Содержание

👍 Как справиться со страхом: 17 советов психолога

На заре человечества страх был жизненно важным маркером, при виде опасности мгновенно мобилизующим все ресурсы организма во избежание столкновения с угрозой: «Хищник – беги! Пожар – спасайся!».

Это страх рациональный, оберегающий нас от факторов риска. Если вам становится не по себе при виде сорвавшегося с поводка бультерьера, который несется к вам со спринтерской скоростью, это здоровый страх. Мозг видит в собаке опасность и кричит: «Уноси ноги!».

Но если вас пугает крошечный чихуахуа, восседающий на руках у хозяйки: цепенеют ноги, сердце выскакивает из груди, а паника вытесняет все остальные эмоции и логику, вы имеете дело с фобией, страхом иррациональным и неконтролируемым.

Страх – естественное для нас чувство

Причины возникновения страха

Зарождение той или иной фобии кроется в одной из перечисленных ниже причин:

Биологическая

За каждой нашей эмоцией стоят нейромедиаторы (или нейротрансмиттеры) – синтезирующиеся из аминокислот гормоны, управляющие ключевыми функциями организма. Их делят на 2 категории: возбуждающие и тормозящие. Первые увеличивают вероятность передачи возбуждающего сигнала в нервной системе, вторые ее уменьшают.

Ко второй категории относится гамма-аминомасляная кислота (ГАМК) – нейротрансмиттер, отвечающий за уровень стресса в организме. Он регулирует концентрацию «возбуждающих» нейтромедиаторов (адреналина и норадреналина, серотонина, допамина), улучшает концентрацию внимания, служит своеобразным «фильтром», отсекающим посторонний шум в виде второстепенных проблем.

Недостаток ГАМК приводит к депрессиям и тревоге

При недостатке ГАМК нервная система получает излишнюю стимуляцию, в результате чего человек становится нервным, более чувствительным к боли, забывает про крепкий сон, теряет контроль над эмоциями. Появляется склонность к зависимостям, в первую очередь – к алкоголизму.
Как результат – перманентные депрессия, тревожность, страх.

Генетическая

Некоторые фобии передаются генетически, что в 2013 году доказали ученые из Медицинского центра Университета Эмори. Они установили, что лабораторные мыши, пугающиеся конкретного запаха (этих «научили» бояться запаха черемухи), передают этот страх своим потомкам через ДНК.

Страх открытого пространства остался у нас с древних времен

Корни доставшихся нам в наследство от предков страхов можно проследить очень четко. Например, агорафобия (боязнь находиться на открытом пространстве) – древний человек знал, что на открытой местности у хищника будет преимущество. К этой категории, казалось бы, необоснованных страхов можно отнести и распространенные звездные фобии: трипофобию (боязнь кластерных отверстий – они есть на многих ядовитых растениях) или никтофобию (боязнь темноты – вдруг в неизвестности притаился недоброжелатель?).

Если эта картинка вызывает у вас страх, вы – трипофоб

Социальная

Источник страха может крыться в подсознании, хранящем воспоминания о травмирующих эпизодах из прошлого. Мы боимся реакции окружающих на наши действия. Если ребенок, забывший на детском утреннике стишок, был высмеян сверстниками, велика вероятность, что в дальнейшем при выходе на сцену его будет охватывать паника.

Многие наши страхи зарождаются в детстве

К этой категории страхов можно отнести телефонофобию (боязнь разговаривать по телефону), глоссофобию (страх перед публичными выступлениями), а также множество фобий, при которых человек боится осуществить какое-либо действие в присутствии посторонних.

Зачастую подлинная причина страха, если человек не может ее контролировать, вытесняется другой, которую легко можно избежать. Реальный случай из практики психолога. К нему на прием пришел 25-летний молодой человек с паническим страхом высоты – он не мог даже вкрутить лампочку у себя дома, потому что боялся встать на табуретку.

После первой беседы психолог выяснил, что пациент к тому же ужасно переживает по поводу общественного неодобрения. В данном случае страх «упасть в глазах окружающих» был истинным стрессовым фактором, замаскированным страхом «упасть с высоты».

По мнению многих психологов, возникновению фобии всегда предшествует паническая атака, которая «закрепляет» страх перед предметом или явлением, спровоцировавшим приступ.

Что такое паническая атака

Каждый пятый человек, одержимый какой-либо фобией, страдает от панических атак – спонтанных приступов неконтролируемого, «животного» страха, который сопровождается удушьем, слабостью, спутанностью мыслей, потерей чувства реальности. В среднем такое состояние продолжается 15-30 минут.

Паническую атаку испытывал каждый пятый человек

Стрессовая ситуация (или неочевидные нарушения соматического характера) провоцирует усиленный выброс адреналина – возбуждающего нейромедиатора. Сосуды сужаются, артериальное давление повышается.

Учащается дыхание, из организма выводится углекислый газ. Недостаточный уровень CO2 в крови приводит к уменьшению объема кислорода, поступающего в ткани. Отсюда и онемение конечностей, и головокружение.

Нарастает тревога. Организм считает, что ему грозит смертельная опасность, и мобилизует систему кровообращения к центральным органам: мозгу и сердцу. Из-за недостатка питания в кожных, жировых и мышечных тканях скапливается молочная кислота, усиливающая симптомы приступа.

Паническая атака глазами художницы

Важно понимать, что панический страх может появиться, даже если у человека нет фобий или иных расстройств психологического характера. Причиной могут стать гормональные нарушения, смена лекарственных препаратов или болезнь.По статистике, около 5% людей регулярно испытывают панические атаки, а около 20% хотя бы раз испытывали неконтролируемый приступ страха. В зоне риска – мужчины и женщины от 22 до 50 лет. Нет гарантии, что подобное не случится с вами или вашими близкими. Поэтому прочитать и запомнить способы, которые помогут вовремя купировать приступ или помочь его пережить, будет полезно каждому.

Как быстро справиться с панической атакой: 6 советов

Как быть, если приступ паники застиг врасплох? Почувствовав первые симптомы: тремор или общую слабость, трудности с дыханием, учащенное сердцебиение, нарастающую тревожность, главное – вовремя переключить мысли в безобидное русло. Редакция uznayvse.ru собрала несколько рабочих методик, которые помогут вам справиться со страхом.

Почувствовать боль

Острая боль может перебить приступ страха. Проверенный способ – носить на запястье резинку (лучше аптечную). При нарастающей тревожности оттяните ее и резко отпустите.

Носите резинку на руке

Расслабиться

  1. Сядьте, широко расставив ступни, ни в коем случае не закидывайте ногу на ногу. Избавьтесь от сковывающих движение предметов одежды: снимите куртку, расстегните рубашку, ослабьте ремень.
  2. По возможности примите удобную позу

  3. Напрягите все мышцы тела и зафиксируйте их в таком состоянии на 5 секунд, затем расслабьте. Повторить 10-12 раз.
  4. Чтобы расслабить мышцы лица, что тоже немаловажно, вытяните губы в форме буквы «О», глаза при этом должны быть широко раскрыты. В таком положении задержитесь на 10 секунд, затем расслабьтесь и широко улыбнитесь. Повторить 6-8 раз.

Правильно дышать

Дыхательная гимнастика стабилизирует выработку адреналина гораздо эффективнее распространенного метода «подышать в пакет», который является скорее психологическим «плацебо», чем реально действующей методикой.
  1. Постарайтесь принять удобную позу и расслабить мышцы. Сядьте, расслабьте верхнюю часть тела, положите одну руку на грудь, другую на живот.
  2. Сделайте глубокий вдох и задержите дыхание на максимальное время.
    Во-первых, это отвлечет вас от тревожных мыслей. Во-вторых, это нормализует баланс кислорода и углекислого газа в легких и снимет приступ удушья.
  3. Делайте медленный глубокий вдох через нос таким образом, чтобы расширялась область желудка, а грудная клетка оставалась в покое. Таким же образом выдыхайте. Это называется дыхание диафрагмой.
  4. Как дышать диафрагмой при панических атаках
  5. Можно попробовать технику дыхания «5-2-5»: глубокий вдох диафрагмой (5 секунд), задержка дыхания (2 секунды), медленный выдох (5 секунд)
  6. Не менее эффективная техника – «квадратное дыхание»: вдох (4 секунды) – задержка (4 секунды) – выдох (4 секунды) – задержка (4 секунды).

Сконцентрироваться на ощущениях

Закройте глаза и сфокусируйтесь на одном из каналов восприятия: слухе, осязании или обонянии. Прислушайтесь к самым тихим и отдаленным звукам, мысленно обратитесь к тому, что чувствует ваша кожа (одежда, окружающие поверхности), постарайтесь распознать всю гамму запахов в воздухе. С этой же целью можно носить с собой жвачку или леденцы с ярким фруктовым вкусом.

Сконцентрируйтесь на одни из каналов чувственного восприятия

Посчитать окружающие предметы

Еще один метод переключения внимания с гнетущих мыслей – математические действия. Можно просто посчитать прохожих, количество слов или букв в рекламном объявлении. Если видите последовательность цифр, попробуйте составить из них как можно больше порядковых чисел от 1, комбинируя сложение, вычитание, умножение и деление.

Принять контрастный душ

Если паническая атака произошла дома или в гостях, встаньте под душ и чередуйте холодную (но не ледяную) и горячую воду с интервалом в 20-30 секунд. Поливать надо все тело, включая голову. Это нормализует работу гормональной системы.

Составьте план действий на случай приступа

Составьте план действий при панической атаке и носите его под рукой. Туда же можно записать напоминание о том, что испытываемые ощущения не нанесут вреда вашему организму и что все страхи находятся только у вас в голове

Как помочь человеку при панической атаке?

Не оставляйте человека с беспомощном состоянии

Устраните опасность

В первую очередь убедитесь, что человеку ничего не угрожает: что он не упадет на землю или не попадет под машину. Если приступ произошел в общественном транспорте, при возможности выведите пострадавшего на свежий воздух, в безлюдное место. Дайте воды.

Эмоциональная поддержка

В такой ситуации главное – дать человеку понять, что ему ничего не грозит, так как столкнувшись с этой проблемой впервые, многие подозревают у себя серьезные заболевания, чем усугубляют приступ.

В этом состоянии поддержка важнее всего

Ни в коем случае не впадайте в панику сами – вы всем своим видом должны внушать спокойствие. Встаньте напротив пострадавшего и возьмите его за руки. Уверенным тоном скажите: «Тебе ничего не угрожает. Я помогу тебе с этим справиться».

Чего говорить не следует

Избегайте избитых фраз. Как правило, они несут противоположный эффект.

  • «Я знаю, каково тебе сейчас». Даже если вы сами это испытывали, не стоит сравнивать вашу ситуацию с другими. Страхи каждого человека индивидуальны и вы можете только предполагать, что беспокоит его в данный момент. Лучше скажите: «Ситуация сложная, тебе тяжело, но я здесь, чтобы тебе помочь»
    .
  • «Это скоро пройдет». Во время приступа больной с трудом осознает ход времени. Минута может длиться для него целую вечность, поэтому лучше будет сказать «Я буду рядом, сколько потребуется».
  • «Ты сможешь, ты сильный». В эти минуты человек охвачен чувством беспомощности и не верит в себя. Покажите вашу поддержку: «Мы справимся с этим вместе».

Расслабление

Попросите друга расслабиться и подышать по одной из упоминавшихся выше методик. Мягко помассируйте человеку шею, мочки ушей, плечи, запястья, основания больших пальцев и мизинцев.

Помассируйте чувствительные точки тела

Переключение внимания

Задействуйте всю вашу изобретательность: предложите прочитать стихотворение, попросите подробно описать события сегодняшнего дня, посчитать прохожих или составить из длинного слова несколько слов поменьше.

Медикаменты

Мы не беремся рекомендовать лекарственные препараты для купирования приступов – это может сделать только врач. Однако можем посоветовать травяные настойки, которые не подействуют мгновенно, но помогут стабилизировать ситуацию:

Травяные настойки помогу успокоиться

  • валериана (10 капель)
  • пустырник (10 капель)
  • пион уклоняющийся (10 капель)
  • элеутерококк (20 капель)
Разбавить в 250 мл воды (1/2 пол-литровой бутылки) и дать выпить.

Профилактика панических атак

Помните – ни одна инструкция из интернета не заменит полноценной терапии у психолога. Если вы чувствуете, что не в состоянии самостоятельно искоренить страх, не медлите обратиться к специалисту.

Ведите дневник приступов

Заведите блокнот, куда по принципу анкеты будете заносить информацию о произошедших приступах для последующего анализа:
  • В какой обстановке начался приступ, что ему предшествовало
  • Какие эмоции вы испытывали, какие мысли вас угнетали
  • В каких симптомах проявился приступ
  • Какие неприятные события произошли ранее этим днем
  • Какие изменения произошли в вашей жизни незадолго до этого

Медитируйте

Включите спокойную музыку, примите комфортную для вас позу, сфокусируйте взгляд на пламени горящей свечи или закройте глаза. Дышите по методу квадрата (см. выше), стараясь максимально расслабить тело. Подкрепляйте состояние установками, вроде «Я контролирую страх», «Страх не властен надо мной».

Практикуйте медитацию

Ведите здоровый образ жизни

Завяжите с вредными привычками. Проводите много времени в движении: запишитесь в спортзал или больше ходите пешком. Вовремя ложитесь спать. Составьте здоровый рацион. Потребляйте больше продуктов, которые помогают бороться с депрессией (авокадо, бананы, абрикосы, бурый рис), нормализуют гормональную систему (говядина, индейка, гречка, овес), содержат много полезного в борьбе со стрессом витамина C (цитрусы, яблоки, болгарский перец) и вымывающегося при панических атаках кальция (творог, сыр, молоко, рыба).

Своевременно выпускайте негативные эмоции

Не давайте стрессу накапливаться в организме. Порой выпустить пар бывает полезно: потягайте штангу в спортзале, оставьте злость на беговой дорожке, вскопайте огород, купите игрушку-антистресс, словом, преобразуйте отрицательные эмоции в безобидные для вас и окружающих действия.

Выпускайте стресс вовремя

Насыщайте жизнь положительными эмоциями

Счастливые моменты снижают уровень стресса в организме и нормализуют давление. Больше времени посвящайте тому, что вам нравится, избегайте лишних потрясений, не смотрите фильмы ужасов и политические ток-шоу.

Повышайте самооценку

Займитесь повышением веры в себя и свои силы. Попробуйте сменить гардероб и стрижку, запишитесь на ораторские курсы, найдите новое хобби. Избегайте сравнений с другими людьми и научитесь отказывать, если вам что-то не нравится. Редакция uznayvse.ru надеется, что вам больше никогда не придется столкнуться с паническим страхом. Для психического здоровья очень важен правильный режим дня. Узнайте, как научиться вовремя ложиться и рано вставать без дискомфорта.

Как жить с паническими атаками и как их можно победить

Панические атаки достаточно распространены (около 8% населения страдают ими). Правда, сам этот термин появился лишь в конце прошлого века. А до того их проявления считали симптомами самых разных заболеваний, годами исследовали пациентов и ничего у них не находили.

Что это такое

Название «панические атаки» говорит само за себя. «Приступ действительно напоминает неожиданную атаку, – говорит психолог Павел Зайковский. – Паника лавинообразно накрывает человека в считанные секунды и достигает своего пика через пять минут, после этого приступ ослабевает и постепенно стихает. При этом к сильной тревоге добавляются телесные симптомы. Как правило, это сильное сердцебиение, которое сопровождается гипервентиляцией – когда во время приступа человеку кажется, что ему не хватает воздуха, что он сейчас задохнется и умрет. Человек пытается вдохнуть как можно больше воздуха, и поэтому дышит часто. А от этого ему становится только хуже. Приступ длится в среднем 20 минут, потом он идет на спад. Но пациент не знает, когда и где его снова «накроет». Эпизоды непредсказуемы, они не связаны с угрозой жизни, нервным напряжением или с проявлением любых других опасностей».

Люди, столкнувшись с этой проблемой, часто обращаются за помощью к терапевту, кардиологу или невропатологу, которые не могут им помочь, ведь они пытаются лечить органы, а нужно искать первопричину. Панические атаки специалисты считают разновидностью фобического невроза, то есть нужно искать, что именно вызывает у человека фобии, даже если панические атаки кажутся возникающими отдельно от них, «сами по себе».

«Удивительно, но даже сейчас, когда предмет достаточно изучен, психоневрологи не спешат ставить диагноз «панические атаки», а пишут общие фразы вроде «расстройство центральной нервной системы» или «вегетососудистая дистония». Почему бы сразу не сказать, что это панические атаки и вам нужен хороший психотерапевт?», – говорит психолог, специалист по системным расстройствам Наталья Колобкова.

Средства быстрой самопомощи

Все психологи сходятся в том, что раз и навсегда избавиться от панических атак можно только работая с психологом, отыскивая первопричины фобий, которые могут быть очень глубоко запрятаны в подсознание. Однако научиться самостоятельно купировать каждый приступ в отдельности тоже можно. Вот приемы скорой самопомощи от Натальи Колобковой:

  • Массажные манипуляции. Рекомендуется интенсивное растирание ушей, плеч, шеи, кистей и пальцев рук. Это снимает спазмы кровеносных сосудов. Страх уменьшается, возвращается концентрация, и отступают другие симптомы ПА.
  • Болезненные ощущения. Рекомендуется сильно щипать себя или интенсивно пошлепать по щекам. В общем, любым способом сделать себе больно. Только не перестарайтесь!
  • Счет. Считать можно все что угодно: звезды, людей, деньги в кошельке, главное достаточно хорошо сосредоточиться на этом, чтобы отвлечься от своих ощущений.
  • Дышать в ладошку или в пакет. При ПА человеку кажется, что ему не хватает воздуха, и он начинает дышать в форточку или активно хватать ртом воздух, чем делает себе еще хуже. Дело в том, что при ПА происходит гипервентиляция легких и рекомендуется несколько уменьшить количество поступающего в них кислорода.

«Существует огромное количество подходов к лечению панических атак, – говорит психолог Дмитрий Барабанов. —  Но по-настоящему удивительно то, что простое осознание человеком того, что с ним происходит (с объяснением этапов и закономерностей) часто блокирует панические проявления. На самом деле, эти вегетативные кризы не представляют серьезной угрозы жизни и здоровью. Конечно, панические атаки бывают разной тяжести и иногда нужна совместная работа психолога и врача. Но в большинстве случаев человек, страдающий атаками, может научиться самостоятельно купировать свои приступы».

По словам Дмитрия Барабанова, помимо правильного понимания пациентом всего, что с ним происходит, и специального дыхания, в работе с паническими атаками очень важен метод «экспозиции». То есть надо моделировать поведение, которое «в полевых условиях» позволит человеку совладать с приступом. «Интересно, что практически у всех выздоравливающих, в жизни наступают моменты проверки приобретенных навыков, – говорит психолог.  – Вспоминаю опыт своей клиентки, которая раньше могла выходить из дома только с кем-то из родственников. И вот, наконец, первый раз за долгое время она самостоятельно поехала на учебу, но неожиданно на пути перед трамваем упало дерево. Ее накрыла волна страха, и первым ее побуждением было желание вернуться домой. Но она справилась с ситуацией, совладала со своим дыханием, и паническая атака отступила».

Почему возникают панические атаки (примеры из практики)

Психологи утверждают, что панические атаки, навязчивые страхи и фобии появляются тогда, когда человек… запрещает себе чего-то бояться! По сути, ПА – это замещение одного страха другим (конечно, на неосознанном уровне).

Например, внутренний диалог гипотетического пациента, который панически боится высоты, если бы он осознавал ситуацию, мог бы быть примерно таким: «Мне стыдно признаться себе, что я смертельно боюсь оказаться не на высоте, попасть впросак, что коллеги станут надо мной смеяться и презирать меня. Поэтому я лучше буду бояться того, что вряд ли случится в моей жизни. Например, бояться падения с высоты». Вам кажется это гротеском? А ведь это изложение реальной истории пациента, который не мог себя заставить даже залезть на табуретку!

Фото: YAY/TASS

Для того, чтобы справиться с фобиями и паническими атаками, необходимо осознать, вытащить на поверхность свой настоящий загнанный в подсознание страх. И работать с ним. Проблема в том, что люди, страдающие фобиями, очень хорошо умеют прятать от себя свои реальные комплексы и страхи. Поэтому чаще всего им приходится работать с психологом. «Найти реальную причину страхов  – это задача непростая, зато творческая и интересная», – говорит врач-психотерапевт Александр Мусихин. Вот только два примера из его практики.

Ядовитые пауки

Женщина, 34 года, у нее наблюдается очень сильный страх ядовитых пауков. Они ей снятся и мерещатся повсюду. Живет с мамой. Мама полностью контролирует ее жизнь, начиная от того, что ей надеть, и заканчивая отношениями с мужчинами. Паническими атаками страдает в основном в людных местах, особенно часто в транспорте (казалось бы, никакой связи с пауками).

Настоящие страхи найти было не так сложно: это страх перед мамой и страх самостоятельности. Бессознательная логика такая: лучше я буду бояться ядовитых пауков, потому что у нас они не водятся и бояться их не так страшно, как бояться маму, грозную и всемогущую, которая рядом и может наказать. 

По словам Александра Мусихина, в терапии клиентка училась самостоятельности. Училась слушать в первую очередь себя и строить свою жизнь по-своему, даже если мама недовольна. Как только она смогла противостоять маминому давлению, страх пауков прошел, а еще раньше прекратились панические атаки.

Страх неизвестности

Мальчик, 6 лет. Внезапно начались страхи на совершенно разные темы, особенно новых вещей или людей, появились ночные кошмары. Оказалось, что некоторое время назад родители скрыли от него смерть его бабушки. На похоронах ребенок не присутствовал. То есть для ребенка бабушка просто пропала. Разговоры о ней родители не поддерживали. Бессознательная логика ребенка: я не знаю, что именно страшное случилось и чего нужно бояться, почему мама плачет, и даже спрашивать про это нельзя. Поэтому на всякий случай буду бояться всего, особенно всего нового, вдруг оно опасное.

Ребенку рассказали про смерть бабушки и про смерть вообще. Он задал очень много вопросов. Пришлось честно ответить на все. Свозили на кладбище – ночные кошмары прошли в тот же день. На то, чтобы ушли остальные симптомы, потребовалось еще несколько недель терпеливо отвечать на все его вопросы. Страхи ушли вместе с ощущением, что родители от него что-то скрывают.

В каждом случае надо подбирать отдельную индивидуальную программу коррекции человека. В любом случае, знайте, что панические атаки хорошо изучены и их лечение дает отличные результаты. Нужно лишь не ждать от приступа до приступа, а обратиться к специалисту и поставить цель – пережить трудный этап своей жизни.

О страхе смерти

Страх смерти типичен для тревожно-фобического расстройства. Писем с его описанием к нам приходит немало. Если Вы хотите перестать зависть от таблеток, то придется поменять и отношение к процессу лечения. Вы уже даже не замечаете как программируете себя на тревожное ожидание «приступа» и страх смерти. У Вас уже сформирована мощная фобическая установка. Установки, которые формируют наши слова, мысли и образы, очень могущественная сила. Они пронизывают всю нашу жизнь. И мы либо их слепые заложники, либо они наши верные помощники. Без осознания механизма работы Ваших вредных мыслей и вредного (как в среде профессионалов говорят дисфункционального) отношения невозможно избавиться и от своей вредной привычки неосознанного самозапугивания. Важно понимать, что паническое расстройство или агорофобия, проявляющиеся паническими атаками или регулярной усиленной тревогой – это результат вредной привычки. Следовательно, надо относиться к страху не как к болезни, которая от Вас не зависит, а как к вредной привычке, поддержание или преодоление которой зависит именно от Вас. То же самое относится и к лечению. К нему нельзя подходить пассивно, просто донеся свое тело до специалиста и плюхнув его в кресло или больничную койку. Отношение терапии неврозов как к лечению перелома – «положили гипс и ждем, когда срастется» – здесь не пройдет. Как говорил еще тысячелетие назад Авиценна (Абу Али Хусейн ибн Абдаллах ибн Си́на): «Нас трое, ты я и твоя болезнь. И на чью сторону ты станешь, тот и победит».

Человеку, много лет испытывавшему симптомы страха и паники, необходимость что-то там осознавать и распознавать может показаться странной. Многие полагают, будто могут с ходу отличить симптомы страха от физического недуга, однако это не всегда так, и некоторые все-таки путают одно с другим. Например, человек, страдающий приступами паники, нередко считает, что боли в груди или одышка связаны с физическим заболеванием (проблемами с сердцем или сосудами). А эти симптомы, как ни трудно, в такое поверить, вызываются как раз страхом. Кроме того, симптомы страха могут возникать вроде бы «из ничего», а на самом деле из-за стрессов, которые мы не осознаем. Поскольку в реакцию организма на стресс в первую очередь вовлекается сердечно-сосудистая система и работает она в усиленном, но здоровом (!) варианте функционирования, потому «приступы» могут казаться признаками физической болезни. Не смотря на сознательное понимание необоснованности собственных сомнений негативные мысли, резко преувеличивающие степень опасности могут все равно навязчиво лезть в голову. Тем не менее, ничего бы вообще никогда не предпринималось, если требовалось бы опровергнуть все возможные возражения. Поэтому важно опровергнуть свои ошибочные суждения, обосновать безопасность своего выбора и действовать, несмотря на остаточную тревогу (идти на улицу, заходить в лифт или метро). Нельзя сказать, что опасностей вокруг нас не существует. То кто утверждает это, как минимум лукавит или серьезно нездоров. Не стоит менять черные очки паранойи на розовые очки благодушия. В обоих вариантах нас ждут неприятности. Опасности, безусловно, есть и их немало, но вот их вероятность существенно отличается в разных ситуациях. И важнее всего научиться точно и адекватно оценивать эти вероятности и риски. Гарантию, что с человеком ничего не может случиться дает только смерть. Тогда уже ничего не может случиться, только тогда абсолютно безопасно. Поэтому важно принять условия реальной жизни, где возможно все. Но у всего разная вероятность. Приняв риск реальной жизни можно, тем не менее, не терять спокойствие и присутствие духа за счет точного и адекватного понимания. Главным принципом в оспаривании вредных мыслей является конкретный и содержательный, подтвержденный убеждающими вас фактами и аргументацией, ответ. Поскольку сами вредные мысли хоть и содержат ошибки, но весьма конкретны, содержательны и правдоподобны. Их не победить шапкозакидательскими фразами «все хорошо» или «прорвемся». Они требуют кропотливой работы, регулярного и последовательного противостояния.

Если с вами и вашей жизнью что-то не в порядке, то первое, что стоит сделать – признать это. Один из самых неудачных способов справляться с тем, что мешает жить – это игнорировать свои внутренние проблемы. Второй шаг – признать, что с этими проблемами необходимо что-то делать, и не когда-нибудь, а именно сейчас. Третий шаг, это план действий, включающий в себя этап сбора информации, этап действия, закрепления действия регулярной тренировкой и обратную связь.

Вам необходимо составить перечень всех ваших типичных вредных мыслей, провоцирующих и усиливающих страх. Эти мысли вы сможете заметить и раскрыть в случае регулярного использования дневника структурированного самонаблюдения описанного в когнитивно-поведенческой психотерапии и приучить себя тренировкой к новым мыслям и новой позиции, что в последующем станет таким же автоматизмом, как раньше срабатывала вредная программа-привычка.

В момент панической атаки постарайтесь напомнить себе, что «приступы», а точнее, состояния тревоги и страха уже вам знакомы и были благополучно пережиты ранее. Настоящее состояние не уникально (как не хочет обмануть вас внутренний диверсионный голос вашей иррацональной позиции) и поэтому, как и прошлые, скоро пройдет. Обычно для этого нужно пять-десять минут.

Лучше отказаться от стратегии как можно быстрее избавляться от страха. Это лишь усиливаетваше состояние эмоциональной и физической напряженности. Прежде всего, точно определите предмет вашего страха и постарайтесь объяснить себе, насколько он неразумен и даже нелеп.

Повторяйте себе, что, несмотря на свой ужасный страх, еще никто не умер и не сошел с ума от этих приступов. Говорите себе: «Это обязательно пройдет».

Постарайтесь идентифицировать свои текущие ощущения в теле и эмоциональное состояние. Объясняя себе: «Это всего лишь сильные эмоции и естественные телесные реакции на них, что безопасно и безвредно для моего здорового организма».

Дайте себе возможность почувствовать беспокойство в связи с затруднениями дыхания и сразу же начинайте дышать медленно и ритмично. Вы убедитесь, что получаете достаточное количество кислорода.

Через каждые одну-две минуты измеряйте степень своей тревоги с помощью 10-балльной шкалы. Вы увидите, что, несмотря на колебания уровня тревоги, она постепенно стихает. Объясните себе, что вы контролируете ситуацию и знаете, как себе помочь.

Сделайте 10 медленных, глубоких вдохов с участием диафрагмы. Снова измерьте уровень тревоги. Объясните себе, с чем связаны ваши ощущения и состояния.

Сосредоточьтесь на предметах и физических явлениях вокруг себя. Мысленно опишите свою комнату, одежду, звуки, запахи. Оставайтесь в мире этих представлений и переключайтесь со своих внутренних переживаний на окружающие вас явления.

Панический страх: как с этим бороться?

Панический страх: как с этим бороться?

 

Многим людям кажется, что страх только и делает, что отравляет жизнь. Но это не так, точнее, не только так. Страх – это одна из базовых эмоций человека, соответственно, помимо отрицательных, он имеет и положительные стороны. Он призван оберегать нас от различного рода опасностей, подавая в мозг сигнал: «Отойди! Что ты делаешь? Это может плохо кончиться!». Но панический страх, в отличие от обычного, не дает нам энергии для побега от опасности, а парализует, поэтому его польза остается под большим вопросом. Попробуем разобраться, что это такое и как с ним жить.

 

Откуда берется панический страх?

 

История появления этого понятия восходит корнями к глубокой древности. Легенда гласит, что бог Пан, покровитель лесов, очень сильно испугал свою мать внешним видом и поведением: родившись с копытами, козлиной бородкой и раздавленным носом, он сразу же начал прыгать и хохотать. Естественно, что родительница ощутила ужас, увидев такое. Примерно то же самое сейчас испытывает человек, когда видит объект своего страха.

 

Приступ паники проявляет себя в следующих симптомах:

 

 — учащение сердцебиения;

 — пробегающая по телу дрожь;

 — оцепенение и временный паралич;

 — удушье;

 — хаотические мысли или их полное отсутствие;

 — ощущение ужаса;

 

Резкие приступы панического страха принято называть паническими атаками. Первые эпизоды оставляют неизгладимое впечатление в памяти человека, и он начинает бояться самого приступа панического страха. Сами понимаете, это только ухудшает состояние. Когда панические атаки повторяются в каких-либо сходных обстоятельствах, человек воспринимает это как закономерность и начинает стремиться их избегать. К сожалению, наступление этих приступов сложно предугадать, поэтому постепенно человек ограничивает себя практически во всем. Таким образом, у него ощутимо снижается уровень качества жизни, и он начинает страдать.

Какие причины могут вызвать панический страх? Нередко в основе лежит эмоциональная нестабильность, впечатлительность и импульсивность. Хронический стресс способен обострить это состояние и спровоцировать первый приступ панического страха. Пусковым механизмом также может быть ситуация психоэмоциональной перегрузки, например, выступление на сцене и поездка в столичном метро после жизни в провинциальном городе.

Как правило, в основе приступов панического страха также лежат физиологические особенности работы организма: расстройства эндокринной, нервной, сердечно-сосудистой и других систем внутренних органов. Врачи даже описывают паническую атаку без страха, когда присутствует исключительно вегетативный компонент (дрожь, учащенное сердцебиение и т.д. ).

 

Виды фобий

 

О фобиях стоит поговорить отдельно. Фобия – это не просто страх, он иррационален, навязчив и неконтролируем. Человек начинает бояться и избегать некоторых явлений, предметов и видов деятельности. Естественный инстинкт самосохранения в таких ситуациях раздут до огромных размеров, и вместо защиты жизни он начинает ее отравлять. Разница между фобией и страхом заключается в интенсивности переживания: в первом случае вы вынуждены менять весь образ жизни, чтобы не сталкиваться с тревожащим вас объектом.

Обычно фобия возникает не на пустом месте: ее началу предшествует какое-либо травматичное событие. Например, человека покусала собака, и он начинает испытывать перед псами ужас и панику. А вообще существует великое множество самых различных фобий – столько же, сколько и вещей в мире! Вам, наверное, известны такие страхи, как боязнь высоты, пауков и онкологических заболеваний. Мы же хотим обратить ваше внимание на самые необычные из них:

Акарофобия – страх перед почесыванием.

Человек боится этого действия, направленного на других и на самого себя. Интересно, что же происходит, когда ему все-таки захочется что-нибудь почесать?

Венустрафобия – боязнь красивых женщин.

 Наверное, каждая из нас сталкивалась с мужчиной, который отличался подобными чертами! А если говорить серьезно, то в основе этой фобии, как правило, лежит какое-либо травматичное событие, связанное с привлекательной девушкой. Такому человеку предстоит либо провести свою жизнь в окружении женщин, не обремененных красотой, либо вылечить эту фобию.

Гамофобия – еще одно расстройство, касающееся личных отношений.

Это боязнь всего, что связано со свадьбой. Некоторые женщины считают, что все мужчины в той или иной степени подвержены этому страху, хотя человек, на самом деле страдающий от этой фобии, будет пугаться всех мельчайших свадебных атрибутов: белого платья, колец, лимузинов и даже тамады.

Крометофобия – боязнь денег.

Некоторые не просто не питают тягу к этим презренным бумажкам, а еще и испытывают неприязнь. Опасение вызывает все, что связано с деньгами: их изображения, сами купюры, а иногда и безналичные операции.

Нозофобия – боязнь заболеть чем-либо.

Человек постоянно беспокоится о своем здоровье. Любые, даже самые обычные ощущения кажутся ему чем-то из ряда вон выходящим, неприятным и болезненным. По сути, это ипохондрия, дошедшая до своей крайней точки.

Магейрокофобия. Человек, страдающий этим расстройством, боится готовить еду. Согласитесь, эта фобия способна существенно отравить жизнь, ведь в таком случае человек становится неспособен сделать даже банальную яичницу. Он боится всего, что связано с кулинарией, в том числе и поваров, поэтому процесс питания весьма затруднен для него.

 

Как со всем этим справляться?

 

Помните, что лечение настоящих и глубоких фобий требует обязательного участия психотерапевта или психолога. Только специалист может подобрать комплекс адекватных мер, направленных на устранение данного расстройства. Но иногда бывает так, что в быту мы называем фобией обычный навязчивый страх и неприязнь. И в этом случае можно попытаться справиться с ним при помощи “домашних” психологических методов.

Очень эффективны бывают тренировки своего поведения и мышления. Если предположить, что фобия – это всего лишь сформированная рефлекторная реакция на то, что является угрожающим фактором, то можно избавиться от нее, постепенно сближаясь с тем, что тревожит и нервирует. Как это делается? Расскажем вам на примере ребенка и боязни собак. Сперва ребенку показывают изображение собаки, и он привыкает к нему. Потом ребенок смотрит, как кто-либо в его присутствии, но вдалеке играет с собакой, постепенно в течение какого-то времени приближаясь к ней. И все заканчивается неспешным поглаживанием пса. Постепенное приближение позволяет ребенку успеть привыкнуть к угрожающему объекту (то есть собаке) и сформировать положительное отношение к нему.

Еще один вариант, который эффективен при борьбе с невротическими страхами и фобиями – это разрешение внутренних проблем. Ни для кого не секрет, что именно они зачастую лежат в основе большинства личностных расстройств. Если попытаться разложить фобию на фигуры, то получатся следующие составные части:

  • то, чего опасаются;
  • тот, кто опасается;
  • тот, кто как-либо относится к тому, кто опасается;

Последняя фигура является самой сложной для понимания, но и самой важной. Наша культура так устроена, что испытывать страх – это стыдно, неправильно и плохо. и когда мы рассуждаем о нем, мы говорим именно от лица этой фигуры, в ее терминах и ощущениях. Так эта часть вашей личности проявляет негативное отношение к боящейся части.

Психологи считают, что именно эти переживания и переводят обычный страх в разряд фобии. Поэтому первым делом нужно прояснить, как вы относитесь к своему страху и какое значение он имеет для вас: стыдитесь ли его, осуждаете или даже боитесь. Как только это станет понятным, вам следует попытаться сформулировать установку, которая определяет ваше отношение к страху и трусам. Например, «бояться – стыдно». Как только вы перестанете отделяться от тревоги и вместо «у меня есть страх» скажете «я боюсь», это будет сигналом о завершении первого шага.

Далее следует продолжить работу с объектом страха, то есть с тем, чего вы боитесь. Здесь важны два момента. Во-первых, зачастую бывает очень непросто определить, что конкретно вас пугает в этой фигуре: она похожа на слипшийся из различных тревог ком. Например, если говорить о социофобии – неприязни к людям – то может выясниться, что разные личности боятся разных вещей: общения, осуждения, агрессии, отвержения или чего-то еще. Осознание этих феноменов и принятие того, что в них всегда есть рациональное зерно (например, травматичный прошлый опыт) – это необходимый этап в работе с фобией. Распутывание этого клубка на отдельные составляющие помогает уменьшить силу общего страха.

Второй немаловажный момент заключается в том, что мы нередко приписываем окружающим нас объектам какие-либо свойства или действия, которые мы в себе отвергаем, но подсознательно желаем осуществить или пережить. Например, человек, боящийся змей, описывает их как агрессивных и злых, и втайне хочет попробовать именно такую модель поведения. Или боящийся высоты на самом деле хочет пережить ощущение полета, которое станет возможным, если спрыгнуть вниз с многоэтажки. Этот полет может символизировать свободу и безмятежность, которых зачастую не хватает в жизни.

Если вы проделали предыдущие шаги, а страх все равно периодически овладевает вами, то необходимо сесть и обдумать возможные ресурсы, которые помогли бы вам с ним справиться. Например, если вы боитесь агрессии со стороны людей, то вам будут полезны способы и варианты защиты от нападения. Ну, а если речь идет о таких фатальных вещах, как боязнь смерти или утраты, то стоит подумать над принятием своего бессилия в подобных ситуациях. Этот опыт тяжел в переживании, но очень важен для развития человеческой личности.

Любую проблему можно решить, и устранение фобии – не исключение. Как вы знаете, самый первый шаг на пути к этому – это осознание. И раз вы читаете нашу статью, то вы его уже сделали. Осталось попытаться воплотить в жизни наши психологические рекомендации и разрешить себе обращаться за помощью к специалисту в случае непредвиденных трудностей. Помните о том, что бесстрашных людей не бывает, и каждый имеет право на слабость, но именно умный человек знает, что может быть счастливым.

 

Как избавиться от акрофобии?

Акрофобия – это навязчивый страх высоты, который обычно проявляется в виде головокружения, повышенного потоотделения, тошноты, и часто сопровождается паническими атаками. Человек, страдающий акрофобией, может испытывать панический страх, находясь на высоком этаже здания, в лифте, или же в самолете. Лечение акрофобии включает в себя когнитивно-поведенческие техники психотерапии и иногда прием медикаментов.

Симптомы акрофобии

В обычной жизни у людей, страдающих акрофобией, редко проявляются симптомы расстройства, разве что они стараются жить и работать на низких этажах. Многие также не пользуются лифтами и в зданиях поднимаются исключительно по лестнице. Другие стараются избегать полетов на самолетах и для передвижения пользуются исключительно автомобилями, поездами и кораблями. Основные симптомы акрофобии проявляются именно в ситуациях, связанных с высотой. Когда такой человек вынужденно оказывается на высоте, он может испытать паническую атаку, почувствовать тревогу и страх. У каждого человека это происходит по-разному. Кто-то впадает в ступор и не может сдвинуться с места – страх его парализует. В этот момент человек даже не способен думать о том, что может упасть или бояться чего-то конкретного – он просто испытывает животный страх.

Как и в случае с шизофренией, депрессией и любыми патологическими реакциями, к проявлению симптомов акрофобии приводит продолжительный стресс, недосып и другие внешние и внутренние факторы.

Фобия может появиться совершенно неожиданно. Человек может долго жить на высоком этаже и в какой-то момент обнаружить, что это вызывает в нем тревогу и панику. Точно так же включаются фобии полетов и замкнутых пространств. Человек может только во взрослом возрасте обнаружить, что боится летать или находиться в метро. Обычно появлению фобии предшествует набор определенных факторов риска. Как и в случае с шизофренией, депрессией и любыми патологическими реакциями, к проявлению симптомов акрофобии приводит продолжительный стресс, недосып и другие внешние и внутренние факторы. Обычно боязнь высоты не сопровождается какими-то специфическими заболеваниями и расстройствами. У человека, страдающего любой фобией, может быть также повышенная тревожность или депрессия.

Причины возникновения акрофобии

На данный момент науке неизвестно, как и почему у людей развиваются те или иные фобии. Физиолог Иван Павлов утверждал, что у каждой фобии есть физиологическая причина, и панический страх в определенных ситуациях появляется из-за органических нарушений в мозге человека. Ученый и его школа успешно создавали экспериментальные неврозы и фобии путем физиологических изменений работы мозга и нервной системы у собак. Однако доказать такую взаимосвязь применительно к людям удается далеко не всегда. Кроме того, не во всех случаях обнаруживаются четкие связи между развитием фобий и событиями из детства, связанными с конкретными страхами.

Читайте также

Аквафобия: боязнь воды  

На самом деле, страх высоты эволюционно заложен в нас природой, ведь изначально люди не жили на большой высоте. По-видимому, человечество зародилось в Африканской Саванне и на заре образования своих рефлексов выживания людям доводилось забираться не выше некоторых деревьев. Поэтому, когда человек попадает в условия высоты, для него это состояние неестественно, и у него автоматически запускаются механизмы инстинкта самосохранения. Однако почему у некоторых людей естественный страх высоты развивается в фобии, до конца непонятно.

У детей акрофобия встречается реже, чем у взрослых. Для того чтобы симптомы фобии начали проявляться, требуются определенные жизненных обстоятельств. Дети обычно просто не успевают накопить в своем опыте такие факторы риска. Если все-таки у ребенка начинается фобия, то расстройство протекает по тому же принципу, что и у взрослых.

Диагностика и лечение акрофобии

На данный момент не существует психологических тестов или лабораторных анализов, выявляющих акрофобию. Диагностика расстройства происходит исключительно в ходе клинического интервью с психиатром или психотерапевтом. Психиатр может назначить пациенту прием препаратов, которые не будут лечить саму фобию, а лишь снизят уровень тревожности. Если фобия проявляется в виде панических атак, то лекарство поможет снизить уровень и остроту панических состояний.

Когда человек боится, страх его парализует, происходит напряжение всех мышц тела, и у человека нет возможности работать с этим страхом.

Основное лечение акрофобии, как и всех фобий, происходит в процессе когнитивно-поведенческой психотерапии. Особое внимание в ходе лечения уделяется поведенческим техникам. Это пошаговый процесс, который включает в себя два важных этапа лечения. Во-первых, пациента необходимо научить расслабляться. Когда человек боится, страх его парализует, происходит напряжение всех мышц тела, и у человека нет возможности работать с этим страхом. Психотерапевт проводит аутотренинги и помогает пациенту освоить инструменты медитации, чтобы правильно реагировать на страх и уметь снижать его интенсивность.

Второй этап – это избавление от самой фобии. Специалист помогает пациенту избавиться от страха с помощью экспозиции. Используя специальные методики и инструменты, пациент пробует бороться со своей фобией, находясь на реальной высоте или в лифте. Если в этот момент человек очень сильно боится, то сначала психотерапевт помогает ему проработать свой страх в воображаемых ситуациях, и только потом – в реальных, до тех пор, пока пациент полностью не перестанет бояться высоты. Обычно, если фобия очень точечная и не успевает перейти в общую тревогу, от нее можно избавиться за месяц работы со специалистом.

Панические атаки: причины появления и как от них избавиться

«Только без паники!» — не просто слова поддержки, а целый проект. Стартовал он в Москве, и сразу на больших площадках. Справиться с паническими атаками, а ещё с любыми страхами, горожанам помогут профессионалы — психиатры больницы имени Ганнушкина.

Олегу 37. Инженер-нефтяник по специальности, привлекательный молодой человек — долгое время был вынужден лечиться от приступов тревожных расстройств или, как их сегодня чаще называют, панических атак, передает «ТВ Центр» .

«Я сам прошёл путь от тяжёлого невроза, справлялся с паническими атаками, тревожным расстройством, депрессией. Сейчас всё больше и больше людей, которые страдают тревожным расстройством, и ни для кого не секрет что с каждым годом таких станет только больше», — отметил мужчина.

Таких как Олег — хорошо одетых, респектабельных молодых людей и девушек — на тренинг по борьбе с паническими атаками пришло и правда гораздо больше, чем всех остальных участников. Желающих проконсультироваться со специалистами психиатрической больницы им. Ганнушкина организаторы едва смогли разместить в двух залах. Потребовались дополнительные стулья.

Учащённое сердцебиение, нехватка воздуха, тошнота, дрожь в конечностях и неконтролируемый страх — приступ панической атаки может застать врасплох где угодно. По подсчётам медиков, в Москве и в других мегаполисах людей, страдающих различными фобиями, сегодня в 10 раз больше, чем в небольших городах и поселениях.

Среди причин паниковать участники тренинга называли проблемы в семье, давление в учебных заведениях и на работе, стрессовую обстановку в городе и в стране в целом. Были в зале и те, кого на тренинг привело беспокойство за близких.

Пообщаться с психиатрами в формате публичной встречи москвичам оказалось сподручнее, чем обращаться за консультацией в медучреждения. После тренингов гости мероприятия могут обратиться за персональной консультацией, пройти психологическое тестирование или записаться на анонимный приём к психиатру. Консультации специалистов проводятся бесплатно.

После аншлага, который вызвала первая встреча со специалистами психиатрической службы, такой формат решили активно развивать. До недавних пор в нашей стране обращаться за помощью к психологу и тем более к психиатру считалось зазорным — со своими проблемами охотнее шли к друзьям. Похоже, специалисты решительно намерены это изменить.

Источник: «ТВ Центр».

Страхи, фобии, панические атаки — Алексей Герваш — Ночная программа Михаила Лабковского — Эхо Москвы, 05.10.2009

М. ЛАБКОВСКИЙ: Доброй ночи, это Михаил Лабковский, программа ночная «Взрослым о взрослых», у нас сегодня Наталья Кузьмина, редактор программы,

Н. КУЗЬМИНА: Добрый вечер.

М. ЛАБКОВСКИЙ: И наш гость, Алексей Герваш.

А. ГЕРВАШ: Добрый вечер.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Психолог, руководитель клиники «Без страха», человек, который занимается проблемами страха, фобиями, паническими атаками, и всё, что с этим связано. Мы до программы с Алексеем разговаривали, Алексей сказал, что начинал Алексей я так понимаю, как пилот.

А. ГЕРВАШ: Да, совершенно верно.

М. ЛАБКОВСКИЙ: До сих пор летаете?

А. ГЕРВАШ: Да.

М. ЛАБКОВСКИЙ: И столкнулись с тем, что люди испытывают аэрофобию.

А. ГЕРВАШ: Именно так, много людей испытывают аэрофобию.

М. ЛАБКОВСКИЙ: И потом получили психологическое образование, и стали вплотную заниматься фобиями, страхами и паническими атаками. Насколько я знаю, у нас разделяется понятие о страхах и фобиях. Хотя «Фобос», насколько я помню по-гречески, и есть слово «Страх и ужас». Но так как он дифференцируется, видимо по степени силы, воздействия, есть понятие страх, и есть понятие фобия. Есть отличие?

А. ГЕРВАШ: Кончено, безусловно.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Друзья мои, я предполагаю, что многие из тех, кто сейчас нас слушает, и, судя по вопросам, которые пришли в программу накануне, многие страдают этими проблемами. Но, передачи не хватит все фобии перечислить, там психологи с психиатрами изощряются в названиях. Есть простые, клаустрофобия, агорофобия, а есть боязнь трёх-усых тараканов отдельно, а двух-усых – это совершенно другая фобия. Но каждый знает про себя, что вызывает у него страх, из-за чего он испытывает фобию, когда у него возникают панические атаки, и вы можете сегодня поделиться с этим человеком, который специально этим занимается, и избавляет, и пытается избавлять людей от этого, я бы сказал, психологического недуга. Телефон 363-36-59, СМС +7-985-970-45-45, пишите и звоните.

Играет песня.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Итак, ещё раз напомню, у нас в студии Алексей Герваш, психолог, который специально занимается вопросами страха. Фобиями и паническими атаками, наш телефон 363-36-59, СМС +7-985-970-45-45. Алексей, давайте начнём с того, чем собственно отличаются страхи от фобий?

А. ГЕРВАШ: Страх – это механизм самовыживания, собственно говоря, человечества. Если бы человек не испытывал страха, то человечество давно бы уже вымерло. Страх есть естественный, нормальный, абсолютно здоровый, полезный, необходимый человечеству процесс. Фобия – это тот же самый страх, который активизируется в отношении вещей, которые на самом деле опасными не являются. Это принципиальное различие. Страх – он по отношению к вещам, которые действительно опасны, фобия – по отношению к вещам, которые на самом деле не опасны. Более того, когда у человека страх превращается в фобию, человек как правило, начинает обрастать большим количеством вещей, которых он не делает, ради того, чтобы не испытать, или не встретиться лицом к лицу, с объектом своего страха.

М. ЛАБКОВСКИЙ: То есть, старается уйти, да?

А. ГЕРВАШ: Совершенно верно.

М. ЛАБКОВСКИЙ: От того, что вызывает у него страх.

А. ГЕРВАШ: Именно так. И как только человек начинает уходить от объекта своего страха, этот страх начинает быть всё сильнее и сильнее, всё чаще, в других местах. Для начала, это может произойти на улице, потом это может произойти и в лифте, потому это может уже произойти и дома, и человек обрастает попытками не допустить следующей встречи с объектами своего страха, и это превращает страх в фобию.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Понятно Панические атаки – это уже психосоматика такая, да?

А. ГЕРВАШ: Не совсем. Паническая атака – это собственно говоря, разновидность фобии, на самом деле. Паническая атака – это приступ страха, который активизируется впервые на пустом месте. То есть, человек, под воздействием каких-то жизненных стрессов, под воздействием некоторых черт своего характера, под воздействием определённой генетики, может вдруг ни с того, ни с сего, испытать сильный приступ страха. Страх есть явление сугубо физиологическое. Когда человек испытывает страх, человек испытывает негативные с его точки зрения, и страшные симптомы. У человека стучит сердце, у человека потеют ладони, у человека ватные ноги, человек может испытывать волны, то жара, то холода, у человека может наступать диреализация, то есть, он теряет ориентацию в пространстве, где я, кто я, и человек боится умереть. Человек не понимает, что с ним происходит, и когда это всё кончается, человек бежит к врачу. Врач в лучшем случае говорит: «Ой-ой-ой, что же вы такой молодой, а у вас уже сердечко-то шалит». Собственно говоря, с этого момента, начинается история человека, больного паническими атаками. На самом деле, слово больной не совсем верно, поскольку это не болезнь, это психологическое расстройство.

М. ЛАБКОВСКИЙ: А это может перерасти в какие-то кардиологические заболевания?

А. ГЕРВАШ: Никогда.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Нет?

Н. КУЗЬМИНА: А если есть уже такая психосоматика?

А. ГЕРВАШ: Единственная проблема человека с паническими атаками, это в том, что он пытается не допустить следующей панической атаки. Человек не ходит никуда, или поначалу человек ходит, но не ездит в метро, потом это случается ещё и в троллейбусе, человек начинает не ездит в троллейбусе, ездит только в машине, потом он попадает в пробку, и как говорят люди с паническими атаками, его накрывает паническая атака, и он делает вывод, что на машине ездить тоже не стоит. Тогда человек ходит пешком в магазин, но в следующий раз паническая атака случается и в магазине. Это не совсем психосоматика. Поскольку если человек относится к панической атаке как к очевидной для него угрозе, если он предполагает, что во время панической атаки с ним может случиться что-то ужасное, он может умереть. У него может быть инфаркт или инсульт, он может сойти с ума, он может потерять сознание. Падая разбить себе голову, и никто не спасёт. Все эти вещи мы берём от наших клиентов, это люди, которые приходят и говорят: «Я боюсь, что со мной это случится». И на самом деле, если ты относишься к панической атаке как к чему-то, что может привести к таким серьёзным последствиям, то ты начинаешь бояться уже паническую атаку. А если есть угроза, то есть и страх. Человек, боясь паническую атаку, он переносит это на страх этой панической атаки. И соответственно, он всё время находится в напряжённом состоянии. Дальше дело за малым. Мельчайший симптом. Человек поднялся по лестнице, у него сердце стало биться, он говорит: «Ой, это опять, это она». И дальше начинается замкнутый круг. Поскольку чем больше ты прислушиваешься к себе, тем больше ты находишь симптомов, которые ты ошибочно выдаёшь за паническую атаку. Дальше начинаются все эти неприятные симптомы, ты опять пытаешься избежать следующего раза, и так далее, и тому подобное.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Как фобо-фобия, как бы страх перед страхом.

Н. КУЗЬМИНА: Таким образом, я могу довести себя до какого-то приступа?

М. ЛАБКОВСКИЙ: Наташа, ты – легко. Шучу.

А. ГЕРВАШ: Самое интересное заключается в том, что в мире очень давно известен синдром панических атак, и никогда никто и нигде ещё не умер, не испытал инфаркт или инсульт, и не сошёл с ума от панической атаки, никогда. Собственно говоря, люди боятся не того, что может произойти, а того, что им кажется, что может произойти. А это две большие разницы.

Н. КУЗЬМИНА: Ну, а как всякие теории, что мозг даёт команду организму? И если мой мозг настолько боится, и ему кажется, что сейчас сердце остановится, мозг берёт и останавливает. Нет?

А. ГЕРВАШ: Нет. У мозга есть инстинкт самосохранения, и человек не может например, задушить сам себя. Его мозг не позволит ему это сделать. Для мозга главная задача, это обеспечить вашу выживаемость. И соответственно, даже в момент панической атаки, я бы даже сказал не даже в момент панической атаки, а тем более, в момент панической атаки, наш организм наибольшим образом мобилизован для того, чтобы справиться с угрозой.

М. ЛАБКОВСКИЙ: А как же выражение «Умереть от страха»?

А. ГЕРВАШ: Это не более чем выражение. Это очень интересно. Очень много людей слышали, или думают, что знают, что люди умирают от страха, и так далее, что у кого-то там разрыв сердца от страха, на самом деле этого не происходит.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Алексей, извините, а есть какие-то первопричины фобий? Я имею в виду, кого-то в детстве били, кто-то пережил психотравму, или это может коснуться каждого, или это определённый тип людей, подверженный, предрасположенный к фобиям, расскажите.

А. ГЕРВАШ: Последнее ваше утверждение верно, на сегодняшний день не понятны до сих пор на 100 процентов причины возникновения фобий, или панических атак. Но есть понимание того, кто наибольшим образом подвержен развитию подобный явлений. Во-первых, здесь не малую роль имеет генетика. В 80 процентах случаев, фобии и панические атаки развиваются у детей тревожных родителей. Хотя бы один из родителей тревожен, постоянно переживает за всё на свете, и этот родитель уже на генетическом уровне, передаёт своему ребёнку виденье мира, как опасного места. Места, где опасно жить. И соответственно, уже на генетическом уровне, человек имеет некую предрасположенность к таким явлениям. Далее, черты характера. Такие, как подозрительность, тревожность, мнительность, потребность в постоянном контролировании ситуации. Эти вещи, они усиливают изначально генетически обусловленную предрасположенность. Мы практически на сегодняшний день знаем, что если есть и генетика, и такие подобные черты характера, и какие-то стрессы, которые человек переживает в жизни, в результате, мы практически можем на 100 процентов быть уверены что такой человек на том или ином этапе своей жизни столкнётся либо с фобическими явлениями, либо с паническими атаками.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

Н. КУЗЬМИНА: А это связано каким-то образом с возрастом? То есть, я хотела спросить, с возрастом меняются вот эти панические атаки, фобии? Или вот они, если я боялась в детстве темноты, я её до сих пор боюсь?

А. ГЕРВАШ: С возрастом связано возникновение фобий.

М. ЛАБКОВСКИЙ: И детские страхи, и пожилых людей наверное, да?

А. ГЕРВАШ: У пожилых людей практически нет фобий.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Терять нечего?

А. ГЕРВАШ: Возможно. Возможно это жизненный опыт, который говорит, что мы уже прошли огонь, воду и медные трубы, и ничего с нами не случилось. Фобии в основном зарождаются в районе 18-19 лет у людей, и в основном продолжаются до 40-45 лет.

М. ЛАБКОВСКИЙ: А потом прекращаются?

А. ГЕРВАШ: Потом прекращаются. М. ЛАБКОВСКИЙ: Правда, а почему?

Н. КУЗЬМИНА: Сами по себе?

А. ГЕРВАШ: Это одна из загадок в отношении женщин. Вообще, женщины более подвержены фобиям, нежели мужчины. Пропорции примерно 65 на 35. 65 процентов людей, страдающих фобиями – это женщины. У женщин на сегодняшний день склонны считать, что это обусловлено ещё и влиянием женского гормонального цикла. Поскольку в возрасте 45 лет, он начинает затухать, и соответственно, уменьшаются и ослабевают панические явления. Про мужчин такого не скажешь, но очень мало известно мужчин, у которых какие-то фобии в 55-60 лет присутствуют.

Н. КУЗЬМИНА: Алексей, ну, а если с детства фобия?

А. ГЕРВАШ: Детские страхи, как таковые, они ещё не фобии, они страхи. Когда детские страхи перерастают в фобию, возможно, человек будет тянуть это за собой ещё несколько лет своей жизни, может быть даже несколько десятков лет своей жизни, если не получит корректную психологическую помощь.

Н. КУЗЬМИНА: Но в любом случае, когда-то это кончится?

А. ГЕРВАШ: Когда-то это кончится, да.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Жизнь вообще, когда-то закончится. У нас нет звонков в студии?

Н. КУЗЬМИНА: Нет, я имею в виду, не до смерти.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Звонков нет?

Н. КУЗЬМИНА: Пока нет.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Если нет, тогда я хочу прочитать вопросы, которые задали не сейчас во время передачи, а к передаче. «Пожалуйста, подскажите, как можно быстро «Взять себя в руки». Очень часто посещает чувство необъяснимого беспокойства и страха. Что делать»? Это подпись Задумчивый, из Ростова-на-Дону.

А. ГЕРВАШ: Давайте задумаемся вместе с задумчивым.

М. ЛАБКОВСКИЙ: По-моему, не задумчивый, а тревожный.

А. ГЕРВАШ: Во-первых, нужно разделять, есть разные понятия. Есть фобические расстройства, есть ещё такая вещь, очень распространённая на самом деле, 4-5 процентов людей страдают этим – это так называемое, генерализованное тревожное расстройство. Это люди, которые в принципе тревожатся обо всём на свете в этой жизни. А вдруг, уволят с работы…

М. ЛАБКОВСКИЙ: Склад психики, что ли у человека?

А. ГЕРВАШ: Это психики, совершенно верно.

Н. КУЗЬМИНА: Хочет, нервничает человек.

А. ГЕРВАШ: Да, человек опять же, те же причины. А на самом деле, у нас есть тревожные расстройства, есть фобические расстройства, есть панические расстройства. Это группа так называемых, фобических расстройств. В этой группе наименьший удельный вес имеют тревожные расстройства, хотя тревожные расстройства в состоянии испоганить жизнь человеку, очень даже серьёзно. Человек, который всё время переживает, теряет вкус к жизни, потому, что он всё время переживает о чём-то, что может, правда с низкой долей вероятности, случиться в будущем.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Ну да, это делает его не способным к позитивным переживаниям, так я понимаю?

А. ГЕРВАШ: Это его делает неспособным даже к нормальному, решению ежедневных повседневных задач. Человек настолько беспокоится о том, что может случиться потом, что он ничего не делает сегодня. И вот это беспокойство, оно реально влияет негативно на его сегодняшнюю жизнь. А я по вопросу Задумчивого, не могу…

М. ЛАБКОВСКИЙ: Как себя быстро взять в руки, вот главный вопрос. У человека всегда чувства беспокойства и страха.

А. ГЕРВАШ: Вопрос, что это? Беспокойство, или страх. Потому, что это разные вещи. Беспокойство – это если вы чувствуете беспокойство о том, что вас уволят с работы, вдруг у вас не хватит денег прокормить семью, вдруг вы заболеете, вдруг ваша жена попадёт в автокатастрофу, не дай бог. Вдруг, вдруг, вдруг… Это скорее всего, то самое генерализованное тревожное расстройство, и методы его лечения, они принципиально отличаются от методов лечения фобий. И не понимаю из вопроса к сожалению, что у человека, поэтому я не могу дать рекомендации чёткие, как это лечится. Если у человека фобия по отношению к какому-то конкретному случаю, или ситуации, или объекту, соответственно, это совершенно другие методы лечения.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

Н. КУЗЬМИНА: Давайте звоночек послушаем. «Эхо Москвы», здравствуйте.

Слушатель: Доброй ночи.

Н. КУЗЬМИНА: Как зовут вас?

Слушатель: Меня зовут Светлана. Вот я, к сожалению, страдаю фобиями, поэтому, случайно программу вашу услышала, и хотела бы поделиться своими такими ощущениями. У меня фобия, например, в лифте боюсь ездить и в метро. Это уже давно длится. Но в лифте – не так давно, метро-то я давно избегаю, стараюсь одна не ездить. А вот в лифте, боюсь замкнутых пространств, а у меня высокий этаж, не менять же из-за этого квартиру. У меня 12-й этаж. И как мне быть? Я лекарства принимаю фенозипам успокаивающие, посильнее даже. Это мне немножко помогает, но не хочется постоянно их пить перед выходом на улицу, куда-то. Как вот мне быть?

М. ЛАБКОВСКИЙ: Алексей, к вам вопрос.

А. ГЕРВАШ: Света, у меня к вам вопрос. Доброй ночи. Скажите, пожалуйста, что вас конкретно пугает по нахождению в метро и в лифте? Пугает ли вас то, что вы не можете оттуда выйти, или вас пугает то, что у вас будет сильный приступ сильного страха, и в случае чего, некому будет помочь во время этого сильного приступа страха?

Слушатель: Да, второе больше.

А. ГЕРВАШ: Второе. А теперь, скажите, пожалуйста, во время этого приступа страха, который у вас наверняка уже где-то случался уже, какие физиологические симптомы вы можете описать?

Слушатель: Ну, как? Страх, и всё. Руки потеют, сердцебиение.

А. ГЕРВАШ: Ещё что-нибудь?

Слушатель: Вот лифт подошёл например, боишься в него войти. Иногда пешком идёшь. Но не будешь на 12-й этаж каждый день пешком идти с сумками.

А. ГЕРВАШ: Ну, вот а если вам нужно, например, в этом лифте ехать? Вот вы знаете. Вы сказали…

Слушатель: Нужно. Лекарства принимаю. Валокордин иногда пью перед выходом на улицу.

А. ГЕРВАШ: Свет, ведь вы сказали, что сердцебиение. Вы сказали, что у вас потные ладони, да?

Слушатель: Да.

А. ГЕРВАШ: Что ещё? Вы чувствуете мышечное напряжение?

Слушатель: Чувствую, могу даже упасть. Я вся напряжена, скована, войти туда боюсь.

А. ГЕРВАШ: Но вас при этом не беспокоит, что это замкнутое пространство, от которого быстро выйти невозможно? Вас беспокоит, что вот в этом состоянии, когда сердце колотится, и пот градом, и мышцы все каменные, что вот в этом состоянии с вами что-то случится, что у вас будет инфаркт, или что-то такое. Правильно?

Слушатель: Ну да.

А. ГЕРВАШ: Судя по всему, ваше состояние – это панические атаки.

Слушатель: Да. Мне больше страшно туда войти. Выйти как-то проще, а вот войти бывает страшнее.

А. ГЕРВАШ: А кроме лифта и метро, это где-то случалось с вами?

Слушатель: Ну, в метро я одно время не пользовалась. С метро у меня давно случилось. Когда я ребёнка родила, я много лет не пользовалась метро, года 2-3. И потом на эскалаторе мне плохо случилось. Боялась наступить. Рука поехала, а нога ещё не успела. Я там упала, и боюсь теперь заходить на эскалатор, особенно, когда вниз пересадки.

А. ГЕРВАШ: Понятно. Свет, судя по всему, действительно, это панические атаки. Паническая атака – это распространённое явление. Порядка 4 процентов людей на том или ином этапе своей жизни, встречаются с паническими атаками. В формате радиоэфира, что я вам могу посоветовать? Во-первых, я хочу донести до всех, кто нас слышит сейчас, люди, которые имеют подобную проблему. Вы должны однозначно и чётко осознать, что паническая атака – это очень здоровый механизм страха. Абсолютно здоровый, и абсолютно безвредный, который активируется не вовремя. То есть, грубо говоря, у вас тот механизм, который должен вас спасти, если навстречу вашей машине вылетит «Камаз», или если вас кто-нибудь будет толкать в метро близко к рельсам, и так далее. Этот механизм, который должен спасти вашу жизнь, он же активируется тогда, когда на самом деле никакой угрозы нету. И само по себе это явление, оно физиологически очень неприятное, я согласен. Потому, что никому не нравится испытывать сильный страх, когда навстречу выскакивает «Камаз», или рядом падает кирпич. Но физиологически это явление мало того, что безвредно, оно практически полезно. Потому, что это тот самый механизм, который спасает нашу жизнь в моменты, когда нам действительно что-то угрожает. В этом плане, единственное, что вы можете сделать сейчас – это начать понимать и осознавать, что это безвредно, что у вас никогда не будет от этого не инфаркта, не инсульта, вы не сойдёте с ума, вы не упадёте в обморок, и так далее, и тому подобное. Всего этого не случится, поскольку механизм страха дан нам только для того, чтобы обезопасить нас в момент угрозы. Если бы люди в моменты угрозы притом, что им страшно теряли сознание, или сходили бы с ума, то человечество давно бы уже вымерло. А так как этого не случилось, это лучшее доказательство того, что любой страх, каким бы он не был сильным, он безвреден с физиологической точки зрения. Ваша проблема в том, что вы отказываетесь во-первых, от каких-то вещей. Вы не ходите куда-то, вы не ездите в метро. Вы решаете, стоит ли вам подняться на лифте, либо всё-таки пойти пешком на 12-й этаж. Так вот, каждый раз, когда вы идёте пешком на 12-й этаж. Вы сообщаете своему мозгу: «Запомни, дорогой. Лифт – это угроза. Там может быть очень, очень опасно, я могу там умереть. Пожалуйста, напомни мне об этом в следующий раз, когда я подойду к лифту». И вот, что вы делаете со своим мозгом. То же самое, по отношению к метро. Больше того, таблетки, фенозипам, о котором вы говорили. Практически все люди с паническими атаками, имеют в сумочке «Джентльменский набор» — валокордин, валидол, фенозипам. Это стандартная ситуация. Каждый раз, когда вы проверяете выходя из дома, есть ли у вас валидол, валокордин или фенозипам в сумочке, даже если вы его не пьёте, если он просто там есть, вы сообщаете мозгу: «Дорогой, ты в опасности. Помни и спаси меня, когда это понадобится». Поэтому, мозг встаёт в режим «На страже», и малейшее движение, или дуновение ветерка, или кошку, которая перебегает дорогу, может расценить как угрозу, и запустить здоровый механизм страха. Так что мой вам совет следующий. Ничего не избегайте, делайте всё, от чего вы отказываетесь на сегодняшний день, и помните, в момент, когда вас накрывает паническая атака, а это судя по всему, паническая атака. Вам необходимо только одно. Сказать себе, что это не вовремя активированный здоровый механизм. Она пройдет, и всё будет хорошо. В тот момент, когда вы это сделаете, вы дадите панической атаке накрыть вас по полной программе, как говорится. И ничего не произойдёт. В этот момент мозг начнёт понимать что возможно, он был не прав. Возможно, не стоило активировать этот механизм в данной ситуации. Пока вы будете отказываться, всё будет усугубляться и прогрессировать.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Спасибо вам большое. Тут вот тоже интересный вопрос. Мы в любом случае, сами бы до него дошли. Но нас спрашивает домохозяйка из Москвы, по имени Заза. «Вот у меня с недавнего времени после родов, пару раз в день, дыхание останавливается на несколько (3-6 секунд). Состояние похоже на последствие сильного испуга. С целью идентификации процесса по симптомам, уже многое перечитала, гипервентиляция. Паническая атака. Понятно, что лучше обратиться к специалисту. Но какому? Терапевту, психотерапевту, кардиологу? Подскажите». Кто вообще этим должен заниматься и занимается? Занимаются я знаю, все кому не лень, мы об этом разговаривали. А вообще, чья это область?

А. ГЕРВАШ: Вообще, паническая атака. Если это паническая атака – это чисто область психолога. То есть, даже не психотерапевта.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Да, но извините, я вас перебиваю, Алексей. Если взять достаточно много психотропных препаратов, то в аннотации можно прочесть показания: чувства тревоги и беспокойства, панические атаки, какие-нибудь импульсивные синдромы, и так далее.

А. ГЕРВАШ: Верно. Поражён вашими познаниями глубокими в психотропных препаратах, Ситуация следующим образом складывается. Когда человек страдает какой-либо фобией, либо тем самым апсесивно-компельсивным расстройством, либо паническими атаками, то есть, любым расстройством из группы тревожных фобических расстройств. У него есть два варианта, как справиться с этой проблемой. Первый вариант – это вариант медикаментозный. При медикаментозном варианте, человек как правило получает психотропные препараты, блокираторы сератонина. Эти блокираторы сератонина не понятно до сих пор почему, но доказано, что они помогают в случае вот этих фобических расстройств.

М. ЛАБКОВСКИЙ: То есть, блокираторы сератонина. Ведь депрессия разовьётся без сератонина.

А. ГЕРВАШ: Совершенно верно. Блокираторы, они удерживают сератонин в голове. То есть, они не то, что они блокируют его от поступления в голову, они его удерживают в голове. Доказано на сегодняшний день, что это помогает от 50 до 60 процентов пациентов.

М. ЛАБКОВСКИЙ: А сератонин в том смысле, что в нём уже есть депрессивный компонент, у человека, страдающего фобией, так что ли?

А. ГЕРВАШ: У человека, страдающего фобиями, как правило, развивается некий депрессивный компонент.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Или на почве депрессии, у него развивается фобия?

А. ГЕРВАШ: Наоборот. Депрессия на почве фобии.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

А. ГЕРВАШ: Но, тут важно отметить, что препараты сератонина блокираторы, они не помогают потому, что они уничтожают или уменьшают депрессию. Нет, совсем нет. Мы не знаем на сегодняшний день, почему сератонины блокираторы помогают при фобиях. Но это 50-60 процентов шанс на то, что они помогут. Вторая проблема, понятное дело, что любые психотропные вещества, имеют кучу побочных эффектов. Третья проблема, что человек будет чувствовать улучшение до тех пор, пока будет принимать эти препараты. Как только человек перестанет принимать эти препараты, всё возвращается на круги своя. Человек, говоря русским языком, подсаживается на приём таких препаратов, и понятно, что многолетний приём психотропных веществ, он оказывает влияние на человека достаточно серьёзные. На личностные, скажем так, факторы уже. Поэтому, предпочтительнее вариант лечения фобий любых тревожных расстройств, как общего тревожного расстройства, так фобических явлений, так и панических атак, и абсесивно-компульсивного расстройства, это всё же, кувнитивно-приведенческая терапия, то есть, целиком и полностью работа психолога.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

Н. КУЗЬМИНА: Алексей, у меня такой вопрос. Есть фобии, на мой взгляд, не профессионала абсолютно, которые каким-то образом, мне кажется нормальными. Боязнь летать, боязнь метро. То есть, это действительно каким-то образом связано с рисками для жизни. Боязнь водить машину. То есть, можно себе представить, что это опасно. А есть фобии на мой взгляд, которые люди просто придумывают. Боязнь брать шариковую ручку в руки, боязнь таракана.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Ты считаешь, что машина опаснее, чем шариковая ручка?

Н. КУЗЬМИНА: Да.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Спорный вопрос в умелых руках.

Н. КУЗЬМИНА: Это правда, я права, что действительно у людей бывают такие фобии, кажущиеся смешными?

А. ГЕРВАШ: Наташ, безусловно, бывают кажущиеся смешными фобии, но поверьте мне, для человека, который испытывает эту фобию, и вся его жизнь связана с недопущением контакта с шариковой ручкой, то совсем не смешно. На самом деле…

Н. КУЗЬМИНА: Это, правда бывает?

А. ГЕРВАШ: Конечно.

Н. КУЗЬМИНА: Вот вы видели таких?

А. ГЕРВАШ: С шариковой ручкой конкретно нет, не доводилось.

М. ЛАБКОВСКИЙ: А что ты за ручку шариковую держишься, Наташ?

Н. КУЗЬМИНА: Я люблю её.

А. ГЕРВАШ: Это подсознание.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Полодии её, она не страшная.

А. ГЕРВАШ: На самом деле бывает достаточно большое количество смешных фобий, хотя мы понимаем и с уважением относимся к тому, что у пациентов бывают такие вещи.

Н. КУЗЬМИНА: Какие вы смешные знаете? Вы сталкивались наверняка.

А. ГЕРВАШ: Ой, вы знаете, очень много и очень разных. То есть, список фобий, он практически бесконечный, и мы сталкиваемся с большим количеством. В том числе – боязнь перейти дорогу на зелёный свет например. Я вам хочу сказать такую вещь, что фобия, какая бы она не была, они имеет общую для всех фобий структуру. Человек боится чего-то, чего на самом деле угрозы не представляет, и причём это не важно, шариковая ручка, или полёт на самолёте. Потому, что даже полёт на самолёте на самом деле на сегодняшний день угрозы риска для жизни не представляет. Если люди предполагают, что это опасно, уже само по себе это предположение, что летать на самолёте опасно, может привести к развитию фобии. Достаточно того, что человек предрасположен, мы говорили о генетике, говорили о характере, и достаточно какого-то небольшого стресса, попадание самолёта в сильную турбулентность, или что-либо подобное, чтобы у человека начала развиваться полноценная аэрофобия. А дальше мозг ведёт себя как губка. Он впитывает любые факты, которые подтверждают собственное заблуждение. Любое сообщение в средствах массовой информации, что самолёт приземлился в экстренном порядке, или не дай бог разбился, подтверждает этому человеку, что его фобия действительно оправданна. И он это впитывает, оставляет в памяти на длительный период времени. Поэтому, нельзя никакую фобию считать смешной. И конечно для нас главная оценка, это страх или фобия, является ли страх уже фобией в том, насколько реально опасен процесс, которого боится человек. Потому, что если человек боится поехать не имея опыта на сноуборде с чёрной трассы, это не фобия никакая. Это вполне реальный нормальный человеческий страх. Если его толкать к спуску с этой горы, он будет бояться точно так же, точно таким же образом, как боится человек с клаустрофобией зайти в лифт, человек с паническими атаками выйти на улицу. И так далее, и тому подобное. Поэтому, это не фобия, это страх. А если человек боится например полёта на самолёте, одного из самых безопасных процессов жизнедеятельности вообще из всех возможных. Вы не найдёте на сегодняшний день, если я расскажу статистику, вы не найдёте ни одного процесса жизнедеятельности в городе Москве например, шанс погибнуть в котором при выполнении которого, равен шансу на то. что вы разобьётесь в самолёте не дай бог. Поэтому, если человек боится летать на самолёте, и действительно избегает и предпочитает поездку на поезде, это фобия, и с ней надо работать иначе она приведёт к утере главной человеческой ценности, это свободы.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Катя, я знаю, что аэрофобия ваша любимая тема, у меня возник вопрос. Когда мы переходим улицу, шанс погибнуть в десятки раз больше, если не в сотни, чем на самолёте.

А. ГЕРВАШ: В тысячи.

М. ЛАБКОВСКИЙ: В тысячи. Но, у нас психологически срабатывает следующая история, что когда мы переходим улицу, мы руководим процессом. Когда мы летим в самолёте, мы заложники пилота. Мы не руководим, от нас ничего не зависит. Вот эта тайна усиливает эту фобию?

А. ГЕРВАШ: Безусловно.

М. ЛАБКОВСКИЙ: А как можно объяснить человеку, страдающему аэрофобией, что просто они не разбиваются, когда он сидит, и его кто-то везёт. Он сам не может ни на что повлиять. Вот вы упомянули про турбулентность, да? Он например подсознательно, хочет из неё выйти как-то. Но не он из неё выйдет, из неё пилот выйдет тогда, когда выйдет. От него опять ничего не зависит. Если он переходит улицу, он может дёргаться. Может бегать туда обратно, огибать машины. Он понимает, что он как бы, руководит ситуацией. Она у него под контролем. При том, что это тоже бред, потому, что он не может руководить ситуацией с движущейся машиной. Он может только своими ногами руководить. А когда речь идёт о самолёте, он чувствует, что он здесь никто. Вот как оно всё выплывет, так и пойдёт. Как пойдёт, так и пойдёт.

А. ГЕРВАШ: Безусловно, как я уже говорил, одна из причин возникновения фобии – это склонность человека к олвер-контролингу, то есть, чрезмерному гипертрофированному контролю ситуации. Такие люди, их достаточно много, пытаются контролировать ситуацию всегда и везде, при этом, они не отдают себе отчёта, что на самом деле от них мало что зависит в этой жизни. У нас на специальных курсах по аэрофобии, которые проходят два раза в месяц в нашем центре, мы в таких случаях демонстрируем несколько роликов, они достаточно жёсткого содержания эти видеоролики. Где сняты прекрасные замечательные автобаны Германии или Италии, где едут автомобили со скоростью 150 километров в час, и встречный грузовик пробивает ограждение, и просто сминает их в месиво. И всё взрывается, и погибают люди. Это жёсткая терапия, но она необходима для того, чтобы человек понял и осознал, что ему только кажется, что здесь на этой земле от него чего-то зависит. В основном мы зависим в каждую конкретную минуту от кучи третьих лиц, организаций, устройств и приспособлений, которыми мы ежедневно пользуемся. Вопрос только в том, что когда у человека фобия, то он концентрирует своё внимание только на том, чего он боится. Поскольку мозг пытается всё время найти оправдание и подтверждение собственной правоты. То есть человек, который боится летать на самолётах, он считает: «Нет, я-то прав, это все остальные, которые не боятся, они не правы».

М. ЛАБКОВСКИЙ: Они просто не знают.

А. ГЕРВАШ: «Они просто не знают, а я умнее. Я не дурак, доверять свою жизнь каким-то другим людям». Так вот, процесс лечения подобных людей, он подразумевает в том числе, работу вот с этим заблуждением, что я контролирую на земле, и потребность всё время всё контролировать. Я всегда на курсах на своих привожу замечательный пример. Не дай бог, вашим близким нужна операция на сердце. Вы же не будете требовать контролировать ситуацию. Вы же не будете требовать самим резать и зашивать, правда же? Вы в этом ничего не понимаете, Вы говорите: «Окей, я дам это в руки профессионалов, которые всю жизнь этому учились и я доверяю системе, которая обучила этих профессионалов, протестировала, и контролирует, что эти профессионалы знают, чего делают». То же самое в самолёте. Вы же не хотите сами управлять. Положа руку на сердце, вы же не хотите сейчас пойти, и сесть за штурвал, и управлять этим самолётом. У вас не хватает знаний, у вас не хватает навыков. Есть люди, которые говорят: «Хочу». С такими людьми работа идёт несколько другим уже методом, то есть, один из методов например, мы выходим на стоянку под нашим офисом, садимся с человеком в машину, Один из наших специалистов садится за руль, человека сажаем рядом на соседнее сиденье, человеку на глаза надевается повязка, и он должен сидеть в машине, когда мы ведём его машину по улицам города. Для людей это колоссальное тяжелейшее испытание, но это необходимо для того, чтобы они научились доверять другим людям. В единичных случаях это необходимо.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Да, вообще-то, это интересное кстати упражнение.

А. ГЕРВАШ: Это так называемая экспозиционная терапия. Она абсолютно необходима при любой фобии. И невозможно перестать бояться собак, не контактируя с собакой. Невозможно перестать бояться лететь, не летая на самолёте. Невозможно перестать бояться доверить кому-либо что-либо, не начав доверять кому-либо что-либо. Есть современные методики, которые очень хорошо постепенно погружают человека, и сталкивают его лицом к лицу со своим страхом. Конечно, человек, который очень сильно боится летать на самолёте, вот безумно, если я его просто отведу в самолёт, ему будет очень сильно плохо, страшно. Кончено, с ним ничего не случится, но страшно ему будет очень сильно. Если я это сделаю постепенно, на первых парах используя тренажеры, которые установлены в нашем центре, человеку можно создать ощущение полёта на земле. Подсознательно его мозг понимает, что: «Здесь, на земле, мне ничего не угрожает, я сейчас в самолёте в тренажере». И при всём при этом, активируется страх, и при всём при этом люди себя плохо чувствуют, первые 15 взлётов. На вторые 15 взлётов, они чувствуют себя гораздо легче. А ещё через 15 взлётов, они готовы идти в самолёт.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Давайте немножко сделаем перерыв, такая у нас сегодня тяжёлая достаточно тема, Напомню телефон: 363-36-59, СМС: +7-985-970-45-45. Звоните и пишите.

Играет песня.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Продолжаем разговаривать, мы совсем забросили наш монитор.

Н. КУЗЬМИНА: А телефон?

М. ЛАБКОВСКИЙ: Ну, дай я быстро прочитаю. Вячеслав из Волгограда: «Моей девушке 29 лет, она ужасно любит смотреть фильмы ужасов. В них она видит потребность снятия своих комплексов и страхов. А ещё любит смотреть мультфильмы. В чём причина и следствие этих пристрастий»? Ну, мультфильмы я думаю, не будем обсуждать. А триллеры?

А. ГЕРВАШ: Вы знаете, это вне области моей компетенции, триллеры очень многие люди любят смотреть, и я ничего в этом не вижу…

М. ЛАБКОВСКИЙ: То есть, это напрямую с фобиями их не связывает?

А. ГЕРВАШ: Никак.

М. ЛАБКОВСКИЙ: У нас звонок?

Н. КУЗЬМИНА: Куча.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Давайте.

Н. КУЗЬМИНА: Здравствуйте, как вас зовут?

Слушатель2: Здравствуйте, меня зовут Ирина.

Н. КУЗЬМИНА: Давайте Ирина, ваш вопрос.

Слушатель2: Я звоню из Санкт-Петербурга, и я с нетерпением ждала передачу сегодняшнюю. Я могу себя назвать ветераном движения. С 2001 года все проблемы, о которых сегодня говорят по радио, они мои. Сначала это называлось денцифальные кризы, когда первый раз пришлось обратиться к неотложке. Потом стали развиваться и фобии, и панические атаки. Почему я называю себя ветераном, потому, что тогда ещё врачи выслушивая меня, покачивали головами и говорили, что они с этим сталкиваются впервые. Немножко перебивая себя, хочу спросить, заметить, что в 2001 году на отделении боящихся ездить в метро было двое, я и ещё одна женщина. Этой весной практически не было людей, которые не боятся ездить в метро, а на отделении достаточно много и мужчин, и женщин. И потом ещё. По поводу того, что всё это закончится к 50 годам. Ну, вот началось, мне было 40 с небольшим, теперь мне 55. Так что же, скоро всё уже скоро закончится?

А. ГЕРВАШ: Во-первых, я искренне надеюсь для вас, что да. Во-вторых, здесь нету каких-то чётких правил, что это должно закончиться в 52 или 49 с половиной. Это достаточно индивидуальный процесс. Но больше того, вы можете облегчить свою участь, если вы просто начнёте заниматься этим. Поскольку фобия…

Слушатель2: Простите, вы разве не поняли, я этим занимаюсь самостоятельно, если с тем, что как я сама боролась, то уже более 10 лет.

А. ГЕРВАШ: А вы уверены, что методы, которыми вы боролись со своей проблемой, они правильные?

Слушатель2: Ну, я же доверилась профессионалам вот уже 8 лет.

А. ГЕРВАШ: Ну, я могу здесь сказать, что лично я изучал этот вопрос за рубежом, и много лет учился в Америке, и подход, который существует на западе, к лечению фобий, и панических атак, он принципиально отличается от принятого в России. И скажем так, эффективность этого западного подхода, она не вызывает на сегодняшний день сомнений. А эффективность тех методов, которые вы применяли, судя по тому, что вы ветеран, как вы сказали, соответственно, эта эффективность низка. Поэтому я бы всё-таки предположил, что-то лечение, которое вы получали, оно не совсем корректное. Поскольку я хочу сказать одну очень важную вещь. Процент людей, излечившихся от панических атак, и которые получают верную терапию, близок к 92-93 процентам. Поэтому я предполагаю, что просто форма лечения была выбрана не верно.

Слушатель2: Так надо понимать, что лозунг «Запад нам поможет» не устарел?

А. ГЕРВАШ: Вы знаете, мне кажется, ещё много лет не устареет.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Даже я думаю, что когда вы приходите в любую клинику, вы сталкиваетесь как минимум, с западным оборудованием, на котором лечат российские врачи от стоматолога до кардиолога.

Слушатель2: Нет, в общем-то, надо было задуматься, если столько лет человек лечится, и не помогает. Уже можно было задуматься, что что-то тут не так.

М. ЛАБКОВСКИЙ: «Татьяна здравствуйте, раз уж тема фобии, я как-то не очень люблю общаться с людьми, не люблю на себя обращать их внимание, в любом обществе начинаю паниковать, даже из-за этого к психологу не могу обратиться». — То есть, настолько не может общаться, что не может обратиться к психологу. – «В общем, всё ужасно, жить не хочется».

А. ГЕРВАШ: Социофобия, однозначно. Социофобия – это одна из разновидностей фобии, Я могу вас только заверить, что если вы обратитесь к профессионалу, который специализируется на фобиях в вашем городе, я надеюсь, что такой найдётся, то за несколько часов занятий вы можете вернуться к нормальной жизни, начать возвращаться по крайней мере, а дальнейшее будет зависеть от вас. Но если вы будете сидеть дома, и ждать, пока это само пройдёт, это не пройдёт.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Есть кстати много вопросов про социофобию, она как-то отдельно лечится? Потому, что есть ещё какие-то коммуникативные проблемы, у человека если наверное что-то ещё, да? Аэрофобия – это одна история, а при социофобии трудно бояться умереть, там трудно общаться, как я понимаю.

А. ГЕРВАШ: Совершенно верно, там страх публичного отторжения. Скорее, что тебя не примет общество, тот человек, с которым ты общаешься, что над тобой посмеются. Там есть некоторые вариации, есть вариации, того, что люди не достойны просто твоего общества, есть наоборот, что я недостоин людского общества, и так далее, и тому подобное. Здесь важно понять, что все фобии, они имеют общий знаменатель, и они имеют так сказать некоторые вещи, которые свойственны именно им. То есть понятно, что человек, который страдает аэрофобией, он боится, что самолёт разобьётся. Человек, который страдает социофобией, он боится быть отторгнутым обществом. Поэтому конечно, процесс лечения, он имеет некие корректировки на конкретную фобию. Но, в общем, и в целом я хочу сказать, это очень важно, чтобы наша аудитория сегодня услышала. Фобии – это вещь излечимая, излечимая достаточно просто. Но этим нужно заниматься, и заниматься именно там, и у тех людей, которые специализируются конкретно на фобиях. Здесь не пойдёт просто любой психолог, который решает вопросы личные, вопросы с детьми, и заодно ещё и лечит фобии. Здесь необходима действительно профессиональная специализация. Дальше, что происходит – это человек на первом же занятии получает набор инструментов, с помощью которых он самостоятельно работает над собой. Так что этот процесс не длительный с точки зрения терапии. Нет необходимости посещать психолога годами, никто не собирается копаться в прошлом пациента в поисках причины, что же привело к этой фобии.

М. ЛАБКОВСКИЙ: А почему кстати? Ведь многие люди, страдающие фобиями, изначально вот про отторжения общества, например. Это классическая психоаналитическая история о том, как тебя не любила мама, как она тебя не принимала, ты добивался её расположения, ну и так далее. И теперь ты взрослый, или ты сноб, или ты считаешь, что ты никто, и ты не можешь с ними общаться. И это всё не интересно для изучения, и неэффективно?

А. ГЕРВАШ: Очень хороший вопрос, ответ следующий. Когда мы занимаемся фобиями, и сейчас очень большое количество моих коллег Российских психологов и психотерапевтов станут на ноги и будут кричать, что это говорит этот молодой человек, но на самом деле, западный подход следующий: то, что привело человека к фобии – это одни причины. Это и генетика, и характер, это какие-то стрессы, пережитые в жизни. Дальше это уже свершилось. Человек пришёл к какому-то страху. Перед чем-то, что на самом деле не представляет собой опасности. Но то, что обуславливает продолжение этой фобии, почему фобия остаётся с человеком…

М. ЛАБКОВСКИЙ: Алексей, я очень извиняюсь перед вами, мы обязательно с этого начнём, как у психоаналитика, у нас сейчас просто новости.

Идут новости.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Возвращаемся к разговору, единственное, я хотел пока не забыл ещё раз произнести короткое частное объявление: ««Семейные консультации» ищут в аренду двухкомнатную квартиру в районе метро Арбат». И мы разговариваем с Алексеем, давайте только ещё раз напомню телефон: 363-36-59. Мы на чём остановились? Был очень интересный и увлекательный, и прерванный новостями рассказ.

А. ГЕРВАШ: Мы остановились на том, почему мы не ищем причины месяцами и в детстве пациента.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Да.

А. ГЕРВАШ: Собственно говоря, продолжу. Так вот. То, что приводит к фобии – это одни факторы. То, что гарантирует человеку, что эта фобия остаётся с ним, это совсем другие факторы. Судите сами, паническая атака начинается у человека, потому что он предрасположен к этому генетически, характер плюс стрессы. И в какой-то момент мозг даёт сбой, и вызывает паническую атаку, грубо говоря, активирует сильный страх на пустом месте. Сильный, но безвредный, заметьте. От этого страха ничего никому не случается никогда. Но это происходит на пустом месте. Человек не понимает, что это страх. Человек прислушивается только к своим симптомам, которые у него есть. И он начинает думать, что он умирает. Дальше он начинает бегать по врачам, и врачи не зная, что такое панические атаки, начинают ставить дурацкий диагноз, типа вегето-сосудистая дистания, и так далее. Которая на самом деле ничего общего с действительностью не имеет. У человека просто сработал механизм страха на пустом месте, всё. Это то, что привело. Почему у человека продолжаются панические атаки? Да просто потому, что он боится ещё раз её пережить. Атак как он боится ещё раз её пережить, он видит в панической атаке угрозу. А раз он видит в ней угрозу, она будет приходить, как только мозг будет понимать, что что-то, хотя бы малейшие симптомы, напоминают ему прошлый случай. Вот и всё. Поэтому мы не работаем с тем, что было причиной. Мы работаем с тем, почему у человека сейчас они продолжаются. Мы экономим таким образом время, мы экономим деньги, поскольку психотерапия вещь не дешёвая, и мы экономим главное – мы не доводим до бесполезных действий. Зачем нам устанавливать причину той же социофобии? Да, хорошо, мы придём к тому, что проблема в том, что мама не любила своего сына. Ну, предположим. Или наоборот, чрезмерно любила.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Ну, дальше психоаналитически ориентированная психотерапия…

А. ГЕРВАШ: И всё равно это не решит того…

М. ЛАБКОВСКИЙ: Переживание психотравмы.

А. ГЕРВАШ: Это всё равно не решит проблем того, что человек не может выйти на улицу, и познакомиться с девушкой. Это не решит проблемы. Да, мы придём к пониманию, почему это произошло. Это не решит проблему. Человек до сих пор не пойдёт. То, что называется его иденципатором, то есть это та вещь, от которой человек отказывается из-за того, что он боится испытать страх. Это никакого отношения не имеет к тому, что к этому привело страху. Никакого.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Да, но скажем, если взять того же Фрейда, который занимался невротиками, так получается все невротики. Можно разбираться с неврозом сегодняшним, и не трогать предысторию. Но так же не получается.

А. ГЕРВАШ: Ну, на самом желе фобия – это не неврозы, фобия это отдельная вещь.

М. ЛАБКОВСКИЙ: То есть, невротическая реакция?

А. ГЕРВАШ: Она не невротическая, нет.

М. ЛАБКОВСКИЙ: А как по-другому сказать?

А. ГЕРВАШ: Она вегетативная на самом деле, но это здоровая реакция. Мы всё время говорим о том, что это здоровый процесс. Страх – он здоров по своей натуре, он спаситель наш. Потому, что…

Н. КУЗЬМИНА: Инстинкт самосохранения.

А. ГЕРВАШ: Конечно, однозначно. Поэтому мы не склонны искать причину в этом недуге, под названием страх.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Все люди жалуются на то, что они нервничают в этот момент.

А. ГЕРВАШ: Замечательно.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Значит, они себя описывают как невротики.

А. ГЕРВАШ: Это немножечко не то. Страх по своей природе не имеет каких-то таких патологических невротических вещей, и функций он не несёт. Страх даёт нашему организму наилучшую готовность перед лицом угрозы.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Это когда ситуативная история, когда вот сейчас надо что-то сделать, и вот в этот момент страх. Если человек живёт в страхе 10 лет, 40 лет, у него ничего не происходит, он не садится ни в метро, ни на самолёт, он просыпается с чувством страха.

А. ГЕРВАШ: Безусловно, потому что он боится страха, но опять же он боится, а это тоже страх. Вот этот страх, которым он боится того страха, он всё равно страх, он всё равно безвреден, он полезен по своей сути, как физиология.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Как безвреден, он же может вызвать депрессию, апатию, астению и так далее.

А. ГЕРВАШ: Миша, депрессию может вызвать то, что человек сидит дома годами. Люди с паническими атаками часами, месяцами, годами сидят дома, никуда не ходят, ничего не делают, у них нет ни личной жизни, они нигде не работают, у них нет денег.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Вы хотите сказать, что можно не трогая предысторию, говоря о конкретной сегодняшней ситуации. Вот приходит к вам больной и говорит: «я сегодня не могу выйти из дома». Вы говорите ему: «давайте про сегодня и поговорим». Так это происходит?

А. ГЕРВАШ: Именно так.

Н. КУЗЬМИНА: А есть страхи или фобии, которые нельзя вылечить, ну вот боится человек и будет бояться всю жизнь.

А. ГЕРВАШ: Есть некоторые варианты, при которых мы не можем помочь нашим клиентам. Первый вариант, это скрытая выгода от страха, вот классический пример это аэрофобия, когда человек перед каждым рейсом выпивает бутылочку виски, и в таком виде его заносят в самолёт. Такое бывает, но очень редко, что это есть его скрытая выгода. Потому что жена ему не позволяет выпить.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Я думал, что скрытая выгода, что когда билет на поезд купил, потому что дешевле, в этом смысле выгода.

А. ГЕРВАШ: Нет, немножко в другом. Есть некоторые ситуации, при которых люди с помощью фобии вызывают, привлекают к себе внимание близких. Это может возникать. То есть какая-то выгода от того, что эта фобия продолжается. Вот в таких случаях зачастую мы не можем помочь человеку.

Н. КУЗЬМИНА: Может тогда это не фобия, а человек манипулирует, манипулятор?

А. ГЕРВАШ: Возможно. Именно тогда есть какие-то варианты, при которых это не лечится. В принципе, я ещё раз хочу подчеркнуть, что любая фобия в классическом своём виде, она достаточно проста для лечения. Очень жалко людей, которые всю жизнь страдают, не могут себе позволить элементарных вещей, которые являются ценностью человека. То есть перемещение по миру, выступление перед кем-то в офисе с каким-то докладом, чтобы продвинуться по службе, подняться на Эйфелеву башню, чтобы посмотреть красоты Парижа. Мы отказываемся от каких-то вещей, от поездок на лифте, мы идём на 22-й этаж пешком в 30-ти градусную жару, потому, что мы считаем, что в лифте станет так плохо, что мы не сможем это вынести. Это ерунда, не бывает так страшно, что человек не может этого вынести. Грубо говоря, люди отказываются из-за боязни пережить физиологически несколько минут неприятных, и они отказываются от существенных человеческих ценностей, от свободы прежде всего.

Н. КУЗЬМИНА: Человек может сам себе в этой ситуации помочь? Допустим, я боюсь темноты, я прихожу в тёмную комнату, и начинаю думать о том, что со мной ничего не произойдёт, и таким образом себя немножко мучаю, и потом у меня всё проходит. Или не проходит?

А. ГЕРВАШ: Во-первых, да, проходит. Предположим, человек боится пауков очень сильно, он так сильно боится пауков, что это у него стало просто абсцессией. Он очень боится пауков, он не ходит никуда, он не ходит в лес, потому, что там могут быть пауки, он не ездит на дачу, потому, что там могут быть пауки, он никогда не войдёт в комнату, где до него не было людей какое-то длинное количество дней. У него вся жизнь обрастает вокруг боязней пауков, обрастает вещами, которые он не делает из-за того, что он боится встретиться с пауком. Есть два варианта, что делать с таким человеком. Во-первых, мы обязательно с ним обсуждаем, что паук это безопасно, что паук это нормально, что паук не может причинить вред. Если нужно, то я как терапевт, сажаю на себя паука, и показываю, что он ползает по мне, и со мной ничего не случается. Это первое, что необходимо, то бишь, первая реструктуризация мышления. То же самое в отношении собак, самолётов, замкнутых пространств, высоты, всего, чего угодно. Когда человек приходит ко мне и говорит: «я боюсь летать, потому что самолёты всё время падают», очень важно донести до человека реальную статистику, сколько они падают. И когда человек понимает, что это действительно самый безопасный процесс в жизни вообще из всех возможных, полёт на самолёте, у него открываются глаза. Но этого недостаточно для самопомощи. Можно купить книгу и прочитать, но этого недостаточно. Во-вторых, так как страх это явление физиологическое, соответственно, есть физиологические методы его блокировки. Страх обусловлен выбросом адреналина в кровь. Когда в кровь попадает большое количество адреналина, организм начинает готовиться к борьбе с угрозой. И все явления, о которых знаю все наши слушатели, которые страдают в той или иной форме фобией или страхом, то бишь сердцебиение и потение ладоней, ватные ноги, напряжённые мышцы, головокружение, иногда тошнота, и так далее. Все эти явления существуют только для одного, для того, чтобы подготовить нас к борьбе с угрозой. Если разложить по полочкам, то становится понятно, для чего мы потеем, для чего сердце бьётся, для чего мышцы напрягаются и так далее. Это второй этап, первый этап мы реструктуризовали мышление, и второй этап, мы обучили человека навыкам физиологического контроля своего состояния. Третий этап всегда будет экспозиция. Так вот эта экспозиция может быть либо шоковой, либо постепенной. Если человек боится пауков, и его засунуть в комнату, кишащую пауками, то первые 5 минут ему будет очень сильно плохо. Опять же безвредно. Он не потеряет сознание никогда, он не упадёт в обморок, он не умрёт, у него не будет инфаркта или инсульта. Он пережил стресс, но это безвредно. Но через 10 минут его стресс будет меньше, чем через 5. через час 10 минут его стресс будет ещё более маленьким, чем через 10 минут.

Н. КУЗЬМИНА: И тогда пауки ему начнут надоедать.

А. ГЕРВАШ: Через 2 часа 20 минут ему будет абсолютно всё равно, есть ли в этой комнате пауки.

Н. КУЗЬМИНА: Начнёт с ними разговаривать и общаться?

А. ГЕРВАШ: Однозначно, он будет смотреть, какие они бывают, маленькие, большие, красивые, некрасивые, и так далее, какие паутинки они плетут. Эта шоковая терапия она негуманна по отношению к пациенту, потому что в тот момент, когда пациент испытывает фобию, засунуть его в комнату с пауками это как-то негуманно, хотя очень действенно. При лечении некоторых психологических расстройств, например, синдрома навязчивых состояний, это единственная возможная терапия. Но в других случаях мы делаем постепенную терапию, то есть сначала человеку показывают этого паука на картинке, на фотографии, потом есть такая вещь, как виртуальная реальность, когда мы надеваем на глаза человеку специальный шлем, и человек видит в этом шлеме, что на него ползёт паук. Это стереоизображение, поэтому это всё очень реалистично, человек пугается, но через 5 минут он уже не боится, также, как и через минуту. Соответственно, мы постепенно доходим до той же комнаты, кишащей пауками, но это делается постепенно с уважением к страху человека. Мы его уважаем, но мы достаточно настойчиво подталкиваем человека к тому, чтобы он посмотрел своему страху в глаза, потому что иначе вылечить фобию невозможно. Это, собственно говоря, методы самопомощи. То есть реструктуризация мышления по отношению к объекту страха, обучение методам контроля физиологии своей и экспозиционной терапии, то есть смотреть своему страху в глаза, не избегать. В момент, когда ты начинаешь избегать чего бы то ни было, ты укрепляешь и увековечиваешь свою фобию.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Да, закрепление происходит. У нас есть звонки?

Н. КУЗЬМИНА: Да. «Эхо Москвы», здравствуйте.

Слушатель3: Здравствуйте.

Н. КУЗЬМИНА: Как зовут вас?

Слушатель3: Меня зовут Игорь.

А. ГЕРВАШ: Добрый вечер Игорь.

Слушатель3: Вы знаете, я вот хотел бы вас спросить, куда мне обратиться, или может вы меня по телефону лечите. У меня с годами усиливается, вопреки тому, что вы говорили, тревожное состояние, у меня есть склонность к депрессиям, у меня хроническая депрессия. А в последние годы у меня усиливается тревога по поводу всего. Например, приведу вам такой пример. У меня сейчас жена, которая намного младше меня. Я вот панически за неё боюсь. Боюсь когда она выходит из дома. Я ей купил машину, она ездит на машине, она аккуратная девочка, но я просто постоянно за неё боюсь. Если у неё не отвечает телефон, я могу с работы из офиса сесть в машину и мчаться домой, потому что мне кажется, что она могла поскользнуться в ванной, удариться головой, упасть в обморок. Хотя она упала недавно в обморок первый раз за 7 лет. Она встала с кровати, и видно она долго лежала, я не знаю что было, может быть, падение давления, я был кстати дома. И вот я её очень люблю, и за неё очень боюсь. Это самый сильный иррациональный страх из тех, которые я испытываю. Больше у меня таких иррациональных страхов практически нет. Есть повышенная тревожность, но вот здесь проявляется особенно. Вот собственно всё.

А. ГЕРВАШ: Игорь, смотрите, судя по вашему описанию это то самое общее тревожное расстройство, о котором я говорил в начале передачи. Это некая разновидность фобических явлений, то есть тревожные явления. Оно достаточно хорошо изучено. Я вам просто советую в интернете набрать общее тревожное расстройство, и обратиться к специалисту в вашем городе. Поскольку если человек действительно специализируется на этой проблеме, то 4 – 5 часов занятий с профессионалом обучат вас достаточному количеству навыков и техник, с помощью которых вы можете серьёзно облегчить свои симптомы, и просто начать мыслить по-другому.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Вот очень интересный вопрос от Антона: «Что делать со страхами перед собаками, они же чувствуют страх и пугаются в ответ». На самом деле Антон конечно не то говорит, они не пугаются в ответ, они чувствуют страх, и могут нападать. Вот как с этой ситуацией быть?

А. ГЕРВАШ: Антон, всё то же самое. Никаких новостей. Если человек боится чего-то, чего на самом деле серьёзной опасности для жизни не представляет, то это фобия, а с фобией надо работать теми методами, о которых мы с вами сегодня говорили, не раз. То бишь, вам необходимо научиться общаться с собаками. Во-первых, понять, что собака безопасна для человека в любом случае, за исключением редчайших случаев, когда она больная, и что-то в этом роде. Но на самом деле процент людей, которые общаться с собаками, если сравнить с процентом людей, которые погибают, или получают серьёзные увечья от собак, это мизерный процент. Собаки живут в большом количестве семей в Москве, и везде, где бы то ни было, и как вы все знаете, это друзья человека. Поэтому этот страх действительно иррационален. Если вы предполагаете, что собаки постоянно съедают людей, то соответственно, нужно реструктуризовать своё мышление, и понять с точки зрения фактов, действительно ли это так. Если с точки зрения фактов это не так, значит ваш страх иррационален, и это фобия.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Алексей, я прошу прощения, собак боятся те, которых в детстве напугали собаки, это я думаю, что в 99-ти процентах случаев.

А. ГЕРВАШ: Нет, это люди, которые чувствуют свою беззащитность и невозможность контролировать. Потому что собака, когда она быстрее, ловчее, она может броситься, укусить. Ты не успеешь, и так далее. Вот это отсюда, это не обязательно те люди, которых в детстве напугали. У нас всё время происходит связь между детством и сегодняшним днём. Ещё раз повторюсь, в вопросах фобий детства может оно и является причиной отчасти, но является причиной развития той или иной фобии, но это не то, что держит её с нами. То, что держит её с нами, это отказ выйти из дома из-за боязни, предположим, встретить там собаку, или паническое бегство из любого места, где мы видим собаку. Это обуславливает продолжение фобии, а не то, что было в детстве.

М. ЛАБКОВСКИЙ: А как быть, если к вам приходит вот такой человек, который конкретно боится собак.

А. ГЕРВАШ: Замечательно.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Подождите. Вы с ним начинаете работать, он вам говорит: «я всё понимаю, собаки ваши друзья. Но когда мне было 6 лет, меня за палец укусила собака». Дальше что?

А. ГЕРВАШ: Прекрасно. Дальше мы с ним обсуждаем, какова вероятность того, что это произойдёт ещё раз. Мы обсуждаем, сколько он знает людей, которых собака никогда не кусала за палец, каковы были последствия укуса за палец, то есть привело ли это к инвалидности человека, или к серьёзным последствиям в его жизни и так далее, какова цена его фобии. То есть если человек избегает всех мест, где потенциально может быть собака, мы сравниваем возможный вред от того, что с некой долей вероятности, пусть с 1-процентной или с 1-й сотенной процента долей вероятности его укусит собака. Какой вред от этого будет, что произойдёт тогда.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Сформируется ли у него такое позитивное отношение?

А. ГЕРВАШ: Скорее рациональное, а не позитивное. Мы не занимаемся тем, что мы рассказываем людям, как всё здорово, и мир прекрасен. Это неправильно. Мы пытаемся воззвать к логике. Вот смотрите, любая фобия это риск, то есть это неверное осознание риска, который нам угрожает. Это гиперболизация существующего риска. Почему люди боятся летать на самолётах, потому что думают, что они всё время падают, хотя на самом деле это не так. Почему люди боятся панической атаки, потому что они считают, что риск во время панической атаки, он существует, в том числе и риск отправиться на тот свет. Соответственно, люди боятся того риска, который они гиперболизируют сами для себя. В общем, здесь ситуация совершенно такая же. То есть когда мы доносим человеку реальные шансы на то, что его укусит собака, каковы они, какова цена недопущения этого, и дальше мы понимаем вместе с человеком, что та цена, которую он платит за недопущение микроскопического возможного шанса, она слишком велика. Потому что это цена спокойствия, свободы, и если фобию не лечить, то она развивается и может превращаться в разные недорогие вещи, в том числе в общее тревожное расстройство, о котором предыдущий человек нам сообщал, и так далее, и тому подобное. Следовательно, нам нужно понять вместе с человеком необходимость избавиться от этой фобии. Когда мы понимаем необходимость избавиться от фобии, мы намечаем некие мероприятия, которые помогут нам после реструктуризации мышления сделать человека более привычным к общению с собакой. Ведь страх это привычка, по-хорошему привычка, человек привык бояться собак, она его укусила в детстве, ему было 6 лет, а сейчас ему 42 года. И за предыдущие года его никто не кусал. Соответственно, он просто привык бояться, что собака его укусит, ничего больше. А любую привычку можно поменять на другую привычку, привычку бояться можно поменять на привычку не бояться, а для этого человек должен увидеть собаку. Соответственно, мы покажем ему собаку. Мы можем сначала показать эту собаку в виртуальном виде, в стерео изображении, он будет чувствовать себя, как будто он внутри картинки, потом мы можем показать ему живую собаку, которая будет на расстоянии 10-ти – 15-ти метров на строгом поводке. В ошейнике и с намордником, человек испугается. Но с помощью специальных методов релаксации, которым мы обучаем, человек доходит до состояния, когда его эта собака на расстоянии 10-ти метров уже не беспокоит. Это же настанет когда-то, она не может его беспокоить вечно на расстоянии 10-ти метров в наморднике. Мозг адаптируется, он смотрит на эту собаку в 10-ти метрах. Сначала он считает, что это угроза, но через 15 минут он видит, что ничего не произошло. «Это не угроза» — говорит мозг – «Я ошибался». Тогда собаку подведём поближе, подведём на расстояние 5 метров. Человек посмотрит на собаку и опять испугается, потому что она уже близко. Через 15 минут и это пройдёт. Собака подойдёт ещё ближе, на 1 метр. Потом её отведут на 5 метров, но снимут ошейник, снимут поводок, снимут намордник, и подведут ещё ближе и так будет продолжаться до тех пор, пока чувство страха не атрофируется. И стимул собака уже не будет вызывать реакцию страх.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Доходчиво и понятно.

Н. КУЗЬМИНА: Давайте ещё звонок послушаем. «Эхо Москвы», здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Слушатель4: Здравствуйте. Меня зовут Наталья, я хотела бы у вас узнать, вот то, о чём вы говорите, это всё понятно. Вот я хотела бы узнать, как можно поймать начало фобии, потому что когда она уже есть, тогда понятно, что с ней уже делать и к кому обращаться. Вот у меня ребёнок, ему 14 лет, он достаточно впечатлительный. Если я ему рассказываю о каких-то вещах, которые могут с ним произойти, как бы предостерегаю, я вижу, что если я буду рассказывать об этом очень подробно, у меня просто медицинское образование, то он начинает втягиваться, играть, и начинает бояться. Вот в какой момент страх переходит в фобию, в какой момент можно просто сказать, что не бойся, это всё пройдёт, или же когда это уже становится недостаточным, то есть вот самое начало её.

А. ГЕРВАШ: Страх переходит в фобию в тот момент, когда человек отказался от нормального процесса жизнедеятельности, который он делал всегда, и который делают все остальные люди, большинство остальных людей без страха, и человек отказывается от этого процесса из-за того, что он полагает, что это страшно, что это опасно, в основном. В этот момент мы говорим о зарождении фобии.

Слушатель4: А может человек сам себя остановить в этом начальном периоде, если он будучи правильно осведомлённым о том, что такое фобия?

А. ГЕРВАШ: Безусловно, главное это понимание того, что страх, каким бы он сильным не был, он безвреден, и после этого возвращение к тому процессу, от которого человек отказался. То есть, как только человек отказался от выхода на улицу, потому что там собака, соответственно, он должен встать и пойти на улицу в этот же момент, пока это не превратилось в привычку. Поскольку если он 5 лет будет не ходить на улицу из-за боязни того, что там собака, это просто выработается рефлекс, что там на улице собака, а собака — опасность. И поэтому кода человек будет только собираться на улицу и одевать ботинки, ему уже будет очень страшно.

Слушатель4: Понятно. Спасибо большое.

А. ГЕРВАШ: Не знаю что.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Алексей, очень распространённый вопрос от Андрея из Москвы: «Как быть со страхом смерти близких»?

А. ГЕРВАШ: Страх смерти близких это нормальный страх на самом деле. И пока он не становится навязчивым, то есть страх, который всегда с вами, ежедневно, вы постоянно о нём думаете, вы постоянно переживаете, вы постоянно отправляете своих близких на проверки, чтобы на первом этапе отсечь какие-то возможные развития медицинские негативные. В этом случае уже надо работать терапевтическими методами. Вообще страх за здоровье своих близких это нормальное явление, оно существует для того, чтобы мы обращали внимание на своих близких, и ничего в этом такого нет.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Да, но есть люди, особенно пожилые родители, или наоборот маленькие дети, они так тревожатся конкретно и долго. Это не то, что кто-то заболел, и в это время возник страх. То они названивают, как наш слушатель говорил, то они перепроверяют всё. Это тоже, как и любая фобия лечится?

А. ГЕРВАШ: Нет, здесь есть небольшой нюанс. Дело в том, что есть два очень схожих психологических расстройства, которые применимы к данной ситуации, которые постоянно тревожатся по поводу своих родственников или близких. Во-первых, есть очень распространённое явление, опять же 3 – 4 процента людей страдают этим явлением, это так называемое абсцессивно-компульсивное расстройство. Это, грубо говоря, навязчивая мысль, навязчивые идеи, навязчивые состояния, которые человеку портят жизнь. То есть в случае фобии это страх, который портит жизнь, а здесь это не только страх, сколько постоянная мысль, которая крутится, а вдруг… Второе состояние, которое можно отнести к этим же самым состояниям, это то самое общее тревожное расстройство, легенерализованное расстройство, о котором мы сегодня говорили. А грань между ними достаточно тонкая, и иногда диагностика достаточно затруднительная. При общем тревожном расстройстве человек переживает о куче всего на свете. То есть он переживает о том, что его уволят, что он купит не ту машину, и вдруг она окажется плохой, вдруг с женой что-то случится, а вдруг ребёнок за более, я не смогу вовремя приехать с работы, что будут пробки. А вдруг, вдруг, и вдруг. Вдруг меня сократят, понизят по службе. То есть когда есть масса переживаний а вдруг, о том, что может случиться в будущем с низкой долей вероятности, то скорее всего это общее тревожное расстройство. Есть другая ситуация, абсцессивно-компульсивное, навязчивое состояние, это когда у человека, как правило, есть одна идея или одна мысль, вокруг которой он постоянно крутится. То есть, а что будет, если я моя посуду, разобью бокал, потом это осядет на губке для мытья посуды, а потом когда я буду мыть следующую тарелку, это осядет на тарелке, а потом, кода я положу еду своим близким, они поцарапают себе горло. Или: если вдруг недостаточно хорошо помою чайник, вода недостаточно простерилизуется, и там будет какой-нибудь микроб, кто-нибудь из моих близких заразится и заболеет, и помрёт по моей вине. Вот это уже навязчивое состояние, это совершенно другая опера, она по-другому лечится, но и первое и второе состояние, они, безусловно, подлежат лечению. То есть нам просто нужно донести до наших уважаемых слушателей сегодня, что фобии, страхи, навязчивые состояния, панические атаки, это нечто, что подлежит лечению, это не то, с чем вы должны мириться всю свою жизнь и мучиться, и отравлять жизнь себе и иногда даже своим близким.

Н. КУЗЬМИНА: Алексей, а если человек очень чувствительный, эмоциональный, и он не может смотреть страшные фильмы про войну, его это очень беспокоит, он до слёз это переживает очень эмоционально, он не может видеть бездомных собак, при этом он не может ничего сделать, при этом у него навязчивое состояние, что он не хочет их видеть, потому что ему потом будет внутри плохо, бедных несчастных нищих старушек. Вот если такие эмоции человек переживает, и он всё равно пытается отказаться, он не смотрит уже эти фильмы, он не залезает в интернет, и не смотрит сайты, где бездомные собаки есть, он не ездит в метро, потому что там есть нищие, которые нуждаются. Это что?

А. ГЕРВАШ: Скорее всего, по симптомам это абсцессивно-компульсивное расстройство. Почему оно называется абсцессивно-компульсивным. Абсцессивное оно потому, что есть некие ситуации, которые постоянно возвращают человека к этой мысли. Компульсивное оно потому, что компульсия это ритуал. Оно потому так называется, поскольку человек, попадая вот в эту эмоционально-возбуждающую ситуацию, он обрастает ритуалами, с помощью которых он пытается облегчить своё состояние. Это из той оперы, когда я рассказывал о человеке, который боится, когда он недостаточно сильно простерилизовал чайник, и кто-то из родных пострадает, это то же самое. Он чувствует ответственность за нищую старушку, которой он даст или не даст денежек. Соответственно, это из той же оперы. И вот эти ритуалы они проблематичны. То, что человек чувствует жалость к нищим, или бездомным собачкам, это не проблематично, это нормально. Проблема начинается с того, когда человек пытается: А – заблокировать эти мысли.

Н. КУЗЬМИНА: То есть он пытается себя оградить от этих эмоций?

А. ГЕРВАШ: Или пытается оградить себя, и когда его жизнь уже реально обрастает запретами, которые он сам себе создаёт. Туда не пойду, сюда не пойду, потому что вдруг здесь я увижу, вдруг здесь я повстречаюсь, здесь вдруг я встречусь. Вот этого делать нельзя.

М. ЛАБКОВСКИЙ: К вопросу бездомных собачек, Наташа, есть смешной вопрос. Таня спрашивает: «Можно ли избавить собаку от фобии». Я так понимаю, что вы людьми в основном занимаетесь?

А. ГЕРВАШ: Да, это не моя специализация.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Алексей у нас не зоопсихолог. У нас есть ещё время Наташа?

Н. КУЗЬМИНА: Да. Давайте звонок послушаем.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Да, но мы вообще сегодня практически не читали, там больше 200-т вопросов. Но давайте послушаем звонок.

Н. КУЗЬМИНА: Здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Слушатель5: Меня зовут Наталья, я из Москвы. Вот у меня такой вопрос. У меня у сына года 2 назад началась фобия связанная с заходом в метро, когда он был в Питере, может потому, что там более глубокое метро, но даже до такой степени, что он потом не мог заходить в Исаакиевский собор, ему так было плохо. Врачи конечно ставят вегето-сосудистую дистонию, но в 1-й градской больнице ему врач назначил пить «Параксил». Вот как вы считаете, это препарат, который решит эту проблему?

А. ГЕРВАШ: Хороший вопрос, очень хорошо, что он сегодня прозвучал в эфире, потому, что очень многие люди действительно идут на то, чтобы принимать медикаменты при панических, фобических или тревожных расстройствах. У любого человека есть на сегодняшний день два варианта того, чего делать с фобией или со страхом, или с паническими атаками. Первый вариант, который есть, это принимать лекарства. Лекарства, как я уже сегодня говорил, вызывают зависимость, они вызывают привыкание, они помогают в 50-ти – 60-ти процентах случаев, они имеют побочные эффекты, как и любое психотропное вещество, и в свете вышеизложенного, пока вы их принимаете, или ваш сын будет их принимать, он будет чувствовать себя лучше скорее всего, но как только он перестанет принимать эти препараты, соответственно, его состояние будет в обратную сторону ухудшаться. Поэтому лучше, если удастся избежать приёма психотропных веществ. Гораздо лучше прибегнуть к методам кугнетивно-поведенческой терапии, то есть все те методы, о которых мы сегодня говорим. Безусловно, эти методы более сложные для человека, они требуют самодисциплины, они требуют выполнения определённых техник и мероприятий. Часть из этих мероприятий неприятны людям. Не забывайте, что если человек не может зайти в метро, то часть этих мероприятий будет зайти в метро. Это будет постепенно, сначала человек дойдёт до вестибюля, постоит там 15 минут, и вернётся. Потом он зайдёт в вестибюль, постоит там 15 минут и выйдет. Потом он дойдёт до турникета, пройдёт турникет и вернётся, потом он спустится на эскалаторе и поднимется обратно, потом он сядет в поезд и проедет. Причём он сядет в поезд и проедет воскресным утром, когда вагон пустой и никого нет, собственно говоря, когда 10 человек в вагоне. А потом это дойдёт до того человек будет в самой напряжённой атмосфере, то есть в час пик, кода поезда останавливаются в тоннелях, и в толпе. И без этого избавиться от этого невозможно. Не нужно себя тешить, что есть какие-то другие методы, гипноз, или что-то подобное, что может привести к избавлению от панических атак. А судя по всему у него не фобия, а панические атаки.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Ещё звонок?

Н. КУЗЬМИНА: Да. «Эхо Москвы» здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Слушатель5: Я, к сожалению, не с самого начала слушаю эту передачу, и мне очень бы хотелось узнать, центр, о котором говорит молодой человек, кажется по имени Алексей, он в Москве находится?

А. ГЕРВАШ: Да, центр находится в Москве, причём у нас есть такая интересная вещь, которую мы разработали специально для помощи иногородним нашим клиентам. У нас есть интерактивные курсы. То есть профессиональную помощь можно получить сегодня в он-лайн, мы в 21-м веке живём, и всё доступно в он-лайне.

Н. КУЗЬМИНА: Давайте ещё звонок послушаем. «Эхо Москвы», здравствуйте.

Слушатель6: Доброй ночи.

Н. КУЗЬМИНА: Как зовут вас?

Слушатель6: Меня зовут Антон, я из Москвы звоню. У меня такая ситуация, С детства у меня был страх подавиться во время приёма пищи. К устойчивым таким фобиям это не приводило, это было, что называется фоном. А год назад был эпизод, когда мне оказалось, что я действительно подавился во время еды, еда попала в бронхи, в дыхательное горло, и после этого возникло уже устойчивое состояние, надо сказать, такое достаточно мучительное психологически, потому что приём пищи каждый раз доставляет серьёзный дискомфорт. Я даже непроизвольно сжимаю горло, и всё время вот это ощущение страха устойчивое держится. И когда это началось, я даже на всякий случай сделал обследование, хотя я догадывался, что это не связано с какими-то органическими моментами, но, тем не менее, УЗИ, гастроскопия и так далее, проверил пищевод, все внутренние органы, никакой патологии не выявили, и я сам ощущаю, что это такое чисто психологическое состояние, психо-эмоциональное. Тем не менее, никаких серьёзных препаратов психотропного характера я не употреблял на этом фоне, валерьянку, какие-то успокоительные пытался пить, но это к какому-то эффекту не приводит в конечном счёте. Как я понимаю, структуру этого состояния вы в целом описали, и подобных вещей. Мне просто интересно было бы узнать, есть ли здесь повод обращаться непосредственно к специалисту, или можно каким-то образом попытаться это преодолеть самостоятельно?

А. ГЕРВАШ: Антон, у меня к вам вопрос. Есть ли какие-нибудь меры, которые вы предпринимаете сегодня, чтобы не подавиться?

Слушатель6: Я не могу сказать, что то меры какие-то.

А. ГЕРВАШ: Например.

Слушатель6: Скорее это некий рефлекс, который можно физиологически описать. То есть это рефлекс некоего мышечного напряжения.

А. ГЕРВАШ: Извините Антон, что я вас перебью. Я немного о другом. Режете ли вы пищу на более мелкие куски?

Слушатель6: Да, безусловно, это скорее такое уже действие рефлекторное.

А. ГЕРВАШ: Совершенно верно. Тогда я вам могу дать…

Слушатель6: И я стараюсь, что называется, меньшими порциями.

А. ГЕРВАШ: Ок, я вам могу дать просто достаточно ответ. Во-первых, вам необходимо прямо с сегодняшней ночи, ночью есть нехорошо, а с завтрашнего утра перестать есть пищу маленькими порциями. Более того, её необходимо есть большими кусками, кусками, которые теоретически могут привести к тому, что вы подавитесь этим куском. Потому что на самом деле, судя по вопросу, осознаёте, что это достаточно бредовая идея, и на самом деле нет шансов на то, что вы подавитесь. Любой процесс жизнедеятельности сопряжён с определённым риском. Риск подавиться во время еды он не выше рисков в других областях нашей жизнедеятельности, уж конечно более низкий, чем риск при переходе дороги на зелёный свет светофора. Соответственно, это фобия однозначно, то есть это боязнь чего-то, что на самом деле опасным не является. Да, вы подавились когда-то, и я давился несколько раз, я думаю, что Наташа и Михаил тоже давились в жизни. Это не какие-то вещи, которые приводят к неминуемой смерти. Да, есть некоторое количество людей, которые подавились и умерли, но есть ещё большее во много сотен тысяч раз количество людей, которые вышли на улицу и не вернулись домой по разным причинам. Соответственно, страх ваш необоснован, а раз он необоснован, с ним надо работать также, как с любым другим необоснованным страхом, то есть смотреть ему в глаза. То есть порции большими кусками, не резать ничего, не пережёвывать тщательно. Первые разы вам будет очень сильно тяжело, я вам обещаю, что вам будет тяжело, вас будет трясти, у вас будет очень сильный страх того, что вы подавитесь, но этот страх пройдёт, это всего лишь страх, а страх безвреден, как мы сегодня говорили много раз уже. Соответственно, он пройдёт, а мозг сделает вывод, что то, чего он боялся, не произошло. И тогда начнётся облегчение. Пока вы будете продолжать кушать маленькими кусочками, всё будет только усугубляться.

Н. КУЗЬМИНА: Ещё звонок. «Эхо Москвы» здравствуйте.

Слушатель7: Алло.

Н. КУЗЬМИНА: Здравствуйте, говорите.

Слушатель7: Здравствуйте. Вот скажите, у меня порядка 7-ми, 8-ми лет…

Н. КУЗЬМИНА: Как зовут вас?

Слушатель7: Уже эта проблема, я наблюдался у разных специалистов, но пока без толку. Последний один из эффективных методов, врач Кашинской больницы, который работает с серьёзными нарушениями, паническая атака для него как семечки. Он рекомендовал мне пить «Параксил» до того, пока не произойдёт момент, что я забуду дома «Фенозепам», выйду на улицу, и меня это не будет тревожить. И после этого момента должно пройти где-то полтора года. В общем, периодически с «Параксила» я слезаю, «Фенозепам» я забываю, но панические атаки всё равно возвращаются. Хотелось бы узнать, где можно найти вашего доктора Алексея Герваша, где его центр, и как-то попасть к нему на приём.

Н. КУЗЬМИНА: Как вас зовут?

Слушатель7: Сергей меня зовут.

Н. КУЗЬМИНА: Сергей, к сожалению, мы не можем назвать вам координаты.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Алексей у вас сайт есть. Наташа, пусть Алексей назовёт название сайта, а интересующиеся люди найдут это в интернете.

А. ГЕРВАШ: Сайт такой: www.klinikastraha.ru.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Очень понятное название.

Н. КУЗЬМИНА: А проще без страха наберите в интернете.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Я так понимаю, что у нас время уже заканчивается. Во-первых, огромное спасибо Алексей, самому было очень интересно послушать.

А. ГЕРВАШ: Взаимно.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Тем более, здесь действительно совершенно разные подходы, есть традиционная психология, есть психоанализ, есть кондитивная психотерапия, и всё это по-разному работает, и разные подходы совершенно. Я хочу закончить очень смешным сообщением. Мы на самом деле почти сегодня не читали сообщений, больше слушали звонков. «Огромное спасибо за передачу, у меня прошли все страхи». На этой торжественной ноте мы прощаемся.

А. ГЕРВАШ: Спасибо всем.

М. ЛАБКОВСКИЙ: Да, и я надеюсь, что мы вам действительно сегодня помогли, Алексей помог, может многие действительно сегодня избавились от страха, или хотя бы задумались над тем, что это вполне излечимо, решаемо, потому, что Алексей правильно заметил, что страхи испытывают многие, а лечатся единицы. Может быть, эта передача заставит людей пересмотреть своё отношение к своим проблемам. Пока.

Полезных советов по преодолению страха панических атак

Хорошие новости о панических атаках, внезапном всплеске беспокойства и всепоглощающем страхе, которые возникают без очевидной причины, заключаются в том, что они обычно длятся всего несколько минут. Плохая новость: это могут быть одни из самых ужасных минут в вашей жизни.

В результате многие люди, страдающие паническими атаками, начинают жить в страхе в ожидании будущих приступов, которые могут нанести огромный физический и эмоциональный урон. Но, развивая навыки совладания, большинство людей, страдающих паническими атаками, могут управлять своими симптомами.

Обзор

Панические атаки обычно возникают из-за комбинации дискомфортных физических симптомов, тревожных эмоций и расстраивающих мыслей. Физические симптомы, такие как одышка, потливость и дрожь, обычно отмечают начало панической атаки. Эти симптомы обычно вызывают страшные мысли и эмоции, которые, в свою очередь, могут усилить ваше чувство тревоги.

Например, вы можете начать замечать неприятные физические ощущения, такие как боль в груди или дрожь, что вызывает чувство беспокойства.Затем вы начинаете воспринимать эти физические ощущения как опасность или угрозу, и тогда вы можете отреагировать такими основанными на страхе мыслями, как «Я не могу себя контролировать», «У меня будет сердечный приступ» или «Я сходить с ума.» По мере нарастания страха могут усиливаться и симптомы.

Хотя панические атаки обычно проходят в течение нескольких минут, повышенное чувство тревоги и беспокойства может оставаться с вами в течение нескольких часов после приступа.

Учитывая, насколько пугающими могут быть эти симптомы, люди, страдающие паническими атаками, нередко начинают опасаться наступления будущих приступов.Люди с паническим расстройством часто меняют свое поведение в ответ на страх перед паническими атаками.

Например, вы можете избегать определенных мест или ситуаций, которые, по вашему мнению, могут вызвать новую атаку. К сожалению, избегающее поведение ослабляет тревогу только в краткосрочной перспективе и часто приводит к более длительным страхам. Это создает цикл страха и избегания, который может значительно ограничить и негативно повлиять на ваше общее функционирование.

Преодоление страха

Как и многие другие аспекты жизни, неизвестное может показаться пугающим или пугающим.Но чем меньше вы боитесь панических атак, тем меньше вероятность их возникновения. Эти советы помогут вам обрести контроль:

Развивай себя

Отсутствие информации и понимания может быть причиной вашего страха перед паническими атаками. Первый шаг к тому, чтобы избавиться от чувства страха и опасений, — это лучше понять свои симптомы.

Получение дополнительной информации о панических атаках может помочь вам узнать, чего ожидать во время приступа, и меньше бояться своих симптомов.

Примите свои панические атаки

Как только вы лучше поймете свои симптомы, следующий шаг — признать и принять свои панические атаки. Это, конечно, легче сказать, чем сделать, но сопротивление симптомам часто может привести к усилению чувства страха и беспокойства.

Подумайте о своем последнем опыте панической атаки и обратите внимание, как ваши чувства страха и нервозности сыграли роль в обострении ваших симптомов. Изменив свое восприятие панических атак, вы сможете лучше с ними справиться.

Измените свой ответ

После того, как вы начали принимать свои панические атаки, вы можете начать менять свою реакцию на них. Например, вместо того, чтобы реагировать на физические симптомы нервными мыслями, такими как «Я теряю контроль», вы можете научиться реагировать на симптомы более спокойным и ясным образом.

Можно практиковать методы релаксации, такие как глубокое дыхание, медитация осознанности или йога, чтобы помочь вам ощутить свою реакцию релаксации.Повторение положительных аффирмаций, таких как «Несмотря на беспокойство, я принимаю себя», также может помочь избавиться от страха.

Работая над изменением своей реакции, вы можете начать сохранять контроль во время панических атак.

Помните

из 3 А

В следующий раз, когда у вас случится паническая атака, запомните три A: подтвердить, принять, и альтернативный ответ. Это поможет изменить вашу реакцию на симптомы, поможет справиться с паническими атаками с меньшим страхом и, в конечном итоге, поможет вам преодолеть страх перед паническими атаками:

  1. Подтверждаю: В следующий раз, когда вы заметите усиление тревожных или панических симптомов, просто сделайте паузу и сделайте вдох.Воспользуйтесь моментом, чтобы понять, что вы испытываете повышенную панику и тревогу. Этот простой акт признания своих симптомов в начале панической атаки может дать вам ощущение власти над своими страхами.
  2. Принять: Вместо того, чтобы пытаться убежать от симптомов или сопротивляться им, примите тот факт, что у вас паническая атака. Принятие не означает, что вы поддаетесь панике, но оно может дать вам ясность, необходимую для преодоления панических атак.
  3. Альтернативный ответ: Если во время приступа вы начнете реагировать со страхом или потребностью бежать, напомните себе, что это просто симптомы панической атаки, и они скоро исчезнут. Когда возникают пугающие мысли, такие как «Я сойду с ума» , попробуйте изменить это восприятие, повторяя про себя «Эти чувства пройдут».

Продолжайте практиковать

Выбрав другой взгляд на симптомы панической атаки, вы сможете преодолеть свой страх перед ними.Имейте в виду, что этот процесс может занять время. Ничего страшного, если ты не всегда реагируешь так, как тебе хотелось бы.

Вы можете извлечь уроки из своих неудач и использовать эти знания в будущем, чтобы помочь вам пережить следующую атаку. Продолжайте пытаться, и со временем вы можете обнаружить, что чувствуете, что лучше контролируете свои панические атаки.

Слово от Verywell

Если вы испытываете панические атаки, первым делом следует обратиться к врачу. Панические атаки являются наиболее ярким симптомом панического расстройства, типа тревожного расстройства, но эти приступы также часто связаны с другими психическими заболеваниями и другими заболеваниями.

Если вам поставили диагноз тревожного расстройства, будьте уверены, что они не только чрезвычайно распространены (это наиболее распространенное психическое заболевание в США, которым страдает 18 процентов населения), но и хорошо поддаются лечению. Но важно получить помощь на ранней стадии, поскольку, если вы подождете, будет сложнее вылечить тревогу.

Классификация состояния как фобии по сравнению с паническим расстройством

Многие путают паническое расстройство и фобии, полагая, что эти два состояния одинаковы.Нельзя отрицать, что паническое расстройство и фобии имеют схожие симптомы, включая сильный страх, чувство тревоги и панические атаки. Оба состояния могут включать сложные симптомы, которые могут сильно повлиять на отношения, карьеру и другие обязанности и цели.

Кроме того, согласно информации, содержащейся в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM 5), оба состояния классифицируются как «тревожные расстройства». Но паническое расстройство и фобии считаются отдельными состояниями, каждое из которых имеет свой набор диагностических критериев.

Что такое фобия?

Фобия определяется как безжалостный страх перед определенным объектом или ситуацией. Страх, связанный с фобией, выходит за рамки простого чувства неприязни или дискомфорта. Человек, страдающий фобией, сильно боится объекта или ситуации, намного превосходя любую угрозу опасности, которую они представляют.

Например, многие люди испытывают отвращение к паукам, но человек, который боится пауков (арахнофобия), пойдет на все, чтобы держаться подальше от пауков, и может даже вести себя так, как другие сочтут неразумным, если они столкнутся с ними.

Люди, страдающие фобией, могут осознавать, что их страх чрезмерен и иррационален, но часто чувствуют себя неспособными контролировать свои опасения. Поведение избегания является обычным явлением, поскольку фобия полна решимости держаться подальше от своего конкретного страха. Если человек вынужден столкнуться с опасным объектом или ситуацией, он испытает выраженный дистресс и тревогу. Общие симптомы фобий включают учащенное сердцебиение, дрожь, чувство ужаса и огромную потребность уйти от объекта или ситуации.

Категории фобий

Как указано в DSM, фобии делятся на одну из трех основных категорий:

  • Специфические фобии
  • Социальные фобии (социальное тревожное расстройство)
  • Агорафобия

Специфические фобии

Конкретные фобии связаны со страхом перед определенным объектом или ситуацией. Общие специфические фобии включают страх определенных ситуаций (например, высоты, полета, лифта), медицинских обстоятельств (например,ж., кровь, иглы, дантисты), влияние природы / окружающей среды (например, вода, торнадо, землетрясения) или животных (например, змеи, собаки, пчелы).

Социальные фобии

Социальные фобии влекут за собой чрезмерный страх быть смущенным или негативно оцененным в социальной ситуации. Человек с социальной фобией будет избегать публичных занятий, например выступлений, в которых он рискует подвергнуться осуждению со стороны других.

Агорафобия

Агорафобия может также включать страх смущения, однако человек боится приступа паники в месте или ситуации, из которой было бы неловко и / или из которых было бы трудно убежать.Симптомы агорафобии обычно приводят к дальнейшим ограничениям в жизни, таким как избегание вождения, толп или больших открытых пространств.

Паническое расстройство и специфические фобии

Панические атаки и панические симптомы, такие как дрожь, одышка и чрезмерное потоотделение, являются типичными симптомами как панического расстройства, так и фобий. Однако эти симптомы запускаются по-разному для каждого состояния. Люди, страдающие фобией, будут испытывать панику и тревогу, когда думают о своем страхе или сталкиваются с ним.

С другой стороны, у людей, страдающих паническим расстройством, обычно не возникает определенного страха. Люди с паническим расстройством внезапно и неожиданно испытывают панические атаки. Людям с паническим расстройством часто приходится справляться со страхом, когда случится их следующая паническая атака. Также возможно наличие сопутствующего диагноза как конкретной фобии, так и панического расстройства.

Паническое расстройство
  • Учащенное сердцебиение или учащенное сердцебиение

  • Чрезмерное потоотделение, дрожь или дрожь

  • Одышка или ощущение удушья

  • Внезапные и неожиданные повторяющиеся панические атаки

  • Боязнь следующей атаки

Фобии
  • Головокружение, дрожь и учащенное сердцебиение

  • Одышка

  • Ощущение нереальности

  • Экстремальный, иррациональный страх перед ситуацией, живым существом, местом или предметом

  • Паника, когда думаешь о иррациональном страхе или сталкиваешься с ним

Варианты лечения

И паническое расстройство, и фобии — сложные состояния, которые может диагностировать только квалифицированный специалист в области психического здоровья.Если вы подозреваете, что страдаете одним или обоими из этих состояний, запишитесь на прием, чтобы обсудить симптомы с врачом. При необходимости она сможет помочь вам в получении точного диагноза, лечения и направления к специалистам.

Доступные варианты лечения фобий аналогичны вариантам лечения панического расстройства. Большинство людей с диагнозом фобия выберут комбинацию психотерапии, лекарств и техник самопомощи, чтобы помочь справиться со своими симптомами.

Психотерапия может помочь разными способами, включая разработку стратегий выживания, хотя лекарства с большей вероятностью будут компонентом снижения интенсивности страха и беспокойства, а методы самопомощи могут быть полезны при управлении повседневным стрессом, варианты лечения могут помочь снизить интенсивность страха и беспокойства, а также методы самопомощи могут быть полезны в управлении повседневным стрессом.

Симптомы — Фобии — NHS

Все фобии могут ограничивать вашу повседневную активность и могут вызывать серьезное беспокойство и депрессию.Сложные фобии, такие как агорафобия и социальная фобия, с большей вероятностью вызывают эти симптомы.

Люди с фобиями часто намеренно избегают контакта с тем, что вызывает у них страх и беспокойство. Например, человек, который боится пауков (арахнофобия), может не захотеть прикасаться к пауку или даже смотреть на его фотографию.

В некоторых случаях у человека может развиться фобия, когда он начинает бояться переживать само беспокойство из-за его дискомфорта.

Чтобы испытать симптомы паники, необязательно находиться в ситуации, которой вы боитесь. Мозг способен реагировать на пугающие ситуации, даже когда вы на самом деле не в этой ситуации.

Физические симптомы

У людей с фобиями часто бывают приступы паники. Это может быть очень пугающим и тревожным. Симптомы часто возникают внезапно и без предупреждения.

Помимо подавляющего чувства тревоги, паническая атака может вызывать такие физические симптомы, как:

  • потливость
  • дрожь
  • приливы или озноб
  • одышка или затрудненное дыхание
  • ощущение удушья
  • быстрое сердцебиение (тахикардия)
  • боль или стеснение в груди
  • ощущение бабочек в животе
  • тошнота
  • головные боли и головокружение
  • ощущение слабости
  • онемение или онемение иглами
  • сухость во рту
  • необходимость идти в туалет
  • звон в ушах
  • спутанность сознания или дезориентация

Психологические симптомы

В тяжелых случаях вы также можете испытывать психологические симптомы, такие как:

  • страх потери контроля
  • страх потери сознания
  • чувство страха
  • страх смерти

Комплексные фобии

Комплексные фобии, такие как агорафобия и социальная фобия, часто могут оказывать пагубное влияние на повседневную жизнь и психическое благополучие человека.

Агорафобия часто включает сочетание нескольких взаимосвязанных фобий. Например, кто-то, кто боится выйти на улицу или покинуть свой дом, также может бояться остаться одного (монофобия) или мест, где он чувствует себя в ловушке (клаустрофобия).

Симптомы, которые испытывают люди с агорафобией, могут различаться по степени тяжести. Например, некоторые люди могут испытывать сильную тревогу и тревогу, если им приходится выходить из дома, чтобы сходить в магазины. Другие могут чувствовать себя относительно комфортно, путешествуя на небольшие расстояния от дома.

Если у вас есть социальная фобия, мысль о том, что вас видят на публике или на общественных мероприятиях, может вызвать у вас страх, тревогу и уязвимость.

Намеренное избегание встреч с людьми в социальных ситуациях является признаком социальной фобии. В крайних случаях социальной фобии, например агорафобии, некоторые люди слишком боятся выходить из дома.

Доступны несколько методов лечения фобий, в том числе разговорная терапия и методы самопомощи. Однако часто для преодоления сложной фобии может потребоваться некоторое время.

Последняя редакция страницы: 26 октября 2018 г.
Срок следующего рассмотрения: 26 октября 2021 г.

Панических атак и как их лечить

«Паническая атака» — это термин, который очень широко используется для обозначения тревожной реакции. «Вы слышите, как многие люди говорят что-то вроде:« Когда я нахожусь рядом с собаками, у меня случается паническая атака », — говорит доктор Джерри Бубрик. «Скорее всего, они имеют в виду, что они получают паники , но у них нет настоящей панической атаки.

Настоящая паническая атака — это когда вы испытываете внезапные сильные физические симптомы — учащенное сердцебиение, потливость, дрожь, головокружение, одышку, тошноту — и вы интерпретируете их как нечто ужасное. Люди часто верят, что умирают. Или «схожу с ума».

«Внезапно у вас возникает взрыв физических симптомов, которые действительно вызывают дискомфорт», — объясняет доктор Бубрик, клинический психолог из Института детского разума. «Часто люди думают, что у них сердечный приступ, и обращаются в отделение неотложной помощи.

Андреа Петерсен описывает приступ паники в 20 лет, «обычным утром», когда она училась на втором курсе колледжа и записывалась на занятия. «Внезапно у меня участился сердечный ритм, у меня перехватило дыхание, и слова, которые я читала, начали трансформироваться, нырять и сгибаться», — вспоминает она. «Меня охватил этот всепоглощающий ужас. Я чувствовал, что собираюсь умереть. Что-то в моем теле или мозгу пошло не так ».

Засада из-за паники

То, что вы испытываете при панической атаке, — это система сигнализации вашего тела, которая настроена так, чтобы подготовить вас физически к действиям в чрезвычайной ситуации, срабатывая без реальной угрозы.Панические атаки обычно достигают пика через 10 минут и стихают примерно через полчаса. Но некоторые люди сообщают о продолжающихся симптомах.

Петерсен, чьи мемуары На грани: Путешествие сквозь тревогу, описывает ее опыт, а также последние исследования о тревоге, провела месяц на кушетке своих родителей, обездвиженная сильными физическими ощущениями, а также непреодолимым ужасом и ужасом. . «Я думаю об этом как о месячной панической атаке», — говорит она. «Да, были вершины и впадины. Но это был трудоемкий опыт, невероятно выводящий из строя.И, как оказалось, в этом нет ничего необычного ».

Часто, как и в случае с Петерсеном, паническая атака случается неожиданно, и вы понятия не имеете, что ее спровоцировало. Клиницисты называют эти неожиданными приступами паники .

Но люди, у которых были приступы паники, часто ассоциируют их с местами или ситуациями, в которых они произошли, и с растущим беспокойством ожидают повторного приступа в этой ситуации. Это делает их предрасположенными к тому, что врачи называют ожидаемых панических атак.

Паническое расстройство

Паническая атака перерастает в нечто, называемое паническим расстройством, когда человек так сильно беспокоится о повторном приступе, что начинает избегать мест или ситуаций, которые он с ними ассоциирует.

Не у всех, у кого была единственная паническая атака, развивается полномасштабное расстройство. У некоторых есть опыт, но они отвергают его как неприятное отклонение, которое, как они надеются, больше не повторится. Но у человека, предрасположенного к тревожным расстройствам, д-р.Бубрик отмечает, что мозговой путь, который оценивает угрозы, может быть гиперактивным. Уклонение от новой атаки становится главным приоритетом.

Петерсен, у которого паническое расстройство не диагностировалось в течение года: «Мой мир становился все меньше и меньше. Если бы я стоял в очереди в кафе и начинал паниковать, я бы больше не пошел в кафе. Я перестал ходить в кино. Я перестал ходить на вечеринки. Я перестал заниматься чем-либо, кроме пары занятий, которые мог посещать — мне пришлось бросить половину курсов — и моей комнаты в общежитии.

Паника плюс агорафобия

Поскольку часть переживания панической атаки — это сильная потребность бежать, люди, у которых они были, часто избегают ситуаций, в которых было бы трудно спастись, если бы произошло нападение, таких как машины, поезда, самолеты, толпы. Такое избегание мест, которые считаются труднодоступными, и есть агорафобия.

«Агорафобия — это просто страх быть неспособным избежать ситуации в случае панической атаки», — говорит д-р Бубрик. Это часто включает в себя закрытые помещения.«Люди скажут:« Знаете что, все в порядке. Я просто никогда не перейду мост. Я не пойду на самолет. Мне не нужно никуда летать », — добавляет он. Но это также может быть на бейсбольном матче с друзьями, которым не понравится уход в пятом иннинге. Или в театре, или в кино.

Петерсен, писатель Wall Street Journal , амбициозный путешественник, несмотря на свое беспокойство, отмечает, что даже сейчас она не ездит по шоссе после «ужасной» панической атаки между Сан-Диего и Лос-Анджелесом.

Избегание расширяется

Люди с паническим расстройством также могут испытывать сильный страх перед физическими ощущениями, связанными с паникой, такими как учащенное сердцебиение, потливость, одышка, даже когда они не находятся в панике атака. Это может побудить их избегать упражнений, потому что они интерпретируют эти физические ощущения как опасные, хотя на самом деле они являются признаком здоровой и напряженной тренировки.

«Вы можете представить себе множество людей, которые не ходят в спортзал», — сказал доктор.Примечания Bubrick. «Люди не хотят оказаться в жарких ситуациях, потому что это может их спровоцировать, или в ситуациях, когда они думают, что им грозит физический стресс, например, на американских горках или в самолете. «

В то время как маленькие дети могут иметь приступы страха или паники, настоящее паническое расстройство не проявляется до подросткового возраста. Панические атаки также могут развиваться как признак другого вида тревожности, например, социальной тревожности с паническими атаками или специфической фобии с паническими атаками.

Связано: Как поговорить с родителями о получении помощи

Лечение панического расстройства

Исследования показывают, что наиболее успешным методом лечения панического расстройства является комбинация антидепрессантов и когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). Многие врачи рекомендуют КПТ в качестве лечения первой линии с добавлением лекарств, если необходимо, чтобы пациенту было достаточно комфортно для участия в КПТ.

При лечении человека с паническим расстройством с помощью КПТ врач начинает с работы с пациентом, чтобы более гибко думать о его тревоге.Вместо того, чтобы рассматривать физические симптомы как опасные, он старается терпеть их, зная, что они не вредны.

Чтобы помочь человеку избавиться от негативных ощущений, связанных с приступами, терапевт вызывает эти физические ощущения — пациент выполняет прыжки или поднимается по лестнице, чтобы ускорить сердцебиение, кружится от головокружения, дышит через кофейную соломинку от одышки. . «Мы подвергаем вас действительным физическим ощущениям панической атаки, по одному симптому за раз», — сказал доктор.Бубрик объясняет.

Затем, вместо того, чтобы просто терпеть тревогу и ждать, пока она утихнет, человека учат выполнять техники глубокого дыхания, чтобы успокоить физические симптомы. Некоторые врачи не делают глубокого дыхания на том основании, что симптомы пройдут сами по себе. Но д-р Бубрик любит давать детям инструменты, чтобы дать им чувство расширения возможностей, «чтобы они почувствовали, что могут контролировать симптомы».

По мере уменьшения страха перед нападениями сами атаки становятся менее серьезными и менее частыми.Человек также готов вступить в реальные ситуации, связанные с его паническими атаками. «Теперь мы можем заходить в автобусы, метро или кинотеатры, где бы они ни избегали, зная, что в случае панической атаки у них есть способ с ней справиться».

Пациенты, которые прошли курс лечения КПТ, иногда возвращаются на «поддерживающие сеансы», чтобы освежить свои навыки. «Когда я начинаю чувствовать тревогу и чувствую, что возможен рецидив, — говорит Петерсен, — я снова иду на КПТ.”

Медикаментозное лечение

Если вы думаете о панических атаках как о неисправной системе сигнализации, антидепрессанты, называемые селективными ингибиторами обратного захвата серотонина (СИОЗС), снижают реактивность системы.

Петерсен описывает эффект СИОЗС как снижение интенсивности беспокойства. «В течение нескольких недель я замечаю, что если раньше беспокойство занимало 70 процентов моего мозга, пространство открывается, а беспокойство занимает только 40 процентов», — говорит она. «Я нахожу себя более присутствующим в данный момент, способным разговаривать, действительно слышу, что говорит другой человек.Монолог беспокойства может быть таким громким и отвлекающим ». И она говорит, что со временем панических атак становится меньше.

Людям, которые испытывают приступы паники, нередко прописывают седативные средства, такие как клонапин, ксанакс или ативан, в случае приступа. Но поскольку панические атаки недолговечны, врачи отмечают, что ослабление симптомов легко неверно истолковать как действие лекарства и развить психологическую зависимость. И эти лекарства, называемые бензодиазепинами, нужно принимать очень осторожно, так как они могут вызывать привыкание и опасно взаимодействовать с другими лекарствами.

Открытость в отношении панических атак

Хотя панические атаки понимаются гораздо шире, чем когда Петерсен впервые их испытал, она отмечает, что исследования показывают, что люди, страдающие паническим расстройством, часто ждут годы, прежде чем обсуждать симптомы с врачом. профессионал — или даже другие люди. Легко почувствовать стыд за симптомы — если вы не умираете, значит ли это, что с вашим мозгом что-то ужасно не в порядке?

Когда она боролась в колледже и не знала, что с ней не так, она отмечает: «Я сказала друзьям, что у меня моно.

Но позже, после некоторых неудачных опытов с романтическими партнерами, которые не поддерживали меня, она говорит: «Я дала обет заранее рассказывать каждому человеку, с которым встречалась, о своем беспокойстве, как если бы это была инфекционная болезнь. Очень важно находиться среди людей, которые могут принять эту часть вас и поддержать вас ».

Как бороться с паническими атаками

Паническая атака — это чувство внезапной сильной тревоги.

Панические атаки могут также иметь физические симптомы, включая дрожь, чувство дезориентации, тошноту, учащенное нерегулярное сердцебиение, сухость во рту, одышку, потливость и головокружение.

Симптомы панической атаки не опасны, но могут быть очень пугающими.

Они могут заставить вас чувствовать, что у вас сердечный приступ, или что вы собираетесь потерять сознание или даже умереть.

Большинство панических атак длятся от пяти минут до получаса.

Как справиться с панической атакой

Профессор Пол Сальковскис, профессор клинической психологии и прикладных наук Университета Бата, говорит, что важно не позволять страху панических атак контролировать вас.

«Панические атаки всегда проходят, и симптомы не являются признаком того, что происходит что-то вредное», — говорит он. «Скажите себе, что симптомы, которые вы испытываете, вызваны тревогой».

Он говорит, не ищите отвлекающих факторов. «Избавьтесь от атаки. Постарайтесь продолжать что-то делать. Если возможно, важно постараться оставаться в ситуации, пока беспокойство не утихнет».

«Сразитесь со своим страхом. Если вы не убежите от него, вы дадите себе шанс обнаружить, что ничего не произойдет.«

По мере того, как тревога начинает проходить, сосредоточьтесь на своем окружении и продолжайте делать то, что делали раньше.

«Если у вас кратковременная внезапная паническая атака, может быть полезно иметь с вами кого-нибудь, чтобы заверить вас, что она пройдет и о симптомах не о чем беспокоиться», — говорит профессор Сальковскис.

Дыхательное упражнение при панических атаках

Если во время панической атаки вы дышите быстро, дыхательные упражнения могут облегчить другие симптомы.Попробуйте это:

  • вдохните как можно медленнее, глубже и мягче, через нос
  • выдохните медленно, глубоко и осторожно через рот
  • Некоторые люди считают полезным постоянно считать от одного до пяти на каждом вдохе и каждом выдохе
  • закройте глаза и сосредоточьтесь на своем дыхании

Через несколько минут вы почувствуете себя лучше. После этого вы можете почувствовать усталость.

Посетите веб-сайт No Panic, чтобы получить еще одно дыхательное упражнение, чтобы успокоить панику.

Способы предотвращения панических атак

«Вам нужно попытаться выяснить, при каком именно стрессе вы можете испытывать стресс, который может усугубить ваши симптомы», — говорит профессор Сальковскис. «Важно не ограничивать свои движения и повседневную деятельность».

  • Ежедневное выполнение дыхательных упражнений поможет предотвратить приступы паники и облегчить их, когда они возникают
  • Регулярные упражнения, особенно аэробные, помогут снизить уровень стресса, снять напряжение, улучшить настроение и повысить уверенность в себе.
  • Ешьте регулярно, чтобы стабилизировать уровень сахара в крови
  • Избегайте кофеина, алкоголя и курения — они могут усугубить панические атаки.Группы поддержки паники могут дать полезные советы о том, как эффективно управлять атаками. Знание о том, что другие люди испытывают те же чувства, может обнадежить. Ваш терапевт может связать вас с группами в вашем районе
  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может определять и изменять негативные стереотипы мышления, которые подпитывают ваши панические атаки

Это паническое расстройство?

Если вы чувствуете постоянный стресс и тревогу, особенно в связи с возможной следующей панической атакой, возможно, у вас паническое расстройство.

Люди с паническим расстройством могут избегать ситуаций, которые могут вызвать паническую атаку. Они также могут бояться общественных мест и избегать их (агорафобия).

«Быстрого решения нет, но если приступы случаются время от времени, обратитесь за медицинской помощью», — говорит профессор Сальковскис.

Узнайте больше о панических атаках, включая личные истории, на See Me Scotland.

Агорафобия: симптомы, причины и лечение

Что такое агорафобия?

Агорафобия — редкий тип тревожного расстройства.Если он у вас есть, ваши страхи не дают вам выбраться в мир. Вы избегаете определенных мест и ситуаций, потому что думаете, что окажетесь в ловушке и не сможете получить помощь.

Например, вы можете волноваться или паниковать, когда находитесь:

  • Общественный транспорт (автобусы, поезда, корабли или самолеты)

  • Большие открытые пространства (парковки, мосты)

  • Закрыто -в помещениях (магазины, кинотеатры)

  • Толпы или стоящие в очереди

  • Находиться один вне дома

жилой дом.

Причины агорафобии и факторы риска

Врачи не уверены, что вызывает агорафобию. Они думают, что это происходит в семьях. Вы можете получить его, если у вас много панических атак. Вот когда у вас возникают всплески страха, которые возникают неожиданно и длятся несколько минут. Это случается, когда реальной опасности нет.

Менее 1% людей в США страдают агорафобией. Вероятность этого заболевания у женщин в два-три раза выше, чем у мужчин, и чаще встречается у подростков и молодых людей.

Несколько других факторов, которые могут повысить ваши шансы на это, включают:

  • Паническое расстройство, особенно если оно не лечится

  • Другие фобии

  • Член семьи, страдающий агорафобией

  • История болезни очень стрессовых или травмирующих событий

Симптомы агорафобии

Если вы страдаете агорафобией и попадаете в место, которое вас пугает, вы можете сильно забеспокоиться или запаниковать. Физические симптомы этого могут включать:

Вы можете чувствовать себя так:

  • Вы можете не пережить паническую атаку.

  • Вы не контролируете ситуацию.

  • Вы будете плохо выглядеть на глазах у других или они будут на вас пялиться.

  • Когда вы отправляетесь куда-либо, вам нужно быть с кем-то, кому вы доверяете.

У вас также может быть:

Диагноз агорафобии

Многие симптомы, вызванные агорафобией, аналогичны симптомам других заболеваний, таких как болезни сердца, проблемы с желудком и проблемы с дыханием. Таким образом, вы можете несколько раз сходить к врачу или в отделение неотложной помощи, прежде чем вы и ваш врач поймете, что происходит на самом деле.

Продолжение

Ваш врач может спросить:

  • Вам страшно или сложно выходить из дома?

  • Вам нужно избегать некоторых мест или ситуаций?

  • Что произойдет, если вы окажетесь в одном из них?

Они проведут медицинский осмотр и, возможно, некоторые анализы, чтобы исключить любые другие проблемы со здоровьем. Если они не найдут физическую причину ваших симптомов, они, вероятно, порекомендуют вам обратиться к психиатру или терапевту.

На сеансе вы ответите на вопросы о своих чувствах и поведении. Согласно стандартам, разработанным Американской психиатрической ассоциацией, у вас может быть диагностирована агорафобия, если вы чувствуете крайний страх или панику по крайней мере в двух из следующих ситуаций:

  • Самостоятельно вне дома

  • На открытом пространстве, например парковка или торговый центр

  • В замкнутом пространстве, например, в театре или небольшом офисе

  • В очереди или в толпе

  • В общественном транспорте, включая самолеты

Лечение агорафобии

Ваш Врач обычно лечит агорафобию с помощью терапии, лекарств или их комбинации.

Продолжение

Терапия. Когнитивная терапия может научить вас новым способам обдумывать ситуации, вызывающие панику, или встречаться с ними, и поможет вам меньше бояться. Вы также можете изучить упражнения на расслабление и дыхательные упражнения. Иногда терапевт может предложить экспозиционную терапию, при которой вы постепенно начинаете делать некоторые вещи, вызывающие у вас тревогу.

Медицина. Ваш врач может предложить множество лекарств от агорафобии, но наиболее распространенными являются антидепрессанты. Врачи часто начинают с низкой дозы одного из этих лекарств, которое повышает уровень «приятного для самочувствия» химического вещества в вашем мозгу, называемого серотонином.Некоторые лекарства, которые помогают сбалансировать серотонин, — это циталопрам (Celexa), оксалат эсциталопрама (Lexapro), флуоксетин (Prozac), сертралин (Zoloft) и венлафаксин (Effexor).

Вы, вероятно, будете принимать лекарства от 6 месяцев до года. Если вы чувствуете себя лучше и больше не испытываете стресса, находясь в местах, которые раньше пугали вас, ваш врач может начать постепенно сокращать прием лекарства.

Для кратковременного облегчения ваш врач может порекомендовать успокаивающие лекарства, называемые бензодиазепинами, в дополнение к антидепрессантам.Это седативные средства, которые могут помочь при ваших симптомах. Вы можете начать зависеть от них, поэтому не стоит принимать их надолго. И обязательно сообщите своему врачу, если у вас были проблемы с алкоголем или наркотиками.

Продолжение

Альтернативные методы лечения. Прикладная релаксация — это серия упражнений, которые помогут вам заметить, когда вы начинаете чувствовать напряжение, и научитесь расслаблять мышцы и снимать это напряжение. Обычно для этого требуется часовой сеанс каждую неделю в течение 12-15 недель.

Другие альтернативные методы лечения, которые могут помочь, включают дыхательные упражнения и медитацию.

Изменение образа жизни. Это может помочь регулярно заниматься спортом и придерживаться здоровой диеты. Откажитесь от кофеина и алкоголя. Они могут усугубить ваши симптомы.

Agoraphobia Outlook

Правильная комбинация лекарств и терапии может помочь справиться с агорафобией и облегчить жизнь с ней. Еще несколько вещей, о которых следует помнить:

  • Получите помощь, когда она вам понадобится. Семья и друзья могут помочь вам преодолеть свои страхи, а группа поддержки позволяет вам общаться с людьми, которые проходят через то же самое, что и вы.

  • Управляйте тревогой и стрессом. Поговорите со своим терапевтом о способах успокоения и найдите методы релаксации, которые работают для вас.

  • Следуйте указаниям врача. Очень важно принимать лекарства в соответствии с указаниями и записываться на терапевтические приемы. Оставайтесь на связи со своей медицинской бригадой, чтобы они сделали для вас все возможное.

Понимание фобий — лечение

Каковы методы лечения фобий?

Эффективность лечения фобии частично зависит от ее тяжести.Хотя некоторые фобии никогда не излечиваются полностью, терапия может помочь многим людям научиться эффективно функционировать. Типы терапии включают:

  • Десенсибилизация
  • Наводнение — длительное пребывание в пугающей ситуации или переживании
  • Градуированное воздействие
  • Биологическая обратная связь

Посещение клиник фобии и групп поддержки также помогло многим людям преодолеть свои страхи.

Кроме того, лекарства могут помочь некоторым людям преодолеть свою фобию.

Терапия фобий

При специфических фобиях десенсибилизирующая терапия и техники релаксации очень эффективны.

Вот как это работает: кто-то, кто боится летать, сначала смотрит на фотографии самолетов в непринужденной обстановке кабинета терапевта. Затем они представляют себе шаги, ведущие к реальному — хотя и воображаемому — полету. На каждом шагу они практикуют расслабление. Как только тревога уменьшается, пациент готов к действительному воздействию, то есть постепенно приближается к реальному опыту полета.Техники релаксации тоже могут помочь на этом этапе. Поддержка надежного друга или члена семьи также помогает в этом процессе.

Продолжение

Лечение социальной фобии обычно включает постепенное знакомство с социальными ситуациями, наряду с ролевыми играми и репетициями. Людей обучают методам уменьшения беспокойства, которое они испытывают. Их также поощряют быть менее критичными по отношению к себе.

Лучшее лечение агорафобии — это постепенно перемещать человека, страдающего фобией, в места и ситуации, вызывающие тревогу.Делая каждый день маленькими шагами — в компании доверенного лица — больной в конце концов учится справляться с ситуациями, которые когда-то вызывали сильный страх.

Техники релаксации, биологическая обратная связь и регулярное глубокое дыхание помогают преодолеть беспокойство во время лечения.

Лекарства от фобии

Иногда терапевт может решить, что лекарства помогут. При лечении фобий лекарства используются в сочетании с терапией и не обязательно могут быть частью начального лечения.

Класс антидепрессантов, называемых селективными ингибиторами обратного захвата серотонина (СИОЗС), таких как циталопрам (Celexa), оксалат эсциталопрама (Lexapro), флуоксетин (Prozac), пароксетин (Paxil) и сертралин (Zoloft), может быть особенно полезным при лечении боязнь общества. Другие препараты, называемые ингибиторами МАО, также эффективны, но требуют тщательного контроля из-за взаимодействия с некоторыми другими лекарствами (такими как антидепрессанты, деконгестанты или другие лекарства, которые могут повышать кровяное давление) или продуктами питания, содержащими аминокислоту тирамин, которая может быть обнаружена. в выдержанном мясе и сырах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *