Содержание

Аутизм – болезнь, расстройство или состояние? – nakedheart.online

Понимание различий между этими категориями – важный элемент современной системы оказания помощи людям с нарушениями развития и их семьям. Подробнее об отличиях расстройства и заболевания можно почитать здесь.

Переход от медицинской модели понимания инвалидности к медико-социальной начался в начале 60-х годов, и она является стандартом в развитых странах. Данный подход также является основой МКФ (ICF) – международной классификации функционирования, на основе которой принимаются решения о степени необходимой поддержки людям с особыми потребностями, в том числе при официальном определении группы инвалидности.

С 60-х годов прошлого века в отношении людей с особыми потребностями в мире применяется принцип «Сначала человек» (человек с аутизмом, синдромом Дауна, церебральным параличом и т.д.). В соответствии с этим принципом люди с особыми потребностями не «больны», не «страдают» и не являются «аутистами» (парализованными, Даунами и т.д.).

Ведущие эксперты считают, что в будущем профессиональное сообщество отойдет и от термина disorder («расстройство») и перейдет к термину condition («состояние»).

Некоторые пояснения

  • В современных диагностических руководствах МКБ 10, 11 и DSM-5 расстройство аутистического спектра – не «заболевание» или «болезнь». А, например, самая современная в мире на сегодняшний день классификация DSM-5 – вообще не классификация «болезней», а классификация расстройств / нарушений, Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders.
  • Поиски причин расстройств аутистического спектра ведутся уже много лет, биомаркеры РАС пока не найдены. В последние 10–15 лет многие ученые склоняются к тому, что есть множество разных состояний, при которых встречаются трудности, характерные для РАС.
  • Не найдено лекарств или методов вмешательства, способных влиять на ключевые дефициты (трудности социальной коммуникации и взаимодействия, повторяющиеся паттерны поведения).
  • Исследования показывают, что у людей с РАС статистически гораздо чаще встречаются другие медицинские состояния / заболевания (судорожные расстройства, генетические аномалии, обменные нарушения, проблемы ЖКТ, кардиологические проблемы, СДВГ, расстройства интеллектуального развития, расстройства коммуникации, нарушения психического здоровья / психиатрические расстройства – депрессии, ОКР, нарушения поведения, синдром Туретта и др.).
  • Для некоторых состояний, при которых статистически чаще встречаются аутистические расстройства, найдены медицинские причины (синдром Ретта, Х-ломкая хромосома, некоторые другие генетические синдромы). Для части этих состояний существуют медицинские способы решения. Для некоторых состояний (расстройства интеллектуального развития) способы медицинского вмешательства не найдены. Стоит подчеркнуть, что лечение проводится для сопутствующих состояний (коморбидностей), но не для аутизма.
  • Позиция Фонда «Обнажённые сердца»: ребенок / взрослый с РАС обязательно должен получать программу, направленную на все существующие медицинские, образовательные и социальные потребности. Для некоторых детей, имеющих дополнительные медицинские состояния (коморбидные состояния), это должно включать квалифицированную медицинскую помощь. Все дети (с аутизмом и без) должны наблюдаться специалистами-медиками и получать углубленную диагностику / лечение, когда это необходимо. 
  • Детям с РАС необходима тщательная дифференциальная диагностика. Неэтично «сваливать» все трудности, с которыми сталкиваются человек с РАС и его семья, только на аутизм. Все состояния / заболевания, для которых существуют доказанные способы лечения, необходимо учитывать и лечить.
  • Аутизм сам по себе не является заболеванием. Не стоит ждать, пока аутизм будет вылечен (откладывать поход в школу или детский сад, переводить ребенка на «постельный режим», избегать посещения общественных мест, как это происходит в ситуациях, когда ребенок болен).
  • Существуют методы вмешательства, позволяющие преодолевать ключевые дефициты – развивать коммуникацию и социальные навыки, навыки самообслуживания и академические навыки, справляться с трудным поведением. Наиболее эффективные вмешательства разработаны в рамках прикладного анализа поведения. Исследования показывают, что своевременно начатые качественные программы помощи приводят к значительным результатам для людей с РАС и их семей.

эксперты обсудили тему аутизма в эфире «Радиоклуба на Карповке»

В эфире «Радиоклуба на Карповке» эксперты обсудили тему аутизма. 2 апреля во всем мире отмечали День информирования об аутизме. По статистике каждый сотый младенец в мире рождается с аутизмом.

Заведующий кафедрой психиатрии и наркологии Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета, врач-психиатр, врач-психотерапевт Северин Гречаный отметил, что аутизм – это проблема достаточно давняя и в двух словах про него рассказать достаточно сложно.

«Если говорить кратко, то аутизм больше напоминает особенности развития. Это состояние больше, а не текущее заболевание, которое требует какого-то активного лечения. Аутизм – это то, что сопровождает чаще всего ребенка в течение всей последующей жизни. Он рождается с этими аутистическими особенностями и сохраняет их в течение всей последующей жизни», – рассказал он.

По словам Гречаного, в наше время к таким детям разработаны различные подходы, но, к сожалению, не к людям этого возраста с этой особенностью.

«Эта проблема должна беспокоить не только родителей детей. Но с годами родителям много становится понятно. Но качество жизни этих пациентов к зрелому возрасту должно соответствовать необходимому уровню. Здесь акцент важно перенести на общесоматическое здоровье», – пояснил эксперт.

Он также отметил, что аутизм и расстройство аутистического сектора в современной классификации фактически приравняли друг к другу. Есть ряд признаков, по которым можно опознать аутизм.

«Ребенок не пользуется указательным жестом, мама ведет ребеночка за руку, после года, ребенок смотрит на какую-то птичку, привлекает внимание мамы, а ребенок с аутизмом не делится своими переживаниями, активность его однотипная, долго не формируется сюжетная игра. Задержка речи, задержка развития навыков опрятности и самообслуживания, стереотипная активность, аномальные реакции, страх в присутствии незнакомых», – перечислил специалист.

Заместитель директора по учебно-воспитательной работе, заместитель директора по инновационной деятельности регионального Центра аутизма, школы №755 Санкт-Петербурга Наталья Стрижак также согласилась с тем, что аутизм это не болезнь, а состояние человека, которое оказывает влияние на его мироощущение и на то, как он в этом мире живет.

«Любые успехи. которых может достигать ребенок с расстройством аутистического спектра возможны только при очень тесном взаимодействии семьи, того социума, где он находится, школы, где он обучается и тех или иных социальных институтов в которых он находится, общается и развивается. И если работа идет только с какой-то одной стороной, то никакого полного развития не будет», – отметила она.

Стрижак добавила, что в региональный Центр аутизма в Петербурге детей направляет психолого-педагогическая комиссия. Порядок приема определен на федеральном и региональном уровнях. А специальных механизмов отбора не существует.

«Дети с расстройством аутистического сектора нуждаются в психолого-педагогическом сопровождении, в центре есть такая служба, там также  медицинская служба и социальный педагог», – рассказала специалист.

Отвечая на вопрос от радиослушательницы о нетерпимости к детям с аутизмом в общественных местах, Стрижак пояснила, что нетерпимость связана прежде всего с непониманием того, кто находится рядом с тобой. Поэтому важно рассказывать людям о том, что такое аутизм.

Директор детского сада 53 комбинированного вида Фрунзенского района Санкт-Петербурга Надежда Третьякова отметила, что аутизм в раннем детстве отличается достаточно сложным, специфичным поведением.

«Это крики, падение. Дошкольник не знает как осуществить коммуникацию и выражает ее щипанием, толканием», – пояснила она.

Директор по внешним коммуникациям фонда «Антон тут рядом» Лада Ефимова рассказала, что в День информирования об аутизме в фонде провели несколько важных акций. Так, люди с аутизмом в специально записанном видео рассказали о своих особенностях, мечтах и желаниях. Еще один проект был запущен совместно с БДТ – это небольшие документальные фильмы о студентах фонда, которые участвуют в театральной-лаборатории. Еще одна акция «Гораздо молча» прошла в городе 2 апреля: разные организации на целый день убавляли звук, музыку, свет, чтобы поддержать людей с аутизмом.

Аутизм по Международной классификации болезней

Аутизм и расстройства аутистического спектра отображены в существующей МКБ 10 пересмотра.

Место аутизма в Международной классификации представлено в пункте F84.

Классификация детского аутизма по МКБ

Пункт в классификации

F84.0 называется детским аутизмом. Критерии, по которым выставляется данный диагноз:

  • Неспособность выражать эмоции, проявлять адекватную реакцию на окружающих людей.
  • Нарушения речи, отсутствие жестикуляции.
  • Неспецифические патологии: наличие фобий, расстройство сна, употребления пищи.
  • Агрессивное поведение;
  • Отсутствие инициативы, творческого подхода к выполнению заданий.
  • Клинические проявления меняются с возрастом.

Для болезни характерно наличие стереотипного рода деятельности, поведения, постоянного повторения своих действий.

Нарушения психического развития появляются в первые три года жизни, но выявление синдрома может быть и более поздним. Чаще аутизмом поражается мужской пол.

Причина заболевания: органическое поражение головного мозга или другие факторы.

К этой классификации относятся: аутистическое расстройство, инфантильный аутизм, инфантильный психоз, синдром Каннера.

Подпункт F84.1 обозначает атипичную форму аутизма. Она бывает с умственной отсталостью, или без нее.

Отдельно выделяется синдром Ретта – он относится к расстройствам аутистического спектра. Чаще болеют девочки.  Клинические проявления начинаются с возраста 7 месяцев. До этого ребенок развивается в пределах нормы. Потом голова отстает в росте от остальных частей тела, нарушается работа рук и речь. Они плохо пережевывают пищу, беспокоит одышка.

В зрелом возрасте у женщины развиваются атаксия, апраксия, сколиоз, иногда возникают эпилептические припадки. Заболевание заканчивается инвалидностью.

Синдром Аспергера является расстройством аутистического спектра. Заболевание представляет собой более мягкий вариант аутизма. У больного сохранены интеллект и речь. При правильном и грамотном лечении возможно адаптация к нормальной жизни, создание семьи. Синдром чаще диагностируется у лиц мужского пола.

При любом варианте аутизма, обращайтесь в клинику Мардалейшвили. Наши врачи занимаются любыми формами аутизма, практикуются различные методики терапии. Доктора постоянно обучаются у лучших специалистов США и Европы в этой области. Вашему ребенку окажут квалифицированную помощь.

После процедуры трансплантации собственных стволовых клеток пуповинной крови или костного мозга, наблюдается выраженный прогресс.

Обращайтесь в нашу клинику: оставьте заявку на сайте прямо сейчас!

 

Аутизм – не болезнь

Марьяна Торочешникова: Организация Объединенных Наций в 2007 году объявила 2 апреля Всемирным днем распространения информации об аутизме. Это расстройство, как заявляют исследователи, можно наблюдать у каждого 68-го жителя планеты. Тема этого дня в 2015 году, объявленная ООН: «Профессиональная занятость: преимущества людей с аутизмом». Работодатели, похоже, далеки от осознания преимуществ этих людей, иначе чем объяснить то, что около 80 процентов взрослых с аутизмом не могут устроиться на работу. О людях, страдающих аутизмом, их социальной адаптации, защите их прав и пойдет речь в сегодняшней передаче.

Я представляю гостей в студии Радио Свобода: директор Детского центра аутизма в Сиэтле, профессор факультета детской и подростковой психиатрии Университета Вашингтон Брайан Кинг, доктор Кинг так же работает в университетском госпитале Сиэтла и является автором многочисленных публикаций, посвященных вопросам аутизма, дифференциальной диагностике, нарушений поведения и сна при аутизме. С нами также эксперты фонда «Обнаженные сердца», детский невролог Святослав Довбня и клинический психолог Татьяна Морозова. Татьяна и Святослав ведущие российские специалисты по вопросам развития и психического здоровья детей, участники ряда международных проектов, посвященных развитию служб помощи уязвимым семьям и детям в России и странах бывшего СССР, приглашенные профессора факультета неврологии Университета Нью-Мексико. С переводом нам помогает Ирина Молоткова, за что ей большое спасибо. Прежде хочу начать с разговора о статистике. В самом начале программы я сказала, что сейчас, по данным различных исследований, каждый 68-й человек страдает расстройствами аутистического спектра в мире. Всего 8 лет назад, когда Организация Объединенных Наций учреждала этот всемирный день, говорилось о том, что каждый сотый человек в мире страдает так или иначе от аутизма. Что произошло за эти 8 лет, почему вдруг такой разрыв в статистике. Откуда взялся каждый 68-й человек вместо каждого сотого? Что произошло? Так много людей начинает страдать подобными расстройствами или статистика улучшилась?

Брайан Кинг: Дело не в том, что произошли существенные изменения статистические, когда мы говорили об этом 7 или 8 лет назад и давались такие цифры, может быть, один из 115, а сегодня мы говорим о каждом 68-м. Проблема в том, что американские ученые говорят о том, что это количество растет по экспоненте. Мы, может быть, даже наблюдаем двукратное увеличение таких людей. Последнее исследование, которое было проведено в Южной Корее, показало распространение этого нарушения на каждого 35-го.

Марьяна Торочешникова:Это специфика региональная. Ведь один из основных вопросов, который задавали в связи с расстройствами аутистического спектра: откуда они берутся? Это генетические расстройства или они обусловлены средой, обусловлены издержками воспитания, засилье, может быть, электронных коммуникаций, происходит из-за того, что дети буквально с рождения окружены электронным миром, ноутбуками, планшетами, и они закрываются сознательно сами?

Брайн Кинг: Мы считаем, что распространение этого заболевания – это не результат того, что дети окружены большим количеством электронных приборов или что это какие-то особенности воспитания. Нам кажется, что генетические факторы, о которых вы упомянули, действительно очень важны.

Марьяна Торочешникова: То есть все-таки у этого заболевания генетическая природа?

Святослав Довбня: Я хочу вмешаться, потому что вы используете два термина, которые в современном языке русском не используются, когда говорят об аутизме. Первое – вы используете слово «страдают», то есть никто ничем не страдает, у людей есть расстройства аутистического спектра.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, что вы об этом говорите. Я думаю, это наиболее распространенное заблуждение не только среди журналистов.

Святослав Довбня: И второе – это не болезнь. Болезнь – это то, у чего есть явное начало и конец. Это расстройство, это состояние, с которым человек рождается, поскольку связано с генетическими факторами.

Марьяна Торочешникова: Сейчас мы слышали статистику по Южной Корее, где каждый 38-й страдает от этого расстройства. Что в России? Я, когда готовила программу, не смогла найти никакой статистики по России относительно людей с расстройствами аутистического спектра. Почему это происходит? Какая-то секретная информация или такие диагнозы не ставят?

Татьяна Морозова: Давайте начнем с того, что в учебниках, которые существовали лет 20 назад, было написано, что это очень редкое нарушение развития. Частота встречаемости примерно один на десять тысяч, потом было 2,4-2,6 на одну тысячу. Сейчас меняется статистика. К сожалению, национальной статистики пока нет. Частота встречаемости сильно зависит от того, насколько специалист в конкретном регионе знает, что это за нарушение развития и насколько грамотно ставится диагноз. Поэтому получается, что в больших городах, где специалисты знают о том, что это такое, людей с расстройствами аутистического спектра больше.

Святослав Довбня: Людей с диагнозом расстройства аутистического спектра больше.

Татьяна Морозова:Людей, которых называют людьми с аутизмом. То есть понятно, что их везде примерно одинаковое количество, просто где-то их называют другими словами.

Марьяна Торочешникова: Правильно я понимаю, что в России вообще не склонны ставить такого рода диагнозы и чаще и проще, вероятно, врачам поставить ребенку диагноз «шизофрения» или «слабоумие», таким образом отгородиться от этой ситуации?

Святослав Довбня: Слабоумие, видимо, вы имеете в виду диагноз «умственная отсталость». Есть некоторый набор диагнозов, которые стали использоваться раньше, которые существовали и в старых диагностических классификациях, которые использовались в советское время, и в постсоветское время, они просто действительно используются чаще. То есть есть диагноз «шизофрения», который широко ставился взрослым и молодым людям с аутизмом. Даже 20-25 лет назад диагноз «аутизм» не являлся никаким медотводом от армии, потому что его просто не существовало. Чтобы человека, у которого были реальные проблемы, в армию не забрали, ему должны были поставить шизофрению.

Марьяна Торочешникова: Таким образом ставился крест вообще на его дальнейшем развитии, на его карьере, на возможности трудоустройства.

Святослав Довбня: Вы знаете, диагноз – важная вещь, он иногда влияет на то, какую помощь человек получает, но иногда не влияет, потому что помощи может быть нет. Потому что получил человек диагноз «шизофрения», или получил человек диагноз «аутизм», или получил диагноз «тяжелая умственная отсталость», его все равно не взяли в школу, не взяли в детский сад – по какому заболеванию ему выдано удостоверение, что у него есть нарушения в развитии, даже не так важно, к сожалению. То есть это не всегда связанные вещи, какую помощь человек получает и какую не получает, но чаще всего это все-таки связано. И в частности, то, что у нас мало ставят диагноз «аутизм» — это не дает родителям объединяться и требовать обучение для своих детей.

Марьяна Торочешникова: Так называемое инклюзивное образование.

Святослав Довбня: Оно может быть специальным, оно может быть инклюзивным, оно может быть на различных уровнях. Образование не может быть только одним, оно не может быть для всех инклюзивным, не может быть для всех специальным, потому что у детей и у взрослых разный уровень способностей и разный уровень нарушения аутического.

Марьяна Торочешникова: Каждый 68-й на планете имеет расстройство аутистического спектра. Например, в России, я думаю, что очень многие люди, в том числе и я к стыду своему, не замечаем таких людей, мы их не видим. Когда я услышала об этой цифре, я была очень удивлена, потому что я не помню ни в детском саду, ни в школе, ни в университете, ни среди своего ближайшего окружения таких людей, я их не встречала. Я думаю, что большинство россиян об аутистах и аутизме вообще знают только благодаря Голливуду и фильму «Человек дождя», еще нескольким фильмам. С вашей точки зрения, почему это происходит? Почему мы не знаем об этом, во всяком случае в России? Я думаю, что американское общество уделяет этому большее внимание.

Брайан Кинг: Три причины, по которым стали больше знать, что такое аутизм. Это потому, что созданы специальные службы, которые помогали этим людям. Прежде всего это произошло потому, что родители требовали, говорили, что необходима такая помощь их детям и их семьям. Может быть именно потому, что были созданы подобные службы, это явилось своего рода призывом и к медикам для того, чтобы они лучше определяли наличие таких расстройств.

Марьяна Торочешникова: Инициатива шла снизу?

Брайан Кинг: Абсолютно верно. Еще одна причина, потому что система образования стала более инклюзивной. Потому что до сих пор таких детей отправляли в какие-то специальные учреждения, специальные школы. Теперь такие дети стали включены в обычные школы, они находятся среди обычного населения, и это значит, что люди стали лучше понимать их проблемы.

Марьяна Торочешникова: Их стали видеть. В Соединенных Штатах Америки, когда эти люди пошли в общеобразовательные учреждения, в университеты, их стали замечать, о них узнали.

Брайан Кинг: Абсолютно верно.

Марьяна Торочешникова: В России этого не происходит. А почему, кстати? Здесь достаточно много родителей, у которых есть дети с подобными расстройствами, почему они не самоорганизовываются? Ведь организуются же родители детей-колясочников, родители так называемых особенных детей, которым поставлен диагноз «синдром Дауна», они заявляют о себе, они что-то делают. Почему это не происходит в данном случае?

Татьяна Морозова: Давайте скажем, что то, что сейчас в России происходит, оно в какой-то степени повторяет то, что было в мире. Есть несколько такой порочный круг, когда мы не выявляем, не ставим диагноза, и у нас нет услуг в школах, у нас маловато услуг реабилитационного характера, поэтому люди просто сидят дома. К сожалению, многие дети с аутизмом в старой традиции нашего образования признавались не обучаемыми или не подлежащими обучению и из-за этого не развивались специальные программы поддержки для обучения таких детей.

Марьяна Торочешникова: Были основания для таких умозаключений?

Татьяна Морозова: Основания были в том, что люди не знали, как их учить. То есть если ребенок не следует определенной программе – это не означает, что он не способен учиться, это означает, что просто программу надо менять. И с изменением подходов, с изменением программ можно видеть, что многие дети с аутизмом прекрасно учатся. Да, есть у детей какие-то, возможно, трудности, но многие трудности преодолимы. Чем больше мы будем думать о таких детях, чем больше мы будем помогать им быть в обществе, в школе, в детском саду, в других ситуациях, тем чаще мы будем их видеть, тем более возможно для родителей будет объединяться. Потому что если нет образовательных услуг, если ребенка не берут в школу или детский сад, а родителям нужно продолжать работать и воспитывать других детей.

Марьяна Торочешникова: Конституция Российской Федерации тоже гарантирует образование каждому.

Святослав Довбня: Вы начали вопрос с того, почему родители не объединяются – это неправда, потому что они объединяются, есть очень сильные родительские группы в Москве, есть сильные группы в Нижнем Новгороде, в Питере, в Новосибирске, и они очень много делают. Мы видим, что образовательные программы и службы, которые действительно хорошо работают, которые пытаются работать на достаточно современном уровне, они все созданы с родительской поддержкой. Часть вообще оплачивается родителями, у которых есть какие-то средства.

Марьяна Торочешникова: Соответственно, есть надежда на то, что будет привлечено внимание к этой проблеме, государственное внимание, какое-то государственное вмешательство. Кстати, в Казани 2 апреля будет проходить мероприятие, запускается какая-то специальная программа как раз для детей с такими расстройствами. Ее курирует президент Татарстана, еще какие-то чиновники, выделяют средства из бюджета.

Во многих городах мира проводится акция 2 апреля, когда в знак солидарности с людьми с расстройствами аутистического спектра здания крупнейших городов и площади подсвечиваются синим. Синий – это цвет Всемирной организации аутизма. Насколько я знаю, 2 апреля в России будут подсвечены здания в Башкирии, в Санкт-Петербурге, московское правительство еще не подтвердило. Впервые в Лондоне в этом году Трафальгарская площадь будет подсвечена синим для того, чтобы привлечь внимание к этой проблеме, обратить внимание на нее.

Расскажите, кто такие аутисты? Потому что в принципе люди сейчас понимают, кто такие, например, с синдромом Дауна, как их отличить?

Татьяна Морозова: Давайте мы все-таки будем говорить не об аутистах, а о людях с аутизмом.

Марьяна Торочешникова:То есть такое определение не корретно?

Святослав Довбня: Да, это все равно, как если бы вы назвали меня очкариком, вместо того, чтобы сказать, что я человек в очках. Но они не болеют, не страдают – это, во-первых. Во-вторых, они все равно дети, взрослые, у них есть семья, им нужно играть, общаться.

Татьяна Морозова: Наш язык здорово влияет на нашу реальность. Если мы говорим, что это люди, больные аутизмом, соответственно, нашим ответом на это слово должно быть лечение их в больнице.

Марьяна Торочешникова: Это очень важные ремарки, о которых вы говорите. Вы понимаете, что большинство людей об этом даже не задумывается, соответственно, таким образом складывается отношение в обществе.

Татьяна Морозова: Таким образом складывается отношение: если они страдают, если они психически больные, то лучше их где-нибудь оставить, запереть и, соответственно, их надо лечить.

Марьяна Торочешникова: В чем специфика людей с расстройствами аутистического спектра? Почему их ни в коем случае нельзя называть сумасшедшими, больными, где-то запирать? Насколько легко или сложно им интегрироваться в общество, социализироваться в обществе?

Брайан Кинг: Очень давно, с самых первых классификаций, когда мы говорили об этом расстройстве, мы говорили, что прежде всего оно характеризуется трудностями с коммуникацией. Есть еще определенные пристрастия или довольно странные занятия, повторяющиеся шаблоны, то, что характерно для этих людей. То есть создается такое впечатление, что человек с аутизмом не может выучить социальный язык или не может понимать. Вы знаете, то, как мы с вами общаемся, очень часто бывает не просто с помощью языка или речи, вовлечено очень много еще других моментов. Когда мы общаемся с человеком, всегда можем поставить себя на его место, мы можем посмотреть на мир его глазами, и это помогает нам понять, почему они ведут себя тем или иным образом, что они хотят от нас. Люди с аутизмом, как правило, не обладают такими способностями или, по крайней мере, для них это сложно. Когда мы говорим об этом, об их неспособности посмотреть на мир с перспективы другого человека – это то же самое, как моя неспособность говорить по-русски, я не понимаю русского и не говорю. То есть очень большое количество коммуникаций, которые мы используем, для таких людей потеряно.

Марьяна Торочешникова: Но при этом эти люди не являются сумасшедшими в привычном смысле, они не являются опасными для общества. Они может быть и ведут себя несколько странно, что непривычно рядовому человеку, но они не несут никакой угрозы ни ему, ни окружающим, разве что сами себе могут причинить какие-то неприятности.

Брайан Кинг: Это то же самое, как я и русский язык. Мое поведение может казаться странным или каким-то непривычным, потому что я не понимаю, что мне говорят, не понимаю, что от меня хотят, но я не опасен.

Марьяна Торочешникова: При желании вы можете научиться говорить по-русски, равно как любой может научиться говорить по-английски, и понимать других.

Брайан Кинг: Это справедливо и для людей с аутизмом.

Марьяна Торочешникова: Татьяна, расскажите, что делают в таких случаях, как можно интегрировать человека с расстройством аутистического спектра в общество? Как раз в этом послании Организации Объединенных Наций к нынешнему дню говорилось о том, что работодатели упускают многое, что люди с расстройствами аутистического спектра обладают лучшими способностями, чем «обычные» работники, если речь идет о распознавании образов, логическом мышлении или работе, требующей внимания к деталям. Призывая обратить внимание и на проблему и на необходимость занятости, говорит об этом Организация Объединенных Наций. А как научиться общаться и понимать таких специальных людей?

Татьяна Морозова: Давайте начнем с того, что люди с аутизмом очень разные. Очень часто люди повторяют одну и ту же фразу: если вы видели одного человека с аутизмом, значит вы видели одного человека с аутизмом. В первую очередь это люди, это не аутисты, а люди с аутизмом, дети с аутизмом. Понятно, что этих людей не надо бояться, их не надо запирать, потому что если запирать любого человека, не давать возможность общаться и учиться, человек будет расти диким и не будет понимать других людей.

Марьяна Торочешникова: А куда его запирать, он и так закрыт?

Татьяна Морозова: Существуют определенные способы, которые помогают родителям и учителям лучше общаться с детьми с аутизмом. В том числе, когда мы говорим очень много, очень сложно, людям сложнее понимать. Это то же самое, как история с Брайаном и русским языком. Используя большее количество зрительной поддержки, речь помедленнее, жесты, какие-то картинки, мы можем помочь Брайану понять, что мы хотим. Если мы будем говорить очень быстро и монотонно, скорее всего просто введем его в ужас. Существует специальный подход к обучению людей с аутизмом. Исследования показывают, чем раньше мы начинаем работать, тем больше у нас возможностей влиять на будущее этого ребенка, а в дальнейшем на будущее подростка, взрослого человека с аутизмом.

Марьяна Торочешникова: А возможна ли ситуация, когда человек, имеющий расстройства аутистического спектра, вдруг становится абсолютно, я использую сейчас слово «здоровым», с вашего позволения, то есть обычным?

Святослав Довбня: 5-10 лет назад я бы сказал — нет. Сейчас появились некоторые исследования, они связаны прежде всего с ранней программой вмешательства, которые показывают, что при интенсивном раннем поведенческом вмешательстве есть небольшой процент детей, которым через некоторое время мы не сможем поставить диагноз «развернутое расстройство аутистического спектра», они выходят из этого в результате ранней помощи. Но вокруг этого много обсуждений – это пока только первые предварительные исследования. Скорее это вопрос Брайану, потому что это исследования американские в основном.

Марьяна Торочешникова: Конечно, здесь возникает вопрос о происхождении этих расстройств. Потому что если это генетическая история, совершенно понятно, что ее невозможно избыть.

Святослав Довбня: Все-таки у вас в вопросе было – вдруг внезапно. Вот вдруг внезапно нет, такого не может быть, нужна длительная интенсивная программа помощи. Вторая вещь – это все-таки не избавляем от всех симптомов, но делаем такие поддержки для человека, расписание, зрительная поддержка, дополнительные способы коммуникации, обучаем лучше понимать намерения и сигналы других, что человек функционирует в обществе, не отличаясь, он живет такой же жизнью, как другие, при этом у него остаются особенности, потому что мы точно знаем, что это нарушение генетическое.

Брайан Кинг: Я абсолютно согласен, это не то состояние, которое может мгновенно исчезнуть. Но мы видим людей, у которых со временем симптомы становятся либо не очень ярко выраженными, либо мы их почти не замечаем, так что мы уже не можем подтверждать этот диагноз.

Марьяна Торочешникова: То есть люди могут социализироваться и абсолютно влиться в общество, вести полноценную жизнь, зарабатывая себе на существование, может быть даже обучая людей?

Брайан Кинг: Все, что вы перечислили, все возможно. Еще раз хочу подчеркнуть, что аутизм очень разный, мы видим большое количество вариантов аутизма.

Марьяна Торочешникова: Если говорить о разных видах аутистических расстройств, что из этого наиболее распространено в мире? Опять же, благодаря голливудским фильмам, я и многие зрители в России знают, что такое синдром Аспергера. Какие проявления наиболее часты, наиболее распространены?

Брайан Кинг: То, что мы говорили и ранее, то, что используется для того, чтобы определить наличие такого расстройства – это прежде всего трудности социальной коммуникации и повторяющиеся навязчивые движения и поведения. Примерно у половины людей, которые относятся к людям с расстройством аутистического спектра, встречаются проблемы с интеллектом, с интеллектуальным развитием.

Марьяна Торочешникова: Существует миф, в том числе и благодаря фильму «Человек дождя», что это наоборот люди с очень высоким интеллектом.

Брайан Кинг: Это редкий случай. Вы знаете, мы любим выбирать какой-то уникальный случай, и мы говорим о нем, распространяем это. Но у каждого человека есть своя сильная сторона, важно ее найти, определить. Мы говорили с вами о статистике, мы говорили, что сейчас растет число людей, которых мы определяем с этим диагнозом, и это в основном находится в верхней части этой диагностической шкалы, те, которые высоко функционирующие.

Марьяна Торочешникова: Святослав говорил в том числе и о необходимости раннего вмешательства для того, чтобы повысить шансы человека с аутистическим расстройством, реализовать себя в жизни, каким-то образом адаптироваться к социальной жизни. А как это распознать? Родители, у которых есть ребенок, как он может узнать, что с ребенком не все в порядке? Профессор Брайан Кинг сказал, что это будут навязчивые какие-то движения, несколько странное поведение. Но если посмотреть на ребенка полуторагодовалого, двух лет, довольно сложно определить, что с ним не так. Потому что многие дети в это время или гиперактивностью отличаются, или повторяют одни и те же движения, если это их забавляет. Есть дети, которые поздно начинают говорить, и в семьях говорят: ничего страшного, наш дедушка тоже заговорил в три года, бабушка в четыре года, и все живы-здоровы, все в порядке. Как поймать этот момент, как начать бить тревогу?

Татьяна Морозова: Если мы говорим об особенности социальной коммуникации, то родители обычно самыми первыми замечают, что с ребенком что-то необычное, ребенок немножечко не так общается с самого раннего возраста, возможно с года, возможно с полутора лет, не так реагирует на свое имя.

Марьяна Торочешникова: Что значит «не так»?

Святослав Довбня: Всегда трудно отвечать на такой вопрос, потому что я всегда боюсь создать какую-то панику, напугать родителей, напугать тех, у кого все в порядке с детьми. В принципе, у нас на форуме на сайте «Обнаженных сердец» есть несколько презентаций, которые как раз посвящены «красным флажкам», и может быть, лучше адресовать к ним.

Брайан Кинг: Я думаю, что вы абсолютно правы, да, родители действительно замечают первыми, что что-то не так с ребенком. Например, эти красные флажки, о которых говорил Святослав, ребенок не реагирует на свое имя или он не смотрит в глаза, не создается визуального контакта.

Марьяна Торочешникова: Он может не реагировать на свое время просто потому, что он глух, например.

Брайан Кинг: Да, это, конечно, проблема. Естественно, тогда ребенка приведут к врачу, чтобы посмотреть, проверить его слух.

Марьяна Торочешникова: И врач скажет: ребята, вы не мои клиенты, вам к невропатологу, к психиатру. К кому?

Татьяна Морозова: Не исключает одно другое, можно родиться с аутизмом и иметь нарушенный слух.

Святослав Довбня: У нас, особенно когда мы первую программу стали внедрять, большое количество диагнозов – это люди, которые идут от сурдологов, аудиологов грамотных, к которым приходят родители с жалобами, что ребенок не говорит, не реагирует на имя, они идут проверять слух. Грамотный сурдолог и аудиолог имеет всегда телефон службы или специалистов, которые могут в том числе посмотреть. Потому что у него большое количество детей маленьких на приеме как раз тех, кто не имеет нарушений слуха, а имеют трудности социальной коммуникации, не отзываются, не реагируют.

Марьяна Торочешникова: Получается, самым первым врачом в жизни этого ребенка становится сурдолог.

Святослав Довбня: Лучше это был бы грамотный педиатр, чтобы не тянуть до того момента, когда уже пришли к аудиологу. Но вообще комплексное обследование любого ребенка, который не говорит, не отзывается, обязательно нужно.

Татьяна Морозова: На сегодняшний день считается, что можно достаточно с большой вероятностью поставить диагноз или заподозрить расстройство аутистического спектра в возрасте полутора лет. Существуют центры исследовательские, которые занимаются более сложными исследованиями, которые видят разницу, например, в движении глаз, куда смотрит ребенок на лицо говорящего, которые могут определить угрозу в возрасте более раннем. Это вопрос к Брайану, очень интересные исследования, которые только начинают публиковаться.

Брайан Кинг: Сейчас ведется несколько исследований, они направлены на то, чтобы нам сдвинуть время постановки диагноза такого как можно раньше. Дети, у которых возможно расстройство аутистического спектра, такие дети показывают предпочтение наблюдать за какими-то движущимися геометрическими предметами или какими-то механическими предметами, а не смотреть на людей и даже на родителей.

Марьяна Торочешникова: Развеивается миф о том, что улыбка мамы или папы – самое дорогое для ребенка, что он ищет все время.

Татьяна Морозова: Для обычного ребенка реакция на человеческое лицо как некоторый зрительно представленный объект является наиболее предпочитаемой.

Святослав Довбня: Это врожденный наш механизм.

Татьяна Морозова: Который помогает нам выжить. Самое удивительное, что дети, у которых позже будет поставлен аутизм, в первые несколько месяцев своей жизни тоже смотрят на лицо, а потом эта способность немножечко меняется.

Брайан Кинг: Мы не знаем, почему это происходит. И это не вина родителей.

Марьяна Торочешникова: Это проблема в самом механизме отношения этого ребенка к жизни.

Святослав Довбня: Это неврологическое нарушение.

Татьяна Морозова: Это особенность обработки информации.

Брайан Кинг: Есть что-то, что привлекает их больше, нежели коммуникация, какие-то движущие факторы, которые у этих детей сильнее развиты. Эти исследования показывают, что те факторы, которые позже могут вылиться в развитие аутизма, они присутствуют с самого начала, присутствуют при рождении ребенка уже. Это не значит, что если мы их не определили в самом начале, то результат нашей работы будет не хорошим, мы все равно можем добиться положительных результатов.

Святослав Довбня: Вы говорили про то, что самое ценное – это улыбка матери, я хочу сказать, что один из мифов заключается в том, что человеку с аутизмом неважны близкие и он их не любит. Это не имеет к этому отношения, ему просто труднее устанавливать контакт, ему труднее показать свою любовь, он любит так же, он хочет общаться так же, но ему труднее прочитать сигналы, ему труднее ответить. Главное заблуждение, которое иногда бывает у профессионалов и родителям иногда внушается: он на меня не смотрит, значит он меня не любит. Это не связанные вещи. Он может даже сильнее любить, очень сильно быть привязанным к родителям, но показать ему сложнее и прочитать сигналы труднее.

Татьяна Морозова: Давайте опять же вернемся к Брайану, который прекрасно общается по-английски и в своем контексте абсолютно адекватен, но Брайан не говорит по-русски. И способов у Брайана сказать, что он хорошо ко мне относится или наоборот меня боится, нет. Для этого он будет либо подходить ко мне слишком близко, я ужасно испугаюсь, либо он будет как-то размахивать руками, чтобы мне что-то объяснить, а я не понимаю его языка. Соответственно, наша задача не то чтобы полечить Брайана или запереть Брайана, нам надо попробовать как-то найти общий язык.

Святослав Довбня: Коммуникацию установить. В этом задача всех программ помощи – помочь понять человека с аутизмом и помочь ему понять нас.

Марьяна Торочешникова: Я в начале программы услышала, что, тем не менее, сейчас принято считать, что расстройство аутистического спектра – это генетическое, врожденное заболевание. Работают ли ученые над тем, чтобы найти этот самый ген дефектный и помочь распознавать на самых ранних стадиях, что у ребенка будет с высокой вероятностью такое расстройство?

Брайан Кинг: Пока было выделено примерно 800 генов, и многие среди них, которые, кажется нам, увеличивают риск расстройства аутического спектра. Но нет такого гена, который мы можем назвать ген аутизма. Это не такая ситуация, как с синдромом Дауна, когда мы знаем, что дополнительная хромосома приведет к синдрому Дауна. Нам кажется, что один или больше генов увеличивают риск развития такого расстройства еще в комбинации с некоторыми другими факторами. Мы, к сожалению, пока не знаем, каковы эти факторы.

Марьяна Торочешникова: Но исследования продолжаются?

Брайан Кинг: Да, конечно. Это очень интересная сфера исследований, потому что то, что показывают нам эти гены, – это, возможно, будущие мишени для нашего воздействия.

Марьяна Торочешникова: Правильно я понимаю, что в настоящее время все, что касается расстройств аутистического спектра, исправляется именно посредством общения и обучения и не требует какого-то специального медицинского вмешательства, препаратов, которые будут назначать детям? Или всегда должна быть фармакологическая поддержка?

Брайан Кинг: И не так, и не так. Крайние точки мы не рассматриваем при помощи. Во-первых, много работ, которые рассматривают, есть ли такие препараты, которые могут помочь людям с аутизмом. Но дело в том, что многие работы подтверждают: если у вас диагноз «аутизм», или «расстройство аутистического спектра», это не значит, что у вас нет других заболеваний сопутствующих. Дело в том, что вы можете страдать от различных заболеваний – это может быть депрессия, это может быть тревожность, это может быть нарушение настроения, гиперактивность и так далее, – и при этом у вас может не наблюдаться синдрома аутистического спектра. Есть, например, дети с аутизмом, которые плохо спят, а вот это как раз та область, которая требует лечения, возможно.

Марьяна Торочешникова: Возвращаясь к теме, заявленной ООН, про профессиональную пригодность, профессиональную адаптацию людей с расстройствами аутистического спектра, расскажите, насколько им легко или сложно найти работу, в частности в России? Я видела статистику по миру, приведенную Организацией Объединенных Наций, 80 процентов из них не работают. Потому что не могут или потому что их не берут?

Святослав Довбня: Опять же, поскольку это спектр и люди очень разные с расстройствами аутистического спектра, есть люди, которые функционируют выше, есть люди, которые функционируют похуже, больше интеллектуальных проблем, больше проблем когнитивных, тяжелее само по себе расстройство аутистического спектра. Для России, конечно, шанс трудоустроиться на сегодняшний день есть в основном у тех, кто функционирует выше, те, кто может использовать вербальный язык, говорящие, у кого есть какие-то навыки, у кого есть сильная семейная поддержка. У нас только появляются программы специальные в школах для таких детей, то есть те, кому повезло и они попали в школу, у них выше шансы в том числе получить какую-то работу в будущем. Со всеми нарушениями, это не только аутизм, проблема заключается в том, что если мы хотим, чтобы такие люди жили полноценной жизнью и работали, обеспечивали себя, помогали обществу и так далее, там много разных целей, нам нужны специальные программы для того, чтобы это было возможно.

Марьяна Торочешникова: А в России большинство этих программ либо существуют на деньги фондов независимых, либо на деньги спонсоров.

Святослав Довбня: Фактически в широком смысле слова их нет. Есть много различных мастерских, они изолированы от реальной жизни немножко, когда люди что-то делают, каике-то сувениры или поделки, пожалуй, за небольшим исключением есть только Псков, там развернутая система таких трудовых мастерских, которая поддерживается городским правительством, давно существует, а так я даже больших примеров не знаю. Такого, чтобы это был реальный бизнес и там было вовлечено большое количество людей с аутизмом, не просто случайно попался один из родственников, а действительно вовлечены были бы люди и было понятно, как их в рамках этого поддерживать, таких примеров довольно мало. Есть примеры в Петербурге. Мы будем говорить сегодня на нашем обсуждении с родителями, там будут примеры в том числе того, как удалось их детям устроиться, там будут сами люди с расстройствами, они будут делиться, будут рассказывать, как это произошло. Но это пока скорее иключительные случаи успеха, такие пионеры, которые дают нам надежду на будущее. Сказать, что в России мы знаем сотни примеров, тысячи, хотя тысячи таких людей нуждаются, скорее это пока единицы.

Марьяна Торочешникова: Как удается решать проблему трудоустройства людей с аутистическими расстройствами в Соединенных Штатах Америки, насколько это сложно и насколько ситуация отличается от российской?

Брайан Кинг: К сожалению, у нас тоже нет таких специальных программ. Были проделаны очень большие усилия, но очень серьезная работа была потеряна, которая могла бы нам помочь вовлечь этих людей в работу. Может быть есть больше примеров, где это было сделано, успешных примеров. И, наверное, у нас больше таких случаев, когда кто-то работает или принял на работу человека с аутизмом, которые показывают, что этот человек действительно обожает свою работу, что он первый приходит на свое рабочее место, он последний с него уходит. И вот такой позитивный пример действительно создает очень хороший отклик, показывая, что да, действительно этих людей можно прекрасно использовать на работе.

Татьяна Морозова: То, что нам мешает помогать таким детям, видеть их, помогать семьям – это просто недостаток информации. Мы очень надеемся, что чем больше у нас будет адекватной информации, тем больше возможностей будет у семей, у детей с аутизмом жить нормальной жизнью.

Аутизм у детей – причины, реабилитация, помощь при аутизме

Статистические данные свидетельствуют, что в современном мире рождается в 2,5 больше деток-аутистов, чем еще 10-15 лет назад. Но такой диагноз отнюдь не приговор – ни для ребенка, ни для его родителей.

Статистические данные свидетельствуют, что в современном мире рождается в 2,5 больше деток-аутистов, чем еще 10-15 лет назад. Но такой диагноз отнюдь не приговор – ни для ребенка, ни для его родителей. Все те же данные статистики показывают, что раннее обнаружение отклонения способствует высокой эффективности терапии заболевания. Вот почему так важно выявить признаки аутизма в максимально раннем возрасте, и доверить лечение высококвалифицированным профессионалам в данной сфере. 

Что такое детский аутизм?

Детский аутизм – это многоликая, не до конца изученная болезнь. Ее можно охарактеризовать как нарушение, при котором у малыша возникает задержка психического развития, трудности с социальной адаптацией, речью и моторикой. Границы понятия «аутизм» размыты, не каждый врач может его диагностировать или дифференцировать от схожих нарушений, и, тем более, оказать помощь крохе.

Чтобы лучше понять, что это за заболевание, можно его представить как сочетание у маленького пациента трех трудностей с социальными – коммуникациями, воображением, взаимодействием.

Большинство семейных пар не готово к тому, что у них может родиться дитя с подобным диагнозом. Поэтому, когда появляются первые подозрения по поводу того, что малыш «не такой», родители в первую очередь пытаются понять, что стало причиной детского аутизма в их случае. Но конкретного ответа, к сожалению, обычно никто не получает.

Существуют несколько теорий, пытающихся объяснить, почему малыш рождается именно таким, но клинически они не подтверждены. Некоторые профессора уверены, что ответ кроется в генетике, наследственности, перенесенных во время беременности заболеваниях. Другие медики утверждают, что всему виной органическая недостаточность центральной нервной системы разной степени тяжести. В том числе, из-за перенесенных ребенком болезней, таких как энцефалит.

По какой бы причине не возникла болезнь, специальные занятия для детей с аутизмом могут кардинально изменить их поведение и мироощущение. Чем раньше начать лечение и реабилитацию, тем эффективней окажется помощь малышам с аутизмом.

Детей с «типичным» аутизмом не существует, ведь поведение и состояние больного может отличаться по степени выраженности. Но внимательные родители могут заметить патогномоничную симптоматику и у грудных детей.

Признаки и симптомы аутизма у детей

Симптомы аутизма обычно проявляются у малышей в 2-3 года. В этот период жизни ребенка родители замечают, что он испытывает трудности с социализацией, плохо говорит, а координация его движений нарушена. Но признаки аутизма часто обнаруживаются у младенцев:

  • При появлении мамы, папы в поле зрения, у младенца отсутствует оживление, он не пытается установить глазной контакт.
  • У малыша отсутствует «социальная» улыбка. Не та, что возникает у грудничков по причине врожденного, неосознанного, рефлекторного сокращения мускулатуры. А улыбка, появляющаяся, когда он видит мать, слышит родной голос, ощущает прикосновение руки, или поцелуй, ощущает заботу. Если социальная улыбка у грудничка 2-3 месяцев не появляется, это, скорее всего, свидетельствует об аутизме, понадобится лечение.
  • Повышенная, или наоборот, пониженная чувствительность, отсутствие реакции на внешние раздражители – тактильные, световые или шумовые.

Симптомы аутизма у более взрослых деток появляются вначале социального общения – при посещении группы раннего развития или детского садика. Если родители привыкли к особенностям своего ребенка и не подозревают, что с ним что-то не так, то в сравнении с другими детками наличие особенностей, отклонений становится более очевидным:

  • Отклонения в плане мимики, жестикуляции и других способов выражения мыслей, эмоций и желаний.
  • Нарушения речи, вплоть до полного ее отсутствия.
  • Кроха не хочет говорить, не устанавливает визуальный контакт, не улыбается – внешне создается впечатление, что он полностью погружен в себя.
  • Другие отклонения в речи – повторение невпопад заученных фраз; проблемы с фонетикой (интонации, ритм, монотонность).
  • Ребенок полностью игнорирует существование рядом с ним других людей, в том числе родителей. Не делится с близкими личными проблемами.

Также занятия для детей с аутизмом позволяют снизить выраженность таких симптомов, как – нервное, отчужденное поведение; нетерпимость изменения окружающей обстановки; пристрастие к определенным предметам или тяга к повторению одних и тех же действий.

Лечение и реабилитация для детей с аутизмом в Хабаровске

Если Вам требуется помощь в реабилитации ребенка с диагнозом аутизм в Хабаровске, обращайтесь в медицинский центр «Неокортекс». У нас работают опытные квалифицированные специалисты, использующие прогрессивные терапевтические методики.

В МЦ «Неокортекс» в Хабаровске можно пройти диагностику заболевания, а также получить комплексное лечение и реабилитацию при помощи команды профессионалов в области медицины и психологии.



«Аутизм – это не болезнь, а состояние». История Саида

Саид появился на свет на три месяца раньше срока и весил чуть больше килограмма. Два месяца провел в инкубаторе, но врачам удалось его выходить. Саида выписали, и он стал развиваться, как все здоровые малыши, – хорошо кушал, ползал, произносил первые слова. Когда ему исполнилось полтора года, произошел регресс: исчез визуальный контакт, сократился словарный запас, мальчик стал раздражительным. Врачи поставили диагноз «расстройство аутистического спектра» (РАС).

ЖИТЬ КАЖДОЙ МИНУТОЙ

О том, что у Саида аутизм, Хуршид Зайнутдинов и Нодира Мансурова узнали задолго до диагноза врачей. Когда начали понимать, что с мальчиком что-то не так, нашли в Интернете опросник, в котором упоминалась признаки РАС: избирательность в еде, отсутствие гибкости, нарушение визуального контакта.

– Начали отвечать на эти вопросы и поняли, что у ребенка аутизм, а официальный диагноз врачи поставили, когда Саиду исполнилось уже три года, – рассказывает Хуршид. – Конечно, у нас была растерянность, но паники не было. Нам было легче это принять, потому что Саид родился раньше срока, и с самого момента его рождения мы прошли через многие трудности – не знали, проживет он еще один день или нет. Мы жили каждой минутой.

Хуршид Зайнутдинов.

​В семье Зайнутдиновых четверо детей – у Саида есть старшая сестра и двое младших братьев. По словам Хуршида, Саид изменил жизнь всей семьи, включая бабушек, дедушек, дядей.

– Когда у Саида начались проблемы, мы все мобилизовались, в том числе и старшая дочь, которая стала более сильной и ответственной. Думаю, что на нее это наложило положительный отпечаток, – рассказывает он.

ОСОБЕННОСТИ И БУДНИ

Сейчас Саиду 11 лет. Он очень чувствительный мальчик, ему нравится спокойная классическая музыка, тактильные ощущения – например, работа с картоном и пластилином. Но при этом у него довольно высокий уровень обеспокоенности, поэтому даже посторонняя эмоциональная речь может ввести его в состояние тревоги. Близкие Саида не забывают об этом и между собой стараются говорить спокойно и размеренно.

– Существует распространённый миф, что у каждого аутиста обязательно есть какая-то гениальная черта, но на самом деле дети с аутизмом такие же, как и другие, – продолжает Хуршид Зайнутдинов. – То есть уровень гениальности может проявляться с такой же степенью вероятности, как и у других детей. С математикой Саиду, возможно, труднее, но он проявляет склонность к гуманитарным предметам, любит что-нибудь мастерить. Еще он любит буквы, но из-за проблем с мелкой моторикой ему сложно дается письмо.

Саид (на переднем плане) с мамой Нодирой.

Еще Саиду нравится классическая музыка, но звук при этом должен быть очень чистым – у мальчика тонкий слух. Возможно, он играл бы на музыкальных инструментах, но, во-первых, есть проблемы с усидчивостью, во-вторых, нужно подобрать правильный инструмент, в-третьих, найти учителя, который смог бы с ним заниматься.

Существует распространённый миф, что у каждого аутиста обязательно есть какая-то гениальная черта, но на самом деле дети с аутизмом такие же, как и другие.

– Что вызывает аутизм – до сих пор никто толком не знает, – говорит Хуршид Зайнутдинов. – Существуют разные теории, но ни одна из них не подтверждена на сто процентов. Кто-то говорит, что роль играет генетическая предрасположенность. Кто-то полагает, что существенное влияние оказывает внешняя среда – например, плохая экология. Третьи считают, что регресс у ребенка может случиться из-за прививок. Но я встречал семьи, где у первого ребенка начались проблемы после прививки, а у второго ребенка, хоть его и не прививали, всё равно в таком же возрасте начались проблемы. Так что нет никакой стопроцентной закономерности.

Саид (справа) с младшим братом. Алматы, 28 июня 2018 года.

ПОМОЧЬ ДРУГИМ

Семья Хуршида и Нодиры долгое время жила в Великобритании, поэтому Саид говорит по-английски – там он проходил лечение и какое-то время ходил в школу.

– В Англии есть инклюзивное образование, но оно подходит не для всех. Например, если у ребёнка тяжелое состояние, ему сложно находиться в социуме, – говорит Хуршид. – Вообще доказано, что в инклюзивной среде дети с особыми потребностями развиваются намного лучше, потому что у них тоже есть свои чувства, они хотят быть частью социума. Но во многом успешное инклюзивное образование зависит от уровня подготовки специалистов, которые работают с детьми.

Саид (в центре) с отцом и младшим братом. Алматы, 28 июня 2018 года.

Весной 2018 года Хуршид и Нодира основали благотворительный фонд Central Asian Youth Autism Centre. Они считают, что их опыт поможет другим родителям в Центральной Азии.

– Открытие фонда именно в Казахстане – это следствие логистических обстоятельств, потому что мы сейчас здесь живём, – говорят родители Саида. – При этом фонд действует по всей Центральной Азии, вне зависимости от его юридической регистрации. Потому что ограничивать себя одной страной – неправильно. У нас братские народы, а дети с аутизмом есть и в Казахстане, и в Туркменистане, и в Узбекистане.

Хуршид Зайнутдинов и Нодира Мансурова считают, что в успешной работе с людьми с особыми потребностями Казахстан опередил другие страны Центральной Азии. По их словам, в Узбекистане проблема с аутизмом стоит так же остро, но условий для особенных детей намного меньше, чем в Казахстане.

Мама Саида Нодира Мансурова и папа Хуршид Зайнутдинов.

– Основным локомотивом на пути развития благоприятной среды для детей с аутизмом (или с другими состояниями) всегда были родители, – убежден Хуршид. – Сначала создается родительская ассоциация, где собираются люди, которых не устраивает нынешнее положение дел, и они намерены что-то изменить. Они будут стучаться в двери ведомств, продвигать правильные идеи через СМИ, взаимодействовать с государством и образовательными учреждениями. И со временем они меняют отношение всех сторон к детям с синдромом аутистического спектра, меняют среду.

Основным локомотивом на пути развития благоприятной среды для детей с аутизмом или с другими состояниями всегда были родители.

О том, как сложится жизнь Саида, когда родители не смогут о нем заботиться, Хуршид и Нодира, разумеется, думают, но конкретных планов не строят.

– Единственное, что мы можем сделать на данный момент, – максимально подготовить Саида к жизни в социуме, – говорит Хуршид. – Это не означает, что он будет независимым на сто процентов и будет справляться без какой-либо посторонней помощи, хоть мы на это и надеемся. Конечно, есть страхи, но всё-таки мы надеемся, что всё будет хорошо. Помогает духовное состояние человека: людям с верой легче идти по жизни, потому что есть надежда на то, что Бог защитит и сделает так, что всё будет хорошо.

Саид с мамой Нодирой.

«Что будет с ними, когда нас не станет? Что мы можем сделать сейчас, чтобы после нашего ухода их жизнь осталась прежней? Чтобы они сохранили свои права, свой дом, не стали частью безликой интернатной системы?» – эти вопросы тревожат большинство из тех, чьи близкие – люди с ментальными и интеллектуальными нарушениями здоровья.

Журналисты Петр Троценко и Ботагоз Сейдахметова при поддержке Фонда Сорос-Казахстан пытаются разобраться в этой сложной и чувствительной теме. Собранные ими истории и интервью – это проект «После нас». Азаттык выступает его информационным партнером.

Что такое аутизм?

Аутизм – нарушение психического и речевого развития, сопровождающееся затруднением социальных взаимодействий, затруднением взаимного контакта при общении с другими людьми, повторяющимися действиями (стереотипиями) и ограничением интересов. Причины развития заболевания до конца не выяснены, большинство ученых предполагает связь с врожденной дисфункцией мозга, а также связь с другими заболеваниями ребенка (например, заболеваниями желудочно-кишечного тракта). Аутизм обычно диагностируется в возрасте до 3-4 лет, первые признаки могут быть заметны уже в младенчестве. Полное выздоровление считается невозможным, однако на современном этапе развития медицины диагноз с возрастом можно снять.

Как часто мы встречаем детей-аутистов?

Аутизм – заболевание, для которого характерны нарушения движений и речи, а также стереотипность интересов и поведения, сопровождающиеся нарушением социальных взаимодействий пациента с окружающими. Данные о распространенности аутизма существенно разнятся, что обусловлено различными подходами к диагностике и классификации заболевания. По различным данным, аутизмом без учета расстройств аутистического спектра страдает 0,1-0,6% детей, аутизмом с учетом расстройств аутистического спектра – 1,1-2% детей. У девочек аутизм выявляется в четыре раза реже, чем у мальчиков. В последние 25 лет данный диагноз стали выставлять гораздо чаще, однако, пока непонятно, с чем это связано – с изменением диагностических критериев или с реальным увеличением распространенности заболевания.
В литературе термин «аутизм» может трактоваться двояко – как собственно аутизм (детский аутизм, классическое аутистическое расстройство, синдром Каннера) и как все другие расстройства аутистического спектра, включая синдром Аспергера, атипичный аутизм и т. д. Степень выраженности индивидуальных проявлений аутизма может существенно различаться – от полной неспособности к социальным контактам, сопровождающейся тяжелой умственной отсталостью до некоторых странностей при общении с людьми, педантичности речи и узости интересов. Лечение аутизма длительное, комплексное, осуществляется с участием специалистов в области неврологии, психологов, психотерапевтов, дефектологов и логопедов.

Каковы причины развития аутизма?

В настоящее время причины возникновения аутизма окончательно не выяснены, однако установлено, что биологической основой заболевания является нарушение развития определенных структур головного мозга. У некоторых детей подтвержден наследственный характер аутизма, хотя гены, ответственные за развитие болезни, пока только предстоит определить. У детей с аутизмом отмечается большое количество осложнений во время беременности и в родах (внутриутробные вирусные инфекции, токсикозы, маточные кровотечения, преждевременные роды). Предполагается, что осложнения во время беременности не могут вызывать аутизм, но могут повышать вероятность его развития при наличии других предрасполагающих факторов.
Наследственность. Среди близких и дальних родственников детей, страдающих аутизмом, выявляется 3-7% больных аутизмом, что многократно превышает распространенность заболевания в среднем по популяции. Вероятность развития аутизма у обоих однояйцевых близнецов составляет 60-90%. У родственников больных часто наблюдаются отдельные нарушения, характерные для аутизма: склонность к навязчивому поведению, низкая потребность в социальных контактах, трудности при понимании речи, речевые расстройства (в том числе эхолалия). В таких семьях чаще выявляется эпилепсия и задержка психо-речевого развития в детстве, которые нередко диагностируются при этом заболевании. Все перечисленное является подтверждением наследственного характера аутизма.
Ученым удалось выявить целую группу генов предрасположенности к аутизму. Наличие этих генов не обязательно приводит к возникновению аутизма (по мнению большинства генетиков, заболевание развивается в результате взаимодействия нескольких генов). Однако молекулярно-генетическое исследование позволило объективно подтвердить наследственную природу аутизма. Это – серьезный прогресс в области изучения этиологии и патогенеза данного заболевания, поскольку незадолго до этого открытия в качестве возможных причин аутизма некоторые ученые рассматривали недостаток заботы и внимания со стороны родителей (в настоящее время эта версия отвергнута, как не соответствующая действительности).
Структурные нарушения головного мозга. По данным исследований, у больных аутизмом часто выявляются структурные изменения лобных отделов коры головного мозга, гиппокампа, срединной височной доли и мозжечка. Основной функцией мозжечка является обеспечение успешной двигательной активности, однако, этот отдел мозга также оказывает влияние на речь, внимание, мышление, эмоции и способности к обучению. У многих аутистов некоторые отделы мозжечка уменьшены. Предполагается, что этим обстоятельством могут быть обусловлены проблемы больных аутизмом при переключении внимания.
Срединные височные доли, гиппокамп и миндалевидное тело, также часто страдающие при аутизме, оказывают влияние на память, способность к обучению и эмоциональную саморегуляцию, в том числе – появление чувства удовольствия при совершении значимых социальных действий. Исследователи отмечают, что у животных с повреждением перечисленных долей мозга наблюдаются изменения поведения, сходные с аутизмом (снижение потребности в социальных контактах, ухудшение адаптации при попадании в новые условия, трудности при распознавании опасности). Кроме того, у больных аутизмом часто обнаруживается замедление созревания лобных долей.
Функциональные нарушения головного мозга. Примерно у 50% больных на ЭЭГ выявляются изменения, характерные для нарушений памяти, избирательного и направленного внимания, вербального мышления и целенаправленного использования речи. Степень распространенности и выраженности изменений различается, при этом у детей с высокофункциональным аутизмом нарушения на ЭЭГ, как правило, менее выраженные по сравнению с больными, страдающими низкофункциональными формами заболевания.
Причинами функциональных нарушений головного мозга при аутистической симптоматике могут быть всевозможные соматические заболевания, нейроиммунологические проблемы, нарушения обмена веществ, скрытые инфекционные болезни.

Какие симптомы аутизма можно заметить в первую очередь?

Обязательными признаками детского аутизма являются нехватка социальных взаимодействий, проблемы при построении продуктивного взаимного контакта с окружающими, стереотипность поведения и интересов. Все перечисленные признаки появляются в возрасте до 2-3 лет, при этом отдельные симптомы, свидетельствующие о возможном аутизме, иногда обнаруживаются еще в младенческом возрасте (малая эмоцональность, снижение зрительного контакта).
Нарушение социальных взаимодействий является наиболее ярким признаком, отличающим аутизм от других нарушений развития. Дети, страдающие аутизмом, не могут полноценно взаимодействовать с другими людьми. Они не чувствуют состояние окружающих, не распознают невербальные сигналы, не понимают подтекста социальных контактов. Данный признак может выявляться уже у младенцев. Такие дети слабо реагируют на взрослых, не смотрят в глаза, охотнее фиксируют взгляд на неодушевленных предметах, а не на окружающих людях. Они не улыбаются, плохо реагируют на собственное имя, не тянутся навстречу взрослому при попытке взять их на руки.

Подрастая, больные не имитируют поведение окружающих, не реагируют на эмоции других людей, не участвуют в играх, рассчитанных на взаимодействие, и не проявляют интереса к новым людям. Они сильно привязываются к близким, но не проявляют свою привязанность как обычные малыши – не радуются, не бегут навстречу, не пытаются показать взрослым игрушки или как-то поделиться событиями из своей жизни. Обособленность аутистов обусловлена не их стремлением к одиночеству, а с их затруднениями из-за невозможности строить нормальные взаимоотношения с окружающими.
Пациенты позже начинают говорить, меньше и реже лепечут, позже начинают произносить отдельные слова и использовать фразовую речь. Они часто путают местоимения, называют себя «ты», «он» или «она». В последующем высокофункциональные аутисты «набирают» достаточный словарный запас и не уступают здоровым детям при прохождении тестов на знание слов и правописание, однако испытывают затруднения при попытках использовать образы, делать выводы по поводу написанного или прочтенного и т. д. У детей с низкофункциональными формами аутизма речь существенно обеднена.
Для детей с аутизмом характерна необычная жестикуляция и затруднения при попытке использовать жесты в процессе контактов с другими людьми. В младенчестве они редко показывают рукой на предметы или, пытаясь указать на предмет, смотрят не на него, а на свою руку. Став старше, они реже произносят слова во время жестикуляции (здоровые дети склонны жестикулировать и говорить одновременно, например, протягивать руку и говорить «дай»). В последующем им трудно играть в сложные игры, органично сочетать жесты и речь, переходить от более простых форм коммуникации к более сложным.
Еще одним ярким признаком аутизма является ограниченное или повторяющееся поведение. Наблюдаются стереотипии – повторяющиеся раскачивания туловища, качания головой и пр. Больным с аутизмом очень важно, чтобы все всегда происходило одним и тем же образом: предметы были расставлены в нужном порядке, действия совершались в определенной последовательности. Ребенок, страдающий аутизмом, может начать кричать и протестовать, если мама обычно надевает ему сначала правый носок, а затем левый, а сегодня поступила наоборот, если солонка стоит не в центре стола, а сдвинута вправо, если вместо привычной чашки ему поставили похожую, но с другим узором. При этом, в отличие от здоровых детей, он не проявляет желания активно исправить не устраивающее его положение вещей (потянуться к правому носку, переставить солонку, попросить другую чашку), а доступными ему способами сигнализирует о неправильности происходящего.
Внимание аутиста сфокусировано на деталях, на повторяющихся сценариях. Дети с аутизмом часто выбирают для игр не игрушки, а неигровые предметы, их игры лишены сюжетной основы. Они не строят замки, не катают машинки по квартире, а раскладывают предметы в определенной последовательности, бесцельно, с точки зрения постороннего наблюдателя, перемещают их с места на место и обратно. Ребенок, страдающий аутизмом, может быть чрезвычайно сильно привязан к определенной игрушке или неигровому предмету, может ежедневно в одно и то же время смотреть одну и ту же телепередачу, не проявляя интереса к другим программам, и чрезвычайно интенсивно переживать, если эту программу по какой-то причине не удалось посмотреть.

Наряду с другими формами поведения, к повторяющемуся поведению относят аутоагрессию (удары, укусы и другие повреждения, наносимые самому себе). По статистике, примерно треть аутистов в течение жизни проявляют аутоагрессию и столько же – агрессию по отношению к окружающим. Агрессия, как правило, обусловлена приступами гнева из-за нарушения привычных жизненных ритуалов и стереотипов либо из-за невозможности донести свои желания до окружающих.
Мнение об обязательной гениальности аутистов и наличии у них каких-то необычных способностей не подтверждается практикой. Отдельные необычные способности (например, способность к запоминанию деталей) или талантливость в одной узкой сфере при дефицитарности в других областях наблюдаются всего у 0,5-10% пациентов. Уровень интеллекта у детей с высокофункциональным аутизмом может быть средним или несколько выше среднего. При низкофункциональном аутизме нередко выявляется снижение интеллекта вплоть до умственной отсталости. При всех видах аутизма часто наблюдается генерализованная недостаточная обучаемость.
Среди других не обязательных, до достаточно часто встречающихся симптомов аутизма стоит отметить припадки (выявляются у 5-25% детей, чаще впервые возникают в пубертатном возрасте), синдром гиперактивности и снижения внимания, различные парадоксальные реакции на внешние стимулы: прикосновения, звуки (закрывание ушей), изменения освещения. Часто наблюдается потребность в сенсорной самостимуляции (повторяющихся движениях). Более чем у половины аутистов выявляются отклонения в пищевом поведении (отказ от приема пищи или отказ от определенных продуктов, предпочтение определенных продуктов и др.) и нарушения сна (трудности при засыпании, ночные и ранние пробуждения).

Какие виды аутизма существуют?

Существует несколько классификаций аутизма, однако в клинической практике наиболее широко используется классификация Никольской, составленная с учетом тяжести проявлений болезни, основного психопатологического синдрома и отдаленного прогноза. Несмотря на отсутствие этиопатогенетической составляющей и высокую степень обобщенности, педагоги и другие специалисты считают эту классификацию одной из самых удачных, поскольку она дает возможность составлять дифференцированные планы психологической коррекции и определять цели лечения с учетом реальных возможностей ребенка, страдающего аутизмом.

Первая группа. Самые глубокие нарушения. Характерен мутизм, отсутствие потребности во взаимодействиях с окружающими, отсутствие активного негативизма, аутостимуляция с использованием простых повторяющихся движений и неспособность к самообслуживанию. Ведущим патопсихологическим синдромом является отрешенность. В качестве основной цели лечения рассматривается установление контакта, вовлечение ребенка во взаимодействия с взрослыми и сверстниками, а также развитие навыков самообслуживания.

Вторая группа. Характерны жесткие ограничения в выборе форм поведения, выраженное стремление к неизменности. Любые изменения могут провоцировать срыв, выражающийся в негативизме, агрессии или аутоагрессии. В привычной среде ребенок достаточно открыт, способен к выработке и воспроизведению бытовых навыков. Речь штампованная, построенная на основе эхолалий. Ведущим психопатологическим синдромом является отвержение реальности. В качестве основной цели лечения рассматривается развитие эмоциональных контактов с близкими людьми и расширение возможностей приспособления к среде путем выработки большого количества различных стереотипов поведения.

Третья группа. Наблюдается более сложное поведение при поглощении собственными стереотипными интересами и слабой способности к диалогу. Ребенок стремится к успешности, но, в отличие от здоровых детей, не готов пробовать, рисковать и идти на компромиссы. Часто выявляются развернутые энциклопедические знания в отвлеченной области в сочетании с фрагментарными представлениями о реальном мире. Характерен интерес к опасным асоциальным впечатлениям. Ведущим психопатологическим синдромом является замещение. В качестве основной цели лечения рассматривается обучение диалогу, расширение круга представлений и формирование навыков социального поведения.

Четвертая группа. Дети способны к настоящему произвольному поведению, но быстро утомляются, страдают от затруднений при попытке концентрировать внимание, выполнять инструкции и т. д. В отличие от детей предыдущей группы, производящих впечатление юных интеллектуалов, могут выглядеть робкими, пугливыми и рассеянными, однако при адекватной коррекции демонстрируют лучшие результаты по сравнению с остальными группами. Ведущим психопатологическим синдромом является ранимость. В качестве основной цели лечения рассматривается обучение спонтанности, улучшение социальных навыков и развитие индивидуальных способностей.

В чем состоит диагностика аутизма?

Родителям следует обратиться к врачу медицинского центра и исключить аутизм, если ребенок не отзывается на собственное имя, не улыбается и не смотрит в глаза, не замечает указаний взрослых, проявляет нетипичное игровое поведение (не знает, что делать с игрушками, играет с неигровыми предметами) и не может сообщить взрослым о своих желаниях. В возрасте 1 год ребенок должен гулить, лепетать, показывать рукой на предметы и пытаться их схватить, в возрасте 1,5 лет – произносить отдельные слова, в возрасте 2 лет – использовать фразы из двух слов. Если эти навыки отсутствуют, необходимо пройти обследование у специалиста.
Диагноз аутизм выставляется на основании наблюдений за поведением ребенка и выявлении характерной триады, в которую входят недостаток социальных взаимодействий, недостаток коммуникации и стереотипное поведение. Для исключения расстройств речевого развития назначают консультацию логопеда. Аутизм может сочетаться или не сочетаться с умственной отсталостью, при этом при одинаковом уровне интеллекта прогноз и схемы коррекции для детей-олигофренов и детей-аутистов будут существенно различаться, поэтому в процессе диагностики важно разграничить два этих расстройства, внимательно изучив особенности поведения пациента.

Немаловажное значение в диагностике аутизма играет нейрофизиологическое обследование (ЭЭГ, вызванные потенциалы), а также лабораторное нейроиммунологическое, генетическое и другие виды исследований. В нашем центре разработана уникальная методика лабораторной диагностики заболеваний, сопровождающихся аутистической стимптоматикой. Преимуществом этих исследований является то, что методы позволяют диагностировать патологические состояния не только на ранних этапах развития, но и в качестве профилактики задержек речевого и психического развития.
Нейрофизиологическое же обследование позволяет более точно подтвердить или исключить диагноз аутизма, а также спрогнозировать дальнейшее развитие ребенка.

Можно ли излечить ребенка, имеющего симптоматику аутизма?

Основной целью лечения является повышение уровня независимости больного в процессе самообслуживания, формирования и поддержания социальных контактов, появлению и развитию речевых навыков.
Основой лечения является уникальная методика патогенетической терапии речевых расстройств — биофизическая активация нейромоторных структур, основу которого составляет щадящая стимуляция проводников нервной системы микротоками с использованием современного нейрофизиологического оборудования. Метод лечения базируется как на активации самих речевых центров (зоны Брока, Вернике, угловой извилины и др.), так и на восстановлении нарушенных связей между центрами и полушариями головного мозга. Помимо этого, восстанавливаются разрозненные связи речевых центров с другими областями мозга, участвующими в реализации речевой функции. В процессе лечения формируется физиологичное, последовательное взаимодействие всех зон мозга, связанных с речепродукцией. В результате появляется речь.

Проведение биофизической активации сочетается с дополнительными методиками лечения, такими как — лимфомежклеточная терапия, которая применяется для регулирования интегративной деятельности и восполнения дефицита энергетической системы мозга и позволяющая применять малые дозы церебропротекторов, которые вводятся эндолимфатически и попадают в ткани головного мозга, минуя гематоэнцефалический барьер.
В качестве другого способа использования препаратов с нейротрофическим и антиоксидантным действием применяется методика эндоназального электрофореза, что позволяет вводить лекарственные препараты непосредственно в ткани головного мозга.
Исследования последних десятилетий выявили, что у большинства детей с речевыми и поведенческими проблемами в различной степени нарушены функции мозжечка и базальных ганглиев. Именно функционирование мозжечка определяет успешность ребенка в обучении.  С этой целью применяется уникальная разработка Центра авиакосмической медицины — подошвенный имитатор опорной нагрузки «Корвит», применяемый для нейрофизиологической регуляции стато-кинетической функции ЦНС. В основе терапевтического воздействия аппарата «Корвит» лежит процесс активации опорной афферентации, отвечающей за нормализацию процессов возбуждения и торможения в центральной нервной системе, что приводит к уменьшению спастичности мышц, развитию и закреплению функциональных связей в головном мозге, способствующих восстановлению координации движений, и, опосредованно, улучшению речи и мышления.

Также для успешного  лечения различных форм ЗПРР специалистами применяется одно из достижений современной науки — метод аудиовокальной терапии RUSTOMATIS (RULISTEN). Прибор использует звукозаписи высокочастотных и низкочастотных компонентов. При чередовании такой музыки путем напряжения и расслабления у ребенка тренируется аппарат среднего уха – молоточек и стремечко, с помощью чего расширяется диапазон восприятия внешних факторов, увеличивается концентрация внимания, в мозг поступает новая информация и, как следствие исчезают многие нарушения и расстройства.

Также используется продолжительная поведенческая терапия, игровая терапия, трудотерапия и логопедическая терапия. Коррекционная работа осуществляется на фоне приема психотропных препаратов. Программу обучения выбирают с учетом возможностей ребенка.
После грамотной длительной коррекции у некоторых детей (3-25% от общего числа пациентов) наступает ремиссия, и диагноз аутизм со временем снимают. Недостаточное количество исследований не позволяет строить достоверные долгосрочные прогнозы относительно течения аутизма в зрелом возрасте. Благоприятными прогностическими признаками являются коэффициент интеллекта выше 50 и развитие речи в возрасте до 6 лет, однако полной или практически полной независимости удается достичь всего 20 процентам детей из этой группы.

фактов о нарушениях развития | ЦКЗ

Нарушения развития — это группа состояний, связанных с физическими, обучающими, языковыми или поведенческими нарушениями. Эти состояния возникают в период развития, могут влиять на повседневное функционирование и обычно сохраняются на протяжении всей жизни человека. 1

Вехи развития

Такие навыки, как сделать первый шаг, впервые улыбнуться и помахать рукой «до свидания», называются вехами развития.Дети достигают вех в том, как они играют, учатся, говорят, ведут себя и двигаются (например, ползают и ходят).

Дети развиваются в своем собственном темпе, поэтому невозможно точно сказать, когда ребенок освоит тот или иной навык. Тем не менее, вехи развития дают общее представление об изменениях, которые можно ожидать по мере взросления ребенка.

Как родитель, вы лучше всех знаете своего ребенка. Если ваш ребенок не достигает вех для своего возраста или если вы считаете, что у вашего ребенка могут быть проблемы с тем, как он играет, учится, говорит, действует или двигается, поговорите с врачом вашего ребенка и поделитесь своими проблемами.Не ждите. Ранние действия могут иметь реальное значение!

Вехи, которых должны достичь дети »

Что делать, если вы беспокоитесь »

Мониторинг развития и скрининг

За ростом и развитием ребенка следят в сотрудничестве родителей и медицинских работников. При каждом посещении здорового ребенка врач выявляет задержки или проблемы в развитии и беседует с родителями о любых опасениях, которые могут возникнуть у родителей. Это называется мониторинг развития .

Любые проблемы, обнаруженные во время мониторинга развития, должны сопровождаться скринингом развития . Скрининг развития — это краткий тест, позволяющий определить, усваивает ли ребенок базовые навыки, когда он или она должен, или есть задержки.

Если у ребенка отставание в развитии, важно как можно скорее получить помощь. Раннее выявление и вмешательство могут оказать значительное влияние на способность ребенка осваивать новые навыки, а также со временем снизить потребность в дорогостоящих вмешательствах.

Мониторинг и скрининг развития »

Причины и факторы риска

Нарушения развития начинаются в любое время в период развития и обычно сохраняются на протяжении всей жизни человека. Большинство отклонений в развитии начинаются до рождения ребенка, но некоторые из них могут возникнуть после рождения из-за травмы, инфекции или других факторов.

Считается, что большинство отклонений в развитии вызвано сложным сочетанием факторов. Эти факторы включают генетику; здоровье и поведение родителей (например, курение и употребление алкоголя) во время беременности; осложнения во время родов; инфекции, которые могут быть у матери во время беременности или у ребенка в очень раннем возрасте; и воздействие на мать или ребенка высоких уровней экологических токсинов, таких как свинец.Мы знаем причину некоторых отклонений в развитии, таких как фетальный алкогольный синдром, вызванный употреблением алкоголя во время беременности. Но для большинства это не так.

Ниже приведены некоторые примеры того, что мы знаем о конкретных нарушениях развития:

  • По меньшей мере 25% случаев потери слуха у младенцев связаны с инфекциями матери во время беременности, такими как цитомегаловирусная (ЦМВ) инфекция; осложнения после родов; и травма головы.
  • Некоторые из наиболее распространенных причин умственной отсталости включают расстройство фетального алкогольного синдрома; генетические и хромосомные состояния, такие как синдром Дауна и синдром ломкой Х-хромосомы; и некоторые инфекции во время беременности.
  • Дети, у которых есть брат или сестра с расстройством аутистического спектра, подвержены более высокому риску также иметь расстройство аутистического спектра.
  • Низкий вес при рождении , Преждевременные роды, многоплодные роды и инфекции во время беременности связаны с повышенным риском многих отклонений в развитии.
  • Невылеченная желтуха новорожденных (высокий уровень билирубина в крови в течение первых нескольких дней после рождения) может вызвать повреждение головного мозга, известное как ядерная желтуха. Дети с ядерной желтухой чаще страдают церебральным параличом, проблемами со слухом и зрением, а также проблемами с зубами.Раннее выявление и лечение желтухи новорожденных может предотвратить ядерную желтуху.

Исследование раннего развития (SEED) — это многолетнее исследование, финансируемое CDC. В настоящее время это крупнейшее исследование в Соединенных Штатах, которое помогает выявить факторы, которые могут подвергать детей риску расстройств аутистического спектра и других отклонений в развитии.

Узнать больше о SEED »

Кто затронут

Нарушения развития встречаются среди всех расовых, этнических и социально-экономических групп.Недавние оценки в Соединенных Штатах показывают, что примерно каждый шестой, или около 17%, детей в возрасте от 3 до 17 лет имеет одно или несколько нарушений развития, таких как:

Узнайте больше о количестве детей в США с нарушениями развития »

Более десяти лет сеть CDC по мониторингу аутизма и нарушений развития (ADDM) отслеживает количество и характеристики детей с расстройствами аутистического спектра, церебральным параличом и умственной отсталостью в нескольких различных сообществах по всей территории Соединенных Штатов.

CDC отслеживает количество и характеристики детей с расстройствами аутистического спектра »
CDC отслеживает количество и характеристики детей с церебральным параличом »

Жизнь с нарушением развития

Дети и взрослые с инвалидностью нуждаются в медицинском обслуживании и программах здравоохранения по тем же причинам, что и все остальные — чтобы оставаться здоровыми, активными и частью общества.

Наличие инвалидности не означает, что человек нездоров или что он или она не может быть здоров.Быть здоровым означает одно и то же для всех нас — выздоравливать и оставаться здоровым, чтобы мы могли вести полноценную и активную жизнь. Это включает в себя наличие инструментов и информации для принятия здоровых решений и знание того, как предотвратить болезнь. Было обнаружено, что некоторые состояния здоровья, такие как астма, желудочно-кишечные симптомы, экзема и кожная аллергия, а также мигрени, чаще встречаются у детей с нарушениями развития. Таким образом, детям с нарушениями развития особенно важно регулярно посещать врача.

Узнайте больше о здоровом образе жизни »

CDC не изучает образовательные или лечебные программы для людей с нарушениями развития, а также не предоставляет прямые услуги людям с нарушениями развития или их семьям. Тем не менее, CDC составил список ресурсов для людей с нарушениями развития.

Список ресурсов по нарушениям развития »

Ссылки

  1. Нарушения развития: оказание медицинской помощи детям и взрослым.И. Лесли Рубин и Аллен С. Крокер. Филадельфия, Пенсильвания, Леа и Фебигер, 1989.
  2. Заблоцкий Б., Блэк Л.И., Меннер М.Дж., Шив Л.А., Даниэльсон М.Л., Битско Р.Х., Блумберг С.Дж., Коган М.Д., Бойл К.А. Распространенность и тенденции нарушений развития среди детей в США: 2009–2017 гг. Педиатрия. 2019; 144(4):e20190811.

Первазивное расстройство развития, не уточненное иначе (PDD-NOS)

Что такое PDD-NOS?

PDD-NOS расшифровывается как первазивное расстройство развития, не уточненное иначе.PDD-NOS был одним из нескольких ранее отдельных подтипов аутизма, которые были объединены в единый диагноз расстройства аутистического спектра (РАС) с публикацией диагностического руководства DSM-5 в 2013 году.

В прошлом психологи и психиатры часто использовали термины «распространенные нарушения развития» и «расстройства аутистического спектра» (РАС) как синонимы. Таким образом, PDD-NOS стал диагнозом, применяемым к детям или взрослым, которые находятся в спектре аутизма, но не полностью соответствуют критериям другого ASD, такого как аутистическое расстройство (иногда называемое «классическим» аутизмом) или синдром Аспергера.

Как и все формы аутизма, PDD-NOS может проявляться в сочетании с широким спектром интеллектуальных способностей. Его определяющими чертами являются серьезные проблемы в социальном и языковом развитии.

Некоторые специалисты в области здравоохранения называют PDD-NOS «подпороговым аутизмом». Другими словами, это диагноз, который они используют для тех, у кого есть некоторые, но не все характеристики аутизма, или у кого есть относительно легкие симптомы. Например, у человека может быть выраженные симптомы аутизма в одной основной области, такие как социальный дефицит, но слабые или отсутствующие симптомы в другой основной области, такие как ограниченное повторяющееся поведение.

Диагноз PDD-NOS остается относительно новым, ему всего 15 лет или около того. В результате некоторые врачи и педагоги могут не знать этот термин или использовать его неправильно.

Текущее Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-IV) разъясняет критерии диагноза PDD-NOS. К сожалению, это описание состоит из одного абзаца, в котором в основном утверждается то, чем оно не является:

.

«Эта категория должна использоваться при наличии серьезных и распространенных нарушений в развитии взаимного социального взаимодействия, связанных с нарушением навыков вербального или невербального общения или с наличием стереотипного поведения, интересов и действий, но критерии не выполняются. для конкретного первазивного расстройства развития, шизофрении, шизотипического расстройства личности или избегающего расстройства личности.Например, в эту категорию входит «атипичный аутизм» — проявления, которые не соответствуют критериям аутистического расстройства из-за позднего возраста начала, атипичной симптоматики или подпороговой симптоматики, или всех этих признаков».

Возможно, более полезными являются исследования, предполагающие, что людей с PDD-NOS можно отнести к одной из трех очень разных подгрупп:

  • Высокофункциональная группа (около 25 процентов), чьи симптомы во многом совпадают с симптомами синдрома Аспергера, но отличаются отставанием в развитии речи и легкими когнитивными нарушениями.(Синдром Аспергера обычно не связан с задержкой речи или когнитивными нарушениями).
  • Вторая группа (около 25%), чьи симптомы больше напоминают симптомы аутистического расстройства, но не полностью соответствуют всем его диагностическим признакам и симптомам.
  • Третья группа (около 50 процентов), которые соответствуют всем диагностическим критериям аутистического расстройства, но чье стереотипное и повторяющееся поведение заметно выражено в легкой форме.

Как показывают эти данные, люди с PDD-NOS сильно различаются по своим сильным сторонам и проблемам.

Как родитель или взрослый может распознать PDD-NOS?

PDD-NOS характеризуется задержкой в ​​развитии навыков социализации и общения. Родители могут заметить связанное поведение уже в младенчестве. Они могут включать задержки в использовании и понимании языка, трудности в общении с людьми, необычную игру с игрушками и другими предметами, трудности с изменением распорядка дня или окружения, а также повторяющиеся движения тела или модели поведения. (Пожалуйста, см. Изучайте знаки.)

Как следует лечить первазивное расстройство развития (PDD-NOS)?

Как и в случае со всеми расстройствами аутистического спектра, ранняя диагностика и вмешательство дают наилучшие возможности для оптимизации результатов, включая успехи в обычных классах, достижение независимости и высокое качество жизни во взрослой жизни. Однако никогда не поздно начать поведенческую терапию.

Как упоминалось ранее, нет двух одинаковых людей с PDD-NOS. Действительно, у них могут быть совершенно разные сильные стороны и проблемы.В результате лечение и вмешательства должны быть строго индивидуализированы на основе тщательной оценки квалифицированным специалистом по развитию. Оценка должна учитывать такие факторы, как поведенческий анамнез, текущие симптомы, модели общения, социальная компетентность и нейропсихологическое функционирование.

Родители детей с диагнозом PDD-NOS должны пройти Программу раннего вмешательства (EIP) для ребенка младшего возраста и Индивидуальную программу обучения (IEP) для ребенка школьного возраста.Дополнительную информацию см. в 100-дневном наборе «Аутизм говорит» и в руководстве по IEP.

Лайм и аутизм – Сообщество аутистов в действии (TACA)

Общие симптомы болезни Лайма и аутизма

При разговоре с хронически больными детьми может быть трудно понять, что вызывает их симптомы. Дети, естественно, могут не знать, как точно описать свои боли или болезни. Когда есть несколько симптомов, это может быть еще сложнее, поскольку они растут и меняются очень быстро.Дети с аутизмом или другим расстройством речи могут быть ограничены или неспособны объяснить, почему они чувствуют то, что чувствуют.

Расстройство аутистического спектра (РАС) и болезнь Лайма являются примерами того, что кажется совершенно разными заболеваниями, но у них общие симптомы. Хотя аутизм обычно рассматривается как нарушение развития, а болезнь Лайма — как инфекционное заболевание, у них больше общего, чем вы думаете. Между ними существуют интересные связи, особенно при диагностике у детей.

Симптомы, общие как для аутизма, так и для Лайма:

  • Неврологические симптомы, которые включают трудности с общением и спутанность сознания, дезориентацию, мышечные подергивания, чувствительность к свету, туман в голове и задержку развития.
  • Психологические проблемы, влияющие на поведение, обсессивно-компульсивное расстройство, повышенное чувство обреченности, тревога и вспышки гнева.
  • Проблемы со здоровьем, такие как мышечная слабость, артрит и сыпь.
  • Проблемы со здоровьем кишечника, включая пищевую аллергию, вздутие живота, запор или диарею и боль в животе.

Диагностика болезни Лайма

Эти симптомы являются общими признаками аутизма и болезни Лайма. По совпадению, многие из этих симптомов также проявляются при аутоиммунных заболеваниях. Анализы крови могут помочь определить, подвергался ли ваш ребенок воздействию бактерий Лайма, но текущие тесты на болезнь Лайма не очень чувствительны и пропускают многих людей, которые ранее подвергались воздействию.Согласно CDC, болезнь Лайма является клиническим диагнозом, что означает, что он основан на признаках и симптомах. Лабораторные тесты только помогают подтвердить это воздействие. Поскольку может быть трудно определить разницу между симптомами, вызванными аутизмом, и симптомами, вызванными болезнью Лайма, вам, возможно, придется поработать со специалистом по Лайму, который может помочь определить, подвергался ли ваш ребенок воздействию и требуется ли лечение.

Варианты лечения болезни Лайма
Питательная поддержка

Существуют методы лечения, одинаково полезные для Лайма и аутизма.Сосредоточение внимания на здоровье кишечника было важной частью лечения обоих состояний. Это потому, что мы видим преимущества определенных диет у пациентов с аутизмом и/или болезнью Лайма. Пищевая поддержка укрепляет целостность кишечных мембран, уравновешивает миллиарды бактерий в нашем кишечнике и улучшает пищеварение и выделение. Все это помогает поддерживать иммунную функцию кишечника, что в конечном итоге влияет на работу мозга.

Эффективный протокол питания поддержит иммунную систему, уменьшит симптомы, успокоит нервную систему и укрепит способность организма бороться с инфекциями.Аутоиммунные состояния, такие как аутизм и болезнь Лайма, значительно улучшаются при правильном питании и изменении образа жизни. Исключение из рациона казеина, молочных продуктов, сахара, полуфабрикатов и глютена позволит организму выздороветь и естественным образом поможет в процессе детоксикации.

Управление стрессом

Кроме того, уменьшение факторов окружающей среды, таких как внешние и эмоциональные стрессоры, чрезвычайно важно как для Лайма, так и для РАС. Стрессовые реакции увеличивают нагрузку на иммунную и нервную системы, что может привести к истощению и дальнейшему рецидиву симптомов.Выявление этих триггеров поможет вам обойти их и в конечном итоге обучить вашу нервную систему создавать новые паттерны и избавляться от старых. Аутоиммунные состояния оказывают очень уникальное воздействие на иммунную систему, особенно болезнь Лайма и аутизм.

Лечение инфекции

Прежде всего, лечение инфекции важно для преодоления болезни Лайма. Варианты лечения могут включать антибиотики, если воздействие было недавним, или лечение травами, если инфекция была длительной.Преимущество травяной терапии заключается в том, что она эффективна в борьбе с инфекцией, а также помогает уменьшить воспаление, поддержать иммунную систему, улучшить кровообращение и помочь в восстановлении тканей. Рассмотрите возможность поговорить со специалистом о симптомах вашего ребенка, особенно если они имитируют другие аутоиммунные состояния. И никогда не бойтесь получить второе или даже третье мнение, так как это может быть необходимо для того, чтобы докопаться до сути проблемы.


Дополнительная информация

Для получения дополнительной информации о диагностике и вариантах лечения болезни Лайма, пожалуйста, посмотрите следующую презентацию конференции по аутизму Восточного побережья TACA.

О Дарин Ингельс, ND, FAAEM, FMAPS

Доктор Ингельс является уважаемым лидером в области натуральной медицины с многочисленными публикациями, международными лекциями и почти 30-летним опытом работы в области здравоохранения. Он получил степень бакалавра наук в области медицинских технологий в Университете Пердью и степень доктора натуропатической медицины в Университете Бастир в Сиэтле, штат Вашингтон.

Практика доктора Ингельса сосредоточена на медицине окружающей среды с особым упором на хроническую иммунную дисфункцию, включая аутизм, болезнь Лайма, аллергии, астму, PANDAS, рецидивирующие или постоянные инфекции и другие генетические или приобретенные иммунные проблемы.


*Все содержимое этой статьи предназначено только для информационных целей. Кроме того, она не заменяет профессиональную консультацию, диагностику или лечение. Всегда обращайтесь за советом к квалифицированному медицинскому работнику с любыми вопросами или опасениями, которые могут у вас возникнуть.

7 Расстройств, тесно связанных с аутизмом

Поздняя дискинезия

Поздняя дискинезия — это синдром, включающий дисфункциональные, непроизвольные движения, связанные с длительным хроническим применением нейролептических препаратов, таких как халдол, проликсин и торазин.Эти препараты оказывают очевидное общее успокаивающее или седативное действие на человека и считаются основными транквилизаторами.

Поздняя дискинезия может появиться в период от трех месяцев до нескольких лет после первоначального применения этих препаратов, а отмена нейролептиков часто усугубляет симптомы.

Распространенные движения при поздней дискинезии включают, но не ограничиваются:

  • лицевой тик, гримаса
  • глаз моргает
  • причмокивание
  • высовывание языка
  • движение головы назад или в сторону
  • постукивание ногой
  • движения голеностопа
  • шаркающая походка
  • кивает головой

Поздняя дискинезия может привести к очень серьезным проблемам, таким как нарушение дыхания, неспособность принимать пищу, язвы во рту и трудности со стоянием/ходьбой.

Движения поздней дискинезии можно спутать со стереотипией из-за повторяющегося характера обоих типов поведения. Стереотипия относится к ритуальному, часто сложному поведению, такому как раскачивание тела и головы, взмахи руками и сложные модели движений рук. Стереотипия находится под произвольным контролем. Напротив, движения при поздней дискинезии менее сложны, менее ритуальны и не произвольны.

Другие психоактивные препараты, такие как клозарил/клозапин, оказывают сходное влияние на поведение, но не вызывают поздней дискинезии, как это делают нейролептики.

Это аутизм?

Хотя поведенческие симптомы вышеперечисленных состояний могут совпадать с симптомами аутизма, для них может потребоваться другое или дополнительное лечение. Прежде чем начинать какое-либо лечение, обратитесь за диагностикой и планом лечения к квалифицированному медицинскому работнику. Чтобы узнать больше об общих признаках и симптомах аутизма, посетите раздел «Это аутизм?». страница.

Особая благодарность Джули Генз за ее комментарии к более раннему варианту.

Расстройство аутистического спектра | Children’s Hospital of Philadelphia

Расстройство аутистического спектра (РАС) — это сложное неврологическое и связанное с развитием заболевание, которое обычно проявляется в течение первых трех лет жизни.Симптомы могут варьироваться от легких до тяжелых и различаться у каждого человека. Например, некоторые дети могут редко использовать слова для общения, в то время как другие могут вести обширные беседы и использовать богатую речь. Некоторым детям может не нравиться, когда их обнимают или трогают, в то время как другие ищут и получают удовольствие от физического прикосновения.

РАС может выражаться по-разному, но для него характерны трудности с социальным общением и необычные или повторяющиеся интересы и поведение. Детям с легким РАС может быть трудно освоить социальные навыки, которые легко даются другим детям, такие как установление зрительного контакта, двусторонняя беседа, координация языка с невербальным общением или обучение посредством социального подражания.Дети с тяжелым РАС, кажется, живут в своем собственном мире — мире, который иногда может казаться закрытым для родственников и друзей.

Расстройства аутистического спектра в настоящее время имеют много названий — аутизм, аутистическое расстройство, синдром Аспергера и первазивное расстройство развития, не уточненное иначе (PDDNOS). В мае 2013 года термин «расстройство аутистического спектра» будет принят Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам, 5-е издание (DSM-5), чтобы заменить все эти названия. Это отражает существенные исследования, в которых делается вывод о том, что все расстройства аутистического спектра характеризуются выраженными недостатками социального взаимодействия и общения, а также различными поведенческими проблемами, хотя их индивидуальные проявления могут различаться.

Один из 88 детей в США страдает расстройством аутистического спектра (РАС), в том числе 1 из 54 мальчиков. Это делает аутизм самым быстрорастущим нарушением развития в этой стране.

Хотя исследования РАС значительно продвинулись за последнее десятилетие, до сих пор точно не известно, что вызывает расстройство. Вполне вероятно, что существует множество причин и, следовательно, несколько «аутизмов». Например, несколько сотен генов связаны с расстройством аутистического спектра, и они могут сложным образом взаимодействовать друг с другом и с окружающей средой.

Мы знаем, что РАС не вызывается психологическими факторами, поведением или практикой родителей или вакцинами. Исследования помогли выявить и диагностировать РАС в более раннем возрасте, что привело к более раннему доступу к специализированным службам раннего вмешательства для детей с аутистическим спектром.

Исследователи из Центра исследований аутизма Детской больницы Филадельфии изучают основные причины РАС и используют эту информацию для разработки более эффективных методов лечения детей с таким диагнозом.

Хотя симптомы аутизма различаются по степени тяжести, можно выделить две основные категории:

Трудности с социальным общением

Дети с расстройствами аутистического спектра часто испытывают трудности с невербальным коммуникативным поведением (например, установление зрительного контакта, чтение и использование мимики и жесты), которые естественны для других детей. Их отношения со сверстниками часто ухудшаются из-за трудностей с пониманием и выполнением взаимных (туда и обратно) социальных взаимодействий.Эти трудности часто усугубляются трудностями при чтении или реагировании на эмоции других людей.

Повторяющееся поведение и двигательные движения

Некоторые дети с расстройствами аутистического спектра могут махать руками или раскачиваться взад-вперед, повторять строки из книг или фильмов или иметь сильные или приглушенные реакции на сенсорные стимулы (например, запах, звук или трогать). У них может быть особый интерес или хобби, которые необычайно интенсивны по сравнению с интересами других детей их возраста.Дети с РАС могут настаивать на определенных рутинных действиях или шаблонах в повседневной жизни или хотеть играть с игрушками нетипичными способами (например, крутить колеса игрушечной машинки, а не «водить» ее).

Биологического теста на расстройство аутистического спектра не существует. Диагноз ставится, когда врач или психолог определяет характеристики РАС, непосредственно наблюдая за ребенком и собирая историю развития. Ключом к тому, чтобы помочь детям с расстройствами аутистического спектра преодолеть некоторые трудности, с которыми они сталкиваются, является ранняя постановка диагноза и начало решения любых проблемных областей.

Исследователи изучают самые ранние признаки РАС, но в настоящее время очень редко детям ставят диагноз до 12 месяцев. Хотя дети развиваются с разной скоростью, родители должны поговорить с врачом своего ребенка, если они заметят следующее к 18-месячному возрасту:

  •     Не отзывается на свое имя
  •     Иногда кажется глухим
  •     Не говорит
  • Говорит ненормальным тоном или ритмом
  •     Выполняет повторяющиеся движения, такие как раскачивание, вращение или взмахи руками
  •     Легко расстраивается из-за изменения распорядка
  •     Ходит на носочках
  •     Имеет необычную привязанность к объектам или расписанию 90 041 2 90 не умеет играть с игрушками
  •     Не улыбается в ответ
  •     Плохой зрительный контакт
  •     Предпочитает играть в одиночку или со взрослыми
  •     Выстраивает игрушки или предметы в ряд

Для помощи в диагностике детей разработаны стандартные руководства до достижения ими 2-летнего возраста.Американская академия педиатрии (AAP) рекомендует всем детям проходить скрининг на расстройства аутистического спектра в возрасте 18 и 24 месяцев. Скрининг обычно проводится с использованием модифицированного контрольного списка для выявления аутизма у детей раннего возраста (M-CHAT). M-CHAT просит родителей ответить на 23 вопроса «да/нет» об игре их ребенка, использовании жестов и взаимодействии.

Иногда дети с РАС не выявляются в раннем возрасте. Это часто бывает, когда ребенок интеллектуально очень яркий и словесный.Людей с тем, что иногда называют «легким аутизмом», «высокофункциональным аутизмом» или «синдромом Аспергера», часто не диагностируют до более позднего детства, даже в подростковом или взрослом возрасте. Исследователи полагают, что лежащее в основе биологическое расстройство остается одним и тем же независимо от того, когда были замечены симптомы, и может быть большое разнообразие клинических проявлений и различной степени тяжести, связанных с РАС.

Хотя расстройство аутистического спектра обычно является пожизненным заболеванием, люди с РАС продолжают расти и развивать навыки на протяжении всей взрослой жизни.Многим взрослым с расстройствами аутистического спектра потребуется постоянная поддержка на протяжении всей жизни, но благодаря раннему вмешательству все больше людей с РАС поступают в колледж, работают и живут самостоятельно.

Услуги для взрослых с РАС и их семей, хотя и не так широко доступны, как они должны быть, но их число растет. Они включают социальный коучинг, профессиональное обучение, финансовую помощь и приспособленные условия проживания в обычных сообществах.

Посмотрите это видео, чтобы узнать об исследованиях РАС в CHOP и передовой помощи детям с расстройствами аутистического спектра.Узнайте, как вы можете помочь лечащей бригаде вашего ребенка подготовиться к визиту вашего ребенка и что взять с собой на прием к врачу.

Узнайте больше о том, как подготовиться к приему седативных препаратов или общему посещению больницы для детей с особыми потребностями.

У скольких людей в США диагностирован аутизм

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), около 1% населения мира страдает расстройствами аутистического спектра — более 75 000 000 человек.Это может быть большое число, но расстройство аутистического спектра (РАС) характеризуется широким спектром симптомов и степеней тяжести. Он проявляется не у всех детей одинаково.

Если бы вы задали вопрос «Сколько людей страдают аутизмом?» тридцать лет назад, вы бы получили ответ, сильно отличающийся от того, который включен в недавнюю статистику CDC. Есть несколько причин, по которым сегодня у детей диагностируют аутизм больше, чем в прошлом:

Сколько людей страдают РАС?

Подразделение CDC, Мониторинг аутизма и отклонений в развитии, опубликовало отчет, в котором говорится, что один в 54 U.С. детей страдает аутизмом. Хотя это число неуклонно растет с годами, это не означает, что у большего числа людей развивается заболевание, просто врачи могут более точно диагностировать.

У мальчиков в четыре раза больше шансов получить диагноз РАС, чем у девочек, и примерно у каждого шестого ребенка была диагностирована какая-либо форма нарушения развития, например:

  • Расстройство аутистического спектра
  • Синдром дефицита внимания/гиперактивности (СДВГ)
  • Слепота
  • Детский церебральный паралич
  • Интеллектуальная инвалидность

Изменения диагностических критериев для РАС

За последние три десятилетия диагностические критерии аутизма менялись несколько раз.Это проблематично, потому что по мере того, как критерии расширяются и включают больше симптомов и ситуаций, частота диагностирования увеличивается. Это приводит людей к мысли, что расстройство растет, а не просто получает должное признание.

В 1980 году аутизм диагностировали примерно у четырех человек на 10 000 человек. В 90-х годах это число подскочило до одного на 2500, а позже в том же десятилетии диагноз был поставлен одному из 1000 детей. Учитывая, что в настоящее время у одного из 54 детей с диагнозом расстройства аутистического спектра легко неправильно понять эти результаты как экспоненциальный рост расстройства, а не расширение диагноза.

В течение многих лет синдром Аспергера не включался в РАС, равно как и первазивное расстройство развития, не уточненное иначе (PDD-NOS). Оба теперь потенциально могут быть включены и свернуты под термином «расстройство аутистического спектра» в Глобальном диагностическом руководстве.

Цель Therapeutic Pathways — помочь детям и молодым людям с аутизмом развить навыки полноценной и приносящей удовлетворение жизни. Чтобы обсудить доступные варианты лечения, позвоните нам по телефону (209) 422-3280 или свяжитесь с нами для получения дополнительной информации.

 

Диагностика РАС

В отличие от других расстройств, РАС может быть трудно диагностировать, поскольку не существует генетических или других отдельных медицинских тестов для диагностики. Вместо этого врачи или медицинские работники обращают внимание на историю развития и поведения ребенка.

Признаки аутизма можно обнаружить уже в возрасте 18 месяцев или младше. Это связано с тем, что РАС влияет на то, как дети развиваются и взаимодействуют с миром. Они не развиваются в том же темпе, что и их сверстники, что может вызвать разочарование.Это одна из причин, почему важно обращаться за медицинской помощью с раннего возраста.

Некоторые из ранних признаков аутизма включают:

  • Ограниченный зрительный контакт или его отсутствие
  • Мало или совсем нет улыбок или выражений лица
  • Ограниченный обмен звуками
  • Не смотреть на объекты, на которые указывают
  • Не говорить до возраста старше обычного 

Исследования показывают, что раннее вмешательство может улучшить развитие ребенка и его независимость в будущем.Это связано с тем, что в младшем возрасте мозг ребенка более податлив. Таким образом, лечение имеет больше шансов быть эффективным и долгосрочным.

Являясь организацией, основанной на данных и научной поддержке, Therapeutic Pathways предлагает эффективное раннее вмешательство, научно обоснованное лечение аутизма для отдельных лиц. Наши программы основаны на самых последних и основанных на фактических данных методах лечения, которые помогут улучшить качество жизни вашего ребенка. Мы заботимся о детях и их семьях в Therapeutic Pathways; для получения дополнительной информации о наших программах и лечении позвоните нам по телефону (209) 422-3280.

Расстройство аутистического спектра | Институт Кеннеди Кригер

Расстройство аутистического спектра (РАС) – это нарушение развития головного мозга , которое влияет на способность ребенка общаться, понимать язык, играть и общаться с другими людьми.

Расстройство аутистического спектра (РАС) — это нарушение развития головного мозга, которое влияет на способность ребенка общаться, понимать язык, играть и общаться с другими.

Диагностические критерии изложены Американской психиатрической ассоциацией (АПА) в ее Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, 5-е издание (DSM-5).

РАС поражает примерно одного из 59 новорожденных (Сеть мониторинга аутизма и нарушений развития). Это означает, что сегодня считается, что 1,5 миллиона американцев страдают расстройством аутистического спектра. Аутизм обычно диагностируют в возрасте трех лет; однако исследователи из Центра аутизма и связанных с ним расстройств (CARD) Института Кеннеди Кригера в настоящее время работают над выявлением признаков и симптомов аутизма в самом раннем возрасте. Обнаружив аутизм в раннем возрасте, дети могут получить более ранний доступ к службам вмешательства.

Диагноз аутизма ставится, когда у человека проявляются не менее пяти из семи симптомов, распределенных по двум основным областям: 1) стойкий дефицит социального общения и социального взаимодействия в разных контекстах, не объясняемый общей задержкой развития и проявляющийся 3 из 3 симптомы и 2) ограниченные, повторяющиеся модели поведения, интересов и/или деятельности, которые проявляются как минимум 2 из 4 симптомов. Симптомы должны присутствовать в раннем детстве, но могут не проявляться полностью до тех пор, пока социальные требования не превысят ограниченные возможности.

Шкала оценки серьезности от 1 до 3 также включена в DSM-5 следующим образом: уровень 1 «требуется поддержка», уровень 2 «требуется существенная поддержка» и уровень 3 «требуется очень существенная поддержка» для определения степени поддержки человек с РАС нуждается в помощи в повседневной жизни.

Дети с РАС сильно различаются по способностям, интеллектуальным функциям и поведению/интересам. Таким образом, при принятии решений и рекомендаций по вмешательству важно сосредоточиться на поведении и обучении отдельного ребенка.

Дополнительные ресурсы:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *