «Азаттык», киргизскую службу «Би-би-си», информационный сайт “Kloop.kg”, освещая данную тему, делали акцент на экологических проблемах, хотя истинные причины конфликта, очевидно, лежат в другой плоскости. Жители окрестных населённых пунктов нелегально добывали золото, намывая его в близлежащих ручьях и реках, а также на самом месторождении. Для многих это был основной источник дохода. После начала интенсивного промышленного освоения месторождения бизнес оказался под угрозой. С одной стороны, люди лишились нелегального заработка, с другой – не получили полноценной, хорошо оплачиваемой работы в китайской компании, которая, несмотря на рекомендации Бишкека, продолжала использовать рабочих из Китая.

В начале 2020 г. объектом возмущения стал проект строительства индустриального торгово-логистического центра «Ат-Баши» в Нарынской области в ста километрах от приграничного города Торугарт. Ранее заявлялось, что для реализации проекта будут привлечены китайские инвестиции в размере 280 млн долларов и создано 15 тысяч рабочих мест для местных жителей, хотя население района составляло лишь 70 тысяч человек. Ожидалось, что дирекция СЭЗ «Нарын» выделит 170 гектаров земли на 49 лет для строительства комплекса из складов, терминалов, гостиниц, предприятий общественного питания и автозаправочной станции.

Несмотря на позитивную риторику в отношении проекта в январе-феврале 2020 г. в Ат-Баши прошли митинги и акции протеста, в ходе которых высказывались опасения, что «земля уже продана китайцам». Не желая дальнейшего развития конфликта, в середине февраля китайский инвестор принял решение закрыть проект и направил письмо в правительство Киргизии с требованием вернуть около 600 тысяч долларов, выделенных ранее.

Как и в случае с месторождением Солтон-Сары, главной причиной протестов можно считать интересы местных бизнесменов и политиков, активно использующих антикитайскую риторику в СМИ и соцсетях для решения своих задач.

Имеют место и межэтнические нюансы, связанные с гонениями на мусульман, в том числе этнических киргизов в СУАР, и с заботой о моноэтническом характере киргизского государства. Так, например, в январе 2019 г. участники общественного движения «Кырк Чоро», которое известно радикальными идеями, требовали запретить браки между китайскими гражданами и киргизскими девушками, а также вернуть в общегражданский паспорт графу для указания национальности, что должно помешать потомкам смешанных браков выдавать себя за киргизов (национальность определяется исключительно по отцу, и в случае возвращения этой графы детей должны будут регистрировать как китайцев).

 

Как русские китайцам озеро Байкал выпить не дали

 

В восточных регионах России накал антикитайских настроений в последнее десятилетие был значительно меньше, чем в странах Центральной Азии, что можно объяснить тремя обстоятельствами.

Во-первых, социологические исследования показывают устойчивую тенденцию к повышению готовности жителей Дальнего Востока к сотрудничеству с Китаем по сравнению с серединой 1990-х гг.: с 4% в 1995 г. до 16% в 2010-м и 25–26% в 2016–2017 гг.[1] В значительной степени это объясняется тем, что на фоне противостояния с Западом Китай стал восприниматься как основной геополитический союзник России.

Во-вторых, китайские представители (в частности дипломаты) ведут себя осторожнее и корректнее по отношению к России, чем к другим постсоветским государствам, и позволяют себе меньше провокационных заявлений и действий.

В-третьих, масштабы проникновения китайского капитала и миграции в восточные регионы России далеки от экспансии. Более того, присутствие китайской рабочей силы имеет чёткую тенденцию к уменьшению. Китайские инвестиционные проекты постепенно начинают восприниматься чиновниками и бизнесом как позитивный и желаемый результат, что диссонирует с реалиями 1990–2000-х гг., когда аналогичные проекты вызывали больше беспокойства. Впрочем, прагматичное отношение к КНР как к внешнеторговому партнёру и источнику инвестиций сплошь и рядом сосуществует с представлениями конспирологического и алармистского толка.

Оправданы ли эти тревоги? Деятельность китайского бизнеса действительно в значительной степени находится в тени: многие предприятия мимикрируют под российские, превалируют неформальные договорённости, налицо расхождение между заявляемыми и реальными масштабами работы. Не существует достоверной статистики ни по объёмам инвестиций, ни по числу китайцев, работающих на Дальнем Востоке. В связи с этим общественность не доверяет ни официальным цифрам, ни экспертным заявлениям и по-прежнему воспринимает большую часть китайских инвестиционных инициатив как угрозу, а не как возможность. Этому способствуют и коммерческие СМИ, которые в погоне за высокими рейтингами склонны преувеличивать масштабы китайского присутствия, использовать броские заголовки, акцентирующие внимание на негативных сторонах сотрудничества с Китаем.

В итоге создаётся благоприятный фон для манипуляции общественным мнением и разжигания синофобии, что за последнее десятилетие дважды выливалось в народные волнения – впрочем, более активные в социальных сетях, чем на улицах и площадях. Оба инцидента связаны с Байкальским регионом.

Летом 2015 г. население Забайкальского края негативно отреагировало на сообщения СМИ о заключении краевой администрацией протокола о намерениях передачи 115 тысяч га пустующих сельхозземель и объектов Могойтуйской промзоны в длительную аренду (49 лет) китайской компании «Хуаэ Синьбан» («дочка» корпорации «Чжунцзе»). В Чите было проведено несколько митингов, собравших до 150 человек (организаторы ожидали гораздо больше – до 5 тысяч). Встревоженные сообщениями с мест депутаты Госдумы направили соответствующий запрос в прокуратуру, а также призвали провести общественные слушания или даже референдум по указанному вопросу. После чего протокол о намерениях был расторгнут, а предполагаемые для передачи объекты так и остались пустовать.

Весной 2019 г. в Иркутской области начались протесты по поводу строительства компанией «Аквасиб» (на 99% принадлежит китайскому инвестору из г. Дацин) завода по бутилированию байкальской воды в посёлке Култук. Проект с 2017 г. входил в перечень региональных инвестпроектов, и ещё в апреле 2017 г. в иркутских СМИ появился первый материал и электронная петиция с требованием остановить строительство, которая на тот момент набрала лишь пару сотен подписей. Однако в конце февраля 2019 г. информация о проекте вновь всплыла в СМИ и сразу же вызвала ажиотаж в социальных сетях, чему способствовали посты популярных блогеров – например, дизайнера Сергея Зверева, уроженца Култука. В результате 24 марта в тридцати городах, включая Москву, а также ряд зарубежных столиц, прошли акции «За чистый Байкал». Под упомянутой петицией подписалось более миллиона человек.

Основная претензия экспертов сводилась к тому, что траншеи для водопровода к Култукскому заводу предполагалось прорыть по Таловским болотам – месту гнездования и зимовки занесённых в Красную книгу птиц. Высказывались и опасения об обмелении Байкала. При этом в социальных сетях и большинстве публикаций акцент делался на китайском происхождении инвестора. Изначально экологический протест приобрёл черты ксенофобского выступления, и именно в таком ключе его восприняли китайские СМИ, что в свою очередь вызвало рост антироссийской риторики в китайских соцсетях.

Прокуратура Иркутской области экстренно провела проверку строительной площадки и обнаружила нарушения. Проектом заинтересовались депутаты Госдумы, посетившие Култук 29 марта. В апреле Байкальская природоохранная прокуратура добилась остановки строительства. Тогда же было вынесено постановление суда о запрете эксплуатации другого китайского объекта – завода по бутилированию воды в посёлке Байкальск, собственником которого являлась компания «Озеро Байкал – Лун Чуан». Работа на обоих проектах была остановлена.

Тем не менее продолжили работать другие заводы по бутилированию воды (например, компании “Baikal sea”), и более того – существует тенденция развития данного бизнеса. К примеру, в 2018 г. российский бизнесмен Олег Дерипаска приобрёл завод в посёлке Байкал, способный забирать из озера более 70 млн литров в год с прицелом на реализацию как раз на перспективном китайском рынке.

Таким образом, обе конфликтные ситуации, скорее всего, объясняются экономической конкуренцией, в которой китайское происхождение инвестиций явилось удобным поводом для провоцирования общественного недовольства. «Дремлющая» синофобия в данном случае с лёгкостью активизировалась, в том числе посредством ангажированных или просто заинтересованных в высоких рейтингах электронных СМИ.

Как и в случае с Центральной Азией, имел место внешний фактор, а также фактор внутренней политической борьбы, способствовавшие раскрутке общественного недовольства.

Анализ материалов СМИ показывает, что наиболее активно указанные события освещались на страницах сайтов, связанных с зарубежным финансированием (среди них, прежде всего, расположенный в Праге сайт «Сибирь. Реалии» – проект американского радио «Свобода»). Ряд наблюдателей связывали инспирирование конфликтной ситуации с политической борьбой между КПРФ и партией «Единая Россия», соперничающих за влияние в Иркутской области – примечательно, что обе стороны активно использовали антикитайскую риторику, понимая, что именно она привлечёт симпатии населения.

 

Заключение

 

Как видно, во всех приведённых случаях ключевой проблемой стало отсутствие доверия общества к власти. Антикитайские выступления происходили не потому, что китайские компании наносили реальный вред местной экономике (чаще всего они просто не успевают этого сделать), а потому, что общество не доверяло государству: не верило заявлениям чиновников о позитивной роли того или иного проекта, подозревало власти в коррупционном сговоре, некомпетентности, близорукости, сокрытии реальных мотивов сотрудничества. Существующие механизмы обратной связи «власть – общество» не прошли проверку. Блогеры в социальных сетях раз за разом оказывались убедительнее, чем официальные лица, – пусть даже их риторика противоречила здравому смыслу. Печальную роль сыграли и средства массовой информации (особенно электронные), которые в условиях независимой редакционной политики, ориентированности на коммерческие показатели (а главным для рекламодателя является количество посещений) осознанно или неосознанно провоцировали общественное возмущение, используя подстрекательские заголовки, фотографии, манипулируя цитатами и так далее.

Общими мотивами недовольства во всех трёх странах оказались забота местного населения об экологии и страх перед передачей земель Китаю, что якобы могло спровоцировать их заселение китайцами и вытеснить местных жителей. Эти страхи усиливались в виду того, что во всех случаях в фокусе внимания синофобских выступлений находились неразвитые, слабо заселённые территории. Таким образом, в дилемме, что лучше: плохо контролируемое развитие извне или контролируемое отсутствие развития, люди однозначно высказывались в пользу сохранения статус-кво.

В то же время в каждой из трёх стран были и свои особенности.

Общество в Казахстане и Киргизии гораздо легче мобилизуется на протесты, что может свидетельствовать как о национально-психологических особенностях двух братских народов, так и об относительной слабости государства. Свою роль играет и влияние иностранных НПО, которые в этих странах гораздо более влиятельны, чем в России. Для центральноазиатских государств характерны межэтнические и религиозные мотивы синофобских настроений (солидарность с соотечественниками и единоверцами, подвергающимися гонениям в Китае, боязнь «размытия чистоты» национальных государств из-за иммиграции или смешанных браков).

В восточных регионах России этнические и религиозные мотивы не выражены, а синофобия традиционно связывается с примитивно понимаемой демографической угрозой («если на северо-востоке Китая проживает 107 млн человек, а на Дальнем Востоке всего восемь, то, значит, китайцы захотят заселить Дальний Восток») и геополитическими мотивами (опасение, что Россия потеряет свои восточные владения).

Масштабы перечисленных антикитайских выступлений в России несравнимы с тем, что мы наблюдаем в Центральной Азии.

Если в Казахстане и Киргизии на улицы выходили десятки тысяч протестующих, то в Иркутске и Чите речь шла лишь о паре сотен человек, а недовольство остальных, как правило, ограничивалось активностью в социальных сетях.

Примечательно, что во всех рассмотренных странах протестующие в определённой степени смогли добиться своих требований и изменить первоначальные решения властей: в Казахстане внесли мораторий на поправки в Земельный кодекс, в Киргизии и России блокировали дальнейшую реализацию китайских инвестпроектов. С одной стороны, это приводит к тому, что власти вынуждены внимательнее прислушиваться к гражданскому обществу, а китайским инвесторам приходится принимать в расчёт интересы местной общественности. С другой стороны, действия протестующих, инспирированные бизнес-конкурентами и подхваченные внешними акторами, ухудшают инвестиционный климат, заставляют зарубежных инвесторов отказываться от работы в указанных странах, что негативно сказывается на социально-экономическом положении периферийных регионов.

Это адаптированный вариант статьи «Sinophobia in the Post-Soviet Space»,  опубликованной в номере 3 журнала Russia in Global Affairs.  Для цитирования, обращайтесь, пожалуйста, к оригинальной статье (For citations, please, refer to): Kulintsev, Yu.R, Mukmbaev, A.A., Rakhimov, K.K., and Zuenko I.Yu., 2020. «Sinophobia in the Post-Soviet Space», Russia in Global Affairs 18(3), pp. 128-151; DOI 10.31278/1810-6374-2020-18-3-128-151

«Восточноазиатский социум – общество иерархии»

Андрей Ланьков, Александр Ломанов, Александр Мещеряков, Фёдор Лукьянов

Год пандемического потрясения привлёк внимание к культуре Восточной Азии. Вирус родом оттуда, и реакция восточноазиатских обществ и государств на форс-мажор заставила многих задуматься. Обсуждают этот феномен Андрей Ланьков, Александр Ломанов и Александр Мещеряков.

Подробнее

Сноски

[1]              См.: Ларин В., Ларина Л. Китай в общественном мнении жителей Тихоокеанской России (по итогам опроса 2017 г.). Россия и АТР, №2, 2018.

Нажмите, чтобы узнать больше

люди с азиатской внешностью подвергаются нападкам

Власти опровергают информацию о том, что новый китайский вирус поражает только лиц монголоидной расы

Фото: Mark R. Cristino/EPA/TASS

Уже в первой декаде февраля можно будет оценить результаты борьбы с коронавирусом, заявил заместитель руководителя Роспотребнадзора Вячеслав Смоленский. Он также опроверг сообщения о том, что новый китайский вирус поражает только этнических китайцев и лиц монголоидной расы.

Все иностранцы, у которых российские медики диагностируют новый коронавирус, будут помещены в стационары до полного выздоровления. Об этом РБК сообщили в секретариате вице-премьера Татьяны Голиковой. После прохождения лечения граждане других стран, в том числе Китая, «самостоятельно примут решение, оставаться ли им в России или нет».

Ранее премьер-министр России Михаил Мишустин допустил, что иностранцы, у которых на границе с РФ и в аэропортах будет выявлен коронавирус, могут быть депортированы. По его словам, уже подписан национальный план по предупреждению «завоза и распространения» этой инфекции, а сам коронавирус добавлен в перечень особо опасных заболеваний.

Тем временем в мире набирает силу синофобия. Люди с узким разрезом глаз становятся объектом повышенного внимания окружающих. Мало того что внутри страны бушует вирус, так еще и за рубежом туристам из Поднебесной не всегда рады. Синофобия захлестнула даже Европу.

Французская газета Courrier Picard вышла с вполне расистским заголовком «Желтая тревога». Девушка по имени Кэти Тран призналась, что по дороге на работу в городе Кольмар услышала на улице, как один мужчина говорит другому: «Осторожно, там китаянка».

Китайцы по всему миру ответили на это флешмобом «Я не вирус» с тем посылом, что характерная внешность сама по себе опасности не несет. В Сети популярна фотография, где девушка азиатской внешности держит плакат на грузинском языке: «Мы корейцы. В Китае не были. В Тбилиси живем давно».

Не обошла синофобия и Россию. Один из ресторанов в Махачкале разместил у входа рекламу своих хинкали с огромной надписью «Китайцам вход запрещен». Рядом изображен чумной доктор в птичьей маске и нарисована модель вируса. О подозрительном отношении к азиатам в своем Instagram рассказала гид Александра Маслова. Она проводила экскурсию для туристов из Гонконга в московском метро. «Зачем вы их сюда притащили? Пусть убираются», — по ее словам, так реагировали некоторые москвичи. Впоследствии Маслова удалила пост.

Однако, если говорить в целом, китайских туристов в России стало ощутимо меньше. Вот что говорит гид, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Мария Александрова:

Мария Александрова гид, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Несмотря на временный запрет на пакетный туризм из Китая в Россию, индивидуальные путешественники все же едут. Многие летят не из Хубэя. Иные, например студенты, и вовсе «возвращаются» в Россию. Но о теплом приеме речи не идет, отмечает основатель платформы «Серый Мокко» Фан Фей.

Фан Фей основатель платформы «Серый Мокко»

В многонациональной России — своя специфика. Якут ты или бурят — все равно можно стать объектом самого пристального внимания. В целом большую настороженность граждан в отношении приезжих из КНР хорошо описывает шутка из Сети: «В целях профилактики коронавируса будет закрыта станция метро «Китай-город».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Дикость убивает – Газета Коммерсантъ № 22 (6743) от 07.02.2020

Экстраординарные меры, принятые во всем мире для борьбы с эпидемией уханьского коронавируса, имеют побочный эффект. Мы стали бояться китайцев. А заодно корейцев, вьетнамцев, филиппинцев и всех, кого мы с китайцами путаем. Синофобия — боязнь китайцев — кажется естественной и является естественной, но парадоксальным образом ведет не к укрощению эпидемии, а к распространению вируса.

Примеров синофобии множество. Россия отказалась принять самолет, эвакуировавший немецких туристов из Уханя. Китайский гражданин в Чите пишет, что с симптомами гриппа его заперли в инфекционном боксе, а врачи боятся подходить не только к нему, но и к его двухлетней дочке. А в соцсетях фотография: парижский аэропорт имени Шарля де Голля, китайская семья — мама, папа и ребенок, а вокруг как будто зона отчуждения, их обходят стороной. Не только в России, но и во всем мире. Даже в самом Китае люди строят баррикады на въезде в деревни, куда, как им кажется, еще не пришел уханьский вирус. Люди боятся китайцев. Даже сами китайцы боятся китайцев.

Такая реакция кажется естественной. Животный инстинкт. Видишь больного сородича — беги. Его болезнь может оказаться смертельно опасной. Но в дикой природе этот инстинкт помогает выживать не зараженной стае, а вирусу. Именно бегущие от больных сородичей особи и разносят вирус по соседним стаям.

Животных можно понять: у них нет другого выхода. Они не умеют мыть лапы иначе как языком. Они не умеют синтезировать вакцины. Они не умеют надевать ни очки, ни респираторы, ни противовирусные костюмы. Они не умеют оповещать население. Они не знают ни одной противоэпидемической меры, кроме как бежать.

Но мы-то, люди, умеем и знаем. Мы контролируем бешенство не потому, что шарахаемся от людей, укушенных бешеной собакой, а, наоборот, потому, что подходим к ним, склоняемся над ними заботливо и вводим вакцину, изобретенную Луи Пастером. Мы контролируем чуму не потому, что бежим от нее, а потому, что, надев противочумные костюмы, входим в самый ее эпицентр. Мы контролируем ВИЧ (везде, кроме Африки и России), потому что изобрели не только антиретровирусную терапию, но и программы снижения вреда, помогающие самым отпетым наркопотребителям принимать лекарства регулярно, иметь нулевую вирусную нагрузку и, следовательно, не распространять вирус.

Одним словом, мы потому умеем останавливать эпидемии, что находим в себе силы отказаться от животных инстинктов, принимать заболевших людей как родных, заботиться о них, не наказывать их за то, что заболели, а, наоборот, поддерживать всячески, пусть и сквозь костюм химзащиты.

В этом нет никакого парадокса. Только здравый смысл. Мы встречаем человека, пораженного опасным вирусом, приветливо и заботливо, потому что иначе он побежит. Если человек, пораженный вирусом, знает, что его запрут в боксе, а врач не будет подходить ни к нему, ни даже к его двухлетней дочке, он станет скрывать симптомы болезни, пока не рухнет без сознания. Он наглотается жаропонижающих, прежде чем пройти термоконтроль в аэропорту. Он не обратится к врачу, он будет утешать себя и окружающих словами «не такой уж у меня сильный кашель». Он будет стремиться домой, туда, где его любят, даже если дом в десятках тысяч километров и, чтобы добраться до него, надо проконтактировать с сотнями чужих людей. Иными словами, если человека, пораженного вирусом, не любить, он будет распространять вирус — вот что мы понимаем, в отличие от животных.

Это наше понимание называется цивилизованностью. Глянец цивилизованности на нашей звериной натуре очень тонок. Его легко содрать десятком газетных заметок про ужасы уханьского коронавируса. Вот и содрали. Не только в России, но и во всем мире люди боятся китайцев, вместо того чтобы выразить им сочувствие и готовность помочь. Эта синофобия будет стоить человечеству нескольких тысяч жизней.

Потом эпидемия уханьского вируса пройдет. Придут другие эпидемии. Но главное правило останется: если ты предлагаешь больному помощь, он сам приходит в карантин, если отвергаешь его, он бежит и разносит вирус.

Валерий Панюшкин, главный редактор Русфонда


Экономика казахстанской синофобии

27 марта, в Алмате прошел санкционированный митинг под антикитайскими лозунгами. Собралось по разным данным от 150 до 300 человек. Логика организаторов здесь вполне очевидна, под рупор «свой-чужой» можно привлечь максимально больше народу, а там уже, как говорится, «лиха беда начало».

Однако, основные лозунги «нет китайской экспансии», «нет китайским инвестициям» и т.п., поэтому необходимо провести фактчекинг этого парадоксального явления, хотя оно имеет мало общего с Китаем, а завязана на внутриполитические процессы в Казахстане и обще эмоциональное восприятие.

Почему парадоксальное, потому что вопреки устойчивым мифам, на практике наблюдается обратная тенденция. Возьмем, к примеру, товарооборот Казахстана и Китая. С 2010 года даже в до пандемийный 2019 год объем сократился на треть. Причем в середине десятых годов он падал почти в 2 раза.

Если в 2010 году товарооборот превышал 20 млрд долларов США, то в 2019 сегодня он не дотянул 15 млрд, составив 14.4 млрд. В 2020 году товарооборот все же смог еле-еле перевалить 15 млрд несмотря на Ковид-19. А вот в 2014-16 года товарооборот не набирал даже 10 млрд. Что для динамично развивающихся соседей крайне мало. Данную статистику можно легко посмотреть на любых источниках, включая такие международные как Всемирный банк и т.п., если, предположим, казахстанские данные не устраивают.

Кстати, Казахстан больше продает в Китай, чем покупает у него, поэтому сальдо товарооборота в нашу пользу. В том же 2019 году экспорт составил 54,4%, или 7,8 млрд долларов, и 45,6%, или 6,6 млрд долларов, на импорт. С Россией, к примеру, ситуация прямо противоположная, там мы покупаем больше, чем продаем.

Понятное дело, что у нас больше любят и доверяют информации в духе, а мне таксист сказал, что его бабушка, чья внучка жената на одном рабочем, который в бане общался с одним чиновником, который ему по строгому секрету сообщил […], но давайте пройдемся еще немного по сухим фактам и цифрам.

Например, динамике количества и доли китайских инвестиций в Казахстане. С 2013 года по 2020 год доля Китая в валовом притоке иностранных инвестиций в Казахстан снизилась с 9,3% до 4,7%.


В абсолютных цифрах, на пике в 2013 году эта цифра составляла 2,4 млрд долларов США, далее идет планомерное падение: в 2014 уже 1,8 млрд, в 2015 — 0,8 млрд, в 2016 – 0,9 млрд, в 2017 — 1 млрд, в 2018 – 1,5 млрд.

Еще более разителен контраст если брать трехлетними периодами. Если за 2011–2014 годы инвестиции составили $8,1 млрд, то за 2015–2018 годы эта цифра набрала всего $4 млрд, то есть в два раза меньше.

То есть уменьшение идет двукратное по всем параметрам и даже близко не может нагнать показатели начала 2010-х. Может быть, потому что Китай в принципе меньше инвестировать? Но нет, опять же сухие цифры безжалостны к мифам. С 2013 года по 2018 год накопленные инвестиции Китая за рубеж выросли более чем в два раза с $2 трлн до $4,2 трлн. А вот доля Казахстана снизилась в этом потоке с 1% до 0,36%. Кстати, сама цифра 0,36% Казахстана в китайском объеме весьма показательна насколько она мала, с учетом, что это сосед с границей и стратегическим партнерством.


Тогда, давайте перейдем к самому горячему – задолженность Казахстана перед Китаем. И она тоже уменьшается. Если в 2013 году эта цифра достигала $16 млрд, то по итогам 2018 года — $12 млрд. Причем, меньше всего долги это гарантированные государством, а больше всего взятые частным сектором, что тоже показательно.

Если говорить о интересе Китая к Казахстану и в целом Центральной Азии, то здесь мы также видим, что по большому счету заинтересованность носит весьма локальный характер. В отличие опять от распространённого мифа о огромном интересе Пекина к нашему региону.

На сессии Всенародном собрании народных представителей (ВСНП) традиционно министр иностранных дел Китая устраивает пресс-конференцию, где отмечает контуры внешней политики КНР. В этом году, как, собственно, и в прошлых, Центральная Азия и Казахстан не упоминались ни разу.

Хотя там последовательно перечисляются состояние и перспективы отношений с Россией, США, Европа, Индией, Японией, Арабскими странами, Мьянмой, Ираном, Латинской Америкой, Южной Африкой, Юго-Восточной Азией и ООН.

Итак, вопреки объективной заинтересованности Казахстана в инвестициях и необходимости увеличения своих продаж на китайском рынке, под воздействием общественного мнения, идущего на поводу откровенного «хайпа», происходит ровно противоположное. Торговля и инвестиционное сотрудничество с крупнейшим экономическим соседом уменьшается, что и понятно, ведь при таком уровне мифотворчества, синофобии и общественного неприятия, казахстанский рынок становится слишком рискованным и неудобным для сотрудничества.

Интересно, что этот фактор сыграл на руку Узбекистану, который, наоборот, резко интенсифицировал плодотворное сотрудничество с Китаем. На территории Узбекистана действуют 1125 предприятий с участием китайских инвестиций, только в прошлом году создано 344 предприятия.

В октябре 2020 года в Узбекистане была упрощена регистрация на китайской торговой платформе Alibaba (Алиэкспресс). И тут же был подписан контракт на 3 млн. долларов с узбекской кондитерской компанией.

За сжатые сроки в Узбекистане реализовали задачу по созданию онлайн платформы, способствующей усилению кооперации с Китаем во всех сферах. В особенности помощи узбекским бизнесменам по выходу на китайский рынок. Кстати, о необходимости создания такой платформы в Казахстане постоянно говорится на разных уровнях уже более 20 лет, но вопрос даже и не собирается решаться. А даже если решат создать, мгновенно соберется очередной анти-митинг.

Ташкент намерен довести ежегодный объем привлекаемых китайских инвестиций до 5 миллиардов долларов к 2025 году. Помимо этого, узбекские турфирмы активно наращивают количество китайских туристов, в 2019 году их было 61,9 тысяч человек.

Но самое главное, казахстанское неприятие сотрудничества создает ситуацию, когда создаются транзитные маршруты в обход Казахстана. Сейчас, основная железнодорожная линия, соединяющая Китай с Европой и Ближним Востоком, проходит через казахстанский пункт «Хоргос».

Но на повестке дня постоянно стоит вопрос о новой ветке в обход Казахстана по маршруту Китай-Кыргыстан-Узбекистан и далее через Ближний Восток. Отмечается, что новый проект на 295 километров короче, чем через Хоргос, а экономия времени составит до пяти дней.

Дорога не завершена по политическим причинам, а именно трениям между Бишкеком и Ташкентом. Но экспериментальные контейнерные поезда с перегрузкой на автоконтейнерах в недостроенном участке уже курсируют из логистического центра «Дунчуань» в городе Ланьчжоу в Ташкент.

Успехи и решимость Ташкента опираются тоже на довольно показательные цифры. Согласно социологическим опросам, в 2019 году 65% узбекистанцев заявили, что «решительно поддерживают» реализуемые совместно с Китаем энергетические и инфраструктурные проекты. 75% респондентов как минимум относительно уверены, что китайские инвестиции создадут рабочие места.

В Ташкенте хорошо понимают, что те же Китай и США, как развитые экономики активно соревнуются в привлечении инвестиций. И именно эти две страны сами являются крупнейшими получателями инвестиций. Так, по итогам 2020 года прямые иностранные инвестиции в Китай эксперты ООН оценили в $163 млрд, в США — в $134 млрд. А самое малое количество инвестиций приходят в беднейшие страны Африки – как Конго, Центральноафриканская республика, Зимбабве или страны объятые военными конфликтами как Сирия, Йемен, Афганистан, Ирак и т.д.

Таким образом, в Центральной Азии Узбекистан становится новой точкой притяжения инвестиций, сотрудничества, торговли и трансконтинентальных проектов, идущих в обход Казахстана, что стало закономерной причиной надуманной синофобии.

Графики взяты из публикации Додонов В.Ю. «Сотрудничество Казахстана и Китая в инвестиционной сфере: основные тенденции в период реализации инициативы «Один пояс и один путь»» сборник материалов конференции Инициатива «Один пояс и один путь»: важнейший фактор выстраивания современных международных отношений. С — 88 Алматы 2019. Инфографика с интернет-ресурса Sputnik www.sputnik.kz


Синофобия старого разлива — ExpertOnline.kz

Антикитайские настроения в Казахстане стали внутриполитическим фактором. Например, антикитайские митинги, которые прошли в нескольких городах страны, удачно совпали с поездкой президента РК Касым-Жомарта Токаева в Китай. Проблема не в том, что люди выходят на улицы и выражают свое недовольство. Дело в другом: любой — будь то недовольная региональная элита, элитная группа в столице или внешний игрок — может использовать синофобию как инструмент дестабилизации обстановки внутри Казахстана. Многие казахстанцы, абсолютно не владея данными о масштабах китайского влияния в РК, уверены, что эта страна настроена к нам экспансионистски. Проще говоря, хочет захватить казахстанскую экономику, а потом и территорию.

Expert Kazakhstan поговорил с казахстанским китаеведом, руководителем центра китайских исследований China Center Адилем Каукеновым о причинах антикитайских настроений в казахстанском обществе.

Просто чужих не любим

— Какова природа синофобии в Казахстане?

— Начну с того, что уровень синофобии отличается от региона к региону. Антикитайские настроения выше в отдаленных от Китая казахстанских регионах, поскольку там отсутствуют тесные экономические связи с Поднебесной. Наш центр провел исследование и выяснил, что в Алматы, Алматинской, Восточно-Казахстанской и даже в Южно-Казахстанской областях уровень синофобии гораздо ниже, чем в остальных регионах. Здесь предпринимательство более развито, чем в других регионах страны. Люди чаще ездят в Китай, чаще заказывают там оборудование и сырье для своих производств, импортируют потребительские товары.

Поднебесная уже давно стала мировой фабрикой и превратилась во вторую экономику мира. Более того, Китай сейчас стал высокотехнологичной фабрикой, которая в сегменте гаджетов, например, уверенно конкурирует с признанными технологическими лидерами. Фраза «качественный китайский сотовый телефон» еще десять лет назад звучала как шутка. Сейчас у Huawei второе место в мировых продажах.

— Какие казахстанские регионы отличаются высоким уровнем синофобии?

— Наиболее высокий уровень синофобии на западе страны. Причин несколько. Во-первых, удаленность от Китая мешает более тесным предпринимательским связям, никто не ездит туда за потребительскими товарами. Китай для них — белое пятно. Во-вторых, деловая активность на западе изначально ниже, чем, например, в южном регионе. В силу природно-климатических условий там почти не представлен класс производителей сельхозсырья, которые стремятся выйти на китайский рынок, людей, имеющих опыт взаимовыгодных контактов с китайской стороной.

Синофобия стала внутриполитическим фактором. На ней легко играть. Но на самом деле таких факторов очень много. И синофобия среди них не самый грозный

Третья причина — экономика Западного Казахстана сосредоточена вокруг нефтянки. Основная часть населения либо задействована в нефтяной отрасли, либо жаждет попасть туда. Но рабочих мест на всех не хватает. Следовательно, возникает общее недовольство своим социальным положением. Кроме того, напряжение усиливается высокими потребительскими ценами. Китайцы в нефтяной промышленности Казахстана — это либо экспаты, к которым у нас традиционно, скажем так, настороженное отношение, либо управляющие компаний — группа, с которой у рабочего класса не всегда складываются доверительные и добрые отношения.

Дело даже не в китайцах. Вернемся хотя бы к проблеме высоких потребительских цен. Даже без учета коррупционной составляющей доставка продуктов на запад обходится дорого. Уровень зарплат по сравнению с другими регионами высок, но только в абсолютных цифрах. Не будем забывать об экологических проблемах. В итоге жители западных регионов чувствуют себя обманутыми: нефтяные месторождения на их территории, но они не ощущают, что генерируемый ими поток нефтедолларов делает их жизнь лучше. Раздражающих факторов и без китайцев достаточно.

— И это раздражение должно во что-то вылиться?

— Обязательно, причем объектом приложения может стать любой. Напомню: самые яркие вспышки трудовых конфликтов фиксируются в западных регионах. Объектом раздражения могут стать власти, хотя они пытаются работать на опережение. Мы видели, как таким объектом становятся экспаты, причем безотносительно к национальной принадлежности. Только недавно мы наблюдали конфликт с арабскими рабочими. Хотя, казалось бы, казахи и арабы — единоверцы. Похожая ситуация была с турками, которые не только мусульмане, но еще входят в общую с казахами тюркскую языковую семью.

Поэтому, рассматривая природу синофобии, особенно в регионах, следует признать, что социальная неустроенность привела к деградации человеческого капитала, падению образовательного уровня, ожесточенности. В целом о ксенофобии. Существует мнение, что Казахстан — толерантная страна. Если это и было, то осталось в прошлом. Сегодня мы должны честно признать, что в Казахстане существует серьезная ксенофобия. За примерами далеко ходить не нужно. Летом СМИ опубликовали видео свадьбы африканца и казашки. И мы увидели вал агрессивных комментариев в соцсетях, были призывы расстроить свадьбу.

Отсутствие у нас фашистских организаций, члены которых нападали бы на иностранцев, объясняется просто — у нас небольшая плотность населения на квадратный метр, что не дает людям самоорганизоваться. С другой стороны, власти жестко пресекают подобное.

Опять джунгары

— Антикитайские настроения нередко обосновываются сложной казахско-китайской историей. Немалая часть населения уверена, что китайцы всегда мечтали завоевать наши земли.

— Возьмем период XVII–XVIII веков. Между Казахским ханством и Китаем располагалась Джунгария. Более того, главный военный фронт джунгаров был на восточном направлении. Поскольку люди, как правило, плохо знают историю, следует пояснить. Китаем на тот момент правили маньчжуры, говоря проще, родственный для монголов народ как в культурно-языковом, так и в хозяйственном планах — и те, и другие кочевники.

Китайцы в XVII веке призвали маньчжуров для подавления мятежа. Маньчжуры мятеж подавили, но решили остаться. Присоединили к Маньчжурии весь Китай и создали династию Цин. Кстати, в слове «цин» есть отсылка к золотым татарам, иначе говоря, к чжурчжэням — другая кочевая династия, которая в свое время тоже завоевала Северный Китай. Маньчжурская восьмизнаменная армия была практически полностью кавалерийской. Если набирали пехоту из ханьцев, то на первых порах им не доверяли, и они несли в лучшем случае гарнизонную службу. Ударный кулак армии династии Цин был сформирован из маньчжуров.

Вернемся к джунгарам. Они были, скажем так, геополитическими конкурентами маньчжуров. Отсюда яростная борьба между ними. Если бы джунгары разгромили маньчжурскую восьмизнаменную армию, то они присоединили бы к Джунгарии весь Китай и Маньчжурию. Другое дело, как показала история Цин, можно завоевать Китай, сидя на коне, но управлять им, оставаясь в седле, невозможно. Любой завоеватель Китая через некоторое время был вынужден раствориться среди местного населения. В больших китайских городах были развиты ремесла, медицина, индустрия удовольствий — всего этого не было в кочевом мире.

На нашей территории сохранилась джунгарская топонимика, которая рассказывает о том, где располагалась Джунгария. Это было достаточно мощное кочевое государство, имевшее на вооружении огнестрельное оружие, включая пушки — грозное оружие того времени. Джунгария участвовала в геополитических играх, боролась за китайский престол. Соответственно, казахи никак не соприкасались с Китаем до падения Джунгарского ханства.

— Как же не соприкасались?! Историки пишут о казахско-китайской дипломатии…

— Дипломатия из разряда попыток. Дальнее расстояние мешало серьезной дипломатии. Это сейчас для поездки в Кашгар достаточно нескольких часов на автобусе. Напомню, что Чокан Валиханов стал героем и был награжден, потому что ему удалось попасть в Кашгар. На отсутствие связей между казахами и китайцами указывает и другой факт. Казахи не знали самоназвания китайцев. В китайском языке нет слова «қытай». Они называют себя Чжунго, что значит «срединное царство». В словаре проживающих на территории современного Китая казахов нет таких слов, как «қытай», «қытай тілі», они говорят «ханзу» или «ханзу тілі».

Первые серьезные контакты начались после уничтожения Джунгарии, которая пала, кстати, при активном содействии казахского оружия. Удары с двух сторон привели к гибели Джунгарского ханства. Цинская империя уничтожила его по принципу степной войны, когда оставляли в живых только тех, кто был ниже колеса арбы. Такая жестокость объясняется тем, что джунгары выступали оппонентами маньчжуров в борьбе за китайский престол. И являлись для них опасным врагом. Такими их делали не только воинственность, но и схожесть языка, кочевой быт, главное — надежда джунгарских контайчи сместить маньчжуров на китайском троне.

Не они, а мы

— Каким образом история противостояния джунгаров и маньчжуров влияет на современные антикитайские настроения?

— Никак. Я пересказал исторические факты, чтобы показать, что казахи не то что не воевали с китайцами, у нас особых контактов с китайцами не было. После падения Джунгарии хан Абылай совершил поход, подчеркну, единожды, чтобы занять освободившуюся территорию. С восточной стороны казахам хотел помешать корпус, который возглавлял военачальник по имени Додонхи — не китайское, а типичное маньчжурское имя. Маньчжурское войско было вынуждено отойти, столкнувшись с известной степной тактикой — отступление и нападение. Повторюсь, конфликт произошел не с ханьцами, а с маньчжурами.

Когда Джунгария пала, Казахское ханство было присоединено Российской империей. И самое главное — у Цинского Китая кончились ресурсы и силы вести активные боевые действия на западном направлении. Китай, скажем так, был открыт главными на тот момент европейскими странами — Англией, Португалией, Российской империей, к которым затем присоединились Франция, Германия и модернизировавшаяся Япония. Военная мощь каждой по отдельности была несопоставимо выше, чем у Поднебесной. Начались сложные для Китая времена. Этот период в исторической науке Китая называется временем полуколониализма: Поднебесная была разделена на сферы влияния великих держав, прежде всего Англии, Португалии, Франции и России.

Как мы видим, не было ни времени, ни места той бесконечной борьбе между казахами и китайцами, о которой сегодня нам пытаются рассказать люди, подверженные синофобии. Да, были моменты заигрывания Абылай хана с китайцами, когда он принял подданство Российской империи и параллельно стал вассалом цинского богдыхана. С одной стороны, этноним слова «богдыхан» намекает на степные традиции, с другой — Абылай хан быстро понял, что мощь европейской державы намного превосходит китайскую.

— Что говорит история древности и раннего Средневековья?

— Великая китайская стена тянется на несколько тысяч километров. Ее построили, потому что кочевники регулярно нападали и неоднократно завоевывали Китай. Соответственно, если у кого-то и должно было возникнуть ощущение бесконечной опасности, то у китайцев.

— В антикитайских видеороликах частенько напоминают о значении Таласской битвы: если бы не победа арабов, то все сейчас говорили бы на китайском.

— В 751 году произошла Таласская битва, когда на территории современного Кыргызстана столкнулись арабские завоеватели и войско империи Тан. Оба участника битвы были чужаками, с которыми местное население активно боролось. Каган тюргешей Сулук яростно сопротивлялся арабам, за что его прозвали Абу Музахим, что означает Бодливый. Иначе говоря, Тюргешский каганат изрядно выпил крови арабских завоевателей. Из последней драки на Тенгизе мы можем сделать вывод, что сегодня арабов казахи считают такими же чужаками, как и других экспатов.

Сделано в СССР

— Если все так, откуда берет начало синофобия современных казахов?

— Синофобия появилась в советский период. После непродолжительного периода дружбы советско-китайские отношения резко ухудшились. Поводом стал XX съезд КПСС, на котором товарищ Хрущев разоблачил культ личности товарища Сталина и провозгласил политику мирного сосуществования с капиталистическими странами. Случившиеся Мао Цзэдун посчитал предательством общих коммунистических идей и назвал советским ревизионизмом. Мао воспользовался удобным случаем, чтобы рассориться с СССР, дружба с которым его тяготила.

Советско-китайский раскол углубили два конфликта. Первый на острове Даманский на Дальнем Востоке, второй — в Казахстане, недалеко от озера Жаланашколь, кстати, в нем казахи не принимали участие.

Советское руководство воспринимало КНР как серьезного врага. Советская пропагандистская машина начала всячески разоблачать и обличать Китай и китайский маоизм. Советский человек не особо верил в пропагандистские штампы о западном капитализме: было много шуток на тему загнивающего Запада, мол, и нам бы так погнить. А вот в антикитайскую пропаганду поверить было проще. Китай был беднее СССР. Например, отсталые районы советских городов презрительно называли «шанхаем», поскольку китайский Шанхай того времени был бедным и густонаселенным. СССР жил в условиях осажденной крепости и нуждался в образе врага. Таинственный Китай, с которым ни у кого не было связей, прекрасно подходил на эту роль.

Высоцкий пел о злобных хунвейбинах, и ему верили. Если бы он пел об американском империализме, то от него отвернулись бы слушатели, мол, с каждого угла нам это говорят, а теперь и ты. Но хунвейбины — другое дело. А тут еще конфликты на границе. Все в сознании советского человека смешивалось, и он начинал верить, что китайцы действительно жаждут на нас напасть.

— Конкретно к нам это какое имеет отношение?

— Скажем так, тот дух времени пропитал исторические романы, вышедшие тогда из-под пера казахских писателей. Дело в том, что казахское население к тому времени стало полностью грамотным. Сформировалась плеяда талантливых писателей, что немаловажно — у них появилась аудитория, которая жаждала исторических книг, чтобы узнать о себе. Но эти исторические романы писались в период жесткой цензуры в тоталитарном государстве. Казахские писатели были под очень серьезным наблюдением: не националисты ли они, не призывают ли к расколу в своих книгах — вот что интересовало цензоров и центр.

Законы жанра диктуют, чтобы в романе были герои и их антиподы. Выбор оказался небольшим. С загнивающим Западом в лице США казахи в своей истории не сталкивались. Была долгая война с туркменами за Мангышлак, конфликты с узбеками и киргизами. Но делать из них врагов нельзя, потому что все — братские советские народы. Не сделаешь плохим парнем русского, наоборот, он в романе должен олицетворять все самое прогрессивное. В этом смысле джунгары оказались прекрасными врагами, поскольку их не осталось. Было написано много книг. Причем этот пропагандистский штамп действует до сих пор, посмотрите, сколько фильмов снял «Казахфильм» на эту тему.

Поскольку нужно было отразить современные реалии, в книги попали китайцы. Из одного романа в другой кочевал стереотипный образ китайского врага. Москва, конечно, все это приветствовала. Сейчас встречаются комментарии в соцсетях, в которых используют слово «шуршуты» («шүршіт»). Какая этимология у этого слова? Очень простая — слово было придумано замечательным писателем Ильясом Есенберлиным.

Надо сказать, что альтернативы этим романам не было. С другой стороны, советская школа дала изумительный язык, а система производства книги с редакторами и массовым тиражом обеспечивала большой охват. Несколько поколений выросло на этих книгах, воспринимая художественный сюжет как историческую правду. Оттуда у людей ощущение вечной войны, якобы генетическая память и прочее. Все это перекочевало в учебники. Как мы видим, выдуманные сюжеты могут оказаться живее реальных и здорово влиять на настоящую жизнь.

— Назовите нарративы, которые используются в школьных учебниках.

— В младших классах средней школы проходят Таласскую битву. Нарратив такой: победа арабов остановила китайскую экспансию, священная земля тюрков была спасена. Далее идут вопросы «Какие вы сделали выводы?» и «Ответьте, что бы произошло, если бы китайцы победили?». Таласскую битву подают так, будто это какой-то Армагеддон. У Монголии не было своей выигранной Таласской битвы, и нога завоевателя потопталась там изрядно. Поражение от китайцев в XVIII веке не привело к гибели культуры. Современная Монголия — независимая демократическая страна, а монголы сохранили свой язык, традиции и так далее.

— Какие нарративы в школьных учебниках взяты из художественной литературы?

— Встречается такая мысль: Китай подталкивал Джунгарию в западном направлении. Сюда шли китайцы, которые выталкивали джунгаров, тем самым, во всех бедах повинны не джунгары, а китайцы. Но речь идет о борьбе двух братских народов за престол Поднебесной, о казахах они думали в меньшей степени. Почитайте калмыцкие эпосы, главный сюжет там — борьба с маньчжурами.

Враг внутри

— Сегодня синофобия стала внутриполитическим фактором. Как с ней работать, чтобы она не обрела угрожающие масштабы?

— У меня нет ответа на вопрос, что конкретно делать с синофобией. Действительно, синофобия стала внутриполитическим фактором. На ней легко играть. Но на самом деле таких факторов очень много. И синофобия среди них не самый грозный. Надо понимать пределы ее воздействия.

Сейчас любую негативную новость можно подать под правильным соусом, чтобы вызвать недовольство граждан. И тут дело в доверии власти. Другая сторона вопроса — уровень образования казахстанцев. Чувствуется дикая противоречивость в мышлении людей, которые требуют рабочих мест, но против строительства совместных заводов.

Не стоит делать из синофобии главную угрозу для страны. Но этот феномен следует изучать. И следует изучать современные казахстанско-китайские отношения. Они сейчас развиваются динамично, но не хватает качественного аналитического сопровождения и научного обоснования.

— Уже много лет говорят о создании научного института по Китаю. Есть ли подвижки в этом направлении?

— Ничего не происходит. Более того, в Казахстане вся экспертиза и аналитика — не только по Китаю — находится в кризисе. И с учетом сокращения нефтяных доходов этот кризис будет усиливаться. С другой стороны, настоящая аналитика не востребована государством. Люди, которые выступают от лица государства, не хотят за нее платить. Не думаю, что ситуация изменится в лучшую сторону.

Поэтому все будет идти по инерции. Казахстанское правительство будет действовать так, как оно умеет, то есть реагировать на новые проблемы, а не формировать собственную повестку. Когда у тебя нет полноценного понимания, разработанного аналитического сопровождения, не получится формировать повестку. По тем же «55 заводам», о которых говорили все протестующие на улицах казахстанских городов, легко можно было прогнозировать всплески синофобии. И подавать все это нужно было с учетом такой реакции. Теперь государству приходится перестраиваться на ходу. Заметим, в России, не говоря уже о США, правительственные решения сопровождаются мощной аналитикой. И поэтому решение принимается медленно. Но когда оно принято, у него больше шансов на успех.

— Какой прогноз по синофобии в Казахстане?

— В каком-то смысле это будет зависеть от самого Китая. Популярность K-pop в Казахстане связана с экономическим уровнем Кореи. Соответственно, кем для нас будет Китай, зависит от него. Если Поднебесная станет супертехнологичной державой, которая предоставит шансы для карьерного роста, то интерес к ней будет расти.

Синофобия — не самая лучшая вещь для нас. Она снижает инвестиционный потенциал. Инвесторы не смотрят, кого тут бьют. Если кого-то бьют, то его инвестиции в опасности. С другой стороны, если люди хотят жить в придуманном писателями мире, пусть живут. Просто им не нужно указывать другим, как думать.

Синофобия Барака Обамы

«УМИРОТВОРЕНИЕ» КИТАЯ

 В эпоху Буша-младшего экономический диалог, начавшийся по инициативе министра финансов США Генри Полсона, привел к настоящему прорыву в американо-китайских отношениях. И команда Обамы не собиралась отказываться от достижений своих предшественников. «Демократы надеялись не только сохранить, но и приумножить наследство Буша в Тихоокеанском регионе, — отмечает директор внешнеполитических программ New America Foundation Стив Клемонс. — Они планировали привлечь Китай к решению глобальных проблем и тесно сотрудничать с ним в урегулировании региональных конфликтов на всем евразийском пространстве — от Ближнего Востока до Северной Кореи. При этом никто не сомневался, что китайцы мгновенно согласятся, стоит только Америке пригласить их повальсировать вместе». В американских аналитических центрах разрабатывалась идея «большой двойки» — неформального союза США и КНР, ответственного за судьбы мира.

 Формирование восточноазиатской политики было поручено дипломатам, прославившимся своими симпатиями к Поднебесной. Азиатский департамент в Национальном совете безопасности возглавил известный китаист Джеффри Бадер, а заместителем госсекретаря стал главный архитектор китайской политики Билла Клинтона Джеймс Стайнберг. Команда Обамы сформулировала новый подход к американо-китайским отношениям, получивший название «стратегическое заверение». Смысл его заключался в том, что Соединенные Штаты обязуются не мешать китайскому восхождению к власти в том случае, если КНР согласится на «мирное сосуществование». Выступая перед студентами в Шанхае, Обама отметил, что Вашингтон и Пекин «вовсе не обречены на соперничество». Более того, Соединенные Штаты, по его словам, должны способствовать усилению роли Китая на мировой арене. Критики президента тут же начали сравнивать его с британским премьером Невиллом Чемберленом, проводившим в 30-е годы «политику умиротворения» Германии. Повышенное внимание к Китаю, отмечали они, лишь увеличит амбиции азиатского гиганта. «Администрация Обамы переборщила с реверансами в адрес Пекина, — утверждает Дэвид Лэмптон, заведующий кафедрой китаистики в университете Джонса Хопкинса. — Америка предстала в роли просителя и дала понять китайцам, что заинтересована в них намного больше, чем они в ней».

ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ УСПЕХОВ

Китайские эксперты провозгласили, что глобальный финансовый кризис доказал превосходство их экономической модели, которая может теперь рассматриваться как разумная альтернатива западному либерализму: ведь если Соединенные Штаты переживают упадок, то в Китае продолжается «золотой век». В период холодной войны, как известно, китайские дипломаты следовали примеру «мудрой обезьяны, которая сидит на холме и наблюдает за схваткой двух тигров в долине», однако новая расстановка сил на мировой арене все чаще вынуждает Пекин выступать в роли «всесильного дракона». По словам бывшего советника Пентагона по делам Азии Джеймса Шинна, «за последние два года китайцы стали намного самоувереннее, они почувствовали наконец, что сидят в водительском кресле и могут нажать на педаль газа».

 Головокружение от успехов привело к тому, что руководители КНР отвергли американский проект «большой двойки»: Соединенные Штаты так и не дождались их помощи в северокорейском и иранском вопросе. Хотя Китай — единственная держава, способная оказать давление на Пхеньян, делать это он не собирается, поскольку заинтересован в сохранении статус-кво на Корейском полуострове и не видит для себя угрозы в развитии ядерной программы КНДР. Похожая ситуация и на ближневосточном направлении. Китайцы заключили с Ираном крупные контракты на поставки нефти, вложили миллиарды долларов в нефтегазовый сектор страны и, конечно, не собираются идти на поводу у Вашингтона. По словам госсекретаря Хиллари Клинтон, «после того как был похоронен проект «большой двойки», в американо-китайских отношениях вновь начался период противостояния». Особенно ярко это проявилось на недавнем климатическом саммите в Копенгагене. Китай отказался поддержать инициативы американского президента по борьбе с глобальным потеплением, причем сделал это в крайне оскорбительной форме. На встречи глав государств китайцы отряжали мелких чиновников, которые по любому вопросу препирались с американской делегацией, в том числе и с самим Обамой. Кроме того, премьер-министр КНР Вэнь Цзябао отказался пригласить представителей США на свою встречу с лидерами Бразилии, Индии и ЮАР, и, когда Обама явился без приглашения, китайская охрана преградила ему дорогу.

 «Если Соединенные Штаты отважатся на противостояние с Китаем, — заявляет Стив Клемонс, — то в первую очередь они будут разыгрывать уйгурскую и тибетскую карту». Демонстрация китайского величия каждый раз вызывает в Вашингтоне раздражение. Так было и во время подготовки к Олимпиаде, и накануне празднования 60-летия КНР. Причем оба раза американцы пытались укротить «дракона», поддерживая сепаратистские движения на землях, которые принадлежат к внешнему кольцу, окружающему исконные ханьские территории, — в Тибете и Синьцзян-Уйгурском автономном округе. Многие эксперты полагают, что США постараются спровоцировать новую волну сепаратизма в КНР во время выставки ЭКСПО-2010, которая пройдет в Шанхае и должна будет продемонстрировать успехи Китая в период общемировой рецессии.

 КРАХ КИАМЕРИКИ

 Пожалуй, самым неприятным сюрпризом стали экономические разногласия между двумя государствами. Год назад во время визита Хиллари Клинтон в Китай пекинские чиновники пообещали ей помощь в восстановлении мировой экономики, признав, что «людям, которые переправляются через реку в одной лодке, не стоит воевать». Многие эксперты поговаривали даже о создании Киамерики — пространства, объединяющего экономики главного мирового заемщика и главного кредитора. Однако уже через полгода Китай принялся менторским тоном поучать американцев, обвиняя их в политике слабого доллара.

 Председатель комиссии по регулированию банковской деятельности КНР Лю Минкан заявил, что падение курса американской валюты и снижение кредитных ставок способствует глобальной спекуляции на фондовых рынках и может привести к новому витку финансового кризиса. Как известно, львиная доля валютных резервов Китая хранится в долларах (одни только долговые обязательства казначейства США составляют 800 млрд долларов). И неудивительно, что китайские финансисты обеспокоены тем, что Соединенные Штаты не предпринимают никаких действий для спасения собственной валюты.

 Вашингтон, в свою очередь, начал выражать недовольство по поводу экономической экспансии Китая, растущего внешнеторгового сальдо и заниженного курса юаня. Американцы требовали ревальвации китайской валюты, надеясь таким образом сократить дефицит в торговле с КНР. Как заявил Обама на питсбургском саммите «двадцатки», «для того чтобы избавить мир от экономического похмелья, необходимо решить проблему глобального финансового дисбаланса». Заниженный курс юаня приводит к тому, что Китай заваливает США своей дешевой продукцией. В результате, по словам экономиста Пола Кругмана, «китайский меркантилизм обходится Америке в 1,5 млн рабочих мест». В Белом доме Пекин все чаще называют «валютным спекулянтом, спровоцировавшим кризис».

 Соединенные Штаты обвиняют китайцев в демпинге, а те осуждают Америку за протекционизм. По словам пекинских чиновников, антидемпинговые пошлины на ввоз шин и металлических труб из КНР были введены лишь для того, чтобы удовлетворить «коммерческие интересы ряда американских концернов», и стали серьезным препятствием для «стратегического диалога» двух стран. Выступая недавно перед сенаторами-демократами, Обама отверг обвинения в протекционизме, пообещав «не закрывать двери для китайских товаров, одновременно продвигая американскую продукцию в Китае и превратив его в главный рынок сбыта для США». Правда, по словам экспертов, достигнуть столь амбициозной цели он может лишь в том случае, если Пекин откажется от заниженного курса юаня.

 «ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЗАНАВЕС»

 Как утверждают его советники, Обама убежден, что с того момента, как он был избран президентом, «КНР только и делает, что бьет его по зубам». И неудивительно, что после года молчания он решился наконец снять табу с темы прав человека в Китае. До этого момента администрация США старалась не раздражать Пекин нравоучениями, а заместитель госсекретаря Джеймс Стайнберг даже запретил американским дипломатам встречаться с китайскими диссидентами без позволения Госдепа. Более того, накануне своего азиатского турне Обама отказал в аудиенции далай-ламе, с которым ежегодно встречались его предшественники. «Отменив встречу с духовным лидером Тибета, — писал тогда эксперт Центра стратегических и международных исследований Виктор Ча, — президент превратился в глазах всего мира в послушную марионетку Пекина. Осталось только согласиться с официальной точкой зрения КНР, которая гласит, что Мао стоит в одном ряду с Линкольном, поскольку он упразднил рабовладельческую систему в Тибете». Многие члены правящей Демократической партии США готовы были терпеть заигрывания с Пекином лишь потому, что надеялись на его помощь в борьбе с климатическими изменениями и преодолении финансового кризиса. Когда же китайцы прокатили американский проект на копенгагенском саммите и отказались пересмотреть валютную политику, у китаефилов в Белом доме исчезли последние аргументы в пользу сотрудничества с Поднебесной. Политики в Вашингтоне стали открыто выражать возмущение холодным приемом, оказанным Обаме в ноябре прошлого года, насильственной репатриацией уйгуров, бежавших в Камбоджу и казнью британского гражданина, страдающего психическим расстройством.

 Президент Обама решил исправить собственную ошибку, пообещав принять в Белом доме далай-ламу, что, естественно, вызвало негативную реакцию в Пекине, где тибетский духовный лидер по-прежнему считается «предводителем сепаратистской клики». Однако китайцы не остались в долгу. Им удалось вывести Обаму из себя, приговорив к 11 годам тюремного заключения Лю Сяобо — автора манифеста в защиту демократии, за которого просил американский президент во время своего визита в КНР.

 Крупный скандал разгорелся и после того, как китайские хакеры попытались взломать код поисковика Google.cn. и проникнуть в электронные почтовые ящики правозащитников. Представители Google пригрозили покинуть китайский рынок, если Пекин не прекратит попытки цензуры, а госсекретарь Хиллари Клинтон, которая, еще будучи первой леди США, прославилась гневной проповедью по поводу нарушений прав человека в Китае, заявила о том, что мир разделяет «информационный занавес». Правда, по словам скептиков, корпорация Google, которая считается одним из основных финансовых доноров Демократической партии, просто подыграла администрации Обамы, разочарованной в китайских партнерах, которые не желают изменяться по западным рецептам. К тому же «принципиальная» позиция Google предоставляет этой компании преимущества в конкурентной борьбе с китайским поисковиком Baidu.

 «НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ АВИАНОСЕЦ»

 Список старых обид теперь пополнился намерением Соединенных Штатов продать крупную партию оружия Тайваню. В соответствии с законом 1979 года США обязаны обеспечивать оборонные потребности острова; нынешняя сделка была подготовлена еще администрацией Буша, и рано или поздно команде Обамы пришлось бы ее заключить. Тайваньская проблема возникла, как водится, в самый неподходящий момент и многие эксперты расценили действия демократической администрации США как провокацию. Кроме того, поражает объем сделки в 6,4 млрд долларов. Для сравнения: за всю историю своего существования с 1949 по 2006 год Тайвань приобрел американское оружие на сумму в 18,3 млрд долларов. Американцы согласились продать Тайваню 114 ракет Patriot, 60 вертолетов Black Hawk, два минно-поисковых корабля, восемь подержанных фрегатов класса Perry, (которые почти в два раза увеличат тайваньские ВМС), противолодочные ракеты «Гарпун» и оборудование связи для истребителей F-16. Правда, несмотря на жгучее желание тайваньских военных, от продажи самих истребителей США пока воздержались. Сейчас Пентагон составляет доклад о соотношении сил между китайской и тайваньской авиацией, на основе которого будет принято решение о поставках истребителей.

 По словам газеты The Washington Post, особенно покоробило китайцев обещание США продать Тайваню вертолеты Black Hawk. Дело в том, что в середине 1980-х годов 24 машины этой марки были проданы КНР, но после событий на площади Тяньаньмэнь Соединенные Штаты наложили эмбарго на поставки оружия в Китай, которое коснулось и запчастей к вертолетам. В 2008 году, пытаясь справиться с последствиями сычуаньского землетрясения, Пекин попросил, чтобы ему наконец продали запчасти для Black Hawk, заявив, что вертолеты необходимы для транспортировки пострадавших. Однако Вашингтон ответил отказом, и китайцы этого не забыли. Еще со времен холодной войны американцы воспринимают Тайвань как ключевой элемент своей оборонительной системы в Восточной Азии, «непотопляемый авианосец, сдерживающий стремительный рост КНР». Однако в Пекине убеждены, что поставки американского оружия на остров противоречат «политике одного государства», которая начала приносить свои первые плоды после того, как к власти на Тайване пришла партия Гоминьдан, выступающая за укрепление отношений с материковым Китаем. Неслучайно реакция Народной республики на решение администрации США была намного жестче, чем обычно. Китайцы не только прервали военные контакты с Америкой, но и пригрозили ей «последствиями, которые не хотела бы видеть ни одна из сторон». Несмотря на то что Пекин традиционно выступает против использования санкций в международных диспутах, на этот раз он нарушил собственные принципы в надежде наказать американские компании, участвовавшие в сделке с Тайванем. «Санкции со стороны КНР могут стать серьезным ударом даже для таких гигантов, как Boeing и United Technologies, — отмечает профессор Лондонской школы экономики Мартин Жак в газете The Guardian. — Существенно пострадают их бизнесинтересы. Boeing, например, рискует проиграть китайский рынок европей скому авиастроительному концерну Airbus». Эксперты не исключают также, что карательные меры будут приняты Китаем против фирм, находящихся в избирательных округах конгрессменов, которые являются наиболее яростными защитниками Тайваня.

 Помимо прочего, поставки оружия Тайваню дают КНР официальный повод для того, чтобы вкладывать значительные суммы в разработку собственных вооружений. Через несколько дней после того, как администрация Обамы заявила о сделке с Тайбэем, Китай успешно провел первые испытания системы ПРО. Конечно, на данный момент у китайцев нет вооружений нового поколения, и конкурировать с Западом в военной области они не способны. Тем не менее КНР каждый год увеличивает военные расходы на 18%, реформирует армию, наращивает стратегические во оружения. Два года назад Китай запустил свою первую противоспутниковую ракету, вступив, таким образом, в эпоху звездных войн. Китайцы все чаще задумываются о том, чтобы оспорить океанскую гегемонию США, развивая свой флот и создавая так называемую нить жемчужин — вереницу портов и военных баз в дружественных странах на северном побережье Индийского океана. «Если впечатляющий экономический и военный рост Китая продолжится еще несколько десятилетий, — пишет американский политолог Джон Миршеймер, — США и КНР не избежать противостояния, которое в итоге может привести к вооруженному конфликту».

 Сразу после того как администрация Обамы пришла к власти, бывший советник Буша Майкл Грин заявил, что «историки будут оценивать ее деятельность в зависимости от того, как сложатся отношения США с Китаем». Разрыв с КНР и неожиданный конфликт с Японией по поводу американской военной базы на Окинаве заставляют экспертов делать вывод о том, что демократы «проморгали Восточную Азию», которая становится в последнее время осью мировой политики.

Синофобия — уже глобальное явление



© STR
Покупатели во время открытия магазина Huawei в начале этого года в Шанхае.

На фоне стольких современных вопросов мир после пандемии будет более благоприятным или индивидуалистичным, часть этой истории уже предвидела и показала свое лицо, что совсем не привлекательно. В настоящее время синофобия (предубеждение против Китая) — это глобальное явление, которое проявляется ужасным и бесстыдным образом и может иметь драматические последствия для будущего мира.

С момента начала пандемии во многих странах произошел расизм против китайцев, который поощряется Соединенными Штатами, которые изобрели клеймо «китайского вируса», переосмысливая старую идею ассоциировать Китай с чем-то заразным. Много лет назад, с тех пор как Китай превратился в мировую державу, большая часть «мягкой силы» Североамериканец посвятил себя стереотипному представлению о китайцах как о чем-то, что заражает и полирует мир товарами или эпидемиями.Для Дональда Трампа, который ведет торговую войну с Китаем, пандемия стала прекрасным предлогом для усиления напряженности в отношении Китая. Разумеется, спор идет о гегемонии в мировой системе.

Однако менее разумно то, что страны Латинской Америки, например, превращают Китай в пугало и покупают тот же нарратив Соединенных Штатов против вашего крупнейшего торгового партнера. Но экономическая рациональность — это определенно не то, что лежит в основе синофобии. Ультраправое правительство Жаира Болсонару выбрало Китай в качестве своего нового врага, чтобы взять на себя ответственность за свои неудачи в борьбе с пандемией СПИДа Covid-19.

С одной стороны, эта позиция усиливает вассальную позицию по отношению к Соединенным Штатам, воплощая в жизнь мечту о формирующемся многополярном мире, который десять лет назад, казалось, заново изобрел гегемонию мировой системы с глобального юга. С другой стороны, обвинение Китая чрезвычайно удобно для экстремистских и некомпетентных правительств, которые мобилизуют и сохраняют свою политическую базу с вульгарным упрощением, из которого и смерть, и безработица оправдываются как «вина Китая».

Это не остаточная ситуация, а явление беспрецедентных масштабов в нынешней политике Бразилии.Сегодня мониторинг групп кошельков WhatsApp показывает, что Китай является одной из основных тем, на которых сосредоточены ненавистнические высказывания и теории заговора. Это приводит к конкретным действиям, таким как протесты перед китайским посольством, орды виртуальных боевиков, атакующие в социальных сетях посла Китая в Бразилии Ян Ванмин, или обычные люди, преследующие китайцев на улицах.

Последствия враждебности по отношению к Китаю драматичны на многих уровнях. Во-первых, он представляет собой этап, на котором не только реорганизуется евро-американская гегемония, но и ставит развивающиеся страны в положение подчинения, устраняя возможность более симметричных отношений на международном уровне.

Во-вторых, он разжигает расизм против китайских иммигрантов за границей, которые являются жертвами ежедневного насилия в самых разных частях мира, указывая на пределы глобального и космополитического общества именно во времена наступления сторонников превосходства белой расы, которые оспаривают то, что они называют «глобализмом» и претендуют на чистоту «цивилизационного Запада». В-третьих, это вызывает реакцию Китая, который использует дипломатию конфронтации, защиты и нападения, которая также служит для мобилизации его собственного национализма и легитимации авторитарной политики внутри страны.

Как далеко и какими средствами Китай отреагирует — это, пожалуй, самая большая неизвестность, которую предстоит решить сегодня в международных отношениях. И без преувеличения можно сказать, что мир во всем мире зависит от этой реакции.

Розана Пинейро-Мачадо — антрополог и социолог.

Пандемия синофобии — 25.03.2021 — Образование

Когда мы думаем о первых новостях, предупреждающих о новом загадочном вирусе, который распространялся в Китае в конце 2019 года, создается ощущение, что это произошло намного дольше, чем всего полтора года назад.Даже «спасение» бразильцев, живших в Ухане, эпицентре того, что могло стать ужасающим кризисом, также кажется далекой историей. В то время, не имея подробной информации, многие называли это заболевание просто «китайским вирусом».

С тех пор новый коронавирус распространился по планете, убив на данный момент более 2,7 миллиона человек — число, которое растет с каждым мгновением, особенно в Бразилии, где мы в настоящее время переживаем самую гнусную фазу этой трагедии, связанной со здоровьем.Появились новые варианты, профиль наиболее тяжело больных изменился, и вакцинация началась в нескольких странах, среди множества фактов, которые наполняют сложный рассказ о величайшей пандемии 21 века.

С новыми привычками и информацией, которые мы включаем в нашу повседневную жизнь, может показаться, что связь болезни с местом, где она могла бы возникнуть, уже позади. Однако стигматизация китайцев (известная как синофобия) и других азиатских граждан из-за Covid-19 никогда не была такой сильной.

В США недавняя волна атак вызвала панику среди этого населения. Самый последний случай произошел 16 марта, когда белый мужчина застрелил массажные салоны в городе Атланта, штат Джорджия, убив восемь человек, шесть из которых были азиатскими женщинами.

Хотя обвиняемый, 21-летний Роберт Лонг, говорит, что он не был мотивирован расовой ненавистью, бойня является частью контекста расизма, который усилился в стране из-за пандемии, заставив президента Джо Байдена выступить. подняться и отправиться на место происшествия, чтобы пообщаться с азиатско-американским сообществом.В воскресенье, 21 марта, тысячи людей вышли на улицы в нескольких городах США, чтобы продемонстрировать протест против насилия и ксенофобии.

Случай в Атланте дополняет другие случаи насилия, которым подверглись азиаты различного происхождения за последний год на территории Северной Америки. 76-летний китаец Сяо Чжэнь Се получил удар на улице от удара человека 17-го числа этого месяца. Когда он принял ответные меры, его реакция была записана, и видео стало вирусным. Филиппинец Дэнни Ю Чанг, 59 лет, подвергся нападению 16-го, в тот же день, что и нападение на курорты в Атланте, со стороны другого неизвестного человека, который ударил его несколько раз.Оба нападения произошли в Сан-Франциско, Калифорния.

Все это не внезапно: это результат месяцев ненависти, распространяемой в социальных сетях теориями заговора, группами сторонников превосходства и государственными чиновниками. Выступление бывшего президента США Дональда Трампа — пример, который объединяет все эти элементы: за время своего пребывания в должности он несколько раз использовал выражение «китайский вирус», пригрозил азиатской стране тарифами на импортируемые оттуда товары и заявил без доказательств (или без какие-либо доказательства), что болезнь была создана в лаборатории в Ухани, обвиняя Китай в появлении Sars-CoV-2.

Широко распространенная синофобия в Соединенных Штатах вызвала в марте 2020 года кампанию «Остановить ненависть AAPI», которая уже зарегистрировала 3795 подобных жалоб. Аббревиатура AAPI означает американцев азиатского происхождения / жителей островов Тихого океана и относится к китайцам, корейцам, японцам, вьетнамцам, камбоджийцам и филиппинцам, а также другим национальностям.

В Бразилии у нас был аналогичный контекст в отношении синофобской позиции государственных властей: парламентарии и государственные министры месяцами распространяли аналогичные идеи в социальных сетях, возлагая ответственность за пандемию на Китай и создавая серьезные дипломатические конфликты с посольством США. страна.родители.

Социальная стигматизация страны, населения или сообщества, чем бы они ни были, является результатом опасного сочетания страха, невежества и предрассудков и может иметь трагические последствия в критический момент, такой как пандемия, когда дезинформация распространяется безумно. скорость.

Сознавая это, сама Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) разработала специальные правила для обозначения новых болезней: Covid-19, например, означает болезнь, вызванную вирусом короны (коронавирусное заболевание), а число 19 указывает на год его обнаружения (2019 г.). ).В феврале прошлого года, когда было объявлено имя, Тедрос Адханом, генеральный директор организации, подчеркнул важность использования этой номенклатуры вместо стереотипных выражений.

Называть болезни в соответствии с этой ориентацией, не называя их популярными прозвищами, — это вопрос гражданства. Это способ не превратить целые группы населения в стигмы, дегуманизирующие их и разжигающие ненавистнические высказывания, как это произошло во время «испанского гриппа» и боррелиоза, также известного как болезнь Лайма, даже потому, что это место, где возникла новая болезнь. обнаруженный, он не всегда совпадает с его точным происхождением.

Известно, что гораздо легче искать виновных и простые решения проблем глобального масштаба, таких как пандемия, даже если эти ответы кажутся фантастическими и даже невротическими. Но отказ от использования таких терминов, как «китайский вирус» или «вачина», — это проявление сочувствия и уважения ко всей культуре и людям. Борьба с подобными нарративами посредством критического и ответственного взгляда на информацию и медиа-контент, который мы потребляем, — это защита знаний, разнообразия и науки.

.

Значение, типы и список фобий: Список фобий от А до Я

Фобии, без сомнения, являются одной из основных проблем, беспокоящих каждого человека, независимо от возраста, пола, ориентации или пола. Это потому, что каждый в своей жизни страдает от одной или нескольких фобий. На сегодняшний день он остается одним из самых психических заболеваний в мире.

В то время как некоторые могут сказать, что вызывает или отвечает за их крайнюю тревогу и, возможно, название фобии, некоторые знают, что страдают от нее, но не знают названия того, от чего они страдают.

По данным Национального института психического здоровья (NIMH), от 8,7% до 18,1% американцев страдают фобиями. Было обнаружено, что фобии, вне зависимости от возраста и пола, являются наиболее распространенным психическим заболеванием среди женщин во всех возрастных группах и вторым по распространенности психопатическим заболеванием у мужчин старше 25 лет. Но что же тогда на самом деле такое фобия?

Что такое фобия?

Фобия — страх ситуаций или вещей , которые не являются опасными и которые большинство людей не находят раздражающими.Люди, страдающие этой проблемой, признают ее иррациональной, необоснованной и преувеличенной, но тем не менее избегают или пытаются избежать этих ситуаций или стимулов, и это вызывает у них большое вмешательство в их повседневную жизнь.

Большинство фобий начинаются в детстве, подростковом или раннем взрослом возрасте. Они могут быть вызваны стрессовой ситуацией, травматическим событием или имитироваться членом семьи, у которого есть фобия, и ребенок в конечном итоге делает это своей собственной.

Когда человек сталкивается со страшным раздражителем (животные, высота, экзамены, общественные собрания и т. Д.), появляется сильная тревога , которая проявляется физическими и психическими симптомами.

Симптомы фобии

Сильная тревога, возникающая перед ситуацией, к которой у пациента есть фобия, проявляется:

  • Физические симптомы : потливость, ненормальное дыхание, учащенное сердцебиение, тремор, озноб, боль в груди, сухость во рту, головокружение, головная боль и др.
  • Психологические симптомы : искаженные мысли о ситуации или стимуле.
  • Поведенческие симптомы : избегание ситуации или раздражителя, которого боятся.

Типы фобий

Ниже приводится список типов фобий:

Специфические фобии

Специфические фобии можно определить как иррациональный и всепоглощающий страх определенных ситуаций и предметов, которые, несмотря на небольшую реальную угрозу, вызывают тревогу, в свою очередь порождает отрицательное поведение.

Типы специфических фобий
  1. Страх определенных ситуаций: , например, попадание в самолет (аэрофобия) или пребывание в замкнутом пространстве (клаустрофобия)
  2. Страх перед природой: как в случае фобий атмосферных явлений например, молнии, бури и грома или высоты (акрофобия)
  3. Страх животных или насекомых: например, боязнь пауков (арахнофобия) или собак (кинофобия)
  4. Страх крови (гемофобия): или боязнь игл и инструменты, которые могут вызвать раны (белонефобия)
  5. Другие страхи, такие как: клоуны (кулрофобия) или пупок (омфалофобия)
Примеры специфических фобий
  1. Акрофобия или боязнь высоты. Это сильный или иррациональный страх столкнуться с высотой, даже когда нет никакого риска. Чрезмерное чувство паники может возникнуть даже на небольшой высоте.
  2. Аэрофобия или боязнь полета. Это чрезмерный и нелогичный страх перед полетом на самолете, связанный с возможностью попасть в аварию и фактом отсутствия контроля над ситуацией.
  3. Клаустрофобия или боязнь замкнутых пространств. Это чрезмерный страх находиться в закрытых помещениях, особенно если они маленькие и плохо освещенные.Те, кто страдает от этого, ничего не хотят знать о лифтах, метро, ​​туннелях, телефонных будках или дверных замках.
  4. Арахнофобия или боязнь пауков. Как и остальные фобии животных (зоофобия), то, что испытывает к паукам, является фобией, происхождение которой можно найти в страхах предков, которые позволили нашим предкам выжить.
  5. Андрофобия или страх перед мужчинами. Люди, страдающие этой проблемой, боятся остаться наедине с мужчиной, даже если он друг или родственник.Ему или ей могут сниться кошмары, и он не может вести нормальную жизнь. В менее тяжелых случаях человек с андрофобией может казаться нормальным с мужчинами, но всегда нервничает и некомфортно, внутри.
  6. Гемофобия или боязнь крови. Люди, которые страдают от этого, изо всех сил стараются не попадать в ситуации, когда они ожидают, что им придется контактировать с кровью, например, при экстракциях. Его паттерн тревожной реакции отличается от остальных, потому что он протекает в две фазы: усиление тревоги в присутствии крови (первая фаза) и быстрое падение частоты сердечных сокращений и артериального давления (вторая фаза).
Как преодолевать определенные фобии

Лучшее лечение определенных фобий — это режим психотерапии, называемый терапией экспозиции . Хотя иногда психологи могут также порекомендовать другие лекарства или методы лечения.

Социальные фобии

Социальная фобия, также известная как социальная тревога, — это страх быть осужденным другими и чувство стыда. Страх может стать настолько сильным, что те, кто страдает, не могут выполнять такие повседневные дела, как, например, ходить на работу.

Хотя все люди в какой-то момент своей жизни испытывают страх или тревогу (например, когда кого-то только что встретили или когда необходимо выступить публично), социальная фобия идет гораздо дальше.

Эта паника такова, что перестают выполнять самые обычные действия перед другими людьми, есть или пить в присутствии других или пользоваться общественным туалетом, становится для них своего рода « невыполнимой миссией », которая беспокоит их мир.

Этот неконтролируемый страх часто заставляет их избегать событий или мест, где, по их мнению, они могут быть вынуждены совершить действия, вызывающие у них стыд.

Симптомы социальных фобий

Людям с этой фобией свойственно:

  • Испытывать приступы тревоги всякий раз, когда их окружает большее количество людей, им трудно поддерживать с ними разговор, даже если они этого хотят. это
  • Беспокойство перед мероприятием, которое посетят многие люди
  • Румянеет, трясется или вспотевает всякий раз, когда вас окружает еще больше людей
  • Трудно заводить новых друзей и поддерживать их
  • Чувство тошноты или расстройство желудка в компании другие
  • Избегайте людных мест
  • Застенчивость и стыд в присутствии других людей
  • Беспокойство о том, чтобы о вас судили другие люди
Как преодолеть социальные фобии

Социальные фобии обычно лечат с помощью психотерапии, лекарств или их комбинации обоих.

  • С помощью психотерапии, называемой когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), которая особенно полезна для лечения социальной фобии. В этом смысле он учит человека другим способам мышления, поведения или реакции на различные ситуации, чтобы чувствовать меньше страха или беспокойства
  • Анксиолитики и антидепрессанты являются наиболее часто назначаемыми лекарствами для лечения социальной фобии, хотя правда в том, что они рекомендуется принимать только в течение коротких периодов времени

Сексуальные фобии

Как ни странно, есть люди, которые испытывают панический или тревожный кризис в ситуациях, связанных с сексом (этот страх называется эротофобией).

Эротофобия — это иррациональный страх, связанный со всем, что связано с сексом или сексуальным спектром, а — это сложное расстройство, симптомы которого могут варьироваться от одного человека к другому.

Его проявления очень разнообразны, потому что в то время как одни испытывают страх контакта с сексуальными объектами, другие испытывают настоящий страх сексуальной близости или, в частности, проникновения.

Типы сексуальных фобий

Эротофобия — это расстройство, которое, в свою очередь, включает в себя другие специфические сексуальные фобии, такие как:

  • Генофобия или коитофобия: Это страх полового акта.
  • Страх неприкосновенности частной жизни: Это страх в эмоциональном и физическом смысле, который больше связан с близостью к другому человеку, чем с половым актом
  • Фобия уязвимости: Это имеет отношение к страху перед показывать себя таким, какой он есть, из-за веры в то, что другие воспользуются преимуществом.
Симптомы сексуальных фобий

Широкий спектр фобических расстройств, связанных с сексом и сексуальностью, заставляет объект или ситуацию, которые вызывают фобию, изменяться.Однако их симптомы обычно являются общими:

  • Сильный страх перед объектами, мыслями и ситуациями в отношении секса и сексуальности
  • Экстремальная тревога в присутствии объекта или ситуации, вызывающей фобию, или в отношении ваших мыслей или изображений
  • Сухость во рту
  • Поведение, призванное избежать
  • Мучения
  • Напряжение мышц
  • Учащенное сердцебиение и учащенное сердцебиение
  • Головная боль и расстройство желудка
  • Гиперсудорация
  • Гипервентиляция и ощущение одышки
Как преодолеть сексуальную фобию 9012

Несмотря на разнообразие существующих фобий, правда в том, что процедуры их лечения обычно очень похожи почти во всех случаях.Поскольку секс является определяющей частью жизни человека, но также влияет на отношения пары, их лечение обычно влечет за собой подкрепление для повышения самооценки и исправление любых убеждений, которые могут повлиять на благополучие субъекта

Если есть Это метод, который продемонстрировал реальную эффективность в лечении фобий, это систематическая десенсибилизация , , которая проходит через постепенное воздействие на пациента вызывающих страх сексуальных ситуаций, предоставляя ему точные инструменты, адаптирующиеся к устранению фобических стимулов.Другими эффективными методами являются когнитивно-поведенческая терапия, гипноз или внимательность.

В тех крайних случаях, когда пациент страдает слишком сильным беспокойством, можно использовать лекарственные препараты, которые всегда будут сопровождаться психологической терапией, но ни в коем случае не единственным вариантом лечения.

Фобия влечения

Фобия влечения касается нас как мысль, ощущение или импульс (которые можно даже визуализировать), которые человек испытывает или чувствует по поводу возможности выполнить действие, которое в конечном итоге нежелательно и , что обычно связано с причинением вреда кому-либо или самим себе.

В фобии влечения поражает то, что человек осведомлен и осознает, что он не хочет выполнять действие, которое происходит в его голове, но он боится выйти из-под контроля и превратить его в реальность.

Как преодолеть фобию вождения
  • Думать, что случайные мысли или образы, наносящие вред , являются частыми и входят в норму до определенных уровней стресса
  • Размышляйте о том, что может быть источником страха и желания причинить вред
  • Проанализируйте свое настроение, потому что перегрузка усталостью и ответственностью не помогают в этой ситуации
  • Начните с идеи изменить это настроение, повысит качество жизни, приняв здоровые привычки в отношении еды, сна или выполнения полезных действий
  • Опирайтесь на близких и будьте способны поделиться с ними чувствами, страхами и тревогой , которые переживают
  • Выполняйте действия, чтобы развлекали разум. Чем меньше у вас свободного времени на размышления, тем меньше мыслей об этом стиле будет у вас в голове.
  • Решите проблему, не избегая ее. Хотя процесс сложен, преимущества решения проблемы будут очевидны.
  • Обратитесь за помощью. Психологические механизмы, заложенные в сознании, основанные на повторении его операционной системы, требуют помощи, чтобы выйти из процесса, который порождает столько страданий

Обычные фобии

Фобии или страх приводят к неприятным переживаниям, которые заставляют страдающих попробовать любой ценой нейтрализовать их страхи.

Список фобий

Аблутофобия
Боится купаться или умываться.

Акарофобия
Боязнь клещей и других паразитов.

Ацербофобия, ацерофобия
Боязнь кислотности.

Аклуофобия, скотофобия
Боязнь темноты.

Акрофобия, альтофобия, батофобия
Боязнь высоты, высоты.

Акустикофобия
Боязнь звуков, шума.

Аэрофобия, антропофобия
Боязнь воздушных потоков и ветра.

Aeronausifobia
Страх рвоты.

Агатеофобия
Страх или тревога до безумия.

Агирофобия
Боится переходить улицу.

Агорафобия, агарофобия, агорафобия
Боязнь толпы, открытых или общественных мест, сопровождаемая желанием не выходить из дома. Обычно это происходит у людей, страдающих паническими атаками, поскольку они боятся столкнуться с чем-то вне дома и потерять контроль над своими действиями.

Agrafobia
Страх сексуального насилия.

Айбофобия
Боязнь палиндромных слов.

Aichmophobia
Страх или боль от острых предметов.

Алиумфобия
Боязнь чеснока.

Айлурофобия, аэлурофобия
Боязнь кошек.

Альбуминофобия
Боязнь альбумина в моче.

Аллектрофобия, Алекторофобия
Боязнь кур

Аллодоксафобия
Боязнь высказывать свое мнение.

Альгофобия, аглиофобия
Страх переживания боли.

Атофобия
Боязнь пыли

Амаксофобия
Боязнь транспортных средств, боязнь управления автомобилем (боязнь вождения), боязнь находиться в движущемся транспортном средстве.

Амнезифобия
Боязнь амнезии.

Амбулофобия
Страх или тоска при ходьбе.

Anablephobia
Боится поднять глаза.

Анахофобия
Страх путешествовать во времени.

Анатидофобия
Боязнь быть увиденным уткой.

Андрофобия
Страх перед людьми.

Ангинофобия
Боязнь ограниченности.

Англофобия
Страх или неприязнь к Англии, англичанам или чему-нибудь английскому.

Аноракфобия
Боязнь осы в желтой куртке.

Антофобия
Страх наводнения.

Антофобия
Боязнь цветов.

Антропофобия
Страх перед людьми; людям.

Anuptaphobia
Страх или тоска остаться в одиночестве.

Апейрофобия
Страх бесконечности

Апифобия
Страх или мучения пчел.

Апотемнофобия
Боязнь людей с ампутациями тела.

Арахнофобия
Страх пауков.

Арахибутирофобия
Бойтесь, что арахисовое масло или арахисовая кожура прилипнет к нёбу.

Арифмофобия
Боязнь чисел.

Асиммерофобия
Боязнь асимметричных вещей.

Астенофобия
Боязнь слабости; отключиться.

Astraphobia
Страх вспышек, грома и молний.

Astrophobia
Страх бесконечности, звезд, небесного пространства.

Atazagoraphobia
Страх остаться незамеченным, быть забытым.

Атаксиофобия
Страх атаксии, нарушение координации движений мышц.

Атаксофобия
Страх беспорядка.

Атефобия
Страх разорения.

Atiquifobia
Страх потерпеть неудачу.

Ателофобия
Боязнь несовершенства.

Атомософобия
Боязнь ядерных взрывов.

Аулофобия
Боязнь флейты.

Аурофобия
Боязнь полярных сияний.

Аутофобия
Страх одиночества.

Автодизомофобия
Боязнь вони.

Автопонофобия
Страх изображения живых или мыслящих существ в неодушевленных предметах, например.Восковые статуи, куклы чревовещателя, механические или аниматронные животные.

Бациллофобия
Боязнь микробов.

Бактериофобия
Боязнь бактерий.

Балистофобия
Боязнь оружия, боеприпасов, револьверов.

Bambacophobia
Боязнь хлопка и / или ватных шариков.

Барофобия
Боязнь земного притяжения.

Basophobia
Страх невозможности ходить или падения.

Батофобия
Страх глубины.

Батофобия
Боязнь рептилий.

Белонефобия
Боязнь игл.

Библиофобия
Боязнь книг.

Бифобия
Страх бисексуалов.

Бленофобия
Боязнь вязкости.

Bromidrosifobia
Боязнь выделять неприятный запах тела.

Бронтофобия
Боязнь грома, бури.

Какоморфобия
Боязнь тучных людей.

Caligynephobia
Боязнь красивых женщин.

Канцерофобия, карцинофобия, ракофобия
Страх перед раком

Кардиофобия
Страх заболеть сердечным заболеванием.Боится услышать биение собственного сердца.

Карнофобия
Боязнь мяса.

Карофобия
Страх перед зудом

Катизофобия
Боится сесть

Кенофобия
Боязнь больших пустых пространств.

Киберфобия, киберфобия
Боязнь компьютеров.

Chaetophobia
Боязнь волос.

Хорофобия
Боится танцевать.

Киберфобия
Боязнь компьютеров, информатика.

Цитофобия
Боязнь еды.

Цинофобия
Боязнь собак.

Циклофобия
Боязнь венерических болезней.

Клаустрофобия
Боязнь закрытых мест.

Клептофобия
Боится украсть.

Клинофобия
Боится спать.

Книдофобия
Боязнь укусов насекомых.

Коитофобия
Страх полового акта.

Холерофобия
Страх заболеть холерой.

Кометофобия
Боязнь комет.

Кофрофобия
Боязнь экскрементов.

Коулрофобия
Боязнь клоунов.

Creavgrophobia
Боязнь шотландских яиц.

Cropostasophobia
Страх запора.

Кремнофобия
Страх скал.

Криофобия
Боязнь льда и мороза; ледяным бурям; в метели.

Хриофобия
Боязнь золота.

Кристалфобия
Страх кристаллов.

Христианофобия
Страх христиан.

Хромофобия
Боязнь денег; Прикоснуться к деньгам.

Хромофобия
Боязнь цветов.

Хронофобия
Страх длительности, времени.

Децидофобия
Страх принятия решений.

Deipnophobia
Боится обедать с друзьями и возможных разговоров за столом.

Демофобия
Страх толпы.

Дендрофобия
Боязнь деревьев. (отн .: хилофобия, никтохилофобия)

Демонофобия
Боязнь демонов.

Дерматопатофобия
Страх кожных заболеваний.

Дерматозиофобия
Боязнь кожи, бородавок.

Декстрофобия
Боязнь предметов и людей, расположенных справа от тела. (отн .: синистрофобия)

Диабетофобия
Страх диабета.

Didaskaleinophobia
Боится ходить в школу.

Дикефобия
Боязнь справедливости.

Диплопиафобия, Диплофобия
Боязнь увидеть двоение и болезни глаз.

Дипсофобия
Боязнь опьянения.

Дорафобия
Страх кожи.

Дромофобия
Страх передвижения.

Dishabiliophobia
Боится раздеться перед кем-то.

Дромофобия
Страх улиц и прогулок.

Экклезиофобия, экклезиофобия
Страх перед церковью.

Экофобия, экофобия, ойкофобия
Страх перед домом

Эйзоптрофобия
Боязнь зеркал.

Электрофобия
Боязнь электричества; поражению электрическим током; к поражению электрическим током.

Элеутерофобия
Страх свободы.

Элурофобия
Страх кошек.

Эметофобия
Страх рвоты.

Enophobia
Боязнь булавок, щелчков.

Enosiophobia
Страх перед непростительным грехом или критикой.

Энтомофобия
Боязнь насекомых.

Эозофобия
Страх рассвета; на рассвете.

Эпистемофобия
Страх перед знаниями.

Эремиофобия
Боится остаться одному.

Эргофобия
Боязнь работы.

Эритрофобия
Боязнь покраснеть и покраснеть.

Эрмитофобия
Боится остаться одному.

Эротофобия
Страх секса.

Эсхатофобия
Боязнь фекалий.

Scoophobia
Страх тени.

Сколиодентозаурофобия
Боязнь рептилий и ящериц в целом.

Сколионофобия Боязнь школы.

Эскопофобия, эскоптофобия
Страх быть замеченным или пристальным взглядом.

Скотофобия
Страх темноты.

Скотомафобия
Страх ослепнуть; чтобы не видеть частично.

Scripophobia
Боязнь писать на публике.

Сфенофобия
Боязнь ос.

Спациофобия
Боязнь внеземного космического пространства (отн .: апейрофобия)

Сперматофобия
Боязнь спермы и микробов.

Тезофобия
Боязнь стоять.

Ставрофобия
Боязнь распятий.

Стенофобия
Боязнь вещей или узких мест.

Евфобия
Боязнь хороших новостей.

Europhobia
Страх европейцев.

Еврофобия
Боязнь женских половых органов.

Phagophobia
Страх проглотить.

Phalachlophobia
Боится быть лысым, до облысения.

Фасмофобия
Боязнь привидений.

Фармакофобия
Боязнь наркотиков.

Febrifobia
Боязнь лихорадки.

Файлафобия, Филематофобия
Боится целоваться.

Philophobia
Страх влюбиться.

Философия
Страх философии.

Птеромеранофобия
Боязнь полета.

Одонтофобия
Страх стоматологической хирургии.

Фофобия
Боится страха.

Фонофобия
Страх перед шумом

Светобоязнь
Страх перед светом.

Франкофобия, галлофобия
Страх французов.

Френофобия, Фронемофобия
Боится думать.

Филофобия
Боязнь холода.

Фтизофобия
Боязнь туберкулеза.

Галеофобия
Боязнь акул.

Гаметофобия
Страх брака.

Gephrophobia
Боязнь переходить мосты.

Гелиофобия
Боязнь смеха.

Genufobia
Боязнь колен.

Гераскофобия
Страх старости

Германофобия
Страх немцев.

Геронтофобия, гераскофобия
Боязнь стариков, старости.

Геуматофобия
Боязнь вкуса.

Гимнофобия
Боязнь наготы.

Гинофобия
Страх женщины.

Глоссофобия
Боясь говорить

Графофобия
Страх, тоска писать.

Грингофобия
Страх американцев.

Хадефобия, стигнофобия
Боязнь ада.

Hagiophobia
Боязнь святых, священных мест.

Хамартофобия
Страх греха.

Гапофобия
Боится прикоснуться к кому-нибудь.

Гарпаксофобия
Боязнь воров. Страх быть привлеченным к ответственности за преступление.

Гедонофобия
Страх удовольствия.

Helenologophobia
Боязнь греческих терминов или сложной научной терминологии.

Гелиофобия
Боязнь солнца.

Гельминтофобия
Боязнь глистов.

Гемофобия, гемофобия
Боязнь крови.

Геортофобия
Боязнь отпусков.

Герпетофобия
Боязнь рептилий (отн. Сколиодентозаурофобия)

Геризофобия
Боязнь вызовов официальной доктрине или радикальных отклонений.

Гетерофобия
Боязнь гетеросексуалов.

Hexakosioihexekontahexafobia, или triplehexafobia
Страх числа 666.

Hydrophobia
Боязнь воды; тонуть; плавание.

Гидрофобия
Боязнь гнева, водобоязнь.

Иерофобия
Боязнь священников.

Гигрофобия
Боязнь влаги, дождя, воды.

Hispanophobia
Страх или отвращение к латиноамериканцам, испанскому языку или латиноамериканской культуре.

Хобофобия
Страх перед бедными и бездомными.(отн .: пениафобия)

Гомиклофобия
Боязнь тумана, тумана. (ид .: небулафобия)

Гомофобия
Страх и отвращение к гомосексуалистам.

Гипофобия
Боязнь лошадей.

Hormephobia
Страх шока.

Hodophobia
Боится путешествовать.

Гоминофобия
Страх мужчин (ид .: андрофобия)

Гомофобия
Страх или отвращение к гомосексуалистам или к гомосексуализму.

Hydrophobia
Боится воды.

Гилефобия
Боязнь материализма.

Гилофобия
Боязнь лесов. (ид .: ксилофобия, хилофобия; отн .: никтофобия.)

Гипегиафобия, гипенгиофобия
Страх ответственности.

Hipsifobia
Страх высоты.

Гипнофобия
Боязнь спать или быть загипнотизированным.

Hypopotomonstrosesquipedaliophobia (или Sesquipedaliophobia)
Страх произношения длинных, сложных или необычных слов из-за страха ошибиться.

Ятрофобия
Страх врачей.

Ихтиофобия
Боязнь рыбы.

Идеофобия
Страх идей или разума.

Индофобия
Страх или отвращение к культуре Индии.

Иофобия
Боязнь ядов.

Инсектофобия
Боязнь насекомых.

Исламофобия
Страх мусульман.

Изоптерофобия
Боязнь термитов.

Итифалофобия
Боится увидеть, подумать или иметь эрегированный пенис.

Япанофобия
Страх японцев

Юдофобия
Страх евреев

Кайнофобия
Страх всего нового.

Kakorrafiaphobia
Страх потерпеть неудачу.

Катагелофобия
Боязнь насмешек.

Кенофобия
Боязнь пустоты или пустого пространства.

Кераунофобия
Боязнь грома; К штормам.

Кифофобия
Боится поклониться.

Кониофобия
Боязнь пыли

Копофобия
Боязнь усталости.

Космикофобия
Страх перед космическими явлениями.

Лаканофобия
Боязнь овощей.

Лалофобия
Боится говорить, особенно публично.

Лесбофобия
Страх лесбиянок.

Лейкофобия
Боязнь белого.

Levophobia
Боязнь вещей на левой стороне тела.

Лигофобия Страх темноты.

Линонофобия

Боязнь веревок, пит, ниток, цепей.

Лизофобия
Боится рассердиться.

Lockiophobia
Боязнь родов.

Logophobia
Боязнь слов при произнесении определенных фонем.

Лимнофобия
Боязнь озер.

Линонофобия
Боязнь веревок плести.

Лизофобия
Страх безумия.

Макрофобия Страх долгого ожидания.

Магейрофобия Боится готовить.

Maieusiophobia
Страх беременности.

Maniaphobia
Страх безумия.

Мастигофобия
Боится ударить.

Механофобия
Боязнь машин, механизмов.

Medomalacufobia
Страх потери эрекции.

Медортофобия
Боязнь эрегированного полового члена.

Мегалофобия
Страх больших вещей.

Меланофобия
Боязнь черного цвета.

Мелизофобия
Боязнь пчел.

Мелофобия, музыкофобия
Боязнь музыки.

Менингитофобия
Боязнь менингита.

Менофобия
Страх менструации.

Меритофобия
Страх ограничения.

Металфобия
Боязнь металлов.

Метатезиофобия
Страх перемен.

Метифобия
Боязнь алкоголя.

Метрофобия
Поэзия страха или ненависти.

Микробиофобия
Боязнь микробов.

Микрофобия
Боязнь микробов, мелочей.

Мименофобия
Боязнь муравьев.

Мизофобия
Страх заражения грязью и микробами.

Mycophobia
Боязнь вязких или полужидких материалов, таких как слюна, слюна, ил, желатин и т. Д.

Монофобия
В частности, боязнь чего-то одного. Страх одиночества, одиночества.

Музыкофобия, мелофобия
Боязнь музыки.

Мусофобия
Боязнь мышей.

Мизофобия
Боязнь пыли или заражения.

Некрофобия
Страх смерти, трупы, трупы.

Нефофобия
Боязнь облаков.

Негрофобия
Боязнь чернокожих, афроамериканцев.

Немофобия
Боязнь анемии.

Neophobia
Боязнь новизны, нового, новых впечатлений.

Нихтофобия, noctifobia
Боязнь ночи или темноты.

Никтохилофобия
Боится ходить по лесу ночью.

Нигилофобия
Боязнь небытия.

Номатофобия
Боязнь имен.

Номофобия
Страх разлучения с мобильным телефоном.

Нозокомефобия
Боязнь больниц.

Нозофобия
Страх перед болезнями.

Ностофобия
Боится вернуться домой.

Nucleomituphobia
Боязнь ядерного оружия.

Нудофобия
Боязнь наготы.

Нумерофобия
Боязнь чисел.

Обезофобия
Страх набрать вес.

Окофобия
Страх машин

Оклофобия
Страх мафии, гангстеров.

Одинофобия
Страх боли.

Офидофобия
Страх змей.

Одонтофобия
Страх стоматологической хирургии.

Энофобия
Боязнь вин.

Офидофобия
Страх змей.

Ольфактофобия
Боязнь запахов и ароматов.

Офтальмофобия
Страх быть пристальным взглядом.

Омброфобия
Страх перед дождем

Ометафобия
Страх глаз.

Омфалофобия
Страх пупка.

Онейрофобия
Боязнь снов.

Ономатофобия
Боязнь определенного имени или слова.

Ольфактофобия
Боязнь запахов.

Оптофобия
Боится открыть глаза.

Орнитофобия
Боязнь птиц.

Острахофобия
Боязнь ракообразных.

Панфобия, Пантофобия
Страх всего.

Папафобия
Боязнь картофеля.

Оригами
Боязнь бумаги.

Параралофобия
Страх пренебречь своим долгом или ответственностью.

Парафобия
Страх сексуального извращения.

Paraskevidekatriaphobia
Боязнь пятницы 13-го, чтобы путешествовать или делать что-то важное в этот день.(отн .: трезидавомартиофобия).

Партенофобия
Боязнь девственниц или девочек полового созревания.

Паразитофобия
Боязнь паразитов.

Патофобия
Страх перед болезнями.

Патриофобия, спонсофобия
Боязнь наследственности.

Педиофобия
Боязнь кукол.

Педофобия
Боязнь детей.

Педикулофобия
Боязнь вшей.

Пеладофобия
Боязнь лысых людей.

Pelagrafobia
Боязнь пеллагры, заболевания, характеризующегося дерматитом, желудочно-кишечными расстройствами, симптомами центральной нервной системы и связанного с диетой с дефицитом ниацина и белка.

Peniaphobia
Страх бедности.

Пентерафобия
Страх свекрови.

Плутофобия
Боязнь изобилия, богатства.

Погонофобия
Боязнь бороды.

Poinephobia
Страх наказания.

Полифобия
Страх перед многими вещами.

Политофобия
Страх перед политикой.

Порфрофобия
Страх перед фиолетовым.

Потамофобия
Боязнь рек.

Пизиофобия, туберкулофобия
Боязнь туберкулеза.

Пневматофобия
Страх духов.

Пнигофобия, пнигерофобия
Страх быть задушенным или задохнуться.

Пирексиофобия
Боязнь галлюцинаций или лихорадки.

Пирофобия
Страх перед огнем

Pocrescofobia
Страх набрать вес.

Погонофобия
Боязнь бороды.

Потофобия
Боится употреблять алкоголь.

Прозофобия
Страх прогресса.

Пселисмофобия
Страх заикания.

Психофобия
Страх перед разумом, чтобы думать.

Психопатофобия
Боится сойти с ума.

Психрофобия
Боязнь холода

Протеинфобия
Боязнь белков.

Птернофобия
Боязнь перьев, щекотание перьев.

Птеромеранофобия
Боязнь летать.

Родофобия
Страх перед магией, волшебные палочки; к трости или трости; или быть сурово наказанным.

Радиофобия
Боязнь рентгеновских лучей или радиации в целом.

Ректофобия
Боязнь прямой кишки или ее заболеваний.

Рипофобия
Страх дефекации.

Рифобия
Страх появления морщин.

Рупофобия
Боязнь грязи.

Русофобия
Страх перед россиянами.

Самайнофобия
Страх перед праздником Хеллоуин.

Сармасофобия
Страх ухаживания, флирта и сексуальных игр.

Сатанофобия
Страх перед сатаной.

Sciophobia
Страх тени.

Скотофобия
Страх темноты.

Скриптофобия
Боязнь писать на публике.

Селахофобия
Боязнь акул.

Селафобия
Страх внезапных вспышек.

Селенофобия
Боязнь луны.

Септофобия
Боязнь сломанных вещей.

Сексофобия
Страх перед противоположным полом.

Sidaphobia
Боязнь паники заразиться СПИДом.

Сидеродромофобия
Боязнь поездов.

Синциофобия
Страх звезд

Сифилофобия
Страх сифилиса.

Симантрофобия
Боязнь церковных колоколов.

Симметрофобия
Боязнь симметрии.

Singenesophobia
Страх родственников.

Sinistrophobia
Боязнь предметов и людей слева от самого тела, брать вещи левой рукой, левой рукой. (отн .: декстрофобия)

Синофобия
Страх перед китайцами.

Ситиофобия
Боязнь еды.

Софобия
Страх перед родственниками.

Социофобия
Страх перед обществом или людьми в целом.

Софофобия:
Боится учиться.

Сотериофобия
Страх зависимости от других людей.

Spectrophobia
Страх перед призраками или привидениями.

Stasibasifobia
Боязнь стоять.

Таасофобия
Боязнь сесть (грех: катафобия)

Такофобия
Боязнь скорости.

Тафефобия, тафофобия
Страх быть похороненным заживо на кладбище.

Таласофобия
Боязнь моря.

Танатофобия
Страх смерти

Тапефобия
Страх быть похороненным заживо.

Тапинофобия
Страх распространения болезни или заразности.

Тасофобия
Боязнь досуга. Боится сесть

Театрофобия
Боязнь театров.

Тератофобия
Страх монстров.

Технофобия
Страх перед технологическим прогрессом.

Телеофобия
Боязнь определения планов. Боязнь религиозных обрядов.

Телефонофобия
Боязнь телефонов.

Тениофобия
Боится этого; дать приют одинокому дождевому червю

Теофобия
Страх перед Богом; К религиям.

Богословская фобия
Страх перед теологией.

Тератофобия
Боится родить монстра или ребенка с уродством.

Testaphobia
Страх делать тесты, тесты или экзамены.

Тетанофобия
Боязнь столбняка.

Телефонофобия
Боязнь телефонов.

Термофобия
Боязнь жары.

Тестофобия
Страх быть проверенным.

Тетанофобия
Боязнь столбняка.

Тевтонофобия, теутофобия
Страх перед немцами.

Текстофобия
Боязнь определенных тканей или тканей.

Тиранофобия
Страх тиранов.

Токофобия
Страх родов, беременности.

Томофобия
Страх перед операцией.

Тонитрофобия
Боязнь грома; К штормам.

Topophobia
Страх перед определенным местом или определенными местами.

Токсифобия, токсофобия, токсикофобия
Страх отравления, токсинов.

Трансфобия
Страх транссексуалов.

Травматофобия
Страх повреждений, травм, травм.

Tredecaphobia
Страх тринадцати, неудача.

Тремофобия
Боязнь толчков.

Trezidavomartiophobia
Боязнь вторника 13, путешествовать или делать что-то важное в этот день (отн.: Paraskevidekatriafobia).

Трихофобия, гипертрофобия
Боязнь волос

Трикопатофобия
Боязнь болезней и патологий волос.

Трипанофобия
Боязнь прививки.

Трихинофобия
Страх трихинеллеза и, возможно, отравленной пищи

Трискаидекафобия, трискаидекафобия, трискадекафобия
Иррациональный страх числа тринадцать.

Трофобия
Страх двигаться или что-то менять.

Туберкулофобия
Страх туберкулеза.

Tursifobia
Боязнь солений.

Уранофобия
Страх неба Урофобия Страх мочи, мочеиспускания.

Vaccinephobia
Боязнь вакцин.

Валлофобия
Страх жителей Валлонии, Бельгия.

Венереофобия

Ухо венерических болезней.

Венюстрафобия
Боязнь красивых женщин.

Verbophobia
Боязнь слов.

Вермифобия Боязнь червей.

Германофобия
Боязнь микробов.

Вестифобия
Боится одеваться.

Vicaphobia
Страх ведьм (отн.: Wiccafobia)

Virginitifobia
Страх изнасилования.

Витрофобия
Страх отчима.

Виккафобия
Страх ведьм или колдовства

Ксантофобия
Страх желтого цвета или слова «желтый».

Ксенофобия
Страх или неприязнь к иностранцам.

Ксеноглозофобия
Боязнь иностранных языков.

Ксерофобия
Боязнь засушливых мест, особенно пустынь.

Ксилофобия
Боязнь деревянных предметов; к лесам (отн.: хилофобия)

Зелофобия
Боязнь ревности

Земифобия
Боязнь Heterocephalus glaber.

Zeusophobia
Страх перед Богом или богами.

Зоофобия
Страх животных

Определение и орфографические ошибки для кинофобии в Спеллорге.com

Распространенные орфографические ошибки для цинофобии:

xynophobia, vynophobia, fynophobia, dynophobia, ctnophobia, cgnophobia, chnophobia, cunophobia, c7nophobia, c6nophobia, cybophobia, cymophobia, cyjophobia, cyhophobia, cyniphobia, cynkphobia, cynlphobia, cynpphobia, cyn0phobia, cyn9phobia, cynoohobia, cynolhobia, собакоподобных обезьян-hobia, cyno0hobia, cynopgobia, cynopbobia, cynopnobia, cynopjobia, cynopuobia, cynopyobia, cynophibia, cynophkbia, cynophlb И. А., cynophpbia, cynoph0bia, cynoph9bia, cynophovia, cynophonia, cynophohia, cynophogia, cynophobua, cynophobja, cynophobka, cynophoboa, cynophob9a, cynophob8a, cynophobiz, cynophobis, cynophobiw, cynophobiq, xcynophobia, cxynophobia, vcynophobia, cvynophobia, fcynophobia, cfynophobia, dcynophobia, cdynophobia, ctynophobia, cytnophobia, cgynophobia, cygnophobia, chynophobia, cyhnophobia, cu ynophobia, cyunophobia, c7ynophobia, cy7nophobia, c6ynophobia, cy6nophobia, cybnophobia, cynbophobia, cymnophobia, cynmophobia, cyjnophobia, cynjophobia, cynhophobia, cyniophobia, cynoiphobia, cynkophobia, cynokphobia, cynlophobia, cynolphobia, cynpophobia, cynopphobia, cyn0ophobia, cyno0phobia, cyn9ophobia, cyno9phobia, кинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобия а, cynophgobia, cynopbhobia, cynophbobia, cynopnhobia, cynophnobia, cynopjhobia, cynophjobia, cynopuhobia, cynophuobia, cynopyhobia, cynophyobia, cynophiobia, cynophoibia, cynophkobia, cynophokbia, cynophlobia, cynopholbia, cynophpobia, cynophopbia, cynoph0obia, cynopho0bia, cynoph9obia, cynopho9bia, cynophovbia, кинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобгия, cynophobuia, cynophobiua, cynophobjia, cynophobija, cynophobkia, cynophobika, cynophoboia, cynophobioa, cynophob9ia, cynophobi9a, cynophob8ia, cynophobi8a, cynophobiza, cynophobiaz, cynophobisa, cynophobias, cynophobiwa, cynophobiaw, cynophobiqa, cynophobiaq, ynophobia, cnophobia, cynphobia, cynohobia, cynopobia, кинофобия, cynophoia, cynophoba, cynophobi, ycnophobia, cnyophobia, cyonphobia, cynpohobia, cynohpobia, cynopohbia, cynophboia, cynophoiba, cynophobai, ccynophobia, cyynophobia, cynnophobia, cynophhobia, cynophoobia, cynophobbia, cynophobiia, cynophobiaa, кинофобия, synophobia, kynophobia, gynophobia, aynophobia, bynophobia, c9nophobia, cinophobia, cqnophobia, cxnophobia, су.ophobia, cyfophobia, cylophobia, cyoophobia, cyngphobia, cynmphobia, cynnphobia, cynoxhobia, cynothobia, cynorhobia, cynoqhobia, cynopxobia, cynoplobia, cynopiobia, cynophgbia, cynophmbia, cynophnbia, cynophoria, cynophojia, cynophofia, cynophocia, cynophobya, cynophobaa, cynophobma, cynophobha, cynophobii, cynophobie, cynophobic, cynophobayea, cynophobeyea, cynophoebia, cyknowphobia, c yn офобия, цинофобия, цинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобия, кинофобия а.

КИТАЙ Итальянские и китайские исследователи вместе работают над мутациями коронавируса

Молодому исследователю Доменико Бенвенуто из Биомедицинского кампуса Рима удалось обнаружить мутантный ген, который позволил коронавирусу перейти от летучих мышей к человеку. Римский университет сотрудничает с китайскими учеными со времен эпидемии атипичной пневмонии. Для борьбы с вирусом полезны карантин и изоляция, расистские и синофобские настроения бесполезны.Молодой исследователь родился в том же городе, что и Джованни да Монтекорвино, первый епископ Пекина (1247–1328).

Рим (AsiaNews) — Сотрудничество итальянских и китайских исследователей по мутациям коронавируса: на это надеется студент Римского биомедицинского кампуса Доменико Бенвенуто. 10 дней назад он обнаружил генетическую точку, в которой коронавирус мутирует и атакует людей, что стало фундаментальным открытием для поиска эффективных методов лечения эпидемии, которая распространяется по всему Китаю и миру.Директор по исследованиям доктор Массимо Чиккоцци и Доменико Бенвенуто (фото 2) склонны подчеркивать, что с эпидемией борются с помощью карантина и изоляции и что нет необходимости в расистском и «синофобском» поведении. Одна деталь: молодой исследователь родился в том же городе, что и Джованни да Монтекорвино, первый епископ Пекина (1247–1328).

Римский биомедицинский кампус сотрудничал с Китаем со времен Сарса (2003). В последующие годы китайская делегация прибыла в Италию, чтобы изучить ее модели оказания помощи и инициировать реформу здравоохранения в Пекине.Благодаря этим контактам родилась программа обучения на каникулах Китай-Италия-Шэньси. Istituto Superiore di Sanità и Римский биомедицинский кампус также работали с китайскими исследователями из Сианьского медицинского университета и Провинциальной народной больницы.

Ниже нашего интервью с доктором Массимо Чиккоцци и Доменико Бенвенуто.

Профессор Чиккоцци, мы столкнулись с новым общим врагом, как мы можем победить его?

Эпидемия останавливается с помощью карантина и изоляции, мер предосторожности, которые китайцы вначале и постепенно мы и все другие страны уже приняли.

Ваша команда реконструировала то, что мы можем назвать «генеалогическим деревом» коронавируса и его мутантного гена. Что еще вы можете нам рассказать?

Мы создали математическую модель, которая показывает, как этот белок претерпел мутацию в определенной точке, которая позволила ему перейти от летучих мышей к человеку. Журнал медицинской вирусологии и патогенов и Global Heath уже опубликовали нашу работу, а другие статьи будут опубликованы в престижных научных журналах.Автор этого открытия — Доменико Бенвенуто. Кто сейчас объяснит подробности.

Д.Б .: Этот белок представляет собой гликопротеин Спайка, который находится за пределами Коронавируса и претендует на то, чтобы быть молекулой, которая уже физиологически присутствует в нашем организме. Поэтому, когда он сталкивается с рецептором, отвечающим за соединение с этой молекулой, вирус использует это преимущество: поскольку он похож на этот белок, он атакует и начинает проникать в человеческую клетку и вирусное заражение

Какое оружие существует против этого белка?

Мы изучили его с генетической точки зрения и с помощью последовательностей мы реконструировали белок, а с помощью моделей гомологии мы воссоздали трехмерный белок.

Поможет ли ваше исследование в разработке конкретной вакцины?

Безусловно, он рассматривает мутации, которые присутствуют в этом белке, в ином свете и идентифицирует некоторые аминокислоты, которые изменились и являются типичными для этого вируса, точно так же, как накатка ключа, различная для каждого замка. Мы определили некоторые типичные накатки вируса.

Как вы объясните страх перед инфекцией, который питает определенную синофобию в наши дни?

Этот страх перед китайской общиной не имеет оснований.Обязательно нужно обращать внимание на людей, которые приезжают или останавливаются в районах, где есть вирусы и эпидемии. Но не сказано, что они китайцы. В любом случае синофобия — это иррациональный страх.

Через несколько дней после вашего неопубликованного исследования коронавирус был выделен и секвенирован в Институте Спалланцани в Риме. Вы первые в мире, они первые в Европе. В Падуе же итальянские исследователи создали синтез набора для быстрой диагностики коронавируса.Третий результат итальянского исследования всего за три дня. Что такое исследование может сказать китайским друзьям-исследователям?

Эти важные результаты являются частью международной сети сотрудничества между исследователями. Результаты публикуются в Интернете и подтверждаются с научной точки зрения, после чего их может использовать каждый. Это уже первый этап сотрудничества с китайцами. На этот раз они своевременно поделились своей информацией и немедленно приняли меры контроля, чтобы мы, как международное сообщество исследователей, могли работать вместе, чтобы остановить эту эпидемию.

Могут ли полученные результаты способствовать развитию исследований в китайских лабораториях?

Насколько мне известно, мне кажется, что в Гонконге уже определили некоторые возможные методы лечения. Они тоже уже работают.

Монтекорвино Ровелла, ваш родной город (всего 15 тысяч жителей) хорошо известен в Китае. Или я не прав?

Ну, это совпадение заставляет меня улыбнуться. Джованни да Монтекорвино, первый католический епископ Пекина, почитаемый в Китае как святой, является моим соотечественником: мы с ним из одной деревни недалеко от Салерно.

Речь президента ECCAR Бенедетто Заккироли по случаю Генеральной Ассамблеи ECCAR 2020

Речь президента ECCAR Бенедетто Заккироли по случаю Генеральной Ассамблеи ECCAR 2020

2020 год начался с начала перевода офиса ECCAR из Потсдама в Гейдельберг, есть четыре даты, которые я хотел бы выделить для этого 2020 года. Четыре даты, которые говорят нам о контексте, в котором мы осуществляем этот переход, и в которым мы будем снова в следующем году.

24 января , когда первые три случая Covid 19 были обнаружены во Франции, а затем постепенно во всех странах континента. В течение последних 10 месяцев европейские города страдали от пандемии, которую никто из нас не мог себе представить в новейшей истории.

С тех пор нам пришлось научиться жить в отсутствии.

Отсутствие движения куда и когда мы хотим.

Отсутствие физического контакта с людьми, которых мы любим, а также с людьми, которых мы встречаем.

Отсутствие больших собраний, таких как площади, стадионы, залы кинотеатра или театра.

Отсутствие.

У нас есть и мы переживаем отсутствие многих вещей, которые я бы резюмировал как отсутствие возможности быть местным или глобальным сообществом.

Будь то уровень семьи или большой город в городе, община — это главное отсутствие. К существовавшей ранее бедности были добавлены другие, новые, люди, для которых пандемия означала конец работы и получение дохода.

В условиях отсутствия сообщества расизм и дискриминация усугубились, уязвимость наиболее уязвимых людей увеличилась, некоторые группы обвиняли в том, что они несут ответственность за распространение вируса, возросла синофобия вместе со случаями антисемитизма. к расизму, который мы можем определить (к сожалению) традиционным.

В наших городах эта ситуация означала для нас, занимающихся этой проблемой, рост озабоченности и новые чрезвычайные ситуации, с которыми мы столкнулись в последние месяцы.

Как сеть, мы сделали то, что люди делают во время чрезвычайной ситуации: обмениваемся информацией, пытаемся углубиться и учиться друг у друга. Мы поставили на службу нашим городам моменты размышлений и обмена, пытаясь максимально приспособиться к реальности, которая заставила нас удаленно покидать дома или офисы. Вебинар, мастер-классы, онлайн-встречи.

Затем другая дата: 25 мая года года, когда в Миннеаполисе, США, убийство Джорджа Флойда привело к тому, что многие люди вышли на улицы с криками «Я не могу дышать», выдвинув на первый план тему структурного расизма и необходимая борьба, с которой они призваны бороться ежедневно.Размышления, возникающие в связи с этими фактами, не оставили равнодушным наш континент, и здесь, в Европе, мы тоже начали говорить о структурном расизме.

Затем пришло 16 октября и известие об обезглавливании профессора истории и географии Сэмюэля Пати в Конфлане Сент-Онорин. И снова исламистский терроризм ударил по Европе, и все мы знаем, что это означает с точки зрения исламофобии.

Я заканчиваю этот список дат 27 ноября и избиением Мишеля Цеклера в Париже некоторыми полицейскими, с которыми в эти дни снова воцарилась тема структурного расизма в Европе, и многие люди протестуют на улицах.

Чрезвычайная ситуация с пандемией и расизмом.

Это основные качества, над которыми мы работали, и мы так много работаем. Разрешите мне поблагодарить город Гейдельберг за усилия, предпринятые в последние месяцы. Помимо передачи офиса, они эффективно координировали работу Совета, который, собираясь раз в месяц, придал новый импульс плодотворным и эффективным коллегиальным действиям.

Командная работа очевидна, особенно если она выполняется с профессионализмом и энтузиазмом людей, которые там сидят.

Я могу сказать следующее: управление сетью было более активным и совместным, чем когда-либо. Лично я должен признать, что по сравнению с предыдущими годами я чувствовал себя менее одиноким. Это факт, и это видно.

Правление следило за всем, что произошло при передаче Офиса, и приступило к тем, которые мы уже начинаем пожинать как плоды этих месяцев работы. Размышления, сделанные во время ежемесячных встреч, стали решениями и действиями. Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы поблагодарить членов Совета за всю работу, которую мы проделали вместе.

Среди всех результатов, полученных в этом 2020 году, хотелось бы выделить один. Факт упоминания в Плане борьбы с расизмом Европейского Союза на 2020–2025 годы в качестве «инструмента» на местном уровне вместе с другой сетью, такой как Euro Cities, является необычным. Такого никогда не было в нашей истории. Слова комиссара Далли на открытии нашей Генеральной конференции две недели назад кажутся мне подтверждением, с одной стороны, признания нашей приверженности, но с другой стороны, сильного ожидания Европейской комиссии в отношении ECCAR.

Этот результат не является результатом случайности или судьбы. Всего год назад меня пригласили на дискуссию Euro Cities в Амстердаме, чтобы поговорить о сетях и борьбе с расизмом. Двухдневная повестка дня включала присутствие Томмазо Кьямпарино среди других. Из этой группы пришла идея создания рабочей группы по исламофобии, для которой я поручил ECCAR поделиться своим ноу-хау и своим голосом. Через несколько месяцев именно Аида из Барселоны в качестве вице-президента приняла участие в первой встрече (к сожалению, я был дома с лихорадкой: не волнуйтесь, это был всего лишь сезонный грипп), за которым последовала очередная встреча. обмениваться с Tommaso вместе с другими городами сети, включая Гейдельберг и Болонью.

Профессионализм, проявленный на этих встречах, привел к упоминанию и бремени ответственности, которое ожидает нас в ближайшие несколько лет. Ингредиенты для результата? Я резюмирую их: поездка президента, участвующего в собрании и налаживания контактов, совместной работы Правления, а не только Правления. Наличие этого документа приведет к тому, что все города сети будут иметь прямую связь с Комиссией ЕС, и я думаю, что это только начало. (Томмазо Кьямпарино, позже в тот же день даст нам вкус).

Позвольте мне здесь уделить немного времени, чтобы рассказать о нашей последней Генеральной конференции, которая проводилась в режиме онлайн в Болонье. Прежде всего позвольте мне поблагодарить Люсию и ее команду за проделанную ими огромную работу, позволившую нам обмениваться идеями и передовым опытом, а также работать вместе, вдохновленные действительно замечательной группой людей, приглашенных на Конференцию. Но и подготовительный уровень рабочей группы был сделан действительно профессионально, с привлечением более чем нескольких городов. Отзывы, которые я получил в эти дни от городов, но также и от людей, присутствовавших или выступавших на конференции, более чем положительные, подчеркивая, прежде всего, способность обсуждать практические вопросы, а не только теоретически.

Я заканчиваю тем, что, я надеюсь, будет частью перспектив на 2021 год, в котором я надеюсь, среди прочего, встретиться с самим Уполномоченным, чтобы иметь возможность изучить возможности и партнерские отношения. Мы — небольшая сеть по сравнению с Eurocities, но я думаю, что мы можем делать большие вещи.

На 2021 год я вижу два направления нашей работы: внутреннее и внешнее. Четыре точки, две внутри и две снаружи:

  1. Рабочие группы. Это наш способ существования и работы.Сегодня мы будем голосовать за предложение, которое пытается дать им структуру, которая позволяет нам легко сделать их modus operandi Сети, добиваясь большего вовлечения городов, всех городов сети и убедившись, что по вопросам мы работаем, у нас могут быть небольшие документы, которые будут представлены извне как позиции сети. Потому что о нашем профессионализме в «делании» тоже нужно говорить. РГ будет конкретной возможностью связать города с гражданским обществом и экспериментировать с межсекторальным подходом к нашей работе.

  1. Путь, который приведет нас к системе оценки того, что города делают на своей территории. Работы продвигаются быстро, и я благодарю город Барселону, который координировал работы. Мы поговорим об этом в ближайшее время, но мы знаем, что это важно, что если, с одной стороны, нам нужны данные, нам также необходимо полностью осознавать эффективность того, что мы делаем в наших сообществах для борьбы с расизмом и дискриминацией. Мы все почувствовали эту потребность, и здесь тоже будут результаты.Я действительно уверен.

  1. Профессиональный ребрендинг, охватывающий все города. Речь идет не только о веб-сайте, но и о том, как и о чем мы хотим общаться внутри компании. Попытка взаимодействовать между нами и по отношению к нам. Об этом мы тоже поговорим позже, и я не буду на этом останавливаться, но с первой встречи с дизайнером Дьером Муром я увидел большой профессионализм и огромное желание помочь нам в этом процессе. Гейдельберг расскажет об этом, и я не буду на этом останавливаться.

  1. Я думаю, что пришло время подумать о общеевропейской коммуникационной (пропагандистской) кампании в наших сообществах от имени ECCAR. Несколько раз за последние месяцы, будь то заседания Правления или другие собрания, мы говорили себе, что даже наши граждане редко знают, что их город является членом ECCAR. Я обязуюсь предложить что-то следующему Руководящему комитету (после обсуждения этого в Правлении) с городами, которые хотят мне помочь. Я думаю, что мы созрели, чтобы поработать с этим и сделать это в 2022 году, найдя идеи и ресурсы.

Все эти вопросы будут более подробно обсуждены в Правлении в январе с предложениями, которые поступят от других вице-президентов.

Я закончил. Впереди у нас много работы. В последние месяцы мы научились работать в Интернете, и мы будем продолжать это делать. Я также убежден, что для встреч, которые мы всегда проводили раз в два года (SC и GA), тем не менее, необходимо, чтобы они возвращались вживую как можно скорее, потому что мы знаем, что совместное пребывание увеличивает уровень обменов, которые онлайн значительно сокращаются, особенно когда есть более чем небольшая группа людей.Это не просто романтическая идея, это часть нашего образа жизни с первого дня, который мы начали более десяти лет назад в Нюрнберге.

Однако мы знаем, что даже самое неформальное время во время встреч приносит положительные моменты.

Я надеюсь, что уже на следующем заседании Руководящего комитета мы сможем увидеть друг друга снова, надеюсь, что найдутся города, которые захотят выдвинуть свою кандидатуру, чтобы приветствовать нас в ближайшие месяцы.

Спасибо за внимание и хорошую работу всем.

Рим, 03.12.2020

Синофобия Ромни и Санторума | BarelyABlog

«Китай был вторым по величине торговым партнером Америки после Канады», — сообщает The New Republic. «На его долю пришлось 13,6 процента всей торговли. Другими словами, на карту поставлены миллиарды и миллиарды долларов », если Ромни будет действовать в соответствии со своей воинственностью, как он обещал.

Кандидат в президенты-республиканцы больше похож на члена профсоюза, чем на бывшего генерального директора, когда он излагает свою повестку дня Белого дома в отношении Китая, призывая к тарифам и преуменьшая угрозу торговой войны.Недавно он распространил свой жесткий разговор на страницы The Wall Street Journal в статье, в которой воплощена протекционистская риторика, которую он использовал на протяжении большей части своей президентской кампании.
«Если Китай не изменит свои взгляды, в первый день моего президентства я назначу его валютным манипулятором и приму соответствующее противодействие», — написал Ромни. «Торговая война с Китаем — последнее, чего я хочу, но я не могу терпеть нашу нынешнюю торговую капитуляцию».

Вот еще одна неприятная деталь, которую TNR для удобства опускает: Китай также является нашим крупнейшим кредитором.

Чтобы продолжать покупать доллары, Китай раздувает собственную денежную массу. Более того, инфляция в Китае и сопутствующее ей повышение цен, вызванное обесцениванием доллара, могут поставить под угрозу стабильность страны, которая «вывела больше людей из бедности в кратчайшие сроки в истории планеты».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *